<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

химиотерапия изменила состояние некоторых больных. Я могу привести один
конкретный пример. Я знаю женщину, приходящую домашнюю работницу, мать
семейства, которая трудится, несмотря на галлюцинации. В это время на нее
воздействуют нейролептики, инъецируемые ей каждые 15 дней. Стоит ей только
включить пылесос, как ей слышится голос, начинающий с ней разговаривать, но
252 Глава III.Теории девиантного поведения


потом она не обращаем на нею внимания, потому что находится под действием
нейролептиков; а ведь прежде она разбила бы пылесос об стену. В этом вся
разница. Можно ли говорить, что она вылечилась? Она не вылечилась, но она
работает, зарабатывает себе на жизнь, заботится о своих детях, и для нее есть
место в обществе».
Иные могут возразить, что химические смирительные рубашки и та жизнь
зомби, на которую они обрекают человека, - возможно, и не лучший способ
обретения смысла существования, даже если речь идет всего-навсего о простой
домработнице. Разве безумие - как раз не средство избавления от реальности,
все содержание которой ограничено чужой квартирой и пылесосом. К сожалению,
еще ни разу не сообщалось о психиатре, работающем «под нейролептиками» и
продолжающем «зарабатывать себе на жизнь», несмотря на галлюцинации.
Такой пример, возможно, позволил бы проводить аналогии.
Как бы то ни было, и сейчас, в 1980 году, «психиатрия полностью
пробуксовывает». Один психиатр признался: «Нужно смиренно признать, что
диагноз ставят, не зная причин болезни, и что людей не лечат, а скорее опекают».
Канадский психиатр д-р Леманн, работающий в настоящее время в Отделении
психиатрических исследований в штате Нью-Йорк, сознается, что он всегда был
скептиком. «Долгие годы работы с психически больными, говорит он, убедили
меня в том, что все. чего можно ожидать от пилюль, -это частичное или
временное улучшение состояния».
Каково же будущее психиатрии? С одной стороны, исследования, а с
другой - «поиск путей, которые могли бы обеспечить более приятную жизнь всем
хроническим пациентам, - поясняет д-р Леманн. Не следует самообольщаться.
Общество агрессивно, чтобы идти вперед, нужно бороться. Больные на это не
способны. Для них необходимо найти особый мир, где-то между обществом и
клиникой. Мир, где они смогли бы наслаждаться большей свободой и
самостоятельностью, пользуясь защитой и поддержкой других».
Но предложила ли антипсихиатрия что-нибудь отличное от тех мест, где
пациент «смог бы сам найти для себя какой-то выход»? (Источник: Ж.Годфруа. Что
Такое психология?.М.: Мир, 1992. с. 187-190.)

_________________________________
Глава III.Теории девиантного поведения 253


Вопросы для самопроверки. Что бы проверить, как вы усвоили
содержание параграфа, ответьте на следующие вопросы:
1. В чем суть психодинамического подхода к человеческому поведению?
2. Опишите структуру личности по Фрейду? Какой компонент личности –
главный источник отклонений?
3. Что такое сублимация? Какова ее роль в контролировании
девиантности? Какие требования к личности предъявляет сублимация?
4. Что такое защитные механизмы? В чем общий принцип их действия?
5. В чем заключаются философские недостатки фрейдизма?
6. На чем основана созданная Риманом личностная типология?
7. В чем проявляется девиантность шизоидного типа?
8. В чем проявляется девиантность депрессивного типа?
9. В чем проявляется девиантность навязчивого типа?
10. В чем проявляется девиантность истерического типа?
11. В чем суть бихейвиористского подхода к поведению?
12. Что такое девиантность, согласно Скиннеру?
13. Возможно ли устранить все стимулы, способствующие девиантности?
14. Опишите подход когнитивной психологии к девиантности.
15. В суть теории конвенциональных интерпретаций?

_______________________________________




§3. Социально-психологические теории девиантности.
Социальная психология - это «спорная территория» между
социологией и психологией личности. Поэтому пусть вас не удивляет, что
некоторые идеи этого параграфа будут пересекаться с содержанием других
параграфов. Это объясняется стремлением представить вашему вниманию
254 Глава III.Теории девиантного поведения


как можно больше точек зрения на природу девиантности, отсюда частичные
повторы – неизбежны.
Если психология личностного направления интересуется
индивидуальными проявлениями девиантности, то социальную психологию
интересуют типичные закономерности поведения, свойственные
большинству людей, лежащие в основе девиантных действий. Согласно
взгляду личностной психологии, всякое проявление девиантности –
индивидуально. Индивидуальность обеспечивается, либо уникальным
сочетанием внутрипсихических процессов, либо уникальным набором
стимулов, либо уникальной, личностной интерпретацией.
Социальные психологи считают, что девиантное поведение – результат
действия устойчивых закономерностей психической организации людей.
Большинство этих закономерностей связаны с тем, что люди – социальные
существа и согласуют свое поведение друг с другом. Во второй половине ХХ
века социальная психология накопила значительный теоретический и
практический материал, способствующий лучшему пониманию природы
девиантности. Для девиантолога особую ценность представляют теория
когнитивного диссонанса, влияние конформизма на девиантность и
механизм подчинения, проявления девиантности в массовом поведении,
конвенциональные роли и интерпретации, как источник девиантности.
Одним из таких достижений является описание механизма
когнитивного диссонанса, автором которого считается Леон Фестингер. Он
обратил внимание на тот факт, что человек нуждается в Когнитивный
диссонанс –
согласованности своих поступков со своими убеждениями. рассогласование
между
Разумеется, само по себе это не было научным открытием. относящимися к
какому-либо
Психология, да и обычный здравый смысл давно уловили явлению или
событию
убеждениями,
эту склонность человека. Фестингер, однако, подробно
эмоциями,
намерениями и
исследовал сам механизм разрешения конфликта, поведением;
рассогласование,
возникающего в сознании, вследствии рассогласования порождающее
внутренний
конфликт и
дискомфорт.
Глава III.Теории девиантного поведения 255


поведения и убеждений. Он назвал этот механизм когнитивным
диссонансом, а практические выводы его теории нашли самое широкое
применение в политической и коммерческой рекламе, менеджменте, и в
практике реабилитации жертв «промывания мозгов». В чем суть теории.
Согласно Фестингеру, когда наши действия расходятся с нашими
убеждениями, в психике возникает более или менее сильное напряжение -
диссонанс. Сила диссонанса зависит от того, насколько значимы нарушаемые
убеждения для нашей личной системы ценностей и общего мировоззрения.
Разумеется, имеет значение и то, насколько сильно совершенный поступок
противоречит нарушаемым убеждениям. Снять или ослабить диссонанс
можно тремя путями: изменить поведение или его последствия, оправдать
свое поведение (рационализировать) или изменить убеждения.
Последнее положение как раз является самым
Установка –
интересным и революционным. До Фестингера полагали,
устойчивая
модель
что убеждения и установки определяют поведение
отношения к
чему-либо.
человека, а не наоборот! В связке «установки -
Включает в себя
пять
компонентов: поведение» роль «двигателя» приписывали именно
когнитивный,
эмоциональный, установкам. Фестингер же выяснил, что эта связка –
интенциональны
й (намерение и
типичный «тяни - толкай», где роль «двигателя» могут
готовность к
действию),
выполнять то установки, то поведение.
помимо
собственно
Говоря проще, когда у нас нет возможности
поведенческого, и,
наконец,
изменить свое поведение или его последствия и, когда мы
собственно
установку –
не имеем повода для самооправдания, – мы склонны менять
обобщенную
оценку.
свои убеждения. Многое здесь зависит от силы
возникающего диссонанса, от значимости убеждений и от ряда других
факторов, но суть остается той же – поведение воздействует на наши
убеждения. «Какое отношение это имеет к девиантологии?» – спросит
читатель. Самое прямое – ответим мы – это одно объяснений процесса
формирования девиантных установок. Например, человек, впервые
256 Глава III.Теории девиантного поведения


совершивший какой-либо девиантный поступок, может попасть под действие
этого механизма. Скажем, молодой человек, желая стать «своим» для
уличной компании способен на необычные и девиантные поступки.
Допустим, он кого- то избил в драке – распространенный способ закрепления
статуса в подобных группах. Предположим так же, что родители настойчиво
внушали ему мысль о недопустимости насилия. В результате
развивающегося диссонанса, юноша оказывается перед выбором: раскаяться
в содеянном или изменить прежнюю систему убеждений и признать насилие
допустимым. Если компания представляет для него ценность, скорее всего,
произойдет второе. Тем более, что раскаяние связано с ощутимым ударом по
самооценке, которой все мы дорожим. Более того, этот механизм можно
целенаправленно использовать для изменения убеждений и втягивания
человека в девиантную деятельность.
Выделившаяся из бихейвиоризма, теория социального научения
рассматривает девиантность, как результат социальных взаимодействий, в
ходе которых люди научаются девиантным моделям поведения и получают
соответствующие стимулы, способствующие его закреплению. Основное
внимание концентрируется на, различного рода, поощрениях и наказаниях,
способствующих научению и закреплению девиантных реакций. Важнейшие
поощрения и наказания – это знаки социального одобрения и отторжения,
получаемые индивидом от группы и других индивидов в процессе
взаимодействия. Социальные психологи считают, что для человека очень
важным является одобрение и признание его достоинств, выражаемое его
социальным окружением. Особенно важны знаки одобрения или отторжения,
исходящие от «значимых других» - референтной группы. Оценки со стороны
референтных (эталонных) групп служат основанием для самооценки и,
связанного с ней, чувства самоуважения. Самоуважение – важный фактор,
влияющий на поведение и образ мыслей людей. Отсюда, - люди, зачастую,
нарушают конвенциональные нормы, ради положительных оценок со
Глава III.Теории девиантного поведения 257


стороны представителей референтных групп. К числу других поощрений и
наказаний относят: материальную выгоду (убыток) от агрессивных действий;
викарный опыт - наблюдение за тем, как вознаграждают или наказывают
других; наконец, человек может сам назначать себе поощрения или
наказания. Крупнейшим представителем теорий социального научения
является А.Бандура, исследовавший прямое (на собственном опыте) и
викарное (на основе наблюдения за другими) научение насилию. Мы
ограничимся лишь кратким упоминанием об этой теории, поскольку она
близка, по своим основным положениям, теории дифференциальной
ассоциации, рассматриваемой в следующей главе.
Конформизм и девиантность. Развитию теории социального научения
способствовали многочисленные исследования феноменов
Конформизм
конформизма и социального давления. Пик экспериментального

корректирова
ние, изучения конформизма пришелся на 60-е гг. ХХ века.
согласование
индивидуальн
Взаимодействие людей друг с другом предполагает
ого поведения
в
определенный уровень конформизма, гарантирующий
соответстви
и с
конвенциональность выполняемых действий. В этом случае
требованиям
и с
конформизм носит нормативный характер и, наоборот,
ожиданиями
окружающих.
подавляет девиантность. Однако, в некоторых случаях,
конформное поведение может принимать явно девиантные формы.
Большинство людей, в результате деятельности институтов социализации и
социального контроля, закрепляют в своем сознании нормативные стандарты
общества. Эти стандарты определяют картину мира, восприятие внешних
явлений, поступков других людей и своих собственных и т.д. Отраженные в
сознании нормативные представления, будучи с детства поддерживаемыми,
образуют сферу «само-собой разумеющегося» - повседневности. Тем
парадоксальнее кажутся эксперименты ученых, показывающие, что
некоторые из этих «естественных» стандартов довольно легко отменяются
258 Глава III.Теории девиантного поведения


под влиянием группового конформизма. Классическим исследованием
данной проблемы считаются эксперименты С.Аша.
Соломон Аш, американский исследователь, заинтересовался в начале
60х гг. ХХ века проблемой, поднятой еще до него более ранними
исследователями. Проблема заключалась во взаимном влиянии людей на
мнения и оценки друг друга при совместном восприятии каких либо явлений.
Например, испытуемых просили описать траекторию движения слабого
источника света в темной комнате (который, на самом деле, не двигался)
(Шериф, 1956). В ситуациях неуверенности люди, в целом, не очень
доверяют своим оценкам, предпочитая согласовывать их с оценками других
людей. В результате наблюдался «резонанс искажений», когда испытуемые
ориентировались не столько на данные своих органов чувств, сколько на
групповые мнения. Аш решил доказать, что в ситуациях определенности,
когда нет места неуверенности восприятия, люди будут руководствоваться
своими мнениями и впечатлениями, а влияние группы будет минимальным.
Однако, его предположения, неожиданно не подтвердились. Эксперимент
Аша заключался в следующем. Группе из 7 –8 человек демонстрировали две
одинаковых карточки. На одной были изображены три линии различной
длины. На другой – одна линия, соответствующая какой-то из линий на
первой карточке. Линии достаточно сильно различались по длине, что бы их
можно было легко идентифицировать. Это подтвердили большинство
испытуемых, когда их просили в индивидуальном порядке назвать какой
именно, из линий на первой карточке, соответствует линия на второй. При
групповом эксперименте, все, кроме одного члена группы, были в сговоре с
экспериментатором. Было подстроено так, что бы реальный испытуемый
высказывал свое мнение последним. Подставные же участники эксперимента
давали неверные оценки, явно противоречащие тому, что можно было видеть
на карточках. Представьте себя на месте ничего не подозревающих
испытуемых Аша - вполне нормальные с виду люди утверждают нечто
Глава III.Теории девиантного поведения 259


противоречащее тому, что вы видите собственными глазами. Как результат:
треть (!) испытуемых соглашались с группой и давали неверные заключения
(Аш, 1962). Под влиянием мнений незнакомых людей, не имевших в своем
распоряжении никаких средств давления, люди отказывались Самомонито
ринг –
верить собственным глазам – разве это нормально? отслеживани
е своего
Возможным объяснением данных этого эксперимента поведения, на
предмет
можно считать, воспитываемую в членах обществ, привычку и соответстви
я ожиданиям
способность к самомониторингу. Контроль за соответствием окружающих.

поведения ожиданиям окружающих, является элементом социальной
компетентности. Если мы фиксируем расхождение между собственным
поведением и мнениями, и мнениями и поведением окружающих, наше
«социальное Я» подает нам сигнал тревоги. В случае сильного расхождения,
нам грозит опасность стать аутсайдерами, отверженными. Тогда как
соответствие социальным стандартам – источник социальных
вознаграждений (одобрение и признание). Поэтому, люди с детства
привыкают бессознательно согласовывать свое поведение с поведением
окружающих. Точно такой же механизм лежит в основе группового
проявления девиантности (например, подростковые уличные компании).
Поэтому, распространенное объяснение подростками своих девиантных
поступков (драк, случаев хулиганства и т.п.), – «Все делали, и я сделал» -
часто соответствует истине. Это вплотную подводит нас к проблеме
совершения девиантных поступков под влиянием подражания.
Деструктивное подражание. Феномен подражания тесно связан с
конформизмом. Люди подражают друг другу, опираясь на принцип
социального доказательства. Применительно к теме нашего
Феномен
разговора, этот принцип поведения может быть
Вертера –
эффект,
сформулирован следующим образом: в ситуациях
вызываемый
публичным
неуверенности, люди склонны копировать реакцию
описанием (в
книгах,
окружающих. Следует заметить, именно в ситуациях
фильмах, СМИ)
девиантных
поступков,
вызывающим
волну
подражаний.
260 Глава III.Теории девиантного поведения


неопределенности, неуверенности – т.е. в тех, когда требуется принятие
решения (выбор линии поведения), но нет ясного понимания, какое именно
поведение выбрать. Для социальных психологов долгое время являлся
загадкой, так называемый феномен Вертера. История открытия феномена
Вертера одновременно пугает и интригует. Более двухсот лет назад великий
немецкий писатель Иоган фон Гётте опубликовал свой знаменитый роман
«Страдания юного Вертера». Книга, главный герой которой, Вертер,
совершает самоубийство, вызвала большой общественный резонанс. Она не
только сделала Гетте знаменитым, но и вызвала волну самоубийств по всей
Европе. Этот феномен проявился столь ярко, что во многих странах власти
запретили роман. Американский социальный психолог Давид Филлипс
изучал действие феномена Вертера на протяжении нескольких лет. Его
особенно интересовали проявления феномена Вертера, вызванные
сообщениями средств массовой информации. Проведенное им исследование
показало, что сразу после публикации на первых страницах газет рассказа о
самоубийстве, число самоубийств в тех географических районах, где данный
случай получил широкую огласку, резко увеличивалось. Это, по мнению
Филипса, связано с тем, что некоторые неуравновешенные люди, прочитав о
самоубийстве какого-либо человека, лишают себя жизни, подражая ему.
Изучая психологический профиль «подражателей», Филипс пришел к
мысли, что подражание связано с действием таких факторов, как
неопределенность и сходство. Можно выделить два типа неопределенности:
1) личностная неопределенность, 2) ситуативная неопределенность.
Личностная неопределенность проявляется во внутренней неуверенности,
отсутствии ясных идеалов, ценностей, высоком уровне тревожности и т.д.
Она, в значительной мере, связана с ситуативной неопределенностью,
проявляющейся в воздействии на личность, сложных, нестандартных
ситуаций, выход из которых проблематичен. Связь проявляется в том, что
люди внутренне неорганизованные, неуравновешенные (личностная
Глава III.Теории девиантного поведения 261


неопределенность) чаще сталкиваются с подобными ситуациями. Чем шире и
ярче освещается в СМИ (книге, фильме) случай самоубийства (или другой
девиантный поступок), тем большее впечатление он способен произвести на
потенциальных «подражателей», и тем более массовым будет эффект
подражания.
Сходство между персонажем и «подражателем» так же немаловажный
фактор. Люди подражают, скорее, именно тем, кто чем-то похож на них.
Факторами сходства могут быть возраст, место работы, семейное положение
и любые другие характеристики персонажа, позволяющие «подражателю»
идентифицировать себя с ним?.
Самое интересное, что, как установил Филипс, подражание может быть
явным, а может быть и скрытым. Его натолкнул на эту мысль тот факт, что
после публикаций в прессе или телевизионных репортажей, повествующих о
самоубийствах, возрастала не только статистика самоубийств (явное
подражание), но и число несчастных случаев – автокатастроф, аварий и т.п.
По мнению Филипса, это проявления скрытого подражания. Многие люди не
решаются на самоубийство (или другую форму девиантности) в открытую.
Подобное поведение связано с моральным осуждением, угрызениями
совести. В результате, некоторые, не подражая явно, могут «нечаянно»
повторить акт девиантности (отвлечься от управления автомобилем,
нарушить правила безопасности и т.п.). В приложении к параграфу вы
найдете описание роли подражания в случае массового самоубийства в
Джонстауне.
Деструктивное подчинение. Подчинение авторитетам – тем, кто
обличен большей властью или более компетентен – один из основных
принципов организации жизни в человеческих обществах. В своей
повседневной жизни мы постоянно подчиняемся авторитетам и зависим от

?
Кстати, момент идентификации важен при анализе случаев девиантности, вызванной подражанием
кумирам и лидерам. Эти формы особенно характерны для подростков: информация о том, например, что
их кумир (киноактер, эстрадная звезда) принимает наркотики, «дает санкцию» на употребление
наркотиков поклонниками, поскольку кумир – объект сильнейшей идентификации.
262 Глава III.Теории девиантного поведения


них. Врачи, учителя, сотрудники служб сервиса, управленцы – все это
авторитеты, которым мы подчиняемся и от которых зависим. Ни один
человек не может знать всего, поэтому приходится доверять экспертам в той
или иной области. Социальные психологи считают, что подчинение
авторитетам закрепляется на уровне условного рефлекса, и часто происходит
автоматически, на «автопилоте». К сожалению, зачастую, этот механизм
срабатывает, когда людей принуждают к совершению явно девиантных
действий. Достаточно вспомнить некоторых нацистских преступников,
осужденных на Нюрнбергском процессе. Эти, во всех отношениях
нормальные в частной жизни люди (имеющие семью, любящие своих детей,
не отягощенные пороками), будучи на службе были способны убивать и
мучить ни в чем не повинных людей. Впоследствии многие из них на суде
искренне заявляли, что «они просто выполняли приказ».
Социальный психолог С.Милграмм, в своих знаменитых шокирующих
экспериментах, показал, как обычные люди, подчиняясь авторитету,
оказываются способны причинить серьезные (даже смертельные) мучения
человеку, не сделавшему им ничего плохого. Вкратце, эксперимент
Милграмма заключался в следующем. Людям, принимавшим участие в
эксперименте (набранным для участия за плату, по объявлению) сообщили,
что изучается воздействие наказания на память. Из общего числа
добровольцев отбирались двое, один из которых играл роль ученика, другой
– учителя. «Ученика» привязывали к стулу и подсоединяли к нему
электроды, которые тянулись к пульту, расположенному перед учителем. На
пульте располагались тумблеры подачи тока. Каждый тумблер увеличивал
напряжение тока, на 15 вольт, по сравнению с предыдущим. Всего было 10
тумблеров, подающих ток напряжением от 15 до 450 вольт. Над тумблерами
имелись предупредительные надписи, например 50 вольт – «легкий шок», 90
вольт – «болезненный шок» и т.д. «Учитель» зачитывал «ученику» пары
слов из списка. Затем, «учитель» называл первое слово из пары, а «ученик»
Глава III.Теории девиантного поведения 263


должен был вспомнить второе. В случае ошибки учитель должен был
наказать ученика ударом тока. За каждую следующую ошибку силу разряда
нужно было увеличивать на 15 вольт, включая следующий тумблер. Ученик
ошибался довольно часто и получал разряды все возрастающей мощности.
После 60 вольт он начинал жаловаться на боль. После 100 - требовал, что бы
его выпустили, упоминая слабое сердце. На 200 – громко кричал, что ему
больно, и он отказывается продолжать эксперимент. Каждый раз,
находящийся рядом экспериментатор требовал продолжать наносить удары.
После 300 вольт ученик кричал и стучал ногами в стену, потом замолкал.
Экспериментатор требовал продолжать наносить удары – «Отсутствие ответа
расценивается как неверный ответ, продолжайте!». В результате, больше
половины участвующих в эксперименте рядовых граждан (65%) довели силу
наносимых ударов до 450 вольт – т.е. фактически убили малознакомого им
человека. Большинство отказавшихся продолжать мучить «ученика», вышли
из эксперимента, доведя напряжение примерно до 300 вольт, успев
причинить «ученику» немалые страдания. Это при том, что многие, в ходе
эксперимента, испытывали явный дискомфорт (нервничали, кусали пальцы),
а экспериментатор не имел никаких средств давления, кроме вербальных
приказов. Разумеется, никаких ударов на самом деле, ученик не получал, это
был помощник экспериментатора, а крики были заранее записаны на
магнитофон. Но испытуемые об этом не знали и думали, что все происходит
по настоящему, – это было однозначно подтверждено в последующих
интервью с ними. Интересно, что на стадии подготовки к эксперименту
Милграмм консультировался с ведущими психиатрами Америки по поводу
того, какой процент обычных людей сможет дойти до крайней отметки в 450
вольт. Ответ экспертов был – «один из тысячи, с выраженными садистскими
наклонностями». Они недооценили реальный показатель более чем в 500
раз.? Эксперимент вызвал бурную реакцию в научных и общественных

?
Мы описали эксперимент Милграмма кратко, приведя только основные моменты, тем кто
заинтересовался и хотел бы узнать о подробностях эксперимента, рекомендуем книгу С.Милграмма
264 Глава III.Теории девиантного поведения


кругах и неоднократно повторялся, всегда – с похожим результатом.
Объясняя эксперимент, большинство психологов указывают, что ведущим
фактором явилось подчинение авторитету экспериментатора,
ассоциировавшегося с «большой наукой». Таким образом, Милграмм
экспериментально доказал, что значительный процент людей под влиянием
авторитета способен нарушать даже такие важные и закрепленные в
сознании нормы, как запрет на убийство и причинение мучений.
Девиантность массового поведения (феномены социальных
агрегатов). Еще в прошлом психологи, интересующиеся поведением масс,
заметили, что поведение человека в толпе резко меняется. Человек
оказывается способен на такие поступки, которые бы никогда не совершил
самостоятельно, например убийство, погром. Революции и массовые
движения XIX – XX вв. дали исследователям множество примеров
девиантного поведения массового типа. Современность то же полна
Социальный
подобными примерами. Те, кто видел по телевизору записи старых агрегат –
относительно
концертов группы «Битлз», могли обратить внимание на не вполне кратковременное,
внутренне
адекватное поведение публики (прежде всего, кричащих, плачущих неструктурированн
ое объединение
от восторга, заламывающих руки женщин). Не совсем, мягко разных людей, на
основе общей цели,
говоря, нормальным бывает поведение публики на рок-концертах, сопровождающееся
изменением
футбольных стадионах и в других местах массовых мероприятий. психологического
состояния
Описывая большие, внутренне неорганизованные группы, составляющих
агрегат индивидов,
состоящие из множества разных людей, объединенных какой-либо приводящим к
появлению
коллективной
целью, ученые используют термин «социальный агрегат». В
«субличности»
отличии от других типов групп (малые и вторичные группы,
организации) агрегат не имеет внутренней структуры (набора статусов и
ролей), а в поведении людей, составляющих агрегат, отсутствует личностный
аспект. «Нормальные» индивидуально-психологические процессы в агрегате
протекают совсем по другому. В обычной жизни, «нормальное» поведение


«Эксперимент в социальной психологии», выпущенную издательством «Питер».
Глава III.Теории девиантного поведения 265


предполагает, во-первых, наличие самосознания (Я-образа), придающего
поведению личностный характер. Люди отличаются друг от друга своей
индивидуальностью, проявляющейся как в личностном (напр.: дружба,
любовь), так и в ролевом поведении (напр.: профессия, общение с
посторонними). Во-вторых, «в норме», большинство людей контролируют
проявление своих эмоций, подстраиваясь под существующие правила
приличия, или «внимая доводам разума». Таким образом, индивидуальность,
самоконтроль и рациональность можно рассматривать, как атрибуты
«нормы». В агрегате эти атрибуты полностью отсутствуют, заменяясь своей
противоположностью. Во-первых, исчезает «Я-идентичность», чувство
собственной индивидуальности, своего «Я». Она заменяется «Мы-
идентичностью», чувством общности, индивидуальность при этом
утрачивается. Образуется как бы групповая виртуальная личность,
подчиняющая себе индивидуальные личности. Как результат, люди,
составляющие агрегат теряют чувство ответственности за свои действия –
даже самые девиантные. Ответственность – это атрибут «Я», она носит
личностный характер. «Мы-образ» предоставляет «амнистию», любым
поступкам (на момент осуществления, позже, выйдя из агрегатного
состояния человек способен испытывать раскаяние). Во-вторых, резко
возрастает эмоциональность мышления и импульсивность поведения.
Агрегат всегда эмоционален, эмоции превалируют над разумом. Можно
сказать, что мышление становиться эмоционально-образным. Эмоции
отличаются крайностью и простотой, агрегату не свойственны тонкие
переживания. Как следствие, люди, составляющие агрегат, оказываются не
способны к сложным рассуждениям. В-третьих, агрегат ориентирован на
действие, дающее выход эмоциям. Активность агрегата требует выхода, и,
как правило, находит его. В четвертых, агрегат управляем, ему нужен вождь
(в случае с толпой) или кумир (в случае с публикой). Без внешнего
руководства агрегат не может долго существовать. Активность толпы
266 Глава III.Теории девиантного поведения


направляется вождем (оратором), в своем поведении, люди, составляющие
толпу ориентированы на вождя, личность и идеи которого выполняют роль
объединяющего элемента. Публика, так же не может существовать без
внешнего объединяющего и управляющего элемента – кумира, источника
информации. Таковы, вкратце, характерные черты массового поведения.
Для девиантологов это крайне интересное поведение. Само
психологическое состояние человека, в составе агрегата можно назвать
«ненормальным». Действующие в агрегате эффекты заражения способствуют
мгновенному распространению девиантных моделей поведения. Можно
сказать, что агрегат находится в потенциальном состоянии «на грани», на
грани коллективного нарушения норм. Воодушевленная политическими
идеями толпа, легко переходит к погромам, переживание болельщиков за
свою команду легко превращается в драку, обезумевшие от восторга
поклонники, могут растерзать своего кумира и т.д. Многие случаи массового
нарушения социальных норм объясняются именно спецификой агрегатного
состояния.
В общем, можно условно выделить два типа агрегатов: стихийные,
спонтанные, возникающие самостоятельно, и спланированные,
организованные с какой –то целью. К первым можно отнести стихийные
демонстрации или случаи массовой паники. Ко вторым – организованный
митинг или аудиторию рок-концерта. Отдельную и крайне интересную
группу составляют организуемые виртуальные агрегаты, к которым
относятся аудитории СМИ – газет, журналов, телевидения. Виртуальными
мы их называем потому, что фактически речь идет об изолированных друг от
друга людях (в отличии от толпы и публики), одновременно получающих
информацию из одного источника, и часто, реагирующих, как коллективная
личность - агрегат. Тех, кто заинтересовался данной темой и хотел бы
познакомиться с ней подробнее, отсылаем к специальной литературе по
массовой коммуникации.
Глава III.Теории девиантного поведения 267


Попытки ученых объяснить природу агрегатного состояния, привели к
концепции трех уровней человеческого поведения. В наиболее обобщенной и
целостной форме она была представлена в работах отечественных
специалистов Санкт-Петербургско социально-психологического центра (см.:
В.Ю. Большаков. «Эволюционная теория поведения»). Применяя основные
идеи этой концепции для нужд девиантологического анализа, коротко
передадим ее суть.
Поведение человека направляется тремя группами регуляторов,
соответствующих трем уровням поведения: 1) личностный уровень; 2)
ролевой уровень; 3) уровень массового поведения. Все три уровня поведения
проявляются в повседневной жизни. На первом уровне действуют
регуляторы индивидуального типа, позволяющие максимально раскрывать
личностный потенциал. Таково поведение человека в кругу друзей, семьи –
везде, где он действует, как полноценное, самостоятельное и многогранное
«Я». На втором уровне действуют ролевые регуляторы, ограничивающие
индивидуальность. Например, на работе, с коллегами, знакомыми – там, где
многогранность «Я» ограничена ролью, а ценности, эмоции и переживания
имеют вторичное значение. Третий уровень – это массовое поведение, где
действую биологические и подсознательные регуляторы, подавляющие «Я» и
заменяющие его «Мы». Таково поведение в составе агрегатов.
Обобщенно это можно представить в виде таблицы, упорядочивающей
свойственные каждому уровню поведенческие и психологические
особенности:
три уровня поведения
Уровень Регуляторы Поведение Мышление Проявление
Личностные Ценностно-ориентиро- Свободное, В референтной
1. Личностный
ценности, эмоции, ванное, эмоционально- критическое, группе,
рассуждения; вовлеченное, широкий ясное, хотя, индивидуальное.
задействованы все диапазон свободно часто Поведение с
аспекты личности выбираемых реакций, эмоциональное друзьями, членами
наличие самоконтроля. , личностный семьи,
Рефлексия. взгляд на вещи. самостоятельное
принятие решений.
Ролевые Рациональное, Прагматическ Во вторичной
2. Ролевой
предписания, подчинено ролевым ое, группе. Поведение
268 Глава III.Теории девиантного поведения


правила, предписаниям, эмоции ограничено с коллегами,
конвенциональные погашены, спектр задачами начальством,
нормы; поведенческих роли, знакомыми. В тех
задействованы реакций ограничен. предписанны ситуациях, где
аспекты личности,
Высокая степень й взгляд на определяющую
относящиеся к роли.
самоконтроля. вещи. роль играют ясные
Самомониторинг. правила.
Биологические Иррациональное, Образное, В толпе, в составе
3. Массовый
влечения, сильные импульсивное, узко- посредством публики, на
эмоции, архетипы ориентированное, символов, массовых
коллективного эмоции накалены, мифологичес мероприятиях: в
бессознательного; поведенческие кое, составе социальных
задействованы реакции подчинены ограничено агрегатов, в составе
глубинные общему ритму и извне аудитории СМИ
влечения и направлению. задаваемыми (особенно в случае
инстинкты, Отсутствие образами и пропагандистской
самосознание самоконтроля. идеями. или рекламной
ограничено или Нерефлексивное, Коллективны кампании)
полностью синхронизированное. й взгляд на
подавлено. Подражание и вещи
заражение.


Таким образом, мы получаем три различных уровня психологической и
поведенческой «нормальности». Поведенческие, когнитивные и
эмоциональные реакции на каждом уровне имеют свою специфику. Мы
предвидим, что у определенной части читателей сразу возникнет вопрос: «А
какой из этих трех уровней поведения самый нормальный?». Нужно
понимать, что постановка такого вопроса возможна только в рамках
философского анализа. Социальная психология, оставаясь наукой, этот
вопрос не ставит и не отвечает на него. Все три уровня поведения
наблюдаются и воспринимаются, как факты, которые должны быть описаны.
Девиантность и ролевое поведение. Одно из возможных социально-
психологических определений девиантного поведения – это поведение,
связанное с нарушением ролевых предписаний. Все мы в повседневной жизни
играем какие-либо роли: профессиональные, семейные, общесоциальные
(напр.: пассажир общественного транспорта). Роль предполагает наличие
более или менее четко очерченных предписаний, устанавливающих правила
поведения. Предписаниям соответствуют ожидания, имеющиеся у партнеров
по ролевому взаимодействию. Это, своего рода обоснованные
Глава III.Теории девиантного поведения 269


предположения, относительно действий других людей. Почему
обоснованные? Потому, что и исполнитель роли и те, на кого она
ориентирована (партнеры и зрители) более или менее ясно представляют,
какое именно поведение должно быть реализовано. Эта информация
черпается как из нормативной сферы культуры, так и из личного опыта. Роли
могут различаться между собой по степени регламентированности.
Регламентации подлежат два аспекта роли: то, что нужно делать
(содержательный аспект) и то, как это нужно делать (церемониальный
аспект). Например, ролевое поведение военнослужащих регламентировано
очень жестко: вплоть до конкретных движений, слов и интонаций. На
другом полюсе находится крайне слабо (на первый взгляд)
регламентированное ролевое поведение, например, поведение прохожего на
улице. Нарушения церемониального или содержательного аспекта роли
представляют собой девиацию, связанную с неоправданием ожиданий. Для
девиантологического подхода имеют особе значение такие факторы ролевого
поведения, как социальная компетентность, ожидания и интерпретации
ожиданий.
Социальная компетентность предполагает, в первую очередь знание
содержания роли – того, что нужно делать. Человек может оказаться в
необычной, новой для себя ситуации и вести себя как девиант потому, что
просто не знает, как именно ему следует поступить. Этот вид девиантности
часто проявляется при столкновении с другими культурами. Например, в
некоторых азиатских странах признаком хорошего тона считается громкая
отрыжка после еды, символизирующая, что гостю понравилось угощение
хозяев. Представитель азиатской культуры, ведущий себя подобным образом
в России, будет девиантом, именно потому, что он просто не знает, что роль
гостя в нашей стране исключает подобное поведение. Добавим, что для
полноценного исполнения роли одного знания не достаточно, нужен опыт
подобного поведения. Именно опыт, в значительной мере, проясняет
270 Глава III.Теории девиантного поведения


церемониальный аспект – как нужно исполнять роль. Вспомните, например,
неловкость, которую вы, может быть, чувствовали на первом свидании.
Возможно, вас мучили подозрения, что вы что-то делаете не так. Хотя в
целом, вы, наверное, представляли, что вам нужно делать (гулять,
разговаривать, делать друг другу комплименты и т.п.). Все это относительно
«простые» виды девиантного поведения, связанные либо с
Культурный
культурным шоком, либо с недочетами в процессе
шок –
замешательс
социализации. Сюда можно отнести иногда возникающие
тво и
удивление, а
иногда и трудности согласования личного состояния с требованиями
возмущение,
вызываемое
роли, например, смех на похоронах, или слезы на свадьбе.
столкновение
м с другой
Гораздо интереснее девиантное поведение, связанное с
культурой
нарушением неявных ролевых предписаний, которое можно рассматривать,
как нарушение ожиданий и несовпадение интерпретаций. Можно выделить
целый ряд социальных ситуаций, для которых отсутствует четкий регламент:
вечеринки, знакомства и другие неформальные способы
времяпрепровождения; случайные столкновения людей (например, просьба
передать деньги за билет в транспорте). Условно говоря, когда люди
вступают в не жестко регламентированное взаимодействие, они каким-то
образом должны интерпретировать ситуацию и уловить ожидания партнеров
по взаимодействию. Придя на вечеринку в малознакомую компанию, мы
поначалу присматриваемся к другим гостям, пытаясь составить о них
впечатление. Они заняты тем же. Впечатления о других нам нужны, в первую
очередь, для того, что бы конкретизировать возможные ожидания,
предъявляемые к ним, ведь от незнакомого человека можно ожидать всего
чего угодно. Одновременно, мы стараемся угадать их ожидания, что бы не
попасть впросак и не выглядеть недотепами или «лохами». Идет
интенсивный обмен сигналами. Окружающие обмениваются информацией
(жестами, взглядами, репликами), производя друг на друга впечатление и,
одновременно, задавая друг другу возможные интерпретации ситуации.
Глава III.Теории девиантного поведения 271


Постепенно общение становится все более раскованным: вырабатывается
общая интерпретация ситуации. Для компетентного поведения в подобных
ситуациях, необходима чувствительность к улавливанию ожиданий и умение
вникать в групповую интерпретацию ситуации и участвовать в ее выработке.
Кроме того, требуется хорошее знание «социальных контекстов» – целого
ряда неявных, но всеми признаваемых правил, регулирующих жизнь людей.
Эти умения могут быть отнесены к отдельному аспекту социальной
компетентности.
Таким образом, когда кто-то ведет себя девиантно, это, фактически
означает нарушение или отсутствие чувствительности к социальным
ожиданиям; неумение правильно расшифровать передаваемые участниками
взаимодействия сигналы и, опираясь на них, интерпретировать ситуацию.
Именно с этим, часто бывает связано девиантное поведение. Разумеется, это
– описательная модель. Нет общепринятого представления о причинах
нарушения социальной компетентности. К ним могут быть отнесены, как
различные нарушения и недочеты социализации, так и возможные
нарушения индивидуально-психологической нормы, например шизофрения.
Кстати сам феномен шизофрении может быть рассмотрен в терминах
психологии ролевого поведения. Американский социальный психолог Томас
Шефф предположил, что шизофрения может быть понята, как
Остаточные
нормы -
«нарушение остаточных норм». «Остаточные нормы» как
неявные, “само-
собой
раз и образуют те социальные контексты, о которых мы
разумеющиеся”
правила
говорили выше. Это не проговариваемые явно, но всеми
взаимодействия,
служащие
разделяемые правила взаимодействия. К ним относится,
основой всех
социальных
например, требование периодически смотреть на собеседника
контактов.

во время разговора, требование контролировать свои движения и жесты,
умение понимать общепринятые контексты взаимодействия (отличать
веселье от грусти, праздник от траура и т.д.). Шизофрения, по мнению
Шеффа, как раз и означает систематическое нарушение этих норм. В
272 Глава III.Теории девиантного поведения


обычной жизни многие из нас периодически нарушают остаточные нормы.
Человек, глубоко скорбящий о смерти близкого, может общаться с другими
«неестественно». В подобных случаях, такое поведение допускается. Однако
если человек ведет себя странно без видимых причин, то это, по видимому
говорит о том, что он «ненормален». Как следствие может иметь место
приклеивание ярлыка «ненормального», что вызовет дополнительные
сложности в социальном взаимодействии. Подробнее о ярлыках говорится в
следующем параграфе.
Обобщая наш краткий обзор социально-психологических теорий
девиантности, выделим наиболее важные положения:
Резюме:
• социальная психология рассматривает девиантность в контексте
тех психологических механизмов, которые формируются и
проявляются под влиянием взаимодействия человека с другими
людьми;
• принцип когнитивного диссонанса объясняет, как могут
вырабатываться девиантные установки и происходить
девиантные изменения мышления и поведения людей;
• некоторые отклонения в поведении связаны с феноменами
конформности и подчинения авторитету, искажающими
индивидуальную оценку ситуацию и создающие условия для
девиантности «по согласию» или «по приказу»;
• примеры массовидного поведения, в составе социальных агрегатов,
могут рассматриваться как случаи коллективной девиантности; с
другой стороны, можно выделить три уровня поведения:
личностный, ролевой и массовый, имеющих свою специфику и
нормативность;
• наконец, девиантное поведение может рассматриваться в
контексте нарушений правил ролевого взаимодействия и
Глава III.Теории девиантного поведения 273


неспособности расшифровывать социальные контексты; с позиций
этого подхода, некоторые психические отклонения могут
рассматриваться как нарушения остаточных норм.
______________________________


Приложения к параграфу.
Двойное принуждение и шизофрения
Парадоксальная коммуникация, лежащая в основе двойного принуждения.
чаще всего принимает форму приказа, который «нужно выполнить, но выполнение
которою состоит в том, чтобы проявить неповиновение». Таким образом,
парадоксальная коммуникация ставит участвующего в ней человека в
«невыносимое положение».
По мнению Уотслэвика. парадоксальные приказания встречаются в
повседневной жизни чаще, чем обычно думают; поэтому их осознание весьма
важно для «психического здоровья партнеров, идет ли речь об отдельных людях,
семьях, обществах или нациях». Вот несколько примеров, взятых из разных работ
» этого автора.
Первый пример рецепт - парадоксальной материнской коммуникации,
который предлагает Гринсборг. Подарите своему сыну две одинаковые
спортивные рубашки. Как только он в первый раз наденет одну из них, печально
на него посмотрите и произнесите проникновенным голосом:
«А другая, - она тебе не нравится?»
Другой пример показывает, что двойное принуждение можно понять в
рамках системы, в которой не только «любая модель вызывает реакцию», но где
«сама эта реакция упрочивает общую схему».
«Представим себе, что отец-алкоголик начинает вдруг запутывать своих
детей, требуя от них, чтобы они относились к нему как к любящему и нежному
отцу, а не как к злому и жестокому пьянице, каковым он на самом деле и является.
Теперь дети не должны обнаруживать страх, когда отец возвращается домой
пьяным и угрожает им, так что им ничего не остается делать, как скрывать свое
подлинное отношение к нему и соглашаться на притворство. Но предположим, что
после того, как они в этом преуспели, отец вдруг обвиняет их в том, что они,
274 Глава III.Теории девиантного поведения


скрывая свой страх, обманывают его, т.е. обвиняет именно в том поведении,
которое сам навязал им своим террором. Если дети теперь обнаружат страх, они
будут наказаны, так как своим поведением напомнят отцу, что он опасный
алкоголик; если же они скроют страх, их накажут за «неискренность»; а если они
попытаются протестовать и установить метакоммуникацию (например, говоря
отцу: «Посмотри, что ты с нами делаешь!..»), они рискуют подвергнуться
наказанию за «дерзость». Положение действительно невыносимое. Если вдруг
кто-нибудь из детей решит выйти из него, притворившись, что видел дома
«громадную черную гориллу, извергающую огонь», отец вполне может
заподозрить ребенка в галлюцинациях. Любопытно, однако, что в данном
контексте такое поведение, пожалуй, единственно возможное. В сообщении
ребенка не содержится ни прямою указания на отца, ни отрицания причастности
отца к ситуации: другими словами, ребенок указывает теперь причину своею
страха, но делает это, как бы подразумевая, что причина страха совсем иная.
Поскольку никаких черных горилл поблизости нет, ребенок по сути дела говорит:
«Ты кажешься мне опасным зверем, от которого пахнет алкоголем»; но в то же
самое время он отрицает это утверждение, прибегая к невинной метафоре. Один
парадокс противоречит другому, и отец оказывается заданным в угол. Он не
может больше принуждать ребенка скрывать страх, поскольку тот боится не его, а
какого-то воображаемого существа. Не может он и изобличить ребенка в
фантазировании, ибо тогда он должен будет признать, что он похож на опасного
зверя, а вернее, что он сам и есть этот зверь».
Приведем, наконец, последний пример, показывающий, как попадают в
ловушку после расшифровки сообщений, сделанных партнерами, что «уменьшает
число возможных последующих ударов».
«Мать звонит психиатру по поводу своей дочери, страдающей
шизофренией; она жалуется, что у девушки начался рецидив заболевания. Девять
шансов из десяти за то, что эти слова матери просто означают: дочь выказала
матери свою независимость и кое-что ей «ответила». Например, дочь недавно
переехала на новую квартиру, чтобы жить отдельно, что не совсем
согласовывалось с планами матери. Врач попросил мать привести пример
«аномального» поведения дочери. Мать ответила: «Ну вот,. сегодня я хотела,
чтобы она пришла ко мне обедать, и у нас было крупное объяснение, гак как она
сказала, что не хочет». Когда врач спросил, чем кончилось это объяснение, мать с
Глава III.Теории девиантного поведения 275


некоторым раздражением ответила: «Ну, конечно же, я убедила ее прийти, потому
что знаю, что на самом деле она хотела прийти, и у нее никогда не хватает духу
отказать мне». Отказ дочери означает для матери, что на самом деле та хочет
прийти, так как мать лучше ее знает, что происходит у той в «больном сознании»;
согласие же дочери означает для матери лишь то, что у той никогда не хватает
духу отказать. Таким образом, мать и дочь оказались жертвами парадоксального
наклеивания ярлыков на сообщения».
Столкнувшись с невыносимой абсурдностью ситуации, человек, не
способный к метакоммуникации, может обнаружить одну из следующих реакций:
1. У него может сложиться впечатление, что какие-то существенные
элементы ситуации от него ускользают, не позволяя ему уловить ее скрытый
смысл, который другие, похоже, находят логичным и связным. В результате его
охватывает потребность выявить эти элементы, и он кончает тем, что начинает
принимать за них самые безобидные факты, не имеющие к ситуации
существенного отношения;
2. Человек может реагировать на озадачивающую его логику ситуации,
подчинившись всем ее требованиям и принимая их буквально, не делая различий
между главным и второстепенным, правдоподобным и нереальным...
3. Наконец, он может полностью выйти из игры, отрезав все пути
коммуникации и демонстрируя скрытность и неприступность.
Каждая из этих трех схем поведения вызывает одну из трех форм
шизофрении: параноидную, гебефренную или кататоническую. Действительно, как
отмечают Бейтсон и его сотрудники, когда человек «не в состоянии без
основательной посторонней помощи расшифровывать и комментировать
сообщения других людей», он «похож на саморегулирующуюся систему,
лишившуюся своею регуляторного устройства; он обречен двигаться по спирали,
совершая постоянные и всегда систематические искажения»; УОТСЛЭВИК
добавляет к этому, что коммуникация шизофреника, уже сама по себе имеющая
парадоксальный характер, накладывает печать парадоксальности и на его
партнеров, так что создается порочный круг.
(Источник: Годфруа Ж. Что такое психология?, М.: Мир., 1992.)



Подражание смерти (к теории подражания Филипса).
276 Глава III.Теории девиантного поведения


Филипс провел серию широкомасштабных исследований причин убийств
(Филипс, 1983). Результаты этих исследований не могут не вызывать тревогу.
Было выяснено, что число совершенных убийств резко увеличивается после
широкого освещения средствами массовой информации актов насилия.
Сообщения в вечерних новостях о боях боксеров-тяжеловесов вызывают, по всей
видимости, заметное увеличение числа убийств в Соединенных Штатах, Анализ
выявленной закономерности, проводившийся в период с 1973 по 1978 год,
убедительно показал, что агрессивные действия в данном случае имеют
подражательный характер. Так, в течение десяти дней после того, как на ринге
терпел поражение черный боксер, значительно увеличивалось число убийств,
жертвами которых были молодые черные мужчины, но не молодые белые. Если
же проигрывал белый боец, именно молодых белых мужчин, а не молодых черных
убивали чаще в последующие десять дней. Объединяя результаты данного
исследования с ранее сделанными Филипсом выводами, касающимися
совершения самоубийств, можно с уверенностью сказать, что существует
удручающая тенденция распространения отраженного в средствах массовой
информации агрессивного настроя на имеющих общие черты людей, причем
агрессия может быть направлена как против самого себя, так и против другого.
Джонстаунская трагедия.
Коль скоро грандиозность силы подражания осознана, становятся
понятными причины одного из самых широкомасштабных «актов уступчивости»
нашего времени — массового самоубийства в Джонстауне, в Гайане. Это
трагическое событие заслуживает подробного рассмотрения.
Возникший в Сан-Франциско Народный Храм являлся организацией
культового типа, которая привлекала в свои ряды малоимущих жителей этого
города. В 1977 году преподобный Джим Джонс — бесспорный политический и
духовный лидер группы — обосновался с основной частью членов организации в
небольшом поселении в джунглях Гайаны в Южной Америке. Там Народный Храм
существовал в относительной изоляции. Однако, через некоторое время, один из
американских конгрессменов, посещавших Гайану, побывал в Джонстауне. Его
возмущение увиденным было столь ве6лико, что он пообещал довести
подробности до сведения Конгресса (в секте царил жесткий тоталитарный
порядок; Джонс подвергал сексуальной эксплуатации всех женщин общины и т.д.)
Глава III.Теории девиантного поведения 277


Тогда Джонс, испугавшись возможного преследования, отдал одному из
своих фанатиков тайный приказ убить конгрессмена, а сам обратился к общине с
пламенной речью. Представив дело так, будто один из «наших братьев»
самостоятельно убил конгрессмена, он начал свой призыв. Для начала он
припугнул жителей общины тем, что с ними сделают американские вояки, которые
«не пожалеют ни детей, ни стариков». Затем он призвал всех к коллективному
самоубийству «во имя спасения», которое «является нашим единственным
выходом». Речь (фонограмма сохранилась) была произнесена по всем правилам
ораторского искусства, и в результате более 900 человек приняли лимонад с
цианистым калием. Матери поили своих детей, потом пили сами...
Когда комиссия конгресса, обеспокоенного исчезновением сотрудника,
прибыла на место, ее взору представилось групповое кладбище. Человек,
которому удалось спастись, рассказывал, что они пили яд так, точно были
загипнотизированы или что-то в этом роде. Общественность, узнав о трагедии,
была шокирована. Люди только и делали, что спрашивали друг друга: «Что они
вообще делали в Южной Америке?», «Что послужило причиной?»
Да, «что послужило причиной?» — это ключевой вопрос. Почему люди
оказались такими уступчивыми? Были предложены различные объяснения.
Некоторые предполагали, что большое значение имели особенности личности и,
соответственно, поведения Джима Джонса. Члены общины любили этого
человека, считали его своим спасителем, доверяли ему, как отцу, и почитали его,
как императора. Другие исследователи считали основной причиной то, что
членами Народного Храма были люди определенного рода. Они в большинстве
своем были бедными и необразованными и готовы были отказаться от своего
права на свободу мыслей и действий ради обретения безопасности в месте, где
все решения за них принимал бы лидер. И наконец, некоторые исследователи
подчеркивали, что Народный Храм являлся по своей сути квазирелигиозной
организацией, в которой имела место слепая вера в культового лидера,
обладавшего огромным авторитетом.
Без сомнения, в каждой из этих гипотез содержится рациональное зерно, но
я не нахожу данные объяснения исчерпывающими. В конце концов, в мире полно
религиозных организаций, членов которых ведет за собой харизматическая
фигура. В прошлом обстоятельства нередко складывались подобным образом. Но
практически никогда и нигде не происходили события, даже отдаленно
278 Глава III.Теории девиантного поведения


напоминающие инцидент в Джонстауне. Должно было иметь место что-то еще,
что сыграло решающую роль.
Ключ к разгадке нам поможет найти ответ на следующий вопрос: «Если бы
община осталась в Сан-Франциско, подчинились бы ее члены требованию
преподобного Джима Джонса?» Конечно, это крайне умозрительный вопрос, но
некоторые исследователи не имеют сомнений относительно ответа. Луис
Джолион Уэст, ведущий специалист в области психиатрии и науки о поведении
(университет Калифорнии, Лос-Анджелес), руководитель нейропсихиатрического
сектора в этом учреждении, в течение многих лет занимался изучением
различных культов. Он начал наблюдать за Народным Храмом за восемь лет до
трагедии, происшедшей в Джонстауне. Когда у доктора Уэста брали интервью
непосредственно после данного события, он заявил: «Этого не случилось бы в
Калифорнии. Но они жили в полной изоляции от мира, в джунглях, в чужой
стране».
К сожалению, на слова Уэста в суматохе, вызванной трагедией, мало кто
обратил внимание. Однако наблюдение доктора Уэста вполне соотносится с тем,
что мы знаем о принципе социального доказательства, и высвечивает причину
патологической уступчивости членов Народного Храма. Важной предпосылкой
являлся имевший место годом ранее переезд организации в поросшую джунглями
страну с незнакомыми обычаями и враждебно настроенными жителями. Если
верить рассказам о злом гении Джима Джонса, он прекрасно понимал, какое
мощное психологическое воздействие должно было оказать на членов группы
подобное переселение. Внезапно они оказались в месте, о котором ничего не
знали. Южная Америка, особенно влажные леса Гайаны, не была похожа ни на
что из того, что было им знакомо. Страна, в которой они оказались, должна была
представляться им очень ненадежной во всех отношениях.
Неуверенность — правая рука принципа социального доказательства. Как'
отмечалось, когда люди неуверенны, они обращают особое внимание на действия
других, чтобы руководствоваться ими в своих собственных действиях. Во
враждебном гайанском окружении члены Народного Храма были готовы
следовать примеру других. Но, как мы уже видели, особенно заразителен пример
похожих людей, Перед нами открывается жуткая красота стратегии преподобного
Джима Джонса. В такой стране, как Гайана, для выходцев из Джонстауна не могло
быть других «похожих», кроме самих бывших жителей Джонстауна.
Глава III.Теории девиантного поведения 279


Что является правильным для члена общины, определялось в основном
тем, что делали и во что верили другие члены коммуны, находившиеся под
сильней, влиянием Джонса. Рассматриваемые с этой точки зрения
организованность, отсутствие паники, спокойствие, с которым люди шли к
цистерне с ядом и к своей смерти, становятся понятными. Члены организации не
были загипнотизированы Джонсом, они были убеждены — и в этом главную роль
сыграл принцип социального доказательства, — что самоубийство является
правильным действием. Чувство неуверенности, которое члены общины,
разумеется, испытали, услышав команду своего лидера, заставило их посмотреть
на тех, кто их окружал, чтобы определить, как им вести себя в данной ситуации.
Особенно важно то, что члены Народного Храма нашли два впечатляющих
вещественных доказательства, каждое из которых подталкивало их в одном и том
же направлении. В качестве первого источника социального свидетельства
выступили члены группы, которые быстро, не задумываясь, приняли яд. В любой
группе, властвует сильный лидер, всегда найдется несколько таких фанатически
настроенных индивидов. Трудно узнать в данном случае, были они заранее
специально инструктированы, как надо будет в нужный момент подать пример,
или они просто были наиболее внушаемыми по своей природе и, вследствие
этого, самыми покорными воле Джонса. Это не имеет значения; психологический
эффект действий этих индивидов, несомненно, был очень сильным. Услышанное
или прочитанное сообщение о самоубийстве может заставить впечатлительного
человека убить себя, даже если самоубийца ему неизвестен и не имеет с ним
ничего общего. Вообразите, сколько более «заразительным» будет подобный акт,
совершенный без колебаний вашими соседями в отдаленном поселении в такой
стране, как Гайана. Вторым источником социального свидетельства являлась
толпа. Как я думаю, то, что произошло, было ярким проявлением феномена
плюралистического невежества. Каждый член общины наблюдал за действиями
окружающих, чтобы оценить ситуацию, находя, что все остальные выглядят
спокойными (они ведь тоже скорее тайком наблюдали за другими, чем
самостоятельно реагировали), решал, что терпеливо встать в очередь за ядом
будет правильным.
Подобное неверно истолкованное, но тем не менее убедительное
социальное доказательство явилось причиной жуткого спокойствия членов
группы, которые шагнули навстречу своей смерти в джунглях Гайаны.
280 Глава III.Теории девиантного поведения


По моему мнению, большинство исследователей, пытавшихся
проанализировать данный инцидент, излишне сосредоточивались на личных
качествах Дж. Джонса. Бесспорно, Джонс был сильным лидером. Однако в основе
власти, которой он обладал, лежали, на мой взгляд, не столько его выдающиеся
личные качества, сколько принцип социального доказательства. (Источник: Чалдини
Р. «Психология влияния». Изд-во «ПИТЕР» - 2000.)


___________________________________

Вопросы для самопроверки:
1. В чем суть социально психологического подхода к анализу девиантности?
2. Чем отличается взгляд социальной психологии от психологии личности?
3. В чем заключается принцип когнитивного диссонанса? Каким образом, с
его помощью можно объяснить девиантность?
4. Как влияют на девиантность конформизм и подчинение авторитету?
5. Мысленно воспроизведите эксперимент Аша. Как результаты этого
эксперимента могут применяться к объяснению девиантности в
повседневной жизни?
6. Чем можно объяснить поведение участников эксперимента Милграмма?
7. Воспроизведите эксперимент мысленно. Что по вашему нужно было бы
изменить (не меняя сути эксперимента), что бы ослабить подчинение?
8. В чем проявляется девиантность социальных агрегатов? Постарайтесь
вспомнить примеры из обыденной жизни.
9. Какие три типа регуляторов поведения описывались в параграфе? Чем
отличается поведение на каждом уровне?
10. Как объясняется девиантность с позиций теории ролевого
взаимодействия? Что такое остаточные нормы? Как они нарушаются?
______________________________________



§4. Социологические теории девиантности.
Глава III.Теории девиантного поведения 281


Разговор о различных концепциях девиантности, разработанных
социологами, следует начать с замечания. Если психологи, изучающие
девиантность, концентрируют внимание на том, как и почему отдельно
взятая личность осуществляет девиантное поведение, то у социологов
несколько иной взгляд на эту проблему. Их больше интересует, как социум
создает условия, благоприятствующие осуществлению его членами
девиантных поступков. Однако нужно помнить, что индивидуально-
психологические аспекты девиантного поведения активизируются главным
образом тогда, когда общество создает подходящие условия для их
реализации.
Крупнейшими социологическими теориями девиантного поведения
являются теория социального напряжения Р. Мертона, субкультурная
теория, теория наклеивания ярлыков, теория конфликта и теория
дифференциальной ассоциации. Знакомясь с этими теориями, нужно отдавать
себе отчет, что за каждой из них стоит своя философия. Психологи в своих
теориях опираются на то или иное философское видение человека.
Социологи опираются на то или иное философское видение общества.
Прежде чем перейти непосредственно к изложению и анализу
перечисленных концепций, необходимо совершить краткий экскурс в
историю.
Первым значительным социологическим
исследованием, затрагивающим проблему Дюркгейм Эмиль
(1858-1917), основатель
девиантности, следует считать “Самоубийство” Э. французской школы
социологии. Один из
Дюркгейма. Самоубийство фактически представляет создателей
классической
социологической
собой агрессивное поведение, направленное против методологии. Определял
социологию, как науку
самого субъекта. Дюркгейм первым показал, что об объективно
существующих
девиантный поступок (самоубийство) есть результат социальных фактах,
независящих от воли и
взаимоотношений общества и индивида. Уровень мнений отдельных
людей. Автор концепции
самоубийств определяется спецификой социальных аномии.
282 Глава III.Теории девиантного поведения


отношений, а не личностных качеств людей. Очень важной является его
концепция аномии и тезис о том, что для современного общества именно в
этом состоянии таится наибольшая опасность. Аномия – это такое состояние
общества, когда прежняя система регулирующих норм и ценностей
разрушена, а замена еще не сформировалась. Аномичное общество – это
девиантное общество. Это теснейшим образом связано со взглядом
Дюркгейма на нормальный социум. Нормальному обществу требуется
«согласие умов» - общая система норм, убеждений и ценностей, разделяемая
членами общества и регулирующая их жизнь. В состоянии аномии общество
представляет собой поле столкновений индивидуальных амбиций своих
членов и регулируется правом силы. Это связано с тем, что каждый человек,
по выражению Дюркгейма, представляет собой «бездну желаний».
Сдерживать эти желания, и регулировать их направленность может только
общество, ведь инстинктивных регуляторов у человека нет. Именно
общество создает представления о норме и девиантности, которые
размываются в состоянии аномии. Подобное состояние – бич современных
обществ, т.к. именно с ним связанно большинство преступлений,
психических расстройств и самоубийств. В связи с этим, Дюркгейм указывал
на патологический характер развития цивилизации: “...можно думать, что
увеличение (числа самоубийств - прим. мое - Т.Х.) вытекает ...из особых
условий, в которых осуществляется прогресс в наше время, и ничто не
доказывает нам, что эти условия нормальны”. Это при том, что
определенный процент преступных деяний в любом обществе, по мнению
Дюркгейма, - явление нормальное. Трудно не согласится с классиком
социологической мысли. В самом деле, предположить полное исчезновение
антисоциальных деяний было бы абсурдным, хотя бы потому, что в
человеческой истории не существовало общества, полностью избавленного
от преступлений. Тем не менее, различные типы обществ значительно
различаются по степени девиантности и криминогенности. И специфические
Глава III.Теории девиантного поведения 283


условия развития современной Западной цивилизации отнюдь не говорят о
том, что современные западные общества являют собой наилучший вариант
социального развития.
Одной из наиболее популярных теорий девиантного поведения
является теория социального напряжения Р. Мертона. При создании этой
теории, Мертон использовал дюркгеймовскую концепцию аномии
применительно к проблемам социологии преступности. Главная идея этой
теории заключается в том, что основной причиной преступности является
противоречие между ценностями, на которые общество нацеливает людей, и
возможностями их достижения по установленным обществом правилам.
Возникающее социальное напряжение приводит к тому, что человек, не
сумевший получить определенные ценности, будет реагировать на это той
или иной формой девиантного поведения (в том числе и связанно с агрессией
и насилием). Всего Мертон выделял пять типов реакций на устанавливаемые
обществом ценности и институционализированные средства их достижения.
Традиционно, эти пять типов поведения трактуются применительно к такой
общепризнанной в современном обществе культурной цели, какой является
стремление к материальному благополучию. Основным социально
приемлемым средством достижения этой цели считаются образование и
карьера. Напряжение в отношение этой цели является очень сильным,
поскольку ценность успеха поддерживается в сознании людей
многочисленными СМИ (реклама, репортажи о жизни знаменитостей и т.д.),
а реальная возможность сделать успешную карьеру доступна немногим. Это
может быть представлено в виде следующей таблицы:
Типы девиантности по Мертону.
Виды поведения культурные цели Институциализированные
(материальное средства (успешная карьера)
благополучие)
1. Конформизм признание Признание
2. Инновация признание Отрицание
284 Глава III.Теории девиантного поведения


3. Ритуализм отрицание Признание
4. Отступление отрицание Отрицание
5. Мятеж отрицание и замена Отрицание и замена


Согласно этой таблице, единственно «нормальным» поведением будет
конформизм, признающий, как цели, так и средства. Одной из девиантных
реакций на напряжение может быть инновация. В этом случае субъект
признает социальные цели (напр. материальное благополучие), но, не будучи
в состоянии достичь их при помощи социально одобряемых средств
(успешная карьера), применяет собственные средства, зачастую не
одобряемые социумом (напр. преступная деятельность, рэкет).
Ритуализм - это непризнание целей, при использовании
институционализированных средств их достижения. Например: субъект не
считает себя способным добиться социального успеха, но продолжает
усердно трудиться в неперспективных областях, без надежды на какие-либо
достижения.
Отступление - это отрицание как целей, так и средств их достижения,
уход от социума. Примером может служить поведение человека
употребляющего наркотики и пытающегося таким образом “заслониться” от
общества.
Мятежник не признает социальные цели и заменяет их своими
собственными, так же как и средства. Например, вместо экономических
выгод человек может стремиться к разрушению несправедливой социальной
системы, с помощью насилия.
Теория социального напряжения Мертона перебрасывает своеобразный
мост между Дюркгеймом, который рассматривал преступление как продукт
взаимоотношений личности и общества, к Марксу, который акцентировал
внимание на неравном распределении жизненных шансов в обществе.
Глава III.Теории девиантного поведения 285


В 1961 году ученики Мертона Р. Кловард и Л. Олин опубликовали
монографию “Делинквентность и возможности: теория делинквентных
групп”. Авторы монографии убедительно показали, что общество, навязывая
молодежи определенные ценности (в частности стремление к успеху) не
замечает того, что их достижение является мало реальным для большинства
молодых людей (что опять таки противоречит официально декларируемому
равенству возможностей). На самом деле, подчеркивают авторы
монографии, достигнуть социальных целей законными способами могут
лишь немногие. Большинство вынуждены для достижения успеха проявлять
ловкость - нарушать закон и нормы морали. Молодой человек, попадая во
взрослую жизнь, сталкивается совсем не с тем, что ему внушали в процессе
воспитания. Результатом такого противоречия становиться разочарование,
фрустрация. Типичные реакции на это:
- создание воровских шаек, члены которых посредством хищений и
грабежей получают возможность жить в соответствии с господствующими в
обществе стандартами потребления; в схеме Мертона - это инновация,
использование насилия и краж для достижения целей;
- объединение в агрессивные банды, которые снимают напряжение,
вызванное социальной несправедливостью, совершением актов насилия и
вандализма; по Мертону - мятеж;
- вступление в антисоциальные группировки, где молодые люди,
употребляя наркотики и алкоголь, уходят в себя, замыкаются в тесном кругу
сверстников, озабоченных теми же проблемами, и таким путем пытаются
уйти, заслониться от социальной несправедливости.
Работа Кловарда и Олина произвела сильное впечатление на Р.
Кеннеди, по инициативе которого был принят закон о предупреждении
преступлений несовершеннолетних. Была создана специальная программа
расширения возможностей несовершеннолетних. По мысли ее создателей,
социальная работа с молодежью (в основном, помощь в получении
286 Глава III.Теории девиантного поведения


образования и работы) позволит снизить рост преступности
несовершеннолетних.
Теория социального напряжения Мертона в значительной мере
способствовала пониманию истинных причин высокого уровня преступности
в современном обществе. Высокая социальная ценность материального
успеха в современном Западном обществе, при неравных шансах его
достижения для различных социальных групп, способствует росту
всевозможных отклонений, прежде всего, среди тех, кто оказывается не в
состоянии его достичь. Эта теория хорошо иллюстрирует одну из основных
проблем современного общества - его “двуликость”: высокие стандарты
потребления и уровень жизни, демонстрируемые с обложек журналов и в
теле рекламе, контрастируют с нищетой и невозможностью реализовать
“жизненный шанс” для значительной части социума. Реакции на это
несоответствие и были описаны Мертоном.
Если теория социального напряжения помогает выявлению глубинных
корней девиантности в обществе, усматриваемых в несоответствии между
культурными целями и возможностями их достижения, то другие теории
обращаются к иным социальным аспектам девиантности. Теория напряжения
относится к функциональному направлении в социологическом
теоретизировании. Она показывает как некоторые элементы общественной
структуры (обнищавшие слои, расовые меньшинства и т.п. ) могут быть
социально дисфункциональны из-за невозможности реализации культурных
целей. Однако эта теория менее эффективно объясняет отклоняющееся
поведение привилегированных групп. Социальное положение
представителей высших слоев общества не блокирует их пути к успеху.
Следовательно причины их девиантности заключаются в чем-то ином (Акерс
и Кокран, 1985).
Глава III.Теории девиантного поведения 287


Субкультурная теория. Исследования Кловарда и Олина можно
рассматривать и в рамках другой теоретической перспективы, используемой
для анализа девиантного поведения - субкультурной теории.
Родоначальником этого направления можно считать Т. Селлина,
опубликовавшего в 1938 году работу “Конфликт культур и преступность”. В
этой работе Селлин рассматривал в качестве криминогенного фактора
конфликт между культурными ценностями различных сообществ. На основе
теории Селлина американский социолог А. Коэн разработал свою концепцию
субкультур.
Коэн в масштабе небольших социальных групп рассмотрел
особенности культурных ценностей криминальных объединений (банд,
сообществ, группировок). В этих микрогруппах могут формироваться своего
рода “миникультуры” (взгляды, привычки, умения стереотипы поведения,
нормы общения, права и обязанности, меры наказания нарушителей норм,
выработанные такой микрогруппой) - этот феномен получил название
субкультуры.
Субкультурная теория уделяет особое внимание
Субкультура –
группе (субкультуре), как носителю девиантных идей. специфическая
совокупность
норм, ценностей,
Существуют субкультуры, исповедующие нормы и символов и ролей,
используемая
ценности, совершенно отличные от общепринятых. Люди, какой-либо
ограниченной
принадлежащие к этим субкультурам, строят свое поведение общностью в
рамках более
в соответствии с групповыми предписаниями, но общей
доминирующей
доминантные социальные группы определяют это культуры.

поведение, как девиантное.
Одно из первых исследований на базе этого подхода было проведено
Альбертом Коэном в 1955 г., на примере банды делинквентных подростков.
Рассматривая эту группу как девиантную субкультуру, Коэн обнаружил, что
групп придерживается ценностей, которые представляют собой вид
“антикультуры”, отрицающей “честные” ценности среднего класса.
288 Глава III.Теории девиантного поведения


Подростки из банды презирали собственность других людей и выражали
свои чувства актами беспричинного вандализма и разрушения. Видимо они
получали злобное удовлетворение от того, что заставляют “честных” людей
чувствовать себя дискомфортно. Они были “негативны” в том плане, что
переворачивали ценности среднего класса (в первую очередь, это ценности
трудолюбия и собственности) вверх дном. Таким образом, Коэн установил,
девиантная группа, которую он исследовал, являла собой особый вид
субкультуры антиистеблишмента. Он также обобщил идею о том, что
большинство девиантных групп являются просто негативным отражением
культуры большей части общества, выстраивающие свои ценности по
принципу «обратной симметрии» к ценностям доминантных групп. Примеры
девиантных субкультур можно встретить в любом обществе.
Соединив положения теории социального напряжения и субкультурной
теории, мы получим типологию девиантных субкультур. Эти типы будут
различаться между собой, прежде всего, тем, какая из форм девиантного
поведения (по Мертону) является в каждой из них доминирующей. Так
выделяют следующие субкультуры:
1. Криминальная, использующая насилие и преступления для
достижения одобряемых и поддерживаемых обществом целей (успех и
материальное благополучие). Это субкультура организованных преступных
групп (ОПГ), подходящих к нарушению норм инструментально – с позиций
выгоды. Дисциплина является одной важных ценностей, без нее ОПГ не
сможет действовать эффективно. Культ силы и мужества, царящий в этих
группах, связан со спецификой используемых средств достижения целей, без
поддержки этих ценностей невозможно регулярное использование насилия –
одного из главных средств. В то же время ОПГ склонны не применять
насилие, если в этом не возникает необходимости, как, например, в случае
интеллектуальной преступности (финансовые махинации, хакерские
преступления)
Глава III.Теории девиантного поведения 289


2. Протестная, рассматривающая нарушения норм, как самоценность.
Это субкультура молодежных объединений, ориентированных на
альтернативный, агрессивно-протестный образ жизни (фанаты в Англии,
мотоциклетные банды в США). Эти группы выстраивают свою собственную
систему ценностей, где, обычно, важное место занимают насилие и
сексуальная распущенность, в контексте мужского доминирования.
Деятельность этих групп не обязательно связана с прямым насилием
(например, хиппи - пацифисты), но всегда носит публичный характер,
противопоставление себя «нормальному» обществу. Внутренняя структура
этих групп, в отличии от ОПГ, неупорядочена, дисциплина не является
значимой ценностью.
Где-то посередине между криминальной и протестной субкультурой
может быть локализована очень интересная субкультура профессиональной
преступности (ПП). В отличии от организованной преступности (ОП) эта
субкультура отличается гораздо меньшей инструментальностью, зачастую
нарушения норм носят самоценный характер. Например, кодекс «вора в
законе» включал такие нормы, как никогда не работать, не иметь семьи,
никогда не сотрудничать с официальной властью и т.п. В этой субкультуре
нарушения общепризнанных норм (напр., уважение к чужой жизни и
собственности) реализуется скорее, как образ жизни, нежели, как средство
достижения культурных целей. Ценность дисциплины относительна,
признается только в рамках совершения преступлений, в остальных случаях
профессиональные преступные группы довольно анархичны. Добываемые
преступным путем средства расходуются на ведение альтернативного (а не
респектабельного, как ОПГ) образа жизни, подразумевающего, в том числе, и

<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>