<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

обвинения неудачно и с точки зрения обеспечения права обвиняемого на
защиту. Так, ч.5 ст.470 УПК РСФСР предусматривает последствия неявки в суд
обвиняемого, вызванного для вручения ему копии жалобы потерпевшего и
разъяснения возможности примирения. Соответствующие документы тогда
высылаются ему по почте. В результате может сложиться ситуация, когда:
• у обвиняемого не будет возможности представить свидетелей
защиты;
• у него вообще не будет времени на подготовку защиты (поскольку
судья обязан приступить к рассмотрению дела в 14-дневный срок с момента
поступления жалобы, независимо от того, когда обвиняемый получил
вышеуказанные документы);
• наконец, даже несвоевременное получение копии жалобы (по вине
организаций связи) не является основанием для отложения разбирательства по
делу.
Следует также указать дополнительно и на неравенство прав частного
обвинителя и подсудимого по рассматриваемым категориям дел. Так, частный
обвинитель вправе представлять доказательства, тогда как обвиняемый лишь
ходатайствует о их приобщении. Кроме того, государство не берет на себя
обязанности оказания обвиняемому помощи в собирании оправдывающих его
доказательств.
Г) Следует, наконец указать и на своеобразие процессуальных актов,
оформления процессуальных решений в производстве по делам частного
обвинения, относящимся к компетенции мирового судьи.
Так, мы уже показали, что уголовное дело данной категории
возбуждается потерпевшим путем подачи в суд жалобы. Таким образом,
поданная в суд жалоба заменяет постановление о возбуждении уголовного
дела.
Возникает, однако, вопрос: каково же значение таких актов мирового
судьи, как постановление о принятии жалобы к производству или
постановление об отказе в принятии жалобы.
В соответствии со ст. ст. 469 и 470 УПК РСФСР, последствием
непринятия жалобы к производству будет невозможность продолжения
производства по делу. Учитывая, что к моменту решения судьей вопроса о
принятии или непринятии такой жалобы к производству уголовное дело уже
возбуждено, представляется обоснованным вывод о том, что вынесение
постановления о непринятии жалобы к производству является актом
прекращения уголовного дела.
С момента принятия мировым судьей жалобы к своему производству
лицо, ее подавшее, становится частным обвинителем, а лицо, в отношении
которого подана жалоба, - обвиняемым. С учетом этого, можно утверждать, что
постановление о принятии жалобы к производству приобретает сущностные
черты постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.
4. Порядок пересмотра приговоров и постановлений мирового судьи.
Действующим законодательством предусматривается, что приговоры и
постановления мировых судей могут быть обжалованы (опротестованы) в
районный суд, который пересматривает дело в апелляционном порядке.
Кассационного обжалования (опротестования) приговоров и постановлений
мировых судей уголовно-процессуальное законодательство РФ вообще не
знает. Думается, что такой порядок не вполне удачен.
Из изложенного выше относительно предназначения и желательного
положения мировых судей вытекает необходимость установления иного
порядка пересмотра дел. Районный суд в качестве суда второй инстанции для
мирового судьи - не самый лучший выбор, ибо он действует на иной основе и
обязан, в случае противоречия между законностью и справедливостью, решить
дело в соответствии с законом. А следовательно, практика мирового судьи
будет в таком случае постоянно корректироваться федеральным судом, что
приведет как к умалению авторитета мирового суда, так и к искажению самих
основ его деятельности. Кроме того, это поставит суды субъектов Российской
Федерации в подчиненное, второстепенное положение по отношению к
районным судам, что неверно. Мировой суд - это не более низкое звено
судебной системы, по сравнению с районным судом, это - суд, по самой своей
сути отличающийся от общих судов, действующий на иных началах. Таким
образом, интересы обеспечения авторитета местной юстиции, отличия в
принципах рассмотрения дел диктуют невозможность допущения пересмотра
районными судами приговоров и решений, вынесенных мировыми судьями.
На наш взгляд, апелляционной инстанцией для местных судов может
стать, так же как в дореволюционной России, съезд мировых судей. Другое
возможное предложение высказано С. Лонской.335 Она предлагает для
исполнения полномочий суда вышестоящей инстанции по отношению к
мировому судье ввести в федеральных судах субъектов Российской Федерации
новую структуру - мировую палату. Это предложение представляется
заслуживающим интереса и вполне сочетающимся как с организацией



335
См. Лонская С. Указ. соч.
судебной системы в РФ, так и с необходимыми чертами организации мирового
суда.
Подход же в соответствии с которым не вступившие в законную силу
приговоры мировых судей пересматриваются в апелляционном порядке, тогда
как приговоры всех других судов (не вступившие в законную силу) - только в
кассационном, представляется не вполне верным, затемняющим различия в
сущности кассационного и апелляционного порядка пересмотра дел,
определяющим место кассационного порядка как некоей урезанной апелляции.
Думается, что более правильным было бы сохранение возможности кассации
для пересмотра приговоров и постановлений мировых судей.
При этом в кассационном порядке приговоры и решения мировых судей
должны пересматриваться только федеральным судом субъекта РФ. Это
позволит мировой юстиции занять подобающее ей высокое положение - не
нижнего звена системы общих судов, а самостоятельной ее ветви, отделенной
от общих судов и построенной на иных принципах. Это даст возможность
определить и место мирового судьи - не как нижестоящего по отношению к
районному суду, но занимающего не менее важное место, играющего не менее
важную роль.


3.3. Перспективы развития системы основных судебных производств

Итак, в данной работе авторы попытались обосновать возможность и
необходимость существования в уголовном процессе, различных производств,
приспособленных для различных целей, в том числе и упрощенных
производств. Кроме того, в работе показаны недостатки законодательного
регулирования и практики применения действующих судебных производств по
делам о преступлениях небольшой общественной опасности. Однако
предложения относительно реформирования уголовно- процессуального
законодательства были высказаны пока в самой общей форме. Между тем,
хочется надеяться, что не за горами принятие нового уголовно-
процессуального кодекса РФ. Этот документ определит процедуру
осуществления уголовного судопроизводства на длительный срок (по крайней
мере концептуально), а потому должен строиться продуманно, на основе
обоснованного сочетания различных видов производств, с учетом мирового и
Российского опыта, а также существующих проблем и сформированных
практикой обычаев. Думается, что система производств (в том числе судебных)
в рамках уголовного процесса РФ должна строиться на следующих основных
началах:
1. В рамках уголовного процесса должны существовать различные виды
производств, выделенные в зависимости от различных критериев
дифференциации. Причем, с учетом того, что РФ стремится стать
полноправным членом Совета Европы, при реформировании уголовно-
процессуального законодательства следует, очевидно учитывать нормы
международного права, в том числе пожелания, содержащиеся в Рекомендации
№ R (87) 18, принятой Комитетом министров стран- членов Совета Европы
17.09.1987 года, относительно упрощения уголовного правосудия.336
2. Уголовно- процессуальные производства должны быть
комплексными, охватывающими производство по делу в целом, с тем, чтобы не
имели места противоречия между двумя видами пересекающихся производств
(как, например, сейчас между производством по делам частного обвинения,
подлежащим рассмотрению мировыми судьями, рассмотрением уголовных дел
судьей районного суда единолично и производством по делам с протокольной
формой досудебной подготовки материалов).
3. Система судебных производств должна сочетаться с судоустройством,
с организацией судебной системы. Причем: а) в идеале каждый орган должен
осуществлять уголовно- процессуальную деятельность только в одной форме,
не имея возможности по собственному усмотрению применять то одну, то
другую процедуру. В частности, каждое звено судебной системы должно
рассматривать уголовные дела только в одном порядке, с тем, чтобы не
дезориентировать их.337
б) судоустройственные и процессуальные начала должны сочетаться с
тем, чтобы обеспечить наибольшее соответствие процессуальной деятельности
целям, стоящим перед уголовным процессом, уголовно- процессуальным
принципам, а также правам граждан, гарантированным государством.
Поэтому представляется вполне целесообразным предложенное в
проекте УПК РФ деление основных производств на виды в зависимости от
того, какое звено судебной системы их осуществляет. В частности, кажется
обоснованным выделение в отдельный раздел производства «по делам,
подсудным мировому судье». Однако, к сожалению, соответствующий раздел
проекта УПК РФ (так же как и соответствующий раздел действующего УПК
РСФСР) включает в себя только нормы, касающиеся непосредственно
судебного производства, оставляя за рамками досудебное производство по
соответствующим делам. Такое отсутствие комплексного, цельного
регулирования производства по делам, подсудным мировому судье, делает
возможным существование многочисленных неясностей и противоречий между

336
- См.: Российская юстиция, 1997, № 8, с. 2 - 5.
337
- Аналогичной точки зрения придерживается О.В Волынская. См.: Волынская О.В.
Ускоренное производство в уголовном процессе. Пособие. М., 1994, с. 54.
досудебным и судебным производством по соответствующим категориям дел.
Казалось бы естественным, если все особенности производства по данной
категории дел объединялись в едином разделе УПК, регулирующем как
досудебное, так и судебное производство по ним. Поэтому, как представляется,
было бы более правильным назвать раздел 10 проекта УПК так, как сейчас
предложено назвать единственную главу, включенную в этот раздел –
«Производство по делам, подсудным мировому судье». Этот раздел, думается,
должен состоять из трех глав: главы «Возбуждение дел и досудебная
подготовка по делам, подсудным мировому судье», в которую должен быть
включены нормы, ныне помещенные в главе «Дознание по делам, по которым
производство предварительного следствия необязательно», а также нормы,
регламентирующие порядок возбуждения дел частного обвинения, главы
«Производство у мирового судьи», регламентирующей порядок производства в
суде первой инстанции, а также главы «Пересмотр приговоров и постановлений
мирового судьи».
Правовое регулирование статуса мировых судей, а также порядка их
уголовно-процессуальной деятельности, их компетенция должны быть
скорректированы с учетом сущности этого института, из возлагаемых на него
задач.338
При этом производство по делам, подсудным мировым судьям должно
быть комплексным, упрощенным по сравнению с обычным производством.
Однако судебное производство по таким делам должно в максимальной мере
соответствовать началу непосредственности исследования обстоятельств дела.
Допустимо ускорение производства по делам, подсудным мировым судьям, за
счет серьезного сокращения (или устранения) его досудебной части, а также за
счет ликвидации прений сторон и устранения необходимости составления
мотивированного приговора, когда об этом не ходатайствуют стороны.
Производство в районном суде также должно быть подвергнуто
значительным изменениям. Анализ практики рассмотрения уголовных дел
судьей единолично свидетельствует о том, что судьи районных судов склонны
самостоятельно упрощать судебную процедуру. Эти упрощения сводятся в
основном к нарушениям начал непосредственности и состязательности
судебного разбирательства. В результате судебное следствие фактически теряет
самостоятельное значение, приобретая характер деятельности по проверке
доказательств, собранных в ходе досудебной подготовки. Преодолеть такую
тенденцию, свойственную деятельности судей районных судов, будет, как
представляется, крайне сложно. По нашему мнению, выход из сложившегося
положения лежит на пути дифференциации порядка судебного производства по
делам, подсудным районным судам. Законодателю следует, с одной стороны,
338
- Подробнее см. в предыдущем параграфе.
сделать шаг навстречу объективным потребностям жизни, требующим
появления упрощенных судебных производств, учесть при этом сложившиеся
обыкновения правоприменительной практики. С другой стороны, он должен
уменьшить, насколько возможно, количество нарушений судьями норм
уголовно- процессуального законодательства по делам, подсудным районным
судам, учитывая, что, такие нарушения в значительной степени связаны с
единоличным порядком рассмотрения дел и отсутствием по большинству таких
дел защитника и государственного обвинителя.
В проекте УПК РФ имеется указание на возможность применения в
федеральных судах сокращенного порядка судебного следствия (ч.3 ст.280
проекта УПК РФ). Такой порядок в значительной мере реализует требование
наличия упрощенного порядка судопроизводства. Однако данный путь
вызывает значительные сомнения в своей целесообразности. Сокращенный
порядок судебного следствия противоречит сложившейся правовой традиции.
Его можно расценить либо как придающий первостепенное значение
признанию подсудимым своей вины, что противоречит установившимся
правилам оценки доказательств, в соответствии с которыми никакие
доказательства не имеют заранее установленной силы (это, кстати, закреплено в
ч.2 ст.20 проекта УПК РФ), либо как предоставляющий подсудимому право
распорядиться исходом процесса путем признания своей вины, устраняя тем
самым обязанность суда исследовать все доказательства по делу. Это, в свою
очередь, противоречит цели установления истины в ходе уголовного
судопроизводства, принципам всестороннего, полного и объективного
исследования обстоятельств дела и презумпции невиновности (в таком случае
обвинительный приговор, вопреки ч.4 ст.15 проекта УПК РФ, оказывается
основанным на предположении о виновности подсудимого).
Думается, что, с учетом сложившихся на практике обыкновений, можно
пойти иным путем. Этот путь видится во введении института судебного
приказа для разрешения дел, подсудных районному суду. Появление такого
порядка вполне допустимо, так как он оставляет незыблемым право
обвиняемого требовать проведения судебного разбирательства,
распространяясь лишь на те случаи, когда последний не желает этим правом
воспользоваться. Порядок судебного приказа в уголовно- процессуальном
законодательстве РФ, должен при этом, как представляется, иметь следующие
характерные черты:
• в таком порядке могут рассматриваться лишь те дела, по которым
проведена полнообъемная досудебная подготовка в форме предварительного
расследования. Так как суд при вынесении приказа основывается на
доказательствах, собранных на досудебных стадиях процесса, то их собирание
должно сопровождаться всеми необходимыми процессуальными гарантиями.
Недопустимо разрешение без проведения судебного разбирательства дел,
досудебная подготовка по которым произведена в протокольной или другой
упрощенной форме;
• порядок судебного приказа может использоваться лишь при условии,
что невозможно назначение сурового наказания. Думается, что без проведения
судебного разбирательства судья не вправе назначить наказание, превышающее
1 год лишения свободы. При этом, круг дел, при разрешении которых может
применяться такой порядок, может быть довольно широким и включающим в
себя, скажем, дела о преступлениях небольшой и средней тяжести;
• все фактические обстоятельства дела должны быть полно установлены
в ходе досудебной подготовки. Наличие сомнений относительно обстоятельств,
входящих в предмет доказывания по делу, исключает возможность вынесения
судебного приказа. Таким образом, применение института судебного приказа
может быть допущено в рамках определенного законом круга дел и только в
тех случаях, когда это будет признано возможным соответствующими
должностными лицами (т.е. по предложению прокурора, который должен четко
сформулировать предлагаемую меру наказания, и с согласия судьи);
• разрешение дела в порядке судебного приказа оправдано только в том
случае, если подсудимый полностью признает свою вину, и это признание не
вызывает сомнений у судьи. Судья, не проводя полного судебного заседания с
вызовом всех свидетелей и т.д., должен, по нашему мнению, вызвать в суд
подсудимого, дело в отношении которого предполагается рассмотреть в
порядке судебного приказа, и допросить его. Только убедившись, в ходе такого
допроса, в искренности признания подсудимым своей вины, и если такое
признание соответствует обстоятельствам дела, в том виде, в каком они
установлены в ходе предварительного расследования, судья вправе вынести
наказание, не проводя судебного разбирательства;
• лицо, в отношении которого вынесен приказ о наказании, должно быть
с ним ознакомлено и вправе обжаловать его в течение достаточного срока,
установленного законом. Если на судебный приказ приносится жалоба лицом, в
отношении которого он вынесен, то такой приказ считается недействительным,
и по делу производится судебное разбирательство по общим правилам. Если же
в установленный срок приказ о наказании не обжалован, то он вступает в
законную силу и приравнивается по своему значению к приговору.339
Таким видится упрощенный порядок судебного производства по делам,
подсудным районным судам. При этом все другие дела, отнесенные законом к
их компетенции, должны, как представляется, рассматриваться районными


339
- См. также п.п. II.с.1 - II.с.6 Рекомендации № R (87) 18, принятой Комитетом министров
стран - членов Совета Европы 17 сентября 1987 г.// Росс. юстиция, 1997, №8, с. 3 - 4.
судами в коллегиальном составе с обязательным участием представителей
государственного обвинения и защиты.
Еще один упрощенный порядок судебного производства, который, на
наш взгляд, должен появиться в уголовно- процессуальном законодательстве,
это – заочное рассмотрение дел о преступлениях небольшой тяжести.
Вообще, в проекте УПК РФ такой порядок установлен, однако ему
отведена только одна статья - ст.288, предусматривающая лишь случаи, в
которых дело может рассматриваться в отсутствие подсудимого. Между тем,
скажем, в Уставе уголовного судопроизводства Российской Империи заочному
производству были посвящены 9 статей (ст.ст. 133 - 141). Кроме
предполагаемой неполноты законодательного регулирования, вариант,
предложенный в проекте УПК РФ, представляется неудовлетворительным по
следующим основаниям:
1) В современном Российском уголовном процессе общепризнанной
является точка зрения, в соответствии с которой защитник помогает
подсудимому в осуществлении его процессуальных прав, но не заменяет его.
Следовательно, для того, чтобы рассмотрение дела не считалось заочным, в нем
непременно должен принять участие сам подсудимый. Проект же УПК РФ
содержит противоречивое регулирование данной проблемы. С одной стороны, в
соответствии с ч.4 ст. 41 данного проекта, участие в деле защитника или
законного представителя обвиняемого не может служить основанием для
устранения или ограничения какого- либо права обвиняемого. С другой
стороны, согласно ч.1 ст.288 того же проекта УПК РФ, при отказе подсудимого,
содержащегося под стражей, явиться в судебное заседание, суд вправе
рассмотреть дело в его отсутствие с обязательным участием защитника.
Причем из соотношения ч.1 и ч.2 данной статьи следует, что в этом случае дело
не считается рассмотренным в отсутствие подсудимого, что противоречит ч.4
ст.41 проекта УПК РФ. Кроме того, неясен и смысл данного правила.
Непонятно, каким образом подсудимый, находящийся под стражей, может
отказаться от явки в суд, неясно и почему подсудимому, находящемуся под
стражей, предоставлена привилегия, заключающаяся в возможности отказа от
явки в суд, тогда как остальные подсудимые, в случае их неявки, подвергаются
приводу или же рискуют изменением меры пресечения.
2) Недостаточно широк круг оснований для рассмотрения дело в
отсутствие обвиняемого. Думается, что его следует дополнить случаями неявки
в суд без уважительных причин подсудимого, надлежащим образом
извещенного о месте и времени рассмотрения дела (конечно, только по делам о
преступлениях небольшой тяжести).340 При этом в законе должно быть
340
- В п. III.b.3 Рекомендации № R (87) 18, принятой Комитетом министров стран - членов
Совета Европы 17 сентября 1987 г., указано: «Государства - члены должны рассмотреть
предусмотрено право судьи признавать явку подсудимого обязательной, когда
это будет необходимо, исходя из обстоятельств конкретного дела.
3) В главе УПК РФ, регулирующей порядок заочного производства,
необходимо наличие правил, регламентирующих обязанность вручения
осужденному приговора суда, вынесенного в его отсутствие и правила
деятельности суда в случае, если в дальнейшем, после вынесения приговора,
осужденный (оправданный) представит доказательства уважительности причин
неявки. Думается, что в этом случае он вправе требовать проведения нового
судебного разбирательства по делу.
Таким образом, подводя итог, представляется возможным заявить, что:
1) В настоящее время существует очевидная необходимость в появлении
судебных производств, существенно упрощенных по сравнению с ныне
действующими.
Насущная потребность в существовании упрощенных производств, не
реализованная в действующем законодательстве, вынуждает судей упрощать
судебную процедуру вопреки требованиям закона. Таким образом, создаются
объективные предпосылки к небрежному, нигилистическому отношению к
установленной законом процессуальной форме. Совершенствование практики
применения уголовно- процессуального закона лежит на пути одновременного
учета законодателем потребностей практики (в смысле совершенствования
системы упрощенных судебных производств), уменьшения опасности судебной
ошибки (путем установления максимума наказания, которое может быть
применено в упрощенном порядке, и введения дополнительных возможностей
исправления судебных ошибок, для чего возможно введение апелляционного
порядка пересмотра дел наряду с кассационным) и повышения
требовательности к соблюдению судьями уголовно- процессуальной формы,
установленной в законе.
2) Одновременно с упрощением судебного производства для ряда дел
необходимо и появление более сложного порядка для разрешения дел об
административных нарушениях, порядка, который бы гарантировал право
гражданина на судебную защиту и обеспечивал бы соблюдение минимальных
прав, предоставляемых лицам, обвиняемым в совершении преступления. Таким
порядком может стать порядок административного приказа.




вопрос о предоставлении своим судам возможности, по крайней мере в случае нетяжких
преступлений и с учетом возможной меры наказания, слушать дела и выносить по ним
решения в отсутствие обвиняемого, при условии, что он должным образом информирован о
дате слушания и о своем праве иметь адвоката или иное лицо, представляющее его
интересы.»
3) В существующем Проекте УПК РФ проблемы упрощенных
производств явно обойдены вниманием, урегулированы непродуманно,
поспешно, а зачастую - противоречиво.
4) Конкретные формы совершенствования системы упрощенных
судебных производств в уголовном процессе РФ видятся на пути:
• полного и непротиворечивого регулирования порядка уголовного
судопроизводства по делам, подсудным мировым судам. Этот порядок должен
характеризоваться существенным упрощением досудебного производства и
максимально полным воплощением начал непосредственности и
состязательности в судебном разбирательстве.
• появления порядка судебного приказа и заочного рассмотрения дел.
Данные формы упрощенного судебного производства должны быть
урегулированы таким образом, чтобы обеспечить соблюдение права
обвиняемого на судебный порядок рассмотрения его дела и на участие его в
судебном разбирательстве в тех случаях, когда обвиняемый желает этого.

3.4. Дополнительные судебные производства в уголовном процессе
РФ и перспективы их развития

Деятельность суда, относимая ныне действующим законодательством, к
стадии исполнения приговора, весьма многообразна, включает в себя
разрешение множества вопросов, весьма отличных по своей сути. Деятельность
эта весьма подробно рассмотрена в юридической литературе.341 Поэтому, не

341
- См., например, Адаменко В.Д. Стадия исполнения приговора нуждается в
реорганизации. // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, изд-во
ТГУ, 1993, с. 111 - 112; Бибило В.Н. Конституционные принципы правосудия и их
реализация в стадии исполнения приговора. Минск, 1986; Гилинский Л.И. Участие адвоката
в стадии исполнения приговора. // Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967;
Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением приговора. М., 1979;
Литвинов Р.В. Рассмотрение судом вопросов исполнения приговоров. Воронеж, 1964;
Любавин А.А. Процессуальный порядок разрешения дел в стадии исполнения приговора. //
Доклады по вопросам конкретной экономики и советского права. Томск, изд-во ТГУ, 1963, с.
103 - 106; Мартыняхин Л.Ф. Задачи суда по условно- досрочному освобождению от
наказания. // Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования
социалистического общества. Томск, 1988, с.210 - 211; Мартыняхин Л.Ф. О
совершенствовании правовых условий судебной деятельности по делам об условно-
досрочном освобождении. // Актуальные проблемы правоведения в современный период.
Томск, изд-во ТГУ, 1993, с. 88 - 90; Мартыняхин Л.Ф. О судебном контроле в уголовно-
исполнительной системе. // Право и рынок. Материалы всероссийской научной
конференции. Барнаул, 1994, с. 87 - 90; Мартыняхин Л.Ф. Проблемы повышения
эффективности судебной деятельности по делам об условно- досрочном освобождении.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, Томск,
1991; Матвиенко Е.А. Бибило В.Н. Уголовное судопроизводство по исполнению приговора.
Минск, 1982; Николюк В.В. О совершенствовании законодательства, регламентирующего
останавливаясь на чрезвычайно многообразных проблемах, связанных с
разрешением судом вопросов, включаемых в стадию исполнения приговора,
обратим внимание только на один из возможных аспектов - рассмотрим
судебные производства по разрешению этих вопросов как упрощенные
судебные производства, оценим оптимальность той уголовно- процессуальной
формы, в которой они осуществляются, предложим возможные пути ее
совершенствования, исходя из тех теоретических позиций, на которых
построена данная работа.
Круг упрощенных судебных производств уже определен в настоящей
работе. При этом для всех дополнительных судебных производств (за
исключением рассмотрения судами ходатайств о снятии судимости) законом
предусмотрен только один процессуальный порядок судопроизводства. Как
неоднократно отмечалось в юридической литературе,342 порядок этот

участие суда в исполнении наказаний. // XXVII съезд КПСС и укрепление законности и
правопорядка. М., 1987, с. 100 - 103; Пышнев Д.И. Судебное разбирательство по делам об
условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением
осужденного к труду. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук, Харьков, 1981; Свиридов М.К. Вопросы совершенствования
законодательства, регулирующего судебную деятельность по исполнению приговора. //
Актуальные правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск, изд-во ТГУ, 1988; Свиридов
М.К. Компетенция суда в изменении условий содержания осужденных к лишению свободы.
// Вопросы советского государства и права. Томск, изд-во ТГУ, с.170 - 174; Свиридов М.К.
Мотивировка определений судов о переводе в колонию- поселение (по материалам
Кемеровской области). // Доклады итоговой научной конференции юридических
факультетов. Томск, изд-во ТГУ, 1966, с. 166 - 170; Свиридов М.К. Некоторые вопросы
доказывания по делам об условно- досрочном освобождении от наказания. // Доклады
итоговой научной конференции юридических факультетов. Томск, изд-во ТГУ, 1971, с. 210 -
212; Свиридов М.К. Некоторые вопросы реализации требований условно- досрочного
освобождения. // Вопросы государства и права. Томск, изд-во ТГУ, 1974, с. 144 - 149;
Свиридов М.К. Порядок разрешения судом дел об условно- досрочном освобождении.
Учебное пособие. Томск, изд-во ТГУ, 1972; Свиридов М.К. Сущность и предмет стадии
исполнения приговоров. Томск, 1978; Свиридов М.К. Участие осужденного в рассмотрении
дел об условно- досрочном освобождении от наказания. // Сборник работ юридических
факультетов. Труды Томского государственного университета, том 208. Томск, изд-во ТГУ,
1970, с. 134 - 137; Филимонов Б.А. Процессуальные вопросы досрочного освобождения от
наказания несовершеннолетних. М. Изд-во МГУ, 1965; Якимович Ю.К. Структура
советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и
дополнительные производства. Томск, издательство Томского университета, 1991, с.116 -
133; Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России.
Томск, издательство Томского университета, 1994, с.3 -70 и др.
342
- См. Ларин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. М.
"Наука", 1985, с. 62 - 66; Любавин А.А. Процессуальный порядок разрешения дел в стадии
исполнения приговора. // Доклады по вопросам конкретной экономики и советского права.
Томск. Издательство ТГУ, 1963, с. 103 - 106; Мартыняхин Л.Ф. Проблемы повышения
эффективности судебной деятельности по делам об условно- досрочном освобождении.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, Томск,
1991; Свиридов М.К. Порядок разрешения дел об условно- досрочном освобождении от
чрезмерно упрощен, недостаточно четко урегулирован в законе. Вследствие
этого практика рассмотрения соответствующих вопросов судами не
соответствует элементарным требованиям, предъявляемым к судебному
разбирательству. Это подтверждают и собственные исследования авторов. При
изучении в судах г. Томска материалов об условно- досрочном освобождении
от наказания, освобождении от наказания осужденных, в отношении которых
исполнение приговора отсрочено, обнаружены следующие недостатки:
1. Подготовительные действия судьи к судебному заседанию.
В законе (ст.369, 370 УПК) урегулирован лишь один момент подготовки
к судебному заседанию в дополнительных судебных производствах - это
вопрос о перечне лиц, вызываемых в судебное заседание, или извещаемых о
поступившем ходатайстве. Следствием этого является крайнее упрощение
судьями порядка деятельности в данной стадии производства по делу,
несоблюдение ими общих правил назначения судебного заседания и
проведения подготовки к судебному заседанию. В частности:
1) Судьи не проверяют, соблюден ли порядок представления и правил
оформления материалов, достаточно ли поступивших в суд материалов для
рассмотрения дела в судебном заседании. Между тем, в 100% случаев внесения
представлений об освобождении от наказания несовершеннолетнего
осужденного, в отношении которого исполнение приговора было отсрочено,
указанные представления не были согласованы с комиссией по делам
несовершеннолетних (вопреки ст. 3623 УПК РСФСР). В 92% изученных
материалов об условно- досрочном освобождении от наказания отсутствовала
выписка из решения наблюдательной комиссии. В 100% случаев в указанных
материалах единственными источниками данных о личности осужденного,
представленного к условно- досрочному освобождению, служили само
представление и характеристика. Никакие другие материалы не
представлялись. При этом лишь в 10% представлений содержалось указание на
факты, конкретно подтверждающие исправление осужденного.
Характеристики же в подавляющем большинстве случаев носили
формальный, обезличенный характер, не содержали никаких конкретных
фактов, в них лишь повторялись выводы, изложенные в представлении. Однако
все такие представления были приняты к рассмотрению. Между тем в
соответствии с п. 5 Постановления № 9 Пленума Верховного Суда СССР от

наказания. Учебное пособие. Томск, изд-во ТГУ, 1972, с.121 - 124; Свиридов М.К.
Некоторые вопросы реализации требований условно- досрочного освобождения. // Вопросы
государства и права. Томск, изд-во ТГУ, с. 144 - 149; Якимович Ю.К. Структура советского
уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные
производства. Томск, издательство Томского университета, 1991, с.116 - 133; Якимович Ю.К.
Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России. Томск, издательство
Томского университета, 1994, с.3 -70 и др.
19.10.1971 г. «О судебной практике условно- досрочного освобождения
осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким»:
«Если в представленных материалах не содержится достаточных данных для
рассмотрения дела и в ходе судебного заседания восполнить их невозможно,
либо нет выписки из решения наблюдательной комиссии или комиссии по
делам несовершеннолетних, судья в ходе подготовки дела к слушанию
единолично возвращает эти материалы для соответствующего оформления...»
Был обнаружен лишь один случай возвращения судом материалов для
оформления - в этом случае в материалах по делу об освобождении от
наказания осужденного, в отношении которого исполнение приговора было
отсрочено, отсутствовала характеристика на осужденного.
2) Придя к выводу о соблюдении всех требований закона при подаче
представления или ходатайства и о наличии оснований для рассмотрения его в
суде, судья должен назначить судебное заседание. Ни по одному из изученных
материалов нет ни постановления о назначении судебного заседания, ни даже
резолюции о его назначении на постановлении, ни каких- либо иных сведений о
принятом судьей решении и предполагаемой дате судебного заседания, круге
вызываемых лиц, и т.д.
3) Изученные материалы дел об условно- досрочном освобождении и об
освобождении от наказания осужденного, в отношении которого исполнение
приговора было отсрочено, не позволили установить, какие лица вызывались в
судебное заседание или извещались о его проведении и каким образом это было
сделано. В материалах не содержится никаких сведений об указанных
обстоятельствах, что не позволяет судить о том, выполняли ли вообще судьи
требования закона о вызове в судебное заседание участников процесса, и если
да, то каким образом.
4) В законе не установлен срок, в течение которого судом должно быть
рассмотрено представление или ходатайство. Реально срок рассмотрения
ходатайств об условно- досрочном освобождении или об освобождении от
отбывания наказания колебался очень сильно: от 2 дней (7% дел) до полутора
месяцев (13% дел). Большая часть дел была рассмотрена в срок от 15 до 30
дней. Думается, что неправильным является как слишком большой срок
рассмотрения дела, так и слишком быстрое его рассмотрение (в частности,
двухдневный промежуток между вынесением представления и рассмотрением
дела судом не дает возможности надлежащим образом известить
заинтересованных лиц, дать им возможность подготовиться к судебному
заседанию, таким образом фактически нарушается право осужденного на
защиту).
2. Общие условия судебного разбирательства дел дополнительного
производства.
1) Несмотря на то, что еще п. 20 Постановления № 9 Пленума
Верховного Суда СССР от 19.10.1971 г. «О судебной практике условно-
досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части
наказания более мягким» указывал на недопустимость рассмотрения большого
числа дел в одном судебном заседании, суды, по- прежнему, допускают
одновременное рассмотрение значительного количества представлений. В
среднем, по изученным делам, в одном судебном заседании рассматривалось
7,5 дел.
2) Зачастую не исполняется общее правило о ведении протокола
судебного заседания. По изученным делам протоколы судебных заседаний
отсутствовали в 71% случаев. Но даже в тех случаях, когда протоколы велись,
они были неполными, не отражали содержания выступлений участников
процесса.
3) Ст. 369 УПК РСФСР не предусматривает обязательного участия
осужденного при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением
приговора. Суд вправе самостоятельно, по собственному усмотрению решать
вопрос об участии осужденного в судебном заседании. Такой подход
представляется совершенно неверным, осужденный, думается, безусловно
вправе знать о рассмотрении дела дополнительного производства и, при
желании, участвовать в нем. На практике, к сожалению, достаточно часто эти
дела рассматриваются судьей в отсутствие осужденного. Как уже было указано,
по 71% дел (в связи с отсутствием протоколов судебных заседаний) вообще
невозможно установить, принимал ли осужденный участие в рассмотрении
дела. Из числа же тех дел, при рассмотрении которых велся протокол, 30%
рассмотрено в отсутствие осужденного. Причем, в связи с тем, что нет никаких
сведений о вызовах каких-либо лиц в судебное заседание, нельзя понять, был
ли осужденный извещен о месте и времени рассмотрения дела, или же нет.
Прокурор участвовал в рассмотрении 70% дел. Сведения об участии в
рассмотрении дела представителя органа, ведающего исполнением наказания,
имеются во всех случаях, когда при рассмотрении дела велся протокол. Ни по
одному делу не принимал участия представитель наблюдательной комиссии
или комиссии по делам несовершеннолетних. В двух случаях имеются сведения
об участии в рассмотрении дела представителя трудового коллектива. Никакие
другие лица в судебных заседаниях по изученным делам участия не принимали
(в том числе нет ни одного указания на участие защитника).
3. Подготовительная часть судебного заседания:
Уголовно- процессуальным законодательством, регулирующим порядок
осуществления правосудия в дополнительных производствах, не предусмотрена
подготовительная часть судебного заседания. Статья 369 УПК РСФСР
устанавливает, что «рассмотрение дела начинается докладом судьи». Между
тем, подготовительная часть судебного заседания необходима по этим делам,
так же как и по всем прочим. Однако отсутствие ее законодательного
регулирования ведет к произвольному упрощению и сокращению
соответствующего этапа деятельности судьи по рассмотрению дел в порядке
дополнительного производства. В частности:
1) Судьи не проводят полного разъяснения прав участникам судебного
разбирательства. Большинство протоколов судебных заседаний содержат
указание на разъяснение осужденному лишь права отвода. По двум делам
осужденному были разъяснены права, предоставленные ст. 46 УПК РСФСР и
ст. 51 Конституции РФ. Собственно говоря, этот подход также не является
правильным, поскольку ст. 46 УПК РСФСР предусматривает права
обвиняемого в совершении уголовного преступления, характерные для
основного производства. Права же осужденного в дополнительных
производствах имеют весьма существенные отличия, связанные со спецификой
этих производств,343 что должно найти свое отражение в законе.
2) Ни по одному из изученных дел нет никаких сведений о заявлении
ходатайств участниками судебного разбирательства.
3) Ни по одному из изученных дел нет сведений об обсуждении судом
возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из вызванных в суд лиц.
4. Судебное следствие.
Устанавливая порядок судебного разбирательства в дополнительных
производствах, закон указывает, что рассмотрение дела начинается докладом
судьи, после чего он заслушивает явившихся в судебное заседание лиц и
удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления. Такое
схематичное регламентирование наводит судей на мысль о том, что судебное
следствие, как таковое по этим делам не проводится. В результате ни по одному
из изученных дел в суде не допрашивались свидетели, не представлялись
дополнительные материалы, в имеющихся протоколах нет сведений об
оглашении в судебном заседании каких- либо документов (кроме
представления).
Нет в законе и указания на прения сторон, порядок выступления лиц,
участвующих в деле, не определено процессуальное положение прокурора в
дополнительных производствах. В результате, одни судьи в завершение
судебного заседания предоставляют слово осужденному, другие - заслушивают
заключение прокурора (хотя в нормах действующего УПК, регламентирующих

343
- См. об этом, например, Литвинов Р.В. Рассмотрение судом вопросов исполнения
приговоров. Воронеж, 1964, с. 88 - 89; Свиридов М.К. Порядок разрешения дел об условно-
досрочном освобождении от наказания. Томск, изд-во ТГУ, 1972, с. 68 - 69; Матвиенко Е.А.,
Бибило В.Н. Уголовное судопроизводство по исполнению приговора. Минск, 1982, с. 178 -
179 и др.
порядок судебного дополнительного производства нет указания на право
прокурора давать заключения, более того, нет даже указаний на возможность
его участия в рассмотрении соответствующих дел (кроме порядка рассмотрения
вопросов о снятии судимости).
5. Постановление судьи.
Судья может вынести как постановление об удовлетворении
представления или ходатайства, так и об отказе в его удовлетворении. Причем,
представляется совершенно верной как та точка зрения, в соответствии с
которой суд не может вынести решение, ограничивающее те или иные права
осужденного, вследствие того, что осужденный не смог доказать правильность
своих утверждений344, так и мнение о том, что решение в пользу осужденного
может быть принято только в случае, если вывод об исправлении носит
достоверный, а не вероятностный характер345. В целом, объединяя обе эти
точки зрения, можно сказать, что в дополнительных производствах действует
презумпция правильности наказания, назначенного приговором суда. Всякое
решение о его изменении (в лучшую или худшую для осужденного сторону)
должно приниматься только в случае, если эта презумпция опровергнута
доказательствами, свидетельствующими об изменении общественной
опасности личности осужденного. Однако на практике суд идет на поводу у
органов, приносящих представление. Среди изученных дел нет ни одного
случая, когда суд отказал бы в удовлетворении представления, несмотря на
отмеченную уже недостаточность доказательственного материала (если не
полное его отсутствие). Более того, авторам встретилось 4 постановления об
освобождении от наказания осужденного, в отношении которого исполнение
приговора было отсрочено, вынесенные, несмотря на наличие в материалах
отрицательных характеристик на осужденных, свидетельствующих о том, что
они отрицательно характеризуются по месту учебы или работы, не являются
для регистрации в орган внутренних дел, нарушают иные обязанности,
установленные в приговоре суда. Поверхностное отношение судей к делам
дополнительного производства подтверждается и статистическими данными.
Так, в 1997 году судами Томской области отказано в удовлетворении 2,5%
представлений об условно- досрочном освобождении, 4,7% представлений об
освобождении от условного осуждения. Много внимательнее судьи относятся к
принятию решений, ухудшающих права осужденных. Так, в том же году судьи

344
- См.: Любавин А.А. Процессуальный порядок разрешения дел в стадии исполнения
приговора. // Доклады по вопросам конкретной экономики и права. Томск, изд-во ТГУ, 1963,
с. 106.
345
- См.: Свиридов М.К. Некоторые вопросы реализации требований условно- досрочного
освобождения. // Вопросы государства и права. Томск, изд-во ТГУ, с. 144 - 149. См. об этом
также: Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе
России. Томск, изд-во ТГУ, с. 68.
Томской области отказали в удовлетворении 33% представлений об отмене
условного осуждения, 37% представлений о замене исправительных работ
лишением свободы. Аналогичные данные характерны и для результатов
деятельности судов Кемеровской области, Алтайского края, Новосибирской
области. Такие показатели распространенности принесения необоснованных
представлений, думается, были бы верны и справедливы и в отношении
представлений об условно- досрочном освобождении от наказания и об
освобождении от отбывания наказания по истечении срока отсрочки. Однако
судьи удовлетворяют практически все такие представления. Между тем
незаконное и необоснованное освобождение лица от отбывания наказания
способно принести весьма серьезный вред обществу, привести к совершению
такими лицами новых преступлений. А стало быть, упрощенный,
поверхностный подход к таким делам недопустим.
Следует отметить также и недостаточную мотивированность
постановлений судей. Так, среди тех дел, при рассмотрении которых велся
протокол, и, стало быть, есть возможность судить о ходе судебного заседания, в
42% случаев суд сослался на характеристику, которая в судебном заседании не
оглашалась. По 4 делам, по которым была представлена отрицательная
характеристика, судья в постановлении все же сослался на нее, как на источник
положительных данных о личности осужденного. Ни в одном из постановлений
нет указаний на конкретные факты, свидетельствующие об исправлении
осужденного (по делам об условно- досрочном освобождении). Лишь в 21%
постановлений об условно- досрочном освобождении вывод об исправлении
осужденного дан в соответствии с требованиями ст. 53 УК РСФСР.
Указанные недостатки судебного рассмотрения дел дополнительного
производства являются, прежде всего, следствием недостаточного
урегулирования этих производств в уголовно- процессуальном
законодательстве. Сформировавшаяся в результате на практике процедура
рассмотрения и разрешения таких дел в силу своей чрезмерной упрощенности
не позволяет обеспечивать достижение цели установления истины, точно также
характерной для этих производств, как и для всех других уголовно-
процессуальных производств.
Таким образом, совершенствование дополнительных судебных
производств лежит, прежде всего, на пути их некоторого усложнения,
приведения их уголовно- процессуальной формы в соответствие с
минимальными требованиями, предъявляемыми к судебной процедуре.
С другой стороны, следует отметить, что дополнительные производства
чрезвычайно разнообразны и разноплановы. В юридической литературе
неоднократно обращалось внимание на это и предлагались различные критерии
для их дифференциации. Так, А.М. Ларин указывал на такое основание
дифференциации, как интересы личности, деля производства, связанные с
исполнением приговора на те, что улучшают положение осужденного и те, что
ухудшают его346. М.К. Свиридов обращал внимание на различный объем
доказывания при разрешении различных вопросов в процессе исполнения
приговора347. Дополнительные производства различаются также в зависимости
от степени серьезности принимаемых судом решений.348 Но указанные
обстоятельства: степень серьезности последствий решений, сложность
установления фактической стороны дела, учет интересов лиц, участвующих в
судопроизводстве - являются основаниями разграничения уголовно-
процессуальных производств в зависимости от степени сложности их
процедуры (см. главу 1 настоящей работы). Наличие указанных существенных
отличий между различными дополнительными производствами означает
наличие необходимости формирования дополнительных производств
различной степени сложности: более простых и более сложных. Однако,
думается, что даже более сложные дополнительные производства при этом все
же не должны соответствовать по степени сложности своей процессуальной
формы обычному порядку основного производства. Отличие по степени
сложности установления истины, существующее между основными и
дополнительными производствами, представляется более глубоким, чем
различия между различными видами дополнительных производств. Поэтому,
все дополнительные производства (и более простые и более сложные) должны
быть отнесены по степени сложности их процессуальной формы к числу
упрощенных производств. При этом, в наиболее упрощенной форме должны
осуществляться, как представляется, следующие дополнительные
производства:
1. Изменение условий условного осуждения (ст. 368 УПК, ст.ст. 73, 74
УК РФ):
1) отмена или дополнение ранее установленных для осужденного
обязанностей;
2) продление испытательного срока.
2. Рассмотрение ходатайств о снятии судимости (ст. 370 УПК, ст. 86 УК
РФ)
3. Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие
издания уголовного закона, имеющего обратную силу (ст.3611 УПК).

346
- См.: Ларин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. М.
"Наука", 1985, с. 63.
347
- См.: Свиридов М.К. Вопросы совершенствования законодательства, регулирующего
судебную деятельность по исполнению приговора. // Актуальные правовые вопросы борьбы
с преступностью. Томск, изд-во ТГУ, 1988, с. 159.
348
- См. подробнее: Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном
процессе России. Томск, изд-во ТГУ, с. 36.
4. Освобождение от наказания осужденного, в отношении которого
исполнение приговора отсрочено (ст.3623 УПК).
5. Замена штрафа - обязательными работами или арестом (ст.365 УПК,
ст. 46 УК РФ);
6. Замена обязательных работ ограничением свободы или арестом
(ст.365 УПК, ст. 49 УК РФ);
Все прочие дополнительные производства должны осуществляться в
более сложной форме.
Что же касается конкретных черт совершенствования порядка
осуществления дополнительных производств, то они могут быть следующими:
1. Прежде всего следует указать на необходимость выделения в УПК РФ
специального раздела «Дополнительные производства».349 Следует сказать, что
авторы проекта УПК РФ в определенной мере восприняли это предложение,
выделив внутри раздела «Исполнение приговора» две отдельных главы: главу
«Обращение к исполнению приговоров, определений и постановлений», в
которой содержатся нормы, регулирующие распорядительную деятельность
суда по исполнению приговора и главу «Производство по рассмотрению и
разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора», в которую
оказались включены дополнительные производства, а также деятельность суда
по предоставлению отсрочки исполнения приговора, которая носит, как
представляется, также распорядительный характер.
2. Возбуждение дополнительных производств.
В соответствии со ст.452 проекта УПК РФ инициатива при возбуждении
производств по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора,
принадлежит государственным органам: органу, ведающему исполнением
наказания, либо органу, обеспечивающему исправление несовершеннолетнего.
Ходатайство осужденного может быть основанием к рассмотрению вопроса
судом, лишь при разрешении очень ограниченного круга вопросов. Между тем
в юридической литературе давно поставлен (и представляется совершенно
обоснованным) вопрос о предоставлении осужденному и его защитнику права
обращения с ходатайством (по вопросам, улучшающим положение
осужденного).350 Думается, что за осужденным, его защитником и законным
представителем должно быть закреплено право обратиться с ходатайством о
принесении представления (по любым вопросам, связанным с исполнением

349
- См. об этом: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система
стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. Томск, изд-во
ТГУ, 1991, с. 133.
350
- См., например, Перлов И.Д. Исполнение приговора. М., 1963, с. 117; Мартыняхин Л.Ф.
Проблемы повышения эффективности судебной деятельности по делам об условно-
досрочном освобождении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук, Томск, 1991, с. 21 и др.
приговора) в орган, ведающий исполнением наказания. При отказе в
удовлетворении этого ходатайства указанные лица должны иметь возможность
по собственному выбору либо обжаловать его в суд, либо обратиться в суд с
ходатайством о возбуждении дополнительного производства351. При этом по
просьбе осужденного суд должен оказать ему помощь в сборе доказательств.
Для того же, чтобы в суд не приносились необоснованные ходатайства,
возможно возложить на осужденного и его представителей обязанность
возмещения судебных издержек, в случае если суд признает, что принесенное
ходатайство было явно необоснованным.
3. В нормах, регулирующих порядок осуществления дополнительных
судебных производств, обязательно должно содержаться указание на то, что
подготовительные действия к судебному заседанию и рассмотрение дела
производятся по общим правилам, за изъятиями, урегулированными в
соответствующей главе УПК.
4. Думается, что дополнительные производства, по которым возможно
применение наиболее простых процессуальных форм, могли бы, при
соблюдении всех необходимых условий, разрешаться в порядке судебного
приказа. Порядок такого разрешения дела должен быть аналогичен
соответствующему порядку при разрешении уголовных дел с необходимыми
поправками на своеобразие дополнительных производств. Во всех других
случаях обязательным должно быть проведение полноценного судебного
заседания. С учетом тех отрицательных моментов в деятельности судов по
осуществлению дополнительных производств, которые были изложены выше, в
нормах УПК РФ должно содержаться специальное указание на необходимость
проведения подготовительной части судебного разбирательства, необходимость
и порядок производства судебного следствия и порядок представления
дополнительных доказательств, необходимость ведения протокола судебного
заседания. При этом, в законе могли бы также содержаться указания на
необязательность судебных прений по этим делам. Однако обязательно
указание на то, что первой должна заслушиваться сторона, обратившаяся с
представлением или ходатайством.
Постановление судьи, как представляется, может не иметь
мотивировочной части (однако в законе должно быть указано на
необходимость составления мотивированного постановления по требованию
осужденного, его защитника или прокурора, в случае, если они заявили о
намерении обжаловать или опротестовать указанное представление).

351
- Сходное предложение было высказано Л.Ф. Мартыняхиным. См.: Мартыняхин Л.Ф.
Проблемы повышения эффективности судебной деятельности по делам об условно-
досрочном освобождении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук, Томск, 1991, с. 21.
Таким образом, порядок судебного производства при разрешении
вопросов, возникающих в ходе исполнения приговора суда, также должен быть
усовершенствован. Однако, в противоположность основным судебным
производствам, совершенствование дополнительных судебных производств
предполагает в первую очередь не их упрощение, но, напротив, появление
более сложной процессуальной формы. Кроме того, дополнительные судебные
производства могут быть дифференцированы в зависимости от степени
сложности их процессуальной формы. При этом и более простые, и более
сложные дополнительные судебные производства, как представляется, должны
быть отнесены к числу упрощенных судебных производств (по сравнению с
идеальной моделью судебного производства), не должны выходить за рамки
данного вида производств.

Заключение

Подведем еще раз итоги нашего исследования.
1. Наличие дифференциации уголовного процесса (как в форме
выделения различных видов производств, так и в форме наличия упрощенных
производств и производств с более сложными процессуальными формами
внутри одного вида уголовных судопроизводств), на наш взгляд вполне
допустимо и не противоречит никаким его положениям.
2. Под дифференциацией уголовного процесса при этом в работе
понимается существование в его системе ряда самостоятельных производств,
приспособленных для различных потребностей.
Признаками самостоятельного уголовно- процессуального производства
являются:
1) наличие у данного производства определенной материально-
правовой базы, объективно требующей отличий в законодательном
регулировании;
2) комплексность производства, то есть наличие определенных
особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех (или хотя
бы на нескольких) стадиях уголовного процесса;
3) наличие существенных различий по сравнению с обычным порядком
производства, которые в конечном итоге приводили бы к изменению форм
деятельности по этим делам.

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ