<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

3,1
2,7


22. Другая отрасль
-
-
1,2
151

Специалисты ВЦИОМа обеспечивают при анализе данных тщательный ремонт выборки, чтобы минимизировать отклонения, возникшие на этапе полевых работ. Особенно сильные смещения наблюдаются по параметрам пола и возраста. Объясняется это тем, что женщины и люди с высшим образованием больше времени проводят дома и легче идут на контакт с интервьюером, т. е. являются легко достижимой группой по сравнению с мужчинами и людьми "необразованными"3. В принципе эту погрешность можно было бы уменьшить, увеличив число повторных посещений с трех до восьми-девяти, как делают западные социологи. Однако это привело бы к значительному увеличению расходов на проведение полевых работ, а во-вторых, к увеличению сроков проведения поля, - справедливо полагают Е.В. Козеренко и С.Г. Новиков4.
Максимальное отклонение показателей выборочной совокупности от соответствующих значений государственной статистики составляет 3,1 процентных пункта. Предполагается, что в этих пределах варьирует и ошибка выборки по изучаемому параметру, значение которого в генеральной совокупности неизвестно.
Аналогичным образом строятся другие всероссийские выборки. В обследованиях Центра "СоциоЭкспресс" Института социологии РАН выборка тоже имеет всероссийский масштаб. Ее проектный объем 2 тыс. человек. Опрос производится методом формализованного интервью по месту жительства. В основе размещения выборки лежат десять экономико-географических зон, в каждой из которых выделяются крупные города (численностью свыше 500 тыс. населения), средние города (50 - 500 тыс.), малые города (до 50 тыс.) или поселки городского типа, а также сельские населенные пункты. Репрезентативность контролируется по региональным пропорциям численности населения, пропорциям между городским и сельским населением, пропорциям между населением указанных типов населенных пунктов. Авторы полагают, что предельная ошибка их выборки не превышает трех процентов5.
Более надежны сопоставления данных выборочной совокупности с результатами иных крупномасштабных исследований, где используются "субъективные" переменные. Уникальные возможности в этом отношении возникают при проведении референдума, который являет
3 Там же. С. 10.
4 Там же. С. 9.
5 Зеркало мнений: Результаты социологического опроса населения России / Рос. академия наук, Институт социологии; Центр "СоциоЭкспресс"; Отв. за вып. В. Червяков. М.: Институт социологии РАН, 1993. С. 3 - 4.
152

собой опрос генеральной совокупности. 25 апреля 1993 г. в России состоялся референдум, где задавались четыре вопроса: о доверии президенту, об отношении к социально-экономической политике, проводимой президентом и правительством в 1992 г., о необходимости досрочных выборов президента, а также о необходимости досрочных выборов депутатов. Многие социологические службы страны делали свои прогнозы. Наиболее точным, но только по первым двум вопросам, оказался прогноз ВЦИОМ6, выполненный по заказу газеты "Известия" и опубликованный за день до референдума (табл. 5.2).
Таблица 5.2
Прогнозы результатов референдума 25 апреля 1993 г. различными социологическими службами, % положительных ответов
Прогнозы социологических служб и результаты референдума
Позиции вопросника
Доверяете ли Вы президенту России?
Одобряете ли Вы социальноэкономическую политику, проводимую президентом и правительством с 1992 г.






Прогноз ВЦИОМ в "Известиях"
57
522

Прогноз ВЦИОМ по опросу на избирательных участках
64
56



Cable News Research
65
58
Фонд "Общественное мнение"
74
66

Результат референдума
59
53
6 Седов Л.А. Референдум: прогнозы и итоги // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения: Информационный бюллетень / Междисциплинарный академический центр социальных наук; Всероссийский центр изучения общественного мнения. М.: АО"Аспект Пресс", 1993. №3. С. 9
153

При отсутствии лучшего критерия следует согласиться с тем, что, если выборка выходит за приемлемые рамки по известным переменным, она непригодна и по изучаемой переменной. И все-таки важно сознавать, что одна и та же совокупность единиц описывается многообразными характеристиками, каждой из которых присуща своя степень вариации. Иначе говоря, по одним характеристикам генеральная совокупность "хорошо перемешана" и является однородной, по другим - дифференцированной. Например, по признаку "грамотность - неграмотность" современное российское общество практически однородно: можно, опросив нескольких человек, уверенно утверждать, что подавляющее большинство людей грамотны. Иное дело - дифференциация доходов. Она столь велика, что малой выборкой не обойдешься. Отсюда следует, что не существует выборки на все случаи социологической жизни. Лучшая выборка - не обязательно большая. Даже очень маленькая выборка может быть вполне представительной. Главное, чтобы она была хорошо перемешана в генеральной совокупности,
3. Случайные и систематические ошибки
Уменьшение случайных ошибок при возрастании объема выборки и независимость систематических ошибок от величины массива. Сколько человек нужно опросить для получения репрезентативных данных? Примеры из практики исследовании. Почему предвыборный прогноз "Literary Digest" 1936 г. оказался ошибочным?
Ошибки выборки подразделяются на два типа. Случайные ошибки уменьшаются при возрастании объема выборочной совокупности. Так кубик при достаточно большом числе бросаний будет падать примерно равное количество раз на каждую грань. При нескольких бросаниях он может показать преимущественное выпадение, например "шестерки". Тогда мы говорим, что число наблюдений слишком мало, чтобы судить о неслучайности выпадения "шестерок". Но если "шестерки" выпадают постоянно при сотнях и тысячах бросаний, мы говорим: крайне маловероятно, чтобы это происходило случайно. Таким образом, случайная ошибка - это вероятность того, что выборочная средняя выйдет (или не выйдет) за пределы заданного интервала. При случайном отборе следует неукоснительно соблюдать следующую заповедь: критерии доступа к единицам исследования должны быть независимы от изучаемых переменных.
Чудесное свойство случайных ошибок уменьшаться при возрастании объема выборочной совокупности делает бессмысленными обследования огромных массивов, которые предпринимаются чаще всего с целью произвести впечатление на профессионально неподготовленного заказчика.
154

Даже национальные выборки достаточно малы. Первая национальная выборка в США, спроектированная в 1935 г. тогда только начинавшим карьеру "поллстера" Джорджем Гэллапом старшим, насчитывала 1327 человек и пропорционально отражала основные группы населения. Одной из наиболее важных тем общественного мнения тогда, в 1930-е гг., было возобновление запрета на производство и продажу спиртных напитков. Чтобы установить вариацию выборочной средней, обусловленную величиной массива, выборка была случайным образом разбита на три примерно равных по численности группы7. Посмотрим на распределение опрошенных в первой подвыборке (табл. 5.3).
Таблица 5.3
Отношение американцев к возобновлению запрета на спиртные напитки, опрос Дж. Гэллапа, 1935 г., первая подвыборка: 442 человека
Мнение опрошенных
Количество опрошенных, абс
Количество опрошенных,%
Одобрительное
137
31
Неодобрительное
276
62
Неопределенное
29
7
Всего
442
100
Аналогичные результаты Гэллап получил во второй и третьей подвыборках примерно такой же величины. Каждая из них показывала некоторое отклонение от общей выборочной средней, и, если проанализировать подвыборки накопленным итогом, можно установить степень приближения результатов малых выборок к результатам большой. Мысленная экстраполяция совершенно точно указывает предел точности выборочной средней - это генеральная средняя. Но и на промежуточных стадиях видно, что подвыборочные средние отклоняются от параметров большой национальной выборки незначительно (табл. 5.4).

7 Gallup G. A guide to public opinion polls. 2nd ed. Princеton: Princeton University Press, 1948. P. 14.
155

Таблица 5.4
Отношение американцев к возобновлению запрета на спиртные напитки, опрос Дж. Гэллапа, 1935 г., три подвыборки накопленным итогом, %
Выборки
Одобряют
Не одобряют
Не имеют мнении
Первая выборка, 442 человека
31
62
7


Первая плюс вторая выборки, 884 человека
29
63
8


Первая плюс вторая плюс третья выборки, 1 327 человек
30
63
7




Третья строка таблицы показывает значения, полученные в проектной выборочной совокупности, - они ненамного отличаются от средней и малой подвыборок. А изменятся ли выборочные параметры при увеличении объема? Чтобы узнать это, Гэллап провел дополнительные обследования той же генеральной совокупности выборками нарастающего объема таким образом, что величина максимальной из них составила 12 494 человека. Каковы же результаты расширения выборки почти в десять раз (табл. 5.5)?
Таблица 5.5
Отношение американцев к запрету спиртных напитков в дополнительных выборках большего объема, опрос Дж. Гэллапа, 1935 г., %
Выборки
Одобряют
Не одобряют
Нет мнения
2585
31
61
8
5255
33
59
8
8253
32
60
8
12 494
32
61
7
156

Мы видим, что самое большое расхождение между данными по двенадцатитысячной выборке и другим выборкам меньшего объема составляет два процентных пункта (по признаку несогласия с запретом спиртного). Отсюда следует, что в обследовании отношения американцев к запрету спиртного выборка может состоять из 442, равно как и из 12 494 человек, а результаты будут практически одинаковыми.
В практике массовых опросов относительная несущественность количества обследованных для получения точных результатов демонстрировалась неоднократно. Надо заметить, что предвыборные опросы - вероятно, единственная область социологических обследований, в которых выборочные параметры получают незамедлительное подтверждение либо опровержение: параметры генеральной совокупности обнаруживают себя сразу же после подсчета голосов. В остальных обследованиях такой возможности нет, генеральная совокупность ничем себя не показывает. В получении точных данных при минимальной выборке и проявляется мастерство "поллстера".
В лаборатории по исследованию общественного мнения Принстонского университета, которой руководил Хэрви Кентрил, изучались предпочтения избирателей штата Нью-Йорк. Шел 1942 г. За неделю до выборов один интервьюер, разъезжая по штату, опросил 200 человек. Они распределились в соответствии с плотностью населения в различных зонах территории штата (табл. 5.6).
Таблица 5.6
Распределение выборочной совокупности в обследовании избирателей штата Нью-Йорк, опрос X. Кентрила, 1942 г., абс.
Зоны размещения выборки
Число опрошенных
Нью-Йорк Сити Манхеттен
24
Бруклин
34
Бронкс
19
Куинс
19
Города с численностью населения свыше 500 тыс. человек
9
157

Продолжение
Города от 100 до 500 тыс. человек
10
Города от 10 до 100 тыс. человек
40
Города от 2,5 до 10 тыс. человек
10
Города до 2,5 тыс. человек
25
Фермы
10
Всего
200
Респонденты были распределены также по расовой принадлежности, экономическому положению, возрасту. Эти переменные и определили структуру выборки. Избирательные предпочтения ньюйоркцев оказались следующими: за Дьюи собирались проголосовать 115 человек, за Беннета - 72, за Альфанжа - 12 и за Амстера - 1. Ошибка предсказания победы Дьюи составила 5%, средняя ошибка трех лидирующих кандидатов - 3,3% (табл. 5.7).
Таблица 5.7
Данные опроса выборочной совокупности численностью 200 человек и результаты выборов в штате Нью-Йорк, опрос X. Кентрила, 1942 г., %
Кандидаты на выборах
Опрос Кентрила
Результаты голосования
Дьюи
58
53
Беннет
36
37
Альфанж
6
10
Выборка Кентрила минимальна, зато точность его данных была всего на один процентный пункт меньше, чем в опросе "Нью-Йорк дейли ньюс", где численность опрошенных составила48 тыс. человек. Американский институт общественного мнения (Дж. Гэллап) основы
158

вал тогда свой прогноз на обследовании 2500 человек, и ошибка составила 1,3 процентных пункта8. Результаты неплохие.
Итак, даже очень маленькая выборка при условии, что она хорошо распределена в генеральной совокупности, может быть вполне репрезентативной. Чем больше объем выборки, тем выше точность ее результатов, однако очевидно, что огромная выборка не гарантирует стопроцентного попадания. Плохо распределенная выборка в десять миллионов человек хуже, чем хорошо распределенная выборка в сто человек.
Со времени своего создания в 1935 г. Американский институт общественного мнения провел сотни предвыборных опросов. Средняя ошибка репрезентативности в 1936-1940гг. составляла 5,6 процентных пункта, в 1940-1944 гг. - 3,4, в 1944-1947 гг. - 2,6. В 1944 г. прогноз Гэллапа на президентских выборах был выполнен с точностью до 1,8 процентных пункта, а средняя ошибка по 48 штатам составила 2,5. В 1950-1958 гг. ошибка прогноза была 1,7 процентных пункта, в 1960-1968 гг. - 1,5, в 1970-1978 гг. - 1,19.
Второй тип ошибок выборки - систематические ошибки. Это неконтролируемые перекосы в распределении выборочных наблюдений, которые приводят к "утере" проектируемого объекта исследования. В отличие от случайных систематические ошибки распределяются вокруг средней неравномерно, при возрастании объема выборки не уменьшаются. Число опрошенных здесь уже не имеет значения, потому что фактическая генеральная совокупность - та, что соответствует выборке, уже "уехала" от проектируемой, а исследователь продолжает надеяться на репрезентативность. Систематические ошибки в отличие от случайных не поддаются предварительному контролю.
Осенью 1936 г. в истории социологических исследований произошло событие, радикально изменившее представления о построении выборки для массовых опросов. В первые десятилетия XX в. американские газеты и журналы соревновались за то, чтобы стать выразителями общественного мнения. Журнал "Литерэри Дайджест" проводил "соломенные опросы" перед выборами с 1925 г. и никогда не ошибался. Рассылались миллионы почтовых бюллетеней - тем, кто числился в телефонных справочниках и списках автовладельцев. Система работала хорошо до тех пор, пока избиратели со средними и высокими доходами голосовали в равной степени и за демократов, и
8 Gallup G. A guide to public opinion polls. Princeton: Princeton University Press, 1948. P. 20-22.
9 Gallup G. The Gallup poll: Public opinion 1978. Wilmington, Delaware: Scholarly Resources, 1979. P. XLIV.
159

за республиканцев. И наоборот: избиратели с низкими доходами были склонны голосовать за любого кандидата.
С началом "Нового курса" американский электорат стал резко стратифицироваться: люди с доходами выше среднего, придерживавшиеся демократических взглядов, переменили их на республиканские, а те, кто принадлежал к малодоходным группам, стали симпатизировать демократической партии.
В 1936 г. на пост президента США претендовали Франклин Рузвельт - демократ и Альфред Лэндон - республиканец. Журнал "Литерэри Дайджест" разослал по почте десять миллионов бюллетеней - была охвачена примерно треть американских семей. Вернули бюллетени 2 376 523 человека. Очевидно, выборка "Литерэри Дайджест", состоящая из владельцев телефонов и автомобилей, была обречена на смещение в пользу республиканцев. Так и получилось. Предвыборный опрос показал, что за Лэндона собираются проголосовать 57% избирателей, а за Рузвельта - 43%. На выборах же победил Рузвельт с результатом 62,5%, а за Лэндона было подано 37,5% голосов.
К этому времени службы Дж. Гэллапа, Э. Роупера и А. Кроссли уже давно вели эксперименты с выборочными опросами. В частности, Гэллап в 1935 г. установил сдвиг политических ориентации состоятельных избирателей вправо, а бедных - влево. В 1936 г. он обнаружил, что большинство владельцев телефонов предпочитают Лэндона Рузвельту, в то время как только 18% получающих пособие собираются голосовать за Лэндона. 12 июля 1936 г., когда началась предвыборная кампания, Гэллап опубликовал статью с предупреждением об ошибке "Литерэри Дайджест", который, как считал автор, по всей вероятности, предскажет победу Лэндона над Рузвельтом со счетом 56: 44. Гэллап получил этот прогноз, разослав по почте всего 3 тыс. бюллетеней. Он подробно проанализировал причины возможной ошибки. В ответ в "Литерэри Дайджест" была опубликована сердитая статья, где редактор писал: "Никогда и никто еще не предсказывал результаты наших опросов еще до того, как они начались... Нашему доброму статистическому другу (имелся в виду Гэллап. - Г. Б.) можно было бы напомнить, что эти старомодные методы обеспечивают "Дайджесту" правильные прогнозы с точностью до одной сотой процента"10.
Основной источник систематической ошибки вопросе "Литерэри Дайджест" - использование для определения адресов респондентов телефонных справочников и регистрационных книг владельцев ав
10 GallupG. Op. cit. P. XV.
160

томобилей. Естественно, выборка сместилась в сторону "верхних" слоев социальной структуры. Владельцы телефонов и автомобилей - группы, в значительной степени пересекающиеся, - и составили реальный объект исследования, в то время как проектируемый объект отождествлялся с электоратом США. В итоге сформировалась выборка из респондентов, избирательные предпочтения которых отличались от предпочтений среднего американца. Средневыборочные значения оказались смещенными в сторону более состоятельных и образованных слоев населения.
Эти социально-структурные параметры имели определяющее влияние на распределение доверия к Рузвельту среди электората. Проводимый президентом с 1932 г. "Новый курс" был основан на вмешательстве государства в сферу свободного предпринимательства, антимонопольной политике и защите интересов низших слоев населения, в том числе расширение избирательных прав для иммигрантов. Немаловажным фактором, обусловившим размежевание позиций избирателей, был и процесс крупных корпораций против Рузвельта в Верховном суде, который был выигран "капиталистами" в 1936 г. Это способствовало его популярности среди низших классов. Да и сам облик Рузвельта - человека, с молодых лет прикованного к инвалидной коляске, но сумевшего стать выдающимся политиком, импонировал демократическому большинству. Оптимальное размещение выборки в таких условиях было несовместимо с "уклоном" в сторону богатых. Этот "уклон" значительно усилился по причине пренебрежения со стороны аналитиков "Литерэри Дайджест" к динамике электоральных предпочтений в различных социальных стратах.
В предыдущих опросах "Литерэри Дайджест" анкеты рассылались тем же группам и прогнозы оправдывались, но в 1936г. не были учтены два исключительно важных обстоятельства: во-первых, дифференциация избирательных установок в зависимости от уровня доходов - эта тенденция усилилось с приходом в 1932 г. в Белый дом президента Рузвельта; во-вторых, значительное расширение избирательного ценза. Новые контингента электората в основном принадлежали к беднейшим классам - они и предпочитали видеть Рузвельта на посту президента.
Метод исследования - почтовый опрос - также усугубил ошибку. Вероятность возврата вопросника по почте была и остается намного выше у людей с высоким образованием и доходами выше среднего, а те, кто не возвратил заполненный вопросник, как правило, принадлежали к низшим классам. Поэтому, если бы даже поллстеры из "Литерэри Дайджест" использовали списки избирателей, а не телефонные справочники, выборка все равно оказалась бы смещенной в сторону богатых и образованных.
161
11-365

Против "Литерэри Дайджест" работал и фактор времени. Состоятельные и более образованные люди обычно определяют "своего" кандидата на президентских выборах еще летом и, вообще, заранее имеют по этому поводу обоснованную позицию, а "простые" люди ничего заранее не умышляют. "Литерэри Дайджест" опрашивал миллионы преуспевающих американцев как раз в начале сентября, когда богатые уже определились в своем выборе, а бедные еще нет. Ошибочно предполагалось, что полученная картина сохранится до ноября, в том числе сохранится и доля тех, кто не мог сказать ничего определенного. К осени ситуация стала меняться. Количество определившихся в своем "нет" Рузвельту осталось относительно стабильным, зато подгруппа не имеющих мнения начала резко сокращаться и перетекать в "да" Рузвельту. Так величайшая по объему выборка в истории массовых опросов оказалась ошибочной, и инцидент показал, что главное для репрезентативности - не объем, а хорошее размещение единиц отбора.
"Каждая единица имеет равный шанс попасть в выборку" - первый принцип выборочной процедуры. Тогда же, в июле 1936 г., молодые и еще неизвестные поллстеры (так стали называть тех, кто проводит массовые опросы, в отличие от социологов), опросив несколько тысяч человек, точно предсказали победу Рузвельту. С этого времени начался институциональный период в истории обследований общественного мнения. Институты Гэллапа, Роупера и Харриса к началу 1960-х гг. уже были международными корпорациями.
4. Типичные систематические ошибки выборки и способы отбора единиц
Давление доступных объектов. Иллюзия постоянства. Недостаточный учет аномальных и труднодоступных единиц. Отказы от ответа. Способы отбора единиц исследования. Вероятностный отбор; районирование; гнездовой отбор; систематический отбор; квотный отбор; стихийный отбор.
Первая и наиболее часто встречающаяся ошибка заключается в давлении доступных объектов. В результате происходит необоснованная экстраполяция реального объекта на проектируемый. В выборке "Литерэри Дайджест" возможности доступа к респондентам, предоставляемые телефонными справочниками и регистрационными карточками автовладельцев, снизили у исследователей чувство опасения перед ошибкой. При использовании прессового опроса, когда на
162

опубликованные в газете вопросы отвечают те, кто захотел отвечать и взял на себя труд вернуть анкету обратно, давление доступных объектов ощущается особенно сильно. При уличном опросе интервьюеры будут вынуждены беседовать с теми, кто согласится отвечать на вопросы.
Другой пример систематической ошибки, которая войдет в историю социологических обследований. Причины этой ошибки остаются не вполне ясными, но роль давления доступных данных несомненна. В декабре 1993 г. в России проходили выборы в Федеральное собрание. Многие социологические службы осуществляли массовые опросы и давали ориентировочные прогнозные оценки относительно исхода голосования. Результаты голосования показали, что данные опросов существенно отклоняются от реальных предпочтений избирателей. Так, за партию "Выбор России", поданным Центральной избирательной комиссии, проголосовали 15,74% населения. Самооценка партий и политических блоков, осуществленная в начале ноября, показала цифру 38%. По данным Института социологии РАН (В.А. Мансуров), за "Выбор России" собирались голосовать 25,4%. Институт социальных технологий "Социограф" Российской академии управления (В.М. Соколов) получил достаточно близкую к истинной цифру: 13%. Институт социально-политических исследований РАН на основе опроса 1650 человек в 9 регионах России 20 ноября 1993 г. точно предсказал результат голосования по "Выбору России": 15%.
За Либерально-демократическую партию России проголосовало 23,21% избирателей. Но ни одна из социологических служб не получила данные о собирающихся отдать свои голоса за ЛДПР больше чем 9,9% (Институт социологии РАН)". Если причина ошибок заключается в погрешностях выборки, то такая погрешность была допущена всеми социологическими службами. Можно предположить, что на результаты опросов оказали давление политически информированные, активные респонденты, имеющие свое мнение о кандидатах в законодательный орган. Масса "пассивных" респондентов, по всей вероятности, не обнаружила своих политических предпочтений в ходе опросов, а на выборах отдала голоса Жириновскому, фигура которого трактовалась демократически настроенными аналитиками как одиозная. Нельзя также исключить, что предпочтения избирателей стали резко меняться за неделю до голосования. Как показали А. Ослон и Е. Петренко, избиратели, затруднившиеся с ответом за неделю до
11 Дмитриев А.В., Тощенко Ж.Т. Социологический опрос и политика // Социологические исследования. 1994. № 5. С. 44.
163

выборов и, следовательно, принявшие свое решение накануне выборов, резко изменили соотношение сил в пользу Либерально-демократической партии России в группах служащих, рабочих, пенсионеров12.
Причины таких сдвигов остаются неясными. Нельзя исключить ни массированного воздействия средств массовой информации, ни антиправительственных настроений среди большинства населения, особенно в периферийных регионах страны. Давление доступных данных проявилось в том, что определенные ответы по поводу предстоящего голосования дали демократически настроенные респонденты, а консервативные, скажем, подавленные развитием капитализма в России, предпочитали долгое время сомневаться - во время выборов они обнаружили свое "против".
Второй тип систематической ошибки связан с иллюзией постоянства. В предвыборных опросах, как мы видели, иллюзия постоянства проявляется в пренебрежении группой респондентов, не имеющих определенного мнения. Ее численность, как правило, резко снижается в предвыборные дни. Далеко не все переменные устойчивы. В подавляющем большинстве случаев постоянными являются пол, социальное происхождение, группа крови, темперамент. Более лабильны семейное положение, должность и, бывает, национальность. Распределение видов деятельности в суточном бюджете времени изменяется достаточно стабильно в зависимости от времени года, пола, возраста и профессии. Например, можно с большой степенью точности сказать, сколько времени тратят пенсионеры зимой на просмотр телепередач. Социологические переменные субъективного плана - мнения, оценки, установки, намерения - меняются столь же быстро, сколь хаотично, иногда под влиянием непредвиденных обстоятельств.
Установим три группы социологических переменных: а) переменные, не обнаруживающие динамики; б) переменные с прогнозируемой динамикой; в) переменные с непрогнозируемой динамикой. В первом случае временным смещением объекта при проектировании выборки можно пренебречь, во втором случае результаты наблюдений должны экстраполироваться на проектируемый объект с некоторым упреждением - примерно так, как производится стрельба по движущейся цели (рис. 5.1).

12 Ослон А., Петренко Е. Парламентские выборы и опросы общественного мнения в России во второй половине 1993 г.: Аналитический доклад / Фонд "Общественное мнение". М., 1994. С. 21.
164


Рис. 5.1. Смещение реального объекта выборки относительно проектируемого объекта по времени
Надо "накрыть" генеральную совокупность, но "накрыть" ее в том месте, где она появится через определенное время. Поскольку траектории социологических переменных изучены слабо - повторные и продолжающиеся исследования трудоемки и встречаются сравнительно редко - подобные экстраполяции выборки производятся эвристически, "на глаз", но даже в таком случае полезно фиксировать прогноз динамики переменной хотя бы в терминах "возрастет", "снизится", "будет колебаться". Образцовым остается исследование Б. Берельсона, П. Лазарсфельда и В. Макфи - они установили циклы электоральных предпочтений американцев в предвыборные месяцы и даже недели13. Зависимость распределения времени различных социальных и возрастных групп от будних и выходных дней, летних и зимних месяцев изучалась десятки раз, и в данном случае есть все основания говорить о хорошо прогнозируемых процессах.
Часто в социологических исследованиях динамика переменных остается непрогнозируемой и выборки в данном случае имеют эпизодический характер - т. е. сама выборка являет собой не более чем эпизод. Обычно данные о субъективных и тому подобных эфемерных и ситуативных признаках привязаны к определенному периоду и за его пределами теряют смысл. Например, "рейтинг популярности" политического лидера сохраняется как факт массового сознания недолго. Мирская молва - морская волна. Примерно то же самое - реакция публики на телепередачи либо политические события. В данном случае мы имеем дело с исследованием-одноднев
13 Berelson В., Lazartfeld P., McPhee W, Voting: A study of opinion formation in a presidential campaign. Chicago: University of Chicago Press, 1968.
165

кой. Его результаты должны появиться завтра на газетной полосе и тут же устареть. Аналогичная ситуация складывается в маркетинге - экспозиция рекламного "паттерна" требует немедленного анализа и прослеживания его влияния на сознание потенциальных покупателей, пока "паттерн" не потеряет свою эффективность. Обычно "моментные" выборки применяются в тех областях социологии, которые ориентированы не на концептуальные результаты, а на внешнего заказчика и выполняют "обслуживающие" функции.
Третий тип систематических ошибок - недостаточный учет аномальных и труднодоступных единиц исследования. Речь идет о тех, кто в силу обстоятельств имеет меньшую вероятность попасть в выборку. Если первый тип систематической ошибки связан с давлением доступных единиц, в данном случае причину ошибки можно обозначить как ненавязчивость малодоступных единиц. Их мало, и социолог уже на стадии проектирования генеральной совокупности должен решить, стоит ли пренебрегать малочисленными группами лиц, лишенных свободы, не имеющих определенного места жительства, работающих в отрыве от дома и т. п. Если учет малодоступных единиц не имеет существенного значения для исследования (в большинстве случаев бывает именно так), следует указать, что они исключены из выборочной совокупности. К малодоступным единицам относятся также больные, в частности, находящиеся в стационарах, очень нелегко получить возможность обследовать личный состав Вооруженных Сил (здесь может заключаться источник серьезных систематических ошибок).
Меньшие шансы на попадание в выборку имеют те, кого нет дома, и отказывающиеся сотрудничать с интервьюером. Недостаточный учет отсутствующих в месте сбора данных, как правило, по месту проживания, - четвертый тип систематических ошибок. Казалось бы, не оказаться дома в момент посещения интервьюера может любой человек (канон полевого исследования требует, как минимум, троекратного посещения). На самом деле, отсутствуют дома вполне определенные контингента населения. По данным Н.Н. Чурилова, при первом посещении интервьюерам удается опросить большую часть женщин и меньше половины мужчин; при трехкратных посещениях обнаруживается, что в числе 4 - 7% труднодоступных респондентов также преобладают женщины. Среди рабочих труднодоступных респондентов 5%, среди служащих - 8%. Чем моложе респонденты, тем больше вероятность опросить их при первом визите интервьюера. С увеличением возраста респондентов увеличивается доля труднодоступных - это противоречит распространенному мнению, будто люди старшего возраста менее мобильны, чем остальные группы населения. Наиболее доступны респонденты, никогда не состоявшие в браке, -
166

после трехкратных визитов интервьюеров доля опрошенных составила 99-100% 14.
Пятый тип систематических ошибок - отказы от ответа, которые в зависимости от темы опроса могут составлять довольно значительный процент запланированных интервью. Особенно часто отказы от ответа наблюдаются в крупных городах. Проблема заключается в том, что в отличие от отсутствующих дома отказывающиеся отвечать, по данным исследований, существенно отличаются от сотрудничающих с интервьюером. В частности, имеющие высокое образование и информированные респонденты склонны говорить "не знаю" в противоположность малограмотным и самоуверенным, у которых есть ответ на любой вопрос15.
Среди причин отказа от ответа можно указать три наиболее важных. Первая причина связана с содержанием вопросов, недостаточной осведомленностью респондента в предмете обсуждения либо нежеланием говорить на определенные темы. Некоторые исследуемые социологом переменные не реагируют на смещение выборочной совокупности, связанное с отказом отвечать на вопросы, другие более чувствительны. Например, беседа с интервьюером по вопросам интимной жизни вызывает затруднение у многих респондентов. В период перестройки (вторая половина 1980-х гг.), когда советские социологи увлекались "острыми" вопросами, трудящиеся старались воздерживаться от ответа или обнаруживали малую осведомленность в актуальных политических темах. Например, многие не могли сказать, как относятся к диссидентам, поскольку они ассоциировались и с пьяницами, и лицами без определенного места жительства. С другой стороны, респонденты активно отвечали на вопросы, о которых не имели представления. Н.А. Клюшина показала, что высокий процент не ответивших в некоторых случаях свидетельствует о качественной информации. По ее данным, включение вопросовфильтров при обсуждении проблем внутренней политики приводит к увеличению числа неответивших на 11% и при обсуждении внешней политики - на 1б%16.
Вторая причина - нежелание отвечать в силу недоброжелательной установки по отношению к интервьюеру либо такого рода опросам
14 Чурилов Н.Н. Проектирование выборочного социологического исследования. Киев: Наукова думка, 1986. С. 140 - 146.
15 Бутенко И.А. "Нет ответа": Анализ методической ситуации на страницах журнала "Public opinion quarterly" // Социологические исследования. 1986. № 4. С. 118- 122.
16 Клюшина Н.А. Причины, вызывающие отказ от ответа // Социологические исследования. 1990. № 1.С. 100.
167

вообще. Этот аспект изучен недостаточно. Каких-либо систематизированных наблюдений не имеется, хотя в литературе отмечается возрастание общего количества "заисследованных досмерти" (surveyed to death) респондентов. Скорее всего это преувеличение. Наиболее способные и опытные интервьюеры умеют завоевывать доверие респондента и преодолевать его нежелание сотрудничать.
Третья причина - внешние обстоятельства, препятствующие контакту, несмотря на информированность респондента и желание сотрудничать. Наиболее труднодоступными, поданным Н.Н. Чурилова, являются семейные респонденты - многие из них не могут выделить 40 - 50 мин для беседы с интервьюером17, количество отказов от интервью составляет 2,5%, респонденты отсутствуют дома по известным либо неизвестным причинам в 5,2% случаев". По данным опроса 395 молодых рабочих в 1982 г. в Киеве, несостоявшиеся интервью связаны с отпуском респондента (0,4%), болезнью (0,4%), отказом от опроса (3,2%), декретным отпуском (3,6%), призывом в армию (1,2%), увольнением с места работы (2,0%). Другие причины отсутствия ответов обусловлены утерей анкет, отказом вернуть заполненные анкеты и т. п. Общая величина систематической ошибки, как показал Н.Н. Чурилов, составляет 3,03%, что существенно не влияет на выборочную среднюю19. Уровень систематической ошибки можно несколько снизить заменой отсутствующих либо отказавшихся отвечать респондентов лицами из резервного контингента, но самым надежным способом реализации выборки являются повторные посещения. Однократное посещение обеспечивает опрос примерно 55% респондентов, второе и третье посещения увеличивают это число до 95 - 9б%20.
Повторные посещения респондентов, отсутствующих дома, обходятся довольно дорого. Поэтому в 1950-е гг. в Институте Гэллапа была разработана система интервьюирования, названная "Время-Место". Было проведено специальное исследование и установлено: кто, когда с наибольшей вероятностью находится дома. Естественно, что опросы обычно проводятся в вечернее время и в выходные дни21.
Общее количество отказов варьирует от 5% в переписях населения США до 30% в отдельных "трудных" обследованиях, например
17 Чурилов Н.Н. Проектирование выборочного социологического исследования. Киев: Наукова думка, 1986. С. 149.
18 Там же. С. 139.
19 Там же. С. 141 - 142.
20 Там же. С. 144.
21 Gallup G. The Gallup Poll: Public opinion 1978. Wilmington, Delaware: Scholarly Resources, 1979. P. XI.
168

касающихся доходов или интимной жизни. Особенно много отказов в крупных городах. Менее всего расположены к сотрудничеству с интервьюером белые и высокообразованные люди. Возможно, увеличение отказов в последние годы обусловлено соображениями безопасности. Определенную роль играет и снижение уровня подготовки интервьюеров, которые в большинстве случаев рассматривают это ремесло как временную подработку".
Вряд ли возможно предвидеть все систематические ошибки, встречающиеся в массовых опросах. Например, в исследовании воспроизводства трудовых ресурсов Киева в 1984г. применялся отбор респондентов по избирательным спискам - выписывался адрес каждого сотого избирателя. В.И. Паниотто заметил, что, если начинать отбор по алфавитному списку, получат преимущество респонденты, фамилия которых начинается на букву "А". Возникнет систематическая ошибка: в частности, большие шансы на то, чтобы попасть в выборку в Киеве, получат армяне, поскольку их фамилии часто начинаются на "А". Чтобы избежать этого, В.И. Паниотто начинал отбор в каждом списке с номера, равного целой части числа к/7 + 6/7 , где к - номер избирательного участка, изменяющийся от 1 до 70023.
Каковы способы отбора единиц исследования? Н.Н. Чурилов выделяет сплошной, случайный и неслучайный способы отбора единиц исследования. К случайной выборке он относит выборку вероятностную, систематическую, районированную и гнездовую. Неслучайные методы отбора-"стихийная" выборка, квотная выборка и метод "основного массива"24.
Если генеральная совокупность имеет небольшой объем и можно обеспечить равную вероятность отбора каждой единицы исследования, применяется вероятностная выборка. Это не просто случайный бессистемный отбор, а строгая процедура, чаще всего основанная на использовании таблицы случайных чисел. Такого рода процедуру можно использовать только в том случае, если единицы исследования удается пронумеровать.
Однако чаще всего приходится разделять обследуемую совокупность на более или менее однородные части и затем осуществлять отбор единиц внутри этих частей. Такое разделение совокупности на части называется районированием. Проблема заключается в обеспечении
22 Sudman D. Sample survey // Annual Review of Sociology. 1976. Vol. 2 / Ed. by A. Inkeles.J. Coleman.N. Smelser. Palo Alto, CA: Annual Review Inc., 1977. P. 114- 115.
23 Паниотто В.И. Качество социологической информации. Киев: Наукова думка, 1986. С. 82.
24 Чурилов Н.Н. Цит. соч. С. 13-27.
169

однородности выделяемых классов на основе существенных для исследователя критериев. Для решения такой задачи необходимо располагать данными о структуре генеральной совокупности и, в частности, о распределении признака районирования. Выделенные "районы" должны существенно отличаться друг от друга, но им должна быть присуща внутренняя однородность.
Противоположность районированной выборке составляет выборка гнездовая, где обследуется промежуточный объект. Первоначально гнездовая выборка разрабатывалась в сельскохозяйственной статистике. В качестве социологических гнезд могут выступать населенные пункты, районы, предприятия, бригады. Реализовать такую выборку намного легче, чем вероятностную либо районированную. Единицы исследования здесь размещены компактно. Проблемы, которые возникают при гнездовом отборе, связаны с определением величины гнезда, количеством гнезд, которые надо обследовать, и их размещением в генеральной совокупности.
Систематический отбор является упрощенным вариантом случайного отбора. В основу выборки здесь положены не вероятностные процедуры, а алфавитные списки, картотеки, схемы, которые, как предполагается, не зависят от изучаемого признака и обеспечивают равновероятность попадания в выборку всех единиц генеральной совокупности.
Квотный отбор основан на целенаправленном формировании структуры выборочной совокупности. Интервьюер получает задание опросить некоторое количество лиц определенного возраста, пола, образования и профессии. Удельный вес квоты в выборочной совокупности должен соответствовать ее удельному весу в генеральной совокупности. Обычно квотная выборка используется на последних ступенях отбора и завершает процесс районирования и применения вероятностных процедур. Например, в штате Нью-Йорк проживает 10% населения США. Следовательно, 10% интервью должны быть проведены в Нью-Йорке. Если объем национальной выборки 10 000 человек, то на Нью-Йорк приходится 1000 интервью. Далее. НьюЙорк Сити включает 40% населения штата. Следовательно, 400 интервью будут проведены в Нью-Йорк Сити. Поскольку третья часть жителей Нью-Йорк Сити живет в Бруклине, 133 интервью будут проведены в этом районе. Кроме территориальных признаков, для определения квоты выбираются социальный статус, возраст, пол, иногда раса. Распределение этих признаков в генеральной совокупности известно и нетрудно обеспечить ее идентичность структуре выборки. Но при соблюдении квот остается много возможностей для систематических ошибок. В частности, интервьюер, разыскивая респондента определенного пола, статуса и возраста в заданном районе,
170

предпочтет беседовать с более привлекательными и коммуникабельными людьми. Дж. Гэллап отмечал, что в квотных выборках обнаруживается слишком много людей, окончивших колледж, с доходами выше среднего, республиканцев по политическим ориентациям25. Поэтому вероятностный отбор обладает немалым преимуществом перед квотным: выборка меньше зависит от инициативы интервьюера. Метод стихийного отбора внешне похож на случайный. Исследователь здесь имеет дело с максимально доступными для него единицами наблюдения и исходит по преимуществу только из критерия принадлежности респондента к проектируемой генеральной совокупности. Чаще всего в данном случае допускаются неконтролируемые систематические ошибки. Особенно это относится куличным опросам, когда фиксируется мнение тех, кто имеет возможность и желание поговорить с интервьюером. Существенную роль в данном случае играет взаимное расположение при встрече. Нередко интервьюер, получив задание провести опрос, обращается к своим знакомым. Обследования, проводимые с помощью публикуемых в газетах вопросников, строго говоря, относятся к воображаемому объекту. Оценить репрезентативность выборочных средних при стихийном отборе практически невозможно. К стихийному отбору относится и метод основного массива, преимущество которого состоит в том, что выборочная совокупность составляет значительную долю генеральной и перекрывает возможное смещение. Например, при обследовании коллектива предприятия вполне достаточно опросить "большинство" работников и это обеспечит близость выборочной и генеральной средних.
5. Теоретические основы случайного отбора
Вариация выборочной средней. Центральная предельная теорема. Правило "трех сигм".
Предположим, что мы имеем дело с идеальной генеральной совокупностью, каждый элемент которой обладает абсолютно равными шансами попасть в выборку. Численность генеральной совокупности не должна быть особенно большой, чтобы не усложнять дело. Предположим, что объем нашей генеральной совокупности 5 человек. Предположим, далее, что тема нашего исследования - "затраты
25 GallupG. The Gallup Poll: Publicopinion 1978. Wilmington, Delaware: Scholarly Resources, 1979. P.XII-XIII.
171

времени на чтение". Значения переменной "затраты времени на чтение" устанавливаются в минутах в среднем за день26.
Следующее допущение еще более условно. Мы должны определить параметры каждой из единиц генеральной совокупности и вычислить средние затраты времени на чтение. В реальности, где объем генеральных совокупностей составляет обычно тысячи и миллионы единиц, такая задача социологу не по силам. Но в нашем-то примере генеральная совокупность состоит всего из пяти человек. Вернемся к примеру и предположим, что мы обладаем неким демоническим знанием о затратах времени на чтение у пяти человек (табл. 5.8).
Таблица 5.8
Затраты времени на чтение, матрица данных генеральной совокупности из пяти человек
Единицы генеральной совокупности
Затраты времени на чтение в среднем за день, мин
1. Иван
10
2. Петр
20
З. Александр
40
4. Иосиф
50
5. Павел
80
Искомая характеристика генеральной совокупности - средние затраты времени на чтение: 40 мин. Нормальные проектировщики выборки всего этого не знают - у них нет возможности обследовать всю генеральную совокупность из пяти семей - поэтому и начинают строить выборку. Допустим, что объем выборочной совокупности из 2 человек достаточен для заданного уровня надежности предсказания. Тогда мы можем начать процедуру отбора единиц исследования. Напомним, что все 5 человек имеют равные шансы быть опрошенны
26 Аналогичный пример рассматривается в учебнике Б.Ц. Урланиса "Общая теория статистики" (М.: Статистика, 1972), где элементы теории выборки изложены более подробно.
172

ми. Здесь не помешает и напоминание об аналогии социологического отбора со случайным процессом: как будто мы вынимаем из мешка шар и регистрируем его параметры. Поскольку объем выборки 2 человека, опросим Ивана и Павла, подсчитаем их средние затраты времени на чтение и зарегистрируем результат: 45 мин. Обследование завершено. В социологической практике опросы ограничиваются одной выборкой, а в нашем примере полезно осуществить и другие выборки из той же генеральной совокупности. Ведь кроме Ивана и Павла есть и иные единицы, имеющие такие же шансы быть обследованными. Произведем вторую выборку - опросим Ивана и Петра. Их средняя составит 15 мин. В третью выборку оба раза попал Павел - после регистрации результатов опроса единица возвращается в генеральную совокупность и может быть "вынута" вторично - такая выборка называется возвратной. Выборочная средняя "двойного" опроса Павла составляет 80 мин. Четвертый раз выпали Александр и Иосиф - средняя 45 мин. Предположим, в пятую выборку два раза вошел Иван, средняя составляет 10 мин. Мы видим, что все происходящее слишком случайно и, тем не менее, следует подсчитать ошибки выборки - разницу между значениями выборочной и генеральной совокупности по модулю (пока безразлично, какой знак имеет отклонение): (табл. 5.9)
Таблица 5.9
Затраты времени на чтение в пяти случайных выборках и соответствующие отклонения выборочных средних от генеральной средней, мин
Выборки
Выборочные средние
Генеральные средине
Ошибка выборки
1. Иван+Павел
45
40
5
2. Иван+Петр
15
40
25
3. Павел+Павел
80
40
40
4. Александр+ Иосиф
45
40
5
5. Иван+Иван
10
40
30
173

Уже на этой стадии мы можем сделать некоторые важные выводы. Во-первых, мы видим, что в одной и той же генеральной совокупности можно произвести много выборок, результаты которых иногда значительно отличаются друг от друга. У нас в одной выборке средняя составила 80 мин, а в другой- 10 мин. Во-вторых, поскольку никаких специальных действий для получения определенной выборки не предпринимается и каждая выборка (пара индивидов) имеет равный шанс, можно надеяться, что выборочная средняя является случайной величиной.
То обстоятельство, что случайные выборки дают столь различающиеся результаты, подозрительно, и есть основания заняться установлением всех возможных выборочных средних и, соответственно ошибок выборки. Для этого надо выписать все сочетания единиц исследования по две в генеральной совокупности из пяти единиц (вместо имен опрошенных удобнее оперировать номерами). Напомним, что отбор единиц - возвратный, т. е. каждая из них возвращается обратно в генеральную совокупность и может попасть в выборку еще и еще раз, разумеется, с такими же шансами, что и остальные единицы. Всего таких сочетаний может быть пт, где п - объем генеральной совокупности, т - объем выборки (табл. 5.10).
Таблица 5.10
Все возможные выборки по 2 единицы из генеральной совокупности в 5 единиц и соответствующие им значения выборочной средней
Первый замер
Второй замер
1
1
10
2
15
3
25
4
30
5
45
2
1
15
2
20
3
30
4
35
5
50
174

Продолжение
Первый замер
Второй замер
3
1
25
2
30
3
40
4
45
5
60
4
1
30
2
35
3
45
4
50
5
65
5
1
45
2
50
3
60
4
65
5
80
Мы видим, что из 25 возможных выборок и соответствующих средних только одна совпала с генеральной средней. Разброс значений выборочной средней составляет от 10 до 80 мин. Отсюда видно, что выборки могут быть хорошими и плохими.
Теперь мы имеем возможность оценить вероятность различных выборок. Мы видим весь диапазон вариации выборочных параметров - от 10 до 80 мин. Однако эта картина еще мало о чем говорит. Ясно одно: каждая отдельная выборка в той или иной степени далека от "истинной" - генеральной - средней. Вместе с тем нетрудно заметить, что из 25 выборок одни встречаются редко, а другие часто. Дальнейшая задача заключается в том, чтобы организовать совокупность выборок и найти в ней внутреннюю логику. Речь идет уже не о выборочных совокупностях (у нас они включают по две единицы), а о совокупности выборок. Ее объем составляет 25 единиц. Просмотрим правую колонку табл. 5.10 сверху вниз и сгруппируем значения выборочных средних в порядке их возрастания: 10, 15, 15, 20, 25, 25, 30, 30, 30, 30, 35, 35, 40, 45, 45, 45, 45, 50, 50, 50, 60, 60, 65, 65, 80. Здесь уже можно видеть, что "срединные" выборочные средние встречаются чаще, чем "крайние". Эта важная особенность распреде
175

ления выборочных средних становится особенно отчетливой, если мы подсчитаем для каждого значения выборочной средней частоту, с которой она встречается среди всех 25 выборок (табл. 5.11).
Таблица 5.11
Частотное распределение всех выборочных средних затрат времени на чтение в генеральной совокупности из пяти единиц, условный пример
Значения выборочных средних, мин
Количество выборок, которые имеют данное среднее значении
Вероятность появления данной выборки



10
1
0,04
15
2
0,08
20
1
0,04
25
2
0,08
30
4
0,16
35
2
0,08
40
1
0,04
45
4
0,16
50
3
0,12
60
2
0,01
80
1
0,04
Всего
25
1,00
Удивительно: несмотря на то что частотное распределение стремится к своему центру тяжести, "истинное" значение исследуемой переменной встретилось в наших 25 выборках только один раз. Однако продолжим расчеты и вычислим среднюю величину всех выборочных значений. Если вспомнить о том, что выборочное значение само представляет собой среднюю величину, задача формулируется более точно: подсчитаем среднюю всех выборочных средних. Это можно сделать в ранжированном ряду выборочных средних, который мы построили, но лучше исчислить средневзвешенную величину: умножить каждое значение переменной на его частоту, сложить произведения, а полученную сумму разделить на общее число наблюдений.
Здесь мы подходим к важному статистическому открытию, которое называется центральной предельной теоремой. Его суть заключается в том, что средняя всех возможных выборочных средних равна генеральной средней.
176

Действительно, подсчитав среднюю всех средних, мы получим = 40 мин. И что бы мы ни взяли и качестве предмета выборочного обследования, всегда случайные выборки будут распределяться вокруг генеральной средней.
Сама по себе центральная предельная теорема малопрактична, поскольку произвести все выборки из генеральной совокупности несоизмеримо труднее, чем обследовать всю генеральную совокупность. В нашем примере генеральная совокупность составляет 5 человек, а выборок - 25. Если генеральная совокупность достаточно многочисленна, отдельные выборки остаются единственным средством приближения к генеральной средней. У нас каждая выборка, за исключением одной, показывающей истинное значение 40 мин, характеризуется некоторой ошибкой, и вероятность этой ошибки, равно как и вероятность точного попадания в середину, может быть исчислена путем деления частоты i-й выборки на число всех выборок.
Мы знаем генеральную среднюю в пяти наблюдениях и сейчас имеем возможность рассчитать вероятность "попадания" в среднюю каждого отдельного наблюдения. Это 1/5, или 20%. Вероятность того, что выборка из двух единиц покажет значение, равное генеральной средней, - 1/25 (1/5х1/5), или 4%. Если бы мы производили отбор трех человек из пяти, вероятность построения "точной" выборки равнялась бы 1/125 (1/5 х 1/5х 1/5) , или 0,16%. Но в данном случае и количество всех возможных выборок равнялось бы 53 = 125.
Итак, точное "попадание" в генеральную среднюю маловероятно, но следующий шаг заключается в том, чтобы узнать, каково среднее отклонение от выборочной средней. Для этого нам понадобится показатель среднего квадратического отклонения:
где х1 - i-я выборочная средняя, хср - средняя
всех выборочных средних, pi-число наблюдений.
В нашем примере 25 выборок дают различные отклонения от средней, одни из них больше, другие меньше. Спрашивается, какова средняя вариация выборочных значений? Для подсчета ? надо определить расстояние от каждой выборочной средней до "центра" - общей средней, а сумму этих расстояний разделить на количество наблюдений - п. В этом смысл приведенной формулы, которую полезно записать в виде аналитической таблицы, содержащей цифры из нашего условного примера (табл. 5.12).
177
12-365

Таблица 5.12
Расчет среднего квадратического отклонения 25 выборочных средних

-
-2
P
-2
10
40
-30
900
\
900
15
40
-25
625
2
1250
20
40
-20
400
1
800
25
40
-15
225
2
450
30
40
-10
100 '
4
400
. 35
40
-5
25
2
50
40
40
0
0
0
0
45
40
5
25
4
100
50
40
10
100
3
300
60
40
20
400
2
800
65
40
25
625
2
1250
80
40
40
1600
1
1600



Сейчас мы располагаем всеми данными для расчета среднего квадратического отклонения: ? = 17,32 мин.
Величина среднего квадратического отклонения позволяет заранее предсказать, какое количество выборок в данной генеральной совокупности будут "плохими", т. е. отклонятся от средней на слишком большое расстояние, а сколько из них дадут приемлемые значения. Иными словами, ошибка выборки при условии, что она случайна, поддается априорному расчету. В нашем примере выборка (два человека из совокупности в пять человек) слишком мала, чтобы пытаться установить в ней какую-либо регулярность. Но сотни и тысячи
178

случайных выборок, точнее, параметры случайных выборок, распределяются в соответствии с законом, который называется законом нормального распределения. Его суть заключается в том, что наибольшее число выборочных средних располагается в середине ряда плотности распределения, а крайние значения маловероятны. Чем больше число наблюдений, тем ближе распределение выборочных средних к нормальной кривой. Это дает возможность опираться на законы вероятностей и прогнозировать надежность выборочных наблюдений.
При идеальном случайном отборе в пределах одного среднего квадратического отклонения варьируют результаты 68,27% всех возможных выборок, в пределах двух средних квадратических отклонений - 95,45%, а в пределах трех "сигм" - 99,73%.
Это означает, что при достаточно большом числе замеров в среднем из каждых 1000 выборок 683 дадут значения, не выходящие за пределы одной "сигмы", 954 не выйдут за пределы двух "сигм", а 997 - за пределы трех "сигм". Это означает также, что при любой выборке есть риск ошибиться. В среднем лишь в трех выборках из 1000 ошибка будет больше заданных значений. Увеличим точность приближения к средней всех выборочных средних до двух "сигм", и риск ошибиться возрастет до 46 случаев из 1000; за пределы одного среднего квадратического отклонения выйдут 317 выборок из 1000 (рис. 5.2).
"Правило трех сигм" позволяет заранее оценить вероятность ошибки случайной выборки. Чем выше требования к точности, тем выше риск ошибки и соответственно ниже вероятность правильного ответа. Вообще, выборка аналогична стрельбе в цель: чем больше по размеру мишень, тем выше вероятность попадания. Если сделать 1000 выстрелов из оружия, прицел которого установлен правильно, 683 выстрела будут удачными в том смысле, что не выйдут за пределы одной "сигмы".
"Правило трех сигм" действует применительно к случайным процессам - выпадениям правильного "кубика", монетки, шарам. Но мы знаем, что и вариация выборочной средней является случайным процессом: средняя всех выборочных средних в точности равна генеральной средней, а среднее квадратическое отклонение тоже известно. Поэтому в любом ряду распределения можно установить пределы, в которых находятся выборочные средние с вероятностью 683 из 1000; 954 из 1000 и 997 из 1000.
Вернемся к условному примеру, где производилась выборка из двух человек в генеральной совокупности из пяти человек. Средние затраты времени на чтение составили в 25 выборках 40 мин. Среднее квадратическое отклонение 17,3 мин. Сейчас мы можем подсчитать область распределения, соответствующую одному среднему квадратическому отклонению: нижний предел 40 мин. - 17,3 мин = 22,7 мин;
179
12*


Рис. 5.2. Распределение выборочных средних
верхний предел 40 мин + 17,3 мин = 57,3 мин. Какие из 25 выборочных средних попадают в этот интервал? Посмотрим табл. 5.11 и увидим, что в интервале от 22,7 мин до 57,3 мин имеются значения 25 мин - две выборки, 30 мин -четыре выборки, 35 мин - две выборки, 40 мин - одна выборка, 45 мин - четыре выборки и 50 мин - три выборки. Общей сложностью насчитывается 16 выборок из 25 (2+4+2+1+4+3). Переведем эту цифру в проценты и получим 64 - такова вероятность, что наша случайная выборка не выйдет за пределы одного среднего квадратического отклонения. Расхождение с одной "сигмой" обусловлено малочисленностью наблюдений.
Удвоенное среднее квадратическое отклонение равно 17,3 х 2 = 34,6 мин. Нижняя граница интервала составляет в данном случае 40 - 34,6 = 5,4 мин; верхняя граница: 40 + 34,6 = 74,6 мин. Из всех наших выборок только одна (80 мин.) вышла из этих пределов, а 24 уместились в две "сигмы". В нормальном распределении данный интервал включает 95,4% выборок. У нас таких 96%. Утроенное среднее отклонение охватит в нашем условном примере все выборочные средние. В реальности же три из 1000 случайных выборок выйдут за пределы "трех сигм".
Производя выборку, исследователь не имеет возможности установить ее среднее квадратическое отклонение-для этого понадобилось бы анализировать все выборочные средние. Приходится использовать установленное теорией соотношение между средним квадратическим отклонением выборочных средних и средним квадратическим откло
180

нением генеральной совокупности где п - объем выборки.
Очевидно, чем больше объем выборки, тем меньше вариация выборочных средних.
Проверим это соотношение на нашем условном примере: установим среднее квадратическое отклонение затрат времени на чтение у пяти человек (табл.5. 13).
Таблица 5.13
Расчет среднего квадратического отклонения в генеральной совокупности из пяти человек
Респондент
Затраты времени на чтение, мин
Отклонение индивидуального значения от среднего
Квадратотклоненияот среднего
Иван
10
-30
900
Петр
20
-20
400
Александр
40
0
0
Иосиф
50
10
100
Павел
80
40
1600
У нас есть возможность вычислить среднее квадратическое отклонение генеральной совокупности ?ген =24,5 мин. Теперь, узнав среднее квадратическое отклонение генеральной совокупности, мы можем вычислить среднее квадратическое отклонение выборочных средних ? = 17,32 мин.
Это соотношение, устанавливающее прямо пропорциональную зависимость средней ошибки выборки от среднего квадратического отклонения генеральной совокупности и обратно пропорциональную зависимость от корня квадратного из величины выборочной совокупности, позволяет не производить сотни и тысячи выборок. Ошибка выборки рассчитывается на основе сведений об однородности генеральной совокупности, а также об объеме выборки.
Вернемся к нашему примеру с затратами времени на чтение. Мы знаем среднее значение изучаемой переменной в генеральной сово
181

купности - 40 мин. - и ее среднее квадратическое отклонение - 24,52 мин. Средняя ошибка выборки объемом в две единицы равна 17,32 мин. Это означает, что из 1000 выборок 683 дадут результаты от 22,68 мин. (40 - 17,32) до 57,32 мин. (40 + 17,32). Если бы выборка состояла из трех человек, ее ожидаемая ошибка была бы поменьше: 14,14 мин. В данном случае с такой же вероятностью в 683 из 1000 мы можем утверждать, что результат выборочного наблюдения не будет ниже 25,86 мин и выше 54,14 мин. Выборка из четырех человек еще больше повысит точность предсказания: 12,25 мин. Интервал среднего отклонения от истинного значения признака уменьшился: от 27,75 мин. до 52,25 мин.
Таким образом, величина средней ошибки выборки, т. е. средняя всех отклонений выборочной средней от общей средней, зависит от двух параметров: от степени однородности распределения изучаемого признака в генеральной совокупности и объема выборки.
Представим себе, что обследуемая совокупность совершенно однородна - отклонения от средней равны нулю. Например, все респонденты имеют один и тот же возраст - вариация данного признака нулевая. Величина знаменателя в формуле ? не имеет значения, потому что, даже если выборка будет состоять из одного-единственного наблюдения, ошибка останется нулевой. При разнородной генеральной совокупности ошибка выборки уменьшается с увеличением ее объема. Если объем выборки приближается к объему генеральной совокупности, ошибка стремится к нулю.
Задача исчисления ошибки выборки сводится к определению вероятности того или иного варианта. В нашем примере выборочного наблюдения двух человек из пяти вероятность выборочного значения 40 мин, равно как и прочих, равна 0,04. Но вероятность установления значений от 35 до 45 мин. возрастает: 0,04 + 0,08 + 0,16 = 0,28 - это хорошо видно в табл. 5.11. Чем меньше точность, тем выше надежность выборочных данных.
"Сигмы" имеют в каждом конкретном случае разную размерность: минуты, белые и черные шары, метры, баллы. Метры и минуты нельзя сопоставить друг с другом. Поэтому целесообразно нормировать отклонения выборочной средней путем введения относительной величины:.
Величина t показывает, в каком отношении находится средняя ошибка выборки к одному среднему квадратическому отклонению. Аналогия со стрельбами в данном случае не покажется лишней. Чем меньше размер цели, тем меньше уверенность в попадании. При t = 1 отклонение выборочной средней от генеральной равно одной "сигме"
182

и, как мы знаем, вероятность такого варианта равняется 683 случаям из 1000, т. е. 0,683. При снижении точности предсказания в два раза, т. е. при t = 2, вероятность возрастает до 0,954, при t = 3 - до 0,997, при t = 4 - до 0,999.
Используя коэффициент t, мы можем ввести определение предельной ошибки выборки ?. Предельная ошибка выборки непосредственно зависит от принятого нами уровня точности - коэффициента t. ?= t х ?. Если мы не хотим ошибиться в своих заключениях, надо увеличить t, при t = 4 вероятность того, что выборочная средняя не выйдет за пределы четырех средних отклонений, составит 0,999.
Расчет средней ошибки выборки, как было показано выше, зависит от однородности генеральной совокупности - ?ген. Новыборка производится как раз для того, чтобы установить параметры генеральной совокупности. Поэтому практического смысла формула не имеет. Вместе с тем, при достаточно большом числе наблюдений среднее квадратическое отклонение выборочных средних от общей средней становится равным среднему квадратическому отклонению генеральной совокупности, т. е. меру вариации в генеральной совокупности можно заменить мерой вариации в совокупности выборочной. В данном случае ? обозначает пределы, в которых может находиться с определенной вероятностью генеральная средняя:
Рассмотрим частотное распределение выборочной совокупности 807 школьников по количеству имевшихся у них наличных денег (табл. 5.14).
Прежде всего необходимо подсчитать среднюю арифметическую где х - значения переменной, р - частоты. Среднее
количестводенег у ребенка составляло тогда 45 руб. Затем надо выяснить, насколько велика разнородность обследованных по интересующей нас переменной, т. е. среднее квадратическое отклонение По формуле средней ошибки выборки устанавливаем, что она равна 1,3 руб. Далее у нас есть воз
183

можность рассчитать предельную ошибку выборки ? =t х ?. При t = 3, т. е. при вероятности 0,997, ? = 3x1,3 = 3,9 руб. Определим интервал, в котором с вероятностью 997 шансов из 1000 заключена генеральная средняя: нижний предел =45-3,9=41,1 руб, верхний предел =45+3,9=48,9 руб.
Таблица 5.14
Распределение школьников по количеству имевшихся у них наличных денег, 1987 г., %
Количество денег, хi
Частота i-го признака, p
до 3 руб
25
75
3-10 руб
48
312
10 - 25 руб
230
4025
25 - 50 руб
280
10 500
50 -100 руб
160
12 000
100 -150 руб
52
6500
150 -200 руб
12
2100
больше 200 руб
5
1000
Всего
812
36 512
Вывод: с вероятностью 0,997 можно утверждать, что среднее количество денег у советских школьников в 1987 г. составляло от 41,1 до 48,9 руб. Если этот вывод не устраивает нас из-за своей приблизительности, мы имеем возможность повысить точность предельной ошибки, например, принять t = 1. Тогда ?= 1,3 руб. Интервал сокращается: нижний предел составляет 45 - 1,3 = 43,7 руб; верхний предел 45 + 1,3 = 46,3 руб. Утверждать, что генеральная средняя будет находиться в установленных таким образом пределах, мы можем с вероятностью 0,683. Это значит, что мы ошибемся в 317 случаях из 1000.
184

Выборка должна быть достаточно большой, но, как мы знаем из опыта, ее объем выше определенного предела расширять нецелесообразно - на точность результата это уже не влияет. Поэтому прежде всего требуется определить точность предстоящего измерения. Вряд ли нужно измерять сумму наличных денег с точностью до рубля или затраты времени с точностью до минуты. Если требуются самые высокие гарантии и самая точная информация, выборка должна быть большой. Кроме точности и надежности результатов выборочного наблюдения, на объем выборки влияет независимый от исследователя фактор - степень однородности генеральной совокупности. В однородной совокупности не нужны многократно повторяющиеся замеры.
Представим три фактора, влияющие на объем выборки, в формальном виде. Греческая буква ? обозначает заданную точность - предельную ошибку выборки; t - коэффициент, обозначающий заданную надежность предсказания генеральной средней, - обычно устанавливается вероятность 0,997, t = 3; степень однородности генеральной совокупности измеряется средним квадратическим отклонением ?ген.
Предельная ошибка выборки А = t x ?, а средняя ошибка выборки. Путем подстановки получаем формулу объема выборки.
Часто при измерении социологических признаков приходится оперировать долями. В этом случае формула видоизменяется. Средняя ошибка для выборочной доли равна где w - доля данного признака. Тогда Производим преобразование формулы и получаем. Как и в случае с непрерывной переменной, остается неизвестной вариация генеральной совокупности. Выход из ситуации - максимизировать w(l - w). Максимальная вариация доли бывает при w = 0,5 и соответственно 1 - w = 0,5. Тогда w(1 - w) = 0,25. Это значение и подставляется в формулу.
185

Б.Ц. Урланис приводит следующий пример27. Производится обследование студентов по полу. Предельная ошибка выборки (точность) устанавливается 2 процента (0,02). Надежность t = 3, т. е. в 997 случаях из 1000 генеральная средняя попадет в требуемый интервал. В итоге вычисляется объем выборки:

Исходя из возможноймаксимальной вариации признака в генеральной совокупности В.И. Паниотто рекомендует следующие объемы выборочной совокупности в зависимости от величины генеральной совокупности (при допущении, что с вероятностью 0,954 генеральная средняя попадает в интервал - 5 %)28.
Таблица 5.15
Соотношение объемов выборочной и генеральной совокупностей при Р = 0,954 и ошибке 5%
Генеральная совокупность
Выборочная совокупность
500
222
1000
286
2000
333
3000
350
4000
360
5000
370
10 000
385
100 000
398
400
27 Урланис Б.Ц. Общая теория статистики. М.: Статистика, 1973. С. 238 - 239.
28 Паниотто В.И. Качество социологической информации. Киев: Наукова думка, 1986. С. 82.
186

Таким образом, для выборки с пятипроцентной ошибкой достаточно обследовать 400 единиц при практически бесконечной генеральной совокупности и уровне надежности 95%. Повышение требований к точности предсказания до 4% при сохранении прочих условий увеличивает объем выборки до 625 единиц, точность 3% предполагает объем 1111 единиц, 2% - 2500 единиц и 1% - 10 000 единиц.
Фактически объем выборки зависит не столько от величины генеральной совокупности и допустимой ошибки, сколько от количества градаций, используемых при анализе массива.
Для часто используемых в социологии двумерных распределений основную роль играет значимость различий между долями изучаемого признака при сравнении двух совпадающих по численности групп респондентов, выбранных случайным образом из бесконечной генеральной совокупности. Например, различия в 10% не случайны с вероятностью 0,954, если сравниваются группы по 200 человек. Двухпроцентные различия не случайны с той же вероятностью при сравнении пятитысячных групп (табл. 5.16)29.
Таблица 5.16
Зависимость численности сравниваемых групп от значимости различий при Р=0,954, %
Численность сравниваемых групп
Значимые различия
50
20,0
100
14,0
150
11,5
200
10,0
300
8,0
500
6,3
1000
4,5
5000
2,0
29 Паниотто В.И. Цит. соч. С. 83.
187

Таким образом, увеличение выборочной совокупности необходимо лишь для статистически корректного анализа межгрупповых различий.
Вопросы
1. Что такое "концептуальный объект" и чем он отличается от генеральной совокупности?
2. Почему в социологических исследованиях ошибку выборки, как правило, приходится оценивать косвенными методами?
3. Что такое метод апостериорного контроля репрезентативности и какие признаки используются для оценки репрезентативности в массовых опросах ВЦИОМ?
4. Почему случайные ошибки выборки уменьшаются при возрастании объема выборочной совокупности, а систематические ошибки возрастают?
5. При каких условиях маленькая выборка может быть более репрезентативна, чем большая?
6. Какие систематические ошибки были допущены при проектировании опроса избирателей журналом "Литерэри Дайджест" в 1936 г.?
7. Каковы возможные причины существенных различий между данными предвыборных опросов и результатами голосования на выборах в Федеральное собрание России в декабре 1993 г.?
8. Какие систематические ошибки связаны с фактором временных изменений объекта?
9. Какие единицы исследования принято считать труднодоступными?
10. Каковы типичные причины отказа от ответа?
11. Что обычно предпринимается для ремонта выборки?
12. Каковы основные способы вероятностного отбора единиц?
13. Какова техника квотного отбора?
14. Сколько выборок можно произвести в одной и той же генеральной совокупности?
15. Как распределена выборочная средняя?
16. Почему средняя всех возможных выборочных средних в точности равна генеральной средней?
17. Сколько случайных выборок находится в пределах одного, двух и трех средних квадратических отклонений?
18. От чего зависит объем выборочной совокупности?
19. Что такое точность и заданная надежность предсказания выборочного оценивания?
188

ЛИТЕРАТУРА
1. Вейнберг Дж., Шумекер Дж. Статистика. М.: Финансы и статистика, 1979.
2. Кимбл Г. Как правильно пользоваться статистикой. М.: Финансы и статистика, 1982.
3. Королев Ю. Т. Выборочный метод в социологии. М.: Финансы и статистика, 1975.
4. Территориальная выборка D социологических исследованиях/ И.Б. Мучник и др.; Отв. ред. Т.В. Рябушкин. М.: Наука, 1980.
5. Чурилов Н.Н. Проектирование выборочного социологического исследования. Киев: Наукова думка, 1986.


Глава 6.Экспериментальный метод в социологии
1. Схема эксперимента
Для чего нужна контрольная группа? Три способа выравнивания контрольной и экспериментальной групп. Задачи, решаемые экспериментом: сравнение, манипулирование, контроль, генерализация. Три условия экспериментального вывода: временная последовательность, ковариация, контроль "третьего" фактора. Определения внутренней и внешней валидности. Типичные нарушения внешней валидности: отсутствие репрезентативности и искусственно созданная экспериментальная ситуация.
Всякое человеческое действие, предпринятое для достижения определенного результата, - это эксперимент, более или менее успешный. Задача науки заключается в том, чтобы установить точные правила экспериментирования и применять их для достижения заданных параметров. Объектом эксперимента для социолога являются люди и социальные общности - часто их реакция на "научное" вмешательство оказывается непредсказуемой, во всяком случае для экспериментатора.
Логика экспериментального метода была разработана английским социологом и моралистом Джоном Стюартом Миллем, жившим в XIX в. Милль установил пять логических схем индуктивного вывода, одна из которых - "метод различия" - являет собой классическую схему эксперимента.
Схема эта довольно проста. Сначала берутся две совокупности (два объекта) и выравниваются по значимым признакам. Иначе говоря, нужно сделать так, чтобы группы практически не различались. Конечно, они не могут не различаться вовсе. Поэтому внимание экспериментатора сосредоточивается на значимых признаках, т. е. на тех, которые могут оказать влияние на результаты эксперимента.

190

Например, изучая воздействие телепередачи на политические установки зрителей, исследователь должен убедиться, что возраст испытуемых в различных группах варьирует незначительно. Почему возраст? Потому что из предшествующих исследований известно, что возраст влияет на политические установки. Следовательно, этот признак подлежит контролю. Несколько по-иному оценивается, например, численность блондинов, брюнетов или шатенов. Обычно такого рода параметрами при изучении политических установок пренебрегают, почему-то не считая их значимыми. Чем больше параметров учитывает исследователь, тем надежнее эксперимент.
Затем начинается полевой или лабораторный этап эксперимента. Иногда утверждается, что это самый главный этап - собственно эксперимент. Такое суждение опрометчиво. Успех или провал эксперимента зависит прежде всего от того, насколько тщательно проработаны его идеальная схема, план проведения и ожидаемые результаты. Лабораторное (полевое) исследование не должно сталкиваться с "нештатными" ситуациями, т. е. ситуациями, не предусмотренными предварительно разработанным планом. Если это происходит, полевую работу надо немедленно прекратить и вернуться к проектированию исследования. Неудача исследования заключается отнюдь не в отрицательном результате - иногда он имеет большее значение, чем Положительный, - а в получении ничего не означающих данных.
Предположим, что все идет "штатно" и мы находимся на полевом этапе эксперимента. Здесь одна группа объектов подвергается воздействию экспериментальной переменной. Все, кто работает в "опытных" науках, делают примерно одно и то же. Химик подвергает вещество воздействию реактива и затем наблюдает, как оно меняет цвет. Физик нагревает газы с целью продемонстрировать их расширение при нагревании. Агробиолог охлаждает семена и затем фиксирует динамику роста яровых (правда, потом это оказывается ошибкой). Социолог показывает студентам учебный фильм и констатирует усвоение материала.
На этом эксперимент не заканчивается. Чтобы убедиться в том, что данные результаты возникли вследствие воздействия именно экспериментальной переменной, а не какой-либо иной, следует сопоставить параметры экспериментальной группы с параметрами группы, где никаких воздействий не применялось. Различие между этими параметрами и есть результат воздействия экспериментальной переменной. Если различие нулевое или несущественное, мы констатируем отсутствие связи. Если применение экспериментальной переменной значительно изменяет распределение изучаемого признака, имеются основания предполагать причинную связь между ними. Такова общая схема, которая лежит в основании более сложных планов эксперимента.

191

Классический проект проверки гипотез предполагает работу с двумя объектами: экспериментальным и контрольным. Это не значит, что все экспериментаторы обязаны работать с двумя объектами. Естественные науки XIX в. не знали такого разделения объектов. Впервые экспериментальную и контрольную группы стали выделять в начале XX в.
В социологии и социальной психологии в качестве объектов выбираются группы, идентичные по составу. Экспериментальной группой называется та группа, к которой "применяется" изучаемая независимая переменная; контрольная группа остается вне экспериментального воздействия.
Экспериментальная и контрольная группы должны быть практически идентичными. Идентичность экспериментальной и контрольной групп достигается двумя способами. Первый способ - попарное выравнивание объектов по значимым переменным, установленным до проведения экспериментальных операций. Выравнивание можно осуществить путем подбора для каждого объекта экспериментальной группы идентичного объекта в контрольной группе. Например, если в экспериментальную группу входит мужчина 40 лет с высшим гуманитарным образованием, в контрольной группе должен быть его "двойник" с такими же параметрами. Очевидно, подбор "двойников" возможен лишь при очень ограниченном числе переменных. В противном случае комплектование групп превращается в неразрешимую задачу.
Второй, более доступный, метод выравнивания групп основан на выравнивании частотных распределений, а не каждой пары в отдельности. Например, экспериментатор обеспечивает 30-процентную долю испытуемых с высшим образованием и в той, и в другой группе. Аналогичные выравнивания осуществляются и по другим признакам, а отдельные испытуемые уже не контролируются. Разумеется, в данном случае не достигается высокого сходства между группами, но комплектование групп намного облегчается.
Третий способ обеспечения идентичности экспериментальной и контрольной групп - случайное распределение объектов по группам. Чаще всего такой способ называют рандомизацией. В отличие от выравнивания рандомизация, как предполагается, устраняет систематические различия между группами по всем признакам, а не только контролируемым исследователем.
Для осуществления рандомизации массив надо как следует перемешать и разделить равновероятно. Данный способ особенно предпочтителен в тех случаях, когда у исследователя нет уверенности, что различия между группами контролируются по значимым переменным. А такой уверенности нет никогда. Обеспечить равновероятное распределение
192

контингента на две группы не так просто, как это кажется. Каждый объект должен иметь одинаковую вероятность попасть в экспериментальную и контрольную группы, поэтому рекомендуется осуществлять отбор с помощью таблицы случайных чисел либо жребия.
Для определения эффекта, производимого экспериментальной переменной, осуществляются несколько замеров и в той, и в другой группах. Предварительный замер - претест - производится до того, как экспериментальная группа подвергнется воздействию изучаемой переменной. При этом различия между значениями зависимой переменной в контрольной и экспериментальной группах должны быть минимальными. После того как экспериментальная группа подверглась воздействию определенного стимула, осуществляются замеры в обеих группах. Если значение зависимой переменной в экспериментальной группе статистически значимо отличается от значения претеста и превышает (статистически значимо) значение претеста в контрольной группе, делается вывод (с указанием вероятности случайной ошибки), что переменная-стимул связана с переменной-реакцией. Таким образом, гипотеза принимается (как неопровергнутая, а не как подтвержденная) или опровергается.
Пример экспериментальной проверки гипотезы - исследование влияния мнения учителей об интеллектуальном развитии учеников на интеллектуальное развитие учеников. Исследование проведено Р. Розенталем и Л. Джейкобсом1. Экспериментаторы предположили, что ученики, способности которых оцениваются учителями более высоко, действительно обнаруживают большие успехи. Гипотеза проверялась на материале обследования учеников средней школы в районе, где жили преимущественно бедные. Все ученики прошли тестирование по уровню интеллектуальности (использовалась невербальная техника тестирования). Затем с результатами тестирования ознакомили учителей: им сообщили имена детей, обнаруживших большие способности. На самом деле имена "вундеркиндов" были выбраны случайным порядком. Таким образом, экспериментальная группа состояла из "ожидаемых" вундеркиндов, а остальные дети составляли группу контрольную. Ожидания учителей являли собой экспериментальную переменную, а интеллектуальное развитие детей - зависимую переменную. Через год тест был повторен и обнаружились значимые различия: развитие детей экспериментальной группы было выше, чем в контрольной.
Несмотря на внешнюю убедительность, эксперимент не доказывает, что интеллектуальное развитие детей обусловлено именно "эффек
1Rosenthal R., Jacobs L. Pygmalion in the classroom. New York: Holt, Rinehart & Winston, 1968.
193
13-365

Таблица 6.1
Схема экспериментального проекта
Группы
Измерение до эксперимента
Экспериментальная переменная
Измерение после эксперимента
Установлениеразличий
Экспериментальная
О1
Применяется
О2
О1 - O2
Контрольная
О3
Не применяется
О4
О3 - О4
том Пигмалиона". Вполне возможны и альтернативные объяснения. Имея дело с людьми, совершенно невозможно избежать реактивного эффекта, когда изучаемый признак неотделим от процедуры замера.
Социологические исследования, в которых независимая и зависимая переменные выделяются путем группировки данных, нельзя назвать экспериментом в полном смысле слова. Однако анализ результатов поддается методам, применяемым при управляемом экспериментальном воздействии.
Обычно результатом неуправляемых социологических экспериментов с естественной возникающей независимой переменной является мера корреляции между признаками. При достаточно высокой корреляции гипотеза о неслучайном характере связи не отвергается. Низкая корреляция также не является решающим аргументом в пользу отсутствия причинной зависимости. Лучше всего использовать анализ корреляций для поиска тесных зависимостей, а уже потом выбирать из них гипотезы, требующие дополнительной валидизации.
Чтобы избежать нерелевантных воздействий ("шума"), исследователи нередко прибегают к косвенным, квазиэкспериментальным признакам. Вряд ли целесообразно спрашивать посетителей музея, нравятся ли им импрессионисты (конечно же, нравятся). Вместо этого социологи пытаются замерить степень истертости лакового покрытия полов у художественных полотен, считающихся знаменитыми. Самые популярные книжки - не те, о которых идет разговор респондента и интервьюера, а имеющие совершенно затрепанный вид библиотечные экземпляры приключенческих и любовных романов. Методическое требование формулируется вполне отчетливо: экспериментальная переменная не должна привносить существенные изменения в объект и обязана быть незаметной.
194

С помощью сравнения устанавливается, влечет ли за собой изменение значения независимой переменной изменение значения переменной зависимой. Например, если существует связь между некоторым методом преподавания и степенью усвоения материала студентами, то студенты обнаруживают более высокую успеваемость после применения данного метода. Для того чтобы установить совместную изменяемость метода преподавания и успеваемости, сравниваются успеваемость в группе студентов, подвергшихся воздействию переменной х (метода преподавания) с успеваемостью в группе студентов, не подвергшихся такому воздействию.
Иными словами, чтобы установить ковариацию, значения зависимой переменной замеряются до и после применения независимой переменной. Иная версия сравнения: данные по группе, где применялась независимая переменная, сравниваются с данными по группе, где независимая переменная не применялась. В первом случае группа сравнивается с самою собой, во втором - экспериментальная группа сравнивается с контрольной. Без сравнения никакой экспериментальный план невозможен.
Распределение испытуемых по группам - довольно сложная этическая и методическая проблема. Если проинформировать человека, что он включен в контрольную группу, это может повлиять на результат эксперимента. Нетрудно предугадать, какой эффект вызовет переход половины класса в отдельное помещение. Если не сообщать испытуемым о замысле исследования, возникают некоторые этические сложности, связанные с тем, что личность становится объектом манипуляции. В большинстве случаев испытуемый не должен ничего знать об истинных исследовательских гипотезах. Поэтому в полевой работе, как правило, предусматривается "легенда", маскирующая истинные намерения экспериментатора. Даже если испытуемый знает, что находится под наблюдением, он не должен догадываться, какая задача на самом деле решается в эксперименте. Демаскировка равнозначна срыву полевой работы.
Этические проблемы, возникающие в социологическом экспериментировании, не более серьезны, чем аналогичные проблемы в медицине и биологии. Манипулирование людьми, обращение с ними, как с материалом, - неизбежный факт исследовательской работы. Конечно, здесь возможны злоупотребления, но где их нет?
В отличие от естественных и технических наук в социологии отсутствуют теоретические схемы, являющиеся основанием для оценки значимости переменных. Когда инженер проверяет надежность прибора на стенде, он знает, что окраской корпуса в большинстве случаев можно пренебречь. Иное дело - живые респонденты, для которых могут оказаться весьма существенными параметрами как раз
195

те, которые не воспринимаются серьезно исследователем. Например, если в хорошо подобранной экспериментальной группе окажется несколько энтузиастов, результаты экспериментирования нельзя считать "чистыми" вне зависимости от темы исследования.
Из сказанного следует, что проконтролировать все значимые переменные невозможно, но необходимо. Поэтому исследователь создает измерительные конфигурации, исходя из своих теоретических представлений.
С помощью сравнения устанавливаются лишь различия между группами, но вопрос о зависимости признаков остается открытым. Манипуляция с экспериментальными объектами позволяет включить в научный вывод суждение о причинной зависимости между переменными. Со времен Дэвида Юма известно, что причинность не может быть выведена с помощью одного только рассудка и опирается на привычку - суждение, находящее свои основания в практическом, вненаучном опыте. Экспериментирование заключается в манипуляциях, которые вызывают соответствующие изменения в объекте. Здесь отчетливо прорисовывается критерий зависимости / независимости: зависимая переменная всегда реагирует на внесение изменений в независимую переменную. Однако объект может изменяться под влиянием и иных, альтернативных факторов.
Известно также, что "после этого - не по причине этого". Предшествование по времени является необходимым, но недостаточным условием причинения. Нужна еще уверенность в том, что причини лежит именно в данной, а не в иной переменной. Поскольку имеется практически бесконечное число возможных причин, повлиявших на изменения, такая уверенность никогда не достигается. Исследователь может лишь проверить гипотезу и не отвергнуть ее.
В лабораторных условиях можно манипулировать переменными и осуществлять замеры до и после изменений. В естественной обстановке манипулировать обстоятельствами чаще всего невозможно. В последнем случае говорить о причинности особенно рискованно.
Контроль - третья задача экспериментального проекта. Она направлена на устранение постороннего ("третьего") фактора, влияющего на причинную зависимость между изучаемыми переменными. Часто контроль обозначается как обеспечение внутренней валидности научного вывода и соотносится с ответом на вопрос: действительно ли причиной наблюдаемого события (значения переменной) является признак, рассматриваемый исследователем как независимый.
Ф. Чэпин сравнивал экспериментальную группу семей - тех, кого переселили в новые квартиры, с контрольной группой - теми, кто остался жить в трущобах. Он изучал изменения в жизненном укладе обитателей трущоб, которые происходят под влиянием переселения
196

семей в дома общественного сектора. Основной вывод исследования опирался на установленный факт: в экспериментальной группе уровень жизни значительно повысился. Отсюда следовало заключение, что проекты общественной застройки обусловливают положительные изменения в образе жизни людей. Однако этот вывод недостаточно обоснован, поскольку семьи, переселившиеся в новые дома, изначально отличались от семей контрольной группы. Вероятно, экспериментальная и контрольная группы различались по типу занятости, уровню образования, величине семьи, в конце концов, по установкам. Все эти "третьи" факторы следовало контролировать до того, как сделан вывод о влиянии переселения на образ жизни семей.
Для более или менее уверенного утверждения о причинной зависимости между переменными надо соблюсти три необходимых условия. Первое условие относится к временной последовательности: причина предшествует следствию, только после применения экспериментальной переменной наблюдается эффект. Второе условие состоит в статистической зависимости одного признака от другого; утверждение о причинной связи не может не опираться на установленную тесную корреляцию. В практике статистического оценивания разработаны критерии и допущения, считающиеся приемлемыми для такого рода утверждений. Например, считается достаточной вероятность ошибки 5 шансов из 100.
Предположим, что один признак предшествует другому и между ними наблюдается тесная статистическая связь. Однако утверждать о причинной связи преждевременно. Следует соблюсти третье условие - самое сложное: не должно быть иного правдоподобного альтернативного объяснения возникновения признака-следствия, кроме как связь с экспериментальным признаком. Иными словами, связь может казаться причинной, а на самом деле является результатом влияния посторонних ("третьих") переменных. Экспериментатор обязан сделать все возможное для устранения этого "шума". Отсутствие каких-либо альтернативных объяснений и достаточная уверенность в том, что эффект вызван именно данной причиной, определяется как внутренняя валидность эксперимента. При соблюдении всех трех условий, т. е. внутренней валидности, можно уверенно утверждать о причинной связи между признаками. Правда, соблюсти все три условия еще никому не удавалось.
Но эксперимент - довольно локальное событие. Он ограничен временем, местом, материалом и иными внешними обстоятельствами. А можно ли распространить полученные во внутренне валидном эксперименте выводы на иные, в том числе неэкспериментальные ситуации? Здесь возникает проблема генерализации - четвертой экспериментальной задачи, завершающей цикл сравнения, манипули
197

рования и контроля. Предположим, студенты тестируются в лаборатории по поводу их эмоционального отношения к политическим терминам. Сохранится ли их отношение к этим терминам вне аудитории? А если вместо студентов экспериментировать с рабочими? Реакция на политические термины в устной беседе - одно, а в печатном тексте - другое. Нескончаемая смена контекстов открывает проблему внешней валидности - возможности обобщения, генерализации полученного заключения.
Ошибки внешней валидности связаны с двумя причинами. Первая - это нарушение репрезентативности отбора единиц исследования. Предположим, что с помощью методического эксперимента установлено, что на открытые вопросы даются более многообразные ответы, чем на вопросы закрытого типа. Оценка внутренней валидности заключается в гарантиях, что степень многообразия ответов была вызвана именно типом вопроса, а не каким-либо иным фактором. Внешняя валидность предполагает, что такая же зависимость будет наблюдаться не только в процессе эксперимента, но и в любых ситуациях опроса.
Если, например, в экспериментальную группу были набраны добровольцы (т. е. люди, обнаруживающие активную положительную установку на беседу с интервьюером), то полученные данные вряд ли репрезентативны для массового опроса, где часто встречаются респонденты, не расположенные к многообразным ответам. Риск ошибки, обусловленный нарушением внешней валидности, значительно возрастает. В идеальном случае экспериментальная и контрольная группы должны формироваться методом случайного отбора, чтобы они могли репрезентировать генеральную совокупность2. Однако дело это слишком трудоемкое и дорогостоящее.
Внешняя валидность отсутствует и в тех случаях, когда план эксперимента основан на искусственных допущениях. В знаменитом эксперименте Музафера Шерифа по формированию групповых норм испытуемые должны были оценить расстояние до точечного источника света, находясь в полной темноте. Поскольку трудно предположить, что в реальной жизни люди часто обсуждают автокинетический эффект, внешняя валидность эксперимента Шерифа остается под вопросом.
В целом внешняя валидность тем больше, чем шире область распространения полученных выводов. Закон Ньютона-Кеплера, связывающий силу притяжения тел с их массами и расстояниями между ними, обладает практически универсальной внешней валид
2Эти вопросы подробно рассматриваются в главе о выборочном методе.
198

ностью. Подтверждение внешней валидности достигается путем многочисленного воспроизведения эксперимента в новых условиях.
Проблемы внутренней валидности логически разрешимы посредством статистического контроля и оценивания. А внешняя валидность не имеет убедительного логического обоснования. "Если имеется внутренне валидный [экспериментальный] план,... - пишет Д. Кэмпбелл, - то эффект продемонстрирован только для тех конкретных условий, которые оказались общими для экспериментальной и контрольной групп, т. е. для предварительно обследованных групп, включающих лиц определенного возраста, интеллекта, социальноэкономического статуса, географического региона, взятых в определенный исторический момент, приданной ориентации светил, определенном атмосферном давлении, уровне гамма-излучения и т. д."3.
2. Типичные нарушения внутренней валидности вывода
Изменения исторического фона, матурация, несоответствие составов контрольной и экспериментальной групп, отсев респондентов, нестабильность инструментального комплекса, эффект тестирования, реактивный эффект. "Натурные" эксперименты.
На результаты эксперимента оказывают влияние любые события, происходящие во время проведения исследования, особенно если оно занимает продолжительное время. Сама зависимая переменная меняется под влиянием посторонних обстоятельств, и какое из них обусловило изменения, - остается неясным. Причины изменений обозначаются как изменения исторического фона. Под "историей" имеется в виду история эксперимента.
Предположим, проверяется гипотеза о воздействии пропаганды на поведение избирателей. В соответствии со схемой эксперимента осуществляется замер электоральных предпочтений до пропагандистской атаки и после нее. Затем сопоставляются значения этой переменной в двух группах: экспериментальной, подвергавшейся пропагандистскому воздействию, и контрольной, где на избирателей не оказывалось влияния. Предположим, далее, что установлены существенные различия между экспериментальной и контрольной
3 Кэмпбелл Дж, Модели эксперимента в социальной психологии и прикладных исследованиях: Пер. с англ. / Сост. и общ. ред. М.И. Бобневой; Вступ. ст. Г.М. Андреевой. М.: Прогресс, 1980. С.72 - 73.
199

труппами. Однако можем ли мы быть уверены, что различия обусловлены именно пропагандой. За короткий промежуток времени на мнения избирателей могли повлиять различные события: повышение цен, сенсационные разоблачения политических лидеров, рост инфляции. Все эти факторы могут служить основой альтернативных гипотез. Чем больше временной промежуток между претестом и посттестом, тем больше вероятность "исторических" искажений результатов эксперимента.
Модификацией "исторических" изменений являются естественные изменения в самом объекте экспериментирования - "матурация". С течением времени меняется не только внешняя среда, но и внутренние качества испытуемых. Предположим, что экспериментальной проверке подвергается метод преподавания и предварительные измерения отделены от итоговых измерений временем, занимающим почти весь учебный год. Разумеется, за этот период произойдут существенные сдвиги в уровне усвоения материала студентами - здесь нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что испытуемые стали взрослее и, вероятно, умнее. Результат может быть вызван и новым методом преподавания, и взрослением экспериментального контингента. Даже если эксперимент длится два-три часа, на его результаты может повлиять усталость и раздражение испытуемых.
Несоответствие составов групп. На внутреннюю валидность вывода оказывают искажающее влияние изменения в составе экспериментальной и контрольной групп. Особенно часто это случается тогда, когда для эксперимента выбираются примерно равные по возрасту классы, студенческие группы. Однако проконтролировать все различия довольно трудно. Например, более высокий уровень сплоченности в одной группе может привести к существенным искажениям результатов. Надежное средство выравнивания составов контрольной и экспериментальной групп - рандомизация.
Отсев испытуемых. Если эксперимент длится долго, вероятность избежать отсева испытуемых по разным причинам довольно высока. Поэтому при осуществлении итоговых измерений невозможно с уверенностью сказать, насколько повлияло выбытие испытуемых на результат. Чаще всего из экспериментов выбывают испытуемые из контрольных групп.
Нестабильность инструментального комплекса. Изменения могут затрагивать не только внешние обстоятельства (фон) и испытуемых, но и измерительный инструментарий исследования. Проблема заключается в том, что в отличие от естественных наук в социологии и психологии измерительные инструменты (в том числе интервьюер) меняются. А смена измерительного комплекса влечет за собой смещение данных. Здесь нельзя менять ни wording, ни калибровку, ни
200

стиль интервьюирования. При экспериментах, связанных с контролем успеваемости студентов, такого рода погрешности практически неизбежны. Необходимо не только сохранить критерии оценки знаний - часто интуитивные, но даже тот психологический настрой, который был присущ экзаменатору в момент первой проверки. Смена экзаменатора в данном случае эквивалентна смене инструмента и препятствует всяким сопоставлениям.
Экспериментальный инструментарий предполагает однократное применение к одному испытуемому. В противном случае возникнет эффект тестирования. Если экспериментатор обратится с тем же тествопросником вторично, результаты замера будут иными, поскольку испытуемый уже знаком с инструментом и будет осознанно или неосознанно корректировать свои реакции, например, стараться вспомнить, что говорил прошлый раз, и воспроизводить свои ответы. Собственно говоря, знакомый испытуемому тест-вопросник - уже другой инструмент, чем тот, который применялся на стадии претеста, и сравнение данных содержит существенную погрешность.
И, наконец, самые существенные искажения связаны с влиянием на результат эксперимента наряду с независимой переменной самой экспериментальной ситуации - часто такое влияние называют реактивным эффектом.
Лучше всего проиллюстрировать возникновение реактивного эффекта на примере проверки нового метода лечения. Зная о том, что на них испытывается новый метод лечения, пациенты обнаруживают заметные улучшения по крайней мере в клинической симптоматике заболевания. Лучше себя чувствуют даже те, кто входит в контрольную группу, т. е, не находится под воздействием экспериментальной переменной.
Влияние инструмента на реакции респондентов может быть самым неожиданным. В литературе хорошо описан "эффект интервьюера", когда ответы в значительной мере обусловлены невольным воздействием личности интервьюера. Реже упоминается, что вопросы, задаваемые в ходе одного интервью, обнаруживают более высокую корреляцию, чем те же вопросы, включенные в разные анкеты. Если вопросы интервью следуют друг за другом, наблюдается "галаэффект": корреляция между ними выше, чем между такими же, но "отдаленными" вопросами. Корреляция между данными, полученными в один день, выше, чем корреляция между данными, полученными в разные дни.
Следует различать действие экспериментальной переменной и экспериментальной ситуации. В последнем случае мы имеем дело с реактивным эффектом. В медицине от него пытаются избавиться с помощью placebo - контрольным больным дают "видимость" экспе
201

риментальной переменной, например, таблетки такого же цвета и вкуса, какие дают экспериментальным больным. Таким образом, placebo является одним из способов выравнивания эффекта экспериментальной ситуации. В социологии применить placebo практически невозможно.
Имеются и другие факторы, снижающие внутреннюю валидность: взаимодействие фактора отбора с "матурацией", деморализация испытуемых, связанная с кажущимися неудачами; имитация воздействия и т. п.
Нарушения внутренней валидности, обусловленные изменениями "исторических" обстоятельств эксперимента, компенсируются сравнением контрольной и экспериментальной групп - изменения в данном случае затрагивают и тех, и других испытуемых. Аналогичным образом изменения в измерительном инструментарии затрагивают обе группы. Реактивный эффект также оказывает одинаковое воздействие на всех испытуемых. Особенно серьезную опасность представляют посторонние переменные, связанные с недостаточным выравниванием групп.
Внешняя валидность, как уже говорилось, это возможность распространить установленные зависимости за рамки экспериментального материала. При высокой внутренней валидности, т. е. при уверенности, что изменения в переменной х вызывают определенные изменения в переменной у, внешняя валидность может оказаться совершенно неудовлетворительной.
Предполагается, что в отличие от лабораторного эксперимент "на натуре" ближе к жизни. Часто эксперименты, проводимые на улице, на производстве, в общественных учреждениях, по месту жительства и т. п. называют в отличие от лабораторных "естественными". Здесь этические проблемы, связанные с навязыванием ничего не подозревающим людям экспериментальной "легенды", стоят особенно остро.
В литературе имеются десятки примеров замаскированных полевых экспериментов, позволяющих сравнить ситуации с разными значениями независимой переменной. Изучалась реакция публики на "пешеходов" высокого и низкого социального статуса, переходящих проезжую часть на красный сигнал светофора. Разумеется, пешеходами были экспериментаторы, одетые так, как одеваются люди высокого и низкого социального положения. Рассылались письма с просьбой о приеме на работу, при этом в одной группе указывались сведения уголовного характера, в другой - нет. Зависимой переменной в данном случае являлись реакции работодателей. Женщина рядом с автомобилем, у которого села покрышка... В одних случаях она демонстрирует просьбу о помощи, в других - нет. "Нищие", внешний вид которых отчетливо идентифицируется с представителями опре
202

деленных этнических групп, сидят на тротуаре... "Джентльмен" спрашивает прохожих, не уронил ли кто только что найденную долларовую бумажку... Помощники экспериментатора собираются на улице в группы разной величины, а затем устанавливается число прохожих, привлеченных группой. Несколько "хулиганов" на улице пристают к дамам... Письма делового, любовного и "нейтрального" содержания, "по ошибке" попавшие в чужие руки... Перечень подобных естественных экспериментов бесконечен. Однако свидетельствуют ли они о связи переменных - неясно. Остается сомнение: являются ли естественные эксперименты более естественными и валидными, чем эксперименты в лабораториях. Очевидный "минус" естественных экспериментов - нарушение моральных норм, связанное с целенаправленным обманом испытуемых, не дававших согласия на участие в "социодраме". Отчасти исследователей извиняет то обстоятельство, что моделируемые ситуации входят в число повседневных и не связаны с ущербом, кроме незначительной потери времени. Но, бывает, мера превышается. Известны, например, опыты С. Мильгрема с кажущимся применением электрошока к испытуемым, создание ситуаций, связанных с угрозой верной гибели, и т. п.
3. Типы квазиэкспериментальных и экспериментальных планов
"Исследование случая", эксперимент ex post facto, временные серии, панельные исследования и тренды, план с эквивалентными выборками, экспериментирование на одном объекте с претестом и посттестом, сравнение нерандомизированных контрольной и экспериментальной групп, экспериментальный план с предварительным и итоговым замерами и контрольной группой, эксперимент Р. Соломона для четырех групп, план с контрольной группой без претеста, перекрестный квазиэкспериментальный план, экспериментальный план с претестом и посттестом, план с временной серией и контрольной группой.
Многие социологические эксперименты строятся по упрощенному плану "исследования случая": выбирается удобная группа испытуемых, к ним применяется воздействие экспериментального фактора х и замеряется результат О.

203

В данном случае не производится ни контроля, ни сравнения, и невозможно утверждать ничего определенного о связи экспериментальной переменной с эффектом. Вывод в данном случае основан на имплицитном предположении, какими могли бы быть данные, если бы не было экспериментальной переменной х. Нередко в качестве экспериментов такого рода рассматриваются крупные политические события (разгон парламента, политические выборы, революции и т. п.). Когда Лайфорд Эдварде связывал причину революции с моральной атакой публицистов на привилегии власть предержащих, он имел в виду некие глобальные исторические эксперименты, результатом которых явился политический переворот4.
Связь между "причиной" и "следствием" в лучшем случае обсуждается в риторических терминах, но никоим образом не контролируется, поэтому речь в данном случае идет не об эксперименте, а о квазиэксперименте. Ситуация, сложившаяся после "экспериментального" события, может быть объяснена множеством факторов, не связанных с экспериментальной переменной. Поэтому в социологии конкурируют разные в равной степени убедительные версии, но о внутренней валидности вывода судить невозможно. Внешняя валидность рассматриваемого плана также сомнительна. "Часто результаты таких исследований представляют собой унылое нагромождение конкретных деталей, скрупулезных наблюдений, измерений и т. п., причем точности в таких случаях добиваются не там, где надо", - пишет Дж. Кэмпбелл5. Никакое сравнение отдельно взятых факторов не может получить обоснованную теоретическую интерпретацию.
Несмотря на очевидную слабость такого рода, квазиэксперименты играют важную роль в социальных и поведенческих науках, особенно в тех областях, где взаимообусловленные признаки не обязательно являются независимой и зависимой переменными в строгом смысле. В социологии чаще изучается связь не между стимулом и реакцией, а между "качествами", одно из которых считается причиной, а другое - следствием. Когда исследуется связь социального статуса и политических установок, первое "качество" с полным основанием считается независимым. Однако в данном случае сложно судить о временной последовательности воздействия. Первое условие эксперимента здесь
4 Edwards L. The natural history of revolution. 2nd ed. Chicago: The University of Chicago Press, 1970.
5 Кэмпбелл Дж. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях: Пер. с англ. / Сост. и общ. ред. М.И. Бобневой; Вступ. ст. Г.М. Андреевой. М.: Прогресс, 1980. С. 49.
204

соблюсти невозможно. Второе условие эксперимента также нарушено, поскольку в социологии переменные чаще всего не специфицированы и образуют синдромы. Например, классовая принадлежность означает и владение собственностью, и образование, и культурные приоритеты, и престиж. Такого рода синдромы, как правило, не поддаются разложению на единичные признаки и, следовательно, экспериментальной манипуляции. И, наконец, в естественных условиях невозможно выровнять экспериментальную и контрольную группы. Поэтому требования сравнения, манипулирования и контроля оказываются невыполнимыми для большей части социологических задач. Отсутствие экспериментального контроля может быть с успехом компенсировано философским теоретическим дискурсом. Например, пресловутый английский индивидуализм объяснялся Э. Канетти разрозненностью индивидов, окруженных морем и воображающих себя капитанами6.
При сравнении статистических групп основная трудность состоит в установлении тех, кто подвергся воздействию экспериментальной переменной. Собственно говоря, необходимо четко отделить контрольную группу от экспериментальной после того, как экспериментальная переменная уже "сработала" без участия со стороны экспериментатора. Этой схеме Ф. Чэпин дал наименование ex post facto. Он изучал влияние школьного обучения на жизненный успех и карьеру за период в десять лет7. Данные о карьере собирались методом интервью, а ситуация в школе устанавливалась из архивных источников. Чэпин обнаружил, что окончившие школу имели более высокие показатели жизненного успеха, чем те, кто не смог завершить обучение. Было также установлено, что естественная "контрольная" группа отличалась от "экспериментальной": социальный статус родителей респондентов, окончивших школу, был выше, чем у "контрольных" респондентов. Спрашивается, не является ли успешное окончание школы, продвижение в статусе на протяжении последующих десяти лет следствиями "третьего" фактора, например родительской семьи и окружения? Чэпин выравнивал группы учеников по социальному статусу родителей и другим "стартовым" признакам, которые могли повлиять на жизненный успех и карьеру. Массив разделялся только по признаку окончания / не окончания школы. Выравнивание, осуществленное Чэпином, не считается вполне корректным: для тех,
6Канетти Э. Народы и символы // Новое время. 1991. № 32. С.41 - 43.
7 Сhapin F.S. Experimental design in sociological research. New York: Harper, 1955. P. 99-124.
205

кто окончил школу, может быть много иных объяснений жизненного успеха, чем социальный статус родителей.
Квазиэкспериментальные исследования и статистическая обработка данных позволяют достаточно надежно проверять гипотезы о взаимосвязях. Например, для проверки гипотезы о влиянии стабильности родительской семьи на стабильность семьи второго поколения весь массив наблюдений делится на две группы: респондентов, у которых родительская семья распалась, и тех, у которых она не распалась (промежуточными формами в данном случае можно пренебречь). Если в первой группе число разводов оказывается существенно выше, чем во второй, гипотеза не отвергается. Разумеется, утверждать о причинной связи этих признаков оснований мало, хотя такая связь не исключается. Более строгий контроль взаимодействия переменных обеспечивается методами многомерного анализа, которые позволяют выявить связь переменных в "чистом" виде, без посторонних влияний.
Сочетание квазиэкспериментальных планов с достаточно большим числом наблюдений значительно увеличивает как внутреннюю, так и внешнюю валидность вывода. В социологических исследованиях может эффективно применяться квазиэкспериментальный план временных серий. Он основан на введении экспериментального фактора после длительных наблюдений за динамикой переменной и установления тренда.

Изменение временного ряда после экспериментального воздействия свидетельствует о том, что причиной изменения, скорее всего, является х. Например, если производительность труда, достаточно долго сохранявшаяся на стабильном уровне, изменилась после оборудования рабочих мест более сильным освещением, можно полагать, что освещение повлияло на производительность труда. Рискованность такого вывода была продемонстрирована экспериментами в Хоуторне.
Квазиэкспериментальный план наблюдения одной и той же группы респондентов на протяжении длительного времени получил в социологических исследованиях наименование панели. Впервые панель была использована П. Лазарсфельдом, Б. Берельсоном и X. Годе для изучения установок избирателей на президентских выборах. В 1940 г. в небольшом американском городке Эри Коунти (штат Огайо) исследователи сформировали панель из 600 человек и опрашивали их ежемесячно с мая по ноябрь, чтобы установить изменение электоральных предпочтений. Кроме панели, интервьюировались три рандоми
206

зированных контрольных группы по 600 человек каждая8. В отличие от панели, которая опрашивалась ежемесячно, контрольные группы опрашивались по одному или по два раза9. Реактивный эффект панели контролировался в соответствии со схемой контрольных опросов (табл. 6.2).
Таблица 6.2
Схема интервьюирования контрольных групп в исследовании П. Лазарсфельда, Б. Берельсона и X. Годе,Эри Коунти, 1940 г.
Последовательность интервью
Контрольные группы А ВС
Экспериментальная группа
Первое - май
+ + +
+
Второе - июнь
+
Третье - июль
+
+
Четвертое - август
+
+
Пятое - сентябрь
+
Шестое - октябрь
+
+
Седьмое - ноябрь

Изначально предполагалось, что панель создаст повышенную заинтересованность респондентов в интервью, в том числе будет способствовать повышению информированности и форсирует выбор позиции относительно предстоящего голосования в условиях возможной неопределенности. Эти гипотезы были тщательно проверены. Результаты опроса показали, что реактивный эффект панели практически не влияет на динамику предпочтений (табл. 6.3).

8 Lazarsfeld P., Berelson В., Gaudet H. The people choice: How the voter makes up his mind in a presidential campaign. 3rd ed. New York: Columbia University Press, 1968. 9 Ibid. P. XIII.
207

Таблица 6.3
Реактивный эффект панельного интервьюирования в исследовании П. Лазарсфельда, Б. Берельсона и X. Годе, Эри Коунти, 1940 г., %
Динамики интереса к выборам
Четвертая серия интервью
Шестая серия интервью
Панель 4
Контрольная группа В
Панель 6
Контрольная группа С
Повысился
22
22
34
28
Остался на том же уровне
66
66
58
60
Понизился
12
12
8
12
Всего
100
100
100
100
Две первые колонки показывают, что значения контрольной группы В и панели полностью совпадают, хотя в панели проведено уже четвертое интервью. Когда панель интервьюировалась шестой раз, а контрольная группа С - второй, общий уровень интереса повысился, причем в панели повышение более заметно, чем в контрольной группе. Таким образом, существенного влияния повторного интервьюирования на динамику ответов не установлено.
Многократно повторяющиеся опросы одних и тех же респондентов проводились П. Лазарсфельдом, Б. Берельсоном и У. Макфи в 1948 г. В этот раз панель велась в городке Эльмира неподалеку от границы, отделяющей штаты Нью-Йорк и Пенсильвания. Панель включала уже тысячу человек, а опросы проводились с июня по ноябрь 1948 г.10.
При работе с панелью особую трудность представляет сохранение состава группы. Как правило, панель комплектуется из респондентов, проявивших заинтересованность в опросе. Это само по себе несет угрозу внутренней и внешней валидности, а с течением времени у многих респондентов первоначальный энтузиазм сменяется разочаро
10 Berelson В., Lazarsfeld P., McPhee W. Voting: A study of opinion formation in a presidential campaign. Chicago: The University of Chicago Press, 1954.
208

ванием. Отсев панели распределяется не равновероятно. Более высокие шансы на продолжение сотрудничества имеют те, кто хочет участвовать в массовом опросе. Что касается естественного отсева, обусловленного переменой места жительства, то и здесь содержится угроза валидности вывода. Данный фактор риска затрагивает преимущественно респондентов молодого возраста. Наконец, само панельное обследование обладает некоторым реактивным эффектом.
Результаты Лазарсфельда и соавторов не следует распространять на широкий круг переменных. Ясно, что респонденты, знающие, что находятся под наблюдением, могут значительно отличаться от "нормальных" людей. В "острых" вопросах, затрагивающих, например, криминогенные обстоятельства, панель обретает мощный "воспитательный" потенциал. Статистические органы России и других стран постоянно ведут наблюдения за бюджетом одних и тех же семей с целью учета динамики благосостояния. Даже если в этих семьях и не опасаются сообщать о своих доходах, сам факт тщательной регистрации доходов и расходов отличает бюджетную панель от генеральной совокупности. Внешняя валидность данных становится сомнительной. Да и в обычных случаях панель создает повышенный риск. Скажем, респонденты могут демонстрировать устойчивые оценки и мнения, хотя на самом деле они думают совсем иначе - кому хочется показаться неверным своему слову? Все эти аргументы не означают методической слабости панельных опросов. Данные панелей оцениваются исключительно высоко.
В отличие от панели в трендовом квазиэкспериментальном плане формируются эквивалентные выборки, имеющие различающийся состав респондентов. Единственное требование к ним - репрезентативность относительно одной и той же генеральной совокупности. Трендовые обследования часто проводятся статистическими органами и службами общественного мнения. Если влияние экспериментальной переменной не контролируется, задача сводится к совокупности последовательных опросов по плану "исследования случая". Но если требуется проверить гипотезу о взаимосвязи, необходимо учитывать почти все факторы риска, за исключением отсева группы.
Трендовые наблюдения относятся к типу "естественных экспериментов", и независимая переменная выбирается в качестве критерия выделения подмассивов. Например, можно выделить людей с высшим образованием и показать, что процент разводов в этой группе на протяжении длительного времени остается более высоким, чем в группе лиц со средним образованием. Однако связь этих переменных не контролируется и, следовательно, сомнительна с точки зрения внутренней валидности. С другой стороны, соотношение
209
14-365

между образованием и вероятностью развода обладает высокой внешней валидностью.
Вообще социологические исследования оставляют желать лучшего с точки зрения внутренней валидности, зато их результаты могут быть распространены на обширный класс событий. Правда, остается неясным, стоит ли обобщать столь сомнительные зависимости, которые устанавливаются в квазиэкспериментальных планах. "Чистые" лабораторные эксперименты характеризуются высокой внутренней валидностью, а их внешняя валидность не поддается оцениванию. В равной степени сомнительны выводы, высокая валидность которых ограничена трудновоспроизводимыми лабораторными условиями. В таких случаях вступает в дело атеоретичный критерий оригинальности и правдоподобия вывода.
В середине 1950-х гг. Соломон Аш изучал условия, при которых индивид принимает либо отвергает групповое давление, когда оно противоречит фактам11. Группа из шести-девяти человек (мужчины, студенты колледжа, 17 - 25 лет) получала задание на проверку визуального распознавания длины нарисованных на карточках отрезков. Такова была "легенда" эксперимента. Предъявлялась карточка с изображением отрезка прямой линии - стандарт, который надо было сравнить с тремя другими отрезками разной длины. Один из них был равен стандарту, два другие - отличались. Производилось 18 проб, в которых испытуемые открыто высказывали оценки длины отрезков. Говорили по очереди. Один из них - объект реального экспериментирования - всегда отвечал последним или предпоследним и испытывал давление групповой оценки - изначально ложной. Таким образом, создавалась ситуация конфликта между группой и индивидом. В итоге было установлено, что групповая заведомо ложная позиция снижает число правильных ответов до 50 - 70% (рис. 6.1).
Трудно представить, чтобы в "реальном мире" происходил конфликт по поводу длины нарисованных на бумаге отрезков. Однако в данном случае действует умозаключение по аналогии: если в очевидных случаях каждый третий принимает заведомо ложную групповую позицию, то какова мера конформизма в идеологии, морали, правосудии и других неочевидных, но значимых вопросах?
План с эквивалентными выборками заключается в изучении прецедентов, когда применяется экспериментальная переменная, и сравне
11Asch S. Studies of Independence and conformity: 1. A minority of one against a unanonimous majority// Psychological Monographs: General and Applied. Vol. 70. No. 9. 1956. P. 11.
210


Рис. 6.1. Количество правильных оценок в условиях группового давления значительно ниже, чем в контрольной группе, эксперимент Соломона Аша
нии их с ситуациями, когда она не применяется. Например, В. Керр изучал таким образом влияние музыки на производительность труда: он сравнил 56 "музыкальных" рабочих дней с 51 днем "немузыкальным". Факторы риска, снижающие внутреннюю валидность, особенно реактивный эффект, присущи этому квазиэкспериментальному плану в полной мере. Вполне возможно, что в "музыкальные" дни работники старались проявить себя с лучшей стороны.
Экспериментирование на одном объекте с предварительным и итоговым замерами. План данного эксперимента заключается в осуществлении замера до применения экспериментальной переменной х и после этого. Полученное различие, как предполагается, - следствие х.

211

Часто такой вывод воспринимается как вполне правдоподобный, если известно, что за время между предварительным и итоговым замерами ничего существенного не произошло. В данном случае речь идет о влиянии на внутреннюю валидность факторов исторического фона, естественного развития ("матурации") и особенно эффекта тестирования. Исследования показывают, что при тестировании интеллекта и контрольных проверках знаний результаты итогового замера выше, чем результаты предварительного. При исследовании предрассудков предъявление суждений, выражающих враждебность, изменяет установки испытуемых в сторону большей враждебности.
Значительные искажения в эксперимент такого типа вносит реактивность респондентов. Результат наблюдения часто возникает под влиянием самого исследования. Журналисты хорошо знают, что интервью с записью на диктофон значительно отличается от нормального разговора. Появление интервьюера с бланком опроса на сельской улице приводит население в состояние тревоги. Рецепт здесь прост: наблюдение должно иметь по возможности характер пассивной регистрации.
Сравнение нерандомизированных, экспериментальной и контрольной групп. В соответствии со схемой Милля предполагается, что при прочих равных условиях группа, испытавшая воздействие переменной х, обнаружит определенный признак О1, а группа, не испытавшая такого воздействия, обнаружит признак О2. Отсюда следует, что х есть причина O1. Схему можно записать следующим образом:
х
O1

О2
Данный квазиэкспериментальный план представлен, например, в сравнении обществ, имеющих рыночную экономику, с обществами централизованного планирования. Первые обладают более высоким благосостоянием, которое рассматривается как следствие рыночной конкуренции. На самом деле различия в благосостоянии обществ могут быть объяснены и без экспериментальной переменной. Слабость рассматриваемой схемы заключается в отсутствии контроля за идентичностью групп.
Экспериментальный план с предварительным и итоговым замерами и контрольной группой. Сравнение результатов наблюдения за объектами до и после эксперимента становится контролируемым при условии выравнивания или рандомизации групп (R).
212

R
O1
X
О2
R
О3
О4
Из всех факторов риска здесь наибольшее значение имеют исторический фон, естественная внутригрупповая история объекта и отсев испытуемых (если эксперимент достаточно длительный). Многие тщательно разработанные эксперименты подобного рода плохо воспроизводятся. Это наводит на мысль, что в их "истории" имели место какие-то специфические события, повлиявшие на различия между предварительным и итоговым замерами. Рекомендуется рандомизировать отдельные сеансы эксперимента с учетом личности экспериментатора, времени суток, дня недели, начала и конца семестра и т. п.12. Что касается отсева, то этому фактору риска больше подвержена контрольная группа, с которой не ведется экспериментальная работа, например, учащиеся не посещают уроки совместного чтения. В таких случаях для лабораторных экспериментов рекомендуется плацебо-эффект, хотя признается, что он дает результаты не хуже, чем настоящее экспериментальное воздействие.
Эксперимент Р. Соломона для четырех групп. Модификация эксперимента с предварительным и итоговым замерами и контрольной группой была осуществлена путем формирования четырех рандомизированных групп.
R
O1
X
О2
R
О3
О4
R
X
О5
R

Об
В первой группе производится предварительный замер, затем вводится экспериментальная переменная, после чего осуществляется
12 Кэмпбелл Дж. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях: Пер. с англ. /Сост. и общ. ред. М.И. Бобневой; Вступ. ст. Г.М. Андреевой. М.: Прогресс, 1980. С. 65.
213

итоговое наблюдение. Во второй группе делается то же самое, но без экспериментального фактора. В третьей группе предварительного наблюдения вообще не производится, а сразу за экспериментальным фактором следует итоговое наблюдение. Четвертая группа на протяжении всего эксперимента остается неприкосновенной, за исключением проведения итогового наблюдения. Таким образом возможности контроля внутренней валидности значительно расширяются.
Причинная связь высоковероятна при условиях, что итоговое наблюдение будет существенно отличаться от предварительного после применения экспериментальной переменной (первая группа); что итоговое наблюдение после применения экспериментальной переменной с предварительным наблюдением будет существенно отличаться от итогового наблюдения без применения экспериментальной переменной (вторая группа); что итоговое наблюдение после применения экспериментальной переменной без предварительного наблюдения (третья группа) будет существенно отличаться от итогового наблюдения в "неприкосновенной" четвертой группе; что итоговое наблюдение после применения экспериментальной переменной без предварительного наблюдения (пятая группа) будет существенно отличаться от предварительного наблюдения в третьей группе.
Имеются и иные возможности контроля. Сравнение предварительных замеров в первой и второй группах должно показать их идентичность, иначе не обеспечивается условие рандомизации. Различие между итоговым замером в первой группе, где производился предварительный замер, и итоговым замером в третьей группе, где итогового замера не было, свидетельствует о реактивном эффекте, угрожающем внутренней валидности.
Во второй и четвертой группах одинаково отсутствует экспериментальное воздействие, в то время как во второй группе производилось предварительное наблюдение, а в четвертой нет. Поэтому различие между итоговыми наблюдениями также может означать реактивный эффект, т. е. воздействие на итоговый замер замера предварительного.
Экспериментальный план с контрольной группой без предварительного замера. Если распределение экспериментальной и контрольной групп проведено без предварительного замера и группы хорошо рандомизированы, достаточно итогового замера, чтобы уверенно судить о влиянии независимой переменной на зависимую.
R
X
O1
R
О2
214

Схема данного плана напоминает сравнение нерандомизированных групп, однако обеспечивает значительно большие возможности контроля внутренней валидности. В отличие от плана Соломона она применяется в тех случаях, когда предварительное тестирование невозможно или нежелательно по причине реактивного эффекта. Предположим, в исследовании проверяется влияние расистских идей, пропагандируемых органами массовой информации, на националистические предрассудки. Отобраны две группы реципиентов. Одной продемонстрирована расистская радиопередача, а другой - нет. Затем проводится тестирование, и различия в величине индекса будут свидетельствовать о влиянии передачи на установки испытуемых. Предварительное тестирование изменило бы установки тех, кто не слушал расистскую радиопередачу.
Перекрестный квазиэкспериментальный план предусматривает применение экспериментальных воздействий одновременно ко всем группам испытуемых в случайном или квазислучайном порядке.
Группа
Экспериментальная серия

1
2
3
4
А
х1О
х2О
х3О
х4О
В
х2О
х4О
Х1О
х3О
С
х3О
х1О
х4О
х2О
D
х4О
х3О
х2О
х1О
Результаты экспериментальных серий по каждой группе суммируются и сравниваются друг с другом. Можно также сопоставлять суммарные измерения по каждой серии отдельно. Подобная схема избавлена от существенных нарушений внутренней валидности, связанных с влиянием группы и порядком применения экспериментальной переменной. Чем больше групп, тем выше надежность измерений. Обычно такого рода квазиэкспериментальные планы применяются в случаях, когда осуществляется работа с естественными нерандомизированными группами (например, воинскими подразделениями, студенческими группами, бригадами).

215

В социологических исследованиях используется экспериментальный план с предварительным и итоговым замерами13. Рандомизация здесь осуществляется ориентировочно, путем выделения эквивалентных групп.
R
О
(х)
R
хО
Одна группа проходит предварительный замер, другая - итоговый. Различия между результатами могут быть невалидными вследствие влияния фоновых признаков. Обычно этот недостаток компенсируется повторением эксперимента. Более серьезную опасность представляет влияние инструмента, в частности "эффект интервьюера". Использовать в массовых опросах эквивалентные случайные выборки вряд ли возможно, хотя это решило бы проблему влияния интервьюера. В длительных экспериментальных наблюдениях состав респондентов обычно меняется. Поскольку исследования такого рода проводятся на больших "естественных" массивах, их внешняя валидность выше, чем в "чистых" лабораторных экспериментах.
Квазиэкспериментальный план с временной серией и контрольной группой пригоден при интерпретации реформ как экспериментальной переменной.

Если в учреждении или сообществе проводятся реформы, то в качестве контрольной группы надо найти аналогичные учреждение или сообщество. Разумеется, такая возможность случается очень редко. Экспериментаторы предпочитают иметь дело со школьными и студенческими группами. Внутренняя валидность эксперимента обеспечивается временными рядами, а внешняя - репрезентативностью обследованных "гнезд".

13 Selltiz С., Jahoda М., Deutsch М., Cook S. Research Methods in Social Relations. New York: Holt Dryden, 1959. P. 11б.
216

4. Пример реактивного эффекта: эксперимент Э. Мэйо, Ф. Ретлисбергера и У. Диксона в Хоуторне
Постановка проблемы: влияние производственного освещения на производительность труда. Почему производительность труда росла при изменении освещения в экспериментальной и контрольной группах? "Человеческие отношения" как экспериментальная переменная.
Исследования на заводе электрооборудования "Вестерн электрик компани" в Хоуторне - чикагском пригороде - проводились для того, чтобы установить воздействие производственного освещения на производительность труда рабочих. В 1924 г. администрация завода распорядилась усилить освещение рабочих мест, но прямой связи между освещением и производительностью труда выявлено не было. Оставалось неясным, какова производительность труда при всех одинаковых условиях, кроме освещения. Процедура эксперимента усложнилась: рабочих разделили на группы с примерно равной профессиональной подготовкой. В одной группе сохранялось постоянное освещение, в другой параметры освещения изменялись. Итоговые замеры показали, что производительность труда растет не только в экспериментальной, но и в контрольной группах. Не имея возможности объяснить данный эффект, экспериментаторы предположили, что недостаточно точно контролируют интенсивность освещения, и попробовали устранить влияние дневного света. Но и в этом случае производительность труда продолжала расти в обеих группах. Тогда был придуман весьма неординарный прием: исследователи имитировали повышение интенсивности освещения у двух девушекработниц, в то время как мощность ламп осталась прежней. Просто электрик произвел их замену на точно такие же. Девушки очень обрадовались улучшению освещения и стали работать еще лучше. Так был открыт плацебо-эффект. Продуктивность работы не снижалась даже тогда, когда освещенность рабочего места снижалась. Все эти факты привели хоуторнских экспериментаторов к выводу, что освещенность является не первостепенным фактором, влияющим на продуктивность работы. Поэтому была поставлена задача контролировать другие переменные, влияющие на поведение испытуемых. Было решено локализовать эксперимент на малой группе работниц. На этом этапе в эксперимент включился факультет индустриальных исследований Гарвардского университета, и проект возглавили Фредерик Ретлисбергер, Элтон Мэйо и Уильям Диксон. Первые двое были
217

из Гарварда, а Диксон руководил научно-исследовательским отделом в "Вестерн электрик компани", занимавшимся взаимоотношениями служащих и рабочих фирмы. Опубликованная Ретлисбергером и Диксоном монография положила начало промышленной социологии14.
Исследователи решили изолировать объект от внешних воздействий и организовали экспериментальные работы в специальном помещении, где автоматически фиксировался темп сборки телефонных реле в меняющихся условиях. В частности, проверялось-влияние на производительность труда продолжительности периодов работы и отдыха. Обнаружилось, что выработка на протяжении двух лет эксперимента возросла. Предлагались следующие объяснения этого эффекта: 1) улучшились материальные условия труда; 2) снизилась утомляемость вследствие создания более комфортабельной обстановки в комнате отдыха; 3) работа стала менее монотонной; 4) повысились стимулы для заработка; 5) на производительность труда повлияли социальные факторы. Итог усилий экспериментаторов был достаточно неожиданным: на производительность труда оказывает влияние не столько "физическая" производственная среда, сколько установка рабочих. Появилась новая экспериментальная переменная - "человеческая ситуация", сопровождающая воздействие объективных факторов на производственное поведение. Э. Мэйо и его сотрудники провели интервьюирование работниц и выяснили "фиксированный уровень" производительности - групповую норму, нарушать которую не принято. Феномен группового воздействия на поведение индивида был разработан хоуторнскими экспериментаторами под влиянием чикагского антрополога Ллойда Уорнера. Уорнер посоветовал сравнить формальную организацию труда и неофициальную, неформальную структуру взаимодействия между работниками. Открытие хоуторнских исследователей заключалось в том, что сам процесс экспериментирования выступает в качестве значимой переменной и формирует групповые нормы деятельности. Впоследствии эффекты, аналогичные хоуторнскому, были установлены практически во всех областях социологических и психологических измерений. Об одной версии такого эффекта рассказывал в своих воспоминаниях П. Лазарсфельд. В конце 20-х гг. он работал в лаборатории прикладных исследований Венского университета и выполнял заказ по изучению сбыта одежды. В один прекрасный день в университет явился
14 Roetlisberger F., Dickson W. Management and the worker. Boston: Harvard University Press, 1939.
218

представитель фирмы и объявил, что получены потрясающие результаты: объем сбыта резко возрос. Лазарсфельд не мог понять, в чем дело, поскольку исследование не было завершено и отчет о результатах не был подготовлен. Ситуация оказалась проще, чем он предполагал. Зная о том, что отдел оказался в центре внимания исследователей, его служащие активизировались и сумели получить неплохие результаты. Причина заключалась в том, что норма, неформально принятая группой в качестве стандарта, была повышена. Суть реактивного эффекта можно сформулировать следующим образом: контроль переменных в "человеческой ситуации" вводит в данную ситуацию новую, незапланированную переменную.
5. Эксперимент по формированию групповых норм Музафера Шерифа
Неструктурированная ситуация как фактор выравнивания экспериментальной и контрольной групп. Автокинетический эффект. Влияние групповых оценок на индивидуальное поведение. Спонтанное возникновение интерсубъективных норм
Исследование, проведенное в психологической лаборатории Колумбийского университета М. Шерифом в 1935 г., развивало хоуторнскую программу, в частности, возобладавшую к тому времени антибихевиористскую идею спонтанности действия. Эта идея демонстрируется экспериментатором просто и элегантно. Вопрос ставится следующим образом: как возникают нормы группового взаимодействия при отсутствии внешних побудительных импульсов? Иными словами, что будет делать человек, попавший в объективно нестабильную ситуацию, где отсутствуют какие бы то ни было ориентиры во внешнем поле действия? Если же в такую ситуацию попадает группа, то как влияет групповое взаимодействие на поведение индивида? Опираясь на концепцию гештальта, Шериф нашел способ поставить испытуемых в неструктурированную ситуацию и наблюдать за процессом формирования норм в процессе их совместной деятельности. При этом контролировались практически все значимые переменные15.
Неструктурированная ситуация, которую Шериф создал в лаборатории, заключалась в размещении в совершенно темной комнате точечного источника света. Испытуемый, находясь в темноте, не
15 Sherif M. The psychology of social norms. New York: Harper & Row, 1936.
219

располагал никакими ориентирами, относительно которых он мог бы определить положение источника света и воспринимал его как движущийся. В полной темноте точечный источник света не может быть локализован, потому что отсутствует какая бы то ни было система координат, относительно которой можно определить его нахождение. Эта иллюзия восприятия, обнаруженная X. Адамсом в 1912 г., получила наименование автокинетического эффекта.
Эффект имеет место даже тогда, когда испытуемый, глядя на свет, точно знает, что он не движется. Иногда человек ощущает беспокойство по поводу своего ориентирования в пространстве, особенно если помещение ему незнакомо, и он сидит на табурете без спинки в полной темноте. Некоторые испытуемые не могут определить не только расположение источника света, но и расположение самих себя. Таким образом, экспериментатор мог быть уверенным, что восприятие движения исходит только от самого субъекта.
Процедура эксперимента заключалась в следующем. Студентов и аспирантов приглашали в лабораторию и просили выполнить тест по определению в темноте расстояния до источника света. Наблюдателя сажали на расстояние пяти метров от источника света и ставили следующую задачу: "Когда в комнате погаснет свет, вам будет дан сигнал приготовиться и затем вы увидите источник света. Через короткое время свет начнет перемещаться. Как только вы заметите движение, нажмите на телеграфный ключ перед вами. Через несколько секунд свет исчезнет. Тогда укажите расстояние, на которое переместился источник света. Постарайтесь давать максимально точные ответы". Некоторые выполняли задачу в присутствии остальных, другие - в одиночку. Групповая ситуация формировалась двумя способами. 1. Испытуемый подвергался групповому воздействию после того, как прошел испытание в одиночку. 2. Испытуемый сразу же включался в групповое экспериментирование, ничего не зная заранее, после чего проходил автокинетическую пробу в одиночку. Так устанавливалось влияние группового опыта на индивидуальную реакцию.
Когда с испытуемыми работали поодиночке после группового экспериментирования, они высказывали оценки, близкие к групповым нормам. В ситуации группового экспериментирования вариация оценок удаленности источника света была значительно меньше, чем среди испытуемых-"одиночек". Самые большие различия наблюдались у "одиночек" до группового обсуждения. Так было показано влияние социальных качеств на индивидуальное поведение. М. Шериф впервые продемонстрировал воздействие внутренних факторов, создающих внешнюю систему координат для социального действия, иными словами, возникновение структуры из "деятельности".

220

Вопрос стоит шире: что будет делать человек, оказавшийся в неопределенной ситуации, где отсутствуют какие-либо ориентиры, указывающие ему на способ поведения? В терминах бихевиоризма этот вопрос формулируется так: может ли возникнуть определенная реакция в ответ на неопределенный стимул? Экстраполируя эффект Шерифа на более широкий социальный контекст, можно предполагать, что "системы координат", в которых ориентировано социальное действие, создаются не столько внешней, "объективной", средой, сколько с помощью внутренних порождающих механизмов. Эти механизмы имеют не индивидуальную, а групповую природу и выражаются в интерсубъективных нормах. В ситуации нормативной нестабильности всегда возникает тенденция к объединению неформальных групп для того, чтобы с помощью громкого декламирования лозунгов создать новые нормы, которые нормализуют ситуацию.
Отсюда, в частности, следует еще один вывод, что любая социальная нестабильность порождает сильное неформальное стремление к воссозданию структурированного поля действия путем противопоставления "чужим" нормам, и, заключает свой анализ Шериф, самый эффективный способ манипулирования поведением потребителей и избирателей - навязывание им "свободного выбора", а суть эффективной рекламы в том, чтобы навязать товар под видимым отсутствием какого-либо принуждения.
6. Эксперимент Курта Левина по изучению типов лидерства
Постановка проблемы: Влияние типов лидерства на поведение группы. Как обеспечивалась внутренняя валидность эксперимента? Стили лидерства: авторитарный, попустительский, демократический. Как влияет смена типов лидерства на агрессивное поведение? Как реагируют группы на вмешательство "чужого" ?Внешняя валидность эксперимента К. Левина.
Физик, вынужденный эмигрировать в 30-е гг. из нацистской Германии в Америку, Курт Левин назвал свою психологическую концепцию "теорией поля". Возможно, он имел в виду аналог универсальной теории поля, создание которой после открытий Эйнштейна казалось делом ближайшего будущего. Левиновская "теория поля" заключалась в распространении традиционного для классической физики понятия "силы" на социальное действие. В общественной мысли XVIII в. понятие "силы" использовалось для объяснения индивидуального поведения как результата сложения разнонаправ
221

ленных (эгоистических и добродетельных) "сил". Здесь нетрудно распознать ньютоновское пространство, где перемещаются влекомые силами притяжения и отталкивания индивиды. Однако Левин интерпретирует эту модель как частный случай релятивистской теории поведения: индивид и его среда рассматриваются в качестве системы отношений - "жизненного пространства", в котором создаются "напряжения", обусловленные "силами". Кроме индивидуальных "сил", поле возможного действия пронизано "индуцированными силами", исходящими от групп, институтов и иных надындивидуальных источников. Оригинальность концепции Левина заключается в том, что единицей анализа является "социальная ситуация" - система напряжений, а индивид - лишь один из аспектов "жизненного пространства". Это означает, что каждая новая социальная ситуация создает нового индивида. Несмотря на то, что с "физической" точки зрения человек всегда остается одним и тем же лицом, в каждой новой ситуации он оказывается иным. Таким образом, задача заключается в том, чтобы путем экспериментов установить, как напряжение, создаваемое социальной ситуацией, влияет на индивидуальное поведение.
В эксперименте, поставленном К. Левином, Р. Липпитом и Р. Уайтом в 1939 г., изучалось влияние типов лидерства на поведение группы. В качестве испытуемых выступали школьники, только мальчики. Контроль переменных обеспечивался следующим образом. Испытуемые были разделены на четыре группы, выравненные по составу. Исследователи осуществляли предварительные наблюдения за мальчиками, проводили социометрические тесты, с помощью которых устанавливали лидеров, аутсайдеров, дружеские пары. Поведение каждого школьника оценивалось учителем: не дразнит ли он сверстников, послушен ли, энергичен ли, не слишком ли "выпендривается". Наконец, экспериментаторы тщательно изучили классные журналы: помимо успеваемости, контролировались физическая подготовка и социальное происхождение учащихся. Экспериментальная работа со всеми группами производилась в одном и том же помещении, поэтому влияние внешней обстановки тоже не могло исказить результаты эксперимента. Кроме того, каждая группа выполняла одинаковые задания. Все это в целом выглядело как детский клуб. Ребята изготавливали маски, лепили фигурки из пластилина, играли в лошадки.
Итак, экспериментальная задача заключалась в том, чтобы установить, каким образом влияют на выполнение групповых действий различные типы лидерства. Для этого в течение семи недель к каждой группе был прикреплен руководитель, осуществлявший заданный стиль руководства. По истечении семинедельного срока назначался
222

другой лидер, уже с иным стилем. Никто из лидеров не работал в одной и той же группе дважды, но каждый провел эксперимент во всех группах. Таким образом, в качестве экспериментальной переменной выступал именно стиль лидерства, а не индивидуальный стиль экспериментатора.
Далее. В помещении, где проводились занятия с детьми, присутствовали четыре наблюдателя. Мальчикам сказали, что эти люди интересуются деятельностью подросткового клуба и ни во что не вмешиваются. Наблюдатели регистрировали поведение испытуемых поминутно. Они учитывали следующие параметры: 1) количество актов взаимодействия между пятью школьниками и их лидером, в том числе директивные указания, положительные и отрицательные реакции, особое внимание обращалось на отказ выполнить просьбу либо распоряжение руководителя; 2) осуществлялся поминутный анализ изменений в групповой структуре: фиксировалась деятельность подгрупп, устанавливалось, вызвана ли активность группы лидером или возникла спонтанно, подсчитывался индекс сплоченности каждой подгруппы; 3) фиксировалось накопленное количество значимых действий испытуемых, а также изменения в динамике группы как целого; 4) велась непрерывная стенограмма всех разговоров в группе16.
Кроме указанных параметров, анализировались и "внутриклубные" взаимодействия: каждый лидер записывал свои впечатления после каждой встречи, изучались комментарии наблюдателей и даже был снят фильм о деятельности экспериментальных групп. Такое массированное наблюдение за действиями группы не исчерпывало задачи экспериментального контроля. Результаты наблюдений проверялись на надежность. Например, исследователи обращали внимание на то, все ли наблюдатели записывали действия участников. Записи кодировались, и затем сама процедура кодирования тоже проверялась на надежность. Для этого один и тот же текстовой материал кодировался разными людьми. В итоге строились индексы группового поведения: уровень агрессивности, стремление к воспризнанию, соотношение организованной и неорганизованной активности и т. п. Наряду с информацией, использованной для выравнивания групп, и материалами наблюдения за действиями испытуемых исследователи проводили серию интервью с мальчиками. Их спрашивали о "клубных" впечатлениях, а также тестировали по Роршаху. Кроме того, опрашивались родители и учителя каждого испытуемого.

16 Lewin К., Lippit R., White R. Patterns of aggressive behaviour in experimentally created "social climates" //Journal of Social Psychology. Vol. 10. Reprinted in: Pugh D. (ed) Organisational Theory. New York: Penguin Books, 1971.
223

Скрупулезность и чистота эксперимента К. Левина и его сотрудников превосходят все, что делалось социальными психологами раньше. Результаты работы заключались в установлении влияния на поведение группы трех типов лидерства: авторитарного, демократического и "попустительского" (laissez faire). Содержание стилей лидерства было идентифицировано экспериментаторами достаточно строго. Авторитарный лидер диктовал все, что надо делать, демократический лидер выносил все вопросы на групповое обсуждение под своим руководством и затем следил, чтобы решения выполнялись, а "попустительский" лидер давал мальчикам полную свободу действий и ни во что не вмешивался.
Один из результатов эксперимента - установление влияние типа лидерства на динамику агрессивного поведения в группе (рис, 6.2).

Рис. 6.2. Динамика агрессивного поведения при смене типов лидерства, эксперимент Курта Левина
224

Эксперимент показал, что низкий уровень агрессивного поведения свойствен авторитарному типу лидерства. Зато освобождение от авторитарного лидерства и переход к "попустительству" и демократии вызывает резкое нарастание агрессии, уровень которой затем снижается. Переход от "попустительства" к демократии и авторитаризму снижает агрессию.
Для изучения групповых реакций исследователи использовали и тестовые ситуации трех типов: руководитель выходил из помещения, опаздывал к началу занятий и в его отсутствие в помещение заходил "чужой" и критиковал его действия. Таким образом изучался вопрос, как влияет на уровень агрессивности вмешательство "чужого". Эксперимент показал, что вмешательство "чужого" приводит к резкому нарастанию агрессии в "попустительских" и "демократических" группах (рис. 6.3).

Рис. 6.3. После вмешательства "чужого" уровень агрессивности резко усиливается в "демократической" группе и группе laissez fair, эксперимент Курта Левина
225
15-365

Как и в других лабораторных экспериментах, в эксперименте Левина остается не вполне ясным, можно ли распространять выводы о влиянии авторитаризма, демократии и "попустительства" на групповое поведение за пределы игры школьников в лошадки или эта закономерность присуща любым социальным процессам. Во всяком случае результаты других исследований и исторических наблюдений показывают, что факты не противоречат заключениям Левина и его коллег.
Вопросы
1. Чем отличается эксперимент от обычного социологического исследования?
2. Какова логическая схема эксперимента, разработанная Джоном Миллем?
3. Для чего в экспериментальном исследовании нужна контрольная группа?
4. Какие способы применяются для выравнивания контрольной и экспериментальной групп?
5. Что такое валидность эксперимента?
6. Почему в хоуторнском эксперименте величина выработки возрастала и в контрольной, и в экспериментальной группах?
7. Почему оценки респондентов-"одиночек" в эксперименте Шерифа были более дисперсными, чем оценки членов группы?
8. Как Левин определял авторитарный, демократический и "попустительский" стили лидерства?
9. Как влияло чередование стилей лидерства на динамику агрессивности в группе по данным эксперимента Левина?
10. Как можно объяснить возрастание агрессивности в "демократических" и "попустительских" группах при вмешательстве "чужого"?
11. Почему в качестве единицы исследования Левин и Шериф использовали не личность, а "социальную ситуацию"?
12. Насколько возможно распространять результаты экспериментальных наблюдений на массовые социальные процессы?
13. Как соотносятся внутренняя и внешняя валидность?
ЛИТЕРАТУРА
1. Бочаров В.А., Маркин В.И. Основы логики: Учебник. М.: Космополис, 1994 (Гл. VIII "Правдоподобные рассуждения").
2. Вихалемм П. Эксперимент в социологическом исследовании // Методы сбора информации в социологических исследованиях / Отв. ред. В.Г. Андреенков, О.М. Маслова. Кн. 2. М.: Наука, 1990. С, 190 - 214.
226

3. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях: Пер. с англ. / Сост. и общ. ред. М.И. Бобневой; Вступ. ст. Г.М. Андреевой. М.: Прогресс, 1980.
4. Морено Д. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе / Пер. с англ. В.М. Корзункина; Ред. пер. и предисл. М.Ш. Бахитова. М.: Изд-во иностр. литературы, 1958.
5. Процесс социального исследования / Пер. с нем. А.Г. Шестакова, И.Н. Марасанова; Общ. ред. послесл. Ю.Е. Волкова. М.: Прогресс, 1975. С.432 - 490.
6. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. 3-е изд., испр. и доп. Самара: Изд-во Самарского университета, 1994.


Глава 7.Подготовка научной публикации
1. Композиция статьи
Цитатные связи. Наука как профессия. Заглавие, ключевые термины, аннотации, историография темы, гипотезы, инструментарий, обоснование переменных, описание объекта, обсуждение данных, выводы. Композиция рецензии.
Профессиональное сообщество ученых часто называют "незримым колледжем". Кроме цитатных связей, "незримый колледж" консолидируется системой явных и неявных дисциплинарных норм, регулирующих процесс воспроизводства знания. Процесс усвоения норм называется социализацией, в данном случае - профессиональной социализацией. В любой сфере жизни применение норм требует осведомленности в том, где и каким образом их применять. Бывает и так, что отдельные нормы нарушаются во имя сохранения нормативной структуры целого. Нормативной структуре науки тоже присуща некоторая амбивалентность: даже нарушения некоторых правил должны быть подчинены собственным правилам. Это относится и к процессу производства научных публикаций, который подчинен детальной регламентации - почти так же, как процесс производства любых изделий. Итог полета творческой мысли или рутинное изложение экспериментальных данных, публикация являются формой информационного сообщения и адресована тем, кто работает в близкой предметной области. Количеством и качеством публикаций определяется статус исследователя. На основе опубликованных данных решается и основной вопрос новоевропейской науки - вопрос о научной новизне и приоритете, вопрос, который был чужд античному и средневековому ученому. Научные журналы возникли в XVII в. как "открытые письма" научному сообществу о сделанных открытиях. Журналы придали процессуальный вид обсуждению вопроса о приоритете - отныне автором стал считаться тот, кто первым напечатал свое сообщение публике.
228

Что бы ни воображали по поводу своей миссии в мировой науке интеллектуалы, их задача заключается в том, чтобы к 100 тысячам статей, публикуемых по социальным и поведенческим наукам в течение года, прибавить еще несколько своих статей. Многие специалисты, участвующие в производстве знания, вообще не публикуются, другие публикуются, но не цитируются - таких большинство. По ориентировочным оценкам 2/3 публикаций вообще не воспроизводятся в какой-либо форме в последующем литературном потоке и растворяются в нем, казалось бы, бесследно. Однако это не значит, что они не нужны. Каждый специалист немножко надеется, что открывает истину в последней инстанции, но в отличие от дилетанта или любителя строго придерживается правил научного метода. Кроме того, он хорошо сознает, что его работа будет преодолена, и сам стремится пойти дальше уже сформулированных им и его предшественниками выводов.
В 1918 г. в своей знаменитой лекции "Наука как призвание и профессия" в Мюнхенском университете М. Вебер сказал: "Каждый из нас знает, что сделанное им в области науки устареет через 10, 20, 40 лет. Такова судьба, более того, таков смысл научной работы, которому она подчинена и которому она служит, и это как раз составляет ее специфическое отличие от всех остальных элементов культуры; всякое совершенное исполнение замысла в науке означает новые "вопросы", оно по своему существу желает быть превзойденным. С этим должен смириться каждый, кто должен служить науке. Научные работы могут, конечно, долго сохранять свое значение, доставляя "наслаждение" своими художественными качествами или оставаясь средствами обучения научной работе. Но быть превзойденными в научном отношении - не только наша общая судьба, но и наша общая цель. Мы не можем работать, не питая надежды на то, что другие пойдут дальше нас. В принципе этот прогресс уходит в бесконечность"1.
Скажем так: цель научных занятий состоит в добросовестном служении универсальной категории истины и отстранении, - часто требующем не просто незаинтересованности, но мужества, - от ценностей, пристрастий и тому подобных не имеющих значения обстоятельств. В социологии науки эти обстоятельства воспроизводства научного знания обозначаются как "внешняя экспертиза" - в отличие от "экспертизы внутренней", где имеет значение только знание и ничто иное. Отсюда, в частности, следует, что наука - не
1 Вебер М. Наука как призвание и профессия / Пер. с нем. А.Ф. Филиппова, П.П. Гайденко // Вебер М. Избр. произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 712.
229

работа, а служба, и подготовка публикации - служебный акт, подчиненный своеобразному "воинскому артикулу".
Статья начинается с заглавия. Сформулировать заглавие не так просто, как кажется на первый взгляд. Самая распространенная ошибка здесь - неадекватное представление содержания научного материала в заглавии. Определяющее значение для заглавия публикации имеет предмет исследования, который должен отчетливо отделяться от объекта исследования.
Предмет исследования - это совокупность существенных признаков (или переменных), которые изучались авторами сообщения. Вопрос об объекте - это вопрос о том, кому эти признаки принадлежат, кто исследовался.
Если в заглавии статьи раскрывается не предмет, а объект изучения, оно является неадекватным. Например, заглавие "Социологическое исследование инженеров" содержит только один информативный признак - профессиональную принадлежность обследованных к инженерам, а что исследовалось - неясно. В статье же речь идет о том, что инженеры, как правило, знакомятся с девушками на производстве.
Иначе говоря, предмет-это изучаемые параметры, а объект - это изучаемый контингент, совокупность единиц (людей, сообществ, институтов, текстов и т. п.). В заглавии принято указывать, во-первых, предмет, во-вторых, объект исследования. Смысловую арматуру заглавия образуют ключевые слова - именно они помогут коллегам распознать статью среди тысяч других.
Заглавие не должно быть ни слишком широким, ни слишком узким, перегруженным ключевыми словами. Рассмотрим в качестве примера заглавие статьи "Влияние социального статуса родителей на профессиональную ориентацию школьников подросткового возраста в Московской области в 1994 году". Это заглавие очень точное, но при описании публикации библиограф-предметизатор не имеет возможности разыскивать жемчужные зерна в столь большой куче ключевых слов.
Одна из распространенных ошибок при формулировании заглавий - использование "публицизмов". Социологу не чуждо ничто человеческое, в том числе и стремление говорить красиво. Публицизмы - это красивые слова и словосочетания, рассчитанные на восприятие профессионально неподготовленным читателем - профаном. Как правило, публицизмы несут выраженную метафорическую нагрузку. В этом не было бы ничего плохого, если бы подобного рода термины в заглавии были релевантны предмету, т. е. давали возможность распознать тему публикации. Чаще всего публицизмы не информативны. Это не относится к статьям, выполненным в духе эзотерического эссе, которые
230

нельзя озаглавить иначе, чем "Взгляд и Нечто". Заглавия "Слагаемые успеха", "Если заглянуть глубже", "Творя и познавая", "Руками коллектива" пригодны на все случаи жизни.
В социологических журналах часто встречаются публицистические "орнаменты" заглавий. К ним относятся, например, выражения "Мифы и реальность", "Опыт и проблемы", "К вопросу о...". Позитивная функция "орнаментов" состоит в том, что заглавие приобретает стилистическую завершенность, а отрицательная - в создании помех при предметизации и систематизации статьи. Если социолог провел массовое обследование, но затрудняется в определении того, что он хотел узнать, может оказаться полезным словосочетание "Социальный портрет". К сожалению, прочитав такое заглавие, невозможно установить, о чем идет речь в публикации.
Образцовые с точки зрения информативности заглавия используются в научных журналах, включенных в предметные информационно-поисковые системы. В этом случае заглавие являет собой набор дескрипторов первого уровня. Например, заглавия статей "Американского социологического журнала" (Том 99, Номер 4, январь 1994 года) представляют собой перечисления через запятую ключевых слов: "Правила, ресурсы и процессы легитимации: некоторые вопросы социального конфликта, порядка и изменения" (Родин Страйкер); "Знание, доминирование и уголовное наказание" (Иоахим Севелсберг); "Легализация рабочего места" (Ричард Скотт); "Ранний труд родителей, социальный капитал семьи и их влияние на раннее детство" (Тоби Парсел, Элизабет Менахен); "Сыновья, дочери и межпоколенческая поддержка на Тайване" (Ян-Джу Ли, Уильям Периш, Роберт Уиллис). Все приведенные заглавия обладают высокой степенью коммуникативности с точки зрения доступа к пользователю через предметные индексы информационно-поисковых систем.
Расширением заглавия являются аннотации, содержащие уже не пять-семь дескрипторов, а около ста слов, подробно описывающих предмет исследования. Естественно, что возможности точного распознавания тематического адреса публикации увеличиваются во много раз, не говоря уже о том, что чтение аннотации позволяет компетентному исследователю уяснить основную идею работы за несколько минут.
В качестве образцового примера можно привести аннотацию к упомянутой выше статье о межпоколенческой поддержке на Тайване. Исследование посвящено финансовой помощи, которую оказывают дети, имеющие собственную семью, своим родителям.
Часто предполагается, что экономические и социальные изменения, сопровождающие индустриализацию, ведут к резкому ослаблению родительской власти и, следовательно, к уменьшению поддержки
231

родителей их взрослыми детьми. Опубликованные в статье данные, однако, показывают, что значительное большинство женатых и замужних детей осуществляли постоянную финансовую помощь своим родителям в течение предыдущего года.
Социально-экономические характеристики родителей и детей в семьях, где осуществлялась финансовая поддержка, показывают, что альтруистически-корпоративная групповая модель наилучшим образом отражает межпоколенческие взаимодействия в период ускоренного экономического роста2.
Структура аннотации отчетлива: сначала демонстрируется общая теория влияния индустриализации на межпоколенческие отношения, а затем говорится, что данные опровергают эту теорию по меньшей мере применительно к семьям на Тайване.
После того как сформулировано заглавие, остается лишь написать статью. Композиция научной статьи обычно включает семь разделов. Во-первых, необходимо дать краткий историографический очерк изучаемого вопроса, сославшись на авторитеты в данной области, и обрисовать нынешнее состояние его разработки. Здесь целесообразно указать на противоречия в теории и различные версии интерпретации данных. Во-вторых, в статье формулируются гипотезы, которые, как ожидается, опровергнут определенные теоретические версии. Втретьих, описывается инструментарий, с помощью которого будут проверяться гипотезы. Особое значение в этом разделе имеет анализ концептуальных переменных - их соответствие измерительным операциям, релевантность, надежность, устойчивость, валидность. В-четвертых, дается описание объекта исследования, в том числе генеральной совокупности и выборочных процедур, оценивается репрезентативность данных. В-пятых, представляются полученные результаты и производится обсуждение данных, включая различные версии их интерпретации. В-шестых, формулируются итоговые выводы. И, вседьмых, оформляется вспомогательный аппарат публикации.
В качестве примера опять возьмем статью Я. Ли и соавт. о межпоколенческих связях на Тайване. Сначала ставится проблема: исследованиями показано, что экономическое развитие приводит к перемещению центра тяжести на отношения между мужем и женой и ослаблению межпоколенческих семейных обязательств (следуют ссылки на Гуда, Шортера, Парсонса и Келдвелла); несмотря на согласие в общей направленности изменений, остается неясным, можно ли применить этот вывод к обществам незападной традиции, особенно
2 Lee Y.-J., Parish W., Willis R. Sons, daughters, and intergenerational support in Taivan // American Journal of Sociology. Vol. 99. No. 4. January 1994. P. 1010.
232

к Восточной Азии, где очень устойчивы связи между старшим и младшими поколениями (следуют ссылки на Литвака и Кулиса, Мартина, Моргана и Хирошима, Кастерлейна и соавт.); и вообще устойчивое существование расширенной семейной системы не может быть объяснено биполярными моделями, где рассматриваются только два типа обществ: традиционное и современное. Примечательны последовательные переходы с высокого уровня теоретического обобщения к данным о финансовой помощи родителям со стороны тайваньских мужчин и женщин и обратно к влиянию модернизации на межпоколенческие связи. Вывод статьи явно выходит за рамки ее непосредственной темы и, как любая общетеоретическая работа, может вызвать сомнение с точки зрения внешней валидности: коренящееся в социологии Просвещения фундаментальное теоретическое различение традиционного и современного обществ не объясняет некоторых фактов, присущих жизненному укладу модернизирующихся азиатских стран в целом.
Почему же сохраняется расширенная семья при ускоренном экономическом росте на Тайване? Авторы указывают на три теоретических модели межпоколенческих отношений: первая теория - теория власти и взаимовыгодного соглашения - исходит из постулирования борьбы поколений за семейные ресурсы; вторая теория акцентирует добровольную взаимопомощь членов семьи; третья теория - альтруистически-корпоративная групповая модель, где родители выбирают способ максимизации благосостояния расширенной семьи, включая здоровье ее членов, материальные и культурные ценности.
Авторы подробно обсуждают каждую теоретическую модель и формулируют основные гипотезы исследования. Теория семейной власти и взаимовыгодного сотрудничества членов семьи предполагает выдвижение трех гипотез: 1) родители, располагающие большим количеством ресурсов (высоким доходом и значительной нераспределенной собственностью) по сравнению с детьми, получают больше денег и услуг от детей (сильная гипотеза о взаимовыгодном сотрудничестве); 2) дети, располагающие большим количеством ресурсов по сравнению с родительскими, дают деньги вместо предоставления услуг (слабая гипотеза о взаимовыгодном сотрудничестве - гипотеза об относительной эффективности); 3) в супружеских парах супруг или супруга с более высоким доходом выделяют больше ресурсов своим родителям (гипотеза о взаимовыгодных отношениях между супругами).
С другой стороны, альтруистически-корпоративная групповая модель выражается в двух следующих гипотезах: 4) дети, получившие более значительную поддержку со стороны родителей (образование, собственность), дают родителям больше. Результаты поддержки могут иметь и относительный и абсолютный характер; 5) родители, испы
233

тывающие большую нужду (малые ресурсы, слабое здоровье), получают больше; 6) эпизодические обмены в рамках взаимопомощи предполагают, что родители, помогающие в домашних делах и уходе за детьми, получают более значительные ресурсы.
Следующий раздел статьи посвящен выборке: единицами отбора являлись 2662 замужние женщины 25 - 60 лет, имеющие хотя бы одного из родителей, и 2231 мужчина с такими же характеристиками. Далее перечисляются 26 зависимых и независимых (объясняющих) переменных. Обсуждение результатов исследования построено по схеме: таблица (диаграмма), демонстрирующая распределение данных по каждой гипотезе, плюс авторский комментарий. Аналитический аппарат исследования освещается в самом общем виде и сопровождается отсылками к специальным источникам.
Вывод заключается в том, что помощь родителям со стороны детей мало зависит от соображений взаимной выгоды либо ресурсов власти, которыми располагают родители. Более того, родители, располагающие значительной собственностью, которая может составить предмет наследования, получают меньшую поддержку, чем родители, нуждающиеся в материальной поддержке либо уходе. Библиографический аппарат статьи составляет около 80 наименований, расположенных (в соответствии с западными нормами оформления библиографических списков) в алфавитном порядке. Таков образец современной социологической публикации.
Кроме аналитических статей, излагающих результаты исследования, специалистам часто приходится писать обзоры, рефераты, рецензии. Казалось бы, это второстепенная работа, непосредственно не связанная с передовыми рубежами науки. Однако именно рецензирование и реферирование обеспечивают признание научных результатов в качестве значимых в профессиональном сообществе.
Структура рецензии не менее сложна, чем структура аналитической статьи. Во-первых, изложению существа вопроса предпосылается краткая справка об авторах рецензируемой книги, их предыдущих работах, принадлежности к определенному научному направлению или школе. Во-вторых, рассматривается история проблемы: кто, где, когда разработал теорию и методы исследования данной области; какие идеи получили экспериментальное подтверждение, а какие были опровергнуты; в чем заключаются принципиальные расхождения между современными исследовательскими подходами к теме. Втретьих, рецензент должен изложить основные положения и выводы работы и, если возможно, вывести формулу ее научной новизны. Для большинства работ по социологии эта задача вряд ли выполнима - при всем желании не удается понять, о чем идет речь, но отказываться от ее решения не следует. Реферат - важнейший компонент рецензии.

234

Его функция в том, чтобы осуществить за читателя "первое чтение" книги - отсортировать самое важное. В-четвертых, рецензия включает оценочный компонент. В ней содержится по возможности недвусмысленное указание на уровень издания - является ли оно научным достижением, требующим серьезного внимания, либо "вносит определенный вклад" в разработку темы. Отрицательные рецензии, как правило, не пишутся, поскольку плохие работы не нуждаются в рецензировании, если они не представляют опасности для нормального функционирования дисциплины.
Исключение составляют рецензии полемического характера. В любом случае неявная норма науки предполагает, что автор рецензии, опубликованной на страницах профессионального издания, выступает не столько со своей личной точкой зрения, сколько выражает общественное мнение специалистов. Привносить в это дело субъективный компонент - значит портить репутацию. Вероятно, поэтому рецензии чаще пишут молодые ученые, для которых важно идентифицировать свою позицию в науке как нормативную.
2. Вспомогательный аппарат публикации
Примечания, ссылки на источник, указатели. Правила оформления пристатейных и прикнижных библиографических списков.
Вспомогательный аппарат публикации включает примечания, пристатейные или прикнижные (придиссертационные) библиографические списки и вспомогательные указатели (если речь идет о научной монографии). Качество вспомогательного аппарата - надежный критерий профессионализма исследовательской работы3. Небрежно оформленные ссылки, примечания, перемешанные с библиографическими записями, нарушения правил описания - все это свидетельствует о том, что автор не знает норм этикета, принятых в отношениях между коллегами, либо не придает им значения. В известной степени оформление вспомогательного аппарата научной публикации равнозначно сервировке стола: прием пищи становится более респектабельным, хотя каждый знает, что самая красивая сервировка не делает продукты доброкачественными.

3 Иениш Е.В. Библиографический поиск в научной работе: Справочное пособие-путеводитель / Под ред. И.К. Кирпичевой. М.: Книга, 1982.
235

Первый элемент вспомогательного аппарата - примечания. Примечания - это дополнительные разъяснения, справки, комментарии по поводу фрагментов основного текста, вынесенные вовне. По замыслу они имеют второстепенный характер и обычно набираются петитом. Примечания могут быть подстрочными и затекстовыми. В первом случае удобно отмечать их "звездочками", во втором - цифрами. Бывает, что примечания занимают больше места, чем основной текст. Весь § 86 главы "Бытие", раздел А "Качество" "Энциклопедии философских наук" Гегеля состоит из одного предложения: "Чистое бытие образует начало, потому что оно в одно и то же время есть и чистая мысль, и неопределенная простая непосредственность, а первое начало не может быть чем-нибудь опосредованным и определенным". Затем на нескольких страницах излагаются примечания и прибавления. Такое может себе позволить только Гегель.
Иногда примечания являют собой самостоятельные произведения, выполненные по поводу какой-либо темы, затронутой в основном тексте. Примечания к трудам Э. Ренана, М. Вебера, В. Зомбарта, О. Шпенглера с полным основанием можно назвать грандиозными. Вообще немецкая интеллектуальная традиция в полной мере явила себя в примечаниях.
Необходимость в пространных примечаниях возникает чаще всего при издании классических сочинений, требующих подробного текстологического анализа и толкования. В этом случае примечания превращаются в комментарии - метатексты4. Культура комментирования коренится в толковании священных текстов. Литературный корпус Талмуда и христианская экзегетическая мысль основаны на комментировании Торы и новозаветных источников. Воспроизводство философских идей также невозможно без комментирования. Эталонными являются, например, комментарии А.Ф. Лосева к сочинениям Платона и Плотина.
В современной социологической литературе, превратившейся отчасти в легкий жанр, традиции комментирования во многом утрачены. На первый взгляд кажется, будто примечания и комментарии затрудняют восприятие произведения, нарушают его композицию. На самом деле они создают "концентрическую" организацию текста, где можно приближаться к центру извне, а можно и идти от центра к периферии. Кроме того, тяжелые, громоздкие примечания оберегают серьезную
4 Зимина Л.В. Комментирование художественных текстов: методологические аспекты: Автореф. дисс. на соиск. ученой степ. канд. филол. наук. М.: Московский полиграфический институт, 1992.
236

публикацию от активных профанов, которые могли бы использовать ее для своих неблаговидных целей. Талмудические тексты совершенно непонятны для неподготовленного читателя - так создается защита книги. И, вообще, примечания и комментарии создают загадочный орнамент, окружающий текст. Лишенный этого орнамента, он становится беспомощным и беззащитным.
Второй элемент вспомогательного аппарата - ссылки на источник. Приводя высказывание или мысль, принадлежащие другому автору, научный сотрудник обязан указать, кому это высказывание принадлежит и откуда оно заимствовано. Ссылаться можно на публикацию, архивный документ, рукопись сочинения, личное сообщение. В последних двух случаях необходимо личное разрешение автора упоминаемого произведения.
Ссылка производится в двух случаях: а) когда упоминается произведение и б) когда воспроизводятся чужой текст либо сведения в виде цитаты или переложения. При воспроизведении фактических и статистических сведений общеизвестного характера ссылки не обязательны. Например, при сообщении, что К. Маркс родился 5 мая 1818 г., нет нужды ссылаться на биографию Маркса.
При воспроизведении чужого текста ссылка является необходимой - иначе возникают признаки деяния, предусмотренного статьей 174 Уголовного кодекса Российской Федерации. Это деяние называется плагиатом - кражей интеллектуальной собственности. Во многих странах введены более строгие правила защиты интеллектуальной собственности, чем в России: требуется разрешение владельца авторского права - "копирайта" (значок "копирайта" проставляется обычно на обороте титульного листа) даже на воспроизведение короткого фрагмента текста.
В России можно цитировать чужой текст (обязательно со ссылкой) объемом до 300 знаков. В науке, равно как и в других областях интеллектуального творчества, плагиат считается не только правонарушением, но и позорным делом. Если плагиат обнаружен в диссертации, в соответствии с "Положением ВАК" работа снимается с рассмотрения на любой стадии ее прохождения.
Ссылки на источник оформляются тремя способами. Первый способ - внутритекстовый - довольно неудобный и встречается редко.
Ссылки размещаются здесь в скобках внутри предложения. Разумеется, такого рода ссылки содержат минимум библиографических сведений. Подобное оформление ссылок применялось в журнале "Научные доклады высшей школы: Философские науки".
Второй способ - подстрочное размещение ссылок на странице. Многие научные журналы используют именно этот метод. Его
237

удобство для читателя заключается в отсутствии разрывов текста (как в предыдущем случае), а также в возможности просматривать списки источников параллельно работе с основным текстом. Для писателя этот метод удобен тем, что при устранении одной или нескольких ссылок либо дополнениях к аппарату публикации последовательность всего списка не меняется. При компьютерном наборе эта трудность преодолевается легко, а при работе с "бумажной" рукописью требуется тщательная сверка ссылок. Подстрочные ссылки практикуются, например, в журнале "Вопросы философии". Изящную верстку ссылок и примечаний на боковых полях можно увидеть в журнале "Человек". Получается, что такого рода ссылки - "сбокутекстовые".
Если в статьях в большинстве случаев встречается несколько десятков ссылок, то их количество в монографиях и диссертациях исчисляется сотнями. Пристатейные и прикнижные (придиссертационные) списки представляют самостоятельный интерес, и их лучше размещать компактно. Для этого используются затекстовые пристатейные и прикнижные библиографические списки. Ссылки оформляются в данном случае путем сквозной последовательной нумерации цитат и иных "интекстов". Нумерация в основном тексте оформляется квадратными скобками.
В западной научной литературе принято вместо нумерации использовать фамилию автора и год опубликования источника. Поэтому источники размещаются в алфавитном порядке. Это обусловлено требованиями компьютерной сортировки ссылок. В российской научной периодике более распространена последовательная нумерация с расположением источников в порядке их упоминания. В монографиях и диссертациях список литературы выстраивается по алфавиту - сначала русскоязычные, затем издания на иностранных языках.
Примеры хорошо выполненных пристатейных списков можно увидеть в журналах "Библиография", "Вестник Российской академии наук", в "Социологическом журнале".
Третий элемент вспомогательного аппарата - указатели. Они являются необходимым компонентом серьезной научной монографии и обеспечивают эффективный поиск необходимых сведений. Принято снабжать монографию указателем имен, в некоторых случаях указателем географических названий, и особую трудность представляет предметный указатель - его рубрики должны с максимальной четкостью отображать концептуальный аппарат данной области науки.
К сожалению, в большинстве социологических монографий, опубликованных в России, предметные указатели либо отсутствуют,
238

либо выполнены без надлежащего прилежания. Требования к вспомогательному аппарату научного издания исчерпывающе освещены в монографии Э.Л. Призмента и Е.А. Динерштейна5.
Библиографическая работа состоит из мелочей. Если ссылка на источник встречается в тексте только один раз, страница (лист) источника указывается в пристатейном (прикнижном) списке в соответствии с правилами библиографического описания после точки с прописной буквы. Если ссылка на источник встречается два раза и более, страница (лист) в наименовании источника в пристатейном (прикнижном) библиографическом списке не указывается, зато в основном тексте в квадратных скобках каждый раз после номера источника через запятую со строчной буквы следует указание страницы (листа), например [33, с. 137].
Затекстовый способ оформления ссылок, пристатейные (прикнижные) библиографические списки не только экономят объем печатной полосы, но дисциплинируют и писателя, и читателя. Если ссылки повторяются, что бывает постоянно, приходится обращаться к формам: "Там же", "Там же. С. 37". Это делается в том случае, если ссылки на один и тот же источник следуют одна за другой непрерывно. Когда ряд прерывается, следует ссылка на номер.
В подстрочных ссылках дело обстоит немного сложнее. Если ссылки на один и тот же источник следуют непрерывно, используются формы "Там же" и "Там же. С. 37". В случае прерывания ряда используется сокращение типа: "Ленин В.И. Цит. соч. С. 37".
После длительного перерыва в цитировании источника (на протяжении нескольких полос) ссылка воспроизводится в форме сокращенного библиографического описания, например: "Ленин В.И. Что такое "друзья народа "... С. 37". Здесь следует заметить, что с сокращениями в библиографических записях нужно обращаться предельно осторожно и, если под рукой нет "Словаря сокращений", избегать их. Сокращения регламентируются государственным стандартом, поэтому, например, "стр." писать нельзя, а "С." - можно.
Со ссылками на иностранную литературу нужно обращаться в соответствии с теми же нормами, что и со ссылками на русскоязычные издания. Однако здесь имеются некоторые особенности. Вместо "Там же" используется латинское "Ibidem", а вместо "Там же. С. 37" - "Ibid. Р. 37" (для немецкоязычного источника - S. 37).
За рубежом и в некоторых естественнонаучных и технических журналах России принят следующий способ ссылки на пристатейный
5 Призмент Э.Л., Динерштейн Е.А. Вспомогательные указатели к научным изданиям. М.: Книга, 1988.
239

(прикнижный) библиографический список: в тексте приводится основное описание заголовка (автор либо первые ключевые слова заглавия), например (Shakespeare, 1877). Если в указанном году опубликованы несколько работ данного автора и все они приводятся в библиографическом списке, вводятся дополнительные обозначения (Shakespeare,
1877а).
В последние годы в оформлении прикнижных библиографических списков за рубежом появились нетривиальные инновации: в колонтитуле прикнижного списка указываются номера страниц основного текста, на которых имеется ссылка. Ссылки идентифицируются посредством первых нескольких слов цитаты, приводящихся в списке. Поскольку страницы известны, читателю не составит много труда идентифицировать источник. Однако эта работа имеет уже не технический, а творческий характер. Пример указанной инновации можно обнаружить в одной из монографий Майкла Харрингтона6.
Все-таки государственная стандартизация имеет некоторые преимущества. Основные требования и нормы библиографического описания документов и оформления списков литературы изложены в сборнике Междуведомственной каталогизационной комиссии7. В книге Ю.А. Альберта можно найти подробные рекомендации по оформлению библиографического аппарата статей и монографий8. Более концентрированное изложение тех же вопросов содержится в статье С.Ю. Калинина9, а упрощенные правила оформления библиографического аппарата диссертаций освещаются в официальном издании ВАК России10.
Часто при составлении библиографического аппарата научной публикации ссылки и примечания не различаются. Между тем, это совершенно разные "вещи", хотя соседствуют друг с другом. Они могут совмещаться и выглядеть как подстрочные или затекстовые примечания с внутритекстовыми ссылками, получше всего помещать библиографические описания источников отдельно от примечаний.

6 Harrington М. The politics at the God's funeral. New York: Viking, 1983.
7 Составление библиографического описания: Краткие правила/ Междуведомственная каталогизационная комиссия при Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина; Редкол.: О.И. Бабкина и др. 2-е изд. М.: Кн. палата, 1991.
8 Альберт Ю.В. Списки литературы в научных изданиях: Составление и оформление. Киев: Наукова думка, 1988.
9 Калинин С.Ю. Библиографический аппарат научной публикации // Библиография. 1993. № 2. С. 36 - 45.
10 Примеры библиографического описания // Бюллетень Высшей аттестационной комиссии при Совете Министров СССР. 1989. № 4.
240

В первом случае мы наблюдаем текстового кентавра, например, в следующей версии примечания: "И в науке, и в жизни мы должны постоянно упражняться в различении того, что обычно лежит рядом. На это указал Сократу Протарх в Платоновском "Филебе,. См.: Платон. Филеб // Платон. Соч.: В 3-х томах/ Под общ. ред. А.Ф. Лосева и В.Ф. Асмуса; Пер. с древнегреч. Т. 3. Ч. 1. М.: Мысль, 1971. С. 21".
Во втором случае примечание размещается в подстрочном либо затекстовом списке примечаний (без списка источников), а ссылка на соответствующую позицию пристатейного библиографического списка фигурирует в нем в соответствии с правилами в квадратных скобках. В данном случае сочинение приобретает более дисциплинированный облик. Его композиция, таким образом, включает основной текст, примечания и пристатейный библиографический список. Например, в статье Т. Огане "Социология на рубеже веков: Георг Зиммель" содержится в ряду прочих следующее примечание: "Вот почему, в частности, для нас столь важны книги Зиммеля "Введение в науку о морали" [23] и "Философия денег" [43]"11. Осуществленное здесь выделение пристатейного библиографического списка из примечаний имеет важное значение для предметной идентификации источника (именно на материале библиографий работает система "Keywords Plus" в Институте научной информации в Филадельфии), а также для составления "Библиографии библиографий" (Российская книжная палата включает в нее пристатейные списки, состоящие из более 50 наименований).
3. Библиографическое описание документа
Действующий в России стандарт библиографического описания. Полные и сокращенные описания, Монографические, сводные ц аналитические описания. Элементы и области библиографического описания.
Научное произведение - будь это книга, статья или диссертация - обладает десятками свойств, большая часть которых не имеет значения для его содержания. Величина книжного блока- весьма существенная характеристика издания, особенно для тех книгохранилищ, где практикуется "крепостная система" расстановки фонда. Цвет обложки
11 Огане Т. Социология на рубеже веков: Георг Зиммель // Пер. с англ. А.Ф. Филиппова // Социологический журнал. 1994. № 2. С. 87.
241

может показаться менее важным свойством, чем цена издания. Научному сотруднику интересно содержание текста, а не его форма. Тем не менее библиографическое описание произведения осуществляется преимущественно на основе стандартных формальных критериев, позволяющих идентифицировать его содержание.
Сначала введем некоторые определения. Библиографическое описание (БО)-это совокупность библиографических сведений о документе, приведенных по установленным правилам и предназначенным для идентификации и общей характеристики документа12. Библиографическое описание состоит из элементов, которые объединены в области.
Откуда мы получаем сведения об элементах издания? Чаще всего их источником служит титульный лист произведения. Элементы и области разграничиваются с помощью разделительных знаков: точек, тире, двоеточий, точек с запятой, круглых и квадратных скобок, одной косой черты и двух косых черт. Часто при составлении библиографического описания используются сокращения. Сокращения регламентируются государственным стандартом ГОСТ 7.11 - 78.
Библиографические описания бывают полные и сокращенные. Полные библиографические описания используются, например, в каталожных карточках. Они включают наряду с обязательными элементами и необязательные элементы, в том числе сведения о размере книги в сантиметрах, о наличии прикнижного библиографического списка, иллюстраций и т. п. Эти сведения нужны преимущественно библиографам.
Для вспомогательного аппарата научной работы вполне достаточно уметь составлять краткие библиографические описания, включающие только обязательные элементы. К их числу относятся: основное заглавие, сведения об издании, первое место издания, дата издания, объем. К обязательным элементам относятся также ISBN (International Standard Book Number) - индекс, позволяющий вести автоматизированный учет и поиск книг. Если публикуется рецензия на какую-либо книгу, в ее БО целесообразно включить ISBN, поскольку в этом случае она с высокой степенью вероятности будет учтена в международных указателях рецензий. Если же издание описывается в прикнижном либо пристатейном списке, ISBN не указывается. Те же правила соблюдаются и для ISSN (International Standard Serial Number) -
12 Составление библиографического описания: Краткие правила / Междуведомственная каталогизационная комиссия при Гос. библиотеке СССР им. В.И. Ленина; Редкол.: О.И. Бабкина и др. 2-е изд. М.: Кн. палата, 1991.
242

индекса серийных изданий, с помощью которого осуществляется автоматизированный учет всех журналов мира.
Библиографические описания бывают монографические, сводные и аналитические. Монографическое БО составляется на однотомное издание, сводное - на многотомное, а аналитическое состоит из двух частей: сведений о составной части книги или сериального издания и сведений об издании, в котором данное произведение содержится. Ясно, что большую часть прикнижных и пристатейных списков составляют библиографические описания монографического и аналитического типов.
В качестве первого элемента БО используется заголовок или заглавие. Заголовок включает имя лица (автора) либо наименование организации. Так, издания обычно описываются в библиотечных каталогах. В научных публикациях при ссылках на "безавторские" произведения (например, Уголовный кодекс) в качестве первого элемента выбирается заглавие издания.
Нередко при оформлении вспомогательного аппарата научного издания возникают затруднения с правильным написанием заголовка, в частности имени автора. Сначала пишется фамилия, затем инициалы. Если авторов двое или трое, они пишутся через запятую. Четыре автора уже не указываются. Обычно пишется имя первого из них с добавлением слов "и др." либо их имена приводятся в сведениях об ответственности (через одну косую черту). Бывают сложные случаи с написанием псевдонимов, например Козьма Прутков, Тамара Ханум, но таких заголовков в прикнижных (пристатейных списках) следует избегать. Лучше ссылаться на Плутарха и других авторов, известных под одним именем. В этом случае решать столь сложные библиографические проблемы не придется.
Иного рода трудности возникают при написании заглавия, которое может, кроме основной части, включать сведения, относящиеся к заглавию. Последние отделяются от основного заглавия двоеточием. Например, "Учение о биосфере: Этюды о научном творчестве В.И. Вернадского (1863 -1945)". Бывает, что существенные сведения, относящиеся к заглавию, в издании отсутствуют. Тогда они устанавливаются из содержания издания и указываются в квадратных скобках. Например, "Учитель и друг [Воспоминания о Ленине]".
После заглавия указываются сведения об ответственности. Они отделяются от заглавия одной косой чертой - /. Речь идет о лицах и учреждениях, внесших вклад в создание произведения и подготовку его к публикации: авторах (если их больше трех), составителях, интервьюерах, редакторах, переводчиках и т. п. Научный этикет предполагает обязательное упоминание создателей произведения (в том числе редактора и переводчика).

243

Рассмотрим в качестве примера следующую библиографическую запись: Thomas W., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America / Ed. and abridged by E. Zaretski. Авторы книги описаны', как положено, в заглавии, а пан Э. Зарецкий, подготовивший издание книги, указан в сведениях об ответственности - за косой чертой. Аналогичным образом поступают с переводчиками, составителями, редакторами, художниками, комментаторами и другими лицами, участвовавшими в создании произведения. Если таких лиц много, записи сведений об ответственности разделяются знаком "точка с запятой". Внутри записи об ответственности могут использоваться также запятые и двоеточия (после пояснительных слов, относящихся к перечисляемым однородным сведениям).
Далее. За областью заглавия и сведений об ответственности следует область издания. В соответствии с правилами БО она отделена от предыдущей области знаком "точка и тире" либо точкой. Область издания короткая. Например, запись "3-е изд., испр. и доп." означает, что книга представляет собой третье издание, исправленное и дополненное. Нередко в БО целесообразно включать и сведения о типе переиздания, например: "Репринт. воспроизведение с издания 1911 г.".
Закрывается область издания опять же точкой и тире либо точкой. Затем следует область выходных данных, включающая следующие элементы: место издания (первое место издания и, если понадобится, через знак "точка с запятой" последующие), издательство или издающая организация, дата издания. Напоминание о некоторых особенностях записи может оказаться не лишним. Место издания сокращается в соответствии со стандартом сокращений: М. - Москва, Л. - Ленинград, СПб. - Санкт-Петербург. Остальные города следует писать полностью. Названия зарубежных городов тоже можно не сокращать. После места издания ставится двоеточие. Наименование издательства воспроизводится без кавычек, слово "издательство" в характерных наименованиях (Книга, Наука, Терра, Greenwood, Macmillan) опускают. Однако правильно писать "Издательство Московского университета" и "University of Chicago Press". В качестве даты издания указывается год-арабскими цифрами, даже если на титуле - цифры римские. Дата издания отделяется от наименования издательства запятой. Вернемся к примеру со знаменитой монографией "Польский крестьянин": Thomas W., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America / Ed. and abridged by E. Zaretski. Urbana; Chicago: University of Illinois Press, 1984.
Затем начинается область количественных характеристик. Элементы области: объем, иллюстрации, сопроводительный материал. Объем исчисляется в зависимости от количества страниц отдельно в
244

предисловии и в основном тексте. После сведений об объеме ставится двоеточие, предваряющее сведения об иллюстративном материале. В книге Томаса и Знанецкого описание заканчивается следующим образом: Urbana; Chicago: University of Illinois Press, 1984.312 p. ISBN 0-252-01090-6. Область серии (как и все области БО, отделенная точкой и тире либо точкой) содержит сведения о заглавии серии, сведения об ответственности, номер выпуска серии. В библиографических списках к научным изданиям эта часть БО, как правило, не приводится.
Заканчивается монографическое библиографическое описание областью примечания (например: библиогр. в конце глав. - Предм. указ.: С. 365 - 366) и областью ISBN, цены и тиража. ISBN включается в описание рецензируемой книги, а цена и тираж опускаются.
Перейдем к правилам аналитического описания изданий, составной частью которых является интересующее нас произведение. В данном случае мы имеем дело с описанием, состоящим из двух частей: а) сведений о составной части; б) сведений об издании, в котором помещена составная часть. Между ними всегда стоит знак "две косые черты" - //. Таким образом, после двух косых черт следует описание сборника, куда входит произведение.
Первая часть аналитического описания представляет собой область заглавия и сведений об ответственности. Здесь дело обстоит точно так же, как и при монографическом описании. После двух косых черт приводятся сведения об издании, в котором помещена составная часть. Здесь опять вступают в действие правила монографического либо сериального описания в зависимости от того, идет ли речь о книге или о серии (например, журнале). Из описания "Шекспир У. Ромео и Джульетта/ Пер. Б. Пастернака// Шекспир У. Трагедии. М.: Худ. лит., 1989. С. 17 - 118." ясно, что это произведение напечатано в сборнике трагедий Шекспира. В данном случае в сведениях об объеме издания указываются первая и последняя страницы, а не общее количество страниц в издании.
Чаще всего в социологических библиографических ссылках фигурируют серийные издания, в том числе журналы. Как правильно описать журнальную публикацию? Рассмотрим запись: Чесноков B.C. Подолинские и Бердяевы (родственные связи) // Вопросы истории. 1992. № 8 - 9. С. 156 - 158. После двух косых черт фиксируется заглавие издания, через точку следуют дата выхода (в сведениях о газете указываются год и через запятую число и месяц), затем номер выпуска и объем.
Бывают и дополнительные элементы. Обратимся к типичному для научной работы случаю с описанием рецензии. Как быть? Может быть два варианта. Если сначала описываются рецензия и издание, составной
245

частью которого она является, затем через точку и тире следуют слова "Рец. на кн." и описываются рецензируемая книга либо книги. Пример: Бляхман Л. Новые жанры экономистов // Звезда. 1989. № 1. С. 192 - 194. - Рец. на кн.: Абалкин Л.И. Перестройка: пути и проблемы. М.: Экономика, 1988. 188 с.; Лисичкин Г.С. Тернистый путь к изобилию. М.: Сов. писатель, 1988. 604 с.
Если рецензия не имеет авторского заглавия (функцию заглавия в данном случае выполняет описание рецензируемого издания), дело несколько усложняется использованием слова "рецензия" в квадратных скобках. Почему в квадратных скобках? Потому что этот термин взят не с титульного листа и других полиграфических реквизитов издания, а привнесен составителем БО: Баньковская С.П. [Рецензия] // Социологический журнал. 1994. № 1. С. 195. - Рец. на кн.: The Blackwell Dictionary of Twentieth-Century Social Thought / Ed. by W. Outhwaite,T. Bottomore; Advisory editors E. Gellner,R. Nisbet,A. Tourain. Oxford: Basil Blackwell, 1993.
Библиографические описания источников в научной работе не должны быть полными. Однако и сокращения не должны превышать разумных пределов. Например, ни в коем случае нельзя опускать наименования издательств, поскольку в международных указателях рейтинг издательств подсчитывается на основе частоты их упоминаний в библиографических списках. Правилом хорошего тона в науке является упоминание имени переводчика, если цитируется его работа. В диссертациях обязательно указывать объем издания. Виды изданий исключительно многообразны. Тем не менее имеется однозначный рецепт: не допускать в библиографическом описании никакой отсебятины и постоянно сверяться со справочниками.
Наиболее типичные образцы библиографических записей рекомендуются редакцией "Социологического журнала" для оформления аппарата статей. Это описания книг, статей в журналах, статей в газетах, архивных документов и личных свидетельств:

1. Мак-Фарленд Д. Поведение животных: Психология, этология и эволюция: Пер. с англ. / Под ред. П.В. Симонова. М.: Мир, 1988. С. 333.
2. Гете И. Правила для актеров / Пер. с нем. Н. Манн // Гете И. Избр, произведения / Сост., предисл., и коммент. Н.Н. Вильмонта. М.: Худ. лит., 1950. С. 533.
3. Калинин С.Ю. Библиографический аппарат научной работы // Библиография. 1993. № 2. С. 36 - 45.
4. Silverman D. Telling convincing stories: A plea for cautious positivism in case-studies // The qualitative-quantitative distinction in the social sciences / Ed. by B. Glassner, J. Moreno. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1989. P.57 - 77.

246

5. Горбачев М. С. Энергию молодежи - делу перестройки: Речь М.С.Горбачева на Всесоюзном студенческом форуме 15 ноября 1989 г. // Правда. 1989. 16 ноября.
6. Архив Российской академии наук (АРАН). Ф. 499. Оп. 1. Д. 276. Л. 126 - 127.
7. Интервью с Ш.М .Германом, 24 мая 1993 г. Коллекция фонограмм Историко-социологического архива Института социологии РАН.
По содержанию библиографические списки различаются по полноте охвата материала. "Библиографией" можно называть лишь такой список, относительно которого гарантируется максимальный охват тематического репертуара изданий. Чаще всего составляются списки использованной литературы, которые не репрезентируют массив источников по теме. Их так и следует называть. Иной вид - рекомендательный список литературы. В него включаются лучшие издания по теме, и роль эксперта в данном случае принадлежит составителю. Как уже говорилось, часто ссылки перемешаны с примечаниями и это создает некоторые неудобства. Лучше всего примечания размещать подстрочно, а ссылки - в затекстовом списке либо по порядку упоминания, либо по алфавиту.
Библиографический список к диссертации принято разделять на части. В первой части помещаются справочно-информационные издания, в том числе публикации официального характера. Обычно здесь группируются издания коллективных авторов. Особые разделы составляют "Монографии" и "Статьи". В каждом из указанных разделов выделяются издания на русском языке и на иностранных языках. Все это создает необходимое единообразие в организации материала.
Что же из этого следует? Следует с почтением относиться к библиографии: вести личную картотеку, аккуратно составлять библиографические списки и никогда не забывать ссылаться на источник с максимально возможной полнотой. Кроме того, не следует забывать: все, что надо, уже написано. Древние книжники сравнивали ученого человека с курицей. Его призвание в том, чтобы упорно и методично искать зерна, при этом постоянно разгребая мусор. И вдруг - в одно прекрасное утро - может получиться яйцо, что бывает довольно редко.
Вопросы
1. Какую роль играет цитатная коммуникация в воспроизводстве научного знания?
2. Какова стандартная структура научной статьи?

247

3. Каково значение ссылок и примечаний в научных публикациях?
4. Каковы основные элементы и области библиографического описания?
5. Каковы способы оформления пристатейного библиографического списка?
ЛИТЕРАТУРА
1. Калинин С.Ю. Библиографический аппарат научной публикации // Библиография. 1993. № 2.
2. Милъчин А.Е. Методика редактирования текста. М.: Книга, 1990.
3. Составление библиографического описания: Краткие правила / Междуведомственная каталогизационная комиссия при Гос. б-ке СССР им. В.И. Ленина; Редкол. О.И. Бабкина и др. 2-е изд. М.: Кн. палата, 1991.


Глава 8.Социологическая библиография

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>