СОДЕРЖАНИЕ

Глава VIII
О намерении
I.

До сих пор мы говорили о двух первых из тех вещей, от которых может зависеть дурная
тенденция известного действия, т.е. о самом акте и том общем количестве обстоятельств, которыми
он может сопровождаться. Мы приступаем теперь к рассмотрению тех способов, которыми может
относиться к нему особенное обстоятельство намерения.

II.

Во-первых, намерение или воля может относиться к одному из двух предметов: к самому акту
или к его последствиям. Тот из этих предметов, к которому относится намерение, может быть назван
намеренным. Если намерение относится к акту, то акт может быть назван намеренным2; если к
последствиям, то — последствия. Если оно относится и к акту и к последствиям, то может быть
названо намеренным целое действие. Та вещь из этих двух, которая не есть предмет намерения,
конечно, может быть названа ненамеренной.

III.

Акт очень легко может быть намеренным без последствий; и так бывает часто. Таким образом,
вы можете иметь намерение тронуть человека, не вредя ему, и, однако же, последствия могут быть
таковы, что вы можете иметь шанс и повредить ему.

IV.

Последствия известного акта могут быть также намеренными, хотя бы акт и не был
намеренным вполне, т.е. хотя бы он не был намеренным во всех своих периодах; но это случается не
так часто, как предыдущее. Например, вы имеете намерение повредить человеку, скача на него,
чтобы сбить его с ног, и вы действительно на него скачете, но между вами и этим человеком является
внезапно другой человек, прежде чем вы можете остановиться; вы скачете на этого второго человека
и им вы сшибаете с ног первого.

V.

Но последствия акта не могут быть намеренными без того, чтобы самый акт не был
намеренным, по крайней мере, в первой его степени. Если акт непреднамерен в первой степени, это
не ваш акт, поэтому с вашей стороны нет намерения произвести последствия, т.е. последствия
индивидуальные. Все, что могло бы быть с вашей стороны, это — отдаленное намерение произвести
каким-нибудь вашим актом другие последствия того же рода в будущем или же, без всякого


2
В этом случае часто употребляются слова «добровольный» и «недобровольный». Однако по
причине крайней неясности их значения я сознательно воздерживаюсь от этого. Под «добровольным
актом» иногда подразумевают любой акт, к осуществлению которого какое-либо отношение имела
воля; в данном смысле это синонимично (термину) «интенциональный». Иногда же имеют в виду
только такие акты, в производстве которых воля определялась мотивами, природа которых — не
страдание; в данном смысле это синонимично (термину) «свободный от принуждения» или
«насилия». Иногда же речь идет только о таких актах, в производстве которых воля определялась
мотивами, которые, независимо от того, имеют ли они в своей основе удовольствие или страдание,
возникли у самого данного человека, а не индуцированы кем-либо другим; в данном смысле это
синонимично «спонтанному». Значение слова «недобровольный» не является вполне
соответствующим значению слова «добровольный». (Термин) «недобровольный» используют как
противоположность (терминам) «интенциональный» и «свободный от принуждения», однако не
(термину) «спонтанный». Возможно, было бы полезно ограничить значения слов «добровольный» и
«недобровольный» одной очень узкой областью, о которой речь пойдет в следующей сноске.
намерения, простое желание, чтобы такое событие произошло. Предположим, что второй человек
скачет на первого с его собственного согласия и сшибает его с ног. Вы имели намерение сделать то
же самое, т.е. скакать на него и сбить с ног; но вы ничего не сделали для исполнения этих намерений,
поэтому индивидуальные последствия акта, который совершил второй человек, сбив с ног первого,
не могут быть названы намеренными с вашей стороны3.

VI.

Во-вторых. Когда последствие намеренно, оно может быть таковым прямо или только
косвенно. Оно может быть названо прямо намеренным, когда ожидание произвести его составляло
одно из звеньев в цепи причин, побудивших лицо к совершению акта. Оно может быть названо
косвенно намеренным, когда, хотя последствие было в виду и хотя оно казалось вероятным
результатом совершения акта, ожидание произвести это последствие не составляло звена в
упомянутой цепи.

VII.

В-третьих. Событие прямо намеренное может быть таковым окончательно или только
опосредственно (mediately). Оно может быть названо окончательно намеренным, когда оно стоит
последним из всех внешних событий в упомянутой цепи мотивов, так что, если бы совершение
события было несомненно, ожидание такого случая было бы достаточно для того, чтобы определить
волю, без ожидания произвести какой-нибудь другой случай. Оно может быть названо
опосредственно намеренным, и не больше, когда есть другой случай, ожидание произвести который
составляет следующее звено в той же цепи, так что ожидание произвести первый случай не
действовало бы в качестве мотива, а действовало бы только по своему стремлению, которое оно, по-
видимому, имело к произведению последнего.

VIII.

В-четвертых. Когда событие бывает прямо намеренным, оно бывает таковым или
исключительно, или неисключительно. Оно может быть названо исключительно намеренным, когда
только это, совершенно индивидуальное, событие соответствует намерению, и при этом никакое
другое событие не имеет никакой доли в определении воли к совершению разбираемого акта. Оно
может быть названо неисключительно намеренным, когда было какое-нибудь другое событие,
ожидание которого действовало на волю в то же самое время.

IX.

В-пятых. Когда событие неисключительно намеренно, оно может быть таковым
соединительно, раздельно или безразлично. Оно может называться соединительно намеренным
относительно другого известного события, когда намерение было произвести оба; раздельно — когда

3
Для того чтобы сделать приведенный здесь анализ возможных состояний ума в связи с
интенциональностью абсолютно полным, его необходимо довести до такой степени подробностей,
которая многим покажется мелочно неинтересной... Акт тела, когда он имеет положительное
свойство, есть движение. Далее, в движении всегда есть три момента, которые нужно рассмотреть: 1)
количество движущейся массы; 2) направление, в котором она движется; 3) скорость, с которой она
движется. Этим трем моментам соответствует множество способов интенциональности в связи с
актом, взятым на его первой стадии. Чтобы считаться полностью непреднамеренным, он должен
быть непреднамеренным в отношении каждого из этих трех моментов. Это имеет место только у тех
актов, которые единственно заслуживают название «непреднамеренных», т.е. актов, в осуществлении
которых воля не принимает никакого участия, таких как сжатие сердца и артерий.
В соответствии с этим принципом акты, непреднамеренные на их первой стадии, могут
дифференцироваться на такие, которые являются полностью непреднамеренными, и такие, которые
не полностью непреднамеренны. Последние, в свою очередь, могут различаться как такие, которые
непреднамеренны либо только в моменте количества массы, либо только в направлении, либо только
— в скорости, или в любом из двух названных моментов вместе...
намерение было произвести или то, или другое, все равно, но не оба; безразлично — когда намерение
было произвести безразлично или то, или другое, или оба, как случится.

Х.

В-шестых. Когда два события раздельно намеренны, они могут быть таковыми с
предпочтением или без него. Первое бывает тогда, когда намерение таково, чтобы одно из них, в
частности, случилось скорее, чем другое; второе — когда намерение исполняется одинаково, которое
бы из них ни случилось, все равно.

XI.

Все это объяснит один пример. Уильям II, король английский, будучи на оленьей охоте,
получил от сэра Уолтера Тиррела рану, от которой и умер. Возьмем этот случай и приложим к нему
разные предположения, соответствующие сделанным нами различениям:
1. Тиррел вовсе не имел мысли о смерти короля, или если имел, то считал это такой вещью,
которой нечего было опасаться. И в том и в другом случае событие убийства короля было вполне
ненамеренное.
2. Он видел оленя, бегущего по дороге, и видел короля, ехавшего в то же время по этой дороге,
его намерение было убить оленя; он не желал убивать короля; в то же самое время он видел, что если
он выстрелит, то он может убить и короля, как и оленя; но при всем том он выстрелил и
действительно убил короля. В этом случае событие убийства короля было намеренное, но косвенное.
3. Он убил короля по ненависти к нему и без всякой другой причины, кроме удовольствия
уничтожить его. В этом случае событие убийства короля было не только прямо, но и окончательно
намеренное.
4. Он убил короля вполне намеренно, но не из ненависти к нему, а из желания ограбить его
после смерти. В этом случае событие убийства было прямо намеренное, но не окончательно: оно
было опосредственно намеренное.
5. Он намеревался ни более ни менее как убить короля. У него не было другой цели и желания.
В этом случае событие было и исключительно и прямо намеренное, т.е. исключительно в отношении
ко всякому другому материальному событию.
6. Сэр Уолтер выстрелил королю в правую ногу, когда тот выдергивал из нее терновник левой
рукой. Его намерение было, пустив стрелу ему в ногу через руку, повредить ему оба эти члена в одно
и то же время. В этом случае то событие, что у короля была ранена нога, было намеренное, и
намеренное соединительно с другим, которое не удалось, т.е. с тем, чтобы у него была ранена рука.
7. Намерение Тиррела было выстрелить королю или в руку, или в ногу, но не в обе вместе, и
скорее в руку, чем в ногу. В этом случае намерение стрелять в руку было раздельное относительно
другого события, и раздельное с предпочтением.
8. Намерение его было выстрелить королю или в ногу, или в руку, как случится, но не в обе
вместе. В этом случае намерение было не исключительное, а раздельное, но без предпочтения.
9. Намерение его было выстрелить или в руку, или в ногу, или в обе вместе, как случится. В
этом случае намерение было безразлично относительно обоих событий.

XII.

Надобно заметить, что акт может быть ненамеренным в одной своей степени или степенях,
хотя намеренным в предыдущей, и, с другой стороны, он может быть намеренным в одной степени
или степенях и, однако, не намеренным в последующей4. Но был ли он намеренный или нет во
всякой предыдущей степени, это несущественно относительно последствий, если только он был
ненамеренный в последней. Единственный пункт, относительного которого это существенно, есть
доказательство. Чем больше количество степеней, в которых акт был ненамеренный, тем больше
будет вообще ясно, что он был ненамеренным относительно последней степени. Если человек,
намереваясь ударить вас в щеку, ударит вам в глаз и вышибет его, ему, вероятно, будет трудно
доказывать, что он не был намерен ударить вас в глаз. Это, вероятно, будет легче, если у него
действительно не было намерения наносить вам удар или наносить его вообще.

4
См. глав. VII (Действия), § 14.
XIII.

Часто приходится слышать, как люди говорят о хороших намерениях и дурных намерениях, —
обстоятельство, на котором вообще очень сильно настаивают. Оно и в самом деле немаловажно, если
его понимать как следует, но значение его до последней степени двусмысленно и темно. Строго
говоря, ничто не может называться хорошим или дурным только само по себе, — это можно сказать
только о страдании или удовольствии; или хорошим или дурным по своему действию, — что можно
сказать только о вещах, составляющих причину страдания и удовольствия. Но в фигуральном и
несобственном способе выражения вещь может быть названа хорошей или дурной по своей причине.
Но действия намерения произвести тот или другой акт суть те же предметы, о которых мы говорили
под именем последствий; а причины намерения называются мотивами. Итак, намерение человека, во
всяком случае, может быть названо хорошим или дурным относительно последствий акта или
относительно его мотивов. Если намерение считается хорошим или дурным в каком-нибудь случае,
то должно считаться таковым или потому, что оно считается производящим хорошие или дурные
последствия, или потому, что оно считается происходящим от хорошего или от дурного мотива. Но
хорошее или дурное свойство последствий зависит от обстоятельств. А обстоятельства не
составляют предмета намерения. Человек намеревается совершить известный акт и совершает его по
своему намерению, но он не может иметь в своем намерении обстоятельств; он не может
произвести их, насколько они составляют обстоятельства акта. Если случайно и окажутся немногие
обстоятельства, в произведении которых он был орудием, то это было по другим прежним
намерениям, направленным на прежние акты, которые и произвели эти обстоятельства как
последствия; но в то время, о котором идет дело, он принимает их, как находит их. Акты, с их
последствиями, составляют предметы воли, как и предметы понимания; обстоятельства, как таковые,
суть только предметы понимания. Все, что может делать с ними человек, это — знать их или не знать
их, другими словами, сознавать их или не сознавать их. К вопросу о сознательности относится то,
что должно быть сказано о хорошем или дурном свойстве намерения человека как проистекающем
из последствий акта: к разделу «Мотивы» принадлежит то, что должно быть сказано о намерении как
происходящем от мотива.



СОДЕРЖАНИЕ