СОДЕРЖАНИЕ

Д. Боброу и Д. Норман предложили также способ эмпирического
исследования ФПР конкретных задач, основанный на анализе ре-
зультатов совместного выполнения двух деятельностей (Norman,
Bobrow, 1976). По аналогии с аппаратом теории обнаружения сигнала
они представляют эти результаты в координатах продуктивности той и
другой деятельностей. Каждая точка обозначает соотношение показа-
телей продуктивности решения двух одновременно выполняемых за-
дач. Если задачи остаются неизменными, а распределение ресурсов
между ними варьируется, то получается кривая, названная рабочей
характеристикой продуктивности (РХП; другое название — рабочая
характеристика внимания). Изменение распределения ресурсов мож-
но вызвать инструкцией или меняя значения платежной матрицы.
Можно варьировать характер задачи, совмещать ее с разными зада-
чами, получая таким образом семейство РХП и на этом основании
строить правдоподобные предположения о форме ФПР исследуемой
задачи.
Эмпирическая разработка представлений о внимании как ресурсах
переработки информации пошла по линии изучения одновременного
выполнения двух деятельностей. Предполагалось, что путем варьи-
рования приоритета одной из задач могут быть получены данные для
построения ФПР каждой из них. Многочисленные работы в этом на-
правлении не привели к однозначным результатам и выводам. Объ-
яснение новых фактов потребовало дальнейшего развития теоретиче-
ских представлений о внимании, в результате которого была разра-
ботана теория составных (множественных) ресурсов переработки ин-
формации.

3.3. ТЕОРИИ СОСТАВНЫХ РЕСУРСОВ
Представление о внимании как ограниченных ресурсах умственно-
го усилия отвечает запросам психологов-практиков, работающих в
области инженерной психологии. Вопросы измерения умственной
нагрузки операторов, оценки трудности решаемых задач и формирова-
ния навыков обслуживания сложных технических систем связаны с
ключевой проблемой распределения внимания в ситуациях одновре-
менного выполнения двух и более действий. Многочисленные дан-
ные говорят о том, что в таких ситуациях задачи решаются, как пра-
вило, хуже, чем по отдельности.
Теории селективного внимания и умственного усилия объясняют
этот факт по-разному. Так, предполагают, что задачи могут потребо-
вать одних и тех же центральных структур переработки информации.
Перегрузка такой структуры неизбежно сказывается на продуктивности
решения хотя бы одном из задач (центральная интерферен-

154
ция). Поэтому данная структура будет работать, обслуживая то одну,
то другую деятельность поочередно. Согласно модели Д. Бродбента,
механизм селективного внимания или фильтр может быстро пере-
ключаться с одного канала входной информации на другой (см. гл. 2, с.
60-61). Число ошибок снижается, хотя общее время решения увеличи-
вается. Кроме того, считается само собой разумеющимся, а некоторы-
ми авторами специально подчеркивается, что интерференция оказыва-
ется неизбежной, если две деятельности разделяют одни и те же или
тесно связанные периферические механизмы сенсорного входа и мо-
торного выхода. Указанные виды интерференции получили название
структурной (центральной и периферической).
По Д. Канеману, ухудшение деятельности может быть также связа-
но с превышением суммарного требования задач над уровнем доступ-
ной мощности или усилия. Такую интерференцию стали называть
ресурсной, поскольку ее причина заключается в борьбе одновременно
работающих структур за единый недостаточный пул ресурсов умст-
венного усилия.
Обе точки зрения, дополняя друг друга, открывают возможность
предсказания факта интерференции и оценки ее степени. Интерфе-
ренция будет незначительной, если задачи совершенно несходны и
потому потребуют для своего выполнения разных структур перера-
ботки. В свою очередь, теория единых ресурсов хорошо объясняет
факты успешного совмещения легких, не требующих значительного
умственного усилия действий. В то же время были получены данные,
труднообъяснимые с позиций теории единых ресурсов. Так, увеличение
трудности первичной (приоритетной) задачи не всегда вызывало соот-
ветствующее снижение продуктивности решения вторичной задачи.
Кроме того, была показана возможность одновременного и без-
ошибочного выполнения двух сложных и, следовательно, требующих
значительного умственного усилия, видов деятельности (Allport et
al., 1972). Теория единых, универсальных ресурсов зашаталась.
Гипотезу составных (multiple) ресурсов системы переработки ин-
формации выдвинули и обосновали израильские ученые Давид На-
вон и Даниил Гофер (Navon, Gopher, 1979; 1980). Подобно другим
когнитивным психологам, эти авторы не ставят во главу своего иссле-
дования собственно проблему внимания. Идею составных ресурсов они
формулируют с позиций более широкого, микроэкономического под-
хода к изучению деятельности человека. Авторы проводят аналогию
процесса решения задачи с фабричным производством. Конечный ре-
зультат такого производства, включающий в себя прибыль от продажи
выпущенного продукта, зависит от множества факторов: сложности
изделия, используемых материалов, уровня технологии,

155
числа и квалификации рабочих, рыночного спроса и т.п. Деятель-
ность человека не менее, а возможно даже более сложна, но в конечном
итоге подчиняется тому же экономическому закону получения мак-
симальной прибыли при минимальном расходе ресурсов. Теория рас-
пределения ресурсов переработки должна быть согласована с микроэко-
номикой деятельности субъекта.
В качестве исходных авторы принимают основные положения работ
Д. Боброу, Д. Нормана и Д. Канемана. Они постулируют существова-
ние ограниченных ресурсов и соглашаются с тем, что вклад ресурсов,
как правило, окупается увеличением продуктивности деятельности.
Однако, в отличие от своих предшественников, Д. Гофер и Д. Навон в
духе подхода микроэкономики более широко, тщательно и дифферен-
цированно трактуют понятия трудности и требований задачи, ресурсов
и факторов их распределения. Так, задачу можно охарактеризовать,
используя такие параметры, как сенсорное качество стимулов, их
предсказуемость, доступность и полнота релевантных кодов памяти,
сложность ответов и их согласованность со стимулами, объем практики
решения данной задачи испытуемым. Приведенный список оказыва-
ется шире той группы факторов, которые Д. Боброу и Д. Норман
обозначили рубрикой "качество данных". Кроме того, он выглядит
довольно разнородным. Сюда входят параметры, характеризующие
собственно задачу (напр., сложность ответа), окружение (напр., отно-
шение сигнал/шум), переменные и постоянные свойства исполнителя
(напр., уровень практики).
Группа параметров специфицирует ситуацию в целом в любой из
моментов ее развития. Главный критерий, объединяющий эти пара-
метры в единое множество, заключается в том, что все они выступают в
качестве ограничивающих условий. При данных значениях парамет-
ров получается определенная зависимость продуктивности от количе-
ства вкладываемых ресурсов или, в терминах Д. Боброу и Д.
Нормана, определенная функция продуктивность-ресурсы
(ФПР). Наклон касательной в каждой точке или первая производная
ФПР отражает эффективность использования ресурсов. Среднюю
эффективность, то есть рассчитанную по всему диапазону возможно-
го изменения ресурсов, авторы называют трудностью задачи. Она оп-
ределяется раскладом конкретных значений вышеуказанного списка
ограничивающих условий.
Требование к ресурсам, предъявляемое данной задачей, определя-
ется по ФПР, исходя из целевого уровня продуктивности. Задаче по-
надобится ресурсов тем больше, чем она труднее и чем выше критерии
успешного выполнения. Действительное поступление ресурсов мо-
жет либо соответствовать этому требованию либо окажется недос-
таточным, т.к. количество доступных ресурсов ограничено.


156
Предельное количество ресурсов, уделяемых в ответ на требование
задачи, авторы обозначают как Рп. При совместном выполнении
двух задач (X и Y), Рх + Ру = Рп, где Рх и Ру обозначают количество
ресурсов, уделяемых той и другой задаче. Если параметры обеих
задач зафиксированы, то различные комбинации Рх и Ру дают кри-
вую, названную Д. Боброу и Д. Норманом рабочей характеристикой
продуктивности (РХП). Форма этой кривой может быть самой разно-
образной и определяется эмпирически. Один из возможных вариантов
РХП показан сплошной толстой линией на рис. 3.15. Площадь, ограни-
ченная РХП и осями координат продуктивности представляет собой
совокупность всех потенциально возможных результатов од-




Продуктивность задачи X

Рис. 3.15. Рабочая характеристика продуктивности и кривые
одинаковой выгоды (Navon, Gopher, 1979, Fig. 2C, p. 217).

157
повременного решения двух задач. Действительная комбинация
вкладываемых ресурсов и, следовательно, положение соответствую-
щей точки на этой площади, определяется, по мнению авторов,
склонностями или предпочтениями испытуемого. Совокупность
предпочтений изображена на том же рисунке в виде контуров одинако-
вой выгоды (термин, заимствованный из экономики), показанных
сплошными тонкими линиями для одной ситуации или одного субъекта
П1 П2 ПЗ П4) и пунктирными линиями для другой ситуации или
другого субъекта в той же ситуации. Как видно из рисунка, пло-
щади возможной производительности достигают кривые П1 и П2. В
этих случаях желания данного субъекта действительно осуществимы,
причем для кривой П2 только при одном значении распределения ре-
сурсов, а для кривой П1 при множестве возможных комбинаций их
затрат на ту и другую задачи. Для кривых ПЗ и П4 оптимальным, но не
удовлетворяющим полностью, распределением ресурсов будет то, при
котором получится отношение продуктивностей (точка на РХП), мак-
симально приближенное к той или другой кривой предпочтения.
Даже частичное изложение результатов проведенного Д. Гофером и
Д. Навоном анализа переменных решения задач показывает, на-
сколько сложной и неоднозначной может быть интерпретация дан-
ных экспериментальных исследований распределения внимания.
Главная мысль авторов заключается в том, что распределение ресурсов
системы переработки информации, как и в рыночной экономике, про-
исходит оптимальным образом на основе стихийного учета множества
объективных и, подчеркнем особо, субъективных факторов. Однако
несмотря на широту и тщательность анализа, разработанные представ-
ления оказались недостаточными для объяснения ряда эксперимен-
тальных фактов, полученных самими авторами или известных им по
другим работам. Д. Гофер и Д. Навон переходят поэтому к пересмот-
ру предположения о единых (общеролевых или универсальных) ре-
сурсах переработки. При этом они используют определение ресурсов,
данное Д. Боброу и Д. Норманом. Как уже говорилось, помимо умст-
венного усилия, оно включает и указание на мощности отдельных
структур (памяти и каналов коммуникации) системы переработки ин-
формации.
Д. Гофер и Д. Навон предлагают обсудить возможность того, что
мощность каких-то механизмов может успешно распределяться на
несколько процессов одной категории и менее успешно, или совсем не
распределяться на процессы других категорий. Представление о еди-
ном источнике ресурсов, обслуживающем систему переработки в це-
лом, следует заменить или, по меньшей мере, дополнить представлени-
ем о ресурсах нескольких видов, каждый из которых может ис-
пользоваться с различной, определяемой спецификой задачи эф-

158
фективностью. Авторы оценивают этот взгляд не только как логически
возможный, но и как отвечающий более широкому кругу фактов ин-
терференции одновременного выполнения деятельностей. Так, тео-
рия единых ресурсов не может объяснить следующий результат. Если
решение определенной задачи нарушается больше, чем решение дру-
гой задачи при спаривании каждой из них с какой-то третьей задачей,
оно, тем не менее, нарушается меньше при спаривании этих задач с
другой, четвертой задачей. Строго структурный взгляд на причины
интерференции также оказывается неадекватным, если признать,
что процессы, использующие одни и те же механизмы, часто интер-
ферируют, но редко полностью блокируют друг друга. С позиций ги-
потезы составных ресурсов, эти факты объясняются довольно легко.
Интерференция между задачами зависит от степени перекрытия тре-
бований к ресурсам одного и того же вида. Поэтому сочетание с раз-
ными задачами может привести, как в первом из указанных случа-
ев, к обратному соотношению результатов. С другой стороны, структу-
ры как ресурсы могут разделяться или использоваться сразу несколь-
кими процессами.
В ситуации одновременного выполнения двух задач (X и Y) Д. Гофер
и Д. Навон различают ресурсы, которые могут быть использованы: (1)
при решении задачи X, но не Y; (2) в обеих задачах; (3) при решении
задачи Y, но не X; и (4) непригодные для решения обеих задач. Оп-
тимальная стратегия заключается в минимальном подключении того и
другого решения к ресурсам второго вида, то есть к общему источ-
нику. При отсутствии перекрытия требований задач к этим ресурсам,
они могут решаться параллельно.
Концепция множества ресурсов объединяет, по мнению авторов,
структурный и ресурсный подходы к объяснению эффектов интерфе-
ренции. Здесь, подобно структурным теориям, система переработки
информации рассматривается как сложная совокупность специализи-
рованных подсистем. Каждая из них характеризуется определенным,
фиксированным, в отличие от усилия в модели Д. Канемана, преде-
лом доступной мощности. Иначе говоря, количество информации, ко-
торое может быть удержано, переработано или передано этой структу-
рой в единицу времени строго ограничено. В то же время, в той или
иной пропорции, ее мощность могут использовать несколько процессов.
Здесь данный подход совпадает с теорией единых ресурсов. Последняя
только на первый взгляд выглядит более простой и экономичной. С
целью объяснения ряда фактов ее приходится усложнять путем вве-
дения понятий эластичной мощности, ограничений поданным, струк-
турной интерференции и автоматизации. Привлекательность этой тео-
рии объясняется тем, что идея единых ресурсов хорошо согласуется с
интуитивным, житейским представлением о внимании. В психологии
же се популярность обусловлена неявным

159
отождествлением внимания с единым фокусом сознания в результате
естественной концептуализации данных самонаблюдения. Авторы
считают, что понятие единого внимания проникло в мышление со-
временных психологов под маской понятия единых ресурсов и предла-
гают решительно разорвать связь между ними. О внимании как
уникальном явлении можно говорить лишь на уровне переживаний.
Уникальность же ресурсов является проблемой эмпирической и в
свете полученных данных должна быть поставлена под сомнение.
Решение этой проблемы возможно на пути использования процедур
многомерного шкалирования и факторного анализа результатов соче-
тания широкого круга разнообразных задач. В итоге будет построено
пространство ресурсов, каждая точка которого презентирует опреде-
ленную задачу; отсюда можно перейти к определению ФПР задач
и, следовательно, к уверенному прогнозу продуктивности их одно-
временного решения. Авторы самокритично признают, что объясни-
тельная сила (но не валидность) теории составных ресурсов может
уменьшиться и даже сойти на нет, если число эмпирически выде-
ляемых видов ресурсов будет неуклонно расти. Более того, подобная
теория оказывается заведомо нефальсифицируемой, поскольку лю-
бое противоречие сложившихся представлений с новыми данными
можно объяснить путем указания на еще один, до сих пор неизвест-
ный, вид ресурсов переработки. Отметим, что проект Д. Гофера и Д.
Навона не был реализован ни самими авторами, ни другими исследова-
телями возможно потому, что теория составных ресурсов разрабаты-
валась малыми силами.
Одно из направлений эмпирического обоснования гипотезы со-
ставных ресурсов попыталось справиться с проблемой бесконечного
умножения числа предполагаемых резервуаров ресурсов путем обраще-
ния к материалам исследований структурной и функциональной
асимметрии полушарий головного мозга. Левое полушарие мозга
человека обычно характеризуют как языковое и специализированное
на выполнении последовательной, аналитической переработки ин-
формации. Правое же полушарие считают немым и специализирован-
ным на целостной переработке невербальной, образной информации. В
пользу такого различения говорят многочисленные данные анатомиче-
ских, нейрофизиологичсских и психологических исследований, прове-
денных как с нормальными испытуемыми, так и с пациентами клиники
заболеваний головного мозга. Новое объяснение этих фактов и, од-
новременно, простейший вариант теории составных ресурсов, предло-
жили и проверили экспериментально канадский психолог Алинда
Фридман и ее коллеги (Friedman, Poison, 1981; Hеrdman, Friedman,
1985). Их модель состоит только из двух независимых источников
ресурсов, один из которых обслуживает левое, а другой — правое по-
лушарие головного мозга. Ресурсы полушарий

160
недифференцированы в том смысле, что используются любыми (сен-
сорными, когнитивными, моторными) процессами, происходящими в
данном полушарии. Авторы не разделяют мнение большинства ис-
следователей о том, что полушария специализированы на переработку
разных видов информации, а именно, закодированной в образной или
вербальной форме. Каждое полушарие, затрачивая свои собствен-
ные ресурсы, может выполнить полностью большинство задач. Однако,
для достижения эквивалентного уровня продуктивности при решении
определенной задачи, одному полушарию понадобится больше ресур-
сов, чем другому.
В плане критики модели единых ресурсов особенно значимыми
оказались результаты цикла исследований одновременного выполне-
ния двух деятельностей при условии варьирования структуры одной из
задач без изменения уровня ее трудности или требований к ресур-
сам. Согласно модели единых ресурсов, совмещение таких задач с ка-
кой-то другой задачей приводило бы к одинаковой или незначительно
отличающейся интерференции. Однако, в действительности, были по-
лучены иные результаты — изменение структуры задачи сопровож-
далось изменением степени интерференции (напр., Wickens et al.,
1983). Эффекты структурного изменения наблюдались при варьирова-
нии модальности входа (зрительная-слуховая), формы мнемического
кодирования (образная-вербальная) и вида ответа (ручной-речевой).
Отметим, что в большинстве экспериментов с изменением входных
и выходных структур возможность периферической интерференции
исключалась. Кроме того, тщательно контролировали трудность задачи
— изменение структуры не должно было вызывать изменения требова-
ний к ресурсам. Это достигалось оцениванием субъективной трудности
и продуктивности решения задачи при условии отдельного выполне-
ния.
Эти, а также другие данные современных исследований распределе-
ния внимания легли в основу гипотезы составных ресурсов, выдвинутой
и активно разрабатываемой американским психологом, крупным авто-
ритетом в области инженерной психологии, Кристофером Уикензом.
Он предположил, что разные задачи и стадии переработки информации
предъявляют требования не к одному тому же пулу ресурсов, как в
модели Д. Кансмана, а к двум и более. Метафору внимания как уни-
версального источника энергии, обслуживающего различные структу-
ры, надо трансформировать путем разбиения на ряд источников раз-
личной природы. Известные системы отопления,— поясняет К. Уи-
кенз,— работают, используя разные виды горючего: уголь, газ и нефть.
Распределение внимания будет наиболее эффективным в том случае,
если одновременно выполняемые задачи предъявляют требования к
разным ресурсам. Задачи, соревнующиеся за общий ресурс, будут ин-
терферировать друге другом. Различные

11-4037 161
а)




Рис. 3.16. Распределение единых (а) и состав-
ных (б) ресурсов при одновременном решении не-
скольких задач задач (Wickens, 1987, Fig. 2-6, p. 51;
Fig. 2-7, p. 52).
162
взгляды на потребление ресурсов в ситуации одновременного решения
задач представлены на рис. 3.16. На рис. 3.16а две задачи (А и Б) берут
топливо из одного резервуара, как это следует из модели единых ре-
сурсов умственного усилия. На рис. 3.166 изображены два раздель-
ных, независимых пула ресурсов внимания или два резервуара топлива,
расходуемого при решении трех задач. А и В используют разные ресур-
сы и потому не будут интерферировать друг с другом; увеличение
трудности одной из них не повлияет на выполнение другой. Задача С,
напротив, соревнуется в потреблении ресурсов как с задачей А, так и
с задачей В. Увеличение ее трудности снизит продуктивность реше-
ния двух других задач. Приведенная иллюстрация проясняет противо-
речивые данные вышеупомянутых исследований, в которых проводи-
лось изменение трудности одной из задач.
Результаты исследований, в том числе собственных, эффектов
структурного изменения задач К. Уикенз обобщил в виде модели
множества ресурсов (Уикенс, 1991; Wickens, 1980; 1984). Эта модель,
показанная на рис. 3.17, описывает структуру ресурсов переработки
информации в пространстве трех дихотомических измерений — стадий,
кодов и модальностей. Стадия перцептивной и центральной




Рис. 3.17. Структура составных ресурсов (Wickens, 1984, Fig.3.7, p. 81).


163
11*
переработки противопоставляется, в смысле требований к ресурсам,
стадии ответа. Это означает, что на первой используются одни ресурсы,
а на второй — другие. По измерению кодирования эти ресурсы, в свою
очередь, разбиваются на пространственные (образные) и вербальные.
На стадии ответа получается два ресурса — один обслуживает ручные,
а другой — речевые ответы. Стадия восприятия и центральной пере-
работки дополнительно разделяется (в своей начальной части) по из-
мерению модальности входа — она может быть зрительной или слухо-
вой. Следовательно, единые неспецифические ресурсы переработки
распадаются, по К. Уикензу, на шесть отдельных специализированных
ресурсов. Распределение внимания к двум задачам будет тем эффек-
тивнее, чем меньше количество общих, то есть разделяемых ими ресур-
сов, а интерференция между ними будет тем больше, чем больше тре-
бования к разделяемым ресурсам.



Обсуждение внимания как ресурсов не привело к углублению
исходных представлений модели Д. Канемана. Понятие ресурсов
расширилось путем включения центральных структур переработки
информации и каналов ее передачи на входе и выходе этих структур.
Кроме единого, универсального пула ресурсов внимания, в модели
переработки информации стали вводить ряд гипотетических специа-
лизированных ресурсов. Ввиду недостатка надежных критериев и
собственно психологических методов выделения таких ресурсов, их
число постоянно растет и как следствие объяснительная сила теорий
составных ресурсов резко падает. Проблема существования ресурсов
внимания передается поэтому в область нейрофизиологии. Так, выска-
зывая различные предположения о физиологической природе ресурсов,
говорят о возбуждении ретикулярной формации, функциональных
пространствах коры, левом и правом полушарии головного мозга и
уровне метаболизма нервных клеток. Особенно продуктивным на-
правлением психофизиологических исследований внимания в этом
плане может стать изучение распределения кровотока в различных
участках головного мозга человека. Заметим, что еще У. Джеймс
считал прилив крови к соответствующему корковому центру одним
из важнейших физиологических условий внимания (Джемс, 1902). В
целом судьба исследований внимания как ресурсов переработки ин-
формации складывается аналогично исследованиям селективного
внимания. В моделях селекции представление о самостоятельном про-
цессе и едином механизме фильтрации сменилось на представление о
множестве различных, специфических процессов и механизмов отбора
информации. В моделях ресурсов, на смену тео-


164
рии единых неспецифических ресурсов, пришли теории множества
специфических ресурсов внимания. Причину этого сходства находят в
принципиально ошибочном, по мнению некоторых авторов, предпо-
ложении о существовании предела или ограничения центральной пе-
реработки информации. Развернутая критика этого постулата совре-
менной когнитивной психологии привела к разработке новых
взглядов на явления и механизмы внимания человека.




165



СОДЕРЖАНИЕ