<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

"ЛЮБИТЕЛЕ ВЫ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ ИЛИ ОТДЫХАТЬ В САНАТОРИИ ВО ВРЕМЯ ОТПУСКА?"
Я люблю туристические походы............................ ( )
Я люблю экскурсии по городам............................. ... ( )
Я люблю путешествовать поездом......................... ( )
В данном примере ответы фактически относятся к первому подвопросу "Любите ли Вы путешествовать...", а второй подвопрос остается без вариантов ответа.
Ошибка множественности вопросов довольно распространенна и вызвана стремлением исследователя снять как можно больше информации в одном вопросе, что приводит к логическому нарушению, а следовательно и к неверно поставленному вопросу.
Большую группу типичных ошибок в анкетах составляют подмены понятий.
Подмена понятий нередко осуществляется в вопросах, когда социолог пытается соединить в единое понятие два других, близких по содержанию, и образовать новое понятие. В вопросе: "Скажите, пожалуйста, что, по Вашему мнению, следует изменить в работе медицинских и оздоровительных учреждений в городе?" социолог пытался объединить два понятия, близких по смыслу, "медицинские" и "оздоровительные" учреждения - в одно общее понятие "учреждения, следящие за здоровьем человека". В вопросе "Занимаетесь ли Вы физкультурой и спортом?" также предпринята попытка соединить два близких понятия "физкультура" и "спорт" в единое понятие большей общности "занятия оздоровительными физическими упражнениями". Особенностью ответов на такие вопросы является то, что положительный ответ (как и отрицательный) хотя бы на один подвопрос (я занимаюсь физкультурой, но не занимаюсь спортом) может быть распространен на весь вопрос.
Преимущество таких вопросов заключается в том, что они позволяют снимать более емкую информацию, например, не отдельно по занятиям физкультурой и спортом, а в целом, сразу по всему комплексу физических упражнений. Но использование метода объединения понятий оправдано только в том случае, если новое понятие уже знакомо опрашиваемым, а не только одному социологу.
Использовать этот тип вопроса можно так же и в случае, если общее понятие будет специально указано и дана его расшифровка. Например, "Имеете ли Вы какие-либо (моральные, материальные) поощрения в этом году?". Здесь введено общее понятие "поощрение" и указано, что оно в себе содержит в данном случае только моральные и материальные поощрения. Этот вопрос не вызовет трудности у респондента, поскольку он будет ориентироваться в обязательном порядке на включенное в вопрос общее понятие.
Но нельзя сформулировать вопрос таким образом: "Имели ли Вы в этом году моральные и материальные поощрения?" ("да", "нет). При такой формулировке получился вопрос с двумя подвопросами без определения общего понятия. Респонденту придется или самостоятельно выбирать какой-либо подвопрос, чтобы найти ответ, или самостоятельно выработать общее понятие и тем самым ответить сразу на два подвопроса и на вопрос в целом.
В вопросе "Любите ли Вы проводить выходные дни за городом (в лесу или на речке)?" дается сначала общее понятие "проводить выходные дни за городом", весьма знакомое большинству респондентов, и только потом вводится уточнение "в лесу" и "на речке", это уточнение помогает отсечь другие возможные места отдыха в выходные дни за городом.
И все-таки лучше такие вопросы не применять. Они довольно сложны для восприятия даже подготовленному человеку и велика вероятность получить неверные данные. В силу сложности определения нового понятия респонденты воспринимают предложенный вопрос как множественный, содержащий другие вопросы, со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями, о которых говорилось выше.
Подмена понятий происходит и вследствие неправильного или неточного их употребления. За каждым классом, группой явлений общественной практикой закрепляется несколько понятий, описывающих данные явления. Одни из них бывают точными, другие менее точными, описывающими явление приблизительно, отражающими не всего его существенные характеристики. Грамотно построить свою речь, в немалой степени означает правильно подбирать понятия, а для этого требуется большая работа, хороший профессионализм и нередко настоящее искусство. Помните, как у В. Маяковского: "... единого слова ради изводишь тонны словесной руды". Если исследователь хочет, чтобы респондент понял его однозначно, он должен точно подбирать понятия. Так к примеру, нельзя говорить и писать "Правила пользования" автобусом или метро, точнее "Правила проезда". Пользоваться можно только мелкими вещами, игрушками, авторучкой и пр.
В вопросе "Как часто Вы обращаетесь за помощью в медицинские и оздоровительные учреждения?" (с альтернативами поликлиника, здравпункт, больница, санаторий-профилакторий, учреждения отдыха) не точно используется понятие "обращаться за помощью" применительно к некоторым альтернативам. "Обра-щаться за помощью" можно в поликлиники, здравпункты. Оно предполагает кратковременное, разовое посещение этих учреждений. Слова "больница", "санаторий", "учреждения отдыха" требуют других понятий: "Вы когда-нибудь лечились в больнице?", "Вы когда-нибудь лечились в санатории?", "Вы когда-нибудь отдыхали в доме отдыха?". Использовать понятия надо очень осторожно и внимательно.
Неправильное применение понятий может исказить смысл вопроса. Так, в исследовании по изучению условий труда и быта рабочих шахт в анкете был записан вопрос "Влияет ли режим труда и отдыха на качество Вашей работы?". Социолог предполагал изучить, каким образом существующий режим рабочих смен (дневные, вечерние, ночные) влияет на качество их труда. Та чехарда, которая была на шахте со сменами (когда шахтеры не знали в какую смену они будут работать на следующей неделе), по предположению социолога должна была отрицательно сказываться на эффективности и качестве труда. Однако, по результатам исследования, оказалось, что сменность не влияет на качество труда. Тщательный анализ противоречивого факта показал, что рабочие поняли под "режимом труда" в вопросе чередование работы и отдыха в течение рабочей смены. Интерпретация понятийного образования "режим труда и отдыха" у социолога и шахтеров оказалась различная.
К типичным ошибкам подмены и определения понятий относятся ошибки рассогласований понятий.
Дело в том, что любое понятие приобретает смысловое содержание только через другое, вернее, через другие понятия, содержание которых определенно, однозначно. В противном случае, если ни одно или хотя бы одно из понятий не определено, или, как говорят логики, не аксиоматично, невозможно вывести содержание и третьего, искомого понятия. Так, набор альтернатив есть по существу понятийное описание вопроса, или искомого понятия, ибо без описания вопрос теряет смысл, повисает в воздухе. Если социолог не дает альтернатив, как в открытых вопросах, то респондент сам выбирает понятийное описание предлагаемого вопроса в рамках своего концептуального понимания.
В практике разработки вопросов нередки случаи, когда набор альтернатив не отвечает основному понятию, заложенному в вопросе, а описывает по существу другое понятие, не заключенное или частично заключенное в вопросе.
Фрагмент анкеты.
ВНОСИЛИ ЛИ ВЫ КАКИЕ-ЛИБО ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО
УРЕГУЛИРОВАНИЮ РЕЖИМА ТРУД?"
Постоянно выступаю на собраниях......................... ( )
Писал(а) об этом в газету......................................... ( )
Считаю такие предложения бесполезными............. ( )

Ясно, что в данном примере основное искомое понятие вопроса "Вносили ли Вы... предложения...?" в полной мере не раскрывается предлагаемым набором альтернатив. Предложенные альтернативы по сути дела определены двумя понятиями: "в какой форме вносили предложения" и "действенность предложений". При таком построении вопроса респонденту предлагается довольно трудная задача. Поскольку альтернативы в полной мере не описывают вопрос, респондент вынужден либо отвечать по содержанию вопроса или альтернатив, либо отсечь не существенные, по его мнению, альтернативы и сосредоточить внимание только на некоторых из них. У него может быть и еще один вариант: найти третье, более общее понятий, которое включало бы в себя понятие как вопроса, так и альтернатив. Но в любом случае как бы респондент не ответил, какое бы понятие в качестве основного для ответа не выбрал, его ответы не будут нести той информации, которую ожидал, хотел получить социолог. По смысловому понятию вопроса ("Вносили ли Вы... предложения?") информация будет неполной и неточной. Хотя две первые альтернативы и несут в себе информацию о количестве вносивших предложения. Ограничившись только этими формами внесения предложений (выступал на собрании и писал в газеты), социолог тем самым отсек часть респондентов, которые вносили предложения в какой-либо другой форме. По этой же причине информация не будет полной и по смысловому содержанию, заложенному в альтернативах (форма внесения предложений). Не получит исследователь необходимой информации и по третьей альтернативе (сколько человек не вносило предложений), поскольку понятие "бесполезность" не полное в данном контексте рассуждений. Можно считать бесполезным вносить предложения по улучшению работы предприятия, но тем не менее постоянно это делать как это и бывает нередко.
Таким образом, проблема как не надо строить вопросы, оказывается намного сложнее, чем она кажется на первый взгляд. Необходимо четко знать правила построения вопросов и снятия информации. Но кроме этого надо хорошо знать и правила построения анкеты как некоторой совокупности вопросов, о чем и будет говориться в следующем параграфе.

Что такое правильно построенная анкета?
Правила надо уметь нарушать
Анкета в целом и каждый вопрос в отдельности являются особого рода инструментарием, предназначенным
для снятия определенной социальной информации или измерения какого-либо социального процесса. И чем тоньше этот инструмент, тем он надежнее, тем более точную информацию мы получим, тем лучше наши знания. Поэтому так много и долго работают социологи над методами и методиками исследования, тщательно формулируют каждый вопрос, проводят пилотажные исследования, разрабатывают десятки правил как надо и как не надо формулировать вопросы и строить анкету в целом.
Ни у кого не вызывает возражения тот факт, что анкету надо строить по правилам. Но что такое правильно построенная анкета. На этот вопрос не всегда правильно отвечают. Как это не парадоксально звучит, но дело в том, что даже построенная по всем правилам анкета может дать неверную информацию. Я имею в виду в данном случае те всевозможные ошибки, которые могут быть допущены на различных этапах разработки методики и которые приводят к смещению результатов опроса. Речь идет о другом. Речь идет о том, и это необходимо подчеркнуть как важнейшее методическое требование к построению анкеты и каждого вопроса, что правила сами по себе не являются залогом получения достоверной информации. Сами по себе правила бессодержательны и приобретают смысл только в контексте тех или иных задач исследования. И то, что в одних случаях нельзя, в других оказывается не только можно, но даже необходимо.
Некоторые социологи абсолютизируют правила, подходят к ним как к канонам, догмам, как к содержательным самим по себе. Они категорично требуют строго выполнять правила построения анкеты и формулирования вопросов, как будто само по себе применение правил уже ведет к получению достоверной информации. Но необходимо помнить, что применяя то или иное правило, мы всегда получаем определенную информацию, хотя и не обязательно ту, которая отвечает нашим целям и задачам. Правила ценны не сами по себе, а как инструмент решения специальной задачи, получения необходимой информации.
Так, исследуя группу респондентов, отрицательно настроенных на изучаемое событие, явление, социолог может построить вопрос таким образом, что он будет иметь явно положительную направленность. Все правила построения социологической анкеты категорически запрещают это делать. Но для чего это надо? В данном случае возможно это нужно для того, чтобы выявить таким образом насколько высока степень отрицательного отношения к изучаемому явлению.
Или же в случае явного положительного настроя, вызванного может быть влиянием общественного мнения, конвенциальных норм, исследователь может спровоцировать респондента на негативные ответы и тем самым выявить устойчивость его положительной реакции. Одно дело просто ответить положительно или отрицательно на прямой вопрос, другое - побороться за свое мнение, активно противостоять явному давлению исследователя.
Например, выявляя устойчивость установки респондентов на отношение к определенной марке холодильника, можно задать вопрос, построенный вопреки всем правилам. Почти в явной форме, описывая преимущества данного холодильника, оказать давление на респондента, дать ему понять, что это мнение не только исследователя, но и широкого круга людей.
"В прошлом году в продаже появилась новая марка холодильника "...", который сразу же приобрел популярность и стал пользоваться большим успехом у покупателей. Этот холодильник достаточно вместительный, при этом занимает мало места, надежен в работе, элегантен и стоит недорого. Как правило, заявки на этот холодильник удовлетворяются далеко не полностью.
СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ХОТЕЛИ БЫ ВЫ КУПИТЬ ЭТОТ ХОЛОДИЛЬНИК?"
Это не вопрос, а скорее реклама нового холодильника. Но так он был построен специально. Зная общий положительный настрой на данный холодильник, была предпринята попытка выявить, насколько сильно ориентирован респондент на данную марку и какое количество людей принципиально отрицательно относятся к ней. Последняя группа интересна тем, что в ней наиболее полно и рельефно выразились все негативные моменты отношения к данному холодильнику, что и требовалось от данного вопроса.
Для того чтобы достичь цели, решить поставленные в программе исследования задачи, надо уметь нарушать правила. Но для того, чтобы нарушать правила, необходимо хорошо их знать. Надо знать, что будет, если построить вопрос таким образом, и что будет, если построить его иначе, и, уже зная особенности реакции респондентов на тот или иной тип, форму, формулировку вопроса, использовать их при решении своей специфической задачи.
Я не буду говорить о случаях явного тенденциозного влияния исследователя на респондента с целью подогнать его ответы под свои теоретические построения. Такое, к сожалению, бывает и говорит не только о научной беспринципности, но и бесчестности социолога. Это особые случаи. Другое дело, когда социолог, не зная правил игры, строит свою анкету таким образом, что невольно оказывает влияние на респондента. Это уже социологическая неграмотность.
Правила построения анкеты и формулирования вопросов это не догма, а руководство к действию. Если бы мы не нарушали правил, мы не смогли бы решить многих наших задач. Любая гениальная идея доведенная до крайности превращается в абсурд. Отношение к правилам как к догмам становится тормозом в развитии методики исследования и решении его разнообразных задач. Даже в повседневной разговорной речи, если бы люди не нарушали и притом постоянно (в пределах допустимого, конечно) правил словоупотребления, язык не мог бы развиваться.
Правило - это жесткое и не жесткое взаимодействие ряда явлений. Все правила работают не сами по себе, не по отдельности, а только в их взаимосвязи, в их совокупности, в некоторой единой системе связи. Кроме того, что правила всегда относительны, имеют ограниченную область применения и исключения (как говорится, любое "железное" правило имеет "железное" исключение), сами по себе они не имеют содержательного значения вне основной задачи исследования.
Методика своего объекта
Правильно построенная анкета та, которая соответствует своему объекту исследования. Нередко неверную
информацию мы получаем и тогда, когда пытаемся использовать одну и ту же методику при исследовании различных по своей сущности социальных явлений. Каждое явление (класс явлений) обладает особенностями отличающими его от других явлений, и поэтому требует особой методики для своего изучения.
К примеру, мы каждый день и каждый час занимаемся измерением, чаще всего того не осознавая. Сегодня погода лучше, чем вчера. Но вчера мое самочувствие было хуже, чем сегодня. Мы замечаем, что с возрастом у детей меняется характер, а от частого употребления книги быстро портятся и т.д. И каждый раз мы пользуемся специфическим методом измерения. Температуру мы проверяем градусником, а самочувствие по тому болит ли голова, изменение характера детей - по их словам и поступкам и т.д.
Разрабатывая методику исследования, мы четко должны представлять, какую объективную связь, отношение, свойство и пр. мы измеряем, насколько наш метод исследования адекватно отражает те процессы, которые протекают в объективной реальности и соответствует ли он сущности и характеру объекта исследования. Изменяя методику исследования, мы получаем разную информацию. Довольно часто социолог не в полной мере представляет себе какую же методику необходимо применить, чтобы она отвечала и задачам исследования, и природе изучаемого явления.
Ошибки, как правило, возникают тогда, когда социолог пытается известными методами изучить новые области общественного бытия. Нетерпение узнать что там, в неведомом бывает настолько велико, что он не успевает не только разработать, но даже осознать в полной мере, что в данном случае могут потребоваться принципиально новые методики исследования. В результате получается, что он не видит того неизведанного, которое стремился увидеть. И только набив себе шишки, наконец убеждается в том, что начинать необходимо как раз с того конца, которое является началом, т.е. создавать новые методы, методики, инструментарий социологического исследования.
Возьмите любую анкету и вы легко убедитесь, что с помощью примерно одних и тех же вопросов изучаются удовлетворенность семейно-брачными отношениями и работой, текучесть кадров на предприятии и миграционные процессы населения, интересы читательской аудитории и аудитории радио и телевидения. Одними и теми же методами, одними и теми же по форме и по содержанию вопросами изучают отношения между взрослыми, подростками, правонарушителями и т.д. Примеров можно привести много. Соответствие методики объекту исследования является одним из основополагающих принципов любого социологического исследования, и это является залогом получения достоверной информации.

Что стоит за цифрами?
Правильно составленная анкета соответствует изучаемой ею объективной реальности. Возможно это ут-
верждение покажется банальным, поскольку все привыкли к тому, что анкета обязательно отражает, соответствует содержанию объекта. Однако на практике нередко бывает не так. В ходе социологического исследования мы не всегда можем достаточно определенно сказать, о каком явлении идет речь, что отражают те или иные цифры, полученные в ходе опроса, и какую информацию мы снимаем в процессе анализа его результатов. Не всегда можно сказать, какую объективную реальность отражает приобретенная нами информация. Ложная, недостоверная информация, не отвечающая объективной реальности, на самом деле есть ее приписывание не тому объекту. Цифры, которые мы получаем, всегда отражают какую-то объективную реальность. Исследователь должен знать, какой процесс нашел отражение в материалах социологического исследования. Именно это и оказывается довольно трудным.
Вопрос анкеты: "Если бы Вы захотели перейти работать в другой отдел, то смогли бы Вы это сделать?" Но что такое "смогли бы сделать?" Исследователь имел в виду, разрешило ли бы такой переход начальство. Респондент может понять так, что смог бы он это сделать по каким-то личным причинам и соображениям. В результате разночтения данного понятия социолог получает не ту информацию, которую ожидал.
Интерпретировать ответы респондентов бывает очень трудно. Если в отдельных случаях такая интерпретация может быть достаточно обоснованной, то в других случаях обоснование требует тщательного дополнительного исследования. Мы задаем вопрос: "Скажите, пожалуйста, знаете ли Вы имя и отчество своего участкового врача?" Если респоондент отвечает утвердительно, то можно с большой долей уверенности утверждать, что респондент имеет не очень хорошее здоровье, если, конечно, их не сближает что-нибудь другое. Но вот мы задаем вопрос о его здоровье, и если он отвечает хорошее, то что отражает данный ответ: то что у него и в самом деле здоровье хорошее или что он ощущает свое здоровье как хорошее, т.е. снимаем ли мы информацию о его здоровье или о его мнении о своем здоровье. Согласитесь, что это весьма различные информации, отражающие разные области объективной реальности.
Исследователь может поставить задачу изучить как меняется восприятие респондентом его здоровья в зависимости от его состояния. И наверняка зависимость здесь имеется, но для этого требуется более тщательное исследование, может быть даже его специальные методики, возможно и такие, которые на первый взгляд будут противоречить некоторым устоявшимся положениям и представлениям.
Проблема подмены информации более существенна, чем иногда кажется. С ней мы сталкиваемся на каждом шагу и не всегда успешно ее решаем. Нередко и в жизни мы неверно истолковываем получаемую информацию, приписываем явлениям совсем не ту сущность, которую они имеют на самом деле. Вчера мой начальник был хмурым и очень сухо со мной говорил. Я сломал голову, думая, почему он мной недоволен, а на самом деле у него просто было плохое настроение. Любимая девушка опоздала на свидание на полчаса и молодой человек решил, что она его уже не любит, а на самом деле просто долго не было автобуса.
И только благодаря этому мы частенько, попадаем впросак, т.е. строим свои действия в соответствии с нашей интерпретацией явлений, а не с ее истинной сущностью, и в результате получаем не то, на что рассчитывали. Молодые супруги часто спорят только потому, что не понимают один другого, неправильно интерпретируют действия друг друга (возможно, это является одной из причин развода после недолгого супружества, потому что супруги еще не научились понимать друг друга). Только в процессе длительного общения они начинают понимать, что стоит за тем или иным словом и действием.
Анализируя результаты опроса, социолог не может сказать порою достаточно точно, что стоит за той или иной цифрой. И если на вопрос об удовлетворенности работой 80% опрошенных ответили, что удовлетворены ею, то это еще не значит, что полученные данные можно интерпретировать как удовлетворенность именно работой, а не какими-нибудь другими привходящими моментами. Так, опрос молодых рабочих об удовлетворенности работой выявил закономерность, что с увеличением стажа работы на предприятии повышается и их удовлетворенность трудом. Является ли это следствием социальной и профессиональной адаптации молодых рабочих на предприятии, роста заработной платы или их настоящая работа хороша потому, что не мешает учиться в институте, техникуме. Так и оказалось, когда мы проводили исследования среди молодых шоферов.
Когда давным-давно ввели школьную форму для девочек, многие из них поначалу были весьма недовольны ею. Но в конце учебного года о новой форме многие школьницы стали отзываться весьма положительно. О чем говорит полученная информация? О том, что она и в самом деле хорошая или о том, что школьницы просто привыкли к ней. Проведя социологический опрос об отношении к новой форме и получив довольно много положительных ответов, социологи не могли сделать однозначный вывод. Было неясно либо форма получилась действительно удачной, либо школьницы в течение года привыкли к ней, приспособились, и на вопрос, удобна ли форма, отвечали "да", хотя на самом деле возможно, что неудовлетворенность ею осталась.
К любым цифрам будь-то проценты, абсолютные значения, индексы и пр. при анализе социологической информации необходимо подходить очень осторожно, всегда четко представляя себе, какую объективную реальность они отражают. Иначе можно получить такие несуразицы, которые потом могут привести к негативным социальным последствиям.
Значит ли это что мы вообще не можем доверять цифрам социологического исследования, не верить своим ушам и глазам? Нет, конечно. Эмпирические исследования, данные социологических опросов являются основной (хотя и не единственной) выводов и заключений социологов. Но к интерпретации этих данных необходимо подходить очень осторожно, и только убедившись неоднократно в истинности посылок и их обоснованности данных. Прежде чем дать оценку тем или иным процессам, необходимо всесторонне рассмотреть исследуемые явления, чтобы не упустить сущностные явления и увидеть проявления сущности.
В этом, собственно, и заключается основная задача социолога.
Глава 4. Драматургия анкеты

Собранные вместе вопросы еще не образуют социологическую анкету в ее научном понимании. Но определенное количество собранных вместе даже в случайном порядке вопросов уже создает новое качество, независимое от социолога. Хочет того исследователь или нет, но, сконцентрировав вопросы и расположив их определенным образом, он уже решает первую задачу социологической анкеты - представление вопросов в их целостности. Однако то целое, которое образовано совокупностью вопросов, станет социологической анкетой только в том случае, если с его помощью можно решить основную задачу исследования.
Специфика той или иной исследовательской задачи определяет структуру анкеты, ее форму и содержание. Каждая конкретная анкета может иметь свои особенности, но существуют общие правила ее построения, следуя которым можно быть уверенным в том, что поставленные задачи будут успешно решены. Правил этих много. Но прежде всего необходимо учитывать особенности восприятия респондентами вопросов в анкете и анкеты в целом, манеру подачи материала, умение построить заочную беседу с респондентом и многое другое.

Влияние исследователя на ответы респондента
Обычно о влиянии исследователя на ответы респондентов говорят в связи с процессом интервьюирования: через умение говорить, войти в контакт с ним, заинтересовать его, расположить к себе. Меньше внимания уделяется влиянию, которое может оказать исследователь на ответы респондента в заочной беседе. Как-то негласно принято, что поскольку социолог непосредственно не вступает в контекст с опрашиваемым, то он оказывает меньше влияние. На деле не так. Мы даже не подозреваем, сколь велико влияние исследователя на ответы респондента при анкетном опросе. Оно осуществляется двояким образом.
1. Общим методом исследования. Хотим мы того или нет, но анкета, построенная исследователем от начала и до конца, подчиняется логике его рассуждений и в какой-то мере определяет логику рассуждений респондента. Например, закрывая вопрос набором альтернатив, мы тем самым уже структурируем сознание респондента, т.е. очерчиваем область поиска истинного ответа. Фактически мы требуем от респондента ответа в нашей системе логического рассуждения, и он вынужден подчиняться этой системе рассуждения, хотя это вовсе не значит, что истина лежит в заданной области. Так, мы задаем респонденту вопрос о мотивах увольнения и предлагаем ему варианты ответа. Респондент, конечно, может дописать и свой вариант, но чаще он подчиняется исследователю и ищет более или менее подходящий ответ в предлагаемом наборе, т.е. следует логике рассуждения исследователя. Исследователь как бы подсказывает респонденту, что основные мотивы увольнения в предлагаемой серии ответов. Так, предложив репондентам два различных набора альтернатив по мотивам увольнения, получаем два независимых выбора мотивов увольнения. Иначе говоря, исследователи всегда предлагают респонденту поиск истины в некоей определенной области, от него требуется только ответить на вопрос, согласен он или не согласен с заданными альтернативами.
Но другого пути в познании общественных явлений, пожалуй, и нет. Приступая к исследованию той или иной проблемы (социального явления), мы уже имеем предварительное представление о ней. Знание того, что мы ничего не знаем, уже есть знание об этот незнаемом. Сформулировав концептуальную часть своего исследования, социолог как бы очертил круг своего знания об изучаемом явлении, проблеме, выдвинул гипотезы, наметил пути дальнейшего продвижения в область незнаемого. Это теоретическое представление необходимо проверить, что и делает социологическое исследование.
Социология, как уже говорилось, в качестве метода социального познания, впрочем, как и любая другая социальная наука, в методической своей части ничего нового не открывает, а только подтверждает или опровергает некоторые наши теоретические концептуальные построения.
Анализируя ответы респондентов в социологическом анкетном опросе, мы подтверждаем или опровергаем наши гипотезы, заложенные в программе социологического исследования. Естественно, и респонденты "работают" в рамках нашего теоретического представления, невзирая на то, соглашаются они с нами или нет. Основная опасность при этом заключается в том, что сама по себе теоретическая часть, логически обоснованная, может оказать спонтанное влияние на рассуждения респондентов, "переманив" некоторых из них на сторону социолога, что естественно, сказывается на чистоте исследования. Респонденту может понравиться какой-нибудь ответ, предложенный в анкете, и он выберет его, хотя до того мог иметь иное представление, отличное от предлагаемого. Респондент может полениться противопоставить свою логику системе рассуждений исследователя и последовать за ним. Все это, конечно, сказывается на достоверности получаемого знания.
2. На респондента могут оказать влияние вопросы, специальным образом сформулированные.
Выстраивая вопрос, социолог выражает свою позицию и тем самым в неявной форме может предопределить ответ респондента. Например, помещает значимую альтернативу первой, положительно формулирует вопрос, если по его мнению требуется положительный или отрицательный ответ. "Улучшилась ли организация труда в Вашем отделе?" задает исследователь вопрос, и респонденту ясно, что организация труда должна улучшиться, что от него ждут положительного ответа. Часть респондентов отвечает согласно пожеланиям социолога.
Э. Ноэль приводит такой пример. ""Почему Вы обычно сами печете пироги, вместо того, чтобы покупать готовые? В самом деле только ради экономии денег? Или потому, что Вы считаете Ваши пироги лучшими? Не является ли эта Ваша работа вершиной Вашей деятельности как домашней хозяйки, деятельности, на которую обычно обращают слишком мало внимания и за которую Вы когда-нибудь, наконец, заслужите похвалу своей семьи?"
При таком напористом, как бы убеждающем "вопросе" многие женщины не станут утруждать себя возражениями интервьюеру, который, по-видимому, уже знает о них больше, чем они сами"17. "Заметная реакция на последовательность вопросов или альтернатив ответа, на отдельные слова и обороты является досадным недостатком демоскопического интервью"18, - констатирует Э. Ноэль.
Сказанное относится не только к демоскопическому интервью. В равной мере это касается и анкетного опроса, где последовательность вопросов, альтернатив и даже отдельных слов оказывает огромное влияние на результаты исследования. Рассмотрим такой фрагмент из анкеты: "Активное участие в политической жизни современного общества нельзя представить без основательных политических знаний, без достаточно полной информации о всех событиях, которые происходят у нас в стране или за рубежом. Скажите, пожалуйста, интересуетесь ли Вы общественно-политическими событиями внутри страны и за рубежом?"
Вопрос сформулирован таким образом, что явно подсказывает ответ. Начав с заявления о том, что нельзя представить политической деятельности, тем более активной (категоричность выражения), без основательных политических знаний, без полной информированности (опять категоричность), автор анкеты задает вопрос о том, интересуется ли этими политическими событиями респондент. Тому ничего не остается, как ответить положительно. Отрицательный ответ, по существу, снят социологом.
Приведем пример явного влияния формы вопроса на респондента. "Что по Вашему следовало бы сделать или предпринять, чтобы слухи, как искаженное отражение жизни города, возникали бы реже или отсутствовали бы вовсе?" (Напишите, пожалуйста, свое мнение)19.
Если программа данного исследования не предусматривала постановку вопроса именно в такой форме, то здесь очевидна явная направленность вопроса, т.е. негативное отношение исследователя к такому социальному явлению, как слухи. Тем самым программируется негативное отношение респондентов к слухам.
Как видно из приведенных примеров, социолог нередко подталкивает респондентов к определенным ответам, т.е. анкета оказывает воздействие на результат.
В принципе невозможно построить абсолютно нейтральную анкету, из которой было бы полностью исключено влияние исследователя. Оно всегда в большей или меньшей степени будет присутствовать. Главное избежать тенденциозного, часто неосознанного желания использовать методику построения анкеты таким образом, чтобы подтвердить свои предположения и гипотезы. Это опасное стремление. Вопросы, начинающиеся со слов: "Известно ли Вам...", "Удовлетворены ли Вы...", "Нравится ли Вам..." и т.д., фактически направляют респондента в сторону положительного ответа. Легче ответить утвердительно, чем признаться, что Вам неизвестно, не нравится и т.д. Респондент чаще склонен отвечать положительно, чем отрицательно20.
Есть несколько способов снизить влияние исследователя на ответы респондента:
1) формулировать нейтральные вопросы, безотносительно к той или иной позиции, будь то позиция социолога, или общепринятая, или официальная оценка события. "Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к телепередаче "В мире животных"?" Вопрос не несет в себе явного влияния социолога, его формулировка нейтральна к возможным вариантам ответа;
2) поставить вопрос в альтернативной форме. "Некоторые люди считают, что холодильник "..." очень хороший, другие говорят, что он не самый хороший, есть лучше. А как Вы думаете?" Исследователь предлагает респонденту различные точки зрения, тем самым показывая, что нет единого общепринятого мнения, как и мнения самого социолога. Он просит респондента высказать свою точку зрения;
3) не строить вопрос в положительной или отрицательной форме. В экспериментальном исследовании респондентам был задан один и тот же вопрос, но в трех различных формулировках: положительной, отрицательной и нейтральной.
Опрос дал такое распределение ответов.

Вам нравится работать на шахте?
Как Вы относитесь к своей работе на шахте?
Вам не нравится работать на шахте?
Мне нравится
работать на шахте
58,6
54,5
53,8
Мне нравится
работать на шахте,
но не очень
35,9
34,8
32,8
Нет, мне не нравится работать на шахте
3,0
6,3
10,5х
х В сумме по столбцу нет 100%, поскольку часть респондентов не ответила на вопрос.
Разница в распределении ответов небольшая (в среднем 5,1%), но весьма характерная. При положительной формулировке вопроса возрастает количество положительных ответов, сокращается количество отрицательных, соответственно изменяется количество ответов на вопросы с отрицательной формулировкой. И только при безотносительной формулировке вопроса получены ответы, близкие к усредненным между положительной и отрицательной формулировками. Таким образом безотносительная формулировка вопроса позволяет избежать влияния исследователя и получить более точные данные. Вопросы лучше формулировать нейтральные. "Скажите, пожалуйста, улучшилась ли за последние два года Ваша жизнь?", так обычно задается вопрос в анкетах. Его лучше сформулировать по другому: "Скажите, как изменилась Ваша жизнь за последние два года?"
К сожалению, социологи не всегда следят за тем, чтобы все вопросы анкеты были сформулированы нейтральными по отношению к оценке социологом, форме, а формулируют вопросы в такой тональности, которая больше привлекает самого исследователя. В результате получаются неверные или искаженные данные.
Есть еще способ избежать влияния отрицательного или положительного настроя в вопросе, особенно в тех случаях, когда трудно построить вопрос в нейтральной форме. Для этого имеет смысл не задавать вопрос в общей форме типа "Знаете ли Вы...", а разбить его на ряд отдельных подвопросов. Например, в исследовании "Клубный работник сегодня и завтра"21 респондентам задавался не один вопрос "Знаете ли Вы клубного работника?", а два:
"Не вспомните ли как его зовут?"
(напишите фамилию, имя, отчество)__________________
"Он давно работает в Вашем клубе?"__________________

Отвечая на эти два вопроса, респондент полностью выявляет свое знание клубного работника, поскольку социолог снял возможное влияние положительной формулировки вопроса "Знаете ли Вы...?";
4) для снятия влияния исследователя можно поставить вопрос в виде диалога, в котором один участник высказывает свое мнение, второй - иное, возможно даже противоположное. Диалог может быть представлен или в словесной форме, или в наглядной, в виде рисунков. Можно вообще не задавать вопрос, а предложить респонденту изложить свое мнение по поводу сюжета рисунка. Так, можно предложить респондентам две картинки. На одной из них нарисован мужчина с сигаретой, на другой - без сигареты. Респондент должен высказать свое мнение о каждом из рисунков. В зависимости от того, как респонденты будут оценивать эти портреты, можно сделать заключение об их отношении к курению22.
На респондента может оказать влияние и сама процедура опроса. Чистота ответов может зависеть от того, кто проводит опрос, т.е. от анкетера, от его умения найти форму общения с респондентом, от того как сложатся их личные отношения. Очень важно, доверяет ли опрашиваемый анкетеру, а также в каких условиях заполняется анкета, в какое время. Эти моменты необходимо учитывать при проведении социологического исследования. Они - существенный аспект социологического анкетирования.
Основная сложность во взаимоотношениях исследователя и респондента заключается в том, что социолог не всегда может достаточно точно знать, как проявилось его влияние на ответы опрашиваемых. Знание респондента всегда выступает как некоторое обобщенное знание, как выражение его жизненной позиции, которую он стремится в той или иной степени отстоять, иногда весьма активно и последовательно. Работая в системе логического рассуждения автора исследования, респондент тем не менее может пытаться навязать социологу и свою точку зрения, собственную логику рассуждения. Правда это может осуществиться в своеобразной форме. Возможно он избегает ответа, пропускает вопрос (здесь более или менее понятна его позиция) или отвечает, но его выбор ответа неадекватен ситуации поведения, что может быть предметом особого исследования. Не всегда можно с уверенностью объяснить, почему респондент выбрал эту альтернативу, а не другую, чтобы противодействовать влиянию социолога.
Может быть несколько вариантов.
1. Респондент соглашается с логикой рассуждения исследователя и в соответствии с ней, как со своей собственной, выбирает ответ в альтернативном наборе.
2. Респондент не согласен с мнением исследователя, но не желает утруждать себя лишней работой и пассивно идет в русле рассуждений социолога, выбирая альтернативу, более или менее соответствующую его мнению.
3. Респондент, выбирая из предложенного ряда альтернативу, выражает точку зрения не свою и не исследователя, а некоторую общепринятую. Идет своеобразная игра в поддавки. Респондент тоже знает, что такое хорошо и что такое плохо, и если он не хочет высказывать свое мнение, то выражает общее мнение. В этом случае исследователь получает информацию не о реальном протекании процесса или отношении респондента к изучаемому явлению, а информацию о том, знает ли последний общепринятую, официальную позицию. Мы спрашиваем, кк респондент относится к мелкому хищению на предприятии. В результате опроса оказывается, что большинство респондентов относятся к этому явлению отрицательно, порицают подобные факты поведения. Но значит ли это, что они в самом деле относятся отрицательно к этому, а не просто выражают официальную точку зрения? Скорее всего последнее, поскольку на практике, как известно, часть работников, от рабочих до служащих, относится к этому весьма терпимо. Если бы было иначе, то мелкого хищения, наверное, не было бы совсем.
4. Альтернатива выбрана чисто случайно, механически.
Влияние на респондента оказывает исследователь через язык, интонацию, стиль текста, специфические выражения. Можно сказать, что у исследователя больше возможностей оказать влияние на респондента, чем избежать его. И тем не менее необходимо по мере возможности строить анкету и вопросы таким образом, чтобы респондент оставался один на один со своим мнением. И в самом деле, ведь социолога интересует мнение опрашиваемых, а не его самого высказанное устами респондентов.

Говорите словами респондента
Для того, чтобы респондент понял исследователя, нужно говорить на его языке. Нередко это правило забывается. Социологу иногда кажется, что если он сам себя понимает, то и другие тоже должны его понять. Но люди говорят на разных "языках" и это надо учитывать. Иногда приходится потратить много сил и времени, чтобы найти общий язык с опрашиваемым. Каждому, наверное, приходилось с этим сталкиваться и в обыденной жизни. Бывает, споришь до хрипоты, пока поймешь, что говоришь с собеседником разными словами об одном и том же или одними и теми же словами о разных вещах, что мы просто не понимаем друг друга. Есть такое выражение: "Говорят, как глухие", т.е. не слушают друг друга и не понимают, что говорит собеседник.
Необходимость перевода анкеты на язык респондента диктуется следующими обстоятельства.
1. Особенностями профессиональной деятельности респондентов. При составлении анкеты необходимо учитывать род занятий опрашиваемых, который может быть в некоторых случаях настолько специфичным, что определяет особенности языкового выражения.
В рамках социологического исследования следует помнить об особенностях речи рабочих, сельских тружеников, инженерно-технической и творческой интеллигенции, бизнесменов, политиков и других профессиональных групп. Это необходимо учитывать при построении анкеты и формулировании вопросов. Анкеты для опроса сельских тружеников, рабочих или научной интеллигенции должны иметь различия в языковом стиле. Если не учитывать особенности языка респондентов, то может оказаться, что для рабочих анкета будет слишком сложной и непонятной, а для интеллигенции слишком простой и тоже непонятной.
2. Различные уровни культуры и образования. Они обусловливают различные степень эрудиции и абстрактного мышления, соответственно и специфику логики рассуждения. Одни и те же понятия имеют неодинаковую степень общности и разное смысловое содержание для различных людей. Восприятие того или иного понятия исследователем и респондентом может быть различным.
Уровень культуры и образования определяет и языковую свободу. Человек по-разному говорит в узком кругу своих товарищей и в широкой аудитории, перед незнакомыми людьми. Одни чувствуют себя скованно, другие высказываются пространно, не стесняясь. Наверное каждый чувствовал, выступая на каком-либо собрании, не всегда уютное ощущение, когда на тебя направлены десятки глаз и ждут, что ты скажешь. Анкета фактически является таким же публичным выступлением, где требуется определенное умение формулировать свои мысли, излагать их так, чтобы тебя поняли. Особенно это касается открытых вопросов. Анализ ответов респондентов на открытые вопросы хорошо показывает уровень и образования, и культуры, и умение излагать свои мысли. Иногда это получается настолько плохо, что долго ломаешь голову, что же респондент хотел сказать, что он предлагает или что критически оценивает. Возможно неумение выражать свои мысли является одной из причин, по которой довольно много респондентов предпочитают не отвечать на открытые вопросы или отвечать очень кратко (в двух-трех словах).
3. Различный образ жизни респондентов. При построении анкеты и формулировании вопросов необходимо четко представлять, к каким категориям людей она будет обращена. Это касается не только рода занятий, но и образа жизни, поскольку различный образ жизни во многом определяет языковой строй населения. Например, слово "дом" для сельских жителей и для горожан имеет различное смысловое содержание. Вопрос "Удовлетворены ли Вы своими жилищными условиями?" горожане будут воспринимать иначе, чем сельские труженики. И нередко только потому, что не учтены особенности смысловой нагрузки понятий для обследуемого контингента, социолог попадает впросак. Так, в проводимом в Московской области исследовании на вопрос об удовлетворенности своими жилищными условиями были получены ответы, из которых явствовало, что сельские жители намного больше довольны своими жилищными условиями, собственным домом, где чаще всего кухня, столовая, спальня помещаются в одной или двух комнатах, а бытовых удобств нет вообще, чем горожане, имеющие, как правило, благоустроенные квартиры со всеми коммунальными удобствами. Исследователи, являясь горожанами, удивлялись такому соотношению. Восприятие своих жилищных условий у горожан и сельских жителей весьма различно и сопоставлять их нужно, учитывая разницу в образе жизни.
4. Диалектные и национальные особенности. Если исследование проводится в многонациональном коллективе, то необходимо учитывать национальные особенности речи опрашиваемых. Хотя большинство нерусского населения России говорит на русском языке и считает его вторым родным языком, тем не менее особенности национального языка накладывают отпечаток на речевую структуру. Нередко это приводит к трансформации понятийного аппарата и словесных конструкций и иногда весьма кардинально. Это касается и диалектных различий. Территориальные различия в словоупотреблении бывают иногда настолько велики, что одно и то же явление обозначается различными словами, а одни и те же слова имеют различную смысловую нагрузку. Диалектные различия в разговорной речи, даже при непосредственном контакте с другими диалектными группами, сохраняются надолго.
При разработке анкеты обязательно следует познакомиться с языковыми особенностями опрашиваемых и постараться их учесть. Разумеется, это совсем не значит, что надо употреблять местные вульгаризмы или специфические диалектные выражения. Необходимо пользоваться только специфическим понятийным языком, т.е. формулировать вопросы на общем понятийном уровне, который был бы понятен, по крайней мере, больше части респондентов, независимо от национальной принадлежности или диалектных особенностей языка.
Чтобы Вас правильно поняли, необходимо соблюдать общие правила. Вот некоторые из них.
1. Старайтесь не употреблять иностранных слов, которые могут быть непонятны большинству респондентов. Мы иногда так привыкаем к некоторым иностранным словам, что они воспринимаются как русские и в обычной речи звучат вполне естественно. Наверно, поэтому в анкетах встречаются такие слова, как максимальный, мобильный, досуг, комбинация, адаптироваться, карьера, интенсивный и т.д. Однако эти слова опрашиваемым могут быть непонятны. Их вполне можно заменить соответствующим русским словом. Так, в различных анкетах нередко употребляется слово "категория": "Имеются различные категории работающих, которые...?" Лучше сказать не "категории", а "группы". Или другой пример: "Отметьте, пожалуйста, интенсивность Вашего включения в следующие виды досуга". "Интенсивность" можно заменить и сказать: "как часто Вы занимаетесь тем или иным видом досуга", да и вместо термина "досуг" лучше использовать понятие "свободное время". Возможно, при такой замене теряется некоторая доля точности в формулировке вопроса и несколько меняется его содержательное значение, но зато можно быть уверенным, что опрашиваемые поймут смысл вопроса.
2. Старайтесь не допускать вычурных выражений и сложных словосочетаний. Одна из анкет содержала вопрос: "В век научно-технической революции и социального прогресса наиболее актуальными являются демографические проблемы. Как Вы считаете, почему в последние десятилетия в нашей стране снижается уровень рождаемости?". Вопрос этот слишком общ и слишком сложен для ответа, к тому же здесь употребляются иностранные слова и сложные словосочетания, применяются слишком сложные понятия. К респонденту, к его знаниям предъявляются довольно большие требования. Но это бывает сравнительно редко. Чаще используются такие словосочетания, которые на первый взгляд кажутся простыми и понятными, но для части респондентов, особенно для тех, кто не имеет большого запаса знаний и не сталкивается ни в работе, ни в повседневной жизни со сложными словосочетаниями, они могут быть непонятны. В анкетах нередко употребляются такие словосочетания, как "производственная ситуация", "производительность труда", "конфликтная ситуация" и пр. Авторы таких анкет, как правило, уверены, что эти словосочетания не могут быть непонятны респондентам, поскольку они общеупотребительны. Необходимо проверить, насколько эти слова и словосочетания будут понятны большинству респондентов. Лучше избегать трудных слов и сложных словосочетаний, стараясь переводить их в простые, доходчивые и понятные широкому кругу людей слова, так как это показано в "Рабочей книге социолога"23:
Ознакомиться - сообщить, сказать
Содействовать - помочь
Полагать - думать
Приступать - начинать
Основной - главный, важный
Осуществляться - происходить, случаться
Приобретать - покупать
Достаточно - довольно
Завершать - кончать.
Перевод вопросов с языка исследователя на язык опрашиваемого - одно из непременных условий разработки анкеты. Во время пилотажного (пробного) исследования необходимо обязательно проверять анкету и каждый вопрос на доступность для различных категорий респондентов, выяснять, как интерпретируются понятия, выражения и т.д.
Сложность взаимоотношений исследователя и респондента в процессе анкетного опроса заключается в том, что в любом случае, желает того исследователь или нет, но через слова и словосочетания анкеты, манеру обращения и построенную систему предложений исследователь выражает свое отношение к опрашиваемым. Недоверие респондента к исследователю, отсутствие взаимного контакта, заинтересованности часто появляются тогда, когда социолог не осознает, что в анкете отражается он сам, его неумение настроиться на респондента как на личность, как на равного партнера, собеседника. Насколько это существенно, читатель увидит дальше.

Не забывайте о респонденте как о личности
При разработке анкеты иногда возникает парадоксальная ситуация: желая получить надежные результаты в ходе социологического опроса, социолог думает только о вопросах и начисто забывает о респонденте. Почему-то считается, что респондент обязан отвечать на все вопросы и что он все равно ответит, что бы ему ни предложили в качестве вопроса. В этом выражается непонимание роли респондента в исследовании и даже проявляется элементарное неуважение к нему, недооценка сущности взаимоотношений между социологом и респондентом.
Когда я каждое утро и каждый вечер прохожу мимо контролера в метро и предъявляю ему проездной билет, я не вижу его как человека, обладающего всем многообразием и богатством личностных характеристик. В данный момент он выступает только как исполнитель определенной функции, впрочем, и он воспринимает меня только в качестве пассажира, имеющего или не имеющего проездной билет, которого следует пропустить или не пропустить в метро. Это естественно. При всем многообразии связей между людьми функциональные и признаковые связи самые экономные, но, согласитесь, не самые приятные.
Когда Вы входите в магазин и продавец встречает вас с улыбкой и Вы отвечаете ему тем же - это уже совсем другие отношения, нежели просто функциональные. Здесь возникает определенная реакция и желание снова посетить этот магазин. По существу и Вам, и продавцу, с которым Вы вступаете в чисто функциональные отношения, вовсе не безразлично, как они складываются. Даже в тот короткий миг, когда совершился мимолетный контакт, между людьми устанавливается гамма отношений, каждый раз различных, иногда, к сожалению, таких, которые могут испортить настроение на весь день, или, наоборот, сделать его прекрасным.
Так и в анкетном опросе. Респондент для социолога по существу выступает только носителем определенной информации и обладателем определенного признака. Между ними устанавливаются определенные функциональные отношения: социологу, естественно, нужны ответы респондента. Но респонденту далеко не всегда нужны вопросы социолога, и он вправе не отвечать на его вопросы или отвечать так формально, что ответы окажутся ненужными. Отвечать на вопросы социолога никто не обязан, никто не вправе заставить респондента сделать то, чего он не хочет - заполнить анкету. Поэтому прямая обязанность социолога постараться, чтобы респондент захотел отвечать на его вопросы. Для этого надо подходить к респонденту как к личности. Если мы хотим получить от него необходимую информацию, надо добиться того, чтобы он захотел поделиться ею, захотел работать с социологом, оказался заинтересованным в поддержании общения с ним. Главным в достижении этой цели является подход к опрашиваемым с учетом всего многообразия их личностных характеристик.
Если мы заинтересованы в человеке, то не позволяем себе относиться к нему только как к носителю определенного качества. Тот кто руководствуется в своих отношениях чисто функциональными целями, проигрывает в их достижении, независимо от того, имеет ли он дело с начальником, женой, другом или продавцом магазина. Как правило, отношения в случаях, когда мы очень заинтересованы, строятся как личностные, с учетом всего богатства качеств и характеристик человека. Оттого что респонденту часто отказывают в этом, исследователь много проигрывает.
Социолог, подходя к респонденту безлично, строя свои отношения с ним только как функциональные, без учета его (респондента) индивидуальных качеств, вызывает часто неосознанную негативную ответную реакцию и у респондента пропадает желание сотрудничать с исследователем. Даже при заочном опросе респондент тонко улавливает отношение к себе по тону анкеты, по форме построения вопросов, по использованию тех или иных слов, словосочетаний.
Если читатель когда-либо получал письма из официальных организаций, то помнит, наверное, как они написаны: сухо, казенно, когда корреспондент воспринимается только адресатом, которому надо ответить или о чем-то его информировать. Он помнит, конечно, какое у него было настроение после прочтения такого письма. Чаще всего оно не вызывает желания отвечать. Так же бывает и с анкетой. Вместо человеческих слов, окрашенных чувствами, эмоциями, респондент встречает сухие казенные предложения, штампованные обороты. Если нет хорошего, уважительного, тактичного отношения к респонденту, нет и ответного желания понять вопрос, ответить на него.
Конечно, при решении той или иной задачи социолог с необходимостью абстрагируется от конкретной личности, ориентируясь на общее мнение некоторой совокупности людей. Кроме того, при получении определенной информации исследователя интересует не вся совокупность личностных характеристик респондента, а какой-то аспект этой совокупности, отдельный признак, скажем, отношения в коллективе, удовлетворенность трудом, ориентация на увольнение.
Но, абстрагируясь от личности по содержанию решаемой задачи, социолог не имеет права абстрагироваться от личности респондента при выборе формы ведения диалога. Необходимо помнить, что отношения между социологом и респондентом, будучи по существу строго функциональными, по форме должны носить личностный характер, поскольку, в конечном счете, только личностные отношения определяют функциональные. Ведь ответ на вопрос должен дать не автомат, а человек во всем своем многообразии и богатстве качеств, эмоциональный и чувствительный к каждому слову и тональности выражений. Поэтому при построении анкеты и формулировании вопросов всегда следует помнить о респонденте, добиваться того, чтобы анкета была человечной, мягкой, если хотите, уютной, чтобы каждый респондент чувствовал, что интересуются лично его мнением, обращаются именно к нему, а не к абстрактной единице опроса. Только при соблюдении этого условия можно успешно решать исследовательские задачи.

Анкета должна быть корректной
Это требование не только хорошего тона. Вежливо составленная анкета, без сомнения, хотя это пока и не исследовано, способствует достижению надежных результатов и повышению качества опроса. Почему без сомнения? А вот почему. Приятно ли разговаривать с грубым, невоспитанным человеком? Думаю, что это мало кому доставит удовольствие. Так же неприятно отвечать и на невежливую анкету. Заботясь только о вопросах, как уже говорилось, социолог иногда строит анкету не только сухо, казенно, но даже эгоистично. После прочтения такой анкеты складывается впечатление, что социологу не было никакого дела до респондента, т.е. ему было безразлично, как тот воспримет анкету. Ему нужны только ответы, и он их просто требует: "Ваша профессия?", "Ваш пол?", "Сколько раз в месяц нарушали правила дорожного движения?", "Сколько у Вас штрафных баллов?", "Вы думаете увольняться?" и пр.
Однако социологическая анкета - это не листок по учету кадров. Она предполагает целую систему отношений между исследователем и респондентом. Анкета - лицо социолога, характеризующее его манеры, поведение и, если хотите, уровень воспитания и культуры общения. Социолог должен подумать о том, какое впечатление он производит, поскольку от того, как респондент отнесется к социологу, зависит его отношение ко всему исследованию в целом, отвечать на вопросы он будет с желанием помочь, принять участие в работе или же без всякого желания, лишь бы отделаться.
В принципе создать вежливую по форме анкету не особенно трудно. Для этого необходимо соблюсти главное условие: искренне уважать респондента. Это уважение проявляется даже в манере задавать вопросы, в использовании тех или иных слов и предложений. Имеются и некоторые формальные приемы вежливого обращения, например, не бояться лишний раз повторить слово "пожалуйста". "Скажите, пожалуйста, где Вы встречаетесь со своими друзьями после работы чаще всего?" или "Отметьте, пожалуйста, на шкале уровень дружеских отношений в Вашей студенческой группе". Вежливое обращение может выражаться в стиле вопроса, его формулировке, форме обращения к респонденту. "Как, по Вашему мнению, можно оценить отношения руководителя к подчиненным в отделе, где Вы работаете?" Вариации вежливого обращения могут быть самыми разнообразными: "Как Вы считаете...?", "Не можете ли Вы ответить на такой вопрос...?", "Считаете ли Вы возможным...?", "Какие возможности имеются, на Ваш взгляд...?", "Попытайтесь, пожалуйста, вспомнить...?", "Постарайтесь представить себе..." и т.д.
Нельзя и злоупотреблять одной какой-либо формой вежливого обращения. Если постоянно из вопроса в вопрос использовать например, слово "пожалуйста", то это в конце концов надоест респонденту и может даже вызвать раздражение назойливостью. Поэтому надо быть изобретательным, применять различные формы предупредительного обращения к опрашиваемым, но, конечно, ни в чем нельзя переходить меру.
"Ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость". Пускай исследователь постоянно помнить это золотое правило, когда будет готовить анкету.

Анкета - это диалог двух заинтересованных людей
Быть только вежливым мало. Необходимо добиться того, чтобы заочный опрос представлял собой беседу, диалог двух равных партнеров социолога и респондента.
Сначала хотелось бы подчеркнуть, что анкетный опрос это отнюдь не игра в одни ворота, когда один только задает вопросы, даже самые вежливые, а другой всего лишь отвечает. Волей или неволей респондент оказывается в таком случае как бы в положении пассивного ответчика. Это, разумеется, не самая лучшая форма общения.
Представьте себе, что в повседневном разговоре Вам будут только задавать вопросы, а Вы только отвечать. Это не всегда приятно. Но дело не только в том, что нам приятно и что не приятно. Значение диалога в анкете намного шире. Респондент - соучастник исследования, его соавтор. В психологических исследованиях именно эта проблема при разработке методик является ключевой. Ю.Л. Ханин (Институт психологии АН РАН) пишет, что необходимо "превратить респондентов из "объектов" исследования в активных помощников и экспертов, которые вместе с психологом анализируют, обобщают и систематизируют сложившуюся проблемную ситуацию, выявляют наиболее эффективные пути оптимизации внутриколлективных отношений и взаимовлияний. Понятно, что такая позиция по отношению к респондентам как активным участникам исследования, а не источникам информации, работникам, которые кровно заинтересованы в помощи психологов, по новому ставит вопрос и о процедурах проведения опросов, информировании о целях исследования, полученных результатах и итоговых выводов и рекомендаций"24.
В равной степени это относится и к социологическим анкетам. Необходимо не только уважать респондента, но и быть искренне заинтересованным в нем, подходить к нему как к человеку, помощь которого нам необходима, который в некоторых вещах разбирается лучше исследователей (например, в том случае, когда он выступает в качестве эксперта). Только совместными усилиями можно решить многие проблемы. Анкета должна быть построена таким образом, чтобы это была беседа двух заинтересованных людей, партнеров, соавторов исследования.
Дело в том, что социолог, опрашивая людей, не берет знания как из кладовки, а добывает их, нередко с большими трудностями. В процессе получения нового знания, респондент оказывается далеко не пассивным лицом. И дело здесь не только в том, что если респондент не заинтересован и не хочет отвечать на вопросы или отвечает недобросовестно, а еще и в том, что только в процессе обоюдного анализа той или иной проблемы (исследователь со своей стороны, респондент - со своей) можно докопаться до истины. От респондента, конечно, не надо ожидать знания истины в последней инстанции. Это задача социолога. От респондента требуется только тщательное обдумывание, напряженный поиск ответа на заданный вопрос. Но все это можно получить только в том случае, если респондент активно включается в осмысление поставленных перед ним задач.
Встаньте на место респондента, вспомните те ситуации, когда к Вам обращались за помощью в решении каких-либо проблем, и Вы увидите, что в зависимости от того, как к Вам обращались, они и решались. Практика руководства прямо подсказывает, что в зависимости от того, в какое положение по отношению к себе Вы ставите другого, скажем, в ситуации "руководитель - подчиненный", соответствующим образом и решается та или иная задача. Не считайте, что респондент обязан отвечать на Ваши вопросы, что он ничего не понимает и что Вы можете его перехитрить.
Исследователю при решении определенной задачи может потребоваться выяснение непосредственной реакции респондента на вопрос анкеты. Для этого необходим особый метод исследования. Так, в одной из анкет социолог предварял вопрос такой фразой: "Отвечайте быстро, не думая". Не будем останавливаться на стилистической некорректности данной фразы. Человек всегда думает, как бы быстро он не отвечал. Но смысл этого требования заключается в том, чтобы респондент отвечал спонтанно, брал первый же возникший в уме ответ, отвечал быстро, долго не размышляя, ни с кем не советовался. Спонтанные ответы показывают непосредственное отражение в сознании человека некоторых явлений или выражают мнение, являющееся для респондента важным, существенным, определенным без всякого сомнения.
Такой подход к снятию информации имеет смысл при решении ряда специфических задач. Но вот когда вопрос касается того, какой холодильник хотел бы купить опрашиваемый, нас интересует не спонтанная установка на выбор той или иной марки холодильника, обусловленная, скажем, общим мнением, а реальное поведение при покупке холодильника. Здесь требуется уже аналитическая работа респондента.
При спонтанной реакции респондент может ответить, что он предпочитает холодильник зарубежного производства, но в действительности он может купить и отечественный холодильник. В своем ответе он может просто высказать общую положительную оценку данной марки холодильника, а при покупке холодильника его выбор может определяться целым рядом факторов, обусловливающих то или иное решение, например, стоимостью, объемом, габаритами, внешним видом. Выбор зависит и от конкретной ситуации. Допустим, вам требуется холодильник на дачу, т.е. он будет использоваться три месяца в году. Тогда покупать большой холодильник не имеет смысла, даже при самых лучших его характеристиках.
Если мы хотим получить цельную картину поведения респондента, а не случайную реакцию на вопрос, необходимо (это важное средство получения интересующей нас информации) детально оговорить в анкете все ситуации, при которых респондент стал бы или не стал покупать тот или иной холодильник. Их надо обсудить, обдумать. В этом и проявляется активная позиция респондента. "Давайте обсудим, - говорится в анкете, - какой холодильник Вы хотели бы купить?". Мы приглашаем респондента к обсуждению, и в его процессе, ходе обдумывания ответов на вопросы, описывающие различные ситуации при покупке холодильника, они звучат уже не как требование ответа, а как желание узнать мнение опрашиваемого, понять его истинное устремление и установки. В этом случае человек, которому мы задаем вопросы, выступает в роли активного лица, в мнении которого мы очень заинтересованы.
При разработке вопросов следует помнить и учитывать, что респонденты довольно часто отвечают спонтанно, не обращая внимания на тип вопроса и на то, что социолог просит не спешить с ответом, а внимательно прочитать все предложенные альтернативы. Ими движет при этом желание побыстрее ответить и отделаться от анкеты. Оно возникает в том случае, если опрашиваемые оказались не заинтересованными в результатах опроса, т.е. социолог не смог привлечь респондентов к совместной работе в качестве активных партнеров, и беседа не удалась. А это показатель того, что анкета построена неправильно, вопросы не продуманы, доверительные отношения между социологом и опрашиваемым не установились. Правильные взаимоотношения, повторяем, необходимо строить на взаимном доверии. Респондент отвечает формально, говорит не то, что хочет или может сказать в других условиях тогда, когда он не верит в нужность Вашей анкеты, в результативность Вашего исследования.

"А почему Вы считаете, что люди отвечают
Вам искренне?"
Несмотря на то, что социология сегодня приобрела не скажу большой, но явный авторитет в обществе, что за ней признали право голоса при анализе больших групп и слоев населения, что данные социологических исследований нередко являются единственным основанием для принятия решений и проведения широких мероприятий социального плана, тем не менее некоторая настороженность к конкретным социологическим исследованиям, к достоверности их данных все-таки сохраняется. Зачастую она выражается в сомнении, что опрашиваемые отвечают искренне на вопросы анкеты. Иногда, когда отчитываешься перед заказчиком, знакомишь его с результатами опроса и вдруг слышишь: "А почему Вы считаете, что люди отвечают Вам искренне?" И в самом деле, откуда у социологов возникает уверенность в том, что респондент отвечает искренне?
Прежде всего необходимо сказать, что прямой и жесткой связи между искренностью ответов респондентов и достоверностью получаемых в ходе исследования результатов нет. Некоторые люди, далекие от социологии, напрямую связывают достоверность результатов исследования с искренностью ответов респондентов. Безусловно, достоверность данных социологического исследования во многом зависит от искренности ответов респондентов. Но в целой картине исследования фактор "искренности-неискренности ответов" является не самым существенным в получении достоверных результатов. Как это не парадоксально звучит даже при неискренних ответах респондентов можно получить достоверную информацию. Почему? Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо разобраться, что понимать под неискренним и искренним ответами.
Ложный, или сказать мягче неискренний, ответ, т.е. случай, когда респондент сознательно отказывается от варианта ответа, более всего соответствующего, по его мнению (необходимо подчеркнуть, что именно по его мнению), некоторому объективному процессу, и выбирает другой ответ, который не соответствует объективной реальности (опять же по его мнению), есть по сути дела сознательное отрицание им того ответа, который по его мнению является правильным. Если понимать искренность ответов респондентов как адекватное соответствие ответа данному объективному процессу, явлению, то в некоторых случаях и сам респондент не сможет ответить однозначно, соответствует или не соответствует его мнение изучаемому явлению. В лучшем случае он может заявить, что таково его мнение, и только. Требовать от него большего нельзя. Дело социолога определить, насколько мнение респондента или группы респондентов соответствует объективной реальности. Таким образом, понятия истинности и ложности ответов теряют содержательное значение. Мнение респондента не может быть искренним и неискренним, не может быть истинным или ложным, оно может только или соответствовать, или не соответствовать некоторому объективному процессу или соответствовать ему частично. Если даже респондент заведомо выбирает тот ответ, который, по его мнению, не соответствует истинному ответу, то и в этом случае он попадает во время анализа в группу людей, мнение которых не соответствует некоторому процессу, явлению, что устанавливает исследователь своими собственными методами анализа.
Даже если большинство или все респонденты предпочтут не высказывать своего искреннего мнения, скажем, по вопросам интимного характера, а выберут какой-то другой ответ, отражающий некоторые общие установки, или ответ престижного характера, то и в этом случае "неискренние" ответы респондентов будут являться выражением некоторых общих их установок по оценке данного явления.
Социолог задает вопрос о том, были ли у респондентов добрачные половые отношения. Сразу можно предположить, что большая часть опрашиваемых предпочтет уклониться от искреннего ответа и выберет тот, который соответствует некоторому общепринятому мнению. Ответы респондентов в этом случае можно расценивать как неискренние, поскольку возможно какая-то часть ответов не соответствует действительности. Но можно рассматривать их и как истинные, т.е. с позиции анализа установок респондентов на это явление, тогда мы получим совсем другую информацию, полностью соответствующую реальности, которую отразили ответы респондентов.
Мы спрашиваем у женщин об их возрасте и выясняем в результате анкетного опроса, что женщины всегда оказываются несколько моложе, чем на самом деле. Это значит, что в своих ответах женщины (или часть из них) несколько "омолодили" себя. Можно ли назвать их ответы искренними? Конечно, нет, если мы хотим получить информацию о среднем возрасте опрашиваемых женщин. Но в то же время их ответы можно считать вполне искренними с позиции их установок, мнения о себе по такому важному вопросу, как возраст. Ответы эти полностью отражают конкретную объективную реальность - мнение и установки респондентов. Не случайно на вопрос "Сколько Вам дают лет?" подавляющее большинство женщин, если не все, отвечают, что им дают меньше лет, чем есть на самом деле. Разница в ответах на этот вопрос заключается только в том, что одни говорят намного меньше, другие немного меньше, чем на самом деле, но суть остается при этом та же самая.
Ложный ответ - это тоже ответ, в котором отражаются определенные отношения, установки, мнение респондента. Неискренние ответы могут быть разными, но они всегда ограничены уровнем понимания и оценки данного события, а значит и вариантами ложного ответа, которых, как правило, не особенно много. Поэтому достоверность результатов исследования зависит в первую очередь не от феномена искренности или неискренности ответов респондентов, а от четкого понимания социологом, какое явление отражают полученные ответы, какие объективные процессы стоят за теми или иными мнениями опрашиваемых. Это касается не только так называемых неискренних ответов, но и всех без исключения ответов респондентов, даже тех, которые, казалось бы, не вызывают сомнения в искренности.
Пожалуй, можно сказать, что неискренних ответов не бывает, есть только высказанное респондентом мнение. В задачу исследователя входит определить те объективные процессы, которые в нем отражаются. Эта задача и оказывается достаточно сложной. Хуже всего то, что она далеко не всегда бывает осознана самими исследователем. Отношение к ответам респондентов как к обязательно адекватно отражающим объективную реальность (за исключением неискренних) часто приводит к неверной интерпретации полученных результатов, к неверным выводам и соответственно - неверным рекомендациям. Несоответствие полученных выводов изучаемой объективной действительности, которое обнаруживается благодаря повторным исследованиям или другим методам изучения, а то и просто в соответствии со здравым смыслом, приводит исследователей к мысли о возможной неискренности респондентов. На самом деле здесь, возможно, отражается неадекватное понимание респондентами реальных проблем при ответе на вопросы анкеты.
Но даже если жестко связывать достоверность результатов с искренностью ответов респондентов, то стоит подумать, часто ли встречаются такая неискренность, часто ли респонденты выбирают неверный ответ и обводят кружочком кодовое число той альтернативы, которая, с их точки зрения, не отвечает объективной реальности. Стоит подумать и о различных причинах таких ответов. Может быть опрашиваемый стесняется ответить искренне, боится открыто выразить свое мнение, скажем, высказать отношение к своему непосредственному руководителю, или, не будучи уверенным в правильности своего взгляда на предлагаемую анализу явление, дает случайный ответ.
Практика социологических исследований и методический анализ ответов респондентов показывают, что опрашиваемые, как правило, стараются отвечать искренне, т.е. выбирают те ответы, которые соответствуют их мнению. Безусловно имеются случаи, когда респондент уходит от искреннего ответа и выбирает другой, ложный, с его точки зрения, ответ, не отражающий объективную реальность. Но это бывает сравнительно редко. Почему? Потому что в этом случае опрашиваемому приходится проделывать довольно сложную умственную работу.
Дело в том, что для респондента анкета представляет собой хаотический набор вопросов (об этом мы еще будем говорить), где каждый из них существует как бы сам по себе, самостоятельно, вне связи с другими. Если только респондент абсолютно не вдумывается в вопросы анкеты и не отмечает механически первый попавшийся код (такое случается у отдельных респондентов, если их замучить вопросами), то для того, чтобы выбрать нужный ответ, он должен ввести вопрос в систему своих рассуждений и отыскать в ней ответ в соответствии с контекстом определенных событий. Это необходимый процесс, поскольку любое событие и явление объективной реальности существуют в сознании человека не сами по себе, а в некоторой взаимосвязи с другими событиями, явлениями и обязательно в какой-то единой системе. В этой системе сущностное значение каждого явления определяется в контексте прошлых явлений и событий. Чтобы выявить значение нового, предлагаемого, явления, в данном случае анкетного вопроса, респондент должен сначала ввести его в контекст своих рассуждений, в цепочку прошлых событий и явлений. Далее, он должен найти ответ, нужный, или истинный, в том смысле, чтобы он отвечал определенной логике развития событий, или, говоря иными словами, концептуальной логике.
Например, мы спрашиваем у респондента, что мешает ему хорошо работать. Прежде чем ответить на заданный вопрос, выбрать ответ из предложенного ряда альтернатив, он должен мысленно построить систему рассуждений и определить, что такое плохо и что такое хорошо работать, выяснить, что мешает и что способствует хорошей работе, рассматривая это комплексно, с учетом всех факторов в их ранговой последовательности, представив себе описанное в некоторых временных и пространственных рамках и т.д. И только после этого он должен вывести правильный, т.е. соответствующий логике его рассуждений, ответ. (Здесь опять необходимо подчеркнуть, что логика рассуждений опрашиваемого может быть и неправильной, т.е. не соответствующей тому объективному процессу, который мешает или способствует его хорошей работе). Это трудно сделать, отвечая даже на простые вопросы, выясняющие установки. Вот почему отвечать на вопросы анкеты всегда трудно.
Работа с анкетой вызывает усталость, поскольку требует умственного напряжения, особенно у неподготовленных людей. Нередко именно из-за этого некоторые опрашиваемые (хотя и не всегда осознают в полной мере) отказываются от заполнения вопросника или от ответа на отдельные вопросы. Как показывает методический анализ анкет, чем сложнее методика, чем она многословнее и чем труднее вопросы по содержанию и по форме, тем выше процент отказа от ответов (иногда до 70%).
Теперь представим себе, что респондент решил сознательно ответить неискренне. В этом случае ему придется проделать двойную работу: сначала построить систему рассуждений, чтобы найти правильный ответ (иначе как можно определить неправильный), затем снова построить соответствующую систему рассуждений, чтобы найти строго определенный неправильный ответ. Ведь неправильный ответ - это не первый попавшийся ответ, он, как уже говорилось, является результатом рассуждений и логических построений, но уже другой системы, предназначенной для определения неправильного ответа. Неправильный ответ так же отражает некую объективную реальность в преломлении человеческого сознания, что и выражается в содержательной сущности неправильного ответа.
Так, при анализе и выявлении причин, мешающих хорошо работать, респондент пришел к объективному выводу, что одним из основных факторов является его личная неорганизованность, недисциплинированность, неумение. Но ему, понятно, не хочется в этом признаться, и он ищет другие причины, прежде всего в объективных условиях, причем таких, которые казались бы правдоподобными, и обнаруживает их, например в плохой организации труда, низкой зарплате и пр. Это значит, что во втором своем рассуждении он должен был построить соответствующую систему, чтобы найти правдоподобный ответ именно в объективной сфере. То, что нередко бывает именно так, показывает методический анализ открытых вопросов. Среди критических замечаний тысячи с лишним предложений по улучшению работы предприятий практически не встретилось ни одного, которое говорило бы о том, что сам респондент плохо работает, что это положение следует исправить. Это явление может быть объяснено и другими причинами, которые сейчас мы не будем анализировать.
В то же время на закрытый вопрос, предложенный студентам МГУ, о том, что мешает хорошей учебе, более трети ответили: "личная неорганизованность", "неумение учиться", что соответствует действительности, как показал дальнейший анализ. Сказанное показывает, что вполне можно доверять (в определенных пределах, конечно) ответам респондентов.
Еще раз повторим: делать такой двойной анализ довольно трудно, тем более, что неискренний ответ искать намного сложнее, чем искренний, полностью отвечающий логике не только рассуждений, но и событий, т.е. объективной реальности. Искренний, правильный ответ может быть только один, тогда как ложных - несколько (хотя, разумеется, и не бесконечно много). При этом трудно решить, какой из них предпочтительнее. Грубо говоря, если человек хочет солгать, то он должен помнить, что он говорил (или думал), хорошо знать истинный ответ, чтобы знать неистинный. Как гласит английская пословица: "Тому, кто лжет, нужна хорошая память".
Проблема искренности и неискренности респондентов не самая сложная в социологическом исследовании. В связи с проблемой достоверности результатов правильнее говорить не о неискренности респондентов, а о качестве проведения всего исследования, прежде всего о правильном и грамотном построении вопросов и анкеты в целом. Чаще всего респонденты стремятся отвечать искренне, но из-за ошибок исследователей они оказываются в таких условиях, что вынуждены отвечать неправильно: не понят вопрос, неправильно подобраны альтернативы, анкета утомительна, многословна и пр. Можно утверждать, что в 99 случаях из 100 в недостоверности результатов исследования виноват сам исследователь. Если результаты социологического исследования оказались неверными, не надо торопиться обвинять в этом опрашиваемых, следует искать собственные недоработки. В цепи "респондент - исследователь" слабым звеном чаще оказывается последний.

Обратная связь
Не только социологу с респондентом, но и последнему необходима связь с исследователем.
В разговорной речи обратная связь обычно осуществляется посредством визуального наблюдения за собеседником и постоянным анализом речевого потока. Как пишет А.А. Бадалаев, обратная связь есть "необходимое условие взаимодействия людей, отвечающего сформированным у человека представлениям о нормальном течении этого процесса и о достижении в ходе его желаемых целей"25.
Вступая в контакт, человек внимательно наблюдает реакцию собеседника, постоянно регулирует свои действия в соответствии с поставленными целями. Обратная связь не только необходима, она всегда присутствует и является неотъемлемым элементом любого активного диалога. Отсутствие обратной связи ведет к постепенному затуханию общения. Так, в исследованиях Г. Мейла при прерывании обратной связи появляются ряд новых и специфических явлений в поведении человека.
1. Утрачивается нормальная интонация, появляются необычные для голоса говорящего особенности (дрожание, прерывистость, неуверенность и др.).
2. Речь убыстряется.
3. Появляется "агрессивность и виноватый" смех.
4. Спонтанное проявление глубоких личностных особенностей.
5. Изменяется манера поведения.
Читатель может увидеть, что произойдет, если вдруг вы перестанете каким-либо образом реагировать на речь собеседника. Через несколько минут своей речи собеседник остановится и в обязательном порядке задаст вопрос в той или иной форме, а правильно ли его понимают, почему нет реакции на его слова и пр. И обычно это выражается в негативной, даже агрессивной интонации.
В равной степени потребность в обратной связи касается и анкетного проса, особенность которого заключается в том, что респондент всегда находится в положении человека без обратной связи и тем самым лишен возможности по реакции исследователя контролировать свое поведение, в данном случае ответы. В результате у респондента в ходе работы над анкетой появляется неуверенность в себе, в правильности поиска и в нахождении ответа. Он начинает проявлять большую осторожность в ответах, у него чаще возникают неопределенные ситуации, острое желание спросить, проверить, проконтролировать себя, правильность своей работы, т.е. появляется острая потребность в обратной связи.
Насколько сильно это желание показывает практика социологического исследования и эксперименты. Так, например, большинство респондентов обращаются к анкетерам с вопросами при заполнении анкеты. Анализ показывает, что в этих вопросах, как правило, выражается потребность респондентов в контроле со стороны анкетера за своими действиями и правильно ли он делает. Правильно ли отмечает в анкете выбранные ответы. Так ли обводит кружком выбранный ответ, правильно ли отвечает на тот или иной вопрос.
Особенно это видно во время коллективного заполнения анкет, т.е. когда в одной комнате собраны несколько респондентов и каждый заполняет свою анкету. Как бы анкетер ни предупреждал их не советоваться, они всегда это делают, обращаются друг к другу с вопросами, за помощью по сути дела опять же только за тем, чтобы утвердиться в правильности своих действий, т.е. удовлетворяют потребность в обратной связи.
Такая же картина наблюдается и при эксперименте. В ряде исследований был задан вопрос: "При заполнении анкеты Вы к кому-нибудь обращались с вопросами по поводу правильности ответа на отдельные вопросы и пр.?"
Были получены следующие ответы:
К анкетеру...................................................... 90%
К товарищу по работе.................................... 72%
К тому, кто также заполнял анкету.............. 56%
К бригадиру, начальнику................................... 6%
К родственникам, знакомым пр.
(для тех, кто брал анкету домой).................. 100%

Разницы в качестве заполнения анкеты и их содержании между теми, кто советовался, и теми, кто не советовался ни с кем, практически не было.
Исследователь при инструктаже анкетеров призывает их не вмешиваться в работу респондентов, не подсказывать им, как надо отвечать на тот или иной вопрос (кроме технической стороны дела), предлагает оставить респондента один на один с анкетой и тем самым исключить влияние анкетера и сохранить девственную чистоту процесса заполнения анкеты. Однако, учитывая вышеизложенное, такой подход, по всей видимоссти, не совсем правильный. При всем том, что анкетер безусловно не должен оказывать влияния на содержание ответа респондентов, нельзя строго изолировать их друг от друга. При инструктаже необходимо подчеркивать необходимость сохранения и поддержания обратной связи с респондентами, чтобы вселять в них уверенность в правильности их действий.
В тексте анкеты можно различными способами устанавливать обратную связь респондентов с исследователем. Например с помощь вводных слов: "Как хорошо Вы знаете..." или "Как Вам наверно известно...", или "Вы прекрасно понимаете...", или "Вы это хорошо знаете, умете, делаете" и пр.

Логика построения и психология
восприятия анкеты
"Любите ли Вы чинить дверные ручки?"
По некоторым прямым и косвенным высказываниям человека можно сделать заключение о его
привычках, характере, склонностях, ценностных ориентациях. Именно таким образом, как Вы замечали, мы строим представление о человеке, никогда не спрашивая его напрямую, ленив он или нет, интеллигентен, образован, склонен ли приврать или кристально честен. Врач спрашивает: "Курите ли Вы?" - "О да, конечно", сразу же отвечает пациент, и уже по интонации врач понимает, что имеет дело с заядлым курильщиком, курящим давно и с удовольствием.
"Могли бы Вы после некоторых предварительных объяснений управлять вертолетом?", "Превысили ли бы Вы установленную скорость, чтобы быстрее оказать помощь тяжелобольному человеку?", "Преградили бы Вы путь убегающему опасному взломщику?", "Могли бы Вы под руководством извне залезть на высокую фабричную трубу?" - по этим и другим тестовым вопросам можно сделать некоторое общее заключение о том, насколько опрашиваемый склонен к риску26.
На серии или, как иногда говорят, батарее вопросов, суждений, задач по построению фигур из кубиков, описаний картинок можно с определенной долей вероятности выявить, определить, измерить некоторые индивидуальные различия, устойчивые психологические качества. Например замкнутость или общительность, агрессивность или сдержанность. Респонденту предлагается рисунок, где изображено, как в вагоне поезда на голову пассажира с верхней полки падает чемодан. Просят ответить, как бы он отреагировал в этом случае, что сказал бы владелец чемодана и, в зависимости от ответа делают вывод об уровне его агрессивности (тест Розенцвейга). Даже самые глубокие мотивы отражаются, по мнению психологов, в поведении (суждении) человека. Надо только уметь расшифровать эти сигналы, идущие из космоса сознания.
Расшифровывая сигналы, определяют мотивы поведения, отношение человека к тем или иным событиям, его установки или личностные характеристики. "Гуляете ли Вы иногда в дождливую погоду?" (вопрос по изучению уровня замкнутости), "Любите ли рассказывать анекдоты и забавные истории?" (вопрос на общительность), "Вы когда-нибудь опаздывали на свидание или на работу?" (любит ли человек себя приукрашивать) (вопросы из теста Айзенка). "Любите ли Вы чинить дверные ручки?" (вопрос, взятый из теста по изучению чувства юмора).
Психологические тесты привлекли внимание социологов прежде все тем, что они направлены на исследование личностных характеристик, необходимых в изучении различных социальных отношений. Социологи вслед за социальными психологами при изучении социальных процессов в пограничных между социологией и психологией областях, начали вводить в социологическую анкету элементы психологических тестов, иногда настолько активно, что социологическая анкета стала сильно напоминать психологическую. Многие вопросы стали вклиниваться в изучение психологических характеристик человека, т.е. в область несоциологическую.
Обращение социологов к психологическим методам изучения характеристик личности не было случайным. Хотя объектом социологического изучения являются наиболее общие (различные уровни общности) законы социального функционирования группы, однако, многие эмпирические данные можно получить только через индивида, анализируя и оценивая его поступки, мнения, черты характера, ценностные ориентации. "В отличие от психологии социологию интересуют массовые и притом безличные процессы, - писал В.А. Ядов. - И все же социолог не может игнорировать самую сердцевину общественной жизни - субъектов деятельности. В социологическом исследовании субъектом может быть лишь социальная группа, некоторая социальная общность, никак не индивид. Но очень часто сведения о социальной общности приходится получать путем анализа данных об индивидах, ее составляющих. Суммарные сведения об индивидах - их социальные ориентации, мнения, стереотипы мышления - оказываются хорошей характеристикой социального целого. Видимо, по всем этим причинам социологи довольно активно прибегают к сугубо психологическим процедурам, связанным с измерением личностных или групповых свойств"27.
Социологи взяли на вооружение психологические тесты. Правда, как уже говорилось, не столько сами психологические тесты, сколько их элементы, и этим значительно обеднили по глубине и достоверности психологическую информацию. Если психологические тесты конструируются как серия вопросов (суждений) по выявлению, как правило, одного свойства человека, интенсивности его проявления, то в социологических анкетах чаще всего ограничиваются двумя-тремя вопросами. Но социологи выиграли в другом: они подняли такой слой социально-психологических отношений, от которых во многом зависят образование и функционирование общих социальных законов определенной общности людей. И хотя, по меткому выражению В.А. Ядова, использование психологических тестов в социологии "незаконно"28, поскольку они не дают информации о социальном поведении индивида, а описывают только некоторые психологически устойчивые характеристики, но социальные особенности поведения человека невозможно познать, не изучая его психологических личностных характеристик. Поэтому применение психологических тестов или их элементов в социологии можно оправдать, если социолог хочет выяснить механизм взаимодействия психологических характеристик человека и некоторых общих особенностей его социального поведения в их взаимообусловленности и взаимовлиянии.
Психологические исследования позволяют понять, почему человек поступает так, а не иначе, почему он поступает иначе, а не так, как ему предписывается законом социального поведения, насколько конкретно психологические характеристики определяют его социальное поведение и насколько его социальное поведение обусловливает его специфические индивидуальные качества, психологические характеристики. Взаимодействие это очень сложно и, конечно, не прямолинейно, но понимание его возможно в ряде случаев только при одновременном изучении социального и психологического поведения индивида и больших групп людей.

Однако социальное поведение человека зависит не только от его психологических характеристик, личностных, индивидуальных свойств, оно определяется некоторыми общими законами и закономерностями, правилами функционирования данной социальной группы, например семьи.
Так, в вопросе "Раздражаетесь ли Вы, если муж не вытирает ноги при входе в квартиру?" психолог снимет информацию об уровне раздражительности супруги, социолог - о характере ее поведения по отношению к мужу. Такое психологическое свойство, как раздражительность, может проявляться в различных ситуациях по-разному. Если жена относится к мужу с любовью, то не сделает ему замечания, а если и сделает, то в мягкой форме, чтобы его не обидеть, даже если его поведение ее раздражает. Нелюбовь к мужу проявляется в сильном раздражении по поводу его любого поступка, в том числе и тогда, когда он не вытер ноги при входе в квартиру, хотя как психологическое качество оно и не доминирует (если, конечно, не брать крайние случаи).
Зная общие законы функционирования группы, каждый из ее членов определяет свое поведение, которое называется социальным поведением. Если общий закон функционирования группы, в данном случае семьи, не допускает грубости друг к другу, то как бы ни был раздражен каждый из ее членов, он не допустит грубости. Существуют семьи, в которых и взрослые, и дети очень грубо обращаются друг с другом, кричат, позволяют оскорбительные выражения. Но есть семьи, где вежливое отношение к каждому члену семьи, независимо от его семейного статуса и возраста, являются незыблемым правилом.
Общие законы социального поведения, т.е. поведения в группе, как правило, не нарушаются. Могут быть опоздания на работу, прогулы, если это допускается в данной организации, но никто из работников никогда не залезет в карман к другому, чтобы таким образом восполнить пробел в зарплате за прогул. Этот поступок карается группой. Нарушая законы группы, человек сознательно или неосознанно ставит себя вне ее.

Социологический тест. Психологические тесты, как уже говорилось, не дают ответа на многие вопросы социального поведения. Поэтому социологи стали конструировать социологические тесты. Выстраивая серию высказываний или вопросов по примеру психологических тестов, они снимают информацию о социальном поведении респондента и выявляют, таким образом, некоторые его социальные характеристики, а также законы его социального поведения. Особенностью социологических тестов является то, что они снимают какую-то одну социальную характеристику респондента, реже - несколько, но с высокой степенью надежности измерения данного социального признака.
Вот пример социологического теста, взятого из книги В.С. Аванесова "Тесты в социологическом исследовании"29.




Тест для оценки стабильности брака


Высказывание
Ключ
1.
Мое настроение чаще всего портится дома
Неверно
2.
Любая мелочь приводит в нашей семье к ссоре
Неверно
3.
Когда у меня случается неприятность, я ощущаю себя одиноким(ой)
Неверно
4.
Отдыхать во время отпуска гораздо приятнее с женой (мужем), чем одному (одной)
Верно
5.
Не люблю делиться своими производственными и общественными делами с женой (мужем)
Неверно
6.
Когда мне плохо, жена (муж) становится особенно чуткой(им) и внимательной (ым)
Верно
7.
Я ни разу не слыхал(а) от жены (мужа) грубого слова
Верно
8.
Мне доставляет удовольствие проявлять заботу о жене (муже)
Верно
9.
Уверен, что после брака любовь супругов затухает
Неверно
10.
Жена (муж) обычно нежна и ласкова со мной
Верно
11.
Все наши ссоры быстро кончаются примирением
Верно
12.
Мы всегда отмечаем годовщину нашего брака
Верно
13.
Жена (муж) всегда готовы поддержать меня во всех трудностях
Верно
14.
Почти все подруги (друзья) жены (мужа) мне нравятся
Верно
15.
Мои заботы жена (муж) близко к сердцу не принимают
Неверно
16.
Предпочитают встречаться со своими друзьями без жены (мужа)
Неверно
17.
Жена (муж) говорит о моей работе пренебрежительно
Неверно
18.
Мы с женой (мужем) почти всегда одинаково расцениваем поступки людей
Верно
19.
У нас с женой (мужем) много общих интересов и увлечений
Верно
20.
Не собираюсь менять свои привычки, даже если они не нравятся жене (мужу)
Неверно
21.
По-моему, у меня в семье больше обязанностей, чем прав
Неверно
22.
Брак ограничил мою свободу значительно больше, чем я ожидал(а)
Неверно
23.
Нельзя уступать жене (мужу), это приводит к подчинению и неравенству
Неверно
24.
Меня раздражает, что все житейские проблемы мне приходится решать самому(ой)
Неверно
25.
Не ожидал(а), что семейный быт отнимет столько времени и сил
Неверно
26.
Интимные отношения всегда способствуют нашему примирению
Верно
27.
Нельзя не считаться с настроением жены (мужа)
Верно
28.
Я редко проявляю свое плохое настроение дома
Верно
29.
Если семейная жизнь не сложилась, лучше сразу разойтись
Неверно
30.
Жена (муж) умеют понять меня, как никто другой
Верно

Данный тест посвящен изучению одной социальной характеристики во взаимоотношениях между супругами - уровню удовлетворенности браком. Предлагаемая респонденту серия высказываний описывает различные стороны семейных взаимоотношений, конечно, важнейших и соответствующим образом интерпретируемых, в данном случае с позиции степени ориентации друг на друга. Социолог снимает информацию, позволяющую довольно точно отразить реальное отношение супругов друг к другу, что является очень важным при решении ряда проблем супружеской жизни.
Социологический тест интересен тем, что он позволяет глубоко изучить некоторые ценностные ориентации человека, установки, мотивы поведения и на основе этого делать точные и достоверные (в пределах возможного) выводы о состоянии и уровне развития изучаемых свойств. Каждый социолог стремится создать социологический тест, который "по качеству и эффективности измерения соответствовал бы самым строгим критериям, разработанным в теории психологических тестов"30.
Если психологические тесты снимают психологические характеристики человека, то социологические тесты фиксируют особенности его социального поведения. Социологическая анкета направлена на изучение общих законов функционирования группы. Этим отличается социологическое анкетирование от работы с психологическими и социологическими тестами. Несмотря на специфичность решаемых задач каждого из этих методов изучения объективной реальности, они могут быть между собой связаны для решения некоторых общих задач изучения социального поведения человека и социальной группы, общих социальных законов, использование психологических и социологических тестов в социологических исследованиях правомерно.
Элементы социологического тестирования могут с успехом применяться в социологических анкетах в случаях, когда необходимо четко фиксировать какое-либо основное качество, характеристику человека. В дальнейшем в социологической анкете, в серии вопросов можно зафиксировать не только уровень развития этого качества, но и его направленность, определить факторы, влияющие на него положительно или отрицательно, т.е. исследовать данное качество в развитии. Социологические тесты имеют ряд особенностей и преимуществ и с успехом применяются в анкетах.
Особенностью социологических тестов является то, что они в некоторых случаях позволяют прогнозировать поведение человека на ближайшее будущее. Такое прогнозирование основывается на детальном изучении устойчивых моментов в его поведении, с одной стороны, и с другой - на изменении под влиянием изменившейся ситуации установок и ценностных ориентаций, пришедших в противоречие с его основными социальными потребностями.
Это хорошо можно продемонстрировать на изменении установок и поведения работника в связи с принятием решения уволиться из организации. Известно, что решение уволиться не принимается необдуманно, сразу, спонтанно (может быть, за редким исключением). Оно вызревает в течение длительного времени, может быть год, полтора и опосредуется ростом неудовлетворенности своей работой. В то время, когда растет неудовлетворенность, изменяются установки человека, меняется его отношение к работе, отражаясь сначала слабо, а потом все сильнее в его социальном поведении, например, в снижении активности, ухудшении отношений с руководством и товарищами по работе и т.д. Как показывают социологические исследования, у тех, кто решил уволиться с предприятия, возрастает уровень неудовлетворенности трудом, падает производительность труда. Но это относится в определенной мере ко всем, решившим уволиться, а не к конкретному человеку. Проведя опрос работников по социологическому тесту на текучесть кадров и выявив сигналы неудовлетворенности работой, можно с большой долей вероятности утверждать, что тот или другой работник уволится в ближайшее время, даже если он сам еще в полной мере не осознал изменений, произошедших в его установках.
В анкетах обычно в таких случаях обходились двумя-тремя вопросами типа: "Удовлетворены ли Вы своей работой?", "Собираетесь ли Вы уволиться в ближайшее время?". Но данные вопросы фиксируют уже свершившийся факт, т.е. сформировавшееся намерение уволиться. При всей важности и необходимости такой информации, показывающей уровень потенциальной текучести кадров на предприятии, она практически не помогает принятию каких-либо эффективных управленческих решений по сокращению текучести кадров. Практика показывает, что работа с твердо решившими уволиться является мало эффективной. Необходим другой подход, а именно, выявление элементов неудовлетворенности работой каждого отдельного человека и желательно на самых первых этапах проявления этой неудовлетворенности. Это довольно трудно сделать без специальных методов. Таким методом выступает, вернее, может выступать социологический тест по прогнозированию текучести.
Тест, построенный на основе теста В.С. Аванесова "Тест удовлетворенности строительных рабочих для прогнозирования текучести кадров"31, был разработан автором настоящей работы для прогнозирования текучести среди мастеров одного московского завода. Была поставлена задача определить число мастеров, которые были неудовлетворенны работой и могли уволиться. Это важно было выяснить с точки зрения вероятности возникновения аварийной ситуации из-за неудовлетворенности работой и, как следствие, снижения требовательности, вероятнее всего неосознанного, к соблюдению техники безопасности рабочих. Результаты исследования были следующие: из 98 опрошенных мастеров 9 человек, по нашим данным, проявили высокий уровень неудовлетворенности работой и должны были в ближайшее время уволиться. Примерно так и получилось: семь человек из девяти в течение года покинули предприятие, а двое были переведены на другие работы, не связанные с непосредственным руководством людьми. Уровень активности у этих мастеров оказался довольно низким. Как видим, тест оказался надежным32.
Особенностью социологических тестов, как впрочем и других социальных методик, является то, что, используя одни и те же показатели, близкие по значению, можно снимать различные социальные характеристики человека. Так, тест по текучести, по ориентации на увольнение позволяет снимать информацию и по уровню удовлетворенности (неудовлетворенности) работой. Снять эту информацию можно с помощью метода приписывания значимых критериев, или весов каждого используемого показателя.
Обычно при построении социологических тестов или социологических анкет для выявлений той или иной социальной характеристики выстраивается своя система показателей по каждой из них. При большом количестве изучаемых характеристик, как в социологических анкетах, довольно сложно выписать каждую систему показателей, которых набирается довольно много. В результате получается сложная и громоздкая анкета. Но этого можно избежать, если строить некоторую общую систему показателей для описания различных, но близких социальных характеристик, с различными значениями. В жизни при описании тех или иных явлений мы пользуемся сравнительно ограниченным количеством показателей, но из-за того, что каждый раз мы используем их в различных значениях, можно описывать практически безграничное множество всевозможных ситуаций. Относительное, конечно, множество, поскольку любое безграничное множество в конечном итоге сводится к ограниченному множеству, благодаря массе ограничений.
Как уже говорилось, неудовлетворенность трудом и установка человека на увольнение описывается практически одними и теми же показателями, но с различными весовыми значениями. В самом деле, не все, кто не удовлетворен своей работой, обязательно уволятся, как не все увольняющиеся бывают полностью не удовлетворены своей работой. И все это отражается в одном и том же социологическом тесте или анкете, с одними и теми же показателями, причем единственное различие - это разные ключи к каждой снимаемой социальной характеристике.
Недостатком социологического теста является то, что он не объясняет, чем обусловлено то или иное социальное явление, например, удовлетворенность или неудовлетворенность браком, что повлияло на изменение социальной установки человека, в какой взаимосвязи находятся изучаемые явления. Тест только констатирует положение, дает моментальный срез состояния. Но большего и нельзя требовать от социологических тестов. Каждый метод исследования имеет свое поле применения и границы использования, за пределами которых его достоинства превращаются в недостатки. Как говорится, каждый метод хорош своими недостатками.
В отличие от социологических тестов социологическая анкета позволяет показать явления в их динамике, выявить факторы, влияющие на них, определить основные тенденции их развития. Так, анкета не только снимает информацию об ориентации на увольнение, но и определяет факторы, влияющие на эту установку, т.е. строит динамическую модель взаимосвязей факторов по отношению к ориентации на увольнение изучаемой группы респондентов.

Анкета без вопросов. Мы уже говорили, что любой или почти любой вопрос раскрывается альтернативами, что ответ на тот или иной вопрос можно найти в контексте альтернатив за исключением открытых вопросов.
Вы спрашиваете у товарища, которого не видели длительное время, "Как дела?" или "Как поживаешь?". Ответ будет таким же неопределенным, как и вопрос "Ничего". Почему? Потому что отвечающий не знает контекста Вашего вопроса, не знает, в каком аспекте ему отвечать. Это может быть и вопрос о здоровье, и об отношениях в семье или на службе, и о работе и еще десятки вариантов возможных вопросов. И если Вы желаете узнать, что Вас действительно интересует, то задаете дополнительные и уточняющие вопросы. Так же и в анкетных вопросах: "Как Вы занимаетесь в процессе учебы?" Можно ответить: "Занимаюсь дома, в библиотеке, в транспорте". Возможен и такой вариант: "Занимаюсь в основном днем, в группе, занимаюсь один, занимаюсь с другом". Может быть и так: "Занимаюсь хорошо, средне, плохо". Или же: "Занимаюсь систематически, время от времени, только во время сессии".
Вопросительное слово "как" подразумевает множество аспектов, и нужный аспект устанавливается альтернативами вопроса. Получается, что респондент отвечает фактически не на вопрос анкеты, а на его альтернативы. Тогда, может быть, вовсе отказаться от формулирования вопроса, оставив только альтернативы?
Например таким образом:
"Я обычно занимаюсь в процессе учебы систематически".
"Я, как правило, занимаюсь время от времени, не постоянно".
"Я занимаюсь в основном только во время сессии".
Вопрос имплицитно присутствует в альтернативах, представленных в форме суждений, высказываний.
Ниже приводится образец так называемой тестовой анкеты по изучению стабильности производственного коллектива (1984 г.).

Тестовая анкета по изучению проблем стабилизации
производственного коллектива угольной шахты

Шифр
Шифр
Суждения
Ответы
1
2
3
4
5
001
012
До поступления на шахту я сменил 3 и более мест работы
да
нет
002
051
Руководители шахты проявляют мало заботы о рабочих
да
нет
003
020
Я пришел на шахту, что хорошо заработать
да
нет
004
015
Я полностью удовлетворен своей работой
да
нет
005
024
Я плохо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
006
027
Я имею почетные звания
да
нет
007
008
Поступая на шахту, я очень мало знал о ней
да
нет
008
048
У меня бывали случаи опоздания на работу
да
нет
009
004
До поступления на шахту я работал в другой отрасли
да
нет
010
057
У нас в коллективе в основном хорошие отношения
да
нет
011
021
Я пришел на шахту, чтобы получить различные льготы
да
нет
012
041
Премиальная система оказывает большое влияние на повышение трудовой активности
да
нет
013
039
У меня бывали случаи невыполнения плана
да
нет
014
002
Я пришел на шахту по совету знакомых, родных
да
нет
Шифр
Шифр
Суждение
Ключ
1
2
3
4
5
015
025
Я много раз награждался денежной премией
да
нет
016
014
Я мало удовлетворен своей работой
да
нет
017
022
Я хорошо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
018
016
Практически я не удовлетворен своей работой
да
нет
019
056
У нас в коллективе не очень хорошие отношения
да
нет
020
005
До поступления на шахту я работал в сельском хозяйстве
да
нет
021
040
Полностью план я выполняю редко
да
нет
022
023
Я слабо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
023
047
У нас на шахте низкий уровень трудовой активности
да
нет
024
058
Я имею много друзей в бригаде
да
нет
025
042
Зарплата оказывает слабое влияние на повышение трудовой активности
да
нет
026
037
Я не имеют возможности уйти с шахты
да
нет
027
006
До поступления на шахту я учился в ПТУ
да
нет
028
049
Я выполняю план систематически
да
нет

Респондент, отвечая на предложенное суждение, выбирает "да", если он согласен, или "нет", если не согласен с ним. "Да" и "нет" не являются альтернативами в их традиционном виде, они только фиксируют, есть ли ответ на данную альтернативу, которая выступает в форме суждения, или нет.
Шифры слева обозначают: 1 шифр - порядковый номер суждений тестовой анкеты и служит для занесения на перфокарты и обработки на ЭВМ; 2 шифр - порядковый номер альтернатив ключевой анкеты, где каждая альтернатива (суждение) соотнесены с соответствующим вопросом. Техническое задание для оператора ЭВМ и программа анализа первичной социологической информации составляются по второму шифру.
В чем преимущество тестовой анкеты?
1. Респондент, привыкнув к форме вопроса (суждения), далее уже не задумывается над ней и все внимание сосредоточивает на содержании вопроса (суждения) в отличие от традиционной анкеты, где респонденту нередко предлагают различные по форме вопросы, что значительно затрудняет восприятие содержания вопроса. Кроме того, форма вопроса, принятая в тестовых анкетах, очень проста и доходчива и ее восприятие не вызывает у респондентов какой-либо трудности. Такая форма подачи вопроса (суждения) обычно используется в психологических и социологических тестах.
2. Справочный материал нередко представлен в форме суждений, а не вопроса. Это весьма выгодно отличает тестовую анкету от традиционной, составленной почти из одних вопросов, что иногда раздражает опрашиваемых и снижает степень их доверия.
3. Простота и легкость формы подачи суждений, и соответственно - легкость их восприятия, а значит - и ответа, способствуют снижению количества уклонившихся от ответов на анкету в целом и на отдельные вопросы. Если в традиционной анкете в заочном опросе количество не ответивших достигает 30%, в зависимости от типа вопроса, то в тестовой анкете количество не ответивших колеблется как в целом по анкете, так и по отдельным вопросам в пределах 3-5%. Поскольку не ответившие, которые представляют собой специфическую группу (они чаще всех болеют, чаще отлучаются с работы, социально неактивны и пр.), оказывают влияние на репрезентативность, то сокращение количества не ответивших свидетельствует о существенном преимуществе тестовой анкеты по сравнению с традиционной.
4. Тестовая анкета, как правило, бывает примерно на одну треть короче, чем обычная анкета аналогичного содержания. Соответственно она требует меньше времени для заполнения, что также является аргументом в ее пользу.
5. В тестовой анкете практически снята возможность влияния ответов предыдущих вопросов на последующие, которая постоянно присутствует в традиционной анкете, поскольку все вопросы (суждения) в тестовой анкете выступают как независимые друг от друга и полностью самостоятельные.
Есть и другие преимущества тестовой анкеты, которые постепенно выявляются в практике их применения.
Однако, как и любая другая методика, тестовая анкета имеет свои недостатки. Прежде всего, это опасность возникновения монотонности от однотипных по форме вопросов (суждений), последовательно выстроенных по всему полю анкеты. Если таких вопросов (суждений) десять-двадцать, это не страшно, но если их двести, триста, четыреста, то это вызывает сильную усталость33. Поэтому лучше всего тестовую анкету составлять небольшого объема, содержащую не более 100-150 вопросов (суждений). Форма тестовой анкеты не разрешает вводить образные вопросы, строить ситуации, применять игровые приемы, использовать вопросы по оживлению внимания, пробуждению интереса, т.е. не позволяет использовать многие преимущества обычной анкеты.
Одна из существенных сложностей тестовой анкеты заключается в том, что, составляя ее, необходимо строго следить за тем, чтобы понятийные содержания суждений как альтернатив вопроса не пересекались и чтобы объемы их не совпадали, как это иногда случается в вопросах традиционной анкеты. В последней вопросе раскрывается серией ответов как подпонятий, которые могут пересекаться, и объем одного понятия может частично входить в объем другого (иногда это допускается правилами построения вопросов, поскольку респонденты всегда соотносят предлагаемые понятия между собой и выбирают только один ответ, полностью или частично соответствующий содержанию вопроса). В тестовой анкете каждое такое подпонятие (как альтернатива вопроса) выступает как самостоятельное, не связанное с другим, и при ответах из-за разбросанности альтернатив по полю анкеты респондент не может соотносить их между собой и выбирать наиболее приемлемый ответ.
На практике в процессе ответа может получиться так, что респондент отвечает дважды на один вопрос или вопрос содержит два ответа, когда требуется только один. Это происходит тогда, когда предлагаемые суждения, являющиеся выражением альтернатив исследуемого вопроса, имеют пересекающиеся объемы понятий. Например в вопросе "Бывают ли у Вас случаи опоздания на работу?" с альтернативами (бывают часто, бывают редко, не бывает), последние представлены в тестовой анкете в виде суждений:
У меня бывают довольно часто опоздания
на работу.......................................................... да нет
У меня бывают довольно редко опоздания
на работу........................................................... да нет
У меня не бывает опозданий на работу......... да нет
Представленные в различных частях анкеты данные суждения воспринимаются респондентами как самостоятельные, не связанные одним вопросом. Лишенные возможности логического выбора, опрашиваемые нередко воспринимают их как однопорядковые - опоздания бывают и отвечают положительно на первую и на вторую альтернативы (в тестовой анкете - суждение). Особенно это касается альтернатив с трудно различимым объемом понятий. При ответах на суждения тестовой анкеты респондент, как правило, забывает, где и как он отвечал, какую альтернативу выбрал, и отвечает на следующую альтернативу как на совершенно самостоятельную. Не надо говорить, насколько сильно это искажает результаты опроса.
Для преодоления этих недостатков в тестовой анкете необходимо применять альтернативы со строго разделяющимися понятиями, как, например, в дихотомических вопросах с альтернативами "да" или "нет". Нельзя включать в вопрос альтернативы с промежуточными понятиями. Так, в вышеприведенном примере следует ограничиться только двумя альтернативами "опоздания бывают" и "опозданий не бывает", исключив третью - "опоздания бывают редко". Только в этом случае можно добиться четкого разделения понятийного содержания суждений тестовой анкеты в ответах респондентов. Тестовая анкета может быть использована только как одна из возможных методик (инструментария) снятия социологической информации. Учитывая ее преимущества и недостатки, можно применять ее для решения тех или иных специфических задач социологического исследования. Правда, можно соединять обычную, традиционную и тестовую анкеты, используя преимущества той и другой. Но в каждом конкретном случае, в каждом конкретном исследовании социолог должен выбирать соответствующую поставленным задачам и целям исследования методику.
В принципе как традиционная, так и тестовая анкеты представляют собой лишь одну из возможных методик (инструментов) для снятия социальной информации. Их может быть много, и они весьма разнообразны по форме и по содержанию. Увеличивать количество методик и инструментария, конечно, не является самоцелью. Каждая методика призвана решать специфические задачи, но учитывая, что этих задач весьма много и некоторые из них требуют специальных инструментов, можно понять необходимость изобретения новых методик исследования.

Хаос вопросов со строгой логикой построения
Логика хаоса. Однажды произошел такой случай. В 1981 г. проводилось исследование по теме "Влияние удовлетворенности трудом на стабилизацию трудового коллектива". В процессе работы заказчику была предоставлена для утверждения программа и методика исследования. Через неделю мы получили анкету, на которой через все поле было выведено: "Не подсовывайте мне несовершенную анкету!" Несмотря на столь категоричное заявление, это были еще цветочки. Ягодки нас ждали впереди. При встрече заказчик полностью вылил на нас свое негодование. Работа велась по хоздоговору, и он считал себя вправе высказать все, что думал по этому поводу. "Мы платим Вам большие деньги, а Вы нам подсовываете всякую ерунду. В анкете нет никакой логики, никакой последовательности, вопросы прыгают с одной темы на другую, заполнить ее невозможно. Это какой-то хаос вопросов", - сказал он. Сам того не ведая, заказчик сформулировал одно из основных правил построения методики социологического исследования "анкета - это хаос вопросов".
В самом деле, правильно составленная социологическая анкета оставляет именно такое впечатление: никакой логики в рассуждениях, отсутствие последовательности в вопросах, непонятные переходы от одной темы к другой. Такая анкета часто раздражает несведущего человека. На самом деле ничего необычного здесь нет. В свободной беседе, например, мы довольно часто перескакиваем с одной темы на другую: говорим о погоде, о работе, о личных делах. И ни у кого это не вызывает неудобства, поскольку любая беседа строится в соответствии с логикой межличностного общения. Впрочем, любой печатный текст имеет свою внутреннюю логику, несмотря на иногда внешнюю несвязанность его структурных элементов. Однако в анкете, когда представляешь ее на обсуждение, нередко это вызывает удивление. Это происходит потому, что, как правило, внешнему взгляду не всегда ясна внутренняя логика анкеты, т.е. кажется непонятным, зачем был задан тот или иной вопрос и каким образом вопросы связываются друг с другом.
Чем объясняется такая внешняя непоследовательность вопросов по их содержанию? Можно построить анкету таким образом, чтобы она выглядела логически непротиворечивой и имела строгую последовательность однотипных по содержанию вопросов? Некоторые авторы по методике исследования придерживаются именно такого метода построения анкеты, и смысл здесь безусловно имеется, о чем будет сказано дальше, но чаще всего этого не получается из-за ряда методических требований. Каких же именно требований.
Во-первых, логически построенная анкета (в данном случае речь идет о чисто внешней, визуальной, а не внутренней логике), когда один вопрос логически следует из другого или имеется их тематическая последовательность, иногда совершенно непреднамеренно может повлиять на чистоту ответов. Дело в том, что ответ на последующий вопрос может быть предопределен ответом на предыдущий. Как говорится, сказал "а", говори и "б". Логическая система вопросов может спонтанно предопределить и логическую систему ответов респондентов.
В одном из исследований по изучению информированности населения в анкете была сформулирована серия вопросов, касающихся использования средств массовой информации: что и как часто читают, смотрят и какие телевизионные передачи, слушают ли радио, читают ли газеты, и пр. Затем, сразу после этой серии вопросов следовал вопрос: "Откуда в основном Вы узнаете о последних событиях у нас в стране и за рубежом?" Варианты ответа: из официальных источников - радио, газеты, телевидение; из бесед с друзьями, знакомыми.
В результате опроса было получено, что примерно 70% респондентов узнают о последних событиях у нас в стране и за рубежом из специальных источников и 30% - из бесед с друзьями и знакомыми. И хотя первая цифра оказалась ниже, чем мы предполагали, тем не менее в принципе она не противоречила нашим логическим рассуждениям и гипотезе исследования, согласно которой официальные каналы являются основным источником информированности населения о событиях у нас в стране и за рубежом. Однако второе исследование по этой же теме и на том же объекте, которое проводилось практически сразу после первого, дало совсем другой результат. Данный вопрос был поставлен в анкете отдельно, будучи логически не связанным с предыдущими вопросами. Во втором исследовании только 42% опрошенных ответил, что они получают информацию в основном из официальных источников. Не вдаваясь в разбор всех тонкостей и сложностей взаимосвязи официальных и неофициальных каналов информации и их влиянии на уровень информированности населения, подчеркнем только тот факт, что определенная последовательность вопросов может оказать воздействие на исследование.
Во-вторых, изучая ту или иную проблему, мы естественно, касаемся ее различных аспектов. Например, выясняя причины разводов, социолог анализирует различные факторы, обусловливающие этот процесс: и личностные характеристики супругов, и их материальное положение, и жилищные условия и т.д. Соединенные в одной анкете, они, естественно, создают впечатление определенной хаотичности. "То вы задаете вопросы о любви, то о зарплате, какая между ними может быть связь?" - иногда спрашивают у социолога. Действительно, видимой внешней связи между этими факторами нет, связь эта заложена в исследовательской программе. Социолог знает, зачем и почему он задает тот или иной вопрос, какое место он занимает в системе анализа. Для непосвященных эта связь кажется непонятной, да ее и трудно уловить на основании анкетных вопросов.
В психологических тестах ни у кого уже не вызывают недоумения вопросы типа "любите ли Вы красный цвет?", "гуляете ли в дождливую погоду?", задания расставить точки, нарисовать несуществующее животное. Желание что-либо исправить в психологическом тесте или дополнить его возникает редко. Видимо поняли, что тестовые вопросы или суждения - это только форма выражения исследовательской программы, а ключ к ней находится в кармане у исследователя.
В социологических исследованиях к этому еще не привыкли, поскольку по форме социологические вопросы имеют тот содержательный характер, который как бы отражает программное содержание исследования. Кажется, что по вопросам можно сразу определить, что хочет узнать социолог.
И в самом деле, если в анкете стоит вопрос, почему работник хочет уволиться с предприятия, то, естественно, возникает предположение, что социолог хочет при помощи этого вопроса выяснить причины или мотивы увольнения. На самом деле это может быть совсем не так, социолога могут интересовать некоторые ценностные установки в профессиональной ориентации тех или иных групп работников предприятия и вопрос о мотивах увольнения может быть только одним из показателей степени ориентации в профессиональной деятельности.
Поэтому, когда мы спрашиваем респондента, имеет ли он родственников или любимую подругу в другом городе, сколько тратит времени на дорогу от дома до работы или как часто болел в последний год, то это вызывает недоумение и обвинение в нелогичности. "Мы платим Вам деньги не за то, чтобы узнать, есть ли у него родственники в другом городе или хочет ли он жениться. Мы хотим знать, почему он хочет уволиться с завода!" - восклицает в этом месте разгневанный заказчик.
Как уже говорилось, целевые программные вопросы, как правило, в прямой постановке не встречаются в анкете. Социолог может изучать удовлетворенность браком и ни разу прямо не задать об этом вопрос. Проблема может изучаться серией косвенных вопросов. Ведь в жизни не всегда интересующие нас вещи выясняются, как говорится, в лоб. Обычно при первом знакомстве стараются выяснить некоторые личностные характеристики человека, скажем, возраст, образование, семейное положение, кем и где работает и т.д., но эти вопросы редко ставятся напрямую, разве только от большого нетерпения и любопытства. Они выясняются чаще всего косвенным путем, как говорится, исподволь. Читатель может сам проверить, проследив в такой беседе, как и какие вопросы задаются собеседниками. В анкете же не всегда соблюдается это правило, а если соблюдается, то социолога нередко обвиняют в неумении составлять анкету. Пожалуй, ни на одном из этапов исследования не подвергается столь строгой критике работа социолога и не предлагаются настойчивые услуги со стороны различных некомпетентных людей, особенно тех, кто имеет право "разрешить" исследование.
Говоря о том, что респонденту совсем не обязательно знать те связи и отношения между вопросами, которые закладываются исследователем, мы, конечно, не хотим сказать, что мы его нарочно обманываем, что, составляя "хитрую" анкету, специально держим его в неведении, чтобы он нечаянно не ответил так, как мы не желаем. Респондент, безусловно, является соавтором исследования, и мы должны всеми средствами привлечь его к совместной работе, вызвать у него доброжелательность, интерес и желание отвечать на вопросы. Разумеется, это возможно при соблюдении первого и важнейшего условия, а именно - понимания им основных целей и задач исследования. Поэтому в начале анкеты всегда указывается, с какой целью проводится исследование, каковы его основные задачи. Но подходя к респонденту как к нашему помощнику, активному участнику, социолог должен стремиться к тому, чтобы максимально облегчить ему работу, сделать ее менее трудоемкой и в то же время получить верные данные. Составляя "хитрую" анкету, мы тем самым делаем ее более доступной, легкой, понятной - с одной стороны. С другой - "хитрая" анкета позволяет глубже изучить тот или иной процесс, построить такую систему взаимосвязей, которая позволяет выйти на истинные причины изучаемого явления.
Респонденту нет необходимости знать все хитросплетения вопросов, внутренний механизм устройства анкеты, как скажем, радиослушателю не нужны знания устройства радиоприемника. Внутренний механизм функционирования анкеты - это дело социолога. Его задача - построить анкету таким образом, чтобы понятийная интерпретация используемых показателей и система их взаимосвязей позволяла выйти на те объективные связи, которые и обусловливают изучаемый процесс или явление. Эта внутренняя механика часто бывает непонятной, да и не может быть понятной для несведущего человека без знания программы исследования целиком. Но еще раз повторим, что и не нужно это респонденту.
Безусловно, исследователю не безразлично, как респондент воспринимает анкету. Зная, что внешне нелогичная анкета, такой хаотичный набор вопросов может вызвать негативную реакцию, исследователь может привести ее в относительный порядок, используя формальные приемы связи отдельных вопросов и блоков вопросов, например, путем введения вводных слов и предложений типа "Сейчас мы хотели бы Вас спросить..." или "А теперь перейдем к новой теме...", или "В следующих вопросах нас будут интересовать такие проблемы..." и т.д. Иногда можно даже подчеркнуть, что мы сознательно перескакиваем с одного вопроса на другой, с одной темы на другую, умышленно задаем разные по тематике вопросы, как бы говоря респонденту, что мы, мол, понимаем, что это звучит нелогично, но ничего не можем сделать, так надо.
"А сейчас совсем другой вопрос: "Случилось ли так, что Вы не находили контакт со своей невестой и у Вас возникала мыль: "А не разойтись ли нам?"". Построенная по возможности логично анкета, безусловно, снимет многие вопросы как у респондентов, так и у заказчиков.
Анкета, составленная абсолютно правильно, нередко оставляет впечатление не только хаотичной, но даже примитивной. Анкетные вопросы бывают иногда настолько просты и легки, что нередко вызывает у читающего удивление: "Такую анкету и я мог бы составить!"
Как-то один начинающий социолог показал мне анкету и осторожно пытался выяснить мое мнение. Было видно, что ему хотелось высказать свое критическое отношение, но он не решался: анкету выпустила солидная научная организация. Привыкший к многословным, объемным, сложным анкетам, которые готовили социологические службы, молодой социолог не мог оценить совершенной простоты этой анкеты. Невольно возникало желание объявить ее примитивной. И только прочитав программу исследования, можно было понять не только профессиональную грамотность ее авторов, но и их мудрость.
Вопросы были сформулированы лаконично, четко, ясно, они были просты для восприятия, не требовали для ответа большого умственного напряжения и были доступны для всех групп опрашиваемых. Только опытный социолог может представить, сколько времени, труда и знаний потребовалось исследователям, чтобы создать такую точную методику. Создали эту программу и методику исследования известный социолог Ф.Р. Филиппов и руководимая им исследовательская группа34.
На самом деле простота эта кажущаяся. Чтобы составить такую анкету, требуется не меньше таланта, знаний и труда, чем для создания прекрасного романа. Разница состоит в том, что социолог не получает широкого признания, его успех могут оценить только его коллеги. Да еще может быть, благодарность респондентов, получивших удовлетворение от заполнения анкеты, и, безусловно, результаты опроса являются утешительными моментами на долгом и трудном пути исследователя. Простую анкету составить так же трудно, как написать роман.

"Чем меньше слов, тем меньше недоразумений"
Как бы это ни звучало парадоксально, многословность вопроса нередко следует из стремления к четкому и ясному выражению основной мысли, вопроса. Тогда прямой вопрос превращается в описательный, что приводит к обратному эффекту: затрудняет понимание вопроса, быстро утомляет респондента. В обилии слов, пояснений, порой, теряется сущность вопроса, его смысл.
Фрагмент анкеты:
"Если Вы участвовали в оформленном самодеятельном походе у себя на предприятии или организованном официальными организациями вне предприятия, то какой категории сложности было это путешествие? (Если поход не официальный, то можно отметить также категорию сложности, по мнению респондента)".
Это - пример неудачно сформулированного вопроса. Он длинный, многословный, местами противоречивый и не без стилистических погрешностей. Многословие идет от неумения построить вопрос кратко, лаконично, ясно выразив его смысл, избежав лишних слов.
Проблема многословности касается построения не только вопроса, но и его альтернатив. Как и вопрос, альтернативы должны быть краткими, четкими и ясными для понимания. Там, где можно обойтись словами "да" или "нет", не следует допускать многословного объяснения, что такое "да" или что такое "нет" в понимании автора. Лишние слова, слишком подробное описание, например, места действия или ситуации, подробное разъяснение вопроса и содержание используемых понятий и так далее, могут изменить его смысл, увести респондента в детали, несущественные элементы и затруднить чтение и понимание альтернатив. Необходимо хорошо понимать, что любое используемое слово несет в себе понятийную нагрузку, а не просто термин ( иероглиф) для обозначения события. В силу этого неправильно подобранные слова, могут запутать респондента или по меньше мере затруднить ему работу над анкетой. Понятно, что в конечном итоге все это может отрицательно сказаться на чистоте и достоверности результатов.

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ ЛЮБОВЬ ДОСТАТОЧНЫМ УСЛОВИЕМ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА (ЖЕНИТЬБЫ)?
Да, считаю, что любовь это единственное и
достаточное условие для замужества (женитьбы)
и без нее семейное счастье просто невозможно.............. 01

Да, считаю, но в совокупности с другими не менее
важными качествами человека, такими как доброта,
хорошее положение в обществе, любовь к детям и пр. ..... 02

Конечно, любовь - это хорошо, но недостаточно для
решения такого важного вопроса, как замужество
(женитьба). Есть другие, более важные и сущест-
венные условия...................................................................... 03

Для женитьбы (замужества) и дальнейшей
хорошей семейной жизни выходить по любви
совсем не обязательно. Самое главное, как говорят,
чтобы был хороший, надежный человек и тогда все
будет нормально.................................................................. 04

Это пример многословного вопроса. Там, где можно обойтись двумя, тремя словами, выстраивается целая батарея объяснительных слов.

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ ЛЮБОВЬ ДОСТАТОЧНЫМ УСЛОВИЕМ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА (ЖЕНИТЬБЫ)?
Да, считаю достаточным условием............................ . 01
Да, на наряду с другими качествами человека............ 02
Нет, не обязательно...................................................... 03
Совсем не обязательно............................................... ... 04

И хотя первый вариант вопроса кажется более привлекательным, более доходчивым, если таких вопросов в анкете будет несколько, то такое неоправданное многословие быстро утомит респондента. Как говорится, нет ничего утомительнее пустой болтовни. Можно сказать, что многословная анкета заранее обречена на неудачу.
В одном из исследований был проведен эксперимент: были параллельно "запущены" две одинаковые по содержанию анкеты, одна из которых была лаконичной, а другая многословной. Даже визуально многословная анкета казалась тяжелой, малопривлекательной. От одной мысли, что надо прочитать так много слов, да еще напечатанных мелким шрифтом (и не очень качественно, как это часто бывает при тиражировании на ксероксе), становилось скучно. Перелистав анкету, хотелось отложить ее в сторону. Такое чувство было у нас, социологов, готовивших исследование, так чего же было ожидать от респондентов? В конце обеих анкет респондентам были заданы контрольные вопросы о субъективном восприятии анкеты. Кроме того, был проведен объективный анализ восприятия малословной и многословной анкет. Что же мы получили в результате такого эксперимента?
В многословной анкете, по сравнению с малословной, значительно уменьшилось количество респондентов, которым анкета понравилась (80 и 39%), но увеличилось количество респондентов, которым анкета не понравилась (11 и 26%). Увеличилось субъективное время заполнения анкеты. Если в малословной анкете это время оказалось несколько меньше, чем реальное среднее время для заполнения, то в многословной анкете субъективное время заполнения было на 22% больше среднего реального времени заполнения. Но самое главное состояло в том, что в многословной анкете увеличилось количество отказов от ответов. Если в малословной анкете отказавшихся в среднем насчитывалось 3-5%, то в многословной этот процент повысился до 20%, причем с резким увеличением количества отказов к концу анкеты, что говорит о снижении интереса. О том же говорит и увеличение количества ответов на первую альтернативу. Респонденты не стали утруждать себя чтением всех альтернатив многословной анкеты и выбирали по преимуществу первую, которая и получила большее наполнение по сравнению с остальными.
И, наконец, снизилось общее количество ответивших на отдельные, прежде всего сложные понятийные вопросы, т.е. респонденты опять не стали утруждать себя, вникая в смысл не только сложного, но и многословного вопроса, и нередко просто оставляли его без ответа. В результате слабее проявился ряд зависимостей, которые довольно четко прослеживались в малословной анкете. Все это наглядно показывает отрицательное влияние многословности анкеты на результаты исследования.
Конечно, на отношение к анкете значительно влияет психологическое ее восприятие, если ее содержание интересно респонденту, то другие факторы, в том числе и многословность, играют уже меньшую роль. Но все же лучше придерживаться некоторого оптимального количества слов в анкете.
Сколько же их может быть?
Опыт социологической практики и анализ социологических анкет показывает, что в среднем анкета содержит примерно 100-150 слов на страницу. Страница многословной анкеты иногда охватывает 150-200 и даже 300 слов. Это составляет примерно столько же знаков, сколько их бывает на странице, напечатанной на машинке через 2 интервала. В текстовом варианте чтение не вызывает, как правило, трудностей, поскольку текст всегда логически связан. Однако чтение анкеты, где вопросы выступают каждый сам по себе, вне явной логической связи, да еще набранные мелким, неудобным для чтения шрифтом и специальным образом расположенным, вызывает большие трудности. Малословная анкета имеет на странице от 120 до 140 слов, и это, на наш взгляд. является оптимальным с точки зрения удобства.
Необходимо учитывать, что объем анкеты по количеству слов может меняться в зависимости от категории опрашиваемых. Так, респондентам, имеющим высокий уровень образования, можно предлагать, если это требуется задачами исследования, относительно многословную анкету, тогда как для людей, не привыкших к текстовым материалам и имеющим низкий уровень образования, лучше строить малословную анкету.
Так, социолог В.Д. Шапиро в исследовании проблем труда и быта пенсионеров (ИСИ АН СССР, 1973 г.), учитывая возрастные особенности респондентов, построил анкету таким образом, чтобы на каждую ее страницу в среднем приходилось 50 слов. Кроме того, и площадь страницы, и шрифт были увеличены примерно в два раза по сравнению с обычной анкетой. Такая анкета читалась быстро и легко воспринималась.
Говоря о проблемах многословной анкеты и рекомендуя придерживаться некоторого оптимального количества слов в ней, надо сказать, что речь здесь идет только о так называемых прямых вопросах, которые необходимо отличать от ситуативных и образных. В последних многословность является необходимым условием, поскольку они должны подробно описывать ту или иную ситуацию, чтобы донести до респондентов мысль или понятие, содержащиеся в вопросе. В прямых вопросах смысл дается в общих понятиях, что требует четкого подбора понятий и понятийных выражений. Каждое новое слово как понятие, не обусловленное смысловым содержанием вопроса, может затруднить его понимание респондентом и, как уже говорилось, даже отвлечь его внимание.
Известный русский лингвист А.М. Пешковский сказал: "Чем меньше слов, тем меньше недоразумений"35. Правда, это было сказано совсем по другому поводу, но это высказывание подходит и к нашему случаю.
Действительно, лишние слова нередко приводят к недоразумению. Вопросы и альтернативы необходимо формулировать коротко и ясно, чтобы можно было понять смысл с первого чтения: "Какова категория сложности туристического похода, в котором Вы последний раз участвовали?", "Кем Вы работали до поступления на данное предприятие?", "Любите ли Вы телепередачу "В мире животных"?" и т.д. Повторяем, что простую анкету построить довольно трудно, и если вам кто-нибудь скажет после ваших многодневных и мучительных трудов: "Такую анкету и я мог бы составить", попросите его это сделать. И если он попытается, то вы никогда не услышите от него подобных высказываний.
Малословность или многословность анкеты непосредственным образом влияют на общий объем анкеты, под которым понимается общее количество вопросов. Связь эта прямая: многословная анкета с большим количеством вопросов делает анкету объемной, тогда как малословная анкета с небольшим количеством вопросов делает ее компактной.
Надо учесть, что влияние этих двух факторов не однозначно. Большое количество слов может быстрее утомить респондента, даже если анкета содержит небольшое количество вопросов, поскольку пробираться через частокол слов к смыслу вопроса порой весьма трудно. Малословная анкета, содержащая большое количество коротких вопросов, сформулированных ясно и четко, менее утомительна.

Объем анкеты. Часто спрашивают, сколько вопросов должно быть в анкете и сколько времени для заполнения она должна занимать? Если ориентироваться на среднюю по сложности анкету, то самый простой и в общем-то верный ответ будет таков: в среднем 50-70 вопросов, по времени - в пределах 30-40 минут.
Некоторые социологи увлекаются большими анкетами, содержащими 100-200 и даже больше вопросов и занимающими по времени на ответы по два и более часов. Составитель такой анкеты не думает о респонденте и заботится только о том, чтобы задать как можно больше вопросов. При этом считается, что респондент все выдержит. Наивно предполагать, что опрашиваемые обязательно должны ответить на все вопросы - в этой наивности сказывается методическая неопытность исследователя.
Практика показывает, что большие анкеты, занимающие по времени более 40 минут, утомляют респондентов, снижается результативность опроса: понижается активность опрашиваемых, их заинтересованность в работе, и в конечном итоге мы получаем некачественно заполненную анкету. Опыт показывает четкую зависимость между количеством вопросов в анкете и числом отказов. Любой социолог может это проверить, подсчитав, насколько возрастает количество не ответивших в зависимости от числа вопросов. В среднем такое снижение идет в пределах 3-15%.
Но было бы неправильно чрезмерно строго регламентировать объем анкеты, т.е. количество вопросов и время ее заполнения. Хотя и существуют разумные пределы и границы объема анкеты, но в каждом конкретном случае ее объем обусловливается прежде всего содержательными моментами исследования и рядом субъективных и объективных факторов.
Во-первых, весьма существенную роль играет психологический фактор. Так, в зависимости от того, насколько заинтересовала респондента анкета, может меняться ее объем. Самая большая анке6та может легко заполняться и субъективно занимать немного времени, если она будет интересна. И наоборот, анкета может быть и небольшой по объему, но если она плохо составлена, раздражает респондента, то отвечать на нее будет настоящей мукой.
Можно проверить анкету (это необходимо делать при пилотажном (пробном) опросе), спрашивая респондентов после заполнения, сколько времени потребовалось для ответов на вопросы. Если субъективное время окажется ниже среднего фактического времени, требуемого для заполнения, и если анкета респондентам понравилась, то можно считать, что вопрос с объемом анкеты решен правильно. Если субъективное время окажется больше фактического среднего, значит необходимо ее переделывать. Дело заключается в том, насколько респондент увлечен анкетой, предлагаемым ему заочным разговором. Об этом можно судить хотя бы потому, что от иного неинтересного собеседника хочется сбежать через десять минут, а с другим можно разговаривать часами. Поэтому необходимо помнить о психологическом восприятии всей анкеты в целом и каждого вопроса в отдельности.
Во-вторых, различные группы опрашиваемых, в зависимости от образования, культурного уровня, имеют различные навыки работы с печатными материалами. В зависимости от этих особенностей меняется и восприятие анкеты, и время, затраченное на ее заполнение. Более образованные люди, естественно, быстрее схватывают сущность того или иного вопроса, и, соответственно, у них уходит меньше времени на заполнение анкеты. Респонденты, имеющие низкий уровень культуры и образования, труднее воспринимают предлагаемый для анализа текст, соответственно, им требуется больше времени для заполнения анкеты.
Если обратиться к рабочим низкой квалификации с вопросами, предназначенными для ИТР, то существует большая вероятность, что Вы не получите качественного заполнения анкеты из-за чрезмерной их сложности. Нередко при разработке анкеты и вопросов социолог исходит из своего понимания и восприятия вопросов, но поскольку социолог обычно имеет достаточно высокий уровень культуры и образования, часто более высокий, чем опрашиваемый, формулированные им вопросы могут оказаться слишком сложными для респондентов. При составлении анкеты и разработке вопросов необходимо точно знать, на кого она рассчитана, кто выступает объектом исследования.
В-третьих, объем анкеты зависит от сложности представленных в ней вопросов. Психологические тесты содержат нередко несколько десятков вопросов, но они легко воспринимаются испытуемыми, поскольку вопросы, как правило, довольно просты и отвечать на них по типу "да", "нет" не представляет большого труда. В социологических анкетах довольно часто ставятся сложные вопросы с различной системой ответов, например, табличные или комбинированные по форме, довольно сложные по содержанию, мотивационные, требующие умственного напряжения, памяти, оценивания. Поэтому, если исследовательские задачи требуют сложных для понимания и заполнения вопросов, то следует делать небольшую по объему анкету.
Надо сказать, что из любой, даже самой маленькой анкеты можно снять довольно большой объем информации, которая по качеству может удовлетворить самого требовательного исследователя и заказчика. Разумеется при этом необходимо уметь оперировать материалом, т.е. материал первичной социологической информации (ответы респондентов) уметь представить в некоторой системе отношений и взаимосвязей. Например, бюллетени по временной нетрудоспособности могут дать такой же объем информации, как и средняя по объему анкета. Неопытный социолог, стремясь получить нужную информацию, нередко придерживается в своих рассуждениях уровня одномерных связей по типу "вопрос-ответ". Это заставляет его прибегать при решении той или иной исследовательской задачи к разработке большого количества вопросов. Чтобы решить при таком подходе все исследовательские задачи, в самом деле требуется довольно много вопросов. Но это количество можно существенно сократить, если использовать двухмерные и трехмерные связи (соответственно применяя и другую систему рассуждения, а именно рассуждения, касающиеся взаимосвязи явлений).
Так, изучая влияние на успеваемость в школе и в ВУЗе, фактора включения среднего балла аттестата зрелости в проходной балл при поступлении в институт, можно разработать большую серию вопросов по успеваемости в школе, ориентации на высшее образование, успеваемости в институте относительно различных групп опрашиваемых. Чтобы ответить на программный вопрос, потребовалось бы задать большую серию анкетных вопросов. Но можно обойтись и небольшим количеством вопросов, которые дают функциональные или линейные зависимости между успеваемостью в школе и успеваемостью в ВУЗе, системой оценивая и формой подготовки и др. Введение некоторых добавочных, чаще всего контрольных вопросов, позволяет достаточно четко выявить, что оценочная успеваемость в школе не оказывает существенного влияния на успеваемость в ВУЗе. Скажем, школьные медалисты и отличники не всегда в институте учатся лучше других, даже бывших троечников. Выше успеваемость в ВУЗе бывает у тех, кто в школе учился на "хорошо" и "отлично". Введение третьего фактора, а именно - формы подготовки в школе к занятиям, позволяет сделать вывод, что на успеваемость в институте большее влияние оказывают систематичность занятий по меньшей мере в последние два года обучения в школе. Таким образом, используя небольшое количество вопросов, можно решить поставленную задачу.
Объем анкеты, как мы видим, зависит от ряда факторов, но необходимо также учитывать, какие факторы в зависимости от конкретной исследовательской задачи оказываются главными для определения объема анкеты. Если социолог не обладает достаточным исследовательским опытом, на первых порах ему не следует увлекаться большими анкетами (обычно происходит обратное), а строить небольшую по количеству вопросов анкету, и по мере накопления опыта переходя к более сложным. Впрочем, именно с опытом приходит понимание целесообразности работы с небольшими анкетами и несложными для респондента вопросами.
"Скажите, пожалуйста, а это займет не очень много времени?" - спрашивают респонденты. Каждый из нас бережет свое время, в том числе и обеденное, когда чаще всего и проводится опрос. И если мы просим респондента помочь нам, то должны сделать все возможное, чтобы эта работа не была тягостной.

Структура анкеты
Уметь войти в беседу. Как уже говорилось, собранные вместе случайным образом вопросы еще не представляют собой анкеты в научном смысле. Только расположенные в определенном порядке они могут решить те задачи, которые поставлены.
Обычно говоря о структуре анкеты, о порядке расположения вопросов, исходят из принципа психологического восприятия респондентом анкеты. Безусловно, в этом есть большой смысл, и является одним из важнейших условий построения методики.
От того, насколько анкета будет привлекательна для респондентов, зависит активность их работы над ней. Поэтому анкета должна строиться так, чтобы поддерживать внимание респондента, заинтересовать его заочной беседой, вызвать приятное впечатление, желание работать над ней.
Одним из основных правил, которое следует строго соблюдать, является расположение в начале анкеты первыми вопросами наиболее простых и нейтральных. Кроме прямой познавательной задачи они обеспечивают "завязку" беседы, формируют психологическую установку на сотрудничество. Они должны заинтересовать собеседника, ввести его в курс обсуждаемых проблем.
Первые вопросы обычно называют контактными. Насколько важно наладить контакт с респондентом видно, если проследить характер построения обыденного разговора. Прежде чем подойти к основной теме разговора, несколько минут почти всегда уделяется каким-то общим, нейтральным темам, которые интересны собеседнику. Это процесс взаимного узнавания, расположения, настроя на беседу. В зависимости от того, как пройдет первый подготовительный этап, во многом зависит и основная часть разговора.
На практике и в теории управления этот принцип хорошо известен и постоянно используется. Он применяется и тогда, когда готовится публицистический газетный или журнальный материал. Первые слова, первый абзац, как правило, посвящен описанию интересного факта, явления, разговор начинается с рассказа о захватывающем событии. Задача здесь та же: заинтересовать читателя, чтобы он прочитал весь предложенный материал. И если это не учитывается, то нередко хорошая идея проходит мимо читателя. Плохо оформленная, неправильно поданная, она не привлекает внимание читателя. В то же время огромное количество материалов, которые, может быть и не стоят того, оказываются в центре внимания благодаря удачной подаче.
В социологических анкетах эти правила довольно часто игнорируются, исследование из-за этого сильно проигрывает. Нередко анкеты начинаются с трудных, сложных программных вопросов. Можно подумать, что иной социолог специально поставил задачу отпугнуть опрашиваемых. Действительно, захочется ли отвечать на анкету, которая сразу начинается с вопросов о том, имеет ли респондент конфликт со своим непосредственным руководителем и как он оценивает его личные качества.
Так, в одной анкете, посвященной проблемам разводов, первый вопрос звучал так: "Как Вы считаете, почему, по каким причинам распалась Ваша семья?". Развод всегда связан с психологической травмой и открыть анкету с неприятного воспоминания - явно не лучшее начало. Таких примеров можно привести немало.
Вот каким вопросом начиналась анкета, изучавшая проблемы свободного времени:
Фрагмент анкеты
ОТВЕТЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СНАЧАЛА НА НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ, КАСАЮЩИХСЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВАШЕГО БЮДЖЕТА ВРЕМЕНИ В ЦЕЛОМ?
Жизнь каждого человека наполнена разнообразными видами деятельности. Их осуществление требует определенных затрат времени. Бывает, на что-то времени не хватает или человек не знает, чем заняться. Что бы Вы смогли сказать о себе: ощущаете ли Вы в повседневной жизнедеятельности нехватку времени на виды деятельности, осуществляемые после работы, или, наоборот, у Вас бывает время, которое Вы не знаете, чем занять?

Как видим, перед респондентом уже с первого вопроса ставится задача проанализировать весь свой бюджет времени (правда, неясно, какой период имеется в виду - сутки, неделя, месяц, год) и ответить, как он его использует. Данный вопрос требует и большой памяти, и умения анализировать, синтезировать и т.д., кроме того он длинен, многословен, сложен для понимания и ответа.
Целесообразно (хотя некоторые авторы придерживаются и в теории, и на практике противоположной точки зрения) начинать анкету с так называемой паспортички, т.е. с определения личностных данных респондента: пола, возраста, образования, профессии и пр., если это, конечно, не требуется специальными задачами исследования. Мы считаем это нецелесообразным, поскольку вызывает некоторую настороженность, может быть и не полностью осознаваемую, но нередко оказывающую отрицательное влияние на чистоту ответов. Ведь и в обычной беседе с мало знакомым человеком разговор не начинается с выяснения паспортных данных: это не принято, считается не корректным.
Мы уже говорили о характере контактных вопросов и правилах их построения, поэтому здесь только напомним, что они совершенно незаменимы в структуре анкеты и, являясь вспомогательными, тем не менее играют существенную роль в получении достоверной информации и активизации работы респондентов. Как правило, таких вопросов немного - два-три. Их используют как вступление в разговор: легкие, интересные, может быть, задушевные, главное - не навязчивые, но по смыслу легко переходящие к основным вопросам.
Первая часть анкеты, или вступление, содержит еще одну немаловажную часть, а именно вопросы, которые вводят в основную тематику исследования.
Дело в том, что в инструкции к анкете исследователь обязательно раскрывает основные задачи и цели исследования в самом общем виде. Отвечая на вопросы, респондент должен знать, какие задачи он помогает решать, работая с анкетой. Социолог, естественно, не имеет права его обманывать, даже неосознанно вводить его в заблуждение. Поэтому если в инструкции сказано, что исследование касается проблем семьи и брака, а первые вопросы направлены на получение информации о космических открытиях или спортивной жизни (хотя программой исследования они и могут быть связаны), то респондент в лучшем случае подумает, что мы ошиблись в определении темы, если не посчитает, что его водят за нос.
Поэтому после контактных вопросов во вступительной части анкеты следует дать несколько несложных и личностно нейтральных вопросов, близких к основной теме исследования. Так, если в инструкции социолог заявил, что будет изучать проблемы семьи и брака, то первые страницы анкеты должны быть посвящены этой теме. Если исследование направлено на изучение проблем повышения удовлетворенности трудом, совершенствования условий и организации труда, то этих тем должны касаться и первые после контактных вопросы анкеты. Позже, в основной части анкеты, после объяснительных и вводных фраз можно формулировать вопросы по другим темам, может быть, визуально и не связанных с основной темой. Как правило, указанной части вступления отводится не более двух-трех вопросов.
Вступительная часть анкеты содержит еще один важный элемент. Помня о том, что анкета может показаться респонденту хаотичным набором вопросов, надо предупредить его возможную негативную реакцию. Поэтому при переходе к основной части анкеты следует включить такую вступительную фразу, которая объясняла бы респонденту структуру всей анкеты. Например: "Мы закончили вступительную часть анкеты. Сейчас переходим к основным вопросам по теме исследования, которая была указана в инструкции. Но поскольку мы рассматриваем многие аспекты, не удивляйтесь, если часть наших вопросов будет касаться различных проблем. Это предусмотрено программой исследования".
После такой вводной фразы в основную часть анкеты структура и остальные вопросы, каких бы аспектов они ни касались, будут легко восприниматься респондентом, во всяком случае им будет понятно, что тот или иной вопрос имеем смысл для исследователя.

Продолжая разговор. Основная часть анкеты несет главную нагрузку исследования и формируется в зависимости от принципов избранного подхода к ее построению Можно указать три принципа построения основной части анкеты и расположения вопросов.
1. Логическая последовательность вопросов, когда логика расположения вопросов в анкете строго соответствует логике схемы ее анализа. Это делается тогда, когда содержание вопросов и их анализ требуют строгой последовательности расположения. Например, нельзя задавать вопрос о причине увольнения опрашиваемых, предварительно не выяснив, собирается ли он увольняться. При таком подходе все вопросы или их основная часть выстраиваются по полю анкеты в логическую цепочку смысловой зависимости. Так, при изучении аудитории радиослушателей, выяснении популярности определенных радиопередач или новых радиостанций сначала следует узнать, слушает ли вообще респондент радио, затем уточнить, какие радиопрограммы он предпочитает и только после этого - каким радиопередачам он уделяет наибольшее внимание, какие из них ему нравятся больше других.
Чтобы избежать возможного воздействий предыдущих вопросов на последующие, о чем мы уже говорили, взаимовлияющие вопросы раздвигаются серией буферных или других вспомогательных вопросов, но при этом необходимо всегда придерживаться логической последовательности расположения основных вопросов.
2. Моноцентричность. Другой принцип построения основной части анкеты - это соблюдение моноцентричности, когда в анкете формируется один центральный вопрос36 или центральный тематический раздел, содержащий несколько вопросов, а все остальные вопросы выступают как вспомогательные (в широком смысле) и работающие строго на центральный вопрос.
Моноцентрическая структура анкеты используется, как правило, в том случае, когда требуется углубленное, детальное изучение какого-либо одного фактора, явления, процесса. Так, в исследовании проблемы повышения успеваемости студентов ВУЗа центральным был вопрос об их успеваемости. Все остальные вопросы, касавшиеся удовлетворенности бытовыми условиями, организации учебного процесса, производственной практики, спорта и т.д., были по существу вспомогательными.
Анализ ответов респондентов позволил выяснить, как изменяется успеваемость студентов в зависимости от различных факторов (системы факторов). При этом может быть использована различная система анализа как простая (двойные связи), так и более сложная. В конечном итоге это позволяет предложить ряд мероприятий для практического управления процессом. В частности, в одном исследовании, посвященном проблеме повышения успеваемости студентов, основными факторами, оказывающими влияние на успеваемость студентов, явились умение студентов учиться, систематичность обучения и определенная социально-профессиональная направленность студентов, в частности, ориентированность только на получение специальности и т.д.
Моноцентрическая структура основной части анкеты имеет особенности расположения вопросов. Так, центральный вопрос, как правило, располагается в середине анкеты, когда респондент вошел и в курс дела, и в ритм работы, но еще не устал. Остальные вопросы концентрируются вокруг центрального, в зависимости от их содержания и смысловых взаимосвязей или специфики их восприятия опрашиваемыми.
3. Полицентричность. Третий принцип построения основной части анкеты - это полицентричность, когда формируется не один, а несколько центральных вопросов или блоков вопросов. Так, в описательном исследовании, например, при определении уровня политической активности населения малого города в программе исследования выделялись несколько жизненно важных определяющих факторов: участие в демонстрациях и митингах, участие в выборах, чтение политических статей и просмотр соответствующих телепередач, участие в деятельности какой-либо партии или общественного движения и пр. Каждый из этих факторов в методике выражается одним или рядом вопросов, представляющих собой особый тематический раздел в анкете, но имеющий содержательное значение только в совокупности с другими вопросами.
При анализе социологического материала каждый из этих блоков вопросов или отдельных вопросов в зависимости от принципа построения тематических разделов становится поочередно центральным вопросом, когда все остальные вопросы или блоки вопросов работают только на этот вопрос. Так, в системе двойных связей может быть построен логический квадрат с последовательной зависимостью каждого вопроса от любого другого.
Соответствующим образом меняется и схема расположения вопросов по центральному полю анкеты, когда все центральные вопросы расположены в середине анкеты.
Именно при полицентрическом построении основной части анкета чаще всего и воспринимается как хаотичная, где отсутствуют логические связи вопросов между собой. В этом случае и строится искусственная система логической связи, когда вопросы приобретают визуальную логическую связь, о чем уже говорилось. Характер расположения вопросов в основной части анкеты зависит также от фактора психологического восприятия ее респондентами.
Подготовительный этап не исчерпывает проблемы восприятия респондентом анкеты. Нельзя считать, что после удачного вступления все остальные вопросы покажутся ему легкими и доступными. Проблема психологического восприятия остается актуальной на всем протяжении работы над анкетой.
Одним из удачных приемов в этом плане является выделение в анкете тематических разделов, или, как часто говорят, блоков вопросов, каждый из которых имеет название и даже нумерацию.
Разделение анкеты на блоки может быть естественным и искусственным. В первом случае тематическое деление строго соответствует логической схеме анкеты, заложенной в программе исследования, т.к. когда в одном месте анкеты собраны все вопросы, которые соответствуют тому или иному программному положению, как, например, при полицентрической структуре.
Но это не всегда возможно, поскольку в одном тематическом блоке логической схемы анкеты могут содержаться различные по содержанию вопросы. Скажем, согласно программе исследования под дисциплиной может пониматься как трудовая, так и исполнительская дисциплина, тогда как в логической схеме, а следователь, и в схеме анализа анкеты, они находятся в одном разделе, под общим понятием "дисциплина". Это вполне допустимо, поскольку полностью соответствует логике рассуждения исследователя. В тематическом разделе анкеты их ставить вместе нельзя, потому что в вопросной форме они оказываются логически не связанными. Действительно, если исследователь поставит рядом, в одном блоке такие вопросы, как "Опаздываете ли Вы на работу?" и "Всегда ли Вы выполняете распоряжения своего непосредственного руководителя?", то для респондента они будут выглядеть содержательно не соответствующими. Создается впечатление, что сначала мы спрашиваем об одном и тут же без всякого перехода совсем о другом. Это всегда нервирует опрашиваемых.
Чтобы избежать такой непоследовательности, по мере возможности в анкете создаются искусственные блоки, где все вопросы собраны по единому логическому признаку, во всяком случае так это выглядит визуально. Так, изучая удовлетворенность браком, можно соединить в одном блоке вопросы, касающиеся и удовлетворенности работой, и удовлетворенности жильем, и удовлетворенности социально-бытовым обслуживанием и т.д., хотя в соответствии с программой исследования они могут быть не связанными между собой.
Использование приема разделения анкеты на тематические разделы требует от социолога умения правильно строить каждый блок в отдельности. Принцип построения отдельных блоков тот же, что и анкеты, т.е. здесь тоже следует начинать с легких вопросов и заканчивать сложными. Например, при построении блока вопросов по профессиональной ориентации студентов сначала задавался вопрос о том, сколько раз студент поступал в свой институт, несложный вопрос, который не требует большой памяти и аналитических способностей. Затем ставился вопрос более сложный, требующий от респондента умения оценить свое состояние, а именно об уровне удовлетворенности выбранной специальностью. После этого следовал вопрос повышенной сложности, чем респондент руководствовался при выборе данного института и данной специальности. Заканчивался раздел довольно сложным вопросом о мотивационном поведении "Что имело для Вас решающее значение и в какой степени при решении получить высшее образование?" с набором альтернатив, выясняющих степень и направленность профессиональной и социальной ориентации при выборе института и специальности. Блоки вопросов должны содержать не более трех-пяти вопросов, т.е. быть не очень большими.
Разделение анкеты на специально выделенные тематические разделы значительно облегчает восприятие анкеты и работу с ней. Однако надо помнить, что такое тематическое разделение может оказать и плохую услугу, о чем уже упоминалось, так как вопросы одной темы могут оказать взаимовлияние или же вопросы одного блока могут оказать влияние на вопросы (вернее, на ответы респондентов) другого блока, если они тематически близки и расположены на поле анкеты близко друг от друга. Поэтому при формировании разделов анкеты вопросы необходимо подбирать так, чтобы они не оказывали влияния друг на друга.
Членение анкеты на блоки повышает психологическое восприятие, в частности, снимает монотонность от большого набора вопросов, особенно однотипных. Каждый, даже искусственно созданный тематический раздел стимулирует внимание, особенно если он начинается с интересного вопроса. Кстати, это довольно распространенный прием в художественной и публицистической литературе -писать короткими главками, начиная каждую из них с описания увлекательных событий, в отличие от научной литературы, основным достоинством которой всегда считалось писать длинно, скучно, большими разделами и непонятно.
Разделение анкеты на блоки вопросов имеет еще одно преимущество. На стыках тематических разделов можно вставлять различные вспомогательные вопросы, предложения, вводные фразы, т.е. элементы вспомогательного технического аппарата. Они стимулируют активность респондентов, помогают управлять их вниманием, регулировать степень заинтересованности. Кроме того, они дают возможность опрашиваемым немного отдохнуть от трудных вопросов, содержат необходимую информацию о дальнейшем ходе опроса, о порядке ответов на последующие вопросы или блок вопросов и т.д.
Расположение вспомогательных вопросов на стыках (наиболее слабое место в структуре анкеты) блоков, тематических разделов является удобным, поскольку не нарушает тематической целостности как отдельных разделов, так и анкеты в целом. Кроме того, вспомогательные вопросы служат хорошим переходом между разделами, обеспечивая целостность блоков и единство анкеты.
Учет психологического восприятия анкеты требует соблюдения еще одного условия - расположения вопросов в анкете по мере их сложности. По степени включенности респондента в работу вначале ему предлагаются преимущественно сложные вопросы, а по мере приближения к концу их сложность снижается, вопросы становятся более простыми и обязательно малословными, т.е. к концу анкеты количество слов на страницу постепенно уменьшается. Если в начале работы, пока респондент не устал, он может их воспринимать достаточно внимательно (сложные по конструкции, содержанию и по количеству слов вопросы), то по мере утомления сложные и многословные вопросы он воспринимает с трудом. Этот психологический момент тоже необходимо учитывать при построении вопросов и анкеты в целом.
Нарушение правил структурного построения анкеты ведет к снижению эффективности работы методики. Принципы структурного построения, указанные здесь, и другие определяют стратегию методики, т.е. структурные комбинации оказываются тесно связанными со структурой исследования. Но если в методических построениях других наук, например психологии, принцип структурности методик исследования является одним из важнейших в различных экспериментах, то в социологии, в частности в построении анкеты, этот принцип остается не только на втором плане, но о нем даже не считают нужным упомянуть. В методической литературе, как правило, при описании структуры анкеты ограничиваются только двумя моментами - указанием принципа психологической воспринимаемости анкеты и того, что в основной части методики должны содержаться самые сложные вопросы. Структура анкеты на деле намного сложнее. В зависимости от задач и основных целей исследования структура анкеты требует различных подходов и различного содержания.

Последний вопрос. В драматургии анкеты необходимо уметь не только войти в беседу с респондентом, но и выйти из нее, т.е. правильно закончить работу. Мы выстраиваем целую серию контактных вопросов только с одной целью - заинтересовать респондента, вовлечь его в работу. Но не менее важно и правильно ее закончить, предусмотреть, какое впечатление останется у респондента после ответа на последний вопрос.
Конечно, можно забыть о респондентах, которых мы больше не увидим. Некоторые безответственные социологи так и делают. Но это грубый подход, который говорит о невоспитанности и невежливости исследователя. Ведь в обыденной беседе, даже случайной, мы никогда не прерываем ее сразу. Это воспринималось бы как дурной тон, плохие манеры, неумение разговаривать. Уважающий себя и других человек так не поступит, с кем бы он ни разговаривал. Нам не хотелось бы прослыть невежами даже среди незнакомых людей. И прежде чем закончить беседу, мы готовим ее концовку, словами или интонацией сообщая, что беседа заканчивается.
То же относится и к анкете, если представить ее как заочную беседу. Мы должны постепенно подготовить респондента к выходу из разговора. С методической точки зрения правильный выход из беседы обеспечивает более качественную информацию. Напомним, что, отвечая на серию наших вопросов, иногда достаточно сложных, респондент постепенно устает, как бы хороша и интересна ни была анкета. Он начинает спешить, нервничать, менее внимательно вникать в смысл вопросов и все меньше задумываться над ответами. И если анкета очень трудная, он невольно начинает думать: "Когда же кончатся эти вопросы?" Вот тут примерно за 10-15 вопросов до конца анкеты можно включить фразу "Наша анкета подходит к концу и сейчас мы хотели бы задать Вам еще несколько вопросов о...". Респондент успокаивается и вновь сосредоточивается. За 5-7 вопросов до окончания анкеты можно вставить еще одну фразу: "В заключение несколько вопросов о Ваших впечатлениях...". Респондента вторично информируют о том, что анкета практически закончена, и это помогает ему сохранять внимание. Можно поставить и такую фразу: "И еще один вопрос в заключении".
Помимо чисто психологического аспекта подготовки респондента к выходу из беседы последние вопросы имеют и функциональное назначение. Во-первых, последние вопросы бывают в правильно построенной анкете несложными. Респондент уже утомлен и ждать от него тщательной и кропотливой работы над трудными вопросами не стоит. Во-вторых, последние вопросы содержат некоторые личностные характеристики респондента. Это обусловлено тем, что вопросы о личных сторонах опрашиваемых всегда несколько настораживают, но расположенные в конце анкеты, они уже не могут повлиять на чистоту ответов. В-третьих, в конце анкеты часто формулируются вопросы методического плана и группируются почти все открытые вопросы.
Иногда считается, что открытые вопросы из-за их сложности нельзя ставить в конце анкеты. Доля истины в этом есть. Но на этот счет есть и другие соображения. Респонденту, познакомившемуся с содержанием анкеты, легче ориентироваться в контексте ответов на открытый вопрос, который, как правило, формулируется в рамках изучаемой темы. Несмотря на то, что конец анкеты не самое лучшее место для ответов на них, тем не менее, на это приходится идти, чтобы четко сориентировать опрашиваемых, в какой аспекте отвечать на тот или иной открытый вопрос, хотя, конечно, и в этом случае он остается (аспект) довольно широким.
Имеется и еще одно соображение. Дело в том, что открытые вопросы, поставленные в конце анкеты, легче обрабатываются с чисто технической точки зрения. Учитывая трудоемкость кодировочных работ, особенно если приходится обрабатывать большие массивы анкет, например, в несколько тысяч анкет, техническая сторона обработки оказывается немаловажной. Одно дело, когда кодировщик листает все страницы анкеты и выбирает ответы на открытые вопросы, разбросанные по всей анкете в разных местах, и совсем другое дело, когда все они собраны в одном месте и в конце анкеты. Открываешь последнюю страницу, и все ответы на открытые вопросы, как говорится, налицо. Выборочный хронометраж работы кодировщиков показал, что во втором случае трудоемкость снижается в два-три раза, а общее время обработки открытых вопросов сокращается до 30%. И, что самое важное, в этом случае кодировщики допускают меньше пропусков ответов респондентов на открытый вопрос, меньше ошибок при выписывании ответов и их кодировке. Так, в одном из исследований открытые вопросы были расположены в середине анкеты. Это делалось для логического завершения серии вопросов, направленных на изучение исследуемого явления. В этом случае количество пропусков кодировки ответов респондентов был в 2-3 раза выше, чем во втором исследовании, когда тот же самый открытый вопрос располагался в конце анкеты. Пропуски в кодировке ответов всегда бывают. Так, при кодировке профессии респондентов количество не ответов, т.е. их пропуск кодировщиками, составляет от 3 до 7%.
Конечно, расположение открытых вопросов в конце анкеты имеет свои недостатки, о которых уже говорилось, но из двух зол приходится выбирать меньшее. При малых массивах открытые вопросы можно располагать в середине анкеты, если в этом есть особая необходимость, при больших - лучше ставить их в конце анкеты, если это не обусловлено строгими методическими требованиями содержательного характера.
Блок заключительных вопросов содержит в себе, как правило, следующие части:
1. Паспортичка, вопросы о личностных характеристиках респондентов: пол, возраст, образование, профессия, стаж работы и другие характеристики, необходимые для данного исследования.
2. Открытый вопрос (один или несколько), например: "Что бы Вы сделали в первую очередь для укрепления своей семьи?"
3. Открытый вопрос методического характера, скажем, такого типа: "Если у Вас есть замечания и предложения по анкете, ее отдельным вопросам или в целом по исследованию, то напишите их, пожалуйста, здесь".
4. Закрытый вопрос методического характера о том, как понравилась анкета респонденту, сколько времени, по его мнению, она заняла для заполнения и фактическое время (отмечает анкетер).
5. Заключительный вопрос. Последний вопрос имеет большое функциональное значение. Сколь бы ни был длителен разговор, последняя фраза, как правило, запоминается. Помните, как в фильме "Семнадцать мгновений весны" Штирлиц говорит, что необходимо уметь не только войти в разговор, но и выйти из него, и что последняя фраза остается в памяти". Так и в анкете последний вопрос, как последняя фраза, должен остаться в памяти. Он должен быть интересен респонденту, может быть, остроумным, но обязательно находиться в русле той темы, которая была основной в вопроснике.
Например, в исследовании о материальных потребностях служащих в конце анкеты был поставлен такой вопрос (фрагмент анкеты): "Наша анкета закончена. Большое спасибо за работу, которую Вы проделали, за Ваши ответы на наши многочисленные вопросы. Вы нам очень помогли. В конце мы хотим задать Вам еще один, последний, вопрос. Представьте себе, что Вы выиграли по лотерейному билету автомашину "Жигули" последней марки. Скажите, пожалуйста, стали бы Вы брать машину на счастливый билет или получили бы деньги?"
И уж, конечно, нельзя ставить в заключение анкеты вопросы о стихийных бедствиях, болезнях, кражах и других невзгодах, которые могут случиться или случались с респондентом. Это сразу оставляет неприятное впечатление и вызывает негативную реакцию. В конце одной из анкет был такой вопрос (фрагмент анкеты): "В жизни могут произойти различные стихийные бедствия и поэтому необходимо всегда помнить номера телефонов специальных служб. Представьте себе, что ночью у Вас в доме (квартире) случился пожар. Знаете ли Вы номер пожарной службы?"
В жизни безусловно всякое может произойти, в том числе и пожар в квартире, и номера телефонов специальных служб надо, конечно, помнить, но все-таки описание этой ситуации и такой вопрос - не самая лучшая концовка анкеты.
Последний вопрос, кроме всего прочего, это и перекидной мостик к будущим исследованиям. Мы должны думать не только о сегодняшнем дне, но и заботиться о завтрашнем. Кто знает, может быть, нам самим или другому исследователю придется вновь прийти на этот объект и работать с теми же респондентами. И бывает очень обидно, когда приходишь на предприятие, а респонденты отказываются заполнять анкеты: "Были тут до Вас, тоже анкеты давали, надоели уже". И приходится уговаривать, упрашивать. Понятно, что этот негативизм - след предшествующих исследователей, которые оставили плохое впечатление. Конечно, дело здесь не только в последнем вопросе. Видимо респонденты не приняли все исследование, не поняли его нужности. И если мы хотим успешно работать, необходимо заботиться о том, чтобы после каждого нашего исследования у людей оставалось уважение к исследованиям и желание помогать социологам в их научной работе.
Заключительный этап анкеты, в том числе и последний вопрос, является логическим завершением в драматургии анкеты, как заключительный аккорд в симфонии опроса.

Несколько слов об отношении к анкете
Анонимность анкеты. Как-то в одном исследовании респондент категорически отказывался заполнять анкету только потому, что на анкете был проставлен номер анкетера: "Вы всегда по этому номеру можете найти мою анкету и проверить мои ответы", - говорил он. Сколько мы ни убеждали его, сколько ни доказывали, что на интересуют ответы респондентов только в совокупности, а никак не в отдельности, что все они будут обрабатываться на ЭВМ, мы не смогли убедить его в принципе анонимности анкеты.
Данные личностного характера, сведения о человеке, исходя из самых благих пожеланий, научных задач и целей мы можем получить только с разрешения опрашиваемых. И, как правило, они не возражают. Не так много у человека тайн и не так много мы задаем вопросов интимного плана, чтобы респонденты не могли ответить на них искренне. Нередко люди охотно идут на всякие опросы, особенно психологического плана. У большинства опрашиваемых тестирование вызывает оживление и любопытство: "А какой я, какие у меня психологические характеристики?" И все-таки элемент настороженности вдруг встречается, особенно в социологических исследованиях, когда мы уже снимаем социальную, социально-политическую информацию об установках, имеющую и общественную оценку.
Отказ от заполнения анкеты нередко вызывается тем, что появляется опасение, что ответы респондента выйдут за пределы научного пользования. К сожалению, такие факты иногда встречаются. Так, в одной школе учителями проводилось анкетирование учащихся. На следующий день после опроса учительница, видимо, не вытерпела и высказалась: "Что же ты Иванов, в анкете пишешь одно, а делаешь совсем другое. Обманываешь учителей". Конечно, после такого случая не только у Иванова доверие к социологическим исследованиям и любым другим опросам будет трудно восстановить.
Приходится сталкиваться иногда с фактами, когда некоторые руководители проявляли особый интерес к ответам тех или иных респондентов. Проводя однажды исследование в подмосковном совхозе, я принимал заполненные анкеты в специально отведенной для этого комнате и аккуратно складывал в стопочку на столе. Мне пришлось отлучиться на несколько минут. Возвратившись, я застал такую картину: мой помощник, выделенный администрацией совхоза и работавший в аппарате управления, лихорадочно листал анкеты, выискивая ответы отдельных респондентов. Делалось это на глазах анкетеров, после того, как я убеждал их в анонимности опроса и использовании его только в научных целях. Мне пришлось отказаться от услуг этого помощника, но слух о том, что анкеты просматриваются администрацией, уже потек по предприятию, и было стыдно и неловко перед рабочими. Этот урок запомнился мне навсегда.
Нельзя не согласиться с мнением Цонева и Венедиктова, которые писали: "Основа любой тенденциозности кроется в осознанном или неосознанном предположении анкетируемых, что их ответы могут использоваться как их персональные характеристики. Вот почему к анкетным исследованиям предъявляется категоричное требование, чтобы полученные индивидуальные сведения использовались только для статистических целей, ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах они не могут служить в качестве индивидуальной информации об анкетированном лице"37. Нельзя не поддержать совершенно категорическое требование С. Михайлова: "...Абсолютно недопустимо делать служебные, организационные и политические выводы обследуемого лица на основании сведений, собранных при эмпирическом социологическом исследовании"38.
Анкетные данные нельзя использовать для выводов личного порядка не только по причинам этического характера. Этого нельзя делать и потому, что методика анкетного опроса построена таким образом, что исследует только некоторые закономерности общего характера по его частотному проявлению и частному выражению. И если мы можем сказать нечто о совокупности людей, нарисовать их обобщенный портрет, то это не значит, что мы можем нарисовать портрет и дать характеристику конкретного человека по его ответам на вопросы анкеты. Для этого требуются специальные методики типа психологических тестов. Между этими методиками имеется принципиальная разница. Выводы о человеке по его ответам на анкетные вопросы могут быть совершенно неверными.
Проблема анонимности занимает не последнее место в драматургии анкеты. Правильно построенное и проведенное исследование предполагает как одно из первейших и важнейших условий сохранение полной анонимности или в крайнем случае обеспечение тайны ответов респондентов. Респонденты должны быть в этом полностью уверены. Только при соблюдении этого условия можно надеяться на получение искренних ответов и достоверных результатов. Поэтому социологи делают все возможное, чтобы и по форме, и по существу сохранить принцип анонимности. В инструкции к анкете обязательно подчеркивается факт анонимности анкеты. При инструктаже анкетеров социолог обязательно заостряет на этом внимание и просит донести эту информацию до респондентов. Для сохранения анонимности используются различные технические приемы и процедуры проведения опроса. Например, анкеты респонденты сдают не анкетерам, проводившим опрос, а опускают в специально подготовленный ящик. В качестве анкетеров никогда не следует использовать руководителей предприятия, где проводится исследование. Для этой цели желательно привлекать посторонних лиц. Конечно, все это создает дополнительные трудности в проведении исследования, но на это приходится идти для соблюдения чистоты исследования, от которого, в конечном счете, зависят достоверные и надежные результаты исследования.

Дайте и мне заполнить анкету!
Конечно, не надо чрезмерно преувеличивать роль анонимности и боязнь респондентов отвечать на вопросы, даже самого интимного плана. В большинстве случаев респонденты нам доверяют и понимают, что их ответы будут использованы в научных целях. Чаще бывает, что респонденты с удовольствием берут анкеты и с большой ответственностью отвечают на вопросы. Такое отношение к опросу объясняется тем, что нередко анкета воспринимается респондентами, как некий официальный документ, социолог - как официальное лицо, а сам опрос понимается как способ влияния на производственные отношения, улучшение условий и организации труда. Именно поэтому в анкетах иногда встречаются пространные записи на полях в открытых вопросах по поводу положения дел на предприятии, деловые, конструктивные предложения, направленные на улучшение работы. Все они впоследствии входят в отчетный документ.
Нередко анкета становится своеобразной трибуной выражения негативного отношения к тем или иным порядкам, существующим на предприятии. В ней высказываются критические замечания и предложения по устранению недостатков. Анкета представляется формой доведения до вышестоящих организаций критических замечаний и своей неудовлетворенности. В связи с этим бывают и устные заявления и просьбы: "Вы им там скажите в министерстве...".
Если анкетный опрос хорошо подготовлен, если до сведения рабочих. служащих, инженерно-технических работников доведены основные цели и задачи исследований, если местные газеты, радио сообщили о назначении социологических исследований, если работающие поняли, на что направлено проводимое исследование, то анкетный опрос сам вызывает такой подъем общественной активности и желания помочь исследователям, которого трудно добиться самыми изощренными методическими приемами.
При правильной организации исследования создается благоприятная общественная ситуация, когда каждый респондент не только охотно и с удовольствием отвечает на вопросы анкеты, но видит в этом свой долг и один из возможных способов улучшения работы своего предприятия. Когда складывается такое общественное мнение, возникает благоприятная обстановка, исследование проходит четко и организованно. Они видят, что их работой, жизнью, их мнение интересуются и сами становятся активными помощниками и сторонниками социологов. Как-то об одном таком хорошо организованном исследовании директор предприятия с большой теплотой и искренностью сказал: "Не знаю, какие Вы получите научные данные, но уже сам по себе опрос дал неплохой практический результат. В этом месяце мы хорошо поработали". Они хорошо поработали, вероятно, не только из-за опроса, но, возможно, помог и опрос, судя по тому воодушевлению, с каким он проходил.
О заинтересованности в проводимом исследовании говорит и тот факт, что респонденты, как правило, просят сообщить им об его результатах. Не всегда, конечно, получается после исследования собрать всех респондентов и отчитаться перед ними, но стремиться к этому надо. Респонденты должны знать, какие мероприятия намечаются после социологического исследования. Конечно, не всегда от социолога зависит их практическая реализация. И, тем не менее, стремиться к этому необходимо, поскольку респондентов интересует не само по себе социологическое исследование, а его практические результаты. Особенно это касается практических социологов, которые работают постоянно на одном и том же предприятии или организации и которые имеют дело с одними и теми же респондентами.
Социолог должен знать силу общественного мнения и силу массового опроса как генератора общественного мнения и резонанс, который получает даже самое маленькое социологическое обследование. Необходимо помнить об этом, тогда легче будет работать, иметь в лице респондентов союзников и активных помощников в исследовании.

Глава 5. Техническое оформление анкеты

Первая страница
Первая страница как визитная карточка, как первое знакомство, И если мы хотим, чтобы это знакомство состоялось и было приятным, необходимо хорошо позаботиться о своей визитке, позаботиться о том, как начать анкету.
Первая страница несет определенную функциональную и эмоциональную нагрузку, что нередко упускают из вида начинающие социологи. Хотя количество информации на первой странице, как правило, невелико, значение ее достаточно большое, и если неправильно ее подать, то это может сказаться на всем опросе.
Какая же информация присутствует на первой странице? Прежде всего указывается организация, которая проводит исследование. Это правило обычно соблюдается. Правда, иногда им и злоупотребляют, и на титульном листе перечисляется так много различных организаций, так или иначе причастных к исследованию, что у респондента пестрит в глазах.
Вряд ли стоило перечислять все организации, достаточно было указать только одно предприятие, где и проходило исследование. Не надо загромождать первую страницу излишней информацией.
Необходимо помнить, что указание организации на титульном листе, особенно, если это не научное учреждение, а министерство, завод, различные предприятия, под чьей эгидой проводится исследование, может привести к снижению искренности ответов, поскольку в качестве исследователей здесь выступают люди, которым подчинены опрашиваемые. И хотя специального изучения этой зависимости не проводилось, это мнение не безосновательно. С. Михайлов пишет: "Лучше всего, когда организатором является научное учреждение. Когда организатором является учреждение, от которого исследуемые лица весьма зависимы, то указание на это учреждение может отрицательно отразиться на достоверности информации. В таком случае следует найти выход, который устраняет эту опасность"39.
С этим мнением нельзя не согласиться, исходя из собственного опыта. Нередко заказчиком исследования выступает учреждение или предприятие, которое, естественно, указывается на первой странице. Из-за этого иногда, правда, не особенно часто, приходится сталкиваться с определенной настороженностью, неудовлетворенностью, особенно если в качестве респондентов выступает инженерно-технический или управленческий персонал. Бывают даже случаи отказов от заполнения анкеты. Выходом из таких ситуаций, по мнению С. Михайлова, может быть привлечение в соисполнители научных коллективов или проведение исследований под руководством общественных организаций40.
Нередко на титульном листе размещают инструкцию по заполнению анкеты. Вряд ли это правильно, поскольку сильно утяжеляет первую страницу, затрудняет ее восприятие. Инструкцию лучше всего вынести на отдельную страницу.
Не всегда оправдано указывать на титульном листе полное наименование темы, тем более ее кодовое обозначение. На титульном листе одной из анкет было написано "Тема: "Структура - 77". Документ № 5". Что такое "Структура - 77"? Для исследователя - это кодовое наименование темы, для респондента - непонятное обозначение. А все непонятное вызывает недоверие, настороженность. В другой анкете на первой странице значилось: "Тема: 0906 - 160001 - 005". "Разработать и использовать методические рекомендации по социальному проектированию и прогнозированию предприятий и организаций". Трудно заинтересовать респондента анкетой, начиная ее набором цифр и батареей непонятных слов.
Иногда, но очень редко, на титульном листе указывается фамилия автора исследования. На наш взгляд, это делать необходимо по крайней мере по двумя причинам. Каждая работа имеет авторство, и его необходимо указывать. В противном случае не с кого спросить за изъяны в работе, некого и поблагодарить за хорошую анкету. Кроме того, происходит постоянное прямое заимствование социологов друг у друга, одни и те же вопросы и даже блоки вопросов кочуют из одной анкеты в другую, а иногда используется и вся анкета целиком. Печатать фамилию автора и его координаты необходимо еще и для того, чтобы любой респондент мог при необходимости обратиться непосредственно к исследователю. А такие ситуации встречаются нередко.
Иногда на титульном листе указывается номер анкетера, номера открытых вопросов для последующей их кодировки, другие непонятные для респондента цифры, буквенные обозначения и пр. Если это необходимые сведения, то лучше их перенести на последнюю страницу анкеты. Не надо отвлекать респондента ненужными и непонятными сведениями, тем более к нему не относящимися.
И последнее. На первой странице должны быть указаны год и место проведения исследования.
Итак, функциональное назначение первой страницы заключается в том, чтобы рассказать респонденту о том, кто проводить исследование, под чьей эгидой проводится опрос, наименование документа (анкета, опросный лист), краткое наименование темы, место и время проведения опроса. Эмоциональное назначение этой страницы сводится к тому, чтобы привлечь респондента к исследованию, заинтересовать его.

Инструкция к анкете
Поскольку анкета бывает новым и часто довольно сложным документом для респондента, то в обязательном порядке к ней пишется инструкция. Она, как правило, помещается в начале анкеты на второй странице и бывает небольшой по объему.
Прежде всего в инструкции указываются основные цели и задачи исследования. Например, "Настоящее исследование проводится с целью изучения некоторых аспектов обучения и воспитания школьников".
Цели и задачи исследования даются в самой общей форме, но обязательно четко и определенно. Однако нередко цель исследования бывает выражена столь расплывчато и обще, что становятся непонятными истинные намерения его авторов, скажем: "Обращаемся к Вам с некоторыми вопросами, касающимися Вашей жизни и работы, ответы на которые необходимы для научных и практических целей, для исследования различных сторон деятельности современных фермеров". Общее указание на то, что ответы на вопросы "необходимы для научных и практических целей" или в "чисто научных целях", "для исследования различных сторон деятельности..." слабо раскрывают цели и задачи исследования.
И совсем плохо, если в инструкции в качестве цели исследования указывается необходимость сбора какой-либо личной информации. Например: "Мы просим Вас ответить на вопросы анкеты, цель которой выяснить различные аспекты личной жизни..." или "Предлагаемая анкета предназначена для сбора информации о различных сторонах политической деятельности...". У социологов нет права "выяснять различные стороны" жизни людей, обращаться с вопросами, "касающимися личной жизни респондентов", и т.д. Такое обращение нисколько не способствует искренности ответов и заинтересованности респондентов в заполнении анкеты. Наверное, никому не понравится, если кто-то будет заглядывать в его личную жизнь.
Говоря о цели и задачах исследования, следует подчеркнуть его общественную значимость, направленность на улучшение работы организаций и предприятий. Например:
"Большую часть дня Вы проводите на работе. И, разумеется, от того, как у Вас прошел рабочий день, зависит и Ваше самочувствие, и Ваше настроение. Администрация Вашего предприятия заинтересована в том, чтобы каждый работник получал максимальное удовлетворение от своего труда.
Каковы положительные и отрицательные стороны Вашего труда? что мешает работать? а что, наоборот, создает хорошее настроение? о чем необходимо подумать в первую очередь для создания благоприятных условий труда? - вот вопросы, на которые мы просим Вас ответить".
Или:
"Как Вы учитесь? Что помогает и что мешает Вашей учебе? Каковы Ваши интересы и планы? Что Вам нравится и что не нравится в учебе? С кем Вы предпочитаете общаться? Ваши отношения со сверстниками?
На эти и другие вопросы просим Вас ответить в настоящей анкете..."
Инструкция должна объяснять, что исследование проводится в интересах респондентов и главной его целью является повышение удовлетворенности своей жизнью и учебой, совершенствование отношений в коллективе, улучшение микроклимата и т.д.
Удивительно, но постоянно почти в каждой анкете пишутся фразы: "От полноты и искренности Ваших ответов будет зависеть ценность данного исследования" или "Просим отнестись к заполнению анкеты серьезно и благожелательно", или "Точность и подробность Ваших ответов позволят объективно оценить реальные условия труда". Но ведь этим, сами того не подозревая, по сути дела мы оскорбляем респондента: сомневаемся в его "искренности", не верим, что он захочет дать нам "полные" и "точные" ответы, почему-то думаем, что он не отнесется к нашей анкете "серьезно" и "благожелательно". Право, такого отношения к себе респондент не заслужил и повода к нему не давал.
Представьте себе, что в беседе с кем-то Вы начнете разговор с того, что попросите собеседника не врать, отвечать искренне, серьезно и благожелательно. Вряд ли он захочет после этого с Вами разговаривать. Лучше избегать таких призывов, поскольку, как говорится, кроме вреда никакой пользы они не приносят. Главное же состоит в том, что искренность, благожелательность, точность и т.д. зависят не от наших увещеваний, а от правильного построения вопросов и анкеты в целом.
Как уже говорилось, анкета - это анонимный документ. В самом деле, исследователя не интересует в данном случае фамилия респондента, но для каждого респондента анкета - это документ. который раскрывает некоторые его личные стороны. Не всегда бывает приятно, если письменно выражаешь некоторые свои мысли, оценки, даже не интимного характера, и не знаешь, кто будет читать. Мне самому не раз приходилось заполнять чужие анкеты и, надо признаться, что ощущения не всегда были самые приятные. Если кто-нибудь из читателей заполнял опросные листы или анкету, то, вероятно, он согласится со мной. Гарантия сохранения анонимности имеет важное психологическое значение, поэтому в инструкции всегда указывается: "Результаты исследования будут использованы только в научных целях...", "Фамилию указывать не обязательно".
Но и здесь тоже надо быть корректным. Не следует писать категорично: "Фамилию не указывать" или "Нас Ваша фамилия не интересует, а нужны только ответы". Собственная фамилия, имя - одно из самых дорогих моментов в жизни человека, и вряд ли ему понравится, если мы будем подчеркивать, что нас не интересует его фамилия, нас вообще ничего не интересует, кроме ответов. А потом, почему бы не дать ему возможности написать свою фамилию? Некоторые респонденты подписывают свои анкеты.
Вторая важная часть инструкции - описание основных правил заполнения анкеты. Обычно в этой части выделяются три момента:
* обращается внимание респондента на то, что он должен выбрать из предлагаемого набора альтернатив ту, которая больше всего соответствует его мнению;
* что он может дописать ответ сам, если ни один из предлагаемых ответов его не устраивает, для этого и оставлено свободное место;
* что он должен обвести кружком стоящую напротив выбранного ответа цифру, а не подчеркивать ее, не ставить галочки и пр.
В инструкции обычно обращается внимание респондентов на порядок заполнения анкеты. Для этого вводится фраза: "Внимание! Обратите внимание на порядок заполнения анкеты."
Большинство вопросов анкеты содержит возможные варианты ответов. Выберите те из них, которые соответствуют Вашему мнению, отметьте их, обведя кружком стоящую напротив цифру. Если ни один из предлагаемых вариантов ответа Вас не устраивает, Вы можете дописать свой ответ, мы для этого оставили свободное место.
Более подробно о порядке заполнения анкеты рассказывается при инструктаже анкетеров, которые доносят все тонкости до респондентов. Но необходимо стремиться к тому, чтобы анкета не вызывала трудности при заполнении, В принципе любая инструкция мало поможет, если анкета составлена плохо и ее заполнение вызывает больше вопросов, чем содержит сама анкета.
И последнее: мы должны поблагодарить заранее респондента за его ответы. Обычно пишется так: "ЗАРАНЕЕ БЛАГОДАРИМ ЗА ПОМОЩЬ". Это необходимая вежливая форма обращения к человеку, которого мы просим помочь.

Технический аппарат анкеты
В анкете используется довольно разнообразный технический аппарат. Он необходим для пояснений, как отвечать на вопрос, где и что писать, для направления респондента, для сосредоточения или переключения его внимания и в целом для облегчения его работы.
1. Важную руль в анкете играют пояснительные фразы. Они необходимы для того, чтобы объяснить респонденту, как отвечать на тот или иной вопрос. Например: "В данном вопросе Вы можете выбрать любое количество ответов" или "В данном вопросе Вы можете выбрать только две (три) наиболее важные для Вас причины" или "В данном вопросе Вы можете выбрать только один ответ". Такое указание необходимо тогда, когда мы хотим сосредоточить внимание респондента на необходимости выбрать наиболее важные для него причины, мотивы, скажем, поведения, а не все возможные. Либо мы поясняем, что вопрос построен таким образом, что респондент может выбрать любое количество ответов, допустим, когда мы хотим узнать, какие культурно-бытовые предметы он имеет дома.
Пояснительная фраза может указывать, каким группам респондентов необходимо отвечать или не отвечать на данный вопрос или альтернативу: "Следующий вопрос предназначен только для тех, кто выбрал последнюю альтернативу предыдущего вопроса", или "На следующие пять вопросов отвечают только инженерно-технические работники", или "На данный вопрос отвечают только те респонденты, которые женаты (замужем)", и т.д.
Пояснительные фразы также используются, когда есть необходимость обратить внимание на техническое заполнение анкеты в целом или отдельных вопросов: "При ответе на данный вопрос поставьте галочку напротив выбранной Вами альтернативы" или "При ответе на данный вопрос подчеркните наиболее важные для Вас причины", или "В серии предлагаемых альтернатив выберите, которые соответствуют Вашему мнению, и поставьте крестик напротив каждой из них".
2. В анкете применяется метод выделения отдельных слов, словосочетаний или предложений их подчеркиванием или разрядкой. Это чаще всего используется для привлечения внимания респондента к ключевым словам и словосочетаниям, чтобы он одинаково с исследователем понял смысл того или иного вопроса.
В обыденной речи ключевые, смысловые слова выделяются интонацией, в печатном тексте эти слова определяются общим контекстом. В анкете каждый вопрос строится не в контексте остальных вопросов, а как самостоятельный, поэтому приходится иногда прибегать, так сказать, к усиленному методу, подчеркиванию. Например вопрос: "Какую марку телевизора Вы хотели бы купить в этом году?" понять можно двояко: или что исследователя интересует марка телевизора или то, что респондент купит телевизор именно в этом году. В зависимости от прочтения вопроса меняется содержание ответа респондента. У респондента может быть устойчивое отношение к той или иной марке телевизора, и именно это необходимо выделить и получить из ответов, или же необходимо выяснить наибольшую популярность новой марки телевизора. Если интересует именно последнее, то внимание респондента необходимо сконцентрировать на словосочетании "в этому году" путем подчеркивания, разрядки или печатания жирным шрифтом. Еще пример: Встречаясь со своими товарищами по работе, Вы обсуждаете с ними различные вопросы. Мы выделили некоторые из них и просим Вас отметить те, которые чаще всего обсуждаете (Отметьте не более 3-х позиций)". В данном вопросе социолог посчитал необходимым сосредоточить внимание респондента на словосочетании "чаще всего", чтобы подчеркнуть, что его интересует интенсивность обсуждения тех или иных вопросов. При необходимости можно выделять ключевые, смысловые слова и в альтернативах.
В литературе высказывается мнение, что в анкетах нельзя выделять каким-либо способом слова или словосочетания, поскольку, сосредоточивая внимание респондента, привлекая его к отдельным вопросам, мы тем самым можем снизить его внимание к остальным вопросам и привести к смещению информации. И хотя специальных исследований на эту тему, кажется, не проводилось, тем не менее смысл в этом замечании есть. Но, как говорится, каждая медаль имеет две стороны, и частенько из двух зол приходится выбирать меньшее. Привлекая внимание респондента к тем или иным словам и группе вопросов, мы, возможно, и снизим внимание к остальным вопросам. Но в этом случае мы можем получить более достоверную информацию, а негативное влияние такого приема можно нивелировать другими методами.
3. Для того, чтобы переключить или привлечь внимание респондента к тем или иным вопросам, направить его мысли в нужное русло, в данном случае для того, чтобы он отвечал на те вопросы, которые касаются его, и не отвечал на те вопросы, которые его не касаются, используются различные указатели: звездочки, стрелки, литеры и т.д.

КАК ЧАСТО ВЫ ЧИТАЕТЕ ГАЗЕТЫ?
Читаю каждый день.................................... ( )
Читаю 3-4 раза в неделю............................ ( )
Читаю очень редко..................................... ( )
Газет не читаю............................................ ( )* переходите к
вопросу № ___

На следующий вопрос, например, "Если Вы не читаете газет, то почему?", отвечают только те респонденты, которые выбрали последнюю альтернативу, и социолог, показывая стрелкой и указывая номер вопроса, направляет определенную группу респондентов к этому вопросу и одновременно отсекает другую группу респондентов, которых не касается данный вопрос.
Все это может показаться излишним, поскольку из текста вопроса ясно видно, что он относится только к тем респондентам, которые не читают газет. Однако практика показывает, что такое дополнительное указание не помешает, поскольку нередко респонденты воспринимают следующий вопрос в другом контексте, а именно, почему, по его мнению, некоторые люди не читают газет. А это уже совсем другая информация.
Иногда опрашивают различные группы респондентов, и в этом случае, естественно, не все вопросы могут быть предназначены для той или иной групп опрашиваемых. В этих случаях рядом с номером вопроса ставится литер, например, 01А; 25.Б, и в примечании указывается, кому отвечать на эти вопросы. Если мы проводим исследование по комплексному изучению какого-то явления и, соответственно, опрашиваем различные группы населения, то, естественно, разные блоки вопросов будут касаться различных групп населения. Применение литера позволяет для каждой из этих групп разграничить вопросы: одни, отвечают на вопросы под литером А, другие - под литером Б.
Отличительные знаки способствуют эффективной работе респондентов, но нельзя ими злоупотреблять. Слишком частое их применение может, наоборот, затруднить чтение анкеты, отвлечь внимание респондента. Во всем следует знать меру.
4. Необходимо предусмотреть в анкете место и для ответов респондентов на полузакрытые или открытые вопросы, и для любых других высказываний и надписей. Обычно в полузакрытых вопросах после всего набора альтернатив оставляется место (проводятся две-три сплошные линии) и дается пояснение, что здесь респондент может написать свой ответ, например, "Что еще, напишите_____________ ...". То же самое делается и в открытом вопросе, но оставляются уже не две-три строчки, а больше, чтобы не ограничивать респондента в его желании высказаться. Иногда опрашиваемые заполняют целые странички анкеты при ответе на открытый вопрос.
Каждый исследователь выбирает свой технический аппарат анкеты. Но необходимо помнить два правила.
Первое. Выбрав систему технического оформления анкеты, необходимо придерживаться ее до конца, а не менять от вопроса к вопросу без особой нужды. Это может сильно мешать работе опрашиваемых. Технический аппарат анкеты должен облегчать работу методики, а не усложнять ее.
Второе. Техническое оформление анкеты - не самоцель и имеет значение и смысл в рамках тех задач, которые ставятся перед исследованием. Только в этом случае может быть оправдан тот или иной технический прием и успешно использован в анкете.

Вспомогательные фразы в анкете
Вспомогательные фразы играют в анкете большую роль, нередко ту же, что и вспомогательные вопросы. Преимущество первых заключается в том, что, используя их, мы снимаем монотонность, возникающую от самих вопросов. Как бы ни были разнообразны вопросы, но только отвечать на них надоедает.
Вспомогательные предложения выполняют различные функции в анкете. Они служат для переключения внимания респондента на новый блок вопросов: "А сейчас мы переходим к другим вопросам. Давайте поговорим немного о Ваших интересах в области кино". Без вспомогательных, вводных фраз переход может оказаться резким и непонятным. Иногда такие вводные предложения называются связующими.
Вспомогательные предложения используются и как разъединяющие, для нейтрализации влияния одного блока вопросов на другой или одного вопроса на другой. Как уже говорилось, для этого нередко применяются вспомогательные вопросы, но иногда бывает лучше использовать повествовательное предложение:
"Мы с Вами закончили блок вопросов о Ваших интересах в области кино. А сейчас давайте поговорим о других проблемах. Возможно бывает так, что Вам не удается поехать отдыхать вместе с семьей: то не совпадает отпуск, то нет денег, то неожиданно возникают еще какие-нибудь трудности, когда наступает лето. И каждый раз приходится решать эти проблемы по-разному.
СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЫ ЧАСТО ОТДЫХАЕТЕ ВМЕСТЕ С СЕМЬЕЙ?"
Это предложение построено довольно длинно и пространно. Сделано это специально, чтобы респондент имел достаточно информации и времени включиться в новую тему.
Вспомогательные предложения используются и для снятия конвенциальных ограничений, влияния общепринятых норм или соображений престижа на ответ респондента. Отвечая на тот или иной вопрос, особенно личного характера, респондент может, ориентируясь на общественное мнение, отвечать не так, как он на самом деле думает и как на самом деле поступит в том или ином случае, а так, как это общепринято или из-за стремления выставить себя в лучшем свете.
Элизабет Ноэль приводит такой пример из анализа опроса на средства мытья головы:
"Ответьте, пожалуйста, еще на несколько вопросов о Ваших привычках, связанных с мытьем волос. Многие говорят, что для волос и для кожи головы вредно слишком частое мытье. Не могли бы Вы мне сказать, когда Вы в последний раз мыли голову?"
Комментарий: пример того, как в вопросе устранить влияние конвенциальных норм, как противодействовать ответам, на которые могли бы повлиять соображения престижа"41.
Снятие конвенциальных норм является очень важным моментом в разработке анкеты и формулировании вопросов, но, к сожалению, оно редко используется в социологической практике. Чаще всего (намного чаще, чем мы предполагаем) из-за престижных соображений респонденты отвечают не так, как думают, или поступают на самом деле. Поэтому, учитывая суждения людей, необходимо тщательно готовить формулировку каждого вопроса, где есть опасность такого влияния, и по возможности снимать его.
Фрагмент анкеты:
"Иногда случается так, что работа выполнена не качественно, допускает брак в работе. Этому бывают разные причины: не подготовлен фронт работы, задержки с документацией, поломка машин и механизмов и пр. И часто это зависит не от самого рабочего, а от ряда объективных причин.
СКАЖИТЕ, А У ВАС БЫВАЕТ БРАК В РАБОТЕ?"
Отвечая на вопрос, допускает ли он брак в работе, респондент может при ответе слегка покривить душой из-за боязни, что его могут посчитать нерадивым, неквалифицированным работником, обвинить в нежелании и неумении трудиться. Вводная фраза, которая говорит о том, что существуют объективные причины некачественной работы, независящие от конкретного работника, снимает опасения на этот счет, и мы получаем большую вероятность добиться искреннего ответа.
Вводные предложения применяются и для усиления внимания, помогают вспомнить "давно прошедшие минуты и пролетевшие года", способствуют работе воображения.
"Представьте себе, что у Вас появилась машина времени, которая легко может перенести Вас в прошлое. Какое историческое лицо Вы хотели бы увидеть и поговорить с ним?"
Эти предложения играют большую роль в повышении заинтересованности респондента, его уверенности. В интервью для укрепления уверенности респондента в своих силах, заинтересованности, понимания необходимости и важности его работы используются высказывания интервьюера типа: "Это очень интересно", "Да, да, Вы правы" или "Вы очень хорошо сказали, что...", "Вы отлично себе представляете..." и т.д. Чаще всего этого бывает достаточно, чтобы респондент не сомневался в том, что его ответы нужны и интересны исследователю.
В заочной беседе, в анкете применяются свои приемы. Обычно для этого в анкету включаются вводные предложения типа: "Как Вы себе прекрасно представляете..." или "Вы наверняка хорошо помните", или "А сейчас нам было бы важно узнать..." и т.д. Этими и другими фразами мы как бы укрепляем уверенность респондента в том, что он все хорошо помнить, четко себе представляет, и что нам интересно его мнение и важны его ответы.
Сохранение внимания опрашиваемых всегда необходимо. Во-первых, респондент к середине анкеты начинает уставать, у него притупляется внимание, снижается желание работать над анкетой, отвечать на вопросы. Во-вторых, бывают моменты, особенно в заочной беседе, когда респондент начинает сомневаться в правильности своих ответов и их нужности. Такое состояние возникает, когда человек делает какую-нибудь новую работу и ему не с кем посоветоваться. Даже покупая галстук или костюм, мы стараемся узнать мнение хотя бы у продавца по поводу нашего выбора. Что же говорить о более сложных вещах!
Особенно незаменимы вводные предложения, когда необходимо разгрузить вопрос или описать ситуацию.
Фрагмент анкеты:
"Современная молодежь стремится быть в курсе наиболее важных событий политической жизни страны. При этом используются различные источники информации: газеты, журналы, радио, телевидение и другие. Не все эти источники равноценны для получения той или иной информации".
Далее идет серия вопросов по источникам информированности молодежи. Вот еще вопрос из анкеты для молодежи.
Фрагмент анкеты:
"Иногда высказывается мнение, что требования к нормам поведения в нашем обществе слишком мягкие, как это необходимо. Но есть и другое мнение, утверждают, что они у нас чересчур строги.
А КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ?"
Если представить всю информацию, заложенную в вводном предложении в виде вопроса, то он окажется длинным, тяжеловесным и будет с трудом восприниматься респондентом. Выделяя повествовательную часть, где объясняется суть вопроса, мы тем самым разгружаем сам вопрос, сделав его более простым и легким для понимания, а значит и для ответа. В этом варианте возможность получить достоверный ответ, без сомнения, достаточно высока.
Вспомогательные предложения, как и вспомогательные вопросы, облегчают анкету, делают ее более доступной для восприятия, создают благоприятный фон для взаимопонимания респондента и исследователя.
В конце анкеты хорошо смотрится такое заключительное предложение:
"Наша анкета закончена. Вы проделали большую работу. Ваши ответы очень помогли нам в научных исследованиях.
ЕЩЕ РАЗ БОЛЬШОЕ СПАСИБО".
Не правда ли, благодарность в такой форме более выразительна, чем короткое и сухое "спасибо за ответы". Не стесняйтесь лишний раз поблагодарить и похвалить респондента. Он ведь и в самом деле заслужил благодарность, проделав большую работу как участник социологического исследования.

Кодировка вопросов
В принципе можно разработать множество разнообразных систем кодировки вопросов в зависимости от целей и задач исследования и от системы обработки и анализа первичной социологической информации. Но в практике социологических исследований, согласно имеющимся программам обработки информации на ЭВМ, применяются две системы кодировки. В первой системе кодировки используется сплошная нумерация вопросов и нумерация альтернатив внутри каждого вопроса, например номер вопроса 35, номера альтернатив 1, 2, 3, 4, 5. Вторая система предусматривает также сплошную нумерацию вопросов, но наряду с этим и независимо от нумерации вопроса сплошную нумерацию всех альтернатив, допустим, номер вопроса 35, номера альтернатив 131, 132, 133, 134, 135.
И та, и другая системы кодировки имеют свои достоинства и недостатки. Достоинство первой системы заключается в том, что порядковая нумерация альтернатив в вопросе лучше воспринимается респондентами, чем сплошная нумерация всех альтернатив. При второй системе кодировки, когда против каждой альтернативы стоит батарея не всегда понятных цифр (например, 0321, 0322 и т.д.), может появиться недоверие со стороны опрашиваемых, могут возникнуть вопросы по поводу цифр, о том, что они значат и т.д. Все новое и непонятное настораживает и, не получив обстоятельного разъяснения и не поняв значения этих цифр, респондент неосознанно начинает с недоверием относиться и ко всей анкете, что, естественно, снижает общую чистоту исследования.
Есть и еще один недостаток в сплошной нумерации альтернатив. Эту систему кодировки сложно использовать в так называемых табличных, или комбинированных, вопросах.
Посмотрите на такой комбинированный вопрос из анкеты по исследованию социально-профессиональной ориентации молодежи при сплошной нумерации альтернатив.
ЧТО И КАК ЧАСТО ВЫ ОБСУЖДАЕТЕ В ВАШИХ РАЗГОВОРАХ С РОДИТЕЛЯМИ?

часто
не часто
редко
никогда
32.
Выбор профессии
0352
0353
0354
0355
33.
Выбор друзей, подруг
0356
0357
0358
0359
34.
События в мире, в нашей стране
0360
0361
0362
0363
35.
Вопросы семейного бюджета
0364
0365
0366
0367

Согласитесь, что обилие кодировочных цифр сильно затрудняет ответ на вопрос. Это одна из причин, почему такого типа вопросы меньше всего нравятся респондентам, и именно они набирают наибольшее количество отказов от ответа.
Преимущество второй системы сплошной нумерации альтернатив заключается в том, что она позволяет во время обработки массива данных на ЭВМ комбинировать альтернативы и таким образом образовывать новые, так называемые искусственные, вопросы. Это значительно увеличивает общий объем информации, дает возможность полнее использовать полученные в результате опроса данные.
Код вопроса, порядковый номер всегда ставится слева перед наименованием вопроса. Код альтернативы, ее порядковый номер желательно ставить справа после наименования альтернативы и обязательно на этой же строке, продолженной после последнего слова точками, а не сплошной линией, например:
35. ИНТЕРЕСУЕТЕСЬ ЛИ ВЫ СОВРЕМЕННОЙ МОДОЙ?
Да, постоянно интересуюсь................................. 01
Интересуюсь, но мало.......................................... 02
Нет, не интересуюсь............................................. 03

Если код расположен слева, перед альтернативой, возникает вероятность ошибки в результате смещения кода, когда респондент после прочтения альтернативы возвращается обратно к коду, чтобы его отметить. Такие случаи бывали. Кодом, расположенным справа, после альтернативы удобнее пользоваться и здесь меньше вероятность ошибки.
Альтернативы и, соответственно, их коды могут располагаться как вертикально - сверху вниз, так и горизонтально - слева направо в зависимости от построения вопроса. Это не имеет принципиального значения кроме специально оговоренных случаев, когда того требует методика исследования. Во всяком случае респондентам удобнее пользоваться цифрами, если они располагаются слева направо, как это обычно принято, или сверху вниз. Но иногда социологи, думая только о своих задачах, забывают об этом общепринятом правиле, не учитывают, как удобнее работать респондентам, и располагают нумерацию альтернатив, как удобнее им самим, т.е. справа налево, снизу вверх или без какой-либо системы, например, в случае приписывания показателям, альтернативам и их кодам еще и каких-либо весомых значений. В этом случае сами альтернативы могут располагаться согласно порядковой нумерации, а их коды принимают весовые значения, одновременно сохраняя и кодовое обозначение. Согласно логике анализа и для удобства обработки материала сделано все правильно, но зато для респондента эта система предстает как нарушение нумерации альтернатив, что не всегда нравится опрашиваемым из-за непривычности, а привычка - большая сила.
При кодировке, конечно, нельзя смешивать коды альтернатив, обозначать разные вопросы и альтернативы одним и тем же кодом, пропускать порядковые номера (за исключением особых случаев). В этом случае отдельные вопросы и даже вся анкета могут быть забракованы или же их придется перекодировать вручную, что при большом массиве анкет оказывается весьма трудоемким делом.
Кодировка вопросов и анкеты в целом не представляет большой трудоемкости, но требует аккуратности и внимательности. От правильной кодировки зависит надежность работы инструментария, а значит и достоверность информации. Маленькая, незамеченная вовремя ошибка, допущенная при кодировке, может привести к срыву всего исследования.

ВСШ, ОЭБ, УКК... Что это такое?
"А что это такое?" - спрашивает респондент, встретив в анкете незнакомое сокращение. В жизни мы постоянно используем различные аббревиатуры. Это экономит время и место, создает определенные удобства в общении, особенно среди специалистов. Естественно, что различные сокращения нашли место и в социологических анкетах. В ряде случаев это бывает вполне оправдано. Но не всегда.
Есть аббревиатура, всем хорошо знакомая и ставшая привычной не только в работе, но и в повседневной жизни. Их употребление в печати или в разговорной речи не вызывает трудностей. Всем понятен их смысл. Например: "Скажите, пожалуйста, пользуетесь ли Вы универсамом, расположенным вблизи Вашего дома?", "В этом году Вы были на спектаклях МХАТ?" Но есть сокращения, которые могут быть непонятными большинству или какой-то части респондентов. Это могут быть устаревшие аббревиатуры, скажем, МТС, ФЗО, или редко употребляемые, или известные только узкому кругу профессионалов.
Надо сказать, что вопрос об обоснованности применения различных аббревиатур в социологической литературе и дискуссиях широко не обсуждался. Социальных исследований, насколько известно, на эту тему не проводилось. Поэтому нельзя достаточно определенно утверждать, насколько те или иные сокращения влияют на чистоту ответов и надежность результатов. Однако социологическая практика показывает, особенно при формализованном интервью, что даже известные сокращения иногда вызывают определенные трудности при заполнении анкеты. Трудность состоит в том, что каждое сокращение, даже известное, требует перевода в словесную форму. Если сокращений набирается много в одном вопросе, то их расшифровка вызывает трудности. Например, фрагмент анкеты:

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ГДЕ ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ПОДГОТОВКУ?
Обучался своей профессии самостоятельно,
на производстве................................................... ( )
Учился на УП и УКК.......................................... ( )
Окончил ТУ, ФЗУ, ПТУ, СПТУ, РУ.................. ( )
Получил свою профессию в школе, в УПК........ ( )

Возможно в данном вопросе эти сокращения нужны, но их много, и не все они оказываются понятными, во всяком случае мне некоторые из этих сокращений расшифровать не удалось.
Специфика использования аббревиатур заключается в том, что они воспринимаются адекватно только в определенном контексте, в котором обычно применяются. В другом же контексте эти сокращения могут или быть непонятными, или расшифровывать каким-либо иным образом. Чаще всего это происходит тогда, когда одна и та же аббревиатура имеет различный смысл, как, скажем, АПН - в одном случае "Агентство печати Новости", а в другом - Академия педагогических наук. Встречается такое и в анкетах.
Так, в исследовании по эстетическому воспитанию молодежи одна девушка с раздражением заметила: "Что Вы все говорите ВВЦ, ВВЦ, не лучше ли просто - выставка?" Вполне возможно, но ни у нее, ни у других не вызывало раздражения употребление аббревиатуры МХАТ, и это понятно, ведь в повседневной разговорной речи ВВЦ, как правило, не употребляется, пользуются полным наименованием, но привыкли к сокращению МХАТ.
При массовых опросах в анкетах, рассчитанных на большинство респондентов, иногда используются сокращения, которые понятны только части из них. Возьмем вопрос об участии в различных формах технического творчества. В анкете представлено множество форм - от таких широко используемых как так называемое малое техническое творчество, т.е. усовершенствование личных приемов и методов работы, до движения рационализаторов и изобретателей, в том числе и в некоторых таких его специальных формах, которые известны только небольшому числу респондентов. Кроме того, принимая участие в тех или иных формах технического творчества, человек может не знать его официального названия, а использовать то наименование, которое применяется в повседневной речи.
Ориентируясь на определенную аудиторию, социолог может использовать те или иные сокращения, но при этом он должен тщательно проверить, насколько они понятны большинству опрашиваемых, не вызовут ли трудностей при переводе, не окажут ли влияния на технологию опроса. Только после этого их можно использовать. Лучше избегать сокращения и давать полное наименование. Но если расшифровка требует слишком много слов и на протяжении всей анкеты приходится довольно часто их применять, то при первом употреблении имеет смысл указать, что обозначает данное сокращение, и потом уже использовать только аббревиатуру. Например:
"Каковы, по Вашему мнению, причины нарушения ПТЭ (правил технической эксплуатации) и ПБ (правил безопасности)?"
Респонденты, прочитав и поняв (или вспомнив), что стоит за данным сокращением, в дальнейшем будут легко воспринимать его и в других вопросах И все же, если нет особой надобности, лучше избегать сокращений и давать полное наименование. Хотя аббревиатуры и экономят место в анкете, но они могут значительно затруднить ее чтение и понимание вопроса.
Так что же значат эти ВСШ, ОЭБ, УКК? Ничего сложно, если не считать, что я на их расшифровку потратил довольно много времени. Теперь попытайтесь это сделать Вы и, возможно, после этого в Ваших анкетах будет меньше различных сокращений.

Стилистика, грамматика и язык вопроса
Хорошая анкета требует хорошего языка, грамотно построенных предложений и вопросов, соблюдения правил грамматики. Такая анкета оставляет хорошее впечатление и желание работать над ней. Неряшливая анкета, написанная со стилистическими и грамматическими ошибками, тяжелым языком, вызывает чувство неловкости и недоверия.
Вопрос грамотности анкет настолько актуален, что журнал "Социологические исследования" посвящал смысловым и стилистическим несуразицам специальный раздел под названием "Парасоциологические изыскания". Редакция писала: "Долгое время этот стихийно сложившийся жанр не признавался, а парасоциологические изыскания направлялись с редакторского стола прямо в корзину. Однако возникает резонный вопрос: почему бы не выставить на всеобщее обозрение продукцию псевдосоциологов? Ведь сорняков, расцветающих на благодатной почве общественных наук, к сожалению, меньше не становится"42. Такую публикацию можно только приветствовать, во всяком случае без сомнения она заставит социологов более внимательно и строго относиться к своим сочинениям. Приведем несколько примеров "парасоциологических" изысканий, взятых из журнала.
Специфика сельского досуга
"Чем Вы обычно занимаетесь в свободное от работы время?"
01...............................
02...............................
...................................
17 - лежание на печи, сидение на завалинке и другие виды
сельского ничегонеделания
Захотелось...
Если Вы хотели иметь ребенка, то почему именно?
- мужу хотелось стать отцом
- жене хотелось стать матерью
- .....
Социально-демографические особенности старшего поколения.
Просим Вас указать некоторые социально-демографические характеристики Ваших родственников.
мужчина женщина
дедушка 341 342
бабушка 343 344
Эти примеры можно дополнить еще многими. Их во всяком случае намного больше, чем хотелось бы.
Фрагмент анкеты:
"Считаете ли Вы, что необходимо постоянно следить за своим здоровьем, периодически обращаться к врачам?"
- ...........................
- За моим здоровьем обязаны наблюдать медработники
и местный комитет...

К сожалению, не всегда начинающие социологи уделяют должное внимание стилистике, грамотности, языку анкеты. Почему-то считается, что как бы ни был написан вопрос, респонденты все равно его поймут, и что анкета не требует особых стилистических ухищрений. В действительности стилистика вопроса, язык анкеты самым непосредственным образом могут повлиять на достоверность ответа и соответственно на надежность данных социологического опроса. Например, из-за неточного использования слов, понятий, терминов подчас искажается смысл вопроса. В одной из анкет вопрос был задан в такой формулировке:
"ПРИМЕНЯЕТЕ ЛИ ВЫ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ОПЕРАЦИЙ, ПРИЕМЫ И ДВИЖЕНИЯ В РАБОТЕ, КОТОРЫМ ВАС ОБУЧАЛИ?"
Работаю как меня обучали........................................ ( )
Иногда в работе использую и свои приемы труда... ( )
В основном работаю по-своему................................. ( )
Никогда не использовал приемы, которым меня
обучали....................................................................... ( )

Стилистически неверно построенное предложение вопроса привело к искажению его смысла. Из текста вопроса следует, что социолога интересует, применяет ли рабочий последовательность операций при той или иной работе. Это - первое понятийное содержание, которое фиксирует опрашиваемый при первом прочтении. Из контекста альтернатив видно, что исследователя интересует совсем другое, использует ли рабочий именно ту последовательность операций, приемы и методы работы, которым его обучали. Этот смысл заложен и в тексте вопроса, но имплицитно, в неявной форме, только во втором эшелоне понятийного содержания вопроса. Вопрос в такой формулировке вызвал трудности у опрашиваемых и требовал постоянного разъяснения, особенно последней альтернативы, содержание которой "никогда не использовал..." сразу связывалось с представлением об отсутствии "последовательности операций", что, конечно, приводило респондента к логической несуразице: работа, как бы плохо она ни выполнялась, всегда состоит из какой-то последовательности операций, даже если она и не рациональная.
Не всегда стилистические недостатки имеют столь явный характер, чаще это бывают мелкие стилистические погрешности, но именно они создают неблагоприятный фон, оставляют впечатление неряшливости, неаккуратности. Все это может иногда даже подсознательно раздражать респондентов.
Стилистика вопроса, язык анкеты является одним из важнейших моментов процесса разработки методики. Прежде чем отдавать анкету на размножение, внимательно ее прочтите, проанализируйте каждое предложение и, только убедившись в полной стилистической правильности, можете считать ее готовой. Не каждый социолог может стать хорошим редактором, поэтому лучше, если этим займется профессиональный редактор, а еще лучше, если анкета пройдет весь цикл редакторской и корректорской подготовки. Тогда Вы можете быть уверены, что анкета сделана грамотно и не вызовет недоразумений.
Графическое оформление анкеты
Известно, что хорошо оформленная книга - это уже половина успеха. Возьмешь такую книгу: в руках приятно держать - белая бумага, красочные иллюстрации, красивая обложка, четкий шрифт. Не хочешь - купишь. То же самое касается и анкеты. Если анкета хорошо оформлена, над ней хочется работать. И наоборот, если анкета напечатана на серой бумаге, расплывчатым шрифтом, с ошибками и помарками, трудно рассчитывать, что респондент отнесется к ней с большим вниманием и заинтересованностью.
Хорошее графическое оформление облегчает восприятие респондентом предлагаемой информации. способствует спокойному, ненапряженному и достаточно быстрому чтению, свободному пониманию смысла. Если мы просим респондента работать, то обязаны максимально облегчить его труд.
При оформлении анкеты следует соблюдать следующие правила:
1. Анкета должна быть напечатана на белой бумаге. Не рекомендуется использовать цветную бумагу, особенно серую. Это затрудняет чтение текста, вызывает усталость. Можно использовать отдельные цветные (синие, зеленые, желтые) вставки для выделения каких-либо вопросов или группы вопросов. Но злоупотреблять этим не следует.
2. Анкета должна быть напечатана достаточно крупным и самое главное четким шрифтом. Если анкета напечатана очень мелким, нечетким шрифтом с пропусками букв (что нередко случается при ксерокопировании с плохо подготовленного машинописного текста), то респондент быстро утомляется, раздражается и у него пропадает желание работать. Анкета - все-таки не детектив, сколь бы интересной она ни была. В результате респондент либо заполняет анкету кое-как, либо вообще откладывает ее в сторону.
3. Различные части текста в анкете должны быть напечатанными неодинаковыми шрифтами, чтобы респонгдент на протяжении всей анкеты знал, какому тексту соответствует тот или иной шрифт. Обычно вопросы набираются крупным шрифтом, альтернативы - более мелким, а вводные предложения, обращения, пояснения - курсивом. Порою даже целые страницы анкеты набираются различными шрифтами, чтобы выделить те или иные блоки вопросов. Иногда различные шрифты используются для внесения разнообразия в текст. Хотя это и можно делать, но все-таки лучше не менять систему шрифтов и разметку на всем протяжении анкеты. Привыкнув к определенному шрифту, респондент с трудом перестраивается, во всяком случае создается ненужное напряжение.
4. Необходимо иметь макет каждой страницы и анкеты в целом. Прежде всего надо стремиться к свободному расположению текста на странице, нельзя его "кучковать", и заталкивать на страницу как можно больше информации. Конечно, тем самым можно сэкономить бумагу, но это скажется на качестве восприятия вопросов, а в итоге и на качестве ответов. Свободно расположенный текст быстрее воспринимается и усваивается, легче понимается смысл вопроса. Кроме того, при свободно расположенном тексте анкета быстрее читается и у респондента создается психологическое впечатление о легкости анкеты. Это как в книге: все, наверное, замечали, что если тест расположен свободно, как, например, в детских книжках, то книга легко воспринимается и прочитывается, оставляя впечатление легкой для чтения. Того же следует добиваться и в анкете.
Есть различные методы макетирования анкеты, расположения вопросов и их технических комбинаций. Например, слева располагается вопрос, набранный крупным или жирным шрифтом, а альтернативы, набранные более мелким шрифтом, располагаются справа. Номера вопросов и альтернатив при этом выносятся за рамки, чтобы они хорошо прочитывались и респондентами, и кодировщиками.




Фрагмент анкеты.

( )
СКАЖИТЕ, ПОСЛЕ ПОКУПКИ ТЕЛЕВИЗОРА, ВЫ РЕЖЕ СТАЛИ ХОДИТЬ В КИНОТЕАТР?
Так же, как и раньше...........( )
Стал ходить чаще.................( )
Стал ходить реже.................( )

Такое расположение вопроса и альтернатив хорошо воспринимается респондентами. Во всяком случае во время контрольных вопросов разницы по сравнению с другими формами подачи вопроса ни в восприятии, ни в ответах не наблюдалось. Но все-таки в этом случае вопросы размещены на странице очень скученно, что затрудняет их восприятие. Иногда при таком расположении меняется шрифтовка, т.е. крупным шрифтом набираются альтернативы, а мелким - вопросы. Принципиального значения это не имеет, но выбор того или иного шрифта диктуется еще и тем, на что мы в первую очередь хотим обратить внимание респондента - на содержание или вопроса, или альтернатив. Крупный шрифт привлекает к себе большее внимание. Но в каждом конкретном случае при выборе шрифта необходимо исходить из содержательных задач.
Иногда альтернативы располагаются не вертикально, а горизонтально, по всей ширине страницы. Например:
Фрагмент анкеты.

КАКОВ ХАРАКТЕР ВАШЕГО ТРУДА?
Автоматизированный труд
Механизи-
Рованный
труд
Ручной труд при машинах и механизмах
Ручной труд не при машинах и механизмах
Ручным труд по ремонту и наладке
01
02
03
04
05

Такое расположение вопроса и альтернатив снижает монотонность, разнообразит текст, но применять его желательно при построении несложных вопросов, допустим при снятии некоторых демографических характеристик. В сложных вопросах (как в приведенном выше) текст, напечатанный очень скученно, плохо воспринимается и создает излишнее напряжение.
Чаще всего в анкетах вопрос располагается по всей ширине страницы, а альтернативы - ниже, под вопросом. Например:

( ) СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ХОРОШО ЛИ ВЫ СЕБЕ
ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ РАБОТУ НАД ДИССЕРТАЦИЕЙ?

Да, очень хорошо.............................................. ( )
Представляю, но только в общих чертах........ ( )
Пока не представляю......................................... ( )

Такое построение позволяет свободно расположить вопрос на странице и в то же время создает легкость его восприятия.
Определенное значение имеют и интервалы между частями вопроса. Обычно между строчками в вопросе устанавливает 1,0-1,5 интервала. Если после вопроса идет пояснительная фраза, скажем, "В этом вопросе Вы можете выбрать любое количество ответов", то она ставится через 2,0-2,5 интервала.
Первая альтернатива располагается от вопроса или пояснительной фразы через 2,5-3,0 интервала. Расстояние между альтернативами составляет 1,5 интервала, между строчками в альтернативе - 1,0 интервал. Расстояние между последней альтернативой и следующим вопросом устанавливается в 2,5-3,0 интервала. Примерно так установлены интервалы в вышеприведенном вопросе.
Конечно, в зависимости от типа и формы вопроса социолог может применять различные интервалы, но предлагаемая форма расположения вопроса является наиболее приемлемой и наиболее распространенной.
Анкета чаще всего не набирается в типографии, а печатается на машинке и ксерокопируется. Это дешевле, быстрее, но в этом случае графические возможности ограничены. Поэтому расположение вопросов на странице, интервалы между строками, вопросами и альтернативами играют большую роль. Правда, с применением компьютера, графические возможности значительно расширяются.
Существуют различные способы расположения вопросов и альтернатив, макетирования анкеты. Все это определяется исследователем. Но следует все же помнить, что главное в макетировании - это четкое визуальное разделение всех составных частей вопросов и альтернатив и анкеты в целом, с учетом их восприятия и понимания респондентом.
И, наконец, хочется отметить недопустимость разрыва альтернатив, т.е. переноса части ответов с одной страницы на другую. К сожалению, нередко бывает, что в целях экономии места часть альтернатив оставляют на одной странице, а другую - переносят на следующую страницу анкеты. Этого делать нельзя по той простой причине, что перенесенная половина альтернатив, как правило, в работе не участвует. Эксперименты показывают, что в этом случае большинство ответов респондентов сосредоточивается в первой части набора альтернатив. Читая вопрос и предлагаемые варианты ответов, респондент думает, что здесь дан весь набор альтернатив и выбирает свой ответ среди них. Переворачивая страницу и замечая другие варианты ответа, респондент, как правило, не возвращается к новому выбору, а сразу переходит к следующему вопросу. Если вопрос с набором альтернатив не помещается на оставшейся части страницы, то лучше оставить это место пустым и перенести весь вопрос на следующую страницу.

Глава 6. Пилотаж анкеты

Никогда не думайте, что Вы сделали все и
наилучшим образом
Когда анкета, по вашему мнению, готова, когда каждое слово и каждая фраза десятки раз обдуманы и выверены, возникает чувство, что сделано все и самым лучшим образом, что совершенство достигнуто и что лучше ничего сделать уже нельзя. Это опасное чувство часто приводит к излишней самоуверенности, не критичности, глухоте и даже раздражению, если ваша анкета вызывает замечания других специалистов.
Только после опроса, уже на этапе анализа первичной социологической информации, ответов респондентов появляется осознание того, как много недоработано, сделано неправильно. Так хочется изменить тот или иной вопрос, исправить фразу. И с болью в сердце, наконец, констатируешь, что анкета могла бы быть намного лучше. К сожалению, это понимание приходит слишком поздно.
Когда Вам кажется, что анкета готова, не торопитесь ее тиражировать. Сто очков против одного, что вы что-нибудь упустили, чего-то не учли, какое-либо правило или требование к составлению вопроса или анкеты не выполнили. Возьмите свою последнюю анкету, внимательно просмотрите ее, проверьте, и вы увидите, что какие-то правила в ней не соблюдены, что-то выполнено не полностью.
Когда анкета, по вашему мнению, готова, не отдавайте ее в типографию, а покажите сначала своим коллегам, специалистам-социологам и пусть они беспристрастно оценят вашу работу. Попытайтесь организовать обсуждение анкеты, и как бы вам не было неприятно за свое детище, постарайтесь объективно выслушать все замечания.
Обсуждение анкеты может проходить различными путями. Самым распространенным методом является рабочее совещание небольшой группы специалистов, не более пяти человек. Как правило, такое совещание дает хороший результат, т.е. позволяет всестороннее обсудить методику исследования, выявить ее сильные и слабые стороны. Но это совещание необходимо тщательно подготовить.
Обсуждение может проходить как в письменной, так и в устной форме, и каждое из них имеет свои недостатки и достоинства. Однако независимо от того, какую форму обсуждения вы предпочтете, оно должно пройти по определенной схеме и в строгой последовательности. Можно предложить такую схему.
1. Получили ли программные вопросы достаточное раскрытие в вопроснике? Все ли анкетные вопросы работают на решение поставленных задач? Нет ли случайных (необязательных) вопросов? Можно ли сократить их общее количество без ущерба для решения поставленной задачи? Какие вопросы следует добавить?
2. Соблюдается ли принцип драматургии анкеты? Правильно ли располагаются вопросы в анкете по их трудности, типу, характеру и т.д.? Как соблюдается принцип взаимопонимания между исследователем и респондентом? Соблюдаются ли правила вежливости, корректность? Представляет ли анкета интерес для опрашиваемых, насколько она привлекательна, легка для заполнения? Как субъективно воспринимается анкета, сколько требуется времени для ее заполнения респондентом? Какие вопросы наиболее трудны для ответов?
3. Не имеют ли вопросы слишком общего характера и не оказывают ли они влияния друг на друга? Соблюдено ли правило временной определенности? Не слишком ли анкета и вопросы многословны? Нет ли в анкете стилистических и смысловых ошибок? Не имеют ли формулировки вопросов внушаемости?
4. Как используются методы контроля для определения уровня информированности опрашиваемых, достоверности и надежности информации? Какой тип вопроса предпочтителен для решения той или иной поставленной задачи? Обоснованно ли количество альтернатив в вопросе? Правомерно ли использование фактологических и мотивационных вопросов?
5. Правомочно ли использование контактных, буферных, подготовительных, вводных вопросов; различных текстов для переключения внимания, разграничения тематических блоков, для укрепления уверенности респондента в его силах, оживления воспоминания, повышения заинтересованности и т.д.?
6. Доступно ли респонденту использование иностранных слов, специальных терминов, понятий, различных сокращений и аббревиатур?
7. Правильно ли техническое оформление анкеты, использование технических обозначений и сигналов, применение рисунков, картинок, а также кодировка анкеты и подготовка ее к обработке на ЭВМ?
В каждом конкретном случае в зависимости от задач исследования схема обсуждения может меняться, могут перемещаться акценты на те или иные стороны анкеты.
Но и обсуждением анкеты в рабочей группе не заканчивается процедура разработки и проверки методики исследования. Это пока еще только умозрительные построения, которые могут быть хорошими и красивыми, правильными и непротиворечивыми, но еще не гарантируют решения поставленных задач. Окончательная проверка методики исследования, выяснение того, насколько правильно она построена, проходит во время так называемого пилотажного исследования. Сколько бы мы ни обсуждали анкету в кругу самых высоких специалистов, только практика, только результаты опроса, апробация анкеты, проверка ее на реальных, а не на гипотетических, воображаемых респондентах может показать нам все изъяны и недостатки нашего инструментария.

Несколько слов о процедуре пилотажного
исследования
Пилотажное исследование можно проводить с различными целями: проверка основных гипотез программы, выявление отдельных характеристик объекта с целью определения наиболее устойчивых для их дальнейшей углубленной разработки, выяснение действенности методики в целом или ее отдельных частей, предварительная проверка достоверности результатов опроса и т.д.
Существуют различные формы проведения пилотажного исследования. Оно может проводиться на небольших и на больших выборках. Если этого требует программа исследования, то пилотаж анкеты может проходить с большой представительной выборкой. По существу такой пилотаж иногда выступает как самостоятельное эмпирическое исследование, на которое затрачивается не меньше сил и времени, чем на основное исследование.
Однако обычно пилотажное исследование проводится на небольшом массиве. Точная численность обследуемых в этом случае не устанавливается, поскольку в каждом конкретном случае она может быть различной. Практика показывает, что численность опрашиваемых чаще всего не превышает 50-100 человек. Этого количества респондентов бывает достаточно, чтобы решить задачи, стоящие перед пилотажным исследованием. Необходимое условие заключается в том, что объектом исследования должны быть те люди, которые по своим основным характеристикам соответствуют основному объекту исследования. При этом пилотажный опрос проводится не на основном объекте, а на другом "поле", близком по своим характеристикам к основному. Это делается для того, чтобы не испортить основное "поле" исследования, поскольку любое, даже самое маленькое исследование получает резонанс, и тем или иным способом может оказать воздействие на основное исследование. Так, если в качестве основного объекта исследования выступают рабочие промышленного предприятия, то в пилотажном опросе объектом должны стать рабочие тоже промышленного, но другого предприятия.
Очень важен порядок проведения пилотажного опроса. Несмотря на то, что анкета готовится для заочного опроса, в пилотажном исследовании ее лучше представить в виде формализованного интервью. Преимущество формализованного интервью заключается в том, что, кроме того, что результаты пилотажного опроса будут анализироваться в совокупности ответов, оно дает и непосредственные наблюдения интервьюеров за реакцией респондентов на тот или иной вопрос и на всю анкету в целом. В качестве интервьюеров чаще всего выступают члены исследовательской группы или специально подготовленные для этого люди. По окончании опроса интервьюеры пишут небольшие отчеты по результатам каждого интервью. Такие письменные отчеты, хотя и отнимают много времени и сил и приятны далеко не каждому интервьюеру, но играют значительную роль в пилотажном исследовании. Они представляют большой интерес как документ непосредственного наблюдения, и их анализ чрезвычайно важен для доработки анкеты. Вот как описывает свое впечатление от опроса в пилотажном исследовании один из интервьюеров.
Фрагмент:
"Первые вопросы не затронули внимание респондента, он остался безразличным к их содержанию. По всей видимости, он еще не успел перестроиться и было видно, что мыслями он еще остался на своей работе, и оторвали мы его, по всей видимости, не в самый удачный момент. Но как человек добросовестный, он старался понять задаваемые ему вопросы, не проявлял видимого нетерпения и недовольства и старался делать предлагаемую ему работу добросовестно. К пятому вопросу его внимание несколько обострилось, он уже начал перестраиваться на наше интервью и сделал первое замечание по ходу (вопрос №______). Через пять-семь минут он уже полностью включился в работу и даже стал проявлять интерес. Первую остановку мы сделали на вопросе №______ и довольно долго обсуждали его, поскольку он ему был непонятен. Я тщательно записывал его предложения, и ему это явно понравилось (почувствовал свою роль, значимость и занял активную позицию). После этого он стал еще внимательнее прислушиваться к задаваемым вопросам и в вопросе №______ сделал, на мой взгляд, существенное замечание о специфике работы, которая фактически не была отражена в вопросе. Анкета, по его выражению и, надо сказать, справедливому, как мне кажется, является безликой в том смысле, что ее с успехом можно было бы использовать и на других предприятиях совершенно противоположного характера работы.
Большие трудности вызвали шкалы. Респондент не прочел их с первого чтения, и ему пришлось объяснять, как с ними надо работать. Поняв, он уже спокойно отвечал на все остальные шкалы, правда, при этом нередко испытывал затруднения при оценках по предлагаемым градациям (в основном по десятибалльной шкале). По всей видимости, необходимо более подробно объяснять правила работы со шкалами, а, может быть, и пересмотреть сами шкалы.
В целом анкета, судя по реакции респондента и по его высказываниям, оставляет хорошее впечатление, большинство вопросов было понятно, времени на заполнение анкеты было затрачено немного, в пределах нормированного".
После сдачи письменных отчетов, можно провести устный обмен мнениями, который имеет свои особенности. Не все возможно описать, что можно высказать в устной беседе. Коллективный обмен мнениями позволяет уточнить некоторые специфические представления и оценки анкеты и выработать определенное коллективное мнение по каждому вопросу и по анкете в целом. Руководитель исследования, за которым остается последнее слово, синтезирует как письменные, так и устные отчеты и принимает окончательное решение: оставить тот или иной вопрос в прежнем виде или переформулировать его, ввести новые вопросы, перестроить анкету и т.д.

Что можно получить из пилотажного опроса?
1. Какова наполняемость альтернатив. Как правило, из всего набора альтернатив, особенно в вопросах, которые имеют ограниченный выбор, работают не более 2-4 альтернатив, причем, чем больше вариантов ответов предлагается в вопросе, тем меньше их наполняемость. В результате некоторые альтернативы могут оказаться "пустыми", т.е. ни один респондент их не выбрал или какую-то часть альтернатив выбрало очень ограниченное количество опрошенных. В исследовании может быть интересен сам момент выбора или не выбора большинством респондентов тех или иных предлагаемых альтернатив. Однако необходимо помнить, что малое наполнение альтернатив значительно ограничивает возможности их анализа.
Пилотажный опрос должен показать, является ли небольшое наполнение альтернатив результатом их неправильного подбора или же следствием разброса ответа респондентами по значимым альтернативам и выбора приоритетных.
Большое значение также имеет количество ответов в совокупности по всем альтернативам анкеты. Если суммировать все ответы опрошенных по каждой порядковой альтернативе всех вопросов и вывести среднюю величину, то можно увидеть, что не все альтернативы в порядке их расположения набирают одинаковое количество голосов. Об этом уже говорилось ранее. Такое положение возникает, если альтернативы в вопросе расположены неправильно, скажем, когда на первое место ставят наиболее значимую альтернативу, ту, которую наверняка выберут большинство респондентов, или когда было предложено довольно большое количество вариантов ответов.
В результате получается, что часть альтернатив в порядке их расположения набирает больше голосов (чаще это бывает первая альтернатива), а некоторые меньше (чаще всего те, которые находятся в середине). В этом случае надо еще раз пересмотреть расположение альтернатив в вопросах, внести, если это необходимо, поправки, стремясь к тому, чтобы распределение ответов респондентов по порядковым альтернативам было более или менее равномерным. Следует помнить, что такое неравномерное распределение в конечном итоге дает неверную информацию.
2. Сколько респондентов не ответило на тот или иной вопрос. Далеко не все респонденты отвечают на все вопросы. Как правило, отказов от ответа в зависимости от чистоты опроса и сложности анкеты бывает в среднем в пределах 3-5%. В целом считается нормальным, если количество отказов не превышает 6%, а по некоторым оценкам - 14%. Но на один вопрос отказов бывает меньше, чем на другой. Иногда процент отказов от ответов достигает 50% и выше. В пилотажном опросе анализируются не только прямые отказы, так называемые чистые вопросы, но и ответы респондентов на альтернативы: "Не знаю", "Не думал об этом", "Затрудняюсь ответить", "Не помню" и т.д. В пилотажном исследовании следует выяснить, почему часть респондентов отказалась отвечать на данный вопрос. Этому может быть несколько причин:
а) респондент не понял вопрос и, чтобы к нему "не приставали", выбирает нейтральную альтернативу или вообще не отвечает на вопрос. (Необходимо в этом случае переформулировать вопрос и снова проверить);
б) респондент устал отвечать и, чтобы не утруждать себя, пропустил вопрос или выбрал последнюю альтернативу: "Не знаю", "Затрудняюсь ответить" и т.д. (необходимо поставить вопрос в другое место анкеты и проверить, как он будет работать там);
в) респондент имеет свое мнение по данной проблеме, но оно оказалось не предусмотренным социологом в наборе альтернатив, а дописать негде, места не оставлено, вопрос закрытый. Поэтому, чтобы не кривить душой и не давать ответ, не соответствующий его мнению, он выбирает нейтральную альтернативу или не отвечает на вопрос вовсе. (Дать полузакрытый вопрос);
г) вопрос настолько неожиданный и находится вне поля зрения респондента, что он не знает, как отвечать, поскольку не думал о нем. (Проверить степень компетентности и информированности респондентов другим вопросом);
д) вопрос труден для ответа, например, табличный, шкалированный, с большим набором альтернатив, он утомляет, требует большого внимания и напряжения. Обычно на такие вопросы бывает больше всего отказов. (Облегчить форму вопроса, перестроить его, ввести дополнительные вопросы, перевести табличные, комбинированные вопросы в обычные);
е) респондент и в самом деле не помнить, поэтому и пишет "Не помню", "Затрудняюсь ответить", "Не знаю". Возможно, вопрос не был подготовлен другими вопросами для оживления воспоминания. (Добавить вопросы для оживления памяти или перестроить вопрос).
Отказ от ответа на содержательный вопрос может выражать отношение респондента к отдельным вопросам и к анкете в целом. Например, респонденту не нравится анкета или отдельные ее вопросы, он не стремится понять их, отвечать добросовестно и полно. Количество отказов от ответа является показателем степени незаинтересованности опрашиваемых в работе с анкетой.
Тщательный анализ результатов пилотажного опроса позволяет выявить истинные причины незаинтересованности в работе над анкетой или над отдельными вопросами. Этот анализ бывает иногда весьма сложным, поскольку вариантов поведения респондента при ответе на тот или иной вопрос может быть много. В частности, можно использовать метод перекрестного анализа пограничными вопросами или вопросами одного блока. Это позволяет определить логику рассуждения респондента. Отказываясь отвечать на тот или иной вопрос, респондент прерывает логику рассуждения и тем самым нарушает всю систему рассуждения (если, конечно, вопрос не предусматривал вариант неответа части респондентов). Это не всегда раскрывает истинные причины, по которым респондент отказался отвечать, но позволяет привлечь внимание исследователя к тому, что в данном вопросе или блоке вопросов не все в порядке и что его надо перестроить.
3. Как распределяются ответы респондентов в целом по анкете. Обычно количество ответов или отказов от ответа варьируется в зависимости от участка анкеты. Под участком в данном случае понимается группа вопросов одного блока или просто расположенных в одной последовательности. Как уже отмечалось, к концу анкеты респондент начинает уставать, и соответственно снижается общее количество ответов и увеличивается общее количество отказов от ответа.
Как видно из рис. 1, количество отказов от ответа, постепенно увеличивается и примерно к середине анкеты, достигает своего пика. По всей видимости, респондент теряет интерес к анкете, внимание его снижается, и соответственно снижается его активность. Но затем его внимание и активность несколько повышаются, количество отказов от ответа сокращается. К концу анкеты, когда добирается до легких вопросов, внимание его повышается и количество отказов от ответа снижается.
Вот один из графиков отказов от ответа на вопросы

Наибольшее количество
отказов










Начало анкеты
Середина анкеты
Конец анкеты
Рис. 1

Это только один пример распределения отказов от ответа. Характер распределения отказов от ответа может принимать различный вид в зависимости от типа анкеты, сложности вопросов и от характера исследования в целом. Иногда в целях решения каких-то специфических задач исследования в анкете приходится использовать сложные вопросы или располагать их соответствующим образом, заранее зная, что это может вызвать относительно большое количество отказов от ответов на них. Но здесь уже приходится выбирать чем жертвовать. Поэтому кривая распределения не ответов респондентов по полю анкеты может быть различной. В одних случаях она устойчиво повышается, что может свидетельствовать о снижении интереса опрашиваемых к вопросам анкеты; в других - постоянно понижаться, что может означать повышение интереса респондентов к анкете; в третьих случаях она стабильна, не изменяется на протяжении всей анкеты, что свидетельствует о том, что внимание, интерес и активность респондентов на протяжении всей анкеты не меняются.
Но, независимо от того, что показывает общая кривая, распределение внимания и активности опрашиваемых может меняться на отдельных участках анкеты. В одних случаях они могут резко падать и так же резко возрастать в других случаях. Это естественно, поскольку одни вопросы респондентам нравятся больше, другие - меньше, внимание и активность опрашиваемых никогда не бывают постоянными, в каких-то определенных пределах они всегда колеблются.
Имея кривую распределения внимания респондентов, получаемую в результате пилотажного опроса, можно соответствующим образом, используя специфические методы, управлять вниманием и активностью респондентов, перестраивать анкету с целью повышения заинтересованности, внимания респондентов, активизации их деятельности.
На приведенном ниже рисунке показано, как изменяется количество отказов от ответа по отдельным участкам анкеты, искусственно разбитой по пять вопросов.

Наибольшее количество
отказов
Рис. 2

Как видно из рис. 2, первые вопросы анкеты респондентам не очень понравились. Здесь имеется довольно большое количество отказов от ответа. Затем интерес к анкете стал повышаться, и к 20 вопросу количество отказов от ответа постоянно снижается. К 25 вопросу оно немного стабилизировалось, потом внимание опрашиваемых резко упало, видимо, вопросы, расположенные между 25-30, им совсем не понравились. Затем интерес опрашиваемых опять немного повысился, но все-таки остался ниже, чем в вопросах 15-20. Далее до 35 вопроса он остается постоянным, и снова снижается на вопросах 35-40. Видимо, и эти вопросы оказались не интересными. На участке 40-45 внимание респондентов опять повысилось, затем на следующем участке оно снова понижается, но не намного. К концу анкеты активность респондентов снова возрастает, видимо, потому что анкета подошла к концу и вопросы, здесь расположенные, оказались легкими для восприятия и ответа.
Отчего же зависит такое неравномерное распределение интереса и внимания респондентов, почему на одни вопросы они отвечают охотно, а на другие не желают отвечать?
Во-первых, это может зависеть, как уже говорилось, от усталости респондента. Если анкета очень сложна, то уже со второй ее трети респондент становится менее внимательным и на трудные вопросы особенно в середине и в конце анкеты просто не отвечает.
Во-вторых, причиной отказа от ответа может быть непонимание частью респондентов вопросов какого-то блока. Возможно вопрос или блок вопросов оказались так плохо разработанными, что стали непонятными и неинтересными.
В-третьих, причиной отказов от ответа может служить степень интереса, проявляемого разными группами респондентов к различным вопросам. Одним респондентам интересны одни вопросы, другим - другие. Соответственно меняется количество отказов от ответа.
В-четвертых, количество отказов от ответа может зависеть от типа и формы вопроса. Если вопрос построен сложно, как, например, табличный, или комбинированный, то он не вызывает у большинства респондентов особого желания утруждать себя поисками ответа.
В-пятых, особенно много отказов имеют вопросы личного, интимного характера, требующие оценки, высказывания своего мнения и т.д. Таковыми могут быть вопросы, касающиеся взаимоотношений в семье, оценки деятельности руководителя, различные мотивационные вопросы.
Анализ отказов от ответа в пилотажном исследовании в целом по анкете и по отдельным ее участкам и вопросам наглядно показывает недоработки в расположении вопросов в анкете, неправильную их тестировку, недостатки технического оформления, а также слабости содержательного характера. Таким образом позволяет определить, какие просчеты имеются в анкете.
Анализ анкеты по количеству отказов от ответа опрашиваемых, конечно, является только одним из методов пилотажной проверки методики, но он весьма плодотворен и оказывает существенную помощь при доработке методики исследования.
В результате пилотажного исследования можно выделить по крайней мере четыре способа проверки технически правильно подготовленной анкеты. Подчеркнем "технически правильно". Проверка содержательности и достоверности информации является более сложным делом и требует другого аппарата и других методов проверки.
1. Еще раз повторим, что анкета считается правильно подготовленной, если она в целом имеет небольшое количество отказов от ответа. Кроме того, график распределения внимания и заинтересованности опрашиваемых должен иметь положительную направленность или хотя бы постоянную величину. Недопустимо, если отказов от ответа будет более 10%, если конечно, часть вопросов не требует ответа части респондентов.
2. Анкета должна иметь равное распределение ответов респондентов по альтернативам в порядке их убывания. Это означает, что ни одна альтернатива в плане технического построения вопроса не получила приоритета.
3. О том, что анкета технически правильно построена, свидетельствует и субъективное время, отмеченное респондентами. Оно должно быть равно реальному времени, затраченному на заполнение анкеты некоторым количеством респондентов и зафиксированному объективными методами или меньше его. Для определения субъективного времени обычно в конце анкеты при пилотажном опросе задается вопрос: "Отметьте, пожалуйста, сколько (примерно) времени Вы заполняли анкету?" и предлагается временная шкала.
4. Конечно, этих методов проверки анкеты недостаточно, чтобы быть уверенным в получении достоверной информации. Как впрочем и технически грамотно построенная анкета еще не является залогом получения истинной, точной и надежной информации. Но технически правильно построенная анкета может служить надежным основанием для получения точной и достоверной информации. И, наоборот, при технически неправильно построенной методике исследования можно с уверенностью сказать, что надежной информации с ее помощью не получишь.
При пилотажном исследовании необходимо обязательно проверить анкету, хотя бы по тем пунктам, о которых говорилось выше, поскольку других методов проверки существует мало, все они достаточно трудоемки и занимают едва ли не больше времени, чем само исследование. Поэтому социологи не всегда стремятся проверять свою анкету. Предлагаемые методы довольны просты и надежны, их легко можно автоматизировать, т.е. перевести на ЭВМ, которая поможет при введении некоторого формального критерия вычислить индекс технически правильно построенной анкеты.
После проведения пилотажного исследования анкета вновь проверяется по тем же правилам, по которым разрабатывалась, но теперь уже с учетом результатов пробного исследования, с учетом мнения респондентов. Надо сказать, что чаще всего пилотажный опрос существенно поправляет первоначальный вариант анкеты.
Обычно пилотажное исследование проводят один раз. На самом деле, как и любой другой инструментарий, он требует неоднократных проверок. Пилотажное исследование необходимо проводить не один раз, а столько сколько необходимо, чтобы быть до конца уверенным в том, что методика отработана полностью и каждый вопрос построен надежно.
После устранения недочетов и недоработок, выявленных в результате первого пилотажного исследования, требуется повторный пилотажный опрос, чтобы выяснить как работает скорректированная методика. Если инструментарий очень сложен и требует большой точности (например, при прогнозном исследовании), надо провести и третье пилотажное исследование. Только после тщательной практической отработки методики ее можно выпускать в свет и быть полностью уверенными, что будет получена достоверная и надежная информация. В естественных науках отработка инструментария исследования является обязательным этапом работы, тогда как в социологии сегодня все еще приходится доказывать и убеждать в ее необходимости.
Нелишне еще раз напомнить: сколько бы мы ни занимались рассуждениями, они остаются логическими конструкциями, которые не всегда бывают удачными. И только практика может указать наши ошибки. В процессе разработки анкеты такой практикой выступает пилотажный опрос. Поэтому игнорировать его, как, к сожалению, это часто делают начинающие социологи, нельзя.

Заключение
В настоящей работе не ставилась задача дать систематическое и полное изложение проблемы вопроса и вопросно-ответных отношений в прикладной социологии. Она представляет собой описание только некоторого опыта проведения социологических исследований, формулирования вопросов и построения анкеты в целом. По существу данная книга является заметками социолога, написанными на основании собственного опыта и опыта других социологов.
Выявление и анализ законов и закономерностей построения вопросов и вопросно-ответных отношений, выработка правил их формулирования требуют огромной практической и теоретической работы и проведения большого числа разнообразных экспериментальных исследований. К сожалению наши социологи занимаются этим очень мало, что не позволяет в настоящее время обратиться к большой обобщающей работе.
Я постарался ответить только на некоторые вопросы о вопросах, осветить лишь основные условия и предпосылки этой проблемы и показать возможные направления продолжения работы, безусловно будучи уверен в том, что решение ее есть задача коллективная, которую можно выполнить только усилиями многих социологов.
Если читатель воспримет данную книгу именно так, то автор будет считать свою задачу выполненной.

Л и т е р а т у р а

1. Аванесов В.С. Тесты в социологическом исследовании. - М., 1982.
2. Аверьянов Л.Я. Почему люди задают вопросы. - М., 1983.
3. Асеев В.Г. Опыт построения объективированной шкалы удовлетворенности. //Социологические исследования. 1984. № 1.
4. Бади Б.Ш., Малинкин А.Н. Уровни "практического" сознания и стиль жизни: проблемы интерпретации ответов респондента. //Социологические исследования. 1982. № 3.
5. Бареев Т.Р., Касимова Р.Г. Компактная система кодирования социологической информации. //Социологические исследования. 1984. № 4.
6. Белановский С.А. Сравнительный анализ свободного и формализованного интервью в социально-экономических исследованиях. //Сравнительный анализ и методика исследования. - М., 1989.
7. Белнап Н., Стил Т. Логика вопросов и ответов. - М., 1981.
8. Берштейн М.С. Метод анкет. //Методы изучения личности. - Орел, 1923.
9. Буренин С.Н., Чередниченко В.А. Подготовка анкет к обработке на ЭВМ. //Социологические исследования. 1983. № 3.
10. Бутенко И.А. Анкетный опрос как общение социолога с респондентом. - М., 1989.
11. Бутенко И.А. О языке социологии и социологии языка. //Социологические исследования. 1985. № 1.
12. Войшвилло Е.К., Петрова Ю.А. Язык и логика вопросов: Логика и методология научного познания. - М., 1974.
13. Головина Л.И. О взаимодействии методик опроса и общей методологии в конкретном социальном исследовании. //Вопросы теории и методов социологических исследований. - М., 1974.
14. Голофаст В.Б. Соотношение концептуальных и инструментальных характеристик знания в социологическом исследовании. //Логика социологического исследования. - М., 1987.
15. Гостковский З. О повышении достоверности опроса в социологических исследования. //Социологические исследования. 1978. № 4.
16. Давыдов А.А. Экспертные оценки дает респондент. //Социо-логические исследования. 1989. № 3.
17. Докторов Б.З. О надежности измерения в социологическом исследовании. - Л., 1979.
18. Докторов Б.З. Повышение возврата анкет при почтовом опросе. //Социологические исследования. 1981. № 3.
19. Докторов Б.З. Типология методических исследования. //Социологические исследования. 1989. № 1.
20. Докторов Б.З., Фирсов Б.М. Методические вопросы формализации социологических анкет. //Социологические исследования. 1975. № 3
21. Ермолаева Е.М. Язык респондента, язык анкеты. //Социологи-ческие исследования. 1987. № 1.
22. Жабский М.И. Возможности, границы и техника опроса. //Социологические исследования. 1984. № 3.
23. Жабский М.И. Методология прикладного социологического исследования. - М., 1976.
24. Ильясов Т.Н. Экспериментальное обоснование количества делений шкалы. //Социологические исследования. 1984. № 4.
25. Клигер С.А. Некоторые ошибки при опросах: Постановка вопросов в анкетах и опыт использования шкал. //Социоло-гические исследования. 1974. № 2.
26. Клигер С.А., Косолапов И.С., Толетова Ю.Н. Шкалирование при сборе и анализе социологической информации. - М., 1978.
27. Коган В.З. Обеспечение достоверности информации на стадии подготовки анкет к обработке на ЭВМ. //Социологические исследования. 1981. № 1.
28. Лютынска К. Анализ адекватности ответов респондентов, получаемых в углубленном пилотаже. //Социологические исследования. 1978. № 4.
29. Маслова О.М. Социологический опрос как средство социального общения. //Сравнительный анализ и методика социологических исследований. - М., 1989.
30. Маслова О.Н. Анкетирование - метод сбора социологической информации. //Политическое самообразование. 1981. № 2.
31. Маслова О.Н. К вопросу о проектировании социологических анкет. //Социологические исследования. 1981. № 1.
32. Михайлов С. Эмпирическое социологическое исследование. - М., 1975.
33. Моин В.Б. Форма вопроса, интерпретация ответа. //Социологические исследования. 1987. № 5.
34. Ноэль Э.Н. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. - М., 1978.
35. Погосян Г.А. Форма вопроса и целевая установка исследования. //Социологические исследования. 1983. № 3.
36. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. - М., 1972.
37. Рабочая книга социолога. - М., 1983.
38. Рукавишников В.О., Паниотто В.И., Чурилов Н.Н. Опросы населения: методический опыт. - М., 1984.
39. Сергеев К.А., Соколов А.Н. О логике вопросов. //Вопросы философии и социологии. Вып. 1. - Л., 1969.
40. Толстова Ю.Н. Сопоставимость результатов классификации при использовании различных шкал. //Социологические исследования. 1978. № 3.
41. Федоров И.В. Причины пропусков ответов при анкетном опросе. //Социологические исследования. 1982. № 2.
42. Хмелько В.Е. Номинальная шкала личностных качеств: Опыт построения базового тезауруса. //Социологические исследования. 1981. № 2.
43. Цыба В.Т. Концептуальное обоснование операционализации и измерения. //Социологические исследования. 1985. № 1.
44. Шуман Г., Прессер С. Открытый и закрытый вопрос. //Социологические исследования. 1982. № 3.
45. Ядов В.А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы. - М., 1972.





















1 См.: Хинтикка И. Вопрос о вопросах . //Философия и логика. - М., 1974. - С. 303-304.
2 Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. - М., 1978. - С. 76.
3 Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. - М., 1972. - С. 74-75.
4 Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. - М., 1978. - С. 77.
5 См.: Часть и целое. //Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С. 769.
6 Совсем недавно (октябрь 1998 г.) после заявления депутата Госдумы Г. Явлинского, что правительство коррумпировано, министерские посты куплены и пр. (на что последние весьма сильно обиделись), телепрограмма "Итоги" НТВ провела телефонный опрос. Был предложен только один вопрос: "Как Вы считаете, нынешнее правительство коррумпировано?". 92% опрошенных ответили положительно.
Результаты данного опроса, строго говоря, не позволяют утверждать о коррумпированности правительства., (правда дыма без огня не бывает), но можно сделать вполне однозначный вывод: население страны относится к правительству весьма негативно (по крайней мере в этой части), что безусловно сказывается на уровне социальной напряженности в обществе и т.д. Это к вопросу об интерпретации исследователем результатов массовых опросов.
7 Маслова О.М. Познавательные возможности открытых и закрытых вопросов. //Социологические исследования. 1984. № 2. - С. 136.
8 См.: Типологизация и классификация в социологических исследованиях. /Под ред. В.Г. Андреенкова и др. - М., 1981.
9 Маслова О.М. Познавательные возможности открытых и закрытых вопросов. //Социологические исследования. 1984. № 2. - С. 132. Это, пожалуй, одна из первых работ, в которой предпринята попытка углубленного анализа проблем открытого и закрытого вопросов и представления их как имеющих различную природу для получения информации в социологическом исследовании.
10 Сегодня чаще всего это связано с невостребованностью обществом высокоподготовленных специалистов.
11 См.: Шкалирование: Психологический словарь. - М., 1983. - С. 404.
12 Левашов В., Папоян Г. Количественный анализ в социологическом исследовании. //Политическое самообразование. 1981. № 12. - С. 115.
13 См.: Ядов В.А. Социологические исследования. - С. 91.
14 Осипов Г.В., Андреев Э.П. Методы измерения в социологии. - М., 1973. - С. 96.
15 См.: Ядов В.А. Социологические исследования. - С. 158.
16 См.: Социологические исследования. 1983. № 2. - С. 121.
17 Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. - С. 73.
18 Там же. - С. 72.
19 Лосенков В.А. Социальная информация в жизни городского населения. - Л., 1983. - С. 98.
20 См.: Рабочая книга социолога. - М., 1983. - С. 362.
21 См.: рабочая книга социолога. - С. 363.
22 См.: Ноэль Э. Указ. соч. - С. 318-319.
23 См.: Рабочая книга социолога. - С. 400.
24 Ханин Ю.Л. Личностные и социально-психологические опросники в прикладных исследованиях: Проблемы и перспективы. //Социальная психология и общественная практика. - М., 1985. - С. 172.
25 Бадалаев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М., 1982. - С. 13.
26 Котик М.А. Психология и безопасность. - Таллинн, 1981. - С. 77.
27 Ядов В.А. Социологические исследования. Методология, программа, методы. - М., 1972. - С. 169.
28 Ядов В.А. Указ. соч. - С. 172.
29 Аванесов В.С. Тесты в социологическом исследовании. - М., 1982. - С. 51.
30 Аванесов В.С. Тесты в социологическом исследовании. - М., 1982. - С. 38.
31 См.: Аванесов В.С. Указ. соч. - С. 53.
32 Возможно, читателю пример с текучестью кадров покажется весьма устаревшим, поскольку сегодня более актуальным становится поиск работы. Но когда в стране снова займутся производством, поймут, что безработица и текучесть кадров это не взаимообусловливаемые явления, а совершенно различны, поскольку определяются различными причинами.
33 Средняя традиционная анкета содержит от 200 до 500 альтернатив.
34 См.: Социальные перемещения как фактор воспроизводства и изменения социальной структуры развитого социалистического общества (методические материалы исследования). /Авторы: д.ф.н., проф. Ф.Р. Филиппов (руководитель), к.ф.н. Л.Г. Гафт, Е.Д. Игитханян, В.И. Молчанов (ИСИ АН СССР) - М., 1982.
35 Цит. по: Вопросы философии. 1978. № 11. - С. 74.
36 Но это не программный вопрос. Понятие программного вопроса намного шире, чем понятие центрального вопроса, хотя они могут совпадать по тематической направленности.
37 Цит. по: Михайлов С. Эмпирическое социологическое исследование. -М., 1975. - С. 231.
38 Там же.
39 Михайлов С. Эмпирическое социологическое исследование. - М., 1975. - С. 148.
40 См.: Там же.
41 Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. - М., 1978. - С. 120.
42 Социологические исследования. 1984. № 3. - С. 234.
??

??

??

??

Аверьянов Л.Я.
Социология: искусство задавать вопросы.




2



<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ