СОДЕРЖАНИЕ

Экологическая социология


© 1997 г.
Ю.П. ДОЩИЦИН, Н.Н. ЛАПИН

ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ И ВЫНУЖДЕННОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ

ДОЩИЦИН Юрий Петрович - доктор медицинских наук, заведующий сектором региональных
социально-гигиенических проблем. ЛАПИН Николай Николаевич - кандидат медицинских наук, старший
научный сотрудник. Оба автора работают в Институте комплексных проблем гигиены и
профзаболеваний СО РАМН (г. Новокузнецк).



Чем дышат сегодня сибиряки
На огромной территории востока Российской Федерации, занимающей около 70% ее
площади, сосредоточено до 90% всех сырьевых и топливно-энергетических ресурсов (уголь,
нефть, газ, лесные и др. богатства). В то же время здесь проживает немногим более
32 млн. человек, что составляет 22,8% населения России. Кроме того, восточные регионы
характеризуются различными природными условиями: от весьма благоприятных до экстре-
мальных; неравномерен и уровень загрязнения окружающей среды.
Так, данные национального доклада "О санитарно-эпидемиологической обстановке в
Российской Федерации в 1993 году" свидетельствуют о нарастающем загрязнении природной
окружающей среды различными вредными ингредиентами, и как следствие этого, ухудше-
нии состояния здоровья населения, в первую очередь социально незащищенных и ослаб-
ленных групп (дети, старики, женщины). Изложенные в докладе материалы указывают на
то, что особенно неблагоприятная санитарно-гигиеническая обстановка сложилась в вос-
точных регионах страны, где и в предыдущие годы недостаточно уделялось внимания во-
просам охраны окружающей среды. По данным нашего института, в Новосибирской, Кеме-
ровской областях и Алтайском крае радиационная обстановка вследствие ядерных взрывов
на Семипалатинском полигоне остается весьма неблагоприятной. В Томской области
вследствие разрушения технологического аппарата в 1993 г. произошел выброс радио-
нуклеидов в окружающую среду, след от которых распространился на площади 30-35 км2.
Выявляются новые факты, например, неблагоприятный радиационный фон на Чукотке,
критическое состояние газопроводов в Сибири (до 300 аварий и катастроф ежегодно),
предполагаемое строительство новых объектов не учитывает неблагоприятных последст-
вий для человека и окружающей среды (пример Катунской ГЭС). Традиционные представ-
ления о якобы девственной природе Сибири не соответствуют действительности. Общая
экологическая обстановка в этом регионе имеет явно выраженную тенденцию к ухуд-
шению.
Одной из острых проблем является загрязнение атмосферного воздуха в городах Сибири,
где из-за большой техногенной нагрузки и специфических особенностей режима атмосферы
(частные антициклоны, штили и инверсии) наблюдаются высокие концентрации вредных
примесей. Расчеты показывают, что в атмосфере городов Сибири на одного человека при-
ходится в 5 раз больше выбросов, чем в европейской части России. Следствие высокой кон-
центрации вредных примесей в городах - существенное изменение здоровья населения.
Прежде всего страдают дети. Например, до 40% всех заболеваний детей Новокузнецка свя-
зано с чрезмерным загрязнением атмосферы. У детей, проживающих в районе метал-
40
лургического комбината, в 7.5 раза выше заболеваемость аллергозами. В период повы-
шенного загрязнения воздуха в 2,1 раза увеличивается смертность населения и в 2 раза -
обострение хронических заболеваний.
Тяжелую антропогенную нагрузку несут водные объекты. Это связано с недостаточно
полной очисткой сточных вод и малой мощностью имеющихся сооружений при слабой
самоочищающей способности водоемов в северных условиях. Наибольшее загрязнение по-
верхностных вод наблюдается в Обь-Иртышском бассейне. Крайне неблагоприятным явля-
ется состояние средних и малых рек Сибири в зонах крупных промышленных центров.
Концентрация азота, аммиака, фенола, нефтепродуктов значительно превышают ПДК.
Отмечается крайне низкое качество питьевой воды. По химическим показателям 80% проб
не удовлетворяет санитарным показателям, по бактериальным -до 10%. В 1985 г. в поселке
Ямбург каждый пятый ребенок из-за неблагополучия воды переболел гепатитом и каждый
десятый - дизентерией1. В результате загрязнения р. Томи выбросами предприятий городов
Новокузнецка и Кемерово она практически выведена из использования в качестве
источника питьевого водоснабжения г. Томска2.
Растут потери плодородных земель из-за вовлечения их в промышленное использование,
слабо развиты работы по рекультивации земель. В Сибири при строительстве ГЭС
выведено 6 млн. га плодородных пахотных земель из сельскохозяйственного оборота. Так, в
зоне пригородных хозяйств промышленных городов содержание в почве тяжелых металлов
превышает естественный фон в 10-20 раз. Переход из почвы металлов в сельскохозяйствен-
ные растения приводит к загрязнению пищевых продуктов, которые поступают из приго-
родных совхозов и колхозов в город, т.е. становятся дополнительной техногенной нагруз-
кой на организм человека. Учитывая широкое применение ядохимикатов и минеральных
удобрений (источников нитратов), можно сказать, что с экологических позиций мы
практически не имеем чистых продуктов. Этой проблеме уделяется крайне мало внимания в
нашем регионе.
К тяжелым экологическим проблемам Сибири следует отнести неблагоприятные условия
труда рабочих. Более половины рабочих занято на тяжелых работах, с высоким уровнем
шума и вибрации, высокой запыленностью и загазованностью рабочих мест. Например, на
угольных шахтах Кузбасса запыленность рабочих мест превышает ПДК в 300 раз, а воздух
жилой зоны - в 10.
Несмотря на ряд профилактических мероприятий, пока не наблюдается существенного
снижения уровня профессиональной заболеваемости. Удельный нес профессиональной
патологии от воздействия физических факторов в Сибири вырос в структуре профессио-
нальной заболеваемости за последние 10 лет с 37 до 50%.
Влияние экологических факторов на развитие профессиональной патологии весьма от-
четливо прослеживается на особенностях распространенности и течения флюороза. От-
мечено, что у рабочих алюминиевых заводов, проживающих в районе санитарно-защитной
зоны, распространенность флюороза почти в два раза выше, значительно короче сроки его
развития, чаще течение с развитием токсического гепатита, специфических изменений эма-
ли зубов. Вследствие неблагоприятного экологического воздействия фторидов в атмос-
ферном воздухе и питьевой воды почти у 70% детей, проживающих в районе расположения
алюминиевого завода, отмечены признаки флюороза зубов.
И, наконец, в настоящее время появилась еще одна негативная тенденция. В европейской
части страны всколыхнулось мощное общественное экологическое движение. Люди тре-
буют не строить экологически опасные предприятия на своих территориях, а переносить их
в восточные районы - в Сибирь. Это ошибочная позиция. Сибирь и Север весьма ранимы.
Нужно ставить вопрос о создании экологически безопасных технологий, решать проблемы
психологической совместимости людей при рассмотрении вопросов экологии и медицины,
стремиться к ликвидации группового эгоизма, а не идти по принципу "пусть плохо будет
где-то, но не у нас".
Существенно различается в обжитых и вновь осваиваемых территориях степень фор-
мирования производственных и социальных инфраструктур. Причем, если до 1989 г. отме-
чалось опережающее развитие производственной базы по сравнению с темпами развития

41
объектов социнфраструктуры, то сегодня произошел резкий спад развития как произ-
водства, так и объектов социнфраструктуры. Все это послужило основной причиной зна-
чительного оттока населения. Так, в 1994 г. по сравнению с 1993 г. численность населения
Чукотского автономного округа уменьшилась на 9%, Магаданской области на 6%, Кам-
чатской на 4%, Сахалинской на 2%, республики Саха (Якутия) на 1,2%. Кроме меха-
нического оттока населения возросшие потери его обусловлены и дальнейшим ухудшением
ситуации в естественном движении населения. Так. общее число родившихся в 1993 г.
составило лишь 54% от уровня 1987 г., т.е. уменьшилось практически вдвое. Основной
причиной столь резкого снижения рождаемости является резкое ускорение процесса
социального расслоения общества: к концу 1993 г. у 40 млн. человек (27% населения
страны) среднегодовые доходы были ниже прожиточного минимума, причем доходы 20%
наиболее обеспеченных граждан превышали доходы малообеспеченных в 11 раз. По данным
других исследований, доля бедного населения к началу 1996 г. превысила 90%.
Пагубно сказывается на динамике населения повышение уровня смертности, заметно
усилившееся в начале 90-х годов. Так, ежегодное число умерших за последние 6 лет
(1988-1993 гг.) возросло почти на 600 тыс. человек, или на 39%. Следует отметить, что ре-
шающее негативное воздействие на уровень смертности оказывают такие факторы, как
массовое накопление последствий ухудшения социально-экономической нестабильности,
ухудшение питания населения, медикаментозный дефицит, неадекватное к существующим
реформам поведение населения. И, как следствие, уровень смертности в трудоспособном
возрасте, особенно в восточных регионах России, на 20-30% выше среднероссийского
уровня. И если до 1990 г. в структуре смертности трудоспособного населения преобладали
болезни органов кровообращения, онкологические заболевания, то в последующем на
первое место вышли несчастные случаи, отравления и травмы, причем у мужчин они
явились причиной смерти каждого второго умершего в этом возрасте, а у женщин - каждой
третьей. Так, в 1993 г. от неестественных причин умерло 335,6 тыс. человек, в т.ч.
в трудоспособном возрасте около 75%.
Следует отметить, что социальное расслоение общества усугубляется ростом числен-
ности безработных. Так. на начало 1994 г. их было более 4 млн. человек, или 5,5% от
экономически активного населения. Особенно неблагоприятная ситуация складывается на
востоке России, причиной чего является низкая механизация и автоматизация техноло-
гических процессов основных производств (угольная, металлургическая и другие отрасли).
В Кузбассе на большинстве предприятий металлургической и угольной промышленности
используется оборудование 40-50-х годов. Последствие - низкая рентабельность про-
изводства, резкое сокращение рабочих мест и т.д.
Снижение рождаемости и повышение смертности населения изменили миграционную
картину. Начиная с 1990 г., когда значительная часть русскоязычного населения стала пе-
реселяться в Россию из республик ближнего зарубежья, отмечалось положительное сальдо
миграции. В 1993 г. переехало более 430 тыс. человек (около 3 человек на 1000 населения) и
было наибольшим за все послевоенное время. В 1994 г. официально зарегистрировано уже
более 700 тыс. человек вынужденных переселенцев и беженцев, хотя по другим данным
общее их число достигло уже 2,5 млн. Что касается восточных регионов России, то на
начало 1995 г. зарегистрировано 84,2 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев, т.е. 12%
от общего числа этой категории населения.
Таким образом, большинство территорий восточных регионов РФ по состоянию
окружающей среды и здоровья населения относятся к зонам экологического бедствия.
В связи с чем возникает проблема целесообразного расселения беженцев и вынужденных
переселенцев. Вместе с тем в Федеральной миграционной программе, утвержденной спе-
циальным указом президента РФ в 1994 г., восточные регионы определены как "относи-
тельно благоприятные для расселения вынужденных переселенцев и беженцев". Таким об-
разом, для сохранения здоровья этой категории населения необходима детальная про-
работка имеющихся данных по состоянию окружающей среды, медико-демографических
процессов на отдельных территориях и состояния здоровья различных категорий населения
(дети, лица трудоспособного возраста и старше). Особое место должна занимать социально-

42
экономическая характеристика регионов (наличие свободных рабочих мест, обеспечение
жильем, объектами социнфраструктуры и т.д.).
Для оценки состояния здоровья и окружающей среды, социально-экономической харак-
теристики отдельных регионов предлагаем Социально-гигиенический паспорт территории,
который формируется путем сбора информации из документов официальной статистики в
различных организациях и учреждениях3. Вторым не менее важным документом является
Программа межведомственного взаимодействия по обеспечению социально-экономичес-
кого, социально-гигиенического и санитарно-эпидемиологического контроля в условиях
вынужденной миграции и психологической реабилитации.
К сожалению, в настоящее время возникли непреодолимые трудности для переселенцев в
плане доступности квалифицированной медицинской помощи. В случае истощенности
здоровья отсутствие таковой может привести к росту хронической заболеваемости,
инвалидизации, снижению рождаемости и другим пагубным последствиям. Переход на прин-
ципы страховой медицины создает трудности при получении переселенцами страхового
полиса, оплате предварительных и периодических медицинских осмотров (в бюджете Феде-
ральной миграционной программы не предусмотрено выделение соответствующих средств).
В результате до 99% вынужденных переселенцев и беженцев не получают медицинскую
помощь. Возможны два пути решения проблемы. Первый - возложение расходов на органы
здравоохранения территории выхода переселенцев, второй - на Федеральную миграцион-
ную службу России с предварительным включением в смету расходов этих затрат.

Переселение в Сибирь: кто и куда
Для характеристики вынужденного переселения нами использовались первичные мате-
риалы Федеральной миграционной службы, областных и краевых служб и материалы собст-
венных исследований. В качестве базы исследования взяты отдельные республики, края и
области восточных регионов Российской Федерации. Установлено, что преобладающее их
число осело в Западной Сибири (75,1%), на втором месте была Восточная Сибирь (16,3%) и
на третьем - Дальневосточный экономический район - 9,6%.
Сложившееся распределение можно объяснить тем, что но уровню урбанизации среди
экономических районов востока России на первом месте стоит Западная Сибирь, на вто-
ром - Дальневосточный и на третьем - Восточно-Сибирский регионы. А учитывая, что
среди переселенцев преобладали выходцы из городской местности, в большинстве своем
занятые в промышленности, то понятно их стремление поселиться на территории, где они
могут найти применение своему труду. Так, среди вынужденных переселенцев и беженцев,
приехавших в Западную Сибирь, доля городского населения была 62,2%, в Восточную
Сибирь - 82,3% и на Дальний Восток - 72,8%. Низкий процент поселившихся в Дальне-
восточном экономическом районе объясняется большими материальными затратами на
переезд.
Определенный интерес представляют данные о территориях выхода и поселения вынуж-
денных мигрантов. По нашим данным, на Таджикистан и Казахстан приходилось 41,6-51,3%
от общего числа переселенцев, поселившихся в восточных районах России. Что касается их
распределения по отдельным регионам востока РФ, то первые ранговые места в Западной и
Восточной Сибири занимает Казахстан (от 25,2 до 32,2%). На Дальний Восток основная
масса переселенцев прибывает из Таджикистана (32%). В Западной Сибири основная доля
вынужденных переселенцев и беженцев поселилась в Новосибирской области (24,9%), на
втором месте - Кемеровская область (23.0%) и на третьем - Алтайский край (22,6%). В
районах Восточной Сибири первое ранговое место занимают Красноярский край (54,2%),
второе - Иркутская область (32,2%) и третье республика Бурятия (8,0%).
Что касается Дальневосточного экономического района, то основная масса вынуж-
денных мигрантов поселилась на территории Приморского края (44,0% от общего числа
переселенцев). На втором месте Хабаровский край - 25,8% и на третьем - Амурская
область (14,3%).
При рассмотрении интенсивных показателей вынужденного переселения было уста-

43
новлено, что в целом по РФ число переселенцев, поселившихся в сельской местности, было
в 2,1 раза больше, чем в городской. Что касается отдельных районов востока России, то
наибольшее число вынужденных переселенцев и беженцев поселилось в селах Западной
Сибири (53,8 на 10000 населения против 9,7 в Восточной Сибири и 10 в Дальневосточном
экономическом районе). Аналогичные данные получены и среди поселившихся в городах и
рабочих поселках (36 против 16,8 и 9,0 на 10000 населения). Причины высокой миграции в
сельскую местность - трудности в устройстве на работу в городской местности, особенно
для женщин, и в получении жилья. Наибольшее количество переселенцев оказалось в
сельской местности Алтайского края, Новосибирской и Омской областей. Именно здесь
больше других развито производство сельскохозяйственных продуктов. Кроме того,
миграционные службы с большой охотой направляют переселенцев в сельскую местность:
здесь легче решаются вопросы трудоустройства и обеспечения жильем. С экономической
точки зрения подобная стратегия нецелесообразна, так как квалификационный потенциал
переселенцев значительно выше, чем у коренного населения. Наши данные показывают,
что среди переселенцев имели высшее образование 20% и 41% - незаконченное высшее и
среднее специальное.
Немаловажное значение для оценки возрастной структуры населения как в эконо-
мическом, так и социальном плане имеет знание типологии процессов старения. По ре-
комендации демографов4 общество по его состоянию можно отнести к четырем стадиям: в
первой доля стариков (60 лет и старше) составляет не более 8,0% (стадии демографической
молодости), во второй их доля 8-10% (преддверие старения), в третьей - 10-12% (собственно
старение) и в четвертой (демографическая старость) доля стариков превышает 12,0%.
Используя данную методику, мы попытались проанализировать типологию вынужденных
переселенцев восточных регионов РФ. По доле стариков (60 лет и старше) Россия находится
на стадии демографической старости. Аналогичные данные получены и для Дальнего Вос-
тока. Что касается Западной и Восточной Сибири, то они находятся на стадии преддверия
старения. Тревожный факт, ведь увеличивается нагрузка на трудоспособное население.
Кроме того, неблагоприятные климато-географические условия восточных регионов,
катастрофическая экологическая обстановка служит причиной высокой заболеваемости
населения и, как следствие, высокой смертности.
Можно заключить, что вынужденное переселение приводит к значительным экономи-
ческим, политическим, социальным, этническим и демографическим последствиям. Эко-
номические последствия имеют как позитивный, так и негативный аспекты. Если на
территории существует соответствие между спросом на рабочую силу и предложением, то
речь идет о первом случае. Если вынужденное переселение усугубляет диспропорцию, то
налицо - негативный аспект. По данным нашего исследования, в Новокузнецке лишь 45,6%
вынужденных переселенцев и беженцев трудоспособного возраста смогли найти работу,
причем 7,5% из них трудоустроено временно. Почти 50% из этой категории готовы
трудиться где угодно, лишь бы была работа.
Велико влияние вынужденного переселения на социальную структуру конкретной тер-
ритории. Поскольку переселенцы имеют более высокий уровень квалификации, чем ко-
ренное население, они претендуют на более престижные профессии (служащие, техническая
интеллигенция, врачи, учителя и т.д.). И в нынешней экономической ситуации проблема с
рабочими местами возникает прежде всего для коренного населения.
Общей закономерностью для всех областей и краев востока РФ является преобладание
среди вынужденных переселенцев русскоязычного населения (60-90%). Доля других
национальностей была незначительна и колебалась в пределах 0,1-8,0%.
Такова общая социальная и демографическая характеристика вынужденных пересе-
ленцев по восточным регионам РФ. Следует отметить, что проблема носит многосторонний
характер. Любое решение должно учитывать все аспекты: от выявления причин массового
оттока людей из республик ближнего зарубежья до разработки мер оптимального
реагирования, начиная с оказания чрезвычайной помощи и кончая мерами, направленными
на трудоустройство и сохранение здоровья вынужденных переселенцев.


44
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.Дощицин Ю. Современные проблемы охраны здоровья населения и окружающей среды восточных
регионов страны // Новокузнецк. 1991. Препринт № 6.
2. Бурдин Н., Дощицин Ю., Григорьев Ю. и др. Социально-гигиенический паспорт Кемеровской области //
Новосибирск. 1988. Экспресс-бюллетень.
3.Дощицин Ю., Подольский В. и др. Социально-гигиенический паспорт территории // Методические
рекомендации утв. Минздравом СССР. Москва, 1991.
4. Россет Э. Процесс старения населения // М.: Статистика. 1968.




© 1997 Г.



СОДЕРЖАНИЕ