<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Дав жизнь стыду ума, стыд тела, само собой, никуда не исчезает, возрождаясь всякий раз заново в каждом юном существе и пробуя на нем свою силу. Именно такой стыд и соответствующий ему смех наполняют знаменитый - "дионисийный" - роман Ф.Сологуба, где юный красавец и его прелестница купаются в потоках любовного смеха и "сладкого стыда"; их связь соткана из эротики невинности и пунцовой краски смущения, нежной прелести и блаженно-пьяной улыбки. Юность знает и стыд ума, стыд поступка не связанного со стихией Эроса. Стыд, который Платон назвал "страхом перед ожидаемым бесчестьем". Однако и этот стыд приобретает у молодых людей выраженную сексуальную окраску, некий эротический смысл, невнятный уже людям, вышедшим из возраста, который не случайно именуется "нежным" и "трепетным".
Становится понятной и причина того особого отношения к стыду, который был свойствен античности: культу смеха - Ликург, говорят, даже поставил ему памятник, - соответствовал культ его антипода стыда. Античность - это культура не только смеха, но и стыда[172], причем стыда в основном мужского и, особенно, юношеского. Так Диоген Лаэртский передает слова Ликона о том, что мальчиков следует направлять к цели посредством честолюбия и стыда, а в наставлении Деметрия Фалерского к молодым людям говорится о стыде-воспитателе мыслей и чувств. Юношам должно иметь стыд везде: дома - перед родителями, на улице - перед встречными, а в уединении - перед самими собой.
Юность смешлива и стыдлива потому, что "не забыт" еще первоисток, в котором струи смеха и стыда смешаны друг с другом. Она боится смеха над собой, боится своего стыда и все-таки не может избежать ни того, ни другого. Хорошим примером идет сюда "Портрет Дориана Грея", где очевидна утверждаемая Уайльдом, хотя, разумеется, не из "теоретических" соображений, связь смеха и стыда.
Стихия лорда Генри - интеллектуальный смех, знак "допортретного" Грея - стыд. Уже в момент знакомства, в самой первой их встрече Грей "розовеет от смущения", а затем лорд Генри не раз заставляет его стыдиться и конфузиться: так и идет их диалог - один смущается, а другой смеется.
Как верно заметил лорд Генри, "Недурно, если дружба начинается смехом, и лучше всего, если она им же и кончается". Вопрос только в том, что это за смех. Юный улыбчивый и стыдливый Грей, в конце концов заканчивает смехом ужасным: дьявольской ухмылки, появившейся на его портрете, он уже не смог вынести. Роман начинается с улыбки художника Бэзила, глядящего на свой шедевр и заканчивается "лицемерной усмешкой портрета и безумным смехом преступника Дориана: когда-то он потерял - вернее, передал портрету - свой стыд, - и потому смех его превратился из силы возрождающей и светлой в орудие самоубийства. Хоть он и смеялся последним, смех его, вопреки пословице, был нехорош.
В пaрах стыда и смеха, какими они являются в жизни и какими их видит литература, телесное и духовное часто смешаны столь основательно, что отделить их друг от друга можно только насильственно. Вариантов такого смешения множество: от интеллектуалистского, но не скрывающего своей эротической направленности взгляда набоковского героя на смешной и утомленно-стыдливый женский оркестр ("Весна в Фиальте") до "военно-эротического" стыда генерала из "Скверного анекдота" Достоевского: "И чего им надо, чего они требуют?... Я вижу, они там пересмеиваются... Уж не надо мной ли, Господи Боже! (..) Он думал это, и какой-то стыд, какой-то глубокий, невыносимый стыд все более и более надрывал его сердце". Здесь - одновременно присутствуют и упоминавшийся "страх перед ожидаемым бесчестьем" и чисто первобытная паника перед возможным посрамлением мужской удали: оттого неслучайны тут события-знаки - свадьба, опьянение, хвастовство, и, наконец, сон, обозначающий смерть генерала, оказавшегося фальшивым. Та же смысловая связь, та же невозможность оторвать одного от другого и в словах чеховского Андрея из "Трех сестер": "...Сестер я боюсь почему-то, боюсь, что они засмеют меня, застыдят".
Редкостно выразителен в "Заратустре" Ф.Ницше, не однажды ставящий рядом друг с другом смех и стыд, как главные черты человека: "Как стыжусь я своего восхождения и спотыкания! Как смеюсь я над своим усиленным дыханием!" Человек, восходящий от стыда к смеху, а не наоборот - это "на совести" Ницше, для нас же дорог сам выбор пары - пары смеха и стыда...
Стыд ума наследует от своего предка-двойника и его мертвую хватку и стремительность, сменив, однако, при этом точку видения и заставив человека думать о небе, а не о земле. Поэтому можно говорить о родстве стыда тела и стыда ума, не забывая, разумеется, при этом, что расположены они на противоположных концах того пути, какой успело пройти человечество.
Стыд всегда шел неподалеку от пары смеха и плача, как бы оберегая ее от неожиданностей и всегда готовый прийти на помощь, чтобы выровнять положение: ведь связка смеха и плача, как мы это старались показать, условиям равенства не отвечает. Иногда же стыду приходилось вставать на пути смеха, чтобы не дать ему заполнить собой без остатка все смысловое пространство, например, как это грозило случиться в сологубовском "Мелком бесе": оттого так много здесь буквально следующих по пятам за смехом упоминаний о стыде.
Связан смех со злом через понятие греха, христианство отказалось от него, заполнив образовавшуюся пустоту богоугодным плачем. Слез преизобильно не только в канонических, но и в других христианских текстах. Но не меньше в них и упоминаний стыда. Если смотреть на дело с предлагаемой нами точки зрения, становится видно, что хотя плач и идет на место, оставленное смехом, его все-таки оказывается недостаточно, чтобы заполнить гигантскую лакуну, которая образовалась после того, как смех был изъят из душевного обращения: вот почему рядом с плачем встает и стыд. Само собой стыд здесь есть прежде всего спутник греха, но помимо этого стыд здесь есть прежде всего спутник греха, но помимо этого логика чувствования - сама по себе - требует либо восстановления нарушенного изгнанием смеха равновесия, либо подчинения всего пространства души единой власти. Такую неограниченную власть в христианстве получило страдание, и потому на первые роли вышли два его лика, два противовеса смеха: "официальный" и "потайной" - плач и стыд.
Нечто подобное можно видеть у Андрея Платонова, писателя в сути своей анонимно-религиозного. Он все время как бы "припоминает" опробованные христианством смыслы, вводя их в свой измышленный и таинственный мир. Оттого так редко слышен смех в "пустых пространствах" "Чевенгура" и "Котлована", и оттого так много здесь плача - тоскливого и неизбывного. Платоновские люди-дети платят слезами - расплачиваются - за потерянный ими смех. Но и такой платы оказывается недостаточно: надобен еще и стыд, чтобы полностью занять место, которое должно было бы принадлежать смеху. И стыд - нелепый, непомерно разросшийся заполняет котлованы опустошенных душ "самодельных" людей и пришлых "прочих".
Вместе с плачем стыд становится важнейшим опознавательным знаком этого вне-реального мира, мечтающего о небе и вместе с тем, все глубже и глубже зарывающегося в грунт. Платоновские "новая земля" и "новое небо" живут в смутном ожидании настоящего смеха - светлого и возрождающего, который один только и способен спасти этот устыдившийся своей нелепости подрастающий мир, еще не успевший узнать "ценности жизни", но зато уже по-детски жадно впитавший в себя ее неутолимую "общую грусть". В отсутствии возрождающего смеха - одна из причин безнадежности развязок "Котлована" и "Чевенгура": котлован превращается в могилу, а Чевенгур - в царство смерти.
(Человек. 1993. N 2. С.24-28)

Приложение № 5
ЗАКОНЫ ЕВРЕЙСКОЙ ФИЗИКИ
1-й закон критической массы
Масса евреев производит массу критики
2-й закон критической массы
Чем больше евреев собирается в одном месте, тем больше они собираются в другое.
3-й закон критической массы
Масса денег в чужом кармане всегда является критической.
Закон неравномерного движения
Еврей может двигаться равномерно и прямолинейно только тогда, когда его уже несут.
Закон Максвелла
Тело при падении в воду производит большой международный резонанс.
Закон Гука
Всякое тело, находящееся в приподнятом состоянии, непременно гукнется вниз.
Закон Кулона
Или украдут, или потеряете.
2-й закон архимедика
Тело, погруженное в воду, мокнет.
3-й закон архимедика
Тело, не погруженное в воду, пахнет.
2-й закон еврейского тяготения
Все определяется положением.
Постоянная скорость этого света 300000 километров в секунду.
Абсолютный нуль
Количество мыслительных процессов члена Кнессета в любую единицу времени.
Постоянная тяготения
Доллар.
Число Авогадро
Количество евреев по фамилии Авагадро.
Постоянная Больцмана
Жена Резерфорда.
Закон вынужденных колебаний
Колебания становятся вынужденными, если оба варианта хреновые.
Закон жизни
Если в каком-либо месте появляются лишние деньги, к ним немедленно присовокупляются лишние люди. Обратное неверно.
(Российская карикатура. 1994. N 6. С. 31)

Приложение № 6
У.Лефски
12 СПОСОБОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ РАБОТНИКА
Замечали ли вы, что даже способные подчиненные теряют свою компетентность после того, как некоторое время проработают с вами? Качество их работы ухудшается, количество ошибок увеличивается, инициативность понижается. Вместо того чтобы самим решать простые вопросы, они обращаются к вам. Им отказывает чувство здравого смысла, и они используют ваши указания в совершенно неподходящих ситуациях. Их компетентность висит на вас мертвым грузом до тех пор, пока вы, наконец, не избавитесь от такого сотрудника.
Когда мы заменяем их другими работниками, те скатываются по той же дорожке. Тот же, кто сохраняет свои способности, вскоре находит лучшую работу или получает повышение вне вашего отдела.
В результате вы становитесь все более занятым, сгибаетесь под бременем работы, которую должны были бы делать подчиненные, исправляя ошибки, которые они не должны были бы совершать, и в который раз указывая им на обязанности, какие они должны были бы знать.
Что является причиной данной ситуации? Чем вызвана потеря компетентности подчиненных? Ответ на эти вопросы обычно заключается в том, как мы относимся к нашим сотрудникам.
О чем идет речь
Примером может служить руководитель отдела, проработавший в крупной корпорации 20 лет. Лишь несколько его подчиненных оставались с ним более года. Он подвергает тщательной проверке их творческое воображение и умственные способности, а после этого... не дает возможности применить свои способности!
Подчиненные служат ему лишь аудиторией, перед которой он демонстрирует свое великолепие, его отдел - это всегда отдел одного человека, независимо от того, сколько сотрудников в нем работает. Он силен своими достоинствами и слаб своими недостатками независимо от того, какими возможностями обладают его подчиненные.
Он сказал, что в отличие от своих коллег не хочет продвигаться по служебной лестнице. Если это действительно так, то его желание удовлетворено!
Испытанные способы
Если у вас есть также желание, то вот некоторые способы, используя которые, вы, несомненно, добьетесь успеха.
1. Давая указания подчиненному, используйте настолько обтекаемые термины, чтобы он даже приблизительно не мог определить, чего вы хотите...
Не упоминайте ни об одном конкретном случае, не приводите ни одного конкретного примера! Давайте указания как сами собой разумеющиеся и как если бы вы не сомневались, что они понятны любому человеку с минимальным интеллектом. Критикуйте его таким образом, чтобы он не понял, что нужно сделать для исправления допущенных ошибок.
2. Громко вздыхайте в знак покорности или изображайте крайнее удивление, если он попросит вас разъяснить что-то из того, что вы сказали.
Намекните, что никто, кроме него, никогда не просил пояснять такие простые указания. Не забывайте избегать примеров, которые хоть как-то могут осветить существующее положение. Подчиненный будет чувствовать себя слишком уверенно, если поймет все очень быстро...
3. Если подчиненный будет переспрашивать одно и то же дважды, скажите, что вы уже отвечали на этот вопрос.
Вы можете поступить так даже в том случае, если он задает вопрос впервые, и, особенно, когда его уверенность в своих силах уже пошатнулась. Попробуйте доказать, что его подводит память. Тогда он почувствует вину за зря отнятое у вас драгоценное время.
4. Демонстрируйте очевидные усилия сдержать свое раздражение, если он все еще не понимает, что вы имеете в виду.
На этот раз инструктируйте его так медленно и подробно, используя самые простые слова, чтобы подчиненный понял, что вы не считаете его слишком сообразительным. Продолжайте давать ему подобные объяснения и по другим поводам, даже если он уверяет вас, что все понимает.
5. Если вы можете найти в его работе повод для критики, не упустите эту возможность, даже если его ошибка незначительна и может легко быть исправлена. Кроме того, вы можете попытаться поймать его на ошибках, которых он еще не допустил!
6. Дайте ему несколько заданий с подробными инструкциями, но оставьте цель или ожидаемые результаты неясными. Он не сможет пожаловаться на то, что другим путем мог бы достичь результатов быстрее. Ведите себя так, чтобы предотвратить любое проявление инициативы со стороны подчиненного.
7. В процессе выполнения подчиненным вашего задания время от времени меняйте свои указания...
Иногда здесь может помочь отрицание данных ранее указаний, особенно если результаты оказываются не слишком многообещающими.
8. Если в процессе выполнения ваших указаний возникают непредвиденные вопросы, настаивайте на том, чтобы подчиненный снова обратился к вам. Не позволяйте ему самому принимать никаких решений даже в том случае, когда он говорит, что знает, как это сделать. Он возражает против вашего вмешательства? Скажите, что существует много тонкостей и особенностей, которые вы не можете ему объяснить из-за нехватки времени. В конце концов, он, конечно, поймет, что дело скорее в его недостаточной сообразительности, чем в незнании некоторых подробностей.
9. Заставляйте подчиненного выполнять работу, точно следуя вашим указаниям, даже если это медленный и неудобный путь. В этом случае вы сможете пожаловаться на его низкую производительность.
10. Назначайте ему такие сроки, в которые он заведомо не сможет уложиться. Когда же он, как предполагалось, их нарушит, вы можете сказать, что он работает с недостаточной отдачей...
11. Поручайте ему выполнение тех работ, которые гораздо ниже его способностей и подготовки. После этого подчеркните, что даже неквалифицированные сотрудники могли бы с таким же успехом справиться с ними.
12. Усовершенствуйте все, что он делает.
Скажите ему, что вы поступаете так, чтобы сделать его работу приемлемой. После этого, если он переделывает одну и ту же работу 2-3 раза в тщетной попытке удовлетворить ваши требования, вы можете отметить низкую эффективность его труда. Если же он сдастся и выполнит работу небрежно, подчеркните его неряшливость.
Выполняя эти советы, вы можете достичь следующего:
- Ваш подчиненный засомневается в своих способностях.
- Он будет бояться принимать простейшие решения.
- Он будет обращаться к вам по поводу самых обычных вопросов.
- Ваш подчиненный долго будет сидеть над работой, которую давно надо было закончить.
- Вы докажете ему, что вы умнее его.
- В связи с тем, что качество и количество его работы будет снижаться, вы не будете повышать его.
- Вам не нужно будет бояться, что вас повысят до такой должности, занимая которую вы не сможете справляться со своими обязанностями.
- Либо вы уволите своего подчиненного в связи с его некомпетентностью, либо он уйдет сам.
Но вы ведь не пожалеете о нем, не так ли?..
(Кроссворды для руководства. М., 1992. С. 180-182)

Приложение № 7
А.Бирс
ИЗ "СЛОВАРЯ САТАНЫ"
А
Абсурд. Утверждение или мнение, явно противоречащее тому, что думаем на этот счет мы сами.
Амнистия. Великодушие государства по отношению к тем преступникам, наказать которых ему не по средствам.
Аплодисменты. Эхо прозвучавшей пошлости.
Б
Бездомный. Оплативший все счета за домашний скарб.
Беззащитный. Неспособный нападать.
В
Вежливость. Наиболее приемлемая форма лицемерия.
Вера. Безоговорочное приятие того, что люди незнающие рассказывают о вещах небывалых.
Виселица. Подмостки, где разыгрывается мистерия, главный исполнитель которой возносится на небо. В нашей стране виселица замечательна главным образом числом лиц, счастливо избегающих ее.
Восхищение. Вежливая форма признания чьего-либо сходства с нами самими.
Выдумка. Ложь, у которой еще не прорезались зубы. Наибольшее приближение отъявленного лжеца к истине: перигей его эксцентрической орбиты.
Д
Деградация. Одна из стадий нравственной и социальной эволюции от частного лица к высокопоставленному политическому деятелю.
Детство. В человеческой жизни переходная ступень от идиотизма младенчества к безумию юности, за два шага до грехов зрелости и за три - до раскаяний старости.
Диктатор. Глава государства, предпочитающий чуму деспотизма моровой язве анархии.
Дипломатия. Политическое искусство лгать во имя своей родины.
Дневник. Повседневная запись тех поступков и мыслей, о которых записывающий может вспомнить не краснея.
Долголетие. Необычайно затянувшийся страх смерти.
Ж
Жалкий. Состояние нашего врага или оппонента после воображаемой схватки с нами.
З
Знакомство. Степень близости, которую называют поверхностной, когда объект ее неизвестен и беден, и тесной, когда тот богат и знатен.
И
Идиот. Представитель многочисленного и могущественного племени, влияние коего на дела человеческие всегда было главным и определяющим. Деятельность Идиота не ограничивается какой-нибудь частной областью мысли или действия, но, простираясь повсюду, управляет всем и вся. За ним последнее слово в каждом вопросе, его решение не подлежит обжалованию. Он диктует моду на мнения и вкусы, задает уровень разговора и заключает поведение в узилище запретов.
Избиратель. Человек, пользующийся священным правом голосовать за того, кому отдал предпочтение другой.
Извиняться. Закладывать фундамент для будущего проступка.
Иммигрант. Лицо, по невежеству своему полагающее, что одна страна лучше другой.
Историк. Крупнокалиберный сплетник.
История. Описание, чаще всего лживое, действий, чаще всего маловажных, совершенных правителями, чаще всего плутами, и солдатами, чаще всего глупцами.
К
Капитал. Опора дурного правления.
Компромисс. Форма улаживания спора, удовлетворяющая каждого из противников мыслью: он получил то, что ему не причиталось, а потерял лишь то, что полагалось ему по праву.
Конгресс. Собрание людей, которые сходятся, чтобы отменять законы.
Консерватор. Государственный деятель, влюбленный в существующие непорядки, в отличие от либерала, стремящегося заменить их непорядками иного рода.
Коронация. Обряд возведения монарха на престол с участием внешних знаков его божественного права быть вознесенным на небеса посредством бомбы, начиненной динамитом.
Корпорация. Хитроумное изобретение для получения личной прибыли без личной ответственности.
Красноречие. Искусство убеждать глупцов, что белое есть белое. Включает также способность выдать любой цвет за белый.
Л
Логика. Искусство думать и рассуждать в прямом соответствии с ограниченностью и беспомощностью человеческого недомыслия. В основе логики лежит силлогизм, состоящий из большей и малой посылок и заключения - например:
Большая посылка: шестьдесят человек могут выполнить некий объем работы в шестьдесят раз быстрее, чем один человек.
Малая посылка: один человек может выкопать яму для столба за шестьдесят секунд.
Заключение: шестьдесят человек могут выкопать яму для столба за одну секунду.
Сие может быть названо силлогизмом арифметическим, в котором, сочетая логику и математику, мы достигаем удвоенной достоверности и оттого счастливы вдвойне.
Людоед. Чревоугодник старой закалки, хранящий верность простым вкусам и придерживающийся натуральной диеты доветчинного периода.
М
Майонез. Один из соусов, заменяющих французам государственную религию.
Медаль. Маленький металлический диск, даруемый в воздаяние за доблести, достижения и заслуги, более или менее достоверные.
Мир. В международных отношениях - период надувательств между двумя периодами военных столкновений.
Мифология. Совокупность первоначальных верований народа о его происхождении, древнейшей истории, героях, богах и пр. в отличие от достоверных сведений, выдуманных впоследствии.
Мода. Деспот, которого умные люди высмеивают и которому подчиняются.
Мятеж. Неудавшаяся революция. Безуспешная попытка недовольных дурным правителем заменить его хаосом анархии.
Н
Ненависть. Чувство, естественно возникающее по отношению к тому, кто вас в чем-то превосходит.
Несправедливость. Бремя - из тех, что мы взваливаем на других и носим сами, наилегчайшее в руках и наиболее тяжкое на плечах.
Нигилист. Русский, отрицающий существование чего-либо, кроме Толстого. Во главе этого учения стоит Толстой.
Нищий. Тот, кто полагался на помощь друзей.
O
Обвинять. Утверждать вину или порочность другого человека, как правило, дабы оправдать то зло, которое мы ему причинили.
Оппозиция. В политике - партия, которая не дает правительству воспарить над здравым смыслом, подрезая ему крылья.
Король страны Гаргару, который побывал за границей, дабы обучиться науке управления, назначил сотню самых толстых своих подданных членами парламента для установления законов о взыскании податей. Сорок из них он определил в Партию Оппозиции и велел своему Первому Министру тщательно разъяснить им их обязанность противиться всякому уложению, исходящему от Короля. Однако первое же, представленное на рассмотрение парламента, было одобрено единогласно. Крайне раздосадованный, Король наложил на него вето, известив Оппозицию о том, что, ежели такое повторится, они заплатят головами за свое упрямство. Все сорок немедленно сделали харакири.
- Что же нам делать? - спросил Король. - Без оппозиционной партии невозможно поддерживать либеральные порядки.
- Светлейший во Вселенной, - ответил Первый Министр, - воистину эти невежественные псы лишились своих мандатов, но не все потеряно. Предоставь дело твоему ничтожному червю.
Затем Министр набальзамировал тела членов Оппозиции, набил их соломой, вернул на места в парламенте и приколотил гвоздями. Отныне против каждого законопроекта регистрировалось сорок голосов. Но в один прекрасный день законопроект, облагавший налогом бородавки, провалился - ведь члены Правительственной Партии не были пригвождены к своим местам! Это привело Короля в такую ярость, что Первого Министра казнили, парламент был распущен артиллерийской батареей, а власть народа, для народа и осуществляемая народом Гаргару, канула в небытие.
Опыт. Мудрость, которая позволяет в уже затеянном сумасбродстве распознать старого, постылого знакомца.
Оригинальность. Способ утвердить свою личность, столь дешевый, что дураки пользуются им для выставления напоказ собственной несостоятельности.
Остроумие. Соль, которая сильно портит интеллектуальную стряпню американских юмористов своим отсутствием.
П
Патриот. Человек, которому интересы части представляется выше интересов целого. Игрушка в руках государственных мужей и орудие в руках завоевателей.
Патриотизм. Легковоспламеняющийся мусор, готовый вспыхнуть от факела честолюбца, ищущего прославить свое имя.
В знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Со всем должным уважением к высокопросвещенному, но уступающему нам лексикографу мы берем на себя смелость назвать это прибежище первым.
Перемирие. Дружба.
Плебисцит. Всенародное голосование, призванное удостоверить волю правителя.
Президент. Главная фигура в небольшой группе людей, про которых - и только про которых - известно со всей достоверностью, что подавляющее число соотечественников не желало видеть никого из них на посту Президента.
Презрение. Чувство благоразумного человека по отношению к врагу, слишком опасному для того, чтобы противиться ему открыто.
Прерогатива. Суверенное право на неправые дела.
Приверженец. Последователь, который еще не получил всего, чего он от вас ждет.
Привычка. Кандалы свободного человека.
Придира. Человек, критикующий нашу работу.
Приниженность. Достойное и обычное состояние духа пред лицом богатства или власти. Особо свойственно подчиненному, когда он обращается к начальнику.
Пушка. Механизм, употребляемый для уточнения государственных границ.
Р
Радикализм. Консерватизм завтрашнего дня, приложенный к сегодняшним нуждам.
Речь. Музыка, которой мы заклинаем змей, стерегущих сокровища ближнего.
Решать. Уступать превосходству одной совокупности обстоятельств над другой.
Ром. Общее название горячительных напитков, доводящих до безумия людей, которые бросили их употреблять.
С
Свобода. Одно из наиболее драгоценных завоеваний воображения.
Совет. Самая мелкая монета из тех, что имеются в обращении.
Советоваться. Искать одобрения уже принятой линии поведения.
Спешка. Проворство неуклюжих работников.
Спор. Способ утвердить противников в их заблуждениях.
Столица. Цитадель провинциализма.
Судьба. Для тирана - оправдание злодейства, для глупца - оправдание неудачи.
Т
Телефон. Дьявольская выдумка, которая уничтожила какую бы то ни было возможность держать в отдалении нежелательное вам лицо.
У
Упрек. Один из многих способов, которыми дураки предпочитают терять друзей.
Усердие. Вид нервного расстройства, поражающий молодых и неопытных. Порыв, который предшествует небрежности.
Услуга. Краткое предисловие к десяти томам вымогательства.
Успех. Единственный непростительный крах по отношению к своему ближнему.
Ф
Филантроп. Богатый (и, как правило, лысый) старый джентльмен, который приучил себя улыбаться в те минуты, когда его совесть запускает руку в его карман.
Финансовая деятельность. Искусство, или наука, управлять доходами и ресурсами для вящей выгоды управляющего.
Х
Храбрость. Одно из самых заметных качеств человека, которому ничто не угрожает.
Ц
Циник. Мерзавец, чье ущербное зрение видит вещи такими, каковы они есть, а не такими, какими им следует быть. Оттого и водится у скифов обычай вырывать цинику глаза, дабы изменить к лучшему его взгляд на мир.
Ч
Человек. Животное, которое слишком погрязло в восторженном созерцании того, чем оно себя представляет, чтобы придавать значение тому, чем со всей очевидностью ему бы следовало быть. Основное его занятие - истребление других животных, в том числе и собратьев по биологическому виду, каковые, однако, плодятся столь упорно и неудержимо, что ими кишмя кишат весь обитаемый мир и Канада.
Человечество. Весь род людской, совокупно, за исключением человекообразных поэтов.
Щ
Щелкопер. Профессиональный писатель, чьи взгляды противоречат нашим.
Э
Эгоист. Человек дурного тона, больше интересующийся собой, чем мной.
Эгоцентричный. Не принимающий во внимание эгоцентризм других.
Эрудиция. Пыль, вытряхнутая из книги в пустой череп.
Я
Ясновидец. Лицо, обычно женского пола, обладающее способностью видеть то, что не ясно начальнику, а именно: что он - болван.
(Ловец человеков: Сб. мистической прозы. М., 1993. С. 269-288)

Приложение № 8
С.Норткот Паркинсон
НАЛОГИ В СТАРОЕ И НОВОЕ ВРЕМЯ
"В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле", чтобы легче было собирать налоги. По-видимому, повеление это исправно исполняют именно с той поры. Правда, Август не первый это выдумал. Налоги взимают с незапамятных времен, а начались они с того, что человек, обладающий мало-мальской властью, перегораживал устье реки или ущелье в горах и требовал плату с путников и торговцев. Этот способ всегда был самым легким, и зовется он сбором пожертвований, таможенной пошлиной или шантажом, как кому нравится. Торговцу нет смысла прокладывать путь силой; убыток можно восполнить за счет покупателя, и торговец знает, что конкуренты именно так и сделают. Сумма, которую слезно или грозно запрашивает хозяин положения, примерно равна тому, что потратит жертва, если двинется обходным путем, и непомерна лишь тогда, когда такого пути нет. Словом, заплатить налог не труднее, чем от него увернуться.
Потом возник налог земельный. Собирать его довольно легко. Он сродни откупным, которые платят гангстеру, чтобы он вас не грабил, а защищал (как известно, на этой идее и зиждется феодализм). Земледельцу очень важно, чтобы все знали размеры его участка и его имущества. Если этого не будет, он тут же потеряет землю, и ему не жалко потратиться на то, чтобы признали его границы и не пасли на его земле скот. Сумма, которую он заплатит, примерно равна тому, что он израсходует, перебравшись подальше от гангстера. Непомерна она лишь тогда, когда перебраться некуда. Разновидность земельного налога - оброк. Его собирать труднее. Последняя же трансформация этого установления - налог подоходный, который технически возможен лишь при городской цивилизации, когда мало кому удается жить обработкой земли, а люди послушны законам и обучены грамоте. Собирать его очень сложно, но до сих пор считалось, что расти он может беспредельно, так как жертвам, как правило, деться некуда. В одной из следующих глав мы постараемся все же определить его разумные пределы.
Изучая историю налогов, мы вскоре обнаруживаем, что они подразделяются на две большие категории: те, которые люди накладывают сами на себя, и те, которые они накладывают на других. Налог первого типа как-то стараются удержать в пределах минимума, зато для второго пределов нет, и он никак не связан с волей налогоплательщиков. Налоги обеих категорий, как мы видели, увеличиваются во время войны, но не уменьшаются в дни мира. Таким образом, налоги растут и тяжелеют, повинуясь соответствующему закону, пока данное общество не рухнет под их тяжестью. Сейчас мы увидим, что это случалось нередко и может случиться снова, причем много скорее, чем обычно думают.
Одна из первых хорошо известных нам налоговых систем - халдейская. Халдеи взимали обычно 10% продукта, а часто и больше. Дарий же, царь персидский, ухитрялся выжать 28 млн. фунтов (около 133 млн. долларов) на наши деньги (по курсу 1904 г.), а дополнительный налог добирал натурой, конкретно - евнухами. К сожалению, мы не знаем, сколько это составляло процентов национального продукта и личного дохода граждан, но все же ясно, что больше десяти.
Вряд ли возможно не упомянуть в ученом труде о налогах в Ниневии*, тем более что обнаруженные там документы дают о них любопытные сведения. Какой-то замученный службой чиновник написал несколько писем Тиглатпаласапу III (745-727 до н.э.), жалуясь на то, как трудно собирать налоги в Тире и в Сидоне. Платили их вином и кедрами ливанскими, но однажды вместо этого жители Тира убили сборщика, а его сидонский собрат спасся лишь благодаря заступничеству стражей порядка.
Принято в ученых трудах ссылаться (рано или поздно) и на Афины. Сошлемся на них и мы, хотя нелегко сохранить надолго уважение к ним, свойственное гуманитариям. Афины, которыми восхищаются в старших классах, конечно, чистейшая выдумка филологов, почти напрочь лишенных чувства истории (или чувства реальности). Однако ссылка на этот город придает книге весомость и ненавязчиво сообщает, что автор (как оно и есть) получил классическое образование. Итак, Афины дают нам ранний пример т.н. демократии*. Это не значит, что афинский государственный доход слагался только из налогов, которые были согласны платить афинские граждане. Совсем напротив; он в основном состоял из сумм, которые удавалось вымогать в других частях Греции. Археологические данные не оставляют сомнений на этот счет. Из надписей времен войны с Архидамом мы знаем, что налоги взимались на празднествах в честь Диониса, собирали их аподекты, а потом передавали выше - эллинотамиям. Одна из надписей очень ясно описывает эту процедуру.
Продвигаясь вперед, мы должны осветить налоговую политику Птолемея Филадельфа, правившего Египтом примерно с 284 по 246 г. до н.э. Сведения мы черпаем из так называемого Налогового папируса, обнаруженного в 1893 г. профессором Флиндерсом Петри.
Прежде всего мы узнаем, что налоги с виноградников, садов и оливкового масла не превышали 1/6 (то есть около 17%) продукта. Кроме того, мы узнаем, что главный откупщик, заключивший двухлетний контракт на сбор налогов на масло, начиная с месяца горпиаэя (или месори - по египетскому календарю, который, возможно, лучше знаком читателю), получал деньги лишь в присутствии эконома и антиграфевса и подавал об этом отчет в трех экземплярах. Отсюда явствует, что в древнем мире методы взимания налогов стояли на высоком уровне. К таким же выводам приводит нас изучение Сирии эпохи Селевкидов. Налоги были там вполне сносные - не больше 7% общего продукта.
Прежде чем обратить взор к другим, более поздним обществам, мы должны упомянуть хотя бы вскользь о налогах в Римской, Индийской и Китайской империях. О римских налогах мы знаем сравнительно мало. Известно, что при Августе граждане платили 5% с наследственных земель. Платили они и муниципальные налоги, о которых нет точных сведений, и таможенные пошлины на границах провинций, по-видимому, небольшие. Завоеванным ими народам приходилось похуже, но мы не знаем насколько. Ко времени падения империи налоги в провинциях настолько возросли, что собирать их стало, в сущности, невозможно. Историки согласны в том, что это и погубило империю. О временах последних императоров известно доподлинно только то, что налоги взимались нерегулярно, но часто и в огромных размерах - всякий раз, как в государстве бывал прорыв. Землевладельцам и тем, кто землю обрабатывал, не было смысла заботиться об урожае, и они, забросив хозяйство, старались укрыться кто где мог, а земли приходили в запустение.
Изучая историю Индии, мы видим, как разнятся индуистские и мусульманские представления о государственной казне. Согласно законам Ману, налоги в пользу царя с разных отраслей хозяйства не должны превышать соответственно 1/6, 1/8, 1/12, и 1/15 части продукта. При мусульманских же правителях из династии Моголов считалось, что вся земля - царская, а подданным принадлежит только их жизнь, да и то пока царь не распорядился иначе. Когда землевладелец умирал, земля его переходила к царю, так что никакого землевладения, в сущности, не было. Как видим, налог на наследство составлял 100%. С подданных по мусульманскому закону полагалось взимать одну пятую продукта, на практике это оборачивалось одной третью, а из индусов Моголы выжимали и половину. Налоговая политика менялась, но кончилось все это катастрофой. Огромные земли пришли в запустение, торговля и ремесла захирели. Именно крах могольских методов правления проложил путь англичанам после 1707 года.
В Китае все обошлось. О налоговой системе, принятой там при династии Цин (1644-1911), написал специальную книгу Чжоу Куан-чу. Налог на землю был установлен, по-видимому, в 770 г. н.э., государственный доход складывался в дальнейшем, кроме этого налога, из налога на скот, таможенных пошлин и особой подати, которая шла на содержание почтовой службы. Иногда налоги эти составляли 20% национального дохода. Однако это противоречило идеям Конфуция, который некоторое время сам был сборщиком налогов и обнаружил, к своему огорчению, что правители Лу, у которых он служил, удвоили налоги, т.е. увеличили их от 1/10 до 1/5 продукта. Как пишет биограф, Конфуций считал, что "одной десятой с лихвой достанет на все государственные нужды... Один из первых властителей Золотого Века нашей страны повелел сбирать одну десятую, и все сочли это весьма справедливым, а всякую иную долю неправедной".
В неправедность эту иногда впадали, но, хотя бы в теории, бремя налогов не было в Китае особенно тяжким.
Переходя к современным странам, мы обнаруживаем, что великой империей первыми вознамерились стать Испания, Нидерланды и Франция. Каждая из этих империй пала, и рост налогов сыграл в ее падении значительную роль. Пример Испании учит нас немногому: хотя Филипп II и положил начало современной бюрократической системе, налоговая политика при нем ничем особенным не отличалась. Два главных косвенных налога именовались "алькабала" и "мильонес", причем первый - это 10% с торговой сделки, а второй - налог на уксус, вино и оливковое масло. Кроме того, облагались налогом соль, табак и карточные игры. Несмотря на эти попытки увеличить доход казны, Испания обанкротилась примерно к 1693 году, но не одни налоги были тому виной. Религиозная нетерпимость и национализация разных отраслей промышленности повредили стране не меньше, чем рост налогов. Выразительнее всего об испанских налогах говорится в книгах, повествующих о том, как их взимали в Нидерландах при герцоге Альбе. В то время брали 1/100 со всего имущества, 1/20 с продажи земли и 1/10 с любого товара.
"Было очевидно, - пишет Сотли, - что налог в одну десятую нанесет торговле смертельный удар. Приверженцы короля первыми попытались отвратить правителя от меры, столь же безрассудной, сколь и бессмысленной".
Об этом налоге больше говорить не стоит. На самом деле торговлю Нидерландов подорвало и многое другое.
Следующей после Испании агрессивной империей была Голландская республика. За короткий период своего возвышения она претерпела немалые финансовые трудности. Как нам известно, там существовали налоги на зерно, муку, хлеб и рыбу, и к 1672 году налоги эти стали непомерно тяжелы. В 1678 году они вызывали бунты, и Ренье, повествуя о войне за испанское наследство, пишет, что "Голландская республика была вконец истощена". Однако налоги не уменьшились и после войны, голландский капитал во французских и английских банках все увеличивался. В 1751 году крупные купцы вручили штатгальтеру Вильгельму IV доклад о состоянии торговли, которая приходит в упадок по вине налогов. Они советовали попытаться "снизить налоги и воспрепятствовать хищению, мотовству, небрежению, беспечности, неумеренной роскоши в частных домах и прочим дурным вещам". Попытка такая сделана была. Борьба с мотовством, небрежением и излишними тратами не помешала бы и в других странах, в другие, позднейшие времена.
Последний пример гибельных налогов мы видим во Франции. Каждому школьнику пришлось хоть раз вызубрить причины Французской революции. Многое из того, что застревает в его памяти, относительно верно, а фон составляют яркие, хотя и не совсем совпадающие с учебниками впечатления, почерпнутые из Диккенса и баронессы Орчи. В конце концов, он остается в убеждении, что налоги как-то со всем этим связаны, и не ошибается. Правда, ему нелегко разобраться, до чего же эти налоги доросли, но нелегко это и ученым. Чтобы хоть как-то представить, что же там происходило, надо уяснить себе разницу между налогами, которые взимались государством по всей стране, и податью, которую крестьяне платили помещикам за пользование землей. Если вас неприятно поразит этот пережиток феодализма, вспомните, что и у нас, в Англии, она отменена лишь Актом 1935 года, который лет десять не мог по-настоящему вступить в силу; арендную же плату за разработку недр платили у нас землевладельцу до тех пор, пока шахты не национализировали. Французские феодальные налоги (как и английские) не надо путать с церковной десятиной (на самом деле - от 1/12 до 1/20 урожая). Подать помещику соответствовала нашему земельному налогу, а церковная десятина - налогам муниципальным. Добрую часть остальных поборов составляли налоги в королевскую казну. Туда входили т.н. taille, подушная подать, т.н. dixieme и множество косвенных налогов, из которых самым значительным был налог на соль. Taille взимали с тех, кто не отбывал военной службы; дворяне, духовенство и чиновники от этой подати были освобождены. Подушную подать, введенную в 1695 году, и dixieme, введенную в 1710, платили поначалу все, но потом они стали просто добавкой к taille. До чего же доросла сама taille? По-видимому, размер ее менялся от года к году и от места к месту, но в среднем она составляла 33-36% личного дохода. Вообще же все налоги составляли, по всей вероятности, от 38 до 41%.
Пример дореволюционной Франции полезен нынешним финансовым властям в двух отношениях. Во-первых, он показывает, каков последний предел налога, т.е. когда именно дальше идти нельзя, если не хочешь восстания. Во-вторых, он показывает, что опасно путать капитал с доходами. Начнем с первого. В определенный момент, вероятно, когда налоги достигают 45%, расходы на их сбор уже превышают саму собранную сумму. В этот же момент возникает опасность мятежа. Все это показывает, что есть предел, выше которого налоги подняться не могут.
Читатель возразит, что беда была в ином: налоги во Франции взимали только с тех, кто победней. Отчасти это верно и тем самым иллюстрирует наш второй вывод. Чтобы выкрутиться, французское государство закладывало свои будущие доходы. Почти все те, кто не платил прямых налогов, просто выкупили себя, и заплатили немало. Именно так поступили города Бордо и Гренобль. Многие знатные семьи купили свои дворянские свидетельства и освободились от налогов при Людовике XV и даже раньше. Свободны от налогов были и многие должностные лица, но и они купили свои должности за немалую цену. Словом, нельзя сказать, что свобода от налогов была у французских правящих классов наследственной привилегией. Все, кроме самых древних родов, просто платили вперед.
Нынешней верхушке повезло меньше - и в Англии, и в Америке. Однако еще не доказано, что современные правительства оказались прозорливей. Налог на наследство приводит примерно к тем же результатам, что и продажа дворянских титулов. Наследник поместья после уплаты налога не получает, в сущности, ничего, а государство соответственно заложило свои будущие доходы. Внешних признаков знатности теперь нет (а они хоть радовали взор), но финансовая ошибка все та же: капитал путают с доходами. Когда мы изучаем дореволюционную Францию, мы вправе, не обращая особого внимания на частности произвола, сосредоточиться на главном. Старый режим погиб не потому, что он был тираничен или жесток, и не потому, что он выдохся. Он просто обанкротился.
(Закон Паркинсона и другие памфлеты. М., 1976. С. 106-113)

Источники карикатур в тексте
Очерк 1. Иностранная литература. М., 1985. N 7; Antologia del humor. Madrid, 1956.
Очерк 2. Antologia del Humor. Madrid, 1956, 1958.
Очерк 3. Antologia del Humor. Madrid, 1959.
Очерк 4. Борев Ю. Краткий курс истории XX века в анекдотах, байках, легендах, частушках, мемуарах, преданиях и т.д. М., 1995.
Очерк 5. Antologia del Humor. Madrid, 1956.
Очерк 6. Красная колокольня. Пг., 1918; Безбожник у станка. М., 1930; Крокодил. 1991.
Очерк 7. Красный перец. М., 1925; За рубежом. 1992; Российская карикатура. М., 1993; КВН (общественно-ироническое издание). М., 1995; Крокодил. 1993.
Очерк 8. Российская карикатура. М., 1993; Подмосковные известия. 1995; Известия. 1995; Крокодил. 1992.
Очерк 9. Ефимов Б. Школьникам о карикатуре и карикатуристах. М., 1976; Комсомольская правда. 1995; Российская карикатура. 1993; Известия. 1996; Правда. 1995.
Очерк 10. Вечерняя Москва. 1994; Известия. 1994; Крокодил. 1993; Правда. 1994; Правда России. 1996; Столица. 1991.
Очерк 11. Крокодил. 1993-1995; Известия. 1994-1995; Огонек. 1995; Правда. 1994.
Очерк 12. Неделя. 1994; Российская карикатура. М., 1993: Humor in Uniform. М., 1970.
Очерк 13. Известия. 1994; Оса. Йошкар-Ола, 1994.


Научное издание
ДМИТРИЕВ Анатолий Васильевич
СОЦИОЛОГИЯ ЮМОРА: ОЧЕРКИ
Утверждено к печати Ученым советом
Отделение философии, социологии, психологии и права

В авторской редакции
КорректорТ.М.Романова


Лицензия ЛР № 020831 от 12.10.93 г.
Подписано в печать с оригинал-макета 01.04.96.
Формат 60х84 1/16. Печать офсетная. Гарнитура Таймс.
Усл.печ.л. 13,43. Уч.-изд.л. 9,52. Тираж 1000 экз. Заказ № 018.
Оригинал-макет изготовлен в Институте философии РАН
Компьютерный набор Е.Н.Платковская
Компьютерная верстка Е.Н.Платковская
Отпечатано в ЦОП Института философии РАН
119842, Москва, Волхонка, 14




[1] Иностр. лит. 1990. № 3. С. 197-201.
[2] Лицо и маска Михаила Зощенко. М., 1994. С. 254-278.
[3] Сарнов Б.М. Пришествие капитана Лебядкина. Случай Зощенко. М., 1993. С. 548.
[4] Зощенко М. Избранное: В 2 т. Т. I. Л., 1982. С. 182-184.
[5] Сарнов Б. Ук. соч. С. 553.
[6] Иностр. лит. 1990. № 3. С. 197, 208-209.
[7] Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1956. С. 238.
[8] Иностр. лит. 1990. № 3. С. 197.
[9] Набоков В. Лолита. М., 1989. С. 49.
[10] Фрейд З. "Я" и "Оно". Тбилиси. Кн. 2. 1991. С. 406.
[11] Дземидок Б. О комическом (перевод с польского). М., 1974. С. 43.
[12] Uale Review. 1936. Sept. 26. P. 71-81.
[13] Фрейд З. Указ. соч. С. 308, 309.
[14] Фрейд З. Указ. соч. С. 273-274.
[15] Фрейд З. Указ. соч. С. 311-312.
[16] Это просто смешно! или Зеркало кривого королевства. Анекдоты: системный анализ, синтез, классификация / Сост. Л.А.Барский. М., 1994. С. 298.
[17] Бергсон А. Смех. М., 1992. С. 126.
[18] Там же. С. 14.
[19] Там же. С. 13.
[20] Бергсон А. Смех. С. 28, 29.
[21] Дземидок Б. Указ. соч. С. 41.
[22] См.: The Act of Creation. Part 1. N.Y., 1967. P. 47.
[23] Бергсон А. Указ. соч. С. 123.
[24] Смелсер Н. Социология. М., 1994. С. 136.
[25] Mead G.H. Mind, Seft and Society. Chicago, 1959. P. 206.
[26] См.: Zijderveld A. The Sociology of Humor and Laughter // Current Sociology. 1983. Vol. 31, № 3. P. 31-33.
[27] Это не совсем так. Современный исследователь А.А.Белкин выявил непоследовательность в борьбе государственной власти с кукольниками и скоморохами. Власть ощущала в них необходимость, поскольку без них были немыслимы царские и боярские забавы и вообще русские праздники. Поэтому суровые меры принимались в ответ на "доносы" и "челобитные" об особых бесчинствах скоморохов, сами же власти не выступали инициаторами этой борьбы" (Белкин А.А. Русские скоморохи. М., 1975. С. 53-110). В нынешней России некоторые сатирики и юмористы (Э.Рязанов, А.Иванов, М.Задорнов) нашли довольно ласковый прием у видных государственных чиновников, что, впрочем, мало что прибавило к популярности тех и других.
[28] См.: Ахиезер А. Россия: критика исторического опыта (социокультурный словарь). М., 1991. С. 341-344.
[29] Основная часть книги Л.Карасева "Философия смеха" опубликована в журнале "Человек" в виде статей, выходивших с 1990 по 1994 гг. Главы "Парадокс о смехе" и "Мифология смеха" были опубликованы в журнале "Вопросы философии" (1989. № 5 и 1991. № 7). См. также: Karasje L. Antyteza smiechu // Akcent (Lublin). 1991. № 2, 3; Karassev L. L'antithese du rire. La honte // L'Humor Europeen (Lublin-Sevres). 1993. P. 1; Karassev L. La phenomenologia du rire // Humoresques (Paris). 1993. № 4; Karassev L. Le rire et le temps // Humoresques (Paris). 1995. № 6.
[30] У некоторых отечественных и зарубежных исследователей мы находим несколько отличный подход. "Наш человеческий смех, - пишет К.Лоренц, - вероятно, ... в своей первоначальной форме был церемонией умиротворения или приветствия (подчеркнуто мной - А.Д.) ... У наших ближайших родственников - у шимпанзе и гориллы - нет, к сожалению, приветственной мимики, которая по форме и функции соответствовала бы смеху. Зато есть у макак, которые в качестве жеста умиротворения скалят зубы.., чмокая губами, крутят головой из стороны в сторону, сильно прижимая уши. Примечательно, что некоторые люди на Дальнем Востоке, приветствуя улыбкой, делают то же самое" (Лоренц К. Агрессия (так называемое зло). М., 1994. С. 181). Такие же манеры встречаются и у многих наших соотечественников - одного из российских политиков, например, называли "чмокающим" премьером.
[31] Карасев Л.В. Парадокс о смехе // Вопр. философии. 1989. № 5. С. 51.
[32] Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1957. С. 53.
[33] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 48.
[34] Карасев Л.В. Смех и зло // Человек. 1992. № 3. С. 27.
[35] Там же.
[36] Карасев Л.В. Смех и зло. С. 27.
[37] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 63.
[38] Карасев Л.В. Антитеза смеха // Человек. 1993. № 2. С.14.
[39] Там же.
[40] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 60.
[41] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 60.
[42] Там же. С. 61.
[43] Там же.
[44] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 63.
[45] Карасев Л.В. Мифология смеха // Вопр. философии. 1991. № 7. С. 70.
[46] Карасев Л.В. Смех и будущее // Человек. 1994. № 1. С. 54.
[47] Там же. С. 54-55.
[48] Карасев Л.В. Метафизика сна // Сон - семиотическое окно. XXVI-е Випперовские чтения. М., 1994. С. 135-143; Карасев Л.В. Опыт несмеяния // Человек. 1992. № 5. С. 39-47.
[49] Карасев Л.В. Смех и будущее. С. 62.
[50] Социол. исслед. 1988. № 3. С. 84-94.
[51] Там же. С. 104.
[52] У автора другое мнение: "Интеллигенция всегда обходилась письменной формой передачи своего опыта, и никогда не прибегала (подчеркнуто мной - А.Д.) к такой народной форме как устное творчество" (Борев Ю.Б. История государства советского в преданиях и анекдотах. М., 1995. С. 3).
[53] См.: "Философы Митин, Юдин и Ральцевич предложили своему учителю, философу-марксисту Деборину, публично назвать Сталина крупнейшим теоретиком партии, классиком марксизма. "Но у Сталина нет серьезных философских работ", - ответил Деборин. И предложил союз: Сталина - практика революции с Дебориным-теориком. Узнав об этом Сталин хмыкнул: "Тоже мне Энгельс нашелся!" Борев Ю.Б. История государства советского в преданиях и анекдотах. М., 1955. С. 72. Несколько строк нашлось и для других философов того времени (Асмус, Чесноков).
[54] Князев А.Н. На правах рукописи (литературно-критические заметки о нашей социологии). М., 1989. С. 9, 20.
[55] М.М.Бахтин как философ. М., 1992. С. 176, 179.
[56] Р.Барт называет литературу "языком других". Она одновременно оказывается и точкой пересечения различных видов социального "письма". Подобно тому как в обыденной коммуникации индивид лишь "изображает" на языковой сцене свою субъективность, так и писатель обречен на то, чтобы "разыгрывать" на литературной сцене свое мировидение в декорациях, костюмах, сюжетах и амплуа, предложенных ему социальным установлением, называемым "литературным письмом" (Барт Р. Избранные работы. Семиотика, поэтика. М., 1994. С. 27).
[57] Общественные науки. 1990. № 6. С. 145.
[58] См.: Гофман А.Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения. М., 1994. С. 114-115.
[59] Еврейское счастье. Вильнюс, 1991. С. 3.
[60] Приведенный анекдот не относится к госп.Благоволину - генеральному директору ОРТ.
[61] Цит. по: Zijderveld A.C. Sociology of Humor and Laughter // Current Sociology. 1983. Vol. 31, № 3. P. 49.
[62] Еврейское счастье. С. 3.
[63] Zijderveld A. Op. cit. P. 50.
[64] Zijderveld A. Op. cit. P. 51.
[65] Ibid.
[66] Grotjahn M. Beyond Laughter. N.Y., 1957. P. 22.
[67] См.: British Journal of Sociology. 1982. № 3. P. 383-403.
[68] Zijderveld A. Op. cit. P. 37-59.
[69] Анекдоты. Фронтовой юмор. М., 1995. С. 15.
[70] В тот период слово "жид" означало "еврей" и не носило оскорбительного смысла.
[71] Независимая газета. 1994. 17 авг. С. 7.
[72] Литературная газета. 1994. 30 марта (текст с сокращением).
[73] Книжное обозрение. 1995. № 6 (текст с сокращением).
[74] Социол. исслед. 1992. № 12. С. 111.
[75] Материалы ВЦИОМ. М., 1992. Приложение. С. 17.
[76] Социол. исслед. 1991. № 1. С. 130.
[77] Фрейд З. "Я" и "Оно". Кн. 2. Тбилиси, 1991. С. 401.
[78] Более подробно см.: Берн Э. Трансактный анализ в группе. М.: Лабиринт, 1994.
[79] Берн Э. Указ. соч. С. 84-85.
[80] Нью-Йорк Таймс. 1993. 23 нояб. - 23 дек. С. 55.
[81] См., например: "Кроссворды" для руководителей. М., 1992. С. 185.
[82] Zijderveld A.C. The Sociology of Humor and Laughter // Current Sociology. 1983. Vol. 31. № 3. P. 51.
[83] Рассматривая такую конкретную форму проявления юмора, как анекдот, А.С.Ахиезер считает, что последний - свидетельство определенного успеха общества в углублении социального опыта, в росте самосознания, критики и культуры, социальных отношений, воспроизводства. С анекдота начинается разрушение кажущихся незыблемыми ценностей (См.: Ахиезер А.С. Указ. соч. Т. III. С. 12).
[84] Антология мирового анекдота. Киев, 1994. С. 315, 325.
[85] См.: Познание и обучение. М., 1988. С. 155.
[86] Антология мирового анекдота. С. 156, 176, 177.
[87] Аргументы и факты. 1995. № 40. С. 1.
[88] Советский политический анекдот. М., 1992. С. 52.
[89] Знаменитые шутят. М., 1994. С. 336.
[90] Вечерняя Москва. 1994. 2 дек.
[91] Перепечатка из "Вашингтон Пост" // За рубежом. 1992. № 68. С. 10.
[92] 1000 анекдотов. Вып. I. М., 1991. С. 83.
[93] День. 1992. 10-16 мая. С. 1.
[94] Паркинсон С.Н. Закон Паркинсона. М., 1976. С. 18.
[95] Макдональд Д.Р. (1866-1937), один из основателей и лидеров Лейбористской партии Великобритании. Был премьер-министром в 1929 г. и в 1929-31 гг. Хотя он и установил дипломатические отношения с СССР, но постоянно оставался объектом критики и насмешек - карикатуры на него постоянно появлялись в советских журналах и газетах.
[96] Луначарский А.В. Статья о литературе. М., 1988. С. 388.
[97] Пути творчества и критики. Актуальные проблемы. М., 1990. С. 179-180.
[98] Российская карикатура. 1994. № 9. С. 22.
[99] Там же. С. 23.
[100] См.: Российская карикатура. 1994. № 9. С. 24.
[101] См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1991. С. 120, 198, 199.
[102] Всеобщая история, обработанная "Сатириконом". Л., 1990. С. 24, 25.
[103] В.Подорога пишет: "...Трудно избежать снисходительной усмешки, а то и испытать самый настоящий приступ хохота, выслушивая эти "глупые" и "неграмотные", если не безумные речи платоновских персонажей, а с другой стороны, разве не охватывает чувство безысходности перед тупой и бессмысленной жестокостью платоновского мира..." // Параллели (Россия - Восток - Запад). М., 1991. Вып. 2. С. 35.
[104] Вестн. Акад. наук. М., 1990. № 1. С. 125.
[105] Социол. исслед. 1992. № 7. С. 151.
[106] Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. М., 1987. С. 218.
[107] Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. М., 1991. Т. III. С. 334.
[108] Социол. журн. М., 1995. № 1. С. 197.
[109] Поиск. 1992. 11-17 июля.
[110] Наш современник. 1983. № 6. С. 61.
[111] Гавра Д.П. Общественное мнение как социологическая категория и социальный институт. СПб., 1995. С. 216.
[112] Разрешите Вас потешить. Воронеж, 1991. № 1. С. 22, 16.
[113] Довлатов С. Собрание прозы: В 3 т. Т. 3. СПб., 1993. С. 45.
[114] Новое время. 1988. № 54. С. 28-29.
[115] См.: Социол. исслед. 1994. № 5; 1995. № 9-10.
[116] Российская карикатура. М., 1993. С. 7.
[117] Правда. 1993. 29 апр. С. 8.
[118] Социол. исслед. 1992. № 11. С. 58.
[119] Мимо тещиного дома. М., 1995. С. 22-24, 225-264.
[120] Иностр. лит. 1988. № 11. С. 200.
[121] Антология мирового анекдота. ("Я Вам наработаю!"). Киев; М., 1994. С. 54.
[122] The Economist. 1981. March Z. цит. по: "ИЛ". 1988. № 11.
[123] Разрешите Вас потешить. Воронеж. № 1. С. 17.
[124] Иностр. лит. 1987. № 1. С. 208.
[125] Плохая рифма.
[126] Вольноопределяющийся батальонный историограф Марек (1892-1937) - судя по всему основоположник военной социологии.
[127] Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1982. С. 176-177.
[128] Gwin Harries-Jenkins, Charles C.Moscos. Armed Forces and Society // Current Sociology. London, 1981. Vol. 29, № 3.
[129] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 64.
[130] Карасев Л.В. Парадокс о смехе. С. 64.
[131] Солдатская хохма и анекдот. М., 1992. С. 16-28.
[132] Сатира времен гражданской войны в США. М., 1966. С. 167.
[133] Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М., 1972. С. 211.
[134] Там же. С. 212.
[135] Советский анекдот. М., 1992. С. 32.
[136] Американская социология. С. 212-213.
[137] Ах, Одесса: Юмор, сатира. 1992. № 8. С. 1.
[138] См.: Элементы теории политики / Пер. с пол. Ростов н/Дону, 1991. С. 345-348.
[139] Савела Э. Моня Цацкес - знаменосец. СПб., 1992. С. 10-11.
[140] "Честь - совокупность внешних морально-этических принципов личности". (Словарь русского языка. М., Т. IV. С. 672).
[141] Полейко В., Чудодеев В. Дурдом. М., 1991. С. 76.
[142] См.: Социол. исслед. 1992. № 4. С. 17.
[143] Вебер А. Чиновник // Социол. исслед. 1988. № 4. С. 123.
[144] См.: Чижов Ю.В. Короли и пешки // Социол. исслед. 1988. № 5. С. 77-79.
[145] Смех в строю. Сборник иностранного военного юмора. М., 1992. С. 8.
[146] Там же. С. 213.
[147] См.: Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. Ч. III. М., 1991. С. 12.
[148] В тексте использованы различные печатные источники: сборники криминальных анекдотов, как советского, так и зарубежного происхождения, журнал "Крокодил", а также личная коллекция. Источник конкретного анекдота не указывается, так как первоначальный вариант установить практически невозможно.
[149] Цит. по: Михайлов А.Д. Средневековый французский фарс. М., 1981. С. 52.
[150] Полевой П.Н. История русской словесности. Т. 1. СПб., 1990.
[151] См.: Русская демократическая сатира XVII в. 2-е изд. М., 1977.
[152] Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Т. 5. С. 671.
[153] Зощенко М. Избранное. М., 1982. Т. 2. С. 20.
[154] Всеобщая история, обработанная "Сатириконом". Л., 1990. С. 239, 242.
[155] Бергсон А. Смех. М., 1992. С. 49.
[156] Там же. С. 62-63.
[157] См.: Дземок Б. О комическом. М., 1974. С. 41.
[158] Смех в строю. Сборник иностранного военного юмора. М., 1992. С. 48.
[159] См.: Никандров В.И. Об оценке доказательств участниками уголовного процесса // Гос-во и право. 1992. № 5. С. 62.
[160] См.: Ахиезер А.С. Указ. соч. С. 94.
[161] Известия. 1993. 27 нояб. С. 10.
[162] Ликас А.Л. Культура правосудия. М., 1990. С. 121.
[163] Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 365.
[164] Цит. по: Кистяковский Б. В защиту права // Ненасилие. Философия, этика, политика. М., 1993. С. 140.
[165] Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 1971. С. 89.
[166] См.: Гжегорчик А. Духовная коммуникация в свете идеала ненасилия // Вопр. философии. 1992. № 3. С. 58-59.
[167] Дановский С.Л. Конфликтные ситуации сотрудников ГАИ с водителями // Социол. исслед. 1991. № 5.
[168] Там же. С. 95-98.
[169] См.: Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969. С. 73, 74.
[170] Кестлер утверждает, что сознательные и бесознательные процессы, лежащие в основе художественного новаторства, научного открытия и комедийного вдохновения, - имеют общую модель, которую он называет "бисоциативное мышление". См.: Koestler A. The Act of Creation. London: Hutchinson, 1984.
[171] Todorov T. Mikhail Bakhtin: The Dialogical Principle. Minneapolis, University of Minnesota Press, 1984.
[172] См.: Dodds E.R. The Greeks and the Irrational. Berkeley, Los Angeles, 1951. P. 28-63.
* Ниневия, столица Ассирийской империи, - один из первых городов, где встала проблема уличного движения. По словам пророка Ионы, там было "более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой" (Иона, 4, II). Можно себе представить, что творилось на улицах. Чтобы их разгрузить, городскую стену (100 футов высотой) превратили в надземку с односторонним движением в три ряда. Как все это сделали, см. у Диодора (кн. 2, 3). - Прим. автора.
* Афины сделались образцовым примером демократического государства где-то в середине XIX века, когда такая форма правления входила в моду в Англии и Америке. Афинской демократии посвящена всего одна строка в "Классическом словаре" Ламприера, перепечатанном Баркером с седьмого американского издания. Прим. автора.


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ