<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

русской истории: Россия всеми своими победами обязана самодержавию.
Для Н.М. Карамзина характерно патриархальное восприятие личности монарха (как отца всех
подданных), из этого следует, что царская самодержавная власть (как отцовская власть в
семье) не может быть ничем ограничена, она должна передаваться по наследству, между
монархом и народом должны складываться отношения взаимного нравственного доверия, что
чрезвычайно необходимо для сохранения и развития монархии. Н.М. Карамзин определяет
границы вмешательства монарха в жизнь общества: монарх не должен ломать исторически
обусловленные народные привычки, пытаться изменить народный дух. В этом смысле Петр I
воспринимается Н.М. Карамзиным как тиран.
Н.М. Карамзин настойчиво подчеркивал особое место России в мировой истории, обусловленное

50

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
особым евразийским положением страны,


Охранительная политико-правовая идеология е России XIX в. была представлена прежде
всего мыслителями консервативного толка, начиная с Н.М. Карамзина.
Охранительная политико-правовая идеология выступала за сохранение существующего
порядка вещей (статус-кво), т.е. самодержавной монархии.
В царствование Николая I выражением охранительной политико-правовой идеологии стала
триада «православие, самодержавие, народность», сформулированная в 1834 г. министром
народного просвещения и президентом Петербургской академии наук графом С.С.
Уваровым (1786-1855).
В конце XIX в. основным выразителем охранительной политико-правовой идеологии в
России стал обер-прокурор Синода (1880-1905) Константин Петрович Победоносцев
(1827-1907). Он обучал правоведению Александра III и Николая И, когда они еще были
наследниками престола (как М.М. Сперанский - Александра II).
К.П. Победоносцев, как и М.М. Сперанский, развивает патриархальную теорию
происхождения государства. Человек по природе своей социален, ищет общения,
констатирует К.П. Победоносцев. Как и все консерваторы, он отвергает концепцию
общественного договора. Вслед за Аристотелем и М.М. Сперанским утверждает, что для
реализации своей потребности в общении человек вначале создает семью, которая,
разрастаясь (через промежуточные стадии), эволюционирует в государство. Объясняя
иерархический принцип человеческого взаимодействия, К.П. Победоносцев подчеркивает,
что власть рождается вместе с обществом. Потребность во власти коренится в душе
человека наряду с потребностью в общении. Верховная власть в государстве должна быть
олицетворением власти родительской для подданных. К.П. Победоносцев был убежден,
что основой монархии является крепкий семейственный быт, патриархальная структура
общества, так как именно в крепкой семье прививаются навыки властвования и
повиновения. Разрушение патриархальной структуры общества приводит к установлению
вредного республиканского строя, этому же способствует договорная теория политогенеза
(происхождения государства), основанная на индивидуализме. Договорная теория
разрушает авторитет власти во всех сферах общественной жизни, приводя к
дезорганизации существующих в обществе отношений власти и подчинения.
К.П. Победоносцев был убежден: чтобы быть справедливой, власть должна основываться на
всеми признаваемом, объективном и справедливом начале, т.е. нравственном законе,
отраженном в совести каждого индивида, источником которого является Бог. Носитель
верховной власти (монарх) должен подчинять свою деятельность нравственному закону.
На таком общепримиряющем начале может быть основана исключительно монархия.
Повсеместный процесс разрушения монархий и установления республиканского строя К.П.
Победоносцев объясняет нравственными причинами: отступлением власти и народа от
следования нравственному закону. Демократию К.П. Победоносцев именует «великой
ложью нашего времени», в одноименной работе он утверждает; что демократия основана на
лжи. Субъектов монархии является существо нравственное, а субъектом демократии
является человек лишь как пустая физиологическая реальность, без всякого нравственного
содержания.
Главным субъектом, творящим право, К.П. Победоносцев считает народ (коллективный
субъект, действующий в истории), т.е. его можно считать приверженцем
социологического типа правопонимания. Своеобразие формы правовой культуры в истории
создает народный дух, объективный и надличностный. Как и М.М. Сперанский, К.П.
Победоносцев указывает на органичность развития права от простого к сложному. Право
рождается, развивается и исчезает вместе с народом.
С помощью своей органической теории К.П. Победоносцев обосновывает неэффективность
внешнего реформирующего воздействия на существующие правовые формы, в том числе

51

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
заимствований из других правовых систем. В таком случае прерывается органическое
развитие права, может быть разрушена согласованность права как единой социальной
системы. Законодатель не должен выдумывать закон, он должен лишь отражать в процессе
законотворчества результаты органического развития права.
Только нравственная заповедь способна сообщить формальному содержанию закона
действительную социальную значимость и обязательность для христианской совести.

Западничество и славянофильство как течения русской общественной мысли оформились
еще при Александре I, но особенно активно обнаружили себя в 40-е гг. XIX в.
Непосредственным предметом их политического и исторического анализа оказалась оценка
вклада Петра I в развитие российского общества.
Кроме того, поводом для споров между западниками и славянофилами стали
Отечественная война 1812 г., издание «Истории государства Российского» Н.М.
Карамзина, а также опубликование в журнале «Телескоп» в 1836 г. «Философических
писем» (написаны 8 1829-1831 гг.) Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856), после чего он
был официально ("«высочайшим повелением») объявлен сумасшедшим.
П.Я. Чаадаев участвовал в движении декабристов, его философско-исторические и
политико-правовые взгляды сложились под влиянием идей католического провиденциализма
и социального христианства.
П.Я. Чаадаев разработал философию истории для русского западничества. Он полагал, что
смысл истории осуществляется посредством Божественной воли, которая ведет
человеческий род к его конечным целям. Страной святых чудес и местом действия
Божественного Промысла является Западная Европа, провидение не достигает территории
России. Получается, что Россия, не принадлежащая Европе, стоит как бы вне истории, вне
времени, на распутье, без прошлого и без будущего. Россия совершила историческую
ошибку, приняв христианство из Византии. Поэтому Россия не восприняла основные
традиционные идеи цивилизованного человеческого рода. А перенесенные на российскую
почву западные идеи не оставляют на ней, к сожалению, глубокого следа, поэтому наша
культура обладает лишь подражательным характером. Мы оказываемся чужими даже для
самих себя, ничего не дарим миру и ничего у него по-настоящему не заимствуем. Чтобы
обрести свое лицо, нам необходимо повторить европейскую историю, и первый шаг на этом
пути предпринял Петр I - величайший из русских монархов, мудро повернувший Россию
лицом к Западу, к Европе.
Россия, полагал П.Я. Чаадаев, самим своим существованием преподнесла Западу важный и
страшный урок. Впоследствии П.Я. Чаадаев поверил в то, что придет день, когда Россия
станет умственным средоточием Европы. Свои взгляды П.Я. Чаадаев позже изложил в
«Апологии сумасшедшего» (в России впервые опубликована лишь в 1937 г.), стал
религиозным западником.
Работа Алексея Степановича Хомякова (1804-1860) «О старом и новом» (1837) стала
начальным фактом славянофильской идеологии. Ориентация на восточную патристику в
трудах А.С. Хомякова сочетается с элементами философского романтизма.
Славянофильство оказывается первой самобытной русской философией истории. А.С.
Хомяков впервые поставил вопрос о месте России во всемирной истории. А.С. Хомяков
считал, что Россия идет по той же дороге, что и Европа, лишь немного отставая. Одной из
главных заслуг славянофильства является выработка новой теории познания, отошедшей
от односторонней рациональности западничества. А.С. Хомяков ввел в обиход понятие
соборности, включающее в себя всеединый разум церкви, единую неантагонистическую
общность людей, примирение индивидуальной свободы с единством всех,
христианизированную общность жизни. Показателем и отражением соборности, по
мнению славянофилов, является крестьянская община, в которой существует нравственное
единение людей, предохраняющее их от эгоистического индивидуализма. Славянофилы
признают и подчеркивают различие исторических судеб России и Европы. Идеализируя

52

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
Древнюю Русь, основными чертами русского характера А.С. Хомяков считает братство и
смирение, противопоставляемые западному индивидуализму и эгоизму. Политическим
идеалом славянофильского демократического монархизма является такой сословно-
представитепьный орган, как Земский собор. С либеральных позиций А.С. Хомяков
выступал за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова и
печати.
Другим видным славянофилом является Иван Васильевич Киреевский (1806-1856).
Задачей самобытной русской философии И.В. Киреевский считал переработку
«европейской образованности» в духе учений восточной патристики. Он противопоставлял
рациональное западное познание и религиозно-нравственное российское познание. И.В.
Киреевский выделил три основные черты (источника) западно-европейской культуры:
христианская религия (в извращенном католическом переложении); характер варварских
народов, завоевавших Западную Римскую империю; наследие античного мира (греческое
язычество и римский юридизм). Европейскую культуру в целом он оценивал
отрицательно, учитывая ее крайний индивидуализм, освящение частной собственности и
прав человека в ущерб идее обязанности и служения. Именно поэтому в Европе, по его
мысли, царят анархия и безнравственность.
Мрачному образу католического Запада И.В. Киреевским противопоставляется светлый образ
России. Если на Западе социапьная жизнь регламентируется формально-правовым
общественным договором, то в России общественные отношения регулируются
преимущественно нравственным законом, наблюдается редкое сословное единение, так
полагал И.В. Киреевский.
Самостоятельная ценность права как социального регулятора отвергается славянофилами (в
отличие от западников). Внешний (позитивный) закон рассматривается И.В. Киреевским
лишь как грубая, лишенная нравственного содержания сила, гораздо эффективнее
отношения между людьми регулируются нравственным законом. В иерархии источников
права предпочтение славянофилами отдавалось правовому обычаю, защищающему
традиционные ценности общества и внедренному в народную жизнь, «плоть и кровь
народа». В отличие от формального правового нравственный закон направлен на человека,
соответствует его природе. Запад потому и развил начала законности, так как чувствует в
себе недостаток нравственности. Фактически на Западе совесть заменена законом,
бездушным регламентом.

Юрист, государствовед, историк и философ, Борис Николаевич Чичерин (1828-1904),
профессор юридического факультета Московского университета (1861-1868), стал одним
из видных представителей либерального течения российской философско-юридической
мысли; вместе с тем его взгляды носили значительный оттенок консерватизма. В 1893 г.
Б.Н Чичерин был избран почетным членом Петербургской академии наук.
Основание права, по Б.Н. Чичерину, следует искать в природе человека, который для
ученого является носителем абсолютной ценности. Б.Н. Чичерин критикует материализм и
позитивизм, которые не признают в полной мере потенциал человека как субъекта, В
человеке следует признать духовное начало, которое отличает его от объектов (вещей).
Свобода человека не рассматривается Б.Н. Чичериным как абсолютная и самодовлеющая
ценность, так как она дарована человеку Богом. Человек, обладая свободой, стремится
расширить границы своего господства. Право должно установить такой порядок, чтобы
свобода одного не мешала свободе остальных, чтобы сильнейший не мог . превратить других
в орудия для осуществления своих целей. Право призвано создавать условия для
свободного развития личности, установить твердые правила разрешения споров,
неизбежных при совместном действовании многих людей. Право, таким образом,
оказывается взаимным и справедливым ограничением свободы в соответствии с общим
законом, определяет внешние пределы свободы лица.
Б.Н. Чичерин отвергал концепцию естественных прав. Право для него существует только в

53

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
государстве. Соотношение права и закона сводится у Б.Н. Чичерина к соотношению
субъективного и объективного права (как у М.М. Сперанского). Свобода человека только
тогда становится субъективным правом, когда она освящена позитивным законом
(объективным правом).
Для объяснения сущности справедливости Б.Н. Чичерин обращается к Аристотелю,
выделяя уравнивающий и распределяющий типы справедливости. Первый означает принцип
формального равенства, в соответствии с которым все люди признаются разумными
существами, одинаково созданными по образу и подобию Бога. Второй подразумевает, что
каждому L соответствии с его заслугами определена некоторая мера свободы. В
частноправовых отношениях господствует уравнивающая справедливость (формально-
правовое равенство субъектов), а в публично-правовых - распределяющая.
Аксиомой общественной жизни Б.Н. Чичерин справедливо полагает наличие у субъекта
прав. Он убежден, что определение границ индивидуальной свободы зависит не от личного
усмотрения или указаний естественного права, а лишь от постановлений государственной
власти, которая призвана ограничивать индивидуальную свободу во имя общественной
пользы. Не существует ни одного субъективного права, которое государство не вправе
ограничить.
По взглядам на государство Б.Н. Чичерин оказывается последователем Г.В.Ф. Гегеля. Он
полагает государство высшим порядком общественных отношений, в нем находят свое
выражение национально-психологические качества народа. Государство организует
отечество, т.е. ту среду, где обитает человек, тот социум, чьи интересы человек
воспринимает как свои собственные.
Политическим идеалом Б.Н. Чичерина была конституционная монархия, так как она,
являясь смешанной формой правления, сочетает в себе достоинства всех иных
государственных форм. Такая форма правления заимствует у монархии личностное
воплощение власти (в лице монарха), у аристократии - начало законности, у демократии -
начало свободы. Чтобы демократическое начало в конституционной монархии никогда не
привело к власти народа, Б.Н. Чичерин обосновывает различные цензы {прежде всего
избирательные). В конституционной монархии, как полагает Б.Н. Чичерин, возможно
провести разделение властей, сохранив единство государственной власти, при этом лично
монарх, стоящий над всеми ветвями, образует как бы самостоятельную,
координирующую деятельность остальных ветвь государственной власти.
Б.Н. Чичерин полагал, что устойчивость государству сообщает надлежащий баланс между
свободой и равенством. Крен в сторону равенства приводит к деспотизму, а в сторону
свободы - к анархии.
Б.Н. Чичерин стал основоположником «государственной школы» в российской
историографии. В 1929-1934 гг. были опубликованы «Воспоминания» Б.Н. Чичерина {в
четырех частях).

Основоположником большевизма является создатель советского государства и творец
социалистической революции в нашей стране, первый председатель Совета народных
комиссаров РСФСР, вождь большевистской партии Владимир Ильич Ленин (Ульянов)
(1870-1924). Среди его работ по политико-правовой проблематике можно назвать
следующие: «Что делать?» (1902), «Шаг вперед, два шага назад» (1904), «Империализм как
высшая стадия капитализма» (1916), «Государство и революция. Учение марксизма о
государстве и задачи пролетариата в революции» (1917), «Пролетарская революция и
ренегат Каутский» (1918), «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920). В.И.
Ленин получил высшее юридическое образование (в 1887 г. учился на юридическом
факультете Казанского университета, откуда был отчислен за участие в революционном
студенческом движении, однако в 1891 г. сдал экзамены за курс юридического факультета
Петербургского университета), некоторое время работал помощником присяжного
поверенного в Самаре.

54

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
В 1895 г. В.И. Ленин участвовал в создании в Санкт-Петербурге «Союза борьбы за
освобождение рабочего класса», на II съезде Российской социал-демократической
рабочей партии (1903) возглавил фракцию большевиков, позже выделившуюся в
самостоятельную партию, получившую (уже после смерти В.И. Ленина) название
коммунистической.
Природу государства В.И. Ленин полагал сугубо классовой. Классовость — врожденная,
внутренне присущая, неотъемлемая и всеопределяющая черта такого социального
установления, как государство. В государстве воплощается антагонизм социальных классов,
расколовший общество со времени утверждения в нем частной собственности и начала
эксплуатации человека человеком: «государство есть продукт и проявление
непримиримости классовых противоречий». Государственный аппарат комплектуется
прежде всего выходцами из среды господствующего в обществе класса (например, класса
феодалов-землевладельцев в феодальном обществе). Государственной машиной
осуществляется политика, угодная и выгодная главным образом господствующему классу,
отвечающая его коренным экономическим, политическим и социальным интересам.
Таким образом, государство в ленинской трактовке оказывается механизмом
осуществления диктатуры господствующего класса: «Диктатура одного класса является
необходимой... для всякого классового общества вообще». Диктатура определенного класса
заключается е осуществлении им господства над всеми остальными социальными группами
и отдельными членами общества, навязывании им своей воли, ценностей и интересов,
мировоззренческой ориентации. Подобная диктатура прямо опирается на насилие,
применяемое в самых разнообразных формах {вплоть до чисто физической расправы над
оппонентами). Класс-диктатор не может быть связан какими бы то ни было законами:
«диктатура есть власть, опирающаяся непосредственно на насилие, не связанная никакими
законами», Таким образом, В.И. Ленин утверждает, что государство, удовлетворяющее
интересы господствующего класса, не только может, но и должно быть антиправовым и
противозаконным.
В указанном русле В.И, Ленин рассматривает и все завоевания буржуазно-
демократической правовой и политической мысли — от прав и свобод человека и
гражданина до парламентаризма. Эти институты и механизмы в условиях
капиталистического общества лишь лицемерно прикрывают действительную диктатуру
господствующего класса - буржуазии.
В.И. Ленин не считал свободу самостоятельной социальной ценностью, был явным
антилибералом: «Когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство,
как таковое, перестает существовать».
Касаясь вопроса о социалистической революции, В.И. Ленин в марксистском духе
утверждал, что она должна полностью разрушить существующее государство: «Все
прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить,
сломать. Этот вывод есть главное, основное в учении марксизма о государстве»,
«паразит» должен быть уничтожен, а вместо него создано что-то новое. Более того,
необходимо отказаться от таких буржуазных политико-правовых постулатов, как
разделение властей, территориальный принцип формирования представительных
учреждений, формально-правовое равенство граждан.
Государство в условиях социалистической революции должно стать пролетарским, т.е.
орудием диктатуры нового господствующего класса - пролетариата. Противниками
пролетариата, «вредными насекомыми» {такое название классовым врагам В.И, Ленин дал
в статье «Как организовать соревнование?», написанной в январе 1918 г., через несколько
недель после свершения октябрьского переворота), подлежащими уничтожению,
объявляются бывшие царские чиновники и полицейские, фабриканты и купцы, помещики
и кулаки {зажиточные крестьяне), буржуазная интеллигенция, а также те, кто так или
иначе их обслуживал, подпал под буржуазное влияние. Основным средством очищения
социалистической России от разнообразных «вредных насекомых» являются политические

55

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
репрессии и пролетарский террор.
Государство пролетариата должно также руководить «огромной массой населения,
крестьянством, мелкой буржуазией, полупролетариями в деле «налаживания»
социалистического хозяйства», поэтому должен быть обеспечен «максимум демократизма»,
но только «для рабочих и крестьян». Все остальные социальные элементы подлежат
отстранению от участия в политической жизни страны.
Государственной формой диктатуры пролетариата является Советская республика,
сочетающая в себе черты государственной и общественной организации, соединяющая
элементы представительной и непосредственной демократии. Советы разных уровней
одновременно занимаются законотворчеством, исполнением законов, обладают
контрольными, кадровыми и иными полномочиями - другими словами, им принадлежит вся
полнота власти в пролетарском государстве. Советская республика строится и
функционирует в соответствии с провозглашенным В.И. Лениным принципом
«демократического централизма».
Особая роль в таком государственном порядке отводится коммунистической
(большевистской) партии, которая руководит пролетариатом и, по сути, советами. Партия
построена по жесткому принципу иерархической соподчиненности, замыкается на
Центральный комитет (ЦК). По этому поводу В.И. Ленин отмечает следующее: «Ни один
важный политический или организационный вопрос не решается ни одним
государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний ЦК
партии», диктатура пролетариата, таким образом, оказывается большевистской
диктатурой: «Да, диктатура одной партии. Мы на ней стоим и с этой почвы сойти не
можем».
Государственные и партийные структуры переплетаются, сращиваются на кадровом
(персональном) уровне. Фактически решения принимаются не государственными органами,
а партийными структурами. Большевики объявляются «непосредственно правящим
авангардом пролетариата». Советская республика оказывается декорацией, реальная власть
сосредоточивается в руках партии.
В.И. Ленин утверждает, что постепенно социалистическая государственность должна
отмирать: «По Марксу, пролетариату нужно лишь отмирающее государство, т.е.
устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать».
Окончательное отмирание государства В. И. Ленин обусловливает достижением
определенных социально-экономических и культурных результатов.
Взгляды В. И. Ленина на государство и право оказали серьезное влияние на практику
функционирования партийного и государственного аппарата в нашей стране. Этими
идеями в течение XX в. вдохновлялись также многие ультрарадикальные политические
движения разного толка (например, в отдельных развивающихся странах Африки, Азии и
Латинской Америки).
Одним из последователей В. И. Ленина стал Николай Иванович Бухарин (1888-1938).
Среди его произведений можно отметить «теорию исторического материализма» (1923),
«Учение Маркса и входил в состав ЦК большевистской партии. В годы сталинского
террора Н. И. Бухарин был репрессирован.
Вслед за К. Марксом и В. И. Лениным Н. И. Бухарин утверждал, что «государство есть
продукт классового общества; будучи продуктом развития общества в целом, оно в то же
время есть насквозь классовая организация», всем своим бытыем государство выражает
непримиримость составляющих общество классов. Н. И. Бухарин не признает за правом
самостоятельной социальной роли, доказывая, что оно лишь выполняет «работу по
обслуживанию процесса эксплуатации».
В течение почти трех десятилетий верховным идеологом большевизма провозглашался
генеральный секретарь ЦК коммунистической партии Иосиф Виссарионович Сталин
(Джугашвили) (1879-1953), в 30-50-е гг. XX в. в СССР его называли «Лениным сегодня»,
создавший, в частности, такие работы, как цикл статей «Анархизм или социализм?» (1906)

56

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
«Об основах ленинизма» (1924), «К вопросам ленинизма» (1927), «О проекте Конституции
СССР» (1936). И. В. Сталин изрядно примитивизировал мысли к. Маркса и В. И. Ленина,
сделал их еще более одномерными, вместе с тем объявив их непререкаемой истиной в
последней инстанции. Так, фундаментом ленинизма он объявляет одну идею –
конструкцию диктатуры пролетариата, действующей с помощью методов насилия,
подавления, принуждения, даже террора. Следуя за В. И. Лениным, И. В. Сталин
утверждает, что «диктатура пролетариата есть не ограниченное законом и опирающееся на
насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и
поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс». Такое тоталитарное государство
оборачивается произволом в отношении прав и интересов социальных групп, не
относящихся к господствующему классу, и отдельной личности. Социальным аспектом
диктатуры пролетариата И.В. Сталин обозначает исторически обусловленный союз
рабочего класса с крестьянством.
Внешней функцией пролетарского государства у И.В. Сталина оказывается расширение
территории своего, господствующего класса за счет территории других государств и,
соответственно, защита территории своей страны от нападений со стороны других
государств.
Отдельная человеческая личность для И.В. Сталина - величина совершенно
незначительная, важнее для него такое понятие, как «масса»: «Личное перед общественным
— это почти ничего». Таким образом, в целях защиты превратно понимаемых общественных
интересов открыто санкционируется уничижение индивида, умаление его прав и свобод.
И.В. Сталин (прежде всего в угоду собственным политическим интересам как
руководителя партии) развил взгляды В.И. Ленина на статус и функции
коммунистической партии в условиях диктатуры пролетариата. В частности, партия обязана
быть монолитной, в ней не может быть идеологических разногласий и фракционной борьбы,
все члены партии подчиняются единой воле. Партия скорее напоминает не общественное
объединение, а воинскую часть, «орден меченосцев». Большевистскую партию И.В. Сталин
изображает как «орудие диктатуры пролетариата, «ядро власти», «боевой штаб рабочего
класса». Монополия коммунистической партии на политическую власть в советском
государстве непререкаема: «Руководителем в системе диктатуры пролетариата является одна
партия, партия коммунистов, которая не делит и не может делить руководства с другими
партиями», эта мысль была закреплена и в принятой в 1936 г. Конституции СССР (сразу
названной «сталинской»): коммунистическая партия есть «руководящее ядро всех
организаций трудящихся как общественных, так и государственных» (ст,126).
Идеи В.И. Ленина - И.В. Сталина активно применялись в политической и правовой
практике. Показательна в этом смысле деятельность Дмитрия Ивановича Курского (1874-
1932), народного комиссара юстиции РСФСР в 1918-1928 гг. По его словам, право в
условиях диктатуры пролетариата есть выражение интересов пролетариата, в нем нет места
для «норм вроде Habeas Corpus», для признания и защиты прав и свобод человека и
гражданина: «Интересы государства должны превалировать над интересами ограждения
личных прав отдельных граждан». Д.И. Курский восхищался деятельностью
революционных народных судов, чьи судьи в своей деятельности руководствуются не
абстрактным правом, а собственным социалистическим правосознанием. Новое
пролетарское право, по убеждению Д.И. Курского, успешно выполняет свои основные
задачи - разрушает главные основы капиталистического общества, такие, как буржуазное
государственное устройство, патриархальную семью и частную собственность.
Можно сказать, что большевистское правопонимание в наиболее концентрированном виде
было сформулировано прокурором СССР и директором Института государства и права
Академии наук СССР Андреем Януарьевичем Вышинским (1883-1954} в выступлении на I
Совещании по вопросам науки советского государства и права в 1938 г.: «Право -
совокупность правил поведения, установленных государственной властью, как властью
господствующего в обществе класса, а также санкционированных государственной

57

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
властью обычаев и правил общежития, осуществляемых в принудительном порядке при
помощи государственного аппарата в целях охраны, закрепления и развития
общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу».
После этого на долгие годы в советской теоретико-правовой науке закрепился
узконормативный подход к праву (кратко выраженный приведенной формулой А.Я.
Вышинского), преодоление которого до сих пор остается насущной задачей
отечественного правоведения.

Оригинальная теория права была сформулирована российским и польским ученым Львом
Иосифовичем Петражицким (1867-1931), бывшим в 1897-1918 гг. профессором кафедры
энциклопедии и истории философии права Петербургского (Петроградского) университета.
Идеи Л.И. Петражицкого изложены в его основном труде «Теория права и государства в
связи с теорией нравственности» и прочих работах.
Теория Л.И. Петражицкого воспринимается современной наукой как предпосылка таких
новейших течений, как правовой реализм, а также соответствующие ответвления
бихевиоризма и феноменологии.
В центр своей теории права Л.И. Петражицкий поставил явления человеческой психики.
Право у этого исследователя предстает как индивидуальные эмоции особого рода. Правовые
эмоции в отличие от других императивно возлагают на субъектов правоотношений права и
обязанности. Моральные императивные эмоции (образующие в целом систему
нравственности) возлагают на субъектов лишь обязанности, и этим они отличаются от
правовых эмоций, которые Л.И. Петражицкий именовал «императивно-атрибутивными».
Характеризуя суть правовых норм, Л.И. Петражицкий отмечал, что они, «устанавливая
обязанности для одних, закрепляют эти обязанности за другими, дают им права,
притязания, так что по этим нормам то, к чему обязаны одни, причитается... другим как
нечто им должное... за ними закрепленное». В этом плане право составляет лишь
совокупность переживаний описанного рода.
Наряду с чувством долга, прививаемым моралью, право воспитывает в людях чувство
правомочия. В связи с этим Л.И. Петражицкий отмечал более сложный «интеллектуальный
состав» и большую общественную ценность правовых норм по сравнению с нормами
морали.
С другой стороны, право не просто интеллектуально выше (сложнее) нравственности, оно
еще и активнее в своей реализации в жизнь; субъект, осознавая правоту на своей стороне,
более склонен своими действиями добиваться действительного торжества справедливости,
чем, скажем, субъект, в отношении которого совершено аморальное деяние.
Право в этатистском понимании (как исходящее от государства или им
санкционированное) Л.И. Петражицкий именовал «официальным», обладающим
дополнительными признаками всего обеспеченность всей силой
(прежде
государственного принуждения), но не отличающимся по эмоциональной сути от иных
правовых формообразований. Надо отметить, что, основываясь на приведенных критериях,
Л.И. Петражицкий придавал правовой характер самым разнообразным формообразованиям
«неофициального» права (которое, в свою очередь, классифицировалось ученым еще на
несколько видов), традиционно не причисляемым к разряду юридических: от правил
азартных игр до «воровского закона».
Одной из наиболее ценных и получивших дальнейшее развитие идей Л.И. Петражицкого
является выделение интуитивного (автономного) и позитивного (гетерономного) права.
Подчеркивая интуитивную природу значительного массива правовых предписаний,
ученый полемизировал с представителями школы «возрожденного естественного права».
Л.И. Петражицкий уделял разработке проблематики интуитивного права значительное
внимание, как бы заново вводя ею в научный оборот. Более того, «аксиомы интуитивного
права» (например, для современного европейского общества незыблемость жизни и
собственности другого лица) он именовал «основой всякого правопорядка».

58

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com
Действительно, правовая эмоция способна к наибольшему подъему именно в сфере
аксиом интуитивного права, кажущихся вечными и совершенно очевидными с момента
рождения {начала социализации) индивида.
Атрибутивную сторону правовых норм Л.И. Петражицкий объяснял следующим образом.
Неисполнение должного наносит ущерб, рассматривается субъектами как вредоносное
{наносящее практический вред не только управомоченному субъекту, но и обществу как
таковому в целом), поэтому управомоченный субъект требует от обязанного все же
соблюсти предписание правовой нормы, если не добровольно, то под страхом наказания
(первоначально только общественного, позже в отношении официального и некоторых
видов неофициального права - еще и поддерживаемого государством). Получается, что не
государство порождает право, а развитие правовых норм приводит к необходимости
политогенеза.
Основным источником права у Л.И. Петражицкого оказывается правосознание субъектов,
этот тезис в первые послереволюционные годы неожиданно нашел практическое
применение в формировавшейся в нашей стране советской правовой системе {например, в
первых декретах о суде, называвших источником социалистического права
«революционное правосознание» судей и иных правоприменителей). Отметим, что
субъектом правосознания {и права) у Л.И. Петражицкого оказывается любой действующий
индивид, даже признаваемый недееспособным современным гражданским
законодательством.
Значительно развил идеи Л.И. Петражицкого его последователь Питирим Александрович
Сорокин {1889-1968), также начинавший свою научную деятельность в Петербургском
(Петроградском) университете, а позже основавший (и возглавивший) факультет
социологии в Гарвардском университете (США). Мысль о первичности права он
лаконично выразил следующим афоризмом: «Без права нет государства, а не наоборот».
Вслед за Л.И. Петражицким важнейшим отличительным признаком права, отличающим
его от прочих социальных регуляторов, П.А. Сорокин полагал корреляцию каждого
субъективного права с корреспондирующей ему юридической обязанностью
(предоставительно-обязывающий характер правовых норм).




59

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version http://www.pdffactory.com

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ