<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>







Взаимодействуют факты посредством общности некоторых пограничных элементов, обладающих общими признаками.
Взаимодействуют факты посредством общности некоторых пограничных элементов, обладающих общими признаками. Так, между сушей и водой существует пограничная зона элементов, которые в равной степени относятся и к той, и к другой физической системе. Между живой и неживой природой существует такая же пограничная область, позволяющая им взаимодействовать и т.д.
Благодаря такой общности фактов элементы одной системы перетекают в другую, обеспечивая тем самым обмен информацией, средствами жизнедеятельности и в конечном счете развитие.







Переход от одной константы к другой не является непосредственным и линейным процессом
Переход от одной константы к другой не является непосредственным и линейным процессом. Согласно некоторым механистическим представлениям о движении объекта в пространстве, он опосредован системой иерархически соподчиненных констант и оказывается возможным только по строго определенным правилам и законам. Так, взаимопереход в обязательном порядке осуществляется посредством другой, так называемой третьей константы.
Третья константа имеет принципиальное отличие от взаимодействующих систем. Так, отношения одной социальной группы с другой осуществляются не только благодаря наличию людей, способных жить в различных социально-территориальных образования (на селе, в городе), но и благодаря тому, что имеется система писанных и неписаных законов, по которым действуют и та, и другая. Эти законы также выступают константами.
Именно наличие в разных системах общих элементов и общих законов взаимодействия позволяет человеку свободно передвигаться из одной системы констант в другую и тем самым решать свои задачи.
Так, если молодой человек поставил себе задачу жениться, он должен совершить ряд обязательных операций, пройти необходимые этапы: познакомиться с девушкой, понравиться ей, сделать предложение и сыграть свадьбу. Между этими этапами существует еще множество промежуточных, а между ними такое же множество промежуточных этапов и так до бесконечности. Но как Вселенная замкнута на себя, так же замкнута на себя и система действий данного молодого человека. Вселенная определяется его задачей и для ее решения подбираются те константы, которые он должен пройти. В момент принятия решения ? познакомиться с девушкой, чтобы его осуществить, нужно произвести множество разнообразных специальных действий, которые подчинены решению вышеуказанной задачи. На первый взгляд между этими действиями мало общего (например, подбор галстука или букета цветов), но они связаны системой опосредованных действий, имеющих общие элементы.
Если на каком-то этапе молодой человек "споткнулся" (например, девушка не приняла его предложения руки и сердца), то он возвращается на исходные позиции. Или же, познакомившись с одной девушкой, решает жениться на другой и т.д. Вариантов может быть бесконечное количество. Они существуют благодаря дисперсности строения природы и возможности смены констант.
Взаимодействие осуществляется посредством какой-то третьей системы констант, в качестве которой выступает общность элементов различной совокупности фактов
Переход человека из одной системы фактов в другую квалифицируется как свобода действий. Поведение может быть свободным, если только определить его относительно некоторой величины, называемой необходимостью или фактом. Это означает, что понятие свободы квалифицируется только в соотношении с существующим фактом, т.е. относительно некоторой детерминации. (Свободный переход из одной несвободы к другой несвободе.)















Переход от одного факта к другому опосредован системой иерархически соподчиненных констант и оказывается возможным благодаря не только общности элементов, но и их принципиальному различию
Но и факт как понятие приобретает свое значение только в силу квалификации определенных действий человека, называемых свободными. Здесь нет логического противоречия, альтернативы, дилеммы или выбора. Это философские категории, описывающие различные области бытия.
Свобода действий и наличие констант ? это отражение различных областей жизнедеятельности в сознании человека. Одна область ? это жесткая детерминация, вторая ? возможность перехода из одной системы детерминации в другую посредством третьей детерминации. Еще раз повторим, что понятия "свобода" и "детерминация" в нашей интерпретации есть различные формы выражения в сознании человека разных его действий при решении своих задач.
Таким образом, свобода действий человека оказалась возможной только в силу "несвободы" существования факты. Но и человек как факт не является свободным, ибо в обязательном порядке сам находится в некоторой системе взаимодействующих фактов, которой и определяются его действия. Эти факты как бы удерживают человека в своем поле и делают его самостоятельным и устойчивым образованием. Человек как факт определен, детерминирован внешней системой фактов и существует как необходимость, данность для любого другого факта, например другого человека.
Свобода есть понятие, описывающее возможность перемещения человека по различным системам фактов. Она может осуществляться только посредством постоянной смены частных систем фактов как детерминант. Благодаря множественности фактов человек имеет неограниченную возможность перемещаться в различных системах фактов. Но только как возможность, ибо на практике и в силу ряда ограничений физического и социального характера (например, социализации) он оказывается ограниченным в таком перемещении.
Осознание понятия "факт" позволило осознать понятие "свобода". Они зависимы друг от друга. Более того, как конкретное действие свобода приобретает статус факта. Осознанная свобода становится осознанным фактом или осознанием факта в отличие от неосознанной свободы, которая не является фактом в сознании.
Переход из одной системы фактов в другую квалифицируется как свобода действий
Но будучи действием, свобода приобретает свойство ограниченности, как и любой факт. Свобода становится, таким образом, элементом мира фактов и одним из них, более того, она вписывается в систему фактов и определяется другими фактами. Соответственно детерминируется и ее содержание.
Как факт свобода по своей природе ничем не отличается от другого факта. Отличие заключается только в том, что данное явление (свобода) имеет специфическое содержание и выполняет строго определенную функцию в понятийной системе и в построении отношений с внешним миром. Отсюда следует, что понятие "факт" относительно понятия "свобода", как предмет и условие деятельности человека, ни на йоту не изменилось, ибо свобода становится фактом со своим содержанием, определяемым спецификой задачи, стоящей перед человеком. Осознание человеком свободы как формы своего поведения определило содержание ее как факт.
"Свобода" и "факт" как понятия отражают различные области жизнедеятельности в сознании человека.
Моя свобода действий относительно факта как некоторой константы ни в коем случае не означает отказа от свободы действия любого другого человека. Если мы приписываем человеку свободу как форму его поведения, то точно так же мы можем отнестись и к любому другому объекту природы. Здесь нет логического противоречия, если не представлять человека как такое природное существо, которое обладает уникальным свойством свободы в отличие от всего остального мира фактов, таким свойством не обладающего.

Мыслимый и реальный факт


1

Факт описывается в научной литературе и воспринимается в обыденном сознании как нечто физически существующее, чему приписывается понятие "реальность". Факт - это всегда нечто конкретное в отличие от общего и тем более абстрактного. Он указывает на эмпирическое знание в противоположность теоретическому знанию.
Но что такое реальное и конкретное применительно к факту и что такое факт в нашем сознании?
Свобода действий человека возможна только в силу "несвободы" существования факта.
Сознание фиксирует некую реальность и определяет ее как факт. Но это ровным счетом ничего не говорит о реальности. Ибо нечто, зафиксированное как реальность и воспринятое как факт, на самом деле может оказаться иным, чем предполагалось. Понятийный парадокс заключается в том, что сознание всегда фиксирует объективную реальность и представляет ее логико-понятийных конструкциях, которые принимают форму факта. Но содержание реальности в сознании может быть совершенно не предсказуемым, оно может быть иным, чем предполагает рассудок в своем актуализированном или осознанном знании.
Другими словами, то, что предполагалось за фиксированной реальностью как факт, на самом деле является иным, соответственно меняется и содержание его. На самом деле речь идет о другом факте, который не фиксирует наше сознание. Природа факта в этом случае не меняется, но происходит активная демонстрация несовершенства сознания и неполноты знания или, точнее, неумение действовать в поле неопределенного знания.
Благодаря множественности фактов человек имеет неограниченную возможность перемещаться в различных системах фактов.

2
Природа факта в сознании остается в неизменности, он полностью принимает форму эмпирического, или реального, факта и в него вкладывается в полном соответствии с природой факта некое содержание. Вкладывается именно то содержание, которое должно было бы соответствовать мыслимой сознанием реальности. Ибо факт в сознании может существовать только как мыслимая реальность.
Но сложность заключается в том, что мыслимая реальность может не соответствовать той реальности, с которой имеет дело человек при решении своей задачи. Или же мыслимая реальность может не полностью соответствовать (частично соответствовать) той реальности, которая существует как реальный факт. Поэтому разницы между мыслимым и реальным фактом по природе образования нет никакой. Разница оказывается только в содержании факта. В равной мере это относится и к любому другому факту, ибо все факты отличаются друг от друга только своим содержанием. И в этом смысле мыслимый факт ничем не отличается от реального, или эмпирического, факта.





Осознание понятия "факт" позволило осознать понятие "свобода".
Но в чем же тогда разница между ними. Только в том, что мыслимый факт может не отражать содержания реального факта, а это значит, что человек не может решать поставленной задачи. Поэтому возникло понятие "мыслимый", "неистинный" факт. На самом деле речь идет не о факте, а о его содержании.
На мыслимом, а не на реальном факте построена фабула книги "Мастер и Маргарита". То, чего не может быть, становится наблюдаемым фактом. Не может быть говорящего кота, покупающего билет в трамвае. Но именно так он и воспринимается, т.е. фактом становится как раз то, чего не может быть фактом. Получается чудовищная неразбериха, а для героев романа трагедия. Если сознание воспринимает то, что не может быть, тогда или поехала крыша, или природа факта совершенно иная. Или факта в его традиционной интерпретации, не существует.
Факт в сознании может существовать только как мыслимая реальность.

3

И в самом деле, что это такое реальный факт в отличие от мыслимого факта?
Понятие ? плод деятельности сознания, мыслимое ? разновидность понятийного образования. Если утверждать, что восприятие реальности может быть относительным, т.е. возможно истинным, то ее, оказывается, трудно отделить от вымышленной. Сознание часто не может дать объяснение видимому явлению, и трезвый ум очень осторожно относится к очевидному.
Нечто, зафиксированное как реальность, и приданное ему значение факта, на самом деле может таковым не оказаться
Философы с такой легкостью разделили нечто, что является реальностью, и нечто, что является мыслимым как синоним идеального, что эти два явления приобрели чеканную и законченную форму соотношения бытия и сознания.
Философы понимают реальное как нечто, что является известным и проверенным. И в этом смысле оно (реальное) полностью соответствует понятию "факт". Мыслимое ? это нечто, что может быть неверным и противоречить известному и проверенному знанию. И тогда оно не может являться фактом.
Разницы между мыслимым и реальным фактом по природе его образования нет. Разница оказывается только в содержании факта.
Если мыслимое не является фактом, тогда что же оно? Если это плод деятельности сознания, тогда без сомнения оно является, по крайней мере, мыслительным фактом. Если сознание есть реальность, пускай особого рода отличная от физической, то, что им произведено тоже является в полной мере реальностью. Но только реальностью особого мира, мыслимого, и, конечно, принципиально отличной от любой другой реальности, в том числе физического мира или так называемого эмпирического факта.
Герои "Мастера и Маргариты" посходили с ума, увидев, что происходит нечто невообразимое, когда с виду нормальный человек начинает вытворять черт?те что, даже не черт?те что, а нечто такое, что черт его поймет, т.е. нечто, совсем из ряда вон выходящее. Стабильный мир фактов как понятий пропадает. Но на самом деле его место занимает другой мир фактов, такой же понятный и привычный, но только для сатаны, для дьявола (по М. Булгакову).
Мыслимый факт может не отражать содержания реального факта, что означает, не способность решать поставленные задачи.
Нечистая сила и в самом деле поступает не чисто и поэтому не порядочно. Для нее человеческий мир фактов понятен и известен, а для человека мир фактов нечистой силы неизвестен. Нечистая сила ничего необычного не делает, она только переносит человека в свой мир фактов и тем самым делает его совершенно беспомощным. Сажает на помело, несет с бешеной скоростью на шабаш ведьм, и человеку остается только надеяться на случай или добрую волю нечистой силы, что сделает она одно порядочное дело ? вернет его опять в его привычный мир. Иногда так и случается, но не всегда.
То, что произведено сознанием, является особой реальностью, мыслимой и принципиально отличной от мира вне сознания.
От этого действительно можно сойти с ума, если с этим столкнешься, хотя бы чуточку. А эта чуточка всегда присутствует в нашей жизни. Мир изменчив и постоянно иной, и каждый раз человеку приходится сталкиваться с новыми фактами. И не всегда новый мир фактов бывает понятен и даже приемлем для человека-консерватора по природе. И только потому, что он не знает, как надо действовать в иной обстановке, обзывает того, кто сотворил этот новый мир, всякими порочащими словами (черт, сатана, дьявол и пр.). И все только для того чтобы убедить самого себя, что все, что ему непонятно, вовсе не истина (не факт), что оно не существует, является вымышленным, придуманным, нереальным. И потому не стоит даже наших мыслей и соответственно какого-то определения.
Реальность ? это краткий миг соответствия знания человека новым фактам при решении им своей задачи
Но в том то и фокус, что именно мыслимое можно рассматривать как подлинную реальность. А то, что мы называем реальностью, или эмпирическим фактом, на самом деле есть только наше прошлое знание, небытие. Эмпирический факт это знание уже ушедшей жизни, как свет умершей звезды. А мыслимое ? это попытка отражения и понимания нового мира фактов. Мыслимое, исходя из новых фактов, строит новый мир в соответствии со своими задачами. Мыслимое это тот самый короткий миг между неизвестным будущим и ушедшим прошлым, называемый настоящее и существующий ровно столько времени, сколько человеку требуется для решения своей задачи.
Новый мир фактов всегда подкидывает нечто необычное, заставляет каким-то образом приспосабливаться, чтобы решать свои задачи, и тем самым строить новый мир знаний для адекватного описания новой реальности.
Реальность это только краткий миг соответствия знания человека миру новых фактов при решении им своей задачи. Ибо вне своей задачи никакой мир фактов для человека не существует.
Реальность может существовать для человека только как мыслимая, а соответственно и факт ? только как мыслимый
Существующий мир фактов это возможность человеку достичь поставленной цели.
Мыслимое это механизм приведения в соответствие прошлого знания и нового мира фактов.
Никакой другой реальности кроме мыслимой не существует, ибо любая реальность может существовать для человека только как мыслимая, а соответственно и факт ? только как мыслимый.
Еще раз повторим, то, что мы называем эмпирическим фактом и реальностью есть только наше прошлое знание. Это знание, конечно, имеет актуальное содержание, но только как база данных для построения концептуально-гипотетических моделей, описывающих измененный мир фактов.
То, что мы называем реальностью, или эмпирическим фактом, на самом деле есть только наше прошлое знание
Сатана Воланд с говорящим котом и с клетчатым в пенсне сделали обыкновенную вещь: то, что жизнь проделывает с каждым из нас ежедневно. Они просто подсунули обыкновенным и скучным людям, которых "...испортил квартирный вопрос", нечто такое новое, которое разом вывело их из своего дремотного и привычного мира и заставило шевелиться, искать объяснение новым явлениям, что полностью изменило их жизнь. Только каждый делал это по-разному и с неодинаковым результатом.
Другое дело, что это новое оказалось таким принципиально новым, что они, не найдя аналога в своей прошлой жизни, в своем прошлом знании, просто сошли с ума или немного тронулись. Мыслительная машина не выдержала таких перегрузок, перегрелась и отказалась работать.
Эмпирический факт является основой для любой физической теории... Теория объясняет и организует мир фактов...
В реальной жизни при резком переходе к принципиально новым условиям, как это происходит во время стихийных бедствий, катастроф, революций, войн и пр., многие начинают чувствовать себя весьма неуютно. И только некоторые воспринимают более или менее спокойно изменившуюся ситуацию, поскольку подходят к ней как к новой, а не как противоположной прошлой. И происходит это только потому, что это новое становится реальностью и фактом их жизни. А старое знание уже перестает быть фактом, во всяком случае, активным.
Таким образом, мы поставили все с ног на голову, или наоборот. А там кто ее знает, как должно быть на самом деле, да и что это такое ? на самом деле?

Эмпирический факт
История науки предоставляет достаточно примеров, чтобы убедиться в объективном существовании как эмпирического факта, предопределяющего различные теории, так и теории. которая определяет содержание факта

1.

В научном мире имеются понятия "эмпирический факт" и "эмпирическое знание". Это четкие и устоявшиеся понятия, которыми оперирует физическая теория строения мира. Эмпирический факт является основой любой физической теории, и если эмпирический факт противоречит теоретическому описанию какого-то явления, то теория однозначно и сразу подвергается сомнению или в лучшем случае ее переводят в разряд гипотезы. Этим подтверждается представление об устойчивости мира.
Но в философии и особенно у естественников, которые занимаются теоретическим осмыслением процесса познания физического мира, без оговорок принято другое положение. Теория объясняет и организует мир фактов или, по крайней мере, некоторые из них. Против этого так же сложно возражать. История развития науки предоставляет достаточно примеров, чтобы убедиться в правоте и того, и другого, т.е. в объективном существовании эмпирического факта, предопределяющего различные теории, и объективном существовании теории, которая определяет содержание факта. Правда, здесь надо сделать существенную оговорку. В последнем случае существование самого по себе факта не оспаривается, но формируется его содержание в сознании посредством существующей теории.
Понятия "эмпирическое знание" и "эмпирический факт" базируются на строгом и категоричном разделении объективного и субъективного
В рамках указанных понятий эмпирическое знание есть по сути отражение эмпирического факта. Это не теория, это именно мир знания об эмпирическом факте. Но знание всегда немножко теория, или обобщенное и концептуальное представление об эмпирическом факте. Эти признаки полностью ложатся в понятие теории. И вот здесь начинается некоторый логический сбой в рассуждении, специально или не нарочно умалчиваемый естественниками.
Но то, что допустимо для них, то совершенно не приемлемо для философов. Они иначе трактуют соотношение эмпирического факта и эмпирического сознания. Далее мы специально несколько упрощаем логику рассуждения, чтобы четче выявить существующие представления о том и о другом.
Объективный мир существует и только в силу этого можно говорить об объективной и абсолютной истине

2
Понятия "эмпирическое знание" и "эмпирический факт" основываются на строгом и категоричном разделении объективного и субъективного. Этот тезис лежит в основе не только марксистской парадигмы научного познания мира, но и многих зарубежных социологических и философских теорий, философского осмысления физического мира выдающимися и не очень выдающимися учеными. И не удивительно, как мы уже говорили, настолько такое разделение понятно и наглядно с точки зрения здравого смысла и непосредственного восприятия мира.
Есть сознание и есть мир вне сознания, они отличны по своей природе. Объективный мир существует, в силу чего и можно говорить об объективной и абсолютной истине. Его существование не может быть подвержено какому-либо сомнению. И только субъективный мир, т.е. мир сознания ? сплошь ошибки и сомнения. Объективный мир постоянно поправляет сознание и наставляет его на путь истинный.
В философской литературе проблему соотношения объективного и субъективного, материи и сознания обсуждают на протяжении не одной тысячи лет. В различных интерпретациях (теориях) мыслители расходятся только в дозировке материального начала в субъективном и, наоборот, субъективного в объективном. При этом никто не отрицает их специфики и взаимосвязи.
Сознание человека ? субъективное явление, а его смерть ? эмпирический факт
Эмпирический факт это часть, если не весь объективный мир. По крайней мере, факт обладает в полной мере всеми атрибутами объективного мира. Вода мокрая, а огонь горячий ? эмпирический факт. От этого никуда не деться. Химические и физические реакции или процессы порождают эмпирические факты. Сознание человека ? это субъективное явление, а его смерть ? эмпирический факт.
Если размышления человека и его поступки не совпадают с эмпирическим фактом, то они могут считаться ошибочными. И наоборот, если результаты действия совпадают с эмпирическим фактом, то их можно считать истинными и т.д.
Ползучий эмпиризм доминирует и в теории, и на практике. Обычно он опирается на жесткие законы физического мира, как наиболее известного и понятного для размышляющего человека и как наиболее продвинутого в своем осмыслении.
Эмпирическое знание, безусловно, есть отражение эмпирического факта, и считается объективным, если оно полностью на него опирается, т.е. подтверждено практикой. Эмпирический факт, безусловно, есть отражение эмпирического закона и полностью на него опирается. Вне сознания эмпирический факт не существует. Если только не исходить из представлений об иной природе человеческого знания, нехватки некоторых в философских теориях так же нет.
Эмпирическое знание есть по существу результат умственной деятельности человека по восприятию эмпирического факта. Если при этом учесть тот неоспоримый факт, что сознание может формировать эмпирический ряд (систему) фактов, выстраивать их в соответствии со своей теорией при определенных обстоятельствах, тогда их взаимоотношение становится еще более запутанным.
Признание существования эмпирического факта вне сознания, и того, что последнее может видоизменять факт, ставит под сомнение правомерность тезиса, по крайней мере о первичности объективного мира и вторичности сознания.
Если сознание может изменять содержание факта, то это означает фактически признание его творения, а это является согласно всем канонам прерогативой только объективного мира, существующего вне сознания и не зависящего от него. Это означает и отрицание существования эмпирического факта.
Человек добровольно отдает себя во власть бога, неземных сил, великого разума, или абсолютного духа
Воланд перенес свой мир в мир людей и заставлял их действовать по своему образу и подобию. Их неспособность действовать в его мире только подтверждала силу Воланда. Злую силу в восприятии людей, потому что это было против их воли. Он заставлял их действовать иначе, чем они привыкли в своем мире. Воланд фактически творил новый мир для людей, но это была по сути демонстрация всесилия не мира эмпирических фактов, в котором жили люди, а разума.
Эмпирический факт может существовать только в сознании
Булгаков здесь ничего нового не сказал. Человек нередко сам отдает себя во власть неземных сил, великого разума, или абсолютного духа. И не раз оказывался в положении героев романа, когда его эмпирический мир в своем знаковом (фактическом) выражении оказывался не способным объяснить необычное и новое. Только в данном случае писатель заменил великий разум желанием Воланда. Но Булгаков никак не квалифицирует Воланда: он не делает его злым или великим, писатель рисует его только другим, отличным от привычного для людей мира.
Мир вне сознания существует для сознания только в возможности. Это означает, что им нельзя оперировать для решения своих задач, что равносильно тому, что мир для сознания в реальности не существует
Но эмпирический факт существует, так же как и существует его отражение в сознании человека. Без сомнения имеет место и то, что человек может определять содержание факта и тем самым как бы творить объективный мир. Все это есть на самом деле. Нет только одного ? четкого понимания механизма их взаимосвязи. Здесь-то зарыта та самая собака, отрыть которую оказывается себе дороже.










Человек опирается на тот мир внешних фактов, который существует в сознании, и строит соответствующую модель своего поведения

3.
Теперь зададимся крамольным вопросом: "Почему считается, что эмпирический факт существует?"
В первую очередь, потому что человек имеет его в сознании. Строго говоря, эмпирический факт может существовать только в сознании.
Совокупное отражение объективного мира позволяет говорить об общественном сознании и понимании им мира эмпирических фактов и его связей. Если человек умер, то вместе с ним перестает существовать и тот мир, который он отразил в своем сознании и который мы называем объективным.
Этот вовсе не значит, что сам по себе эмпирический факт не существует. Человек вполне сознает и то, что объективный мир останется, если его лично не будет. Знание об объективном мире или, точнее, о мире вне сознания, вне человека позволяет утверждать, что факт существует, даже если человек не знает самого факта. Человек знает, что существует мир вне сознания, который состоит из фактов. Но это мир для сознания только в возможности. Если мир вне сознания существует в возможности, то им нельзя оперировать для решения своих задач, а это означает, что мир для сознания в реальности не существует. Поэтому, как мы уже говорили, реальность это то, сто существует в сознании и позволяет решать свои задачи.
Понятно, что есть мир фактов самого сознания. как отдельный мир фактов со своими законами и правилами функционирования, со своими целями и задачами. Но в сознании есть и мир объективных фактов, т.е. тех фактов, которые существуют вне сознания. Это особый мир сознания, так же имеющий свои законы и правила функционирования. Эти два мира фактов в сознании взаимодействуют и определяют друг друга как любые другие субъекты мира.
То, что мы называем эмпирическим фактом, существует в той части сознания, которая ответственна за отражение мира фактов, находящихся вне сознания. То, что мы называем эмпирическим знанием, есть мир фактов в той части сознания, которая ответственна за мыслительную деятельность в области мира эмпирического факта.
Поэтому сознание имеет возможность выстраивать ряд специально подобранных фактов и строить концепцию своего действия, как оно всегда и делает при построении взаимосвязей с субъектами внешнего по отношению к сознанию мира.
Именно поэтому человек всегда "оглядывается" на эмпирический мир в своем сознании, как существующий самостоятельный мир фактов.









Из утверждения, что данный факт не известен, следует, что об этом факте уже имеется знание
Получается интересная цепочка актов действий сознания и мира фактов вне сознания. Внешний мир воспринимается сознанием сначала своими рецепторами. В каждом акте восприятия происходит идентификация поступившей информации с тем образом, который имеется в сознании. После успешной идентификации в сознании образуется особый мир внешних субъектов как образов этого мира. При решении своей задачи человек опирается на тот мир внешних фактов, который существует в сознании, и строит соответствующую модель своего поведения, или траекторию движения. исходя из нее, совершает частные действия во внешнем мире. В этом случае сознание посредством своего мира объективных фактов выходит во внешний мир и осуществляет с ним взаимодействие. Если его концепция оказалась правильной, такое взаимодействие осуществляется, и человек решает свою задачу. Если нет, человеку приходится все начинать сначала.
Такова приблизительная схема взаимодействия внешних субъектов и сознания человека.

4.
Но как мы узнаем то, что не знаем, что знаем, когда узнаем? Каким образом мы переходим из мира незнаемого в мир знания или как осуществляем превращение возможности в мир реальности?
Известное ? это знание того, что данный факт может решить задачу
То что огонь горячий, есть свойство, которое получило отражение в сознании человека при решении некоторых его специальных задач. Например, огнем можно обжечься. Для решения задачи ? не обжечься ? данное эмпирическое знание об эмпирическом факте абсолютно и полностью исчерпаемо. Но это же свойство может иметь другую интерпретацию: на огне можно готовить пищу. Это разные эмпирические факты и разное эмпирическое знание. Для приготовления пищи требуется больше времени, чем для того, чтобы узнать, что огонь горячий. Но свойство "горячий" служит вполне устойчивым фактом только потому, что оно позволяет приготовить вкусное жаркое. Огонь является эмпирическим фактом только в силу того, что имеется эмпирическое знание о его свойствах. Он выступает общим понятием как факт по отношению к своим свойствам как фактам.
Но знание о том, что что-то существует, возможно только в том случае, если имеется какое-то знание об этом незнаемом. И утверждения, что данный факт неизвестен, следует, что об этом факте уже имеется знание. В противном случае эмпирического факта просто для сознания не существует. Но что мы знаем в данном случае? Только то, что существует факт, но нам не известно его содержание.
Таким образом, известное ? это знание того, что данный факт может решить задачу. Неизвестное ? отсутствие знания как это сделать. Другими словами, человек знает, что данный факт может решить его задачу, знает в принципе или точно, но он не знает какое свойство (или их сочетание) данного факта может этому способствовать. Это и есть именно то, что человек всегда пытается узнать и что является предметом науки.
Объективный мир это мир наших концептуальных представлений, которые являются истинными, но только для решения поставленных задач
То, что каждый из нас многого не знает, что можно было бы узнать, все осознают прекрасно и даже согласны с тем, что все узнать не возможно. Но с очень большим трудом понимается, что сознание может не воспринять эмпирический факт. Сам по себе эмпирический факт вполне может существовать, но сознание его "не видит" и в силу этого для него факт не существует.














Мир вне сознания не познаваем. Познаваемо только то, что находится в сознании
С этим мы сталкиваемся практически постоянно, например, когда пытаемся втолковать кому-либо вроде известные и понятные истины, а они им остаются непонятными, соответственно неизвестными и не существующими. В данном случае человек все-таки знает, что втолковываемый ему факт существует. Но имеется масса других фактов, о которых нам никто ничего не может сказать, и которые мы просто не видим, не замечаем, не осознаем. Поэтому и только поэтому они практически для нас не существуют.
Но что значит практически? Только то, что с их помощью мы не можем решить свои задачи.
Но появляется смутное ощущение того, что что-то есть, чего мы не знаем, но что мешает нам или даже управляет нами.



















Соотношения сознания и объективного мира нельзя рассматривать в парадигме первично ? вторично, бытие ? сознание

5.
А что же существует?
Только наше знание об эмпирическом факте, или так называемое эмпирическое знание. И здесь возникает масса логических несуразиц, подстать апориям Зенона или парадоксам Рассела. Если утверждение об объективности и независимости от нашего сознания эмпирического факта изначально является истинным и при этом в абсолютном варианте, то мы вынуждены констатировать, что он дан нам только и притом полностью, без всяких исключений, в субъективном выражении, в сознании. И оперируем мы при решении каких-то своих задач, только этим и исключительно этим субъективным миром. Поскольку другого мира для сознания просто не существует. Никакой эмпирический факт не имеет своего содержательного значения вне сознания человека.
Объективный мир это мир наших концептуальных представлений, которые оказались или являются верными, истинными исключительно для решения наших задач.
И невольно возникает мысль, которая не раз приходила в голову великим и не очень великим мыслителям: истинный мир не тот, который нас окружает, ибо мы никогда не сможем его познать и в соответствии с этим действовать, а тот, который находится в сознании. Это положение вытекает из простого соображения, что человек действует только на основе собственного знания.


Конкретный факт становится таковым, если он вписался в некоторую общую структуру знания
Философы при этом исходили, в частности, из абсолютно верного понимания бесконечности многообразия мира и в силу этого его не постижимости. И это верно. Они так же говорили и о не постижимости любого явления в силу многообразия проявления его свойств. И это тоже правильно. Но этого оказалось мало, поскольку данные положения вступают в противоречие с фактической постижимостью мира и явлений, хотя бы в силу того, что человек решал и решает свои задачи.
Соотношения мира сознания и так называемого объективного мира нельзя рассматривать в парадигме первично ? вторично, первичное бытие и вторичное сознание. Нельзя подчинять сознание по истинности объективному миру. Соотношение между миром сознания и объективным миром точно такое, как и отношения между двумя любыми явлениями или объектами мира. Каждый из них относительно друг друга находится в положении внешнего объекта. И каждый из них по отношению друг к другу ? предмет субъективного восприятия со всеми вытекающими отсюда требованиями.
Любой внешний объект оказывает влияние на любой другой объект, но и сам испытывает влияние любого внешнего объекта. Любой объект выстраивает свою траекторию движения при решении своей задачи, учитывая другие внешние объекты и их свойства, по своему усмотрению выбирая их из общего множества объективных фактов. Но выбирает не волюнтаристски, а только те из них, которые участвуют в его траектории при решении им своей задачи. Происходит своеобразный договор:
Человеку не нужно обладать всем многообразием мира потому, что в этом нет необходимости при решении его конкретных задач
каждый из взаимодействующих объектов, решая только свои задачи, при этом в обязательном порядке участвует в решении какой-то общей для них. И только наличие такой общей задачи позволяет каждому объекту решать и свою собственную задачу. Общая задача ? это общая парадигма существования каждого из взаимодействующих субъектов. Все это один к одному относится и к таким объектам как мир сознания и мир вне сознания, социальное бытие и природный мир, мышление и материя.
















Отражение и осознание факта и соответственно его интерпретация возможны только на основе прошлого знания как наиболее общей категории концептуального знания
Эмпирическое знание построено от общего к частному. Любой частный факт воспринимается только на основе общего знания. И это еще одно свойство сознания в познании или узнавании факта. Эмпирический факт может быть воспринят сознанием только в том случае, если он будет входить в класс понятия общего порядка. Примерно, таким образом, т.е. от общего к частному, происходит обучение всему новому. Это позволяет включать любой новый факт в наше эмпирическое знание, если только ему может быть подобрано любое предельно общее эмпирическое знание. Определение содержания нового факта так же происходит от общего к частному. Любой конкретный факт становится таковым, если он оказался вписанным в некоторую общую структуру знания.
Кроме того, содержание факта определяется только в рамках наших задач, и благодаря этому происходит ограничение содержания эмпирического знания по объему. Другими словами, оно оказывается не абсолютным, а относительным. Содержание эмпирического знания об эмпирическом факте становится абсолютным только в рамках решаемой задачи.
Таким образом, эмпирическое знание основывается на более широком знании, которое и позволяет узнавать смежные факты и ограничивается только теми задачами, которые ставит перед собой человек. Это определяет содержание эмпирического знания как эмпирического факта, в его абсолютности. Человеку не нужно все многообразие мира не потому, что его невозможно постичь, а потому, что в этом нет необходимости при решении его задач. Ему нужен только тот мир, и только то знание, которое позволяет их решить и ни на йоту больше.
Таким образом, объективный факт существует, но только в нашем сознании и только в силу того, что оказался нужен при решении частной задачи. Весь остальной мир выступает только возможностью для сознания, чтобы, когда возникнет в этом необходимость, перевести ее (возможность), используя рассудок или мышление как инструмент, в эмпирическое знание.
Прошлое знание, не давая в принципе возможности для абсолютно адекватного отражения факта, позволяет его интерпретировать и тем самым изменять эмпирическое знание

6.
И здесь возникает еще один интересный момент. Эмпирическое знание, естественно, не существует вне эмпирического факта, скажем, как его основы. Но эмпирический факт одновременно выступает или может выступать показателем эмпирического знания. Получается, что факт, с одной стороны, определяет эмпирическое знание, с другой стороны, указывает на существующее эмпирическое знание и, с третьей ? является сам объективным фактом.
И в самом деле, если мы знаем, что огонь горячий, то это знание позволяет относиться к огню как к горячему, не испытывая его каждый раз на практике. Любой нормальный человек, кроме философов, знает, что огонь горячий, что спускаться с шестнадцатого этажа лучше по лестнице, а не через окошко и т.д. Получается, что эмпирический факт указывает на определенное эмпирическое знание.
Однако, если подходить к факту как объективному, т.е. существующему вне сознания, тогда он не может указывать на эмпирическое знание как на свое содержание, поскольку он первичен. Чисто логичное рассуждение: вторичное всегда следует за первичным и никогда не может быть обратимым также как не может быть обратимо время.
Любой факт, если он находит отражение в сознании, с необходимостью приобретает какое-то содержание
Другими словами, соотношение факта и эмпирического знания рассматривается в рамках казуальности, причинно-следственной зависимости, которая, в свою очередь, представлена линейным протеканием времени и в силу этого необратима. Соответственно, нельзя утверждать, что эмпирическое знание определяет содержание факта. А если это так, то это означает, что мы не может интерпретировать факты и решать свои задачи. И таким образом загнали себя в логический тупик.
Но если мы согласимся с тем, что эмпирический факт все-таки указывает на эмпирическое знание, тогда мы должны признать, что существует что-то еще, что и опосредует эмпирический факт и эмпирическое знание. Этим третьим, как мы уже говорили, может быть только какой-то другой факт. Посредником между этими фактами всегда выступает какое-то другое эмпирическое знание, а соответственно и другой объективный факт. Этот факт позволяет переводить эмпирический факт в эмпирическое знание и обратно, управлять или, точнее, определять содержание эмпирического факта в рамках решаемых задач.
Таким третьим фактом выступает наше прошлое знание.
Прошлое знание можно воспринимать как недостаток сознания и недоработка природы, его создавшей. Но этот недостаток становится огромным преимуществом в процессе познания нового. В силу постоянной изменчивости ми в любой сколь угодно короткий промежуток времени уже является другим в отличие от прошлого знания, которое выступает константой, на которое опирается мышление при восприятии нового эмпирического факта. Прошлое знание, не давая в принципе возможности для абсолютно адекватного отражения факта, позволяет его интерпретировать и тем самым изменять свое сознание и эмпирическое знание.
Но прошлое знание не просто эмпирическое знание, отражающее эмпирический мир. В данном случае речь идет о специальном концептуальном знании.
Любой факт, если он находит отражение в сознании и приобретает какое-то содержание, одновременно выступает теорией, концепцией построения отношений с данным фактом и ему подобными или однородными, одного класса. Но только не в абсолютном варианте, а исключительно при решении определенной задачи. Это достаточно важное положение. В принципе оно пересекается с известным положением об интерпретации факта согласно той или иной теории.
Если подходить к теории как к знанию об эмпирическом мире, то оно ничем не отличается по своей природе от эмпирического знания
И в самом деле, человек всегда поступает, совершает какие-либо действия, исходя из некоторого представления о том, как поведут себя включенные в его систему действий другие субъекты и как надо поступать ему самому в той или иной определенной ситуации. Другими словами, он исходит из знания природы и содержания факта (фактов) и знания как он должен поступить в том или ином случае. Но эта концепция есть следствие получения человеком эмпирического знания, которое основано на эмпирическом мире фактов.










Отличие теории от непосредственно данного эмпирического знания заключается в построении логических связей между фактами, превращая эти связи в новые факты
Данная схема ни у кого не вызовет, по всей видимости, возражения, поскольку она отражает классическую точку зрения, принятую в философии и естествознании. Странно другое, каким образом имеющаяся концепция взаимодействует с миром фактов, если они приняты как константы. В последнем случае константой выступает уже сама концепция и тем самым становится фактом, исходя из которого, человек совершает поступки. А это противоречит общей концепции эмпирического факта и эмпирического знания. Но дело даже не в этом. В конечном итоге возникшее логическое противоречие можно объяснить тем, что эмпирические факты так же остаются константами, изменяется только поведение человека. Хотя это натяжка и довольно большая, но в принципе ее можно принять, поскольку в практике интерпретации факта в эмпирическом знании сам по себе факт остается неизменным. Меняется его содержание. И мы уже об этом говорили, что в этом случае происходит подмена понятий. Неизменным остается только общий по иерархии факт, но меняется не его содержание, а его свойство, которое само по себе становится фактом, но уже изменяющимся. Об этом в литературе упоминается всегда неохотно и вскользь, поскольку признание его сразу же ставит под сомнение всю теорию неизменности факта со всеми вытекающим последствиями.
В строгом соответствии с принятой точкой зрения, теория может объяснять факты, принимать одни и отбрасывать, не принимать во внимание другие. Теория тем самым формирует ряд фактов (систему фактов), который в совокупности сам становится большим, если так можно сказать, фактом. Но последнее оказывается не чем иным как теорией, или концепцией, согласно которой человек и поступает относительно тех или иных эмпирических фактов.
Теория не называется фактом и не может быть таковым только потому, что не содержит сама по себе факт в его непосредственной чувственной данности
Если мы берем факт как нечто конкретно, то он может отражать наше эмпирическое знание. Ибо воспринимаемый нами факт как объективная реальность таковым может быть только в том случае, как мы уже говорили, если осознана решаемая задача. Но отражение, осознание факта и его интерпретация возможны только на основе прошлого знания, как наиболее общей категории концептуального знания. Последнее и позволяет говорить о факте как о форме, отражающей и показывающей эмпирическое знание, а не наоборот.

Научная теория и эмпирический факт

Но почему философы противопоставляют эмпирическое знание теории или гипотезе?
Если подходить к теории как к знанию об эмпирическом мире, то оно ничем не отличается по своей природе от так называемого эмпирического знания. Их отличие может быть только в уровне общности.
Теория отражает только систему связи между фактами
И тем не менее на философском языке эти знания существенно различаются и вполне справедливо. Если человек попробовал морскую воду и ощутил, что она соленая, то это считается эмпирическим знанием об эмпирическом факте. Это знание получено в результате простого чувственного восприятия факта. И с этим мы сталкиваемся постоянно. Основа противоречия и логических несуразиц заключается в том, что данный факт (морская вода соленая) воспринимается как конкретный, единичный, частный, отдельный, не связанный ни с каким другим знанием. Но это не верно, потому что в принципе невозможно. Как мы уже говорили, любое наше знание об эмпирическом факте основывается на более общем прошлом знании в рамках системы знаний, или концепции. Иного способа восприятия факта нет, в противном случае он для нас просто не существует.
Теоретическое осмысление мира основано на вторичном анализе чувственных данных и определения связи между ними
Согласно философам, отличие теории или гипотезы от эмпирического факта (и эмпирического знания) заключается в том, что человек строит более сложные логические взаимосвязи между фактами.
Как только человек задумался, почему морская вода соленая, и нашел ответ, то это уже считается более глубоким знанием, которое еще, правда, может не тянуть на уровень теории, но уже не является эмпирическим знанием. Этого знания на уровне реакции наших рецепторов получить уже нельзя. Здесь требуется сложное умственное моделирование, выстраивание логических связей, гипотез, проверка их и т.д. Это глубокая теоретическая работа. Образуемое обобщенное знание не является эмпирическим, поскольку оно основано на дедуктивном (или интуитивном) знании и достигается посредством специальных форм мышления, данных человеку априорно (по Канту).
Многообразие мира это возможность его многообразного отражения в сознании, что позволяет человеку с успехом решать свои многообразные задачи
Теория-гипотеза никогда не называется фактом, и не может быть таковым только потому, что не содержит сам по себе факт в его непосредственной чувственной данности. Теория отражает нечто такое, что нельзя пощупать, осязать, увидеть. Это продукт чисто отвлеченного, или абстрактного мышления. Теория отражает только систему связи между фактами.
Безусловно, у этих двух форм познания мира имеется не только специфика, но и общее. В принципе механизм образования нового знания одинаков и у так называемого эмпирического знания, и у теоретического знания. Это форма концептуального отражения и построение отношения с ним. Но человек может получить теоретическое знание только на основе отражения фактов объективного мира. Он их обрабатывает и получает адекватное представление об интересующем его мире. Разница заключается в том, что эмпирическое знание получено в результате непосредственных действий наших рецепторов. Оно основано на восприятии, на простом физиологическом уровне и выражается как реакция, например, на опасность или еду. Это физиологическое знание, если так можно сказать, и является первичной информацией об объективном мире, что и позволило философам говорить о чувственном начале мира знания и знания о мире и даже его основе. Чувственное оперирование миром и эмпирическим знанием означает по сути простое приспособление человека к предметам внешнего мира.
Осознание человеком мира фактов означает осознанием им себя как факта этого мира
Теоретическое осмысление мира основано на вторичном анализе чувственных данных, на материале, полученном в результате обработки эмпирических фактов и определения связи между ними. Оно означает установление между фактами объективный связей и на этой основе овладение новым миром фактов. Теоретическое мышление свидетельствует о сложном движении человека в мире фактов.
Теоретическое осмысление эмпирического факта, например, то, что морская вода соленая, характеризует поиск исследователем опосредованных связей между внутренними элементами данного явления. И фактически речь уже не идет о морской воде и ее солености и даже не об элементах, которые обусловили данную соленость, а о законах взаимодействия элементов или фактов, которые и определили такую специфическую взаимосвязь и свойство явления.
Строго говоря, и такое знание можно назвать фактом. исходя из понимания его как устойчивого образования, поскольку оно отражает объективные связи между фактами и объективно существующие законы. И тем не менее оно отлично от того состояния мира и его восприятия сознанием, которое описывает понятие факт.

* * *
Мир многообразен в своем проявлении. Каждое состояние мира человек описывает в определенных категориях и тем самым помогает ему самоопределиться и определить состояние и положение любого другого объекта, попавшего в поле его деятельности.
Многообразие мира это и возможность его многообразного отражения в сознании человека, это позволяет ему с успехом решать свои разнообразные задачи. И те, которые он осознал, ставшие достоянием его прошлого опыта, и те, которые он только осознает, и те, которые он имеет только в возможности.
Факт как специфическая форма состояния мира и его отражения в сознании тем и интересен. что он позволяет строго определенно описать состояние этого мира и место человека в данном мире, отличить его от любого другого состояния мира и установить между ними какое-то соответствие.
Но понятно, что это знание необходимо человеку только для решения своих задач, за пределами которых мир для человека существует только как нереализованная возможность и потенциальное поле для его деятельности.
Осознание человеком мира фактов означает осознание им себя как факта этого мира.

Сегодня человеком изобретено многое такое, чего в природе не было, что позволяет говорить о том, что он творит свой мир. Причем многообразие связей, которыми все больше и больше оперирует человек, становится таковым, что приводит к мысли об их бесконечности. Более того, тенденция такова, что человек как бы все дальше и дальше уходит от непосредственного чувственного познания мира и переходит в мир творимых им фактов. Эмпирическим знанием становятся элементы теоретического (экспериментального) знания. Насколько этот процесс объективен и предопределен трудно сказать, но изменение самого понятия факта становится необходимым.

Литература

1. Арутюнян М.П. Единство диалектики, логики и теории познания в постановке и решении научного факта //Философские и методологические проблемы диалектики как теории развития. ? Хабаровск, 1989. ? С. 97-107.
2. Бережная Г.А. Факт и заблуждение //Вопросы философии и общественной психологии. ? М., 1971.
3. Звездов Н.С. Проблема научного факта в методологии научного познания //Липецкий гос. пед. ин-т.? Липецк, 1992. ? 73 с.
4. Копаев В.Н. Факты в мифологическом сознании традиционных культур //Факты в системе познания: Межвузовский сб. научных трудов. Вологодский гос. пед. институт. ? Вологда, 1988. ? С. 94-102.
5. Лига М.Б. Факты в философском знании //Высшая школа: гуманитарные науки и гуманистические основы образования и воспитания. Ч. 1. Философия. Герменевтика. Культурология. ? Чита, 1996.
6. Ляпин С.Х. Понятие факта: две программы в исследовании факта //Принципы, понятия, категории. ? Л.: ЛГПИ, 1975.
7. Мартынович С.Ф. Факт науки и его детерминация //Философско-методологический аспект. ? Саратов: СГУ, 1983. ? 181 с.
8. Мерзон Л.С. Роль фактов в философском знании //Философские науки. 1982. № 3.
9. Нельсон Э. Как возможно социальное конструирование фактов? //Отд. Философии Калифорнийского ун-та, США /Социальные и гуманитарные науки: отечественный и зарубежный опыт. Сер. 3. Философия. ? М., 1996. № 2.
10. Никифоров А.Л. Научный факт и научная теория //Творческая природа научного познания. ? М., 1984.
11. Рыбаков Н.С. Факт. Бытие. Познание //РАН, Екатеринбург: Наука. Урал. Изд. Фирма. 1994. ? 321 с.












Закон превыше
всего
Это не совсем верно.
Дело в том, что закон (как формализованное знание), не может быть надстроечным образованием. Он является равным субъектом в процессе взаимодействия, но в статусе константы, почему и получил соответствующее наименование. Но если константой становится другой субъект, то закон принимает форму переменной величиной.
Это означает, что закон, (как впрочем и любой другой субъект), получает иную интерпретацию.



Свобода
и детерминация

Процесс выбора субъектом детерминанты как необходимости получило название свобода.
Вне детерминант нет субъекта и сам субъект есть детерминант. Выбор есть субъективный процесс определения общей относительно субъекта детерминанты действия.
Таким образом, свобода и детерминация есть выражение различных действий различных субъектов - сознания и явления. И то, что называется свободой есть механизм взаимодействия субъектов как детерминант.


Случайность явления не может быть случайным явлением.


Причиной всего есть все

При поиске причины нередко пытаются установить непосредственную и линейную причинно-следственную зависимость с каким-то другим явлением.
Но вряд ли это правомерно. Причиной всего есть все. Но мир ограничивает и предостерегает явления от такой тотальности. На практике в качестве причины выступает некоторая совокупность близких факторов, где один является доминирующим, но не определяющим. Его-то чаще всего и принимают за причину.




Книга как священное писание
Данная смысловая инверсия произошла в переходный период к письменной форме передачи информации. Процесс этот, в силу неразвитости общественного сознания, был видимо настолько сложным, что те люди, которые понимали важность его, обратились к подсознанию людей и сделали содержание написанного (книгу, свиток и пр.) священным, и тем самым поставили его под защиту бога. Но святым на самом деле стала не книга, свиток и пр., а сам факт писания. Сделав священным содержание письма, (написанное богом, пророком и пр.), тем самым ставился под охрану новый принцип фиксации и передачи информации, сохранению ее в неизменном виде. Это способствовало ускорению передачи информации, актуализации и формализации знания.


Виртуальный секс как объективная реальность
То что называется красивым именем виртуальная реальность, т.е. как не существующая, на самом деле есть разновидность таких же виртуальных реальностей, которые всегда существовали и существуют, например, кино, художественная литература, автотренажеры и пр. и пр.
И все это реальность и все это существует на самом деле. Разница заключается только в следующем. То, что можно делать в одной реальности, совершенно или почти нельзя в другой. У каждой такой реальности имеются свои задачи и цели и путать их нельзя. Например реальный секс и секс в кино, в литературе или в Интернете это различные формы отношений людей в области секса. Подменять их друг другом и тем более называть одну из них виртуальным т.е. не реальным сексом, только потому, что от него не рождаются дети, нельзя, хотя бы потому, что удовольствие тем не менее можно получить вполне реальное. У них просто разные задачи.


Деньги всему
голова
Деньги это эквивалент степени равенства обмена. Но не только в экономической сфере, а всех видов человеческих отношений: социальной, нравственной, духовной, религиозной, культурной, сексуальной и пр. (Но не самих форм деятельности, а только степени равенства обмена в этих сферах). И если деньги отсутствуют, то человек не может вступать во взаимоотношения, (или весьма существенно ограничивает их), с другими людьми практически во всех сферах жизнедеятельности. Соответственно снижается социальная активность и темпы развития. Так если у большинства людей зарплата или доход не большие, то замирает вся жизнь общества, за исключением той ее части, которые имеют для этого достаточно денег.


Чьи интересы
важней?
История человечества это история реализации интересов и потребностей ее субъектов. Сначала на этапе не развитого сознания, плохо социализированного общества реализуются личные интересы субъектов и посредством их и интересы всего общества.
На втором этапе развития, общество уже в большей степени социализированного, в первую очередь реализуются интересы общества, а посредством них и интересы каждого субъекта.
И на третьем этапе реализуются прежде всего программные задачи общества и всего человечества, а посредством них и интересы и потребности каждого субъекта в отдельности, в том числе и самого общества.


В каждой глупости имеется своя логика и в каждой логике есть своя глупость.














Порог социализации

Дискуссии о предмете социального повисают в воздухе,
становятся беспредметными до тех пор, пока мы не уясним себе,
хотя
бы в общих чертах, основные цели и задачи, которые ставятся перед обществом как природным образованием. В зависимости от этого, определяется содержание деятельности общества, его социальных институтов и каждого человека в отдельности, а также процесс социализации, ее характер и назначение.

Три основные задачи общества
Мы уже говорили30, что общество и человечество имеет три непосредственные глобальные задачи, которые определяют их существование:
- биологическое воспроизводство со всеми биологическими и физиологическими свойствами, обеспечивающее воспроизводство новых поколений и биологической жизни в целом;
- материальное воспроизводство, обеспечивающее человека и общество пищей и теплом, а также физическую защиту от внешней среды;
- социальное воспроизводство, или социализация, которое включает в себя образование и культуру в самом широком смысле.
Человек как биологическое существо так мудро или не очень мудро устроен, что ему для биологического воспроизводства требуется пища, одежда и жилье, а еще и наличие социальной среды, требующей и обеспечивающей определенный уровень социализации. Другими словами, мало того, что человек должен родить ребенка, он обязан его накормить и укрыть и обязательно поместить в специальную социальную среду, чтобы он из биологического стал общественным существом и смог выполнить предназначенную ему обществом задачу.
Если человек не будет в достаточной степени социализирован, он не сможет совершить биологического воспроизводства. Соответственно, и без материального обеспечения ни о каком биологическом воспроизводстве не может идти речь, так же как и о социализации. Естественно, что без биологического воспроизводства невозможно, во всяком случае пока, никакой социальной жизни и т.д.
К социализации относится огромная область социальной жизни: общественные институты, например, прямо направленные на образование и воспитание, социализацию или опосредовано как культура, знания.
Не случайно в мире имеется три основные ценности, ради которых люди живут, чего так страстно добиваются, нередко ценою своей жизни, и ставят превыше всяких благ. Это секс, деньги и власть: секс как форма выражения требования биологического воспроизводства, деньги как форма выражения процесса воспроизводства материальных ценностей и власть как высшая форма выражения социализации, т.е. вершина такой социализации (мнимой или реальной), которая позволяет управлять деятельностью других людей. Владея деньгами, можно получить власть и много секса; обладая большой властью, можно получить деньги и так же много секса; имея много секса, уже ничего не надо, ни денег, ни власти. Правда, в процессе социализации деньги, власть и секс принимают извращенные формы и становятся ценностями сами по себе, безотносительно к тем задачам, которые они призваны выполнять. Но скорее это свидетельствует о низком уровне культуры индивида и соответственно его низкой социализации.
Когда люди знакомятся, каждого из них в первую очередь интересует три вещи: социальный статус нового знакомого, его семейное и материальное положение. И по всей видимости это не случайно, ибо от этих исходных позиций начнут строится и взаимоотношения между людьми и определятся возможности решения своих задач.
Об этой сфере, в которой находится предмет и объект социологии и социальных наук, мы, в основном, и будем вести речь дальше.

Человек не производит, а воспроизводит жизнь
Это еще один исходный момент в нашем рассуждении. Мы считаем, что человек и человечество в целом не производят жизнь, а воспроизводят ее, т.е. воспроизводят то, что было в них заложено природой. Человек и человечество только развертывают жизнь по уже проложенной природой дороге.
Человечество как вид материи есть одна из переходных форм живого и неживого, один из ее этапов в развитии и движении от куда-то и куда-то. Сегодняшний человек это только этап в многомиллионном пути развития материи, краткий миг в постоянном процессе видоизменения. Ни начало, ни конец этого пути неизвестны.
Нынешний миг истории развития человека как формы живого и этап его преобразования в нечто иное и принципиально отличное, заключает в себе сотни тысяч или миллионы лет. Мы, сегодняшние, нисколько не отличаемся от древнего человека, который гонялся за пищей и сидел у огня. Мы находимся в одной с ним парадигме жизни. И сегодня человек так же гоняется за пищей, причем самой элементарной, и так же сидит у огня, только в превращенной форме.
Одним из доказательств того, что человек только разворачивает красную дорожку жизни, которая находится в нем самом в свернутом виде, служат потенциальные возможности ребенка.
Я смотрю на свою дочку, активно познающую жизнь, и удивляюсь, какие потенциальные возможности в ней заложены природой. Вот думаю, если бы перенести ее каким-нибудь волшебным образом, эдак, на тысячу или на десять тысяч лет вперед, то чтобы из нее получилось? Можно с большой уверенностью предположить, что она была бы полностью социализирована для того времени. Впрочем, она так же успешно была бы социализирована и для общества, которое существовало тысячу и десять тысяч лет назад.
Такую уверенность дают многочисленные примеры из жизни и специально проводимые эксперименты. В научной литературе описано достаточно случаев полной и частичной социализации детей и взрослых, пересоциализации и даже ее полное отсутствие и что из этого получается. Вспомните хотя бы Маугли.
Эксперименты с социализацией проводились в явной и неявной форме. Например, специально брали грудного ребенка из неразвитого африканского племени и воспитывали в современном европейском обществе. В процессе развития ребенок полностью усваивал ценности современного европейского общества и становился его полноправным членом. О генетическом влиянии "низкого" происхождения ничто не свидетельствовало, и никто практически его не наблюдал.
В обществах, в которых имеются различные национальности с низким уровнем культуры и образования, процесс повышения их социализации до уровня более высокой, как правило, титульной нации хорошо известен. Впрочем, за примером далеко ходить не надо. Советская национальная политика в качестве важнейшего своего элемента содержала принцип повышения культуры и образования слаборазвитых народов, например, Крайнего Севера. Процесс социализации среднеазиатских народов, народов Кавказа и пр. при помощи русских и на основе их культуры был достаточно хорошо разработан и предварен в практику при советской власти. Как нам кажется, неплохие были и результаты. Впрочем и сами русские многое переняли у прибалтийских народов. Однако сегодня народы и правители, одурманенные властью и крайним национализмом, все это хорошо и специально забыли.
Для одного человека провести процесс социализации нетрудно, для этого требуется немного средств. Для целого народа, пускай и небольшого, намного сложнее. Для больших многонациональных государств время социализации занимает не одну сотню лет даже при помощи развитых стран и государств.
Бывали так же случаи и нередко, когда социализированный по европейски ребенок, став взрослым и узнав о своем происхождении, о своей этнической родине, пытался туда вернуться. Но ничего хорошего из этого, как правило, не получалось. Как впрочем ничего хорошего не получалось, когда взрослого члена племени из Африки или с нашего Крайнего Севера пытались переместить в современное цивилизованное общество. Они не могли там жить, поскольку уже не могли соответствующим образом цивилизоваться. Точнее, социализации в племени была недостаточна для развитого общества, а социализироваться по новому он уже не мог. На эту тему было снято немало художественных, в том числе и фантастических фильмов, например, когда оживляли древнего человека и что из этого получалось. Как правило, ничего хорошего. Впрочем, это тема уже отдельного разговора и о ней мы поговорим несколько позже.
В научной литературе вопрос воспроизводства жизни активно дискуссируется не один десяток, а может быть и сотню лет. В пользу модели воспроизводства жизни приведено немало убедительных аргументов. Во всяком случае она позволяет очень хорошо описывать многие, ранее не объяснимые факты в действиях человека и общества, в частности, сложный и противоречивый процесс социализации.
Но при этом приходится распрощаться с идеей представления о человеке как о венце творения природы, как вершине ее развития и пр. Человек в данной интерпретации развития жизни не является ни вершиной, ни венцом и даже пупом вселенной и всего мироздания. Конечно, приятно осознавать себя царем природы, но фактов, кроме своего собственного, нередко болезненного самомнения, практически нет.
Жизнь не сама зародилась на земле, а, видимо, просто нашла хорошую "почву" для воспроизводства какого-то "семени жизни". Кавычки поставлены только для того, чтобы подчеркнуть условность данных терминов. Но если принять эту парадигму, тогда совершенно по другому будут строиться деятельность человека, общества и всего человечества. И может быть благодаря этому человечество сможет более успешно решать поставленные природой задачи.

Потенциальные программы социализации
Когда ребенок в первый раз дотрагивается до очень горячей чашки с чаем, то он моментально отдергивает руку. Кто его этому учил? Никто, это происходит инстинктивно, как говорят физиологи. Но что это такое? Ответ на это тоже имеется: "Инстинктивное поведение определяется как прирожденная видовая целесообразная деятельность, возникающая в ответ на определенные внешние стимулы и под влиянием внутренних раздражителей, изменения состава крови (гуморальных факторов) и деятельности желез внутренней секреции (половых, гипофиза, щитовидной железы и др.)31". Ученые говорят в основном о двух видах инстинкта: врожденных, т.е. возникших как бы не откуда, но подразумевается, что они даны человеку от рождения (Фредерик Кювье), и приобретенные в результате видового естественного отбора (Дарвин).
Можно сказать и так: инстинкт ? это заложенная в организме программа, которая действует помимо воли и актуального сознания человека. В данном случае мы не будем выяснять причин его возникновения, поскольку к нашему предмету исследования (социализация) прямого отношения не имеет.
Можно с большим основанием предположить, что реакция ребенка на боль оказалась возможной, потому что в физиологической системе ребенка заложены линии и программа реакции на боль от горячего, как впрочем и на любую другую боль от физического воздействия. Эта линия проходит через специальные чувствительные рецепторы, через электрические и химические каналы, через мускулы и что-то еще. А сама программа этой линии и всех остальных заложена в голове ребенка и дана ему от рождения. Это весьма приблизительное представление, почему совершается акт отдергивания руки при появлении боли от соприкосновения с горячей чашкой.
То, что ребенок отдернул руку, дотронувшись до горячей чашки, т.е. совершил строго определенное действие, означает, что данная линия и программа уже существовали и были готовы к работе. Но до этого они находились как бы в свернутом состоянии, в виде потенции, возможности к действию. Эти два положения, т.е. то что программа уже существовала, но находилась в свернутом состоянии, являются принципиальными, как мы покажем далее, для нашего рассуждения о пороге социализации.
Что же произошло принципиально важное, когда ребенок дотронулся до горячей чашки с чаем и отдернул руку? Каждый из нас это проделывал сотни раз за свою жизнь. Только то, что ребенок сделал это в первый раз и тем самым привел в действие программу, актуализировал ее. Из свернутого состояния ребенок своим действием перевел программу в развернутое состояние и сделал ее актуально работающей.
Если раньше она была не работающей и такой могла оставаться бесконечно долго, вплоть до полного атрофирования (это тоже одно из принципиальных положений, о чем далее будем много говорить), то после первого акта действия программа стала актуально работающей и на долгие годы, а точнее навсегда. Даже если ребенок, будучи взрослым, больше никогда не дотронется до горячей чашки и счастливо убережется от соприкосновения с горячим, программа будет продолжать работать.
Так, научившись в детстве кататься на двухколесном велосипеде, человек, как правило, никогда не забывает как это делается. И через много-много лет, сев на велосипед, может быть не очень уверенно, но все-таки сможет проехать свои сто метров.
Теперь включенная программа будет спасать человека не только от боли, но и от смертельно опасных ожогов. По некоторым косвенным признакам человек сможет задействовать программу защиты от опасности, не соприкасаясь с самой опасностью. Он будет знать, что опасно, например, слишком горячее, чтобы можно было без последствий для здоровья или даже для жизни дотронуться до чего-то. Но это уже иная линия и другая программа, которая также находится в свернутом виде в сознании человека и которую он актуализирует, в том числе, и при первом соприкосновении с горячей чашкой чая.
Ребенок постоянно щупает вещи в доме, пробует на язык, внимательно смотрит своими любопытными глазенками на окружающий мир и пытается услышать и впитать все что можно, даже то, что не рекомендуется ему слышать и видеть и тем более пробовать на язычок. Этим самым ребенок пытается задействовать все органы чувств и развить рецепторы, нередко путая их предназначение в своей актуализации ("как вкусно пахнет"). Он актуализирует множество потенциальных линий и программ, чтобы успешно адаптироваться в окружающем мире и решать свои задачи. Он торопится, для адаптации природой ему отпущено мало времени, всего несколько лет, а мир полон опасностей.
Мать внимательно смотрит, как ребенок познает окружающий мир, ибо знает, что при незадействованной программе некоторые его действия могут быть для него очень опасными и даже смертельно опасными: пытаясь потрогать воду в большой яме, можно туда скатиться и утонуть. Именно так и произошло с трехлетним ребенком моего приятеля. Ребенок полез в яму с водой, поскользнулся, упал в воду, испугался и умер от разрыва сердца. Так сказали врачи. Это было что-то ужасное.
Сейчас мы бы сказали, что он испугался, потому что его программа ? умение плавать в большой воде, очутившись там неожиданно ? не была актуализирована. Для взрослого человека такая ситуация представляет ровным счетом никакой опасности. Впрочем тоже не для всех. Чтобы с ребенком что-нибудь не произошло, родители внимательно наблюдают за ним, постоянно предупреждают об опасности и учат, как надо себя вести в той или иной ситуации и не только явно опасной.
Неумение в любых проявлениях жить в обществе всегда опасно. Родители говорят ребенку, показывая на опасный предмет, что того трогать нельзя, будет больно и тем самым определяют опасную ситуацию. Необходимо подчеркнуть, определяют ее словесно. Это тоже путь актуализации заложенной в ребенке программы, но не в виде непосредственного физического контакта, а вербально. Как только программа актуализируется, будет задействована и физиологическая линия. Но все-таки это еще не полная актуализация программы. Можно рассказать, как надо ездить на двухколесном велосипеде, но это еще не значит, что ребенок сядет и сразу же поедет. Рассказ, без сомнения, будет способствовать более быстрому обучению. Так делают в школе и в институте, так поступают и родители.
Зная, что вербальная форма обучения не является полной, родители разрешают и даже стимулируют некоторые неопасные формы физического контакта с опасными предметами. Они даже заставляют ребенка дотронуться до чашки чая, если она не очень горячая, до пламени, но только слегка, чтобы ребенок тем не менее смог испытать небольшую боль. Почувствовав боль, он пробудит у себя физиологическую линию и программу. Родители еще словесно обрисуют ситуацию, ее последствия, покажут что и как надо делать, чтобы не было боли и пр. Только в этом случае можно считать, что программа полностью задействована.
Получается как прививка оспы. Можно переболеть и настоящей оспой и даже в самой тяжелой форме с непредсказуемыми результатами. А можно сделать прививку, задействовать программу иммунитета и решить тем самым задачу: ребенок будет защищен от оспы. Можно бросить ребенка в воду и таким образом пытаться обучить его плаванию. Но лучше сделать по другому: описав словесно, как надо плавать, потихоньку вводить его в воду и обучать уже в воде плаванию.
Процесс актуализации огромных потенциальных возможностей ребенка понятен и относительно прост. Природа предусмотрела все, чтобы биологический человек стал общественным существом. Применяя механизм актуализации, можно развить ребенка и социализировать его практически до любого уровня социализации любого общества, которое будет существовать через тысячу или сто тысяч лет. Если бы не одно но, даже два.

Актуализации потенциальных возможностей
Не актуализированные физиологические линии и программы имеют странное и непонятное свойство затухать и до такого состояния, что их уже никакими силами не пробудить. Так, ребенок с рождения умеет плавать. Соответствующая программа и все физиологические свойства для этого имеются, но только как потенциальная возможность. Если ребенка сразу же научить плавать, то он никогда не забудет данный навык и через много лет, попав в воду, пускай не очень споро, но все-таки будет держаться на плаву. Но если его не научить в детстве плавать, то эта возможность стремительно начнет затухать и нередко навсегда. Так, некоторые взрослые так и не могут научиться плавать. И только с большими усилиями и многолетними упорными тренировками можно восстановить эту программу, да и то не в полном объеме.
Опять же Маугли ? излюбленный пример психологов, занимающихся проблемами социализации детей. Ребенок с рождения имеет потенциальные возможности для осмысленной речи, и она реализуется в полном объеме в процессе общения со взрослыми, присутствия в словесной среде. Если такого общения нет, то программа речи затухает и уже навсегда. Так, пытаются восстановить речь у детей, которые в детстве плохо слышали и поэтому не смогли научиться хорошо говорить. Данная программа не была полностью актуализирована, пробуждена, задействована. Обучение, как правило, проходит с большим трудом, и с явными остатками неразвитости речи. Хорошо, что хоть как-то говорят и становятся почти полноценными членами общества.
Для биологического и физиологического существования человеку, по всей видимости, не требуется много программ. Они в первую очередь и активизируются. Но не все, а именно те, которые необходимы ему для нормального существования в данной социальной среде. Умение лазить по деревьям, как это делал Тарзан, не всегда необходимо, как и многие другие физиологические программы. Они затухают, и только через много лет, когда появится потребность, человек начинает с большим трудом восстанавливать эти программы. Примерно так же как с переломанным суставом: закованный в гипс и много дней неработающий сустав, затем с трудом восстанавливает свою подвижность.
Бывает, что эти программы сами по себе обладают уникальными возможностями, и появляются люди, которые отлично плавают, хорошо лазают по деревьям и ставят рекорды на беговых дорожках. Относительно таланта, который закладывается в человеке с рождения от Бога или от природы, мы будем говорить подробнее ниже.

Интеллектуальные программы социализации
До сих пор мы говорили преимущественно о физиологических программах и линиях. Их можно условно назвать первичными, поскольку без их актуализации ни о какой социализации не может быть и речи. Так, если ребенок не научится физиологическому процессу разговора (на развил органы речи), то из него никогда не получится оратор, даже если такие наклонности у него имелись.
Речевая жестикуляция есть чисто физиологический процесс. Физиологическое развитие речевых органов позволяет человеку издавать специальные звуки, близкие к тем, которые соответствуют речевому потоку. Но чтобы связать слова в смысловой текст и тем более красивый текст, нужна совсем другая программа, назовем ее интеллектуальная. Развитие речевых органов ребенка в процессе социального общения и восприятия социального опыта есть актуализация заложенной программы, ее пробуждение. В литературе приобретение человеком умения правильно строить речь рассматривается как процесс обучения и социализации.
Для речевых органов безразлично, какая речь будет звучать и какие слова будут произноситься (русские, итальянские, английские и т.д.). За это в ответе уже конкретная социализация, которая определяется непосредственным социальным окружением и научает складывать звуки в слова, а последние в предложения, образующие смысловые тексты. Вариаций здесь бесконечное множество.
По всей видимости, в сознании человека имеются еще и такие программы, которые отвечают за его социальные действия, назовем их априорные социальные программы. Видимо, они носят вторичный после физиологических программ характер, поскольку социальные программы могут быть задействованы только после того, как будут разбужены, запущены физиологические программы и линии. Так, если ребенок не научится говорить, то его самые прекрасные идеи не смогут найти своего выражения.
Любая физиологическая линия имеет априорную программу своего действия, которая запускает и координирует действие всех элементов данной линии. Но социальная программа может не иметь собственную физиологическую линию. По всей видимости, социальные программы основываются на общей системе развитых физиологических линий. Однако в обязательном порядке социальные программы имеют свои физиологические носители. Так, человек как физиологическое существо является физическим носителем идей сознания как результат работы мышления.
Социальные программы определяют нормативные линии общественного поведения человека. Поведение людей как физических субъектов, например, разойтись, не задев плечом друг друга на узкой дорожке, регулируют именно физиологические программы, которые просчитывают угол поворота, скорость движения, расстояния и пр. и которые дают команду ногам и туловищу и т.д.
Но если при встрече вы или уступаете дорогу, приподнимая шляпу в знак приветствия, или же нагло и агрессивно лезете на рожон и ни за что не хотите пропустить встречного, то этим руководит уже социальная программа.
Но ведь это надо уметь делать. А что это такое ? уметь делать? То же самое, что и с физиологическими программами и линиями. Они должны быть пробуждены в сознании и желательно, а точнее обязательно еще в детском возрасте.
Ребенка учат ориентироваться в физическом мире, пробуждая линии и программы его поведения в пространственно-временном континууме, чтобы он избежал опасности личного физического уничтожения и мог решить свои многочисленные задачи в физическом мире.
Но ребенка также надо обучать ориентироваться и в социальном мире, в мире человеческих, межличностных и межгрупповых отношений. Его надо учить жить в социальном континууме, который находится вне времени и пространстве и какого-либо физического измерения. Здесь работают совершенно иные законы и правила, а соответственно и программы действия.
Ребенку постоянно твердят, что такое хорошо и что такое плохо, что красиво, а что не красиво. Ему говорят, что нельзя ругаться, надо говорить вежливо и при встрече здороваться... Сколько таких нравоучений, указаний слышит ребенок каждый день с обязательным требованием их выполнения. Поцелуй бабушку, помаши ручкой дяде, улыбнись папе, дай ручку тете, не будь жадным, на капризничай, надень платье и не пачкай его и т.д. Каждый услышав диалог ребенка с родителями, может выписать целую гору таких нравоучений (учить нравам).
Зачем ребенку знать их и что означают эти нравоучения? Это и есть процесс пробуждения специальных программ, которые отвечают за социальное нормотворчество. Природа заложила в человеке возможность образования таких программ, и родители их пробуждают. Другое дело, что содержание этих программ зависит от конкретных социальных отношений и от конкретной социальной среды.
Улыбка дана ребенку почти от рождения. Улыбка прежде всего это физиологический процесс, сокращение определенных мышц лица. Для этого имеется специальная программа, которая координирует элементы данной линии. Пробуждение этой программы, возможно, осуществляется в процессе визуального наблюдения за поведением матери. Но когда ребенок почувствовал, что его улыбка меняет отношения к нему родителей и других людей, т.е. они становятся мягче, добрее и тем самым быстрее выполняют его желания, а значит он быстрее решает свои собственные задачи, в том числе и физиологические, то у ребенка образуется другая программа улыбки, уже чисто социальная. Сама по себе улыбка как физиологический процесс ребенку не нужна, она ему необходима как способ построения социальных отношений.
То что мы называем жестом, мимикой и пр. есть физиологические процессы, обусловленные социальным содержанием. Именно социальные программы регулируют данный физиологический процесс. Другими словами, содержание данных физиологических процессов зависит от социальной программы в отличие от множества других физиологических программ, которые не связаны с социальными отношениями, разве что опосредовано. Социальные программы могут формировать вариации, тот или иной набор физиологических изменений.
Как только ребенок воспринял свою улыбку как социальное поведение, как форму построения социальных отношений, у него сразу же пробудилась программа образования норм социального поведения. Заметим, не сами нормы, а только программа образования норм, всяких и разных, с различным наполнением. Например, та же самая улыбка при агрессивном поведении уже была бы не приемлема, ее никогда и не бывает.
Если у ребенка актуализировалась программу улыбаться, а не программа образования норм общественного поведения, которая затем наполняется конкретным содержанием, то он только и делал бы, что улыбался к месту и не к месту. Как он всегда будет отдергивать руку, если почувствует боль от горячей чашки. И хотя мы говорим, что здесь срабатывает инстинкт, на самом деле в данном случае речь идет о некоторой обобщенной программе: отдергивает руку не от горячей чашки (при определенной температуре), а вообще от горячего, независимо от того откуда это горячее исходит.
Фактически речь идет о создании (пробуждении) такой программы, которая отвечала бы за создание различных норм поведения. Это не программа поведения как такового, еще раз повторим, а только программа создания норм поведения и не более того. Разбудив программу нормотворчества, человек затем создает уже сам массу программ образования разнообразных норм, но уже наполненных конкретным содержанием. Так образуется иерархия социальных программ от самых общих, которые отвечают за возможность образовывать такие программы, до средних и частных, отвечающих за выработку конкретных программ и актов действия. И только на этом этапе включаются физиологические программы физического действия. Происходит огромная экономия жизненных средств: конкретная ситуация поведения может иметь и имеет бесконечное множество вариаций, а программа создания норм только одна.
Однажды по телевизору был показан эпизод с чеченской войны: мальчик лет трех под восхищенными взглядами родителей и других взрослых, естественно, толком не понимая смысла слов, самозабвенно кричал "Аллах Акбар". Из другого репортажа: мальчик уже десяти лет почти осознанно утверждал: "убить русского". Все эти нормы поведения, определяемые социальным окружением. Русские мальчики в глухой деревне также имеют свои нормы, определяемые своей социальной средой, например, не убивать.
Война в Чечне закончилась, и ребенок-чеченец будет иметь другую социальную норму, но также может измениться и норма русского мальчика, возможно: "чеченец это опасно".
И те, и другие мальчики имели полностью пробужденную и активизированную программу создания социальных норм поведения. Но содержание этих норм оказалось совершенно различным.
Нормы социализации могут быть прошлыми (устаревшими) и прогрессивными. Так, низкий уровень культуры и социализации руководителей Чечни привел к неисчислимым бедствиям для своего народа. У руководителей была актуализирована общая программа нормотворчества, но низкий уровень культуры не позволил создать прогрессивные нормы социализации. Если бы они смогли их сформировать, то, возможно, чеченский народ пошел бы по другому пути развития, добился бы большего успеха на пути прогрессивного развития, повышения культурного уровня, благосостояния и пр., быстрее бы реализовали ту программу, которая была заложена природой. Первый шаг на этом пути ?повышение общего образования и культуры, что не было сделано даже с помощью России в течение многих десятилетий. Настолько сильна в Чечне ориентация на свою самобытность и изолированность в культурном отношении от других народов и от России, в частности.
Впрочем, в этом может быть заложен природой определенный смысл: консервация неких качеств народа и норм его жизни, которые могут быть необходимы при определенных специфических социальных ситуациях. Но в данном случае мы этот аспект не исследуем, а говорим только о прогрессивной социализации.
Отсутствие достаточного уровня социализации и ограниченность социальной среды могут и не формировать прогрессивных норм жизни. Если ребенок воспитывался в узкой социальной среде, как в чеченском горном ауле или в глухой сибирской тайге, с ограниченным кругом социальных связей и в узкой нормотворческой ситуации, то перейти впоследствии в другую норму бывает очень трудно.
Ребенок, имевший широкую базу нормотворчества, обладает большей свободой действий при формировании новых норм социального поведения. Такая среда обычно имеется в городе. Как правило, городская среда более интеллектуально развита и прежде всего благодаря множеству разнообразных норм социального поведения и активному перемещению населения в различных социальных средах.
Социальных программ, которые регулируют отношения человека в обществе и делают его дееспособным, требуется очень много. Но их активизируется ровно столько и именно те, которые требуются для нормального существования человека в обществе и для решения поставленных перед ним и данной социальной общностью задач. Не активизированные программы умирают. И сколько потом приходится применять усилий, чтобы восстановить или пробудить эти полузатухшие программы.
Нынешняя система образования представляет собой фактически тяжелую попытку актуализировать полузатухшие линии и программы, например, в изучении иностранного языка, математики, музыки, спорта и многого другого. На образование возложена миссия восстановить то, что было утрачено в силу плохой изначальной социализации в семье и в непосредственном социальном окружении. У многих студентов обучение идет трудно и плохо. У других совсем не получается. И только некоторые добиваются хороших результатов в обучении. Одна из причин их успеха в том, что, видимо, некоторые программы получили более или менее хорошую актуализацию в детстве.

Свобода выбора есть форма реализации
обстоятельств
В 1997 г. известному философу и социологу, члену-корреспонденту РАН Михаилу Николаевичу Руткевичу исполнилось 80 лет. В связи с этим журнал "Социс" взял у него интервью32.
Я и раньше слышал, когда мы вместе работали, историю о том, как он вошел в философию, социологию. В данном интервью он еще раз ее повторил и она настолько хорошо ложится в русло нашего рассуждения о процессе и механизме социализации, что я позволю себе привести ее дословно. Правда цитата получилась довольно длинной, но она того стоит.
"...Поскольку это понадобится для ответа на поставленный вами вопрос: "почему я пришел на рубеже 50-60-х гг. в социологию?", разрешите начать с общефилософской постановки вопроса: о соотношении стихийно сложившихся обстоятельств и воспитания, которое является как стихийным, так и направленным воздействием среды на индивида, с одной стороны, и свободного выбора этим самым индивидом путей для приложения своих сил в данных обстоятельствах, с другой.
- Насколько я помню, этот вопрос находился в центре внимания Маркса в "Тезисах о Фейербахе"?
- Совершенно верно. С усвоения труда Энгельса "Людвиг Фейербах", в т.ч. этой антиномии и путей ее разрешения, началось мое увлечение марксизмом в девятом классе. К счастью, "под рукой" оказался человек, который мог разъяснить данный и многие иные вопросы. Это был мой отец, Руткевич Николай Павлинович, который в те годы заведовал кафедрой всеобщей истории в Краснодарском Пединституте. К тому же был знатоком политэкономии. Я тогда же прочитал его статью с критикой теории "предельной полезности", которую австрийская школа экономистов (Бем-Баверк, Менгер) противопоставляла теории трудовой стоимости. И не только политэкономии, поскольку отец одновременно с Университетом св. Владимира (так до революции назывался Киевский университет) закончил так же консерваторию. В длительных пеших прогулках по окрестностям Киева, с заходом в каждый древний храм с объяснением истории его появления и особенностей архитектуры, а впоследствии ? по улицам и окрестностям Краснодара, мы вели беседы, из которых я почерпнул, право, больше, чем из всех школьных уроков, вместе взятых. Так определилась гуманитарная составляющая моего "Я".
Но имело место и другое, не менее сильное влияние. Мой дед по матери был хорошим шахматистом, встречался с Чигориным, принимал участие в турнирах... Мне в возрасте 4-5 лет, а к этому времени дед ослеп, было вменено в обязанность сопровождать его в прогулках от Александровского спуска (ставшего теперь хорошо известным, поскольку на этой улице, чуть ниже нашего дома находился дом, где вырос М.А. Булгаков и происходило действие в "Днях Турбиных"), до знаменитой Владимирской горки и по ее аллеям. Дед научил меня особым способам быстрого счета в уме, например, возведению в квадрат четырехзначного числа, притом быстрее, чем взрослые дяди записывали задачу на бумаге. Будучи незрячим, он давал дома для наших знакомых сеансы одновременной игры на десяти досках. Естественно, я полюбил математику на всю жизнь; так появилась вторая составляющая моего интеллектуального "Я".
- Но вернемся к "Тезисам о Фейербахе", причем здесь они?
- Эти "Тезисы", и прежде всего третий, имеют к моим поискам прямое отношение. Маркс разрешает антиномию между силой обстоятельств и свободным выбором для общества в революционной практике, т.е. сознательной целенаправленной предметной деятельности, которая одновременно изменяет указанные объективные обстоятельства и само общество, как субъекта действия. Применительно к индивиду поначалу обстоятельствам и воспитанию, безусловно, принадлежит доминирующая роль. По мере взросления человека, превращения его в личность, свобода выбора цели для действия и действия по ее реализации возрастает, хотя спектр возможных решений все равно определяется, в конечном счете, обстоятельствами, их сплетением в критических точках, когда, опять же, исходя из сложившейся ситуации, приходится выбирать вариант дальнейшего жизненного пути: сферы деятельности, места жительства, соединения своей судьбы с той или иной женщиной и т.д.
В первой "точке выбора" ? после девятого класса, ? склонялся к математике и неразрывно с ней связанной теоретической физике, в то время вышедшей на первый план в познании природы, и поступил (не имея школьного аттестата) на физико-математический факультет Киевского Университета. Удовлетворять "гуманитарные" наклонности приходилось иными путями: чтением классической и современной художественной литературы (очень увлекался я тогда поэзией Блока, Маяковского, Есенина, а также украинских поэтов-классиков ХХ века ? Рыльским, Тычиной), чуть ли не ежедневным посещением филармонии либо оперного театра. В Киеве тогда был очень хороший симфонический оркестр, который летом выступал бесплатно в так называемом "Купеческом", а затем "Царском саду", а билет на галерку в оперном театре стоил всего 30 копеек.
Во второй раз выбор оказался несравненно более трудным делом. Представьте себе старшего лейтенанта в возрасте 28 лет, снявшего погоны, но продолжавшего несколько лет ходить в офицерской форме без погон, женившегося на молодой женщине (тоже прошедшей войну в качестве добровольца в Уральском танковом корпусе), осевшего в Свердловске, где отец заведовал кафедрой и жили родители жены... Подаваться в "рiдний Киiв", где "наш" дом был разорен, имущество сгнило? Я предпочел оставаться на Урале. Главная причина состояла в том, что к этому времени отец уже тяжело болел, он умер в 1949 году. Возобновлять аспирантуру по физике в новых условиях, тем более, что тематику предлагали иную, и очень многое пришлось бы учить заново, было рискованно. В этих условиях я избрал, как тогда казалось, оптимальный вариант: специализироваться по теории познания, которая в равной мере базируется на естественных и гуманитарных науках, поскольку изучает общие закономерности познавательного процесса и одновременно призвана выявить его специфику в различных отраслях научного знания".
Антиномия между свободой выбора и силой обстоятельств ? краеугольный камень всей философии Сознательная целенаправленная деятельность человека, который и в самом деле каждый день совершает выбор своих действий, в том числе и в критических точках своей биографии, вольно или невольно обусловливается силой обстоятельств. Приоритет того или другого в социализации человека чаще всего зависел от теоретической позиции философа и его концептуальных предпочтений, чем от реального понимания механизма их взаимодействия. Методологическая проблема разрешения данного противоречия заключается в том, что их рассматривали именно как антиномии, как противоречащие друг другу или как взаимообусловливаемые в определении приоритетности одного из них.
Однако это совершенно различные формы жизнедеятельности человека, определяемые различными механизмами взаимодействия с внешним для сознания миром, с объектами. Обстоятельства, без сомнения, определяют деятельность человека, так же как без сомнения остается и право выбора акта деятельности. Но право выбора это только форма реализации возможности определяющего влияния обстоятельств или социальной среды. Человек имеет право выбора, но только в рамках имеющейся парадигмы социализации или обстоятельств, и если его выбор в принципе реализуем. Ребенок полностью предопределен своим социальным окружением, но и в этом случае он имеет возможность выбора направления своей социализации, ориентируясь в большей степени на мать или на отца. Этот выбор зависит от ряда психофизиологических особенностей ребенка или каких-то внешних обстоятельств. Но все равно этот выбор будет в обязательном порядке совершаться в рамках общей парадигмы действий данного социального семейного окружения. Выход ребенка из парадигмы семейного социального окружения возможен только в том случае, если ребенок будет включен в большую социальную общность и соответственно иную парадигму. Но и здесь его свобода выбора детерминирована уже новой парадигмой.
Общая парадигма, которая детерминировала социализацию М.Н. Руткевича, определялась направленностью на потребление и производство знания. Ориентация его сначала на математику была предопределена силой обстоятельств, когда ему вменили в обязанность сопровождать деда, который и сделал за ребенка выбор в пользу математики. Но не меньшее влияние на него оказал и отец, силой своего авторитета как ученого сделавший за него выбор в гуманитарную сферу. Его самостоятельный выбор сферы деятельности уже определялся его склонностью, скажем так, большей личной склонностью к гуманитарным дисциплинам, к философии и некоторыми привходящими обстоятельствами. М.Н. Руткевич говорит и о тех, и о других. Но в любом случае он оставался в пределах общей парадигмы, заданной ранней социализацией, действовать в области производства знания, т.е. заниматься наукой. Его выбор оказался результирующим двух ветвей влияния. "... Специализироваться по теории познания, которая в равной мере базируется на естественных и гуманитарных науках, поскольку изучает общие закономерности познавательного процесса и одновременно призвана выявить его специфику в различных отраслях научного знания". Здесь сформулирована и общая парадигма, за рамки которой он не вышел всю свою научную жизнь: изучать "общие закономерности познавательного процесса".
Дети из интеллигентных семей, как правило, имеют лучшую начальную подготовку и большего достигают в жизни. Одна из причин заключается не только в том, что родители передали детям больший объем знания. Они активизировали больше соответствующих программ деятельности и тем самым расширили их потенциальные возможности дальнейшей социализации.
Так появляются гениальные музыканты и писатели, физики и математики, художники и дизайнеры, другие великие люди. Впрочем и уникальные программы также с успехом могут затухнуть и умереть, и талант человека не получит развития. Зная это, понятливые родители стараются с самого раннего возраста подметить способности ребенка, пробудить в нем тягу к той или иной области деятельности и по мере возможности развить их. Другое дело, что возможности для развития талантов у большинства семей и у общества в целом сегодня весьма небольшие. Многие таланты так и умирают, не получив своевременного развития.
Ребенка можно научить всему. Очень давно в одной из газет была опубликована статья, которая называлась "Соло для Алеши". В ней был описан случай: пятилетний ребенок очень споро и грамотно играл на рояле. Нет, нет это был не вундеркинд, а обыкновенный мальчик. Но случилось так, что отец, музыкант, стал общаться с ним только посредством рояля, т.е. постоянно играл в его присутствии. Музыка заменяла ему слова. Чтобы общаться с отцом, ребенок был вынужден научиться общению при помощи музыки. И получалось у него весьма не плохо. Автор статьи посчитал это великолепным примером воспитания вундеркиндов; я посчитал, что это издевательство над ребенком и написал статью "Алеша для соло". Правда, ее не опубликовали.
Сейчас я смотрю на данный случай несколько иначе. Речь не идет о воспитании вундеркиндов, но ранняя социализация позволяет разбудить колоссальные возможности человека. С таким же успехом детей можно обучить премудростям высшей математики, рисованию, иностранным языкам, даже сразу нескольким. Примеров более, чем достаточно. Если поместить ребенка в специальную социальную среду, по всем параметрам он будет полностью ей соответствовать. Социальное окружение разбудит в ребенке именно те программы, которые ей присущи.
Но далее происходит интересная метаморфоза. Восприняв данную социальную среду, человек впоследствии будет почти полностью ее же воспроизводить. А если учесть, что каждая специальная социальная среда решает строго определенные задачи, для этого она и создается, то воспроизводство себе подобных направлено в первую очередь на воспроизводство одной и той же задачи, решение которой требует ее большая социальная общность. Поэтому соответствие данной социальной среде не дело случая, а строго целенаправленное действие, определяемое обществом и человечеством, которое исходит из своих задач.
Социализация это прежде всего пробуждение в человеке строго определенных программ для решения строго определенных задач, соответствующих данной социальной среде в данное время и в данном месте. Конечно, можно всех родившихся детей воспитать хорошими музыкантами, полиглотами, выдающимися математиками и пр., но это означает сделать их и все социальное сообщество нежизнеспособными. Данной среде в данный момент времени и для решению ею своих задач они просто не нужны во всяком случае в таком количестве. Впрочем, любое сообщество этого и не допускает.
Очень высокий уровень социализации небольшой части общества также не всегда оказывается на пользу ни людям, ни обществу. Повышенная социализация детей, как это имело место в известной семье Никитиных, как правило, радости им не приносит, поскольку они не могут полностью реализоваться.
Группа людей повышенной социализации, например интеллигенция, еще не все общество. Такая группа может "забежать" вперед и, потеряв связь с обществом, вступить с ним в противоречие. Как ни вспомнить известные еще по школьной программе слова: "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа"33. Это про декабристов. Круг их был действительно очень узок и они сильно оторвались от народа. История, в том числе и отечественная, знает не мало таких примеров.
Уровень социализации общества всегда оказывается равен среднему уровню социализации всех его членов. В некоторых социальных группах он несколько ниже, в других выше, но разница между ними небольшая. Слишком большой разрыв в уровне социализации между различными социальными группами, например, между аристократами, плебеями или рабами одна из причин войн и революций, так же как и незначительный разрыв (пример ? первобытное общество) сильно тормозят процесс социализации. Прогрессивному развитию общества способствует оптимальное

различие (которое эмпирически определить очень трудно) в уровнях социализации разных его слоев.
Социализация ? механизм пробуждения у человека потенциальных возможностей. Она актуализирует потенциально заложенные в человеке разнообразные линии и программы, приводит их "в рабочее состояние".

Зачем нужен талант, а тем более гениальность
Талант может проявиться лишь тогда, когда пройден путь социализации по всей программе. Но талант это нечто иное, чем просто уметь говорить и хорошо складывать звуки в слова. Кроме умения человека правильно и хорошо излагать свои мысли, природа позаботилась о том, чтобы это умение восхищало окружающих, чтобы они получали удовольствие от общения с человеком. Природой закладывается умение не просто говорить, а говорить красиво, не просто петь, а восхищать слушателей, не просто писать, а вызывать удовольствие у читателей. Я тоже пишу стихи, но у Пушкина это получалось лучше. Бог не обделил его талантом.
Навис покров угрюмой ночи
на своде дремлющих небес;
В безмолвной тишине почили дол и рощи,
В седом тумане дальний лес;
Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,
Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,
И тихая луна, как лебедь величавый,
Плывет в сребристых облаках.
Плывет и бледными лучами
Предметы осветила вдруг.
Аллеи древних лип открылись пред очами.
Проглянули и холм, и луг;
Здесь, вижу, с тополем сплелась младая ива
И отразилась в кристалле зыбких вод.
Царицей средь полей лилея горделива
В роскошной красоте цветет.
С холмов кремнистых водопады
Стекают бисерной рекой,
Там в тихом озере плескаются наяды
Его ленивою волной;
А там, в безмолвии, огромные чертоги,
На своды опершись, несутся к облакам.
Не здесь ли мирны дни вели земные боги?
Не се ль Минервы росский храм?
Не се ль Элизиум полнощный,
Прекрасный царскосельский сад,
Где, льва сразив, почил орел России мощный
На лоне мира и отрад?
(Воспоминания о Царском Селе)
Что же такое талант, в чем особенность данного природного феномена? Ответить на этот вопрос чрезвычайно трудно, поэтому ограничимся предельно общим и расхожим мнением: талант это нечто, что позволяет сделать любое действие человека привлекательным, приносящим огромное удовольствие от восприятия этого действия, например, чтения книги и т.д.
Я позволю себе сделать такое смелое предположение: талант необходим для того, чтобы в наибольшей степени заинтересовать человека и привлечь его к познанию и самопознанию, чтобы он в полной мере смог проявить свои способности к развитию, и чтобы он смог наилучшим способом и быстрее актуализировать имеющееся знание, сделать его действенным и активным в решении своих насущных задач. Активно вовлекая заинтересованного человека в познание и действие, талант способствует быстрому ускоренному осуществлению процесса социализации.
В полном соответствии с разделением единого мира на чувственный и естественный, талант как понятие имеет два содержания, активно используемые как в научной литературе, так и в широкой печати, и часто неразделяемые в понятийных конструкциях при анализе данного феномена.
Первое понимание подразумевает под талантом такое уникальное природное явление, которое позволяет сделать действия человека, их результаты очень интересными, привлекательными и т.д. К ним часто применяется понятие "произведение" как синоним талантливости. Данное понимание таланта чаще всего связывается с искусством, которое основано на эмоциональном восприятии, чувственном переживании. Последнее в свою очередь питается тем непонятным, но реальным ощущением удовольствия от восприятия, что и получило наименование талант.
Второе понимание ? талант ? уникальное природное дарование, рождающее новые идеи, мысли, изобретения, открытия и т.д. Такое понимание распространено среди ученых-естественников.
Оба толкования таланта порождены социализацией, но в разных формах. Они оказывают различное воздействие и на процесс социализации, осуществляют принципиально отличную социализацию. В целом талант как особый природный феномен являет собой специальную форму социализации. Соответственно решает и свои уникальные задачи.
В книгах, в том числе научных, изложено много хороших мыслей, идей и профессиональных знаний. Читать их необходимо, и не просто читать, а тщательно изучать, запоминать и брать на вооружение, ибо без этого знания невозможно хорошо жить и успешно решать свои задачи, в том числе и профессиональные. И я всегда советую и настойчиво рекомендую своим студентам внимательно относиться к научным работам, изучать их.
Однако мои старания и увещевания чаще всего проходят бесследно. Студенты невнимательно читают учебники и научные труды, ссылаясь на то, что они написаны сухим казенным языком, а поэтому занудливые и скучные. И они правы, чтобы читать такие книги и тем более внимательно, нужно обладать немалым терпением и стремлением понять или узнать. Обычно так делают только те ученые, которых интересует не сама форма изложения, сколько содержание.
Но как только на научном небосклоне появляется не только умная, но и интересно написанная книга, она сразу же становится научным бестселлером, ее читают с удовольствием все, даже студенты. Почему? Оказывается в ней есть нечто, что нравится, каким-то образом так складываются слова в предложения, что звучание их приятно. Многие ученые пишут книги и статьи, но только у некоторых получаются талантливо.
А как же содержание? Вообще-то оно к этому не имеет никакого отношения и в некоторых случаях даже не воспринимается, как например, в стихах, или в музыке. Мне очень нравится "Так говорил Заратустра" Ф. Ницше: какая поэтика, какая музыка слова... И не надо там искать какого-либо смысла и содержания, его просто нет. Но ведь стараются найти и понять, что же там такое написано, что так привлекло.
Уж так устроен человек, вернее его сознание, он всегда старается найти смысл и наполнить рациональным содержанием то, что видит. Потому что жить можно только в рациональном мире, рационально решать насущные задачи, даже в духовном, чувственном мире. Рационально жить означает понять логику взаимосвязи окружающих человека событий и явлений, среди которых человек присутствует как один из субъектов объективного мира. Чтобы выжить, ему надо найти свое место в этой круговерти, свою роль и предназначение в ней.
Человек, читая книгу, старается понять ее смысл. Если книга скучная и написана плохим языком, значит человек воспринимает ее плохо и не всегда добираясь до смысла сказанного. Сколько прекрасных идей прошло мимо сознания читателей, в принципе готовых их воспринять, только потому, что книга не привлекла их внимания, оказалась не интересно изложенной.
Книга, написанная живо, интересно, талантливо по форме изложения, сначала только этим и привлекает внимание читателя. Поскольку он априори готов к анализу и синтезу, то логика изложения и смысл написанного легко и полностью им усваиваются. В чем ему и помог талант автора. Следовательно, для востребованности книги важно не только, что написано, но и как написано. При плохой форме изложения много хороших идей, прекрасных мыслей не будут восприняты и использованы.
Напрашивается вывод, что талант ? хитрая уловка природы, способствующая привлечению потенциальных потребителей знаний для лучшего овладения ими. Красиво изложенный материал стимулирует познавательный процесс, чем и ускоряет процесс социализации.
Существуют три степени усвоения и производства знания.
Первая степень и первая ступень социализации ? усвоение жизненного опыта: обучение в семье, на улице, в школе и в какой-то степени в институте. В массе своей это рутинное усвоение рутинного материала.
Вторая ступень ? усвоение нового знания, новых идей, нового образа и структуры жизни. Как правило, это приватное обучение, специализированное и узкое, рассчитанное на подготовку специалистов, профессионалов, на потребление оригинального знания. Именно в этой среде прежде всего и востребован талант, который призван привлекать человека к новому и сложному знанию, "смазывать" сложный процесс его усвоения, облегчать понимание новой логики развития событий.
Но более всего талант призван способствовать рождению новых идей и нового знания. Только хорошая книга вызывает споры и тем самым будит мысль, заставляет работать мышление в поисках ответа на возникающие вопросы. Сколько прекрасных идей было почерпнуто и рождено, благодаря книгам Ф. Достоевского. Идеи гениального писателя Л. Толстого стали достоянием многих тысяч его почитателей и не одного поколения, настолько они оказались интересными и близкими людям. Идея происхождения видов высказывалась и неоднократно многими учеными. Но только после выхода книги Дарвина они стали достоянием общественного сознания и легли в основу многих научных теорий. Широкому распространению идей Дарвина способствовала богатая мыслями, написанная талантливо книга. Его утверждение о происхождении человека от обезьяны, с научной точки зрения не доказанное, человечество восприняло как истину. Немалую роль в этом сыграл писательский талант Дарвина.
Многие в понятие "талантливая книга" включают не только то как она написано, но и то, что написано. У Дарвина счастливо сочетались и научное содержание работы, и форма его изложения. Но сколько случаев, когда хорошие идеи не были восприняты только потому, что были плохо выражены, и сколько примеров талантливо написанных книг, не содержащих оригинальных идей, а лишь пересказывающих прошлое знание.
Что же такое гениальность? На мой взгляд, гениальным может считаться человек, имеющий принципиально новые идеи и талантливо их излагающий. Это третья ступень социализации, когда рождается принципиально новое знание, парадигма бытия. Талантливое изложение материала имеет важное значение для распространения принципиально новых идей, поскольку их усвоение сложно даже для специалистов, не говоря уже о массовом сознании.
Отсутствие таланта часто заменяет профессионализм такого высокого уровня, когда он граничит с талантливостью. Однако профессионализм и талантливость различны. Популяризация идей очень проигрывает при отсутствии таланта. Профессионализм не может заменить талант, между ними грань, которая преодолевается только природой.
Талант ? повивальная бабка нового знания.

Знание, заложенное и приобретенное
Содержание понятия "знание" в рамках исследуемой нами проблемы, имеет два аспекта. Когда ребенок дотрагивается до горячей чашки и отдергивает руку, он получает знание о том, что чашка горячая, что горячее причиняет боль и избежать боли можно, не прикасаясь к чашке. Можно ли назвать это знанием? Да, но это, скорее, пробуждение заложенных в человеке программ действия в той или иной ситуации.
Для того, чтобы эта программа актуализировалась, толчком может быть не только горячая чашка, но и костер, нагретый камень, газовая или электрическая плита, все, что связано с огнем или теплом. Надо только знать, какие предметы и явления несут опасность обжечься и получить боль, но это уже совершенно иное апостериорное знание, приобретаемое опытом. Актуализация заложенных в человеке программ представляет собой априорное знание.
Проблема соотношения априорного и апостериорного знания имеет глубокие истоки и восходит к вопросу о возникновении человека и всего живого. Если человек сотворен богом или является этапом эволюции материи, тогда в нем с необходимостью заложено знание истории его развития, которое при определенных условиях становится основой его социализации. Но если человек ? уникальное и спонтанное образование, тогда его знания в любом случае приобретенные, опытные. При такой постановке вопроса о происхождении человека ключевые понятия пересекаются, поскольку одни и те же термины используются в разных значениях.
Я противник цитат, особенно коротких, поскольку всегда есть опасность неправильной, в угоду собственной позиции, интерпретации понравившейся у автора мысли. И тем не менее, цитирование всегда повод для размышлений и нередко может служить отправной точкой для прояснения событий. Поэтому приведу несколько длинных цитат из введения к "Критике чистого разума".34
"Без сомнения, все наше знание начинается с опыта; ибо чем же пробуждалась бы к деятельности способность познания, если не предметами, которые действуют (ruhren) на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают деятельность нашего рассудка сравнивать их, сочетать или разделять, и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, во времени никакое наше знание не предшествует опыту, оно всегда начинается с опыта".
Хотелось бы обратить внимание читателей на словосочетание: "пробуждалась бы к деятельности способность к познанию". Возможно, наша интерпретация неверна, но предположим, что И. Кант имел в виду именно пробуждение способности к познанию, понимая под последним то, что заложено в сознании априори. Пробудить можно только то, что имеется и находится в скрытом, не активном состоянии.
Второй момент: "...сами производят представления, отчасти побуждают деятельность нашего рассудка...". И. Кант употребил термин "побуждают", возможно, не случайно. Опытное знание только способствует возникновению представлений как формы познания в процессе рассудочной деятельности в полном соответствии с логикой мышления. Это другое понимание содержания термина "познание".
Далее, по Канту: "Но хотя наше знание начинается с опыта, из этого вовсе не следует, что оно все происходит из опыта. Вполне возможно, что даже наше эмпирическое знание имеет сложный состав и складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная способность познания (только побуждаемая чувственными впечатлениями) привносит от себя самой, причем эту прибавку мы отличаем от основного чувственного материала только тогда, когда продолжительное упражнение обращает на нее наше внимание и делает нас способным к обособлению ее".
И. Кант говорит о знании, состоящем из двух (по крайней мере) частей, одна из которых это человеческая способность познания и вторая эмпирическое знание, которое побуждает нашу собственную способность познания. Продолжительное упражнение указывает на то, что имеется нечто, что способствует оперированию эмпирическим знанием. Слово "обращает", используемое И. Кантом, так же не случайно, поскольку оно указывает на определенный характер действий как побудительных, заставляющих на себя обратить внимание и соответственно присутствующих в обязательном порядке во всяком эмпирическом знании до него.
"Поэтому возникает вопрос, ? продолжает И. Кант, ? который требует по крайней мере ближайшего исследования и не может быть решен сразу, с первого взгляда: существует ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений знание? Такие знания называются априорными; их отличают от эмпирических знаний, которые имеют апостериорное происхождение, именно в опыте".
И. Кант задал риторический вопрос, поскольку ответил на него ранее. Да, такое знание существует, но здесь оно отличное от эмпирического знания. Правда, слово "отличное" многозначно, и в данном случае его можно интерпретировать именно как принципиально отличное.
"Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания, безусловно независимые от всякого, а не только от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только a posteriori, т.е. путем опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое. Так, например, положение: всякое изменение имеет причину ? есть суждение априорное, однако не чистое, так как понятие "изменение" может быть получено только из опыта".
И. Кант употребляет термины: "безусловно независимые", "противоположны эмпирическому знанию", "совершенно не примешивается ничто эмпирическое", которые однозначно говорят о том, что априорное знание принципиально отлично от эмпирического. При этом И. Кант все-таки делает оговорку, что априорное знание может быть не чисто априорным, "из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое". Это означает, что априорное знание может зависеть от эмпирического знания.
Речь идет о таком всеобщем знании, которое выведено посредством индукции. В каком-то смысле оно так же априорно. Но все-таки речь идет о таком всеобщем, которое не имеет никаких исключений и не связано с эмпирическим всеобщем.
"Следовательно, ? продолжает Кант, ? если какое-либо суждение мыслится с характером строгой всеобщности, т.е. так, что не допускается возможность никакого исключения, то такое суждение не выведено из опыта, а имеет силу абсолютно a priori". "В самом деле, откуда же сам опыт мог бы заимствовать свою достоверность, если бы все правила, которым он следует, в свою очередь опять были бы эмпирическими, следовательно, случайными, вследствие чего их едва ли можно было бы считать первыми основоположениями".
Отсюда можно заключить, что априорное знание представляет собой всеобщие законы бытия (правила), которые не являются эмпирическими и случайными. Они "основоположены" и определяют эмпирический опыт и его достоверность. Другими словами, человек воспринимает эмпирический опыт и умеет им оперировать только потому, что знает до опыта эти законы. Дело за немногим: узнать, каким образом человеку известны всеобщие законы, если они не связаны с эмпирическим опытом.

Программы общие и конкретные
Разделяя знание на априорное и апостериорное, мы тем самым говорим о различных областях бытия. В основе априорного знания как некого общего знания лежат глубинные природные принципы знания, тогда как в основе апостериорного знания ? конкретное содержание того или иного явления. Фактически речь идет о том, чтобы выяснить, что такое знать и что такое знание. Если знание дается человеку извне, тогда его сознание, рассудок ? чистая доска, на которой общество, социальное окружение и природа рисуют свои иероглифы, которые потом ученые пытаются расшифровать. Данная концепция хорошо известна в философии. Но имеется и другая точка зрения: знание заложено в человеке от рождения, а человек только воспроизводит его в благоприятных условиях. И та, и другая концепции хорошо аргументированы.
Но и в том, и в другом случае мышление ? только способность оперировать поступающей информацией. На основе имеющихся правил оперирования информацией оно вкладывает в них то содержание, которое позволяет решать наши задачи.
Но имеется масса фактов, которые не описываются данными философскими концепциями. Соглашаясь с тем, что у ребенка что-то заложено от роду, и с тем, что-то в нем и не заложено, тем не менее, некоторые ученые пытаются соединить эти крайние позиции. В результате получается масса промежуточных вариантов с доминированием то той, то другой точки зрения.
Согласно нашей концепции в человеке от роду заложена только возможность реализации социального знания. Знание это есть результат развития общества, т.е. социализации.
И в самом деле, эмпирический опыт остается, если только не взывать к богу, который нам и уготовил знание, принадлежащее только ему. Эмпирическое знание имеет смысл разделить на две части: на то знание, что нам досталось в результате эволюции развития данного вида материи (и по всей видимости материи вообще) и на тот эмпирический опыт, который приобретается в практической деятельности конкретным человеком и современным ему человечеством как цельным социальным образованием.
В первом случае это заложенные в генетическом коде человечества и каждого отдельного человека программы деятельности. Но только как возможность. Реакция на боль как выражение опасности есть та априорная программа, которая была выработана всей историей человечества, и которую надо только пробудить, что и происходит при первом же соприкосновении человека с эмпирической действительностью. Понятно, что эта программа может пробудиться посредством множества факторов. Программа питания, секса или продолжения рода дана человеку от рождения, заложена генетически и ее только необходимо пробудить, это общая программа.
Во втором случае речь идет о конкретном знании, которое накладывается на эти всеобщие правила как на законы и реализует возможность, т.е. переводит потенциальные программы в разряд действующих. Естественно, что это знание может быть разным.
Когда ребенок рождается, ему нужна защита. Поскольку такую защиту всегда оказывает человек, который находится рядом с ним, то тот, кто в момент рождения находится рядом и воспринимается им как защита. Программа поиска защиты прежде всего у того, кто находится рядом и кто впоследствии получит наименование мама, заложена в ребенке априори. А если рядом может оказаться не мать, а другой человек и даже не человек? Ровным счетом ничего не изменится в поведении ребенка: к нему ребенок будет относиться так же, как если бы это была мать. Значит программа все равно выполняется, но уже на другом материале. Для реализации программы конкретное ее содержание не имеет никакого значения за исключением тех случаев, когда программа не выполняется.
Такая же априорная программа заложена и относительно влечения к противоположному полу. Но предмет внимания и любви отсутствует. В обязательном порядке сохраняется то, что для мужчины это девушка (в большинстве случаев), но какая она будет: брюнетка или блондинка, полная или худощавая, высокая ростом или нет для программы значения не имеет. Был бы предмет для реализации программы продолжения рода, но только в принципе, поскольку социальное окружение оказывает влияние на выбор конкретного объекта сердца и любви. Появление конкретного объекта любви есть результат социальной мутации и практически не предсказуемо.
Человек рождается для того, чтобы выполнить определенную задачу в обществе и своем социальном окружении. Он должен решить три основные задачи, о чем мы уже говорили: воспроизвести себе подобного, создать определенные материальные ценности и передать социальные знания другому поколению, т.е. осуществить процесс социализации. Эти программы заложены в человеке природой, и их актуализация осуществляется в раннем детстве. Однако, конкретное содержание может быть самым разным.
Так, на выбор человеком конкретной области профессиональной деятельности влияют многие привходящие факторы, которые, конечно же, не могли и не должны быть заложены в априорной программе. Конкретное знание, которое человек получает в эмпирическом опыте, есть результат частного акта социализации и потому не предусмотрен ни какой врожденной программой. Еще раз повторим, что данное знание получается как итог психофизиологических, биологических и социальных мутаций, следовательно, оно спонтанно, произвольно, случайно, носит частный характер и обусловлено конкретной ситуацией.
В программе предусматривается реализация любого содержания. Природа поступает мудро: неважно, какая девушка будет предметом моего внимания, важно, чтобы она была и смогла родить ребенка. Неважно, в какой сфере профессиональной деятельности я буду работать. Главное, чтобы я смог реализовать программу материального воспроизводства. Неважно, какие знания я передам новому поколению, важно то, что я должен получить знания, иметь их и в обязательном порядке передать другому поколению и т.д.
Каждый день в обществе появляются много новых видов занятий, обусловленных новыми задачами. Все они не могли быть предусмотрены в априорной программе, но все они так или иначе реализуются. Другими словами, находятся люди, которые могут овладеть этими профессиями и решить новые задачи. Решение их возможно только потому, что базовые программы и линии оказываются полностью или по большей части актуализированными.
Так, человек может водить автомобиль только в том случае, если у него хорошо развит вестибулярный аппарат, он психологически устойчив, внимателен, умеет быстро считать и анализировать и т.д. Это же относится и к управлению телегой или самолетом, занятию наукой или государственной службой и т.д. Но если базовые программы не актуализированы, человек не сможет выполнить задачу, которую перед ним ставит общество. Не случайно, всеми новыми видами занятий, как правило, быстрее овладевает новое поколение, на них и рассчитывает общество в первую очередь при решении новой задачи. Ибо новое поколение социализируется уже под другие задачи.
Конкретное знание ни в коем случае не предопределено врожденными программами, но актуализация их самым непосредственным образом зависит от конкретных знаний как особой области социального бытия. При этом должна быть хорошо развита система приобретения этих знаний. Другими словами, речь идет о таких врожденных программах, которые уже управляют выработкой и оперированием знания.
Знание как таковое в ребенке не заложено, имеется только программа возможности приобретения знания. Но именно конкретное знание пробуждает и активизирует общую программу возможности образования конкретного знания, т.е. она позволяет приобрести, выработать новое конкретное знание. Фактически речь идет по характеру об одном и том же знании ? социальном знании ? в начале и в конце процесса социализации. Но содержание этого знания принципиально различно. Знание в начале процесса социализации, на основе которого активизируется общая программа, представляет собой знание прошлого поколения, предназначенное для решения строго определенных задач. И новому поколению оно уже полностью вряд ли пригодится. Задача его в данном случае активизировать общую программу социализации. Знание в конце социализации уже знание нового поколения, оно не просто новое, а принципиально иное по содержанию. Я знаю больше, чем мои ученики ? студенты и аспиранты; но они знают то, что я уже никогда не узнаю.
Простой вопрос: "Чем отличаются дети от взрослых?", в частности, что касается процесса познания мира? У детей те же формы познания, что и у взрослых. Оказывается ничем, кроме того, что у ребенка меньше программ социализации, чем у взрослых. Задача ребенка, да и взрослого, постоянное наращивание программ социализации. Но этот процесс не может протекать бесконечно. В какой-то момент жизни человека социализация останавливается. Почему? Об этом мы и поговорим в следующем параграфе.

Формы и виды социализации
В любом процессе имеется условная точка отсчета. В равной мере это касается и социализации. Природой только предусмотрена возможность социализации, сам же процесс начинается с некоторого условного момента, когда осуществляется коренной переход из одной области бытия в другую, из возможности в реальность. Можно считать этим Рубиконом момент рождения ребенка, включения его в социальную среду.
Но если есть точка отсчета, то имеются и некоторые этапы прохождения процесса. Некая точка развертывается в нечто. Различают детскую социализацию как период постижения норм и ценностей, принятых в данной социальное среде, и взрослую как период подражания, внешнее принятие той или иной социальной роли. Естественно, имеется и конечный результат, прекращение социализации, которая оканчивается нередко задолго до естественной старости и физической смерти.
Данная схема процесса социализации, хотя в принципе и верная, но далекая от адекватного описания сложности его структуры, характера и предназначения социализации. Дело в том, что процесс социализации не может быть полностью понят только в рамках пространственно-временного континуума, как часто пытаются это сделать. И хотя социализация, безусловно, осуществляется в рамках и на основе некоей физической структуры, протекает во времени и осуществляется в пространстве, тем не менее природа своеобразна, специфична, так же как и законы действия.
Пристальный анализ показывает, что социализация имеет сложную природу, разнообразные виды и формы. Так, существует неполная и частичная социализация, так же могут быть односторонняя, актуальная и не актуальная социализация, не адекватная, быстрая и медленная, ограниченная и бесконечная социализация. И, наконец, бывают затухающая и развивающаяся социализация, существует и ее порог. Порогом, а не этапом и не формой, мы называем момент, после которого начинаются принципиально иные и практически необратимые процессы социализации.
Полная социализация означает: из всего объема знания и культуры данной социальной группы или окружения ребенок и взрослый человек усваивают тот объем, который им необходим для решения своих задач. Так, социальная группа может иметь высокий уровень профессиональной социализации, содержащий различные профессиональные знания. Но для каждого отдельного ее представителя достаточно в полном объеме овладеть одной профессией или несколькими, чтобы быть полностью социализированным. Иными словами, полная социализация ? это полное соответствие требованиям своей социальной группы и успешное выполнение тех функций, которые ставит данное социальное сообщество перед каждый своим членом. Только в этом случае он становится полноценным членом данной группы. В равной степени это касается его физического, психологического и интеллектуального развития. Полная социализация должна быть в сексуальной, материальной и социальной сферах. Иначе говоря, человек должен иметь нормальное физическое развитие, устойчивую психику в рамках решения своих задач и достаточный уровень образования. В сексуальной области он должен иметь семью и детей ? норма приписываемая в обязательном порядке социальным окружением. В противном случае он становится немного не таким как все, что и свидетельствует о неполной социализации. Человек должен иметь нормальное материальное положение и обладать достаточным уровнем образования и культуры. Если не во всех сферах жизнедеятельности человек достиг определенного и необходимого уровня развития, то социализация называется неполной.
Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Чтобы быть полноценным членом данной социальной группы, он должен обладать всем необходимым набором знаний и умений, и даже таким знанием, которое вроде бы и не относится прямо к сфере его профессиональных знаний. Подчеркнем, необходимым объемом, а не всем объемом знаний, которым обладает данная социальная группа, поскольку это просто невозможно и надобности в этом нет. То, что он не владеет необходимым объемом знаний, автоматически ставит его в положение человека не полностью социализированного. Человек в этом случае становится как бы не таким как все, поскольку не может успешно решить те задачи, которые ставит перед ним общество, он превращается в неполноценного, второстепенного члена общества. Неполная социализация может привести человека к такому состоянию, когда он окажется даже вне данного социального сообщества.
Понятно, что в обществе есть различные по уровню социализации социальные группы: от самых высших до самых низших. По сравнению с высшими группами по социализации низшие группы не обладают полной социализацией. Но член данной группы, если он соответствует уровню культуры и знания группы и решает поставленные ею задачи, являются полностью социализированным. Мальчик из глухой деревни или далекого аула полностью социализирован в рамках своей среды, так же как и сын профессора. Но относительно друг друга первые далеко не полностью социализированы.
В равной степени это касается сексуальной сферы: в одних случаях наличие одной жены и одного ребенка делает мужчину неполноценным, в другом случае и то, и другое является нормой. Даже отсутствие жены или мужа при наличии ребенка не в коем случае не свидетельствует о неполной социализации в данной области бытия. Наличие своего дома и достатка, выражающегося в обилии ковров и золота, в своей среде становится признаком полной социализации. В другом социальном сообществе все это может ничего не стоить. Понятие "материальный достаток" имеет различное содержание, но это ни в коем случае не отражается на понятии полной или неполной социализации.
Такой же принцип содержит и такая сфера жизнедеятельности человека, как уровень и качество образования и культуры.
Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что из необходимого и достаточного объема знаний и культуры человек овладел только какой-то его частью. Так, не имея фундаментальных знаний (институтских) в ряде профессий очень трудно работать, хотя можно быть и неплохим специалистом. Ребенок, который воспитывается в замкнутой на самую себя семье, овладевает неполным объемом, а только частью тех знаний и культуры, которыми обладает социальная общность, включающая данную семью. Понятно, что такому ребенку после выхода за рамки семьи будет очень трудно адаптироваться в жизни.
Еще один пример. Если в семье и в социальном окружении ребенка тщательно оберегают от какого-либо знания о процедуре и сущности секса, то у него возникнут трудности при создании собственной семьи. Хотя во всех остальных сторонах жизни человек будет полностью социализирован.
Еще один пример, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять именно занятиям спортом большое внимание. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация. То же можно сказать о вундеркиндах: одностороннее развитие, хотя бы в области математики, делает их практически частично социализированными и недееспособными во всех остальных областях жизни.
Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека. Так, сельские жители, впрочем, как и городские, имеют одностороннюю социализацию, и дети тех родителей, которые профессионально занимаются тем или иным видом деятельности. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области. Дети, родители которых придерживаются определенной религиозной конфессии, воспринимают именно данную религию и церковь. Об этом довольно много написано в литературе. Частичная социализация, ? как писал Козьма Прутков, ? это своеобразный социальный флюс, который делает жизнь человека неудобной, односторонней и даже уродливой.
Реализовывать свои задачи вне рамок своей профессиональной личности такой человек может только в узком аспекте социальных отношений. Для того, чтобы приготовить обед, пришить пуговицу и оперировать личными счетами в банке, такому человеку необходимы жена, домработница, экономка и кто-то еще. Такому человеку живется на этом свете очень трудно и неуютно, и при изменении социального окружения он становится практически полностью беспомощным.
По содержания к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Однако актуальная социализация позволяет решать первоочередные задачи, стоящие перед обществом и любым социальным окружением в данный момент, т.е. решать, так сказать, оперативные задачи, находящиеся, образно говоря, на переднем фронте взаимодействия данного сообщества с окружающим миром.
Социализация может быть неактуальной, но полной. Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной. Очень хорошо это можно продемонстрировать на примере великих писателей. Лев Толстой, прожив долгую жизнь, в своих поздних произведениях воспроизводил время середины девятнадцатого века, и как будто не замечал происходящих перемен. М. Горький практически не написал ни одного произведения, посвященного советскому времени. Их произведения не были актуализированы для нового времени, хотя они были полностью социализированными людьми.
Таких примеров можно привести много и не только из жизни писателей. Любой из нас не может утверждать, что его социализация актуальна и полностью соответствует своему времени и месту. Жизнь настолько быстро меняется, что она в любой сколько угодно малый отрезок времени уже другая. Особенностью же социализации является то, что, как правило, она консервативна и отражает уже прошлое знание. В силу консерватизма социализация всегда несколько отстает от актуальных потребностей времени и жизни. И только немногие люди умеют так актуализировать свои знания, что это дает им возможность решать самые насущные проблемы. Обычно такие люди достигают больших успехов в политике, бизнесе. Для мира ученых более характерна так называемая адекватная социализация.
Для ученого не столько важно, насколько его представления о мире актуальны, т.е. полностью соответствуют насущным задачам выживания, сколько адекватность его представлений исследуемым процессам. Это только один пример. Человек может быть полностью социализирован для своей социальной группы, но его представления наверняка окажутся в большей или меньшей степени неадекватны в другой социальной группе, хотя он вполне может там существовать.
Адекватность ? это полное соответствие имеющихся у человека представлений и поведения тем реальным объективным процессам, которые его окружают. Адекватная социализация позволяет каждый раз иметь те представления и совершать те поступки, которые полностью или в большой степени соответствуют реальным процессам, протекающим в данную минуту в его непосредственном окружении.
Представления человека могут быть актуальными текущим задачам, но не адекватными процессу их протекания. И наоборот, адекватные представления могут быть не актуальными, хотя бы в силу неактуальности самих этих объективных процессов.
Соответственно существует быстрая и медленная социализация. Например, в детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды ? пример быстрой социализации.
Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека. Известно как родители беспокоятся, если у ребенка немного задерживается развитие речи, он поздно начинает говорить и пр. В старшем возрасте сокращение темпов социализации менее заметно, но иногда, к примеру, ученик в школе начинает резко отставать от товарищей по классу. Про такого ученика говорят, что он тугодум, плохо соображает и т.д.
В этом случае причины отставания могут быть разные: психофизиологические, биологические и пр. Известны случаи, когда ребенок останавливается в развитии в трех-, пяти- семилетнем возрасте и так остается на всю жизнь. Имеются и социальные причины, когда ребенок изолирован, с ним мало занимаются, или его пытаются заставить учиться сразу многим предметам. В психологической литературе все эти причины хорошо описаны. Известно так же, что девочки развиваются (социализируются) быстрее, чем мальчики, поэтому выходят девушки замуж за ребят старше себя, как правило, на 4-6 лет. Видимо, этот разрыв и есть показатель разницы в социализации между ними.
Наконец, существует ограниченная и бесконечная социализация. Они описаны в литературе меньше, чем другие виды социализации. Ограниченная социализация обусловлена тем, что сознание может воспринять только ограниченный объем информации, знаний. В силу различных причин программы и линии человека могут быть плохо развитыми, и поэтому неспособны принять большой объем информации и быстро реагировать на изменившуюся ситуацию. Для достижения оптимальных результатов и успешного решения своих задач, такому человеку требуется больше времени и усилий. Их называют тугодумами.
Они хорошо работают и живут в стабильной ситуации, когда процессы протекают меньшее время, чем то, которое им требуется для переработки поступающей информации и принятия решения. В быстроменяющихся условиях они, как правило, оказываются совершенно или по большей части беспомощными.
Понятно, что природа и в этом случае предоставляет обходные варианты, которые позволяют человеку решать свои и общие задачи. Таким людям помогает высокий уровень профессионализма, собранность, аккуратность, активизация психофизиологических возможностей, так называемый форсаж, или спрятаться за чей-то широкой спиной.
Бесконечная социализация, хотя на практике и невозможна, но в принципе существовать может. Во всяком случае природа сохраняет такую возможность. Например, если человек способен и в преклонном возрасте воспринимать новый объем знаний, имеет свежий ум и быстро реагирует на изменения внешней ситуации, принимает правильные и адекватные решения, способен быстро воспринимать новый вид культуры и знания и принять их как свои собственные, а не просто подстроиться под них и т.д., то все это можно назвать бесконечной социализацией. Но все-таки такие случаи бывают редко и связи они прежде всего с так называемым порогом социализации.

Некоторые отличительные особенности
процесса социализации
Отличительная особенность современного научного социологического подхода к процессу социализации заключается в том, что человек как общественное существо полностью обусловлен социальной средой, которая и определяет уровень, полноту, адекватность и пр. формы и виды социализации. При этом делаются замечания по поводу того, что социализация, безусловно, определяется и какими-то врожденными качествами субъекта. Первая часть данной парадигмы разработана в научной литературе очень хорошо и аргументирована блестяще. Вторая часть исследована очень плохо, и совсем практически не исследован процесс взаимодействия врожденных качеств и социальной среды. Если читатель помнит, выше мы говорили об этом в связи с интервью М.Н. Руткевича о его вхождении в философию и социологию. В своем интервью он говорил о том, насколько сильно на его выбор повлияло социальное окружение, немного сказал, а точнее намекнул, о своем изначальном стремлении к научному познанию и ничего не сказал о том, как они обусловили друг друга. Но и стремление человека, и его окружение взаимно влияют друг на друга, а влияние это может либо способствовать, либо тормозить социализацию личности.
Такова, можно сказать, генеральная философская парадигма по преимуществу западной философской мысли. Она имеет множество ответвлений.
Вопросы социализации наиболее активно рассматриваются в психологии развития ребенка и его воспитания. Социология обратила внимание на особенность данного процесса и противоречивость его протекания у взрослых. Дело в том, что социализация чаще всего рассматривалась именно как процесс развития. Однако социальная среда может оказывать и отрицательное влияние. В тюрьме высоко социализированный человек может начать деградировать. На процесс социализации может оказать влияние и неблагоприятная физическая среда. Ограниченные возможности климатических и географических условий могут кардинально повернуть процесс социализации в иную сторону и наполнить ее совершенно иным содержанием.
Вспомните Робинзона Крузо. Проблема выживания в непривычных условиях заставила человека воспроизвести в себе самом совсем иное знание в отличие от того, которым он оперировал в привычной для него среде. Актуализация иного знания оказалась возможной только потому, что программы, которые ему потребовались на острове для выживания, были уже активизированы, по всей видимости, в детстве. Но важно, что он не деградировал на острове, как это случилось с героем из романа "Пятнадцатилетний капитан". Высаженный на необитаемый остров, разбойник фактически деградировал и превратился в полу животное. Вероятно, уровень его социализации был весьма низкий, как, впрочем, и у любого разбойника, в отличие от Робинзона Крузо, уровень социализации, которого был весьма высоким. Правда, впоследствии, когда разбойника вернули к нормальной жизни, в привычную для него социальную среду, он быстро восстановил человеческий облик. Но это в книге, в жизни все намного сложнее. У тех, кто долго сидел в тюрьме, происходят необратимые процессы. После выхода на волю они с трудом привыкают к новой жизни и не всегда успешно и полностью адаптируются в ней.
Рассмотрим схему уровня процесса социализации в зависимости от возраста. Понятно, что схема умозрительная, в принципе прямо не проверена какими-либо исследованиями. Пока никто из социологов экспериментально проблемой социализации не занимался. Но, как нам кажется, здесь имеется огромное поле возможностей для научного поиска, результаты которого будут способствовать оптимальному развитию как общества, так и отдельного человека. Если только люди сумеют понять и использовать в своей жизни некоторые общие принципы и законы социализации и особенно в ее предельном выражении.
Данная схема является исключительно логическим выводом. В ней не установлено каких-либо математических зависимостей, поскольку никаких эмпирических исследований не проводилось. Понятие "социализация" в рамках социологии не операционализировано. Данная схема чисто демонстрационная, для иллюстрации логики рассуждения. Такой подход при определенных условиях вполне правомерен и позволяет сделать некоторые заключения. В представленной схеме социализации, как нам кажется, имеется большая доля объективного знания.

Уровни социализации


Быстрая Медленная Стабилизация Медленное Быстрое
социализация социализация затухание затухание

Высокий
уровень
Порог
социализации
Средний
уровень

Обычный
уровень

Низкий
уровень

5 10 15 20 25 30 35 40 45 50 55 60 65 70 75 80 85 90 лет

Рис № 1

Первые пять-десять лет (в среднем) ? период очень быстрой социализации. Также как за девять месяцев до рождения ребенок проходит все биологические этапы превращения живой материи, так и после рождения в течение трех-пяти лет он "пробегает" всю историю социального развития человечества. В этот период ребенок, как губка, впитывает все социальное знание, предоставляемое ему социальной средой. Даже при ограниченной возможности социальной среды ребенок умудряется взять от нее все, что можно для своего нормального существования. Его социализация является полной, актуальной и адекватной социальной среде.
Затем процесс социализации замедляется и переходит в фазу медленной социализации, которая продолжается примерно до 40-50-ти лет. В конце жизни наступает фаза медленного затухания процесса социализации. После 50-ти лет, если социализация и продолжается, то весьма медленно, и примерно к 70-ти годам она прекращается. Кривая затухания идет резко вниз, наступает быстрая деградация физических, психологических и интеллектуальных возможностей. Это означает, что мозг человека к этому времени уже исчерпал свои ресурсы.
Небольшое отступление.
По всей видимости, природой заложен ограниченный уровень физиологической, психологической и интеллектуальной прочности, или надежности, или долговременности, существования. В среднем, возможно, около ста лет. Но дело в том, что у разных органов в силу различных причин свой срок жизни, который нередко весьма сильно по времени отличается от некоего среднего показателя, причем как в ту, так и в другую сторону. Нередко можно наблюдать, как при прекрасном общем физическом состоянии, сердце вдруг отказывает и умирает, а вместе с ним умирает и человек со всеми остальными органами, которые могли бы функционировать еще долго-долго. При хорошем умственном развитии физическое здоровье может быть совсем плохим, и наоборот. Вариаций может быть бесконечное множество, и от этого никуда не деться.
Складывается впечатление, что природа не очень заботится о качестве производства человека и его отдельных органов. Человек ? это не чудо природы и даже не штучное изделие, единичная сборка, как при производстве качественных машин, а конвейерный вариант. Проще говоря, штамповка, при том с невысоким качеством. Природа каждую секунду выбрасывает из своих недр тысячи и тысячи зародышей людей, т.е. штампует их, как кнопки. При этом допускает безобразный "брак", по некоторым подсчетам он доходит до 30%. Из-за этого "брака" часть детей сразу умирает. У некоторых людей и довольно многих оказываются врожденные пороки отдельных органов, в результате чего часть людей остаются инвалидами от рождения, а часть становятся ими впоследствии. У части людей некоторые органы могут работать весьма ограниченный срок, подвержены различным инфекционным заболеваниям и пр.
Чаще всего именно "брак" в построении человека приводит к инвалидности на производстве, в силу того, что у человека пониженная внимательность, психологическая приспособляемость и пр., психологи это хорошо знают. Из-за "брака" отдельных систем некоторые люди не могут построить свою жизнь, маются различными недугами, не могут иметь детей и даже завести жену и т.д. Как говорят врачи, по некоторым абсолютным критериям практически здоровых людей нет. Но есть люди достаточно здоровые, чтобы решать и свои, и общие проблемы. Если бы природа "производила" индивидуальную сборку, то вряд ли бы она такое допустила.
Но природе и нет необходимости это делать, стоящие перед ней задачи просто этого не требуют. Отпущенный некоторой совокупности людей срок жизни вполне достаточен для решения поставленных перед ними задач. Необходимо подчеркнуть ? совокупности людей, что и называется обществом или сообществом. То, что не сможет решить один человек, в обязательном порядке решить кто-то другой из данной совокупности. Главное, чтобы она была, и она всегда образуется, ибо вне совокупности человек не существует.
Но как только задача (задачи) будет решена данной совокупностью, она уже больше природе не нужна и должна умереть. Человек может родить только несколько особей, больше не нужно, ибо в противном случае нельзя будет их прокормить и образовать, что означает деградацию. Человек может родить только несколько идей и только те, которые необходимы для решения актуальных задач данного времени и поколения. Больше и других не нужно, ибо их невозможно реализовать, да и вряд ли они будут нужны новому поколению, которое произведет свои идеи, необходимые для своего осуществления и решения своих специфических задач.
Можно провести аналогию с автомобилем или ботинком. Зачем добиваться высокого качества их производства, если срок их службы ограничен, после которого они морально устаревают. Зачем тратить лишние деньги на производство высококачественной вещи, если она не принесет прибыль. Это касается всех вещей, производимых человеком, за исключением может быть произведений искусства. Человек в этом плане копирует природу, наверное такой подход более выгоден. И сам человек не произведение искусства и не венец природы, не ее смысл и конечная инстанция, и не ее любимое дитя. Данный биологический вид только форма и средство, причем, по всей видимости, не самая сложная, ориентированная или предназначенная для решения ограниченного ряда простых и узких задач.
Но не будем обвинять природу.
Природа для выживания избрала путь перебора огромного количества вариантов, что здорово экономит ее энергию. Неважно, что умрет какое-то количество людей или они будут недееспособными и не сделают в жизни то, что им предназначено сделать. Придут другие люди, которые решат поставленные задачи. Природа действует с большим запасом прочности. Но мне-то, конкретному человеку, не легче, если благодаря абсолютному безразличию природы персонально ко мне, я стал инвалидом и всю жизнь промучился.
Имеется только один путь: внимательно следить за всеми своими органами (во время проходить полное обследование), очень хорошо знать свои слабые места и внимательно за ними следить, тщательно оберегать от перегрузок и пр., и тем самым как можно дольше продлить свою жизнь. Если вы знаете, что у вас слабое сердце, то уж будьте добры поберегите его и обращайтесь с ним как с малым дитем.
Возможно скоро медицина научится заменять больные органы, тогда вопрос о "браке", допущенном природой, будет во многом решен. Складывается впечатление, что человек может тем самым подставить природе подножку. Социализация как условие реализации задач, поставленных природой, породила медицину и многое другое. И первое, что стала делать медицина ? это исправлять "ошибки" природы. Медицина уже научилась спасать младенцев, продлевать жизнь отдельных органов и пр. Социализированный человек моет руки перед едой, научился соблюдать многие другие элементарные правила гигиены, тем самым продлевая свою жизнь. Социализированный человек, поняв, что природа не очень считается с его намерениями жить долго и счастливо, сам начинает приспосабливать организм к внешней среде и внешнюю среду к организму.
Природа действует с большим запасом прочности. Биологическое воспроизводство реализуется путем проведения множества проб и экспериментов. Из них реализуются немногие, точнее далеко не все. Еще точнее, только единицы. Правда единиц все-таки набирается много, и количество людей на планете увеличивается.
Тоже самое относится и к процессу рождения идей. Потенциально к их рождению готовы все люди, каждый человек, но в силу складывающихся социальных обстоятельств и причин физиологического свойства производят их не все, а ограниченное количество людей, просто единицы. Но идей рождается очень много, но реализуются только немногие. Изобретатели и рационализаторы, творческие работники, ученые хорошо это знают. Только найдя благоприятную почву, идеи произрастают и дают свои плоды.

Процесс социализации имеет весьма ощутимые различия в зависимости от той среды, в которой воспитывается и живет человек. Так, социализация работников физического труда прекращается примерно в 20-30 лет и дальше идет по медленно спадающей кривой. У интеллигенции процесс социализации начинается очень быстро, ее стабилизация растягивается до 50-ти, а то и 60-ти лет, и зона затухания намного меньше. Сказывается интенсивное умственное занятие, способствующее поддержанию в форме всех или большинства программ и линий социализации. Это примерно так же как и с физическим угасанием. Если постоянно заниматься физическими упражнениями и следить за своим здоровьем, то и к 60-ти годам человек остается здоровым, физически развитым, гибким и достаточно сильным. Но многие этого не делают, и к 40-50-ти годам представляют из себя бесформенную массу, с ограниченной подвижностью и физическим бессилием. Точно так же происходит с умственными способностями. Если мозг, мышление не тренировать постоянно, то интеллектуальные программы и возможности станут быстро деградировать, что ведет к более быстрому старению. Статистика показывает, что люди, которые по преимуществу занимаются умственным трудом, живут дольше, сохраняя жизненную активность, здравый смысл и адекватность восприятия мира.
Мы выделили три стадии социализации: низшую, обычную и высшую. Последняя находится уже за порогом социализации (см.: Схему 1). Каждая из них имеет свои характерные особенности.
Обычный уровень социализации, т.е. уровень, присущий большинству членов общества, отличается прежде всего тем, что зона быстрой социализации у него очень короткая. Дети имеют быструю социализацию, к 20-25-ти годам процесс социализации заканчивается и начинается фаза стабильности, но очень короткая. В 45-50 лет начинается процесс медленного затухания, который плавно заканчивается к 60-70-ти годам.
Низший уровень социализации присущ тем людям, которые воспитывались и росли в низко социализированной среде, с невысоким уровнем образования, а чаще вообще без образования и тем более низким уровнем культуры. Для этой группы характерны очень низкие темпы социализации в первые пять-десять лет. Другими словами, дети в результате плохого воспитания и образования не имеют достаточного и быстрого развития, их социализация и неполная, и частичная, правда, всегда или по преимуществу адекватная и актуальная.
В данной группе очень длинная фаза медленной социализации, она продолжается до 30-ти лет. В этот период человек медленно и с трудом добирает те необходимые знания, которые ему нужны для полной социализации в данной социальной группе и выполнения своих задач. Очень короткий период стабилизации. который довольно быстро переходит в фазу медленного затухания. Практически процесс социализации заканчивается примерно к 40-50-ти годам.
Высший уровень социализации характеризуется быстрой социализацией в раннем возрасте. В пять-десять лет ребенок усваивает в несколько раз больше, чем дети в низшем и среднем уровне социализации. Характерно так же то, что очень короткая фаза медленной социализации и довольно длинная фаза стабилизации. Другими словами, человек, получив в раннем возрасте хорошую социализацию, сохраняет довольно длительный продуктивный возраст. Практически он длится до 60-ти лет. Так же остается довольно длинной фаза медленного затухания, что свидетельствует о том, что и в этот период, примерно в 70 лет, человек сохраняет работоспособность. И только после 75-80-ти лет наступает резкий спад социальной активности. В этой группе людей наблюдается самая короткая фаза окончания активной социальной жизни.
Обычно такой высокий уровень социализации наблюдается за порогом социализации.

Что такое порог социализации
Хорошо известно, что человек может отставать в своем развитии или останавливаться и даже деградировать в случае наступления неблагоприятных условий и в силу своих биологических и физиологических характеристик. Но мы так же знаем и такие случаи, когда человек не останавливается в своем развитии, и его социализация достигает высокого уровня даже в неблагоприятных условиях. Это две формы социализации и соответственно две группы социализированных линий, между которыми находится принципиальный водораздел, перешагнуть который удается немногим.
Порог социализации наступает тогда, когда человек достигает такого уровня общей культуры и обладает такими знаниями, что он уже может самостоятельно двигаться дальше без помощи социальной среды и даже при ее отсутствии, опережать социальную среду и тянуть ее за собой. Этот процесс можно назвать самосоциализацией. При высокой социализации наступают такие количественные изменения в уровне образования и культуры, которые при определенной критической массе превращаются в совершенно иное качество.
Как правило, к таким людям относится очень узкий слой интеллигенции, и, в первую очередь, те, кто занимается творческим трудом. Писатель, который профессионально занимается литературным трудом, уже никогда не прекратит писать, даже если он попадет в неблагоприятную среду. Таких примеров много: Солженицын и Шаламов, Фроленский и Д. Андреев, наш современник Д. Лихачев и многие другие. Находясь в тюрьме, они не деградировали, а продолжали работать и создавать свои произведения. Они продолжали самосоциализироваться. Это касается ученых, художников, музыкантов и многих других. Примеров даже из советской истории предостаточно. Особенность советского периода заключается в том, что с уничтожением старой дореволюционной интеллигенции в стране образовалась новая интеллигенция, у которой принцип самосоциализации остался сохраненным. Другими словами, природа предусмотрела такой феномен, когда самосоциализация становится одним из условий развития общества.
Такие типы имеются в обществе в каждый период его развития. Это биологический тип, определяемый природой. Другими словами, природой выработана программа выживания, в которой одним из условий является сохранение возможности для саморазвития. Такой человек сам себя вытаскивает за порог социализации и уносится в космическую даль, оторвавшись от притяжения социальной среды. Самосоциализация есть выражение принципа саморазвития вне социальной среды, как одно из условий выживания и продолжения жизни.
Таких людей сегодня очень мало, это очень небольшой слой интеллигенции. Но остается большая часть людей, которые в силу различных и прежде всего социальных причин полностью не смогли социализироваться и преодолеть порог социализации. Можно ли сказать, что порога социализации может достичь все общество, все люди? Теоретически, наверное, да, но практически, вряд ли. А необходимо ли это природе? Скорее всего нет, поэтому высоко социализированных людей всегда будет ограниченное число.
Высоко социализированный человек за порогом социализации должен обладать всей полнотой социализации, т.е. он должен овладеть всем необходимым объем социального и профессионального знания, быть широко эрудированным человеком, иметь фундаментальные знания и прежде всего основных социальных законов. Высоко социализированный человек должен обладать актуальной и адекватной социализации, т.е. человек должен иметь четкое представление о содержании и направлении социализации в обществе в данный момент и на перспективу, об ее характере и структуре, о тех основных идеях, которые в настоящее время двигают обществом, об актуальных задачах, стоящих перед обществом и перед той социальной группой, к которой он принадлежит. Высоко социализированный человек за порогом социализации стоит как бы над обществом, видит и знает основные пружины, которые движут обществом. Отметим, что высоко социализированный человек это так же и высоко моральный человек: обладая уникальным знанием, он никогда не направит его против людей, общества.
Отличается ли социализированный человек от талантливого? Талант ? повивальная бабка социализации, но сам по себе талант как природный дар еще не обеспечивает высокий уровень социализации и не может быть единственным условием для того, чтобы перешагнуть порог социализации и оказаться в другом мире. Талантливый человек может не обладать полной и адекватной социализацией и может не достичь порога социализации.
История знает немало примеров гениальных злодеев и талантливых преступников, в том числе и во главе государства. Не навреди ? основной принцип высоко социализированного человека.
Беда многих современных стран заключается в том, что чаще всего во главе государства оказываются люди с низким уровнем социализации. Именно этим объясняются их безнравственные поступки по отношению к своим народам, продиктованные корыстью и стремлением к сохранению власти любой ценой.
Большая часть населения России не достигает порога социализации, остается далеко от заветного рубежа. Чаще всего процесс социализации останавливается для подавляющей части населения довольно быстро и, самое главное, для них уже никоем образом не может быть повышен. Естественно, в большей мере это относится к малообразованным и престарелым людям. И только новое поколение людей сможет повысить некоторую среднюю планку общей социализации в обществе.
В общем процессе социализации можно вычленить социальные и профессиональные формы деятельности, которые также имеют пики развития. Так, ребенок 5-10-ти лет проходит общую социализацию. Но после, уже в школе, ребенок начинает цикл специальной социализации: сексуальной, интеллектуальной, профессиональной. Эти формы социализации имеют свои особенности. Если в первый период ребенок быстро проходит социализацию, то далее она все более и более замедляется. Социализация ребенка-школьника в 7-10 лет идет весьма быстро, и дети сильно отличаются друг от друга по уровню развития. Различий в уровне развития студентов намного меньше: чем выше курс обучения, тем меньше между студентами различий, разве только в объеме знаний. Это хорошо демонстрируют различные социологические замеры.
Первая социализация ? сексуальная, процесс получения системы специальных знаний (физиологических, социально-психологических), направленных на правильное решение ряда задач по биологическому воспроизводству новых поколений. В принципе, как мы уже говорили, здесь имеется два рода знаний: априорных и апостериорных. Программы и линии биологического воспроизводства заложены в человеке от рождения. Они пробуждаются в ходе социального опыта, в результате социального взаимодействия, чаще всего без активного вмешательства взрослых. Получение знаний и пробуждение соответствующих программ оказываются спонтанными, в ходе участия ребенка в жизненном потоке. Вне его ни о каком сексуальном пробуждении не может быть и речи, о чем свидетельствуют многочисленные примеры.
Полученные знания дают представление о том, что необходимо делать в данной области социального взаимодействия. Но вот как надо делать определяет социальный опыт, поскольку это "как" зависит от конкретного социального окружения, частного социального и сексуального опыта, исторических традиций и много другого. Это апостериорное знание.

Виды социализации
Быстрая Медленная Стабилизация Медленное Быстрое
социализация социализация затухание затухание




Порог
Социализации



Сексуальная
социализация

Профессиональная
Социализация

5 10 15 20 25 30 35 40 45 50 55 60 65 70 75 80 85 90 лет

Схема 2

На схеме 2 видно, что сексуальная социализация начинается в 5-10 лет, примерно до 15-ти лет она протекает довольно медленно. После 15-ти лет процесс сексуальной социализации приобретает взрывной характер и достигает наивысшей точки примерно в 20-25 лет. Именно на этот возраст приходится пик деторождения. За 5-10 лет процесс проходит все стадии и переходит порог социализации. Потом наступает стадия стабильности весьма короткой всего 10-15 лет, и продолжается она до 40-45 лет, после чего происходит стадия медленного затухания сексуальной социализации, которая примерно к 55 годам заканчивается.
Подчеркнем, что речь идет не о сексуальном созревании, а о сексуальном знании и общей сексуальной культуре, которая обеспечивает репродуктивное поведение. Но знание это не абстрактно теоретическое, которым обладает, например, ученый-сексолог, а сексуально практическое, т.е. такое, какое мы называем сексуальной социализацией. Знание сексуальной практики направлено прежде всего на реализацию процесса воспроизводства, после чего оно становится практически не нужным, разве что для передачи его новому поколению. Но это уже совершенно иной процесс и иная социализация.
На первом этапе происходит довольно медленное накопление соответствующих знаний. В основном это время используется для общей быстрой социализации. Но на втором этапе, когда общая социализация замедляется, начинается быстрый рост знаний именно сексуального порядка. К этому времени уже накоплено достаточно общих знаний, и происходит полное физиологическое созревание человека. Фактически индивидом уже накоплен такой объем знаний, который необходим для нормального сексуального поведения и воспроизводства рода. Данный объем знаний и культуры позволяет человеку достичь порога социализации, что в свою очередь дает ему возможность самосоциализироваться в данной сфере. Другими словами, сексуальное знание позволяет осуществлять сексуальное поведение вне социальной среды, если появится такая необходимость.
В период активной сексуальной социализации все мысли и действия молодых людей направлены на решение прежде всего сексуальной задачи. Они активно обсуждают сексуальные темы, стараются узнать как можно больше в этой области, читают разнообразную литературу, в том числе и любовные романы, в которых изображены чувства, переживания, страсть и любовь, т.е. возвышенное и духовное. Но фактически в них зафиксирован основной опыт сексуального поведения. Поскольку откровенный разговор о сексе со старшими у молодежи не всегда получается, она обращается к литературе, обсуждающей различные сексуальные темы. По мнению старших, слишком откровенное обсуждение сексуальных тем может привести молодежь к повышенной и ранней сексуальности, к свободному сексуальному поведению, что может отразиться на процессе деторождения. Может быть они и правы, не надо торопить природу, слишком быстрый социальный опыт и в самом деле может повредить естественному процессу воспроизводства новых поколений35.
Периоду сексуального созревания и овладения социальным опытом в данной сфере посвящена самая обширная художественная литература. Практически все художественное творчество так или иначе связано с любовным опытом, в книгах описываются разные варианты любовного или, точнее, сексуального поведения, от самых простых и обыденных до самых экстравагантных, которых никогда в жизни не было и вряд ли будут. Но опыт этот, пускай и гипотетический, надо знать. Писатели изображают каждое любовное движение, каждый нюанс переживания расписывают до мельчайших подробностей тысячи и тысячи раз.

"Мой голос для тебя и ласковый и томный
Тревожит позднее молчанье ночи темной.
Близ ложа моего печальная свеча
Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
Текут, ручьи любви, текут полны тобою.
Во тьме твои глаза блистают предо мною,
Мне улыбаются, и звуки слышу я:
Мой друг, мой нежный друг... люблю... твоя...
твоя..."
Ночь. А.С. Пушкин

И всего-то какие-то 5, максимум 10 лет ? время отпущенное природой для реализации основной программы человека ? деторождения.
Но только литературы с воображаемой любовью мало. Появляются специальные дисциплины в области психологии, медицины, сексологии, сексопатологии и пр., решающие узкоспециальные задачи и помогающие процессу обретения счастья материнства и отцовства. В этих областях работают сотни научных институтов во всем мире, отпускаются огромные деньги и все потому, что воспроизводство является самой важной задачей в жизни каждого отдельного человека и общества в целом.
Конечно, и здесь не все гладко получается. Не все люди достигают порога социализации, в процессе имеются свои пики и спады, не всегда хватает необходимого знания и пр. Но сексуальная социализация, пожалуй, единственный вид специальной социализации, которым овладевает большинство населения и в короткий срок.
Вторая специальная социализация ? профессиональная, или иначе ее можно назвать интеллектуальная. Последнее, наверное, точнее, поскольку речь идет не просто об овладении той или иной профессией, а о высоком уровне интеллектуального развития, который, как правило, сводится к той или иной конкретной профессиональной деятельности.
Фактически мы говорим о такой социализации и интеллектуальном развитии, когда человек не только воспроизводит прошлое знание, пускай и высокопрофессионально, а производит принципиально иное, новое знание, новые идеи, позволяющие обществу подняться на новую ступень социального развития. В технике, в области естествознания это открытия, изобретения и пр., в искусстве ? высокохудожественные произведения.
Можно выделить четыре этапа профессионального, или интеллектуального, становления. Первый ? накопление общего знания и культурного базиса, второй ? специализация, третий этап ? период производства нового знания и четвертый этап ? медленное затухание профессиональных (в первую очередь) и интеллектуальных знаний.
На первом этапе, о котором мы уже говорили, создается общее поле интеллектуального развития на основе высокой, полной и актуальной социализации. Понятно, что при неполной и тем более неадекватной социализации ни о каком высоком профессиональном и интеллектуальном развитии не может быть речи, за редким исключением, когда речь идет о самородке, о талантливом ребенке и т.д. И социальная практика имеет немало тому примеров. Только высоко социализированная среда может способствовать и обусловливать появление высокопрофессиональных интеллектуалов. Необходимо подчеркнуть, социальная среда, но не обязательно общество. В этом плане Россия представляет собой яркий пример: при довольно низком общем уровне социализации в XVIII в. в стране появились выдающиеся поэты и писатели, ученые и художники. Их появление обусловлено тем, что дворянство получило высокий для своего времени уровень образования и интеллектуального развития. Подобных примеров немало можно привести и из истории других стран. Таким образом, только в период ранней социализации происходит создание фундаментальной социализации, на основе которой и произрастают таланты и выдающиеся представители рода человеческого.
Второй этап ? время постепенной специализации знаний, происходящей сначала в школе, затем в институте и в ходе практической деятельности. Школьная социализация, безусловно, ориентирована в первую очередь на общую социализацию. Но именно за школьной партой у человека начинают проявляться первые склонности к той или иной профессиональной деятельности, и происходит разделение учащихся на две неравные группы: к первой относятся те, которые в силу разных физиологических и социальных причин не достигнут высокого уровня профессионального и интеллектуального развития, и другая группа, в которую входят дети, явно тяготеющие к высокой социализации.
Подготовка к профессиональной и интеллектуальной социализации продолжается примерно до 30-ти лет, т.е. до границы возраста молодого специалиста. В этот период идет накопление знаний, общей и профессиональной культуры, и он занимает много времени ? тридцать лет, почти половину жизни.
Но в какие-то 5 лет при определенных условиях происходит скачок, и человек почти сразу же перебирается на высшую ступень профессиональной и интеллектуальной социализации, незаметно перепрыгивая и профессиональный порог социализации. К 35-40 годам он становится профессионалом высшего класса, занимает высокую ступень в профессиональной и интеллектуальной элите, к которой относятся, как правило, выдающиеся ученые, творческие работники.
Процесс профессиональной социализации длится примерно до 60-70-ти лет и занимает вторую половину жизни. Именно в этот период рождаются основные идеи, которые определяют лицо общества и всего человечества на длительную перспективу.
Профессиональная, или интеллектуальная, социализация, как мы это понимаем, выражается прежде всего таким качеством и свойством человека, как рождение принципиально нового знания в естествознании и появление высоких образцов в творчестве. Потом приходит расплата за длительное творчество, социализация начинает стремительно затухать и к 75-80-ти годам практически сходит на нет.
"Дальше тишина..." (Шекспир, Гамлет).
Отличительная особенность профессиональной и интеллектуальной социализации заключается в том, что она происходит в формализованном и актуализированном мире социального знания в отличие от внутреннего спонтанного неосознанного знания, которым оперируют по преимуществу низко социализированные слои общества. Дело в том, что рождение новой идеи фактически является переводом неосознанного знания в актуализированное и формализованное знание, т.е. социализированный человек представляет новую идею в некотором формальном виде, что позволяет сделать ее достоянием общественности.
В периодической системе Менделеева есть незаполненные клеточки. Это означает, что данное химическое соединение еще не найдено, но в возможности оно существует. Его вообще в природе может не быть, но он существует в сознании только как возможность. Превращение возможности как бесконечной величины в конкретную форму своего выражения определяется объективными законами, в данном случае химическими соединениями, и задачами человека. Если человек (человечество) такой задачи не поставит, то частная форма выражения (конкретная идея) останется в вечной возможности до лучших времен.
Но мало идею родить, что само по себе сложная задача, поскольку только небольшое число людей достигают такого уровня социализации, ее еще необходимо довести до общественности, которая в своей основной массе не достигает даже порога социализации. В результате многие идеи оказываются невостребованными обществом и пропадают. Приходится их рождать заново, но уже другим людям и для иного поколения.

Реализация возможного и возможность
реализации
Реализовать возможность может быть только высоко социализированный человек, обладающий для этого специальной программой (потенциальной, если она не разбужена, и актуальной, если она задействована, как это имеет место у ученого). Весь период профессионального обучения фактически сводится к процессу пробуждения этой программы. И только когда программа заработала, она способна выдавать, рождать новые идеи и делать самые невероятные вещи, но весьма полезные людям. Рождение новой идеи ? это как зачатие и рождение ребенка, т.е. переход вещества из одного состояния в другое.
Профессиональная, или интеллектуальная, социализация ? удел небольшой части людей и прежде всего тех, кто имеет высокий уровень общей социализации и кто достиг ее порога, что позволило им заняться самосоциализацией, в данном случае рождением новых идей. Период рождения идей не долог и не так много их рождается у отдельного человека, за редким исключением одна-две, от силы три. Потом почет, слава, если идеи приняты и оценены, или же смертельная тоска по несбывшимся мечтаниям, если идеи не признаны.
Высоко социализированные люди и прежде всего высоко профессиональные и интеллектуально развитые выполняют одну важную функцию. Они передают свое знание новому, уже третьему поколению (внукам) свое главным образом специализированное знание. Но это неформализованное знание, передаваемое студентам, а общее социализированное знание. Оно богаче, чем обычное социальное знание людей, не имеющих специализированной социализации и не достигших порога социализации. Обычное социальное знание не представляет интереса для нового поколения, которое уже обладает принципиально иным знанием. Более того, данное знание может быть даже опасным для нового поколения, поскольку оно может быть неполным, неактуальным знанием и тем самым снизить общий уровень социализации поколения.
Необходимо иметь в виду одно принципиальное положение. Знание старшего поколения людей всегда отличается от социального знания нового второго и тем более третьего поколения. Они просто разные.
Но эти знания взаимодействуют посредством пограничных групп. В качестве последних выступают те личности, кто хорошо социализирован, достиг порога социализации и сумел родить полное знание, новые идеи. Однако эти люди передают не свои специальные знания и не свой конкретный опыт, они лишь будят в новом поколении возможность полной социализации. Именно эти люди могут пробудить данную возможность наилучшим образом наряду с другими социальными институтами.
Далеко не каждый человек старшего поколения способен активизировать полную социализацию у молодежи, хотя каждый старший этого хочет. И возникает проблема отцов и детей. Она возникает потому, что представители старшего поколения не смогли реализовать свою полную социализацию, не достигли ее порога и остались на среднем уровне, а может быть и ниже. Новому поколению такой наставник не интересен.
Достижение порога социализации обществом в целом, а тем более всем человечеством ? долгое дело. Порог социализации выражает ее качество, при котором общество и человечество переходят в принципиально иное социальное состояние.
Можно, конечно, сделать рывок в социализации. Альтернативы здесь таковы. Если социализировать все общество до порога социализации, то потребуется или очень много времени, или очень много денег. В советской России пытались это сделать применительно к национальным республикам, в которые вливалось много денег. Но добились только того, что население получило высокий уровень образования, но порога социализации так и не достигло.
Ясно, что денег для всеобщей пороговой социализации в обществе практически нет, поэтому процесс растянут во времени. Однако ждать полной социализации общества нет времени, и без нее нельзя обойтись. Приходится решать сложные задачи в окружении более социализированных стран. Был найден еще один путь, используемый практически всеми странами, в том числе и Россией советского периода. Общество ускоряет процесс социализации, но для небольших групп и слоев. Оно направляет на это большие деньги и самые лучшие социальные силы, создает необходимую инфраструктуру. Вспомните петровские времена, когда Петр I приглашал немцев развивать науку и образование в России, лицей времен А.С. Пушкина, институт французских гувернеров и пр. Это примеры ускорения процесса социализации небольшого слоя российских интеллигентов при максимально благоприятных обстоятельствах, вложении больших денежных средств, высокой формализации передачи знаний и пр. Представители данного слоя, например выходцы из лицея, впоследствии занимали многие видные посты в государстве, для чего собственно, они и готовились. Такое решение проблемы позволило России в свое время сделать огромный рывок, по крайней мере в искусстве. В политике и в экономике представителям данного слоя рывка сделать не позволили, хотя и в этих областях они оставили заметный след, определивший политику Российского государства на много лет вперед. В результате была обеспечена высокая социализация небольшой части населения.
В тоже время довольно большая часть общества практически не получала достаточной социализации, была ограничена в образовании и культуре. Некоторая часть общества ? сельская по преимуществу ? деградировала. Убогость и скудость были их уделом.

"Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества убийственный позор".
(А.С. Пушкин. Деревня).

Впоследствии такое деление российского общества привело к резкому его расслоению, когда две неравные во всех отношениях части общества перестали понимать друг друга и вступили в конфликт. Во многом именно данный процесс определил многие печальные события в России вплоть до XIX в.
Социализация общества ? это длительный, сложный и дорогостоящий процесс. Займет он не одну тысячу лет. Во всяком случае можно с большой уверенностью говорить, что культурное, полностью социализированное общество в России ни в XXI в., ни в последующие века создано не будет. В этой связи можно предположить, что на протяжении последующего столетия и, возможно, далее в России будут присутствовать войны и революции, преступность и национальная вражда, социальная нетерпимость, терроризм и убийства, экологические и техногенные катастрофы и многое другое, что происходило в прошлом и в нынешнем таком несовершенном социальном мире.
Анализ природы и процесса социализации заставляет задуматься над проблемами несовершенства нашего мира и готовиться к плохим временам, учиться преодолевать их цивилизованной частью общества в интересах всего общества.



Сколько лет жизни отпущено человеку
Длительные дискуссии о том, сколько человек может жить и сколько лет ему отпущено природой, не учитывают особенности социализации. Однако принципы и природа социализации ставят весьма существенные ограничения на продолжительность жизни человека.
Наверное, человек может прожить и сто лет, и сто пятьдесят, говорят даже, что есть люди, которые прожили двести лет. Наверное, если медицина очень постарается, то можно продлить жизнь человека бесконечно долго. Но только в биологическом смысле.
Если иметь в виду его интеллектуальную деятельность, то количество лет жизни может быть ограничено только его физиологическими возможностями. Разум и мышление могут оставаться свежими и дееспособными и в семьдесят, и даже в сто лет. Примеров этого более, чем достаточно. Как-то в Испании на отдыхе я познакомился с семидесятилетним евреем, выходцем из Белоруссии и иммигрировавший в Америку. Его интеллектуальный уровень позволял ему чувствовать всю полноту жизни и уметь ей радоваться, более того, передавать эту радость другим. Несмотря на его возраст, общаться с ним было приятно, что редко бывает, и поучительно. И хотя физически он был не очень здоров, его интеллектуальное самочувствие было на самом высоком уровне. Он надеялся прожить в здравом уме и твердой памяти еще лет 10?15.
Как видно, продолжительность жизни в физическом и в интеллектуальном смысле ограничивается только биологическими возможностями человека. Наука продемонстрировала, что эти возможности могут быть довольно большими и, наверное, бесконечными в потенциале. По крайней мере средняя продолжительность жизни, равная ста годам, в следующем столетии может быть достигнута для большой части населения той или иной цивилизованной страны.
Что же касается социальной жизни, то вопрос о продолжительности жизни рассматривается уже совсем в ином аспекте.
Как мы уже говорили, социализацию можно разделить на три части: период вхождения в социальный мир, период социального действия и период прекращения социальной жизни. Период вхождения и собственно то, что называется процессом социализации в широко распространенном мнении, характеризуется тем, что человек становится социальным, или, как раньше говорили, общественным существом. Другими словами, человек становится частью того социального образования, в котором он с рождения очутился, и равноправным членом всего общества. Он получил полную или частичную, но адекватную, социализацию. Это означает, что полностью или по большей части человек соответствует данному обществу и своему непосредственному социальному окружению, своей социальной среде. Полностью или по большей части он выражает их интересы, потребности, решает их задачи, концептуально определяем и концептуально определяющий свою социальную среду.
Период социального действия означает воспроизводство того социализированного образа, который был заложен в человеке социальной средой в первый период социализации. Человек действует, т.е. решает поставленные обществом актуальные задачи, тем самым продвигает общество, развивает его, изменяет именно в том направлении, которое определяется программными целями. Здесь наблюдается почти полное соответствие характера социализации человека актуальным целям и задачам, которые стоят перед обществом.
Особенность первого периода социализации, как уже отмечалось, заключается в том, что общество формирует социализированного человека в соответствии со своими актуальными задачами. Эти задачи человек решает во второй период ? в период социального действия. Никакой другой человек, социализированный в другое время и в другом месте, не сможет их решить, потому что он был социализирован для решения других задач другого общества.
Иначе говоря, не человек создает общество, и решает он не свои собственные задачи, и не он организует процесс социализации, а общество, как мы уже говорили, проводит социализацию нового поколения, которое могло бы решать задачи, поставленные перед обществом его программными целями. Не человек выбирает дорогу, а дорога выбирает человека и отказывается от тех людей, которые не способны ее пройти. Свобода выбора и свобода действий человека, которые всегда имеются, означает свободу выбора между детерминациями, т.е. решение тех или иных задач в общем потоке программных целей. Иными словами, человек может стать ученым или писателем, рабочим или крестьянином, но занимаясь исследованиями или создавая произведения, или выполняя ту или иную работу, он будет делать только то, что требуется данному обществу в данный период его существования. Этот период довольно короткий, всего-то 25?30 лет.
В заключительном периоде своей жизни, так же 25?30 лет, человек с необходимостью и неизбежностью будет воспроизводить концептуальный характер своей социализации. Но общество уже начнет решать другие задачи, под которые оно уже воспитало, социализировало новое поколение.
Мы знаем немало примеров, когда писатели, пережив свое поколение, продолжали в своих работах воспроизводить свое время. Л. Толстой творил почти до самого последнего дня жизни, но каждый раз в произведениях возвращался в середину восемнадцатого века. М. Горький почти ничего не написал про советское время и в своих последних пьесах описывал дореволюционный период России. И Толстой, и Горький, как и многие другие, продолжали жить в прежней парадигме своей жизни, ее они воспроизводили, она им была ближе, понятнее и приятнее.
Сколько таких примеров можно привести из нашей обыденной жизни? Жизнь каждого из нас может явиться примером неумолимой смены поколений.

XXXVIII
Увы! на жизненный браздах
Мгновенной жатвой поколенья,
По тайной воле провиденья,
Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут...
Так наше ветреное племя
Растет, волнуется, кипит
И к гробу прадедов теснит.
Придет, придет и наше время,
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас!
А.С. Пушкин. Евгений Онегин
Конечно, каждый из нас может привести примеры, когда произведения тех или иных талантливых писателей, художников сохраняют свежесть и неповторимость для многих поколений людей. Мы читаем Пушкина добрые две сотни лет. И он так же будет интересен для последующих поколений и актуален для каждого нового времени.
Но здесь происходит подмена понятий. Искусство и в самом деле вечно и всегда актуально как элемент социализации и социальной деятельности. Не содержание произведений, а именно само искусство.
Это нечто иное, чем окружающие нас предметы и вещи, которые существуют в рациональной проекции мира. Мир чувств и мир разума. Первый вечен и дан нам от природы как основа бытия, второй преходящ и основан на эмпирическом знании мира. Первый построен на цельном восприятии, второй ? на рациональном логическом мышлении. В первом мире мы чувствуем, во втором мы мыслим вещи.
Но почему человеку отпущено только 25?30 лет, примерно треть жизни, прожить в рациональном мире? Причем независимо от уровня развития общества? Этот срок сохраняется и для первобытного общества и для цивилизованного. Почему через 25?30 лет качественно меняется содержание жизни? Жизнь меняется постоянно, но, накапливаясь, эти изменения именно через четверть века превращаются в новую парадигму рационального мира.
Возможно это связано с формой логического преобразования мира, имеющего свои закономерности изменения содержания при накоплении определенного количества циклов логических преобразований. До сих пор логическая форма и содержание не рассматривались в ограниченном единстве: чистые формы рассматривались сами по себе, вне содержания, так же как и содержание в рамках логического преобразования рассматривалось само по себе. Истинность вывода достигалась исключительно правилом применения логических форм мышления и набором истинных посылок.
Однако можно предположить, что определенное количество логических формальных преобразований в обязательном порядке ведет к качественным изменениям независимо от содержания. Конечное или бесконечное логическое преобразование не обязательно ведет ко лжи, неистинности вывода относительно логики предмета по содержанию. Оно ведет к совершенно иному содержанию, которое принципиально отличается от логического содержания как по форме, так и по содержанию. В математике этот закон известен так же, как он известен в эмпирической практике. Но в логике он неизвестен только потому, что никто и никогда не проводил эту операцию по одной простой причине ? механизм такого логического преобразования неизвестен.
Это означает, что человек в своем рациональном эмпирическом мире и в мышлении (прежде всего), и в практической деятельности в обязательном порядке использует чистые (по И. Канту) логические формы. Совершая мыслительные логические операции, человек неожиданно для себя получает принципиально новое знание, кардинально отличное от исходных посылок и ожидаемого результата. (Ожидаемый результат ? это просто экстраполяция известного знания на неизвестную ситуацию). От куда появляется новое знание? До сих пор этого никто толком не может объяснить, хотя попыток было немало. Чаще всего говорят об интуиции и провидении, таланте и пр., т.е. о получении нового знания откуда-то из другого мира. На самом деле все, возможно, несколько проще.
Когда человек начинает производить какие-то практические действия, то в конце чаще всего получается совсем или частично не то, что он задумал, если только речь не идет о типовом знании. Но даже когда человек совершает типовые действия, знание в конечном счете не оказывается типовым. Всегда в знании появляется нечто иное и новое.
По нашему мнению, появление нового знания связано с тем, что качественные преобразования получаются в силу специфики использования чистых форм логического действия. При совершении логических операций конечный вывод оказывается иным не в силу потери истинности посылок, о чем чаще всего говорят, а в силу особенностей преобразования чистых логических форм, влияющих на содержание выводного знания.
Ученые обычно в таких случаях говорят, что логика рассуждения привела к неожиданным результатам. Но это невозможно: выводное знание в его линейной интерпретации на каждом цикле обязательно требует подтверждения истинности посылок; в противном случае по отношению к содержанию получается абракадабра. Ученые и каждый человек в повседневной жизни даже при длительном цикле логических преобразований получают вполне добротное по содержанию знание, но принципиально отличающееся от ожидаемого знания, которое должно было бы получиться при линейной интерпретации логических преобразований и которое в данном случае не могло появиться. Но знание появилось, и практика нередко подтверждает, что оно не противоречит действительности, т.е. имеются предметы и вещи, которым это знание соответствует по содержанию.
Каким образом появляется это знание? Можно предположить, что определенная длительность логических циклов приводит к качественному преобразованию самого знания по содержанию. Здесь и заключен механизм взаимодействия чистых форм мышления и содержания, о чем говорил И. Кант в "Критике чистого разума".
Смена парадигмы (совпадающей со сменой поколения, точнее, смена поколений, совпадающая со сменой парадигмы) ? критический период для любого общества. Люди начала нашего века весьма сильно отличаются от людей 1925 года, но последние также не похожи на людей 50-х годов. Сегодня мы можем видеть, что поколение 70-х годов отличается от поколения 90-х годов. Если взять любую условную точку в хронологии общества, то всегда обнаружится кардинальный разрыв поколений в 25?30 лет.
При этом возрастные поколения и общественное поколение отличаются друг от друга, хотя первые всегда обусловливают второе. Общество за любые сто лет в среднем содержит три поколения, составляющие примерно по 35 лет. Возрастных поколений за сто лет ровно сто. Поколение общества равно, примерно, 30 годам, но основную массу времени, примерно 20 лет, составляет какое-то одно поколение. Так, возрастное поколение людей, родившихся, например в 1950 г., вступает в период социальной деятельности примерно в 1975 г. Но как общественное поколение оно включает в себя примерно пять поколений людей, родившихся до 1950 г., и примерно пять поколений, родившихся после 1975 г. В совокупности получается примерно 35 лет.
За эти 35 лет происходят те качественные изменения в жизни людей, которые и отделяют одно поколение от другого. Получается, что человек активно живет только 25?35 лет. Остальное время он или готовится к этой жизни, или потихоньку из нее уходит. Уходить в физическом смысле можно очень долго, но из социальной жизни он ушел и вернуться в нее не сможет уже НИКОГДА. Если жизнь мерить не прожитыми годами, а активным участием в строительстве жизни, то времени для жизни человеку отпускается совсем немного. Этот отрезок времени невозможно увеличить. Во всяком случае намного за пределы сорока лет он вряд ли выйдет.
Поэтому говорить о продолжительности жизни в сто и более лет не имеет смысла. Период социализации и активной социальной деятельности оказывается жестко ограниченным. Человек и в восемьдесят лет может активно трудиться на благо общества, но фактически он постоянно воспроизводит свою уже прошлую парадигму жизни. Он живет прошлым опытом и ради прошлого жизненного опыта. Его труд так же необходим обществу, поскольку в жизни присутствует рутинный типовой труд, который необходимо кому-то делать. Но созидать новое он уже не может, это удел другого поколения.
Я знаю намного больше своих студентов и аспирантов, но они уже знают то, чего я никогда не узнаю.


Цивилизованная и нецивилизованная части мира
и характер их взаимодействия
По некоторым подсчетам в мире только 14% от 6-ти миллиардов людей живут в цивилизованных странах. Но не все из них можно причислить к социализированным группам. Если исходить из того, что к социализированным группам относится в первую очередь интеллигенция, то это составляет так же примерно 14% от числа населения цивилизованных стран. Но даже среди интеллигенции не все достигают порога цивилизации, а только небольшая часть, и вряд ли она превышает 10%. Итак, к высоко социализированной части населения земного шара можно отнести едва ли 10 миллионов человек. Реальнее предположить, что их еще меньше.
В данном случае дело не в точном количестве высоко социализированных членов общества, хотя и это интересно, а в их соотношении с остальной частью населения мира. Приведенные грубые подсчеты свидетельствуют о том, что численный перевес на планете в пользу несоциализированной части населения земного шара.
Соотношение по степени социализации двух неравных частей сообщества Земли имеет и сугубо практическое значение. Социализация служит не только показателем образования и культуры, она, можно сказать, принципиально отличает группу несоциализированной части населения. Фактически речь идет о совершенно противоположных и плохо понимающих друг друга социальных мирах.
Не стоило бы об этом и говорить, если бы они не жили в самом тесном взаимодействии, которое не всегда способствует прогрессивному развитию человечества, общества и почти каждого отдельного человека.
Принципиальное различие между этими частями общества заключается в том, что цивилизованная, т.е. социализированная, часть ставит во главу угла своего существования интересы каждого отдельного человека. Нецивилизованная, плохо социализированная часть исходит из интересов организации.
В первом случае человек ? "мера всех вещей...", в буквальном смысле этого слова. Посредством человека и ради него строится мир, поскольку только цивилизованный человек может строить и построить цивилизованное общество. Во втором случае мерой всех вещей становится государство, партия, вождь и пр. При подобной установке можно построить нечто подобное олигархии, абсолютизму, тоталитаризму, подчиненное определенным идеологическим, националистическим и др. установкам.
Цивилизованное общество придерживается принципа космополитизма, равенства национальных и государственных интересов, общих и частных интересов, строительства межгосударственных и надгосударственных образований, гуманизации общественной жизни, плюрализма мнений и свободы волеизъявления. Строятся по преимуществу горизонтальные связи между субъектами при равенстве их интересов, власть понимается только как функция определенных субъектов общества, например президента, в решении общих задач. Субъекты взаимодействуют на принципах привлечения и на основе реализации личных интересов каждого из субъектов.
Нецивилизованные, плохо социализированные общества придерживаются принципа построения сильного, самодостаточного, замкнутого на самого себя государства, верховенства национальных интересов, строительства вертикальных по преимуществу связей, подчинения интересов отдельного человека интересам государства, партии или организации. Власть понимается как абсолютная, командная, а взаимодействие субъектов общества строится по преимуществу на принципах подчинения. При этом не только интересы, но даже жизнь отдельного человека не представляет для сильного государства сколько-нибудь значительной ценности. Поэтому нецивилизованные общества ведут самые жестокие, беспощадные и кровопролитные войны, не считаясь с жертвами как со стороны противника, так и со своей стороны. Этим они весьма опасны. В отличие от цивилизованных стран, которые даже в военных действиях жизнь человека считают одной из основных ценностей совместно с такой ценностью как победа. Цивилизация может погибнуть только потому, что она бережно относится к жизни каждого человека.
Цивилизованное, хорошо социализированное общество строит межличностные и общественные отношения таким образом, чтобы полнее реализовать индивидуальные программы, заложенные природой в каждом отдельном человеке. Речь не идет о самих программах, их определяет социальная среда, речь идет о создании оптимальных условий для социализации, актуализации и реализации потенциальных возможностей. Социализированные индивиды строят свое сообщество посредством развития и учета интересов личности. В этом случае получается не только сильное, но прогрессивное общество.
Другими словами, социализированный мир сначала развивает способности и реализует интересы каждого отдельного человека, а потом и посредством этого всего сообщества. Нецивилизованный мир сначала реализует интересы всего сообщества, а посредством этого и каждого отдельного своего члена.
Но вряд ли столь категорично можно говорить об отличии этих систем социальных отношений. Каждая из них является не только формой реализации стоящих перед обществом задач, но и этапом на пути социализации. Тот уровень социального развития, на котором находятся все или по преимуществу все члены данного сообщества, определяет и форму организации общественной жизни. Задачи, стоящие в данный момент перед сообществом, требуют и определенной формы их самоорганизации, ибо высшей задачей каждого и любого сообщества является выживание.
Плохо социализированные субъекты имеют небольшие возможности для самовыживания, поскольку не достигли самосоциализации. Только достижение порога социализации делает человека самостоятельным и уменьшает его зависимость от среды, о чем мы уже не раз говорили.
Если большинство или все члены сообщества имеют низкую социализацию, то у них имеется единственный способ сохранить себя ? усилить роль организации. Последняя, подчиняя процесс социализации, тем самым способствует социализации каждого члена сообщества. В этом случае человек самым непосредственным образом и очень тесно связан с социальной средой, подчинен ей и полностью зависит от нее, становится винтиком, гаечкой данного сообщества. Без сообщества человек обречен на гибель. Вот почему самым суровым наказанием в подобных сообществах считалось и считается изгнание из общества.
Социализированный человек менее зависим от общества, от социальной среды, поскольку он может, достигнув порога социализации, самосоциализироваться. Он обладает большей свободой для самовыживания и тем самым меньше зависит от организации ? государства, партий и пр. Он стремится к установлению прежде всего горизонтальных связей, поскольку в этом случае у него больше возможности увидеть и познать другие миры и тем самым пробудить больше собственных программ, что дает ему еще больше свободы в решении своих личных и общественных задач. Соответственно такой человек требует и иной общественной организации.
Взаимодействие между этими двумя мирами на планете весьма сложное и причина здесь одна: цивилизованный мир живет лучше, богаче, интереснее, чем нецивилизованный мир. Различие между социальными образованиями в принципе является условием для прогрессивного развития, но только, если оно не очень большое, а именно такое, которое способствует, так сказать, здоровой конкуренции. Примерно так, как это происходит между различными сообществами в цивилизованном мире.
Очень большое различие приводит к деградации как того, так и другого мира. Осознание больших различий приводит к пониманию своей неполноценности, эмоциональной некомфортности, неудовольствию и конфликтам, нередко принимающим крайнюю разрушительную форму ? войну, терроризм и пр., с одной стороны, и замыкание в себе, потерю стимула к развитию, с другой стороны. При этом необходимо учесть, что плохо социализированные люди, особенно если они бедны, обладают повышенной агрессивностью прежде всего против богатых и образованных ("мир хижинам ? война дворцам"). Агрессия как чисто физиологическое свойство более распространена при низкой социализации, образовании и культуре, особенно в условиях беспросветной бедности, которая даже стимулируется ее.

Небольшое отвлечение.
Социальное поведение человека зависит не только от уровня его социализации, но и от его психофизиологических характеристик, и от внешней физической среды. В последние годы в связи со многими военными конфликтами и событиями в бывших республиках СССР и на территории России стали много говорить (и исследовать) о природной агрессии человека, о ее физиологических и биологических корнях, которые и движут военными конфликтами. Во всяком случае агрессия может быть одной из причин, которая при благоприятных обстоятельствах может доминировать и оказывать большое влияние. И на самом деле это так.
Агрессия ? одна из движущих сил истории. В определенных ситуациях, например во время войны, агрессивные и плохо социализированные солдаты могут быть предпочтительнее, если их агрессия направлена против врага. В этом случае подобный тип человека просто незаменим, и нередко такие люди становятся национальными героями. В мирное время агрессия может быть направлена против граждан и даже всего общества. Тогда она принимает формы противоправного поведения и решительно пресекается обществом, его правоохранительными органами. В мирное время такие люди становятся преступниками.
Таким образом, агрессивность, как многие и другие психофизиологические качества, оказывается нужной или не нужной при определенных условиях и при решении строго определенных задач. При отсутствии условий и задач она мирно или не мирно дремлет в человеке и в обществе. Появление конкретных задач активизирует агрессивность, и она используется обществом и каждым отдельным человеком. Так, элементарная самозащита человека ? это внешнее проявление агрессивности, выражающееся в повышенном тоне, оскорбительных словах, крике и активной демонстрации нападения. Все как у обезьян.
При высоком уровне социализации человек сам может регулировать уровень проявления своей повышенной агрессивности и "держать себя в руках". Безусловно и при высокой социализации агрессивность как физиологическое свойство сохраняется, но принимает мягкие формы выражения или совсем подавляется социальной средой и собственной самосоциализацией.
При низком уровне социализации и при высоком уровне агрессии последняя может доминировать в определенных действиях человека. Поэтому задача цивилизованной части общества ? регулировать уровень агрессивности особенно у низко социализированных групп. При достаточном уровне социализации агрессивность может быть сведена к минимуму или выливаться в неопасные формы. Так, агрессивность спортсменов и болельщиков снимается участием и присутствием на спортивных состязаниях, при опасных путешествиях, на митингах и демонстрациях, в борьбе с противоправными элементами общества (например, в работе дружинников) и многих других формах.
Наверное можно достаточно определенно утверждать, что одной из (но не определяющей) причин современных мировых войн, террористических актов, религиозных конфликтов, национализма, причем крайнего и пр., в этом духе является зависть нецивилизованного мира к цивилизованному миру. Зависть это чисто эмоциональное выражение понимания невозможности нецивилизованным сообществом достичь уровня жизни и развития высоко социализированных стран. В данном случае речь идет о невозможности не вообще, а для живущего в настоящее время поколения. Осознание полной невозможности жить также богато и интересно, как живут в цивилизованных странах, неминуемо приводит к мысли о путях ликвидации различий.
Разрешения этого противоречия может протекать двумя путями. Первый ? постепенная социализация нецивилизованного сообщества. Он занимает много времени и требует много средств. Соотношение их прямо пропорционально: чем больше денег, тем меньше времени. История развития обществ, особенно в ХХ в., знает не мало примеров, когда развитые страны по тем или иным причинам помогали неразвитым странам в быстрой социализации. Через весьма короткое время по историческим масштабам неразвитые страны становились в ряд цивилизованных государств. Но для этого, еще раз повторим, необходимо очень много средств, правда и отдача бывает высокой, в том числе и чисто экономическая. Можно сказать, что вкладывание больших денег в неразвитые, плохо социализированные страны является весьма прибыльным делом. Однако социальная выгода, если можно так сказать, гораздо выше ? приобщение еще одной страны, народа, социальной сообщности к цивилизованному миру есть еще одна ступенька к образованию культурного и разумного человеческого сообщества.
В принципе цивилизованные страны, понимая это, стараются помогать бедным странам и обществам в саморазвитии, но средств на всех не хватает. Неразвитые страны не всегда понимают роль и значение такой помощи (опять же в результате низкой социализации), и, под видом национальной самостийности от нее отказываются, обрекая себя тем самым на длительный застой и отставание в развитии. Замкнутость очень опасна, особенно для маленьких сообществ и стран. Только большие народы при развитой социальной структуре могут с большой степенью вероятности реализоваться и социализироваться.
Второй путь ? самостоятельное развитие без помощи из вне. Но поскольку денег, как правило, не хватает на культуру и образование, в этом случае требуется очень много времени, нередко не одну сотню лет, и то при благоприятных внешних и внутренних условиях.
Имеется третий путь. Неразвитые страны или сообщества даже внутри одной страны, видя такую несправедливость, когда одни живут хорошо, а другие, т.е. они, несоциализированные, живут плохо, и, не видя эволюционного пути разрешения этой проблемы, невольно приходят к мысли об уничтожении цивилизованного мира или страны, или сообщества внутри своего общества, и тем самым уравнении всех субъектов общества или мира, но в бедности и в неразвитости. Не надо торопиться обвинять их в неразумности. Жизнь богаче в своих оттенках. Силовое воздействие позволяет сдернуть с недостигаемой высоты цивилизованные слои или страны и тем самым снизить различие, что в свою очередь дает большую возможность для повышенной социализации.
Справедливости ради необходимо сказать, что замкнутость стран на самих себя имеет причину не только в низкой социализации. По всей видимости, такое поведение продиктовано некоей природной программой, поскольку только в этом случае обеспечивается сохранение уникальности форм и пути развития данного сообщества и консервация их до того момента, когда именно они потребуются для решения специфических задач.

* * *
Анализ процесса социализации приводит к мысли, что социализация это условие, определяемое природой для решения ее собственных специальных задач посредством человека. Не человек решает свои задачи посредством природы, а именно последняя решает свои задачи посредством человека как биологического вида.
Природа, создав людей как биологических существ, практически не несет перед ними никакой ответственности, более того, "подставив" некоторых из них, сделав некачественную штамповку. Вложив в человека свою специальную программу, которая в обязательном порядке определяет его действия по выполнению нужной задачи, природа теряет к человеку всякий интерес. Заложенная программа действует уже автоматически, причем не обязательно в каком-то конкретном человеке: не выполнит один, ее выполнит в обязательном порядке кто-то другой, поскольку она заложена во многих людях.
Только полностью социализированный человек, достигший порога социализации и самосоциализации, только высоко социализированное общество являются ответственными за каждого человека. Социализированное общество старается сделать социального человека качественно. Для такого общества индивидуальный человек это штучный экземпляр, "производством", "ремонтом" и "чисткой", которого оно (высоко социализированное общество) занимается. Получается, что высоко социализированное общество для социализированного человека становится особой социальной природой, которая принимает на себя полностью ответственность за жизнь человека и не только помимо его воли, но иногда и вопреки его желанию.
Социализация является одним из путей решения задачи ответственности человека перед природой, обществом и каждым конкретным человеком. Только социализация, развивая и совершенствуя различные социальные институты, способствует решению не только основных природных задач, но и сверхзадачи ? воспроизводство жизни. Социализированное общество становится творцом новой жизни.
Литература

1. Бестужев-Лада И.В. Поисковое социальное прогнозирование: перспективные проблемы общества. ? М., 1984.
2. Квакин Д.В. Российская интеллигенция в оценке европейских интеллектуалов //Россия и Европа в Х1Х-ХХ вв. ? М., 1996. ? С. 66-74.
3. Коган Л.Н. Социология в системе наук о человеке и обществе //Гуманитарий: Ежегодник. ? СПб., 1995. ? С. 59-72.
4. Кон И.С. Социология личности. ? М., 1967.
5. Машаров Ю. Таланты и их место в современном мире //Сибирь. Новосибирск, 1993. № 1. ? С. 71-78.
6. Мерлин В.С. Очерк психологии личности. ? Пермь, 1959.
7. Прогнозное социальное проектирование /Под ред. Т.М. Дридзе. ? М., 1989.
8. Фрейд З. Психоанализ. ? М., 1982.










Власть как
субъект общества

Власть как необходимый субъект общества может быть реализована только посредством ее физического носителя - человека и групп людей. Последние, как персонифицированные субъекты власти, имеют собственные интересы, которые они в полной мере реализуют при помощи власти. Реализация персональных интересов осуществиться только посредством других людей и путем привлечения или изъятия их ресурсов: материальных, духовных и пр.
В плохо социализированном обществе (не цивилизованном) власть по преимуществу превращается в легальный способ грабежа и эксплуатации народа персонифицированными субъектами власти. Польза для общества от власти в этом случае проявляется только тогда, когда их интересы совпадают. Только степень совпадения свидетельствует о степени заинтересованности власти в народе, в удовлетворении его интересов и потребностей.
В хорошо социализированном обществе (цивилизованном) власть осуществляется, (опять же не полностью, а по преимуществу), путем привлечения субъектов общества и самого общества как субъекта к сотрудничеству. В этом случае доминирующими становятся интересы всего общества, а не власти и тем более ее персонифицированных носителей.


Можно попирать любые принципы, но только не свои собственные.


В этом веке России снова не повезло.

Руководителей нецивилизованного общества, как персонифицированных субъектов власти, характеризуют, по преимуществу, три качества: большая или меньшая алчность, полное или частичное предательство интересов общества и профессиональная некомпетентность государственного управления.
К руководителям России, по крайней мере в этом веке, в той или иной мере подходят все эти характеристики, за что и платил народ с полна.

С властью можно бороться, но только когда она слабая


Природа
ограниченности
выбора
Любой рациональный вывод категоричен по своей природе, а значит ограничен.
Дело в том, что выбор ограничен, в силу ограниченности самого метода получения вывода как формы линейного распределения зависимостей непосредственных элементов процесса вывода. Из этого с необходимостью вытекает его основная характеристика - категоричность, как необходимое условие логики рассуждения: вывод может быть только один. Кроме того вывод всегда концептуально содержателен и в силу этого истинен, даже в гипотетической форме истинности. Но его категоричность и истинность имеют силу только в рамках его аксиоматических посылок. Парадокс вывода заключается не в самой его природе, а в попытках вывести его за рамки определенной логической компетентности.


В поисках путей происхождения жизни
Вполне возможно, что ученые изобретут такие элементы и их связи, которые позволят им вполне убедительно доказать, что жизнь произошла именно таким образом.
На самом деле природой предусмотрено множество вариантов, (в принципе неограниченное количество), появления жизни, хотя всегда реализуются только часть, в зависимости от условий. Один из них или несколько и будут реализованы учеными при моделировании процесса возникновения жизни, вообще-то, как бы они не старались, в искусственных условиях. Вполне возможно были реализованы совсем иные пути.




Общность как форма
взаимопомощи

Общность это своеобразная система социального страхования, непосредственной и опосредованной социально-экономической защиты ее членов. Имеет несколько уровней защиты.
1. Семья, родственники. 2. Друзья и близкие знакомые. 3. Территориальная и 4. Производственная общность. 5. Национальная, расовая, 6. Религиозная и пр. клубная общность.
На самом деле разновидностей общности, (так же как и выполняемых ею задач), много, в зависимости от форм проживания и сферы деятельности. Но чаще всего это бывают вариации и сочетания вышеуказанных общностей.


Потребительская стоимость вещи
Определяется не только затраченным временем, расходованием исходного материала и пр. т.е. линейной зависимостью вещей, а всей совокупностью явлений, связанных между собой сложной системой взаимоопосредованной зависимостью. Является своеобразной результирующей отвлеченной величиной взаимодействующих субъектов обменного процесса.
Иными словами, как только появляется потребность в определении стоимости вещи, тут же в процесс включаются все заинтересованные субъекты. Каждый из них ищет собственную выгоду и в процессе договора, вынужден удовлетворять и интересы других субъектов. В результате и появляется некоторая величина в денежном или ином выражении, которая и показывает стоимость вещи.


Я знаю очень много по сравнению со своими студентами. Но они знают нечто то, что я уже никогда не узнаю.


















A priori ? A posteriori
(Интерпретация понятий)


Проблема соотношения априорного и апостериорного знания имеет глубокие истоки и восходит к вопросу возникновения человека и всего живого. Если человек является частью, этапом эволюции материи, тогда в нем с необходимостью заложено генетическое знание истории его собственного развития, которое при определенных условиях служит основой его социализации. Но если человек есть уникальное и
спонтанное образование,
тогда его знание есть приобретенное, опытное. Пересечение ключевых понятий здесь налицо. Причина в том, что одни и те же термины используются в разных понятийных конструкциях и благодаря этому приобретают различное значение, нередко прямо противоположное друг другу.
Но интерпретировать понятия и термины можно только в какой-то определенной понятийной конструкции, которая всегда авторская. Та или иная интерпретация может быть оригинальной и отличной от трактовки понятий другими авторами. Важно насколько предлагаемая интерпретация решает поставленные задачи.
Предлагаемая интерпретация используемых И. Кантом понятий "априори", "апостериори" предлагает вполне корректную концепцию. Если человек является частью природы и этапом в общей природной эволюции, то человеческая генетическая память сохранила основные законы существования природы как общей системы. Данный тезис относится к любым системам и их подсистемам. Основные законы природы и являются теми врожденными, изначально присущими человеку правилами поведения, начиная с момента зачатия ребенка и до конца его жизни. Как часть природы человек с неизбежностью подчинен ее основным законам и постоянно воспроизводит их в своем развитии.
С нашей точки зрения, И. Кант именно таким образом понимал априорное знание. При всем многообразии оттенков его собственной интерпретации данного явления, нередко противоречащих друг другу, он остался верен своему главному тезису: априорное знание есть врожденное знание, данное человеку извне, которое и обуславливает развитие человека, делает его природным существом, которое в его (человека) устах получило наименование "Разум". Причем понятие "Разум" оказывается шире, чем понятие "человек" с его индивидуальным разумом.
А что такое апостериорное знание? Это результат деятельности именно индивидуального разума и плод социализации человека. И. Кант называет его эмпирическим, или опытным, знанием. Опять же при всех нюансах и оттенках интерпретации Кантом данного понятия, он остается верен именно данной общей парадигме. Достаточно определенна его позиция на их соотношение и взаимообусловленность.
В работе сделана попытка найти у И. Канта именно данное звучание и только для того, чтобы подтвердить идею о наличии врожденных программ, которые человек обязан реализовать, чтобы обеспечить тем самым движение природы, понимаемой в самом широком контексте. Реализация этих программ осуществляется в результате социализации человека, благодаря чему и происходит накопление эмпирического знания и т.д.
Является ли такое отношение к работе И. Канта корректным, т.е. интерпретация понятий, используемых И. Кантом, не с позиции их соответствия его собственной логике рассуждения и решения им своих задач, а с позиций соответствия этих понятий интерпретатора и решению его задач. Если его позиция без больших натяжек совпадает с позицией И. Канта, тогда, ссылаясь на авторитет великого мыслителя, можно провозгласить свою позицию истинной, предложив и собственную логику рассуждения,
и аргументацию.
В таком подходе можно усмотреть некорректность и он вряд ли уместен с научной точки зрения. Определение истинности собственной концепции возможно только в случае ее совпадения (или несовпадения) с концепциями, точками зрения других авторов, исследующих данную проблему. Обращение к анализу великих мыслителей и сравнение с их позициями можно рассматривать как некий критерий истинности, если только не заниматься научными спекуляциями. При этом речь не идет об обязательном совпадении точек зрения. Важно другое: великие идеи становятся точкой отсчета, которая позволяет определить любую другую научную точку зрения с позиции ее соответствия данному полю знания. Все, что находится вне этого поля знания, принадлежит или более общей системе знания, или другому полю знания.
Другими словами, ученый, предлагая концепцию исследуемой проблемы, обращаясь к другим авторам и в первую очередь к великим мыслителям, тем самым пытается установить то поле знания, в котором он находится, в котором он нечаянно или специально оказался.
И если он не нашел соответствующее поле знания, то это первый сигнал, что с его концепцией что-то не так.


И. Кант
Критика чистого разума36

Введение
"Без сомнения, все наше знание начинается с опыта; ибо чем же пробуждалась бы к деятельности способность познания, если не предметами, которые действуют (ruhren) на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают деятельность нашего рассудка сравнивать их, сочетать или разделять, и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, во времени никакое наше знание не предшествует опыту, оно всегда начинается с опыта" (1) 37.
Здесь хотелось бы обратить внимание читателей на словосочетание: "пробуждалась бы к деятельности способность к познанию". Оговоримся, что возможна и другая интерпретация, но можно предположить, что И. Кант имел в виду именно пробуждение способности к познанию, понимая под последним то, что заложено в сознании априори. Пробудить можно только то, что имеется и находится в скрытом, не активном состоянии.
Второй момент: "...сами производят представления, отчасти побуждают деятельность нашего рассудка..." И. Кант употребил термин "побуждают", возможно, не случайно. Опытное знание только способствует возникновению представлений как формы познания для рассудочной деятельности в полном соответствии с логикой мышления. Это другое понимание содержания термина "познание".
"Но хотя наше знание начинается с опыта, из этого вовсе не следует, что оно все происходит из опыта. Вполне возможно, что даже наше эмпирическое знание имеет сложный состав и складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная способность познания (только побуждаемая чувственными впечатлениями) привносит от себя самой, причем эту прибавку мы отличаем от основного чувственного материала только тогда, когда продолжительное упражнение обращает на нее наше внимание и делает нас способным к обособлению ее" (2).
И. Кант говорит о знании, состоящем из двух (по крайней мере) частей, одна из которых ? это наша собственная способность познания и вторая ? эмпирическое знание, которое побуждает, он опять это подчеркивает специально подобранным термином, нашу собственную способность познания. Продолжительное упражнение указывает на то, что имеется нечто, что способствует оперированию эмпирическим знанием. Слово "обращает", используемое И. Кантом, также не случайно, поскольку оно указывает на определенный характер действий как побудительных, заставляющих обратить на себя внимание и соответственно присутствующих в обязательном порядке во всяком эмпирическом знании и до него.
"Поэтому возникает вопрос, который требует по крайней мере ближайшего исследования и не может быть решен сразу, с первого взгляда: существует ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений знание? Такие знания называются априорными; их отличают от эмпирических знаний, которые имеют апостериорное происхождение, именно в опыте" (2).
И. Кант задал риторический вопрос, поскольку ответил на него ранее. Да, такое знание существует, но здесь он подчеркнул, что оно отлично от эмпирического знания. Правда, слово "отлично" весьма многозначно, и в данном случае его можно интерпретировать именно как принципиально отличное.
"Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания, безусловно независимые от всякого, а не только от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только a posteriori, т.е. путем опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое. Так, например, положение: всякое изменение имеет причину, есть суждение априорное, однако не чистое, так как понятие изменение может быть получено только из опыта" (3).
И. Кант употребляет термины: "безусловно независимые", "противоположны эмпирическому знанию", "совершенно не примешивается ничто эмпирическое", что однозначно свидетельствует о том, что априорное знание это нечто принципиально отличное от эмпирического знания. При этом он делает оговорку, что априорное знание может быть не чисто априорным, "из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое". Это означает, что априорное знание может зависеть от эмпирического знания.
Речь идет о таком всеобщем знании, которое выведено посредством индукции. В каком-то смысле оно также априорно. Но имеется в виду такое всеобщее знание, которое не имеет никаких исключений и не связано с эмпирическим всеобщим знанием.
"Следовательно, если какое-либо суждение мыслится с характером строгой всеобщности, т.е. так, что не допускается возможность никакого исключения, то такое суждение не выведено из опыта, а имеет силу абсолютно а priori" (4).
"В самом деле, откуда же сам опыт мог бы заимствовать свою достоверность, если бы все правила, которым он следует, в свою очередь опять были бы эмпирическими, следовательно случайными, в следствии чего их едва ли можно было бы считать первыми основоположениями" (5).
Из этого можно заключить, что априорное знание это всеобщие законы бытия (правила), которые не являются эмпирическими и случайными. Они "основоположены" и определяют эмпирический опыт и его достоверность. Другими словами, человек воспринимает эмпирический опыт и умеет им оперировать только потому, что знает до опыта эти законы. Дело за немногим: узнать как человек знает всеобщие законы, если они не связаны с эмпирическим опытом.
"...Если вы отвлечете от вашего эмпирического понятия какого угодно телесного или не телесного объекта все свойства, известные из опыта, то все же вы не сможете отвлечь от него то свойство, благодаря которому вы мыслите его..." (6). Далее И. Кант говорит о том, что мы мыслим именно субстанцию или то, что ей принадлежит. Подчеркнем мысль Канта, которая наилучшим образом, по нашему мнению, характеризует понятие a priori: это то, что мы можем мыслить, а не то, что является содержанием нашей мысли. Другими словами, хотя Кант и говорит о том, что a priori означает мыслить "...субстанцию или нечто принадлежащее субстанции" (6), согласно нашей точке зрения, это означает мыслить, в чем выражена природная способность, следуя законам бытия, a priori воспринимать и мыслить мир. Способность мыслить как "бы навязывается вашему уму" (6). Она и в самом деле навязывается, ибо без нее не может быть никакого общения с эмпирическим миром. И только в силу того, что способность мыслить существует с необходимостью и всеобще, как сама жизнь, она воспримется как данная богом, природой и как бы до опыта. Другое дело, что понятие "опыт" в данном случае вряд ли уместно. То, что существует в возможности, становится реальностью благодаря опыту, пробуждается им, закрепляется и развивается. До опыта еще не означает, что существует до опыта для конкретного частного человека, оно существует только в возможности. Хотя понятно, что для человечества, т.е. как совокупности людей, имеющих свою историю опытного проживания, оно существует как реальность. Можно согласиться с И. Кантом, что и для всего человечества, если иметь в виду его условное начало опытного проживания, a priori знание так же существует, но опять же только в возможности и только для вида "человек". Для субъекта природы другого вида возможность уже реализована. И в принципе она реализована как особость природы, ибо в противном случае природы не существовало. Но реализована эта возможность всегда для каких-то субъектов природы как носителей реализации этой возможности.
Другими словами, если природа является носителем возможности как a priori знания, то субъекты природы, в том числе и человечество, являются носителями реализованной возможности, которая существует в его эмпирическом опыте.
Однако, "...каким образом рассудок может придти ко всем этим априорным знаниям, и какой объем, значение и ценность они могут иметь" (7). И в самом деле, если a priori знание никак не связано с опытным знанием, то каким образом рассудок может узнать об этом знании и тем более исследовать объем, значение и пр. Можно сказать, что знает потому, что получается. Если человек может приобрести опытное знание, то эта возможность должна быть чем-то предопределена, и по всей видимости другим знанием, тем знанием, которое, естественно, имеется у человека или еще где-то как необходимость. Но в этом случае человек не знает самого знания, он только знает, что оно имеется, но ни его объема, ни значения, ни всего того, что связано с понятием "знание" ему неизвестно. И не случайно И. Кант чуть выше пишет: "Когда мы покидаем почву опыта, казалось бы естественным не строить тотчас же здание с помощью таких знаний и на доверии к таким основоположениям, происхождение которых неизвестно, а заложить сначала прочный фундамент своей постройки путем старательного исследования, именно путем предварительного решения вопроса, каким образом рассудок может придти ко всем этим априорным знаниям, и каким образом, значение и ценность они могут иметь" (7).
И в самом деле, каким образом, поскольку никак нельзя мыслить то, что не познаваемо или, по крайней мере, не узнаваемо и соответственно знать, имеет ли оно какую-либо ценность и значение. И. Кант и не ставит задачу иначе: априорное знание познаваемо, но только посредством самого же априорного знания. Он прибегает к помощи математики, математических знаний, которые всегда считались истинными. "Математика дает нам блестящий пример примет того, как далеко можно продвинуться вперед в сфере априорного знания независимо от опыта" (8).
Истинными математические знания считались только потому, что они брались как бы из не откуда, в частности, из божественного разума или просто из разума. И этого было достаточно, чтобы признать их истинными. В первом случае речь идет о божественно проведении посредством разума, во втором случае ? о божественном проведении разума. Но и в том, и в другом случае природа такого знания не установлена. Отказываясь от опытного знания, в том числе и от математического (имеются в виду математические законы), И. Кант оставил за этой областью нечто, что принадлежит чистому рассудку и чистым понятиям, прекрасно осознавая, что истинным и значимым такое знание оказывается только благодаря опыту. Однако каково же само это знание, а не то знание, которое было переломлено посредством опыта. Речь идет исключительно о чистом знании, полученном чистым рассудком и в рамках чистых понятий. Понятие "чистое" в данном случае свидетельствует о непричастности к опыту.
Чистое понятие рассматривается И. Кантом в рамках аналитических суждений, что означает принадлежность предиката В субъекту А. В то время как в синтетических суждениях предикат В не принадлежит субъекту А. Отсюда ясно, что в аналитическом суждении есть все необходимое для рассуждения. И. Кант заключает: "...эмпирические суждения, как таковые, все имеют синтетический характер. В самом деле, было бы нелепо основывать аналитические суждения на опыте, так как, высказывая эти суждения, я вовсе не должен выходить за пределы своего понятия и, следовательно, не нуждаюсь в свидетельстве опыта. Суждение, что тела протяженны, устанавливаются a priori и вовсе не есть суждение опыта. Раньше, чем приступить к опыту, я имею все условия для своего суждения уже в этом понятии, из которого мне остается только извлечь предикат, согласно закону противоречия, и благодаря этому я в то же время могу сознавать необходимость этого суждения, которая никоем образом не могла бы быть указана опытом" (12).
Априорное знание оказывается самодостаточным, поскольку оно выводится как бы из самого себя. Понятно, что в этом месте рассуждения о чистых понятиях очень созвучны с рассуждениями о принципах выводного знания.
И. Кант пишет: все что должно случиться имеет свою причину. Однако, "...каким образом я прихожу к тому, что приписываю случившемуся нечто отличное от него, и узнаю, что понятие причины, вовсе не заключающееся в первом понятии, тем не менее связано с ними притом необходимо" (13). Это и в самом деле трудный вопрос. Если есть нечто, которое обусловливает данное явление, то каким образом его можно узнать. И. Кант не случайно задается вопросом, "...каким образом я прихожу к тому...". В данном случае "каким образом" это нечто, отличное от "я", от человека, от его сознания. Мы можем таким образом интерпретировать И. Канта. Нечто, посредством чего человек приходит к чему-то, и есть априорное знание, которое имеется до опыта и находится фактически вне, во всяком случае, опытного сознания человека. Сознание только старается постичь нечто, посредством чего оно познает, и что находится вне сознания.
Но И. Кант также оставляет за пределами человеческого сознания, или "я", нечто, к чему сознание приходит. Но к чему же приходит сознание? Оказывается к тому, каким образом сознание приписывает нечто случившемуся, т.е., как бы мы сейчас сказали, объективной реальности, или явлению. Слово "приписывает", по всей видимости, употреблено в данном случае не случайно. Приписывание еще не означает принадлежность. Приписывание случившемуся (явлению) нечто означает только то, что оно может не принадлежать данному явлению, и сознание только полагает, что оно может ему принадлежать.
Получается, что от сознания не зависит и существует самостоятельно как-то, каким образом сознание приходит к чему-то, так и то, к чему оно приходит. Это просто удивительно. За всю историю философии и до сегодняшнего дня все это принадлежало сознанию, которое определяло в какой-то степени и все то, что находится вне сознания.
Тем самым И. Кант выделяет в процессе познания как бы три части: нечто, что лежит за пределами сознания и что человек использует для познания, сам человек, точнее его сознание, или рассудок, мышление, и нечто, к чему человек приходит и что так же находится вне сознания.
Но И. Кант идет дальше. Оказывается его интересует не столько каким образом он приписывает, сколько каким образом он приписывает то, что отлично от него, т.е. реально принадлежит явлению. Однако каким образом сознание узнает, что оно приписало нечто, отличное от него. Другими словами, каким образом человек узнает, что он приписал объективному явлению нечто, что ему не принадлежит. Получается метаморфоза: сначала человек каким-то образом приписывает явлению какие-то качества, а затем каким-то образом узнает, что они могут ему и не принадлежать.
Но самое интересное другое. Каким образом человек вдруг узнает, что понятие причины существования данного понятия, вовсе не являющееся таковой, вдруг оказывается связанной с истинной причиной и притом самым прямым образом. И. Кант пишет не о причине как таковой, а именно о понятии причины как результате действия сознания. Понятие причины в самом деле может не соответствовать объективному содержанию причины, но то, что они связаны между собой, несомненно.
Можно только утверждать, что имеется причина, исходя из того простого рассуждения, что все имеет свою причину. Но последнее и есть аналитическое суждение, в то время как определение самой причины есть уже синтетическое суждение, поскольку оно в обязательном порядке исходит из опыта. Только выйдя за рамки понятия, можно определить его связь с другими понятиями и определить, насколько эта связь органична, оставаясь в рамках понятия, можно только расширить его, уточнить, но никак не прибавить новое знание.
Согласно нашей интерпретации, априорное знание есть активизированное знание. То, что оно не дает нового знание, как говорит И. Кант, может свидетельствовать о том, что это знание уже имеется, но в скрытом, латентном виде и развитие его может привести к полной актуализации этого знания. "...Аналитические суждения чрезвычайно важны и необходимы, но лишь для того, чтобы приобрести отчетливость понятий, требующуюся для уверенного и широкого синтеза, а не для того, чтобы строить действительно новое здание" (14). Обратим внимание на словосочетание "приобрести отчетливость понятий". Это означает, что сами по себе понятия существовали, но сознанию важно их понять, приобрести отчетливость, которая требуется для опытного знания, т.е. для уверенного (с практической точки зрения) и широкого синтеза. Далее у И. Канта вроде бы странная фраза: "...а не для того, чтобы строить действительно новое здание", невольно она сочетается с понятием опытного знания. Но термин "действительно" подсказывает, что в данном случае имелось в виду именно априорное знание.
И. Кант пишет, что "...все теоретические науки разума содержат в себе априорные синтетические суждения как принципы" (14). Ранее он писал об их различии (10). Получается так, что синтетические суждения, представляющие собой результат опытного эмпирического суждения, содержат в себе априорные суждения, но только как принципы синтетического суждения. Мы опускаем замечание, что теоретические науки есть плод разума, а последний оперирует только опытным знанием. Важно другое, опытное знание как предтеча теоретической науки содержит априорное знание, на основе которого и осуществляется синтетическое суждение. Так, все математические суждения имеют синтетический характер (14). Суждения, но не математические законы, или "основоположения". "...Синтетические суждения, правда могут быть усмотрены, согласно закону противоречия, однако не сами по себе, а таким образом, что при этом всегда предполагается другое синтетическое суждение, из которого первое может быть выведено" (14). Усмотрены значит выведены, но не сами по себе, не из себя самого, как это имеет место с аналитическими суждениями, т.е. с априорным знанием, а из другого (правильнее сказать других) суждения. Здесь налицо силлогистическое суждение, или выводное знание. Другими словами, синтетическое знание (потому оно и называется синтетическим) есть результат дедуктивного мышления. Оно безусловно отлично от чистой математики, где настоящие математические законы (основоположения по И. Канту) есть всегда априорное знание.
И. Кант пишет, что основоположения не могут быть познаны из закона противоречия, это чисто априорное знание, поскольку обладают необходимостью, которая никак не связана с опытом. Так, результат суммы двух чисел не есть аналитическое суждение. Сколько бы мы ни пытались понять, каков будет результат сложения, он не имеется в самом суждении. Необходимо выйти за рамки данного суждения, например, представить наглядно сколько будет, если к одному ряду вещей прибавить другой ряд вещей.
"Мы должны, как мы говорим, присоединить мысленно к данному понятию некоторый предикат, и эта необходимость связана уже с самими понятиями. Между тем вопрос состоит не в том, что мы должны присоединить мыслью к данному понятию, а в том, что мы действительно мыслим в нем, хотя и в смутной форме" (17). Другими словами, необходимость заложена в самом понятии, без этого понятие не могло бы мыслиться. Результат сложения двух любых чисел невозможен, если он не присутствует как необходимость в самом понятии. Но важно понять, что же действительном мы мыслим, что эта за необходимость, которую мы, оказывается, можем представить вполне наглядно. И. Кант пишет: "...задача состоит вовсе не в том, чтобы расчленять и таким образом аналитически разъяснять понятия, создаваемые нами a priori о вещах; в ней мы стремимся расширить a priori наши знания и должны для этого пользоваться такими основоположениями, которые присоединяют к данному понятию нечто не содержавшееся еще в нем..." (18). Задача в данном случае и заключается в том, чтобы присоединить посредством основоположений нечто, что не содержится в самом понятии. Но новое знание не содержит нечто, что к нему было присоединено. Оно с необходимостью содержит основоположенное знание, которое и позволяет расширить знание. Но знание априорное или синтетическое? По всей видимости и то, и другое, ибо априорное знание также мыслится. Знание заключает в себе априорные синтетические суждения как принципы, заключает И. Кант. Но "как возможны синтетические суждения a priori"? ? вот главная задачи исследования чистого разума.
Хочется привести еще одну длинную цитату, в которой необходимо отметить два весьма интересных и важных для дальнейшего нашего рассуждения положения относительно априорного знания. "Человеческий разум в силу собственной потребности, а вовсе не под влиянием одной только суетности многознания, неудержимо доходит до таких вопросов, которые не могут быть разрешены никаким опытным применением разума и заимствованными из этого применения принципами; поэтому у всех людей, как только их разум расширяется до умозрения, действительно всегда было и будет какая-либо метафизика" (21).
Первое положение И. Кант пишет о внутренней, имманентной потребности разума в познании, не связанной с опытными потребностями. Не опыт и не потребности человека развивают человеческий разум, а наоборот именно внутренняя потребность разума в самопознании двигает опыт. Здесь И. Кант переворачивает пирамиду опытного знания и в ее основание помещает именно внутреннюю потребность разума в самопознании. По сути последнее становится основой и априорного знания, ибо только в силу присущей разуму внутренней способности к самопознанию и потребности в нем разум и доходит до того знания, которого нет в опытном знании.
Второе положение И. Кант замечает еще один важный момент: разум расширяется и расширяется до такого состояния, когда он начинает умозреть (зрение ума, т.е. познание индивидуальным разумом разума как общей категории). По крайней мере И Кант здесь имеет в виду развитие разума, но только индивидуального, а не разума вообще. Когда разум расширяется до умозрения, появляется философия (метафизика). Ее задача ? получить знание именно о разуме, который в свою очередь ставит вопрос как возможно априорное знание. Философия как наука "...занимается не объектами разума, разнообразие которых бесконечно, а только самим разумом, только задачами, возникающими исключительно из его недр и предлагаемыми ему собственной его природой, а не природой вещей, отличных от него" (24). В данном случае заняться разумом означает исследовать задачи, определяемые его собственной природой.
Как возможна эта естественная склонность разума, каким образом и зачем возникает эта потребность мыслить самое себя? Именно из этого вопроса возникает, по И. Канту, идея особой науки, которая называется критикой чистого разума. "Разумом называется способность, дающая принципы априорного знания. Следовательно, чистый разум есть способность, содержащая принципы безусловного априорного знания" (24). И. Кант, по всей видимости, не случайно употребляет слово "способность" как некоторое такое свойство, которое не воспитано, а приобретено, заложено природой и существует как данность. Это слово соединяется с разумом и они представлены как идентичные понятия. Эта способность дает принципы знания, которые называются априорными. Слово "дает" означает, что эти знания заложены в способности, они там имеются и независимы от аналитического опыта. Но даже не само знание или знания, а только принципы этого знания. Конечно, эти принципы так же можно представить как знание, но И. Кант, по всей видимости, имеет в виду совсем другое, принципы как законы, по которым образуется уже априорное знание. Именно эта способность и называется чистым разумом в отличие от того разума, который называется аналитическим. И. Кант даже усиливает значение способности, как содержащей принципы безусловного априорного знания, т.е. знания, не связанного ни с какими условиями, присущими аналитическому мышлению.
"Я называю трансцендентальным всякое знание, занимающееся не столько предметами, сколько нашей способностью познания предметов, поскольку оно должно быть возможным a priori. Система таких понятий должна называться трансцендентальной философией" (25). Поскольку И. Кант употребил слово "не столько", это означает, что трансцендентальное знание включает в себя и знание предметов. Далее он вполне определенно говорит, что такая наука ? трансцендентальная философия может содержать в себе в полном объеме как аналитическое, так и априорное знание. Основное внимание И. Кант все-таки сосредотачивает на способности познания предметов, поскольку оно в принципе возможно. В своем исследовании он ограничивается исключительно критикой чистого знания, которое, по его же словам, вообще не наука, а только пропедевтика к системе чистого знания. "Таким образом, в критику чистого разума входит все, что составляет содержание трансцендентальной философии: она есть полная идея трансцендентальной философии, но еще не сама эта наука потому, что в анализ она углубляется лишь настолько, насколько это необходимо для полной оценки априорного синтетического знания" (28). Эту цитату мы привели только для того, чтобы показать, насколько И. Кант представляет себе сложность поставленной задачи и насколько он сужает предмет своего исследования, точнее фокусирует свое внимание на той центральной, основной идее чистого разума, которая и должна в конечном счете привести к оправданию образования трансцендентальной философии и философии вообще.
"Таким образом, трансцендентальная философия есть наука чистого, исключительно теоретического разума, так как все практическое, поскольку оно содержит в себе побудительные мотивы, находится в связи с чувствами, которые относятся к эмпирическим источникам познания" (29). Ранее И. Кант говорил о наглядности как основе эмпирического мышления. Но если наглядность есть восприятие, в частности, взглядом, т.е. чувственным органом, то в этом случае чувственность есть основа непосредственного восприятия эмпирического мира. Последний побуждает человека к познанию того, что его побуждает, т.е. эмпирического мира. Этот мир побуждает человека к познанию исключительно только посредством чувств, что позволяет утверждать эту форму познания как особую, а именно связанную с практикой, анализирующем эмпирическую действительность. Другими словами, эмпирический мир воздействует на наши органы чувств и тем самым побуждает познавать его, но он является исключительно эмпирическим источником познания.
Эмпирический мир отличается от мира чистого разума как теоретического. Но отличается он особым образом, поскольку все-таки находится в единстве с миром чувственным. Да и вряд ли могло быть иначе. "...Существует два ствола человеческого познания, вырастающие может быть из общего, но неизвестного нам корня, именно чувственность и рассудок. Посредством чувственности предметы нам даются, а посредством рассудка они мыслятся" (29). Безусловно, предметы нам даются исключительно посредством чувственности, а затем они мыслятся. Как бы И. Кант ни старался их развести, они все равно оказались вместе, но каким-то странным образом. Сначала они выходят из одного корня, который не известен и, по всей видимости, находится даже за пределами трансцендентной философии, хотя вроде бы дальше не куда, во всяком случае следуя за размышлениями И. Канта о трансцендентной философии и чистом разуме. Но, с другой стороны, чувственное познание мира оказывается все-таки первичным. "...Это трансцендентальное учение о чувственности должно было бы составлять первую часть науки об элементах чистого разума, так как условия, под которыми предметы даются человеческому познанию, предшествуют условиям, под которыми они мыслятся" (30). Данное положение вступает в некоторое противоречие с идеей априорного мышления и всем тем, что было сказано И. Кантом ранее по поводу априорного знания и его отношения с эмпирическим знанием. И. Кант здесь употребил словосочетания "должно было бы...", тем самым как бы выразив сомнение, но затем все-таки высказался четко и определенно, употребив слово "предшествует", без какого-либо сомнения в первичности чувственного знания и вторичности мышления. Впрочем, толкование "первичность" и "вторичность" не менее сложная проблема, чем познание, и соотносить их друг с другом, во всяком случае, непосредственно вряд ли возможно.
Логическая противоречивость позиции И. Канта относительно некоего "единого ствола" с ветвями и их соотношения в парадигме первичности бросается в глаза. Так всегда бывает в области неопределенного знания, поскольку установить границы неопределенности и определенности очень трудно. И. Кант пытается установить эти границы в книге "Критика чистого разума", начиная анализ и исследования с трансцендентального учения об элементах.
1
Трансцендентальное учение об элементах
Часть первая. Трансцендентальная эстетика
Необходимо учитывать, что кантовская трансцендентальная эстетка весьма сильно отличается от общепринятого понимания эстетики. Достаточно сказать, что понятие "трансцендентальное" применительно к эстетике вовсе не употребляется философами. Традиционная линия развития содержания данного понятия находится далеко в стороне от трансцендентальной эстетики.
Понятие "трансцендентальная эстетика" было введено И. Кантом только затем, чтобы отделить два мира ? чувственный и мыслительный, связанные между собой, взаимообусловленные и разделенные способностью человека к мышлению на две неравные части, чтобы уйти от природного мира в мышление и сделать его самодостаточным, попытаться уйти в глубину мира, который осознается и понимается только посредством мышления и потому представляется как мир априорного знания, данный человеку как бы изначально.
А что же такое мир, в котором человек живет и в его непосредственной данности? Это и есть мир эстетики, по И. Канту.
"Каким бы способом и какими бы средствами не относилось познание к предметам, во всяком случае непосредственное отношение к ним оно получает в наглядном представлении, к которому, как средству, стремится всякое мышление" (33). Для И. Канта наглядное представление это только средство мышления, которое позволяет непосредственно обращаться к предметам мира. Только в этом случае предмет дан познанию, мышлению. И в такой интерпретации наглядное представление выступает не само по себе как объективная данность, а только как средство мышления. Это очень важное заключение И. Канта, и ему мы постараемся дать собственное толкование в соответствии с нашим пониманием.
Далее И. Кант пишет, что предмет может быть дан мышлению только потому, что он действует на душу, и называет это чувственностью. Точнее, он называет чувственностью способность, восприимчивость (по всей видимости души) получать эти представления. "Следовательно, посредством чувственности предметы нам даются, и только она снабжает нас наглядными представлениями..." (33). Из этого положения следует, что наглядными представлениями нас снабжает только чувственность, та чувственность, которая имеет удивительное свойство организовывать предметы посредством того, что предмет воздействует на душу, т.е. чувственность получает от этих предметов какие-то данные об их существовании. Получается удивительная вещь: посредством чувственности предметы нам даются, но чувственность сама по себе (по всей видимости) снабжает нас наглядными представлениями.
Что может означать данный тезис? Только то, что предмет известным образом действует на душу и не более того, сам по себе он не известен. Чувственность каким-то образом организует эти действия предмета. Словосочетание "наглядное представление" несет в себе строго определенную нагрузку: оно организовано. имеет четкое очертание, представлено в какой-то форме и поэтому может быть наглядным, т.е. его можно видеть в отличие от неопределенных понятий, употребляемых И. Кантом, "воздействие", "действие" на душу. Действие это еще не наглядный образ и не представлен в какой-либо форме.
Но чувственность есть только некая общая способность. Поэтому И. Кант вводит понятие "ощущение" как частное понятие, которое есть результат действия предмета и способности человека к наглядному представлению. И. Кант употребил здесь слово "действие" предмета, вместо воздействия. Это означает, что предмет действует вне человека и независим от него, но действия его воспринимаются человеком, имеющим способность строить посредством чувств наглядное представление. Способность улавливать действия предмета и есть ощущение, но еще не чувствование и не построение наглядного представления. Наглядное представление, имеющее форму и образ, сформированные способностью мышления к восприятию действий предмета посредством ощущения, и есть эмпирическое знание.
"Неопределенный предмет эмпирического наглядного представления называется явлением. В явлении то, что соответствует ощущениям, я называю материей его, а то, благодаря чему многообразное в явлении может быть приведено в порядок в известных отношениях, я называю формой явления. Так как то, в чем ощущения могут быть приведены в порядок и в известную форму, само не может быть опять ощущением, то хотя материя всякого явления дана нам только a posteriori, форма для них целиком должна находиться готовой в душе a priori и потому может быть рассматриваема отдельно от всякого ощущения" (34).
Согласно рассуждениям И. Канта, материя принадлежит ощущению, в то время как форма не принадлежит явлению. Формой называется нечто, благодаря чему было приведено в порядок все многообразие в явлении, в то время как порядок оказывается принадлежащим самому явлению. Таким образом, порядок и форма как бы разделены. При этом необходимо отметить, что многообразие приводится в порядок (чем-то или кем-то), но не порядок приводит многообразие в некую форму. Понятие "порядок" в данном случае есть только осуществляемый процесс, но никак не явление, поэтому он не может содержать в себе ощущение. Порядок приводит к упорядочиванию многообразия в явлении в некую форму, но и форма сама по себе есть только выражение того, что И. Кант называет "то": "так как то, в чем ощущения могут быть приведены в порядок и в известную форму...". "То" включает в себя порядок как процесс и форму как результат, причем известную форму, что означает, что форма принимает наглядное представление. "То" не имеет ощущений и само не может быть ощущением, а значит оно не дано мышлению ни как эмпирический опыт, ни как предмет. Оно не может быть предметом мышления опять же потому, что не дано в каких-то наглядных формах. В данном случае речь идет только об эмпирическом мышлении. Благодаря этому "то" готовая форма имеется в душе a priori и не связана с ощущением. И. Кант пишет, что она может быть рассматриваема отдельно от всякого ощущения.
Все это И. Кант называет чистым (в трансцендентальном смысле) наглядным представлением. "Науку о всех априорных принципах чувственности я называю трансцендентальной эстетикой" (36). Таким образом, в трансцендентальной эстетике И. Кант отвлекается от чувственности и от понятий и оставляет только эмпирическое наглядное представление. От последнего отделяется все, что принадлежит ощущению, в результате остается только чистая форма явления. "При этом исследовании оказывается, что существуют только две чистые формы чувственного наглядного представления, как принципы априорного знания, именно пространство и время..." (36). Они находятся в душе без относительно какого-либо предмета и вне ощущения, их можно назвать чистой формой чувственности.

О пространстве
У И. Канта не возникает сомнения, что предметы находятся вне человека, но который посредством свойств своей души имеет представления о предмете. У него так же не вызывает сомнения, что предметы обязательно находятся в пространстве. "В нем предметы или определены или определимы их формы, величина и отношение друг к другу" (37). Пространство имеет ряд весьма характерных свойств. Оно определяет формы предметов, причем не только в статике, но и в процессе в отличие от распространенного мнения, что предметы своей формой определяют и формируют пространство. Последнее более понятно, поскольку человек наблюдает предметы, может их чувствовать, ощущать и при этом всегда в какой-то форме, в отличие от пространства, которое он может только мыслить.
Пространство, по И. Канту, определяет не только форму, но и величину предмета, а также отношение предметов друг к другу. Можно согласиться с тем, что пространство определяет форму и даже величину, но и отношение между предметами: последнее сложное понятие, его наглядно не представить, данный тип отношений можно только мыслить.
Естественно, пространство не существует вне времени, но какого времени. Оказывается оно существует только в нас как форма осознания самой души. Душа (внутреннее чувство), посредством которой мы имеем наглядное представление, о самой себе ничего не говорит. И это верно: то, посредством чего мы имеем представление, не может быть определено посредством этого представления. Оно определяется только через какой-то третий объект. У И. Канта это время: "...именно все, что принадлежит к внутренним определениям, представляется в отношениях времени. Вне себя мы не можем представить времени, точно так же, как пространство нельзя представить находящимся внутри нас" (37). Тогда получается, что время в каком-то смысле, во всяком случае опосредовано, определяет пространство. Так что же такое пространство и время? Существуют ли они сами по себе, или же они суть только существования вещей, даже если они имеют исключительно внутреннее представление души. Другими словами, вещи существуют как действительные сущности (и в этом плане не имеющие отношения к человеку, как объективная реальность), тем самым определяющие пространство и время, присущие им изначально и выступающие как их сущность. И. Кант излагает известную точку зрения, что отношения предметов определяют пространство и время. Или же они только присущи наглядному представлению, душа как бы приписывает их предметам. Здесь И. Кант излагает вторую, так же весьма распространенную точку зрения: пространство и время определяются волей сознания.
Что же такое пространство, по И. Канту?
1. Пространство это нечто, что отвлекается от внешнего и находится вне эмпирического опыта. И. Кант приводит удивительный по своей логичности аргумент. Для того чтобы ощущения могли быть соотнесены между собой или с чем-либо еще, должно быть нечто, которое может быть основой такого соотношения и должно находиться вне предметов. "Представление пространства не может быть заимствовано из отношений внешних явлений путем опыта: сам этот внешний опыт впервые становится возможным благодаря представлению пространства" (38). Оказывается, по И. Канту, предметы не формируют пространство, но и пространство не определяет предметы. Речь вообще не идет о существовании или образовании пространства и предметов посредством друг друга, во всяком случае в непосредственном виде. Эмпирический опыт как форма деятельности человека, опыт, который определяет отношения вещей друг к другу и соответственно человека к ним, возможен только в том случае, если существует представление о пространстве. Представление о пространстве определяет отношения вещей, предметов друг к другу посредством эмпирического опыта. Пространство, таким образом становится третьим субъектом, через которого вступают во взаимоотношения все остальные субъекты эмпирического мира. Оно существует вне человека.
2. Пространство становится априорной основой наглядных представлений. Оно как некая абстракция, как чистая форма; нельзя представить себе, что пространство не существует, но можно представить, что в нем нет предметов. Можно провести аналогию с математическим законом: вне предметного мира он не существует, но в нем самом предметного мира нет. Пространство "есть априорное представление, необходимым образом лежащее в основе внешних явлений" (39).
3. В силу того, что невозможно представить всю цепочку рассуждений, некоторые их звенья автором опускаются в надежде на то, что читатель уже имеет о них представление и при необходимости восстановит их при интерпретации того или иного понятия. Однако часто читатель, опуская звенья или дополняя недостающие своими умозаключениями, приходит к прямо противоположному выводу. Так и в данном случае, слово "представление", безусловно, подразумевает, что оно принадлежит сознанию. Пространство как априорное понятие так же находится в сознании. Отсутствие ряда звеньев логической цепи в рассуждении И. Канта приводит к тому, что сознание лежит в основе внешних явлений, управляет ими и т.д.
На самом деле все иначе. Априорное знание существует вне сознания, но посредством разума оно может строить наглядное представление о внешнем мире.
4. Таким образом, пространство есть чистое наглядное представление, вне какого-то эмпирического опыта. Но каким образом сознание узнает о пространстве? Только в силу того, что все представления о пространстве также носят априорный характер: "... в отношении пространства в основе всех понятий о нем лежит априорное (не эмпирическое) наглядное представление.
5. Пространство представляется как бесконечная данная величина" (39). Слово "данная", по всей видимости, означает только то, что пространство дано (кем-то). Эта данность бесконечна, видимо, как постоянная и вечная, не имеющая границ, соответственно, не имеющая начала и конца, но все-таки величина. Терминологически величина имеет границы, но данное понятие используется, по всей видимости, как представление сознания о пространстве как такое представление, которое имеет законченное выражение, что, возможно, и имел ввиду И. Кант.
Таково метафизическое истолкование понятия пространства. Но Кант дает и его трансцендентальное истолкование. "Под трансцендентальным истолкованием я разумею объяснение понятия как принципа, из которого может быть усмотрена возможность других априорных синтетических знаний. Для этой цели требуется: 1) чтобы такие знания действительно вытекали из данного понятия, 2) чтобы эти знания были возможны только при допущении данного истолкования этого понятия" (40).
"Истолкование" и "объяснение" терминологически используются одинаково, но рассматриваются не как процесс получения или передачи знания, а как принцип, который только содержит возможность получения априорного знания. Естественно, что эти знания должны находиться в данном понятии и что они возможны "только при допущении данного истолкования...".
"Какими же свойствами должно обладать представление о пространстве, чтобы такое знание о нем было возможно?" (41). Речь в данном случае идет именно о представлении о пространстве, а не о самом пространстве. Наличие определенных свойств представления и делает возможным знание о пространстве. Прежде всего свойства должны давать наглядное представление. И. Кант употребляет здесь термин "первоначально наглядным представлением", поскольку его нельзя вывести не из каких понятий. Но первоначальное представление находится в сознании a priori, до всякого эмпирического опыта и обуславливает восприятие предметов, находящихся вне человека. Оно дано изначально и является первоначалом восприятия эмпирического мира. Вот оно основное, или главное, свойство представления о пространстве. И. Кант называет его чистым восприятием, чистым представлением.
И. Кант формулирует принципиальный вопрос: "Каким же образом может находиться в душе внешнее наглядное представление, которое предшествует самим объектам и в котором понятия их может быть a priori? Очевидно, это возможно лишь постольку, поскольку оно пребывает только в субъекте, как формальное свойство его подвергаться воздействию объектов и таким образом приобретать непосредственно, т.е. наглядное представление их, следовательно, лишь как форма внешнего чувства вообще" (41). Здесь следует более подробно разобраться с тем, что же предложил И. Кант в качества ответа на поставленный им вопрос.
Прежде всего И. Кант говорит о внешнем наглядном представлении, которое предшествует объектам, или предметам, вещам и пр. В данном случае термин "внешнее" свидетельствует только о том, что имеется представление о тех вещах, которые находятся вне сознания. Но во внешнем наглядном представлении понятия вещей, или субъектов, уже существует, т.е. имеются априори. Понятийный парадокс заключается в том, что наглядное представление об объектах (и их понимание) имеется в душе (в сознании) еще до самих объектов, т.е. до того момента, когда объекты попали в поле эмпирического представления.
Как это возможно? Только так, что наглядное представление находится в субъекте, в сознании. И далее следует очень важное замечание: как формальное свойство субъекта подвергаться воздействию предметов или внешнего мира. Таким образом, то, что И. Кант называет врожденным представлением, на самом деле есть только свойство реагировать на воздействие предметов и благодаря этому формировать наглядное представление. Возможность реагировать есть только форма внешнего чувства.
Из этого следует, что само наглядное представление даже в чистом виде в сознании не присутствует, знание объекта не предшествует самому объекту. Имеется только свойство реагировать и тем самым превращать возможность в реальное внешнее чувство и наглядное представление. Безусловно, понятие "реагировать" (подвергаться воздействию) в данной интерпретации более емкое, чем само по себе. Подвергаться воздействию означает формировать наглядное представление посредством признаков, исходящих от предметов и воздействующих на человека.
Далее И. Кант подводит некоторые итоги своего рассуждения о пространстве:
а) пространство не есть свойство самих вещей;
б) пространство есть только субъективное условие восприятия вещей;
в) восприимчивость субъекта с необходимостью предшествует наглядным представлениям;
г) только с точки зрения человека можно говорить о пространстве, о протяжении и пр.;
д) свойство человека воспринимать вещи, существующее постоянно и выступающее как форма, есть чистое наглядное представление, называемое пространством;
е) восприятие вещи человеком является свойством самого человека и выступают только условием возможности явления вещи, но не самих вещей;
ж) человек не имеет возможности говорить о пространстве относительно тех вещей, которые не являются ему;
з) мы не можем утверждать, что точно также поступают или имеют свойство чистого наглядного представления все другие мыслящие существа;
и) пространство реально относительно вещей, которые нам являются, но оно идеально относительно вещей, которые рассматриваются разумом сами по себе, т.е. без относительности к свойствам чувственности человека;
к) только исключительно благодаря пространству возможно, что вещи становятся для нас внешними предметами;
л) пространство не предоставляет возможности познания вещи в себе; объективно сущность вещи определяется только нашими наглядными представлениями.
"Трансцендентальное понятие явлений в пространстве заключает в себе критическое напоминание о том, что вообще ничто, наглядно представляемое в пространстве, не есть вещь в себе, но что предметы в себе вовсе не известным нам, и те предметы, которые мы называем внешними, суть только представления нашей чувственности, формой которых служит пространство, а истинный коррелят их, т.е. вещь в себе, этим путем вовсе не познается и не может быть познана, да, впрочем, в опыте о ней никогда не заходит и речи" (45).
Пространство ? это форма существования.

О времени
Время ? форма следования. Также как пространство, время не является результатом какого-либо эмпирического опыта, оно вне предмета. Время есть необходимый атрибут наглядного представления. Явление не существует вне времени, в то время как время вполне может быть выражено вне предметов. "Время имеет только одно измерение: различные времена существуют не вместе, а последовательно (наоборот, различные пространства существуют не друг после друга, а одновременно)" (47). Время как априорное неограниченно и этим оно бесконечно.
Время есть чистая форма наглядного представления о последовательности событий: "...понятие изменения и вместе с ним понятие движения (как перемены места) возможны только через представление времени и в представлении времени: если бы это представление не было априорным (внутренним) наглядным представлением, то никакое понятие не могло бы уяснить возможности изменения..." (48). Здесь И. Кант использует два понятия: изменение и движение, но поставленная в скобки фраза (как перемены места) фактически делает эти понятия идентичными. На самом деле это не так. Под изменением И. Кант понимает какое-либо изменение представления о самом предмете, в то время как перемещение предмета в пространстве он называет движением. Но и то, и другое возможно только через представление времени. В данном случае речь идет только о представлении, но не о самом времени, и о необходимости введения понятия времени. Таким образом, речь может идти только о таком времени, которое выступает внутренним чистым наглядным представлением, которое получает статус априорного времени. Вне этого чистого представления никакой эмпирический опыт (эмпирическое понятие) не мог бы уяснить возможности изменения. И опять речь идет только о возможности уяснения изменения, а не о самом изменении.
И. Кант постоянно проводит водораздел между реальным существованием предмета, его изменением и временем в чистом наглядном и доопытном представлении человеком, возможностью такого представления как свойства человека. Последнее по сути и является тем самым, что обеспечивает возможность доопытного представления. Рассуждения идут по аналогии с пространством.
Таким образом:
а) "время не есть что-либо такое, что существовало бы само по себе или принадлежало бы вещам, как объективное определение...". "...Время есть не что иное, как субъективное условие, под которым осуществляются в нас все наглядные представления. ...Это форма внутреннего наглядного представления..." (49). Иными словами, вне человека время не существует и именно оно в сознании дает предметность вещам и объективность их существования.
И в самом деле, в первом случае, время как бы существует само по себе, вне предмета или предметов. Но что является его носителем, хотя бы физическим? Во втором случае время не познаваемо, поскольку познание времени предшествует познанию предмета. Последнее невозможно познать без такого важного атрибута как время. Тогда остается только одно, время ? это только форма и способность человека к познанию вещей в последовательности их движения и изменения, которые формируют наглядное представление о вещах. Таким образом, именно сознание становится физическим носителем времени и именно поэтому оно может предшествовать познанию вещей. Но в сознании, еще раз подчеркнем, время есть только способность к возможному познанию специфического положения вещей, а именно последовательности их изменения и движения, но не само время. Именно в этом ракурсе оно приобретает статус априорного знания. Время ? только форма процесса наглядного представления внутреннего состояния человека, его сознания и не более того;
б) "именно потому, что это внутреннее наглядное представление не имеет внешнего образа, мы стараемся устранить этот недостаток с помощью аналогий и представляем временную последовательность с помощью бесконечно продолжающейся линии, в которой многообразие составляет ряд, имеющий лишь одно измерение, и умозаключением от свойств этой линии ко всем свойствам времени..." (50). Понятно, что такое наглядное представление, касается оно внешних предметов или внутреннего состояния, взятое само по себе, повисает в воздухе. Оно оказывается ни к чему не привязано и в этом случае не существует. И. Кант вводит понятие аналогии, т.е. соотношение с некоторым другим образом, к которому и привязывается время как отражение последовательности событий или превращения предметов. В качестве аналогий выступает бесконечная линия, точнее, ряд многообразий, выстраиваемый в линейной последовательности. Особенностью такого ряда многообразия является существование одного измерения, что и позволяет выстроить этот ряд и представить его в некоторой однородной последовательности, т.е. во времени. Умозаключения, связанные с линией, позволяют, по И. Канту, построить и умозаключения в отношении свойств времени. Отсюда И. Кант делает вывод, что представление о времени само относится к наглядным представлениям и зависит от критерия оценки, в качестве которого выступает внешнее наглядное представление. В качестве внешнего наглядного представления может выступить умозаключение по аналогии. И все это осуществляется только для того, чтобы понятие времени не повисло в воздухе, чтобы оно было предметным и тем самым могло бы выступать формой познания;
в) "время есть априорное формальное условие всех явлений вообще" (50). И. Кант поясняет свою мыль. Пространство как форма представления ограничивается внешними явлениями. Но само по себе наглядное представление, направлено оно на внешние явления или исследует внутреннее состояние (сознание), с необходимостью принадлежит времени, и в этом ракурсе время есть априорное условие всех явлений. Таким образом, пространство принадлежит наглядному представлению, которое обусловливается внешними предметами, но само по себе чистое наглядное представление находится вне пространства и регулируется только временем. И хотя в этом высказывании имеется определенное внешнее логическое противоречие, тем не менее в нем заложен глубокий смысл: чувственное восприятие само по себе находится вне пространства, но оно, определяя пространственное наглядное представление, с необходимостью строится в логике существования времени. Время, напомним, есть только способность души (сознания) строить наглядные представления. Способность строить (или выстраивать) наглядные представления обладает в свою очередь специфическими свойствами, а именно, выстраивать представления в некоторой последовательности. (Речь в данном случае идет только о способности сознания выстраивать определенным образом наглядные представления). Именно поэтому время становится как бы всеобщим атрибутом сознания.
"Если мы возьмем предметы так, как они могут существовать сами по себе, то время есть ничто. Оно имеет объективное значение только в отношении явлений, потому что именно явления есть те вещи, которые мы принимаем за предметы наших чувств, но оно не имеет объективного значения, если отвлечься от чувственности нашего наглядного представления, т.е. от свойственного нам способа представления, и говорить о вещах вообще" (51). Явление в данном контексте не синоним вещи или предмета, оно есть то, что отвлекается от предмета, а именно только способность души (сознания) строить представления о вещах посредством воздействия предметов на наши чувства. Таким образом, время имеет объективное значение только относительно явления вещи, явление превращается в вещь, когда оно (явление) становится предметом чувств. Иными словами, время принимает объективное значение и существование только в отношении явления, которое в свою очередь выступает нашим представлением, или, точнее, явление ? это способность души к такому представлению.
Вещь, ее явление, представление об этом явлении и тем более способность души к такому представлению ни в коем случае не могут подменять друг друга. И. Кант не спорит о том, что вещь существует сама по себе. Однако вне представления человека об этой вещи, полученного посредством ее явления душе, она не существует, и время в этом случае ничто. Объективность вещи и времени проявляется только в случае их воздействия на чувства человека. Последнее в свою очередь возможно лишь в силу способности, или свойства, души воспринимать такое воздействие. Способность души воспринимать воздействие и определяет объективность существования вещи и явления в качестве априорного знания.
"Мы не можем сказать, что все вещи находятся во времени, так как в понятии вещи вообще мы отвлекаемся от всех способов наглядного представления вещи, между тем как наглядное представление есть то именно условие, при котором время входит в представление предметов" (52). И. Кант осторожно говорит: "мы не можем сказать". И в самом деле, то, что находится вне сознания, не имеет для него какого-либо определения, именно поэтому оно (т.е. то, что находится вне сознания) может в принципе находиться во времени (каком-то времени, впрочем так же как и в каком-то пространстве). В данном случае И. Кант говорит только о понятии вещи вообще, которое есть отвлечение от какого-либо конкретного представления о вещи. Но наглядное представление есть также продукт сознания, или способность души к представлению. Как только наглядное представление возникает, оно становится принципиальным и единственным условием временного представления предмета, или представления предмета во времени, поскольку иначе просто невозможно. Здесь И. Кант высказывается достаточно определенно, он пишет о том, что в этом случае время входит в представление предмета. Предмет не содержит в себе время, время входит, но не в предмет, а в представление о предмете и лишь при определенном условии, а именно при наличии наглядного представления как свойства и способности души. Но время может и не входить в представление о предмете, тогда последнее превращается в понятие о предмете, которое, как уже говорилось, не содержит наглядного, в данном случае конкретного, представления.
Таким образом, по И. Канту, наше истолкование, или представление, устанавливает эмпирическую реальностью времени и тем самым его объективное значение относительно предметов, которые попадают в поле внимания или чувств человека. Поскольку человек обладает способностями к чувству и наглядному представлению, то любой предмет воспринимается им обязательно во времени, иначе он просто не может быть воспринят по определению. В свою очередь время как форма внутреннего представления существует лишь в сознании, ибо в противном случае оно принадлежало бы самим предметам как их собственное свойство. "Такие свойства, принадлежащие вещам самим по себе, вообще никогда не могут быть даны нам посредством чувств. В этом именно состоит трансцендентальная идеальность времени..." (52). Здесь необходимо подчеркнуть мысль И. Канта, что, если бы время принадлежало предмету как его свойство, то оно никогда не было бы воспринято человеком, ибо чувства воспринимают предмет, который воздействует на человека посредством своих признаков и т.д. Время как субстанциональная величина само по себе не обладает таким свойством и в этом также определяется его трансцендентальная идеальность.
Естественно, что И. Кант не мог обойти возражения "понимающих людей", приписывающих времени эмпирическую реальность и отрицающих его трансцендентальную идеальность. И в самом деле, если действительность изменяется, а это можно наблюдать постоянно и воочию, то, естественно, эти изменения происходят во времени. А коли так, то время с необходимостью является объективной реальностью, существующей самой по себе. Если изменение действительно протекает во времени, тогда время, пускай и разделенное на части, выступает некоторой абсолютной средой, в которой существуют предметы.
И. Кант пишет, что время и в самом деле имеет статус действительного, поскольку "...оно есть действительная форма внутреннего наглядного представления" (53). Но время имеет субъективную реальность в отношении нашего внутреннего опыта. Следовательно, время не существует как объект вне нашего сознания, а только как способ представлять человека самого себя как объект.
Но тогда каким же образом достигается или образуется та явная достоверность пространства и времени, о которой говорят философы, "знающие люди", с полной очевидностью свидетельствует обыденное сознание, да и сам И. Кант не отрицает этого? Очень просто: "...достоверность опытного знания вполне обеспечивается этого рода реальностью пространства и времени: мы уверены в опытном знании совершенно одинаковым образом, все равно свойственны ли эти формы вещам в себе или же только принадлежат необходимым образом нашему наглядному представлению вещей" (56). Для И. Канта это особого рода реальность.
И. Кант употребляет словосочетание "вполне обеспечивается", вкладывая в него определенный смысл: не важно, имеет ли место сама достоверность, она должна быть обеспечена, чтобы можно было иметь дело с эмпирическим знанием. Достоверность ? это некая устойчивость, определенность, на которую человек может опираться при решении своих задач. Совершенно безразлично, каким образом она человеку дается, каким образом она им определяется.
Также И. Кант, по всей видимости, не случайно употребил словосочетание "этого рода реальность", предполагая, что имеется реальность пространства и времени другого рода. Реальность другого рода и в самом деле имеется, о чем он не раз и упоминал: пространство и время здравого смысла, опытного знания и пр. Но и в данном случае достоверность как таковая не меняет свою природу. "Мы уверены..." пишет И. Кант, и в этом заложен основной смысл понятия "достоверность", ибо только уверенность позволяет оперировать опытным знанием. "Мы уверены..." означает, что достоверное знание имеется. Достоверность не есть соответствие нашего представления реальным вещам. Достоверность достигается независимо от того, принадлежит ли опытное знание как свойство самим вещам или же она есть форма наглядного представления, или плод воображения, фантазии сознания. И. Кант пишет, что мы уверены в опытном знании совершенно одинаковым образом, свойственны ли пространство и время самим вещам или же они суть свойства сознания создавать свое собственное пространство и время.
Логика рассуждения относительно проста: оперирование опытным знанием есть прерогатива исключительно сознания, которое получает наглядное представление о вещах посредством явлений (как признаки вещей). Поэтому вопрос о сущности достоверности в данной постановке и предлагаемое его решение бессмысленны: принадлежит ли достоверность самим вещам или она есть плод воображения ? не имеет ровным счетом никакого значения. Но имеет смысл вопрос, каким образом образуется достоверность. И. Кант отвечает на него четко и однозначно: она есть результат чистого наглядного представления как априорного знания.
Если допустить абсолютное существование пространства и времени, обладающих самостоятельным бытием, которое включает в себя вещи, то в этом случае необходимо признать нелепость такого существования: реальность не может быть абсолютной, абсолютным может быть только понятие реальности. Реальность ? это результат опытного знания, значит пространство и время могут быть выражены только в опытном знании, что с необходимостью заводит в логическое противоречие тех, кто придерживается данной точки зрения.
Но и те, кто придерживается эмпирической природы пространства и времени как результата опытного знания, так же впадают в противоречие, поскольку аподиктическая достоверность суждения не может быть достигнута a posteriori. И. Кант уже об этом писал: в каждой из цифр сложения, например 5+7, не заложено 12. Но когда мы выводим результат (=12), то это не есть результат опытного знания, поскольку этого знания в слагаемых цифрах просто нет и не может быть по определению. Откуда же оно берется? Только из априорного знания как формы чистого наглядного представления, как свойства души, именно как свойства, как способности, априори имеющихся в сознании. Как мы сказали бы, врожденное знание как врожденное чувство.
Никто не возражает против понятия "врожденное чувство", вроде бы и так понятно, но всегда возражают против понятия "врожденное знание", поскольку привыкли к тому, что знание всегда приобретенное из опыта в результате социализации, обучения и пр. При таком переходе родившийся человек воспринимается как "чистая доска", на которой общество рисует свое эмпирическое знание.
Однако эмпирический опыт показывает, что это не совсем так. В человеке от рождения заложено знание для познания как некая изначальная способность или свойство, которые и позволяют получать необходимое эмпирическое знание. Таким образом, можно интерпретировать И. Канта, его высказывания по поводу пространства и времени и их априорного знания.
Трансцендентальная эстетика, по И. Канту, включает в себя только пространство и время. Любые другие чувственные восприятия, например как движение и изменение, есть результат эмпирического опыта и не более того. Так, в пространстве, рассматриваемом самим по себе, нет ничего движущегося. Также и трансцендентальная эстетика не включает в себя изменение, поскольку время не может изменяться, а изменяется то, что находится во времени. Для последнего необходимо восприятие бытия в какой-то последовательности, т.е. в опыте. Но это уже область апостериорного знания.

* * *
В конце (первой части) И. Кант дает общие примечания к трансцендентальное эстетике. Они представляют собой исключительный интерес, поскольку в них в сжатой форме (всего на восьми страничках) четко и предельно лаконично описана трансцендентальная эстетика.
И. Кант достаточно отчетливо определяет чувственное знание вообще. Наглядное представление есть только представление явлений, как неких признаков вещей, но сами по себе вещи нам не известны и не могут быть известны ? по определению. Вещи не таковы, какими мы их представляем. Понятно, что эти представления существуют только в нас самих и с исчезновением субъекта исчезают все его представления, как исчезают пространство и время, формы чувственного представления человека о вещах с исчезновением его самого. Человек не знает ничего, кроме своего собственного способа, или способности, воспринимать мир. "Мы имеем дело только с этим способом восприятия" (59).
Но кто мы? И с кем имеем дело? Получается так, что в человеке (в сознании, а где еще?) имеется по крайней мере три субъекта: один имеет способность воспринимать, другой воспринимает, третий имеет дело с этим восприятием. Сказать, что это один и тот же человек, но в разных ипостасях, можно, но недостаточно.
На самом деле мир не однороден, так же не однородно и наше сознание. Можно сказать, что это одно сознание и в определенном смысле это будет верно. Но как только мы задумаемся, каким же образом человек воспринимает мир и каким образом анализирует его, то сразу же будем вынуждены признаться, что речь идет о различных сознания и о разных субъектах, пускай и в некоторой единой оболочке38. Поэтому "...пространство и время есть чистые формы его, а ощущение вообще есть его содержание" (60).
Разделение на субъекты, которое И. Кант спонтанно проводит, не случайно. Чистые формы вроде пространства и времени принадлежат как раз одному из субъектов, а именно тому, который обладает способностью проводить анализ явлений как признаков вещей, воспринимаемых другим субъектом. Ощущения принадлежат тому субъекту, который имеет способность ощущать, воспринимать внешний мир посредством явления. Эти ощущения и становятся содержанием того субъекта, который способен их анализировать. Передача ощущений субъекту, который способен их анализировать, осуществляется посредством третьего субъекта.
Получается такая картина: человек обладает способностью, по всей видимости, по преимуществу физиологической, воспринимать (ощущать) посредством своих рецепторов предметы внешнего мира, точнее, признаки вещей, или, по И. Канту, явления. Затем другой орган или другой субъект сознания проводит первичную обработку этих сигналов, их квалификацию и передает другому органу для более тщательного анализа. Каждый из этих субъектов сознания (так будем их называть) имеет свою программу действий. Согласно терминологии И. Канта, эта программа является априорной, т.е. имеется у человека от рождения и никаким образом не зависит от его эмпирического опыта.
Пространство и время, о которых ведет речь И. Кант, как раз принадлежат третьему субъекту. Пространство и время ? это условное обозначение И. Кантом той программы, по которой действует третий субъект и которая имеется у него априори, т.е. до какого-либо эмпирического опыта. Она дана человеку изначально и есть результат многовековой, многомиллионной эволюции человека, если только ни чего-либо большего.
"Только форму можем мы назвать a priori, т.е. до всякого действительного восприятия, а потому она называется чистым наглядным представлением; ощущения же составляют источник той стороны нашего знания, которое называется априорным знанием, т.е. эмпирическим наглядным представлением" (60). И. Кант отдает предпочтение прежде всего чистой форме наглядного представления, приписывая ей априорную природу, как существующей до всякого действительного (читай, эмпирического) восприятия. Ощущения, согласно его представлению, есть результат эмпирического опыта, поскольку получены в ходе восприятия воздействия внешнего мира, его вещей.
Но здесь И. Кант, по нашему мнению, не совсем точен. Он соединил не соединимые по природе вещи: чувственные ощущения и программу, по которой человек их воспринимает. Точнее, соединил их не так, как, нам кажется, они на самом деле должны быть соединены. Способность к восприятию как чистая форма наглядного представления также с необходимостью имеет дело с ощущениями, полученными в результате эмпирического опыта. Не случайно И. Кант постоянно пользуется словосочетанием "наглядные представления", тем самым признавая наличие в сознании эмпирического опыта, которым оперируют чистые формы. Чистая форма это как бы знание, отвлеченное от наглядного представления. Но то, что И. Кант постоянно употребляет их в непосредственном сочетании, свидетельствует о том, что чистая форма с необходимостью имеет дело с эмпирическими наглядными представлениями, или ощущениями.
Но И. Кант как бы не замечает этого, приписывая чистым наглядным представлениям априорное знание. И он прав, но только в той части, когда речь идет о программе оперирования с ощущениями, но не о самом оперировании с ними.
Это в равной степени относится к любым другим субъектам сознания. Каждый из них имеет программу своего действия в виде априорного знания (по И. Канту), которая и обеспечивает оперирование с теми явлениями, которые поставляет человеку природа, внешний мир и с которыми имеет дело сознание на всех этапах познания. Еще раз повторим: сознание (субъект сознания) имеет априорную программу оперирования с сигналами внешнего мира, на уровне физиологического восприятия этих сигналов; сознание имеет априорную программу оперирования с этими сигналами на уровне их первичной обработки и передачи другому субъекту; сознание (другой субъект сознания) имеет программу по глубинной переборке информации. Каждый из этих субъектов имеет дело с эмпирическим материалом, в качестве которого выступают ощущения. При этом ощущения могут быть разными, но программы остаются неизменными: "Формы принадлежат нашей чувственности необходимо, каковы бы не были ощущения; ощущения же могут быть весьма различными" (60).
Правда, ощущения, или, точнее, поступивший эмпирический материал, при переходе от одного субъекта сознания к другому трансформируются и в конечном счете по форме и по содержанию уже не имеют ничего общего с их исходной формой и содержанием. Если при первых ощущениях сознание воспринимает только кванты информации как стихийный и неорганизованный поток сигналов от внешнего мира, то на конечном этапе оно имеет дело с обобщенным представлением об этих сигналах, оформленным в виде понятий, абстракций, отвлеченных форм и содержания, с организованным (сознанием) потоком информации. Понятно, что от простого кванта до обобщенного понятийного квалификационного представления дистанция огромного размера и по форме выражения, и по содержанию.
Вот почему И. Кант вполне справедливо говорит о том, что человек не может познать сущность вещей, а познает он только самого себя, свою способность к чистым наглядным представлениям. Он безусловно прав, ибо то, что имеет сознание, принципиально отличается от того, что поставляет природа в виде своих явлений. "До какой бы высокой степени отчетливости мы не довели наши наглядные представления, все равно этим путем мы не подошли бы ближе к свойствам предметов самих по себе. Во всяко случае мы познали бы тогда вполне только наш способ наглядного представления, т.е. нашу чувственность, да и то всегда лишь под условием пространства и времени, первоначально присущими субъекту; каковы предметы в себе, этого мы никогда не узнали бы даже с помощью самого ясного знания явлений их, которое единственно доступно нам" (60).
Итак, наглядные представления могут быть отчетливыми и неотчетливыми, что зависит не от их содержания, а от способности сознания (какого-то его субъекта) уметь логически правильно их представлять. "Различие между отчетливыми и неотчетливыми представлениями имеет только логический характер и не касается содержания" (60). Из этого следует, что логичность представления имеет разные степени, кроме того она выступает синонимом отчетливости. Речь в данном случае идет только о наших, человеческих наглядных представлениях, т.е. не о самих вещах, а только о том, что попало в сознание человека.
В самом деле, если речь идет о наших наглядных представлениях, то ни о каком содержании внешних предметов говорить не приходится, поскольку это совершенно различные явления. Исследуя самих себя, свои собственные представления, естественно, мы ни на грамм не продвинемся в познании объективных или, точнее, других вещей. Подобно тому, как изучая лес, деревья, мы не можем иметь никакого представления о предметах, сделанных из дерева.
Чем больше мы будем стараться познать самих себя, тем больше будем знать о наших способностях к познанию, к чувственности и пр. И не более того. Познанное богатство нашего внутреннего мира ровным счетом никакого отношения к внешнему миру не имеет, за исключением той общей парадигмы живого и неживого, в которой существует и сам человек. Безусловно, познать самих себя мы можем только на основе той программы ("под условием пространства и времени"), которая существует в сознании изначально, или априори.
Было бы не верно думать, что чувственность есть отражение хаотического воздействия внешнего мира, "спутанное представленное о вещах" и его свойствах.
Что же связывает человека с внешним миром? Только явления. Понятие "явление", постоянно используемое И. Кантом, есть весьма интересное образование. Оно, безусловно, как нечто эмпирическое принадлежит предметам, связывает человека с внешним миром, на его основе возникают ощущения, строятся все эмпирические наглядные представления, которыми оперирует сознание как исходным материалом. Причем явление такое эмпирическое, которое к собственно эмпирическому внешнему миру не имеет никакого отношения.
Получается, что явление не имеет никакого отношения к предметам, поскольку посредством его мы не можем познать предметы. "...Наглядное представление тела не содержит в себе ничего, что могло бы принадлежать предметам самим по себе; оно выражает только явление чего-то и способ действия этого чего-то на нас..." (61).
Знание (эмпирическое) о предмете отличается от чувственного знания не своей логической стороной и не отчетливостью представления о предмете. Это принципиально различные знания, и как пишет И.Кант, различие трансцендентальное. С помощью чувственного знания человек вообще не познает предметы, а значит и весь мир. Не свойства предмета становятся содержанием и предметом чувственного знания, а именно последнее придает предметам форму и содержание. И если исчезнет чувственное восприятие, например, в случае смерти человека то перестанет существовать его предметный мир.
Нельзя сказать, что такое понимание чувственного знания ново. В классической философии всегда присутствовали две тенденции, в полной мере представленные и в трансцендентальной философии И.Канта. Эти тенденции как школы и генеральные направления философской мысли отражали в общем-то обыденное представление о мире и о человеке в этом мире.
Все то, что находилось вне сознания всегда воспринималось как существующее объективно, не зависимо от сознания. И тому было много подтверждений. Однако имелось не мало фактов, свидетельствовавших что сознание само может конструировать предметы и явления. А если в принципе их можно конструировать, то не сложно перейти к мысли о конструировании всего мира.
В истории философской мысли философы не раз впадали в ту или иную крайность. И.Кант пытался разрешить это противоречие, разделив знание на эмпирическое, которое отражает предмет как таковой, как он есть на самом деле, и чувственное, которое он называл наглядным представлением и которое конструирует предметы, придает им форму и содержание.
Последнее не есть знание о предмете, оно есть знание, которое позволяет конструировать предметы. И в этом И.Кант безусловно прав. Он никогда не отрицал возможности сознания овладеть эмпирическим миром и необходимости его познания. Но познание эмпирического мира бессмысленно без чувственного наглядного представления. Последнее позволяет человеку привести в систему эмпирический опыт, получаемый им из хаоса, и создать мир, который дает ему возможность решать свои задачи и прежде всего задачу жизни, выживания и проживания. И когда человек умирает, то с ним исчезают и его цели, а соответственно и мир, сконструированный им для решения этих задач. Конструирование предметов для решения своих задач - вот для чего предназначено чувственное знание, или наглядное представление.
Однако, наглядное представление все-таки есть выражение чего-то. Более того, оно отражает воздействие этого чего-то на человека. Это что-то находится вне человека и, по всей видимости, принадлежит внешним предметам, или телам, как говорил И.Кант.
Каково же это - явление, которое вроде бы имеет отношение к внешнему миру, но ничего не может о нем рассказать?
"Обыкновенно, мы различаем в явлении то, что по существу принадлежит наглядному представлению его и имеет значение для всякого человеческого чувства вообще, от того, что принадлежит ему лишь случайно, так как имеет значение не в отношении к чувственности вообще, а только в отношении к особому положению или организации того или другого чувства" (62).
По И.Канту, человек имеет дело исключительно с явлениями, которые суть некие универсальные показатели, соединяющие собственно эмпирический опыт и способности человека к трансцендентальному познанию. Другими словами, человек, формируя наглядное представление, формирует и сам предмет а результат формирования называет явлением. Но речь не о самом предмете: его невозможно понять хотя бы в силу трех причин.
1. Предмет обладает многообразными связями с другими предметами, а соответственно и с сознанием, сущность его практически неисчерпаема, значит она непознаваема. Если сущность не познаваема, то для сознания человека ее просто нет. Каждый раз, познавая какой-либо предмет, человек вполне справедливо полагает, что он принадлежит большей общности и считает, что ее можно познать, исследуя все большее количество предметов. На самом деле человек познает только себя в этом мире и все многообразие связей с миром.
2. Человеку просто нет необходимости познавать глубину предмета, поскольку он использует только часть его сущности, ровно столько, сколько ему необходимо для решения своей задачи. Внешний мир можно познать только посредством другого предмета. Познавая свой собственный мир, человек познает вселенную, природу. Но так как мир познается исключительно в каком-то ракурсе, то человек устанавливает этот ракурс, исходя из своих задач. Поскольку таких задач может быть бесконечное множество, человек познает вселенную в бесконечном множестве ракурсов, делая ее, таким образом, многообразной и бесконечной в познании.
3. Явление - это нечто такое, что образуется во время взаимодействия предмета с сознанием способным к трансцендентальному представлению и в силу этого имеющим отличную от предмета природу. Оно просто другое и само по себе уже не имеет никакого отношения к предмету. Сознание может оперировать только такими образованиями, которые И.Кант называет явлениями. Поэтому, когда он пишет: "Мы различаем в явлении то, что по существу принадлежит наглядному представлению...", то по всей видимости, имеет ввиду такое образование, которое полностью не принадлежит и не может принадлежать внешнему предмету. Более того, это нечто универсальное, оно принадлежит каждому и любому явлению, т.е. "...имеет значение для всякого человеческого чувства вообще...". Но у явления есть как бы вторая составляющая, "...принадлежащая ему лишь случайно...". Эта случайность не имеет уже "...отношения к чувственности вообще...", а относится к особому положению или организации чувства, т.е. к тому эмпирическому опыту, который поставляет сам предмет. Организация чувства - это организация предмета, но не физическое выражение предмета, а того, который становится сущностью явления и никакого отношения не имеет к физическому, или эмпирическому предмету, о чем И.Кант и пишет. По И.Канту словосочетания "организация чувства", и "чувства вообще", отличается по своей трансцендентальной и эмпирической сущности. Организация чувств - это организация эмпирических явлений посредством трансцендентального наглядного представления.
И.Кант стремится к предельной ясности выдвигаемых им трансцендентальных положений, которые по своей сущности далеки от наглядной определенности. Но именно в этом и заключается основная трудность: для более ясного представления человек всегда прибегает к наглядности, нередко специально строит наглядную ситуацию, чтобы понять исследуемого явления, неважно в обыденной ли жизни это происходит или в научной лаборатории. Наглядность выступает вспомогательным способом понимания в отличии от абстрактного, отвлеченного, мысленного. И получается, что мышление имеет две формы: наглядную вспомогательную, характерную для обыденного сознания и абстрактную, свойственную в первую очередь научному или более сложному мышлению.
На самом деле все не так или почти не так, пишет И.Кант. "Возьмите, например, положение, что две прямые линии не могут замыкать пространство, следовательно, не могут образовать фигуру, и попытайтесь вывести его из понятия о прямых линиях и числе два, или возьмите положение, что из трех прямых линий возможна фигура, и попытайтесь вывести его только из этих понятий. Всякое ваше старание окажется напрасным, и вы уведите себя принужденным прибегнуть к наглядному представлению, как это делается на каждом шагу в геометрии" (65).
Наглядное представление помогает мышлению понять нечто, чего нет ни в каком понятии. И.Кант различает эмпирическое мышление, которое развивается и существует по правилам опытного мира, и некое другое знание, которое как бы оплодотворяет опытное знание. И в самом деле, опираясь на опытное знание не возможно осуществить бесконечное количество операций, что бы вывести какую-то закономерность. Так, постулат геометрии о том, что две прямые не пересекаются, для доказательства требует бесконечного эмпирического опыта. Понятно, что эмпирически это не осуществимо, а значит и не познаваемо.
Но человек все-таки делает заключение, что эти линии не пересекаются. Откуда, восклицает И.Кант, берется такое понимание? Ведь то что они не пересекаются, не содержится в понятиях "линия" и "две линии". Откуда же берется это представление?
Очень просто! Оно имеется априори как условие некоей задачи, которую человек ставит в ходе своей деятельности. Ведь понятие "не пересекаются" не имеет никакого отношения к линиям, человек вводит его, он говорит, что если между линиями будет сохраняться определенное расстояние, абстрактно точное, то они никогда не пересекутся. Поставив условие, мышление создало новую ситуацию. Прямые линии приобрели иное содержание, которого не имеется в эмпирическом опыте, связанного с понятиями "линии".
"Вы ставите, следовательно, перед собой предмет в наглядном представлении; какого же рода оно, есть ли это чистое априорное представление или эмпирическое представление? В последнем случае из него никоем образом не могло бы получиться положение, имеющее всеобщее, а тем менее аподиктическое значение: ведь опыт никогда не дает таких положений. Следовательно вы должны дать свой предмет a priori в наглядном представлении, и на нем основывать свое синтетическое положение" (65). Последнее выражение можно интерпретировать таким образом: человек именно дает свой предмет. Это может означать: сознание комбинирует внешние условия (свойства) для построения какого-либо образования (предмета). Последнее можно сделать только в рамках поставленной задачи, ибо никаким иным образом это сделать нельзя. Иметь предмет в наглядном представлении означает осознать задачу, увидеть его как бы воочию, во всей полноте основных связей, используемых свойств. Зная характер условий или свойств, двух предметов, преломляя их посредством третьего предмета, получаем в результате нечто, которого не было и не могло быть ни в одном отдельном свойстве. В обязательном порядке взаимодействие любых двух свойств осуществляется посредством свойств третьего субъекта. И сколько бы ни было используемых свойств механизм их взаимодействия всегда представляет собой трехсубъектное взаимодействие.
Так, имея понятия "линия" и вводя условие - равное расстояния между ними, получаем нечто третье: непересекающиеся линии. Так же как решить задачу - получить ту или иную фигуру, мы строим взаимодействие входящих в нее элементов или свойств строго определенным образом, которое было задано человеком и только им. Понятно, что задача не может принадлежать предметам, например линии, она может быть только плодом сознания и выражаться в некоем осознанном виде, т.е. в наглядном представлении.
Так же понятно, что без наглядного представления, т.е. вне тех задач, которые человек ставит перед собой, внешние предметы не могли бы (для сознания) существовать. И в самом деле свойства предмета нам не нужны для решения конкретной задачи, то они для сознания не существуют. Так, предмет имеет бесконечное множество свойств, но для человека их как бы нет потому, что они лежат вне рамок конкретной поставленной задачи.
* * *
Существование предмета невозможно (для сознания) в силу того, что его свойства и содержание определяются прежде всего отношениями. Особенность сознания, выражаемая в способности строить наглядное представление, определяется тем, что оно содержит в себе формы отношений протяженности, перемены мест. Но кроме того, и это является принципиально важным для кантовского понимания сознания, оно содержит законы, которые определяют движение предметов. Таким образом, наглядное представление - это априорные законы протяжения (пространства) и перемены (время). Но на основании этих данных еще ничего нельзя сказать о вещах. "...Так как внешнее чувство дает нам только представления отношений, то оно может содержать в своих представлениях только отношение предмета к субъекту, а не внутреннее содержание объекта самого по себе" (67).
По И.Канту, внешнее и внутреннее наглядные представления, хотя и различаются, но взаимодействуют. Внутреннее наглядное представление в принципе обладает теми же свойствами, что и внешнее. Однако, замечает И.Кант, внешнее наглядное представление, или представление внешних чувств, поставляет главный материал для внутреннего наглядного представления. Именно внешнее наглядное представление определяет душу (содержание), время (последовательность) и пространство (одновременность).
"То, что может существовать, как представление, раньше всякого акта мышления, есть наглядное представление, и если оно не содержит в себе ничего, кроме отношений, то оно есть форма наглядного представления. Так как в этой форме представляется нечто лишь постольку, поскольку оно полагается в душе, то она есть не что иное, как способ, которым душа действует на себя своей собственной деятельностью, именно полаганием своих представлений, следовательно, способ, каким душа подвергается воздействию со стороны самой себя, т.е. внутреннее чувство со стороны его формы " (68). Наглядное представление существует раньше всякого мышления (рационального, эмпирического), но поскольку в представлении есть знание отношений (законы отношений), то представление сознания определяет само содержание. Последнее есть прерогатива души или сознания. По И.Канту такое наглядное представление есть только форма, которая определяет душу (сознание). Поскольку в форме может быть только то, что полагается в душе (сознании), то форма есть только способ, благодаря которому она воздействует на самое себя. Таким образом, имеется как бы две души: одна представляет собой форму, наполненную знанием основных законов отношений, другая обладает неким содержанием. Последняя определяется формой, т.е. знанием основных законов отношений. Таким образом, душа как бы воздействует на самое себя.
И в самом деле, не зная законов отношений, вряд ли можно определить содержание мысли и свойства предметов. В этом плане та часть сознания, которая содержит знание законов основных отношений (и прежде всего отношений времени и пространства), воздействует на ту часть сознания, которая имеет дело с конкретным и частным содержанием деятельности.
"Итак душа представляет себя не так, как она представляла бы себя непосредственно и самодеятельно, а сообразно тому, как она подвергается воздействию изнутри, следовательно, не так, как она есть, а так, как она является себе" (69). Представление души самой себя опять же имеет два вида. И.Кант пишет, что душа представляет себя (видимо на самом деле) не так, т.е. имеется непосредственное и некое такое представление, которое воздействует изнутри, по всей видимости согласно знанию законов отношений. Следовательно, душа представляет себя не так как она есть, а как она является себе.
Это очень интересное замечание. С одной стороны, душа представляется в каком-то виде, и данный образ имеет своим содержанием некое свойство. Но с другой стороны, то что является еще не есть то, что является. В данном случае И.Кант рассматривает душу точно так же, как и любой предмет: то, что является сознанию в виде предмета есть только то, что сознанию представляется, но это ни в коем случае не свидетельствует о предмете так как он есть на самом деле. Последнее вообще не является предметом сознания, предметом его является представление сознанием предмета.
Однако И.Кант утверждает: хотя наглядное представление предмета изображает его так, как он действует на чувства, но из этого не следует, что они на самом деле нет, а есть лишь наше представление о нем. Предметы существуют, без сомнения, сами по себе. Но принципиальным моментом является следующее замечание И.Канта: "В явлении объекты и даже свойства, которые мы приписываем им, всегда рассматриваются, как нечто действительно данное, но так как эти свойства зависят только от способа представления субъекта в отношении к нему данного предмета, то мы отличаем предмет как явление, от того же предмета, как объекта самого по себе" (69). Таким образом, предметы существуют объективно. т.е. по мимо сознания, или сами по себе. И.Кант даже выделил последние слова. Эти предметы действуют или воздействуют на чувства, которые воспринимают предметы как некое явление. Но сознание воспринимает предметы особым образом, что позволяет видеть предметы не сами по себе, это не возможно и самое главное не нужно сознанию, а лишь те свойства предмета, которые сознанию необходимы. Другими словами, сознание оперирует не самим предметом и не своим внутренним наглядным представлением, а результатом их взаимодействия. И.Кант называет это явлением. "Явление есть то, что вовсе не принадлежит объекту самому по себе, но всегда встречается в его отношении к субъекту и не отделимо от представления о нем..." (сноска к 70). И.Кант подчеркивает, что явление это нечто, которое вовсе не принадлежит объекту, или предмету самому по себе, взятому, так сказать, в чистом виде, вне субъекта, т.е. вне человека и его сознания. Это первая посылка И.Канта в его рассуждении о сущности явления. Вторая посылка заключается в том, что явление всегда встречается в его отношении к субъекту. Другими словами, явление есть нечто, что имеется не в самом предмете, а только в его отношении к субъекту. Это означает, что в предмете есть нечто, что формирует, определяет это отношение, если бы этого не было, то не было бы и отношения. Это одна сторона отношения и явления, но имеется и другая сторона. Явление неотделимо от наглядного представления о предмете. Оно, его сущность определяются способностью сознания субъекта формировать представления о предмете. Таким образом, явление не находится в предмете, оно не есть и творчество сознания, ибо в этом случае весь мир и само сознание превратились бы в самотворчество и иллюзию (по Беркли). Явление есть нечто, что имеет самостоятельное существование, но порождено оно как объектом, так и субъектом.
Заключение трансцендентальной эстетики
"Мы нашли здесь один из необходимых элементов для разрешения общей задачи трансцендентальной философии как возможны априорные суждения: именно, мы нашли чистые априорные наглядные представления пространства и времени. В них, если мы хотим в априорном суждении выйти за пределы данного понятия, мы находим то, что может быть a apriori открыто не в понятии, а только в соответствующем ему наглядном представлении и может быть синтетически связано с понятием. Но поэтому именно такие суждения никогда не выходят за пределы чувственных предметов и имеют значение только для объектов возможного опыта" (73). Пространство и время - вот основа чистого априорного наглядного представления, которое не связано и не может быть связано с рациональными понятиями, основанными на эмпирическом опыте. Наглядное представление -это визуальное представление предмета в протяженности и в движении. Возможность видеть внешние объекты в пространстве и времени есть априорная, до опытная способность, обусловленная существованием человека в физическом мире пространства и времени. Но эта способность наглядного представления имеет значение только в отношении объектов и в ходе эмпирического опыта. Таким образом, наличие априорного наглядного представления в процессе опытного оперирования объектами обусловлено способностью эмпирического опытного оперирования. И в этом заключается основной парадокс трансцендентальной философии И.Канта, во всяком случае в рамках нашей интерпретации понятий априорного и апостериорного.
Литература
1. Асмус В.Ф. Иманул Кант. Из-во "Мысль". Москва, 1973.
2. Гулыга А. Кант. М. Из-во "Соратник", 1995г.
3. Деборин А. Диалектика у Канта. // В кн.: Архив К.Маркса и Ф. Энгельса, кн. 1 М., 1924г.
4. Карапетян А. Критический анализ философии Канта. Ер. 1958г.
5. Мамардашвили М. Кантианские вариации. Из-во Аграф, Москва, 1997г..
6. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней.. Новое время. (От Леонардо до Канта). Из-во ТОО ТК "Петрополис", Санкт-Петербург, 1996г. т.3.
7. Сережников В.К. Кант. М.-Л.,1926г.
8. Шашкевич П.Д. Теория познания И.Канта. М., 1960г.







Что такое закон?
Закон это устойчивое взаимодействие объектов. Но от куда берется эта устойчивость? Появилась идея бога, природы, космического разума и пр., т.е. нечто то, что определяет движение объектов. Самое поразительное, что в этой, по сути мифологической точки зрения, нашло верное отражение определяемая природа взаимодействия объектов. Но в силу сформировавшегося представления о непосредственном воздействии на объекты мира, возникает масса логических недоразумений, которые обходятся большим количеством логических допущений. Но если отказаться от идеи непосредственной детерминации, то все встает на свои места.
Мир иерархичен по уровню общности и любая из них является определяющей концептуально для своих элементов. От сюда и возникает принцип устойчивости взаимодействия объектов.
Другими словами, закон есть проявление сущности и характера существования большей системы в пределах ее собственных элементов.


В природе нет парадоксов, они существуют только в рациональном сознании.


Субъективное
и объективное

Обычно под объективным понимается нечто то, что находится вне сознания и противостоящее ему, в вечном стремлении к соединению. Их соотношение воспринимается форма объективного выражения субъективного сознания. Но в этом определении уже заложено противоречие: субъективное сознание по своей природе вообще не несет в себе какую-либо объективность. Соответствие движению объективной реальности не означает, что содержание сознания стало объективным, а только то, что сознание поняло объективное при решении своей задачи.


Сущность
демократии
Заключается в наличии реальной возможности свободы выбора не свободного поведения, т.е. свободного перехода из одной системы как детерминанты в другую. Это означает, что человеку вполне реально найти свою нишу (не свободу), в полном соответствии с его психофизиологическими и интеллектуальными возможностями в решении своей и общей задачи.


Летописи никакого отношения к реальности не имеют.

Как бы не старались, летописцы, (и последующие историки), быть объективными и использовать только реальные факты, в обязательном порядке получалась и получается субъективная интерпретация, ровным счетом никакого отношения к тому, "что было на самом деле", не имеющее.
Реально, (но не осознанно), летописи описывают только процесс и законы социального взаимодействия. На основе создаваемых ими же конкретных жизненных ситуаций, неосознанно они исследуют сущность и наглядно демонстрируют особенности проявления и функционирования различных социальных законов.

Закон социального взаимодействия

Это та объективная реальность, которая существует в протяженном времени и пространстве. В обязательном порядке имеет отношение ко множеству одного класса частных ситуаций, протекающие в своем времени и пространстве, но в рамках общего времени и пространства для данного закона.


Воспринять можно только движущее

Если объект не движется он не может быть воспринят сознанием. Перемещаясь из условных точки А в точку Б сознание фиксирует... Но что оно фиксирует, если момент фиксации означает отсутствие объекта. По всей видимости фиксирует только разницу между состоянием объекта в точке А и Б, т.е. относительно самого себя или относительно другого тела, как своего собственного. Эта разница позволяет определить объект.
Перемещаясь в пространственно-временном континууме с различной скоростью и в разной проекции, сознание получает практически неограниченную возможность в получении множества вариаций объекта и восприятие объекта как совокупность вариаций.
















Хорошая книга вызывает больше мыслей, чем в ней содержится.


































Держу пари, что прочитав этот заголовок вы подумали:
"Какая ерунда,
можно ли об этом говорить и тем более писать.
И не пахнет ли здесь делячеством, меркантилизмом, поисками выгодного брака, используя какие-то чудодейственные правила".

Я не сомневаюсь, что вы говорили именно так или нечто подобное, потому что именно такие слова мне приходилось тысячу раз выслушивать от кого угодно, правда не от женщин, если только им не перевалило за сто лет.
Не собираюсь кого-либо осуждать. Я точно так же думал совсем не давно. И если бы мне попалась статья или книга с таким названием, я бы, наверное, тоже воскликнул: "Какая ерунда, все зависит от любви, и разве можно вмешиваться в эту священную область чувственных отношений". Но когда я сегодня читаю объявления: "Молоденькая хорошенькая девушка 25 лет и 165 см роста ищет верно спутника жизни" или слегка закамуфлированные типа: "Молодая хозяйка ищет постоянного помощника по дому", или когда я вижу горящие глаза девушек на лекциях по данной теме, то я уже не говорю, что это ерунда. Я говорю, что это важнейшая и актуальнейшая проблема нашего, а может быть и не только нашего, века.
Вы когда-нибудь беседовали с женщинами на эту тему? Наверное, нет. Побеседуйте, спуститесь со своего Олимпа жизненного благополучия и наплевательского отношения к их проблемам и вы узнаете, что 70% из них испытывают трудности и 30% вообще не видят возможности выйти замуж. Во всяком случае такие цифры показывают социологические исследования. Откройте любой научный труд по проблемам брака и семьи и вы найдете цифру, сколько у нас женщин в фертильном возрасте не замужем. Как вы думаете сколько? Не угадали ? примерно 40 млн. человек. Это немногим меньше половины всех женщин.
А теперь зададим себе вопрос: "Почему часть из них не может выйти замуж, а другие испытывают серьезные трудности?" Этот вопрос задают социологи и отвечают: "Только потому, что не умеют регулировать определенные межличностные отношения при решении этой важнейшей задачи". Да, да, процесс "выйти замуж", или "выхождения замуж", как иногда говорят, ? это прежде всего процесс регулирования и установления определенных межличностных или социальных отношений в этой области человеческого бытия. И если учесть, что основное предназначение женщины ? продолжение рода, то опасность не осуществления этого предназначения, т.е. родить своего ребенка, выливается в жгучую проблему замужества. Вот почему именно для женщин эта проблема является столь актуальной, хотя и для мужчин она выступает не менее важной.
Можно выдумать какие-нибудь чудодейственные правила, следуя которым можно было бы быстро выйти замуж. За эти правила женщины, как они сами говорят, отдали бы полжизни. Такие правила имеются, но только не всегда мы умеем ими пользоваться, а о некоторых просто не подозреваем. Моя задача показать их. Однако не хотелось бы, чтобы эта небольшая работа представляла набор всевозможных трюков. Ничего нового и ничего не обычного я ровным счетом не скажу, и по прочтении вы наверняка (и совершенно справедливо) скажете: "Да, я это все уже знаю". Вы это знали, видели, слышали или читали, но, если честно сказать, не всегда использовали сами. Я просто предлагаю вам немного присмотреться к себе и быть более внимательным в отношениях к другому человеку. И больше ничего. Если вы это сделаете, считайте, что успех обеспечен. Я буду говорить только об установлении определенных отношений и о некоторых правилах установления этих отношений. В любой области нашей жизни и наших желаний все в конечном счете зависит от умения устанавливать определенные межличностные отношения. "Кто умеет это делать, с тем весь мир, кто отказывается ? тот идет в одиночку", ? так говорил один известный социолог, впрочем не только он. Только искреннее и внимательное отношение к другому человеку, учет его интересов и потребностей поможет вам решить все ваши проблемы, независимо от того, имеете ли вы дело со своим начальником, продавцом магазина, соседями по квартире, товарищами по работе или подружкой. Будьте внимательны к людям и вы решите свои проблемы. Кто не идет навстречу, тот идет длинной дорогой. Поступайте с человеком точно так же, как вы хотели бы, чтобы поступали с вами. Изречения известные еще с давних времен, но с тех самых времен и мало используемые людьми. Мы чаще думаем о себе и реже о других. Давайте попытаемся сделать наоборот.

Не бойтесь, что вы не выйдете замуж
и тогда вы точно выйдете замуж
Как вы думаете, почему мы не можем написать великий роман или сочинить гениальных стихов, не совершаем больших открытий, не продвигаемся по службе или не счастливы в семейной жизни? Только потому, что боимся, боимся того, что не сможем ничего этого сделать. Сколько раз приходилось слышать и мне, и вам: "Я это не сумею, у меня это не получится". Мой хороший приятель на вопрос, почему он в своей работе не придумает что-нибудь новое, не сделает открытия, совершенно серьезно заявляет: "Ну что ты, корифеи не могут ничего сделать, а хочешь, чтобы я что-нибудь придумал". И за двадцать лет своей конструкторской работы не сделал ничего не то что достойного, даже приметного в свой области, хотя был весьма талантливым инженером. Не смог сделать именно потому, что считал, что у него ничего не получится, что он не сможет, что не способен и т.д. Мы особенно боимся тогда, когда страстно этого желаем.
Я не обладаю даром пророка и не могу предугадывать события, но когда я вижу, как молодая девушка, видимо, страстно желая выйти замуж, начинает виснуть на шее своего избранника, то я могут с точностью до ста процентов сказать, что в этот раз у нее ничего не получится. Я был знаком с одной девушкой, и она мне рассказывала, что очень хотела выйти замуж, но даже ее красота и очарование молодости не могли ей помочь. Ее желание выйти замуж было больше ее способностей, и она делала все обратное тому, что надо было делать.
Что она делала. Она прибегала на свидание чуть ли не за полчаса и, когда он появлялся, бросалась ему на шею с поцелуями. Она брала его за руку и тащила домой познакомить со своими родителями. Она постоянно спрашивала, когда он на ней женится, и постоянно твердила, как они хорошо будут жить. Она каждый день, а то и несколько раз в день, звонила ему по телефону, изъяснялась в любви и постоянно требовала ответных признаний. Она не оставляла его в покое ни днем, ни ночью и постоянно говорила, как она хочет выйти замуж.
Вы думаете это ей помогло? Как бы не так. Все, даже те, кто искренне хотел жениться на ней сбегали через некоторое время. Прошло немало времени, когда она поняла, что надо делать все наоборот. Если вы думаете, что она стала делать, что-нибудь необычное, то ошибаетесь. Она стала делать самые обыкновенные вещи. Вот ее слова: "Я стала опаздывать на свидание, как минимум на пять минут, а иногда не приходила совсем. Я не висла у него на шее и всякий раз подчеркивала, что замуж не собираюсь. Я никогда не звонила ему на работу или домой, если только по какому-то делу. Но оно всегда находилось, когда мне хотелось с ним поговорить. Я не приглашала его домой, чтобы познакомить с родителями и не напрашивалась к его родителям. Я находила удобный предлог, когда мне хотелось с ним увидеться, но делала всегда так, что он не догадывался о моем желании и считал, что я всегда выполняю его желание. Я всегда давала ему возможность самому принимать решение и их осуществлять. И самое главное я заставила себя не бояться, что не выйду замуж". "Как вы думаете, ? спросила она меня, ? что у меня получилось? Я сама не могла поверить, но в течение года я решила свою проблему".
Она сформулировала одно очень важное правило: "Я раньше боялась, что не выйду замуж, и все делала не так, слишком торопилась. Но как только я перестала бояться, все стало на свои места, и я стала себя вести как надо". Иначе говоря, она стала следовать некоторым правилам, по которым строится данная система отношений между мужчиной и женщиной и которым они с неукоснительностью должны следовать, если хотят решить свою задачу. Стоит кому-либо из двоих нарушить эти правила, хотя бы немного уклониться от них, считайте, что задача не будет решена.
А как же свобода воли, свобода действий, неужели всегда надо подстраиваться под кого-то, неужели всегда надо следовать каким-то правилам? "Пускай меня полюбят такой, какая я есть, а подстраиваться ? ни за что в жизни". Вы, наверное, тоже так думали или думаете. Но в том-то и дело, что свобода действий заключается не в том, чтобы делать, что хочешь, а в том, чтобы знать, как сделать все, что хочешь.
Итак, чем больше вы убеждаете себя в том, что трудно выйти замуж, чем больше вы себе говорите, что никогда не выйдете замуж, чем чаще вы повторяете про себя или вслух, что сегодня вообще не возможно выйти замуж, и что нет ни одного достойного, тем больше вы обеспечиваете себе возможность остаться старой девой. Сами того не замечая, вы по существу занимаетесь аутогенной тренировкой, или аутотренингом. Постоянно, изо дня в день, утром, вечером и в полночь вы убеждаете себя, что замуж выйти невозможно, и вы некогда не выйдете замуж. Три-четыре месяца такой тренировки и можете уже ни о чем не мечтать. У вас на лице будет написано, что никогда не выйдете замуж, от вашей фигуры, походки, манеры разговора будет веять старой девой. И вы будете проклинать весь мир и всех мужчин, которые не могут вас найти, хотя на самом деле надо в первую очередь ругать себя. Мне приходилось встречаться с такими женщинами, и пяти минут достаточно, чтобы больше не было никакого желания дальше общаться. Они сделали все возможное и невозможное, чтобы не выйти замуж.
Аутотренинг ? великая вещь. Наверняка вы об этом слышали или читали. Но почему бы его использовать не во вред себе, а на пользу? Не надо каждый день повторять одно и то же: "Я никогда не выйду замуж", "Я никогда не выйду замуж". Лучше каждый день утром, вечером и в полночь про себя и вслух, себе самой или ближайшим подружкам повторяйте другие слова, например: "Мне совсем не трудно выйти замуж", "Мне стоит только захотеть, и все мужчины будут у моих ног". Повторяйте каждый день только одну фразу: "Я очень хорошенькая и привлекательная женщина", "Все мужчины в восторге от меня и если они еще не делают мне предложения, то только потому, что боятся, что я им откажу" или какие-нибудь другие слова такого типа. Попробуйте это сделать, приучите себя говорить это, заставляйте себя постоянно повторять эти слова и, я вас уверяю, через три-четыре месяца вы будете относиться к себе и к окружающему миру совсем по другому. Прежде всего у вас пропадет страх, что вы не выйдете замуж, исчезнет тот великий мучитель, который терзал вас день и ночь, рухнет барьер, отделяющий вас от всего остального мира и прежде всего от лучшей половины человечества, от мужчин.
Мы выглядим так, как хотим выглядеть, и всегда имеем только то, что желаем иметь. Великий закон: хотите быть счастливой, будьте ею. В этом случае и только в этом случае жизнерадостность и приветливость, спокойствие и равновесие в бурном море жизни вам будут обеспечены. Это первое условие на большом пути к замужеству. Начните с поиска себя, своего лица и своего характера, начните с построения себя. Не считайте себя самой умной. Спросите себя: "Что я делаю не так и можно ли сделать лучше?" Сделайте этот первый, но великий шаг, и вы преодолеете все преграды.
Итак, наше первое правило, избавьтесь от страха не выйти замуж, заставьте себя думать по другому. Сделав это, вы заставите себя и поступать по другому. Мы не пишем гениальных стихов или романов только потому, что боимся, что не напишем их. Мы не можем выйти замуж только потому, что боимся, что не выйдем замуж.

Самый первый способ не выйти замуж
Вот уже десять лет, заходя в комнату своих девочек, я наблюдаю одну и ту же картину. У них различные характеры, темпераменты, они совсем не похожи друг на друга. Но с удивительной устойчивостью повторяется из поколения в поколение одно и то же ? неизменный набор фотографий любимых кумиров. Сначала это какая-нибудь кинозвезда, потом звезда рок?группы, затем какая-нибудь знаменитость, например писатель и т.д. Вы не замечали? Загляните вечером в комнату детей своих подруг или знакомых, родственников, и я даю двести процентов гарантии, что в точности увидите ту же самую картину, которую я уже многие годы наблюдаю у себя дома.
Наконец, вспомните себя, наверняка у вас было тоже самое в вашей комнате. Неправда ли удивительно? Ничего удивительного, дети всегда стремятся кому-то подражать и, конечно, в первую очередь тем, кто пользуется всемирным признанием и непререкаемым авторитетом. Это могут быть родители, знакомые, родственники или известные всему миру личности. И прекрасно, стремиться быть похожим на своих кумиров.
Но кто знает, насколько подражание оказывает влияние на создание образа возможного претендента на вашу руку и сердце. Выбирая того или иного кумира своих мыслей и желаний, мы невольно, часто того не осознавая, создаем для самих себя определенный образ, образ того человека, с которым мы хотели бы общаться, дружить, и, возможно, выйти замуж. Мы невольно сравниваем с ним, с созданным нами образом, любого встречающегося на нашем пути человека. Мы соизмеряем его с этим образом, стараемся найти что-нибудь похожее и если находим хотя бы черточку, частичку от нашего кумира, то готовы идти за ним в огонь и воду. "Ах, он красив как Ален Делон", "У него усы как у Михаила Боярского", "Он душка как Андрей Харитонов" и т.д. Вы слышали эти выражения? Наверное, тысячу раз. Но не дай бог, если ваш знакомый ни на кого не похож, не дай бог, если он не выделяется ни красотой, ни походкой, не так говорит и не поет. Считайте, что его песенка спета. "Чтобы такой невзрачный, некрасивый, не модно одетый и был моим женихом? Ни за что в жизни, лучше в монастырь". Да, быть самим собой и не быть похожим на героев своих героинь ? последнее дело, считайте, что выбрали пустой номер. Ну а ваша песенка? Тоже, считайте, спета.
У нас на работе за последние четыре года сменилось три машинистки. Каждый раз повторялось одно и то же. Как только девушка выходила на работу, в первый же день она вывешивала на стенке портреты своих кино кумиров. Когда начальник просил снять фотографии, чтобы не портить интерьер деловой обстановки, каждая из них неизменно клала эти фотографии под стекло на столе или убирала в ящик стола, чтобы в свободную минуту, а таких минут у них было много, потихоньку вытаскивать их и перебирать как величайшие драгоценности, находя каждый раз новые поводы для восхищения.
С годами непосредственное восхищение и коллекционирование фотографий проходит. Приходит понимание, что далеко не все возможные претенденты, которые бывает не так и много, оказываются похожи на созданных кумиров. Трезво рассуждая, девушки создают реальный облик своего жениха. И все-таки что-то всегда остается от своих героев и от своих претензий и нередко довольно много. Сколько раз мне приходилось выслушивать горячие исповеди и категорические заявления. "Ну, что вы, чтобы он (жених) был уродина, ни за что в жизни за такого замуж не пойду", "Чтобы выйти замуж за этого (называет), ни за что в жизни: у него грудь впалая и лицо прыщавое, легче удавиться". И тут же рисуют образ своего жениха, потенциального, того, которого они хотели бы иметь. "Я хочу, чтобы мой муж хорошо получал, чтобы он меня любил, чтобы был симпатичным, чтобы я у него была единственной, чтобы был хозяйственным, помогал по дому" и т.д. Наверное, вы тоже слышали такие слова, а, возможно, и сами их не раз говорили. Но ведь это некоторые критерии своего будущего избранника, некоторый идеальный образ. Любой человек всегда имеет некоторый идеальный образ, с которым он хотел бы работать, дружить или жить вместе. Это как некоторый эталон служит критерием оценки другого человека. Если вы говорите, что вам нравится или не нравится тот или иной человек, то это означает, что он ближе или дальше от вашего идеального образа, эталона, от того образа, который вы создали в своей голове в результате наблюдений и восприятий оценок других людей. И наши близкие друзья способствуют созданию такого идеального образа. "Он тебе не пара", ? говорят они, ? "это не твой человек, ты с ним наверняка будешь плохо жить, тебе нужен другой" и т.д. Сколько раз женщины обсуждают друг с другом, какой им нужен жених, перечисляют все возможные и невозможные качества. И всегда идеал оказывается больше или меньше, но завышенным по сравнению с возможным реальным претендентом. Что же, человек всегда стремится к идеалу, и женщина хочет иметь в качестве жениха и мужа, близкого человека некоторого идеального, по ее меркам, человека.
Создание кумира, образа и эталона ? единственно возможный путь реальной оценки других людей. Но эта прекрасная идея, доведенная до крайности, превращается в свою противоположность, в абсурд. Как только вы начинаете строить нереальный образ, типа всемирно известного певца, считайте, что ваша песенка спета.
Итак, первейшее правило. Если вы хотите выйти замуж. постарайтесь привести в соответствие выстроенный Вами образ реальному возможному претенденту и самое главное не ждите принца. Смотрите реально на себя и на окружающий Вас мир. И тогда успех обеспечен.
Сказать не ищите принца легко. Как это сделать, если принц не хочет выскакивать из головы и подчиняет себе все ваши желания и действия? В общем-то не сложно, но сначала надо выяснить уровень идеализации созданного образа, или что за принц сидит в Вашей голове.
Если вы хотите узнать эталон, идеальный образ жениха, созданный Вами, давайте заполним небольшой социологический тест. Он не сложный, но надежный для данного случая. Тест содержит некоторые возможные характеристики вашего потенциального мужа. Постарайтесь оценить его качества, или характеристики, достаточно объективно и насколько они для вас важны в вашем будущем муже. Припишите каждому показателю по десятибалльной системе свой балл. Если это качество, например, чтобы он был красив, для вас очень важно, то припишите ему десять баллов, если это качество вас особенно не интересует, то дайте ему самый низкий балл и т.д. И так по каждому показателю. Приступаем к работе. Будьте внимательны и по мере возможности точны в своих самооценках. Считайте, что сейчас решается ваша судьба, быть вам замужем или не быть.

1. Чтобы он любил меня, был всегда внимательным и ласковым, не пропускал бы ни одного дня моего рождения и всегда бы дарил подарки.
2. Я хотела бы, чтобы муж мой обязательно был бы красивым или симпатичным хотя бы, и чтобы от него все сходили бы с ума.
3. Обязательно, чтобы он хорошо зарабатывал и мог бы материально обеспечить меня и семью.
4. Он должен быть сильным, мужественным, уметь постоять за себя и за других и был бы опорой семьи.
5. Он должен быть высококультурным, образованным, порядочным и высоконравственным человеком.
6. Чтобы любил всех моих родственников, друзей и знакомых, товарищей по работе.
7. Чтобы он обязательно помогал мне во всем, делил со мной всю домашнюю работу, ходил бы по магазинам.
8. Чтобы он отдавал мне всю зарплату и премии и ничего не оставлял себе.
9. Чтобы он был умным, чтобы с ним всегда было интересно, весело и чтобы он никогда не падал духом.
10. Чтобы был большим начальником или же занимал высокое положение в обществе, чтобы я могла им гордиться.

Заполнили тест? Теперь сложите все проставленные вами баллы, и подведем итоги. Если вы получили 100 баллов из 100 возможных, считайте, что у вас нет ни единого шанса выйти замуж. Вам необходимо срочно пересмотреть свой идеал, он слишком высокий, слишком идеальный и практически не достижимый для любого смертного, живущего на земле. Вероятность, что вы найдете такого рыцаря равна практически нулю.
Что же надо сделать, чтобы изменить или принизить в данном случае идеальный образ мужа, сделать его более земным? Первое, внимательно прочтите еще раз предложенный социологический тест и постарайтесь максимально снизить по тем или другим показателям свой балл. При этом постарайтесь внушить себе, что возможно те или другие качества не так уж и важны для вас. Может быть не обязательно, чтобы он был красив или отдавал бы всю зарплату, или любил бы всех ваших родственников, что может быть вы и смиритесь с отдельными недостатками потенциального жениха. Ведь миритесь же вы с недостатками своих родственников (правда их не выбирают), подруг, соседей по квартире, товарищей по работе и даже своего начальника. Но неужели начальник или подруга важнее вашего будущего мужа и вашей судьбы. Начальника всегда можно найти, мужа намного труднее. Самое парадоксальное заключается именно в том, что по отношению к своему потенциальному мужу поступаем как раз наоборот.
Миримся с недостатками своего начальника и даже такими, которые у других не потерпели бы, но не допускаем мысли, чтобы даже самые небольшие недостатки были у потенциального жениха и обязательно хотим видеть его идеальным. Мы готовы простить подруге любые выходки, но не своему возможному мужу. Мы никогда не выскажем своим товарищам по работе или соседям по дому, или продавщице в магазине ни одного грубого слова, хотя возможно кто-нибудь этого и заслуживает, но своему будущему мужу мы можем наговорить все, что угодно и самое обидное.
Так кто же для вас дороже всех? Начальник, подруга, товарищи по работе или ваша судьба? Подумайте и решите, и как только решите поступайте обратно тому, что вы делали до сегодняшнего дня. Знайте, что ваше личное счастье зависит только от одного человека на земле ? от вашего будущего мужа, что именно ему никогда не надо говорить грубых слов, что именно ему необходимо прощать все или большую часть его недостатков, что именно им надо в первую очередь дорожить и что он хорош именно такой какой он есть.
Посмотрите еще раз предложенный тест и подумайте так ли важно для вас, чтобы он был красив как Аполлон, так ли важно для вас, чтобы он имел дачу, машину, чековую книжку и счет в банке, так ли важно для вас, чтобы он обязательно делил вместе с вами домашнюю работу, а может быть предоставить ему возможность выполнять свои, чисто мужские обязанности в семье. Так ли уж важно для вас, чтобы он был умным как Сократ, Ландау, Эйнштейн вместе взятые?
Если вы согласитесь со мной, что может быть все это не так уж и важно для счастливой семейной жизни, тогда каждый день проделывайте маленькое упражнение. Каждый день, лучше перед сном, заполняйте данный тест, тщательно при этом обдумывая, какое качество потенциального жениха для вас является очень важным, а какое может быть не очень важно, а может быть и совсем неважно. Делая так, вы тем самым создаете каждый раз новый образ. И если вы через месяц наберете 70-75 баллов, то у вас появился шанс выйти замуж, ибо вы уже другими глазами стали смотреть на возможных претендентов на вашу руку и сердце. Если по прошествии второго месяца вы наберете 50-60 баллов, значит ваши возможности выросли неизмеримо, и если вы еще через месяц наберете 30-40 баллов, то муж у вас уже в кармане. Все остальное, как говорят, дело техники.
В принципе нет проблем выйти замуж. Выйти замуж всегда можно. Проблема заключается в том за кого. Я и не призываю вас выходить замуж за первого встречного. Ни в коем случае. Это все равно, что прыгнуть с шестнадцатого этажа. Вы должны найти своего человека и только своего человека по своему характеру, социальному положению, образованию, культуре, материальному положению, возрасту и росту. Именно своего человека. Процесс определения, создания своего образа, эталона потенциального мужа есть процесс приведения в соответствие его с самим собой. Надо брать только то, что вам по плечу.
Когда я был маленьким, меня возили погостить к родственникам в деревню. Мне очень нравилось колоть дрова. Мне вручали топор, а чурбаки выбирал я сам. И, конечно, брал самые толстые и корявые, как это делал мой дедушка. Колол он просто великолепно: один удар и полено разлетается на две половинки. У меня никогда так не получалось, и я страшно злился. Если бы я жил один и продолжал бы делать также как и делал, то наверняка остался бы без дров, а значит без тепла и пищи. Но дед был мудр. Однажды, увидев как я маюсь и злюсь и теряю веру в себя, он отобрал у меня тяжелый топор и дал полегче, а потом выбрал полено потоньше, покороче и без сучков и поставил его на бревно. С первого же удара полено раскололось на две половинки. Я был в восторге. Менее чем через час я нарубил целую поленицу. Я обрел силу и уверенность в себе. Когда я вырос и приезжал в деревню, я всегда рубил дрова, но теперь уже брал поленья потолще и с успехом из разрубал.
Не получается ли тоже самое и в других случаях, когда мы, не соизмеряя свои возможности с действительностью, рубим дерево не по себе. Подумайте об этом.
С годами, после многочисленных и неудачных попыток выйти замуж эталон, образ будущего мужа, конечно, меняется. Жизнь учит. Но нередко эта учеба дается слишком дорого и самое главное время бывает упущено. Глядишь, пока поняла, научилась, золотое время и ушло, и все стало намного сложнее. Многочисленные опросы показывают, как меняется график оценивания потенциального мужа. С возрастом кривая резко снижается и переходит в плавную линию в пределах 20-30 баллов. Женщины начинают трезво оценивать свои возможности к тридцати годам, но нередко остаются без мужа.
Не лучше ли иметь реальную оценку себя и окружающих сейчас, сегодня, чтобы завтра не было поздно? Лучше и необходимо, поскольку самый верный способ не выйти замуж, это надеяться найти принца, идеального человека, или, по научному, предельно завысить свои критерии, оценки. Если не хотите выйти замуж, так и сделайте, и всю жизнь вы будете горды сознанием, что вам не нашлось достойного человека, стоящего мужчины. Можете даже везде и всюду об этом говорить и хвастаться.
Но если все-таки вам однажды придет дурная идея в голову, если все-таки вы решите, что надо выходить замуж и чем быстрее, тем лучше, поскольку времени до критического возраста осталось совсем немного, тогда, пожалуйста, прочтите еще раз этот параграф и выберите то дерево, которое окажется вам по плечу, выберите то полено, которое вы сможете одолеть, выберите тот образ мужа, который обеспечит вам прямую дорогу в счастливую и долгую супружескую жизнь, возможно с некрасивым мужчиной и не имеющим машины и дачи, но таким дорогим, милым и необходимым для жизни. Сделайте это и вы будете самой счастливой женщиной в мире.

В окошко можно увидеть только
кусочек неба
Лет пятнадцать назад нашими соседями по квартире стали муж и жена. У них была маленькая, лет пяти девочка. Время шло, девочка выросла и доросла до того самого момента, когда стала задавать те же вопросы, что и все девушки. Сначала задавала их только самой себе, а потом и другим. Она проводила долгие вечера с моей матушкой, которая обладала удивительным свойством всех внимательно выслушивать и давать разнообразные советы.
Девушка была очень красивая, среднего роста, стройная, с каштановыми волосами и милой улыбкой. Все, как говорится, было при ней, но она считала, что, сидя дома, можно быстрее выйти замуж.
Я никогда не считал, что познакомиться с человеком, который тебе интересен, если только он не занимает большой пост и не является всемирно известным артистом, трудно. Надо только доброжелательно улыбнуться ему и попросить о небольшом одолжении или отметить какое-нибудь его удивительное свойство. Как правило этого оказывается достаточно, чтобы завязался непринужденный разговор, который потом может вырасти и в более близкие отношения. И, наверное, не мало таких людей, особенно среди мужчин, для которых познакомиться с девушкой не представляет большого труда. Но в сотни раз оказывается сложнее это сделать девушке.
Конечно, сидя дома можно с кем-нибудь познакомиться, если кто-то нечаянно ошибется номером квартиры и, войдя в нее, решится поселиться в ней на вечное время, взяв в придачу и хозяйку. Такой вариант возможен, но все-таки довольно редко. Во всяком случае надеяться на то, что вас кто-то с кем-то познакомит дома, например родственники, не стоит, а уповать на это как на единственный способ найти жениха просто глупо. И большинство девушек поступают более разумно и ищут возможного претендента на руку и сердце вне дома, хотя бы на работе.
О, наша работа, учреждение, контора, институт и пр. Мы проводим там треть времени и всю жизнь. И если начальство считает, что на работе работают, то крупно ошибается. Там занимаются в основном совсем другим делом. Сколько на работе затевается любовных историй и интриг, сколько бывает разочарований, сколько сыграно свадеб и совершено разводов, сколько матерей одиночек и одиночек дочерей, сколько разбитых сердец и счастливых судеб. И не случайно. Как показывают социологические исследования, одно из основных мест знакомств молодежи ? их совместная работа. Да, работа играет существенную роль в системе знакомств, а для многих является единственным местом, где молодые люди могут познакомиться. И все-таки работа ? ненадежный вариант. Нельзя надеяться только на эту возможность.
Это было великолепное создание. Когда начальник ввел ее в нашу комнату и представил как новую сотрудницу, молодого специалиста, то мужчины не могли оторвать от нее взгляда. Более очаровательное существо наверное трудно было найти. Однако удивительное было впереди. Через несколько дней, когда она познакомилась со всеми и каждый высказал ей свое восхищение, она вдруг попросила, чтобы помогли найти ей жениха. Все дружно пообещали, но никто, конечно, не ударил палец о палец. В течение месяца она практически не появлялась на рабочем месте, но когда мы увидели ее вновь, она была печальна. Ее надежды найти жениха в институте, где она училась, не увенчались успехом: из почти тысячного коллектива не было ни одного даже гипотетически вероятного жениха. Придя на работу после вуза, она столкнулась с теми же проблемами. Найти жениха на работе оказалось не менее трудно, чем в институте. Из тысячи сотрудников более половины составляли женщины. Из другой половины и далеко не самой лучшей, подавляющее большинство были женаты, а другие предлагали ей все что угодно, но только не замужество. Вы бы видели ее состояние, до работы ли было ей. Что же ей надо было предпринять?
Одна девушка рассказала мне удивительную, но довольно печальную и в тоже время поучительную историю своего замужества. Как только ей исполнилось семнадцать лет, родители забеспокоились о ее будущем и не нашли ничего лучшего, как стали пилить ее день и ночь, чтобы она искала жениха. Это была пытка. Ей постоянно говорили, что она никогда не выйдет замуж, что она останется старой девой, что она никому не нужна, что она сама не способна найти жениха и что хочет остаться на шее у родителей и т.д. Ее довели до нервного истощения, и все ее поиски окончились больничной койкой.
Но как только она поправилась, первое, что она сделала, запретила родителям и кому-либо еще говорить о ее замужестве. Второе, она отказалась от мысли найти жениха у себя дома в шкафу или на работе среди пенсионеров и молодых инвалидов. Она пошла по другому пути и поступила мудро: устроилась инспектором в одной строительной организации. У нее была маленькая зарплата и много работы. Весь день она бегала по различным строительным конторам. У нее отнимались ноги и кружилась голова от обилия работы и людей, но зато у нее было другое, к чему она стремилась и почему выбрала эту работу. Все, с кем она имела дело в течение дня по роду работы, были мужчины. У нее появилось много знакомых мужчин. Она прекрасно знала, что всеми строительными конторами руководят мужчины. И куда бы она ни приезжала, она всегда имела дело как инспектор только с мужчинами, которые всегда относились к ней очень внимательно потому, что она была женщина, и потому, что она была инспектор. Ей улыбались, ею восхищались, ее встречали и провожали и, конечно, нашлись и такие мужчины, которые не только улыбались, но и целовали руки, дарили цветы.
За год работы она познакомилась с таким количеством мужчин, которое она могла бы увидеть только в метро в час пик. Как вы думаете, чем закончилась ее работа в строительной организации? Не надо обладать качеством провидца. Через год вышла замуж, не приложив к этому никаких усилий. Усилия прилагали мужчины, добивавшиеся ее руки и сердца, и из них она выбрала самого достойного. Вас чему-нибудь научила эта история? Я думаю, что да. Что она сделала? Она сделала очень простую и гениальную вещь ? расширила круг своих знакомых.
Если вы не поверили этой истории, если вы считаете, что расширение круга знакомств не имеет никакого значения для решения проблемы замужества, тогда я предлагаю вам проделать маленький эксперимент. Посчитайте, пожалуйста, со сколькими людьми вы общаетесь более или менее постоянно в течение дня. Вы, наверное, об этом никогда не задумывались, и очень удивитесь, когда подсчитаете. Во всяком случае, когда я предлагаю это сделать и получаю результат, то он оказывается ошеломляющим. Оказывается, что мы общаемся в среднем ежедневно, во-первых, с довольно небольшим кругом лиц и, во-вторых, это, как правило, одни и те же люди. Вы подсчитали? Думаю, что количество оказалось не больше, чем пальцев на двух руках. Это три или четыре человека на работе, один-два человека дома и еще может быть одна или две подруги. Я угадал? Теперь из этих примерно десяти человек вычеркните всех родственников, подруг и женщин, с которыми вы постоянно общаетесь. Сколько осталось мужчин? Один? Два? Может быть три, во всяком случае не более. Но из этих трех мужчин один оказался женатым, другой ? женоненавистником, а третий страстно влюбленным в другую девушку. Что вам остается делать?
Есть несколько вариантов. Отбить мужа, но это довольно опасно и не надежно. Перевоспитать женоненавистника, но это хлопотно и наверняка потребует много времени с неизвестным результатом. Перелюбить третьего? Можно попробовать, но все-таки это не очень хорошо, а потом, если он откажется из-за ваших прелестных глаз от своей возлюбленной, то где гарантия, что он не откажется при удобном случае и от вас. Все-таки это не очень надежные варианты.
Не лучше ли сделать по другому и сказать себе: "Э, вы очень хорошие ребята, но мне с вами не по пути". И сделать так, как это сделала та самая девушка, о которой я вам рассказал. Конечно, при этом совсем не обязательно переходить на другую работу, идти в строители, работать в воинской части или ехать к нефтяникам на север. Можно найти и здесь ту систему контактов, которая позволит вам иметь достаточное количество знакомств. При этом речь идет о постоянных контактах, о возможности поближе узнать друг друга, присмотреться, влюбиться не только с первого, но и со второго, а может быть и с третьего взгляда.
Однажды я поспорил со своим хорошим знакомым, что его дочь найдет жениха в течение месяца, если поступит так, как я ей посоветую.
Мой приятель был хорошим ученым и страстным любителем музыки. Он собирал книги и выращивал цветы, которые были его гордостью. Но в последние годы все это он забросил, и его страстью стало выдать замуж свою дочь. Он не нашел ничего лучшего, как приглашать к себе домой разных незнакомых молодых людей, своих малознакомых коллег. Он ничего не добился, кроме того, что задевал гордость дочери и сделал себя посмешищем всего института, где работал. Я обещал ему найти претендента на роль жениха и сдержал слово.
Я не стал давать брачного объявления в газету и знакомить ее со своими знакомыми, а сделал все очень просто до наивности. Попросил ее в течение месяца ассистировать мне на занятиях со студентами. Мне не нужна была ее помощь, и она практически ничего не делала, кроме того, что рисовала некоторые графики на доске и развешивала плакаты. Она ничего не делала как ассистент кроме одного: постоянно изо дня в день в течение месяца общалась с моими ребятами, помогала им, советовала, и в ходе занятий они смотрели не на доску, а на нее. Пускай я немного потерял в успеваемости студентов, но зато выиграл пари. Через месяц у нее не было проблем с поклонниками, но самое главное, наверное, что она обрела уверенность в себе и в своих возможностях. А это уже половина успеха.
Если раньше она панически боялась с кем-нибудь познакомиться, была уверена, что у нее не получится знакомства и она останется старой девой, и т.д., и тому прочее, что обычно и бывает, когда пропадает уверенность в себе, то сейчас ее нос был выше Пика Победы. Все произошло только потому, что расширились сфера ее знакомств и контактов, ей пришлось активно общаться с новыми знакомыми и учиться этому нелегкому делу. Она была обаятельная и красивая девушка и научилась пользоваться этим с успехом. Она получила своего жениха, а я хорошую дружбу с ее отцом.
Хотите выйти замуж ? расширяйте круг своих знакомств и контактов. Путь этот безошибочный и дает стопроцентную гарантию. Он настолько же прост, настолько и высокоэффективен и действует практически без проигрыша. Надо только сделать самую малость ? осознать в полной мере необходимость того, что без широких контактов и знакомств проблема замужества обречена на провал. Многие это хорошо понимают. Молодежные вечера отдыха, танцы, дискотеки, спорт и поезда здоровья ? все это формы расширения контактов, которые с большим или меньшим успехом используют все девушки. Не всегда это происходит осознанно и поэтому не всегда успешно. Если хотите чего-либо достичь в жизни, работайте, работайте, работайте в этом направлении, работайте постоянно и страстно, желайте этого достичь, ищите пути и формы достижения намеченной цели и решения поставленной задачи, и успех вам будет обеспечен.
Один мой хороший приятель, работающий большим начальником, рассказывал: "Когда я искал себе секретаря-машинистку, мне стала предлагать свои услуги одна наша сотрудница, очень симпатичная девушка. Она постоянно звонила, приходила на прием, передавала свои просьбу через моих сотрудников, но я ей постоянно отказывал, поскольку она не подходила к этой должности, как мне казалось, и мне не нравилась ее настойчивость. Наконец, я ее прямо спросил, почему она хочет работать на этой, надо сказать, довольно специфической и хлопотной работе. Откровенно говоря, я предполагал, что ее привлекает или движет ею некоторое тщеславие, внимание к начальнику начинается с его секретаря. Но она сказала совсем другое, и я поразился ее словам: "Я хочу выйти замуж, а через вашу приемную проходит много интересных людей. Где я могу найти, обрести так много знакомых, которые будут ко мне внимательны?" Я взял ее на работу, и через год она вышла замуж за одного моего сотрудника. Правда, и работником она была очень хорошим. Это тоже входило в условия успешного решения ее проблемы. Будучи на виду, она слыла не только приятной и опрятной девушкой, но и аккуратным и обязательным человеком".
Итак, третье правило, которое необходимо неукоснительно соблюдать. Если вы хотите выйти замуж, расширяйте контакты, не замыкайтесь в четырех стенах дома или в родном коллективе на работе. Чем больше контактов, тем больше вероятность, что вы найдете своего человека, того, с кем будете счастливы всю жизнь. Задача, как вы уже поняли, не просто выйти замуж, но найти своего человека, свою половину, того, кто больше других будет вам подходить. Если этого не делать, то шансы выйти замуж у вас самые минимальные.

Если вы попытаетесь в ресторане заплатить по
счету, то в следующий раз будете ужинать в
одиночестве
Я всю жизнь прожил в неведении и только недавно понял довольно странную вещь, по каким-то неведомым обстоятельствам, но наверняка не совсем правильным, люди, оказывается, любят совсем не то, что люблю я, и чаще всего предпочитают иметь то, что нравится им, а не то, что нравится мне. Я так же считал, все, что я не делаю и все что делаю, все это правильно, и только так должно быть и никак иначе. Однако другие люди этого совершенно не принимали во внимание и всегда делали так, как они считали правильным. Я всегда думал, что если мне что-то нравится, то это обязательно эталон совершенства. Если на ком-то я видел галстук, который мне не нравился, то это всегда вызывало негодование и обвинения в безвкусице, в неумении одеваться, в примитивизме и многих других грехах. "И как это люди не понимают, ? восклицал я, ? что они делают неправильно, не так как надо", при этом подразумевая, что надо делать только так, как делаю я и только я, поскольку только я один могу хорошо и красиво одеваться.
Но самое удивительное, что люди думают точно так же. Им тоже кажется, что только они делают все правильно, и чтобы они ни делали, они всегда делают самым прекрасным образом.
Один мой знакомый ругал своего начальника в глаза, но чаще за глаза за то, что тот неправильно руководит и вообще не может быть начальником и что пользуется не теми методами управления. Говорил, что нужно делать все не так и сразу же предлагал тысячу правильных, как ему казалось, рецептов и методов руководства. Вполне возможно, что он был бы лучшим начальником, но наверняка нашлись бы подчиненные, которые считали бы, что они сделали бы лучше. Другой знакомый постоянно ругал своего коллегу за то, что тот пишет не так, как надо писать, и что он не прислушивается к его советам, поэтому у него ничего не получается, а если и получается, то если бы следовал его советам, то могло бы выйти наверняка в десять раз лучше. Сколько раз приходилось слышать критику мужчин в адрес их жен, что они неправильно ведут домашнее хозяйство, при этом добавляли, что если бы они его вели, то наверняка сделали бы все лучше. Самое удивительное так думает каждый из нас.
Стремление поучать весь мир и стараться сделать его таким, каким тебе хочется его видеть, может сыграть злую шутку. Не поступаем ли мы также и в том случае, когда решаем свою судьбу и выбираем себе партнера.
Однажды ко мне зашел мой давнишний приятель и привел с собой девушку. Она была очаровательна, но выглядела весьма вульгарно. Ее манера одеваться и краситься вызвали чувство протеста и желание обвинить ее в нескромном и даже вольном поведении. Заметив мой недоуменный взгляд, приятель рассмеялся и сказал, что он точно также подумал поначалу. Но на самом деле она оказалась не только очаровательным, но и невинным существом. У меня не было оснований ему не верить. Но встретив эту девушку на улице или в незнакомой компании, я постарался бы с нею познакомиться, но не с целью жениться.
Впрочем, мои взгляды может быть уже устарели, в конце концов это мое личное мнение. Я не собираюсь давать какие-либо рекомендации как надо одеваться и красить губы. Я только хочу сказать, что у каждого человека есть свои представления о том, какая ему нужна жена, какая девушка ему подходит больше всех.
Один молодой человек высказал в письме в не очень толстый, но довольно популярный журнал свое мнение: "Мне не нравятся современные девушки, они не способны на большие чувства. Они ведут себя весьма не скромно, курят и самое главное для них весело провести вечер. Я бы не хотел жениться на такой". Откуда он знает, что сегодня все девушки плохие, не способны на высокое чувство и что они обязательно ведут нескромный образ жизни и т.д. Наверняка только по внешнему виду и манере поведения. Имея свой эталон настоящей девушки, он с негодованием отвергает все, что под него не подходит. Когда я прихожу на переговоры к какому-то человеку, от которого зависит решение моего вопроса, я стараюсь понравиться ему и продумываю до мелочей манеру своего поведения: какой костюм надеть, что сказать, как себя вести и пр. Но самое главное все должно быть направлено на то, чтобы он увидел во мне тот образ, который ему хочется или нужно видеть, чтобы то впечатление, которое он составит обо мне после моего ухода, точно соответствовало его представлению о нужном для него человеке.
Вы думаете, что я стараюсь под него подладиться? Ничего подобного. Если хочу решить свою задачу, я в меньшей степени должен думать о себе, а прежде всего о нем и сделать то, что помогло бы нам обоим решить общую задачу. Оставаясь самим собой, необходимо всегда помнить о другом человеке. Подделываться под него ? последнее дело: как всякая подделка она когда-нибудь вскроется и принесет больше вреда.
Однажды одну великую актрису спросили, почему она пользуется такой большой популярностью у публики: "Я знаю, что ей надо". Это слова достойные великого человека и великого мастера. Их следовало бы вставить в рамку и повесить над вашим столом. Это правило должно лежать в основе любой нашей деятельности, в том числе, когда мы решаем проблему замужества. Надо знать, что нравится и что не понравится другому человеку, что он любит и что не любит, что он хочет видеть в своей будущей супруге, именно в супруге, а не в товарище по туристическим походам.
Одна девушка как-то рассказывала: "Мне очень нравится носить брюки, уж больно они удобные, но моему жениху они не нравятся, он почему-то считает, что это отсутствие женственности. Я не стала ему доказывать, что женственность и брюки вполне совместимы. Зачем переубеждать его, проще их не надевать, а носить легкое красивое платье, которое мне очень к лицу, как он говорит. Подделываюсь ли я под его прихоти и стараюсь во всем угодить, лишь бы заманить его в брачные сети? Нисколько, это было бы слишком грубо. Я просто стараюсь сделать ему приятное, чтобы ему было хорошо со мной. Впрочем, он поступает точно так же, ведь и мне не все нравится в нем".
И в самом деле, вы сколько угодно можете отстаивать свое право носить брюки и все остальное, чтобы не взбрело в голову и вы будете полностью правы, тысячу раз правы, и никто не упрекнет вас в этом праве. Но кому нужно это право, если вы не сможете решить свою задачу, и ваш любимый человек, за которого вы так страстно стремились выйти замуж, в один прекрасный день скажет, что вы не в его вкусе. Вам останется только одно ? повесить это право на стенку и восхищаться им по вечерам, но уже в одиночестве.
В одном небольшом учреждении я дожидался приема директора. В его приемной работала секретарем симпатичная девушка. Мы разговорились и, узнав, что я социолог, она поведала мне свою тайну, спросила совета. Ей очень нравится один молодой человек, но она не знает, что надо сделать, чтобы он сделал ей предложение. Задача была несложная. Кроме всего прочего я ей посоветовал прежде всего сменить прическу. В данном виде это не прическа, а копна сена, которая создает вид неряшливости. "Я не успеваю делать прическу по утрам" ? ответила она. "Это ваше личное дело, успеваете вы или не успеваете, и оно ровным счетом никого не волнует и в первую очередь вашего потенциального жениха. Он должен видеть вас только красивой. Вам также необходимо сменить платье. Этот балдахин скрывает ваши достоинства и подчеркивает недостатки. Надо сделать наоборот". "Но оно очень удобно для работы". "Забудьте, что вам удобно или неудобно, помните всегда, как это будет воспринимать ваш юноша". Мы поговорили еще минут пятнадцать и я ей дал кучу самых элементарных советов. Но если вы думаете, что она ими воспользовалась, то ошибаетесь. Через несколько дней я снова был у директора и увидел ту же самую картину: копну волос и балдахин вместо платья. Она так ничего и не поняла. Я не стал спрашивать об ее успехах в личной жизни. Ответ был ясен.
Конечно, вы можете поступать так, как вам удобно, легче. Но в данном случае вы думаете только о себе, как вам в первую очередь удобно, но не думаете о том, как это воспримет ваш партнер. Что важно для вас в данном случае, свое удобство или решение своей задачи. Что вы выберете, так и поступайте. Личное удобство это только первая ступенька личного благополучия, которую необходимо как можно быстрее перешагнуть, на застрять на ней. Если остановитесь, то выше уже не подниметесь. И не считайте, что эта первая ступенька удобства есть вершина вашего счастья.
Необходимо создать себя такой, которая понравилась бы вашему юноше, которого вы наметили в жертву как мужа. У вас имеется образ жениха и будущего мужа? Наверняка имеется. Такой же образ жены и невесты имеется и у юноши. Постарайтесь узнать его, понять и в соответствии с ним построить себя. И не говорите, что все юноши обязательно видят свою жену уступчивой, красивой и обязательно в кухонном фартуке. Мол, все любят красивых домашних хозяек и послушных жен. Идти на первое свидание, имея уже готовый образ ? это обречь предприятие на неуспех. Начните с вопроса, а что ему нравится больше всего. Если вы ответите на него правильно, считайте, что успех обеспечен.
"Я обычно делаю так, ? рассказывала мне одна приятельница, ? спрашиваю мужчину, нравится ли ему жена его хорошего знакомого, например друга. И он начинает расписывать ее достоинства и недостатки. Нескольких таких характеристик жен его друзей и ясен его идеал жены. Прием несложный и не такой уж редкий, но довольно эффективный. Мой приятель как-то рассказал историю, которая его потрясла. Однажды он пригласил в ресторан девушку. Они приятно провели вечер, он был очарован и восхищен. Она была умна и элегантна и, надо сказать, умело применяла массу мелких и крупных ухищрений, чтобы понравиться моему другу, но под конец вечера она допустила непростительную ошибку. Когда подали счет, она заявила, что половину счета должна заплатить сама, что входило, видимо, в ее понимание современной независимой женщины. Она полагала, что мужчинам это должно нравиться. Возможно, иногда так и было, но в данном случае она глубоко оскорбила и ранила самолюбие своего партнера. Он считал, и категорически придерживался того правила, что платить по счетам в ресторане должен только мужчина, участие в расчетах женщины означает его слабость, не мужественность. девушка не поняла его, и больше он уже не приглашал ее никуда. И наверняка, если она попытается и в следующий раз заплатить за ужин, то потом уже будет ужинать в одиночестве.
Истории отношений в период знакомств бывают забавными и трагическими. Так случается только потому, что люди часто не понимают друг друга и даже не дают себе труда понять, узнать, что нравится и что не нравится нашему избраннику сердца. Женщина пригласила мужчину потанцевать, а он посчитал приглашение признаком легкого поведения. Женщина отказалась от того, чтобы мужчина проводил ее, а он посчитал отказ оскорблением мужского достоинства. Женщина сделала модную прическу и надела модное платье, а мужчина посчитал это транжирством и решил, что на нее нельзя положиться в жизни. Как быть, ничего не делать и сидеть дома в платочке? Ни в коем случае. Надо постараться понять мужчину и создать необходимый для него образ.
Итак, если хотите выйти замуж, старайтесь прежде всего понять мужчину, узнать, что ему нравится, а что не нравится, чтобы сделать его общение с вами комфортабельным, приятным.

Самый быстрый способ обратить на себя внимание
"Когда я был молодым человеком, ? рассказывал мой хороший знакомый, ? я познакомился с очаровательной девушкой. Я не собирался жениться, поскольку в это время меня интересовала только математика и ЭВМ. Когда я приходил к ней на свидание, то ничего лучшего не мог придумать, как рассказывать ей о своих пристрастиях. Более того, я приносил рулоны таблиц, снятые с ЭВМ, раскатывал их перед ней и страстно объяснял каждую цифру. Потом я понял, что все мои таблицы ей были не нужны, она в них не разбиралась, а к математическим формулам она питала отвращение со школьной скамьи. Но вы бы видели, как она меня слушала, какими горящими глазами на меня смотрела, как страстно вникала в каждое мое слово. Ей все было интересно. И за это я ей был страшно благодарен, и она была самой моей лучшей собеседницей. Я ей мог все рассказать и знал, что все, чтобы я ни рассказывал ей, будет интересно, я был всегда уверен, что она меня поймет и поддержит. Так меня не слушал больше никто, ни мои студенты, ни коллеги, хотя я им рассказывал более важные вещи. Я не собирался жениться на этой девушке, но не смог устоять перед ее молчаливыми, восхищенными глазами и умением слушать".
Сколь бы гениальны мы ни были, каких бы вершин ни достигли в служебном продвижении, всегда для нас самым важным остается искреннее, именно искреннее понимание и восхищение нами. Нам всегда не хватает обыкновенного человеческого понимания и восприятия нас не по должности и заслугам, а как человека. Не удивляйтесь, этого не хватало даже самым великим людям настоящего и прошлого времени. Люди восхищаются великими произведениями, но редко их творцом, к нему как к человеку, просто как человеку, они, как правило, безразличны. Люди наслаждаются голосом великого певца, его талантом, поклоняются ему как гению, но не как человеку. Начальнику говорят массу льстивых слов, но только как начальнику, но стоит ему перестать быть начальником, как о нем напрочь забывают. Но мы хотим, страстно желаем, чтобы нами восхищались именно как личностью. Страсть эта не случайна, ибо Человек, его личность намного ценнее, чем все его таланты. Женщина, понявшая это, становится не только самой любимой, но и самой дорогой, необходимой для любимого мужчины. Никакие внешние ухищрения, ни красота, ни одежда, ни тем более богатство вам не помогут, если вы не усвоите такое простое и необходимое правило. Вы должны быть внимательны к интересующему вас человеку, искренне восхищаться им и постоянно показывать ему это.
Однажды в разговоре девушка пожаловалась, что ей почему-то очень трудно выйти замуж. Несмотря на все ухищрения, не проходило и трех дней знакомства, как юноша, которому она с первого взгляда приглянулась, покидал ее без сожаления. Она никак не могла понять, почему это происходит.
Поговорив с ней несколько минут, я понял в чем дело. Это была очень эффектная девушка, она тщательно следила за своей прической и одеждой, и, надо отдать ей должное вкус у нее был отменный. Она была великолепна, но общаться с ней не хотелось. Она все имела и все предусмотрела, кроме одного, она никого не любила и ко всем относилась снисходительно. Это было видно невооруженным глазом, она того и не скрывала. Ее вид постоянно говорил, что она самая красивая и самая умная, и что все остальные внимания ее не стоят. И она блестяще это доказывала. Но что она получила взамен? Одиночество во всем блеске своих нарядов.
Не думайте, что вы умнее других, и что мир должен лежать у ваших ног. Вы можете в чем-то значительно превосходить вашего знакомого или близкого человека. Но и он в чем-то превосходит вас. Надо стремиться к тому, чтобы уметь выстраивать свои отношения с людьми, особенно с близкими.
Однажды я был приглашен на небольшой вечер. На нем присутствовала одна известная актриса. Я ее обожал и глядел на нее с восхищением. Но с еще большим восхищением я стал к ней относиться, когда услышал как она общается с каждым, кто к ней обращается. Она смотрела на собеседника с такой искренней заинтересованностью и слушала его с таким вниманием, что было видно, что общение доставляет ей огромное удовлетворение. Я уверен, что так и было на самом деле. Она искренне стремилась найти в каждом собеседнике прежде всего интересного человека. Каждый чувствовал свою значимость в ее глазах, а самое главное она приобрела свою значимость в наших глазах.
Как хочется, чтобы нами восхищались, и чтобы наша значимость была выше Эльбруса. Как хочется, чтобы с нами было интересно и легко, и все, кто с нами общается, хотели бы вернуться к нам снова и снова. Можно ли это сделать? Да, конечно, и сделать это не очень трудно. Для этого необходимо только одно ? восхищаться другими, находить в них самое интересное, постоянно подчеркивать, что с ними вам интересно и что лучших собеседников и более интересных людей вам не приходилось встречать. Попробуйте общаться на таком уровне, и успех в любой области деятельности вам обеспечен.
Внимание, что домашние голуби: если вы дарите его другим, оно постоянно возвращается к вам. Умение высказать внимание к собеседнику ? драгоценнейшее качество любого человека.
Вы пошли в парк погулять и улыбнулись прохожему. Возможно ваша улыбка осчастливила его, если не на всю жизнь, то, по крайней мере, на этот вечер. Собираясь на танцы, не забудьте взять с собой хорошее настроение, которое вы обязательно передадите другим. Вы идете в гости. Думайте не о том, как отнесутся к вам, а как вы отнесетесь к присутствующим. Вы идете на свидание. Помните, что вы идете на встречу с самым интересным человеком в мире, что вас ждет самый замечательный мужчина на свете, что вам очень повезло, ибо более значительного человека вам еще не приходилось встречать.
Помните, что не поступок определяет чувство, а чувство определяет поступок. Как вы себя настроите, так и будете поступать. Десять минут ежедневной тренировки не более. Но ежедневно, вы должны повторять, что улыбка вас украшает и делает самой красивой в мире, что вам сегодня радостно как никогда в жизни, что вы любите весь мир и особенно того, кто к вам плохо относится. Всего десять минут и через месяц вы себя не узнаете.
Если вы еще сомневаетесь, то вот письмо женщины к своему мужу по случаю годовщины их свадьбы.
"Дорогой друг! Я презираю себя такой, какой я была до нашей свадьбы, и когда вспоминаю, то с ужасом думаю, какое будущее меня ожидало. Все что было плохого в этом мире, было у меня на языке. Все несчастья в этом мире можно было видеть на моем лице за версту. Мне ничего не приносило радости, и мне всегда казалось, и я была в этом уверена, что у меня все плохо, настолько плохо, что хуже может быть только у лошади, которую заставляют с утра до позднего вечера работать. Я представляю, чего натерпелись мои знакомые, выслушивая мои сетования. Я с утра и до вечера твердила, что у меня самая маленькая квартира и в ней нельзя установить новый гостиный гарнитур, что дача у меня самая плохая, а река, которая протекала внизу, самая мелкая, и вода там самая холодная, а клубника, выращенная на участке, не имеет никакого вкуса по сравнению с соседской. Я всем постоянно с утра до поздней ночи твердила, что хуже моей работы не бывает. Теперь я понимаю, что вряд ли кто из моих знакомых мог это выдержать более десяти минут и именно поэтому у меня не было друзей. Лучше бы я работала как лошадь с утра до вечера, чем это говорила бы.
Это я сейчас так говорю, а когда я этого не понимала и удивлялась, вы это помните, почему это мои знакомые избегают меня, даже тогда, когда я готовила варенье.
Вы мне открыли глаза, а я себе ? мир. Вы сыграли со мной злую шутку, за которую я вас чуть не возненавидела и благодаря которой я вас полюбила Вы помните это?
Большей зануды я не знала. Для чего я вас приглашала? Для того, чтобы вы меня развлекали, а вы что мне давали? Свой длинный нос и тусклый вид. У нас были до осточертения скучные вечера, до того скучные, что не надо было пользоваться мухобойкой, от скуки мухи сами падали в тарелку. Вы постоянно жаловались, что у вас все плохо, плохо, плохо. Вы постоянно скучно и нудно говорили, что вас обошли по службе, что вам, уж не помню когда, не дали премии, что у вас старая машина, и что она застряла, и прокололась шина и еще что-то там ужасное, и также ужасное, которого с другими просто не может быть. И т.д., и т.д., и так каждый вечер. Я дошла до точки. Когда вы приходили ко мне, всякий раз мне хотелось выставить вас за дверь и всякий раз у меня чесались руки нахлобучить вам шляпу на ваши дурацкие очки. Мне было противно слушать вас и еще противнее видеть, уж поверьте, более противно, чем мою соседку (вы ее знаете), которая заняла у меня, так называемую щепотку соли и кое-что еще и три месяца не отдавала.
И когда я дошла до точки и готова была указать вам на дверь, вы сделали простую и мудрую вещь, вы легко и просто рассмеялись, как это делали и раньше, и задали только один вопрос: "Ну как я вам понравился в новом качестве?" "Это было ужасно" ? искренно ответила я. "Теперь представляет как было ужасно с тобой твоим знакомым? И ты еще хотела, чтобы они к тебе приезжали и дружили с тобой".
Вы преподали мне хороший урок, но если бы знали, как было трудно себя ломать и настраиваться на новую волну. И в этом вы мне тоже помогли. И если я сегодня праздную самую счастливую годовщину семейной жизни, то это только благодаря вам".
Мы продолжили разговор. "Я знаю, ? сказал он, обращаясь ко мне, ? что вы интересуетесь этими проблемами, поэтому и показал это письмо, которое написала мне моя жена примерно лет двадцать назад. Когда я с ней познакомился, она мне очень понравилась, но без тоски на нее нельзя было смотреть. Она мне очень нравилась, но я также прекрасно понимал, что жить с ней равносильно самоубийству. И тогда я решил ее немного перевоспитать, и первое, что я сделал, это показал ей, так сказать, наглядно, что она собой представляет, так сказать, поставил перед ней зеркало. В течение месяца она не желала в него смотреться, но все-таки я заставил ее это сделать, и когда она увидела себя, то ужаснулась. Остальное уже было проще. Я каждый день внушал ей, какой она должна быть и, как видите, мне это удалось почти в полной мере".
Случай, который я здесь описал, не такой уж и редкий. Я уверен, что если вы посмотрите внимательно, то найдете немало подобных среди ваших знакомых.
Итак, еще одно важное правило, выполнение которого позволит вам быть всегда жизнерадостной, искренне интересоваться тем, с кем вы общаетесь, видеть в нем самого умного, самого привлекательного человека, передавать ему свою жизнерадостность. Ничто мужчины так не ценят, как подчеркивание их значимости, и очень любят, когда поддерживают их уверенность в жизни. Повторяйте ему каждый день в различных вариациях, что он самый умный и самый талантливый, и через неделю он уже не сможет жить без этой маленькой доли душевного настроя. Вы наверняка окажитесь единственной, кто подмечает все его успехи и достижения на деловом поприще и искренне им восхищается. В один прекрасный момент ему придет в голову сумасшедшая идея, которую он будет повторять сначала про себя, но однажды выскажет ее и вам: "Как вы хорошо меня понимаете, и я не могу жить без вас". Он никогда не узнает, что эту идею внушили ему вы. Сам бы он, как все мужчины, занятые собственной персоной и своими успехами по службе, никогда бы до этого не додумался.

Итак, счастье в ваших руках. И если мои небольшие заметки по поводу того, как выйти замуж, вам немного помогут, то я буду считать свою задачу выполненной. Желаю вам успеха.

Литература

1. Введение в практическую социальную психологию /Под ред. Ю.М. Жукова и др. ? М., 1996.
2. Добрович А. Общение: наука и искусство. ? М., 1996.
3. Как выйти замуж с выгодой.? М., 1994.
4. Карнеги Д. Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей. ? М., 1997.
5. Пиз Аллан. Язык телодвижений: Как читать мысли других по их жестам. ? М., 1992.
6. Честерфильд. Письма к незнакомке. ? М., 1987.
7. Шопенгауэр А. Метафизика половой любви //Избр. произв. ? М., 1992.
8. Ильичев А. Практическое пособие по охоте на мужчин.М.,1999г.

Заключение
Социальное знание пока не поддается логической формализации, и по большей части остается уделом интеллектуальной интуиции. Социология в этом плане только попытка каким-то образом формализовать интуитивное социальное знание и представить его в некоторой теории. В истории научной мысли это вторая попытка после социальной философии.
Идеи, представленные учеными есть по сути актуализация (осознание) ученом интуитивного знания. Это еще не строгая формализация, достигаемая в процессе логической и практической реализации идеи и принимающей вид доказательной теории, методологии и методики познания. Оформившееся идея есть только догадка, что знание существующее в интуитивной форме, может быть актуализировано и формализовано. Идея не доказывается, ее только высказывают. Идея не может быть гипотезой; последнее предполагает хоть какое-то обоснование и доказательство, в отличии от идеи, которая есть чистый продукт, так сказать, озарения.
Конечно озарение так же в обязательном порядке основывается на актуальном и формализованном знании, идея может родиться только в прошлом системном знании. Вне этой системы никакая идея не может быть воспринята. В определенном смысле это прошлое знание является как бы доказательством самой идеи, ее жизнеспособности, ее возможности на существование. Однако если идея может быть воспринята только в рамках прошлого знания, тогда она является сама по себе прошлым знанием. Но это противоречит самому понятию идеи как нечто нового: если идея является новым знанием, тогда она не может быть воспринята в прошлом знании.
Идея никогда не является принципиально новым знанием и всегда корнями уходит в старое прошлое знание. Идея никогда не является полным прошлым знанием, поскольку всегда ориентируется на решение новых задач. Идея это догадка, что на основе старого прошлого знания можно решить новую задачу.

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>