СОДЕРЖАНИЕ




Независимая организация "Гражданское общество"
Национальный фонд "Общественное признание"
Национальный Гражданский комитет по взаимодействию
с правоохранительными, законодательными и судебными органами



Абакумов С.А.

Авторская серия
"На пути к гражданскому обществу"







Гражданского общество в России.
(от древней Руси до наших дней)









Москва



УДК
ББК
П44

Абакумов С.А.

Авторская серия "На пути к гражданскому обществу". Гражданского общество в России. (от древней Руси до наших дней)

Абакумов С.А. - М.: "Имидж-Пресс", 2004. - ... с.
ISBN

В своей новой книге из серии "На пути к гражданскому обществу" автор обращается к анализу истоков и исторических предпосылок возникновения различных форм и прообразов гражданского общества в нашей стране начиная с древней Руси. Во второй главе данной работы исследуется состояние современного российского гражданского общества, процессы развивающегося нелегкого диалога и взаимодействия его институтов с государством и всеми ветвями власти, роль личности, отдельных граждан и их объединений в эпоху модернизации и глобализации, стремительного развития информационно-коммуникационных технологий.
В заключительной части книги публикуются статьи, фрагменты выступлений автора и его интервью как председателя Национального гражданского комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Национального фонда "Общественное признание", Независимой организации "Гражданское общество" и главного редактора общественно-политического журнала "Признание" с известными и авторитетными в государстве и обществе людьми.
Книга обращена к государственной, политической, интеллектуальной и деловой элите российского общества, авторитетному экспертному сообществу, а также может представлять интерес для широкого и заинтересованного круга читателей.


ISBN 5-8137-0144-3 УДК
ББК
(c) Издатель С.А. Абакумов, 2004
(c) РИК "Галерия", 2004






Данная книга из авторской серии
"На пути к гражданскому обществу"
посвящается моим дорогим родителям
Абакумову Александру Александровичу
и Абакумовой Нине Федоровне,
начинавших свою педагогическуюую деятельность
в качестве учителей истории в школах
Холмогорского района Архангельской области
(на моей малой Родине) и посвятившим развитию
народного образования всю свою жизнь.
Крепкого им здоровья и душевного спокойствия!

Выражаю сердечную благодарность за сотрудничество и поддержку, а также высказанные во время личных встреч, бесед и интервью взгяды, соображения и замечания по актуальным историко-философским, нравственным и социально-экономическим проблемам, которые во многом помогли автору при подготовке и написании новых книг из серии "На пути к гражданскому обществу" моим коллегам и друзьям, сопредседателям Попечительского Совета и Президимума Независимой организации "Гражданское общество" и Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Кавалерам почетных гражданских огденов Золотой крест "За служению обществу", Серебряный крест I степени "За достойное выполнение воинского и гражданского долга" и Золотого Почетного знака "Общественное признание": Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II, Президенту РСПП (р) - Вольскому Аркадию Ивановичу, Преиденту российского союза театральных деятелей, народному артисту РФ Калягину Александру Александровичу, Губернатору Санкт-Петербурга - Матвеенко Валентине Ивановне, Министру внутренних дел РФ - Нургалиеву Рашиду Гумаровичу, Первому заместителю председателя Государственной думы РФ - Слиска Любови Константиновне, Президенту южно-уральской промышленной компании Сардарову Рашиду Селимовичу, Председателю Счетной палаты РФ - Степашину Сергею Вадимовичу, Ректору МГИМО(у) МИД РФ, члену-корреспонденту РАН - Торкунову Анатолию Васильевичу.

Абакумов С.А.
Председатель Национального гражданского комитета
по взаимодействию с правоохранительными,
законодательными и судебными органами,
Независимой организации "Гражданское общество"
и Национального фонда "Общественное признание"



АБАКУМОВ Сергей Александрович - председатель правления общероссийских общественных и некоммерческих организаций - Национального фонда "Общественное признание", Независимой организации "Гражданское общество" и Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, заместитель Президента РСПП.
Родился 14 сентября 1954 г. в г. Холмогоры Архангельской обл. В 1972 г. закончил 29 спецшколу г.Москвы. 1972-1981 гг. - студент, аспирант, освобожденный заместитель секретаря, секретарь Комитета ВЛКСМ МГИМО МИД СССР. 1981-1988 гг. - Первый вице-президент Бюро Международного молодежного туризма г.Москвы. 1988-1992 - генеральный представитель в СССР финского А/О "Юставююс маткат" (международный туризм, строительство гостиничных комплексов). В этот же период вице-президент первых совместных фин-ско-советских и советско-финских предприятий на базе гостиничных комплексов в Москве, Ленинграде, Киеве, Петрозаводске и т.д.
С 1992 г. по настоящее время Президент АО "Абас Интернэшнл ЛТД" (трастово-консалтинговая деятельность), Председатель Совета директоров ОАО АКБ "Газинвестбанк", Председатель Наблюдательного Совета строительного холдинга ЗАО "Жилищный капитал".
В 1996 г. Абакумов С.А. стал соучредителем Московского Английского Клуба, занимающегося возрождением культурно-исторических традиций российского общества, в 1997 г. стал инициатором и учредителем Независимой организации "Гражданское общество" и Национального фонда "Общественное признание", основными задачами которых является содействие становлению и развитию гражданского общества в России, возрождение духовных стимулов и ценностей, поддержка подвижнической деятельности граждан во всех профессиях и сферах жизни, учреждение и формирование института Кавалеров Золотого Почетного знака "Общественное признание" (1997г.), Почетных Гражданских орденов - Золотой Крест "За служение обществу" и Серебряный Крест I и II степени "За достойное выполнение воинского и гражданского долга" (2003г.).
Абакумов С.А. является инициатором и организатором проведения постоянно действующих Гражданских благотворительных акций "Мужество и милосердие" в поддержку военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, в том числе, участников боевых действий и контртеррористических операций на Северном Кавказе и других "горячих точках". Принимал непосредственное активное участие в подготовке Первого Российского Гражданского Форума в 2001 г. и Российского Форума в Нижнем Новгороде в 2003 г, являлся членом его Оргкомитета, координатором проблемных дискуссий и "круглых столов" по вопросам взаимодействия гражданских и государственных институтов в обеспечении национальной безопасности, , а также по внешнеполитическим вопросам, участвовал в работе Гражданских Форумов, проводимых Санкт-Петербургским государственным университетом, входил в состав Оргкомитета III-го научно-общественного Форума "Гражданское общество и реформа местного самоуправления в России" (2003г.). В ходе Первого Гражданского форума выступил инициатором создания общероссийской общественной организации "Национальный Гражданский Комитет по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами", на учредительном собрании которого, был избран его Председателем. Председатель Президиума, созданного также по итогам Гражданского Форума 2001г. Национального Гражданского Совета по международным делам.
В ходе подготовки Российского Форума 2003г. Абакумов С.А. выступил с инициативой заключения "Общественного Договора о взаимодействии по обеспечению национальной безопасности России", в итоге подписанным лидерами авторитетных общественных и гражданских объединений, СМИ и правозащитных организаций, известными политиками, юристами и учеными, а также представителями руководства правоохранительных органов и спецслужб, законодательной и судебной ветвей власти.
Заместитель Председателя Правления Российского Фонда мира, Сопредседатель Европейского Форума неправительственных организаций "Перспективы сотрудничества России и ЕС в Балтийском регионе". С 1999 г. - главный редактор общественно-аналитического журнала "Признание", освещающем процессы становления гражданского общества в России. Член Союза журналистов РФ. Является автором более 50 статей, аналитических исследований, опубликованных в федеральных и региональных СМИ, автором и составителем нескольких сборников материалов "На пути к гражданскому обществу" (1999г., 2000г., 2002г.), 3-х книг (последняя в соавторстве с А.И.Подберезкиным "Гражданское общество и будущее российского государства" (2004г). Профессор, действительный член Академии безопасности, обороны и правопорядка.


















Предисловие
Проблемы становления гражданского общества в России, роль и влияние его институтов на проводимую государством социально-экономическую политику, создание конкретных механизмов взаимодействия граждан и их объединений, общественных организаций, политических партий со всеми ветвями власти стали в последнее время предметом жарких дискуссий, как в верхних эшелонах власти, так и в самом российском обществе.
Государственную и политическую элиту страны обратить свое внимание к необходимости созданий благоприятных условий для развития зарождающихся институтов гражданского общества заставило выступление Президента РФ В.В.Путина на Первом Гражданском Форуме, состоявшемся в ноябре 2001 года в Кремлевском дворце съездов. Тогда же и представители более 300 тысяч зарегистрированных общественных и некоммерческих организаций из всех регионов страны впервые почувствовали, что власть действительно готова пойти на серьезный диалог и взаимодействие с гражданскими институтами, заинтересована видеть в них равноправных и дееспособных партнеров.
Однако реальная слабость большинства общественных и некоммерческих организаций, их финансовая и административная зависимость от государственных органов власти, иностранных спонсоров или отечественных финансово-промышленных групп, отдельные представители которых как раз в этот период решили самостоятельно разыгрывать свои политические карты и проникнуть во все органы исполнительной и законодательной власти, отодвинуло на три года решение наиболее актуальных проблем по развитию равноправного диалога государства и гражданского общества. В настоящее время вновь сам В.В.Путин, значительно опережающий громоздкий и неповоротливый государственный аппарат и обслуживающие его интересы прокремлевские политические партии в понимании срочной необходимости задействовать и заручиться поддержкой институтов гражданского общества в проведении нынешних политических и административных реформ в стране вынужден вернуться к тезисам своего выступления на Гражданском Форуме 2001г. и предпринимать конкретные шаги по усилению роли гражданских институтов. Среди них - внесение соответствующего Федерального закона о создании давно востребованной Общественной палаты РФ и укрепление позиций созданного на основе Комиссии по правам человека Общественного Совета при Президенте РФ по проблемам становления гражданского общества в России. В этот же ряд можно поставить и ориентацию администрации Президента РФ на создание сильных и самостоятельных, имеющих свое политическое лицо партий (прежде всего, это касается "Единой России"), которые невозможно создать без их реальной поддержки российскими гражданами, их объединениями и союзами.
В предлагаемой работе автор, в том числе ставит задачу проанализировать и более подробно познакомить читателей с предпосылками и историей возникновения элементов гражданского общества в России, ибо нам постоянно рекомендуют использовать исключительно западные модели его развития. Именно уроки отечественной истории всегда сложных, а порой трагических взаимоотношений государства со своим обществом, могут дать истинное понимание происходящих сегодня политических процессов выстраивания диалога государственных и гражданских институтов.
Во второй главе автор представляет свое видение проблем становления гражданского общества и правового государства в России, их взаимодействия и перспектив развития в условиях необходимой модернизации, развития информационных технологий и всеобщей глобализации.
В заключительной части читатели могут познакомиться с авторскими статьями и выступлениями разных лет по отдельным аспектам становления гражданского общества в России, роли различных его институтов как по степени влияния на власть, так и форме своей деятельности. В этой же главе опубликованы и фрагменты интервью автора, как главного редактора общественно-политического журнала "Признание" с известными государственными, общественными и религиозными деятелями, с целью ознакомить читателя с их взглядами и позициями по вышеуказанной проблематике.
ГЛАВА I
Гражданское общество в России
(от древней Руси до наших дней)
1.
На сегодня у тех немногих отечественных ученых, социологов и политологов, которые предметно занимаются проблемами гражданского общества, нет его общепринятого научного определения этого понятия. Ведь такое определение возможно лишь при условии совокупного рассмотрения всей системы гражданских и общественных институтов, часть которых в нашей стране пока отсутствует, а многие не до конца прижились.
Тем не менее, по мнению автора, под гражданским обществом можно понимать совокупность негосударственных общественных институтов и отношений, которые позволяют отдельным гражданам или их объединениям реализовывать свои частные и групповые интересы, гарантированные им государством и его основными законами.
Таким образом, понятие гражданско го общества определяется по отношению к понятию государства: эти институты социальной организации дополняют друг друга как "управление снизу" и "управление сверху". Знакомство с историей показывает, что в России государство могло вести себя со своим народом как завоеватель, но в кризисные годы, когда мощный, но слабо управляемый госаппарат давал сбой, народ прибегал к альтернативным формам организации, отстаивал и отстраивал свое государство. Фрагмент из "Повести временных лет", впервые выявляющий эту черту общественного сознания, цитируется по Радзивилловской летописи:
"В лето 6370. Бывша варягы и-заморья и не да им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в них правды, и восташа род на род, и быша в них усобици, воевати почаша сами на ся, и реша сами в себе: Поищем себе князя, иже бы володел нами и рядил по праву. И идоша за море к варягом руси, сице бо тии звахуся варязи русь, яко се друзии зовуться свие, друзии же уръмяни,инъгляне, друзии и готе. Тако и си. Реша руси чюдь, и словене, и кривичи, и вси: Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидите у нас княжити и володети".
Из этого летописного рассказа вычитывается отношение автора к нетривиальному факту приглашения иноплеменников на княжение. В 862 году народы новгородской земли отказались подчиняться владетелям, жившим на северо-западе от них. Но самоуправление многоязычной (славянской, финно-угорской) земли привело к исчезновению правопорядка из-за взаимного ожесточения населения. "Третейских судей" решили призвать из среды бывших владетелей. Среди "варяжских" племен выбрали "русь", пригласив племенных вождей верховодить.
Феофан Прокопович в "Родословии великих государей царей и великих князей российских" ведет генеалогию Рюрика от Пруса, брата римского кесаря Августа, полагая между Прусом и Рюриком 14 колен. Прус жил где-то к Западу от Руси. Из несохранившейся т.н. Иоакимовской летописи, отрывок из который приводит Василий Татищев в "Истории российской", можно узнать, что инициатор призвания варягов Гостомысл, новгородский посадник - сам был потомком Вандала, одного из германских вождей. Иначе говоря, следуя распространенным в допетровской Руси версиям, можно говорить, что новгородская верхушка призвала этнически близких ей князей решить борьбу за власть в свою пользу. Она сама принадлежала западно-европейскому миру.
Тем не менее, для словен, кривичей, позже полян и тем более чуди варяжские конунги не были родственниками. Так что русская (уже не от самоназвания варяжского племени, но общенациональная) мысль еще в древности увязала начало государства с наложением на стихийную самобытность славяно-финского противоречивого единства - внешнего разводящего, судящего и скрепляющего начала. Таким образом, государственный порядок понимался как наложенная извне граница самоуправления. А оно было, по имеющимся сведениям, весьма развитым - в IY в. Прокопий Кессарийский свидетельствовал: "Славяне и анты не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве... Они считают, что только Бог, творец молний, является владыкой над всеми".
Так это было или нет, важна фиксация в общественном сознании определенной модели. Ограничение самоуправления поначалу было добровольным (во всяком случае, так оно мыслится в цитированном летописном фрагменте), а затем насильственным. Прибывшие князья, севшие сначала на севере вокруг Ильменя, а потом, спустившись по Днепру (882), на киевский стол, относились к местному населению как к данникам, а протесты подавляли военной силой или с помощью жестоких дипломатических уловок (записана история о том, как Ольга сожгла древлян за убийство Игоря, обложившего это племя усиленной данью). В сущности, князья делали только пользуясь современной терминологией конъюнктурно-политическую разницу между подвластными им славянами, финно-уграми, "козарами" и другими степняками, опираясь, в первую очередь, на приближенную единокровную дружину, а не на местное население.
Разумеется, было бы опрометчиво объяснять перипетии становления общественной мысли и гражданского самосознания в России "норманнскими" корнями русской государственности (как и вообще одними наслаивающимися иноземными влияниями). Но можно отметить, что первые попытки осмысления истории страны исходили из дихотомии "беспорядочное самоуправление"/"аппаратное подавление", последнее мыслилось как "стреноживание" местного населения, отчасти к его же благу.
2.
Уже "Русская правда" Ярослава стремилась задать унифицированные рамки общинно-государственному бытию. Но из общей тенденции в 1136 году выламывается Новгород, отделившийся от Киева. Историки говорят о существовании своеобразного "республиканского" строя в северных торговых городах - Новгороде и Пскове. Общее собрание горожан - вече - сохранило за собой известные политические права. Именно на этом фоне история о призвании варяжских князей не выглядит целиком выдумкой, находя себе параллели и уточнения.
Бояре нуждались в сильном кулаке, который защищал бы их политические привилегии и деловые интересы как от посада, так и от внешних соседей. Выдвинуть военным предводителем человека из своей среды значило, говоря современным языком, наделить его вескими конкурентными преимуществами. Кроме того, поскольку на князя возлагались, в первую очередь, военные и отчасти полицейские функции, на это место лучше всего подходил профессиональный политик и военачальник. Таким образом, институт выборного приглашенного князя служил приемлемым решением проблемы.
У этой системы были свои сильные стороны, которые наглядно проявил Александр Ярославич, зарекомендовавший себя не только удачливым полководцем (в устье Ижоры разбил шведов, на льду Чудского озера - немцев, у озера Жизца - литовцев), но и талантливым дипломатом, сумевшим установить отношения с Ордой. Причем для этого ему пришлось заточить за несогласие собственного сына и жестоко разобраться с новгородцами, которые восставали против монгольской переписи. Свободный выбор из среды военных профессионалов оказался в конечном итоге эффективнее, чем удельная система наследственного княжения, парализованная раздорами. "Наказывая" своих, Александр Невский ограждал северно-русские земли от безнадежных битв, поднимал после разорений. Когда пронеслось "неврюево нашествие", князь "церкви восстановил, города отстроил, людей собрал" - сообщает житие.
Но до централизации под властью царя было далеко. А в XIII веке "гражданское общество" северных республик проявило себя как дееспособный партнер военно-политических институтов. Республика выдвинула лидера, который вывел ее за узкие пределы "полисного" самоуправления в большую политику того времени, избежав сокрушительных потерь. Это корректирует высказанный выше пессимистический взгляд на состоятельность общественного самоуправления в России. Правда, в результате княжеская власть в лице Александра сумела подчинить своей воле своевольных новгородцев, прикрываясь "ломящей" силой ордынских "численников"-фискалов. Укрепляя свой авторитет и отрабатывая модели политико-идеологического контроля, Александр исподволь готовил восстановление института великокняжения. Московские великие князья даниловичи - это младшая ветвь его рода. Новгородцы на первых порах даже способствовали возвышению Москвы, поддержав Дмитрия Донского в борьбе с Михаилом Тверским и его союзником Мамаем. Они могли себе это позволить: в торговом и дипломатическом отношении "Государь Господин Великий Новгород" долгое время выглядел динамичнее московского и других княжеств.
Однако боярская олигархия постоянно стремилась обратить военно-политическую силу князя и государства вообще в игрушку своих клановых интересов, не обязательно совпадавших с интересами большинства граждан "Неуполеса", как пышно именовали Новгород летописцы, и тем более с общерусскими целями (даже с псковичами новгородцы то и дело воевали). Поэтому собирание русских земель московскими князьями, копившими мощь и богатство, повлекло столкновения с боярскими республиками и привело к присоединению их при Иване III. Но при этом разыгралась одна из самых необычайных интриг в истории отношений центральной власти и общественных "соузов", как писали в XY веке.
3.
Весной 1485 года в Новгород прибыл новый архиепископ Геннадий, до этого служивший архимандритом Чудова монастыря в Московском Кремле. Владыко столкнулся с "новгородским православием", то есть неофициальной духовной культурой, которую он, в согласии с Иосифом Волоцким, считал ересью, находящейся в конкурентном конфликте с "московским православием". Поскольку официальная православная Церковь владела крупными землями, в которых остро нуждалась центральная власть для привлечения на свою сторону служилых людей, Ивану III было выгодно опереться на пропагандистов нестяжательства. Ведь "нестяжатели", противники "осифлян" (Волоцкого игумена и его ортодоксальных единомышленников), борясь с официальной церковью, стояли за секуляризацию ее земель.
Таковы были политические основания, по которым Иван III вместо искоренения ереси поставил новгородского еретика попа Дениса протопопом Успенского кафедрального собора в Московском Кремле, а протопопа Алексея с Михайловой улицы Новгорода - священником придворного Архангельского собора. Кроме того, Иваном III руководили более интимные соображения. Его старший сын Иван Иванович был женат на Елене Стефановне Волошанке; в ее кружок входили дьяки-дипломаты Федор и Иван Волк Курицыны, редактор и переписчик Иван Черный, угрянин Мартынок, исповедовавшие "самовластие души" в делах веры. Еще с XIY века через Новгород поддерживались связи с европейскими еретиками и затем протестантами. Поэтому новгородские вольнодумцы быстро влились в московский придворный кружок. Таким образом, царский двор стал оплотом неортодоксального общественно-религиозного движения.
Сложилась противоречивая ситуация. С одной стороны, Православие было объединяющей идеологией государства, в силу чего учения, подтачивающие православную веру, подрывали мощь Московской державы. С другой стороны, Церковь как институт владела обширными землями - а это сужало ресурсную базу центральной власти, опасавшейся к тому же, что церковный ресурс может укрепить удельных князей и склонные к сепаратизму северные города. В таком положении московский государь пошел на союз с антицерковным духовным движением, но этот союз мог быть только временным и ситуационным. Тем не менее, в истории государства российского зафиксирован момент, когда высшая власть опиралась на протестное общественное движение, претендовавшее быть "внутренней" идеологией этой власти.
Однако конфликт между духовными основами молодой российской цивилизации и "рафинированными" придворными идеологами был неизбежен. Вообще, идеология, противостоящая укоренившейся в обществе духовной традиции, рискует вобрать в себя множество "темных", сомнительных, пугающих элементов, традицией отторгнутых. Это правило сказывается и на деятельности еретиков, и на деятельности социальных революционеров, особенно когда эти общественные силы загоняются в подполье. Когда "тайное" становится "явным", то есть когда такие силы разворачиваются, подобно долго стиснутой пружине, цена "эксцессов" может оказаться чрезмерно высокой. И в глазах общества это способно оправдать репрессии власти, особенно при грамотной пропагандистской подаче.
Иосиф Волоцкий в "Сказании о новоявившейся ереси" изложил историю ее появления. Согласно этой версии, около 1470 года с литовским князем Михаилом Олельковичем в Великий Новгород прибыл "жидовин именем Схариа", который был "изучен всякому злодейства изобретению, чародейству же и чернокнижию, звездозаконию же и астрологы, живый в граде Киеве". Киев находился в пределах Литовского государства, поэтому появление Схарии в свите литовского князя не удивительно, как и его приезд в российские земли, поскольку Михаил Олелькович был дядей Елены Стефановны по матери. Это открывало Схарии дорогу в Москву - действительно, в грамотах Ивана III есть упоминания о "Захарии Скаре, жидовине, таманском князе", сыне генуэзского аристократа и черкешенки. Даже если указанная версия о появлении на Руси ереси жидовствующих легендарна, она показательна. Импортер ереси "жидовин Схариа" изображен являющимся из земель, с которыми Россия регулярно конфликтовала (Литва, Крым).
Таким образом, жидовствующие были уязвимы для противников, которые пожелали бы выставить их "подрывными элементами". Другой уязвимой стороной "новой придворной идеологии" было демонстративное унижение Православия и увлечение оккультизмом демонического оттенка. Архиепископ Геннадий описывал глумление на символами веры православных: "еретикам ослаба пришла, уже ныне наругаютца хрестьянству: вяжут кресты на вороны; многие ведели: ворон деи летает, а на ней крест медян. Ино таково поругание: ворон и ворона садятца на стерве и на калу, а крестом по тому волочат". На оккультные интересы братьев Курицыных намекает название трактата Федора Васильевича "О Дракуле" и прозвище Ивана Васильевича "Волк".
Но не идейная уязвимость, а политическая и династическая ситуация предрешила конец временного альянса великокняжеской власти с жидовствующими антитринитариями. Война с Литвой заставляла подавить в пограничных районах пролитовскую партию; смерть Ивана Ивановича в 1490 году лишил Елену Стефановну былого влияния при дворе, а жидовствующих надежного покровительства. Венчанный на царство Василий III был сыном другой жены Ивана III - Cофии Палеолог, убежденной противницы ересей. Церковный собор 1503 года не дал согласия на секуляризацию церковных земель. Архиепископ Геннадий призывал воспользоваться опытом испанской инквизиции. И в 1504 году "сожгоша в клетке диака Волка Курицына да Митю Коноплева", еретическое движение, претендовавшее на роль "общественного совета" при дворе, было разгромлено.
4.
Но причины напряжения в обществе остались прежние: служилое сословие, опора московской центральной власти, страдало от безземелья, а владения удельных князей и Церкви были соизмеримы по площади с территориями европейских государств. Это давало им силу, которую они использовали для игнорирования центральной власти. Воля малолетнего великого князя Ивана Васильевича, сына Василия III от Елены Гли нской, до 1547 года жестко ограничивалась Боярской думой, точнее, той группировкой, которая на тот момент доминировала.
Большой пожар стал поводом к восстанию "черных людей" в Москве в 1547 году. Непосредственно восстание было направлено против бояр Глинских, взявших верх в Боярской думе. Восставшие "убили каменьями" в Успенском соборе дядю царя Юрия Васильевича Глинского, искали мать убитого боярина Анну и его брата Михаила. Бабку и дядьев Ивана Васильевича обвинили в том, что они "вълховали: вымали сердца человеческия, да клали в воду, да тою водой, ездячи по Москве, кропили, и от того Москва выгорела", и так Глинские "чародейством Москву попалили". Позже в переписке с царем А.Курбский не отрицал, что эти слухи распускали бояре из конкурирующих группировок. Он присоединялся к обвинениям, говоря "об издревле кровопийственном роде" московских князей, на который пагубное влияние оказывали "жены, злыи и чародеицы". Таким образом, обвинение царского окружения в чернокнижии оставалось устойчивым идеологическим мотивом борьбы вокруг престола. Выдвигались и более реалистичные обвинения против бояр: "а от людей их черным людем насилство и грабеж, они же их от того не унимаху". Однако восставшие не тронули царя, остановившись перед его порогом в Воробьеве.
Иоанн IV буквально накануне был титулован "кесарем", этот титул уравнял его с императором Священной Римской империи, так что пожар и восстание могли толковаться как выразительный жест бояр в сторону правителя, формально поднявшегося на более высокую ступень феодальной властной иерархии. Царь не оставил этот жест без внимания, его мероприятия были направлены на "примирение" сословий. Тем не менее, параллельно с Боряской думой - совещательным органом, действовало правительство из приближенных царя, где сам он пользовался "честью председания", - Избранная рада. Ключевую роль в правительстве играли А.Адашев и протопоп Сильвестр (воспринявший по линии Нил Сорский - Максим Грек - старец Артемий идеи "нестяжателей" и, весьма вероятно, кружка братьев Курицыных). Преобразования рады были направлены на размывание привилегий бояр. Войско и управленческий аппарат в массе своей формировались из служилого дворянства, но для его содержания нужна была земля как плата за службу. Реформы 40-50-х годов, проведенные Избранной радой, превратили вотчинную землю - в государственное жалование за службу. Судебник 1555 года, кроме того, статьей 47-й отменял налоговые льготы для бояр.
Выживание Московского царства, окруженного врагами, требовало маневра материальными и человеческими ресурсами для создания перевеса сил на решающих направлениях военной борьбы. Но концентрация ресурсов в руках центральной власти сначала столкнулась с сопротивлением удельной системы. Теперь же и бояре, и дворяне были равно обязаны государству службой и налоговыми выплатами. Это уравнение перед законом позволило создать мощную военную машину и вывело царство из заколдованного круга: завоеванными землями можно было расплатиться со служилыми людьми, что, в свою очередь, дало царю опору в лице дворянского сословия. Служилое сословие возводилось в ранг политической силы, послужившей противовесом боярству. Социальная структура стала более сбалансированной. Для придания ей устойчивости в управление страной вовлекались не только дворяне, но и посадские люди, и крестьянское население. Историки отмечали у публицистов и летописцев XYI века "полное пренебрежение к мнению народа, который лишен в их представлении исторической самостоятельности и способен действовать только по указке вождей или наущению знати". Тем выразительнее направление реформ, предпринятых Избранной радой.
Земская реформа вводила местное самоуправление по всей стране. Наместники ставились под контроль земских властей, организованных по принципу выборного и сменяемого сословного представительства. В районах вотчинного землевладения власть передавалась губным старостам, которые только со становлением Опричной системы были подчинены назначенным из Москвы городовым воеводам. Уездное дворянство представлено в органах самоуправления городовыми приказчиками, посадские и крестьяне - дворскими старостами и целовальниками. В "черносошных" землях помещиков не было вообще, и вся власть отошла выборным депутатам "простого всенародства". Земские староста, дьячок и целовальники составляли низшее звено, заседая в "земской избе". Кроме того, Судебник требовал участия выборных присяжных заседателей при отправлении правосудия. По замечанию историков, эта система в существенных чертах предвосхищала реформы 1860-х годов.
Но характерно, что выборным посадским самоуправлением (помимо столицы и пограничных крепостей) были обойдены Новгород и Псков. Центральная власть понимала невозможность управлять местными делами из Москвы, но стремилась держать ситуацию под надзором, поскольку местные интересы совпадали с общегосударственными только в стратегической перспективе. Между тем, ослабив удельную систему, выровняв права бояр и служилого сословия, добившись экономического подъема посада и деревни, власть стала перед необходимостью перейти от политики накопления ресурсов к политике их силовой мобилизации. На этапе мобилизации всех сил государства рукой царской власти не только вотчинники олицетворяли социальную инерцию, но и служилое дворянство. Грозный помнил свои униженные просьбы к войску, собирающемуся на Казань. Царь тогда не мог приказывать, он "умилно" просил, обещая "сердца им веселити и жалования из казны своея государевой прибавливати... и во всем им верити, и жалоба их послушати, во всем их любити, аки отцу детей своих, и быти до них щедру" ("Большая челобитная"). Опала членов Избранной рады и введение Опричнины в 1565 году показало, что зависимость царя от подданных более не могла быть терпима.
Другим сегментом русского общества, способным в силу экономического могущества и духовного авторитета ограничить царскую власть, оставалась Церковь во главе с русским митрополитом. Венчавший на царство Иоанна IY митрополит Макарий осуждал "синклиты" (боярское представительство), пытавшиеся "восхитить" царскую власть. Но именно у Макария в Новинском монастыре, где в июне 1547 года была вся Боярская дума, начались разговоры о поджоге Москвы Аной, Михаилом и Юрием Глинскими. Тот же Макарий, с 1526 по 1544 год возглавлявший новгородскую епархию, инициировал "новгородскую волну" общерусской канонизации, формируя "небесную оппозицию" неограниченной царской власти. В противовес церковному давлению, уже Стоглавый собор 1551 года по настоянию царского окружения поставил расширение монастырского землевладения под правительственный контроль. Но в острую фазу конфликт вошел, когда развернулось опричное наступление на ограничение царской власти. Митрополитом стал Филипп из боряского рода Колычевых. Еще настоятелем Соловецкого монастыря он принял у себя опального Сильвестра, который там и умер, "любимый и уважаемый Филиппом" (Н.Карамзин). Борьба митрополита с царем закончилась сначала низложением, а потом убийством митрополита Филиппа.
Учреждение Опричнины означало разрыв альянса царской власти с русским обществом. Царю требовались абсолютные полномочия по распоряжению материальными и людскими ресурсами. Паломничество в Александровскую слободу с мольбой к царю принять всю полноту власти на любых условиях похоронило боярское правление. Установление самодержавия привело и к отказу не только от земского боярского представительства, не только к изгнанию "мудрых советников" из дворян, но к исчезновению полноценных институтов местного самоуправления, которые в конечном счете оказались только временными инструментами в борьбе с удельной системой.
5.
В северных республиках свободнее чувствовали себя религиозные мыслители и практики - носители неофициальной духовной культуры. Б.А.Рыбаков в исследовании, посвященном русским стригольникам, назвал их "гуманистамами XIY столетия". В самом деле, в их понимании человек ценен только своей человечностью. Учение стригольников дошло до нас только в изложении их оппонентов, но оно может быть освобождено от идейно-обличительной окраски. В частности, когда Стефан Пермский пишет "Вы же, стригольницы, уловляете хрестьян тем словом, еже Христос рече к апостолам: Не имете влагалищь, ни меди при поясех ваших" - мы заключаем, что имущество в глазах стригольников само по себе еще не красило человека. Когда Стефан ядовито замечает "Аще бо бы не чисто житье их видели люди, то кто бе веровал ереси их?" - мы понимаем, что стремление жить чисто стригольники ставили во главу угла. Наконец, когда Стефан признает "Или бы не от книжнаго писания говорили, никто бы не послушал их" - нам ясно, что стригольники ценили начитанность в священных книгах, задающих идеал чистоты. Гражданское общество невозможно без индивида, живущего не текущими предписаниями властями, но теми идеалами, которые он признал добровольно и самостоятельно. В этом смысле в северных республиках, насколько мы можем судить по дошедшим свидетельствам, постепенно вырастал "гражданин", а не "подданный".
Навыки самоуправления, то есть открытое обсуждение проблем и способность осмысленно отвечать на вызовы момента, воспитывали предприимчивый и сноровистый тип личности, обладающий широким кругозором, жадный до сведений и знаний, хорошо обучаемый. Не случайно один из вождей московской "партии реформ" XYI века, участник Избранной рады протопоп Сильвестр, происходил из новгородского посада. Помимо набожных и вдумчивых стригольников, можно выделить другой севернорусский тип - ушкуйников, доходивших походами и набегами на севере до Ледовитого океана, на юге до Сарая-Берке, столицы Золотой Орды. Одна из главных потерь, которые понесла Россия при окончательном установлении самодержавной власти - это утрата инициативного индивидуума, свободно действующего на свой страх и риск, как одного из господствующих типажей русской жизни. Этот типаж был загнан в подполье или вытеснен на окраины российских земель. На что он оказался способен, можно увидеть, взглянув на карту страны, чьи северо-восточные земли были открыты, пройдены и завоеваны первопроходцами - разбойниками и казаками.
На русском Севере не было боярских вотчин и крепостничества, окончательно оформленного Соборным уложением 1649 года (крепостное состояние стало наследственным, а сыск беглых более не имел срока давности). Власть принадлежала сельским и волостным сходам, а налогами и повинностями в пользу государства ведали воеводы и тиуны - государственные служащие. Поэтому поморы имели возможность заниматься промыслом морского зверя на берегах Ледовитого океана, уходить за Каменный пояс с частными торгово-промышленными экспедициями или наниматься в сибирское казачье войско по царской вербовке. Особенно интересно, что экспансия в направлении Урала и Сибири происходила в партнерстве с централизованной государственной властью, которая сумела с выгодой для себя канализировать энергию лично свободных индивидов и групп. Правда, к северному поиску власть подталкивалась конкуренцией с западными торговыми домами, в основном английскими и голландскими.
Еще в начале XVI века один из участников курицынского кружка, посольский дьяк Григорий Истома, посетил в Риме папу Климента VII. Он поделился с папой предположением о том, что, обогнув северо-восток континента, можно достичь Китая. Ту же мысль он развивал в Аугсбурге перед немецкими космографами. Соотнеся ее со смутными сведениями о проливе, разделяющим Азию и Америку, европейцы принялись строить практические планы. Так, в 1527 году бристольский купец Роберт Торн, предлагал Генриху VIII: "с небольшим числом судов можно открыть множество новых стран и королевств, но для открытия их остается единственный путь - северный". В 1538 году еще не открытый пролив нанес на карту Меркатор, в 1562 году на карте итальянца Гастальди он получает название Аниан, которое повторяется на карте "Татарии" (Сибири) Авраама Ортелия.
Хотя английские и голландские экспедиции закончились неудачей из-за ледовых заторов, закрывших северные моря, русское правительство было встревожено. В 1627 году оно пожертвовало расцветавшей Мангазеей, закрыв "Мангазейский ход" для судов, чтобы не допустить проникновения иностранцев. Зато в поморских землях набирали людей для Сибири. К примеру, в 1630 году пришел наряд набрать 500 мужиков для Тобольска и 150 девок на женитьбу служилым людям и пашенным крестьянам Енисейского острога. Предполагают, что с этим отрядом и прибыл в Восточную Сибирь Семен Дежнев, открывший пролив между Азией и Америкой.
Кроме того, в XVI веке донские казаки и Запорожская Сечь стали реальной силой, которая служила охране русских границ (засеки) и целям территориальной экспансии. Стремительное географическое расширение и успешная пограничная оборона - доказательство того, что раскованная инициатива частного лица (а это и есть основание гражданского общества) имела место в России и приносила богатые плоды. С другой стороны, и на Дону, и на Яике та же среда выступала постоянным фактором социального брожения. По мере расширения крепостного и бюрократического режима от центра к периферии проявлением "гражданского самосознания" становился русский бунт. О том, насколько эти мятежи отвечали настроениям масс, свидетельствуют фольклорные произведения, посвященные Стеньке Разину и Емельяну Пугачеву.
А.Пушкин полагал бунты "бессмысленными" по содержанию (поставить истинного царя взамен узурпатора) и "ужасными" по форме (физически истребить "неправедные" власти). Однако так сказывалась логика военного противостояния, в которую от первых побед до окончательных поражений были втянуты народные движения. Между тем российская история знает пример осуществленной народной "утопии" - республики "некрасовцев". В 1708 году войсковым атаманом Войска Донского был выбран Кондратий Булавин - его отряды воспротивились установлению контроля правительственного аппарата. Одним из соратников атамана был Игнат Некрасов. После поражения восстания он со своими людьми ушел на Кубань, осев на землях, принадлежавших туркам. Соединив обычаи Донского войска с идеалами раскольников, некрасовцы основали поселения, о которых в России ходили легенды.
"Живут такие люди на берегу озера. Город у них большой, пять церквей в нем, обнесен он высокой стеной... В город свой те люди никого не пускают. Живут богато. У каждого каменный дом с садом, на улицах и в садах цветы цветут. Такая красота кругом. Занимаются те люди шелками. Обиды ни людям чужим, ни друг другу не делают... Женщины и на круг ходят, и грамоте обучаются с дьяками вместе. Кто ни пройдет, того накормят, напоют, оденут и проводят ласковым словом: Спаси Христос". В конце XVIII века некрасовцы, продолжавшие чтить "заветы Игната", переселились на берега Эгейского и Мраморного морей. Трудолюбие, общественный порядок, грамотность и моральная чистота некрасовцев вызывали удивление у иностранных наблюдателей. Одной из заповедей Игната Некрасова было воздержание от возвращения на родину, пока у власти находится царь.
6.
Действительно, со временем в политическом, а скоро и географическом пространстве России не осталось места для людей, которые жили бы по своей воле, а не по распорядкам государства. С XIV по XVII век общепонятным и употребительным в русской публицистике оставалось слово "вече", с XVI по XVII века упоминаются "соборы": и духовные, и земские, и смешанные. Но ни "вече", ни "соборы" не были регулярными институтами с четким регламентом, предписанным представительством, обязательными решениями. Термина "земский собор" русские летописи вообще не знают.
Тем не менее, первое документально зафиксированное мероприятие, которое можно подвести под эту рубрику, состоялось, полагают историки, в 1549 году (но это едва ли был первый "земский собор"). О его повестке судят по намекам Стоглава (1551) на взаимное покаяние царя и бояр. По-видимому, название "собор примирения" не только верно отражает основную идею мероприятия, но и фиксирует точку единения власти и общества, более или менее искреннего с обеих сторон. Череда пожаров, засух, неурожаев, восстаний, вызванных "грабежом" власть предержащих и ростом налогов, внешнеполитические тревоги и увещевания церковных иерархов подтолкнули участников собора навстречу друг к другу. С решениями собора связано устройство по всем землям земских учреждений: старост, целовальников, пятидесятников, сотских, о чем было сказано выше.
Дальнейшая эволюция "освященных", "земских" и более мелких соборов, вызванных требованиями момента, шла по пути формального нарастания сословного представительства - при выхолащивании реальной представительности постановлений. В 1566 году царь нуждался во "всенародном" одобрении продолжения Ливонской войны, обернувшейся неудачами. Он получил его, но при этом челобитчики, просившие об отмене Опричины, были репрессированы, так как подобный поворот событий в планы Ивана Грозного не входил. Вместе с тем, именно на соборе 1566 года помимо бояр и дворян впервые присутствовали купцы.
В XVII веке земские соборы вновь наберут вес, а среди участников будут верхи посада и зажиточного крестьянства. Так скажется рост влияния "всенародства" на решение судьбы государства в Смутное время. Деятельность нижегородского купца Кузьмы Минина даст пример независимой гражданской активности. Избрание полководца князя Дмитрия Пожарского докажет жизнеспособность вечевых традиций. В 1613 года будет созван Земский Собор для выборов царя. Правда, выбор был предрешен, учитывая степень влияния Патриарха - в миру Федора Романова. Собор положил начало династии Романовых в лице Михаила Федоровича (впрочем, утвердившись, Романовы отступили от условий "общественного договора"). А Земский собор 1653 г. постановит принять Украину под эгиду русского царя.
Эти выражения народной воли служат аргументами в пользу того, что государство и не может, и не заинтересовано полностью искоренить дух гражданственности - в противном случае власти грозит утрата легитимности, а государству - прекращение независимого существования. Тем не менее, народ, отстояв свое государство, снова отошел в привычное безмолвие. Можно считать характерным свойством российского общественного сознания переход в "латентное" состояние после кризисной активности.
Выбор пути развития предоставляется правящим кругам, а общество с облегчением отстраняется. Правда, не желающих "отстраниться" власть готова потеснить сама. В лучшем случае свежая память о бедствиях проявлялась в государственных актах, облегчающих положение зависимого населения. Так, при Алексее Михайловиче боярские вотчины и дворянские поместья стали неотличимы по статусу, купцы получили протекционистскую защиту (Таможенный союз 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г.), а налоги на посадских людей были распределены более равномерно.
Однако слабость системы, где свободой воли наделен только самодержец, ясно увидел Петр Великий, став накануне XVIII столетия перед необходимостью быстрой модернизации армии, флота, администрации, экономики, образования. Ряды элиты быстро пополнялись выходцами из средних сословий. Но парадокс начатой Петром модернизации состоял в том, что в масштабах общества (а не на уровне отдельных индивидов) она предполагала дальнейшее закрепощение. Пушкин-историограф заметил, что при дальновидном умении первого российского императора выдвинуть инициативных и талантливых, его указы для работных людей "как будто писаны кнутом".
Крепостные крестьяне и казенные рабочие на деле приравнивались к рабочему скоту. На дворянстве тяготела обязательная государственная служба, что резко контрастировало с феодальными "правами и привилегиями" западноевропейских дворян. После упразднения Патриаршества, замененного Священным Синодом под контролем обер-прокурора, и деления страны на единообразно управляемые губернии (реформа 1708-1715 гг.) возобладал административно-бюрократический принцип управления. Реальным "законом" функционирования российского общества стала поголовная личная несвобода, обеспечению которой служил бюрократический аппарат. "Рабский страх бывает там вместо ободрения" - писал о XVIII веке Д. Фон Визин.
7.
Манифест Петра III и Жалованная грамота 1785 года, изданная Екатериной II (ур. Софьей Фредериковной Августой Анхальт-Цербской, свергшей мужа Петра Федоровича в результате дворцового заговора), освободили дворян от государственного тягла, наделили их правом на личную безопасность и частную собственность, ознаменовав "золотой век дворянства". Историк русского права К.Зайцев указывал, что Екатерина на место западноевропейского горожанина поставила дворянина, "по которому равнялись все остальные в общем процессе уравнения и освобождения". Правда, ни Манифест, ни Жалованная грамота не были законами в собственном смысле слова - они были лишь монаршим "честным словом".
В том же 1785 году была опубликована Жалованная грамота городам. Городское население разделялось на 6 разрядов. В первый из них входил городские землевладельцы и домовладельцы из дворян, священников, купцов. Распределенные по гильдиям торговые люди составляли второй разряд. Третий разряд объединял разделенных по цехам ремесленников. В четвертом числились иностранцы и гости, жившие в городе постоянно; в пятом - служители наук и искусств, а также финансисты; в шестом - посадские, то есть все остальные, которые "промыслом, рукодельем или работой кормятся". Купцы, ремесленники и посадские назвались "мещанами", а в целом полдюжины разрядов составляли "общество градское", наделенное правом раз в 3 года выбирать из своей среды городского голову и гласных общей думы. Последние, в свою очередь, избирали по 1 делегату от каждого разряда в "шестигласную думу". Этот орган собирался раз в неделю и ведал вопросами городского благоустройства и соответствующими сборами.
Так в России образовался слой людей, имеющих закрепленные за ними гражданские права. В большей степени это касалось, разумеется, дворян, чьи привилегии были подкреплены экономическим господством. Но при той же Екатерине вспыхнуло казацко-крестьянское восстание Е.Пугачева, подавленное А.Суворовым. Оно напомнила, что до "счастья подданных", о котором мечтала Екатерина, весьма далеко.
Еще не будучи императрицей, просвещенная собеседницы Вольтера записывала в личных бумагах: "Свобода - душа всего на свете, без тебя все мертво. Хочу повиноваться законам, но не рабам. Хочу общей цели - сделать счастливыми подданных". Ход ее рассуждений вел к признанию свободного гражданина главной движущей силой общественного развития. Этот принцип был сформулирован в "Наказе", который государыня написала для членов специальной комиссии по уложению законов: "не запрещать и не принуждать", то есть открыть дорогу свободной инициативе. Статьи 380 и 381 главы 16-й "О среднем роде людей" полагали причесть к среднему всех, кто "не дворянин и не хлебопашец". День издания "Наказа" считается датой вступления России в европейскую семью народов.
Жалованная грамота открыла альтернативный путь приложения способностей образованного класса. "Вольность" принесла расцвет дворянской культуры. Он сопровождался усвоением идеи гражданских свобод. От абстрактных идей совершался переход к практическому объединению людей, прикоснувшихся (пусть, как правило, поверхностно) к просветительскому мировоззрению. Одним из первых прототипов гражданских объединений стали масонские общества, куда и лица, обличенные высокими государственными чинами, входили на правах "братьев". Масонские братства были инструментом неформального влияния на власть. Теоретически они создавались по духовным мотивам (об этом писал еще Лев Толстой), но реально преследовали карьерные и политические цели. Эти организации служили школой гражданской самостоятельности для русских аристократов и, в меньшей степени, для представителей других сословий. Английский клуб дал прецедент всесословного объединения: в сознании образованных людей идейное единство общества понемногу обретало конкурентоспособность в сравнении с сословным.
Но в Европе либерализм находил прочную почву как идеология "третьего сословия" - не обеспеченного наследственными привилегиями, как дворянство, и не посаженного на иждивение общества, как духовенство, но наиболее деятельного и потому заинтересованного в распространении на всех граждан одинакового правового режима. В европейском XYIII веке статус третьего сословья был самой обсуждаемой темой. Но в крестьянской России его оформление в многочисленную общественную силу исключалось крепостным правом.
В России имелась возможность пополнения лично независимого третьего сословия через самовыкуп разбогатевших крепостных, которые стремились перейти в разряд ремесленников, купцов, а при особом везении могли претендовать на нижнюю строку в Табели о рангах (и тем самым на личное дворянство). Но А.Радищев, поднявший вопрос о крепостном состоянии как принципиальной проблеме, которая должна быть разрешена в целом, причем в рамках реальной политики, а не абстрактной теории, заслужил от царицы ярлык "бунтовщик хуже Пугачева". Судьба автора стала внятным предупреждением о том, что юридические основания российского общества (в первую очередь, крепостничество) не подлежат официальному пересмотру. Но что, в таком случае, означали "гражданские свободы"?
Если Петр Великий мог обойти сословные предрассудки, ценя человека по его способностям, то почему это не могло стать принципиальной позицией государства? Это рассуждение приводило к выводу о том, что государство должно содействовать развитию экономической и политической бессословной гражданской самодеятельности. Но одно дело - умозаключения, а другое - социальная реальность. Было бы наивно не видеть, что сибаритствующие интеллектуалы XVIII столетия жили за счет своих поместий, где трудились крепостные крестьяне. Небезынтересно, что именно Екатерина II временно положила конец формированию разночинной интеллигенции, которая выходила из стен Московского университета еще при Елизавете. В царствование Екатерины крепостное право достигло своей "классической" для России, абсолютной формы.
Дворянские перевороты середины и конца XVIII века не были направлены на защиту "прав гражданина" вообще. Их целью было отстоять привилегии дворянства, точнее - статус нескольких придворных кланов. Тем не менее, они выражали сознательную позицию придворной аристократии, которую разделяли гвардейские офицеры и, возможно, еще более широкие слои высшего общества. Оказалось, что цари (даже такие как Павел I, Великий Магистр Мальтийского ордена, претендовавший повелевать европейскими элитами) могут попасть в растущую зависимость от дворянства, достигшего, как класс, политической зрелости. Высший класс российского общества, получивший гражданские права, создал решающие аргументы в пользу того, что сила власти производна от ее способности удовлетворять интересам общества, пусть даже представленного аристократией. Таким образом, в тяжбе высшая власть-общество была разыграна очередная сцена выяснения отношений.
8.
Вместе с тем екатерининский тезис о самодержавии: "всякое другое правление не только было бы в России вредно, но и разорительно" - оставался непререкаемым для офицеров-заговорщиков XYIII века. Речь шла о смене персоны самодержца, а не о новых принципах политических устройства. В XIX веке стало казаться, что, напротив, достаточно сменить правовые основания власти, чтобы прийти к гражданскому самоуправлению. Но ни то, ни другое еще не гарантирует конкурентоспособности общества в сравнении с государственным аппаратом. Республику может возглавить тиран, окруженный узким слоем приближенных - и народ останется безвластным, несмотря на формально действующие демократические институты. С другой стороны, либерально настроенный глава государства, каким был в первый период своей деятельности Александр I, может оказаться скован в благих намерениях внешне- и внутриполитическими условиями.
В начале царствования Александр столкнулся с тем, что по замечанию Н.Карамзина, "Екатерина дала нам суды, не образовав судей; дала правила без средств исполнения". Продолжить ее дело молодой царь мог только путем последовательного приведения правовой инфраструктуры общества в соответствие с медленно формирующимися новыми институтами. Окруженный единомышленниками, образовавшими Негласный комитет, монарх привел ситуацию к виду, немыслимому при его преемнике: "Самым либеральным журналом была Северная Пчела, выходившая под ведением министра внутренних дел Козодавлева". Последовали указ о свободных землепашцах, разрешение свободным поселянам и мещанам покупать незанятые земли, открытие трех университетов, учреждение коллегиальных органов государственного управления.
Александр полагал убедительным пример французской революции, показавшей, что монархия обязана вовремя реформировать общественные отношения сверху, если не хочет быть сметена снизу. Философия эпохи просвещения, сформировавшая "воздух эпохи", которым дышали все образованные люди, не исключая русского царя, сделала естественные права человека аксиомой, из которой выводились теоремы гражданских свобод. С 1808 года ближайшим помощником и советчиком Александра I стал М.Сперанский, составивший проект реформ, опиравшийся на теорию естественного права для защиты положения о желательности дарования народу конституции. Конституция это инструмент превращения подданного - в гражданина, над которым властен принцип, принятый обществом по мановению монарха, но который больше не является собственностью монарха. Этот сдвиг меняет статус монархии, освобождая место для гражданского достоинства.
Но результатом обращения к "реальной политике" стало охлаждение царя к проектам Негласного комитета и затем удаление реформатора Сперанского - его "План государственного преобразования" оказался забыт. Даже скромный черновик Коронационной грамоты, подготовленный Негласным комитетом, не трогавший сословное неравенство, но законодательно подтверждавший свободы дворянства, не получил хода. Проект графа Н.Мордвинова о помощи крестьянству в покупке незаселенных земель посредством учреждения Трудопоощрительного банка тоже остался под сукном. Таким образом, инициативы, которые могли бы привести к реальному раскрепощению экономической и политической инициативы, тормозились. В России, по выражению М.Сперанского, по-прежнему существовали "только рабы государевы и рабы помещичьи".
Противоречия гнездились внутри класса, претендовавшего на выражение передовой общественной мысли - водораздел проходил между частным интересом дворян-землевладельцев и гражданским самосознанием "русских европейцев" (они же). Естественная инертность социальной жизни делала дворянство в первую очередь бенефициариями крепостного труда, а уж потом носителями европейской просвещенческой мысли. И лишь меньшинство могло преодолеть сословность ради "всечеловечества", причем молодым военным, чьи связи с родными поместьями истончались, зато укреплялись связи с корпорацией, это было сделать легче. Отсюда афоризм Грибоедова: "двести прапорщиков решили перевернуть Россию".
Значение декабристов в том, что их организация дала прецедент решительной деятельности важнейшего института гражданского общества - зародышевой общественно-политической (а не придворно-заговорщицкой) структуры. В отличие от многих современных "партий", эта структура родилась из реальной потребности общества в высвобождении (как бы его ни понимали) гражданской самодеятельности. Она носила черты горячего личного энтузиазма, порождала творческую активность, вызывала искренний отклик.
"Гроза двенадцатого года", в очередной раз разбудившая народ, который, как всегда, инвестировал свои ресурсы, не получив дивидендов, стала одним из сильных мотивов движения. Часть дворянских революционеров мыслила себя как орудие исторической справедливости в отношении низших слоев общества. "Конституция" Н.Муравьева требовала законодательно закрепить политическое равенство граждан. А это значит, что перед николаевскими "заморозками" заявила о себе (пока скорее как идеал) общественная внесословная солидарность. Родившись на почве национально-патриотического подъема, гражданское чувство моделировалось, как писал Ю.Лотман, по республиканским образцам древнего Рима, восстанавливая в правах мощный смысловой заряд, заложенный в слово res publica - "общее дело".

У нарождающегося "гражданского общества" (притом что юридически в России не было "граждан") появились свои мученики. Однако не стоит забывать, что радикализм декабристов, над которыми едко иронизировал Грибоедов, нес действительную опасность. Россия была, по замечанию С.Воронцова, "наиболее обширной в мире империей", населенной 30 миллионами человек народа "неподготовленного, невежественного и развращенного" (в сравнении с идеальным западным типом гражданина). При этом охватившее мир "брожение умов" не имело в России адекватного противоядия, которое к тому времени вырабатывалось европейским организмом. "Нельзя сразу совершить прыжок из рабства в свободу без того, - заключал С.Воронцов, - чтобы не впасть в анархию, которая хуже рабства".
9.
После неудачи декабристов общество охватила реакция, которую можно с равной убедительностью понимать и как благоразумное отрезвление, и как унылую подавленность. Что с конституционными медитациями монарха было покончено, несомненно. Что был ужесточен контроль государства над сферой общественной жизни - столь же бесспорно. Тем не менее, в силу достигнутой стабильности, политической и экономической (введение серебряного рубля при Е.Канкрине, обеспечившее бездефицитный бюджет), общество получило возможность более глубоко осмыслить свою историческую судьбу и миссию. Именно в царствование Николая I, в том числе благодаря распространению печатного слова, заявило о себе общественное мнение, выдвинувшее два направления русской мысли - "западническое" и "славянофильское". Это были в собственном смысле слова течения общественной мысли, на волнах которых быстро росло самосознание образованных слоев - дворянства и разночинной интеллигенции.
И "западники", и "славянофилы" стояли за развитие в России начал общественной самодеятельности. Но первые видели ее условие в юридических гарантиях прав личности. А вторые понимали как органическое развитие народа, исключающее наложение форм, заимствованных извне. "Западникам" теории "славянофилов" представлялись мечтательными и "археологическими", а тем самым бесполезными. Патриархального взаимопонимания царя и народа, считали они, никогда не бывало, земский собор как орган народного волеизъявления (не созывавшийся со 2-й половины XYII века) - безнадежно архаичен в сравнении с четкими правилами избирательного законодательства. Больше того, "славянофильские" утопии вредны, так как тормозят развитие индивидуального начала, без которого нет экономики свободного предпринимательства и общественного мнения, способного влиять на политические решения. То есть, в понимании "западников", нет свободы, которую исторически они связывали с развитием буржуазии.
Со своей стороны, "славянофилы" критиковали абстрактную бюрократическую регламентацию, выступая за "множество центров общественных, данных органическим развитием истории". Кстати, если эту мысль применить к конкретной стране, мы получим формулу "гражданского общества". Среди положений "славянофильства" - требование земской, сословной, финансовой, судебной, цензурной реформ. Эти преобразования они считали отвечающими действительным запросам русской жизни - в отличие от принципов западной политэкономии, отвлеченных от конкретных нужд российского общества в данный исторический момент. Таким образом, "славянофилы" противопоставляли конкретный народный организм - абстрактным (универсальным) принципам. Потребности каждого общества существуют здесь и сейчас, ища для своего удовлетворения естественных (самобытных) форм.
Задача мыслителя и общественного деятеля - указать на эти формы и помочь им раскрыться. "Славянофилы" отличали Россию от Западной Европы по признаку индивидуализм/соборность. Индивидуализм они признавали укорененным в историческом развитии Европы, а соборность - неискоренимой в историческом развитии России. С их точки зрения, Европу индивидуализм превратил в передовую цивилизацию, но лишил источников духовной жизни, которые вытекают из единения народа. Россия сопротивляется индивидуалистическому строю жизни, это лишает ее народ многих "благ" материального характера, но оставляет перед ней высокий горизонт духа - или, проще говоря, идеал соборной взаимопомощи, взаимопонимания, сочувствия и сострадания. Навязывание "универсальных" политических и экономических норм, считали "славянофилы", отрицает конкретную свободу в пользу абстрактного принципа.
Термины "западничество" и "славянофильство" намечают полюса русской общественной мысли, но они не точны - слишком широки, чтобы передать диапазон теоретического поиска во время николаевского правления. Как заметил В.Пустарников на страницах книги-дискуссии "Русский либерализм", к "западникам" относят и В.Белинского, и А.Герцена, и Н.Чернышевского, и Д.Писарева, и П.Чаадаева, и В.Боткина - мыслителей, ценивших на Западе каждый свое. И это притом, что "славянофилы" тоже видели на Западе многие непреходящие ценности; а к какому лагерю отнести, к примеру, Ф.Тютчева? Скорее, можно говорить о спектре поиска, где можно находить множественные взаимные притяжения и отталкивания, но не отчетливые дихотомии.
Само многообразие цветов и оттенков публичной и непубличной общественной мысли вносит коррективы в стереотип "замороженной" николаевской России. Бюрократически-полицейское давление было весьма ощутимо, но его не стоит преувеличивать - XX век явил "превосходные" степени. К тому же, полагая дистанцию между импульсивным порывом и его оформлением в публичное слово, цензура способствовала более тщательной чеканке мысли. Овладевая навыками замысловатого кодирования, эта мысль осваивала широкий спектр выразительных средств. Произошел переход от "прокламативного" ораторства к построению аргументированных теорий, изощренно полемизирующих не с прямолинейной официальной идеологией, а с соперничающим, столь же продуманным учением. Приняв тем временем более "академические" формы, общественная мысль прошла через школу ответственных формулировок, основанных на изучении фактического положения дел и сравнительно-историческом анализе.
Организационной формой общественной мысли 30-40-х годов XIX века были "кружки". Возможно, самые известные - кружок, образовавшийся вокруг отца и братьев Аксаковых, кружок Грановского-Станкевича, а также союз Герцена и Огарева. Термин "кружки" рисует перед нашим взором немногочисленные группы единомышленников,, однако, на деле речь идет о креативном ядре, обладающем не только интеллектуальными, но и материальными ресурсами (собственными или привлеченными), достаточными для обрастания периферией преданных читателей и сподвижников, часто удаленных на тысячи километров от "кружка". Каждый "кружок", пульсируя, распространял по всему образованному обществу волны быстро усваиваемых идей. В условиях официально организованного дефицита независимой мысли, публика чутко улавливала намеки, читала между строк, додумывала и развивала сказанное. Таким образом, в противостоянии с официальной идеологией выработалась альтернативная культура передачи и усвоения информации, с собственной системой кодов. Формально в России не было партий, но существовали "волновые" структуры, организованные по принципу расходящихся кругов, где убеждения заменяли фиксированное членство.
Вот почему к началу нового царствования (1855) русское общество оказалось интеллектуально готово к обновлению, а ослабление цензуры привело к взрыву общественных дискуссий о направлении и желательном размахе реформ. Быстро ширилось земское движение, включились в работу суды присяжных, бурлила печать. Усилиями монарха, поддержанного либеральной бюрократией и общественным мнением, пало крепостное право, а с ним право распоряжаться людьми как собственностью - де факто все подданные Александра II обрели гражданское состояние. Земская и судебная реформы открыли им простор для проявления гражданской инициативы.
Но российская власть не поспевала за "созреванием" общественной мысли, где идея насильственного упразднения самодержавия и радикальных преобразований пустила разветвленные корни: после неудачных покушений 1866, 1867, 1879 и 1881 гг. весной 1881 г. император Александр II был убит по приговору организации "Народная воля". Русским социалистам-радикалам его реформы казались костью, небрежно брошенной с барского стола, а "малые дела" земцев - раболепным крохоборством. Цепкие сетевые структуры революционеров (иллюстрированные, в частности, "пятеркой" П.Верховенского в "Бесах" Ф.Достоевского), в конечном счете, оказались действеннее аморфно-волновых общественных ассоциаций.
10.
Современный историк и философ В.Приленский пишет, что история русского либерализма в его отличии от радикализма начинается в 1846 г., когда либерал Т.Грановский порвал с бывшим единомышленником А.Герценом, призывавшим к насильственному общественному переустройству (известный призыв Руси "к топору"). В самом деле, разрубающий удар означает преобладание частного интереса над общим и тем самым разрушение общества - пусть даже для создания новой общности на его костях. Приблизительно с середины XIX века перед российским обществом ясно стоит дилемма: поступательность, и значит неизбежные компромиссы - или незамедлительность, а значит, неизбежное насилие. (Заметим, что одним из способов преодолеть эту оппозицию служила подтасовка фактов. Так, В.Ленин сознательно преувеличил степень развития капитализма в России, доказывая, что поступательный процесс уже достиг "точки бифуркации").
Умеренные общественные деятели - и консерваторы с либеральным оттенком, и либералы с консервативными склонностями - предпочитали поступательность и компромисс, полагая, что общество должно дозреть до полноценного самоуправления. А именно, в массе народа должно вызреть сознательное личное начало, до чего крестьянской стране было далеко. Самые видные деятели консервативно-либерального направления общественной мысли, Б.Чичерин и К.Кавелин, выдвигают личность, ее права и творческий потенциал на первый план. Но эта личность живет в рамках исторической структуры, уделяющей ей конкретное место и наделяющей ее горизонтом возможностей. А между тем, по мысли К.Кавелина, само выявление личностного начала в России совпало со становлением сильного государства - и то, и другое явилось в фигуре Петра Великого. Разделение государственного и гражданского начал в такой ситуации можно было мыслить только постепенным.
Одним из граничных факторов реформистской активности является средний уровень культуры общества, в том числе политической. Чем он ниже, тем менее желательна, полагал Б.Чичерин, внесословная демократия (так, "террор 93 года был проявлением демократического деспотизма"). Она подавит образованное, мыслящее меньшинство, подчинив его близорукой и нетерпимой воле большинства. Но тем более необходима ответственная инициатива лиц, стоящих "в просвещении с веком наравне" - инициатива по реформированию страны "сверху". Б.Чичерин писал о векторе подобного реформирования: "Государство, в котором задерживается общественная самодеятельность, не в состоянии тягаться со свободными странами". Но одним из ключевых слов является "задерживает": оно предполагает, что разворачивание общественной самодеятельности имеет собственный темп - гражданское общество нельзя насадить, но можно не мешать ему раскрыться.
В какой мере власть в стране должна реформироваться сама, чтобы не препятствовать и, по мере возможности, содействовать постепенному высвобождению общественных сил, оставалось спорным. Вокруг таких изданий как "Отечественные записки", "Экономический указатель", "Русский вестник", "Санкт-Петербургские ведомости", "Московские ведомости", "Вестник Европы", "Голос", "Русская мысль", "Порядок" группировались носители разных подходов к этому вопросу. Самым "правым" выражением этого строя мыслей стала впоследствии Партия октябристов, а самым "левым" - Партия конституционалистов-демократов. Самодержавная, представительная, конституционная монархия или переход к республиканскому правлению - здесь пролегали идейные водоразделы, но, как бы то ни было, имелись в виду буржуазные политическая и гражданская "свободы", а не "воля" социалистов-народников.
Противопоставление понятий "свобода" и "воля" выразило расхождение между либерализмом и демократизмом. Обе доктрины претендовали на высвобождение "общественной самодеятельности". Но первая настаивала на том, что обеспечение прав личности требует уважения к праву собственности и социальному статусу лица. А вторая полагала, что, узаконивая общественное неравенство, мы тем самым отрицаем человеческое достоинство и право за низшими, подавленными и эксплуатируемыми слоями - прежде всего, за трудовым крестьянством. Перепись 1897 года показала, что это три четверти населения России. Его положение было тяжелым: крестьянство обременялось выкупными платежами, оброчной податью, лесным и поземельным налогами, земскими и мирскими сборами, акцизом на керосин, спички, сахар, табак, водку, арендной платой и другими поборами, так что подавляющая часть крестьянских семей находилась в долговой кабале.
Представители зародившегося в 60-х годах народничества считали и монархически-сословный, и буржуазно-помещичий строй в России не совместимым с идеей крестьянского демократизма, которую последовательно отстаивали. Со "славянофилами" их объединяла мысль, которая кажется простой, но на деле была самым ярким знаком самосознания российского общества. Они полагали, что Россия по степени развития отстает от Запада, но по типу развития выше его. По их мнению, следовало устранить надстроенные над крестьянским "миром" паразитические институты - и в чистоте явится строй жизни, в собственном смысле социалистический.
Для достижения этой цели государственному аппарату угнетения народных масс требовалось противопоставить аппарат организованного гражданского противодействия. Но воля к ликвидации социальной несправедливости столкнулась с рефлексией над последствиями радикализма, и программы народников разделились на умеренные и радикальные. Сопротивление мыслилось по-разному: 1) как постепенная работа по просвещению народа и склонению на свою сторону интеллигенции (правда, просвещение граничило с революционной агитацией у ишутинцев, начавших провалившееся "хождение в народ") - и 2) как подпольная деятельность организованных революционеров-террористов ("Земля и Воля", "Черный передел", "Народная воля"). Сеть народовольцев охватила 50 городов, организация насчитывала до 500 членов, всего в движении приняли участие несколько тысяч человек.
В 70-80-х годах оформились в два самостоятельных течения народничества - либеральное (Н.Михайловский, Н.Анненский, В.Воронцов, А.Пешехонов, В.Мякотин) и революционное (Н. и А.Серно-Соловьевичи, М.Натансон, П.Лавров, П.Ткачев, И.Мышкин и др.). В.Ленин наблюдательно отмечал, что их расслоение началось еще в ходе осмысления реформ Александра II Освободителя, когда умеренное крыло "опускалось (часто не сознавая этого) до точки зрения либерализма". Органом этого крыла стала сначала газета "Неделя". Тон в газете задавал П.Червинский, претендовавший на "новое слово" - призвав не учить народ, но учиться у народа. Затем на сходные позиции стал журнал "Русское богатство". Голос революционного народничества пробивался в таких подцензурных изданиях как "Современник", "Русское слово", "Отечественные записки", "Дело". В 1902 году революционные народники объединились в Партию социалистов-революционеров, стоявшую за экспроприацию крупной земельной собственности и передачу земли крестьянским общинам, а либеральное народничество к 1906 году организовалось в умеренную Партию народных социалистов.
"Кружки", редакционные коллективы, подпольные организации, а затем партии - все эти объединения представляли собой российское гражданское общество в его нацеленности на освобождение собственных сил. Между ними кипела идейная борьба. По большому счету, идейная борьба и была ареной формирования сознательного гражданского общества в стране. Но отсутствие легальной возможности независимого высказывания и свободной дискуссии в сочетании с колоссальной инерционностью государственной машины, едва способной к самореформированию, крайне политизировало гражданское самосознание. Даже наиболее созидательная составляющая гражданского общества - земство - быстро втягивалась в политическую борьбу, логика которой толкала к лозунгам насильственного преобразования. Однако на этом пути честных, по-своему простодушных оппозиционеров подстерегали уловки масштабной закулисной интриги.
11.
Введенное с 14 августа 1881 года, после убийства Александра II и вступления на престол Александра III, временное "Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия" продлевалось каждые три года по ходатайству Министерства внутренних дел. Но усиленная охрана только множила ряды революционеров. Партия социалистов-революционеров была самым опасным врагом Охранного отделения, которое вступило с с.-р. в рискованную игру, где ставкой в конечном счете оказалась голова Монарха. Обе стороны действовали в режиме, максимально закрытом от глаз общества, то есть бесконтрольно. Более того, комбинации "охранки" не были известны официальным властям, а в контригру Боевой организации не был посвящен ЦК с.-р. В результате козыри собрал в своих руках Евно Азеф, игравший за обе стороны и в той же мере против обеих сторон.
Уголок правды о масштабах провокации был показан на февральском заседании Государственной думы III созыва в 1908 году - российское общество пережило шок, столкнувшись с законспирированными силами, деятельность которых не укладывалась ни в какие идеологические, политические, моральные рамки. Агенты Охранного отделения переправляли через границу оружие, которым вооружали распропагандированных кружковцев, оборудовали нелегальные типографии, распространяли подпольную литературу, а затем устраивали повальные аресты революционеров.
Возможно, особый отдел департамента полиции Министерства внутренних дел и местные отделения по охране общественного порядка и безопасности полагали, что контролируют ситуацию изнутри. Но традиции провокации родились вместе с особым отделом. Особый инспектор секретной полиции Георгий Порфирьевич Судейкин, создавший новый сыскной орган взамен упраздненного III отделения, покончил с "Народной волей" с помощью своего тайного сотрудника Сергея Дегаева, члена Исполнительного комитета. Между ними действовал договор: Судейкин устраняет подпольщиков, стоявших на пути Дегаева к власти в партии, а Дегаев - государственных чиновников, препятствовавших Судейкину в продвижении к высшим чинам (с 1881 года Судейкин - заведующий агентурой Петербургского охранного отделения). Удача этого замысла зажала бы российское общество в клещи - террористы и тайная полиция, жаля с двух сторон, направляли общественное мнение к нужной им цели. "Судьбы страны должны были оказаться в руках двух людей - самого Судейкина, диктатора всероссийского, и его подпольного alterego - Дегаева". Правда, покаявшийся перед Исполкомом Дегаев в 1883 году убил Судейкина.
Евно Азефа закулисный дуумвират уже не устраивал. Он хотел стать выше и революционно-террористической партии, и тайной государственной полиции, сделав эти невидимые "клещи" собственным инструментом. Деятельность эсеров Азеф "освещал" 16 лет. "Если мои сведения окажутся полезными Вам в дальнейшем, я не откажусь их сообщать", - смиренно писал он из Калсруэ 6 апреля 1893 года в Жандармское управление Ростова-на-Дону. Азеф состоял агентом Департамента полиции до публичного разоблачения в 1908 году. Уже в 1897 году полицейский делопроизводитель отмечал в донесении: "Сообщения Аз. поражают своей точностью". В письмах осведомитель после изложения новых сведений аккуратно сообщал: "Ваше письмо с чеком в 50 рублей я с благодарностью получил".
После образования партии Евно Фишелевич Азеф стал членом ЦК ПСР, а с 1903 года возглавил Боевую организацию. Отталкивающая внешность и тяжеловесный слог не помешали ему завоевать железный авторитет у революционеров и очаровать крупнейших профессионалов российского политического сыска - таких как руководитель заграничной агентуры Петр Рачковский (прошедший школу Судейкина) или теоретик "народного царизма", жандармский полковник, начальник московского охранного отделения, с 1902 года руководитель Особого отдела департамента полиции Сергей Зубатов. Вот один из письменных портретов Азефа: "шарообразный череп, выдающиеся скулы, плоский нос, невообразимо грубые губы, которых не могли скрыть скудно взращенные усы, мясистые щеки, вообще чисто калмыцкий тип - все это не располагало в пользу таинственного незнакомца. С годами авторитет Азефа в партии стал непререкаемым, власть в Боевой организации диктаторской. Издатели переписки Азефа с департаментом полиции Д.Павлов и З.Перегудова подчеркивали, что его тон в общении с высшими полицейскими чинами со временем тоже стал начальственным и нетерпимым.
Стоя во главе БО и будучи членом ЦК ПСР, Азеф остался вне подозрений у Особого отдела даже после убийства боевиками министра внутренних дел В.Плеве и вел. кн. Сергея Александровича, губернатора Москвы - агента не винили в этих терактах. С другой стороны, непрерывные провалы, постигавшие детальные планы Боевой организации, не бросали в глазах товарищей тень на грузную фигуру "Николая Ивановича" (даже при личных встречах за границей эсеры не называли руководителя БО настоящим именем). Тем временем Азеф начал подготовку покушения на Императора, для чего планировал приобрести подводную лодку и настоял на опытах партии в самолетостроении. Об этом проекте Особый отдел не знал; в далеко идущие планы не посвящались и террористы.
Однако обвинения Азефа в провокации множились: А.Лучинская подсчитала, что в 1902-08 гг. в ЦК ПСР поступило, по меньшей мере, девять обличительных показаний. "Партия не хотела верить, что он агент, а правительство - что он революционер". Издатель запрещенного полицией журнала "Былое" Владимир Бурцев при поддержке "шлиссельбуржца" Германа Лопатина и пользуясь консультациями экс-директора департамента полиции Алексея Лопухина, отставленного от службы за принципиальное неприятие провокаторства, учредил в Париже внепартийную следственную комиссию. По сообщению особоуполномоченного чиновника в Особый отдел, она занялась "подробным обследованием образа жизни каждого члена партии социалистов-революционеров". Особоуполномоченный выражал беспокойство за судьбу заграничной агентуры.
Вскоре после приезда в Париж В.Бурцев предъявил эмигрантам список из 50-60 имен, подозреваемых в провокаторстве. "Меня обвиняли в шпиономании", - вспоминал он. Методы Бурцева вовлекали его в головокружительные поддавки с агентами политического сыска. Он не скрывал: "Получаемые сведения мне было трудно проверять. Следовательно, возможно было или впасть в роковые ошибки, или быть обманутым". Действительно, доказана невиновность обвиненного Бурцевым польского писателя С.Бржозовского. В.Савинков много недель убеждал Бурцева в невиновности Азефа, которого тот сам признавал "человеком, первым в революционном движении".
А.Лопухин подтвердил В.Бурцеву многолетнее сотрудничество Азефа с департаментом полиции. В Париже зимой 1908-09 годов состоялся третейский суд, судьями выступили - Г.Лопатин. В.Фигнер и П.Кропоткин. Не все эсеры поверили в провокацию даже после бегства Азефа от партийного суда в Париж в 1909 году. В.Бурцев столкнулся с неприязненным отвержением: С.Мотовилова записала в мемурах, что "Бурцев раскрыл столько шпионов, что для распознания этого что-то от шпиона было в нем". Со своей стороны, премьер П.Столыпин оправдывал Азефа перед Государственной Думой, называя его честным сотрудником полиции.
В тени нелегального положения, которого требовала вооруженная борьба с государством, идея общественной самоорганизации обращалась в свою противоположность - диктатуру конспиративного партийного аппарата над обществом, которое в политической сфере увлекалось идейными дискуссиями и парламентской деятельностью. В самом подполье сложилась крайне нездоровая атмосфера, когда деятельность революционеров расследовал особый отдел, сам действовавший за пределами законодательства Российской Империи, так как прибегал к провокации антигосударственных выступлений - а деятельность Особого отдела в среде революционных партий расследовала внепартийная следственная комиссия. В такой ситуации становилось трудно понять, кто на чьей стороне и на чьем поле играет.
В 1900-х годах эсеры, а не социал-демократы были героями "мыслящей" интеллигенции и революционной молодежи. В ранней повести А.Ремизова юная ссыльная в Вологде не может понять, как можно симпатизировать холодной расчетливости с.-д. на фоне горячей жертвенности с.-р. По сути, до второй половины 1917 года РСДРП оставалась в тени. Но ленинский "орден меченосцев" тоже создавался и действовал на началах закрытости, проповедуя обязательное сочетание легальных средств борьбы с нелегальными. Эта тактика вела к схожим следствиям. В.Бурцев в ночь с 25 на 26 октября 1917 года стал первым узником большевиков. Лев Троцкий откликнулся на его арест: "Теперь мы ему пикнуть не дадим!" Еще в Париже Бурцев начал расследования негласных связей социал-демократов, к 1917 году, по его свидетельству, он располагал информацией о Ленине и Сталине.
Помимо теневых контактов с особым отделом и иностранными спецслужбами, скрытность "штабов" революции создавала условия для дезориентации общества. На поверхность выбрасывались лозунги, которые отвечали "требованиям момента", но не открывали подлинного лица партии, а точнее - "тонкого слоя" аппаратчиков революционных партий. Ушедшая в подполье революционизированная часть общества конспирировалась от "широкой общественности" и народа не меньше, чем от власти. Так, планы большевиков не считались с волеизъявлением народа, избравшего Учредительное собрание. После взятия власти прочие партии очень скоро были объявлены вне закона. Затем та же участь постигла союзников - левых социалистов-революционеров, а в 30-е - значительную часть старых большевистских кадров. В конечном счете, внутреннее "ядро" партии сжалось до И.Сталина, единственного теоретика и практика "революционного марксизма".
12.
Вопрос о том, существовало ли гражданское общество в СССР, кратким обсуждением которого хотелось бы завершить данную главу, ставился еще в дискуссиях первой половины 90-х годов, в том числе автором этих строк. Я считал тогда и остаюсь при своем мнении, что советское государство действительно предоставляло своим гражданам возможности по самоорганизации и самодеятельности, в том числе в политической сфере, хотя и держало эти процессы под очень пристальным надзором и временами очень жестко в них вмешивалось.
В поддержку этого утверждения хотелось бы привести ряд тезисов, которые претендуют только на то, чтобы послужить материалом к размышлению при вынесении системной оценки отдельных гражданских институтов в СССР (в настоящее время готовится к выпуску в печать отдельная книга по данной теме из авторской серии "На пути к гражданскому обществу").
а) Прежде всего, революционная стихия 1917 года, бедствия и битвы гражданской войны вовлекли практически все общество в осмысление и посильное решение принципиальных вопросов политики, экономики и культуры. Нет смысла приводить здесь бесчисленные подтверждения тому, что люди всех слоев общества поднимались до бескомпромиссного отстаивания выстраданных позиций по общественным вопросам. В конечном счете, судьба государства определялась в многосторонней борьбе масс населения, и победа красных, представленных большевиками, явилась равнодействующей этих сил. Именно потому, что массы населения по окончании гражданской войны совершили огромный скачок к политической сознательности, а значит, были в принципе способны к сознательному сопротивлению, победивший режим прибегал все к более суровым мерам по приведению населения к покорности. Таким образом, масштабы репрессивного механизма оказались зловещей тенью роста гражданского самосознания.
b) Снос старой политической надстройки и устранение прежних форм экономической эксплуатации привел к ротации элит в масштабах всей страны. На ведущие роли вышли представители победившей партии - то есть наиболее эффективной в ту эпоху организации гражданского общества. Правда, сращивание партийного, государственного и репрессивного аппаратов, укомплектованных видными деятелями ВКП(б)/КПСС, нивелировал сам статус партии как организации гражданского общества. Тем не менее, к власти в стране пришли силы, вошедшие в аппарат государственного управления на волне гражданской активности. Эти силы несли на себе в этой связи печать достоинств и изъянов породившей их общественной среды.
c) Политическим основанием советского общества формально служили избираемые и сменяемые органы гражданского представительства - Советы. Специфика однопартийной политики, не отличавшейся толерантностью, отразилась на классовом составе Советов и их политической ориентации. Но Советы всех уровней пользовались известным влиянием на большую политику и повседневную жизнь и служили лестницей во власть для активных членов общества.
d) Элементами гражданского общества в СССР, особенно в поздний период, были также профессиональные союзы, общественные организации, научные, просветительские и творческие объединения, кружки самодеятельности и клубы по интересам, возрастные союзы (пионеров, ветеранов), общества трезвости и т.д. и т.п. В СМИ поощрялись критика и самокритика, заседали товарищеские суды, работали домкомы, отношения людей во многом регулировались нормами "советской морали", в важных пунктах совпадавшей с "общечеловеческой". Деятельность религиозных институтов официально не поощрялась, но и не запрещалась полностью. Иными словами, на базе постепенного подъема образованности и материального благосостояния общество вырабатывало стабильные институты гражданской саморегуляции, подконтрольные государству, но отнюдь не совпадавшие с ним. Эти общественные институты и добровольные ассоциации служили творческому самовыражению, удовлетворению потребности в общественной активности, борьбе с антисоциальными проявлениями.
На взгляд автора, эти факты говорят за то, что в СССР, особенно на этапе "общенародному государства" (60-80е годы), сложилась модель ограниченного общественного (негосударственного) самоуправления, которая включила в себя ряд важнейших элементов гражданского общества.
Однако идеологические, административные и хозяйственные барьеры, стоявшие на пути развития свободной гражданской инициативы, привели к нарастанию общественной апатии - с одной стороны, резкого общественного недовольства - с другой. Активно недовольная часть общества воспользовалась системным кризисом советского строя конца 80-х годов для его ликвидации. Начался новый период отечественной истории, обсуждение особенностей которого находится за пределами данной главы книги.



ГЛАВА II
Личность - общество - государство:
реалии и перспективы развития в эпоху глобализации
Времени говорить о кризисе, с которым столкнулась Россия в конце XX - начале XXI века и о путях выхода из него, остается все меньше. Мир глобализуется, но разные его части вовлечены в этот процесс неравномерно. Россия рискует остаться среди отстающих. Чтобы этого не случилось, мы должны "забежать вперед", взглянуть на свое настоящее из будущего, каким мы хотели бы его видеть - и оттуда, из нашего "завтра" вырвать страну из рядов второстепенных держав. Иными словами, мы должны ясно представлять себе систему координат, в которых пойдет дальнейшее развитие России. Полагаю, что основными осями этой системы являются демократическое сильное государство, насыщенный конкурентный рынок - и самое главное - развитое гражданское общество, в котором свободный, состоятельный и активный человек является приоритетным объектом инвестиций.
Глобальный мир антропоцентричен - он немыслим без развитой человеческой индивидуальности. Сама глобализация стала возможной, в первую очередь, благодаря "стягиванию" мира воедино с помощью накинутой на него сети транснациональных коммуникаций и каналов молниеносной передачи больших объемов информации. Эта быстро растущая, высокотехнологичная система выдвигает запрос на постоянный творческий поиск качественно новых решений во всех областях общественной жизни - в управлении, производстве, организации финансовых потоков, обучении. Между тем единственным источником творческого созидания является человеческая личность, конкретный гражданин, и это заставляет выдвинуть заботу о human resources (человеческих ресурсах) на первый план. Новый для российского общества акцент на конкурентоспособность государства, экономики и - главное - человеческой личности рожден осознанием ведущей роли свободной инициативы самостоятельного гражданина в эру информационного общества.
Сделать главным субъектом общественной практики творчески активного человека - значит не просто обратить внимание на волнующие его проблемы, но высвободить его потенциал и дать возможность реализации его деловых, интеллектуальных, культурных, благотворительных и иных гражданских инициатив. Чтобы это произошло, необходимы два главных условия. Во-первых, общественный климат в России должен быть благоприятен для всех форм свободной инициативы граждан, лежащих в правовом поле. Общественное мнение должно благоприятствовать здоровой активности членов общества. Такая социальная среда стала бы питательной почвой для роста "третьего сектора" в России. Во-вторых, избыточные законодательные и административные барьеры, стоящие на пути свободной инициативы, должны быть, наконец, сняты - разумеется, без утраты государством его контрольных функций.
В конечном счете, будем исходить из простых соображений практической пользы. Граждане никогда не станут по доброй воле объединять свои усилия для продвижения проекта, который не сулит им ни материальной отдачи, ни морального удовлетворения. Это значит, что независимые гражданские организации и общественные объединения по определению заняты конкретными делами, отвечающими реальным запросам их участников. Здесь царят опыт практической работы, прагматизм и сотрудничество. Здесь идеи проходят проверку делом, и те из них, что оказались эффективными, становятся основой общественной консолидации. Так формируются жизнеспособные, нацеленные на динамичное развитие структуры гражданской самодеятельности. Обслуживая реальные интересы и потребности россиян, они "укореняют" общество в почве насущной действительности. Лишь твердо, стоя обеими ногами на этой почве, власть может рассчитывать на уважение граждан и уверенно прокладывать курс России в будущее. Иными словами, государство нуждается в становлении гражданского общества для успеха проводимой модернизации.
Таким образом, гражданское общество - среда, органически необходимая для развития и поддержки индивидуальных и коллективных инициатив. А ставка на интеллектуальный и духовный потенциал и творческую инициативу граждан во всех сферах социально-экономической жизни - мотор модернизации российского общества. Поскольку же без модернизации Россия останется на задворках глобального мира, зарождение и упрочение в ней гражданского общества оказывается одним из решающих факторов поиска нашей страной достойного места в процессе глобализации.
На современном этапе развития, несмотря на осознание частью государственной элиты, и прежде всего лидером страны истинной роли гражданского общества в эпоху всеобщей глобализации, отношения гражданского общества с государством носят противоречивый характер. В России, особенно в среде либеральной интеллигенции и части экспертного сообщества превалирует определенный скептецизм в отношении истинных намерений власти наладить равноправный диалог и взаимодействие с институтами гражданского общества.
Достаточно сказать, что в ходе избирательной кампании 2003-04гг. в адрес власти то и дело раздавались упреки в "декоративности" независимых гражданских институтов, "пропагандистском" характере сближения государства и неправительственных организаций. Между тем Президент РФ поставил четко очерченные задачи и призвал общество решать их вместе. Власть первой поняла, что ей нужен партнер в виде широкой коалиции граждан и их объединений.
Уже ясно, что, говоря о борьбе с бедностью - этой сложнейшей социальной задаче - государство хотело бы рассчитывать на сотрудничество с различными сегментами гражданского общества, прежде всего - с представителями малого и среднего бизнеса. Государство готово не только пропагандировать идеи общественной активности своих граждан. Оно намерено дать место этой активности, передавая в руки гражданского общества все больше функций. Решения о сокращении административного аппарата государства, о пересмотре запретительных, лицензионных и прочих функций исполнительной власти, о четком распределении доходов между уровнями бюджета, включая местное самоуправление, о развитии малого и среднего бизнеса, о снижении налоговой нагрузки на частную инициативу - все это можно рассматривать как энергичную расчистку площадки, на которой гражданское общество призвано развернуть свою созидательную активность.
Государство в лице президента страны справедливо видит прямую выгоду в "минимизации" управленческого аппарата, в передаче обществу части функций, с которыми его институты способны справиться самостоятельно. Прежде всего, как заявил В.Путин, каждый человек должен иметь возможность "влиять на принятие решений, которые его касаются". И более того, "только свободный человек способен обеспечить рост экономики, процветание государства". А свободный человек, полноправный гражданин - не только "влияет" на принятие решений с помощью демократических механизмов и процедур, но и способен принимать решения сам. Этот активный, предприимчивый, не задавленный собственным бессилием гражданин, взявший в руки свою судьбу и добивающийся ее улучшения, не станет возлагать на власть не только лишних ожиданий, но и избыточных обвинений. Власть перестанет отвечать в его глазах за все на свете. В этом случае она сможет сосредоточиться на своих коренных задачах - проведении макроэкономической политики, заботе о национальной безопасности, отстаивании интересов страны на международной арене. Экономический рост расширит финансовую базу исполнения государственных обязательств перед обществом. Получив в свое распоряжение весь необходимый инструментарий и сформировав компактный дееспособный аппарат, государство повысит свою эффективность и улучшит свою репутацию. Так что стратегически идея гражданского общества - это область пересечения интересов "управляющих" и "управляемых". Сильное и развитое гражданское общество выгодно всем.
Как уже отмечалось, обсуждения и дискуссии о гражданском обществе в России ведутся не первый год, но зачастую они страдают расплывчатостью, поскольку молодое общественное самосознание страны еще не обзавелось достаточным организационным и информационным потенциалом. Несмотря на то, что можно с полной уверенностью говорить о начале становления российского гражданского общества, не для всех еще развеяны сомнения по поводу его истиной дееспособности, природы и роли.
Так что это феномен - предвыборный проект власти, одна из "заболтанных", жизнеспособных идей 90-х или все-таки насущная потребность российского общества? Именно потребность и именно насущная, таков наш ответ. Но если потребность, то в чем? По мнению автора данной вводной статьи, Россия испытывает острую, неотложную потребность в самостоятельном гражданском самоуправлении - таком, которое не конфликтовало бы с властью по поводу и без повода, но постоянно корректировала бы ее начинания на всех уровнях административной машины государства.
"Гражданин", или, говоря словами Аристотеля - "общественное живое существо", вот тип сознательного человека, которого не хватает нашей стране сегодня. Когда политологи и социологи рассуждают о первостепенной необходимости появления сильного "среднего класса", который с большими трудностями начинает только формироваться в России, они несколько подменяют понятия. Это замещение гражданской категории экономической не учитывают того, что не только уровень доходов определяет принадлежность человека к срединному общественному слою, который образует становой хребет общества. Дитя, унаследовавшее состояние, может существовать как рантье, но от этого еще не станет дееспособным представителем фундаментального общественного сословия. Напротив, сегодня интеллигент-труженик, обделенный достатком, вполне может быть, тем не менее, отнесен к такому слою. Гражданская ответственность и дееспособность - вот настоящий критерий принадлежности к несущей конструкции социума.
Таким образом, говоря о гражданском обществе, мы далеки от того, чтобы вести речь о применении имущественного подхода или даже о формальном "праве избирать и быть избранным". Суть дела состоит в способности влиять на развитие общества - от уровня микрорайона до страны в целом - ради отстаивания интересов своей семьи, своего подъезда и дома, профессиональных интересов своей корпорации, своего класса и, в конечном счете, своего народа. Сегодня эти интересы осознаются все более четко. Как раз, поэтому все более очевидным становиться отсутствие в России механизмов обратной связи власти с обществом.
Проанализировав предвыборные программы основных избирательных объединений, движений и партий, могу отметить, что почти во всех из них говорится о необходимости построения в России гражданского общества, однако почти ни в одной не сказано, что и кому для этого необходимо сделать, не дано само определение "гражданского общества", механизмов его взаимоотношений с государством. И это не удивительно, потому, что наши отечественные ученые и аналитики, обществоведы и политологи сами до конца не определились с многозначностью данного понятия.
Мне не хотелось бы давать чрезвычайно широкую трактовку понятия "Гражданское общество", учитывая тот момент, что определение его возможно лишь через систему общественных институтов, многие из которых в нашей стране еще не до конца прижились. На взгляд автора, под гражданским обществом было бы правильном понимать совокупность негосударственных общественных институтов и отношений, которые позволяют личностям и их группам реализовывать частные и групповые интересы, которые им гарантированы и защищены Конституцией. С другой стороны, гражданское общество - это общество экономически и духовно свободных граждан и их объединений, которые кроме прав имеют и обязанности перед государством, четко определенные в Основном Законе страны.
Надо сказать, что власть со своей стороны и в меру своего разумения старается создать механизмы обратной связи с обществом. Это и общественные приемные приближенных к ней партий, и периодически проводимые социологические опросы, ежегодные Послания Президента и регулярные телеконференции главы государства, бесчисленные круглые столы с участием представителей государства, да и, в конце концов, волеизъявление избирателей на выборах. Но государственные институты не могут "сверху" создать и тем более навязать действенные каналы обратной связи с общественным мнением.
Во-первых, толщи чиновничества, обслуживающего персонала властной деятельности, инертны по определению и к тому же имеют собственные профессионально-корпоративные интересы. Если бы общество самоуправлялось, сократились бы и полномочия бюрократической корпорации, а тем самым и ее доходы. Естественно, эта перспектива вызывает у нее глухое сопротивление. Во-вторых, роль государства в современном понимании просто иная. В первую очередь, это защита внутренней и внешней национальной, в том числе общественной безопасности, а никак не насаждение гражданских ценностей и создание сильного и независимого "третьего сектора". В-третьих, государство тактически заинтересовано в общении с максимально платежеспособным контрагентом, который мог бы взять на свои плечи часть огромной финансово-организационной нагрузки, ныне лежащей на госаппарате и бюджете. Именно поэтому многим государственным и общественным деятелям представляется, что в настоящее время реальным и единственным партнером государственной власти в России является крупный бизнес.
Однако такая ситуация очень опасна для общества в целом, включая и его государственную надстройку. Крупный бизнес является немногочисленным, но зато неплохо структурированным сегментом российского общества. Его интересы заданы направлением его деловой активности. Ясно, что прибыли деловых кругов России, становление которых проходило в атмосфере пониженного контроля как со стороны государства, так и всего общества, могут снизиться при укреплении таможенного, налогового и лицензированного режима. В этом смысле интересы крупного, особенного экспортно-ориентированного бизнеса, расходятся с целями эффективного государства. А потому их диалог всегда подразумевает, помимо партнерства, явное или скрытое противоборство, которое и выплеснулось на всеобщее обозрение в ряде громких дел 2003 года. Кроме того, ушедший год выявил стремление бизнеса занять более значимые позиции внутри самой власти, в частности, на парламентском уровне, а это не могло не насторожить руководство страны.
Сведение диалога власти и общества к прениям бюрократии с крупным бизнесом или даже вообще к банальному лоббизму деловых кругов своих интересов во властных структурах, чревато не только обострением конфликтов, но, главное, полным выпадением из поля зрения государственных институтов запросов и потребностей основной массы российских граждан. Это рано или поздно приведет к естественному накоплению нерешенных проблем у наших сограждан, росту протестных настроений и деструктивному характеру "диалога", который в тех или иных формах уже существует.
Сказанное означает, что и власть, и общество заинтересованы в "превентивных шагах", которые предохранили бы их от бесконтрольного роста противоречий, заложили каналы действенной обратной связи и завязали реальный диалог государства и развивающегося гражданского общества. Вопрос в том, каковы должны быть эти действия, кто мог бы взять на себя эту кропотливую и долговременную работу. Кто в праве и в силах говорить и действовать от лица общества и в его интересах.
Говорить от лица гражданского общества как целого, пусть пока еще недостаточно структурированного, но уже явно родившегося и громко заявившего о себе, может только организованное сообщество граждан, обладающее целым набором важных параметров. Прежде всего, оно должно располагать бесспорным авторитетом в России. В противном случае, сказанные слова улетят на ветер и не будут услышаны ни властью, ни широкими общественными кругами. Кроме того, чрезвычайно важны такие параметры как относительная политическая и финансовая независимость (в первую очередь - от самой власти), отсутствие однозначной ангажированности, связывающей общественные организации или иные институты гражданского общества с избранным "спонсором" и его узкими интересами, четко заявленная и проводимая ориентация на национальные интересы, широкая представительность и, наконец, доказанная дееспособность. У российских гражданских организаций было не так много времени для того, чтобы заявить о себе, но, тем не менее, ряд важных тенденций уже налицо и может быть выявлен с полной достоверностью.
Одним их серьезных институтов гражданской самоорганизации обыкновенно считаются партии. Разумеется, названия политических партий на слуху, а их лидеры на виду. Однако проблема в том, что доверие к партийной системе, скорее, падает, чем возрастает. Интерес к деятельности и тем более программно-концептуальным жестам партий тоже уменьшается, что вызвано объективным причинами. Среди них, прежде всего, естественный в президентской республике политический вес главы государства, подкрепленный беспрецедентной популярностью Владимира Путина и подтвержденноый на последних президентских выборах. Кроме того, в эпоху преодоления развала федеральных структур и стягивания регионов к Москве роль центральной исполнительной власти закономерно возрастает. Она волей или неволей собирает в своих руках основные полномочия, делая послушные ей силы своими помощниками и борясь с нелояльными проявлениями.
В такой ситуации перед каждой партией стоит вопрос: будет ли она работать с государством (а сегодня это значит - с президентом) рука об руку или, напротив, станет в оппозицию к его курсу. А поскольку курс президента Путина пользуется очевидной поддержкой большинства населения, выбор партий практически предопределен - пойти на "разрыв" с государственной властью в таких условиях значит не только утратить важнейшие ресурсы, которые находятся в ее распоряжении, но и противопоставить себя собственному народу. Получается, что партии выступают сегодня либо приводным ремнем государства, либо не пользуются популярностью и тем самым мало кого представляют. Возможно, в будущем программные положения основных (двух или трех) партий о необходимости создания в стране сильного гражданского общества и будут постепенно реализовываться в жизни. К этому их не может не подтолкнуть и озвученная в конце августа инициатива Центризбиркома о введении новой пропорциональной системы выборов (и, соответственно, отмена выборов мажоритарных), что может быть законодательно оформлено уже к концу года. Именно такую задачу поставил Президент Российской Федерации В.В.Путин исполнительной и законодательной власти в одном из своих последних программных заявлений.
С отменой выборов по одномандатным округам политические партии могут потерять свой традиционный ресурс и возможности в отдельных регионах, где ранее наиболее яркие их представители без особого труда побеждали своих конкурентов. Пока не до конца ясно, кому достанется огромный административный ресурс Кремля, который с постепенным введением системы фактического назначения губернаторов и глав республик достигнет гигантских размеров. Поэтому не только оппозиционные партии, такие как КПРФ и с определенными натяжками СПС и "Яблоко", но и "партии власти" - "Единая Россия", ЛДПР, "Родина" и т.д. не могут чувствовать себя спокойно. Ведь обычного ныне предварительного предвыборного раздела 222-ти мандатного пирога уже не предвидится.
Политические партии получают (не по их воле, а по вынужденной необходимости) реальный шанс попробовать объединить и соответственно представлять на выборах реальные интересы отдельных граждан и их объединений, которые в совокупности являются институтами и частицами всего гражданского общества в России.
О том, почему от лица всего гражданского общества не в состоянии говорить крупный бизнес, мы уже сказали. Он занят отстаиванием собственных деловых интересов, для чего ведет активную лоббистскую деятельность и создает переговорные площадки для "торга" с властью. Сам по себе это процесс вполне естественный, тем более, что российский деловой мир все еще находится в стадии становления и поиска своей идентичности. Однако его, неизбежное на сегодня, фокусирование почти исключительно на экономических задачах крупных корпораций (к чему бизнесменов подталкивает и сама власть) ограничивает способность деловых кругов представлять в диалоге с властью общество в целом. Вместе с тем, следует иметь ввиду, что бизнес и предпринимательство в Российской Федерации находятся в поиске диалога с властью и ответственных отношений с обществом. А это создает весомые предпосылки для обретения деловым миром своего места в системе "общество-власть". В этой связи автор хотел бы еще раз подчеркнуть свою принципиальную позицию о недопустимости противопоставления российского бизнеса, прежде всего в лице его предпринимательских союзов, ассоциаций и т.д., объединяющих представителей крупного, среднего и малого бизнеса - как государству и всем ветвям власти в целом, так и самому гражданскому обществу. В течение ряда лет некоторые политологи и социологи, как в прочем и отдельные представители властных структур, проводят различные конференции, круглые столы, а то и форумы под названием и основной повесткой "Власть-бизнес-общество" или "Бизнес-власть-общество" и т.д. Считаю саму постановку данной темы не только не верной, но и крайне вредной, так как бизнес-сообщество само по себе является неотъемлемой и очень сильной составляющей частью гражданского общества.
Одним из главных институтов гражданского общества, являются электронные и печатные СМИ. Действительно, голос масс-медиа, способных эффективно формировать общественное мнение и соответствующую атмосферу в обществе в целом в эпоху глобализации и всеобщей информатизации может оказаться ключевым и чрезвычайно влиятельным, что мы наблюдаем в большинстве развитых стран. Но пока в России складывается иная ситуация. Было бы несправедливым закрывать глаза на трудности первого этапа становления новой российского государственности и на проблемы, с которыми государство столкнулось на выходе из кризиса, то есть уже после 2000 года. С учетом всем известных обстоятельств постперестроечной истории шаги власти, направленные на упорядочение состояния информационного поля, можно понять и принять.
Однако итог, который мы получили к истечению первого президентского срока Владимира Путина, явно не позволяет говорить о СМИ как о независимой от власти общественной силе. Вместе с тем повторюсь, что масс-медиа - один из важнейших институтов гражданского общества. Нам еще нужно учиться, как обеспечить изданиям, теле- и радиоканалам главное свойство, которое делает их частью гражданского общества - независимость. Только такие СМИ пользуются заслуженным доверием граждан, выражая при этом весь спектр интересов, оживляющих общество. Развитая сеть независимых СМИ способна вызвать уважение у власти и оградить общество от деспотизма и самодурства, коррупции и бесконтрольности, столь свойственных российской бюрократии.
Важно отметить, что в средствах массовой информации наблюдается и другая тенденция - это постепенный отход от тематики с выраженным общественно-политическим звучанием и переориентация наисключительно развлекательное вещание и рынок коммерческой рекламы. Законность подобного подхода не подлежит сомнению, если таков выбор собственников и редакции издания или телеканала. Но ценность масс-медиа как выразителей интересов разных слоев населения, как "гласа народного" при этом ощутимо падает. Эта поляризация СМИ: полное подчинение государственным инстанциям или исключительно развлекательная ориентация - просто не оставляет места для независимого голоса гражданского общества. А это значит, что масс-медиа (в частности, российское журналистское общество) пока не могут претендовать на то, чтобы взять на себя миссию представительства и запросов российского гражданского общества.
Одними из необходимых и очень важных институтов гражданского общества являются адвокатура и нотариат в лице независимых адвокатов и нотариусов, их профессиональных объединений - палат. И, если российская адвокатура с начала демократических преобразований сумела завоевать себе относительную независимость, то нотариат переживает трудное время, подвергаясь попыткам вытеснения его с правового поля как неудобного гражданского института, призванного юридически защищать и оберегать наших сограждан от сомнительных сделок с недвижимостью (включая продажу жилых и нежилых помещений, их аренду) от различного рода фиктивных доверенностей на автомобили, от правовой незащищенности. Натариус обеспечивает правовую защиту от деяний, от которых страдают прежде всего неопытные категории граждан - пенсионеры, одинокие пожилые люди, юридически "неподкованные" собственники и т.д.
Сколько преступников и потенциальных террористов разъезжали по фиктивным доверенностям на различного рода автотранспорте (от грузовиков и автобусов до джипов), сколько складов, нежилых помещений, квартир покупается или сдается в аренду без нотариального оформления для хранения взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов этого не знает никто.
В большинстве цивилизованных стран мира ни одна сделка с недвижимостью, заверение прав, подписей не может быть осуществлено без участия нотариуса. Соглашусь, что, порой, тариф за некоторые услуги нотариуса может показаться довольно высоким. Но, во-первых, за порядок и безопасность надо платить. Во-вторых, деньги, уплаченные нотариусу, с лихвой окупают возможные издержки, в том числе судебные, которые наступают в связи с ненадлежащим оформлением отношений. В-третьих, крупные компании, банки, состоятельных граждан, имеющих свои юридические службы, адвокатов, устраивает отсутствие обязанности идти к нотариусу. А вот большая часть населения, причем не самая обеспеченная, как правило, потратив массу времени, набегавшись по различным согласующим инстанциям, покупая, экономя время, различные справки, выписки из домовых книг и т.д., остаются при заключении различного рода договоров без удостоверения их нотариусом крайне уязвимыми и незащищенными.
В последнее время много говорят о необходимости разгрузить задыхающиеся от чрезмерной нагрузки суды путем введения институтов внесудебного разрешения конфликтов. Более чем 10 летняя деятельность нотариата России свидетельствуют о том, что он давно готов взять на себя решение значительной части этой проблемы. Если придать некоторым нотариальным актам (исполнительная надпись нотариуса, акт о протесте векселя, соглашениям о разрешении споров) силу исполнительного документа, отпадет необходимость длительных судебных разбирательств. А кроме экономии времени, намного сократятся и финансовые расходы участников этих отношений, т.е. наших сограждан, большинство из которых не имеют ни желания, ни возможности вести длительные судебные тяжбы.
Стоит сказать и о слабости несущего каркаса гражданского общества - некоммерческих общественных организаций и инициатив. Причина такого положения дел лежит на поверхности - большинство наших граждан не настолько самостоятельно, чтобы позволить себе развивать гражданские некоммерческие инициативы. Но положение в этой сфере стало меняться. И если для большей части россиян речь перестанет идти исключительно о выживании, перед нами во весь рост встанут новые задачи. Нужно преодолеть, во-первых, неприязненное отношение к любым формам общественных объединений, оставшееся у многих и с советских времен, и после возникновения в начале 90-х годов различных российских, зарубежных общественных Фондов, ассоциаций, альянсов и т.п. с громкими названиями, но сомнительной репутацией. Во-вторых, необходимо преодолеть определенное отчуждение людей друг от друга, естественное во времена, когда мир стал враждебным и опасным. Когда граждане страны поймут, что они сами или их объединения способны преследовать и достигать конкретные, а не спускаемые "сверху" цели и задачи, причем более эффективно, чем это делает государство, тогда начнется подлинный рост гражданского общества в России.
Все эти причины в совокупности - отсутствие традиционных институтов гражданского общества, быстрый переход СМИ к обслуживанию крупнейших групп интересов и слабость некоммерческих организаций - привели к тому, что возможностей для полноценного диалога власти и общества практически не было. Не было ни каналов такого диалога, ни прочных площадок для ведения переговоров, ни экономической базы, которая позволила бы соорганизоваться гражданам и выступить в качестве партнера, к которому власть могла бы обратиться. Слабое государство сосуществовало со слабым гражданским обществом, которое было власти не нужно и само мало что могло от нее требовать. Но по мере изживания этих бед, с которыми российское общество столкнулось в 90-е годы, возникают реальные предпосылки для партнерских отношений общества и власти при решении неотложных проблем и выработке долгосрочной стратегии развития, особенно в период тотальной глобализации. Когда в самом конце 90-х государство укрепилось, а экономика начала выходить из кризиса, встал вопрос о том, будет ли государство усиливать себя за счет гражданского общества, как это всегда было в России до сих пор - или пойдет на конструктивный диалог с ним.
Такой диалог - это не только шанс различных общественных групп и отдельный граждан донести, наконец, до власти свои трудности, интересы и требования. Это - разделение ответственности за страну. И это понял президент, первым протянув руку гражданскому обществу, когда 12 июня 2001 года пригласил к себе представителей некоммерческих организаций. Приглашение было не просто широким жестом президента или рассчитанной на массовую аудиторию показательной акцией. Президент приглашал общество к совместной работе над реформированием России. В лице президента власть осознала, что без партнерства и взаимодействия с организациями гражданского общества ей не решить задач модернизации страны и вхождения в круг европейских держав. Только организованные силы общества могут придать целостность и завершенность модернизации, укоренив в российской почве реформы, инициированные властью. Владимир Путин пришел к ясному пониманию того, что сильная Россия - это уже не то же самое, что сильное государство. Сила любой страны сегодня может корениться только в прочном союзе государства и гражданского общества. Встреча 12 июня дала важнейший импульс к тому развороту государства в сторону общества, который нашел себе яркое воплощение в идее проведения Гражданского Форума.
21-22 ноября 2001 года Гражданский Форум собрался в Кремле. Его приветствовал с трибуны Большого Кремлевского Дворца президент России Владимир Путин. "Считаю абсолютно непродуктивным, а в принципе невозможным и даже опасным попытаться создать гражданское общество "сверху", - отметил в своем выступлении Президент РФ. "Оно должно стать самостоятельным, иметь свою собственную корневую базу, питаться духом свободы". Организация Форума доказала, что власть не "строит" гражданское общество, но доброжелательно поворачивается к нему лицом, чтобы вместе обсудить проблемы российской модернизации. Совместная работа над актуальными для страны проблемами стала основной заботой участников Форума. После пленарного заседания и на следующий день все делегаты приняли участие в тематических обсуждениях в рамках 21 проблемной дискуссии и более чем 50 круглых столов. Темами дебатов были взаимодействие и диалог институтов гражданского общества и власти, права человека, положение дел в Чечне, национальная безопасность и внешняя политика, проблемы культуры, национальных отношений, молодежи, детства и другие.
Лейтмотивом Гражданского Форума была мысль о том, что он не должен пройти бесследно, но призван стать отправной точкой долгосрочного и плодотворного процесса. Завязавшийся на нем диалог общества и власти не должен угаснуть - а признаки того, что такая возможность существует, были налицо. Иные высокопоставленные чиновники, вопреки явно выраженной воле высших руководителей государства внимательно выслушать и учесть мнение представителей общественных организаций, демонстративно пренебрегли подобным общением или свели его к процедурным моментам. Бюрократический аппарат проявил себя не готовым к живому диалогу с обществом. В понимании необходимости такого диалога президент значительно опережает российскую государственную машину.
Поэтому небезосновательными были опасения тех, кто предсказывал неминуемое "забалтывание" инициатив Гражданского Форума теми чиновниками, которым не выгоден общественный контроль, которые не привыкли советоваться с общественными организациями и предпочитают оставаться вне критики. Сегодня вполне уместны вопросы: стал ли поворот власти лицом к гражданскому обществу стимулом к его развитию, умножению инициатив и свежих идей? Оказывают ли сейчас 350 тысяч зарегистрированных организаций, которые мы относим к гражданскому обществу, сколько-нибудь заметное влияние на курс, которым следует страна?
Отсутствие ответов на эти вопросы может подтолкнуть к выводу о том, что недобрые пророчества раздавшиеся на кануне Гражданского форума, оправдались. Однако ответы есть, Форум не прошел бесследно, его идеи, порой, медленно и неповоротливо начинают воплощаться в жизнь. Впрочем, даже если мы согласились бы с отсутствием позитивных сдвигов после ноября 2001 года, мы и тогда не могли бы уклониться от бесспорной истины. Никто не сделает за граждан того, что они должны сделать сами в своих собственных интересах. Это нам нужно общество, впитавшее в кровь и плоть ценности личной безопасности, частной инициативы, равенства перед законом, неотъемлемой собственности, уважения к индивидуальным особенностям и свободному творчеству своих членов.
Власть выразила понимание того, что только такое общество может стать почвой, на которой ее реформаторские инициативы дадут богатые всходы. За это ей можно выразить признательность, но дальнейшее должно быть делом наших рук. Словно бы с двух сторон мы начинаем возводить здание новой России - и это здание не должно получиться однобоким.
Уже при подготовке Гражданского Форума раздались голоса, предупреждавшие против иссушающей формализации институтов гражданского общества. К счастью, они были услышаны и поняты как участниками и организаторами Форума, так и властью. Форуму удалось, несмотря на некоторые организационные просчеты и недоработки, пройти между Сциллой чиновничьего формализма и Харибдой бесхребетной аморфности. Я думаю, что тем самым был задан верный курс движения, которому необходимо следовать и впредь. Слабость гражданского общества в нашей стране требует бережного отношения ко всем формам самоорганизации граждан. Отсутствие прочной традиции заставляет содействовать закреплению опыта и его передаче. А вечно преследующее российскую власть искушение решать сложные проблемы "железной рукой", пренебрегая терпеливым диалогом с заинтересованными сторонами, напоминает нам о необходимости и гражданского мужества, чтобы вовремя возразить государству, которое еще не раз может впасть в искус авторитаризма.
На Форуме были внесены предложения по закреплению достигнутого уровня взаимопонимания политического руководства страны и гражданского общества. Получила одобрение на государственном уровне инициатива создания Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами. Она была выдвинута во время работы Гражданского форума Независимой организацией "Гражданское общество" и Национальным фондом "Общественное признание" на проблемной дискуссии и круглом столе по теме: "Взаимодействие гражданских и государственных структур в обеспечении национальной и общественной безопасности, сокращение социальной базы организованной и экономической преступности и противостоянию коррупции". Эта инициатива получила широкую поддержку участников Гражданского Форума. Во время их встреч с руководством силовых структур, Высшего Верховного иАрбитражного судов, а также профильных Комитетов Государственной Думы и Совета Федерации были разработаны конкретные механизмы взаимодействия и сотрудничества общественных организаций и гражданских объединений с данными правоохранительными, законодательными и судебными органами власти, намечены основные направления совместной деятельности.
На учредительной конференции в конце 2001 года общероссийская общественная организация "Национальный Гражданский Комитет по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами" был утвердила свой Устав, избрала руководящие органы. В их состав вошли лидеры авторитетных неправительственных организаций и гражданских объединений, известные политологи, юристы, адвокаты, руководители предпринимательских объединений и представители правозащитных организаций и благотворительных некоммерческих структур и союзов ветеранов, занимающихся социальной и медицинской реабилитацией военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел и спецслужб - участников боевых операций в "горячих точках". Но в их состав вошли также министры, вице-спикеры, председатели многих Комитетов Совета Федерации и Государственной Думы, руководители силовых, налоговых, таможенных ведомств и иных государственных структур, Верховного и Арбитражного судов (на уровне статс-секретарей и заместителей руководителей соответствующих правоохранительных и судебных органов).
На конференции были утверждены составы руководителей и членов постоянно действующих комиссий, основной задачей которых является проведение предварительных общественных экспертиз законодательных актов, связанных с деятельностью силовых министерств и реформой судебно-правовой системы. Как отметил Президент РФ В.В. Путин в выступлении на Гражданском Форуме "деятельность правоохранительных и судебных органов могла быть прозрачной для общества и наших сограждан".
Но мы все прекрасно понимаем, что органам правопорядка и правосудия необходимо и гражданское содействие. Развитое гражданское общество не может существовать без сильного государства, способного уберечь своих граждан от внешних и внутренних угроз, обеспечить защиту их прав от произвола и безразличия отдельных бюрократических структур и чиновников.
На Форуме также получила поддержку гражданская инициатива по созданию Национального гражданского совета по международным делам, координатором формирования которого выступил известный политолог и директор института политических исследований С.А. Марков.
Взаимопроникновение национальных интересов и интересов международного сообщества, глобализация отношений на мировой арене делают внешнюю политику государства фактором внутреннего положения страны. Это предельно повышает заинтересованность граждан в общественной выработке внешнеполитического курса страны и объясняет мотивы инициаторов создания совета по международным делам. Гражданский Совет по международным делам призван, во-первых, объединить усилия своих экспертных комиссий с представителями государственной власти, занимающимися формированием и разработкой внешнеполитического курса страны. Во-вторых, достойно представлять интересы всех институтов гражданского общества за рубежом (включая гуманитарные, образовательные, культурные и научные программы). И, в-третьих, также содействовать защите интересов российского делового сообщества в осуществлении его внешнеэкономической деятельности, а также помогать простым согражданам, выезжающим на работу или с другим целями за рубеж.
После проведения Первого Гражданского Форума наступил некий период осмысления как у гражданских организаций, так и у представителей власти - что же делать дальше, как воспользоваться результатами Форума. И как от смелых деклараций о готовности сотрудничать, создавать реальные механизмы взаимодействия и влияния между различными институтами гражданского общества и всеми ветвями власти на федеральном и региональном уровне.
Одним из важных шагов такого осмысления и, прежде всего, роли социально-ответственного бизнеса - как важнейшего сегмента гражданского общества - стал проведенный в 2002 году "Тольяттинский диалог". В Тольятти, на мой взгляд, удалось удачно соединить проведение традиционной для Приволжского Федерального округа Ярмарки социальных и культурных проектов и организацию в ходе Ярмарки Всероссийской экспертной конференции "Гражданский Форум - год спустя. Что дальше?"
В ходе переговорных площадок конференции лидеры некоммерческих организаций и ведущие эксперты из различных регионов страны констатировали, что, с одной стороны, многие общественные организации и гражданские объединения страны оказались не готовы к конструктивному диалогу с властью, слабо используют возможности своего влияния на формирование предвыборных программ политических партий, что является серьезным, но вполне востребованным ресурсом "третьего сектора" в предвыборной период. С другой стороны, в отдельных регионах страны (Башкирия, Удмуртия и др.) представители властных структур, несмотря на политическую волю российского руководства, обозначенную на Гражданском Форуме и принятие российским правительством в марте 2002 года соответствующего Постановления, продолжают блокировать любые гражданские инициативы, если они исходят не от своих "карманных" и управляемых общественных организаций.
Участники экспертной конференции также высказали обеспокоенность в связи с чрезмерным административным давлением на еще один важный институт гражданского общества - электронные и печатные СМИ, как на федеральном, но прежде всего на региональном уровне.
Отмечалось также, что большая группа представителей крупного бизнеса, на словах декларирующая свою социальную ответственность и готовность к реализации важных для общества и государства социальных программ, на деле открыто пошла в политику, продвигая во все ветви власти (прежде всего законодательной) своих представителей для лоббирования и укрепления своих узко-корпоративных экономических интересов. Обсуждение всех этих проблем и нерешенных вопросов было продолжено в феврале 2003 года в Нижнем Новгороде, где собрались лидеры общественных и некоммерческих организаций, ведущие эксперты и политологи, а также руководители исполнительной и законодательной ветвей власти Приволжского Федерального округа. Там же, после недолгих дискуссий было принято решение о проведении Российского Форума, определении наиболее оптимального формата его организации и создании рабочей группы.
После публикации в печати информационного письма "О проведении Российского Форума 2003 в г.Нижний Новгород 23-25 октября 2003 года", а еще ранее обращений и инициатив, прежде всего, Комиссии по правам человека при Президенте РФ (Э.А. Памфилова), а также других общественных организаций и гражданских объединений о необходимости созыва такого Форума, была открыта дискуссия по темам предполагаемых обсуждений на переговорных площадках Российского Форума. Результатом этой дискуссии стал формат намеченного Форума как экспертного мероприятия, что предполагало высокий профессиональный уровень его участников - как лидеров неправительственных организаций, ведущих экспертов, аналитиков и политологов, так и представителей всех ветвей власти федерального и регионального уровня.
Предлагаю заинтересованным читателям весь спектр тем, обсужденных на Российском Форуме на круглых столах и проблемных дискуссиях в рамках различных переговорных площадок, свидетельствующих о чрезвычайно насыщенной повестке Форума.
1 "Социальная ответственность бизнеса - ответственность перед населением" - координатор темы А.Аузан.
2 "Обеспечение конституционных прав предпринимателей: взаимная ответственность бизнеса и власти" - координаторы темы А.Радченко, Н.Брусникин.
3 "Профессиональная и гражданская ответственность в предвыборный период" - координатор темы Г.Павловский
4 "Миграционная политика и развитие законодательства в области гражданских прав мигрантов" - координатор темы - Э.Памфилова
5 "Проблемы армии в корреляции с проблемами общества" - координатор темы - Э.Памфилова
6 "Общественные ресурсы и потребности образования" - координатор темы А.Адамский
7 "Механизмы участия общественных организаций в решении социальных проблем" - координаторы темы Е.Гонтмахер, Э.Памфилова, А.Радченко
8 "Участие неполитических организаций в избирательной кампании: механизмы продвижения интересов, ответственность" - координатор темы Л.Алексеева
9 "Реформа местного самоуправления" - координаторы темы - Е.Гонтмахер, Н.Косарева
10 "Здоровье нации: первоочередные задачи государства и общества" - координатор темы - Е.Гонтмахер
11 "Взаимодействие гражданских и государственных институтов в обеспечении национальной безопасности России" - координаторы темы С.Абакумов, С.Абрамов
12 "Формирование внешнеполитической стратегии России как области экспертной компетенции неправительственных организаций" - координаторы темы - Г.Павловский, С.Марков
13 "Организация общественного контроля для защиты прав человека в закрытых органах и учреждениях правоохранительной системы" - координатор темы - Э.Памфилова
Серьезная подготовительная работа, авторитетный и высокопрофессиональный состав участников и конструктивные двухдневные дискуссии позволили участникам переговорной площадки по теме "Взаимодействие гражданских и государственных институтов в обеспечении национальной безопасности", ставшей одной из ключевых на Форуме, выйти на подписание Общественного Договора о взаимодействии по обеспечению национальной безопасности России. Этому, в какой-то степени знаковому событию предшествовал серьезный разговор, яркие и эмоциональные выступления и дискуссии по следующим актуальным проблемам:
- "Национальная безопасность России - новые вызовы. Стратегические приоритеты укрепления национальной безопасности во внешней политике России. Проблемы борьбы с международным и внутренним терроризмом, позиция и роль России в предотвращении военных, межнациональных и религиозных конфликтов".
- "Роль институтов гражданского общества (общественные и некоммерческие организации, СМИ, деловые и экспертные сообщества и др.) в формировании общественного мнения по вопросам безопасности России, противостояния международному и внутреннему терроризму и экстремизму".
- "Совершенствование налоговых, таможенных и иных законодательных актов, направленных на создание благоприятных условий для роста отечественной экономики, защита ее интересов от внешних угроз и совершенствование арбитражной судебной системы России - составная часть экономической безопасности страны".
- "Организованная преступность, незаконный оборот наркотиков и рост наркотрафика - угроза национальной безопасности страны, здоровью и интеллектуальному потенциалу нации. Проблемы нелегальной миграции и укрепления новых границ России".
- "Взаимодействие граждан и их объединений с правоохранительными органами в обеспечении общественной безопасности и профилактике правонарушений".
В результате конструктивных обсуждений, взаимных компромиссов, внимательного экспертного анализа и уточнений формулировок свои подписи на Общественного Договоре поставили, с одной стороны, лидеры общественных организаций и гражданских союзов, ведущие политологи и эксперты, руководители предпринимательских объединений и ветеранских организаций сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, известные правозащитники, адвокаты и ученые, лидеры профсоюзных организаций, журналистских и других творческих союзов, а с другой стороны - представители высшего руководства исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти федерального и регионального уровня, прежде всего правоохранительных органов.
На пресс-конференции, прошедшей в первый день работы Российского Форума, его организаторы объявили о его основных целях и задачах. Член рабочей группы по подготовке Форума, Президент фонда эффективной политики Глеб Павловский сообщил журналистам: "У задачи Российского Форума много формулировок. Главное, пожалуй, то, что нас больше не интересуют просто декларации. Реальность такова, что нам сегодня - на Российском Форуме - нужно провести своеобразную инвентаризацию проблем подобно той, какую сделал Путин четыре года назад в отношении государственной власти. Сама власть нынче нуждается в помощи общества. Здесь упомянули тему национальной идеи. Я считаю, что наша национальная идея - это суверенитет общества в решении своих проблем. Программа Президента в такой стране как Россия должна вырабатываться обществом. Какие задачи страна будет решать в следующие четыре года, как люди будут жить - это не может решаться в Кремле или в Белом доме".
Первый день работы Российского Форума был насыщен мероприятиями: круглыми столами, семинарами, переговорами, презентациями. Среди них - дискуссия на тему: "Российское общество как автор стратегии своего развития", на которой обсуждались вопросы стратегии развития страны: каким требованиям должна отвечать эта стратегия, кто должен быть ее заказчиком, автором и прорабом. Говорилось о месте России в глобальном разделении труда, определялись основные точки-развилки, которые в будущем определят направление развития страны. На круглом столе по теме "Социальная ответственность бизнеса: новый взгляд на проблему" обсуждались проблема участия юридических лиц и частных предпринимателей в благотворительности, технологии организации социальных проектов, предложения по изменению правовой базы и др. Одним из событий первого дня работы Форума стало ток-шоу, проходившее с участием членов рабочей группы по подготовке мероприятия и большого числа экспертов. Какая ответственность лежит на обществе и за что отвечает власть? Именно эта тематика и стала основной на ток-шоу. После всесторонних обсуждений участники мероприятия пришли к общему заключению: общество отвечает за свое собственное благосостояние, за порядок, за власть, за идеи и проекты, несет на себе функции контроля над властью. Власть же, помимо эффективного решения проблем общества и управления, должна нести ответственность за порядок в обществе, а также за собственные действия или бездействие.
Интерес вызвала и прошедшая на Российском Форуме-2003 окружная Ярмарка социальных и культурных проектов. Сергей Кириенко сообщил, что в этом году грантовый фонд Ярмарки превысил прошлогодний и достиг 68 миллионов рублей. "Все социальные проекты, победившие на Ярмарке, будут реализованы. Мы обязательно это проконтролируем", - заверил С. Кириенко.
На второй день работы Форум посетила вице-премьер Правительства РФ Галина Карелова, открывшая многочасовую дискуссию по вопросам социальной политики в отношении несовершеннолетних. В разговоре также участвовали Председатель комиссии по правам человека при Президенте РФ Элла Памфилова, Президент международного благотворительного объединения "Международный благотворительный общественный фонд помощи детям при катастрофах и войнах" Леонид Рошаль и др. Вице-премьер отметила, что в ряде регионов - в частности, в Пермской области, в Чувашии и республике Мари-Эл - уже действуют нормативные акты об уполномоченных по правам детей. Государственная система воспитания детей должна стать прозрачной и открытой для общества, а бизнес-структуры должны быть заинтересованы через налоговую систему в инвестировании средств в систему образования. Например, предполагается активнее задействовать попечительские советы, созданные при школах, лицеях, гимназиях и других учреждениях.
Еще один аспект общественной жизни страны затронул министр РФ по делам национальностей Владимир Зорин, выступивший перед журналистами с обоснованием государственной политики в области административно-территориального устройства России. По его словам, многонациональность регионов не создает проблемы, а приносит пользу для общества. "Национальная политика не может реализовываться без участия неправительственных и общественных организаций. В Приволжском федеральном округе накоплен огромный опыт в этой сфере, которым интересуется Совет Европы", - отметил министр.
Объемный блок мероприятий Российского Форума-2003 25 октября был посвящен проблемам миграции. В частности, по инициативе Комиссии по правам человека при Президенте РФ был проведен круглый стол по теме законодательства в области гражданства и прав мигрантов. В ходе дискуссии обсуждался действующий Закон "О гражданстве" и Закон "О правовом положении иностранных граждан", отмечалась необходимость внесения в них некоторых поправок. Говорилось о положении нелегальных иммигрантов, обсуждалась возможность их легализации. Также участники дискуссии рассказывали о необоснованных затруднениях с получением разрешений на временное проживание и видов на жительства, о проблеме замены паспортов. Затрагивался вопрос разработки проекта закона о репатриации.
По общему мнению, работа Российского Форума-2003 названа эффективной. На каждую из тринадцати тем наработан огромный материал. "Форум состоялся и доказал эффективность системы организации этой работы. Это уже не эксперимент, а модель. И я вижу, что эта модель работает", - заявил Полномочный Представитель Президента РФ Сергей Кириенко. По мнению Председателя комиссии по правам человека Эллы Памфиловой, "на Форуме были сформированы позиции, как общественных организаций, так и власти. По многим темам были достигнуты разного уровня договоренности, но самое главное в результате дискуссий на круглых столах и переговорных площадках удалось выработать основные технологии и механизмы дальнейшей деятельности.
Необходимо отметить, что с периода подготовки и проведения Первого Гражданского Форума 2001 года, до Российского Форума 2003 года в Нижнем Новгороде, целый ряд всероссийских и региональных общественных организаций, научных центров и экспертных объединений интенсивно работал и продолжает осуществлять свою деятельность по изучению процессов становления гражданского общества в России, взаимоотношений его институтов с государством, проводит регулярные конференции и симпозиумы, не ограничиваясь обсуждениями этих проблем, а вырабатывая конкретные рекомендации, публикуя методические материалы, сборники наиболее актуальных выступлений ведущих политологов и экспертов с их порой нелицеприятными для отдельных властных структур оценками текущего диалога между государством и обществом.
В этой связи не могу не остановиться на серьезной аналитической и научно-практической деятельности в этом направлении Санкт-Петербургского Государственного Университета. Под руководством его ректора, члена Президиума Независимой организации "Гражданское общество" и Кавалера Золотого Почетного знака "Общественное признание" Л.А. Вербицкой провел в этот период три Гражданских Форума, год, от года расширяя состав их участников и поднимая на новый уровень масштабность обсуждаемых проблем и принимаемых решений.
Во вступительном слове книги "Гражданский Форум, Санкт-Петербург-2003" (главный редактор Ю.Н. Солонин, руководитель проекта Р.И. Гайнутдинов) особо говорилось об истоках возникновения этого общественного научно-практического проекта, его основных целях и задачах, а также путях и механизмах реализации.
Напомним, что первый форум в 2000 г. сконцентрировался на проблемах общего характера. В то время еще остро стоял вопрос о поиске такой идеи, которую можно было бы назвать национальной. И в обстановке этих идейных исканий инициаторам этого проекта представилось естественным, что именно идея построения гражданского общества может стать общенациональной программой, вокруг которой способны объединиться все конструктивные силы страны. Под воздействием такого убеждения была сформулирована тема первого форума: построение гражданского общества как национальная идея России на XXI в., вокруг которой и шли основные дискуссии. Хотя о том, чтобы прийти на нем к согласию и единому пониманию, не могло быть и речи.
Второй форум, проходивший год спустя, был отмечен большей конкретностью и реалистичностью. На нем шла речь о констатации общественных условий нашей жизни, о ее насущных проблемах, о том, как формируются первичные структуры гражданского общества и гражданских отношений, ориентированных на нахождение путей и способов гражданского строительства.
Одним из итогов форума явилось осознание того, что гражданское общество "сверху", то есть волевыми усилиями самой государственной власти, с помощью чиновничьего аппарата построить невозможно. Оно должно стать результатом самоорганизации нации. Из этого следует, что гражданское общество нечто принципиально иное, чем политическая и административная структура, имеющаяся в стране. Более того, оно является базовой формой реализации общественных интересов, а государство, со своей стороны, обеспечивает и гарантирует жизнедеятельность гражданского общества. Гражданское общество не может существовать без своего главного носителя - гражданина, человека, способного и умеющего самостоятельно определять и осуществлять свои цели и жизненные интересы.
III Российский научно-общественный Форум "Гражданское общество и реформа местного самоуправления в России" состоялся в Санкт-Петербурге 17-19 апреля 2003 года и продолжил линию на конкретизацию задач гражданского общества и был посвящен такой сфере проявления демократии, как местное самоуправление. Сопредседателями Форума являлись ректор Санкт-Петербургского государственного университета Вербицкая Л.А., Председатель Совета Федерации РФ Миронов С.Н и Председатель Государственной думы РФ Селезнев Г.Н.
Автор данной статьи имел честь быть членом Организационного Комитета, в состав которого вошли видные государственные и политические общественные деятели, известные ученые и политологи: С.А., Абдулатипов Р.Г., Бойко И.П., Васнецов О.В., Гайнутдинов Р.И. (координатор Форума), Грусман В.М., Грызлов Б.В., Демидова И.Д., Еремеев С.Г., Катькало В.С., Кропачев Н.М., Маргелов М.В., Марков С.А., Мезенцев Д.Ф., Мурин И.В., Павловский Г.О., Памфилова Э.А., Скворцов Н.Г., Солонин Ю.Н., Троян В.Н., Худолей К.К., Шишкина М.А.
Членами Попечительского Совета, которые оказали организаторам Форума большую и многостороннюю помощь и поддержку, являлись: Бойцев А.А., Ефремов А.А., Климов В.Н., Левин Н.И., Матвиенко В.И., Прусак М.М., Райков Г.И., Сердюков В.П., Торлопов В.А., Тюльпанов В.А., Фортыгин В.С.
В состав Программного Комитета входили: Ачкасов В.П., Гавра Д.П., Гуторов В.А., Марахов В.Г., Мокрый В.С., Ошурков А.Т., Сморгунов Л.В., Сунгуров А.Ю., Фабричный С.Ю., Федотов Ю.В., Чугунов А.В., Шубина Н.В.
В работе Форума приняли участие более 500 человек.
Это представители структур федеральной и региональной властей, органов местного самоуправления, лидеры и активисты общественных организаций и гражданских объединений, представители бизнес-сообщества.
Основная идея III Российского научно-общественного Форума может быть выражена словами известного философа и политолога А. де Токвиля: "Коммунальные институты делают для свободы то, что начальная школа для науки; они делают ее доступной для народа, позволяют вкушать ее плоды и привыкают ею пользоваться. Нация может ввести у себя свободное правление и без коммунальных институтов, но у нее не будет духа свободы".
В принятой резолюции Форума, основанной, в частности, и на этой мысли великого политолога говорится: "участники III Российского научно-общественного форума считают, что сегодня... государство в лице федеральных и региональных властей отнюдь не спешит передавать часть своих полномочий, наряду с ресурсами для их исполнения, органам местного самоуправления. Состояние муниципальных финансов почти полностью зависит от отчислений из федеральных и региональных бюджетов, а ставки местных налогов со вступлением в действие Налогового кодекса РФ оказались существенно ограничены. Неподъемным бременем для местных бюджетов стали объекты социально-культурной сферы, ранее принадлежавшие предприятиям, а теперь переданные в муниципальную собственность. В результате почти 95 процентов муниципалитетов в России оказались убыточными. Наконец, принятые в 2000 году поправки к федеральному законодательству, предоставили исполнительной власти право прекращать полномочия избранных населением органов местного самоуправления в случае нарушения ими федеральных или региональных законов, что противоречит основополагающим демократическим принципам". (Полный текст резолюции III Российского научно-общественного Форума "Гражданское общество и реформа местного самоуправления в России" будет опубликован в подготавливаемом автором энциклопедическом биографическом издании "Гражданское общество и власть в России", который скоро появится в печати)
В итоге автор хотел бы подчеркнуть, что российские общественные научные Форумы, проводимые Санкт-Петербургским Государственным Университетом, как и Первый Гражданский Форум, Российский Форум 2003 в Нижнем Новгороде дают уникальную возможность для организации диалога всех ветвей власти и различных институтов гражданского общества, для возникновения общественного согласия, реализации гражданских инициатив и усиления влияния общественного мнения на исполнительную и законодательную власть страны.
Особо отмечу, что учитывая традиционные демократические ценности, конструктивный характер общественных процессов, происходящих в северной столице, а также богатый научно-практический опыт Санкт-Петербургского Государственного Университета, я не вижу лучшей кандидатуры, чем Санкт-Петербург, который, я уверен, готов достойно принять эстафету Москвы и Нижнего Новгорода по проведению Третьего Всероссийского Гражданского Форума в 2005 году.
Говоря об итогах Первого Гражданского Форума 2001 года и Российского Форума 2003 года в Нижнем Новгороде, нельзя не отметить активизацию серьезной аналитической и творческой работы Института проблем гражданского общества, возглавляемого истинной подвижницей Кавалером Золотого Почетного знака "Общественное признание" Марией Слободской в сфере усиления и поднятия роли гражданского образования. Результатом ее большой и кропотливой деятельности по сбору материалов проведения встреч и интервью с лидерами молодежных организаций и гражданских объединений (в этой работе ей очень помогла и продолжает помогать ее дочь Анна Дмитриевна Слободская) был подготовлен к печати и вышли в свет пять сборников материалов, объединенных одним названием "Молодежь на службе обществу". В своем предисловии к серии этих книг их автор Мария Александровна Слободская отмечает: - "Эти книги о лидерах общественных организаций, большинство из которых объединяют молодежь, и, казалось, их деятельность должна концентрироваться на интересах молодежи, но они занимаются и помощью старикам и решают вопросы экологии, защищают пострадавших от насилия, ищут и хоронят погибших в великую Отечественную войну - и все это из-за обостренного чувства родины, ощущения причастности ко всему, что с ней происходило и происходит".
Еще одним удачным и своевременным издательским проектом Марии Слободской, направленным на повышение гражданского образования и информированности общественных активистов, стала выпускаемая Институтом проблем гражданского общества газета для общественных организаций и их партнеров из власти и бизнеса "Гражданский диалог". В ней публикуются материалы о процессах становления гражданского общества в России, интервью с ведущими экспертами, политологами, а также рассказывается о реальной деятельности некоммерческих организаций и гражданских союзов из разных регионов страны.
Важное место в общественно-политической палитре России продолжает занимать деятельность таких авторитетных и высокопрофессиональных экспертных сообществ и неправительственных организаций как "Фонд эффективной политики" и инициируемая им аналитическая работа "Проектного комитета" (Г.Павловский), "Национальный Совет по обороне и внешней политике" (С.Караганов), Фонд "Политика" (В.Никонов), "Центр политических технологий" (И.Бунин).
На регулярно проводимых "Гражданских дебатах" (Г.Павловский, С.Марков), заседаниях и на конференциях клуба "Открытый диалог", организуемых "Национальной ассоциацией политических прогнозов" (М.Урнов) обсуждаются самые "горячие" темы общественной, политической и экономической жизни страны, вырабатываются общие подходы и позиции различных групп и сегментов гражданского общества в отношении успешных или наоборот ошибочных и "неуклюжих" действий всех ветвей власти.
Принципиально важно, чтобы подобного рода дискуссии, рекомендации и заключения ведущих российских политологов, экспертов и аналитиков вызывали бы не только широкий общественный резонанс и внимание электронных и печатных СМИ, но и получили бы соответствующую обратную реакцию представителей властных структур.
В заключение, хотелось бы констатировать, что, несмотря на огромные трудности и не до конца решенные проблемы, на которых автор останавливался выше, прежде всего связанных с тяжелой социально-экономической ситуацией в стране, низким уровнем жизни большинства россиян, процесс становления и развития гражданского общества в России становится необратимым.
Российская власть, по крайне мере в своих высших эшелонах, осознала, что без поддержки институтов гражданского общества, простых граждан и их объединений любые самые "умные", конструктивные и смелые реформы и действия государства во всех сферах социально-экономической жизни страны обречены на провал.
И не случайно, в программном выступлении перед доверенными лицами в самый канун выборов Президента страны Владимир Путин в качестве одной из основных задач на ближайшее будущее назвал "необходимость продолжать работу по формированию полноценного дееспособного гражданского общества в стране".
И сейчас от активности всех институтов гражданского общества зависит, насколько власть будет готова прислушаться к общественному мнению. А главное - как она будет на него реагировать и вносить коррективы в свои действия, т.е. сколь эффективно российский гражданин, как свободная личность, сможет реализовать свои деловые, творческие, интеллектуальные и иные инициативы, кстати, востребованные самой властью во имя создания сильного правового государства и развитого гражданского общества экономически и духовно свободных личностей.
В условиях глобализации для реализации Россией этих двух приоритетных целей в течение 10-15 лет по крайней мере, необходимы такие радикальные шаги. С одной стороны, это коренной пересмотр экономических приоритетов в пользу развития наукоемких технологий, модернизация всех отраслей отечественной промышленности, занятой выпуском конкурентоспособной на мировом рынке продукции, стремительный рост производительности труда, что в итоге может привести к заявленному росту ВВП. С другой стороны, необходимо, наряду с проведением административных и управленческих реформ, дать возможность гражданским институтам и конкретным личностям реально включиться в социально-экономические преобразования и программ в качестве равноправноых партнеров. Важно учесть их огромный, но недостаточно востребованный интеллектуальный, образовательный, деловой и человеческий потенциал.
После серии трагических терактов в 2004 году, закончившихся страшной трагедией - захватом школы в Беслане, рассматриваемые по инициативе Президента РФ законопроекты (связанные с фактическим назначением глав администраций, введением пропорциональной выборной системы) должны уравновешиваться усилением роли и влияния институтов гражданского общества и принятием Закона об Общественной Палате. Этот орган, по мере возможности, независимый от всех ветвей власти и политических партий, обладающий широкими правами и полномочиями, призван осуществлять гражданский контроль над деятельностью госаппарата, проводить общественные экспертизы принимаемых законопроектов и органов исполнительной власти и предоставлять свои заключения Президенту РФ, Совету Федерации РФ, Государственной Думе РФ, Счетной Палате РФ для принятия действенных мер по решению важнейших для большинства российских граждан проблем и вопросов.
В ближайшей перспективе для установления необходимого баланса между исполнительной и законодательной властью, по мнению автора, станет насущной необходимостью возвращение, возможно в несколько измененном виде, к избирательному принципу формирования членов Совета Федерации, которые смогли бы в полной мере представлять интересы наших граждан из всех субъектов Федерации.
В случае успешной реализации проводимых административных и политических реформ у России может появиться очередной, если не последний шанс, вернуть себе достойное место в быстро глобализирующемся мире, обеспечить благополучную жизнь и защиту своим согражданам от внутренних и внешних угроз при сохранении гарантий их конституционных прав и свобод.
Но для этого необходимо не спустить очередную команду "сверху", а действительно захотеть объединить усилия государства, сильных и самостоятельных политических партий и иных институтов гражданского общества и, прежде всего, самих российских граждан и их объединений по достижению этих трудновыполнимых, но высоких целей и задач.





ГЛАВА III
Статьи, фрагменты выступлений, а также интервью автора с государственными
и общественными деятелями по различным аспектам становления гражданского общества в современной России

Российские парламентские выборы
и гражданское общество: постановка проблемы
Апрель, 1999г.
Уже несколько лет наша страна живет в условиях постоянно идущих выборов. Парламентские кампании 1993 и 1996 годов сменились президентской гонкой, которая в свою очередь уступила место трехгодичному процессу выборов глав администраций и законодательных собраний регионов. Параллельно выборы постоянно проходят и на муниципальном уровне. Вот и в текущем году выборы в Государственную Думу, скорее всего, будут представлять из себя очередную политическую ярмарку. К концу века мы постепенно превратились в "общество избирателей", остановившись на всеобщих выборах как главной демократической процедуре. Однако чем дальше мы идем по этому пути, тем больше вопросов возникает. Один из этих вопросов является фундаментальным для понимания сути происходящего в нашей стране: "Что должны нести выборы гражданскому обществу в России?". Однозначного ответа на этот вопрос, несмотря на старания обществоведов, пока не получается. Возникает целый комплекс существующих проблем и направлений их решения.
Выборы до сих пор не стали инструментом минимизации нарастающего в последнее время отчуждения власти от народа. Большинство социологических опросов фиксируют недовольство избирателей теми, за кого они проголосовали. Выборы не преодолевают пропасти между народом и властью, а углубляют ее. Речь должна идти о том, что нельзя превращать победу на выборах из необходимого условия для реализации общественно-значимых целей в условие для реализации частного интереса, зачастую прямо противоположного общественному. За пеленой предвыборных лозунгов должна быть четко видна общественная польза от деятельности партий и движений.
Электоральные кампании так и не стали лакмусовой бумагой для проверки действительного признания их участниками ценностей гражданского общества. Сегодня для многих участников политического процесса эти ценности перешли в разряд идеологической мишуры. Им на смену приходят лозунги "сильной руки" и "мощного государства". Ни в коем случае нельзя допустить ослабления медленно растущих институтов гражданского общества перед усиливающимся административным контролем за их деятельностью.
Как это ни парадоксально звучит, но при всем различии позиций участвующих, выборы пока не играют "интеграционную" роль, не обеспечивают чрезвычайно важное в нынешних условиях объединение различных уровней (общенационального, регионального, муниципального) гражданского общества. Потеря интеграционной функции может привести к растаскиванию страны по партийным квартирам, приватизации различных общественных функций.
Выборы не стали полноценным инструментом ротации и обновления политической элиты. Депутатский корпус остается кастой привилегированных. Между тем, должны быть открыты "поры", через которые во власть могут прийти новые люди. В стране достаточно квалифицированных юристов, экономистов, специалистов по управлению, чей приход в законодательный орган мог бы обеспечить более полное соответствие действий власти ожиданиям общества, тем самым уменьшить нарастающее отчуждение между ними.
В ходе предстоящих электоральных кампаний общественные организации должны выдвинуть наиболее одаренных людей, исходя не из принципа известности кандидата, а из анализа тех преимуществ, которые принесет его избрание всему населению страны, обществу в целом.
Не реализовано необходимое условие достижения эффективности работы Думы: цивилизованная связь между политикой и предпринимателями, представителями мелкого и среднего бизнеса. В последние годы межклановые связи олигархов подменяли цивилизованные инструменты лоббизма. Должны сформироваться реально действующие ассоциации экономических субъектов, которые могли бы отстаивать собственные интересы на государственном уровне.
Предыдущие циклы выборов так и не привели к налаживанию эффективной системы инструментов контроля за деятельностью государства. В череде перманентных выборов мы не заметили, что получаем удовольствие от процесса, вместо того, чтобы наслаждаться его плодами. Как демократия в нашей стране, по меткому замечанию одного из наших политиков, "заканчивается после того, как бюллетень опущен в урну", так и гражданское общество, к сожалению, заканчивается осознанием предоставляемых прав без учета сопутствующих обязанностей.
Наконец, выборы все время "проходят мимо среднего класса". А ведь именно он является одной из главных основ гражданского общества. Без четкого понимания средним классом своей роли в политическом процессе и умения отстаивать собственные политические интересы, гражданское общество никогда не достигнет того уровня, который существует на Западе. Лишь в последнее время, уже после августовского кризиса прошлого года, еще находясь в состоянии "грогги", средний класс начал сосредотачиваться. Успеет ли он сосредоточиться к предстоящим думским выборам, пока сказать трудно - слишком инфантильным он был в период расцвета либеральных реформ.
На пути реализации вышеперечисленных условий успешности выборов для институтов гражданского общества стоит несколько важнейших проблем:
- проблема слабости существующей партийной системы с точки зрения ее организационной опоры. До недавнего времени в России существовала практически единственная партия, имеющая собственную разветвленную структуру - КПРФ. Причем значительная часть организационных связей была напрямую унаследована его от предшественницы - КПСС. Большинство же других политических партий оказывались заложниками собственных стратегий ориентации на западные кадровые партии по типу американских, активизирующихся исключительно в период избирательной кампании. Исключением выглядело движение "Наш дом - Россия", создаваемое сверху и в итоге построенное по принципу привлечения в свои ряды представителей властных структур, в основном работников исполнительной власти. Тем самым был совершен опасный прецедент, когда власть пыталась построить партию исходя не из общественных, а из собственных интересов. Последующая агония НДР (руководство которого, надо отдать ему должное, осознало ошибочность построения "верхушечной партии" и сегодня пытается измениться) показала, что партийные структуры, создаваемые на основе лишь аппаратных связей, становятся придатком государства, негативно воспринимаются обществом и обречены на поражение;
- проблема учета интересов всех категорий избирателей. Нынешняя процедура выборов не предоставляет равные возможности всем политическим партиям. В отличие от систем парламентских республик, где победившая на выборах политическая партия (или их коалиция) на законных основаниях "перемещается" в сферу государства (или покидает ее и становится оппозицией). В России все происходит по-иному. Наличие пятипроцентного барьера на выборах в Государственную Думу отсекает от последующего участия в государственном управлении представителей почти что половины избирателей (как это было по итогам предыдущих думских выборов в 1995 году);
- проблема выживания оказавшихся за бортом Думы партий и движений. Те из них, кто не прошел в Думу, на сегодня лишаются перспектив быть услышанными, в них разочаровывается избиратель. В этом есть справедливое начало - выборы должны проводить отбор тех, кто отражает чаяния наибольшего количества избирателей. Однако в нашей стране провал на выборах для большинства политических объединений означает политическую смерть. Многие партии и движения, запомнившиеся избирателям на выборах 93 и 95 годов, сейчас уже перешли, как модно говорить, в режим "виртуального существования";
- проблема переориентации на политическую сферу различных заинтересованных групп, основная задача которых - формирование и достижение общественно значимых целей. На выборах эта задача уходит на второй план - все увлечены процессом дележа политического пирога. Общественные организации потребителей, экологические союзы, клубы - все переходят в разряд политических игроков, в то же время реальные проблемы остаются бесхозными или существуют для одиночек-энтузиастов;
- проблема персонального участия в выборах. Сегодня мы имеем дело с суверенным индивидом только понаслышке. Реально же индивид продолжает оставаться заложником глубоко ошибочной формулировки "частного интереса" как замкнутой системы собственной и ни чьей иной пользы.
В то же время нельзя не отметить, что за последние годы к лучшему меняется ситуация с партийными организациями на местах. Провал многих политических сил, в декабре 1995 года не сумевших в итоге пройти в Государственную Думу, несмотря на значительные авансы, стимулировал неудачников к тому, чтобы создавать более живучие организационные структуры на местах. К этому же приходят и вновь возникающие партии и блоки. Если на предыдущих выборах большинство из участников выглядели как "партии Садового кольца", то в ходе предстоящей избирательной кампании соперничать будут мощные политические блоки, имеющие опорные организации в абсолютном большинстве регионов страны: КПРФ, "Отечество", "Яблоко", НДР, "Голос России" и др.
Конечно, многое зависит от политики государства, которое должно помогать расти институтам гражданского общества. Сегодня же создана прямо противоположная ситуация - существуют политические и экономические тиски, в которых чахнут ростки новых социальных инициатив. Вместо сотрудничества между обществом и государством нарастает конфронтация, которая при углублении может привести к расколу.
Партийно-политические пристрастия должны уступить место трезвой оценке того, что именно та или иная партия, движение, предвыборное объединение могут дать обществу в целом. Необходимо выстраивание новых механизмов контроля за партиями и политиками. Эти механизмы должны учитывать роль партий как своеобразных связующих нитей между государством и гражданским обществом, которые придают государственной системе характер легитимности. В противном случае, может сложиться ситуация, при которой гражданское общество окончательно превратится в абстракцию.
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ В РОССИИ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО?
Выступление на Общественном Форуме, организованном Независимой Ассоциацией (ныне Организацией) "Гражданское общество" и Национальным фондом "Общественное признание"
Президент-отель, ноябрь 1999г.
Данный Форум общественности представляет собой промежуточный итог без малого трехлетней деятельности Независимой Ассоциации "Гражданское общество" и Национального фонда "Общественное признание" по содействию объединению всех общественных сил, различных ветвей власти, политических партий и движений вокруг глобального и очень актуального вопроса - становления и развития гражданского общества в России.
За это время Независимая Ассоциация "Гражданское общество", в состав которого входят известные авторитетные общественные и государственные деятели, представители интеллектуальной, культурной и деловой элиты российского общества, провела ряд серьезных социологических исследований, общественных конференций и симпозиумов, чьей главной задачей была выработка конкретных рекомендаций, адресатами которых сталибы все ветви власти, общественные организации и СМИ и которые были направлены на создание реальных институтов гражданского общества.
"Для общества, так же как и для отдельной личности, первое условие всякого прогресса есть самопознание", - сказал великий российский поэт, мыслитель и дипломат Федор Тютчев. Сегодня наше общество находится в сложном, далеко еще не завершенном процессе самопознания. Мы все еще пытаемся определить, куда мы идем, долгим ли будет путь, и на каком этапе пути мы сейчас находимся. Власть не может существовать в пустоте, в отрыве от общества. Государства, поработившие общество, игнорирующие его запросы и потребности, уходят с мировой арены как явления вчерашнего дня. Эта закономерность справедлива как для всего мира, так и для России.
Современному государству необходимы прямая и обратная связь с обществом, мощные и влиятельные негосударственные институты общественной самоорганизации. Сильное и эффективное государство во всем современном мире, особенно в его западной части, идет рука об руку с гражданским обществом. Для того чтобы ответить на вызовы времени, нам нужно понять не только состояние дел государственных, но и ответить на вопрос: "Каков уровень развития гражданского общества в стране?"
Проанализировав предвыборные программы основных избирательных объединений, движений и партий, могу отметить, что почти во всех говорится о необходимости построения в России гражданского общества, и ппрактически нигде не сказано, что и кому для этого необходимо сделать, не дано само определение "гражданского общества", механизмов его взаимоотношений с государством. И это неудивительно: наши отечественные ученые и аналитики, обществоведы и политологи сами до конца не определились с многозначностью данного понятия.
Мне хотелось бы дать чрезвычайно широкую трактовку гражданского общества, учитывая, что определение его возможно лишь через систему общественных институтов, многие из которых в нашей стране еще не до конца прижились. Под гражданским обществом было бы правильно понимать совокупность негосударственных общественных институтов и отношений, которые позволяют личностям и их группам реализовывать частные и групповые интересы, которые им гарантированы Конституцией. С другой стороны, гражданское общество - это ассоциация экономически и духовно свободных граждан и их объединений, которые, кроме прав, имеют и обязанности перед государством, четко определенные в Основном Законе страны.
Сегодня, исходя из такого понимания, можно с уверенностью сказать лишь то, что гражданское общество в России еще находится в стадии зарождения и становления. Причем на первом его этапе, когда формируются институты. Однако гражданское общество не является только совокупностью структур, не зависимых от государства. Гражданское общество это ведь еще и система сознания. Люди не могут оторваться от реальной действительности и начать жить по-новому с завтрашнего дня. Институты гражданского общества будут действительно независимыми и станут устойчиво развивать, только когда появятся люди, воспринимающие их как неотъемлемую часть окружающей действительности.
А что мы сегодня видим в России? Период политической неустойчивости так до конца и не исчерпан. О единой морали, способной стать основой для формирования новых общественных институтов, мы только начинаем рассуждать, и принципы ее только формируем. Я уже не говорю о том, что постоянные конфликты как вокруг нашей страны, так и внутри ее провоцируют катастрофическое сознание вместо столь необходимого созидательного. Да, у нас уже существуют институты гражданского общества, прошедшие период экстенсивного развития. Это, как неоднократно отмечалось, различные негосударственные ассоциации в различных сферах деятельности - профессиональные, международные, предпринимательские и т.д. Это печатные и электронные СМИ, партии и общественные движения, профсоюзы, экологические организации. А в качестве негативного примера можно привести организованную преступность. Все эти организации уже давно вошли в нашу жизнь или стали элементом общественного сознания. И сегодня они зачастую решают те проблемы граждан, которые государство пока решить не в состоянии. В то же время подобные объединения все еще находятся на низком уровне развития, что напрямую связано с отсутствием целостной гражданской культуры. Задача формирования этой культуры сегодня важна как никогда, поскольку без нее ростки гражданского общества так и погибнут на корню.
Сформировавшиеся в России за последние годы социально-политические и экономические условия таковы, что институты гражданского общества действуют слабо и малоэффективно без помощи и поддержки со стороны государства. Огромная зависимость общественных организаций от политических и властных структур порой приводит к тому, что большинство из них просто не выживает без государственной поддержки, в то время как должны бы самостоятельно существовать и даже порой "забывать" о государстве.
Но почему так происходит? Что стоит за подобным процессом? Попытка все свести к традиционно высокой роли государства в общественной жизни России, к присущему нашему обществу патернализму здесь явно недостаточна. Безусловно, мощный пласт национально-культурных традиций оказывает порой решающее влияние. Но мы должны видеть и другую часть проблемы. Многие вопросы наше общество решить не в состоянии не благодаря "тяжелому наследию", а из-за собственных ошибок. Вновь возникающие общественные организации зачастую сознательно принимают на себя не свойственную функцию - стать посредником между властью и обществом, транслируют инициативы государства в гражданскую сферу. Однако это принципиально неверный подход. Нужно переходить от роли посредника к роли самостоятельного творца и инициатора, от роли помощника - к роли дееспособного и равноправного партнера всех ветвей власти. Именно так сегодня видится важнейшая задача - качественное изменение отношения к собственным функциям.
Сегодня мне бы хотелось остановиться на нескольких факторах, которые можно и нужно учитывать при дальнейшем анализе проблем развития гражданского общества и его институтов в современной России. Я хотел бы высказать собственное мнение не только о том, зачем нам нужно "растить" в России гражданское общество, но и том, как, в каком направлении корректировать процессы его развития.
ОБЩЕСТВО И ПОЛИТИКА В ПРОЦЕССЕ РЕФОРМ
Первое и самое важное - это взаимоотношения общества, как базы, и власти, как надстройки. Политические и экономические изменения последнего десятилетия стали серьезным испытанием для государства. Вместо плавных реформ мы двигались вперед рывками, без надлежащего плана и понимания перспектив нашего движения, - за что потом и расплачивались громадными искажениями, длительными остановками, неоправданным промедлением там, где нужно было принимать быстрые решения. Неоднократно предпринимались попытки с разных сторон раскачать лодку общественной жизни. Обществу вместо рационального выбора навязывался миф о необходимости выбирать между жизнью и смертью. Как результат, мы погрязли в бездне переходного периода, когда одна система разрушена, а другая только намечена, и ее постройка далеко еще не завершена.
Сегодня на смену прежним формам политической социализации пришли новые. Люди стали по-другому относится к политике. Политические инструменты оказались в ряду наиболее применимых для решения проблем страны. На этом фоне проблемы гражданского общества были отодвинуты на периферию общественного мнения. Между тем, такое невнимание к проблемам гражданского общества может оказаться печальным как для него самого, так и для государства в целом. Сильное государство без сильных независимых общественных институтов не построишь. Поэтому мы сегодня, параллельно дискуссии о том, каким должно быть наше государство в XXI веке, должны не только поднять вопрос, но и постараться привлечь общественность к обсуждению того, какими видятся нам всем независимые гражданские институты и их роль в современной жизни России.
Однако мне хотелось бы напомнить и о другой стороне взаимоотношений государства и общества. Гражданское общество пока еще существует при наличии государственных границ, а, следовательно, и государственных интересов. Мы зачастую оказываемся перед такими фактами, которые требуют нового видения стоящих перед нами проблем.
Так, к примеру, не может гражданское общество быть создано без поддержки отечественных производителей, поскольку будет зависимо от внешних источников. Экономика - основа благосостояния общества, и труд членов этого общества должен быть справедливо оценен. Когда мы сегодня говорим о необходимости ограничить импорт зарубежного продовольствия, мы спасаем не собственные кошельки, а основу своего благосостояния, ибо общество, которое не знает, как растет хлеб и какой труд необходим для этого, обречено просить продовольственные подачки у производителей из других стран.
Необходимо понимать, что постепенная утрата государством ряда его неотъемлемых функций, в первую очередь, по социальной защите населения, привела к резкому падению уровня жизни. Сторонники либеральной "невидимой руки" считали, что данный процесс приведет к созданию нового класса самостоятельных людей - собственников средств производства. Получилось прямо противоположное - данный процесс привел к переосмыслению роли государства. В нем, вернее в его идеальном образе (сильном, защищающем интересы собственных граждан) стали видеть панацею от всех бед. Тем самым мы подходим к требованию уже не "невидимой", а реальной, сильной руки, от которой недалеко и до диктатуры. Нужно понимать, что только при условии сильного государства, которое не бросало бы собственных граждан в беде, мы получим сильное гражданское общество. Но и гражданское общество должно быть мощным, чтобы не допустить кризиса власти, ее перерастания в тоталитаризм.
Слабость гражданского общества заключается не только в нем самом, но и в его антиподе - государстве. Сильное гражданское общество возможно только при правовом государстве, основанном на признании прав и свобод гражданина. Сейчас мы сталкиваемся не только с неработающими законами, но и с неэффективно действующими судебными органами. Более того, важнейший фактор, тормозящий развитие правового государства - доставшаяся нам в наследство с советских времен ущербная психология присущая, значительной части населения, которая видит в суде карательный орган, а не институт для разрешения споров. Другой важнейший аспект - постоянные конфликты между ветвями федеральной власти, заложенные в действующем Основном законе страны. Конституция 1993-го года лишь установила основы нового государственного устройства. В процессе ее применения выявились новые проблемы. Жизнь заставляет нас теперь понимать ряд из них точнее и, соответственно, предлагать более квалифицированные юридические процедуры для их решения. Поэтому необходима полноценная законодательная база для деятельности власти, которая так до сих пор и не создана. В результате за год меняются три правительства. Наконец, есть еще один фактор - отсутствие многих необходимых обществу законов, которые так и лежат под сукном в Государственной Думе. Из регионов это особенно видно. Зачастую много сил и энергии уходит на решение политических задач. При этом хотелось бы отметить - не нужно "всех собак" вешать на законодателей, якобы стремящихся добиться повышения рейтинга, и только - как пытаются представить многие журналисты. В государстве переходного периода, в котором мы живем, существует явное несоответствие между необходимыми темпами реформы законодательства, реальными темпами этой реформы и культурой восприятия законов, которая все еще остается на чрезвычайно низком уровне. Гражданское общество может работать только там, где закон является не просто бумажкой, а основой социальной деятельности каждого гражданина. Права и обязанности личности, права и обязанности различных социальных групп должны иметь не только формальную, но и содержательную основу.
ОБЩЕСТВО И СМИ
Российские СМИ, как институт гражданского общества, за сравнительно небольшой срок сделали серьезный рывок в деле информирования населения о положении дел в стране. Сформирован мощнейший и эффективный канал массовой коммуникации, не контролируемый государством.
В то же время мы видим в развитии СМИ некоторые негативные моменты. Вместо прежней, громадной и по-своему эффективной пропагандистской машины, в стране образовалась мозаичная система формально независимых от государства СМИ. Но вместо того, чтобы воспользоваться этой независимостью, многие из них вновь перешли в разряд зависимых, теперь уже от новых хозяев, которые, с одной стороны, обеспечивают их материально, а, с другой - небескорыстно используют в качестве инструментов информационных войн. В итоге сегодня СМИ стали не "четвертой" властью, на роль которой они претендовали, но "третьей". Они ведь судят и выносят приговоры, ставят клеймо, решают судьбы людей. Мы подошли к моменту, когда пренебрежение дальнейшим решением - как быть с регулированием деятельности СМИ - может привести к развалу государства. Свобода слова является серьезным достижением реформ 90-х годов. Но она не должна превращаться в постоянное злословие. Поэтому общественные организации должны вместе с властью и самими СМИ вырабатывать новую систему взаимоотношений между ними.
Только в случае осознания СМИ высокого уровня ответственности перед будущим, возможно превращение их в реально независимый институт контроля над действиями власти, работающий на благо общества. Прессе и телеканалам сегодня необходимы не стерильность, а стремление к объективности. Только тогда их финансовая самостоятельность, отсутствие раболепства перед власть предержащими, идеологическая неангажированность дадут эффект в виде расширения доверия населения к СМИ, а с ними и к государственным и общественным институтам.
ЧТО ДЕЛАТЬ?
В заключение хотелось бы обозначить набор некоторых рекомендаций, следование которым приведет к более продуктивному диалогу в вопросах построения гражданского общества в России. Первое - необходимо привлекать к обсуждению обозначенной темы ученых-специалистов. Их задача - сформировать необходимые научные основания для дальнейшего анализа состояния и перспектив гражданского общества. Второе к обсуждению надо привлечь специалистов-практиков, которые могут на опыте собственной работы показать, каковы направления развития конкретных инструментов взаимодействия общества и государства. Наконец, третье - формирование специальных "кругов общения" между представителями общественных организаций, специалистами в области государственного управления и т.д. Их роль - предлагать обществу для обсуждения и дальнейшей реализации некие рецепты. Такие конференции, как наша - очень важный шаг в данном направлении. Необходимо привлекать морально авторитетных людей, лидеров общественного мнения, деятелей образования, культуры, науки, спорта, авторитетных гражданских активистов и политиков, чтобы вместе обсуждать подобные проблемы.
И здесь, реагируя на некоторые предложения, прозвучавшие в отдельных выступлениях участников нашего Общественного Форума, хотелось бы выразить уверенность в том, что проведение подобных общероссийских гражданских конференций, организуемых Независимой организацией "Гражданское общество" и национальным фондом "Общественное признание" (а еще лучше целым рядом федеральных и региональных некоммерческих и неправительственных организаций, представляющих все институты гражданского общества) - дело, несомненно, полезное и нужное для членов самих общественных объединений, однако я убежден, что мы должны идти дальше.
Только объединив наши усилия, проведя столько Всероссийских Общественных или Гражданских Форумов, сколько потребуется для выработки и формулировки совместных задач различных гражданских институтов и определение путей их решения, можно будет серьезно говорить о реальном усилении роли общественного мнения и влияния гражданского общества на государство.
Думаю, что в будущем мы должны приходить к созданию независимых всероссийских общественных или гражданских Советов, Палат или Союзов, главной целью которых стала бы координация действий всех гражданских институтов федерального и регионального уровня по проведению независимых общественных экспертиз. Они касались бы всех важных решений и законопроектов всех ветвей власти. Это их дело - создание механизмов гражданского и общественного контроля над деятельностью государственного аппарата и властных структур любого, пусть даже самого высокого уровня.
Сегодня настоятельно необходима согласованная разработка программы государственного и общественного развития России в XXI веке. В такую программу должны входить такие важнейшие принципы как достижение устойчивого развития общества и государства. При этом необходимо учитывать потребность в равномерном внимании ко всем сторонам треугольника "человек - общество - государство". Без понимания тесной взаимосвязи между ними не получится полноценного развития ни одной из его составляющих - всегда будет наблюдаться перекос. Только таким путем мы сможем сформировать необходимые условия для дальнейшего развития в России полноценного гражданского общества. Именно на этом фундаменте должна базироваться новая национальная идеология или консолидирующая национальная идея, о необходимости которой говорят уже долгие годы, но сформулировать которую Россия пока не в состоянии. Если мы учтем ошибки, которые были сделаны в предыдущие годы, и постараемся заглянуть в будущее, исходя из наших общих интересов, мы сможем сформулировать национальную задачу как идеологию сильного государства, сильного общества, сильного человека.
ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ И ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: В ПОИСКАХ НОВОЙ СТРАТЕГИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
Общественно-политический журнал "Признание",
февраль 2001г.
В России происходит очередная смена политической элиты. События рубежа 2000 г. зафиксировали эту важнейшую тенденцию в общественно-политическом развитии страны. Приход новой элиты - это попытка ответа на вызовы, предъявляемые новым временем - эпохой всеохватывающей глобализации, взаимопроникновения культур, стирания межгосударственных границ, ускоряющегося технологического развития. Россия за последние десять лет, совершив радикальный поворот в своем развитии и сосредоточившись на политическом переустройстве, во многом "проморгала" эти процессы. Сегодня глобализация оборачивается к нам спиной, являясь прежде всего в своих негативных аспектах: прогрессирующем расслоении мирового сообщества, его резкой дифференциации на страны прогрессивного и богатого "ядра" и зависимой, многонаселенной, бедной "периферии".
Россия, зависнув между двумя полюсами современного мира, находится в поиске своего пути: как удержаться в "ядре", как вернуть себе былое значение - если не вершителя судеб планеты, то хотя бы хозяина в собственном доме? Необходима новая стратегия национального развития, новое видение будущего страны, новый общенациональный консенсус по вопросу о целях и путях движения российского общества. Иначе новая элита не сможет устойчиво руководить страной: ее ждут беспрестанная кадровая чехарда, игра без правил, подчинение долгосрочных интересов сиюминутным потребностям, забвение национальных приоритетов в угоду соображениям политической тактики. Это путь в безвременье, в никуда, в "третий мир", куда нас очень многие за рубежом пытались и пытаются вытолкнуть - и, признаем, не без успеха.
Сегодня страна стоит на важнейшем водоразделе. С уходом первого президента России должна уйти в прошлое и российская политическая культура конца века. Эта культура дала немалые плоды - уничтожила тоталитаризм, ограничения на права и свободы, удушающий монополизм одной идеологии. Но это культура ломки и разрушения, культура деструкции, а не созидания. Не случайно ельцинское правление лишь отчасти расчистило пространство для перенесения на российскую почву западных экономических и политических институтов, сформировало первичные (и весьма жесткие) правила игры. Однако не смогло ни разработать само, ни поддержать усилия общества нащупать путь выхода страны из глубокого системного кризиса; не создало надежные, самовоспроизводящиеся институты гражданского общества; не смогло показать место России в изменившемся мире; не сумело адаптировать к современным реалиям менталитет большинства россиян, настроить его на "нужную волну", отвечающую потребностям ускоренного экономического и технологического развития.
Все эти проблемы должна решить новая власть, и очень важно, чтобы поиск ответов, рецептов, стратегий велся не только в узком мирке высоколобых аналитиков или даже просто членов "ближнего круга" первых лиц государства. Стратегия и программа действий, если они претендуют на статус национальных (а только такие нам сейчас и нужны), должны стать плодом широкого диалога власти и общества. И далеко не последнюю роль в таком диалоге должен сыграть национальный капитал, "производящий класс" - предприниматели, бизнесмены, промышленники, в чьих руках находится не только значительная часть национального богатства России, но и ключи к ее экономическому процветанию. Тем более, что парламентские выборы, став, по сути, новым (и небезуспешным) походом предпринимателей во власть, дали немало практического материала для осмысления темы принципов и перспектив взаимодействия бизнеса и государства в новой России.
Чтобы понять, перед каким выбором мы сегодня находимся, необходимо определить главные черты тех моделей взаимоотношений, которые мы уже наблюдали в современной российской истории 90-х годов и которые, сменяясь и сосуществуя, продолжают во многом задавать рамки экономической ситуации, а через нее - и нашей с вами повседневной жизни.
Модель социалистическая
(командно-административная)
Многим аналитикам эта модель кажется отжившей, а влияние ее незначительным. Между тем, не везде еще доминирование рыночных механизмов стало таким, как в крупных городах, а система социалистической экономики сохранилась в виде атавизмов на уровне низовых хозяйственных организаций (назвать их "бизнес-структурами", конечно же, невозможно). Соприкасаясь с процессом эрозии механизмов государственного управления, формирования новых общественных институтов, эти атавизмы приобретают уродливые формы. Наиболее заметна административная "отрыжка" во взаимоотношениях власти и бизнеса на провинциальном уровне.
Важнейшим лицом в этой системе продолжает оставаться не предприниматель, не бизнесмен, а "начальник", фактически назначенный сверху руководитель - к примеру, председатель колхоза (как бы ни пытались замаскировать эту должность под название "руководитель агрофирмы", завуалировать системой выборов и т.д.). Соответственно, и тип отношений в этой системе можно назвать "патерналистским": за все отвечает начальник. Он и судья, и руководитель местной милиции (фактически власти), он обеспечивает и каналы связи с региональным руководством. По сути дела, этот "начальник" уже давно стал "хозяином". Но не только хозяином средств производства - это отношение не оспаривается. Он как бы превратился в хозяина местной общины, поскольку его мнение является наиболее авторитетным и механизмы власти сосредоточены в его руках. Добавьте сюда характерное и никуда не исчезнувшее объединение на уровне местных властей мелкого бизнеса и криминала, и вы поймете, что обществу здесь нет места, бизнес и власть просто сращиваются и противостоят обществу.
Модель хаотическая характерна для периода либеральных реформ начала 90-х гг. Пытаясь отвоевать приемлемое место под солнцем, новые бизнес-структуры вели откровенную борьбу за льготы и послабления, которые государство (или чиновники) предоставляли "своим", близким организациям. Главными институтами бизнеса становились многочисленные благотворительные фонды (вспомните пресловутый "Фонд спорта"), которые передавались на откуп нужным людям. Спирт, сигареты - вот основа нового бизнеса. И именно тогда мы впервые сталкиваемся с полномасштабными аферами, с многочисленными финансовыми пирамидами. Именно тогда, "халявщики" (которые сегодня называются "обманутые вкладчики"), а не "партнеры" начали "делать деньги", вкладывая суммы, полученные за продажу квартиры, не в производство, а в бумаги "МММ" или "Хопер-Инвеста", "Властилину", "АВВУ" или "Чару".
Даже так называемые лидеры общественного мнения оказались заложниками этой финансовой горячки, при этом не говоря уже о представителях власти, скандалы с участием которых, посвященные их участию в пирамидах, мы наблюдали несколько лет. Власть негласно поддержала систему "новых рантье", поучаствовав в создании системы массового психоза относительно получения легких денег. Властьпредержащие персоны стали влиятельными участниками нового бизнеса, оставив за скобками собственно государственные интересы и не думая о разработке стратегии взаимодействия бизнеса и государства как равноправных партнеров. Бизнесмены же мыслили категориями сиюминутной выгоды, легко отдавая своих "братьев по классу" на растерзание власти и заботясь исключительно о собственном преуспевании.
Модель "олигархическая" возникла в 1995 г. одновременно со схемой залоговых аукционов и "давосским консенсусом" представителей крупного бизнеса, понявших, что необходимо решать две основные задачи. С одной стороны, обеспечить стабильность существующего политического режима на ближайшие годы, а с другой - сформировать такой механизм раздела государственной собственности, который бы позволил фактически за бесценок скупить наиболее привлекательные предприятия. Однако, сумев обеспечить устойчивость власти, крупный бизнес перешел от стратегии "получения у власти благословения на приватизацию ее же собственности", к стратегии "приватизации самой власти", посчитав, что это гораздо более легкий и дешевый способ получения необходимого. Тогда и появился термин "олигархия", который у древних греков означал политическое устройство, когда во главе страны находятся наиболее богатые граждане. Олигархи не только стали возле власти, они вошли во власть, получив соответствующие должности и атрибуты власти. Сделано это было уже не в рамках консенсуса бизнес-элиты, а в рамках новой стратегии: победитель получает все. Общество оказалось перед фактом: власть это тоже собственность, и она стремительно приватизируется кучкой близких к президенту сверхкрупных бизнесменов.
Государство же, вместо того, чтобы стать основным инструментом проведения экономической политики на улучшение инвестиционного климата, подъема производства, вдруг просто-напросто "содрало" действующий ранее в форме финансовых пирамид механизм бюджетного пополнения через выпуск ГКО. С одной стороны, это был шаг вперед, потому что, если на предыдущем этапе государство через своих чиновников просто играло наравне со всеми (конечно, это простая условность, крупные чиновники вряд ли оказались в числе обманутых вкладчиков и свои деньги вернули) в финансовые игры, то теперь оно перешло на более высокую ступень - стало организатором новой пирамиды. Таким образом, вхождение бизнеса во власть привело к новому отношению власти к бизнесу: власть стала бизнесом и основа экономической системы оказалась простым, вполне знакомым каждому "олигарху" механизмом "МММ".
Итогом всему стал августовский кризис. Несколько крупнейших структур отечественного бизнеса навсегда оказались погребены после него, а оставшиеся вдруг выяснили, что, оказывается, с обществом "надо делиться". Общество оказалось не просто "группой вкладчиков", оно вдруг показало наличие гораздо более сложных социальных связей, ответственность за которые должно нести государство, а соответственно и те люди от бизнеса, которые стали его олицетворять. Было бы наивным предполагать, что и данный период не оставил собственных остатков в виде чиновников средней руки в различных ведомствах, которые сегодня находятся на игле "подпитки" со стороны бывших олигархов или новых бизнес-структур. Коррупция проникла во многие звенья управленческого аппарата.
Сегодня, когда происходит выработка стратегии развития страны, выбор может быть сделан между двумя основными моделями взаимоотношения власти и бизнеса: моделью "государственно-капиталистической" с развернутой системой патронажа государства над бизнесом и моделью "партнерства", которую вполне можно назвать умеренно либеральной.
Модель государственно-капиталистическая
Несмотря на то, что в чистом виде данная модель так и не получила своего развития, в стране сохраняется шанс, что государственная власть может окончательно подмять под себя бизнес даже формируя полностью подконтрольные общественные организации бизнесменов, не способные отстаивать их реальные интересы. Такого рода процессы происходят в некоторых регионах, и свидетельствуют о чрезвычайно опасной тенденции: власть окончательно становится в оппозицию бизнесу, рассматривая его как одну из сфер своего влияния, совершенно не предусматривая, что роль этой сферы чрезвычайно велика. Общество не заинтересовано в этом пути, поскольку оно опять оказывается в проигрыше - власть и бизнес в таком случае работают сами на себя, модернизировав командно-административную систему. В ней нет места предпринимателям - их заменят нанятые государством менеджеры или, что гораздо хуже, чиновники.
Будущая модель должна стать моделью партнерства общества, бизнеса и власти. В ее рамках самым важным становится позиция предпринимателей, готовых рассматривать государство не как систему раздачи льгот и патерналистского контроля, а как инструмент социальной организации, работающий под общественным контролем. Такая возможность будет существовать только при наличии соответствующих инструментов влияния бизнеса на власть и общество. Во-первых, это общественные организации предпринимателей, которые сегодня не выполняют все необходимые общественные функции. Во-вторых, это традиционные для Запада лоббистские структуры, главная задача которых - выстраивание моста между властью и бизнесом.
Иногда, как это было на только что прошедших парламентских выборах, этот мост наивно пытаются построить сами бизнесмены, пытающиеся найти свое место в Думе. Хорошо это или плохо? С одной стороны, это хорошо и для власти и для общества, потому что предприниматели могут привнести в политику то, чему они научились в бизнесе - это стиль, умение работать на результат и так далее. С другой стороны, это не лучший итог для бизнеса, потому что люди, уже достигшие в нем определенных результатов, уходят, а на их место становятся представители второго эшелона их компаний. Так мы никогда не получим собственные национальные корпорации. Представьте себе, что Генри Форд через десять лет после создания собственного бизнеса задумал стать членом Конгресса. Вряд ли это помогло бы создать торговую марку, которой гордится Америка. Хотя сегодняшний процесс вовлечения бизнес-элиты в политику гораздо более полезен, чем если бы предприниматели просто пытались купить депутатский мандат. Пока же наблюдаем за тем, каковы будут результаты работы представителей бизнеса в новой Думе. Если будут формироваться законы не под себя, не под свой локальный бизнес, а под интересы национальной экономики и общественные нужды, тогда это будет чрезвычайно позитивно для страны.
Сегодня для формирования партнерской модели взаимодействия бизнеса и политики есть все условия. В стране сложился общественный консенсус по вопросу фигуры будущего президента. Большинство избирателей хотели бы видеть на этом посту Владимира Путина. Об этом свидетельствуют как социологические исследования, проводимые среди всех категорий населения, так и опросы в среде предпринимательской элиты. Принесет ли его фигура консенсус обществу и после выборов - во многом зависит от понимания целей и приоритетов национальной жизни, от умения договариваться с различными элитными группами, от способности разработать и согласовать такую модель, которая будет не только приемлемой для всех, но и развернет страну в нужном направлении, придаст ей мощную инерцию роста и развития, сделает ее весомым участником международного сообщества, а не вечным кандидатом в клуб развитых страны.
ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В РЕГИОНАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ: СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ РЕШЕНИЯ
(к разработке концепции российских общественных институтов)
"Независимая газета", июль 2000г.
Зачастую о гражданском обществе в России говорят лишь в тех случаях, когда анализируют общие проблемы взаимоотношений власти и индивида, или касаются аспектов политики и общественного развития на уровне федерального Центра. Однако для нашей страны, с ее чрезвычайно атомизированными общественными институтами, зачастую локализованными в Москве, такое рассмотрение является не только ущербным, но и опасным. Кроме того, что используются лишь ограниченные данные о российском обществе (которое показывается исключительно на уровне столичной "тусовки" или маргинального жителя громадного мегаполиса), такие исследования или такие рассуждения являются еще и малопригодными с точки зрения практики, поскольку их выводы далеки от реальности, их применение невозможно, а следовательно при видимости ее решения сохраняется сама проблема развития гражданского общества по всей стране. Особое значение данная проблема приобретает в связи с последними спорами о том, какова должна быть модель Федерации, следует ли реформировать систему представительства регионов в Совете Федерации и т.д.
Один из важнейших аспектов - исторический. В России жизнь всегда сосредотачивалась в регионах. И не стоит думать, что Москва и Санкт-Петербург как города "западной" культуры были в прошлом и остаются сейчас "форпостами" продвижения гражданского общества в глубь России. Если вспомнить нашу историю, то можно обнаружить ряд интересных общественных институтов, которые можно считать историческими предками современных. Так, знаменитое Новгородское вече было одним из самых первых общественно-политических образований, которое достаточно широко канализировало интересы населения средневековой республики. На Северо-Востоке Руси сложился такой демократический феномен, который позволял населению принимать активное участие в управлении государством. Можно найти примеры прототипов институтов гражданского общества и в гораздо более позднее время - например, знаменитое Вольное Экономическое общество, созданное при Екатерине II, занимающееся просвещением, или университеты того времени, имеющие в конце XVIII века значительную автономию от властных структур. Другой пример - земство как учреждение местного самоуправления в конце XIX века. В конце концов можно вспомнить существующий веками знаменитый русский "мир" или общину, которую в итоге почти уничтожила сталинская коллективизация. Ведь именно эта община была инструментом общественного управления и общественного согласия. Конечно, она была ограничена рамками небольшого населенного пункта и чрезвычайно сильно зависела от власти. Но община была важным институтом, который также можно и нужно рассматривать как исторический прообраз института гражданского общества в России. Таким образом, исторические корни общественного влияния и общественной самоорганизации свойственны нашей стране, ее различным регионам. Гражданское общество у нас не является продуктом исключительного импорта и важно учитывать при реформировании органов власти историческую преемственность ряда институтов для российских территорий.
Для того, чтобы попытаться проанализировать российскую общественную среду и посмотреть, насколько она самостоятельна и жизнеспособна во взаимоотношениях с властью, нужно сделать это на уровне региональном, тем самым обозначая глубину проблем. По-видимому, сделать это следует в нескольких измерениях: в сравнении региональных и центральных общественных институтов, взаимоотношениях общественных организаций с региональной властью и местной элитой, возможных направлениях их развития, исходя из сложившейся практики.
ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ЦЕНТРЕ И НА МЕСТАХ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ
Форма общественных институтов как в центре, так и на местах, играет для их деятельности подчиненную роль. Главное - это те характерные особенности работы подобных организаций, которые свойственны исключительно им, как гражданским институтам. Так же, как и на федеральном уровне, региональные общественные организации являются скрепами, объединяющими общественное сознание (там, где это гипертрофированно, наблюдается определенный "комплекс регионального патриотизма"). Именно механизм "связывания" общественности региона в единое целое, попытка нащупать такие формы гражданского действия, чтобы они объединяли население в общество и являются важнейшей характеристикой работы. Во-вторых, наблюдается чрезвычайно важный элемент развития в региональном сознании - общество перестало быть нацеленным на "верховную власть". Все меньше наблюдается стремлений "поехать в Москву, к начальству", все больше проблем граждане пытаются решить на местном уровне. Это позволяет повышать уровень и ответственность самих общественных организаций и властных структур. Наконец, общественное мнение уже давно смотрит на собственный региональный статус как на достаточно важный, осознавая общность исторических традиций данного региона. Однако есть и очень серьезные для российской глубинки проблемы, такие как низкий уровень гражданской культуры, отсутствие достаточного количества каналов информации, чрезмерная финансовая зависимость от бюджета (проще говоря от власти) и т.д. Именно эти характеристики региональных общественных организаций сегодня не позволяют им стать полноценными самостоятельными структурами, ограничивают их деятельность, а иногда связывают в решении наиболее важных проблем, заставляя заниматься второстепенными вопросами, переходить на вторые роли, уступать инициативу власти. Необходимо отметить, что механизмы работы институтов гражданского общества в регионах мало чем отличаются от федеральных. Так же как и в центре, перед общественными институтами стоят существенные проблемы: налаживание конструктивного диалога с властью, поддержка культурных инициатив, сохранение региональных традиций.
ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО НА МЕСТАХ: ПОДЧИНЕНИЕ, ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЛИ КОМПРОМИСС
Отношения власти и общества на местном уровне всегда были и остаются сейчас гораздо более тесными, более взаимопроникающими и взаимодополняющими в сравнении с Москвой. И чем ниже этот уровень, тем ближе друг к другу власть и общество, особенно в мелких городках, поселках и деревнях. Для этого есть как объективные, так и субъективные причины. В частности, в мелких городах и селах нет возможности получить дополнительный источник финансирования, все подчинено одной жестко-иерархической финансовой пирамиде сверху - вниз. Ведь не станут же мелкие сельхозпроизводители искать пути лоббирования собственных интересов публичным путем, а тем более через средства массовой информации (которых зачастую не существует) или, тем более, созданием собственной общественной организации. Вот и получается, что на местном уровне власть является не только "кормильцем", но и главным ориентиром, на который направлен общественный импульс. Но когда у нас говорят об этом с исключительно негативной точки зрения, то не стоит забывать и об обратной стороне данного феномена - на местном уровне власть несет гораздо большую ответственность за собственные действия перед обществом. В отличие от крупных городов, в мелких населенных пунктах все на виду, от населения не скроешь что происходит в местной власти.
Как ни парадоксально, мне не видится иных способов в современной общественно-политической ситуации для институтов гражданского общества, как идти на сотрудничество с властью, с региональными администрациями. Это необходимо с точки зрения доступа общества к тем ресурсам, которые сегодня распределяет власть. Никакого противостояния общества, никакой общественной организации противной власти сегодня в глубинке быть не может. С другой стороны, это необходимо еще и потому, что власть находится на пороге новой административной реформы. Нужно сделать так, чтобы в процессе укрепления властной вертикали не пострадало общество. Услышаны же общественные интересы могут быть только в порядке конструктивного взаимодействия с властью.
В КАКОМ НАПРАВЛЕНИИ ДВИГАТЬСЯ
Многие пути развития общественных структур сегодня уже обозначены, в том числе и в рамках семинаров, "круглых столов" и форумов, которые организовала Независимая Ассоциация "Гражданское общество". Все мы знаем о том, какие проблемы испытывают общественные организации: общий недостаток гражданской культуры, отсутствие четкого видения возможных механизмов общественного развития и т.д. Однако сегодня есть еще несколько "горящих" направлений.
Первое. Подключение общественных институтов к обсуждению стратегии развития страны. Делать это нужно не только на уровне федерального Центра, где сегодня об этом очень много говорят теоретики, ученые обществоведы и политики, но и на региональном уровне, где свое слово должны сказать практики общественной работы. Голос из регионов пока слышен слабо. А между тем, более чем уверен, есть оригинальные наработки в сфере общественной работы, которые могли бы пригодиться и для страны в целом. Показательна в этой связи наблюдающаяся в ходе последних дискуссий вокруг способов формирования Совета Федерации апелляция ряда региональных руководителей к отсутствию нормальных механизмов информационной прозрачности. Обеспечить такую прозрачность могли бы подобные общественные институты.
Второе. Теория малых дел. Сегодня забыли о том, что в прошлом веке интеллигенция пыталась идти в народ, добиваться повышения культуры населения путем кропотливой работы по его обучению. В XXI веке сделать это просто необходимо, поскольку наблюдается все увеличивающийся разрыв между центром и глубинкой в культуре, технологиях, на уровне ценностей. К тому же, если все механизмы останутся работать на уровне столицы, то мало что из этого получится для страны в целом. Институты гражданского общества должны сегодня минимизировать общефедеральные программы собственного строительства и попытаться начать развивать местные институты со своим участием. Так, вместо того, чтобы вкладывать деньги в новые общефедеральные издания, было бы правильным создать сеть региональных СМИ, которые без финансирования прозябают в жутком состоянии, вынуждены идти на поклон к власти, и абсолютно от нее зависимы. Но и государство должно быть готово к созданию таких институтов, которые бы финансировались из централизованных общественных фондов.
Третье. Общественным организациям нужно активнее сотрудничать с ассоциациями экономического взаимодействия регионов, поскольку они сегодня не только объединяют региональные власти, но и экономические субъекты, которые заинтересованы в нормализации ситуации в регионах. Таким образом можно наладить каналы обмена опытом для соседних регионов. Не нужно будет ехать в Москву для решения общественных проблем, достаточно понять что делается в данной сфере в соседнем регионе.
Четвертое. Точечная помощь особо нуждающимся программам. Необходимо дальнейшее развитие некоторых общественных программ по поддержке малых народов, по экологической безопасности, пострадавших от чернобыльской катастрофы, инвалидов и ветеранов афганской и чеченской войн и т.д. Государство сегодня не в состоянии выдержать весь груз накопившихся проблем - партнером ему должны стать институты гражданского общества.
Пятое. Привлечение к работе в регионах местных "подвижников". В любой республике, крае, области, есть множество людей, работающих на благо страны в конкретной сфере - преподавателей, врачей, деятелей культуры. Население им доверяет даже больше, чем журналистам с центральных каналов телевидения, а "общественники" с удовольствием направляют свои усилия на поддержку страны. Общественные организации должны внимательно приглядеться к тем очагам культурной работы, которые еще остались в регионах. Вроде бы незначительная по средствам работа по обеспечению местных библиотек современной литературой может принести гораздо больше отдачи, чем просиживание в коридорах власти с целью выбивания денег на культуру.
"ОБЩЕСТВЕННАЯ ВОЛЯ" НА ПУТИ РАЗРАБОТКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ
Несмотря на поставленные в данной статье проблемы, их решение не придет само собой. Нужен трезвый анализ региональных инициатив, поддержка их со стороны федеральных структур и поиск новых инструментов сотрудничества. Нельзя допустить разделения провинции и центра по принципу "своя рубашка ближе к телу". Более полутора веков назад известный отечественный философ П.Я.Чаадаев писал: "Посмотрите от начала до конца наши летописи - вы найдете в них на каждой странице глубокое воздействие власти, непрестанное влияние почвы, и почти никогда не встретите проявлений общественной воли". Летописи будущего должны быть полны проявлений общественной воли. Общество не должно быть аморфным. Только то общество, которое может не только ставить перед собой цели, но и достигать результатов, способно жить достойно, невзирая на территориальные различия столицы и глубинки. Нужно, чтобы общественное мнение стало воспринимать слово "периферия" исключительно в географическом, а не в культурно-уничижительном смысле. Иначе общенациональная идея не появится у нас никогда.
НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА: ГРАЖДАНСКОЕ
ОБЩЕСТВО В РОССИИ
Общественно-политический журнал "Признание",
сентябрь 2000г.
Увеличение внимания к проблемам гражданского общества в последнее время становится вполне определенным. О необходимости возрождения общественных институтов говорят и представители собственно общественных организаций, и представители власти и, наконец, ученые-обществоведы. При этом особый акцент делается на новом этапе, который предстоит гражданским институтам в России уже в XXI веке. Многие аспекты этого перехода в новое качественное состояние кажутся весьма спорными, но то, что общественное развитие постепенно приводит к новому положению общества по отношению к личности и государственной власти - очевидно. К тому же лозунги развития гражданского общества вполне ожидаемо оказались использованы рядом партий и движений в ходе политических кампаний. Практически все те, кто пытается использовать тезисы о необходимости гражданского общества, сходятся на мысли о том, что его ключевые институты в нашей стране уже действуют.
Впрочем, наряду с очевидно восторженными оценками, существует и значительный пласт мнений негативного свойства. Они касаются, в первую очередь, проблем деятельности гражданских институтов в переходных обществах. Гражданские институты в так называемый переходный период, как правило, достаточно слабы и работают излишне схематично. Однако жизнь вносит серьезные коррективы в планы общественных реформ. Так было не только в России, но и в других странах. Сегодняшнее состояние гражданского общества в целом выглядит гораздо устойчивее, чем в самом начале демократических реформ в России.
Каков уровень развития институтов гражданского общества в России в настоящее время? (Диаграмма 1)
Основная задача данного вопроса - определить, каковы общие представления о степени развития гражданского общества в России. Итоги опроса свидетельствуют, что институты гражданского общества рассматриваются двумя третями опрошенных как устойчивые, но треть из них фиксирует низкий уровень развития таких институтов.
2. Каковы причины слабости институтов гражданского общества в современной России? (Диаграмма 2)
Важным элементом понимания проблем развития институтов гражданского общества являются представления о его слабостях. Итоги опроса свидетельствуют, что большинство респондентов видят исторические причины в качестве главных для определения слабости гражданского общества в нашей стране. При этом незначительная часть респондентов отмечает, что причины переходного периода являются важными, и в то же время более 20% опрошенных называют экономические причины в качестве определяющих слабость гражданского общества. В этом заключается и определенное противоречие, поскольку достаточно большая часть респондентов опирается на экономические причины, хотя их можно было бы назвать причинами более широкого плана - социальными.
3. Какие институты гражданского общества работают эффективно (не в смысле доверия к ним, а по степени влияния на формирование общественного мнения)?
Респонденты могли назвать несколько ответов. (Диаграмма 3)
Показательно, что на самом деле большинство респондентов считают наиболее эффективно работающими институтами гражданского общества религиозные организации. Это мнение соотносится с результатами большинства социологических опросов, которые показывают, что у нас в стране они являются наиболее авторитетными структурами. Но наиболее влиятельны - печатные и электронные СМИ: по масштабу и эффективности влияния распространяемой ими информации. То же самое в какой-то мере касается партийных организаций и общественных объединений, то есть возможности доступа их лидеров к СМИ.
4. Кто должен сегодня в России содействовать развитию гражданского общества? (Диаграмма 4)
Несмотря на то, что, как правило, противопоставляется государство и гражданское общество, именно власть, по мнению большинства опрошенных, может наиболее эффективно содействовать дальнейшему развитию институтов гражданского общества в нашей стране. По всей видимости, данный вывод является не только исторической традицией, но и показателем продолжающегося сохранения "инфантильного" состояния гражданского общества. Ожидание содействия со стороны власти трактуется и как неверие возможности собственно общественных организаций самостоятельно решать возникающие проблемы
5. Что нужно сделать, чтобы помочь развитию гражданского общества?
1 - Улучшить экономическую ситуацию
2 - Не мешать самостоятельному развитию
3 - Ввести специальные законы, благоприятствующие развитию гражданского общества
4 - Ограничить властные структуры в их воздействии на общество
5 - Проводить более тщательную просветительскую работу в этом направлении
Попытка определить: что же нужно сделать для развития гражданского общества показывает, что на первом месте среди необходимых действий опрошенные видят улучшение экономической ситуации. Лишь немного уступает этому механизму пожелание не мешать самостоятельному развитию. Однако, если взглянуть на результаты предыдущего вопроса, становится ясным, что респонденты все же видят именно властные структуры в качестве главных движущих сил общественных реформ, поскольку надеются что именно власть сможет улучшить экономическую ситуацию в стране.
Опрос проводился Центром политической конъюнктуры России по заказу Независимой организации "Гражданское общество"
Гражданское общество в России
Стране нужно выбрать инерционный сценарий развития
"Независимая газета", январь 2001г.
В век компьютеров и Интернета, буйства информационных технологий общество все еще стоит перед неразрешимыми проблемами, которыми болело несколько веков. Гражданское общество западного типа, сформированное долгим процессом развития после Английской буржуазной революции, сегодня стало действительно базовым элементом нового социального организма. Достаточно посмотреть на объединяющуюся Европу, чтобы понять: сегодня рождается новая семья народов.
В то же время находящаяся на границе этого процесса Россия в очередной раз стоит перед выбором стратегии собственного развития. И властные структуры, и общество иногда совместно, иногда порознь, но пока не очень удачно, пытаются найти ответы на вопросы относительно будущего нашей страны. С одной стороны, объединение различных политических сил, которые участвуют в процессе разработки стратегии России в XXI веке, даёт надежду, что это будет не однотонная стратегия: красная или белая. С другой - важно определить с самого начала, что эта стратегия в нашем патерналистском обществе должна ориентироваться не столько на государство, сколько на общество, поскольку ни одна реформа властных структур не даст эффективного результата, если не будет востребована обществом.
Несмотря на споры последних десяти - пятнадцати лет, термин "гражданское общество" сохраняет для нас скорее теоретический, чем практический характер. Даже многие известные либералы продолжают жалеть, что "государство не смогло взрастить гражданское общество". Это не только низкий уровень понимания процесса роста общественных институтов, это еще и показатель стабильности неэффективной системы общественного развития.
В России конца XX века гражданское общество по западному образцу отсутствует как по глубинным социальным причинам (длительное господство государства над обществом), так и по определению, поскольку у нас отсутствует возможность для самостоятельного существования институтов гражданского общества. Правда, необходимо еще определить, является ли гражданское общество универсальным для всех стран. Однако несомненно, что практически все российские институты гражданского общества, формально существующие, живут как благодаря сильному и подавляющему все вокруг себя государству, так и благодаря низкой общественной грамотности населения, зараженного иждивенческим вирусом. Общественные организации или выстраиваются в очередь работающих на государство, или в очередь действующих против него. Реальными же партнерами государства, способными полноценно работать вместе с ним на одну цель - благосостояние граждан, - наши общественные структуры так и не стали. Одна из причин в том, что у нас так и не сложилось высокоразвитое капиталистическое общество. Но у нас все-таки существует среда для зарождения полноценного гражданского общества. Что это за среда?
На уровне персональном - в первую очередь это представители нового среднего класса (менеджеры, управленцы, высококвалифицированные специалисты, адаптировавшиеся к новой ситуации работники умственного труда), которые уже по своему положению в общественной структуре наиболее склонны к неполитической и некоммерческой активности. К представителям среднего класса примыкает определенное число новой экономической элиты и с другой стороны, снизу, - прежние представители ИТР, которые так и не смогли встроиться в новую жизнь, но еще не потеряли надежды сделать это, особенно в связи с последними политическими изменениями.
На уровне проблем существует множество специальных направлений, для работы по которым требуется участие институтов гражданского общества. Это благотворительность, образование, новые технологии, средства массовой информации, культура, весь спектр "гуманитарных операций" и т.д. Показателен в этом отношении пример антитеррористической операции в Чечне, в ходе которой проблема работы негосударственных организаций стоит чрезвычайно остро. Если бы не только государственные, но и общественные организации могли на конкретных примерах подтвердить сущность действующего в республике режима террористов, если бы они смогли проводить работу среди мирного населения Чечни, то общественное мнение Запада было бы более лояльным к России.
Наконец, что особенно важно, существует западная модель гражданского общества. Значительное число наших граждан уже могло лично сравнить стиль жизни на Западе и в России. Но они пока не смогли вникнуть в сам процесс достижения высокого уровня жизни. При этом есть и позитивный момент - наши граждане теперь знают, что можно жить лучше и что мы можем, с одной стороны, ориентироваться на западную модель, а с другой, используя все недостатки ее работы и ее исторического становления, сделать выбор в пользу гражданского общества с российской спецификой. Тем более что подобные социальные институты в России были всегда. Достаточно вспомнить институт "сельской общины", или "мира", который был разрушен лишь во время сталинской коллективизации, да и то не окончательно. Ведь такой его важный элемент, как ориентация индивида на мнение общества, сохранился - для подтверждения этого достаточно побывать в российской глубинке.
В связи с этим кажется правильной постановка вопроса о развитии среды существования гражданского общества, о достижении полноценных гармоничных отношений его институтов с органами государственной власти. Только таким образом государство сможет не только освободиться от не свойственных ему функций, но и будет способным поддержать общественную инициативу, сделать ее многофункциональной, разноплановой, самодостаточной. Если же государство не возьмет на себя смелость идти в таком направлении, то у него нет другого пути, как вновь превратиться в механизм регулирования "всего и вся", на что современная Россия согласиться не может - слишком мало у нас ресурсов, слишком много у нас проблем. Будущее - за самостоятельной общественной инициативой. Опора исключительно на государство оставит нашу страну в XX веке, сделает ее анахронизмом.
Однако мне хотелось бы напомнить и о другой стороне проблемы взаимоотношений государства и общества. Гражданское общество пока еще существует при наличии государственных границ, а следовательно, и государственных интересов. И общество должно учитывать эти интересы, поскольку государство как механизм работает и на это общество тоже. Нельзя же рубить сук, на котором сидишь. Гражданское общество не имеет национальных границ и поэтому должно прочными узами через собственные институты содействовать позитивному внешнем курсу государства, содействовать экономическим, культурным и другим связям наше страны на международной аре не. Наша страна станет полно ценным членом мирового сообщества только тогда, когда мнение нашего общества будет услышано во всем мире.
Для того чтобы достичь развитого состояния, необходимо так же обозначить основные трудности на данном пути, главные проблемы среды нарождающегося гражданского общества России, которые предстоит решать в новом веке. Придется обходиться без четких сроков.
Среда развития граждански общества в нашей стране не самовоспроизводящаяся. Новой России, новой социальной общности - россиянам едва исполнилось 10 лет. Только лет через 7-10, когда в активную жизни вступит поколение, сформированное уже в эпоху реформ свободы, если к этому времен капитализм в России не умрет можно будет сказать, что эта среда стала самовоспроизводящейся и просто так, сама по себе, она не погибнет. Сейчас же таких гарантий нет. И дело здесь не в традиционном подавлении государством общественных институтов. Скорее наоборот, государство вынуждено поддерживать стремление общества к самоорганизации. Иначе можно загубить на корню все наиболее важные ростки общественно инициативы. Так, мы всегда гор лились русскими предпринимателями начала века. Однако редко когда задумывались, почем русское предпринимательство как институт оказалось таким слабым. А ведь сейчас происходит похожий процесс - ослабление нового российского бизнеса. Тогда, в начале века, уже второе третье поколение бизнесменов бросало бизнес и уходило культуру, меценатство (потому что стеснялось того, как их отцы зарабатывали деньги). Да и сейчас такие случаи не редки. Между тем посмотрите: крупнейшие западные страны являются примерами долгосрочного развития крупнейших корпораций от отца к сыну, от сына к внукам и т.д. Поэтому все, что хорошо для "Форда", хорошо для Америки. Пока в России не будет таких компаний, не будет создана реальная ответственность бизнеса перед обществом.
Среда гражданского общества в России территориально фрагментирована. Эта среда есть только в десятке мегаполисов, а уже в большинстве областных центров (где 3-5 капиталистов, 50-100 лавочников и столько же интеллигентов на весь город) ее нет. Не говоря о том, что численно эта среда составляет максимум 10% от населения страны. Наша задача - создание условий для формирования среды гражданского общества в глубинке России.
Существующие институты гражданского общества очень слабо ориентированы внутрь России. Они ориентируются на средний класс Запада, а соотечественники из "большой России" воспринимаются как рудименты "тяжелого настоящего". Плюс к этому - отсутствие серьезной политической активности. Как результат - непонятно, будет ли эта среда заниматься формированием условий для своего существования и развития в России (то есть адаптировать к себе "большую Россию", вкладывать в нее деньги, время и усилия, чтобы закрепиться в ней) или же при первых "заморозках" готова будет сняться с насеста и эмигрировать, как значительная часть интеллигенции в 20-е гг.
Только когда общество будет бороться за себя не только с государством, но и с невежеством, неразвитостью инициативы, стремлением урвать побольше за счет других - только тогда гражданское общество сможет работать полноценно. Возрождение общества нужно начинать с повышения его культуры, а не с попыток откреститься от людей, которые не видят возможностей развития.
Сегодня перед гражданским обществом в России три пути, три сценария.
Сценарий уничтожения. В рамках этого сценария нас уже через пару-тройку лет настигнет ресурсный кризис (то есть вслед за нехваткой газа мы обнаружим, что у нас не хватает нефти, а потом еще чего-нибудь). Государство в таком случае должно резко усилиться для выполнения собственных социальных функций, причем в ущерб общественному развитию. Другого пути здесь нет. В этом случае гражданское общество в России обречено вместе со всей средой, в которой оно зарождается.
Реформаторский сценарий. Его представляет известная модернистская модель: импульсы развития, идущие из мегаполисов, достигают цели и творчески преобразуют всю страну или хотя бы ее большую часть (условно говоря, Россия повторяет путь послевоенных Южной Кореи или Японии).
Стабилизационный сценарий. Медленное продвижение вперед через трудный процесс постепенного выращивания новых российских институтов, которые учитывали бы и национальные традиции, уже устоявшиеся методы сотрудничества общества и государства.
Наш выбор, вызванный скорее общими причинами развития, - инерционный сценарий. То есть сегодня необходимо поддерживать начинающие расти институты, зафиксировать, что мы на верном пути. При этом следует понимать, что надо активнее работать, налаживать диалог и взаимодействие, поддерживать новые формы и т.п. Нельзя вырастить гражданское общество за двадцать-тридцать лет, слишком долгий этот процесс.
У нового поколения появился великий исторический шанс - построить Россию, которую не стыдно будет передать своим детям. В стратегию государственного и общественного развития России в XXI веке должны входить такие важнейшие установки, как достижение устойчивого развития общества и государства. При этом необходимо учитывать обязательное достижение гармоничного развития всех трех сторон в треугольнике "человек-общество-государство". Без понимания тесной взаимосвязи не получится полноценного развития ни одного из этих звеньев.
Только таким путем мы сможем сформировать необходимые условия для дальнейшего развития в России полноценного гражданского общества. Именно на этом фундаменте должна базироваться новая национальная идеология, или консолидирующая национальная идея, о необходимости которой говорят уже долгие годы, но сформулировать которую российское общество пока не в состоянии. Если мы учтем ошибки, которые были сделаны в предыдущие годы, и постараемся взглянуть в будущее - в XXI век и новое тысячелетие исходя из наших общих интересов, мы сможем сформулировать ее как идеологию сильного общества сильных людей.
ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО: ГОТОВНОСТЬ К ДИАЛОГУ
"Труд", 24 октября 2001г.
Сегодня в "Президент-отеле" в Москве состоится Всероссийская общественная конференция "На пути к гражданскому форуму". О целях и задачах этой акции, проводимой организацией "Гражданское общество" и национальным фондом "Общественное признание", корреспонденту "Труда" Марине Чернухе рассказал председатель правления этих структур Сергей АБАКУМОВ.
Конференция посвящена обсуждению проблем взаимодействия институтов гражданского общества и всех ветвей власти и является для них своего рода заключительным этапом подготовки к Гражданскому форуму, который соберется в Кремлевском дворце в конце ноября. Нельзя не признать, что сегодня в России постепенно формируется новая политическая реальность: граждане перестают уповать на государство в решении важных вопросов их жизнедеятельности, жизни страны. Медленно, но верно уходит в прошлое самый большой недостаток нашего общества - гражданская инфантильность. В начале 90-х г.г. прошлого века наши сограждане сделали осознанный выбор политического будущего, обеспечив демократические основы власти. И сегодня перед нами стоит новая, не менее сложная задача - выбрать будущее для общества, в котором важнейшее значение имел бы не патернализм, не опека и различные льготы со стороны государства, а равноправное сотрудничество государства и общества на благо всех россиян.
- В российской истории власть и общество очень редко оказывались союзниками. Не получится ли так, что государство, предлагая не привыкшим к демократическим реалиям гражданам взять инициативу в свои руки, будет действовать по принципу: спасение утопающих - дело рук самих утопающих?
- Вы недооцениваете россиян. Гражданское общество в России переживает период становления - при этом наиболее динамично развиваются организации, оказывающие социальную помощь малозащищенным группам населения, сообщества экологов и правозащитников, женские и молодежные движения, научные, культурные и просветительные центры, клубы по интересам, благотворительные институты - невозможно перечислить все формы самоорганизации свободных граждан, способных самостоятельно решать множество проблем, которые ставит жизнь. В их среде формируются навыки демократического контроля власти, накапливается опыт социальных новаций. По некоторым подсчетам, число гражданских активистов, работающих в неправительственных организациях, достигает миллиона, а социальные, правовые, медицинские, культурные, образовательные и другие услуги, оказываемые ими, непосредственно охватывают около 20 миллионов человек. Сегодня союзы и объединения граждан России действительно стали серьезной силой. Это, кстати, отметил и Владимир Путин, встретившийся 12 июня этого года с представителями некоммерческих общественных организаций. Для меня лично эта встреча носит знаковый характер. Наша организация была создана пять лет назад, но тогда власти было не до нас. Не стану утверждать, что у президента Владимира Путина сегодня меньше проблем, чем было у его предшественника. Но именно Путин впервые выступил с инициативой налаживания конструктивного диалога между гражданским обществом и властью. В одном из предшествующих этой встрече заявлений он особо отметил, что любая инициатива, любая концепция или программа, исходящая от власти, будет крайне неэффективна или даже обречена на провал без реальной поддержки сограждан и всего общества. И поэтому мы считаем, что России нужно сильное, процветающее государство, которое может и должно защитить права и безопасность своих граждан от внутренних и внешних угроз, обеспечить россиянам достойный уровень жизни. С другой стороны , очевидно, что такое государство может существовать только при развитом демократическом обществе. Власть должна признать тот факт, что гражданское общество - ее реальный партнер в строительстве демократии, и не бояться народной инициативы. И главное, чтобы у власти не было иллюзий: она должна осознать, что нельзя указаниями "сверху" построить гражданское общество, как и то, что "начальников от власти" у такого общества быть не может.
- Будет ли услышан "голос" вашей конференции?
- Участники ее намерены обратиться ко всем общественным и гражданским объединениям, к представителям всех ветвей и уровней власти с призывом расширять диалог и сотрудничество с институтами гражданского общества. Не секрет, что порой социально значимые общественные инициативы отдельных граждан и их объединений наталкиваются на равнодушие, а то и полное неприятие со стороны представителей власти, чиновничества, как на местах, так и в центре. Это мотивируется большой занятостью и решением важных задач, а дело зачастую в явном непонимании важности усиления роли институтов гражданского общества как залога и важнейшего фактора истинно свободного и демократического развития России.
В свою очередь, институты гражданского общества смогут более активно заполнять свободные от государственной опеки ниши. Выделю такие важные сферы, как защита прав потребителей, образование молодежи и воспитание детей, общественные инициативы в экологической, культурно-исторической и других областях, а также благотворительность. Кстати, что касается благотворительности, то именно государство должно предпринять шаги для ее стимуляции. Для постсоветской России это новое явление, по сути не учитывающееся в правовом поле. Иностранные бизнесмены, к примеру, никак не могут понять, почему, передавая в дар российским детям-инвалидам специальные кресла, они должны еще оплатить таможенные пошлины. Ведь это полный абсурд, на который пока никак не среагировало наше законодательство. Все эти законодательные несуразности - надо отдать должное многим отечественным бизнесменам - их не отталкивают. Готовых помогать нуждающимся немало. Благодаря этому мы регулярно проводим гражданские благотворительные акции "Чужой беды не бывает" для ликвидаторов чернобыльской аварии, а также "Мужество и милосердие" в поддержку сотрудников силовых структур, участников антитеррористической операции на Кавказе... Поле такой деятельности - обширнейшее.
ГРАЖДАНСКО ЕОБЩЕСТВО И ВЫБОРЫ
Журнал "Признание", июль 2003 года
Мы продолжаем публиковать результаты традиционных предвыборных социологических опросов, респондентами которых являются члены Независимой организации "Гражданское общество", Национального фонда "Общественное признание", Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, включая более 50-ти их региональных отделений, а также Кавалеры Золотого Почетного знака "Общественное признание" (всего опрошено путем заполнения анкет 976 человек).
Какие из партий на предстоящих выборах в Государственную Думу РФ, по Вашему мнению, преодолеют пятипроцентный барьер или проведут достаточно депутатов по одномандатным округам, чтобы сформировать в Государственной Думе нового созыва собственные фракции?
Какие партии, на Ваш взгляд, будут отстаивать ценности гражданского общества на парламентских выборах- 2003? (Диаграмма 2)
Выделяются три группы партий, отстаивающих, по мнению опрошенных, интересы гражданского общества на выборах-2003. Наивысшие надежды (70-95%) в этом отношении возлагаются на "Единую Россию" и "Яблоко". Среднюю позицию (35-50%) занимают Союз правых сил, КПРФ и Народная партия. В аутсайдерах - ЛДПР и не представленные пока в парламенте Партия возрождения России и Партия жизни.
Кто из лидеров основных партий вызывает у Вас, как у представителя гражданского общества России, наибольшее доверие? (Диаграмма 3)
Высокое персональное доверие лидерам "Единой России" и "Яблока" прямо соответствует уверенности респондентов в том, что именно возглавляемые Борисом Грызловым и Григорием Явлинским партии в политической борьбе отстаивают ценности гражданского общества. По другим политикам такой корелляции нет, и выделяются повышенным уровнем доверия со стороны гражданского общества только Геннадий Селезнев и Геннадий Райков.
Какую из партий, на Ваш взгляд, на выборах в Государственную Думу РФ может публично поддержать Владимир Путин? (Диаграмма 4)
Опрошенные твердо уверены, что поддержкой президента пользуется только одна партия - "Единая Россия". Путин поддержит или ее (80%), или никого (10%).
Какие из партий, по Вашему мнению, выражают на выборах 2003 года интересы российского крупного корпоративного и частного капитала? (Диаграмма 5)
Какие из партий, Вы считаете, выражают на выборах 2003 года интересы российского среднего класса, мелкого и среднего бизнеса, интеллигенции? (Диаграмма 6)
Какие из партий выражают на выборах 2003 года интересы низкооплачиваемых и неимущих слоев населения, бюджетников, пенсионеров? (Диаграмма 7)
Интересы российского крупного капитала представители гражданского общества чаще всего связывают с Союзом правых сил и "Единой Россией". Средний класс и интеллигенция, мелкий и средний бизнес, как полагают представители гражданского общества, находят свое политическое представительство в "Яблоке" и, в меньшей степени, "Единой России". Эта партия отстаивает и интересы бюджетников и малооплачиваемых слоев населения - хотя первенство здесь, считают опрошенные, принадлежит коммунистам.
ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ФОРУМЕ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
"Калининград: перспективы сотрудничества Россия - ЕС в Балтийском регионе"
г.Калининград, ноябрь 2002г.
Парадигма сотрудничества
Границы и разделительные линии люди создали, желая обезопасить себя, своих ближних и свою собственность. Поскольку блага добывались в беспощадной борьбе, границы превращались в укрепленные рубежи, разделяющие враждующие стороны, они - порождение эпохи взаимной враждебности, войн и конфронтации. Впрочем, границы всегда были бессильны остановить конфликты по поводу сфер влияния и собственности, поскольку они продолжались, часто еще более ожесточенно, внутри страны. Появление новых и изменение конфигурации старых границ отражало изменения регионального и глобального баланса сил и интересов, как между государствами, так и между различными слоями общества, между обществом и государством.
В эпоху конфронтации эти границы выполняли не только защитную функцию, но и служили ширмой, за которой от глаз посторонних скрывалась истинная суть происходящего. Еще недавно раскол мира на враждующие полюса, отделенные друг от друга "железным занавесом", позволял пышным цветом расцвести пропагандистскому мифотворчеству: Запад в советской пропаганде изображался "загнивающим", социалистический же лагерь в американской и европейской пропаганде представал "империей зла". Как видим, границы могут искажать реальность, как кривые зеркала.
Все даже самые изолированные в политическом отношении человеческие сообщества, испытывая потребность в сотрудничестве и обмене, всегда волей или неволей создавали структуры и каналы, которые делали возможным общение поверх границ. Так, Европа еще в Средние века стала культурным единством благодаря цивилизующей миссии христианской церкви и правовой культуры, доставшейся европейцам в наследство от Рима.
Со времен Петра Великого в это грандиозное культурное единство, к которому примыкал также Новый Свет, устремилась и Россия.
С веками парадигма сотрудничества крепла и уже в 19 столетии составила мощную конкуренцию парадигме конфронтации. И хотя две мировые войны и последовавшая за ними холодная война наглядно доказали, что вырвать корни конфликтов человечеству пока не удается, арматура единого мира, его институты и его идеология, набирали силу и ширились.
Мировые противоречия и сегодня далеки от разрешения. Но человечество практически едино в убеждении: конфронтационная парадигма развития принципиально исчерпана. В борьбе с глобальными угрозами и вызовами объединение несравненно более конструктивно. Причем масштабы этого также должны быть глобальными. Едва ли сегодня есть политики, способные обеспечить благоденствие избранному контингенту человечества - пусть даже контингенту, надежно укрытому за границами, укрепленными по последнему слову техники.
Террористические акты 11 сентября в США, а затем и других странах показали иллюзорность безопасности в мире, где процессы глобализации не подкрепляются постепенным выравниванием в уровне жизни и правах.
В эпоху глобального сотрудничества границы становятся ограничителями развития, своего рода пределами роста. Понимание этого ширится, а альтернативы процессу постепенного исчезновения границ, набирающему ход в современном мире, нет.
Россия, европейские ценности и глобальная интеграция
Права личности, социальная мобильность, рост творческого потенциала человека и общества, политическая интеграция - вот основы, на которых европейская цивилизация предлагает человечеству строить свое существование и сообща решать нелегкие задачи нового тысячелетия. Не стоит закрывать глаза на то, что эти ценностные основания развития предстоит отставать, и борьба, вероятно, будет затяжной.
В мире существуют и активно действуют силы, которые противопоставляют ценностям индивидуальной свободы свои.
Но, в целом, сегодня мы хотели бы констатировать, что лицо нашего времени определяется прогрессирующим стиранием границ между государствами, упразднением барьеров во внешней торговле. Именно по этому пути идет ЕС, на этот путь стремится встать и Россия, ведущая интенсивные переговоры по присоединению к ВТО и наладившая конструктивный диалог с другими международными организациями, включая ЕС и НАТО.
Понемногу страны и социальные группы отказываются от мифических взаимных искажений, которые ранее заслоняли истинное положение дел. Только достоверная и полная информация друг о друге может обеспечить доверие и уважение. Только в этом случае совместными усилиями можно обеспечить соблюдение прав человека в каждой точке мира. Таким образом, все более тесная интеграция - это стратегический ориентир, по которому сверяют свой курс как Европа, так и Россия.
Однако на практике картина осложняется инерционным действием противоположной тенденции. Всем нам ясно, что в глобальной борьбе ценностей, где Европа и Россия поставили на одну и ту же карту, все, разделяющие наш общий выбор, должны действовать сообща. Всеми силами мы должны избегать несправедливых ущемлений и враждебных действий в отношении друг друга. И все же, на фоне стирания границ и становления сильного Союза европейских государств, появляются и новые разделительные линии.
Преобразования в Восточной Европе в конце прошлого века привели к падению Берлинской стены и исчезновению одной из самых одиозных границ 20 столетия, размежевавшей ГДР и ФРГ. Но одновременно в Европе возникли новые границы - между республиками бывшей Югославии, между Чехией и Словакией, между республиками бывшего СССР. Новые границы могут быть оправданы только одним - реальной угрозой, исходящей от того, кто остается по другую сторону.
Но какую опасность для объединяющейся Европы несет Россия, страна европейской культуры, глубоко уважающая своих западных соседей и почитающая их достижения? Вступление в НАТО Польши, Чехии и Венгрии, других стран из бывшего "социалистического лагеря" и дальнейшее расширение альянса на восток, планы по присоединению к ЕС некоторых восточноевропейских государств, жесткая позицию прибалтийских республик - все это ведет к усложнению отношений РФ с ее соседями. Речь заходит о введении визового режима с теми странами, с которыми его раньше не было. Наши европейские партнеры настаивают теперь на введении визового режима для части суверенной территории РФ - Калининградской области.
Граждане России - и власть, и складывающееся в стране гражданское общество - понимают, что будущее за интеграцией, за прозрачностью границ и намерений, за демократизацией, поскольку без этого невозможно взаимное доверие и плодотворное сотрудничество. С этой целью Россия старается наладить конструктивный диалог со всеми участниками международных отношений. Россия с высокой долей внимания, уважения и доверия относится к своим партнерам, а том числе и в первую очередь к западным государствам - ЕС и США. Энергодиалог, ядерное разоружение, партнерство в рамках НАТО - все это служит наглядным индикатором наших намерений. Поэтому общественное мнение в России с грустным недоумением отнеслось к тем способам решения калининградской проблемы, которые предлагала Еврокомиссия на первом этапе переговоров.
Пути решения калининградской проблемы
На мой взгляд, не текущая конъюнктура, а взгляд в будущее - вот что должно формировать политику в настоящее время. Давайте вместе бросим этот взгляд на перспективы Европы и России. Я вижу два основных сценария:
Постепенное объединение Европы и России в единый центр влияния
Переход к новому похолоданию между ними.
В первом случае объединение энергетических и ископаемых ресурсов, научно-технологического и человеческого потенциалов, транзитные коридоры превратят единое экономическое, политическое и правовое пространство Европы и России в авангард и локомотив дальнейшего развития планеты.
Во втором случае Россия, холодно встреченная на Западе, вынуждена будет повернуться лицом к Востоку и Югу, и этот союз не принесет Европе ничего, кроме новых тревог и страхов. Впрочем, и Россия тоже. Полагаю, именно этот перспективный анализ должен управлять нашими сегодняшними решениями и действиями.
Нужно удерживать в поле зрения стратегические ориентиры и ценности, оценивая нынешний процесс уплотнения границ, которые около десятилетия пребывали как бы в расплавленном, податливом состоянии. Не думаю, что европейское сообщество стремится выковать политическую конфигурацию, которая станет непригодной уже в ближайшем будущем. А это будущее, как все мы сегодня понимаем, будет наполнено цивилизационными вызовами, новыми проблемами и угрозами.
Как в Европе, так и в России есть силы, тормозящие процесс взаимного сближения. Но они неизбежно останутся в меньшинстве, поскольку выгоды от сотрудничества и союза безмерно превосходят сомнительные преимущества, которые принесла бы изоляция. Рост ксенофобии в Европе, приведший к власти в ряде стран правые правительства, имеет свои причины, мы их видим и считаемся с ними. Но мнение, будто мировые проблемы можно решить, воздвигнув высокие стены и отсиживаясь за ними, кажется нам ограниченным. Паллиативы никогда не решат проблему, в лучшем случае, они затолкают ее вглубь. Я вижу роль гражданского общества, общественного мнения в Европе и России, в том, чтобы публично и гласно, ясно и рационально, с максимальной благожелательностью друг к другу посмотреть возникающим проблемам в лицо и найти пути их решения.
Российское гражданское общество по своему менталитету, по ценностям, по культурным ориентациям - это общество европейское. Поэтому задача нашего форума - не допустить создания новых разделительных линий, которые по живому разрежут единое пространство европейского континента. Это означает, что мы не хотим допустить превращения калининградского вопроса в камень преткновения, отравляющий взаимоотношения между Россией и Европейским союзом. Этот самый западный регион России имеет все предпосылки для того, чтобы стать моделью нового взаимодействия РФ и Европы, полигоном для апробации интеграционных схем.
Особо остановлюсь на том, что Россия не стремится подгонять события и настаивать на решениях, условия и предпосылки для которых еще не полностью вызрели. Зачем? Ведь, на наш взгляд, необходимость российско-европейской интеграции - объективна. В частности, мы не претендуем в настоящее время на членство в Европейском Союзе, как, впрочем, и многие другие европейские государства. Мы все должны помнить, что Европа - понятие более широкое, чем ЕС, а единство Европы гораздо более многомерно, чем политическая общность, оформленная как Евросоюз. Очевидно, что можно быть и оставаться европейским государством, и с то же время находиться за рамками тех отдельно вычлененных объединительных процессов, на базе которых образован ЕС. Именно так сегодня мыслит себя Россия - как органическую часть Европы. Границы ЕС и границы Европы не совпадают, а эти последние, я убежден, охватывают и Российскую Федерацию.
Главная цель форума неправительственных организаций - укрепление существующих и наведение новых "мостов доверия"
Я вижу одной из главных задач на этом представительном форуме в том, чтобы нащупать те опорные точки в российско-европейском диалоге, на которых нам предстоит построить своего рода мосты над границами. До фронтального стирания границ между Европой и Россией по образцу европейского Союза нам предстоит пройти еще очень долгий путь. Но уже сегодня ценностное и культурное единство, политическое партнерство и взаимная экономическая заинтересованность позволяют нам не просто все чаще "заглядывать друг другу в гости", но и проникаться пониманием и симпатией.
Это значит, что мосты между Россией и Европой уже наведены, но их число должно расти, а "пропускная способность" этих мостов и переправ - постоянно увеличиваться. С моста видно, что происходит по обе стороны реки. Доверие рождается там, где у людей нет тайн друг от друга, взаимный экономический интерес приходит с накоплением оказанных друг другу услуг, духовными ценностями.
Чем больше опорных точек мы найдем, тем больше мостов построим. Такими опорными точками могут стать деловые контакты, общественные инициативы, встречи и форумы, круглые столы и конференции, наконец, личные знакомства - не только на уровне общегосударственном, что демонстрируют наши лидеры, но и на региональном и на местном уровне. В этой связи я особо хотел бы отметить побратимские связи и содружества городов, по типу знаменитой Ганзы, которые сейчас активно развиваются по всей Европе, и в которые включается Россия. На мой взгляд, пока недостаточно эффективно.
Уважаемые господа! Было бы символично, если бы эмблемой нашего форума, который может стать традиционным, стали мосты Калининграда - города в котором все мы собрались. У этих мостов есть своя судьба, своя историю Расположение этих мостов через реку Преголю легло в основу знаменитой задачи, от которой берут начало многие современные математические методы, нашедшие самое широкое применение - от планирования транспортных систем до разработки компьютерных чипов. Человеком, разрешившим эту задачу, стал Леонард Эйлер, внесший огромный вклад в развитие науки.
Швейцарец по происхождению, он легко преодолевал ограничения современных ему знаний и границы европейских государств. Эйлер работал во многих столицах Европы и более тридцати лет своей жизни провел в Санкт-Петербурге, где память его увековечена в камне. Научные и общественные связи России с другими странами Европы, в развитие которых Эйлер внес большой вклад, служат надежным основанием развития нашего диалога и по сей день. Надеюсь, нашему форуму удастся пройти прочные точки опоры и навести новые мосты между нашими неправительственными организациями и странами в целом, которые прослужат столь же долго и станут символом нашей воли к сотрудничеству и взаимопониманию.
ВЫСТУПЛЕНИЕ НА МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО В РОССИИ:
ВРЕМЯ РАБОТАТЬ СООБЩА"
Говорить о гражданском обществе в настоящее время и просто, и сложно. Говорить о нем стало проще после Гражданского форума, разъяснившего стране, что гражданское общество существует, и что власть готова прислушаться к нему. Никому уже не нужно доказывать, что власть нуждается в сильном партнере, вместе с которым она сможет провести реформирование России. Не нужно, потому что власть сказала об этом сама. Все помнят, как год назад президент заявил о своем намерении способствовать развитию диалога власти и общества. "Нужен диалог на равных", -подтвердил это намерение Владимир Путин с трибуны Гражданского форума. Парадоксально, но именно это рождает сложность ситуации, в которой мы работаем сегодня. Признание состоялось. Но теперь требуются дела, и вершить их должны мы- граждане России. Независимая организация "Гражданское общество" воспринимает слова президента как призыв к более активной и результативной работе.
Неудачи первой волны российских реформ, связанных с именем первого президента России Бориса Ельцина, во многом вызваны именно тем, что демократическое правовое государство было идеей "верхов", которая осталась не понятой и не разделенной большинством. Между тем создание подлинно демократического государства - в первую очередь, в интересах самого народа, а потом уже власти, которая сможет на него опереться. Оно неотделимо от становления сильных и полноправных институтов гражданского общества, которые отражали бы волю и интересы самых разных слоев и групп населения, проводя и отстаивая ее в диалоге с государственной властью. Но именно на этом участке реформаторы первой волны допустили провал: чем дальше, тем больше им приходилось, скорее, воевать с народом, чем опираться на своих граждан. Да, тому были объективные причины, и все же отчасти прав Глеб Павловский, заметивший на Гражданском форуме, что мы опоздали с его проведением на 10 лет.
Было бы несправедливо закрывать глаза на трудности первого этапа становления российской демократии 1992-2001 годов. Гражданское общество опирается на инициативу самих граждан, но не в любой среде оно может дышать полной грудью. Оно нуждается в двух обязательных условиях: 1) сильном государстве, которое было бы в состоянии обеспечить единое правовое пространство страны и гарантиро вать законодательную защиту граждан на всей своей территории, и 2) экономическом базисе гражданской активности, ибо без известного минимума свободных средств и свободного времени поддерживать дееспособность институтов гражданского общества невозможно. Однако в 90-х годах ушедшего столетия говорить о крепости государственной власти, правовом характере общественных отношений, цивилизованной рыночной экономике было преждевременно. Только к 2000 году с "правовым беспределом" и "диким капитализмом" в России по большому счету было покончено. Поэтому стало возможно выдвижение новых задач. Мы говорим уже не о преодолении экономического кризиса, а о повышении темпов роста, не об угрозе распада страны, а об оптимальном распределении полномочий между центром и субъектами федерации. И одной из первых целей, на которые указала власть после достижения стабильности в государстве и экономике, закономерно стало содействие образованию сильного гражданского общества. И это понятно - переход от стабилизации к модернизации требует новых кадров, новых интеллектуальных усилий, нового гражданского сознания, иными словами, власти нужна новая общественная среда, в которой обновленный курс России, предложенный президентом, нашел бы понимание и активное содействие.
И все же становление новой общественной среды проходит не так быстро, как всем нам хотелось бы. Упомяну о проблемах, которые еще долго, по-видимому, будут сказываться на развитии гражданского общества в России. Этих трудностей не надо бояться, но их нужно учитывать, принимаясь за дело. В первую очередь, так и не сложилось жизнеспособной традиции функционирования институтов гражданского общества в ^России за долгие века ее существования. Можно вспомнить о городском самоуправлении Московской Руси, но оно было сломлено Иваном Грозным в 16 веке. Можно говорить и о декабристском порыве, но он был погашен царской властью. Особого упоминания достойно земское движение, которое достигло значительных успехов в.деле организации народной жизни, имея разветвленные институты и действуя одновременно по многим направлениям. Но будущее оказалось не за ним. Оно тоже было искусственно прервано - упругие и свежие ростки гражданской ответственности и самодеятельности были вырваны и затоптаны. Земское движение многое могло и умело, но оно не смогло себя защитить. Сходное будущее ждало и спонтанно возникшие народные советы, взявшие было на себя решения острейших проблем. Их именем большевики пришли к власти. Но вскоре их деятельность была сведена к формальному одобрению спускаемых сверху инициатив - это весьма поучительный урок для нас, находящихся в иной исторической обстановке.
Еще одной, не менее важной и сложной проблемой является гипертрофированное политическое значение средств массовой информации в России. От Советского Союза мы унаследовали не только пропагандистский аппарат, на базе которого формировались СМИ новой России, но и особое отношение к печатному слову или голосу диктора. Это отношение колебалось от благоговейного до саркастического. Но в отношении преподносимой масс-медиа информации куда более уместен здоровый критический настрой, не отметающий с порога любое утверждение, но и не принимающий его безоглядно на веру. В постперестроечной России же широко разлилась Такой диалог - это не только шанс различных общественных групп донести наконец до власти свои трудности, интересы и требования. Это - разделение ответственности за страну. И это понял президент, первым протянув руку гражданскому обществу, когда 12 июня 2001 года пригласил к себе представителей некоммерческих организаций. Приглашение было не просто широким жестом президента или рассчитанной на массовую аудиторию показательной акцией. Президент приглашал общество к совместной работе над реформированием России. В лице президента власть осознала, что без партнерства с организациями гражданского общества ей не решить задачу модернизации страны и вхождения в круг европейских держав. Только организованные силы общества могут придать цельность и завершенность модернизации, укоренив в российской почве реформы, инициированные властью. Владимир Путин пришел к ясному пониманию того, что сильная Россия - это уже не то же самое, что сильное государство. Сила любой страны сегодня может корениться только в прочном союзе государства и гражданского общества. Встреча 12 июня дала важнейший импульс к тому развороту государства в сторону общества, который нашел себе яркое воплощение в идее проведения Гражданского форума.
Не стоит думать, будто это мероприятие. Гражданский форум 21-22 ноября 2001 года, было единичной вспышкой в сумерках гражданской пассивности. На самом деле подготовка к Форуму была очень интенсивной. Независимая организация "Гражданское общество" приняла в ней самое деятельное участие. Я бы сказал, что организаторские усилия, приложенные в ходе подготовки к Форуму, общение сторонников идеи президента с представителями государства, науки, культуры, много-численных некоммерческих организаций, "обкатка" различных форм проведения конференций, симпозиумов, форумов, круглых столов и дискуссий - все это дало очень полезный опыт самоструктурирования гражданского общества. И, может быть, этот опыт имеет не меньшее значение, чем сам Форум, состоявшийся в ноябре.
Важнейшими акциями в рамках подготовки к Гражданскому форуму стали конференции в Санкт-Петербурге, Москве и Новосибирске. Эти мероприятия, последовательно проведенные в "трех столицах", консолидировали будущих участников Форума и вдохновили общим замыслом, позволили привлечь внимание самых широких кругов в российских регионах к идее гражданского общества, обеспечили ей сочувственную поддержку местных властей. Встреча 12 июня стала для региональных чиновников недвусмысленным сигналом, но не следует полагать, будто до этого момента сотрудничества местных властей и общественных организаций не было. Напротив, во многих регионах достаточно давно при губернаторах или законодательных собраниях, при муниципалитетах работали общественные и экспертные советы, власти тесно сотрудничали с объединениями местных предпринимателей и другими организациями. Но встреча Путина с представителями некоммерческих организаций и подготовительная работа, предшествовавшая Гражданскому форуму, придала дополнительный сильный стимул этим процессам.
Новосибирская общероссийская конференция, проведенная 15 ноября 2001 года, получила название "Регионы Сибири на пути к гражданскому обществу. Проблемы становления стабильной политической системы, пользующейся доверием общества.
Внимание участников встречи привлекла мысль о. том, что институты гражданского общества должны консолидировать социальную и политическую волю, накопившуюся в обществе. Эта воля должна кристаллизоваться в институтах, которые послужат каналами коммуникации общества и ветвей государственной власти. Эта идея, о необходимости сознательного выстраивания постоянно действующих каналов общения власти и общества, оказалась перспективной и плодотворной. Только в таком диалоге, который будет носить не фрагментарно-эпизодический, но регулярный и системный характер, можно побороть страх граждан перед властью, помочь им заговорить с нею на равных и сделать ее орудием общественных интересов.
Власть, предоставленная сама себе, решает только собственные проблемы - эта важная мысль также была высказана на конференции. Однако есть вопросы, которые волнуют граждан, но не власть. И гражданское общество должно настойчиво напоминать власти об их существовании и помогать решать их. Более того, бюрократия не в состоянии в одиночку справиться с проблемами, число которых умножается с каждым днем. В этой ситуации роль гражданского общества должна быть конструктивно-критической - выработка курса государства и недопущение размывания основ правопорядка. Речь зашла и о независимости и беспристрастности судов, в которых больше всего заинтересованы сами граждане. А потому гражданское общество могло бы стать опорой судов в их противостоянии силам, оказывающим давление на вынесение решений.
Участники конференции уделили внимание и проблемам экологии окружающей среды, экологическим правам граждан - жизненно важной для каждого человека сфере, которая тоже должна стать предметом пристального внимания гражданского общества. Были подняты вопросы независимости СМИ, которая невозможна без независимых источников финансирования. А значит, государство должно позволить изданиям самим обеспечивать себя, резко снизив, а возможно, и совсем отменив налогообложение средств массовой информации. Участники дискуссий подтвердили, что власти необходимо создать субъекта модернизации. И такой субъект мог бы включать, с его точки зрения, европейски ориентированную бюрократию, социально ответственный бизнес и ответственное гражданское общество. В целом прошедшие дискуссии выявили, сколь многосторонняя сфера деятельности предлежит гражданскому обществу в России. Идейное богатство московской конференции было использовано при проведении Гражданского форума.
21-22 ноября 2001 года Гражданский форум собрался в Кремле. Его приветствовал с трибуны Большого Кремлевского Дворца президент России Владимир Путин. "Считаю абсолютно непродуктивным, а в принципе невозможным и даже опасным попытаться создать гражданское общество "сверху", - сказал Путин. - Оно должно стать самостоятельным, иметь свою собственную корневую базу, питаться духом свободы". Организация Форума доказала, что власть не "строит" гражданское общество, но доброжелательно поворачивается к нему лицом, чтобы вместе обсудить проблемы российской модернизации. Совместная работа над актуальными для страны проблемами стала основной заботой участников Форума. После пленарного заседания и на следующий день все делегаты приняли участи в тематических обсуждениях будем следовать и впредь. Слабость гражданского общества в нашей стране требует бережного отношения ко всем формам самоорганизации граждан. Отсутствие прочной традиции заставляет содействовать закреплению и передаче опыта. А вечно преследующее российскую власть искушение решать сложные проблемы "железной рукой", пренебрегая терпеливым диалогом с заинтересованными сторонами, напоминает нам о необходимости настойчивости и гражданского мужества, чтобы вовремя возразить государству, которое еще не раз может впасть в искус авторитаризма.
На Форуме были внесены предложения по закреплению достигнутого уровня взаимопонимания политического руководства страны и гражданского общества. Получила одобрение на государственном уровне инициатива по созданию Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, которая была выдвинута во время работы Гражданского форума Независимой организацией "Гражданское общество" и Национальным фондом "Общественное признание" на проблемной дискуссии и круглом столе по теме: "Взаимодействие гражданских и государственных структур в обеспечении национальной и общественной безопасности, сокращение социальной базы организованной и экономической преступности и противостоянию коррупции" и получила широкую поддержку участников Гражданского форума. Во время их встреч с руководством силовых структур Высшего Верховного и Арбитражного судов и профильных Комитетов Государственной Думы и Совета Федерации были разработаны конкретные механизмы взаимодействия и сотрудничества общественных организаций и гражданских объединений с данными правоохранительными, законодательными и судебными органами власти, намечены основные направления совместной деятельности.
На учредительной конференции, прошедшей в конце декабря 2001 года, общероссийской общественной организацией Национальный Гражданский Комитет по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами был утвержден Устав этой новой общественной структуры, избраны руководящие органы, в состав которых вошли лидеры авторитетных неправительственных организаций и гражданских объединений, известные политологи, юристы, адвокаты, представители правозащитных организаций и благотворительных некоммерческих структур и союзов ветеранов, занимающихся социальной и медицинской реабилитацией военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел и спецслужб - участников боевых операций в "горячих точках" - с одной стороны, а с другой стороны - вице-спикеры, председатели многих Комитетов Совета Федерации и Государственной Думы, руководители силовых, налоговых, таможенных ведомств и иных государственных структур. Верховного и Арбитражных судов (на уровне статс-секретарей и заместителей руководителей соответствующих правоохранительных и судебных органов).
На конференции были утверждены составы руководителей и членов 12-ти постоянно действующих комиссий, основной задачей которых является проведение предварительных общественных экспертиз законодательных актов, связанных с деятельностью силовых министерств, реформой судебно-правовой системы, чтобы, как ность должна концентрироваться на интересах молодых, но они занимаются и помощью старикам, и решают вопросы экологии, защищают пострадавших от насилия, ищут и хоронят погибших в Великую Отечественную войну - и все это из-за обостренного чувства Родины, ощущения причастности ко всему, что с ней происходило и происходит".
В марте 2002 года председатель правительства Михаил Касьянов подписал постановление, обязывающее все министерства и государственные ведомства ввести в состав общественных советов при них представителей гражданских организаций. Это - шаг к превращению общественных советов из ритуальных организаций, имитировавших общественное представительство, в реальные инструменты диалога общества с государством по различным направлениям государственной политики. Это дает нам надежду на возрастающее участие общества в принятии государством социально значимых решений, затрагивающих каждого из нас. Этот шаг поможет повысить уровень экспертво-аналитического обеспечения принимаемых решений, устраняя узкий ведомственный подход и заставляя чиновников взглянуть на вещи с новых для них точек зрения. Таким образом, начавшийся диалог государства и гражданского общества отливается в структуру постоянных консультаций, которая постепенно принимает отчетливые очертания. Этот процесс, уже охвативший федеральный уровень власти, должен еще более активно пойти в регионах, где политика президента по налаживанию диалога с гражданским обществом обязана найти себе продолжение.
Мы видим, как власть в России преобразуется, утрачивая рудиментарные признаки авторитаризма, обретая черты реальной демократии - общества, где граждане активно участвуют в принятии государственных решений, то есть управляют собой сами. В конечном счете, демократическое самоуправление это и есть тот идеал, ради которого мы работаем. Для этого и существует гражданское общество, этому посвящены материалы сборника, предлагаемого вниманию читателя. Президент Путин на Гражданском форуме призвал использовать исторический шанс, упустив который мы можем оказаться на задворках цивилизации. Мысль президента ясна: России требуется рывок вперед, необходима масштабная интеллектуальная мобилизация, как свежий воздух, нужны новые кадры, инициативы и технологии, а носителями всего этого могут быть только активные, ответственные, умело реализующие свой потенциал граждане, составляющие в совокупности гражданское общество. Гражданское общество - это надежда России.
Выступление на III научно-общественном форуме в Санкт-Петербургском университете.
"Гражданское общество и реформа местного самоуправления"
Абакумов Сергей Александрович
Уважаемы коллеги!
Гражданское общество и местное самоуправление суть неразрывно связанные между собой явления общественно-политического плана. Связь эта заложена в самой природе обоих явлений. Наличие одного неизбежно предполагает возникновение другого.
В основе указанной взаимосвязи лежит понимание института местного самоуправления. Местное самоуправление - это не только специфический формат власти, третий властный уровень нашего государства. Это также способ организации населением власти на местах для самостоятельно решения насущных проблем. Отличительными чертами местного самоуправления как способа организации населением власти на местах является следующее:
- в его основе лежит гражданская инициатива;
- самостоятельный характер решения проблем - то есть без апелляции к государственным институтам с минимальным вмешательством последних.
Государство лишь определяет дизайн местного самоуправления с помощью законодательства. При этом следует иметь в виду, что на практике во всем мире, сначала сложились конкретные формы организации власти на местах, образовались специфические процедуры и механизмы реализации насущных потребностей населения в локальных обществах и, лишь затем, появились законы, описывающие и фиксирующие сложившуюся практику.
Система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и отношений лежит в основе гражданского общества, которое обеспечивает функцию "сцепления" частного и общественного интересов, т.е. своего рода посредничество между личностью и государством. В данном случае, местное самоуправление является одним из базовых институтов, который призван осуществить подобного рода посредничество. Выражая насущные потребности и интересы, как личности, так и отдельных граждан и их объединений, удовлетворяя их на локальном уровне без вмешательства государственной власти, местное самоуправление является одной их основ и механизмов реализации гражданского общества.
Глубинную взаимосвязь между местным самоуправлением и гражданским обществом демонстрирует нам исторический опыт. Мировая история свидетельствует, что развитие местного самоуправления формировало предпосылки к построению гражданского общества, а становление гражданского общества являлось импульсом к активному развитию местного самоуправления и его институтов.
Вместе с тем, везде это происходило по-разному. В частности, можно условно выделить американскую и европейскую континентальную модели. Американскую модель отличает формирование местного самоуправления как главной предпосылки становления гражданского общества. Более того, можно утверждать, что в данной модели гражданское общество первоначально реализовывалось в рамках и посредством местного самоуправления. Наиболее ярко это проявилось в ходе двух этапов освоения США, которые сопровождались мощным развитием местного самоуправления, как доминирующего уровня власти (что невозможно было встретить в государствах Старого Света):
- в ходе раннего этапа освоения Восточного побережья США, когда на востоке страны первые переселенцы формировали религиозные общины, живущие по принципам самоуправления;
- в начальный период освоения Запада, когда при отсутствии внятных государственных институтов власти на осваиваемых территориях повсеместно действовал принцип местно самоуправления, как, фактически, полнокровной единственной системы власти (прецеденты выборности всех властей, наделения местной власти судебными функциями, даже пресловутый суд Линча и пр.).
Специфика американской модели обусловлена характером развития государственности в США - от частной инициативы и самоуправления к реализации власти и появлению национальных государственных институтов. А ее суть заключается в том, что формирование мощного местного самоуправления (над которым, к тому же первоначально не довлеют государственные институты), т.е. в полном смысле самоорганизующейся власти на низовом уровне, является предпосылкой к формированию гражданского общества. Лишь затем, на базе полнокровного института местного самоуправления и сформированного гражданского общества выстраивается система государственной власти.
Европейская, или континентальная модель характеризуется иной последовательностью: сначала формируются зачатки гражданского общества, система представительства интересов, частная и гражданская инициатива. Затем, в силу становления гражданского общества, под его натиском и воздействием, формируется реформа местного самоуправления. Однако, как в случае американской, так и в случае европейской модели, неразрывная связь между гражданским обществом и местным самоуправлением очевидна.
На мой взгляд, Россия тяготеет к европейской континентальной модели. Исторические подвижки к формированию гражданского общества в нашей стране сопровождались различными попытками становления местного самоуправления. Одно четко было связано с другим. Например, вызывающий в настоящее время интерес феномен земства своим появлением обязан крупным общественным трансформациям, ставшим следствием эпохи реформ Александра II. Процесс развития гражданских инициатив в российском обществе той поры стал отправной точкой возникновения земства как русской исторической формы местного самоуправления России 19-го века. Собственно все земство и было хвалением массовой гражданской инициативы.
Таким образом, в России, как и в Европе, первичное появление элементов гражданского общества ведет за собой создание той или иной формы местного самоуправления, являющейся институтом и инструментом реализации зарождающегося гражданского общества.
В современной России развитие полноценного гражданского общества рассматривается как важнейшая предпосылка к успешному реформированию российского государства. Подобное понимание присутствует, в том числе, и на самом высоком государственном уровне.
Конечно, интересы государства и общества не могут совпадать в полной мере. Однако именно развитие гражданского общества позволит власти, с одной стороны, и населению (в лице отдельных граждан и их объединений) с другой, выстроить полноценную систему коммуникаций. Такая система призвана предотвратить развитие конфликта между обществом и властью, ввести его в русло нормального диалога, выявлять и регулировать противоречия уже на ранних этапах, пока тревожная симптоматика не переросла в болезнь всего общественного и государственного организма. В этом выгода полнокровного гражданского общества, как для власти, так и для самого общества. На местном уровне граждане получают возможность не только транслировать власти свои запросы, как скажем, это можно делать посредством партий, но и на практике реализовывать свои потребности. И именно местное самоуправление призвано сыграть ключевую роль в реализации болезненных реформ, запланированных государством на ближайшие годы. От того, как пойдет преобразование самой системы местного самоуправления, зависит успех или поражение важнейших реформаторских начинаний государства. Институт местного самоуправления в целом, и его органы в частности, могут стать проводниками реформ. Как следствие, у гражданского общества появляется возможность оказывать воздействие на органы местного самоуправления с целью коррекции реформ с точки зрения интересов российского общества или отдельных его групп и институтов.
Местное самоуправление - это тот уровень власти, который наиболее приближен к народу. Он действительно находится в зоне непосредственного доступа населения в буквальном смысле: человек не только избирает органы МСУ из числа людей, которых он наиболее хорошо знает (чего не скажешь о губернаторе, и тем более о президенте России), но имеет реальную возможность фактически прийти в эти органы, напрямую общаться с их представителями. Соответственно, с помощью воздействия на местное самоуправление гражданское общество может наилучшим образом реализовывать свои цели.
Каким образом гражданское общество в лице его представителей может оказывать воздействие на местное самоуправление? Есть несколько основных форм опробованных в деятельности Независимой организациеи "Гражданское общество".
Во-первых, это общественные экспертизы. Несмотря на то, что данная практика применяется и на более высоких уровнях власти - уровне субъекта федерации и даже федеральном уровне - именно на местном уровне она может достичь реальных результатов.
К сожалению, несмотря на практику подключения общественных экспертиз при разработке решений, при принятии таковых органами государственной власти, их результаты используются достаточно мало. Однако на местном уровне общественные экспертизы имеют существенно большее влияние и конечное решение. Во многом это объясняется приземленностью рассматриваемых проблем и большей степенью контакта с представителями местной власти, нежели чем с властью вышестоящих уровней.
Во-вторых, необходимо активно распространять практику вхождения представителей организаций третьего сектора (т.е. представителей гражданского общества) в органы местного самоуправления. В рамках партийной и избирательной реформы организации третьего сектора объективно теряют позиции на федеральном и региональном уровне, поскольку там укрепляются позиции партий, и это естественно. Достаточно сказать, что уже с текущего года выборы в законодательные собрания будут повсеместно проходить на смешанной основе - половина мест в них будет комплектоваться по партийной системе. Однако местное самоуправление, будучи выведенным из системы государственной власти, остается той площадкой, на которую вполне могли бы претендовать организации, представляющие гражданское общество.
Наконец, общественные организации могут активнее взаимодействовать с органами власти на местах, доводя до них свои требования, знакомя со своими программами, общаясь на личном уровне. Это объективно доступнее, чем попытки наладить взаимодействие с региональными и федеральными структурами.
Реформа местного самоуправления должна идти так, чтобы институт самоуправления реально способствовал становлению гражданского общества в России, являлся одним из базовых его институтов. Не оставался третьим, самым обездоленным уровнем власти пассивное участие населения в котором сочетается с отсутствием средств на реализацию элементарных функций местной власти.
Не вдаваясь в подробный анализ проектов реформы местного самоуправления, хочу выделить основные моменты, которые должны быть соблюдены в ходе реформы местного самоуправления с точки зрения потребностей гражданского общества:
- необходимо сохранить местное самоуправление как уровень власти, находящийся вне системы государственной власти. На текущий момент, несмотря на конституционность указанного принципа, существует устойчивое желание ряда политических игроков встроить местное самоуправление в вертикаль государственной власти. В частности, подобной позиции придерживается КПРФ, а также многие главы регионов. Моя позиция основывается на положении Российской конституции: в системе государственной власти местное самоуправление не может развиваться. Необходимо сохранить его негосударственный статус, что позволит ему успешно работать, как одному из базовых институтов гражданского общества;
- целесообразно соблюдать в отношении местного самоуправления принцип субсидарности. Максимальное число проблем должно решаться на местах. На вышестоящий уровень следует переносить лишь те проблемы, решение которых на местном уровне действительно затруднительно;
- крайне важно обеспечить местное самоуправление собственными доходными источниками. Наделив ими низовой уровень власти, ввести мораторий на перераспределение доходных источников между различными уровнями власти: они не могут отчуждаться от местного самоуправления в пользу вышестоящего уровня власти. Подчеркну, - речь идет именно о доходных источниках, а не средствах. Если средства, пусть и значительные, будут выделяться местному уровню власти федеральным центром или субъектами Федерации, то ни о какой независимости местного самоуправления говорить не приходится;
- необходимо вести разъяснительную работу с населением. Оно должно понять, что местное самоуправление - это для них, это в полной мере их уровень власти и этим надо соответствующим образом воспользоваться. Это чрезвычайно важная задача именно для нас - организаций, представляющих интересы гражданского общества.
С этой точки зрения, хочу отметить, что как минимум один пункт из вышеперечисленных выше остается до сих пор совершенно неясным в ходе длительных дискуссий вокруг закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации". Мы по-прежнему не знаем намерения создателей законопроекта относительно распределения доходных и налогооблагаемых источников между тремя уровнями власти: федеральным, региональным и местным. Что же в итоге достанется местному самоуправлению?
А ведь без ответа на данный вопрос мы не можем решить главную проблему - станет ли местное самоуправление полноценным институтом реализации интересов гражданского общества в России или же останется "обиженным" нижним этажом в системе власти страны - как в восприятии государства, так и в восприятии населения. Но как, нам по-прежнему говорят - примите сей закон сейчас, а распределять (точнее, перераспределять) доходные источники между Федерацией, субъектами Федерации и местным уровнем мы будем потом. На мой взгляд - эти вопросы настолько взаимосвязаны, что решать их надо в комплексе. Хочу подчеркнуть, что современной России не нужна видимость местного самоуправления, как это было раньше - закон приняли, и, слава Богу, а выполняется он или нет - не наша забота.
Россия нуждается в полноценном местном самоуправлении, как способе проявления и эффективной реализации гражданской инициативы. Подобное возможно тогда, когда граждане точно знают, какие налоги платят на местном уровне, где аккумулируются эти средства, и какие вопросы за счет этих средств можно решить (т.е. собственно вопрос о полномочиях местного самоуправления, на что и делается акцент в законопроекте комиссии Дмитрия Козака). В таком случае у населения автоматически появится интерес к этому уровню власти, который, подчеркну еще раз, является для граждан наиболее доступным. Интерес будет выражаться и в избирательной активности. Ни для кого не секрет, что в настоящее время электоральная явка на выборах в органы власти местного уровня самая низкая по сравнению с федеральными и региональными выборами.
Что касается проекта закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в очередной раз представленного комиссией Козака, то я хотел бы остановиться еще на одном моменте, важном, с точки зрения интересов гражданского общества, однако не нашедшем, на мой взгляд, должного воплощения в законе.
Я считаю, что форма местного самоуправления должна быть максимально приближенной к региональной и национальной практике, исторически имевшей место в тех или иных регионах России. То есть, именно в отношении местного уровня власти мы должны наиболее полно учитывать региональную и национальную специфику. Применительно к этническому аспекту, в этом случае будет реализовываться право наций и народностей на свою самобытность.
Я считаю это важным потому, что до сих пор остается под вопросом насколько данная самобытность может реализовываться на втором уровне государственной власти федеративного государства - уровне субъектов федерации - без ущерба для целостности всей федерации. Данный вопрос имеет особое значение именно для России, которая является одной из последних форм федерации, в которой территориальный принцип образования субъектов федерации сочетается с этническим принципом. Остальные подобные федерации распались, как, например Социалистическая Федеративная республика Югославия, а затем ее наследница - Федерация Сербии и Черногории, Чехословацкая Федерация, наконец, СССР.
В силу указанных исторических примеров реализация национальной самобытности в структуре и характере органов на уровне государственной власти субъекта федерации рассматривается многими как нежелательная. Недолгая история становления постсоветской России, столкнувшейся с сепаратизмом в самых разных его проявлениях, подтверждает данный тезис.
Однако потребность в учете российской региональной самобытности может быть вполне безопасно и с успехом реализована именно на местном уровне. Почему бы, например, не предусмотреть в законопроекте такой формат местного самоуправления, как совет старейшин, действующий в некоторых регионах России? Ведь какой бы закон Государственная дума не приняла, данный институт, даже если его считают архаичным, действует, например, в Дагестане. Причем действует реально, принимая решения, которым следует община. Вместо того, чтобы игнорировать данное явление, необходимо эффективнее интегрировать его в систему местного самоуправления.
Уважаемые коллеги! Специфика текущей ситуации в России заключается в том, что накануне очередной реформы местного самоуправления у институтов гражданского общества нашей страны есть уникальный шанс повлиять на данную реформу. Собственно наш форум - это одна из таких попыток. Мы - организации, представляющие гражданское общество, имеем возможность скорректировать курс реформы. Так давайте максимально эффективно воспользуемся этой возможностью.
ИСКАТЬ ОТВЕТЫ НА ВЫЗОВЫ
Представители гражданского общества ищут свои способы противодействия терроризму
"Труд", 14 сентября 2004г.
Борьба с терроризмом (говорим: война...), обострившиеся вопросы безопасности государства и граждан по-новому заставляют взглянуть на многие стороны жизни общества. "События в других странах показывают: наиболее эффективный отпор террористы получают именно там, где сталкиваются не только с мощью государства, но и с организованным, сплоченным гражданским обществом", - сказал президент Владимир Путин. На днях с заявлением, в котором речь идет об участии негосударственных структур в борьбе с терроризмом, выступили правление и президиум общероссийских общественных и некоммерческих организаций: Национального гражданского комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Независимой организации "Гражданское общество" и Национального фонда "Общественное признание". Корреспондент "Труда" встретился с лидером этих организаций Сергеем АБАКУМОВЫМ.
- Еще в октябре прошлого года в рамках "Российского форума-2003" в Нижнем Новгороде по инициативе наших организаций был подписан "Общественный договор о взаимодействии по обеспечению национальной безопасности России" - между представителями различных институтов гражданского общества и руководства всех ветвей власти, прежде всего правоохранительных органов и спецслужб. Ваша газета сообщала об этом. Сейчас в совместном заявлении мы напоминаем: тогда, в Нижнем Новгороде, удалось предугадать угрозу - мы пришли к выводу, что в ближайшие годы главным вызовом как государству, так и всему российскому обществу станет международный терроризм. У него нет национальности, территориальных границ, духовных и нравственных барьеров или принципов. А главная цель - путем жестоких, кровавых терактов против мирных российских жителей, включая стариков, женщин и детей, посеять в стране страх и панику, растерянность и смятение, атмосферу распада, а в обществе - подозрительность и разобщенность.
- Сергей Александрович, вы говорите "предугадали". Почему же это не было услышано? У вас же активные контакты и с правоохранительными структурами.
- Вопрос правомерный, и мы отвечаем на него в заявлении. Наверное, мы все - и граждане страны, и государственные органы власти - до конца не осознавали, на какие немыслимые и безумные преступления могут пойти бандиты. Расслабились, а за это бьют. Кстати, стоит напомнить, что их эмиссарам предоставляется политическое убежище, трибуны для выступлений в известных европейских парламентских и других международных организациях - в том числе в странах, лидеры которых сейчас выражают сочувствие России. Нам следует требовательнее говорить о политике "двойных стандартов".
- Сегодня некоторые политики из многих международных организаций, да и кое-кто у нас в стране призывают к поиску компромиссов, переговорам с лидерами "сепаратистов", как они их называют. Что вы думаете по этому поводу?
- Мы заявили всем, кто за рубежом или в России вольно или невольно оказывает политическую или иную поддержку боевикам, кто предлагает сесть с террористами и наемниками за "стол переговоров", рекомендует начать вести политический диалог с их лидерами или привлечь для разрешения внутренних российских проблем международные миротворческие силы: эти благие пожелания и рекомендации практически всегда имеют "двойное дно" - истинной целью является ослабление нашей страны, уход России с Кавказа, воцарение на наших границах кровавого хаоса и беспорядка, вооруженных межнациональных конфликтов. Мы же не забыли, чем обернулся вывод нашей армии, силовых подразделений из Чечни, чем закончился для ее мирных жителей и соседей Хасавюртовский мирный договор. Именно демонстрация нашей слабости, уступки в угоду сиюминутной политконъюнктуре позволили Масхадову, Басаеву почувствовать вседозволенность и безнаказанность, спровоцировали их на амбициозные планы создания Кавказского Халифата, на вооруженное нападение на Дагестан.
- Волна митингов, прокатившаяся по стране, показала: террористы не добились своей цели, им не удалось посеять панику. Но эмоции эмоциями, а нужны реальные меры. Что должно делать гражданское общество, чтобы эффективно противостоять терроризму?
- Нужен гражданский контроль за деятельностью всех ветвей власти в сфере ужесточения борьбы с терроризмом.
- Что вы имеете в виду? Речь, наверное, и о ваших "экспертных площадках", где вместе с представителями силовых структур обсуждаются и вырабатываются некоторые конкретные предложения?
- В том числе. Но наряду с гражданским контролем за ситуацией сегодня не менее актуальными и крайне важными факторами являются более тесная координация и повышение эффективности действий самих силовых структур и спецслужб. А этого практически невозможно добиться без всемерного гражданского и общественного содействия в их контртеррористической деятельности, активного участия институтов гражданского общества в выработке новой концепции национальной безопасности России, учитывающей изменившуюся за последние четыре года ситуацию в мире и внутреннюю обстановку в стране. Поэтому мы обратились к лидерам и представителям всех некоммерческих организаций и гражданских союзов из всех регионов страны присоединиться к "Общественному Договору о взаимодействии по обеспечению национальной безопасности России".
Наше совместное заявление поддержали известные в стране люди. Его подписали президент Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский, маршал авиации, вице-президент оргкомитета "Победа" Александр Ефимов, президент Международной спортивной академии Владислав Третьяк, глава Российского союза театральных деятелей Александр Калягин, генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко и многие другие. Надеюсь, что наше заявление поможет сплочению, взаимопониманию и взаимодействию гражданских и государственных структур.

ИНТЕРВЬЮ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА "ПРИЗНАНИЕ" С.А. АБАКУМОВА
С ГОСУДАРСТВЕННЫМИ, ОБЩЕСТВЕННЫМИ
И РЕЛИГИОЗНЫМИ ДЕЯТЕЛЯМИ
В данную главу автор счел необходимым включить свои интервью, как главного редактора общественно-политического журнала "Признание", являющиеся результатами его встреч и бесед с авторитетными государственными, общественными и религиозными деятелями. И не столько высокий занимаемый пост собеседника определял оправданность той или иной публикации, сколько, в первую очередь, его высокий авторитет и признание в обществе.
На вопросы главного редактора и автора данной книги в разное время отвечали люди, не нуждающиеся в представлении: Егор Семенович Строев, Геннадий Николаевич Селезнев, Борис Вячеславович Грызлов, Георгий Сергеевич Полтавченко, Илья Сергеевич Глазунов, Жорес Иванович Алферов, Лео Антонович Бокерия, Валерий Иванович Шумаков, Владислав Александрович Третьяк, Алексей Архипович Леонов, Георгий Михайлович Гречко, Александр Анатольевич Ширвиндт, Эльдар Александрович Рязанов, Юрий Михайлович Лужков, Рашид Гумарович Нургалиев, Зураб Константинович Церетели, Вячеслав Михайлович Лебедев, Вениамин Федорович Яковлев и многие, многие другие незаурядные личности.
Эти откровенные беседы, в ходе которых, помимо прочих тем, всегда затрагиваются проблемы баланса интересов гражданского общества и государства, во многом помогают автору глубже понять место и роль личности, интеллектуального и делового потенциала отдельных граждан и их объединений, а также представить себе механизмы усиления влияния гражданских институтов на все стороны социально-экономического, политического и культурного развития страны.
Объем данной работы не позволяет автору опубликовать все интервью с лидерами общественного мнения России (для этого потребуется отдельное издание). Открывает первый раздел третьей главы интервью с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей (работодателей) А.И.Вольским:

"ВАЖНО, ЧТОБЫ ТЕБЯ НЕ ТОЛЬКО СЛУШАЛИ,
НО И СЛЫШАЛИ"
- Аркадий Иванович, гражданское общество в России только начинает формироваться как самостоятельный институт. Почти два года прошло со дня открытия Гражданского форума, призванного ответить на многие вопросы, которые ставит сегодня жизнь перед обществом. 23 октября этого года в Нижнем Новгороде открывается Российский форум. Как Вы относитесь к углублению диалога и взаимодействия власти и гражданского общества?
- За последние десять лет всем нам пришлось серьезно изменить представления о роли, месте и функциях существовавших и возникших в этот период в России институтов гражданского общества со всеми ветвями власти. По сути, пришлось полностью переосмыслить всю парадигму этих взаимоотношений - и это факт. На этот счет существовали самые различные течения общественной мысли, крайнее из которых составляли, как вы помните, сторонники полной автономии от государства. Учитывая, что наш союз появился на российском горизонте буквально одним из первых, в июне 90-го года, мы накопили в этом вопросе значительный опыт. Он дает нам основания утверждать, что ни о какой полной автономии в демократическом гражданском обществе не может быть и речи. Мы изначально считали - а прошедшее десятилетие доказало правильность нашей позиции - что все институты гражданского общества, к которым мы относим и Российский союз промышленников и предпринимателей, должны являться инструментами налаживания постоянно действующих коммуникаций со всеми ветвями власти и выполнять роль важнейших механизмов консолидации социальной, политической и общественной воли. Для выполнения этой конструктивной позитивной работы сегодня в России складываются весьма благоприятные условия. Прежде всего - это ситуация в экономике. Я считаю, что при рассмотрении любых вопросов жизнедеятельности общества это всегда является отправным моментом. Я не хочу сказать, что все хорошо; но экономика не просто растет: она все ближе подходит к режиму динамичного равновесия, то есть наряду с макростабилизацией, которая видна сегодня всем, интенсивно, хоть и медленно, идет стабилизация на микроуровне.
Все это стало возможным, благодаря энергичной политике в экономической и социальной сферах Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, его постоянного стремления к расширению общественного диалога. Об этом я заявляю ответственно: во всяком случае, системные контакты РСПП с Президентом, его реакция на наши предложения, касающиеся улучшения дел в экономике, дают мне для этого основания. Более того, утверждаю, что сегодня у промышленников, предпринимателей да и у всех нас появились институциональные возможности в режиме регулярного диалога доводить до Президента страны позицию бизнес-сообщества, других общественных организаций по всем актуальным темам. Состав РСПП, как известно, сейчас значительно расширился, в него вошла большая группа представителей крупного национального капитала. Объективно расширились его функции. За нами закреплены полномочия координатора объединения работодателей в существующей системе социального партнерства. Это тоже элемент гражданского общества - кстати, которого у нас, на мой взгляд, никогда не было. Промышленники и предприниматели, являющиеся членами РСПП, объединились не ради лоббирования собственных интересов, а во имя выработки коллективных предложений по созданию благоприятного климата. Внутри союза нам удается решать эти непростые проблемы, и мы готовы выступать в качестве ответственных партнеров государственной власти, включая законодательную, естественно, в создании эффективной экономики, условий стабильного и устойчивого развития. По большому счету, РСПП удовлетворен сегодня тем, как развивается наш диалог со всеми структурами государственной власти - и с Думой, и с Советом Федерации, и с Правительством. Предложения делового мира встречают все большее понимание, находят конкретное отражение в политике. Наряду с этим, позиция высших органов государственной власти с большей мерой гражданской ответственности воспринимается бизнесменами, воплощается в их практической деятельности. Это естественно. Разумеется, не все проблемы удается решать полностью, но разумные компромиссы, как правило, достигаются, и это важно. Мы продолжаем считать, что в условиях ограниченных ресурсов необходима государственная концепция приоритетов. Они нужны не только в области промышленности, высоких технологий, в социальной сфере, но и в области гражданской, в области образования, в области экологии, обеспечения конституционных прав и свобод граждан.
- Аркадий Иванович, Вы проработали на ЗИЛе четыре года партсекретарем. А как Вы с завода попали в ЦК?
- Совершенно верно. Перед этим прошла замена Хрущева. Но это очень непростая и отдельная тема. А вот к смене городского руководства я причастен был, так как секретарь парткома ЗИЛа являлся членом бюро Московского горкома партии.
Снимали Егорычева. Он "провинился" исключительно честным выступлением на пленуме ЦК, где сказал, что Москва не защищена от ракетного нападения. А министр обороны ответил, что Егорычев ни разу не был на Совете обороны и судить об этом не может. Получился скандал, Брежнев распорядился "снять". Но надо было придать всему этому оттенок демократии, обсудить на бюро горкома, дать оценку. Только два человека выступили против снятия Егорычева: я и Василий Трушин, тогда секретарь горкома комсомола, а позже - первый заместитель министра внутренних дел. Случай, конечно, беспрецедентный. К нам на бюро пришли Кириленко, Суслов, по сути - все политбюро ЦК. Три дня нас уговаривали. Но самое интересное: когда Егорычева сняли и избрали Гришина, Вася Трушин мне сказал, что теперь нас наверняка выгонят. А получилось наоборот: новый секретарь МГК Гришин сменил всех членов городского бюро, кроме нас.
Через какое-то время Гришину надо было избираться в Моссовет, причем баллотировался он в нашем Пролетарском районе. Мы как-то встретились втроем, поужинали, выпили. Когда уже вышли на улицу, мы у Гришина спросили, почему он нас не снял. "Кто предал один раз,- ответил он,- предаст и второй". Впервые в моем общении с партийными руководителями промелькнуло что-то человеческое. Интересное время было.
В ЦК я попал неожиданно - меня, вообще-то, собирались посылать директором на КамАЗ. Мы с семьей долго искали на карте, где это - Набережные Челны. Я должен был через пару дней улетать, но перед этим пройти утверждение в ЦК. Секретариат вел Кириленко. Он меня представил, мне стали задавать вопросы - я на них отвечать. И вдруг они вспомнили: "У нас же завсектором машино-строения в ЦК нет! А ну-ка, Аркадий Иванович, выйдите на минуточку". И я вместо Набережных Челнов попал на Старую площадь. В ЦК мне поручили абсолютно привычную работу - назначили заведующим сектором автомобилестроения отдела машиностроения. Я строил ВАЗ, КамАЗ, Атоммаш, часто мотался по командировкам.. На КамАЗе был около 30 раз, сидел там месяцами.
- Многие считают, что нормальные отношения российской власти и бизнеса - игра?
- Нет. Мы последние два года работаем лучше, чем предыдущие восемь. Около 10 процентов ВВП от потерянных за 10 лет 50 процентов нам уже почти удалось вернуть. Не думайте, что я не вижу недостатков Путина, они есть. Но то, что наступила политическая стабилизация, - это факт. Совсем по-другому ведет себя федеральная власть. 7 округов, которые учредил Путин, - верный шаг. 17 лет тому назад Андропов поручил мне продумать вопрос разделения страны на экономические регионы. Я позвал академика Евгения Велихова, и мы нарисовали 11 разных карт. То "отписывали" Смоленскую область Белоруссии, то Гродненскую - Литве и т. д. Андропов умер, и тема закрылась.
- Кстати, как Вы попали в помощники к Андропову?
- Довольно-таки неожиданно для себя. Мне позвонил помощник Андропова Павел Павлович Лаптев и сказал: "Юрий Владимирович просил вас в два часа зайти". А Андропов в смысле пунктуальности был человек уникальный. Педант. К примеру, если политбюро должно было длиться час, то ровно через шестьдесят минут оно завершалось.
Когда часы пробили два, дежурный открыл передо мной дверь. Кабинет оказался большим. Юрий Владимирович сидит в глубине в рубашке без пиджака: "Я решил вас взять к себе в помощники по экономике". Я растерялся: как так, ни преамбулы никакой, ни сесть не пригласил. Стою. "Юрий Владимирович, я человек заводской и, может, для этой работы не гожусь. Давайте я о себе немного расскажу". Он снял очки, а у него без очков было детское выражение глаз, и посмотрел на меня удивленно: "А вы что думаете, я о вас меньше знаю, чем вы о себе?"
И тут я вспомнил, что примерно весь последний месяц ко мне ходили люди, которых я годами не видел: те, с кем учился, из других отраслей. Приехал человек из Новосибирска, откуда-то узнал мой номер телефона, явился в гости. И я понял, что Андропов знает много. "Вы сейчас идите, - сказал он мне, - а к четвергу подготовьте справку о просадках на Атоммаше". Сомнения - соглашаться или нет - закончились сразу.
Андропов был человеком разносторонним: великолепно знал музыку, литературу, писал стихи. Хорошо знал языки. Переводчики побаивались с ним работать, так как он их ловил на ошибках: "Вы неправильно перевели: impossible - это невозможно, а вы сказали "нельзя".
Если бы не ранняя смерть, он бы произвел в стране большие изменения. Широко известна была его фраза: "Нам надо разобраться, в какой мы стране живем". Он и жестче говорил: "Страну надо менять". У него было потрясающее чутье. Он чувствовал, что надо что-то делать, что дальше так нельзя. Думаю, его, в первую очередь, интересовала экономика. Общесоюзный лозунг тогда, помните, был какой? Прирост производительности труда на один процент. Это он сам предложил.
- Есть люди, которые считают, что бизнес по-русски - это бизнес бывших красных директоров в новых экономических условиях и бизнес новых русских. А как Вы думаете?
- Я бы согласился, но вспомнил сейчас фразу, сказанную лидером китайских преобразований Дэн Сяопином, когда его обвинили, что он красных директоров поддерживает. Он сказал: "Мне наплевать, какого цвета кошка. Лишь бы мышей ловила". Я думаю, и нам сегодня надо уже постепенно переходить к тому, чтобы бизнесменом называть того, кто ловит мышей. И исходя из одного тезиса: не Россия для бизнеса, а бизнес для России. И тогда мы расставим все по своим местам.
- А по поводу честных или сравнительно честных способов отъема денег у государства, правда ли, что весь современный российский бизнес, собственно, проистек из раздела государственной собственности?
- Если на поставленный вопрос отвечать напрямую, я бы сказал, да, в значительной степени. Потому что мы прозевали приватизацию, которая стала хорошим инструментом для того, чтобы сделать "бизнес по-русски", то есть растащить государство по частям. Это была кошмарная история. Раздача собственности за ваучеры, каждый из которых, как вначале обещали, должен был стоить как автомобиль "Волга". А в результате ваучер отдавали за копейки, за бутылку водки. Я тогда пробегал от Бурбулиса, Гайдара, Чубайса до Ельцина, уговаривал, объяснял: "Сделайте как в Чехии. Там ввели чековую книжку с ваучерами разных цветов: один цвет - сертификаты легкой промышленности, другой - тяжелой". Человек мог вложить какую-то сумму в один завод, какую-то - в другой, где-то проиграть, где-то выиграть. То есть сразу стал складываться рынок ценных бумаг. И ваучеры были именные. Они обменивались на именные акции, никто не мог купить ваучер и тут же перепродать его. Все члены общества стали акционерами.
- Несколько лет назад в РСПП пришли ведущие олигархи и в его деятельности начался новый период...
- Не совсем так. Чем был наш союз еще до прихода олигархов? Когда упразднили министерства и ведомства, директора заводов по всей стране почувствовали себя что малые дети без родителей. Они хотели сбиться в команду. И поэтому, когда мы, 32 депутата Верховного Совета, в начале 1990-х объявили о создании Научно-промышленного союза, к нам потянулись отовсюду. У нас до последнего времени было 320 тысяч членов! Сейчас стало еще больше. Да, многие вопросы решать не удавалось. Я еще раз говорю: мы упустили работу с кадрами. К руководству пришли люди малоподготовленные.
- Кого Вы имеете в виду?
- Членов правительства. Слово "правительство" происходит от слова "править", а не смотреть, что происходит. А повсеместно во власть попадали люди абсолютно случайные. И они решали судьбу великой державы. Где они сейчас? Растворились, всех смыло.
- Аркадий Иванович, Вы часто расходитесь во взглядах с правительством по принципиальным вопросам или все-таки удается найти взаимопонимание?
- Да, мы иногда по-разному оцениваем ту или иную проблему. И это естественно. Но мы прекрасно осознаем и свою долю ответственности. РСПП сейчас объединяет практически весь спектр реального сектора экономики страны. По оценкам экспертов, на долю предприятий, представленных в Союзе, приходится около 80 процентов производимого в России ВВП. Поэтому мы плотно работаем с Правительством и постоянно ведем с ним полномасштабный диалог. Принимаем непосредственное участие в Совете по предпринимательству при Правительстве, во многих его консультативных и совещательных органах, в работе коллегий ключевых министерств, в которые входят наши представители. Для более фундаментальной подготовки наших предложений в Союзе работают полтора десятка комитетов и рабочих групп по различным направлениям. Назову лишь некоторые: по налоговой и бюджетной политике, по реформе энергетики, по реформе МПС. Занимаемся проблемами финансового и фондового рынка, вступления в ВТО, реформой таможенной политики и другими. Становятся ли наши позиции ближе, находим ли мы взаимопонимание? Да, и довольно часто. Но остаются и разногласия. Например, о сроках проведения административной реформы, введения в России международных стандартов отчетности, в подходах к реформированию налоговой политики и естественных монополий. Да и кто сказал, что в диалоге власти и предпринимателей все должно быть гладко? Есть объяснимые и даже объективные различия в подходах к ситуации. Очень важно при этом, чтобы тебя не только слушали, но и слышали, что бывает, к сожалению, не всегда.
- Сейчас Вы работаете с "акулами капитализма". Как Вам удается всех их усадить за один стол и привести к консолидированному мнению?
- Да они в большинстве своем нормальные люди. Первичная подготовка у них очень сильная. К примеру, Потанин окончил МГИМО, знает языки, работал в МИДе и Правительстве РФ. Он человек определенного уровня культуры. И другие не хуже. Каждый из них - личность. Другой вопрос - куда их усилия направлены, как сформирован коллектив, кто советники. Можно пойти по пути Гусинского, можно нормальным путем Бендукидзе (фамилии я взял условно, для примера): развивать производство, показывать хороший рост. А привести их к одному мнению очень тяжело. Это достается огромным усилием, вы мне поверьте, я не обманываю. В коллективе работать они не очень привыкли.
- Вскоре после начала следственных действий Генпрокуратуры против первых лиц ЮКОСа в РСПП обсуждалась сложившаяся ситуация. Участники обсуждения написали письмо Президенту в защиту нефтяной компании. Это письмо Вы отдали Путину на Вашей встрече с Президентом РФ.
- Совершенно верно. На встрече был сделан шаг к тому, чтобы смягчить и в дальнейшем полностью разрядить напряженную ситуацию вокруг нефтяной компании. Однако это будет не очень просто. Дело не столько в персонах и структурах, а в общих правилах игры. А исход всего процесса будет зависеть от того, насколько успешно ЮКОС сможет по этим правилам действовать. Вместе с тем нельзя допустить, чтобы ситуация, возникшая вокруг крупной нефтяной компании, где работает 175 тысяч человек, привела к подрыву сложившейся в стране стабильности, пересмотру итогов приватизации, созданию образа врага в лице предпринимателей. Случай с ЮКОСом уже вызвал по всей стране аналогичные настроения. Я же глубоко убежден в том, что бизнес будет работать во благо России, в противном случае, имидж российского бизнеса на Западе можно уничтожить двумя-тремя отработанными заранее приемами, и инвесторы уйдут из России. По заключению ряда экспертов, потери российского рынка в связи с событиями вокруг нефтяной компании ЮКОС составляют около 6 млрд. долларов. Нам необходимо политическую стабильность перед выборами беречь и не давать ее сломать. Иначе мы развалим страну перед выборами, ликвидируем то, чего с трудом добились за последние три года.
- Специалисты в области экономики, в частности Егор Гайдар, заявляют: "Что хорошо для крупного бизнеса - хорошо для России". Почему именно интересы крупного бизнеса ближе всего к интересам государства?
- Я бы не стал придерживаться такой жесткой формулировки. Просто традиционно философия промышленной политики в СССР основывалась на приоритете крупных производств. Считалось, что под одной крышей надо делать все, что нужно предприятию для производства его продукции, и при том содержать большое число работников. Например, на ГАЗе трудились 175 тысяч человек. В этом случае, действительно, судьба страны зависела от ситуации на предприятиях-гигантах.
Однако во всем мире построение бизнеса идет иначе: вокруг крупного предприятия создается множество мелких и средних структур, которые обслуживают интересы предприятия-флагмана. Вокруг "Дженерал Моторс" 200-300 фирм, производящих всевозможные "мелочи" для автомобилей. Получается, что развитие бизнеса определяется суммой интересов крупных, мелких и средних фирм.
- А как, на Ваш взгляд, обстоят дела в малом бизнесе, в частности, по введению Правительством РФ упрощенной системы налогообложения малого бизнеса?
- Система, о которой вы говорите, нуждается в доработке, поскольку оставляет неразрешенными основные проблемы предпринимателей. Во-первых, она сохраняет сложный порядок отчетности, а во-вторых, упраздняет лишь четыре из двадцати существующих в настоящее время налогов.
Более того, возникает ряд существенных ограничений на использование упрощенной системы налогообложения. Предельный объем годового оборота составляет всего 15 миллионов рублей. Только в этом случае малые предприятия могут платить налоги по упрощенной системе. Поэтому многие предприятия просто уйдут в тень. Время действия налогового режима, рассматривающего в качестве налоговой базы выручку без учета доходов, составляет всего 2 года, что практически сводит к нулю преимущества упрощенной системы налогообложения.
Данные обстоятельства не способствуют искоренению коррупции в государственных органах, осуществляющих регулирование предпринимательской деятельности, и в целом препятствуют процессу легализации отечественного бизнеса. РСПП обратился к Президенту с просьбой дать поручение правительству учесть поправки, подготовленные представителями деловых кругов и отвечающие потребностям развития легального бизнеса в России.
- Российский союз промышленников и предпринимателей активно участвует в Президентской программе переподготовки управленческих кадров, однако, насколько мне известно, Вы считаете, что эта программа нуждается в расширении?
- Безусловно. И вот почему. Во-первых, на российских предприятиях разных отраслей и форм собственности сегодня требуется до 1,5 миллионов квалифицированных управленцев, тогда как по программе ежегодно проходят подготовку лишь 5 тысяч человек. Во-вторых, в рамках Президентской программы не осуществляется подготовка управленцев в таких сферах, как инновации и инвестиции, международная торговля, информационные системы, управление качеством продукции, энергетика.
Большинство кандидатов на обучение и переподготовку, которых рекомендовал Союз промышленников и предпринимателей, представляют крупные предприятия. Так, в "Северстали" обучение на зарубежных предприятиях прошли 75 человек, Объединенные машиностроительные заводы направили на переподготовку 60 своих специалистов, "Русский алюминий" - 20 человек, РАО "ЕЭС России" - 56 человек и т.д. Так что со временем будет кому заменить и Алексея Мордашева, и Каху Бендукидзе, и Анатолия Чубайса. Поэтому управленцам, прошедшим курсы переподготовки за рубежом, нужно смелее выдвигаться на руководящие должности, как это практиковалось в СССР в 30-е годы. Вспомните хотя бы балтийского матроса Лихачева, который после стажировки в США возглавил московский автомобильный завод.
- В ноябре этого года, практически накануне парламентских выборов, будет проходить отчетно-перевыборный съезд РСПП. Вы стояли у истоков создания этой ныне, пожалуй, самой авторитетной общественной организации страны.С РСПП считаются представители всех ветвей власти, главы регионов. С чем придет РСПП к своему съезду, ведь за все эти годы союзу в его разных составах и различных политических и экономических условиях удавалось оставаться серьезным стабилизирующим фактором в ходе проведения социально-экономических реформ? Какие основные вопросы будут на нем обсуждаться?
- Российский союз промышленников и предпринимателей приходит к своему отчетно-выборному съезду окрепшим и пополнившим свои ряды новыми членами. В его составе представлены практически все группы бизнеса, он имеет свои отделения и представительства во всех регионах страны. В общей сложности сегодня Союз насчитывает более 320 тысяч членов.
На съезде ожидается более 2,5 тысяч делегатов и гостей, представляющих все регионы России. Учитывая такое широкое представительство, а также объемы производимого членами РСПП внутреннего валового продукта,- а это 80 процентов,- естественно, что на съезде, в первую очередь, будут обсуждать вопросы, связанные с повышением темпов роста промышленного производства, исходя из задачи, которую поставил Президент в своем послании Федеральному Собранию. Президент озабочен борьбой с бедностью, мы тоже этой теме уделим достаточно большое внимание на съезде. Одними из ключевых вопросов, которые будет рассматривать съезд, станут дальнейшее совершенствование административной реформы и социальная ответственность бизнеса. Поэтому не случайно я, как сопредседатель Независимой организации "Гражданское общество", принимал участие в первом Гражданском форуме и вместе с моими коллегами собираюсь продолжить эту работу на Российском форуме в Нижнем Новгороде.
- Вы на регулярной основе встречаетесь с нашим Президентом, порой по очень непростым вопросам. Какое впечатление лично на Вас производят эти встречи "тет-а-тет"? Так же корректен и выдержан Владимир Путин, каким мы его видим на телеэкранах?
- Представители РСПП входят в совещательные и консультативные органы при Правительстве и Президенте. Бизнесмены высказывают свою позицию по разным направлениям реформ, по прогнозам экономического развития, и не от случая к случаю, а на постоянной основе, налаживается взаимодействие бизнеса и власти. Очень продуктивны наши ежеквартальные встречи с Президентом, на которые мы приходим с тщательно выработанными и согласованными концепциями. А он после каждой встречи дает поручения Правительству или своему аппарату. Президент лично решил, чтобы в каждый общественный совет и комитет входили члены бюро правления РСПП.
Что касается моих личных встреч с президентом, то в отличие от прежних руководителей нашего государства,- а я работал и с Брежневым, и с Черненко, и с Ельциным,- Путин, прекрасно разбираясь и в вопросах политики, и в вопросах экономики, сам понимает, о чем говорит. Я считаю, это самое главное, что отличает его от всех остальных.
- А что касается его окружения?
- К сожалению, не все из окружения президента достаточно глубоко понимают суть его конкретных распоряжений. Как и в целом стратегии действий. Много еще осталось людей, которые случайно попали в руководство страной, но постепенно они уходят, только уж очень медленно. Особенно это заметно на среднем управленческом уровне, а также в отдельных регионах. Владимир Владимирович сам недавно откровенно говорил об этом в одном из своих публичных выступлений.
- Аркадий Иванович, хотелось бы задать несколько личных вопросов. Расскажите, пожалуйста, немного о своей семье: кто Ваша жена, чем занимаются дети?
- Жена в прошлом - инженер-химик. В этом году у нас "золотая свадьба", пятьдесят лет брака. У нас двое детей: дочка - философ, кандидат наук, сын - доктор физико-математических наук. У дочки двое детей, у сына в прошлом году родился четвертый ребенок. Так что у меня уже шестеро внуков.
- Чтобы Вы могли бы пожелать редакции общественно-политического журнала "Признание", его авторам и сотрудникам?
- Во-первых, мне импонирует Ваш журнал, тем, что он затрагивает такие злободневные темы, которые действительно волнуют общество. Во-вторых, он спокойный, не дергается ни вправо, ни влево, в-третьих - не врет, чем грешит немало изданий. Не могу не похвалить Ваш журнал и за то, что в нем нет заказных статей, а это очень важно. Поверьте мне, тяжело читать подобные художества, причем сразу видно, откуда торчат уши, то есть кем и примерно с какой целью заказана такая статья. Так что поблагодарите от моего имени коллектив журнала за то, что он занимает такую честную и порядочную позицию.

Интервью с полномочным представителем Президента РФ в Северо-западном федеральном округе В.И.Матвиенко:

"Главное - быть профессионалом
в той сфере, которой занимаешься"
Валентина Ивановна, в свое время в ходе Ярмарки социальных и культурных проектов и экспертной конференции "Год после Гражданского Форума - что дальше?", проводившихся в рамках Тольяттинского диалога в Приволжском Федеральном округе, Вам, в то время вице-премьеру Правительства, была вручена высшая общественная награда России Золотой Почетный знак "Общественное признание", в том числе и "за большой и реальный личный вклад в становление и развитие гражданского общества в России, углубление диалога и взаимодействия общественных организаций и гражданских объединений со всеми ветвями власти". Насколько для Вас и, по Вашему мнению, в целом для наших сограждан в сегодняшнее нелегкое время важны моральные и духовные стимулы, оценка обществом конкретного и самоотверженного труда каждого человека, его личного вклада в любых сферах деятельности для улучшения жизни россиян и всей нашей страны?
Откровенно говоря, вручение мне Золотого Почетного знака "Общественное признание" тогда для меня стало неожиданностью, но, не скрою, очень приятной. Для любого человека, к какой бы социальной группе и профессиональному сообществу он ни принадлежал, важна общественная оценка его работы. На мой взгляд, моральные и духовные стимулы особенно актуальны сегодня. К счастью, не для всех "Золотой телец" и сколачивание больших состояний являются главными ценностями в жизни. Признание заслуг и твоего труда обществом - это высочайшая честь, и я рада, что постепенно в стране формируется такой институт, в котором Кавалерами Золотого Почетного знака "Общественное признание" становятся не только высочайшие профессионалы во всех сферах деятельности, чей труд имеет большую общественную и социальную значимость, не только общепризнанные моральные авторитеты, такие, как Святейший Патриарх Алексий II, руководители общественных предпринимательских объединений А.И. Вольский, Е.М. Примаков, легендарные спортсмены В. А. Третьяк и А.А. Карелин, выдающиеся ученые и деятели культуры Ж.И. Алферов, Е.П.Велихов, Н.С. Михалков, А.А. Калягин, Л.М. Гурченко и многие другие, но также и истинные подвижники своего дела, пока еще не очень известные широкой общественности - лучшие учителя и медицинские работники, руководители областных музеев, театров
и библиотек, отечественные предприниматели и архитекторы, сотрудники правоохранительных органов и т.д. из многих регионов России. Все эти замечательные люди имеют активную гражданскую позицию, их всемерно надо поддерживать и на них опираться при проведении важных для страны социально-экономических преобразований.
Для наших общественных организаций - Национального фонда "Общественное признание" и Независимой организации "Гражданское общество" - и для меня лично первое в истории России выступление первого лица государства на первом российском Гражданском форуме, в подготовке которого вы приняли самое активное участие, стало знаковым событием. Чем для Вас персонально, (ведь Вы по поручению президента в качестве вице-премьера правительства входили в состав Оргкомитета) и, может быть, для представителей всех ветвей власти, стал Гражданский форум? Оправдал ли он Ваши ожидания, ведь помните, какие неоднозначные оценки давались в ходе его подготовки, проведения и итогов? А до создания Общественной Палаты РФ было еще очень далеко...
Отвечая на Ваш вопрос, хочу особо отметить, что сильное процветающее и демократическое государство не может существовать без развитых институтов гражданского общества, не может эффективно проводить глубокие социально-экономические реформы без поддержки своих граждан и общества в целом. В то же время зрелое гражданское общество не может существовать без сильного правового государства, способного защитить своих граждан от внутренних и внешних угроз, проводить эффективную социально-ориентированную политику. И не только для НПО, но и представителей всех ветвей власти Гражданский форум стал важнейшим событием, на котором вырабатывались пути установления реального диалога и партнерских взаимоотношений государства и общества. Осознавая, что гражданское общество еще никому не удавалось создать "сверху" и в то же время то, что эффективность такого диалога во многом еще зависит именно от власти, Президент страны В.В. Путин на Форуме заявил о готовности пойти на необходимые организационные и, если потребуется, обещал инициировать законодательные меры с целью обеспечить эффективную обратную связь общества с госаппаратом (в контексте образования Общественной Палаты РФ теперь все видят, что Президент свои обещания выполняет). Обсуждением прежде всего этих вопросов и занимались участники Форума совместно с представителями властных структур в рамках двадцати одной проблемной дискуссии, более семидесяти круглых столов и на тридцати двух переговорных площадках. Такого еще действительно не было в истории России. В заключительных выступлениях координаторов проблемных дискуссий были подведены итоги двухдневной работы Форума, доложены результаты встреч и договоренностей с соответствующими министерствами и ведомствами о создании конкретных механизмов и структур взаимодействия общественных организаций, гражданских объединений с представителями всех ветвей власти в виде смешанных общественно-государственных экспертных Советов и рабочих групп, общественных информационных, исследовательских и образовательных центров или иных общественных организаций на региональных и межрегиональном уровнях.
Ведь согласитесь, Сергей Александрович, что без всестороннего обсуждения и поддержки лидерами неправительственных и некоммерческих организаций - участниками Форума, - Вашей гражданской инициативы по созданию Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, с руководством всех ветвей власти, в том числе силовых ведомств, последующих встреч как на "переговорных площадках" самого Гражданского форума, так и в Правительстве, Совете Федерации и Госдуме, Высшем Арбитражном суде, МВД, ФСБ и Совбезе, без всего этого было бы сложно создать такую общероссийскую общественную организацию, а уж тем более обеспечить членство и участие в ее работе представителей высшего руководства правоохранительных, законодательных и судебных органов.
Знаю, что и другие наиболее активные и готовые стать равноправными партнерами власти, участники Гражданского форума - представители авторитетных региональных гражданских организаций по итогам этого форума создали подобные общественные структуры у себя на местах, в частности, по проблемам занятости населения, помощи беспризорным детям, социальной и медицинской реабилитации военнослужащих и ветеранов войн, поддержки многодетных и малообеспеченных семей и т.д.
Валентина Ивановна, после первого Российского Гражданского форума прошло уже достаточно много времени. Не возникло ли у представителей институтов гражданского общества и и всех ветвей власти чувства эйфории, а затем определенной успокоенности в том смысле, что диалог и сотрудничество будут налаживаться как-то сами собой или, наоборот, отдельные представители власти решили "под шумок" возглавить процесс развития гражданского общества старыми и испытанными административными методами?
Уверена, что за эти годы определенный прорыв, и прежде всего в сознании представителей власти и гражданского общества о необходимости диалога и сотрудничества, все же состоялся. Во всяком случае, правительство Российской Федерации, в котором я тогда работала, определенную часть пути со своей стороны после Гражданского форума уже проделало. Я имею в виду прежде всего распоряжение правительства РФ о необходимости обновления и создания новых экспертных и общественных Советов с участием НПО при большинстве министерств и ведомств; эта работа продолжается, но не во всех государственных структурах одинаково оперативно и эффективно. Конечно же, мы сегодня не можем сказать, что все представители органов власти в центре и на местах, как, впрочем, и общественные организации и гражданские объединения на федеральном и региональном уровне, оказались готовы к реальному диалогу. Тому есть несколько объективных и субъективных причин.
Во-первых, не стоит забывать, что гражданское общество у нас в стране еще достаточно молодое и находится в стадии своего становления, а отношения и взаимодействие его институтов с властью только начали отстраиваться, и их нельзя форсировать Указом Президента или постановлением Правительства. Во-вторых, в отдельных регионах (об этом много говорилось и на "Тольяттинском диалоге", и на Российском форуме в Нижнем Новгороде) общественные организации находятся в сильнейшей зависимости от власти, от ее позиции и настроения; позиция же эта предельно проста и десятилетиями апробирована - деятельность и активность гражданских объединений должна контролироваться этой же самой властью. В результате все общественные организации разделились на "свои" (для власти) и "чужие". Таким образом, здесь происходит не консолидация, а разобщение общества. Во всяком случае, учитывая эти негативные примеры, после назначения меня Полномочным представителем Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, а затем и избрания губернатором Санкт-Петербурга, в сотрудничестве с самыми разными общественными и некоммерческими организациями (а Санкт-Петербург всегда отличался особой и активной гражданской позицией своих жителей и их объединений), я всегда стараюсь придерживаться принципов равноправного открытого диалога с их лидерами и представителями по всем проблемам, в том числе самым жгучим и неуютным для правительства города социально-экономическим проблемам.
И третье: некоторые НПО, ожидавшие от Гражданского форума и ожидающие сейчас того же от Общественной Палаты, а именно, получения неких начальственных должностей, портфелей, льгот или, по крайней мере, солидных денежных грантов, и не получив ожидаемого, снова впали в состояние пассивного ожидания или под флагом Гражданского форума направили свою активность на выбивание денег уже в своих региональных и местных органах власти на неведомо какие общественные программы и цели. Надо иметь в виду, что в стране формально зарегистрировано более 300 тысяч общественных организаций и среди них находятся некоторые структуры в виде фондов с громкими названиями, решающие, прежде всего, своекорыстные вопросы и проблемы, а порой и напрямую управляемые и финансируемые из-за границы.
Но все же для меня главным является то, что после Гражданского форума, а затем и последующих форумов общественности взаимоотношения власти и неправительственных организаций изменились. В большинстве своем власть перестала отталкивать общественные организации, которые делают в стране очень много полезного, особенно в социальной сфере.
Как я уже упоминала, заслуживает внимания и поддержки деятельность созданного по итогам Форума Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, конкретными результатами которой стали заключение Общественного договора по обеспечению национальной безопасности России, подписанного лидерами влиятельных общественных организаций и гражданских союзов, представителями СМИ, правозащитных организаций и руководством всех ветвей власти, прежде всего, силовых ведомств и судебных органов. Кроме того, НГК выступил инициатором разработки, подписания и реализации Комплексной программы совместных действий гражданских и государственных институтов по укреплению национальной и общественной безопасности, а также проведение целого ряда общероссийских конференций по проблемам обеспечения национальной и общественной безопасности России. География этих конференций весьма широка - они прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Архангельске, Суздале и ряде других городов, и самое непосредственное участие в них принимали окружные и областные отделения этих организаций.
Валентина Ивановна, из Вашего анализа нынешнего этапа взаимоотношений государства и гражданского общества и приведенных Вами многочисленных конкретных примеров создания механизмов, общественных структур и переговорных площадок по взаимодействию гражданских институтов и органов власти следует, что и в центе, и в регионах, как любил говорить Михаил Сергеевич Горбачев, "процесс пошел". На Ваш взгляд, не пора ли задуматься о проведении очередного Гражданского форума в Санкт-Петербурге, продолжить уже сложившуюся традицию? Российские общественные научные форумы, проводимые Санкт-Петербургским государственным университетом по инициативе его ректора, Людмилы Михайловны Вербицкой, члена Президиума наших организаций, Кавалера Золотого Почетного Знака "Общественное признание", дают уникальную возможность для организации диалога между государственными органами и различными институтами гражданского общества, реализации гражданских инициатив и усиления влияния общественного мнения на исполнительную и законодательную власть в стране. Учитывая традиционные демократические ценности, конструктивный характере общественных процессов, происходящих в северной столице, а также богатый научно-практический опыт Санкт-Петербургского госуниверситета, я не вижу лучшей кандидатуры, чем Санкт-Петербург, который, я уверен, готов достойно принять эстафету у Москвы и Нижнего Новгорода по проведению Третьего Всероссийского Гражданского Форума в 2005 или 2006 году. Ваше мнение по этому поводу?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)

Общественно-аналитический журнал "Признание", в период грядущих предвыборных кампаний по новой пропорциональной системе, проводит специальный социологический опрос среди членов Независимой организации "Гражданское общество" и Национального фонда "Общественное признание" и их региональных отделений, а также Кавалеров Золотого Почетного знака "Общественное признание" из 72 регионов страны (всего около 1000 респондентов). Нам важен и интересен Ваш ответ на один из предложенных вопросов данного социологического исследования, результаты которого будут опубликованы в одном из очередных номеров журнала. Вопрос формулируется следующим образом: каковы, по Вашему мнению, оптимальные формы участия общественных организаций в выборах 2008 года?
* Вступление в блок с одной из партий для образования избирательного объединения и поддержка ее кандидатов на выборах по партийным спискам.
* Организация диалога, заключение общественного договора о поддержке на выборах политических партий, в программах которых содержатся положения, отвечающие целям и задачам конкретных общероссийских и региональных общественных организаций и гражданских союзов с условием включения их представителей в партийные списки
* Неучастие в выборах.

Полагаю, что каждая некоммерческая организация, общественное объединение или гражданский союз сами для себя должны решить, какая форма участия в предвыборных кампаниях ей ближе исходя из конкретных условий и своих программ и уставов.
Напомню только, что наш Президент в своих выступлениях, говоря о необходимости усиления роли гражданских институтов в принятии большинства решений, касающихся большинства населения страны совсем не случайно отмечает, что власть, как исполнительная, так и законодательная, очень нуждается в притоке современных мыслящих людей из негосударственных структур и что идея создания информационной базы, своего рода общероссийского кадрового фонда, заслуживает самого серьезного внимания.
Понимая, что сам по себе предвыборный потенциал большинства гражданских и некоммерческих организаций пока еще недостаточно высок, полагаю, что им надо стараться использовать первые два указанные в вопросе варианта. Уверена, что в целом лидерам реально действующих общественных объединений необходимо заключать предвыборные общественные договора и соглашения с лидерами политических партий, чьи предвыборные программы отвечают интересам конкретных граждан и их объединений, добиваться включения своих наиболее активных, компетентных и опытных представителей в партийные списки. Это крайне важно для того, чтобы получить возможность осуществлять гражданский контроль над выполнением предвыборных партийных обещаний. Кроме того, принятый по инициативе Президента РФ закон о пропорциональной системе вынуждает и сами политические партии, как прокремлевские, так и оппозиционные, которые готовятся идти на выборы, пересматривать свои предвыборные программы, искать поддержки у влиятельных общественных организаций и гражданских объединений, а не только опираться на административные и финансовые ресурсы.

Три года, прошедшие после Гражданского форума, не прошли даром. В прошлом году Президент РФ, опираясь на инициативы многих, в том числе наших, общероссийских некоммерческих организаций выступил с инициативой создания Общественной Палаты. Как Вы оцениваете эту принятие Госдумой соответствующего федерального закона? Насколько, по Вашему мнению, может быть эффективен данный новый институт и насколько он будет реально способен решать задачи, которые перед ним предполагается ставить?

В.И.Матвиенко(ОТВЕТ)

Как бы Вы оценили предлагаемую в законопроекте Общественной Палате схему подбора ее членов, достаточно ли она внятная? Прежде всего я имею в виду формирование одной третью Палаты, рекомендованной Президентом, остальных двух третей, куда предполагается подбирать людей из числа представителей общероссийских общественных организаций, а также выборы членов Палаты от регионов? Кто, по вашему мнению, должен обязательно присутствовать среди членов Общественной Палаты?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)

Принятый недавно закон о замене льгот денежными выплатами вызвал, прямо скажем, весьма неоднозначную, а в самом начале его реализации и весьма негативную реакцию в обществе, особенно среди тех категорий населения мегаполисов и крупных городов, кого он касается самым прямым и непосредственным образом? Как Вы считаете, Валентина Ивановна, почему так произошло?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...

Всю ответственность за реализацию закона о так называемой "монетизации" льгот правительство, по сути дела, попыталось переложить на плечи региональных органов власти. Как Вы считаете, была ли в достаточной степени подготовлена соответствующая почва для реализации столь неоднозначных и затрагивающих интересы весьма широких слоев общества мер? Чего в связи с этим можно ожидать от реформы ЖКХ и нового жилищного кодекса?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...

В последнее время в российских политических кругах активно муссируется идея так называемого "укрупнения регионов", за счет слияния некоторых административно-территориальных единиц и областей. Зачем это нужно и что, собственно говоря, положительного или отрицательного может принести подобное перекраивание карты России?


В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...

Необходимость диалога, установления отношений доверия и взаимодействия между властью и обществом уже не обсуждается, это очевидно. Вы не могли рассказать о том, что делается в этом направлении в Санкт-Петербурге, созданы ли уже какие-либо реально действующие механизмы для осуществления такого диалога? Что еще можно и нужно сделать для того, чтобы добиться понимания, а главное, поддержки жителями вашего региона крайне непопулярных порой социально-экономических преобразований?

В.И.Матвиенко(ОТВЕТ)...

Переход от всеобщих прямых выборов губернаторов и глав регионов к, по сути дела, системе назначений рассматривается как важный шаг на пути укрепления вертикали власти. Как вы считаете, не получится ли при этой системе так, что раз кандидатуру главы региона рекомендует сам президент страны, то на него в первую очередь ложится огромная доля ответственности за последующую деятельность этих глав администраций, хотя за них и проголосуют члены местных законодательных собраний. А, следовательно, все возможные "грехи" данного руководителя будут в сознании граждан автоматически проецироваться на президента? Зачем президенту рисковать добрым отношением народа к себе? И не считаете ли Вы, что для сохранения определенного баланса сил между федеральным центром и регионами, целесообразно было бы вернуться к прямым выборам членов Совета Федерации?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...

В свое время много очень активно обсуждалась тема перевода столицы из Москвы в Санкт-Петербург, или, по крайней мере, перевода туда значительной части учреждений власти. Непонятно, в чем заключается политический или экономический смысл и целесообразность подобного мероприятия. Правда, в последнее время разговоры на тему смены столицы как-будто поутихли, означает ли это затишье, что от данной идеи уже отказались? Да и потом, а самому Санкт-Петербургу это надо? Вы могли бы как-то прокомментировать ситуацию?


В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...

В конце прошлого года общественно-политическому журналу "Признание" исполнилось 5 лет - наш первый и скромный юбилей. В одном из ранних номеров журнала было опубликовано обращение В.В.Путина к редакции журнала, его авторам и издателям из Независимой организации "Гражданское общество" и Национального Фонда "Общественное признание". В своем обращении Президент РФ выразил надежду, что журнал "Признание" станет одним из важных источников интеллектуальной и нравственной подпитки нашего общества. В последние полгода активизировалась деятельность Санкт-Петербургского и Северо-Западного отделения этих общественных организаций, а также Независимого Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, а это значит, что в журнале будут чаще появляться материалы о питерских Кавалерах Золотого Почетного знака "Общественное признание", истинных подвижниках во всех областях человеческой деятельности, широко освещаться празднование 60-летия Победы и чествование ветеранов и участников Великой Отечественной войны, героев - блокадников, публиковаться репортажи о насыщенной общественно-политической и культурной жизни в Северной столице. Как всегда, надеюсь на поддержку нашей деятельности с Вашей стороны и в заключение хотел бы задать последний вопрос: что бы Вы пожелали читателям нашего журнала, в том числе ветеранам и участникам войны, и героям-блокадникам в связи с юбилейным, 2005 годом?

В.И.Матвиенко (ОТВЕТ)...


Интервью с председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, Митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом:

"Церковь открыта к сотрудничеству
с гражданским форумом"
- Ваше Высокопреосвященство, в декабре прошлого года Вас назвали человеком года, вручив Вам медаль с изображением Петра I и надписью "Благо России превыше всего". Судьбы Российского государства и Русской Православной Церкви связаны настолько тесно, что представить другое просто невозможно. Можно ли сегодня утверждать, что уже сформулированы основы взаимодействия и пути совместной политики российского государства и Русской Православной Церкви?
- Проблемы взаимоотношений Церкви и государства исключительно важны. Недаром им посвящен один из крупнейших разделов Основ социальной концепции Русской Православной Церкви. В этом документе сформулированы принципы, на которых мы строим взаимоотношения с властью. Церковь предписывает своим чадам повиноваться ей и молиться за нее, "дабы проводить нам жизнь тихую безмятежную во всяком благочестии и чистоте" (1 Тим. 2.2). Мы положительно воспринимаем принцип разделения Церкви и государства, их взаимное невмешательство в дела друг друга. Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству, использовать мирские властные полномочия, предполагающие принуждение. В свою очередь, государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь и так далее. Однако все это не означает радикального вытеснения религии из всех сфер жизни народа, отторжения ее от участия в решении общественно значимых задач. Мы строим партнерство с государством, развивая социальные программы в таких областях, как миротворчество, забота о поддержании общественной нравственности, сохранение и развитие национальной культуры, восстановление исторических памятников, образование и воспитание юношества, благотворительные, научные, издательские проекты.
Должен сказать, что многие вопросы церковно-государственных отношений до сих пор не решены. Так, мало что сделано для восполнения того ущерба, который был понесен образовательной и социальной системами Церкви в годы гонений. Мы не можем развивать свои социальные программы, потому что нет средств. Того, что люди приносят в храм, хватает только на зарплату священникам, на поддержание церковных хоров и, в лучшем случае, на оплату небольшого текущего ремонта, но для финансирования социальных программ, которых ждут от Церкви, этих денег, разумеется, недостаточно. Есть еще одна область, где взаимодействие конфессий и государства крайне желательно. Я имею в виду добровольное религиозное образование, которое, к сожалению, сегодня оказывается недоступным большинству детей.
У Церкви нет возможности восстановить систему церковных школ, а государственная школа во многих местах остается закрытой для религиозного образования.
- Юбилейный Архиерейский Собор на рубеже тысячелетия, в подготовке и проведения которого Вы приняли самое деятельное участие, стал по своему значению и для верующих, и для неверующих россиян самым значимым событием в церковной жизни прошлого столетия. Такой без преувеличения эпохальный документ, как Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, снял огромное количество болезненных и неразрешенных до того вопросов, поставил новые проблемы. Если не ошибаюсь, то впервые прозвучал призыв не ждать, а идти к людям. Намечены и другие очень важные направления развития Русской Православной Церкви и пути ее взаимодействия со всем миром, в том числе с другими конфессиями. Не могли бы Вы более подробно прокомментировать значение этого документа и степень его влияния на жизнь россиян?
- Необходимость принятия такого документа назрела давно. Разумеется, вполне определенная позиция по многим актуальным проблемам современности всегда существовала в Церкви. Базируясь на нормах Священного Писания и Предания, она выражалась в решениях Соборов и Священного Синода, документах и выступлениях Святейшего Патриарха Алексия II и других представителей церковного Священноначалия. Однако накопилось много таких вопросов, на которые не был дан ясный церковный ответ, и потребность всего общества в авторитетной соборной реакции на вызовы времени была очень актуальна.
Прежде никогда не существовало официального документа, в котором была бы систематически изложена позиция нашей Церкви по всему кругу проблем жизни общества. Нужна была твердая основа для пастырской практики, для отношения к различным социальным явлениям со стороны каждого православного христианина. Убежден, что Основы социальной концепции отвечают всем этим требованиям - это базовый документ, рассчитанный не на год-два, а по крайней мере на ближайшие десятилетия. Это долгосрочная программа общественного служения Церкви, опирающаяся на православное осмысление ее положения в плюралистическом секулярном обществе.
Быть может, этот документ еще не так широко известен, как хотелось бы. Мы стараемся популяризировать его - в частности, мы устраиваем поездки в различные регионы нашей страны, рассказывая об основных положениях социальной концепции.
- Как-то Вы заметили, что невольник - не богомольник, нельзя стать верующим по принуждению, и добавили, слава Богу, у Церкви нет реальной политической власти, а стать частью государственной машины было бы для нее самоубийством. Политическая власть Церкви не нужна, это понятно. Но к голосу именно Православной Церкви прислушивается сегодня огромное количество граждан нашей страны, как верующих, так и неверующих. Ведь это тоже действенная форма влияния на граждан страны, форма власти, не так ли?
- Действительно, Церковь не участвует в политической борьбе, не стремится к светской власти, для нее было бы крайне нежелательно стать частью государственной машины, а тем более государственной идеологии. Ведь главное для нее - миссия спасения человека, преображение общества, движение к тому, чтобы наши храмы были заполнены сознательно верующими людьми, руководствующимися во всех поступках христианской мотивацией. Воздействие Церкви на общество осуществляется не через внешнее давление, не в форме власти и принужения, а изнутри, через пробуждение совести людей.
- Голос Православной Церкви слышен все громче, тверже и весомее. Не секрет, что были и есть силы, в том числе и у нас в стране, которых это не устраивает. Они напрямую противодействуют Православию, причем используют и методы принуждения, откровенной лжи. Как и какими методами Церковь будет решать эти проблемы?
- На этот вопрос я могу ответить только словами Спасителя, который сказал "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гоняющих вас" (Мф. 5.44.) Мы будем молиться за всех, кто нас не понимает и нам противодействует, и предлагать им открытый, честный, благожелательный диалог. Надеюсь, пройдет время, и люди увидят, что развитие общественно значимой деятельности Церкви никому не опасно. Наоборот, оно совершается в интересах всех людей, православных и неправославных, верующих и неверующих. Думаю, никто так не заинтересован в возрождении нашего Отечества и нашего народа, как Православная Церковь.
- Как лично Вы, Ваше Высокопреосвященство, видите взаимодействие Церкви с гражданским обществом в России? Ведь схожие национальные задачи, в частности, в области социальной поддержки наших сограждан, решаются параллельно общественными, некоммерческими, неправительственными структурами и Церковью?
- Религиозные объединения являются важнейшими элементами гражданского общества. Именно они стояли у истоков его становления в России. Что касается социальной поддержки наших граждан, то это всегда было приоритетной сферой церковного служения, и в этой области накоплен огромный опыт.
У нас есть большое преимущество перед другими структурами, также занимающимися делами милосердия и благотворительности. Часто церковные приюты, центры реабилитации и другие православные благотворительные учреждения работают гораздо лучше, чем другие, но при этом получают во много раз меньше средств, а то и вообще работают на энтузиазме. Причем Церкви важно не только оказывать материальную помощь нуждающимся, но и окормлять человека духовно. Для людей, находящихся в тяжелых обстоятельствах, духовная поддержка священника чрезвычайно важна и заменить ее никто не может. Возникает вопрос: почему налогоплательщик не может поддерживать эту деятельность материально?
- Гражданское общество в России только начинает формироваться как самостоятельный институт. Недавно состоялся Гражданский форум, призванный ответить на многие вопросы, которые ставит сегодня жизнь перед обществом. Как Вы относитесь к проведению подобного Гражданского форума, а также к углублению диалога и сотрудничества власти и гражданского общества?
- Мы с уважением относимся к намерению объединить усилия различных общественных организаций, выяснить их мнение по насущным вопросам жизни страны и мира. Церковь открыта к сотрудничеству с новосозданным
Гражданским форумом и приветствует тот факт, что в число его членов вошли некоторые близкие ей общественные организации, хотя и не все. В то же время определенную озабоченность вызывает то, что состав участников форума и особенно его оргкомитета, принимавшего все важнейшие решения, почему-то оказался подобран таким образом, что в обеих структурах доминировали организации, представляющие только одну из частей общественного спектра - может быть, даже не самую многочисленную - и выражающую интересы не столько собственно российского общества, сколько своих западных спонсоров и покровителей. Хочется верить, что понятие "гражданское общество" не будет идеологизировано, а будет реализовываться так, чтобы были слышны голоса всех общественных ассоциаций: либеральных и традиционалистских, условно говоря, "западнических" и "славянофильских".
Русская Православная Церковь считает необходимым развивать все институты гражданского общества, которые могли бы помочь устранить негативные явления нашей жизни. Гражданский форум - это одна из попыток установить диалог власти и общественных организаций, и Церковь его приветствует.
- Угрожает ли миру война между христианами и мусульманами после трагических событий в Америке?
- Совершившееся в Соединенных Штатах варварское преступление навсегда останется грехом против Бога и людей, нарушением заповедей любой религии. И христиане, и мусульмане полны решимости остановить тех, кто желал бы втянуть западную цивилизацию в войну с исламским миром. К сожалению, имеют место попытки злоупотребить чувствами верующих для разжигания конфликтов. Но необходимо разделять фанатиков-террористов и традиционных мусульман, которых в мире подавляющее большинство. Прикрывающихся исламом воинствующих маргиналов нельзя ассоциировать ни со странами, ни с народами, ни тем более с одной из мировых религий. Те, кто пытается столкнуть людей разных национальностей и вероисповеданий, - это просто преступники, не имеющие отношения ни к какой религии. Убежден, что мудрость духовных лидеров позволит сохранить мир.
- Каковы взаимоотношения внутри России между традиционными конфессиями, в первую очередь, Русской Православной Церковью и второй по численности мусульманской общиной?
- Наша церковь поддерживает добрые отношения и широкое сотрудничество с другими религиями и конфессиями, традиционно присутствующими в России. По многим общественно значимым вопросам традиционные религии нашей страны имеют единую позицию, свидетельствуя о ней перед лицом власти и народа. Совместно мы много делаем для развития межконфессионального и межрелигиозного диалога. По инициативе Русской православной церкви были созданы и ныне активно работают Межрелигиозный совет России и Христианский межконфессиональный консультативный комитет стран СНГ. Цель их деятельности как раз и состоит в том, чтобы способствовать достижению взаимопонимания и согласия между людьми, принадлежащими к различным религиям, конфессиям и национальностям, содействовать оздоровлению общества, укреплению его нравственных устоев. Мы открыты к сотрудничеству со всеми, и тем более с теми, с кем разделяем одни и те же традиционные ценности.
- Ваше Высокопреосвященство, как Вы считаете, насколько значимо сегодня признание обществом заслуг личности? И в целом, Ваше отношение к поддержке не только высочайших профессионалов, но и истинных подвижников в своих профессиях, чей ежедневный напряженный труд приносит конкретную пользу обществу? Также хотелось бы услышать о Вашем отношении к награждению Вас Золотым Почетным знаком "Общественное признание" за плодотворную миротворческую и просветительскую деятельность во имя мира и согласия.
- Конечно, высокие профессионалы и честные труженики должны чувствовать благодарность за свой труд, ощущать свою полезность и необходимость для общества. Возродить и преобразить Россию могут не нувориши, идущие ради денег на бесчестные и аморальные поступки, но миллионы тех, кто жертвует собой ради Отечества, выполняя нужную людям работу, несмотря на более чем скромное материальное содержание. Врач или учитель, в условиях крайней бедности не оставляющий работу, сельский священник, в течение долгих лет малыми силами восстанавливающий храм где-нибудь в глубинке, воин, охраняющий посреди хаоса и разрухи рубежи России, - именно их трудами в этот трудный период живет страна. Пусть таких людей в России будет больше, и пусть их поддерживают в созидательном делании государство, общество и каждый из нас. Я благодарен за награждение меня Почетным знаком "Общественное признание" и считаю это признанием трудов очень многих моих соработников.
- Наверное, спрашивать Вас о личной жизни и увлечениях не совсем корректно, но все-таки, есть ли у Вас какие-нибудь предпочтения в светской литературе или музыке, живописи? Если у Вас случается свободная минутка, то чему Вы отдаете свое время?
- Из всех искусств больше всего люблю живопись и архитектуру. Меня очень интересует вопрос о том, как они отражают настроение людей, ведь по картинам и зданиям можно понять, что происходило в ту или иную эпоху. Все чаще слушаю классическую музыку. Любимые композиторы: Бах, Бетховен, Моцарт, Вивальди, Чайковский. Среди современной музыки, к сожалению, редко слышу то, что меня трогает. Читать удается мало, потому что за день разбираю огромное количество бумаг, и зрение так устает, что вечером уже все строчки сливаются. Но в отпуске много читаю - в основном историческую и философскую литературу.
- Мы беседуем с Вами накануне, наверное, самого любимого у нас светского праздника - Нового года, а также не менее любимого сегодня праздника Рождества Христова. С этими праздниками многие россияне связывают свои самые сокровенные надежды в будущем году - решение многих проблем, достижение намеченных целей, улучшение жизни вообще. Предпраздничные настроения можно охарактеризовать следующим образом - появляются светлые надежды и оптимизм, которых сегодня так всем нам не хватает.



Интервью с сопредседателем
политической партии "Союз правых сил" Ириной Хакамадой:
"САМОЕ ГЛАВНОЕ - ОТСТАИВАТЬ СВОИ ИНТЕРЕСЫ И ВЕСТИ ДИАЛОГ С ВЛАСТЬЮ"
- Что для Вас гражданское общество?
- Организация общества в негосударственных, общественных формах по интересам. Если есть интересы, которые могут быть объединены, и они добровольно объединяются, то возникает не просто аморфная масса, а структуризированное общество. Интересы могут быть разными: иногда это профессиональные интересы, иногда - жизненные, бывают интересы обиженных ("обидели" всех одинаково). Может быть все, что угодно: может быть и организация любителей пива, а может быть - организация одиноких матерей или организация малого и среднего бизнеса.
- Как, по-вашему, должно осуществляться взаимодействие между политической сферой и сферой гражданского общества?
- Я считаю, что инициатива такого взаимодействия должна идти не от партий. Гражданское общество само должно налаживать этот диалог, включая инструмент своего влияния. Как делают, например, в Америке учителя? Они создали сеть по всей стране и поэтому обладают влиянием. Каким? Голосами. И потом подписывают договор с президентом: вот наша программа, мы хотим, чтобы вы ее реализовали. Вы согласны? Кандидат подписывает. Вы нам гарантируете, что мы будем участвовать в заседаниях вашей администрации и конгресса по этим вопросам. Подписываете? Если да - тут же все члены этого общества по всей Америке надевают специальные значки с символикой соответствующего кандидата. То есть начинают агитацию - не прося денег. Они ничего не просят ни у президента, ни у правительства, ни у партий. Они используют свой ресурс, потому что они друг друга знают, и у них идет интенсивный "сарафанный", межличностный обмен информацией, и такая организация реально гарантирует и обеспечивает кандидату поддержку, и поддержка эта очень серьезная.
- Они сейчас ничего не просят, но рассчитывают, что в случае, если кандидат победит - значит, он будет отстаивать их интересы, выполнять требования...
- Они ничего не просят на организацию процесса агитации. А что зачастую делают наши гражданские организации? Они говорят партиям и кандидатам: мы готовы вас поддержать, но у нас денег нет, вы нам заплатите, и мы на эти деньги будем за вас агитировать. Это просто несерьезно! Хочешь вести диалог - будь самостоятельным и финансово, и организационно, и в кадровом отношении. Будь независим от власти - тогда ты сможешь заставить ее действовать, включая инструмент своего влияния через выборы.
- Что Вы, как один из лидеров политической партии "Союза правых сил" можете предложить гражданскому обществу? И что гражданское общество, на Ваш взгляд, может предложить Вам?
- Я против того, чтобы негосударственные общественные организации превращались в политические партии и ставили себе целью использовать гражданские структуры как первый этап для того, чтобы потом превратиться в какое-нибудь политическое движение и участвовать в выборах. Потому что это разные функции: политическая партия идет во власть, чтобы взять власть. Гражданское общество аккумулирует интересы общественных групп, чтобы вести диалог с властью.
- Но ведь незрелость и слабость гражданских организаций у нас в России зеркально отражает незрелость и слабость политических партий, как естественных посредников между обществом и властью!
- Еще одна проблема. Я разговариваю с бизнесменами. У них же тоже есть общественные организации. К примеру, в Воронеже выступаю с докладом: как я собираюсь в программе "Союза правых сил" защищать малый бизнес. Профессиональный доклад - не популистские лозунги. Выходит первый выступающий и говорит: "Ирине Муцуовне нечего делать в СПС, ей надо в "Яблоко" переходить". Выходит второй и говорит: "Что это Хакамада тут повесила "СПС"? Можно плакат повесить от любой партии, и все они будут говорить одно и то же". Вот что называется незрелостью гражданских организаций. Ведь что такое организованное, развитое гражданское общество? У него нет политической ориентации, привязанности. Оно использует любой ресурс. Приехала партия "СПС", лидер приехал - слава Богу, буду через нее проводить. Приедет другой - буду через него работать. Самое главное - отстаивать свои интересы и вести диалог с властью. А уже вот конкуренция между партиями, кандидатами - это не дело общественной организации. Ей нужно любую встречу, с любым политиком превратить в ресурс, чтобы потом интересы этой организации были защищены - не личные, не интересы конкретного юридического лица, а программные позиции данной гражданской организации.
- То есть инициатива к диалогу с властью, с политиками должна идти от самих гражданских организаций?
- Конечно. Именно так должен быть выстроен диалог: снизу, что возможно только при определенном уровне зрелости гражданских организаций. Должна быть инициатива - а не "помогите нам, деньги дайте"! Организации должны уметь находить независимых, неполитических спонсоров, и быть готовы поддержать на выборах ту или иную партию, но при условии, что будут сами проверять реальность подписанных соглашений. Если соглашение не работает, то в следующие выборы мы эти голоса у вас заберем и передадим другому. То есть для любой гражданской организации, если она хочет влиять на принятие решения, первой задачей является не о себе везде в газетах заявлять, а сеть создавать, реальную сеть. Почему большинство партийных организаций не считаются с огромным количеством организаций общественных? Просто потому, что те не могут влиять на результаты выборов.
- То есть прежде чем договариваться, надо элементарно знать, какими ресурсами располагает каждая из сторон.
- Конечно. Не в Кремле им нужно сидеть, а ячейки на местах создавать, собирая по крохам голоса, то есть быть сильными организаторами. Вот это - их главная задача и условие их серьезных намерений. Я считаю, что СПС своими программами защищает негосударственные организации. Напомню, что Хакамада была первой, кто провела в 1993 году закон "О некоммерческих организациях", по которому они получили статус и возможность для работы.
- Этот закон Хакамада провела, а не СПС. Но для того, чтобы создалось сильное гражданское общество, одного закона недостаточно. Нужен целый ряд условий, и одно из них - сильное и развитое местное самоуправление. Без местного самоуправления как широкой низовой демократической сети...
- ...в России ничего не выйдет. Местное самоуправление должно быть усилено, а регионы укрупнены. Это обеспечит управляемость огромной страны. То есть, с одной стороны, децентрализация, с другой стороны - усиление местных органов власти.
- Ваша позиция по отношению к законам Козака?
- Мы их не поддержали. Моя инициатива и инициатива СПС, принятая на Политсовете, такова: все налоги от малого бизнеса, все - даже те, которые делятся между федеральным центром и регионами, отправлять полностью местному самоуправлению. Только тогда, когда у местных органов появятся деньги, мы получим стимул к развитию. В этом случае и местный сектор вырастет, как, скажем, в Италии, где он занимает 90 процентов рынка!
- А Вы не думаете, что эффект будет обратным: если местным органам оставят этот налог, то ставки налога назначат такие, что никакого местного бизнеса вообще не будет?
- Ставки должны определяться Федерацией. А суммы, полученные по этим ставкам, переходить местной власти. Ставки должны быть общие и всем известные: 6 процентов с выручки по упрощенной системе налогообложения для малого бизнеса, вмененный налог. А налог с продаж - убрать.
- Вы затронули вопрос укрупнения регионов. Уже известны инициативы других политиков по этой теме: так, Геннадий Селезнев предлагает разделить Россию на 40 штатов...
- Я считаю, их должно быть 12. Вы помните, было 12 межрегиональных ассоциаций экономического сотрудничества? Не сегодняшние федеральные округа, созданные по нарезке округов МВД! По экономическим, природным условиям и естественной хозяйственной кооперации - их должно быть 12, 12 крупных субъектов и 12 губернаторов. Тогда будет это естественное разделение труда. 12 крупных штатов и 12 губернаторов, каждого из которых избирает народ и каждого можно вызвать к президенту и говорить с ним всерьез. Я бы еще и правительство убрала...
- То есть Вы предлагаете переход к американской системе, где правительство и администрация - одно и то же, президент - одновременно глава исполнительной власти, а должность премьер-министра отсутствует.
- Американская политическая система - самая простая и прозрачная, если ее ввести у нас, президент хоть как-то реально сможет правительство контролировать. А вот местное самоуправление, получив определенные ресурсы и полномочия, но под контролем "больших" губернаторов, сможет развиваться. Опять-таки, губернаторы не смогут местную власть зажимать, просто не будет такой возможности физически - при огромных размерах управляемой территории.
- Но даже у американцев - пятьдесят штатов, но не двенадцать же!
- А при чем тут американцы? У нас уровень государственного управления настолько ужасен, что я считаю, что надо начинать укрупнение, а потом уже постепенно переходить к развитию местного самоуправления.
- А как это возможно на практике?
- А мы же приняли закон о возможности объединения регионов. Мы поддерживаем идею укрупнения, хотя понимаем, что это нужно делать очень аккуратно. Это очень тонкий вопрос, потому что все могут разнести в пух и прах, так как интересы здесь сосредоточены огромные, и борьба будет дикая. Но я сейчас говорю о стратегии: когда ты стратегически видишь, знаешь, на что ориентируешься, ты можешь двигаться постепенно, ты понимаешь, что делаешь. Но если нет стратегических целей, то можно болтаться в этих экспериментах до бесконечности, и неизвестно, что получится.
- Поддержав эту программу укрупнения, Вы оттолкнете от себя региональную элиту.
- Так и получится. Но у меня такое впечатление, что региональная элита и так нас в обьятиях не держит. Нам нечего и терять абсолютно. Ну, что для нас губернатор? Все равно они не наши. Очень мало наших по духу: Хлопонин в Красноярске, Федоров в Чувашии. У нас есть регионы, где мы хорошо работаем в контакте с губернаторами, но, по большому счету, мы не губернаторская партия. Вот как раз в местных органах у нас больше поддержки, наиболее часто мы избираемся в органы местного самоуправления.
- СПС - это партия по своей сути буржуазная. Что же, вы хотите, чтобы нас любили больше, чем Райкова и Народную партию? Конечно, Райков, даже никому не известный, легко раскручивается за короткий период. Он ближе, он понятнее, он такой же, как средний россиянин. А мы - не массовая партия. Поэтому и общественное мнение у вас искаженное, это не мнение гражданского общества, это мнение просто массы людей. Общество-то не структурировано! При этом мы, как партия, защищаем и поддерживаем те общественные объединения, которые тоже объективно не могут быть массовыми, многочисленными. Это наемные работники, которые получают средние доходы на частных предприятиях - и это еще пока далеко не большинство. Ведь у нас треть населения бедная, живет ниже прожиточного минимума; бюджетники - нищие совершенно. И даже если мы будем для них работать с утра до ночи, они нам не поверят, потому что мы - успешные люди, это их раздражает. Поэтому мы ближе к таким же успешным, мы их не раздражаем, мы - как бы поводыри для них: "вот она может, и я тоже смогу, тоже так сейчас сделаю!". Их всегда будет меньше в такой стране, как наша.
- То есть вы - партия меньшинства?
- Конечно.
- Вот, например, Крестьянская партия: она никогда не будет иметь большинство у нас, потому что Россия уже не аграрная страна.
- Мы - наоборот: как раз то меньшинство, которое обречено исторически стать большинством - через 25 или 50 лет. Когда Россия будет абсолютно развитой страной, экономической супердержавой - такой же, как Европа, как Китай, как Америка. Россия все равно будет развиваться рыночными методами. И поэтому такие партии, как наша, не будут в меньшинстве.
- Почему только через 25-50 лет?
- Не знаю. Может быть, через 10, если будет воля у политического класса заниматься управлением страной, а не заниматься удовлетворением своих амбиций. Пора на деле становиться экономической супердержавой, а не рассуждать с утра до вечера о нашем влиянии на мировой порядок в Иране, Ираке, Северной Корее с Китаем. Не говорить о том, что Америка агрессор, что мы ее остановим, а держаться на плаву как только можно: сосредоточиться на том, чтобы быть экономически конкурентоспособными. Президент сказал абсолютно понятно: удвоение ВВП, рывок, административная реформа. То есть надо просто изнутри в порядок все привести!
- Насколько электорат, по вашим оценкам, у СПС схож с "Яблоком"?
- Наши электораты примерно на 40 процентов расходятся. У "Яблока" избиратель победнее, постарше; у нас - побогаче, но помоложе. У них - более активные избиратели. Объединяют их две вещи: нежелание "ложиться" под власть, внутренняя свобода и - при этом - неприятие левых идей. Та часть, что больше принимает левые и социальные идеи, социал-демократию - она ближе к "Яблоку". Другая часть, которая принимает более жесткие, более либеральные идеи, более консервативные - идет к нам. Но все это люди очень свободные.
- То есть Вы считаете, что электоральная грань, эта "китайская стена" между "Яблоком" и СПС разбита не будет.
- Пусть Явлинский мечтает забрать всех под себя, но он ошибается. Даже Немцов ошибается, когда думает, что он может взять 45-летних учителей и перетащить их из электората "Яблока". Не получится, даже при том, что мы очень серьезно помогаем образованию. Потому что человек голосует за образ, а для него образ Явлинского - это образ защитника интеллигенции, а образ наших лидеров - это образ успешных людей, у которых есть деньги. А у кого их нет - они с нами не дружат.
- "Яблоко" ратует за отставку действующего правительства. Ваше мнение?
- Это предвыборные технологии, принципиально не хочу в них участвовать. Ведь что значит "отставка правительства"? На самом деле это - недоверие правительству и отставка премьера. Ну, поставят другого премьера. Но инструмент-то не меняется. Поэтому главный мой лозунг и лозунг Союза правых сил - это серьезное сокращение функций правительства с передачей их гражданскому обществу в виде саморегулируемых организаций; сокращение функций министерств; уничтожение аппарата правительства. И я выступаю за самую радикальную позицию: вообще ликвидировать пост премьер-министра и администрацию президента тоже. И согласна с идеей РСПП, который предложил оставить всего 7 или 8 министерств.
- Вы очень критично оценили нынешнее состояние гражданских организаций в России. Вы считаете, наши партии находятся на другом этапе развития? Они уже готовы взять на себя ответственность за страну?
- Они - нет, еще не готовы, поскольку нет опыта. Когда партии за все не отвечают в парламенте, а занимаются собственным пиаром четыре года, то, конечно, ответственность при выборах уменьшается. А почему? Потому что не надо формировать кабинет. Но постепенно, в силу ужесточения партийного законодательства и в силу того, что десять лет прошло, мы все-таки имеем партии, которые уже не клубы. Те пять парламентских партий, что есть, это все-таки сетевые партии. Они уже не партии в масштабах Садового кольца.
- Но у Вас же сейчас большие проблемы с региональными отделениями.
- Это свидетельство не слабости, а силы нашей партии. Мы сейчас мучаемся с этими региональными отделениями. Мы там массу народу повыгоняли, у нас скандал за скандалом в силу того, что мы сейчас начинаем строить региональную сеть достаточно серьезно. К нам приходят новые люди, которые обладают необходимым потенциалом и работают в самом низу.
- Есть широко распространенное представление, что реальный лидер СПС находится не в ней, а за ней. Речь, конечно, идет о Чубайсе.
- Главная претензия к Чубайсу в СПС - он ничего не делает. Это серьезно. Ему некогда. Он весь в РАО ЕЭС. Он фанат энергетической реформы. Поэтому, между прочим, я согласилась в какой-то момент, что если объединение с "Яблоком" будет, то нужен соответствующего калибра лидер, и им может быть именно Чубайс. Потому что Чубайс - это сильная фигура, влиятельная. Что до реального влияния на решения в партии, то все решения принимают у нас сопредседатели с абсолютно равным правом голоса. Так не бывает, что Немцов против, Хакамада против, Гайдар против, Чубайс всех выслушал и сказал: "Нет, будет наоборот", - все встали и пошли выполнять. Никогда. Если мы не договорились, то или этого не будет, или будет то, о чем договорились.
- Но Чубайс - за сценой, а в его отсутствие вы - не лидерская партия.
- Да, у нас столько харизматиков, что хотим мы того или не хотим, но нет единого лидера. Более того, мы расширяем число лидеров. Похмелкина вот, как могли, раскручивали, но он от нас ушел непонятно почему: видимо, решил, что мы настолько его раскрутили, что он может уже быть сам себе лидер. Но мы все время пытаемся найти новых лидеров, причем федерального уровня, и мы их воспитываем.
- В последнее время в СПС появилась еще одна скандальная фигура: Кох.
- Зачем нужен Кох? Мы поняли, что председатель избирательного штаба не может быть просто нанятым менеджером. Потому что его перекупают - и все, партии сорвали всю избирательную кампанию. Нужен человек, вне зависимости от его бэкграунда, от его прошлого (с Чубайсом нам мотают нервы и так по полной программе, так что нам уже терять нечего, чернее не станем), который: а) профессиональный менеджер, умеет быстро осваивать новые проекты - а Кох это умеет - и б) человек, который не продаст нас и не предаст.
- Неужели СПС так безразлично общественное мнение? В предвыборный год любое действие партии неизбежно приобретает публичный характер. И после прихода Коха создается впечатление, что просто СПС взял молоток - и забил гвоздь в крышку собственного гроба.
- Вы когда-нибудь занимались бизнесом серьезно? Я занималась. А партийным строительством занимались серьезно? Ну, тогда вы должны понимать, в чем дело. Это вообще всей России касается. Самая страшная угроза - это угроза неэффективного управления. И самое страшное, когда при этом нет рынка управленцев. Попробуйте найти мне на рынке менеджера масштаба Коха, но при этом с хорошей репутацией...
- Все повторяется: в России XIX века, если чиновник проворовался, его увольняли, переводили в другую губернию, даже ссылали. А в ссылке снова брали на работу, потому что было мало грамотных и образованных.
- Я не знаю про чиновников, про воровство. Но Коха я видела в работе и провела с ним несколько бесед, и поняла, что это то, что нам надо. Меня интересует победа. Если я хочу победы, мне нужен профессиональный менеджер. Все остальное - разговоры для дилетантов. Потеряем в репутации - возьмем голоса за счет другого. Профессиональные менеджеры смогут эту проблему решить. И потом, смотрите, что было бы, если бы мы все были чистенькие. Вот есть партия, для которой чистота является главным сюжетом - это партия Григория Алексеевича Явлинского. Вот для Явлинского Кох - это катастрофа. Но тот же Явлинский кроет нас с утра до вечера по поводу Чубайса, и половина населения накачана уже, что "эти демократы все развалили и разворовали". Нам нужен определенный электорат. Критика в адрес Коха - это критика не от нашего электората. Это критика от электората Явлинского. А наш избиратель - он жутко прагматичный, и для него вот что важно: там ребята свои, у них взгляды нормальные? - Да, нормальные. Они профессионально справляются с задачей? - Да, справляются. Все, ничего не поделаешь. А вот кризис плохого управления - это самая страшная вещь. Вы можете написать красивую программу, у вас будут хорошие люди, но если вы профессионально не проведете кампанию - вам конец.
- Президент в своем послании признал, что есть проблемы с финансированием партий, с прозрачностью этого финансирования. Вероятно, эта тема будет достаточно значимой на выборах: тема чистоты партийных бюджетов.
- Я согласна на чистоту, на прозрачность, но при одном условии: что она касается всех. А то, знаете, у нас так: все касается кого угодно; а тот, кто у руля власти, тот пользуется привилегиями.
- Распространено мнение, что именно СПС финансируют буквально 2-3 крупных олигарха, и в результате они вертят партией, как хотят.
- Нет, нас финансируют около 10 крупных компаний и еще около 10 мелких. Никто нами не крутит, потому что ни у кого нет контрольного пакета. Причем я знаю, что часть этих же олигархов финансирует "Единую Россию", часть - "Яблоко". А "Яблоко" вообще финансирует один, а кто - всем известно. Мы об этом не говорим. А по поводу нас говорят, потому что "Единая Россия" и "Яблоко" приняли концепцию, как "мочить" СПС: мол, это партия крупного капитала, зависимая от двух-трех олигархов. И все, это такой метод борьбы.
- А СПС - это не партия крупного капитала?
- Нет. Это партия успешного попадания, состоявшихся людей или не состоявшихся, но которые готовы взять на себя самостоятельность в том, чтобы состояться. Им не нужна власть, они не патерналисты. Им главное - не мешайте. Отойдите от нас, не мешайте, ничего от вас не надо, уйдите.
- Разве это не трагедия - вот партия состоявшихся людей в стране, которая не состоялась пока еще как страна?
- Это нормальный естественный переход. Всего 10 лет прошло. О чем Вы говорите? Когда Франция совершила буржуазную революцию, а потом было столько крови, никто не называл это трагедией. Зато сейчас - процветающая страна. А у нас крови, слава Богу, не было, кроме Чечни и трагического 93-го года.
- Надеемся, что и не будет. Спасибо за откровенные ответы на острые вопросы.




Интервью с Председателем Счетной Палаты РФ С.В.Степашиным:

"Свободой нужно уметь толком распорядиться"
- На первом Гражданском форуме Президент РФ В.В. Путин призвал к созданию механизмов взаимодействия между институтами гражданского общества (неправительственные организации, СМИ, деловое сообщество и т.д.) и всеми ветвями власти. Каким Вы, видите сегодня состояние российского гражданского общества на сегодняшний день? И какова сегодня роль общественного мнения?
- Ваш вопрос подразумевает: готовы ли высшие государственные чиновники к гражданскому контролю над их деятельностью, к восприятию реальных, а не показушных общественных экспертиз решений власти, имеющих огромное значение для большинства наших сограждан? И, в свою очередь, готово ли молодое гражданское общество России, находящееся в стадии своего становления, к равноправному диалогу с властными структурами? Ответ на эти вопросы лежит в области менталитета граждан - как представителей властных структур, так и общества. Ну, а сознание определяется бытием. А не битием, к счастью. Это ничего не дает. Разве что, напротив, консервирует авторитарное сознание чиновников и тягу к государственному патернализму у граждан. Недавнее пятидесятилетие со дня смерти Сталина показало: ему сейчас симпатизирует чуть ли не 30 процентов опрошенных ВЦИОМ. А наш российский коммунизм - самовоспроизводящийся какой-то.
- Получается, бегаем по кругу, как слепая лошадь?
- Высота вольера будет снижаться по мере созревания гражданственности в умах. Ну, а насчет слепоты... Вот Сорос ушел, создав институт "Открытое общество". О нем писали чаще скептически, а то и злобно. Стала ли Россия за эти 15 лет открытым обществом? Стала. Мирно можно уйти только из открытого. Из закрытого общества с миром не отпустят. Впрочем, это из области нравственных понятий, сопутствующих формированию гражданского общества, но не образующих механизм его строительства.
Однако есть, если хотите, институциональные механизмы формирования гражданского общества. Один из них, наиболее общий - контроль общества над властью. Представительная власть осуществляет надзор над властью исполнительной. В России сейчас есть то, чего долго не было в ее истории, - парламент. Молодой российский парламентаризм все еще в стадии развития. Президент Путин в своем Послании выступил с идеей ускорить его. Сформировать, исходя из обстоятельств, правительство, опирающееся на парламентское большинство.
- Парламент, Вы сказали - наиболее общий институциональный механизм...
- Переходим к частному. Я убежден, что в России уже сформирован, по сути, достаточно продвинутый институт гражданского общества, действующий в конкретной и весьма чувствительной сфере. Сфере расходования общественных, как сказали бы на Западе, или государственных, как принято говорить у нас, средств. Средств налогоплательщика, если хотите. Судите сами. Счетная палата России формируется представительной ветвью власти. Стало быть, от имени граждан осуществляет контроль за тем, как власть исполнительная расходует их средства. Тем самым, реализуется кардинальнейший принцип демократического общества: независимость контроля над использованием государственных средств от их распорядителей.
- Сколько злоупотреблений удалось обнаружить и сколько средств вернуть?
- В прошлом году проверено более 1600 организаций в 70 регионах страны. По итогам проверок направлено свыше 300 представлений, возбуждено 74 уголовных дела, в казну возвращено более 2 млрд. рублей. Только в текущем году по результатам проверок уже возбуждено около 50 уголовных дел. За прошлый и истекший период этого года уволено более 200 чиновников из МПС, Минобороны, освобожден с должности руководитель Новороссийского порта.
- Вы неоднократно говорили, что было бы неплохо переподчинить Счетную палату, вместо парламента, Президенту...
- Счетная палата формируется Федеральным Собранием, но не подчиняется ему. По заключениям авторитетных правоведов, высший орган государственного финансового контроля России имеет особый, независимый статус - такой же, как Конституционный суд, Верховный суд. Что же до переподчинения, как Вы выразились, Президенту, то исторически в нашей стране власть больше, чем власть. Тем более - высшая. Результатом регулярных встреч Председателя Счетной палаты с Президентом страны становятся такие резолюции на наших записках, что за их выполнение структуры исполнительной власти берутся незамедлительно.
- Можно ли одним словом охарактеризовать ситуацию в России, подобно Карамзину: "Воруют"?
- Еще до Николая Михайловича на Руси бытовало, как сказали бы сейчас, "понятие": "Отчего ж не воровать, коли некому унять". Чтобы было, кому унять, и существует Счетная палата. А воровать стали меньше. Срабатывает система казначейского обслуживания бюджетных средств. Рискнул бы заметить, что неотвратимость наших проверок тоже играет свою роль. Ведь динамика их правовых последствий не может не производить впечатления на казнокрадов: по результатам наших проверок в 2000 году было возбуждено 20 уголовных дел, в 2001 - 49, в прошлом, как я уже говорил, - 74.
- Не за горами выборы - парламентские, президентские. Есть ли попытки использовать Счетную палату в корыстных, политических целях?
- Скажу так. Владимиру Путину это вообще не надо. Что касается Думы... Если почувствуем, что пошли ангажированные запросы, будем просить депутатов быть корректными. Мы вообще предпочли бы, чтобы запрос на ту или иную проверку оформлялся не группой депутатов в количестве не менее одной пятой от их общего числа, а только постановлениями Госдумы. Я же хотел бы, чтобы новый состав Думы вернулся, наконец, к тому законопроекту, который содержит предложения по усилению роли Счетной палаты. Вот уже полтора года этот документ не рассматривается. Думцы говорят: мол, Правительству не очень понравится. А какому правительству понравится закон, усиливающий роль органа, который его контролирует?
- Президент Путин в своем Послании определил проблемы и пути их решения для страны. Какова в этом роль Счетной палаты?
- Глава государства поставил амбициозную, но достижимую задачу - к 2010 году удвоить ВВП. Ее решение вполне сопрягается с осуществляемым сейчас нами переходом от традиционных финансовых проверок к аудиту эффективности использования бюджетных средств. Это побудило нас некоторое время назад выступить с предложением отказаться от сметного финансирования в пользу бюджетирования по результатам. Отрадно, что наше предложение нашло полное отражение в Бюджетном послании Президента. Мы настаиваем также на введении рентных платежей за пользование недрами. По нашим подсчетам, это принесло бы в бюджет ежегодно, по крайней мере, до 7 млрд. долларов дополнительных доходов. И еще: с учетом возможного падения цен на нефть мы при предварительной оценке проекта бюджета на 2004 год обязательно сформулируем предложения по оптимизации бюджетных расходов.
- А насколько результативна сама Счетная палата, каков ее КПД? В какой стране эффективность высшего контрольного органа наиболее оптимальна?
- В той, где завершен переход от традиционных финансовых проверок к аудиту эффективности расходования бюджетных средств и госсобственности. К таким странам относятся Канада, Великобритания, США, Германия. А что касается соотношения между затратами и конечным результатом, то наша эффективность приближается к соответствующей пропорции в США. Там на содержание Генерального управления учета в прошлом году было израсходовано порядка 400 млн. долларов.
А экономический эффект от его деятельности составил свыше 20 млрд. долларов. Наши цифры в обоих случаях меньше, но соотношение между ними примерно такое же.
- Вопрос личного характера. Вы - не последний человек из "питерской команды". Скучаете по городу Пушкина и Брюллова, Витте и Достоевского?
- Достоевский - выходец из Москвы. Но вот недавно показывали по телевидению очередную экранизацию "Идиота". И когда я увидел питерские пейзажи, все эти проходные дворы, дворы-колодцы, набережные - то от ностальгии защемило сердце. Что от того, что мир широк, когда ботинки жмут - они у меня по питерской колодке скроены... Вспоминаешь родительский дом. Отрочество, первая дружба, первое свидание. Москва прекрасна, спору нет. Но пускай простят меня москвичи - мои душа и сердце принадлежат Ленинграду, европейскому городу с русской душой.
- Раз уж зашел разговор об экранизации "Идиота"... Почему после первого постсоветского десятилетия в театры и на ТВ возвратилась русская классика - "Театральный роман" Булгакова на канале "Культура", Александр Островский вообще в центре нынешнего театрального сезона?
- После революции 1917 года, как и после августовской революции 1991 года, авангард бурно вытеснял классику. Потом, вместе с упрочением власти, со спадом революционной пены, классика возвращалась. В сталинскую эпоху - возвращалась та, что была на потребу власти. "Пушкин - наше все" - этим "сертифицировали" поэта как базис новой, пролетарской культуры, которая, дескать, не без рода и племени. Власть, законность возникновения которой небесспорна, стремилась тем самым легитимизировать саму себя. Так что в советскую эпоху поощрение властью классики - признак окончания революционных пертурбаций...
- Вы хотите сказать, что нынешняя власть имеет отношение к стимулированию ренессанса классики?
- Ни малейшего. Рынок имеет. Социализм уступил место рыночной экономике. Она более-менее утвердилась. Революция завершена. Наступило пресыщение попсой как символом мятущегося радикализма, "революционного" духа. Островский сегодня - не столько обличитель нравов купечества, сколько безобидный бытописатель жизни "людей при деньгах". А они сегодня есть, есть и сословие, называемое "средним классом". Ими востребованы такие пьесы. Их они "греют".
- А "греют" ли их "шестидесятники", "Ленком", "Современник", "Таганка"?
- Скорее, нет. Они импонируют широкому слою интеллигенции, пока не вписавшемуся в новые реалии. Вот "Ленком" в нынешний сезон поставил "Плач палача" - как всегда у Захарова, талантливая постановка-аллюзия, основанная на компиляции двух западных пьес 40-х и 50-х годов. Палач послан убить писателя-праведника, но вместо этого принимается читать лекцию-исповедь на тему "так жить нельзя". Испепеляет истеблишмент, грехопадение человека, отправляющегося по зову естества в туалет, неправильное устройство солнечной системы, лукавство власти с обществом и т.д. Великий режиссер, как в советские времена, держит "фигу" в кармане. Той части интеллигенции, о которой я говорил, это нравится - по генетической привычке фрондерства. А "людям при деньгах", среднему классу - возможно, что и нет. Мол, к чему такие опосредованные аллюзии, сейчас ведь "фигу" из кармана можно вынуть. Так что и в аудитории, которой возвращают классику либо позабытую драматургию, есть расслоение. Перекрыть его могли бы актуальные постановки. Но вот парадокс: прежде удушье от несвободы творца оборачивалось глотком свободы для читателя, зрителя. Ныне "насыщение" свободой шедеврами пока не обернулось. Почему-то... Наверное, свободой нужно уметь толком распорядиться.
- Не трудно себе представить, насколько Вы занятой человек. И все же, как Вы любите проводить свободные часы, что читаете, в каких театрах бываете, чем увлечены? И как Вам удается сохранять такую хорошую спортивную форму?
- Мне нравятся мемуары, книги по истории, произведения, содержащие интересные философские размышления. Очень люблю Астафьева. Недавно был потрясен сильнейшей и сложнейшей вещью о войне: "Черная яма" Василя Быкова. А что касается театров, то могу сказать, что знаком с большинством из них, но чаще хожу все же во МХАТ. Он мне дает хорошую разрядку, знаю почти весь его репертуар. Меня связывают теплые отношения с Олегом Табаковым. Дружу я и с Галиной Волчек, и с ее театром. А не так давно получил огромное удовольствие, приняв приглашение Александра Ширвиндта на его режиссерскую премьеру в "Сатиру". Здесь я не был лет двадцать, о чем пришлось сожалеть. И в "Маяковке" удалось побывать на самых удачных спектаклях. Сильнейшее впечатление оставил концерт на Красной площади Пола Маккартни. Стараюсь по мере возможности встречаться и следить за творчеством своих питерских друзей, замечательных артистов - Саши Розембаума и Олега Басилашвили. Очень понравилась его последняя работа с Хазановым - спектакль "Ужин для дураков".
Третье мое увлечение - спорт. Раньше я занимался им почти профессионально, был неплохим стайером, но проблемы со спиной заставили забыть о беге не только на 3 и 5 километров, но и на дистанции в 400 и 800 метров, где я показывал результаты мастера спорта. Хотя впоследствие регулярные занятия общей физической подготовкой вернули мне форму если не тридцатилетнего, то уж точно сорокалетнего человека. Оседлал велосипед, делаю на нем 30-40 километров практически каждый вечер. Увлекаюсь футболом, в том числе и как болельщик питерского "Зенита" и московского "Динамо". Являюсь членом попечительского Совета последнего, патронирую эту команду, знаю и люблю ее игроков.
- А как дела у Ваших близких? Есть ли какие-то изменения в их жизни?
- Да особых, вроде, нет. Жена по-прежнему, как профессиональный финансист (в этом качестве она работала еще в советские времена) продолжает совершенствовать себя в этой сфере. Сын пошел по ее стопам, а сейчас получает еще и юридическое образование. Одно меня в нем беспокоит, что задержался он у нас в холостяках.
- Сергей Вадимович, люди, знающие Вас хорошо и давно, говорят, что Вы - человек, "помнящий родство". Вы очень бережны к дружбе и человеческим отношениям, поддерживаете их, независимо от того, какую бы высокую должность ни занимали. Скажите, это продуманная стратегия поведения крупного руководителя и политика? Или же общительность, простота, открытость, вежливость и отсутствие чванства просто в характере?
- Думаю, что это воспитание. Бабушки, наверное, и, конечно, родителей, причем, как моих, так и моей супруги. А еще, за науку человеческого общения я благодарен школе, своему классу, любимому городу, которого я по старой памяти зову Ленинградом. И как бы высоко судьба меня не возносила, я всегда помню о тех, кто шел по жизни рядом. Они мне дороги. Да и потом, я не даю себе забывать о том, что "ничто не вечно под луной"...
И еще об этом же. Хотя сейчас лестные слова в адрес Президента не произносит только ленивый, могу сказать совершенно искренне, что передо мной есть достойный пример: Владимир Владимирович Путин. Исходя из наших не очень частых, но регулярных встреч могу отметить, что его поведение, манера общения с людьми ничуть не изменились со времени нашей совместной работы в Ленинграде, а так же впоследствии и в Москве.
- От имени редакции журнала и его постоянных читателей разрешите поблагодарить Вас, Сергей Вадимович, за теплую и непринужденную обстановку во время наших встреч и за искренние, обстоятельные ответы на все вопросы. Жаль, что формат журнала не позволил задать их еще больше...
- Ну, а я, в таком случае, желаю увеличивать объемы и тиражи вашего замечательного и нужного издания, а его читателям - счастья, удачи и благополучия!
Интервью со Святейшим Патриархом Московским
и Всея Руси Алексием II:

"Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними"
ОТВЕТЫ ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ II НА ВОПРОСЫ ЖУРНАЛА "ПРИЗНАНИЕ"
- Ваше Святейшество, выскажите, пожалуйста, Вашу оценку состояния и качества диалога между государством и Церковью как одним из самых влиятельных институтов гражданского общества. Насколько его интенсивность и эффективность на сегодняшний день удовлетворяет Вас? И каковы принципы новых взаимоотношений между государством и Церковью?
- Современному диалогу между Церковью и государством в России можно дать весьма высокую оценку. Существует ряд консультативных структур на федеральном и региональном уровнях, которые обеспечивают взаимодействие государства как с различными религиозными организациями, так и отдельно с Русской Православной Церковью. Происходят регулярные консультации церковных и государственных представителей. Результаты этого проявляются в совершенствовании законодательства, в совместных акциях и программах, имеющих важное значение для церковной, государственной и общественной жизни. Церковь содействует различным инициативам государства и общественных кругов.
Полагаю, что сегодня существует согласие между Церковью и государством по поводу основных принципов их взаимоотношений. Одним из главных таких принципов является свобода совести, которую наша Церковь очень ценит после многолетних испытаний, связанных с политикой государственного атеизма. Однако мы понимаем и необходимость сохранения самобытной духовной культуры народа России. Поэтому представляется естественным, что государство уделяет большее внимание проблемам традиционных религий, в первую очередь Православия.
- Читателям нашего журнала чрезвычайно интересно и важно знать именно Ваше мнение о том, насколько мы продвинулись в строительстве справедливого, развитого и демократического гражданского общества в нашей стране, или это лишь начало долгого и трудного пути, о котором говорит в своих выступлениях Президент России В.В.Путин?
- Полагаю, что под развитым гражданским обществом в России мы должны понимать не только большое число общественных организаций, не только степень их активности, но и нечто большее - духовную развитость личности и уровень ответственности людей за свою страну.
В обществе могут быть различные взгляды на ту или иную проблему. К тому же за последние годы многие стали ставить акцент на своих частных интересах. Однако для того чтобы общество жило как целое, в нем должны быть общие ценности. Долгое время это отрицалось, но сейчас, думается, люди увидели, что духовный и мировоззренческий вакуум - это путь в никуда, это превращение в "массу", беззащитную перед экстремистами, террористами, бесчестными дельцами. Сегодня контуры общей системы духовных и нравственных ценностей постепенно возникают в сознании граждан России, в том числе государственных мужей.
Впрочем, мы еще сталкиваемся с попытками разделить общество, спровоцировать людей на конфликт. Хотя уже много раз говорилось о выставке "Осторожно религия!", приведу этот пример снова, поскольку он является очень ярким и показательным. Кощунственной выставкой, имевшей публичный характер, были оскорблены православные граждане. Настоящее творчество создает что-то новое, а не извращает уже созданное. Кроме того, если мы живем в одном обществе, разве может кто-либо глумиться над самыми дорогими чувствами своих сограждан? К сожалению, ситуацию не исправить только запретительными мерами. Уважение к ближнему зависит от развитости внутреннего мира человека, от его воспитания.
Свой вклад в развитие гражданского общества вносит и Русская Православная Церковь - не только как духовный кормчий, воспитывающий нравственную личность, но и как сила, откликающаяся на злободневные проблемы общества. Причем это делает не только духовенство. Можно только приветствовать развивающуюся в последнее время активность православных мирян, участвующих в гражданских дебатах и общественной деятельности.
- Наши общественные организации тесно сотрудничают с Православной Церковью в рамках реализации совместных социальных программ, в частности, оказывают постоянную финансовую поддержку строительству и реконструкции храмов, например, возрождению соборов Дивеевского женского монастыря и выпуску серии документальных фильмов о святом Серафиме Саровском. Из многочисленного ряда других организаций мы активно поддерживаем работу по социальной адаптации детей-инвалидов реабилитационного центра духовной живописи "Инва-студия". Мы также провели совместно с представителями Русской Православной Церкви - Вашими посланниками - митрополитом Кириллом и протоиереем Всеволодом Чаплиным, получившими в свое время Ваше благословение - гражданские благотворительные акции "Мужество и милосердие" в поддержку военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб - участников контртеррористических операций на Северном Кавказе и в других "горячих точках".
Мы вполне удовлетворены тем, как развивается взаимодействие наших организаций с Православной Церковью. Но всегда есть возможность расширения сотрудничества и потенциал наполнения его содержания новыми направлениями. Не могли бы Вы, Ваше Святейшество, акцентировать наше внимание на наиболее важных сферах взаимодействия общественных объединений и гражданских союзов с Церковью на данном этапе?
- Я позитивно оцениваю опыт сотрудничества Русской Православной Церкви с общественными организациями, особенно с теми, кто реально трудится ради нравственного оздоровления российского общества, разрешения наиболее острых социальных проблем, просвещения и воспитания новых поколений, преодоления различных конфликтов. В этой сфере мы воистину делаем одно дело. Согласен с Вами, что пространство для расширения сотрудничества есть всегда. Ведь в обществе очень много людей, нуждающихся в поддержке со стороны окружающих. Объединение наших усилий в богоугодном деле помощи наиболее уязвимым слоям населения и общественным группам послужит будущему России.
Другая важная сфера - забота о молодом поколении. Господь говорит: "Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих" (Мф. 18. 10). Мы должны вырастить себе достойную смену: молодых людей, знающих свои корни, искренне любящих свою Родину. На Руси считалось, что воспитать сироту - это все равно что построить церковь. И многие брали на себя такой подвиг. А сколько брошенных, голодных, лишенных любви детей в нашей стране сейчас? Конечно, есть и многие другие области сотрудничества, но незамедлительные шаги требуются именно здесь. Ведь если мы будем бездействовать, то пройдет время, и уже поздно будет что-либо сделать с ненавистью, которой люди, некогда забытые в детстве, отплатят обществу за невнимание и нелюбовь.
- Вы постоянно напоминаете о приоритете нравственных целей перед всеми другими, о преимуществе служения благу общества и конкретного человека в политической и экономической деятельности. Во время прошлой нашей встречи в марте этого года Вы, в частности, отметили, что нравственное здоровье народа должно быть предметом особой заботы не только со стороны Православной Церкви, но и со стороны государства и всего общества.
Не могли бы Вы более подробно рассказать о "рецептах лечения" этой нашей общей больной проблемы?
- Государственные органы, религиозные и общественные организации, предпринимательские и производственные структуры должны вместе трудиться ради нравственного здоровья общества - каждый на своем участке ответственности. Важно, чтобы все эти усилия координировались и в конечном итоге создавали симфонию, а не какофонию.
Основным полем приложения усилий Церкви являются сердце и разум человека. Ее молитвенная и просветительская миссия направлена на то, чтобы дать людям силы от Бога для делания добра на самых разных поприщах. Через молитву и таинства Церковь связывает человека с Источником жизни - Господом.
Видя основу своей деятельности в пастырской работе с каждым человеком, Церковь продолжает ее за пределами храмовой ограды, проникая во все уголки человеческого бытия. Она помогает верующим выстроить и личную, и общественную жизнь на основе православного мировоззрения. Этим объясняется активность Церкви в образовательной, социальной, культурной и других сферах, где она намерена и в дальнейшем развивать свои труды.
- Не кажется ли Вам, что существует некоторое несоответствие между программными заявлениями Президента РФ В.В.Путина, прозвучавшими в его выступлениях в ходе президентской предвыборной компании, а также в его Послании Федеральному собранию, и реальными действиями и инициативами Правительства РФ? Президент обозначил борьбу с бедностью и улучшение качества жизни россиян как одну из первоочередных задач, в ответ правительство предлагает реформу ЖКХ, принятие нового Жилищного кодекса и монетизацию льгот, вызвавшие обострение социальной напряженности в обществе. Как Вы считаете, не нарушается ли в ходе самой реализации этих реформ принцип социальной справедливости и в первую очередь по отношению к наименее защищенным слоям населения, а именно к пенсионерам, инвалидам, многодетным семьям и ветеранам Великой Отечественной войны?
- Печалование перед власть имущими о людях, нуждающихся в заботе государства и общества, - прямая обязанность Церкви, которой она не вправе пренебрегать. Тем более она не может молчать в момент, когда люди во множестве выходят на улицы, по какой бы причине это ни происходило. Многие просили Церковь высказаться в связи с акциями протеста. И я счел своим долгом напомнить всем, ответственным за осуществление реформ, "золотое правило" евангельской нравственности: "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Мф. 7. 12), и сказал, что осуществляемые преобразования ни в коем случае не должны ухудшить социальное положение людей, особенно пенсионеров, инвалидов, обездоленных.
Сейчас острота вопроса снимается - государство во многом пошло людям навстречу, и есть надежда, что интересы наименее защищенной части общества будут учтены надлежащим образом. Настает момент, когда для разрешения возникающих проблем нужны не митинговые страсти, которые легко могут быть использованы эгоистичными политиками не на пользу людям, а ответственный диалог народа и власти. В таком диалоге обе стороны должны быть готовы внять разумным аргументам и в чем-то пересмотреть свою позицию. Вновь подчеркну: в центре внимания при этом должна оставаться забота о достойном уровне жизни граждан, особенно тех, кто всю жизнь трудился на благо Отечества, сражался за его свободу, созидал его славу и величие.
- Ваше Святейшество, Вы являетесь правящим епископом города Москвы и много внимания уделяете возрождению и развитию епархиальной и приходской жизни в столице. Ваши труды на этом поприще стали моделью для устроения церковной жизни и в других местах. Расскажите, пожалуйста, каким образом и насколько обустроена епархиальная жизнь в провинции?
- Действительно, церковная жизнь столицы развивается очень быстрыми темпами. Ныне в Москве в непосредственном ведении Патриарха находится более 600 храмов и часовен (это почти в 15 раз больше, чем было до 1988 года), 4 мужских и 4 женских монастыря. Налажена система взаимодействия с властными структурами и общественными организациями. Ведется результативный диалог с представителями традиционных конфессий.
В то же время, хотя я правящий епископ города Москвы, мои обязанности предполагают участие в возрождении и развитии церковной жизни не только в столице, но и по всей России. Более того, поскольку приходская жизнь в регионах возрождается подчас с бoльшим трудом, чем в Москве, я стараюсь уделять этому особое внимание.
Обустроенность церковной жизни на местах очень различается. Это зависит от множества факторов, в том числе от качеств правящего архиерея, но далеко не только от них. Апостол Павел так говорит о результатах апостольской деятельности: "Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог" (1 Кор. 3. 6). Кроме того, по слову одной из притч Христа Спасителя (Лк. 8. 5-8), плоды Слова Божия зависят еще и от почвы, на которую это семя упадет, то есть от состояния человеческих сердец.
В целом замечу: позитивные тенденции в развитии церковной жизни в регионах очевидны. Решается, в частности, проблема недостатка священников, которая всегда острее чувствовалась в провинции. Выстраивается конструктивный диалог с местной властью. Не сомневаюсь, что духовные плоды на этой ниве не заставят себя ждать.
- Недавно Вы подписали ряд документов о взаимодействии и заложили основы для развития сотрудничества Церкви с системой здравоохранения и социального обеспечения в стране. В каких направлениях в первую очередь Вы видите это сотрудничество, и насколько и в какой области сегодня оно продвинулось вперед?
- Подписанные нами соглашения о сотрудничестве с Министерством здравоохранения и Пенсионным фондом Российской Федерации помогают поставить на прочную основу социальную деятельность всей Русской Православной Церкви, ее партнерство с государством и обществом в служении обездоленным. В то же время с сожалением стоит отметить, что государство не поддерживает в должной степени социальную работу религиозных и общественных организаций, отдельных граждан страны.
Мировой же опыт показывает, что социальная деятельность негосударственных организаций, пользующаяся поддержкой властных структур, - наиболее эффективна и требует наименьших бюджетных затрат.
- В настоящее время государство и общество серьезно обеспокоено обеспечением национальной и общественной безопасности. Мы знаем, что у Русской Православной Церкви есть большой опыт и свои возможности по противостоянию и контрпропаганде таким негативным антиобщественным проявлениям, как потребление и распространение наркотиков, алкоголя, борьбе с межнациональной и межрелигиозной нетерпимостью. Ваши представители неоднократно принимали участие в гражданских конференциях и акциях, проводимых нашими общественными организациями по данной проблематике. Недавно Вы также подписали соглашение о сотрудничестве с министром МВД РФ Р.Г. Нургалиевым. Не могли бы Вы рассказать об этом несколько подробнее?
- Соглашение о сотрудничестве между нашей Церковью и Министерством внутренних дел символизирует разрушение тех средостений, которые были воздвигнуты в советский период между государственной властью, обществом и Церковью. Эти преграды всегда были искусственными, ведь у нас одно Отечество, одна история и одно будущее, которое мы вместе должны созидать.
Сегодня Церковь взаимодействует с учреждениями охраны порядка в сфере профилактики преступности, антикриминального воспитания молодежи, заботы о тех, кто покинул места лишения свободы. Мы оказываем духовную помощь сотрудникам милиции и иных правоохранительных структур. Многие активные прихожане - в частности, казаки - создают специальные группы, которые способны помогать милиции обеспечивать порядок на местах. Думаю, что такие инициативы достойны государственной поддержки.
Совершенно очевидно: безопасность страны и народа не может быть попечением только власти и правоохранительных органов. Заботиться о мирной жизни друг друга нам надлежит вместе. Мировой опыт показывает, что лишь так можно противостоять терроризму, экстремизму, попыткам столкнуть и разделить людей. А то, что такие попытки делаются, легко увидеть на примере недавних чудовищных терактов. Действия террористов в Москве и Беслане преследовали задачу противопоставления друг другу религиозных и национальных общин. Однако намерениям преступников не суждено было осуществиться - даже на Кавказе, где возникала реальная опасность межнациональной бойни.
Всем нам необходимо помнить: будущее народа, его сила и крепость - в единстве. Не менее очевидно и другое: усилия государства в борьбе с преступностью станут полностью действенными именно тогда, когда им будет сопутствовать забота Церкви и общества о нравственном благополучии нации.
- Существует ряд совершенно искусственно созданных преград между светской и религиозной культурой, светской наукой и религией. Вы призываете к преодолению этих искусственных преград, к возрождению нравственности и духовности в культуре и искусстве, к тесному сотрудничеству между представителями всех областей светской и церковной культуры. На Ваш взгляд, в этом направлении удалось за последнее время добиться положительных сдвигов?
- Вы правы: стена, при помощи которой пытались отделить религию от общества, не имела и не могла иметь прочного фундамента. Культура и искусство, лишенные религиозной подосновы или хотя бы уважения и понимания духовных ценностей, становятся инструментом реализации греховной воли, юдолью отчаяния, безысходности, тревоги, вражды. Такое "творчество" развращает и угнетает своих потребителей.
Что касается науки, то слова апостола Павла "Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы" (Рим. 1. 20), лучше всего подтверждаются тем фактом, что большинство ученых являются верующими людьми. Научное сообщество теперь практически не исходит из ложной посылки, что любая религиозность антинаучна. Наука постепенно приходит к тому, что надлежащее понимание ряда явлений окружающего мира невозможно без использования религиозного сознания, без учета религиозных ценностей. Более того, православные естествоиспытатели пытаются в сотрудничестве с пастырями и богословами выработать духовные принципы для своих научных изысканий. Это особенно важно в таких сферах, как бионика, генная инженерия, кибертехнологии.
- До последнего времени между учреждениями государственной системы сохранения памятников культуры и Церковью существовала определенная напряженность, вызванная неоправданными опасениями чиновников, их узкокорпоративными или личными интересами. Мы знаем, что Ваш пастырский подход позволил Вам подписать ряд совместных документов с Министерством культуры РФ и руководством музейных комплексов, находящихся на территории церковно-исторических и духовно-значимых монастырей.
Позволило ли это полностью разрешить названные проблемы и дать монастырям новую жизнь?
- Проблема сосуществования приходов и монастырей с располагающимися на их территории музейными комплексами и другими учреждениями культуры не имеет однозначного решения. В каждом конкретном случае Церковь пытается найти индивидуальный подход и разрешить проблему с минимальными осложнениями. Главные трудности сегодня порождены нехваткой средств на выезд и размещение организаций, занимающих храмовые или монастырские здания, а также невниманием к нуждам и строю церковной жизни, которое иногда проявляется работниками музеев, хранилищ, мастерских.
Но есть и очень достойные примеры. Так в помещении храма преподобного Серафима Саровского на месте его подвигов - в Сарове - до недавнего времени располагался театр. Государство изыскало средства на строительство нового помещения для театра, а храм, переданный Церкви, был восстановлен и освящен в прошлом году, во время празднования 100-летия прославления преподобного Серафима. Благополучно сосуществуют церковная жизнь и музейная деятельность, например, в московском Кремле, столичном Новодевичьем монастыре, ряде других мест.
- В мае этого года наш народ отметит 60-летие со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Мы знаем, что Русская Православная Церковь во все времена, даже самые для нее тяжелые, во время гонений, делала все возможное и невозможное для поддержки и поднятия патриотического духа россиян, в том числе и в борьбе с фашистскими захватчиками. Расскажите, пожалуйста, как Церковь собирается участвовать в юбилейных торжествах?
- В праздновании юбилея примут участие Синодальные учреждения, епархии, монастыри, приходы Русской Православной Церкви. В дни торжеств будут совершены богослужения, на которых Церковь будет молиться о здравии живых ветеранов войны, о блаженном упокоении павших воинов и всех, кто не вынес тягот военного времени. Планируется проведение конференций, издание книг и фильмов, посвященных Великой Отечественной войне. Кроме того, целый ряд мероприятий будет осуществляться совместно с государственными ведомствами - Министерством обороны, Министерством иностранных дел, Министерством внутренних дел и многими другими. Нас не могут не беспокоить участившиеся в последние годы попытки переписать историю, принизить и предать забвению бессмертный подвиг нашего народа.
Особо тема 60-летия Победы и исторических уроков войны будет обсуждаться в марте нынешнего года на Всемирном русском народном соборе - форуме, представляющем широкий срез российского общества. Его участникам предстоит осмыслить значение Победы для судеб России и мира, для того, чтобы сегодня человечество могло как единый организм ответить на грозные вызовы современности.
- Ваше Святейшество, Вы неустанно призываете ради мира и согласия в обществе к благожелательному взаимопониманию и сотрудничеству между приверженцами различных религий и мировоззрений, называете сотрудничество между различными христианскими конфессиями ради нужд современного мира христианским долгом и путем к исполнению Христовой заповеди о единстве, а также большое внимание уделяете вопросам братского взаимодействия всех Православных Церквей. В этой связи насколько далеко вперед продвинулась Ваша объединительная миссия Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за границей?
- Думаю, для всех уже очевидны те положительные тенденции, которые появились в этом году во взаимосвязях Московского Патриархата и Русской Православной Церкви за границей. Значительный вклад в потепление наших отношений придал недавний визит в Россию делегации Русской зарубежной Церкви во главе с ее Первоиерархом - митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Лавром. Многочисленные встречи с архипастырями, пастырями и мирянами Русской Православной Церкви, участие в церковных торжествах, посещение наиболее чтимых святынь - все это помогло членам делегации составить полное и объективное представление о церковной жизни в России, которое по возвращении они постарались донести до своих собратьев и до своей паствы. Хотелось бы также отметить весьма успешную совместную работу комиссии Московского Патриархата по диалогу с Русской зарубежной Церковью и комиссии Русской зарубежной Церкви по переговорам с Московским Патриархатом. Промежуточные итоги деятельности комиссий уже получили одобрение священных синодов Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за границей.
Однако главным признаком улучшения наших отношений является даже не столько успех официальных переговоров, сколько то, что в среде верующих и с той, и с другой стороны почти растаял лед недоверия и отчуждения, для которых не осталось объективных причин в наши дни. Это дает основание надеяться, что с Божией помощью нам удастся благополучно пройти путь к уврачеванию многолетнего разделения.
- Мы видим, что наш Президент часто посещает храмы, дальние монастыри, православные детские приюты. Насколько Владимир Владимирович воцерковленный человек?
- Меру воцерковленности человека оценивает Господь. Поэтому я не хотел бы ставить что-то вроде духовного диагноза Владимиру Владимировичу. Однако мог бы поделиться некоторыми наблюдениями.
Для меня очевидно, что этот человек искренне идет по пути веры. Участие в молитвенной и богослужебной жизни, посещение храмов и монастырей, православных школ и приютов, внимание к нуждам Церкви являются потребностью его души. Как пастырь Церкви не могу не радоваться этому. Кроме того, я смотрю на воцерковление Владимира Владимировича не как на потенциальную возможность продвигать "корыстные интересы" Церкви, а как на совершение тайны его личного спасения, что само по себе ценно в очах Божиих, как и спасение всякого человека.
- Возможна ли сегодня симфония духовной и светской власти, которая была когда-то в Византии и на Руси?
- Нельзя утверждать, что в Византии и Московской Руси принцип симфонии был полностью реализован. Это был скорее идеальный ориентир для построения церковно-государственных отношений, которому стремились следовать, что не всегда получалось. Симфония предполагала выстраивание таких отношений между Церковью и государством, которые бы приводили их к взаимному согласию. Ведь в одном из переводов с греческого языка слово "симфония" означает "согласие". Обращение к тому историческому периоду, когда этот принцип впервые был сформулирован, помогает понять его суть, актуальную и сегодня.
Как известно, в первые три века существования христианства Церковь подвергалась периодическим государственным гонениям. После обращения в христианство римских императоров появилась насущная потребность в выработке новой системы церковно-государственных отношений. Лучшие умы эпохи стремились определить, при каких условиях возможно согласие Церкви и государства. Таким образом, слово "симфония" скорее выражало желаемое состояние, чем осуществленную реальность. В официальных государственных документах оно впервые появилось в середине VI века в сборнике законов Византийской империи, составленном в царствование императора Юстиниана. При этом определялись сферы ответственности государства и Церкви, их функции и взаимные обязанности. Именно следование этим нормам создавало систему симфонии (согласия).
Сегодня Россия ищет оптимальную модель устройства государственной и общественной жизни после долгих лет тоталитаризма и атеизма. Эта особенность сближает положение в России с ситуацией в Римской империи после прекращения официальных гонений. И нам вновь необходимо найти модель отношений, которая бы не сталкивала Церковь и государство, а приводила их к партнерству. Тема симфонии вновь актуальна для России, так же как и для других государств СНГ и Балтии.
Наши страны выбрали путь строительства светского государства, разделения сфер компетенции Церкви и светской власти. При этом считается, что мы лишь осваиваем современный опыт Запада. Однако многие позитивные стороны этого опыта были открыты столетия назад на Востоке. Если вдуматься, можно обнаружить, что современный принцип светскости представляет собой секуляризованный аналог византийской симфонии. Он выработался на Западе в результате борьбы с претензиями Римского епископа на светскую власть. Христианский Восток никогда не знал таких претензий на концептуальном уровне. Если и были попытки церковных деятелей овладеть государственной властью или наоборот, то они воспринимались как ущербность и искажение правильных отношений.
На Востоке всегда признавались особые сферы деятельности государства и Церкви, в которые другая сторона не должна была проникать. При этом ни одна из сторон не считалась в чем-то ущербной по отношению к другой. Существовали четкие критерии правильного образа действия церковных и государственных тружеников. Полагаю, что современная система церковно-государственных отношений не является и не должна быть некоей реставрацией прежних порядков, но она вполне может руководствоваться принципом согласия (симфонии) с учетом современного состояния общества.
- Ваше Святейшество, позвольте задать Вам личный вопрос. Испытываете ли Вы порой сомнения, и что укрепляет Вашу веру?
- Совершенная вера, которая полностью исключает сомнения, подразумевает безгрешность, недостижимую для земного человека. Любой христианин пытается следовать в меру своих сил призыву Христа: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф. 5. 48). Кто же и насколько преуспел в этом - известно только Богу.
Любое сомнение, возникающее в душе христианина - внушение диавола. "Сей же род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17. 21). Именно это и укрепляет мою веру.

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие
ГЛАВА I. Исторические предпосылки возникновения гражданского общества в России.
ГЛАВА II. Личность - общество - государство: реалии и перспективы развития в эпоху глобализации.
ГЛАВА III. Статьи, фрагменты выступлений и интервью автора с государственными, общественными и религиозными деятелями (с 1998 года по настоящее время) по различным аспектам становления гражданского общества в современной России:
Российский парламентские выборы и гражданское общество: постановка проблемы.
Существует ли в России гражданское общество?
Предприниматели и власть в современной России: в поисках новой стратегии взаимоотношений.
Гражданское общество в региональном контексте: старые проблемы и новые решения.
На пороге XXI века: гражданское общество в России.
Гражданское общество в России. Стране нужно выбрать инерционный сценарий развития.
Власть и общество: готовность к диалогу.
Гражданское общество и выборы.
Выступление на форуме неправительственных организаций "Калининград: перспективы сотрудничества Россия - ЕС в Балтийском регионе"
Выступление на межрегиональной общественной конференции "Гражданское общество и государство в России: время работать сообща".
Выступление на III научно-общественном форуме в Санкт-Петербургском университете. "Гражданское общество и реформа местного самоуправления"
Искать ответы на вызовы. Представители гражданского общества ищут свои способы противодействия терроризму.
Интервью с Президентом РСПП А.И.Вольским.
Интервью с Полномочным представителем Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе В.И.Матвиенко.
Интервью с Председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, Митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом.
Интервью с сопредседателем политической партии "Союз правых сил" Ириной Хакамадой
Интервью с Председателем Счетной Палаты РФ С.В.Степашиным.
Интервью с Президентом Российского союза театральных деятелей, народным артистом России А.А. Калягином
Интервью со Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II.




Сергей Александрович Абакумов

История возникновения прототипов гражданского общества в России.
Личность - общество - государство
в условиях глобализации

Авторская серия
"На пути к гражданскому обществу"
Книга IV






Ответственный за выпуск:
???
Редакторы:
???
Макет, верстка:
А.В. Гарбузарь
Корректор:
???

Сдано в набор 00.00.2004. Подписано в печать 00.00.2004.
Формат 60х90/16. Бумага офсетная. Гарнитура "Minion". Печать офсетная. Усл. печ. л. 10. Тираж 00000 экз. Заказ № 00000

Отпечатано с диапозитивов изготовленных
в издательстве "?????", Москва.






СОДЕРЖАНИЕ