<<

стр. 5
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

РФ Б.Н. Ельциным была одобрена Концепция перестройки государственной
службы. Она опирается на 10 принципов; статусное разделение политических и
«карьерных» должностей приоритет профессиональных качеств; компенсирующие
ограничения; приоритет «живых денег» перед «теневыми льготами»; перевод зна
чительной части госслужбы на хозрасчет; прозрачность; ориентация на клиента;
служебная прозрачность; внимание этическим регуляторам поведения; систем
ность подготовки и переподготовки кадров.
Схожие либеральные принципы, веберовский идеал государственного ап
парата были положены в основу родившегося в недрах Высшей школы эконо
мики проекта административной реформы в России.
Идея этой реформы состояла в перестройке российского государства по
американскому образцу с соответствующими агентствами, службами. Эта ре
форма реализовалась в 2003–2004 годах и имела плачевные последствия. В те
чение года значительная часть госаппарата была парализована, а после рефор
мы, как показывают оценки экспертов, исполнительская дисциплина упала, а
«трансакционные издержки», коррупция существенно возросли.
Реформа была изначально обречена, так как опиралась на представления
и парадигмы прошедшей более века назад эпохи, и так как она игнорировала
реальность и тот глубокий системный кризис, в котором сейчас находится
Россия.
124 Г.Г.Малинецкий

На основе проведенных исследований на кафедре антикризисного управ
ления и социальной самоорганизации Академии государственной службы при
Президенте РФ была предложена концепция инновационного государствен
ного управления. Остановимся на источниках, лежащих в основе этой концеп
туальной модели.
Цивилизационный код уникальной и самодостаточной российской циви
лизации, предполагающий вовлечение народа в дела государственного управ
ления в кризисной ситуации.
Сейчас перед российским обществом и государством стоит принципиаль
ная задача преодолеть разделившую их в ходе реформ пропасть. И в годы тата
ро монгольского ига, и в Смутное время, и в годы Отечественной войны власть
формировалась на соборной основе либо опиралось на обретенное в результа
те испытаний национальной единство.
Достижения науки и, в частности, теории самоорганизации – синергетики.
«Машинная» парадигма государственного управления, веберевская концеп
ция госаппарата исчерпали себя несколько десятков лет назад. Как показал опыт
административных реформ 80 х и 90 х годах в США, Великобритании, Авст
ралии, на этой основе можно решить очень немного задач в достаточно ста
бильных и благоприятных социально экономических условиях.
Коротко говоря, наука XXI века предполагала идти снизу вверх – от просто
го к сложному, от одинаковых взаимозаменяемых элементов к сложным соци
альным механизмом, к полной предопределенности.
Наука начала XXI века совершенно иначе видит и роль случайности, риска,
возможности возникновения упорядоченности, в формировании и функцио
нировании системы государственного управления.
Лауреат нобелевской премии в области экономии Элвин Тоффлер посвятил
проблеме управления обществом книгу «Метаморфозы власти», жанр которой
определил как «проктопия» – «практическая утопия3 ».
Новый взгляд на природу государственного управления, опирающийся на
синергетику и теорию динамического хаоса, он сформулировал в следующих
словах: «Коротко говоря, власть обусловлена разрывами в цепи причин, незапрог
раммированными обстоятельствами. Или так: она зависит от случайностей, на
личиствующих во вселенной и в поведении людей.
Однако власть не может осуществляться и в мире, подчиненном только слу
чаю… Потому власть возможна лишь в мире, в котором сочетается случайность
и необходимость, хаос и порядок. Именно тяга к порядку в основном оправды
вает осуществление руководства как такового».
В машинной и большинстве других парадигм государственного управления
предусматриваются различные способы упорядочения, формирования соци
альных структур, сверху или снизу. В инновационном управлении предполага

3. Тоффлер Э. Метаморфозы власти. Знание, богатство и сила на пороге XXI века. М.:
АСТ. 2003, с. 699.
125
Инновационное государственное управление

ется более чем, когда либо раньше, опираться на спонтанное, хаотическое,
нащупывающие новые пути и типы самоорганизации элементы социальной
реальности.
В естествознании и в технике уже есть множество удачных примеров, свя
занных с таким изменением точки зрения. В синергетике имеется большой
концептуальной и методический потенциал для решения проблем, где суще
ственен хаос. Более того, работы последних лет показали, что в экономике, в
системах вооружений, в техносфере и биосфере наиболее важные и значимые
события происходят «на кромке хаоса».
Опыт управления крупными корпорациями. С 70 х годов произошло не
сколько революций в системах управления. Они стали возможны благодаря
тому, что транснациональные корпорации вышли на уровень задач, ранее ре
шавшихся только государством.
Сегодня трудно представить, что впервые представление о ситуационном
центре, об уровне рекурсивности, о планировании потоков информации в орга
низационных системах были введены в классических работах Стаффорда Бира
только в начале 80 х годов4 . Заметим в этой связи, что сам Бир был консуль
тантом рода крупнейших корпораций, правительства Сальвадора Альенде в
Чили, Центрального разведывательного управления в США.
Заметим, что многие его идеи созвучны концепции инновационного госу
дарственного управления.
Во первых, это ориентация на новации, на будущее, выраженные девизом,
который он предпослал своей классической работе «Absolutum obsolutum – если
что то работает, то оно уже устарело».
Во вторых, главным вектором борьбы с неэффективной бюрократией. В ча
стности он пишет по этому поводу «Один метод – жесткого порядка, хотя и
относится к числу чаще всего практически реализуемых… должен быть исклю
чен… Такой подход к проблеме принятия решений высшим руководством неприго
ден… он искажает естественные свойства системы … давать правильные реше
ния».
Можно сказать, что огромный опыт, накопленный при управлении гигант
скими организациями, может и должен быть учтен при определении вектора
развития системы государственного управления.
Опыт развития инновационной экономики, экономики основанной на зна
ниях. В 90 х годах в США и в ряде других стран огромное влияние на государ
ственном уровне было уделено форсированому развитию ряда высокотехноло
гичных отраслей. При этом оказалось, что ключевым социальным изобретени
ем становится «технологии создания технологий». Это прежде всего создание
среды, генерирующей огромное число инноваций. Это «фильтр», позволяю
щий как можно раньше оценивать потенциал предлагаемых нововведений. Это
механизм поддержки и развития инноваций.

4. Бир С. Мозг фирмы . М.: УРСС, 2005, с. 416.
126 Г.Г.Малинецкий

Элвин Тоффер так суммировал императивы экономики «Новая система
создания изобилия все больше зависит от обмена данными, информацией и зако
нами. Она сверхсимволична… Традиционные факторы производства – земля,
труд, сырье и капитал – становится менее значимыми, так как их заменяют
символичные знания.
Медлительные бюрократии заменяются (демассифицированными) рабочи
ми единицами, временными или «адхократическими командами», все более
сплоченными бизнес структурами. Иерархии «выравниваются» или уничтожа
ются, чтобы ускорить процесс принятия решений. Бюрократическая органи
зация знаний заменяется информационными системами свободного потока.
Численность и разнообразие организационных форм увеличивается…, новый
герой – уже не неквалифицированный рабочий, не финансист и не менеджер,
а новатор (внутри или вне крупной организации), который сочетает воображе
ние и знание с действием».
Для новой экономии характерно усиление эффективности в результате са
моорганизации, кооперации, обмена идеями и информацией. Это позволило
рассматривать современный менеджмент с позиций синергетики, а наше вре
мя как эпоху инноваций5 .
Успешное развитие и практическое применение этих идей также является
источниками концепции государственного инновационного управления.
Итак на концептуальном или на вербальном уровне круг идей, концепций
достаточно ясно изучен.
Другой класс моделей, которые естественно привлечь в эти сферу – когни
тивные модели. Они, с одной стороны, позволяют перейти от образов, анало
гией, метафор к простейшим формализованным описаниям.
Этот класс моделей используется при экспертном анализе. Наиболее суще
ственным факторам соответствуют при таком моделировании точки некоторого
многоугольника, главным взаимосвязям – ребра. Модели требуют привлечения
экспертов, способных оценить состояние объекта по некоторой шкале, а также
относительную силу взаимосвязей между выделенными факторами. Такая про
цедура естественна, как правило, эксперт легко может сказать «лучше», «хуже»,
«очень плохо», оценивая ситуацию или состояние объекта. После этого когни
тивной модели на компьютере позволяет вычислить, как будут реагировать на
данное воздействие различные части системы, «лучше» или «хуже», и, в конце
концов, удастся ли с помощью предлагаемых мер достичь желаемых целей.
Слабость этого класса моделей состоит в необходимости иметь экспертов,
представляющих устройство моделируемой системы и ее нынешнее состояние.
Однако для первичной оценки социальных инноваций, для организации
содержательной работы экспертов, выявления опосредованного влияния со
циальных нововведений они могут быть очень полезны. Поэтому естественно,
чтобы они стали стандартной частью багажа знаний кадрового резерва.

5. Янсен Ф. Эпоха инноваций. М.: ИНФРА М.2002, с. 308.
127
Инновационное государственное управление

Приведем два примера применение таких идей. В Институте проблем уп
равления им. В.А.Трапезникова несколько лет назад с коллегами из Сербии и
Черногории был реализован проект, направленный на когнитивной модели
рование социально экономической системы этих стран в условиях дестабили
зирующих воздействий извне и изнутри. Модель оказалась настолько удачной,
что ее сейчас используют в системе государственного управления Сербии и
Черногории в качестве рабочего инструмента для прогноза, для оценки послед
ствий принимаемых решений, для оценки различных социальных инноваций.
Другой пример. В Институте прикладной математики им М.В. Келдыша РАН
была в 2005 году построена когнитивная модель, позволяющая оценивать стой
кость ряда северо кавказких регионов относительно дестабилизирующих воз
действий. Результаты моделирования во многих отношениях оказались парадок
сальны. Например, оказалось, что разрушительно действует на систему возмож
ность арбитра (например, федерального центра влиять непосредственно и на
правящую, и на оппозиционную элиту). Оказались, что в ряде случаев управля
ющие воздействия, предпринятые арбитром в начале кризиса, не оказывают по
ложительного воздействия и не позволяют избежать катастрофы. Но те же воз
действия на систему на развитой стадии кризиса стабилизируют ситуацию.
Другой класс моделей того же уровня – модели рефлексивного управления.
Современное общество становится (а в ряде случаев имеет возможность стать)
все более рефлексивным.
Многие социальные группы в нем имеют возможность размышлять над сво
им положением и последствиями своих действий, а также размышлять о том, и
на каких основаниях они размышляют, и поэтому информационное управле
ние (от мягких форм до манипуляции общественным сознанием) становится
все более эффективным рычагом влияния на общество.
Поэтому одним из инструментов управленцев могут стать математические
модели рефлексивного управления. Они, с одной стороны, достаточно просты
и наглядны, с другой – достаточно содержательны и позволяют отразить такие
понятие или совесть, самооценка, оптимизм.
По мнению одного из крупнейших социологов современности Энтони Гид
денса, в развитых странах стараются отодвинуть перспективу «общества рис
ка» (термин был введен немецким социологом Ульрихом Беком вскоре после
Чернобыльской аварии) и перейти к «рефлексивному обществу»6 . Важнейшей
должностей последнего должно стать доверие. Оно же сейчас необходимо в Рос
сии, чтобы вывести большинство граждан из состояния «социального аутиз
ма» и «склеить» социального пространства.
Модели рефлексивного управления сейчас эффективно применяется при
выработке гуманитарных технологий противостояния терроризму, борьбы с
тоталитарными сектами, при организации диалога, переговоров между пред
ставителями различных культур.

6. Гидденс Э. Социология. УРСС, 2005, с. 632.
128 Г.Г.Малинецкий

Одним из главных направлений инновационного государственного управ
ления является сдвиг от более жестких к более мягким формам и технологиям
социального управления. Поэтому новые подходы в работе госаппарата требу
ют освоения и эффективного использования информационного и рефлексив
ного управления.
И соответствующие модели здесь могут оказаться очень полезны. К сожа
лению, качественные, фундаментальные, имитационные модели находятся в
настоящее время в зачаточном состоянии. Более того, они не соответствуют
современному уровню развития социологической теории. Тем не менее, разра
ботка парадигмы инновационного государственного управления может стать
важным стимулом для их построения.
Мониторинг
Мониторинг является важнейшим элементом инновационного государ
ственного управления. Госаппарат должен управлять на основе конкретной
достоверной информации и фундаментальных знаний, граждане должны пред
ставлять состояние общества, в котором они живут и «относительный вес» раз
личных рисков и угроз.
Нынешнее положение дел в информационной среде в России без преуве
личения можно назвать чрезвычайным. Отсутствует в значительной степени
культуры работы с информацией. Работа со слушателями РАГС при Президен
те РФ и московскими школьниками показывает, что и слушатели, и школьни
ки одинаково плохо представляют базовые социально экономические реалии
России, ее место в мире, динамику ее экономики и социальной сферы за бли
жайшие десятилетия. Еще более тревожно, что они даже не подозревают о прин
ципиальной важности этих знаний, в частности, для государственного управ
ления. Поэтому одной из приоритетных задач в рамках инновационного уп
равления должно стать становление и развитие культуры работы с результата
ми мониторинга.
Приватизация информации стала угрозой национальной безопасности Рос
сии. В настоящее время оценка состояния развития многих социальных сис
тем требует системного подхода. Они опираются на данные и показатели, от
носящиеся к различным сферам жизнедеятельности, и сферам ответственнос
ти разных министерств и ведомств. Опыт работы с МЧС России показывает,
что административных рычагов на уровне министерств, депутатов недостаточ
но, чтобы получить необходимые данные. Однако в большинстве случаев их
предлагают продать. Информация оказалась приватизирована. Поэтому серь
езного научного прогноза во многих жизненно важных сферах в России нет.
Разрушение рефлексивных механизмов во многих государственных органах Рос
сии. Нормальный ситуацией является прогноз развития ситуации в сфере от
ветственности министерства, определение тех количественных показателей,
которые должны быть достигнуты, анализ того оправдался ли прогноз, сделан
ный ранее, оказались ли выполнены прежние планы. К сожалению, этого по
129
Инновационное государственное управление

чти нигде нет, а соответствующие государственные доклады конснстатирую
щий характер.
Формирование единого информационного пространства госаппарата пока не
начато. Существуют показатели, данные, ориентиры, которые должны быть
достоянием всех или большей части государственных служащих. (Это, как по
казывает практика, является действенным инструментом информационного
управления госаппаратом). Эти данные нужны для того чтобы руководители
решали свои конкретные задачи, исходя из представлений о целом, имели воз
можность «мыслить глобально, а действовать локально», чтобы государствен
ная стратегия определяла тактику и, тем более, решение оперативных задач.
Отметим, что синергетика и нелинейная динамика дает возможности, ко
торые могут быть с успехом использованы в госуправлении. В частности, они
позволяют получать прогноз и предсказывать кризисы даже в тех случаях, ког
да математических моделей в обычном понимании этого слова для анализиру
емых процессов еще нет.
Опишем в вкратце идею этого подхода. В основе его лежит временный ряд
x1, x2, …, xn – значения величины, прогноз который желательно получить в пос
ледовательные моменты времени ?t, 2?t, …, N?t.
Этот ряд {xi} сглаживается, чтобы увидеть тенденции именно на тех време
нах, которые наиболее важны и интересны. Другими словами, создается дру
гой временный ряд

(6)
Затем по предыстории системы {xi} (ее надо иметь, для этого нужны резуль
таты мониторинга и хорошо поставленная статистика) выявляются моменты
кризисов, катастроф, неблагоприятных ситуаций, которые желательно было
бы предписывать. Рассматривается значения ряда {xi} в эти моменты и делают
ся попытки выделить предвестники.
Пример, показывающий суть подхода, – измерение температуры у больно
го. Организм – очень сложная система, целостное содержательное моделиро
вание которого до сих пор сталкивается с серьезными проблемами. Однако следя
за температурой можно судить о многом. Еще более информативен пульс (в
течение многих лет обо всех системах организма космонавта судить по карди
ограмме, передаваемой с орбиты (ряд {xi} при этом, чтобы выделить информа
цию о разных стран брали разные к (соответствующие ряды {xi})
Методики такого типа были развиты для среднесрочного прогноза земле
трясений. В этих задачах данные сейсмостанции сворачивается в 8 одновре
менно вычисляемых аналогов температуры. В последующем они были с боль
шим успехом применены для анализа социоэкономических систем7 .

7. Владимиров В.А., Воробьев Ю.Л., Малинецкий Г.Г. и др. Управление риском. Риск,
устойчивое развитие, синергетика. М.: Наука, 2000. С. 431.
130 Г.Г.Малинецкий

В частности, на этой основе успешно организовались депрессии в эконо
мике США, скачки безработицы в Западной Европе, экономические кризисы
в России, начиная с 1991 года. В 2005 году на материале Ярославской и Тамбов
ской областей были построены системы, предсказывающие скачки числа осо
бо тяжких преступлений на региональном уровне. Этот результат является пи
онерским – до недавнего времени исследователи не подозревали, что преступ
ность прогнозируема на уровне региона.
Естественно, говоря об инновационном государственном управлении, иметь
в виду широкое использование в госаппарате и таких методик использования
результатов мониторинга.
Приоритет объективных показателей системы перед субъективным. В на
стоящее время в области мониторинга социально экономических и управлен
ческих систем наблюдается большой перенос в сторону социологических оп
росов. Во многих случаях такие данные цепи, един во многих других такие оп
росы дают отражение реального положения дел в «кривом зеркале».
Приведем пример. В сентябре были обнародованы результаты заказанного
центром Грефа исследования «Оценка состояния Российской Академии Наук»,
в котором это состояние оценивалось только на результатах социологического
процесса95% всех гуманитариев Академии является «балластом», в частности,
в этом документе делался вывод, что таковыми является и 53% всех «естествен
ников» в Академии. На этой основе делаются данные идущие выводы. В част
ности, предлагается Президиум РАН в полном составе отправить на пенсию и
вместо него создать Высшей менеджерский совет, а также упразднить ученые
степени кандидатов и докторов наук и вместо них учредить степень «эффек
тивного работающего ученого». В это же время анализ объективных данных
числа публикуемых научных работ и цитируемости российских ученых и науч
ного бюджета – показывают, что отечественные исследователи, по этим пока
зателям суды, работают примерно в 15 раз эффективнее американских, имея в
виду число работ, выпускаемы на каждый рубль.
Поэтому встает важная проблема в разработке технологий инновационного
государственного управления – выделение тех объективных показателей, на
основе которых можно было бы судить об эффективности работы госаппарата,
его рефлективности, обучаемости, способности оценивать и поддерживать по
зитивные социальные инициативы.
Национальная система научного мониторинга опасных явлений и процессов в
природной, техногенной и социальной сферах как рычаг, взявшись за которой можно
перевести госаппарата в целом на более высшей уровень, начать реализовывать
инновационного государственного управления в области мониторинга8 .
На встрече с руководством РАН 3 декабря 2001 года Президент РФ В.В.Пу
тин поставил перед всем научным сообществом России две сверхзадачи:


8. Отчет на сайте risk/keldysh.ru презентация «Угроза российской науке».
131
Инновационное государственное управление

• прогнозирование и разработка мер по предупреждению бедствий, катаст
роф и кризисов в природной, техногенной и социальной сферах;
• разработка сценариев перевода хозяйства страны от нынешней «экономи
ки трубы» к инновационному пути развития и экономии, основанной на
знании.
Парадигма инновационного государственного управления, по своему замыс
лу (помимо многих других задач) должны обеспечивать организационную ос
нову для решения этих двух научных проблем и для воплощения созданных в
ходе этой деятельности разработки.
В качестве ответа на Президентом РФ политические решения Институт
прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН и 10 других академических
институтов выступили с инициативой создания Национальной системой на
учного мониторинга. Эта инициатива получила поддержку Совета безопасно
сти РФ, МЧС РФ, Совета по науке и технологии при Президенте РФ. Россий
ская академия наук получила задание представить соответствующую Межве
домственную программу. Эта работа была выполнена в 2004 году и соответству
ющая программа согласована с заинтересованными ведомствами. Результаты
проделанной работы были достаточно подробно представлены на Междуна
родной конференции в РАГС при Президенте РФ и получили высшую оценку
многих ведущих отечественных и зарубежных исследователей.
К сожалению работа над созданием этой системы до сих пор не начата. Ре
шение насущной задачи блокируется в настоящем время и в РАН, и в Прави
тельстве РФ, и в Администрации Президента РФ.
Замысел системы состоит в создании национального моделей социально
экономического развития мониторинга и привлечение к системному анализу
информационных потоков, которыми сейчас располагает РАН и ряд мини
стерств ведущих исследователей9, и коллективы, сложившиеся в институтов
РАН, которые занимаются проблемами мониторинга, и моделирования. В ус
ловиях чрезвычайной ситуации в информационной сфере, в области монито
ринга такой подход представляется оправданным.
Поэтому становление инновационной программы в государственном уп
равлении в сфере мониторинга во многом зависит от того в каком объеме и
быстро удается создать систему и включить ее в контур принимаемых государ
ственных решений.
Заключение
Развитие инновационного государственного управления, опирающиеся на
синергетические концепции может стать новой парадигмой для развития госу
дарственного аппарата. До сих пор о государстве принято судить в координатах
«сильное – слабое» и в терминах «государство – общество». Достаточно на

9. Стратегии динамического развития России. Единство управления и самоорганиза
ции. Сборник трудов конференций в 6 томах. Под ред. В.Л. Романова. М. 2004.
132 Г.Г.Малинецкий

помнить классический афоризм выдающегося российского историка В.О. Клю
чевского: «Государство богатело – народ хирел».
Инновационный подход к государственному управлению побуждает рас
сматривать государство в более широкой системе координат. В этой новой си
стеме координат российского государство должно стать не только «сильным» и
«справедливым», но и «умным», «творческим», «рефлексивным».
Традиционно обозначают в последние годы вектор реформ госуправления
многих и рычагов управления от государства к обществу. Но сплошь и рядом в
нынешней реальности государство эти рычаги не отдает, а общество их не бе
рет. Социальный аутизм, недоверие, отсутствие образа будущего и социальную
самоорганизацию снизу, и созидательную работу, которую сейчас может и дол
жна делаться.
Инновационное госуправление ставит во главу угла сравнимый, а может быть,
и большой вектор – самоорганизацию и вовлечение все большего числа соци
альных групп в управление государства. Естественно, в условиях острых соци
альных, региональных, национальных противоречий не приходится надеяться
на «общенародное государство», о котором писали классики марксизма.
И мир, и Россия выступили в пользу быстрых перемен. Эра интенсивного
развития началась и пришла пора инноваций, поиска новых алгоритмов раз
вития, в том числе и социального. Резко возрастает разнообразие, число возло
женных вариантов будущего, вызовов, ответ на которые должен быть дан в сжа
тые сроки. В этой ситуации можно идти назад, к упрощению, к уменьшению
числа степеней свободы и сферы активности государства. В таком понимании
реформированное госуправление диктатурой нелиберальным режимами. И те,
и другие игнорирует новые вызовы, для которых старые рецепты не подходит.
Можно копировать государственные структуры, которые оказались эффектив
ными в других эпохи, в других обществах, в других фазах развития.
Инновационное государственное управление направлено в противополож
ную сторону. Его цель – менять социальную среду, генерировать инновации,
анализировать их , поддерживать наиболее удачные, смотреть не в прошлое, в
будущее.
Это связано идея академика Н.Н. Моисеева, которую он выдвигал, разви
вал «универсальный эволюционизм» перейти от управляемого развития (или
тем более от поддержанного социального гомеостаза) к направленному. Сосре
доточиться на стратегии а не на тактике.
Неотъемлемыми чертами инновационного госуправления должны стать
моделирование, мониторинг и анализ рисков принимаемых решений. Прове
денный ранее исследования включены науки и образования на экономику по
казали, что параметром для успешного развития является восприимчивость эко
номики и инноваций10 . Это то самое звено, взявшись за которое можно вытянуть

10. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и кризисы будущего. М.:
УРСС, 2003. С. 288.
133

всю цепь. Повышение этого потенциала на несколько ситуаций позволяет сэ
кономит миллиарды. Вероятно, схема ситуации имеет место и с инновациями
в социальных системах. Они необходимы, желанны и рискованны. Однако толь
ко с ними связан путь в будущее, конец безвремений.

Работа выполнена при поддержке РГНФ,
исследовательский проект 05 03 03473а




ИНФОРМАЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И РЕФЛЕКСИЯ

Д.А.Кононов , В.В. Кульба (Институт проблем управления РАН),
Г.Г. Малинецкий (Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН)


Введение
На пороге XXI века мировое сообщество столкнулось с рядом глобальных
вызовов (определение их множества, приоритетов, прогноз взаимодействия со
ответствующих процессов — отдельная научная проблема в рамках возникшей
в последние десятилетия области исследований — глобалистики) [1]. Глобали
зация Человечества все более набирает темпы. Убыстряются процессы интег
рации человеческой деятельности и на этой основе обостряются противоречия
между отдельными составными элементами мировой системы общежития. Это
часто приводит к глобальным разрушительным последствиям.
Принципиальная постановка проблемы носит общий характер: различные
социальные слои отличаются своими жизненными понятиями и условиями
существования. Они имеют различные потребности и интересы. Когда разли
чия достигают критической величины, возникает социальная «ударная волна»,
выражающаяся в социальных катаклизмах. Размах и степень разрушения эле
ментов общественной системы, ее структуры и происходящих в ней процессов
при таких явлениях зависят от многих факторов, в том числе от тех производи
тельных сил (вплоть до соответствующих технических средств и предметов тру
да) и форм их эксплуатации, которыми располагает и пользует Общество к на
стоящему времени (например, «карманной» атомной бомбы). В этой ситуации
удержать Общество от синергического разрушения возможно лишь на основе
научно обоснованной теории управления им. В такой теории Человек, Обще
ство должны выступать и как объект управления, и как его субъект. Наука Уп
равления общественным развитием становится принципиально новым факто
ром существования Человечества.
Основной целью проводимых исследований является создание аппарата для
изучения синергического (без явного управленческого воздействия, спонтан
ного саморазвития в соответствии с познанными или неизвестными объектив
134 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

ными Законами Природы) и аттрактивного (с явным субъектом управления,
преследующим определенную цель) поведения сложных систем, включающе
го теоретические и практические аспекты предложенной проблематики. Ука
занный формализованный аппарат мог бы быть синтезирован на основе ин
теграции в настоящее время разрозненных компонент научных знаний теории уп
равления, информатики, прикладной математики, синергетики, ряда гуманитар
ных наук.
В теоретическом плане такой синтез позволит осмыслить, понять, принять
и «запустить в работу» современные достижения науки, как необходимое усло
вие выживания человечества. При этом чрезвычайно важно: интегрировать их
в единую науку, призвав на помощь методологию различных научных отрас
лей, создать тем самым «единую теорию поля» человеческого общежития и про
цесса управления им.
В практическом плане это, в частности, позволит разработать стратегию
выхода России из нынешнего системного кризиса, перехода к инновационно
му развитию, выстроить концепцию коэволюции социума, техносферы и био
сферы, сформулировать принципы взаимодействия России и мира, оценить
стратегические инновационные ресурсы, способы управления ими и эффек
тивность их реализации.
Методология исследования информационного управления
Под информационным управлением (ИУ) понимается такой процесс вы
работки и применения управляющих воздействий, когда они носят неявный,
косвенный, информационный характер. Объекту управления (ОУ) дается оп
ределенная информационная картина, ориентируясь на которую он как бы са
мостоятельно выбирает линию своего поведения [2].
Формализованная методология исследования ИУ предполагает рассмотре
ние процесса его моделирования, планирования и осуществления на основе
интеграции системно логического, структурно социального, рефлексивного и сце
нарного подходов.
Системно логический подход предполагает построение и изучение объектов
исследования с позиций системного анализа, в основу которого положено по
нятие «формальный системный объект». Это позволяет изучать объекты и про
цессы с точки зрения формальных логических и математических методов.
Структурно социальный подход предполагает построение и изучение соци
ально экономических объектов управления на основе определения и структу
ризации видов человеческой деятельности. Это позволяет изучать объекты и
процессы в социальных системах на различных стратах социального устрой
ства общества, выделяя основные социальные объекты, социальные структу
ры и описывать на этой основе различные социальные процессы.
При формализованном отображении объекта моделирования в предлагае
мой концепции используется понятие «расширенное фазовое пространство»,
которое формируют в зависимости от цели исследования на определенной страте
135
Информационное управление и рефлексия

поля описания. Принципиальная практическая важность изучения различных
фазовых пространств в процессе управления различными стратифицирован
ными описаниями реализуется в понятии «метанабор описания системы». Это
дает возможность «сквозного» структурно системного описания с единых ме
тодологических позиций ноосферы как разветвленной иерархической систе
мы совместно функционирующих природных и общественных сил.
Объединение системно логического и структурно социального подходов
позволяет изучать деятельность человека в качестве основной движущей при
чины развития социально экономической системы, рассматривая ее как струк
турированный спектр формализованных процессов изменения состояний со
циально экономических объектов и субъектов действия.
Рефлексивный подход занимает особое место в исследованиях общественных
систем, поскольку все общественные процессы предполагают наличие того или
иного вида рефлексии.
Сценарный подход предполагает исследование процессов, происходящих в
социально экономических системах, на основе построения и изучения сцена
риев поведения (синергические сценарии) социальных субъектов действия и
сценариев управления (аттрактивные сценарии) социальными объектами.
Для эффективного изучения информационного управления [3] предлагается
использовать информационно логический подход, заключающийся в том, что опи
сание и изучение информационных объектов проводится на основе формиро
вания информационных совокупностей, обеспечивающих процессы функци
онирования заданных формальных системных объектов на рассматриваемых
стратифицированных многообразиях. Основными понятиями, используемы
ми при этом, являются понятия «формальная информационная система», «ин
формационная связь», «информационное поле», «информационная акция».
Объединение системного и информационно логического подходов позво
ляет изучать процедуры формирования, преобразования и использования ин
формации как формальные процессы изменения расширенных информацион
ных состояний формальных системных объектов.
Объединение системно логического, структурно социального и информа
ционно логического подходов позволяет изучать информационные влияния и
воздействия в социальных системах, рассматривая их как формализованные
процессы изменения информационных состояний социальных объектов и субъек
тов действия, в том числе индивидуальные и коллективные действия людей,
учитывая обстоятельства, в которых осуществляется процесс управления. Та
кой синтез позволяет рассматривать информационное поведение (развитие)
социально экономической системы в целом, а также отдельных ее элементов.
Объединение системно логического, структурно социального, рефлексив
ного, информационно логического и сценарного подходов позволяет изучать
многоаспектные информационные рефлексивные проблемы Социума, анали
зировать и синтезировать сценарии рационального информационного поведе
ния различных социальных субъектов действия, и перейти к созданию систе
136 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

мы информационной безопасности заданного социального объекта, социаль
ной структуры или социального процесса, в условиях осуществления комплек
сного информационного взаимодействия.
Информационное управление в системе методов управления
Под управлением в обществе понимается способ воздействия, побуждаю
щий людей к упорядоченному поведению, выполнению требуемых действий.
Управление рассматривают как процесс, содержащий определенные этапы.
Процесс управления осуществляется посредством механизма управления —
классификационной группы способов и средств управления, применяемых для
достижения заданных целей управления на основе выбранного метода управ
ления. Выделяют четыре основных метода управления: административно орга
низационного управления (АОУ), правового управления (ПрУ), социально психоло
гического управления (СПУ), экономического управления (ЭУ). Им соответству
ют механизмы управления Mu.
Механизмы административно организационного управления — совокупность
методов и средств достижения ЦУ, опирающихся на волю и авторитет государ
ства. Государство в качестве ЛПР создает специальные государственные инсти
туты, для подготовки и реализации решений, создавая таким образом орга
низационные системы (ОС).
Механизмы правового управления охватывают всю систему и весь процесс
управления. С помощью права вносится необходимая по мнению общества мера
нормативного регулирования, формальной определенности и упорядоченнос
ти, закрепляется объем полномочий и ответственности, т.е. устанавливаются
всеобщие условия и правила для всех субъектов деятельности, взаимоотноше
ний между ними, а также между другими элементами социальной системы. Для
разработки и осуществления правового управления в обществе создаются спе
циальные институты: законодательные органы, разрабатывающие и принима
ющие законодательные акты; судебные органы и органы прокуратуры, компе
тентные выносить решение о мере наказания в соответствии с действующей
системой законов, а также контрольные органы, надзирающие за соблюдени
ем и точным их исполнением.
В отличие от административно организационного управления, жестко пред
писывающего, регламентирующего определенные действия, право лишь уста
навливает систему законодательных ограничений, в пределах которых возмож
ны любые действия, не выходящие за их рамки. Только в рамках права возмож
но говорить о «правах и обязанностях», «индивидуальной свободе», «взаимных
обязательствах» и т.п., в том числе о правовом поле, в котором взаимодействуют
социальные объекты (СО).
Способ управления называют способом косвенного управления, если уп
равляющее воздействие, целью которого является изменение состояния эле
мента SS(k) социальной системы , применяется к элементу SS(r)(r = k) соци
альной системы .
137
Информационное управление и рефлексия

К способам косвенного воздействия относят:
механизмы социально психологического управления — совокупность средств
и методов, основным объектом управления в которых является личность в кол
лективе; косвенность воздействия заключается в том, что, воздействуя на лич
ность как субъект взаимодействия, участника совместной деятельности ЛПР
через ОС реализует управление более сложным СО;
механизмы экономического управления — совокупность мер, ориентирован
ных на использование экономических интересов социальных субъектов дей
ствия (ССД); в основе применения этих методов лежит постулат о том, что каж
дый из них действует так, чтобы максимально удовлетворить свои социально
экономические интересы. Следовательно, с точки зрения ЛПР следует создать
такие правовые, организационные и т.п. условия, которые стимулировали бы
ССД к выполнению общей ЦУ.
Классификация методов управления как способа воздействия на поведе
ние людей может быть рассмотрена на основе следующего признака: направ
ление (объект) применения механизма Mu, то есть совокупность тех обществен
ных отношений, на которое направлено воздействие.
При административно организационном управлении воздействие, выра
женное в регламентации, направлено на реальные допустимые действия (от
ношения) субъекта социального действия. Такие действия устанавливаются и
контролируются государством как выделенным общественным институтом.
При правовом управлении воздействие направлено на отношения между
различными ССД (в основном это отношения регулирования реальной совме
стной деятельности).
При экономическом управлении воздействие направлено на экономичес
кие отношения (в частности, выраженные в терминах экономического интере
са) между различными ССД (в основном это воздействие на мотивацию совме
стной экономической деятельности).
При социально психологическом управлении воздействие направлено на
отношения между личностью и другими участниками совместной деятельнос
ти, также выделяя проблемы социально психологической мотивации.
С указанной точки зрения информационное управление является самосто
ятельным методом управления. Принципиальным предметом воздействия при
ИУ в отличие от других методов управления является рассогласование между
реальным и виртуальным миром, всегда объективно существующее в процессе
преобразования сознательной мыслительной и реальной деятельности людей.
Поскольку социальный объект является сознательно действующим субъектом
социального действия, предметом ИУ является воздействие на сознательную
деятельность, при этом важнейшей составной частью воздействия является реф
лексия представлений.
Цели информационного управления сосредоточены в трех направлениях:
– управление обменом данных между реальным миром и виртуальным ми
ром субъекта действия;
138 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

– управление виртуальным миром субъектов действия, в частности при
нятием решений;
– управление процессом преобразования решений в действия субъекта дей
ствия в реальном мире.
Как правило, эти цели являются взаимосвязанными.
В основу классификации механизмов информационного управления (МИУ)
положим структурно социальный, информационно логический и системно
логический подходы [3].
В отличие от других методов управления при ИУ информация становится
как объектом, так и средством воздействия. Как известно, отношение между
целью и средствами ее достижения может быть логически отображено графом
целей. При реализации главной цели ИУ следует выбрать наиболее эффектив
ные пути последовательного и параллельного решения соответствующих ин
формационно технологических и информационно организационных задач.
В соответствии со структурно социальным подходом применение МИУ
(структурно социальные механизмы ИУ) ориентировано на:
социальные элементы: социальные объекты, социальные структуры, со
циальные процессы, профессиональные структуры и т.д.;
социальные объекты: социальные группы, профессиональные группы,
массовое сознание, индивидуальное сознание и т.д.
В соответствии с информационно логическим подходом применение ме
ханизмов ИУ (информационно логические механизмы ИУ) ориентировано на
логические образы виртуального мира: информационные (виртуальные) образы
реального мира в сознании избранного СО; устойчивые информационные связи
СО; информационные потоки между реальным и виртуальным миром, а также
в самом виртуальном мире; информационный потенциал СО и т.д.
С точки зрения системно логического подхода объектами информацион
ного воздействия являются системные объекты информационного влияния: внут
ренние и внешние информационные элементы формального информацион
ного системного объекта; информационные связи (отношения) в информаци
онном поле избранного информационного объекта воздействия; информаци
онные свойства заданных элементов и/или отношений между ними.
Применение механизмов ИУ как средства информационного воздействия
ориентировано на изменение информационного пространства. Здесь можно
выделить две наиболее существенных группы механизмов: информационно
логические и организационно технологические.
Основные проблемы и задачи теоретического исследования информационного
управления
В ряде публикаций последних лет дано вербальное описание проблем, по
нятий, способов планирования и осуществления информационного управле
ния. В то же время систематические научные формализованные способы объяс
нения этого феномена как предмета исследования практически отсутствуют.
139
Информационное управление и рефлексия

Анализ существующих методологических и теоретических исследований инфор
мационного управления, проведенный ранее, выявил ряд актуальных проблем:
1. Отсутствие формализуемого определения информационного управления,
однозначно выделяющего из всего многообразия разновидностей и орга
низационных форм информационно психологического воздействия груп
пу акций, мероприятий и операций, представляющих особую опасность
для личности, общества и государства и сравнимую с опасностью развя
зывания обычной, а в наиболее тяжелых случаях и ядерной войны.
2. Отсутствие классификации и формализованной концепции ИУ.
3. Отсутствие научных подходов и предложений по способам представле
ния внутренней структуры информационного управления, позволяющих
построить структуру информационной операции любого уровня слож
ности исходя из комбинаций конечного числа составляющих ее «эле
ментарных» информационных воздействий.
4. Отсутствие методик аналитической реконструкции и модификации за
мысла, целей, задач, этапов, внутренней структуры операций по их при
знакам, внешним (доступным наблюдателю) следам и проявлениям.
5. Отсутствие формализованных моделей и методов планирования, реали
зации и оценки результатов выбранных стратегий ИУ, основанных на
комплексном подходе к исследованию.
В этой связи к разрабатываемым методологическим и теоретическим поло
жениям, являющимся основой ведения ИУ необходимо предъявить следую
щие общие требования, связанные с содержанием конкретных исследователь
ских работ:
1. Провести классификацию разновидностей организованно техническо
го МИУ в различных целях, разделив эти формы и разновидности на ряд
категорий по избранным критериям (степени опасности для личности,
общества и государства; степени наносимого ущерба национальным
интересам, государственной и общественной безопасности, психичес
кому здоровью населения; масштабам агрессии и т.д.) в целях определе
ния адекватных мер и организационно технических форм противодей
ствия для каждой выделенной в процессе классификации информаци
онной категорий действий.
2. Для каждой категории информационных воздействий необходимо оп
ределить конечный набор признаков, позволяющих отнести выявлен
ное информационное воздействие к одной из таких категорий и тем са
мым определить степень ее социальной опасности или значимости.
3. В соответствии с установленной степенью социальной опасности (зна
чимости ) выявленных акций, мероприятий, операций информацион
ного воздействия, относимых к выделенным раннее категориям, опре
делить для каждой такой категории (группы) адекватную этой опаснос
ти (значимости) общегосударственную систему мер противодействия ей
или ее поддержки.
140 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

4. Исследование природы и последствий рефлексии социальных объектов
при ИУ.
5. Исследование природы возникновения и развития конфликтов в инфор
мационно психологической сфере общества с позиций положений со
циальной конфликтологии, определение роли конфликтов в регулиро
вании общественных отношений (процессов) и условий перехода конф
ликта в опасную (агрессия) и особо опасную (война) для общества фазу.
6. Исследование системы социально политических отношений информа
ционного общества, являющейся основной целью и объектом ИУ.
7. Выявление и исследование основных факторов, формирующих облик си
стемы социально политических отношений информационного общества,
определяющих сущность и содержание информационного управления,
возникновение и направленность потоков информационно психологи
ческих акций, создающих условия для использования субъектами инфор
мационного управления арсенала сил, средств и методов информацион
но психологического воздействия в осуществляемых ими целях.
8. Исследование взаимосвязи и взаимозависимости факторов, формиру
ющих облик системы социально политических и экономических отно
шений информационного общества; состояния информационно психо
логической безопасности системы в целом и отдельных ее подсистем.
9. Определение концепции ИУ на основе системного, информационно
логического, структурно социального и сценарного подходов.
10. Исследование сущности, содержания, структуры информационно пси
хологических операций, особенностей их организации, подготовки и
проведения.
11. Исследование сущности, содержания и направленности государствен
ной информационном политики, ее роли и организации противодей
ствия информационно психологическим акциям как внешних, так и
внутренних субъектов информационных действий.
12. Исследования особой роли транснациональных информационно теле
коммуникационных корпораций, виртуальных социальных сообществ
и средств массовой информации и массовой коммуникации информа
ционного общества в информационно психологическом противоборстве
и реализации концепций ИУ.
13. Исследование форм государственного регулирования общественно по
литических отношений современного информационного общества в ин
формационно психологической сфере.
Процесс информационного влияния одного объекта на другой целесооб
разно декомпозировать на следующие этапы:
• генерация данных (отображение состояния источника влияния),
• генерация информационных элементов и информационных совокупностей,
• передача информации источником влияния,
• прием информации реципиентом,
141
Информационное управление и рефлексия

• генерация совокупности данных объектом влияния,
• генерация информационных элементов и новых информационных совокуп
ностей объекта влияния,
• соответствующие активные действия объекта влияния.
Каждый из этих этапов имеет свои особенности и должен быть описан спе
циальными характеристиками. В тоже время общность их осуществления зак
лючается в том, что они погружены в общее информационное поле.
Основные положения рефлексивного информационно логического подхода
Современная теория информации в основном является технократической:
она создавалась в рамках кибернетики для описания процессов управления
прежде всего техническими системами. Вместе с тем распространение основ
ных ее положений на социально экономическое поле представляется весьма
важным и перспективным направлением в тематике указанных исследователь
ских работ. Эффективное описание должно быть в некотором смысле универ
сальным, т.е. пронизывающим общими закономерностями оба полюса Приро
да Общество.
Все общественные процессы для каждого социального объекта, прежде чем
быть осуществленными, принимают информационную форму. Переход от ре
альных объектов Природы к научно значимым понятиям осуществляют на базе
методологических положений философской теории «отражения». Сознание и
объективный мир суть философские противоположности, образующие един
ство в рамках Общества. Основой этого единства является практика, активная
чувственно предметная деятельность людей, выражающаяся в конкретных дей
ствиях и поступках. Именно она и порождает необходимость отражения дей
ствительности в сознании людей.
Как обыденное, так и научное знание формируется в определенных услови
ях (обстоятельствах) I в виде совокупности образов B(O(NAT), I) объекта Приро
ды O(NAT) ? NAT. К таким обстоятельствам могут быть отнесены субъект отраже
ния Act, цели ?(O(NAT), Act) и способы отражения Met (O(NAT), Act), условия его
обитания, обучения и т.д. Собственно четкое очерчивание таких непротиворе
чивых условий на языке определенной дисциплины знаний является основным
средством научного изучения Природы. В качестве исходных позиций (априо
ри) научного знания субъект отражения Act = «наука» фиксирует важнейшие
непротиворечивые свойства изучаемых объектов, в дальнейшем считаемые
постулатами и подвергаемые строго логическим общепринятым правилам сле
дования причинно следственных связей. Таким образом создаются новые (ин
формационные) объекты. Их относят к объектам искусственной (идеальной)
Природы CUL:
B(O(NAT), I) = O(CUL) ? CUL ? NAT.
(1)
Определение 1. Объект искусственной Природы B(O(NAT), I) назовем элемен
том данных об объекте Природы O(NAT), полученным в обстоятельствах I.
142 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

Вербально «данные» — это «смысловые кирпичики». Из них строят объекты
искусственной Природы. В философской традицииB(O(NAT), I) принято назы
вать явлением O(NAT).
Определение 2. Элемент искусственной Природы
Mn(O(NAT), I) = (I, B(O(NAT), I))
(2)
будем называть способом описания объекта Природы O(NAT).
Способы описания различаются обстоятельствами описания и результатом
описания — элементами полученных данных. Явления, полученные при не
совпадающих обстоятельствах, как правило, различны. Пусть заданы объект
Природы O(NAT) и обстоятельства I получения. Априори в одних и тех же усло
виях I могут быть получены «различные» отображения (2) объекта Природы
O(NAT). Причины, степень различия, возможность их использования и т.п., разу
меется, подлежат аксиоматизации.
Пусть задана совокупность SI обстоятельств, которые имели место или рас
сматриваются при описании объекта Природы O(NAT). Исходной позицией фор
мализации является
Определение 3. Совокупность образов (явлений) B(O(NAT), I), полученных в со
вокупности обстоятельств SI при описании объекта Природы O(NAT)
SD(O(NAT), SI) =I ? SIB(O(NAT), I),
( 3)
будем называть совокупностью данных об объекте Природы O(NAT).
Наличие совокупности данных об объекте Природы O(NAT) позволяет выде
лять подсовокупности, удовлетворяющие заданным свойствам, в том числе
научные данные, эмпирические данные и т.п. Это требует определения крите
риев их выделения.
Информация — отношение между объектами, явлениями или процессами.
И, как любое отношение, формально задается своими свойствами. С философ
ской точки зрения различают:
объективную информацию, т. е. отношение между объектами, явлениями или
процессами реальной действительности NAT, и
субъективную информацию — отношения в искусственной Природе CUL.
Отметим, что реально используемая информация, рассматриваемая в качестве
данных, относится к объектам искусственной Природы постольку, поскольку
является одним из способов отражения реальных объектов и их взаимосвязей,
преломленных через сознание (рефлексия). В силу ограниченности на каждом
этапе развития общества (один из вариантов обстоятельств I) у общественного
сознания средств отражения реальной действительности, самое это отноше
ние также является моделью реально существующей связи между объектами
Природы.
В качестве исходной концепции используем
Определение 4. Элемент искусственной Природы Inf, представленный в виде
отношений
(4) Inf(O(NAT), Mn(O(NAT), I)) = (O(NAT), Mn(O(NAT), I)) = (O(NAT), B(O(NAT), I), I),
143
Информационное управление и рефлексия

назовем элементом первичной информации об объекте O(NAT), полученной способом
Mn(O(NAT), I).
Соотношение (4) объединяет в единый объект искусственной Природы наи
менование объекта Природы O(NAT), его образ B(O(NAT), I) и обстоятельства I, в
которых этот образ был получен. Обратим внимание, что данные B(O(NAT), I), а
также способы их получения Mn, являясь объектом искусственной Природы, в
нашем формализме получают относительную независимость от прообразов,
которые они отображают, т.е. могут в дальнейшем рассматриваться в качестве
самостоятельных элементов искусственной Природы. Это обстоятельство мо
жет служить источником использования их для отображения других объектов
Природы: одна и та же математическая модель используется для описания эко
номических, социальных, биологических и других процессов. В то же время
информация существенно связана отношением с исходным объектом Приро
ды и условиями получения образа. Развивая указанный формализм, можно
сформулировать (разумеется, не претендуя на всеобщность) ряд философских
понятий, а также формализовать свойства объектов, которые используют в при
кладных науках. Так, выражение
Inf(O1(NAT), Mn(O2(NAT), I)) = (O1(NAT), B(O2(NAT), I), I)
(5)
представляет собой информацию о том, что для отображения объекта Приро
ды O1(NAT) используется способо описания, применимый к объекту O2(NAT).
Пусть задан объект Природы O и совокупность способов описания некото
рого эталонного (стандартного) объекта O(st)
Mn(O1(st), I) = {Mn?(O(st), I), ? ? ? }= {I, B(O(st), I),
(6)
I ? I? ? I, B(O(st), I) ? SD? (O(st), I?), O(st) ? NAT? ? NAT, ? ? ?}.
В соответствии с (5) имеет смысл рассматривать совокупность
Inf (O, Mn, I, ?) = {Inf (O, Mn?(O(st), I)) при ? ? ?},
(7)
которую будем называть информационной совокупностью (ИС) об объекте O,
полученную способами (6) на основе стандартного образца O(st).
Исходная классификация обстоятельств I, которые возникают при инфор
мационном анализе, может быть получена в виде
— системное описание объекта исследований;
— информационное описание и структуризация предметной области;
— информационное описание поведения изучаемого объекта.
Синтез указанных принципов моделирования — «формальная информаци
онная система», составляет новый инструмент, лежащий в основе информаци
онного исчисления.
Ключевым понятием методологии сценарного подхода является понятие
неопределенности.
Неопределенность — свойство отношений между элементами информаци
онной совокупности (7), заключающееся в однозначном, «единообразном» ото
144 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

бражении отношений между объектами Природы и объектами искусственной
Природы при «единообразных» обстоятельствах. Можно выделить субъективные
и объективные источники неопределенности:
объективный источник — имманентные свойства материи движение и раз
витие, поэтому, в силу ограниченности нашего знания, невозможно однознач
но зафиксировать все условия получения данных, т.е. обстоятельства I;
субъективные источники:
1. Неоднозначность отображения объекта Природы O(NAT).
2. Неразличение субъектами отображения обстоятельств I и J, т. е. отожде
ствление B(O(NAT), I) = B(O(NAT), J), когда I ? J.
Неоднозначность отображения объекта Природы O(NAT) выступает как есте
ственный (философски объективный) первичный источник неопределенности
данных и информации (как отношения) их связывающей. В формализованной
постановке это следует отнести к информационной совокупности (7).
Определение 5. Будем говорить, что имеет место неопределенность в спосо
бах описания (отображении) объекта Природы O, если в информационной сово
купности (7) найдутся такие наборы (?, Mn?, I?) и (µ, Mnµ, Iµ), что
Inf(O, Mn(O(NAT), I)) = (O, Mn?(O?(NAT), I?)) = (O, Mnµ(Oµ(NAT), Iµ)).
(8)
Таким образом, наблюдается неопределенность=неоднозначность в способе
описания данных, если при одних и тех же обстоятельствах I были получены
различные образы B?(O(NAT), I). Такой путь моделирования неопределенности
дает возможность получать ее различные виды, классифицируя обстоятельства
I получения образов. Классификация обстоятельств зависит от предметной
области и условий осуществления изучаемых процессов в социально эконо
мических системах, а также применяемых методов исследования. В частности,
в исследовании операций различают типы неопределенности:
1. неопределенность целей;
2. неопределенность знаний об окружающей обстановке (неопределен
ность природы);
3. неопределенность действий реального противника или партнера.
Однако понятие неопределенности, рассмотренное с системно логических по
зиций, охватывает более широкий спектр явлений. Так, структурируя обстоя
тельства I в виде модели принятия решений в активной системе, получим все
три указанных типа неопределенности. Неопределенность, заявленную в кван
товой механике, можно интерпретировать как невозможность получения од
нозначных результатов опыта, поскольку применена «специальная модель из
мерений». При этом применяются стандартный способ описания и процедура
верификации — вероятностная структура представления информации.
Информированность — это свойство субъекта отражения (познания) Act (изме
ряемое на основе задаваемой модели) обладать совокупностью данных
SD(Inf. Act)(O(NAT)) ? SD(O(NAT)).
(9)
145
Информационное управление и рефлексия

В рамках данных определений это означает, что субъект отражения Act об
ладает (или распоряжается при принятии решений) лишь собственным под
множеством множества SD(O(NAT)). Помещая SD(O(NAT)) в некоторое метричес
кое пространство , можно вычислять степень информированности или
определять ее уровни. Вместе с тем было бы слишком упрощенным подходом
полагать, что соотношение (9) является единственным источником принятия
неверных решений: оно служит только первичным источником возможных
ошибок.
Определение отношений на множестве (9) дает возможность описания раз
личных ситуаций информированности (структур информированности) с оп
ределенными свойствами. В рамках этого подхода могут быть получены поня
тия «общего знания» [4] и структуры информированности типа «иерархии пред
ставлений» в рефлексивных играх [5].
При изучении рефлексивных процессов исследуются обстоятельства I и крите
рии адекватности Cr(ad), в соответствии с которыми субъект действия Act совер
шает действия по «осознанию» реальных объектов на основе представлений,
формируемых его собственной системой отношений к реальному миру, т.е. от
талкиваясь от созданного им самим виртуального изображения действитель
ности. Моделирование рефлексивных отношений с выделением этапов и пос
ледовательности этих действий, способов отображения, а также методов опре
деления субъектом критериев Cr(ad) и т.п. предоставляется непосредственной
основой изучения рефлексивного информационного управления и информацион
ных конфликтов указанного класса [6, 7].
Известные способы отображения неопределенности группируются в три
принципиально различные схемы: вероятностные, игровые и рефлексивные.
Исходными прообразами, которые описываются искусственной вероятно
стной моделью, являются «пассивные» в том смысле объекты естественной
Природы O(NAT), что относительно них нет оснований предполагать наличие
самостоятельной цели, отличной от уже известных Законов Природы. Это от
нюдь не означает, что O(NAT) является пассивным в смысле свободы своего пове
дения в рамках указанных Законов. Именно свобода этого поведения и является
исходной целью формализации.
Принципиальная позиция игрового подхода — необходимость моделиро
вания и учета волевых поступков субъектов действия (игроков) как активных
элементов системы .
Основной предмет исследования в игровой модели неопределенности — спо
собы поведения субъектов в условиях заданной информированности по отно
шению к компонентам игры. При этом считается, что при полной информиро
ванности каждый игрок способен однозначно осуществить оптимальный с точ
ки зрения своих воззрений выбор действий.
Исходную позицию рефлексивного подхода сформулировал Дж. Сорос:
«С одной стороны, участники стремятся понять ситуацию, в которой они уча
ствуют, с другой стороны, их понимание служит основой для принятия реше
146 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

ний, которые влияют на ход событий. Эти две роли интерферируют друг с дру
гом». Исходные посылки моделирования рефлексии даны в [8].
Определение 4 дает возможность индуктивно ввести понятие информации,
а соотношение (3) — понятие информированности познающего субъекта.
Пусть заданы совокупности SI обстоятельств и объектов SO. Множество

(10)

представляет собой множество всех образов B(O, I) объектов O ? SO, получен
ных в обстоятельствах I ? SI. Зафиксируем объекты O1, O2 ? SO.
Скажем, что объекты O, P ? SO N последовательно информационно связа
ны в множестве SDO(SO, SI), если существует последовательность обстоя
тельств , для которой найдется последовательность пер
вичных информационных совокупностей (4)
(11) Inf(O, P, N, I, SO, SI) = {Infi(Oi, Mni (Oi, Ii), i = 1, N},
что выполнены условия
(12) O1 = O; ON = P, B1(O, I1) ? BN(P, IN),
при этом последовательность I назовем информационной связью.
Таким образом, объекты O, P информационно связаны, если существует
последовательность обстоятельств, посредством которой из некоторого образа
B1(O, I1) объекта O можно получить образ BN(P, IN) объекта P.
Определение 6. Скажем, что объекты O, P ? SO N последовательно инфор
мационно подобны в множестве образов SDO (SO, SI), если существует последо
вательность обстоятельств I = {Ii ? SI, i = 1, N, I1 = I, IN = I}, для которой
объекты O и P N последовательно информационно связаны.
Наличие информационной связи между объектами O, P ? SO можно рас
сматривать как потенциальную возможность их (информационного) взаимо
действия. При этом механизм реализации этой возможности существенно за
висит от самих объектов O и P, а также обстоятельств их отображения. Так, для
совокупности SO, представляющей собой только объекты естественной При
роды, механизм реализации описывается ее объективными Законами. Обстоя
тельства SI – те условия, при которых эти Законы выполняются. Однако, как
только в совокупности SO появляются объекты искусственной Природы, ме
ханизм реализации информационного взаимодействия приобретает обществен
ный рефлексивный характер и определяется прежде всего конкретно истори
ческой деятельностью человека, т.е. субъекта действия (СД) Act.
Пусть заданы совокупности SI обстоятельств и объектов SO, а также мно
жество (10). Определение 6 позволяет ввести на множествеSDO (SO, SI) при
заданном объекте O отношение , выделяющее класс : объект
P ? SO принадлежит классу , когда O и P i последовательно информа
147
Информационное управление и рефлексия

ционно связаны. Отношение , вообще говоря, не является отношением
эквивалентности: априори возможна ситуация, когда , при
i ? j, т. е. объект P принадлежит одновременно к различным классам.
Зафиксируем объект O ? SO, а также объект для . Опреде
ление 6 гарантирует существование i последовательности (11).
Определение 7. Информационным потенциалом U(i)(P, O) глубины i объекта
P ? SO относительно объекта O в множестве образов SDO (SO, SI) назовем мно
жеством информационных совокупностей
(13) Inf(O, P, N, I(i), SO, SI, ???) = {Infj(Oi, Mni (Oi, Ij), j = 1, j}, ?i??i,
построенных по правилу (11).
Выражение (13) задает все первичные информационные совокупности, ко
торые «гипотетически преобразуют» объект O в объект P за i шагов. Таким об
разом, можно говорить о (потенциальном) информационном воздействии объек
та O на объект P. Следовательно, рассматривая произвольное подмножество
MP ? SO, можно говорить об информационном поле объекта O. Отметим, что
информационный потенциал, рассматриваемый как преобразование U(P,O):
SO ? SO > INF, где INF – множество информационных совокупностей (13),
вообще говоря, не обладает свойством коммутативности.
Пусть на множестве SO ? SO ? INF задана некоторая мера µ(SO,SO,inf).
Определение 8. Силой потенциального информационного влияния объекта O
на объект P будем называть величину
(14) FInf(O, P, N, I, SO, SI, ???) = µ(SO,SO,inf) (O ? P ? INF),
то есть меру множества O ? P ? INF на множестве SO ? SO ? INF.
Если множество (13) содержит конечное число элементов, то образованное
информационное поле назовем конечным. Для такого поля силу взаимодей
ствия между O и P можно задать как количество информационных связей I.
Вводя на множестве образов SDO (SO, SI) меру m(inf), можно определить харак
теристики информационных полей (напряженность, емкость и т.п.). Объеди
няя информационно логический и системно логический приходим к
Определение 9. Систему будем называть формальной информационной си
стемой, если в качестве ее элементов рассматриваются информационные сово
купности (7). Эти информационные совокупности будем называть информацион
ными элементами.
Иерархия информационных элементов и построенных из них формальных
информационных систем позволяет перейти к формализованному формиро
ванию, анализу и последующему синтезу совокупности целей и выбираемой
стратегии информационного развития СЭС.
Заключение
Информационные воздействия на элементы СЭС можно классифициро
вать по следующим признакам: по источнику возникновения; по длительнос
ти воздействия; по природе возникновения и т.п. Для определения эффектив
148 Д.А.Кононов, В.В. Кульба, Г.Г.Малинецкий

ных информационных воздействий в СЭС следует
провести классификацию системных элементов СЭС;
провести структуризацию источника воздействия и объекта влияния;
определить характеристики общего информационного поля;
определить индивидуальные характеристики субъектов действия;
разработать стратегии воздействия в общем информационном поле.
Для выбора конкретных способов информационного управления необхо
димо определить типовые задачи, решаемые с помощью информационного
воздействия, провести анализ процесса формирования информационных опе
раций и выработать критерии их оценки.
Предложенные определения дают возможность разработки аксиоматичес
кого построения концепции информационного управления в социально эко
номических системах.
Представленный анализ информационных элементов, способов и механиз
мов информационного управления позволяет приступить к моделированию
системы информационной активности СЭС [9 9]. В основе решения этих воп
росов лежит понятие информационной акции.
На основе предлагаемых принципов моделирования могут быть формали
зованы ряд информационных акций, в том числе акций непосредственного
информационного воздействия, акций информационного противодействия,
рекламных акций как элемента информационной экономики. Можно надеять
ся, что при более детальной разработке методов анализа и синтеза информаци
онного управления на основе предложенных подходов могут быть получены не
только рациональные решения при управлении социальными системами, но и
процессами информационной экономики, а также исследованы новые прило
жения, в том числе изучены некоторые проблемы лингвистики, философии и
других наук, традиционно называемых гуманитарными.

Литература
1. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего.
— М.: Наука. 1997.
2. Кульба В.В., Малюгин В.Д., Шубин А.Н., Вус М.А. Введение в информационное уп
равление. Учебно методическое издание. — СПб.: Изд во С. Петербургского ун
та, 1999. 116 с.
3. Кульба В.В., Кононов Д.А., Косяченко С.А., Шубин А.Н. Методы формирования сце
нариев развития социально экономических систем. — М.: СИНТЕГ. 2004. 296 с.
4. Halpern J., Moses Y.O. Knowledge and common knowledge in a distributed environment
//Journal of Assoc. Comput. Mach. 1990. Vol. 37. No. 3, 549 587.
5. Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Рефлексивные игры. — М.: СИНТЕГ. 2003.
6. Lefebvre V.A. (1985) The Golden Section and an Algebraic Model of Ethical Cognition //
Journal of Mathematical Psychology, 29, 289 310.
7. Lefebvre V.A. (1987) The Fundamental Structures of Human Reflexion. //Journal of Social
and Biological Structures, 10, 129 175.
8. Рефлексивные процессы и управление. /Международный научно практический
журнал. — М.: Ин т психологии РАН. № 1, июль декабрь 2001. Т. 1.
149
Информационное управление и рефлексия

9. Кононов Д.А., Кульба В.В., Шубин А.Н. Информационное управление в социально
экономических системах: информационные акции в информационных полях.
//Проблемы управления. № 4, 2004. С. 81 97.
10. Кононов Д.А., Кульба В.В., Шубин А.Н. Информационное управление: принципы
моделирования и области использования //Труды ИПУ РАН. Т. XXШ. — М.: ИПУ РАН.
2004. С. 5 29.

Работа выполнена при поддержке РГНФ,
исследовательский проект 05 03 03473а


ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И УСЛОВИЯ ПОРОЖДЕНИЯ
СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ В РОССИИ

О.С.Анисимов
(Российская академия государственной службы при Президенте РФ)

1. «Субъект стратегического управления»: проблемное поле1

В последнее время аналитическое сообщество стало более пристально при
сматриваться к неочевидности утверждения о том, что в стране, такой огром
ной и великой, нет не только инфраструктуры стратегического управления, но
и самих «субъектов» стратегического управления. Достаточно познакомиться с
рядом опубликованных материалов и устных выступлений лидера рефлексив
ного движения и «клуба стратегической элиты» В.Е.Лепского, а также реакци
ями на такие выступления. (см.: Лепский 2001, 2002, 2004).
Даже попытки объединения аналитических усилий представителей разно
образных школ, включая методологические фракции аналитического сообще
ства показали, что брать на себя согласование и соорганизацию множества ана
литических команд, в устремленности на добровольное аналитическое и про
ектно стратегическое обеспечение государственного управления, некому или
почти некому.
Объем целей, задач, усилий отпугивает от возглавления и лидерского само
проявления при полной случайности «привычного» материально финансово
го обеспечения управленческих действий в среде интеллектуалов. Тем более,
что те организационные структуры, которые по своей функции и организаци
онному статусу обязаны заниматься сбором аналитических и проектно страте
гических сил страны, этим и не занимаются. У них есть вполне развернутые
обоснования своего подхода к проблеме управления страной.
Только что был введен новый праздник для страны, в честь великого подви
га лидеров освободительного похода против иноземцев в 1612 г. полководца

1
К сожалению, по техническим причинам из статьи были удалены рисунки (редакторы
сборника).
150 О.С. Анисимов

Д.Пожарского и мещанина К.Минина, а также воодушевленного действия всего
патриотического населения России того времени.
Но если попытаться войти в «суть дела» применительно к управлению стра
ной, то в массе случаев, акцентов, локализаций мы видим не только неупоря
доченное, с точки зрения общества и страны в целом, пользование ресурсами,
но и такую организацию деятельности, которая имеет одну только осмыслен
ность – урон стране. Мы не производим то, что нам требуется, отдаемся вне
шним производителям, оставляем беззащитным перед трудностями рыночно
го и иного хозяйствования основную массу населения, которая сосредотачива
ет в своих спекулятивных руках преобладающую часть ресурсов, в том числе и
природных, и созидаемых, которая ни в чем не нуждается, в том числе и в на
шей государственности, в нашем патриотизме, в нашем процветании, нашей
самостоятельности и истории.
Они уже живут как «не наши», но сохраняют вид, что еще « мы все вместе».
Мы дошли до того, что превращаем в металлолом вполне совершенное, но
вое оборудование. И т.д. если это не рыночная оккупация, то, по крайней мере,
«добровольное», «кем то» организуемое растворение механизма государства и
общества.
Государственное управление, демонстрируемое фрагментами и в СМИ, по
казывает себя как антипод государственного управления, подмены стратеги
ческого управления ситуационным реагированием.
Так как огромной страной нельзя управлять в логике ситуационного реаги
рования или по внесенным рецептам из других территорий, то можно сказать
только об отсутствии «своего государственного управления» и пожалеть тех
высших руководителей, которые еще способны находить решения без опоры
на стратегический механизма управления.
Управленческая катастрофа замечается достаточно быстро, если применить
самый простой и начальный критерий – управление «чем то» и зависимость ре
ализации всеобщей управленческой функции от особенностей этого «чем то».
Мы можем спросить, а видят ли руководители России Россию – как объект
управления и как именно дана Россия, каким образом построена картина Рос
сии, не сводящаяся к неподконтрольному объему информации о России? Уда
ется ли государственным управленцам оторваться от созерцательности и схе
матизации созерцательности в средствах графиков, цифр и т.п.? Есть ли мыс
лительная переработка всей массы информации о России, чтобы появился
мыслительный образ России, с его определенностью, однозначностью пони
мания, видением детерминирующих факторов, внешних и внутренних, факто
ров развития, консервации, деструкции, потенциала страны как целого и т.п.?
Если этой картины нет, в том числе в «ситуационных центрах» и т.п., то о
какой стратегической управляемости может вестись речь! Какие могут быть
мыслительные, а не математические, «расчеты» в функции исследования, про
гнозирования, проектирования! Какие могут быть мыслительные обработки
информации, если руководители следуют принципу: «говори попроще», и не
151
Государственное управление и условия порождения элиты

надо устремляться к «сути дела», до которой трудно добираться вне мыслитель
ной подготовленности, вне овладения культурой мышления, рефлексивной
культурой, общей культурой!
Управленческий курс в мышлении устремлен к упрощениям и снижению,
заранее ведущим к непониманию ни сути дела, ни происходящего с помощью
существенных взглядов.
Мышление заменено «гаданием на эмпирической и интуитивной гуще». Это
совсем не похоже на традицию гадания у китайцев, так как основу «гадания»
там составляет учение о совершенстве и прихода к совершенству, прежде всего,
того, кто управляет. Мы можем только давать почву для юмора, для вежливого
указания о том, что такие «гадания» не соотносимы с «мировыми законами», с
мировой сущностью.
Мыслительная беспомощность управленческого корпуса, который занима
ется судьбами страны, а ни тех фрагментов страны, которые стали собственно
стью и дают легкие доходы, наивная несамоопределенность и незаинтересо
ванность в решении тяжелейших проблем страны лежит в основе управленчес
кой катастрофы.
Вести страну должны «зрячие», а не те, кто, если и видит что либо с полной
определенностью, но только в масштабах непосредственного личного интере
са, житейского, бюрократического или иного.
В стране стихийно порождается желающие реагировать на исторические
запросы, внести свой вклад в решение проблем.
Но много ли тех, кто хочет прийти к опознаванию сути дела, предполагая,
что это невозможно без изменения себя, без субъективного роста, без пошаж
ного становления, адекватным тем функциям, за реализацию которых он бе
рется! Есть ли механизм помощи искренне желающим пройти путь «во что бы
то ни стало и сколько бы ни стоило, сколько бы ни пришлось менять себя под
требования сути дела!
Его еще нет. Так же как и понимания, что без него нельзя «прорваться» в
будущее, в достойное бытие великой страны.
Китайцы, имея «Книгу Перемен» и другие книги, об этом хорошо знают и
способны терпеливо идти к будущему успеху, не сомневаясь в условиях, дис
комфортных для движения. У них показано развитие за счет погружения в суть
дела, за счет внутренних трансформаций, учета своей истории и т.п.
Если бы немцы хорошо понимали подсказки, данные им Кантом, Фихте,
Гегелем, относящиеся к «плану» развития духа, они могли бы двигаться еще
неизмеримо быстрее и эффективнее. Но они, и, не опираясь на высочайшие
достижения философской мысли, хорошо самоорганизованы и ответственны,
уважают свою и чужую историю. Почему же нам, талантливейшему и изобре
тательнейшему народу не учесть законы бытия, не учесть свою не тысячелет
нюю, а многотысячелетнюю историю, опыт цивилизационного бытия и пре
вратиться в организационно и интеллектуально духовно совершенное целое,
обладающее высшей продуктивностью и согласованностью общество?
152 О.С. Анисимов

Если сказанное касается любого управления, то оно неизмеримо более зна
чимо для стратегического управления. У нас нет стратегов, стратегической инф
раструктуры, профессионализма стратегического управления потому, что мы не
хотим отойти от достратегического бытия, и сводим его к «фиктивно демонстра
тивному» варианту пребывания в позиции стратега и стратегической иерархии.
Не может быть субъекта стратегического управления, если человека, жела
ющий быть стратегом или волей обстоятельств внесен в практику стратегичес
кого управления, не спрашивает себя и всех остальных – «Что такое стратегия,
стратегическое управление, принятие стратегических решений и т.п.».
Нужно отчетливо понимать, что в этих расспросах следует «встретиться» с
Сократом и заразиться его устремлением к сути дела. Без сути дела все легко
успокаивается. Всегда находится информация о стратегическом управлении и
стратегиях, советники, могущие предложить свое мнение. Постепенно возни
кает и своя точка зрения. Но без Сократа, без критики мнения и устремленно
сти к истинной точке зрения, без носителя способности заставить уйти или
преодолеть уровень мнения, без этого к сути дела не подойти. Прохождение
пути внутренних трансформаций всегда связано с трудностями, терпением,
верой в успех и подчиненностью высшим критериям и ориентирам.
Но не только Сократ может помочь. С точки зрения метода мышления, все
гда может помочь Гегель, если у него найдется владеющий методом адепт, же
лающий помочь идущему к сути дела.
В последние десятилетия возникли дополнительные возможности помочь
в становлении стратегического мыслителя и управленца. Методология разра
ботала огромное число «техник» для развивающегося мышления и сознания.
Единственно, что необходимо – стремление стать реальным, а не фиктивным,
далеким подобием, а тем более не спекулятивным стратегом. Лишь после этого
находятся и учителя.
Можно было бы сказать и так, что управленческому корпусу, особенно, его
стратегической составляющей, нужна «культурная революция», взлет деловой
интеллектуальности, нравственности и духовности. Все нужные для этого зна
ния, указания уже существуют, если сделать «открытыми» древние и не очень
древние источники. Не случайно, что великий китаец Сунь Цзы дал ориенти
ры для стратегов в военном деле, опираясь на всеобщие доктрины бытия еще
2,5 тысячи лет назад.
А пользуемся ли мы соображениями Клаузевица, который жил во времена
наполеоновских походов! У нас и свои великие мыслители были в военном деле,
например, А.Свечин, живший в начале прошлого века.
Объективные условия для порождения «стратегического перелома» есть, в том
числе и образовательные учреждения. Не хватает субъективных усилий! Не вы
являются стратегически устремленные и готовые проходить весь требуемый путь,
как в действующем корпусе управленцев, так и в его аналитическом сервисе.
Содержание «субъективной проблемы» состоит в том, что устремления ог
раничиваются тем, что характерно для критериев «по желанию», «по силам» и
153
Государственное управление и условия порождения элиты

т.п., не возвышаясь до простейшего закона соответствия, о котором говорил
Платон.
Удел всего реально существующего и замечаемого стремиться уподобиться
«идее». «Идея» становится тем, уподобление которой создает потенциал права
действовать от имени «идеи»,
У стратегического управления есть своя «идея», и человек, который ей не упо
добляется, не имеет и права выступать от имени стратегического управления. Но
чтобы сознательно следовать, необходимо содержание идеи – познать, понять,
а затем еще и подчиниться ему, самоопределиться в пользу содержания «идеи».
В то же время и познавание, понимание содержания функции стратегичес
кого управления, в отличие от знакомства с опытом, образцам стратегического
управления, предполагают приобретение способности понимать функциональ
ное содержание, а это связано со способностью осваивать содержание поня
тий, всеобщих утверждений.
В свою очередь, чтобы проходить этот путь, нужна способность изменяться
и развиваться в общем потоке самоорганизации. И это возникает не сразу, а без
помощи учителя многое становится недоступным.
Как мы видим, чтобы идти к приобретению профессиональных способнос
тей стратега нужно соблюдать целый ряд групп требований, достигнуть пони
мания требований и принятия требований для себя.
Это и есть общая основа субъективного обеспечения потребности в страте
гах и стратегическом управлении. Не пройдя успешно подобного пути можно
лишь остаться с заказом, ожиданием субъектов стратегического управления. А
общество и государство вынуждены мириться с отсутствием столь значимых
субъектов, регистрируя одно подражание за другим, либо самостоятельно ис
кать пути реализации заказа, побуждать, подталкивать тех, кто ступил на путь
становления стратегов. Но подобное предполагает наличие механизма «граж
данского общества».
Мы поставлены перед необходимостью выращивать управленческих Ми
ниных и Пожарских, управленческих «панфиловцев» и «гастелловцев». Если
приверженцев сказать, что «все не так, ребята, все – не так!», мы находим во
множестве, но как именно нужно, «кто за это берется» приверженцев не нахо
дит, тем более тех, кто скажет «если не мы, то кто же!» Ситуация, со стратеги
ческой точки зрения, столь серьезна, что индивидуальные амбиции пора от
теснять и переходить к служению Отечеству.

2. Сущность управленческой деятельности

Для того, чтобы сделать проектно ориентированные выводы, а также, пред
варительно, поставить проблемы, нужны сущностные основания. парадигма
тическая сторона оснований выражена в Методологическом словаре (О.С.Ани
симов: 2002, 2004), а синтагматико теоретическая в ряде специальных работ по
теории управления и стратегического управления (1991, 1999, 2003, 2004, 2005).
154 О.С. Анисимов

Введем ряд теоретико деятельностных характеристик управленческой дея
тельности и управленческого бытия. Предварительно поясним то, что лежит в
основе различных сторон бытия управленца.
2.1. Типы бытия и их включенность в деятельность управленца
Управленческая деятельность, в том числе и стратегический тип управлен
ческой деятельности, в узком понимании, состоит в реализации требований,
норм различного уровня абстрактности, включая задачи и стратегии, а также
реализации самой управленческой деятельностной функции.
Однако, сам управленец как человек, является не только «деятелем», в час
тности «управленцем». Он еще пребывает одновременно в типологическом раз
нообразии сред, «каждая» из которых побуждает его реагировать в зависимос
ти от специфики типа «сред».
Человек рожден для адекватного пребывания в «естественной» среде, но
обладает предпосылками пребывания и адекватного соответствия всем иным
средам. Эти предпосылки приобретают актуализированность и оформленность
за счет опыта вхождения в «искусственные» среды, в том числе и деятельност
ную, включая управленческую.
Для того, чтобы разобраться в онтологии общества, необходим псевдогене
тический метод мышления или «метод Гегеля», частично использованный
К.Марксом (см. подробнее О.С.Анисимов: 2000, 2002, 2004).

<<

стр. 5
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>