<<

стр. 4
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ципе, может быть выведена из соответствующим образом интерпретирован
ных утверждений, что «лазер маяк синергетики» и что «мир это не лазер», но
лазер – это часть нашего мира. Мы не будем специально говорить о том, что
восстановление онтологии по данным в наблюдении операционально изме
рительным схемам – задача не имеющая одного единственного решения. Та
ких онтологий может быть много.
93
Синергетика как сетевое мышление

Лазерно голографической версии синергетической парадигмы наглядно
показывает ее сетевую, коммуникативно конструктивную природу, а так же
необходимость когерентного этой парадигме коллективно распределенного
сетевого мышления, а так же потому что она дает возможность более наглядно
и интуитивно понять специфику конструктивно синергетического подхода к
познанию сложных систем, таких например, как человеческий мозг, а так же
показать, каким образом этот подход оказывается как бы в стороне от традици
онной методологической дихотомии различения «редукционизм–антиредук
ционизм», поскольку его коммуникативная интерпретационно диалоговая при
рода выступает в данном случае гораздо отчетливее.
Паттерны и узоры активности мозга, в чем бы они не находили свое прояв
ление, существенно нелокальны и для того, чтобы «увидеть» запечатленные в
них образы и интерпретировать их, нам необходима не линза, не микроскоп и
не когерентный этим инструментам классический порядок процедур анализа
и синтеза линзового мышления, а лазер, его когерентный свет с высокой ин
формационной плотностью и место, познавательная позиция, воспроизводи
мо фиксируемая и сообщаемая «другому» с помощью наличных языковых
средств. Круг вроде бы замыкается, хотя и не полностью, поскольку мы еще не
знаем вполне определенно то место в ментальном пространстве наших пред
ставлений, откуда мы можем распознать тот многомерный образ активности
мозга, который формируется, а затем воссоздается заново лазером синергети
ки Хакена.
Но синергетика отказывается от поиска всякого рода субстратно локализо
ванных следов памяти (энграмм), ориентируясь на поиск и узнавание форм
запоминания и оперирования информацией в ее нелокальном, динамически
распределенном, виртуальном виде. Здесь синергетика встречается, с так на
зываемым конненекционистским подходом к нейроноподобным активным
вычислительным средам хранения и обработки информации. Но синергетика
идет дальше, предлагая более интригующую перспективу познания человеком
самого себя в эволюционирующей самореферентной Вселенной, обладающей
нелокальной голографической памятью. Для синергетики «мозг в свете лазе
ра» – это так же и мозг как целостная динамическая система в состояниях вблизи
точек неустойчивости, где она претерпевает огромное разнообразие качествен
ных трансформаций, «фазовых переходов», сопряженных с процессами само
организации информации и возникновением новых параметров порядка (ди
намических аттракторов), в результате чего возникают новые знаки и симво
лы, а также системы её представления «для себя и для другого».
Синергетика с ее «лазерно голографической парадигмой» делает наблюда
емым и узнаваемым то, что не наблюдаемо и неузнаваемо с позиций всех под
ходов к мозгу как системы функционирующей «в норме» по преимуществу в
состоянии равновесия, гомеостаза, более того как системы, основная функция
которой в том только и состоит, что бы этот самый гомеостаз сохранять и под
держивать.
94 В.И.Аршинов

В своей последней книге, специально посвященной рассмотрению функ
ционирования позиций синергетического подхода, Хакен убедительно проде
монстрировал, эффективность лазерной модели самоорганизации – отбор не
стабильных мод, возникновение одного или нескольких параметров порядка,
подчиняющих себе остальные моды по принципу самоотбора и «круговой» при
чинности — для объяснения процессов научения, распознавания образов, при
нятия решений, процессов достижения конструктивного согласия в человечес
ких сообществах и т. д. Дело в том, что в процессах самоорганизации происхо
дит качественное сжатие информации, как результат быстро протекающего, а
потому часто ускользающего от наблюдения процесса естественного самоот
бора, продуктом которого и является становящийся наблюдаемым параметр
порядка.
Смысл рождающегося информационного паттерна обнаруживается или,
точнее, самоорганизуется в свете замечания Хакена о близости развиваемого
им синергетического подхода к мозгу и психике, к идеям и представлениям
гештальт психологии.
Так замыкается круг переоткрытия синергетикой ее собственной сетевой
пространственности на пути разговора о ее предметности. Но это лишь один из
возможных кругов. Другой круг — путь «Синергетики 2», как мы ее называем,
синергетики процессов познания как самоорганизующихся наблюдений ком
муникаций, в этом локусе практически неотличим от первого. Что бы это раз
личение «имело место», можно прибегнуть к сюжету сетевого развития мето
дологических принципов синергетики, отправляясь первоначально от субъект
объектно интерпретируемых принципов наблюдаемости, соответствия, допол
нительности, затем переинтерпретируя их как интерсубъективные принципы
нелинейной коммуникации, посредством которой и формируется новая синер
гетическая пространственность как человекомерная, телесно освоенная чело
веческая среда. Сегодня эта программа имеет перспективы развития в рамках
постнеклассического представления реальности как конструировании сети
коммуникативно связанных субъектов в саморазвивающейся антропокосми
ческой Вселенной.

Литература
1. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности.
Тбилиси. «МЕЦНИЕРЕБА». 1984.
2. Пригожин И. От существующего к возникающему. М. Мир.1984.
3. Хакен Г. Синергетика. Мир. !981.
4. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика — эволюционный аспект. Самоорганиза
ция и наука: опыт философского осмысления ИФ РАН, Арго, 1994.
5. Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М. ИФ РАН.
1999.
6. Буданов В.Г. Делокализация как обретение смысла, к опыту междисциплинарных
технологий. В кн.: Онтология и эпистемология синергетики. (Ред . Аршинов В.И.,
Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 87 100.
95
Синергетика как сетевое мышление

7. Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого мышления.
Феномен сетевой самоорганизации. В кн.: Онтология и эпистемология синерге
тики. (Ред . Аршинов В.И., Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 101 118.
8. Маслоу А.. Дальние пределы человеческой психики, Спб., 1997. С. 289.
9. Бергсон А.. Собр. соч. В 4 х томах. Том 1. М. 1998. С. 318.
10. Varela F.J. , Thompson E., Rosh E. The Embodied mind. London, The MIT Press, p.147.

Работа выполнена при поддержке РГНФ,
исследовательский проект 05 03 03473а



СИНЕРГЕТИКА ПОСТИЖЕНИЯ СЛОЖНОГО

В.И. Аршинов, В.Г. Буданов
(Институт философии РАН)

Синергетика – наука о процессах развития и самоорганизации сложных си
стем произвольной природы. Она наследует и развивает универсальные, меж
дисциплинарные подходы своих предшественниц: тектологии А.И.Богданова,
теории систем Л. фон Берталанфи, кибернетики Н.Винера. Однако в отличие
от последних ее язык и методы опираются на математику и точное естествоз
нание конкретных дисциплин, изучающих эволюцию сложных систем. В част
ности, синергетика учит нас создавать уравнения моделирующие реальность,
что ранее было позволительно лишь классикам науки.
История методов синергетики связана с именами многих замечательных уче
ных ХХ века. Прежде всего, это великий французский математик, физик и фи
лософ Анри Пуанкаре, который уже в конце XIX века заложил основы методов
нелинейной динамики и качественной теории дифференциальных уравнений.
Он ввел понятия аттракторов (притягивающих множеств в открытых системах),
точек бифуркаций (значений параметров задачи, при которых появляются аль
тернативные решения), неустойчивых траекторий и динамического хаоса в за
даче трех тел небесной механики (притяжение Земля Луна Солнце).
В первой половине ХХ века большую роль в развитии методов нелинейной
динамики играла советская школа математиков и физиков: А.М.Ляпунов,
Н.Н.Боголюбов, Л.И.Мандельштам, А.А.Андронов, А.Н.Колмогоров, А.Н.Ти
хонов. Эти исследования стимулировались в большой мере решением страте
гических оборонных задач: создание ядерного оружия, освоение космоса. За
падные ученые также использовали первые оборонные ЭВМ при обнаруже
нии неравновесных тепловых структур: модель морфогенеза (А.М.Тюринга) и
уединенных волн – солитонов (Э.Ферми). Эти периоды можно назвать синер
гетикой до синергетики, поскольку самого термина еще не было.
В 60 70 е годы происходит прорыв в понимании процессов самоорганиза
ции в самых разных явлениях природы и техники: теория генерации лазера
96 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

(Г.Б.Басов, А.М.Прохоров, Ч.Таунс, Г.Хакен); первые колебательные химичес
кие реакции Б.П.Белоусова и А.М.Жаботинского (основа биоритмов живого)
и общая теория диссипативных структур И.Пригожина; теория турбулентнос
ти (А.Н.Колмогоров, Ю.Л.Климонтович); неравновесные структуры плазмы
при термоядерном синтезе (Б.Б.Кадомцев А.А.Самарский, С.П.Курдюмов); те
ория активных сред и многочисленные биофизические приложения (А.С.Да
выдов, Г.Р.Иваницкий, И.М.Гельфанд, Д.С.Чернавский, В.Эбелинг); открытие
динамического хаоса в задачах прогноза погоды (Э.Лоренц), так называемых
странных аттракторов (Рюэль, Такенс), это неустойчивость решения по началь
ным данным, знаменитый «эффект бабочки», когда взмах ее крыльев может
радикально изменить дальний прогноз (Л.П.Шильников); теория катастроф
(скачкообразных изменений состояний систем) Р.Тома и В.И.Арнольда и ее
приложения в психологии и социологии; теория автопоэзиса живых систем
У.Матураны и Ф.Вареллы.
Именно в 70 е годы специалист по квантовой оптике, физик теоретик из
Штудтгарта Герман Хакен вводит в обиход удачный греческий термин «синер
гетика» (син – совместно, эрго – действовать), буквально — теория коопера
тивных явлений, коллективного поведения множества подобных элементов
произвольной природы образующих систему. При этом сами коллективные пе
ременные немногочисленны, их принято называть параметрами порядка, и они
управляют, дирижируют поведением всех остальных переменных системы, и
именно для них удается записать и исследовать вполне обозримые динамичес
кие уравнения. Примеры параметров порядка это и порыв ветра, представляю
щий усредненное движение молекул, и общественное мнение, и когерентное
излучение лазером. Целью синергетики, в большой мере, является отыскание
и исследование поведения параметров порядка в зависимости от внешних, так
называемых, управляющих параметров задачи, но сегодня круг ее методов на
много шире, и именно в этом, расширительном понимании термин прижился
в Германии и России. Такой подход интегрирует самые современные матема
тические методы, перечень которых постоянно пополняется. Издательство
«Шпрингер» выпустило уже около ста томов серии «Синергетика» под редак
цией Г.Хакена, в дополнение к тысячам статей по этой тематике во всем мире.
В 80 90 е годы продолжается изучение динамического хаоса и проблемы
сложности. В связи с созданием новых поколений мощных ЭВМ, развиваются
фрактальная геометрия (Б.Мандельброт), геометрия самоподобных объектов
(облака, кроны дерева, береговая линия), которая описывает структуры дина
мического хаоса и позволяет эффективно сжимать информацию при распоз
навании и хранении образов. Обнаружены универсальные сценарии перехода
к хаосу (А.Н.Шарковский, М.Фейгенбаум, Ив.Помо). Открыт феномен само
организованной критичности в поведении сложных систем, модель кучи пес
ка, с которой непредсказуемо сходят лавинки по мере насыпания кучи (П.Бак),
причем, распределение вероятностей схода лавинок (по Паретто) описывает и
кризисы на финансовых рынках и землетрясения и аварии на атомных элект
97
Синергетика постижения сложного

ростанциях. Моделируется поведение сред клеточных автоматов и нейроком
пьютеров, описывающих активные среды и социальные явления; распознава
ние образов и процессы обучения, проблемы искусственного интеллекта и ме
дицины, генерации ценной информации и управление хаосом (ДЖ. Хопфилд,
С. Гроссберг, Д.С.Чернавский, Г. Хакен, В.Эбелинг, В.С. Анищенко). Развива
ются динамические концепции времени И. Пригожина, решающие проблемы
необратимости времени.
Укрепляется и философско методологическое сопровождение синергети
ки, которое в первую очередь представлено ее идеологами основателями Г.Ха
кеном и И.Пригожиным. Сегодня синергетика быстро интегрируется в область
не только естественных, но и гуманитарных наук, возникли направления со
циосинергетики и эволюционной экономики, применяют ее психологи и пе
дагоги, развиваются приложения в лингвистике, истории и даже в искусстве,
на очереди создание синергетической антропологии. Велика ее роль в выра
ботке антикризисных стратегий в эпоху бифуркаций, эпоху глобального циви
лизационного кризиса.
Междисциплинарность и принципы синергетики
Попытаемся взглянуть на проблему междисциплинарности изнутри, с по
зиций предметного научного знания. Грядущий век– век междисциплинарных
исследований. Методология междисциплинарных исследований это горизон
тальная, как говорил Э. Ласло, трансдисциплинарная связь реальности — ас
социативная, с метафорическими переносами, зачастую символьными моти
вом, несущим колоссальный эвристический заряд, в отличие от вертикальной
причинно следственной связи дисциплинарной методологии. Дисциплинарный
подход решает конкретную задачу возникшую в историческом контексте разви
тия предмета, подбирая методы из устоявшегося инструментария. Прямо про
тивоположен междисциплинарный подход, когда под данный универсальный ме
тод ищутся задачи, эффективно решаемые им в самых разнообразных областях
человеческой деятельности. Это принципиально иной, холистический способ
структурирования реальности, где скорее господствует полиморфизм языков и
аналогия, нежели каузальное начало. Здесь ход от метода, а не от задачи. Тем не
менее, так на этапе моделирования внедряется в жизнь математика — язык
междисциплинарного общения, но об этом давно забыли, и обычно говорят о
естественнонаучных подходах, становящихся междисциплинарными, ну ска
жем о теории колебаний.
Напомним лишь некоторые из междисциплинарных сюжетов ХХ века:
принцип дополнительности Н.Бора – перенос квантового принципа на сферу
творчества, психики, языка и т.д., что удалось лишь благодаря авторитету со
здателя квантовой механики; гелиотараксия А.Б. Чижевского – поиск ритми
ческих Космо Земных корреляций в самых различных проявлениях жизни на
планете; теория катастроф Р.Тома, очень быстро взятая на вооружение гумани
тариями; и конечно же кибернетика и системный анализ, сегодня передающие
98 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

эстафету синергетике, которая пытается ассоциировать методологию всех пред
шествующих течений.
Психология и технология. В чем особенность трансляции междисциплинар
ной методологии в культуру или науку? Авторы, будучи физиками, многие годы
пропагандируют наиболее универсальные методы естествознания и синерге
тики в среде гуманитарно ориентированных специалистов и студенчества и
хорошо знают подводные камни такого рода контактов. Здесь мы встречаемся
с двумя основными проблемами: проблемой двух культур в духе Чарльза Сноу,
хотя, кое кто и пытается ее похоронить ссылаясь на давность постановки воп
роса, и, основной для нас, проблемой преодоления (но вовсе не подмены) дис
циплинарного типа мышления, для которого междисциплинарная методоло
гия не просто маргинальна, но и зачастую противоречит цеховой этике, отвле
кая внимание от насущных задач дисциплины, так как решает «случайный» за
дачи, из которых большинство либо уже не интересны, либо еще не интерес
ны, либо никогда не возникнут. Всякий раз это вызывает бурную реакцию от
торжения дисциплинарно организованного мышления, ведь отсутствует даже
предметная постановка задачи— метод сам «ищет» задачу! Осознано или бес
сознательно но охранительный корпоративный рефлекс работает и носителя
междисциплинарной методологии вполне обосновано обвиняют в дилетантиз
ме, излишних претензиях, подозрение к его словам много больше нежели к
словам просто чужака, который пытается стать «своим». Но в том то и дело что
намерения пришельца не внедриться, потеснив цеховую иерархию, но сбро
сив информацию, пойти дальше, в соседний цех, а в случае возникшего взаи
мопонимания, сотрудничать и консультировать по применению предлагаемой
методологии и языка. Все это напоминает технологии маркетинга в сфере на
учной методологии (ну а менее приземленно миссионерства), возникает но
вый тип мобильной коммуникации посредством странствующих среди осед
лого населения «коробейников от универсалий», к которой не привыкли, но
которая в наш век обвальных потоков информации единственная позволит
справляться с ними.. И здесь возникает разделение труда между синтетиками и
аналитиками, т.к. методологии находятся в отношении дополнительности друг
к другу, точнее, дуальности, – предмет и метод, вертикаль и горизонталь.
Само движение синергетиков с неизбежностью стратифицировано по
уровню формализованности и предметности языка, пестро и полифонично,
но имеет относительно жесткий каркас методологических принципов, кото
рый, к сожалению, сегодня почти неразличим за шелухой амбициозных мо
тивов и произвольных ассоциаций. Он требует систематической реставрации
и обновления, что и могли бы взять на себя периодические междисципли
нарные форумы.
Но всему приходит конец, и когда метод тиражирован, освоен дисципли
нарным мышлением, ажиотаж умирает и мода проходит, чтобы возродиться с
новой силой в период очередной раздробленности и лингвистического хаоса в
описании реальности, а красивая упаковка и яркая реклама холистического
99
Синергетика постижения сложного

архетипа будет не менее загадочна и многозначительна. Новая волна когерент
ности научного понимания распространится неустанными адептами междис
циплинарности возможно шире, резонируя и искажаясь самым прихотливым
и неожиданным образом в научной культуре и обыденном сознании, чтобы
потом диссипировать в усилиях множества аналитиков, создающих многооб
разие и сложность интерпретаций этого мира.
Два слова о моде на синергетику. Стоит, все же, подчеркнуть, что понимание
синергетики в различных контекстах различно, и сегодня не существует ее об
щепринятого определения, как, например, не существует строгого определения
фрактала. Кроме того, объем и содержание предмета взрывным образом расши
ряются, вызывая неумеренные восторги неофитов и протесты наиболее строго
мыслящих профессионалов, стоявших у «истоков» и сокрушенно следящих за
искажением исторической правды, и приоритетов. Это культурный феномен уз
навания, а следовательно и своего понимания, архетипа целостности в разных
областях культуры, и его экспансия идет от наиболее авторитетной компоненты
– науки, да еще междисциплинарной. Можно огорчаться по поводу моды на си
нергетику, и ее вольное толкования, но история помнит не одно увлечение по
добного рода: моду на кибернетику, системный анализ, теорию относительнос
ти, ну а если перенестись в XYIII век – салонные вечера Вольтера о «новой меха
нике», и даже общество «ньютонианских дам», что в конечном счете способство
вало быстрейшему внедрению «Начал» Ньютона в университетские курсы Евро
пы (несмотря на сопротивление многих континентальных авторитетов). Мода
конечно пройдет, но в основания культуры будут заложены принципы и язык
синергетики, а время рассеет миражи непонимания.
Синергетика связана с именами наших современников: И.Пригожина, Г.Ха
кена, С.Курдюмова, Р.Тома, Ю.Климонтовича, Б.Мандельброта, Д.Чернавского
и др. Хотя она возникла, как теория кооперативных явлений в задачах лазер
ной тематики, но постепенно приобретала все более общий статус теории, опи
сывающей незамкнутые, нелинейные, неустойчивые, иерархические системы.
Уже в области естествознания существует оппозиция такому толкованию си
нергетики, кто то предпочитает говорить о нелинейной динамике, или теории
диссипативных систем, теории открытых систем, теории динамического хао
са, автопоэзисе и т.д.. На наш взгляд апология синергетики может быть оправ
дана лишь после введения в рассмотрение проблематики наблюдателя, челове
комерных систем, самореферентных систем, тем самым расширяя методоло
гию синергетики на область целостной культуры. Вот в этом расширительном
толковании мы и понимаем синергетику в данной работе. Философски говоря,
синергетика это наука (точнее говоря движение в науке) о становящемся бы
тии, о самом становлении, его механизмах и их представлении. И здесь важно
избежать другой крайности, не профанировать ее методы, не увлекаться мод
ной синергетической фразеологией, произвольно сплетая метафоры; но оста
ваясь на позициях конкретной науки, использовать ее потенциал как техноло
гию универсалий, реализуемую в практической деятельности.
100 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

Коротко о принципах синергетики. В усеченном варианте можно предложить
семь основных принципов синергетики [16, 17]. Любой эволюционный про
цесс выражен чередой смен противоположных состояний – порядка и хаоса в
системе, которые соединены фазами перехода к хаосу (гибели структуры) и вы
хода из хаоса (самоорганизации).
Принципы Бытия. Характеризуют фазу «порядка», стабильного функцио
нирования системы, ее жесткую онтологию, прозрачность и простоту описа
ния, принцип иерархического подчинения Г.Хакена, наличие устойчивых дис
сипативных структур – аттракторов на которых функционирует система.
1. Гомеостатичность. Гомеостаз это поддержание программы функциони
рования системы в некоторых рамках, позволяющих ей следовать к своей цели
– аттрактору. Это осуществляется за счет отрицательных обратных связей в си
стеме, подавляющих внешние возмущения. Так работает автопилот или систе
ма терморегуляции теплокровных. Аттракторы существуют лишь, пока в сис
тему подается поток вещества, энергии и информации — так называемые дис
сипативные (рассеивающие энергию, информацию) структуры далекие от рав
новесия. Таковы все живые системы, они умирают без обмена веществ; так
«живет» пламя свечи. Этот принцип объединяет многие идеи кибернетики,
системного анализа и синергетики.
2. Иерархичность. Основным смыслом структурной иерархии, является со
ставная природа вышестоящих уровней по отношению к нижестоящим. То, что
для низшего уровня есть структура космос, для высшего есть бесструктурный
элемент хаоса, строительный материал. Например, в природе это: элементар
ные частицы, атомы, молекулы, вещество. Мы говорим о нематериальной
иерархии, например, в языке (звуки, слова, фразы, тексты); в мире идей (мне
ния, взгляды, идеологии, парадигмы); в уровнях управления и т.д. Всякий раз
элементы, связываясь в структуру, передают ей часть своих функций, степеней
свободы, которые теперь выражаются от лица коллектива всей системы, при
чем на уровне элементов этих понятий могло и не быть. Эти коллективные пе
ременные «живут» на более высоком иерархическом уровне, нежели элементы
системы и в синергетике, следуя Г.Хакену, их принято называть параметрами
порядка — именно они описывают в сжатой форме смысл поведения и цели
аттракторы системы. Описанная природа параметров порядка называется прин
ципом подчинения, когда изменение параметра порядка как бы синхронно ди
рижирует поведением множества элементов низшего уровня, образующих си
стему. Такова в идеале роль законодательства в обществе, делегировавшего го
сударству часть свобод своих граждан; так в бурлящем потоке воды кружит во
доворот, увлекающий частицы в слаженном танце.
Выделенную роль в иерархии систем играют время и синергетический прин
цип подчинения Хакена формулируется именно для временной иерархии. Рассмот
рим три произвольных соседних временных уровня. Назовем их микро , мак
ро и мегауровнями соответственно. Принято говорить, что параметры поряд
ка это долгоживущие коллективные переменные, задающие язык среднего мак
101
Синергетика постижения сложного

роуровня. Сами они образованы и управляют быстрыми, короткоживущими
переменными, задающими язык нижележащего микроуровня. Последние ас
социируются для макроуровня с бесструктурным «тепловым» хаотическим дви
жением, неразличимым на его языке в деталях. Следующий, вышележащий над
макроуровнем, мегауровень образован сверхмедленными «вечными» перемен
ными, которые выполняют для макроуровня роль параметров порядка, но те
перь их принято называть управляющими параметрами.
При рассмотрении двух соседних уровней принцип подчинения гласит: дол
гоживущие переменные управляют короткоживущими; вышележащий уровень,
нижележащим. Так, микроскопические движения беспорядочно снующих мо
лекул складываются в осязаемый порыв ветра, который уносит их на огром
ные по сравнению с микроперемещениями расстояния. Иерархичность не
может быть раз и навсегда установлена, т. е. не покрывается только принци
пом Бытия, порядка. Необходимы принципы Становления – проводники
эволюции.
Принципы Становления. Они характеризуют фазу трансформации, обнов
ления системы, прохождение ею последовательно путем гибели старого поряд
ка, хаоса испытаний альтернатив и, наконец, рождения нового порядка. Пер
вые три «НЕ» позволяют войти системе в хаотическую фазу. Обычно это про
исходит за счет положительных обратных связей, усиливающих в системе вне
шние возмущения.
3. Нелинейность. Гомеостаз системы обычно осуществляется именно на уров
не линейных колебаний около оптимальных параметров, поэтому так важен
простой линейный случай. Кроме того, он экономит наши интеллектуальные
усилия. Определяющим свойством линейных систем является принцип супер
позиции: сумма решений есть решение, или иначе — результат суммарного воз
действия на систему есть сумма результатов, так называемый линейный отклик
системы, прямо пропорциональный воздействию.
Итак, нелинейность есть нарушение принципа суперпозиции в некотором явле
нии: результат действия суммы причин не равен сумме результатов отдельных
причин. В гуманитарном, качественном смысле: результат не пропорционален
усилиям, целое не есть сумма его частей и т.д. Можно сказать, что нелиней
ность «живет», ярко проявляется вблизи границ существования системы. На
пример, органы чувств имеют нелинейные характеристики чувствительности,
границы восприятия; таково же и чувство меры.
Сами человеческие отношения носят крайне нелинейный характер, хотя бы
потому, что вблизи границы чувств, эмоций поведение становится «неадекват
ным». Кроме того, коллективные действия не сводятся к простой сумме инди
видуальных независимых действий. Не линейна всегда и задача принятия ре
шения, выбора. В кризисных ситуациях, повсеместных в наше время, востре
буются именно нелинейные методы, нелинейное мышление; которое включа
ет линейные стратегии, но лишь как важный частный случай.
102 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

4. Незамкнутость (открытость).
В замкнутых системах с очень большим числом частиц справедлив второй
закон (второе начало) термодинамики, гласящий, что энтропия (мера хаоса) со
временем возрастает или остается постоянной, т. е. порядок обречен исчезнуть.
Именно открытость позволяет эволюционировать системам от простого к слож
ному, разворачивать программу роста организма из клетки зародыша. Это оз
начает, что иерархический уровень может развиваться, усложняться, только при
обмене веществом, энергией, информацией с другими уровнями. В неживой
природе диссипация (преобразование системой поступающей энергии в хао
тическую — тепловую) тоже может приводить к упорядоченным структурам.
Например, эволюция Солнечной системы, или дорожка водоворотов за вес
лом на быстрой воде. Именно с описания таких систем в химии и теории лазе
ра и началась синергетика.
5. Неустойчивость. До недавнего времени в технике избегали неустойчивых
состояний, пока не понадобились роботы нового поколения, перестраиваемые с
одной программы гомеостаза на другую; обучающиеся интеллектуальные сис
темы, готовые воспринять разные модели поведения. При переходе от одного
положения гомеостаза к другому, система обязательно проходит неустойчивые
состояния. Образом неустойчивости можно считать перевернутый маятник. В
точке неустойчивости система (даже замкнутая) становится открытой, является
чувствительным приемником воздействий других уровней бытия, получает ин
формацию ранее недоступную ей. Эти состояния неустойчивости, выбора при
нято называть точками бифуркаций (буквально двузубая вилка, по числу альтер
натив, которых может быть и не две), они непременны в любой ситуации рожде
ния нового качества и характеризуют рубеж между новым и старым. Значимость
точек бифуркации еще и в том, что только в них можно не силовым, информацион
ным способом, т.е. сколь угодно слабыми воздействиями повлиять на выбор поведе
ния системы, на ее судьбу. Существуют системы, в которых неустойчивые точки
почти повсеместны, например развитая турбулентность, и тогда наступает хаос,
бурлящий поток, влекущий систему в неизвестность.
6. Динамическая иерархичность (эмерджентность). Основной принцип про
хождения системой точек бифуркаций, ее становления, рождения и гибели
иерархических уровней. Этот принцип описывает возникновение нового ка
чества системы по горизонтали, т.е. на одном уровне, когда медленное измене
ние управляющих параметров мегауровня приводит к бифуркации, неустой
чивости системы на макроуровне и перестройке его структуры. В точке бифур
кации коллективные переменные, параметры порядка макроуровня возвращают
свои степени свободы в хаос микро уровня, растворяясь в нем. Затем в непос
редственном процессе взаимодействия мега и микроуровней рождаются но
вые параметры порядка обновленного макроуровня. В фазе становления по
беждает самая быстрая переменная, здесь параметр порядка в отличие от фазы
бытия самый динамичный. Мгновение между прошлым и будущим в макро
мире — точка бифуркации, на микроуровне является целой эпохой перемен
103
Синергетика постижения сложного

трансформаций. Именно здесь происходит эволюционный отбор альтернатив
развития макроуровня.
7. Наблюдаемость. В синергетике это относительность интерпретаций к
масштабу наблюдений и изначально ожидаемому результату. То, что было хао
сом с позиций макроуровня, превращается в структуру при переходе к масшта
бам микроуровня. То есть сами понятия порядка и хаоса, Бытия и Становления
относительны к масштабу окну наблюдений. Целостное описание иерархичес
кой системы складывается из коммуникации между наблюдателями разных
уровней, подобно тому, как общая карта области сшивается из мозаики карт
районов. В социальных системах огромную роль начинают играть культуро
исторические, личностные особенности наблюдателей.
В последние десятилетия активно изучаются системы, в которых хаотичес
кое поведение является нормой, а не кратковременной аномалией, связанной
с кризисом системы. Это, прежде всего турбулентность, климатические моде
ли, плазма. Конструктивными примерами хаоса является разнообразие форм
жизни биосферы, гарантирующее ее устойчивость; наличие легкой хаотичнос
ти ритмов сердца, являющееся признаком хорошей адаптивности сердечно
сосудистой системы; необходимый для устойчивости элемент стихийности
рынка и. т.д. Для таких систем структурами динамического хаоса будут причуд
ливые самоподобные объекты — фракталы, и о таких состояниях правильнее
сказать: бытие в становлении.
Именно последние два принципа включают принципы дополнительности
и соответствия, кольцевой коммуникативности и относительности к средствам
наблюдения, запуская процесс диалога внутреннего наблюдателя и метана
блюдателя. Такой креативный взгляд на становление существовал в культуре
всегда. Он представляется, говоря современным системным языком, креатив
ной триадой: Способ действия + Предмет действия = Результат действия, и зак
реплен в самих глагольных структурах языка; в корнях двуполой асимметрии
человека как биологического вида, в способе передачи информации. В антич
ной философии эта триада представлялась: Теос, Телос, (Логос) + Хаос = Кос
мос. В синергетике ее экспликация есть процесс рождения иерархического уров
ня как результата взаимодействия двух ближайших уровней:
«управляющие сверхмедленные параметры верхнего мегауровня» +
+ «короткоживущие переменные низшего микроуровня» =
= «параметры порядка, структурообразующие долгоживущие переменные
макроуровня».
Особое преимущество такой подход демонстрирует при изучении иерархи
ческих, открытых, самоорганизующихся систем.
Языковые игры от синергетики
Понятие события в физике, как и точки в математике, первично и именно
его элементарность важна в онтологическом базисе науки. Так было в класси
ческой науке, где мы непосредственно приобщаемся к абсолютным истинам
104 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

через идеализированные объекты (материальная точка и мгновенное событие)
и модели (инерциальная и изолированная системы), перенося их образы на
реальность.
Но вот наступает век релятивизма и квантов, и событие обретает большую
условность, дополнительные степени свободы, зависит не только от объекта, с
которым оно происходит, но и от системы отсчета наблюдателя, типа наблюде
ния, контекста. Правда, речь идет уже о составных, бинарных событиях: в тео
рии относительности это измерение пространственно временных интервалов,
абсолютных ранее в классике, а в квантовой механике взаимообусловленность
одновременных измерений двух независимых ранее в классике наблюдаемых
величин. Напомним, что элементарные событие и акт измерения (наблюде
ния) в физике неразделимы. Здесь, пожалуй, после Эйнштейна и Бора нечего
добавить по существу физической интерпретации, но не философской. Фак
тически относительными к средствам наблюдения являются бинарные собы
тия, или сами парные акты измерения. Тем самым физическая реальность на
деляется простейшей коммуникационной процедурой связностью, которая
контекстуальна, в том смысле, что зависит от средств наблюдения, она уже не
тривиально делокализует атомарное событие. В классике же коммуникация
застывшая, контекст один (пространство и время абсолютны).
Наука в значительной степени стихийна, полна неотрефлексированных пси
хологизмов, ее понятия ближе здравому смыслу и чувственным образам, чем
это обычно принято считать, и я надеюсь показать, что именно событие в обоб
щенно темпоральном смысле явилось прототипом очень многих базовых ма
тематических и ественнонаучных конструкций, понятий и законов.
В широком смысле событие предполагает: что то произошло, состоялось,
сбылось, стало быть, а до того времени не было быть. И вместе с тем событие
бывает элементарным, атомарным, несущественным; а бывает значимым, ве
сомым, эпохальным. Последнее скорее правильнее связывать со смыслом со
бытия. Любое событие может быть осмыслено в перечисленных выше каче
ствах, в зависимости от контекста, а следовательно и от позиции наблюдате
ля, выбирающего контекст. Делокализация, или одевание элементарного со
бытия во все более широкий контекст растворяет его в тотальности мира, в то
время, как сворачивание контекста, или его кластеризация, масштабное ог
рубление может привести его к атомарному смыслу. Становление и есть при
чина события, но не его конечный смысл. Событие разрывает временную
ткань здесь и сейчас, но время заживляет, затягивает ее рубцами смыслов,
примиряет событие с бытием прошлого и будущего мириадами нитей–кон
текстов.
Так, Смыслы возникают как контекстуальная делокализация атомарного
события, делокализация в событийном пространстве времени, как в прошлое,
так и в будущее (к чему питает слабость причинная идеология точного есте
ствознания). Однако возможна и делокализация события чисто пространствен
ная в синхронном срезе реальности, настоящем: это корелляционный, вероят
105
Синергетика постижения сложного

ностный анализ, к которому склонны эмпирические, гуманитарные науки, обы
денное и архаическое сознание (например астрология), возникает полезный и
загадочный холистический образ мира, но и искушение объяснять его прямым
взаимодействием кореллятов друг на друга, хотя это, как правило, абсурдно и
существуют общие для них причины в прошлом. Можно сказать, что смысл это
поликонтекстное одеяние события, его история и прогноз, точнее, возможные
их варианты, его сопричастность миру, не всегда однозначно задаваемая кон
текстами.
Контекст стартует с обстоятельств места и действия, но затем разрастается
петлями условных предложений, вычленяя из всех мыслимых обстоятельств
все новые подробности, но сознание, пресыщенное избыточностью такой игры,
обрывает цепи эпитетов, полагается на предыдущий опыт, — к чему слова, и
так все ясно. Это «все ясно» и оставляет лазейку для смыслового плюрализма,
который прорастает на межах и обочинах оговоренных пространств и путей.
Причем неоднозначность такого рода неизбежно связана с информационной
конечностью человека, что хорошо осознается на эпистемологических грани
цах в любой экспериментальной науке, но в нашем случае она обязана техно
логии осмысления, конечности глубины любого контекста — одном из аспек
тов принципа наблюдаемости, попытки наблюдения бесконечного целого его
конечной частью. Впрочем, аксиоматические теории строят систему, как баш
ню над конечным числом аксиом, и обычно надеются на конечную (возможно
алгоритмически) глубину контекста, но и здесь возникают непреодолимые
сложности, о которых речь впереди. Дело в том, что в самой науке возник кор
пус теорем о несуществовании (Галуа, Гедель, фон Нейман), когда теория на
щупывает свою эпистемологическую границу изнутри.
Одевание как узнавание. Идти от целого к частному хорошо научились в
квантовой теории поля, когда, исходя из согласованных уравнений поля, ко
торые обычно не умеют решать, производят фрагментацию, онтологизацию
первого приближения: n частичные сектора, асимптотические состояния,
конденсаты, струны и т.п. Затем онтология подправляется по мере «одева
ния» затравочных величин в итерационной процедуре теории возмущения.
Теория возмущения — аналог рефлексии, испытывающей и перенормирую
щей физические величины. Но важно, что идя от целого к частному, мы со
знаем степень корректности этого перехода, чего невозможно ожидать при
процессах построения от частного к целому! Онтологическая граница нащу
пывается, как сингулярность — отказывает теория возмущений, система не
устойчива, не определена; и для ее преодоления необходима смена онтоло
гии, рождение новых смыслов, вполне в духе Ж.Делеза: «нонсенс дарует
смысл». Однако, теория возмущений есть лишь пошаговое достраивание ре
альности, хотя претензии исходной онтологии на ее описание безмерны. Но
вот, шаги становятся все короче, и мы уже неуверенно топчемся у запретной
черты (главный флаг предвестник любой катастрофы — «замедление харак
терных ритмов системы»), в плену патовых пространств Ф.Гиренка. Этот
106 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

взгляд внутреннего наблюдателя, введенного в работе1 , есть всего лишь тех
нология диагностики пата, и регулярный метод исследования границы, ко
торая, как водится, имеет фрактальную природу, но ни в коем случае не по
зволяет ее преодолеть, заглянуть в зазеркалье.
Здесь следует подробнее остановиться на аналогии между рекурсивными
дескриптивными процессами рефлексии и процедурами теории возмущений.
Последние встречаются трех типов:
а) начальное возмущение не выходит за рамки области сходимости (мы неяв
но предполагаем метризуемость, или хотя бы топологическую природу психосе
мантического пространства), или горизонта предсказуемости в случае динами
ческого хаоса; рефлексивный процесс регулярно сходится к некоторому поня
тию, корректирующему исходное представление и шаг за шагом утверждается в
нем, создавая иллюзию обретения незыблемой истины. Сама же область сходи
мости являет образ пространства прозрачного для понимания. Таковы все схо
дящиеся итерационные процедуры решения нелинейных уравнений (метод сжи
мающих отображений), таковы и мотивы–идеалы ранней герменевтики. К та
кого типа процессам естественно отнести и припоминание— очищение атомар
ного образа — контекста, его всплытие на поверхность сознания.
б) начальное возмущение велико и не сходится ни к какому результату, реф
лексивные петли не стягиваются, но порождают «порочные» круги, либо хаос.
Здесь говорят о расходящихся рядах, полной неопределенности результата.
Почему то именно с этим типом «дурной» бесконечности принято связывать
рефлексивный процесс. Этот процесс, тем не менее, продуктивен и может
использоваться как режим поиска, генерации новых контекстов.
в) но существует и третья, мало известная, но видимо наиболее реалистич
ная, смешанная альтернатива: так называемый асимптотический ряд теории
возмущений. Его поведение необычно — на нескольких первых шагах (иногда
довольно многочисленных) мы наблюдаем процесс сходящийся к определен
ному результату, но последующие члены ряда приводят не к уточнению, а ухуд
шению результата, ряд расходится, рассеивая возникший мираж понимания.
Однако это не мешает пользоваться такими рядами на практике — все ряды
теории возмущений для квантовых полей является ассиптотическими, и ис
пользуются до тех пор пока они сходятся, хотя это и создает границы точности
предсказания, но удивительным образом согласуется с экспериментом. Мы
позволим себе высказать утверждение, что рацио присущ скорее именно асим
птотический тип герменевтических рядов: наша психика видимо защищает себя
от излишней стабильности мнения, устает от монотонности бесконечных под
тверждений, оставляя за собой право на хаос сомнений, который врывается в
сознание и разрушает квазиустойчивое неокрепшее еще понятие или смысл,
если его продолжать уточнять; здесь допустим лишь деликатный взгляд боко

1. Аршинов В.И., Буданов В.Г.. Синергетика: эволюционный аспект.// Самоорганизация
и наука: опыт философского осмысления. М. Арго. ИФ РАН. 1994.
107
Синергетика постижения сложного

вого зрения. В этом экспликация боровского принципа дополнительности в
процессах познания, на котором настаивал Г.Юнг и сам Н.Бор, в этом и внут
ренняя креативность смысла, оплодотворенного герменевтическими прикос
новениями, в какой то миг взрывающего свою оболочку мириадами контек
стов, взлетая в конце концов к символическому. Это источник его самодвиже
ния — любая банальная мысль рано или поздно рождает при ее обсуждении
первозданный хаос — канал доступа к любым понятиям, действительно, «из
какого сора родятся стихи».
Подчеркнем еще один аспект междисциплинарности — единство генезиса
формальных и естественных языков. Наша задача — показать связь естествен
ного языка и когнитивной психологии с когнитивным языком современной
физики и математики, показать возможность их повторной конвергенции, хотя,
первая попытка (социальный физикализм) оказалась весьма сомнительной.
Может возникнуть вопрос, почему только сейчас наметились общие язы
ковые средства науки и гуманитарного знания, та когнитивная революция, сви
детелями которой мы становимся? Дело в том, что фундаментальная наука два
века опиралась на идеалы приводимости, идеалы редукции к простейшим фор
мам движения, образы непрерывных, точных процедур решения динамичес
ких задач. И только в нашем столетии физики поняли безнадежность поиска
точных решений сверхсложных квантовополевых задач (ни одна из реалистич
ных моделей так и не решена точно), но разработали язык последовательных
приближений к решению — теорию возмущений, в простейшей форме приме
нявшуюся еще Ньютоном при отыскании корней уравнений. Оказалось, что ее
всегда можно переложить на язык дискретных «событий» (приближенное ре
шение + функция влияния = более точное приближенное решение задачи).
Конечно первый пример применения теории возмущений насчитывает почти
2000 лет, — знаменитые эпициклы Птолемея. Этот подход долгое время не был
магистральным в математике, так как противоречил идеалам красоты и про
стоты, был очень трудоемок, ведь вся наука Нового времени искала точно ре
шаемые задачи. Хотя итерационные методы развивались в теории специаль
ных функций (именем почти каждого известного математика ХУ111 Х1Х ве
ков названа своя спец функция). Ситуация резко изменилась лишь с прихо
дом компьютерной техники, но ведь разностные схемы численных методов и
есть событийный язык!
Диаграммный язык в физике возник из потребности описания очень слож
ных систем, как, впрочем, и в гуманитарной сфере. Вот еще одна причина, по
которой гуманитарии отвергали классическую научную методологию— раз
ный уровень сложности объектов исследования, что требовало и разных ме
тодов. Сегодня же мы видим явное сближение позиций на почве моделирова
ния в когнитивной графике. Так , одним из авторов показано, что язык со
временной квантовой теории поля (диаграммы Фейнмана) структурно изо
морфен порождающим грамматикам всех естественных языков — граммати
кам Хомского.
108 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

Два взгляда на становление
(наблюдатель и метанаблюдатель)

Генезис современной методологии синергетики, видимо, следует вести от
Анри Пуанкаре. С его именем связаны фундаментальные результаты, лежащие
в основаниях современной теории динамического хаоса, присущего большин
ству механических систем, и идея становления в сокращенном описании тео
рия бифуркаций. Именно от него можно проследить две линии – взгляд на ста
новление изнутри, когда наблюдатель включен в систему и его наблюдение за
нестабильной системой, диалог с ней вносят не контролируемые возмущения,
что особенно ярко затем продемонстрировала квантовая теория, и взгляд из
вне – когда система структурно устойчива, и воздействием наблюдателя на си
стему можно пренебречь.
Последний подход, взгляд извне, отвечает, грубому описанию, когда пред
ставление о кризисе сведено в точку – точку бифуркации. В арсенале синерге
тических методов это прежде всего теория катастроф. Идея в том, что изна
чально задана онтология лишь одного структурного уровня – переменные в
терминах которых пишется бифуркационное уравнение для параметров порядка
системы. Его решение однозначно, за исключением одной точки бифуркации,
где оно неустойчиво и скачком переходит на устойчивую ветвь происходит
смена онтологии по горизонтали. Это взгляд извне. Здесь не распаковывается
точка нестабильности, становления. Все механизмы хаоса за кадром, от одного
состояния гомеостаза мы сразу переходим к другому. Система почти всегда ус
тойчива и наблюдатель, точнее метанаблюдатель, вполне классический.
Но и в этом подходе можно уловить предкризисные явления – так называ
емые флаги катастроф: критическое замедление характерных ритмов системы,
увеличение амплитуды возможных флуктуаций окна умирающего параметра
порядка в окрестностях точки катастрофы. Уровень общности теории катаст
роф таков, что ее модели, хорошо известные в физике фазовых переходов, на
чинают сейчас находить приложение в экономике, психологии, искусстве. На
пример, перед экономическим кризисом наступает хорошо известное нам со
стояние стагнации, когда характерные периоды оборота капитала заметно уве
личиваются. Эти же эффекты можно наблюдать в явлениях природы – зати
шье перед бурей, в процессе творчества, в поэтических образах.
Техника используемая далее вполне отвечает духу классической теории ус
тойчивости в линейном приближении по Ляпунову в окрестности гомеостаза.
Теория катастроф помогает составить модель, сконструировать эволюционное
дерево альтернативных путей, отвлекаясь от внутренних механизмов действу
ющих на перекрестках истории системы, без введения иерархии уровня подчи
нения той или иной системы параметров порядка.
Рассмотрим теперь вопросы тонкой структуры кризиса. Как мы видели не
обходимо выделить три его этапа: погружение в хаос, бытие в хаосе, выход из
хаоса (самоорганизация). В этом подходе мы неизбежно сталкиваемся с актуа
109
Синергетика постижения сложного

лизацией в принципе бесконечного числа иерархических уровней и онтологи
ческих планов становления, в принципе бесконечной чувствительностью не
стабильной системы к внешним воздействиям как со стороны вселенной, так и
наблюдателя, с принципиальной открытостью и сопричастностью в состоянии
хаоса со всем происходящим и возможностью канализирования извне неких
принципов, непроявленных в состоянии гомеостаза. Здесь наблюдатель не
может быть классическим, внешним наблюдателем, он с необходимостью вклю
чен в систему.
Сегодня наиболее изучена стадия перехода к хаосу. Уже простейшие систе
мы с полутора степенями свободы, типа модели Лоренца, демонстрируют всю
палитру универсальных сценариев вхождения в хаос. Это сценарий Фейгенба
ума – бесконечный каскад бифуркаций удвоения периода с универсальным
скейлингом, сценарий Помо — переход к хаосу через перемежаемость, и сце
нарий Рюэля Такенса – после бифуркации утроения периода возможно появ
ление странного аттрактора. Их универсальность объясняется тем, что сцена
рий классифицируется также в терминах простейших катастроф и имеют тот
же уровень общности и структурной устойчивости. Именно поэтому динами
ческий хаос распространен не только в физике и естествознании, но и в обще
стве, психике, творчестве.
На определенном этапе развития дерева бифуркации, или при возникнове
нии странного аттрактора наступает стадия динамического хаоса, несущая в
себе как богатство возможных структур, так и невозможность их полного по
стижения. Следить за траекторией становится очень сложно и вводится язык
статистического описания: вероятностное распределение, корреляционные
функции, энтропия Колмогорова и т. п., однако, в отличие от задачи большого
числа частиц – термодинамического хаоса – здесь сложность имеет принци
пиально другую природу – динамический хаос. Обычно это режимы так назы
ваемых невычислимых систем, когда траектории заполняют геометрические
объекты фрактальной природы, задаваемые не алгебраическими уравнениями,
как привычные многообразия, а итерационной процедурой. Фракталы, с од
ной стороны, допускают статистическую интерпретацию, а с другой – имеют
аналитическое происхождение и сколь угодно богатую геометрическую струк
туру на любом масштабе, для которой характерны принцип канализации мик
ро и макроструктур, то есть принципы самоподобия. Кроме того, фракталы это
типичные стохастические структуры на странных аттракторах.
Но всякий раз система имеет ростки всего многообразия структур, распоз
наваемых в хаосе. Этим образам можно было бы сопоставить принцип «бытие
в становлении» – смесь стихий, что видимо и должно быть в реальной жизни,
не только когда структура видна на одном масштабе, а хаос на другом, но и
существуют одновременно в одной реальности.
Наконец процесс перехода от хаоса к порядку — рождение параметра по
рядка, выбор среди альтернатив и потенций и есть момент истины явления
структуры. То, что часто принято называть самоорганизацией, есть ее завер
110 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

шение, просто наблюдаемый хаос порядок – процесс выхода на аттрактор с
границы области ее притяжения. Но дело в том, что в стадии хаоса еще нет
развитого аттрактора, он должен еще родиться. Видимо, можно ожидать не
скольких сценариев самоорганизации. Первый (медленный) – когда какая
то локальная квазистабильная структура начинает конкурировать с другими
пространственными структурами, постепенно увеличиваясь, тогда выбор аль
тернативы будет связан с тем, в какой из них оказалась система в момент вы
хода из режима хаоса за счет изменения внешних условий, а вероятность, со
ответственно, с долей времени пребывания в ней. Второй (рождение пара
метра порядка) – переход из бесструктурного однородного хаоса, типа гене
рации лазера, или морфогенеза по Тьюрингу, когда происходит явление чис
то коллективного возникновения структур, борьбы флуктуаций. Третий –
череда обратных бифуркаций, окутывающих, вуалирующих процесс стаби
лизации структуры.
Повествовательный тон этого раздела присущ классическому метанаблю
дателю, способному единым взглядом окинуть поле возможностей или совер
шать повторные эксперименты. Но взгляд изнутри, жизнь в хаосе радикально
меняет сам тип того эпистимологического пространства, в котором происхо
дит вопрошание человеком природы, другого и самого себя, предполагает зап
рет на многие способы рассуждения, приведенные выше.
Да и сам классический метанаблюдатель – идеализация еще и потому, что
он вырван из культурно исторического контекста, хотя он – дитя своего вре
мени, со своим языком, с фиксированными научными средствами и методоло
гией, но и стоит увеличить масштаб времени, хотя бы до событийного уровня
построения конкретных моделей, не говоря уже об эпохах смены научных па
радигм, как он сам попадает в условие включенности в систему, в процесс кон
струирования ее будущего и нового эпистемологического пространства.
Хаос и обобщенная рациональность
Хаос, как внутреннее свойство нелинейной динамической системы, возни
кает почти всегда и почти везде и не только в системах с большим числом сте
пеней свободы, как было принято считать еще в не столь отдаленные времена,
но и в так называемых маломерных системах. От стука колес и катания на каче
лях до самолетного флаттера, поведения лазерного излучения при некоторых
режимах и турбулентности – он вездесущ. Хаос, образно говоря, повсеместно
присутствует, вуалирует практически все явления нашей жизни как окружаю
щей нас, так и внутри нас. И если мы его не всегда замечаем в качестве таково
го, а именно не идентифицируя его в качестве внутреннего свойства динами
ческой системы, то лишь потому, что он наблюдаем (видим) лишь под углом
определенной перспективы, определяемой достаточно узкой областью пара
метров (например, в области точки бифуркации), либо проявляется на уровне
масштабов очень больших времен (как в случае движения планет солнечной
системы). Иначе говоря, хаос обитает о на границах пространственно времен
111
Синергетика постижения сложного

ных масштабов нашего восприятия реальности как уже ставшего бытия. Мо
жет показаться тем самым, что хаос в некотором онтологическом смысле мар
гинален реальности, не являясь ее необходимым существенным свойством.
Однако, это исчезает как только мы включаем в онтологию не только бытие, но
и процесс становления. Переход от бытия к становлению ведет, помимо проче
го, так же и к радикальному переосмыслению роли хаоса в мироздании. В бы
тии всегда было сокрыто зерно становления, которое классический атемпораль
ный рациональный разум отторгал как нечто темное и непрозрачное, порож
даемое субъектом и могущее быть им же устраненное посредством овладения
определенными навыками мышления (Декарт).
Хаос отторгался как образ незнания, как нечто мешающее познанию, пре
пятствие на его пути. Творческая, созидательная роль хаоса, как генератора
новой информации, определенным образом представленная в древнегречес
кой картине мира, для классического рационального самопрозрачного разума
была, естественно, чем то чужеродным.
И только в последние годы стало отчетливо сознаваться, что хаос в его повсе
местности и вездесущности вовсе не всегда и везде является препятствием по
знанию, а потому чем то таким, что подлежит обязательному устранению. Про
сто ученые, как это неоднократно бывало в истории науки, видели то, что могли
и хотели видеть, как в силу линейного (по преимуществу) подхода объяснению и
пониманию действительности, так и из за отсутствия мощных вычислительных
средств, необходимых для порождающих феномен детерминированного хаоса
длительных итераций уравнений динамики. В этой связи представляет интерес
уникальное в истории науки публичное извинение президента Международного
союза чистой и прикладной математики сэра Артура Лайтхилла, сделанное им от
имени своих коллег за то, очто в течение трех веков образованная публика вво
дилась в заблуждение апологией детерминизма, основанного на системе Ньюто
на, тогда как можно считать доказанным, по крайней мере с 1960 года, что этот
детерминизм является ошибочной позицией.
В случае развитого детерминированного хаоса возникает новая проблема
описания реальности внутренним (а не только внешним) наблюдателем. И здесь
ключевым становиться вопрос точности задания начального состояния систе
мы. Дело в том, что в Ньютоновой механике это всего лишь словесное упраж
нение, т.к. обычно принимается идеализация, что близкие состояния в про
цессе эволюции системы остаются близкими, что в свою очередь позволяет
описывать систему в течении сколь угодно долгого времени на языке траекто
рий. В случае динамического хаоса мы имеем дело с принципиально иной сис
темой: большинство решений неустойчиво по начальным данным, когда сколь
угодно близкие начальные точки фазового пространства быстро разбегаются
d(t) = d(0) exp t/T, где T – обратный показатель Ляпунова или горизонт пред
сказуемости, т. е. любая окрестность наблюдаемой точки не переносится ком
пактно в фазовом пространстве, а размывается, перемешиваясь с другими со
стояниями. Тогда очень скоро близкое становится далеким, а далекое близким
112 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

и естественным языком становится не классический язык траекторий, а язык
их пучков, ансамблей, вероятностей и т.д.
При этом источник чрезвычайной сложности вовсе не в сложном устрой
стве конкретной динамической системы (и тем более не в числе ее степеней
свободы) и даже не во внешнем шуме (что есть только иное выражение слож
ности другой системы – окружающей среды), а в начальных условиях движе
ния и неустойчивости [22]. В силу непрерывности фазового пространства в клас
сической механике, эти начальные условия содержат бесконечные количества
информации, которая при наличии неустойчивости и актуализируется в стиль
сложный иррегулярный паттерн событий, которые идентифицируются как ди
намический хаос. Образно говоря, частица в своем движении репрезентирует,
вычерпывает эту информацию.
Итак, внутренний наблюдатель, стартовав вместе с системой не сможет пред
сказать ее поведение на языке траекторий уже через время Т, называемое также
горизонтом предсказуемости будущего, что в некотором смысле означает од
новременно и ограничение картезанско ньютоновой рациональности. Анало
гично при ретроспективном взгляде возникает (по тем же соображениям) го
ризонт реконструкции прошлого на глубину Т.
В таком случае наблюдатель, знающий динамику системы может пользо
ваться детерминистическим языком лишь в небольшом пространственно вре
менном окне прозрачности T*(VT) ньютоновой рациональности. Здесь умест
но сравнение с состоянием ограниченной видимости в мутной воде, среде рас
сеивающей свет. Отсюда с необходимостью вытекает смена онтологических
установок, одним из параметров которой является переход к вероятностному
языку.
В принципе можно продолжить этот процесс квазиклассического описа
ния по шагам длительностью T (T зависит от точки пространства), если по
вторно наблюдать систему, проводя классическую редукцию от ансамбля к ре
ализации. Это позиция наблюдателя историка, летописца событий с ограни
ченным прогнозом и периодической его корректировкой – это построение де
рева возможностей эволюции лишь на шаг опережающий реальную эволюцию
системы. По сути дела именно так в наши дни работают футурологи, да и наше
обыденное сознание.
Таким образом, для сохранения элементов квазиклассической ограничен
ной рациональности необходима пространственно временная сетка (перемен
ного шага) наблюдателей находящихся между собой в определенных комму
никативных отношениях, как бы передающих друг другу систему от соседа к
соседу. Можно также говорить и об одном наблюдателе сопровождающем сис
тему. Это не просто наблюдатель – летописец событий, повествователь, но и ,
философски говоря, рефлектирующее историческое сознание в сопровождаю
щей системе отсчета. В отличие от теории относительности, здесь имеется вви
ду не относительность движущихся систем отсчета, а относительность места
времени к динамике – динамике времени пространства.
113
Синергетика постижения сложного

Яркий пример систем с горизонтом времени или окном классической ра
циональности дают нам, так называемые, климатические модели. Одна из них
– модель Лоренца (всего полторы степени свободы), в которой существует ре
жим странного аттрактора, то есть развитого динамического хаоса. Именно
поэтому краткосрочные предсказания погоды на период более двух недель прак
тически невозможны. Обычно на больших промежутках времени начинают уга
дываться корреляционные, вероятные зависимости и структуры. Например,
народные приметы многочисленных прогнозов, принадлежат иному эмпири
ческому типу рациональности, вековой народной мудрости и, видимо, отвеча
ют наличию стохастических, фрактальных структур на климатическом аттрак
торе. Вера в народные приметы здесь вполне рационально соотносится (ком
муницируется) с научной вероятностной трактовкой динамики системы.
Еще один пример связан с проблемой редукционизма в научном познании.
Почему невозможно полное и исчерпывающее объяснение химических явле
ний посредством физического языка дополненного достаточно мощными вы
числительными ресурсами ЭВМ? Тоже самое и в отношении коммуникатив
ного редукционизма биологии в химии. Дело в том, что решая уравнение Шре
дингера для многочастичного атома или молекулы, тем более для реализую
щихся в химической реакции процессов, проходящих через неустойчивые ста
дии своего развития, мы сталкиваемся с самосогласованной задачей несколь
ких тел, для которой в силу возникновения режима динамического хаоса, точ
ный учет всех деталей в принципе невозможен, ибо динамический хаос потен
циально целостен и неразложим на отдельные составляющие его компоненты.
В таком контексте получает свое оправдание традиционный дисциплинарный
химический язык валентностей, кинетических коэффициентов, каналов.
В самой физике проблема редукции – это проблема перехода от динами
ческого описания системы к термодинамическому не решена окончательно до
сих пор. Фундаментально значение открытий Пуанкаре неинтегрируемых сис
тем состоит прежде всего в том, что в динамическом хаосе мы сталкиваемся с
качественно новой формой движения, не сводимого к известным ранее его
элементарным формам, таким как движение по прямой и окружности.
И проблема редукции вероятностных необратимых во времени законов к
детерминистическим репрезентациям не имеет решения, хотя бы потому, что
используемые здесь языки обитают в разных эпистемологических простран
ствах. Можно сказать и иначе, что решить в данном случае проблему редукции
было бы равнозначно произвести полную редукцию становления к ставшему
бытию.
Концепция динамического хаоса предполагает новую, открытую, форму
рациональности. Эта форма рациональности включает в себя три основные
типа. Первый тип – верования, примет,ы народная мудрость. Это, по сути, це
лостный вероятностный взгляд на стохастическую структуру реальности. Вто
рой, противоположный ему, – детерминистический взгляд классической на
уки, справедливый на малых временах горизонта предсказуемости. И третий,
114 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

примиряющий, – тип исторически локальной рациональности, по видимому,
свойственный в разной степени средневековой культуре и обыденному миро
восприятию.
Обнаруживаемое в динамическом хаосе внутреннее единство всех трех ти
пов рациональности, обосновывает возможность становления в современной
культуре обобщенной рациональности в контексте которой наука и практичес
кая мудрость действительно нуждаются друг в друге.
В частности, в динамическом хаосе получает свое рациональное оправда
ние вера как способ восстановления и поддержания конфиденциального кон
такта человека с внешней и внутренней реальностью .
Творческая Вселенная
Динамический хаос обладает еще одним замечательным качеством – откры
вает систему внешнему миру. В этом режиме она обнажена и беззащитна к лю
бым сколь угодно малым внешним воздействиям. Понятие замкнутой изоли
рованной системы становится недостижимой идеализацией. Система вступает
в диалог со Вселенной, она причащается Универсуму, ощущает себя его частью
и подобием. Именно в хаотической эволюционной фазе возможно восприя
тие, получение информации из целостного источника, синхронизация и гар
монизация системы в согласии с космическими принципами. В этом, видимо,
наряду с внутренними источниками, и кроется креативное, творческое начало
хаоса. Мы называем это коммуникативной функцией хаоса. В науке такой фе
номен начинает осознаваться через эффекты синхронизации часов, биологи
ческих ритмов организмов, сообществ связанных, на первый взгляд, пренеб
режимо малыми взаимодействиями произвольной природы. Видимо, простран
ственно временные структуры синхронизуются за счет коммуникации посред
ством своих хаотических и стабильных компонент, возможно в этом кроется и
разгадка понимания гармонии (20).
Вместе с тем, в последних работах Пригожина и Хакена активно обсужда
ются идеи саморедукции системы, самопорождения смыслов, саморазвития ма
терии. Так в несводимых динамических системах акт редукции происходит не
прерывным образом, система как бы постоянно измеряет саму себя, рождая
новую информацию и с возникновением иерархии времени в большей части
системы, долгоживущие переменные становятся параметрами порядка нового
гомеостаза, подчиняющие себе систему посредством совокупности отрицатель
ных обратных связей.
Итак, становление в данном контексте есть прежде всего процесс самопо
рождения из хаоса параметров порядка, посредством которого реализуется эво
люционный ценностный отбор, рождение, упаковка и сжатие информации.
Итак, открытие феномена динамического хаоса позволяет по новому ос
мыслить процесс становления постнеклассической науки как самоорганиза
ции междисциплинарного знания. Постнеклассическая наука не только обо
значает границу детерминистического видения мира, ориентированного на
115
Синергетика постижения сложного

потенциальную иерархию законов бытия, но и одновременно органически
включает в свой дискурс практическую мудрость традиции.
Мезопарадигма синергетики: моделирование
человекоразмерных систем и метод ритмокаскадов
Эвристические и философские аспекты моделирования общественных про
цессов в последнее время обсуждаются особенно интенсивно, и здесь наблю
дается явный прогресс не только в метафорическом переносе методов синер
гетики на гуманитарную почву, но и в понимании психологических и методо
логических проблем применения этих методов [23 26, 17, 31].
Вместе с тем, математическое моделирование социальных процессов тема по
прежнему деликатная и для многих сомнительная, в силу плохой определеннос
ти понятий состояния социальной системы, обоснованности вида связей и ее
дифференциальной динамики. Эти вопросы нельзя решать универсальными ре
цептами и они всегда останутся предметом диалога эксперта социолога и мате
матика модельера. Сам же диалог, по словам одного известного математика, за
частую напоминает «любовные игры слепых в зарослях крапивы» — при явной
заинтересованности сторон возникают постоянные и непредсказуемые ситуа
ции острого непонимания и неприятия. Вероятно и поэтому тоже можно слы
шать, иногда от очень авторитетных гуманитариев, об опасности использования
формальных методов в антропной сфере, где человек рефлексивен, непредска
зуем, свободен, культурно историчен. Все это так, но если пытаться сохранить
когнитивную и прогностическую ценность науки, в чем преуспело естествозна
ние, а не только дескриптивно компаративную, то неизбежен поиск усреднен
ных, коллективных степеней свободы, поддающихся в мягком смысле матема
тическому моделированию, при учете социогенетических аспектов природы че
ловека. И здесь, мы считаем, в моделировании необходим больший акцент на
принципах наблюдаемости и коммуникации [25, 26, 17].
Проблемы дифференциальной динамики. На наш взгляд, ключевая проблема
заключается в том, что большинство физических моделей используют марков
ский подход, т.е. состояние системы определяется в последующий момент вре
мени целиком и полностью состоянием в данный момент времени, это основ
ной принцип дифференциальной динамики. Именно для таких моделей, со
времен А.Пуанкаре, бурно развивается качественная теория дифференциаль
ных уравнений, теория бифуркаций, теория динамического хаоса; именно здесь
наработана интуиция синергетической парадигмы Пригожина–Хакена, ее уни
версальные рецепты работы с порядком и хаосом. Но человек и социум обла
дают глубиной памяти больше чем лишь в один шаг, и марковские процессы,
видимо, не самые адекватные образы исторического и социального развития,
хотя бы в силу того, что система может учиться, приобретать опыт.
Справедливости ради отметим, что это отнюдь не перечеркивает успехов
локального дифференциального моделирования на условно небольших време
нах, где так же ведутся интенсивные исследования по мягкому моделированию
116 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов

с помощью пучков моделей (В. Арнольд), нечетких множеств и т.д..
Тем не менее, проблему памяти на этом пути радикально решить нельзя. В
частности, уже биологические системы предполагают одновременное взаимо
действие хотя бы трех поколений, отметим, что именно поэтому в живых сис
темах, и вообще в системах с памятью, имеет выделенный статус «золотое сече
ние», то есть им присуще порождение и возможность различения гармонии [6],
чего нельзя обосновать в рамках дифференциальной динамики.
Проблемы нейрокомпьютинга. В последние два десятилетия бурно развива
ется иная, нелокальная концепция – концепция синергетического компью
тинга, клеточных автоматов, реализующая идеи искусственного интеллекта. Это
своего рода субстратный подход, когда меняя правила «общения» элементов
нейронов мы создаем клеточно автоматную среду с некими свойствами, под
лежащими изучению в процессе обучения нейрокомпьютера и решения им раз
личных задач. Под всякий класс задач необходим свой нейрокомпьютер, обу
ченный экспертами типовым приемам и стилю решения задач. Здесь пробле
мы памяти, обучения, воспитания или самовоспитания решаются вполне в гу
манитарном ключе, система безусловно исторична, но мы платим за это не
прозрачностью действий такой системы, она не всегда предсказуема, а вопрос
о правильности ее поведения или результатов просто не корректен. Это скорее
интуитивный стиль решения задач нежели дескриптивный процесс [27]. И мы
покидаем «мир истин» дифференциальной динамики и погружаемся в «мир
мнений» нейрокомпьютерной реальности. Эта другая крайняя точка зрения,
вряд ли прояснит многое нам о социальной системе, скорее это компьютер
ный гуру, который ничему не научит, но сам будет решать наши проблемы.
Мезопарадигма синергетики. Об ограниченности дескриптивных процедур
позитивного знания, горизонтах понимания мы знаем не так много, но знаем,
что рефлексивный процесс приближает нас к ним с неизбежностью при доста
точно высокой своей интенсивности [28]. В этом, в частности, ограниченность
процедур теории возмущений. Поэтому под мезопарадигмой синергетики мы
будем понимать подход находящийся между Сциллой марковских «амнезиро
ванных» дескриптивных процессов и Харибдой генетических методов нейро
компьютинга. Фактически, это синтетический подход, когда система часть вре
мени развивается вполне предсказуемо, а в период становления востребуется
ее генетическая программа память, внутреннее пространство, которое само
может изменяться, после чего развитие вновь происходит по дифференциаль
ным законам. Таким образом, точки бифуркации, выбора проходятся не слу
чайно (равная вероятность исходов), но с учетом генетических склонностей
системы. Аналогичные идеи мы находим в концепции «русел» и «джокеров»
Г.Г. Малинецкого [29].
Внутреннее пространство может иметь свою иерархию уровней, которая на
внешнем плане может выглядеть, как проявление очередности и синхрониз
мов в поведении различных субъектов системы, или подсубъектов индивида.
Возникают фрактальные временные коммуникационные паттерны, которые
117
Синергетика постижения сложного

невозможно описать в рамках марковского подхода. Примером такого подхода
к природе и обществу служит метод ритмокаскадов [30], предложенный одним
из автором в 1996 году. Его приложения к реконструкции истории и прогнозу
развития человекоразмерных систем предполагают командную работу экспер
тов различных дисциплин и уже есть обнадеживающие результаты.
На наш взгляд, именно синтетический подход позволит анимировать мно
гие хорошо известные модели синергетики для гуманитарных приложений (см.
например [20]) и выдвинуть принципиально иной класс эффективных комму
никационных моделей.

Литература
1. Степин В.С. Философская антропология и философия науки.М.: Высшая шко
ла.1992.
2. Степин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс традиция. 1999
3. Пригожин И. От существующего к возникающему. М.: Мир.1984.
4. Хакен Г. Синергетика. М.: Мир. 1981.
5. Курдюмов С.П., Князева Е.Н. Законы эволюции и самоорганизации . 1981.
6. Климонтович Ю.Л. Нелинейная динамика открытых систем. Наука . 1995.
7. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика—эволюционный аспект. Самоорганиза
ция и наука: опыт философского осмысления. ИФ РАН, Арго, 1994.
8. Аршинов В.И., Буданов В.Г., Войцехович В.И. Принципы процессов становления в
синергетике. Труды XI Международной конференции «Логика, методология, фило
софия науки». Секция 8. Методологические проблемы синергетики». Москва Об
нинск, 1995. Т. YII.c. 3 7.
9. Аршинов. В.И. На пути к квантовой эпистемологии. Проблемы и методы постнек
лассической науки. М. 1992.
10. Аршинов В.И. Событие и смысл в синергетическом измерении. В кн:.Событие и
смысл. Синергетический опыт языка (под ред. Киященко Л.П., Тищенко П.Д.) . М.:
ИФ РАН 1999. С. 11 37.
11. Аршинов В.И. Когнитивные стратегии синергетики. В кн.: Онтология и эпистемо
логия синергетики (ред. Аршинов В.И., Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 12 25.
12. Буданов В.Г. Делокализация как обретение смысла, к опыту междисциплинарных
технологий. В кн.: Онтология и эпистемология синергетики (ред. Аршинов В.И.,
Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 87 100.
13. Буданов В.Г. Когнитивная физика или когнитивная психология. О величии и тщет
ность событийного языка.В кн.: Событие и смысл. Синергетический опыт языка
(под ред. Киященко Л.П., Тищенко П.Д.). М. ИФ РАН. 1999. С. 38 66.
14. Аршинов В,И., Данилов Ю.А., Тарасенко.В.В. Методология сетевого мышления. Фе
номен сетевой самоорганизации. В кн.: Онтология и эпистемология синергетики
(ред. Аршинов В.И., Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 101 118.
15. Буданов В.Г. Синергетические аспекты информационных кризисов и культура // Фи
лософия и наука. М.: ИФ РАН, 1996.
16. Буданов В.Г. Междисциплинарность и синергетика». Категории // Философский
журнал. М., 1997 . № 2. С.15 21.
17. Буданов В.Г. Трансдисциплинарное образование и принципы синергетики //Синер
гетическая парадигма (под ред. Аршинова В.И., Буданова В.Г., Войцеховича В.Э.).
М.: Прогресс Традиция. 2000. С. 285 305.
118 Г.Г.Малинецкий

18. Маслоу А.. Дальние пределы человеческой психики, Спб. 1997. С. 289.
19. Бергсон А.. Собр. соч. В 4 х томах. Том 1. М. 1998. С. 318.
20. Буданов В.Г. Синергетическая алгебра гармонии //Синергетическая парадигма.
(под ред. Аршинова В.И., Буданова В.Г., Войцеховича В.Э.). М.: Прогресс Тради
ция. 2000. С.121 138.
21. Матурана У. Биология познания// Язык и интеллект. М. 1996. С. 135.
22. Чернавский Д.С. Синергетика и информация. М.: Наука. 2001. С. 389.
23. Василькова В.В. Синергетика. Порядок и хаос в развитии социальных систем. Спб.:
«Лань». 1999.
24. Бранский В.П. Теоретические основания социальной синергетики.// Петербургс
кая социология. № 1. 1997.
25. АршиновВ.И. Синерегетика как феномен постнеклассической науки. М.: ИФРАН
1999.
26. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика наблюдения как познавательный процесс//
Философия, наука, цивилизация. Эдиториал УРСС. 1999.
27. Чернавский Д.С. Мышление, как распознавание образов//Синергетика 3. Труды
семинара по синергетики. М.: МГУ. 2000. 343 с.
28. Буданов В.Г. Язык науки или наука языка. Философские исследования . № 1. 2000.
29. Капица С.П., Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Синергетика и прогнозы будущего.
М.: Наука. 1997. 286 с.
30. Буданов В.Г. Метод ритмокаскадов: о фрактальной природе времени эволюциони
рующих систем // Синергетика 2. Труды семинара по синергетики (под ред. О.П.
Иванова, В.Г. Буданова). М.: МГУ. 1999. С. 36 54.
31. Баранцев Р.Г. Бинарная наследственность, тернарные структуры, переходные слои
//Синергетика 3. Труды семинара по синергетики. М.: МГУ. 2000. С. 353 361.

Работа выполнена при поддержке РГНФ,
исследовательский проект 05 03 03473а




ИННОВАЦИОННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ.
МОДЕЛИРОВАНИЕ, МОНИТОРИНГ, РИСКИ

Г.Г. Малинецкий
(Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН)

В настоящее время и Россия, и мир в целом претерпевают быстрые, резко
меняющие в целом социально экономические структуры и жизни людей пере
мены.
Причины этих перемен объективны. Главная из них – слом всей предше
ствующей траектории развития человечества. Вероятно, наша эпоха войдет в
учебники как начало Новой Истории, для которой всей предшествующие века
были лишь прологом, историческим детством человечества.
На какой же научной и методологической основе следует анализировать
исторические перемены такого масштаба?
119
Инновационное государственное управление

Очевидно, что такой анализ должен быть междисциплинарным. Прежде все
го потому, что перемены затрагивают все сферы жизни – экономику и соци
альную структуру общества, технологии и сферу смыслов и ценностей. И зара
нее нельзя сказать, к какой сфере будут относиться перемены, которым пред
стоит стать решающими. Кроме того, следуя Блезу Паскалю, можно сказать:
«Управлять – значит предвидеть». При этом роль науки в предвидении возрас
тает. И поэтому приходится «склеивать», «сшивать» общий прогноз, опираться
на результаты отдельных научных дисциплин. И тут роль междисциплинарнос
ти – общих идей, представлений, языка – трудно переоценить.
Растущий масштаб возможных потерь и угроз на уровне государственного
управления делает недостаточным для выработки представлений о будущем
чисто гуманитарных методов, качественных представлений. Приходится при
влекать формализованные описания, количественный анализ, методы точных
наук. И чтобы «сшивать» их с науками о человеке и обществе, ставить задачи
перед специалистами по моделированию необходимы, междисциплинарные
подходы.
С другой стороны, традиционные методы управления предполагают задан
ные извне и неизменные цели управления. Предполагают фиксированный на
бор ограничений, определяющих, какие управления в принципе возможны. На
конец, каковы функционалы качества управления, по которым можно отличить
хорошее управление от плохого. И если построенные на этой основе теории
прекрасно работают в случае технических систем и небольших фрагментов от
дельных социальных объектов, то к анализу масштабных изменений, о кото
рых идет речь, они сплошь и рядом оказываются неприменимы. В самом деле,
в ходе развития общества субъектам приходится в процессе взаимодействия
вырабатывать цели, в результате исследования или на основе опыта осознавать
имеющиеся ограничения и определенным образом самим формировать пра
вила, в соответствии с которыми должна осуществляться управленческая дея
тельность. Иначе говоря, на первый план выходит самоорганизация в обществе,
понимаемая в широком смысле. Это и выработка моральных норм, и форми
рование социальных структур, и согласование интересов экономических и про
чих агентов.
Поэтому неудивительно, что для моделирования и прогнозирования соци
альных процессов все шире применяется теория самоорганизации или синерге
тика.
Ключевым понятием синергетики является представление о параметрах
порядка – ведущих, ключевых переменных, которые, с одной стороны, отра
жают состояние объекта в целом, и с другой – определяют в главном и поведе
ния остальных переменных, характеризующих систему.
По каким же параметрам порядка можно судить о состоянии человечества,
о глобальности происходящих перемен? В соответствии с принципом демогра
фического императива таким параметром является число людей на Земле – N.
В соответствии с представлениями экономиста, математика и монаха Мальту
120 Г.Г.Малинецкий

са в благоприятных условиях численность человечества с течением времени
растет по закону.
dN/dT = ?N, N (0) = N0 (1)
где N0 – начальная численность.
Решение уравнения (1) определяет экспоненциальный рост
N(t) = N0 e?t (2)
или, другими словами, рост по закону геометрической прогрессии, когда за
одинаковое время величина изменяется в одинаковое число раз.
По мысли Мальтуса, численность человечества растет в геометрической про
грессии, а количество продовольствия в арифметической
P(t) = P0 + ?t . (3)
Несовпадение законов (2) и (3), выражающее тот факт, что продовольствия
на каждого человека с течением времени будет приходиться все меньше и мень
ше, по мысли Мальтуса, должно приводить к войнам. Войны будут уменьшать
численность человечества, приводить его в соответствие с объемом произво
димого продовольствия.
Опираясь на результаты полеодемографов, С.П.Капица и ряд других иссле
дователей показали, что Мальтус был не прав – в последние 100 тысяч лет чис
ленность населения планеты росла не по мальтузианском закону (1), а совер
шенно иначе. А именно по нелинейному закону
dN/dt = ?N2 , N (0) = N0 . (4)
Этот закон означает, что человечество не просто интенсивно росло, как сле
довало из закона (1), а постоянно увеличило свою «экологическую нишу», ос
ваивало новые жизнеобеспечивающие технологии.
Главное содержание нынешней переломной эпохи состоит в том, что закон (4),
описывающий развитие человечества на протяжении 100 тысяч лет, меняется в
течение нескольких ближайших десятилетий. Происходит демографический пе
реход – уменьшение скорости роста народонаселения. Уменьшение очень быст
рое по историческим масштабам. Причем это уменьшение, как показывает уже
двухвековой опыт развития ряда стран и регионов, связано не с нехваткой про
довольствия, а с гораздо более сложными системными факторами.
Поэтому закон роста народонаселения в XXI веке и далее, по данным ООН,
ЦРУ США и Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН, стро
ится на основе соотношения типа:
dN/dt = ?N2(N’ – N) (5)
где N’ – предельное значение числа людей на Земле, которое оценивается в 10
12 млрд. человек.
Другими словами, человечество в XXI веке совершает крутой поворот, рав
ного которому в истории не было. Способность пройти этот поворот эффек
тивно и с минимальными издержками будет определять эффективность госу
дарственного управления, социальных структур, различных общественных ин
ститутов, перспективы предлагаемых технологий. На последнем остановимся
особо.
121
Инновационное государственное управление

Окончание эры экстенсивного развития, общества потребления, расширен
ного воспроизводства знаменует новую эпоху. В самом деле, достаточно пред
ставить, что из года в год, из десятилетия в десятилетие, из века в век в данном
регионе, стране или городе живет одно и то же число людей. Это совершенно
другие технологии, смыслы, ценности, алгоритмы развития.
В качестве ответа на описанный вызов может быть предложенная в сфере
управления обществом концепция инновационного государственного управления.
Ключевым и для самого инновационного управления, и для подготовки кад
ров, владеющих этой технологией, является моделирование, мониторинг и уп
равление рисками. Анализ всех трех неотъемлемых частей обсуждаемой техно
логии позволяет предметно и содержательно раскрыть суть самого инноваци
онного управления.
Моделирование
Под моделированием будем понимать создание, или поиск уже имеющихся
материальных или идеальных систем, отражающих существенные взаимосвязи и
особенности объекта моделирования. Модель должна позволять определенным об
разом замещать исходный объект так, чтобы исследование модели позволяло либо
выявить новые свойства исходного объекта, либо давать прогноз его поведения,
либо облегчать выработку управляющих воздействий.
Следуя философской традиции, будем рассматривать государство, как «ос
новной институт политической системы, наделеный высшей законодательной вла
стью, т.е. правом устанавливать и регламентировать социальные нормы и прави
ла общественной жизни в пределах определенной территориальной целостности и
использовать легитимные методы принуждения для их соблюдения по отношении
ко всем членам общества. Государство является основным источником полити
ческой власти и использует ее от имени всего общества»1 .
В настоящее время произошел важный концептуальный сдвиг от концеп
туальных проблем (смыслы, ценности, цели) к инструментальным (средства,
инструменты, организации). Это произошло во многом благодаря «революции
управляющих», разработке новых социологических концепций – теории ста
дий роста (Ростоу), концепциям индустриального (Арон, Гэлбрейт), постинду
стриального (Белл), технотронного (Бжезинского), программированного (Ту
рен), информационного (Масуда), «общество третьей волны» (Тоффлер). Воз
ник технологический детерминизм – теоретико методологическая установка,
исходящая из решающей роли техники и технологии в развитии социально
экономических структур.
В частности, это выразилось в переносе внимания с государственного уп
равления, государства, как такового, на государственную службу, на инстру
менты государственного управления. Один из ярких примеров – многолетние

1. Всемирная энциклопедия. Философия. М.: АСТ, Минск: Харвест. Современный лите
ратор.,2001. С.1312.
122 Г.Г.Малинецкий

безуспешные попытки начать серьезную подготовку государственных руково
дителей высшего звена или хотя бы переименовать, для начала, академии госу
дарственной службы в России в академии государственного управления.
Говоря о моделировании будем различать концептуальное (иногда его назы
вают вербальным), когнитивное, качественное моделирование, (на основе базо
вых математических моделей), фундаментальное моделирование (исходящее из
первых принципов и установленных законов) и имитационное моделирование.
В рамках концептуального или вербального моделирования, очень часто
рассуждают, опирался на образы, заимствованные из различных сфер жизне
деятельности.
В рамках традиции, заложенной выдающимся немецким социологом Мак
сом Вебером, государство рассматривается как машина для обслуживания граж
дан, а во главу угла становится целерациональные действия, лежащие в основе
легального типа господства. Естественно, этот взгляд опирается на бурное раз
витие современного Веберу капитализма, на опыт первых промышленных ре
волюций (пар и железные дороги), на представления об индустриальном об
ществе.
По концепции Вебера, государственный аппарат (бюрократия), обслужи
вающая индустриальное государство должен обладать следующими характери
стиками.
• компетенция каждого управленческого уровня четко регламентирована, то
есть зафиксирована нормативно;
• иерархическая организация управленческой структуры основана на базе
твердо установленных принципов, должностной субординации;
• вся формальная внутриорганизационная деятельность осуществляется в
форме письменных документов, подлежащих последующему хранению;
• все должностные лица должны быть хорошими специалистами не только в
сфере своих профессиональных должностных обязанностей, но и в области
норм, правил и процедур деятельности организации в целом2.
В марксистской традиции «машинная» концепция государства обогащает
ся. С одной стороны, делается акцент на классовом характере государства, как
орудии господства одних классов над другими. С другой стороны, она отлича
ется акцентом на эволюции, на саморазвитии государства по своим внутрен
ним законам. «Государство есть продукт общества на известной ступени разви
тия; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимые
противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности,
избавиться от которых бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с
противоречивыми экономическим интересами, не пожрали друг друга и общества
в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по видимому,
над обществом, сила, история умеарла бы столкновение, держала его в границах

2. Оболонский А.В. Бюрократия для XXI века? Модели государственной службы: Россия,
США, Англия, Австрия. М.: Дело. 2020, с. 168.
123
Инновационное государственное управление

«порядка». И эта сила, пришедшая из общества, по ставящая себя над ним, все
более и более отчуждающая себя от него, есть государство», – писал Ф. Энгельс.
Развивая этот подход, В.И. Ленин привнес два новых момента. Во первых,
по его мнению, при изменении социального строя государственная машина дол
жна быть разрушена. Во вторых, участие огромного числа трудящихся в госу
дарственном управлении должно преобразить государственное управление и
значительно упростить его, так как множество задач учета и контроля обще
ство сможет взять на себя, а следование многим нормам, которого раньше тре
бовала государственная власть, просто войдет в привычку.
В последние десятилетия «машинная» парадигма государственного управ
ления переживает второе рождение. Либеральные реформы в России, в Вос
точной Европе, на постсоветском пространстве проходили под знаменами «воз
ращения в лоно мировой цивилизации», переход к «открытому обществу».
Последнее понятие было введено в оборот Бергсоном и активно использова
лось Карлом Поппером в книге «Открытое общество и его враги». Эти идеи
использовались как теоретическое обоснование известной концепции «прав
человека». В соответствии с ними демократия не рассматривается как власть
большинства, а трактуется как режим, в частности, «гарантирующий меньшин
ству право инициировать адекватные реформы». По мнению Поппера, четыре
базовые свободы – это свобода слова, свобода религии, свобода от страха и сво
бода от нужды.
В русле этой либеральной концепции предлагались и проводились рефор
мы государственного управления в России. В частности, в 1998 г. Президентом

<<

стр. 4
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>