<<

стр. 4
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

предоставления возможностей для личной инициативы граждан, а от индивидов -
переориентации самоидентификации от поиска покровителя к самостоятельному
принятию решений, связанных с рисками и собственной ответственностью за их
последствия.
Из сказанного следует, что современные социокультурные реалии предполагают лидера, который функционально отнюдь не должен быть богом, царем или героем-спасителем. Это может быть вполне нормальный человек, с достоинствами и возможными недостатками, но более других осознающий новые исторические реалии движения России в мировое сообщество демократических стран, которое основывается на признании плюрализма ценностных ориентации и толерантного отношения друг к другу людей с разными жизненными мирами.
Социологическая феноменология, располагая инструментарием анализа взаимопроникновения институциональных структур и нашего сознания, как раз расширяет наши представления об оптимальных и реальных путях в мировое сообщество плюралистических стран.
Каковы же перспективы взаимодействия и борьбы существующих в стране жизненных миров для её будущего? Представляется: во-первых, в отличие от традиционного современное плюралистическое общество с неизбежностью предполагает качественную дифференциацию жизненных миров. Это её непременный атрибут. В силу чего бессмысленно и утопично добиваться доминирования одной социокультурной реальности за счет остальных.
Во-вторых, попытки сохранения единой для всех социокультурной реальности с единой моралью и общей для всех идеологией обрекают Россию на усиление противоречий и конфликтов, ибо идут вразрез с глобальным процессом плюрализации жизненных миров.
В-третьих, перспективы занятия Россией достойного места в мировом сообществе плюралистических стран следует искать не столько в наращивании технологического потенциала и не в механическом заимствовании западных экономических, политических и
1' Luckmann. Т. Some Problems of Pluralistic Modern Societies.- Лекция, прочитанная в МГИМО 28 сентября 1999 года

143
культурных институтов, сколько в интеллектуализации всех существующих и потенциально возможных жизненных миров, утверждения в них потенциала толерантности.
Плюралистическое общество, основанное на относительно толерантном сосуществовании и софункционировании разных жизненных миров нигде не состоялось без качественного приращения знания, которое превращалось в фактор институционального регулирования повседневных практик социальных групп и этносов в направлении гуманизации отношений между людьми, между людьми и природой. Интеллектуализация жизненных миров позволяет конструировать качественно иную, более гуманную социокультурную реальность, в которой вещи и традиционные социальные институты постепенно утрачивают свою власть над людьми. Универсальной ценностью становится деидеологизированное знание, которое в современном общества оказывается более существенным фактором для стратификации, формирования социального статуса, чем факторы традиционные - экономические, политические и собственно классовые. Ныне значительно важнее не просто являться собственником, банкиром и т.д., но играть их роли, что опять-таки может обеспечить в конечном счете знание. Сегодня знание в гораздо большей степени определяет самоидентификации людей, их мышление, поведение, чем принадлежность к классу. В этой связи особый интерес представляют "процессы, с помощью которых любая система "знания" становится социально признанной в качестве "реальности""12.
В разных социокультурных координатах знание может быть специфическим. Но именно знание обладает общей основой для всего человеческого рода, побуждает к единению, приобщению к деятельности людей с иными ценностными ориентациями, способствует сопричастности к себе подобными, в том числе с прошлыми и будущими поколениями.
Благоприятные перспективы здесь открываются в связи с институциональной легитимизацией таких наук, как социология, политология, культурология, введение которых в учебные программы, несомненно, уже начало способствовать приобщению россиян к достижениям ученых всего мира. Разумеется, знания этих и других наук стали оказывать определенное влияние и на обыденное, повседневное знание, воздействуя тем самым на характер поведенческих актов социальных агентов. Есть все основания прогнозировать (это подтверждают и общемировые тенденции), что их влияние будет возрастать.
Представляется, одна из главных причин тому, что мы с трудом усваиваем социокультурные реалии плюралистического общества, лежит в нашем позитивистском мышлении, в характере нашего обществоведения, в котором главная ставка сделана на теоретический и методологический монизм, на требование безусловной рациональности, на признании одной истины. Наше обществоведение до сих пор основывается на эмпирико-аналитических науках, чей методологический инструментарий достаточно хорош и эффективен для анализа материально-институциональных реалий, но мало пригоден для познания идеально-сознательных реалий. Долгое время мы вообще изолировались от достижений рефлексивных наук, в частности, феноменологии, чей методологический инструментарий как раз более годится для понимания того, что же происходит и с коллективным сознательным, и с коллективным бессознательным в нашей российской ментальное(tm).
В самом деле, когда реформы только начинались, наше обществоведение даже не предполагало, насколько актуален вопрос о субъективной реальности, не прогнозировало радикальные перемены в сознании россиян. Кое-кто из ученых вполне резонно предупреждал о грозящих социальных и экономических невзгодах, типичных для раннего капитализма. Но не было сколько-нибудь серьезной работы, в которой бы
12 Бергер. П., Лукман. Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Издательство "Медум", 1995. - С. 12

144
прогнозировался кризис российской ментальное(tm) в целом, суть которого ныне в социологической литературе определяется как "катастрофическое сознание".
Наши реформаторы-политики (и мы, обществоведы, тоже!) рефлексивные науки не изучали, поэтому субъективная социальная реальность оставалась вне сферы интересов. Во многом поэтому и руководители, и руководимые искренне хотели, как лучше, но получалось как всегда. Абстрагирование власти от учета особенностей нашей субъективной социальной реальности, которая не могла быстро измениться, приводило ко многим парадоксальным неожиданностям. Так, в условиях аномии, отсутствия единой морали стало весьма легко конструировать виртуальные жизненные миры, начиная от финансовых пирамид и кончая пирамидами политическими. Они предусматривали для простых россиян делание лишь одного выбора, чтобы по-советски обеспечить себя навсегда патернализмом, чтобы враз, одним принятым шагом избавиться от необходимости делать каждодневные рискованные выборы, столь характерные для членов современных плюралистических обществ. Всем известно, сколь болезненно протекает отмирание единого субъективного мира.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. Как Вы объясните тот факт, что люди склонны к неоднократному
переписыванию исторических событий и даже к подделке религиозных документов?
Можно ли вообще создать учебник истории такого качества, что он будет востребован во
все времена?
2. В чем Вы видите причины кризиса социальной реальности, который возник
сегодня у многих россиян?
3. В начале нашего столетия резко обострились конфликты между развитыми и
развивающимися странами. В чем причины тому? Выскажите Ваши соображения с учетом
постулатов конфликтной и феноменологической парадигм.
Ключевые термины и выражения:
Социология знания, объективная фактичность общества, субъективная фактичность общества, социализация, первичная социализация, вторичная социализация, "хор", значимые другие, ресоциализация, десоциализация, релятивность знания, толерантность, легитимизация, абстрактная норма, морализация, "виртуоз плюрализма", суррогатные псевдоценности, интернализация, универсальные нормы, деиделогизированное знание, субъективная социальная реальность, виртуальный жизненный мир, экстернализация
ЛИТЕРАТУРА

145
Абелъс X. Романтика, феноменологическая социология и качественное социальное исследование. - Социология и социальная антропология, 1998, № 1
Американская социологическая мысль. М.: МГУ, 1994. - Раздел
"Феноменологическая социология"
Баразгова Е.С. Американская социология. Традиции и современность. Екатеринбург-Бишкек: Издательство "Одиссей", 1997. - Глава XII
Бауман 3. Мыслить социологически. М.: Аспект-Пресс, 1996. - Главы 2-5
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Издательство "Медум", 1995
Бергер П.Л. Приглашение в социологию. Гуманистическая перспектива. М.: Аспект Пресс, 1996.
Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. Санкт-Петербург: Издательство "Ольга", 1996. - Часть II, гл. 3, раздел 2
Ионин Л.Г. Понимающая социология. М.: Наука, 1978 ЛиотарЖ.-Ф. Феноменология. -СПб.: Алетейя, 2001
Лукман Т. Некоторые проблемы современных плюралистических обществ; Его же. Герменевтика как социологическая парадигма? В кн.: Социальные процессы на рубеже веков: феноменологическая перспектива. Научные труды. М.: МГИМО, 2000
Современная американская социология. М.: МГУ, 1994. - Разделы "Питер Людвиг Бергер", "Томас Лукман"
Социальные процессы на рубеже веков: феноменологическая перспектива. Научные труды. М.: МГИМО, 2000
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А. Кравченко. М.: Экзамен, 2001
Luchnann. T. Remarks on the Description and Interpretation of Dialogue.- International Sociology, 1999, Vol. 14, N 4
Luchnann. T. The Moral Order of Modern Societies, Moral Communication and Indirect Moralizing. In: Konfigurationen Lebensweltlicher Strukturphanomene. Leske + Budrich, Oplanden 1997

<<

стр. 4
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ