<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

бинета, возглавляемого С. Кириенко. Очевидно, политический деятель дол-
74
жен представлять себе расстановку интересов и строить свою деятельность
и деятельность своего правительства с учетом общественных интересов,
хотя условия у молодого премьера были “приближенные к боевым”.
Объединение интересов в политике позволяет создать более широкую
базу поддержки, стабилизировать и укрепить общественную жизнь, уста-
новить согласие интересов. Политика может оказывать существенное вли-
яние на установление связи между интересами, то есть выполнять более
активную роль в жизни общества.
Когда определена стратегия, важное значение приобретает процесс
принятия решения. Его механизм определяется характером полити-
ческого режима, уровнем сложности решаемых задач, целями органа,
принимающего решения. Как правило, в политике распространены со-
вместные решения, выработанные на основе демократических механиз-
мов и процедур. Это позволяет включить в выполнение решений всех
участников его выработки. Единоличные политические решения свой-
ственны диктаторским режимам, где ограничены в правах многие по-
литические институты.
Наконец, выполнение решений можно рассматривать в качестве за-
вершающей функции политического процесса. Принятие решения дол-
жно закончиться его выполнением, а потому в политике существует
технология, включающая организационные, государственно-правовые,
информационные, контрольные и другие элементы обеспечения обяза-
тельности выполнения решении. Peaлизация этой функции может быть
нарушена в случае разбалансированности всей политической системы,
что произошло в нашей стране во время “войны законов” и “парада
суверенитетов” (Л. Сморгунов).
Важное место занимает политика в жизни человека в связи с ее суще-
ствованием как определенной политической организации общества, как
организма определенного политического устройства. Здесь политические
отношения концентрируются и выражаются в виде совокупности государ-
ственных и негосударственных политических организаций, реализующих
власть в обществе. Обычно в этом смысле о политике говорят, используя
термин “политическая организация общества”, или “политическая систе-
ма общества”. Использование этих понятий в таком контексте несколько
неточно, поскольку каждое из них имеет более предметное определение.
Политическая система все-таки выступает механизмом осуществления вла-
сти в обществе, каналом участия населения в формировании властных
структур и контроль за их деятельностью. В политическую систему входят
75
государства, партии, общественные движения, СМИ. Между ними суще-
ствует сложная система отношений, определяемая характером политичес-
кого режима. Рассмотрение особенностей различных политических режи-
мов предполагается в других темах лекций.
Понимание природы политики неизбежно предполагает и осознание ее
внешних связей с другими общественными науками. Испытывая влияние
экономики, морали, права, художественной культуры, а равным образом, и
сама оказывая воздействие на эти области человеческой жизнедеятельнос-
ти, политика обретает определенные черты и свойства, которые более пол-
но раскрывают ее структуру и сущность.
Со времен Древней Греции политика рассматривалась как некая фор-
ма универсальной человеческой активности, включающей в себя все
формы взаимоотношений человека и социума. Но уже в более позднее
время, с разделением политики и гражданского общества как понятий в
теориях Макиавелли, Гоббса, Локка и других мыслителей, политика
понимается более предметно и выделяется связь политики с другими
областями жизни.
С общесоциальной точки зрения взаимоотношения политики с други-
ми областями общественной жизни носят двоякий характер. Прежде всего,
эти отношения обнажают причинно-следственные связи, устанавливаю-
щиеся между ними, то есть характеризуют детерминированность полити-
ческих процессов экономическими, идеологическими, культурными или
другими факторами внешней среды, а также обратное влияние политики
на другие общественные сферы.
В настоящее время различные теоретические школы, признавая влия-
ние экономики на политические процессы, все же не расценивают его как
изначально порождающее политическую сферу. Распространенным в по-
литологии является представление о том, что отношения между полити-
кой, экономикой, моралью и другими сферами общественной жизни в из-
вестной степени можно рассматривать через соотношение тех средств, ко-
торые общество “выбирает” для обеспечения своей целостности и повы-
шения управляемости социальными процессами на том или ином этапе
своего развития.
Так, в отношениях политики с экономикой нужно отметить значитель-
ную роль последней в формировании политической власти. Но было бы
не совсем справедливо считать, что экономика всегда определяет по-
литическую область жизни. Сущностные источники политики того
или иного строя чаще всего невозможно определить лишь экономи-
76
ческими детерминантами. Да и политика не может рассматриваться как
прародительница экономики.
Например, сегодня без помощи правительства России, его по-
зитивного политического влияния невозможно установить режим хо-
зяйственной конкуренции, утверждение рыночных отношений, разви-
тие предпринимательства, то есть всего того, что составляет суть эко-
номической реформы.
В то же время оппозиционные силы пытаются использовать матери-
альную силу государства для воспрепятствования новым тенденциям,
для возврата к идеалам “плановой экономики”. И от того, насколько
будет мудра исполнительная власть в отстаивании своего курса на рефор-
мы, будет зависеть характер политического воздействия на. экономику.
Нельзя также не учитывать, что взаимосвязь политики и экономики
опосредована через социальные отношения. В соотношении экономи-
ки как материального базиса и политики как идеологической надстрой-
ки, конечно, доминирует первая, но относительно самостоятельное вли-
яние политики на экономику безусловно.
Глубоки и многообразны отношения политики с моралью. Это свя-
зано с тем, что человек, осознавая свои политические интересы, неиз-
бежна, встает перед нравственным выбором. Как и политика, мораль
способна усиливать групповую сплоченность людей, в то же время мо-
раль содержит и требования надгруппового характера, определяемые
общечеловеческими представлениями о добре и зле, допустимом и зап-
ретном для человека. Опасность политики, а вернее политиков, в том,
что они могут по-своему трактовать моральные законы, руководствуясь
эгоистическими ценностями, а не моральными соображениями.
Великий русский философ В. Соловьев предупреждает таких поли-
тиков: “...не ищи власти и господства; но если призван к власти и гос-
подству, смотри на них как на служение. Каждый раз, когда приходится без
пользы для ближних заявлять о себе, показывать свое превосходство и силу
– воздерживайся от этого, не давай пищи своему самолюбию”.
Переосмысление моральных требований с позиций специфичес-
ких статусов и ролей граждан создает нравственные противоречия,
неизбежно отображающиеся в политике. Так, например, в период
сталинского правления преследование за инакомыслие приобретало
такой размах, что предлагалось плановое выявление “врагов наро-
да”. Выполнение плана было законом и тут уж, как говорится, не до
морали.
77
Что касается связи политики и права, то здесь достаточно будет, на
наш взгляд, подчеркнуть, что не только в тоталитарных и авторитар-
ных, но и в демократических режимах власти нередко рассматривали
право-безгласной служанкой политики, никак не регламентировавшей
властный беспредел тоталитарной бюрократии.
Сегодня в нашей стране данная проблема не утратила своей акту-
альности. Схема, характеризующая структуру политики и ее функции,
дана ниже.
Политика


Деятельный аспект Организационный аспект



Формы

активная
пассивная
экономическая,
Политическая система
социальная,
общества
административная
и т. д.


Функции политики
Общие:
социализация
включение в политику
коммуникация
Процессуальные:
выражение интересов
интеграция интересов
выработка политики
принятие решений
выполнение решений




78
Тест к теме 9
1. Политика – это:
а) искусство управлять,
б) деятельность человека, партии,
в) форма общественного сознания,
г) сфера деятельности,
д) отношения между классами, группами.
2. К элементам (звеньям) политической структуры можно отнести:
а) политические отношения,
б) политическое сознание,
в) политические организации,
г) политические партии.
3. Функции политики:
а) политическая социализация,
б) политическая коммуникация,
в) политическая интеграция,
г) общие функции,
д) процессуальные.




79
Тема 10
ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ:
СИМПТОМЫ ЕЕ ДЕЛЕГИТИМНОСТИ


Нынешнее состояние российской действительности характеризуется
в большей степени политической нестабильностью и напряженностью
в области социальной жизни. Как известно, такое кризисное состояние
общества сопряжено с разрушением общественных связей и с диффуз-
ным характером социальных интересов. Возникает такая ситуация, ког-
да на первый план выступает не “выражение” интересов как неких объек-
тивно заданных параметров, определяемых социальными и политичес-
кими положениями субъектов, а полагание интересов, связанных с их
декларированием и последующим отстаиванием в конфликтах разного рода.
Разнообразные противоречия переходного периода в нынешней России
стали настолько очевидными во всех сферах общественной жизни, что сама
страна превратилась в огромный полигон (лабораторию) для самого тща-
тельного и всестороннего изучения причин, породивших такую ситуацию.
Одним из вопросов исследования можно было бы назвать вопрос или,
вернее, проблему легитимности власти. От решения данной проблемы, от
точного определения причин, ее породивших, зависит, на наш взгляд, не
только характеристика современной власти, но и в определенной степени
прогнозирование власти нового демократического государства.
Любая общественная власть в процессе возникновения, развития и
функционирования может по-разному оцениваться людьми. При этом
диапазон оценок простирается от безусловного признания данной вла-
сти до категорического ее игнорирования. Положительная оценка, при-
нятие населением власти, признание им ее права управлять и согласие
подчиняться этой власти означает ее легитимность.
Сам термин “легитимность” (от лат. легитимус – законный) воз-
ник в начале XIX века во Франции и выражал стремление сторонни-
ков монархии восстановить после революции власть короля как един-
ственно законную, в отличие от власти узурпатора. Тогда же леги-
тимность приобрела и другой смысл – признание данной государ-
ственной власти и территории государства на международном уров-
не. В настоящее время легитимность – это обязательный признак
80
цивилизованной власти, признание гражданским обществом и ми-
ровым содружеством ее правомерности.
Необходимо отметить, что легитимность власти не означает ее юри-
дически оформленной законности, ибо законность понимается как дей-
ствие через закон и в соответствии с ним отражается категорией “легаль-
ность”. Легитимность и легальность в категориальном плане близкие, но
не тождественные понятия политической науки, несмотря на их схожесть.
“Легитимность” как понятие носит оценочный, этический и полити-
ческий характер, а “легальность” – юридический и этически нейтральный.
Любая власть, издающая законы, даже самые непопулярные, и обеспе-
чивающая их осуществление, легальна. В то же время она может быть не-
легитимной, то есть не приниматься народом, издавать законы по своему
усмотрению, использовать их как оружие организованного насилия. В об-
ществе может существовать не только нелегитимная власть, но и нелегаль-
ная, например власть теневиков, мафиозных структур и т. п.
Легитимная власть основана на признании гражданами права носи-
телей власти предписывать нормы поведения членам общества, на со-
гласии принять правление и власть данного класса, социального строя,
иерархии. Не случайно говорят, что легитимен всякий режим, с кото-
рым согласен народ. Однако это не значит, что абсолютно все граждане
страны принимают данную власть. Всегда существует определенная часть
общества (несогласное меньшинство), которая не признает и не при-
нимает даже законно избранную власть. Поэтому легитимность оз-
начает, что большинство членов общества признает имеющуюся
власть и выполняет ее законы и указы, подчиняется этой власти.
Если исходить из общего определения власти, в основе которого
обычно лежит право субъекта и его возможность править (властво-
вать), то тогда “легитимность власти означает правовую обоснован-
ность власти, признание ее таковой в глазах общества, соответствие
власти законам государства и традициям политической жизни. Леги-
тимность власти противостоит узурпации власти, ее захвату и т. п.,
она обеспечивает стабильность и устойчивость власти, обеспечива-
ет целостность общества, единство объектов и субъектов политики
и властных отношений”1.


1
Eieanieeia A. I., ?oeaiia ?. A. E?aoeee neiaa?u ii iieeoieiaee.
NIa., 1994. N. 27.
81
Особенность приведенного определения в том, что помимо освеще-
ния самого понятия “легитимность власти” здесь подчеркивается ос-
новное предназначение власти.
Легитимность власти – многоуровневая категория. Обычно выделя-
ют в политической литературе три уровня легитимности власти: идео-
логический, структурный и персоналистский.
Идеологический уровень легитимности власти основан на соответ-
ствии существующего в обществе режима власти взглядам и убеждениям
народа. Суть идеологической легитимности состоит в оправдании суще-
ствующей власти с помощью идеологии, вносимой в массовое обществен-
ное сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам на-
рода, нации или класса. При этом в зависимости от того, к кому апеллиру-
ет идеология и какие цели и идеи она использует, идеологическая легитим-
ность может быть классовой и националистической.
В странах командно-административного социализма широко исполь-
зовалась классовая легитимность. Во второй половине XX века многие
молодые государства в попытках получить признание и поддержку на-
селения прибегают к усилению националистической легитимности. Этот
вид легитимности в большей или меньшей степени присущ всем совре-
менным государствам. В тоталитарных странах он осуществляется специ-
ально созданной системой идеологической обработки народов, в демокра-
тических государствах – механизмами социализации, действующими как
стихийно – в ходе повседневного усвоения человеком господствующих в
обществе политических норм, так и целенаправленно – через систему об-
щего и политического образования и СМИ.
Особенностью идеологической легитимности является то, что она
воздействует на сознание и поведение людей с помощью методов убеж-
дения и внушения. При этом большое значение для нее имеет пропа-
ганда ценностей, на которых зиждется проводимая властью политика.
Государственная пропаганда служит функциональной социализации, то
есть признанию массами государственной политики и власти, проводя-
щей эту политику.
Структурный уровень легитимности власти отражает беспристраст-
ную веру народных масс в законность структуры властных органов и
правовых норм, на основе которых функционирует власть. Структур-
ная легитимность характерна для устойчивых общественных систем, где
установленный порядок формирования властных структур стал привыч-
ным для народа. Люди признают власть потому, что сформирована она на
82
основе существующих правил. Стержнем такой легитимности является убеж-
денность граждан в правомочии существующей общественной власти.
Персоналистский уровень легитимности власти непосредственно свя-
зан с персональными качествами субъекта власти. Персонализирован-
ная (личная) легитимность заключается в одобрении конкретного вла-
ствующего лица. Причины этой легитимности различны. Лидер мо-
жет идентифицироваться с идеалом или личным выбором. По своему
содержанию персонализированная легитимность очень близка к хариз-
матическому типу и может перерасти в него. Однако между персонали-
зированной легитимностью и харизматической – больше различий, чем
сходств. Главное различие, по мнению Ю. Мельникова, состоит в том,
что лидеру с персонализированной легитимностью хотя и доверяют,
питают к нему симпатии, но в целом относятся рационально, а вернее,
расчетливо. Харизматический лидер всегда вызывает у людей восторг
и поклонение, готовность к полному подчинению его воле1.
Пожалуй, такое утверждение автора вряд ли можно признать бес-
спорным и, прежде всего, вот почему.
1. Исходя из самого определения харизматичности как “божьего дара”,
который люди сами видят в лидере, можно согласиться, что они с вос-
торгом воспримут его прогрессивные действия, реформы. Это мо-
жет быть при утверждении лидера как личности-харизмата (напри-
мер, М. С. Горбачев в начале перестройки). Но что было потом? Хариз-
ма рассеялась или народ перестал замечать ее в лидере? Пожалуй, боль-
ше второе, и одновременно прошел и восторг.
2. Поклонение и готовность к полному подчинению больше связаны
не с рациональностью отношения к власти (М. Вебер), а с состоянием
аффекта или тупой привычки.
Таким образом, нельзя согласиться с мнением Ю. Мельникова, что ха-
ризматический лидер вызывает у людей восторг, поклонение и полное под-
чинение. Это, скорее, желаемое, чем действительное.
Наличие многопартийности в стране, в частности в России, позволяет
говорить еще об одном уровне легитимности, а именно партийном.
Партийный уровень легитимности, на наш взгляд, основывается на
общих принципах идеологического и структурного уровней. При этом


1
Ni.: Iaeuieeia ?. Eaaeoeiiinou eae iiiyoea // Aeanou. 1996. ? 4.
N. 78.
83
характеризуется особым менталитетом определенной части людей. Этот
уровень может иметь разные “окраски”: ортодоксальности, традицион-
ности, легальности, партийной харизматичности и др. Наличие такого
уровня возможно только при существовании многопартийности в стране.
Субъекты власти в соответствии с реальным значением того или ино-
го уровня легитимности формируют политику легитимации власти, ис-
пользуя для этого различные средства. Важнейшими из них являются
технократические, социотехнические, идеологические и психические
(психологические).
Технократические средства, например, сводятся к научному и тех-
ническому обеспечению политического и экономического курса власти
в законах, инфраструктуре, налоговой системе, финансах и т. п.
Социотехнические средства используются для поиска наиболее безбо-
лезненного решения важнейших социальных проблем, например: сниже-
ние уровня безработицы, усиление экономической защиты населения и др.
Идеологические средства направлены на пропаганду ценностей, на
которых основывается политика властных структур, формирование об-
щественного мнения в пользу власти.
Психологические средства связаны с борьбой за умы людей, их ми-
ропониманием, их жизненными, социальными и духовными ориенти-
рами. Эти средства направлены на внедрение в сознание людей соот-
ветствия власти интересам народа с помощью методов убеждения, вну-
шения и др., например, “голосуй, а то проиграешь”, “голосуй сердцем”,
“голосуй разумом” и т. п.
В процессе формирования политики легитимации власти большую
роль играет интенсивность или степень проявления легитимности. Саму
легитимность довольно трудно измерить, однако существуют опреде-
ленные показатели, которые могут быть использованы в зависимости
от степени их надежности. Среди них – уровень принуждения, необхо-
димый для проведения властной воли в обществе, количественный и
качественный анализ попыток свержения правительства или его лиде-
ра, сила проявления гражданского неповиновения, забастовки трудя-
щихся, митинги протеста и т. п.1
Кроме этого, интенсивность или степень легитимности можно опре-
делить по результатам выборов, массовым демонстрациям, проявлени-


1
Ni.: Iaeuieeia ?. Oeac. ni?. N. 80.
84
ям поддержки или, напротив, оппозиции существующему правитель-
ству, но такое определение степени легитимности будет, по большей
мере, ситуационным или локальным. Отсутствие принуждения при осу-
ществлении государственной политики и ее программ также указывает
на степень легитимности власти. При этом следует учитывать, что ле-
гитимность не тождественна популярности, хотя эти два понятия могут
основываться на харизматическом проявлении авторитета власти.
Легитимность в большей степени зависит от эффективности власти,
поскольку эффективность власти – это ее результативность, степень
выполнения ею тех функций и ожиданий, которые возлагают на нее
большинство населения и, прежде всего, наиболее влиятельные эконо-
мические и политические силы (слои) – элита.
В современных условиях легитимность на основе эффективности –
решающий фактор доверия к власти и ее поддержки гражданами. Лю-
бая разновидность легитимности (рационально-правовая, харизма-
тическая и др.) связана с надеждами населения на эффективность влас-
ти. Многие авторитарные режимы, носившие нелегитимный характер,
например, в Чили, Бразилии, Южной Корее и других странах, благода-
ря успешной экономической политике, эффективному наведению об-
щественного порядка и повышению благосостояния населения в значи-
тельной степени приобрели легитимность своей власти.
В настоящее время в мировом сообществе большое количество госу-
дарств переживает кризис легитимности власти. На протяжении мно-
гих десятилетий наиболее остро он проявляется в форме политической
и экономической нестабильности, частых государственных переворо-
тов, особенно в странах “третьего мира”.
В последние годы проблема легитимности власти крайне актуальна
и для большинства посткоммунистических стран, в том числе государств
бывшего СССР и, в частности, самой России.
В этой связи следует отметить, что для поддержания легитимности
используются самые разнообразные приемы (меры): изменение законо-
дательства и государственного управления в соответствии с новыми
требованиями времени; создание такой системы власти, легитимность
которой основана на традициях населения и потому не только стабиль-
на, но и косвенно влияет на поведение граждан; легальные меры предо-
сторожности; использование личных харизматических черт руководи-
телей государства и правительства; отделение политических институ-
тов от вооруженных сил; успешное осуществление государственной
85
политики, экономических и социальных программ; поддержание закон-
ности и правопорядка и т. п.
Использование вышеперечисленных приемов было свойственно рань-
ше и в какой-то мере имеет место и сейчас в России. В течение после-
дних лет это было особенно заметно, правда, эффективность подобных
мероприятий далека от идеала, все чаще срабатывал принцип “хотели как
лучше, а получилось как всегда”.
Как показывает практика, в конечном счете процесс поддержания
легитимации власти, ее прочность и эффективность зависят от интел-
лектуального потенциала и энергии ее субъектов, от их способности
воспользоваться благоприятными факторами и умения нейтрализовать
неблагоприятные. Легитимность не стоит на месте. Только постоянное
воспроизводство легитимности делает власть прочной и надежной, од-
нако любая попытка оценить состояние легитимности власти оказыва-
ется достаточно субъективной, прежде всего, в силу приблизительнос-
ти и неточности полученных данных. Нередко за наличие легитимнос-
ти режима принимается сам акт отсутствия социального взрыва. Труд-
ности самого переходного периода принимаются массами как фаталь-
ность, проявление судьбы. Сюда же к признакам легитимности оши-
бочно относят мнение об отсутствии прямого государственного наси-
лия. На самом же деле это, скорее, псевдолегитимность, которая обес-
печивается либо апатией, либо привычкой к подчинению любой влас-
ти, которая на индивидуальном уровне может восприниматься как крайне
непопулярная. Однако такое состояние общества не имеет ничего об-
щего с демократизацией и потенциально открывает возможности для
любых путчей и переворотов.
Политическая наука располагает довольно большим перечнем при-
знаков нелегитимности режима, которые позволяют достаточно точно
определить состояние общественной лояльности.
Признаком провала деятельности правительства, как правило, вы-
ступает институциализированная коррумпированность, захватываю-
щая все более широкие сферы от правительственных чиновников и
полиции до судов и преподавательского состава в школах и универ-
ситетах.
Однако, как ни парадоксально это звучит, пишет Т. Алексеева,
разоблачение взяточничества и коррумпированности в высших эше-
лонах власти и всевозможные скандалы в кругу общественных по-
литиков не только не являются признаками нелегитимности, но, на-
86
оборот, косвенно поддерживают свободу слова и устойчивость ре-
жима в целом1. Впрочем, здесь, как и в других случаях, определяю-
щим выступает чувство меры и масштабы явления. Если дело дохо-
дит до импичмента президенту, то становится ясно, насколько серь-
езным испытанием для любой системы общества может оказаться
данное мероприятие. Например, импичмент американского образца
и импичмент российского образца не прошли в 1999 году, и причи-
ны здесь самые разные. Во-первых, они как по форме (в силу опре-
деленного политического строя государства), так и по содержанию
отличались друг от друга. Во-вторых, неудавшийся импичмент в
Америке – это результат деятельности масс, как показали социоло-
гические опросы, в то время как неудавшийся импичмент в России –
это результат непоследовательности тех, кто предлагал импичмент и
добивался обсуждения самой идеи в Думе.
Таким образом, провал импичмента в Америке показал стойкость
существующего режима и еще раз обратил внимание сенаторов и вся-
кого рода чиновников на соблюдение законности и правопорядка в стра-
не, у нас же это оказалось по форме и содержанию спектаклем с не-
предсказуемым концом. А что касается моральных требований, то дан-
ный случай подтвердил правоту Н. Макиавелли, который отмечал, что
государь имеет право быть лживым, хитрым, поскольку живет по зако-
нам политики, а не морали.
Тем не менее, нельзя исключать опасность импичмента для обще-
ства, переживающего переходный период, поскольку сама процеду-
ра импичмента может усилить недоверие народа к существующей
власти.
Принципиальное различие имеется между легитимностью и довери-
ем, а именно, если концепция легитимности относится ко всей полити-
ческой системе и ее постоянной природе, то концепция доверия огра-
ничивается конкретными правителями, осуществляющими власть на
основе сменяемости. Конкретным примером в этой связи может быть
нынешняя Россия, когда векторное улучшение общей легитимности вла-
сти стало очевидным после смены президента, а вместе с тем и повы-
шение доверия к власти в целом.


1
Ni.: Aeaenaaaa O. Ee?iinou e iieeoeea a ia?aoiaiue ia?eia: i?iaea-
iu eaaeoeiiinoe aeanoe // Aii?inu oeeinioee. 1998. ? 7. N. 66.
87
Введение различия между легитимностью режима и доверием к кон-
кретным политическим институтам или власти предержащим соответ-
ствует плюралистическим демократиям. Никакая политическая власть,
даже самая демократическая и стабильная, не является совершенной.
Ни один институт, по существу, не остается вне критики со стороны
какого-то сегмента общества, ибо единство – это смехотворная претен-
зия прежде всего тоталитарных режимов.
Люди теряют веру в лидеров значительно чаще и легче, чем дове-
рие к системе. Иными словами, резкая критика “партии власти” вов-
се не означает угрозы легитимности самого режима. Помимо того,
что сама критика может быть “дымовой завесой”, как видимость ак-
тивности одной партии и ее преимущества над другой, наличие са-
мой критики “партии власти” может формировать у населения об-
щественное мнение о том, что уход критикуемой партии приведет к
авторитаризму. Это характерные признаки незрелой демократии.
Далеко не последнюю роль в процессе легитимности играет интел-
лигенция. Когда интеллектуальная элита в целом доверяет режиму, тог-
да можно предсказать ему оптимистическое будущее. И, соответствен-
но, наоборот: если интеллектуалы противостоят режиму, легитимность
последнего представляется крайне хрупкой. Очевидно, поэтому власть
особенно в реформируемом обществе должна уделять предельное вни-
мание настроениям в интеллектуальной и студенческой среде, демон-
стрировать им свою заботу и поддержку, искать формы сотрудничества
и взаимодействия, поскольку именно этот слой общества формирует
общественное мнение населения и он же может провоцировать кризис
власти. С этой точки зрения политика нынешнего руководства России
в отношении науки и образования представляется предельно близору-
кой, если не сказать самоубийственной для последующего развития
России. “Остаточный принцип” финансирования на фоне развития ком-
мерческой системы образования не может не сказаться на общем уров-
не подготовки специалистов, особенно, если речь идет о подготовке
врачей, юристов, учителей и т. д.
В отдельных случаях определенными факторами легитимности влас-
ти могут выступать и другие сегменты общества: армия, рабочий класс,
духовенство, однако это зависит от конкретно-исторической действи-
тельности и определенной ситуации в стране.
Иными словами, ограничения легитимности и потеря доверия мо-
гут объясняться как дурной политикой, так и трудностями управле-
88
ния в плохо регулируемом обществе, что, по мнению Т. Алексеевой,
характеризует нынешнее состояние России1.
Сегодня можно в процессе обсуждения данной проблемы не со-
глашаться с рядом позиций, высказанных Т. Алексеевой и другими,
но очевидным является то, что “доверие” как категория в политике
и политологии относится к числу тех социально-психологических ха-
рактеристик общественных отношений, которым при всей их “нео-
сязаемости” принадлежит важнейшая роль в жизни общества, от-
дельных его слоев, семьи, личности. Действительно, если отноше-
ния строятся на доверии, они могут выдержать груз тяжелейших ис-
пытаний. В свое время в СССР возник и возрастал дефицит доверия
к власти. Но подлинный кризис доверия в отношении населения к вла-
сти стал отличительной чертой общественных настроений в России
в период 90-х годов. В это время со всей очевидностью определи-
лись симптомы делегитимности существующей власти, причем в пос-
ледующие годы, вплоть до настоящего времени, эти симптомы про-
явились в деградации управления, в негативном отношении народа
к курсу реформ, проводимых существующей властью и, наконец, в па-
дении доверия к органам власти, отмечает член-корреспондент РАН
М. Руткевич2.
Доверие населения к государственной власти определяется двумя
основными моментами: целями, которые она ставит, и тем, насколько
соответствуют эти цели интересам населения, входящих в его состав
социальных групп и слоев, а также эффективностью управления, то
есть тем, насколько успешно эти цели достигаются.
Стратегические цели, которые поставили перед собой и обществом
круги, пришедшие к власти в Российской Федерации осенью 1991 года,
достаточно хорошо известны: изменить коренным образом сложивший-
ся социально-экономический строй, заменив планово-распределитель-
ную систему, в которой основная роль принадлежит государству, как
собственнику основных средств производства, на рыночную экономи-
ку с минимальным участием государства, перераспределением собствен-
ности в пользу частных владельцев и перекладыванием социальных зат-
рат на плечи населения.

1
Ni.: Aeaenaaaa O. Oeac. ni?. N. 62.
2
Ni.: ?ooeaae? I. Aeanou: e?ecen aiaa?ey // Aeanou. 1998. ? 4. N. 63.

89
В качестве промежуточных целей для осуществления главной задачи
выступали: либерализация цен, приведшая к гиперинфляции, конфис-
кации сбережений населения и оборотных средств предприятий, вау-
черная приватизация и передача в управление финансовым группам за
бесценок важнейших предприятий и отраслей, благосклонное отноше-
ние к финансовым “пирамидам” различных дельцов и построение по-
добной же “пирамиды” в сфере государственных финансов. Последняя
росла особенно быстрыми темпами с 1996 года и привела, во-первых, к
росту долга по невыплаченной зарплате до трехмесячного ее объема,
во-вторых, к наращиванию выпуска краткосрочных государственных
бумаг (ГКО-ОФЗ) под столь высокие проценты (до 100 и более годо-
вых), что к лету 1998 года только обслуживание долга съедало более
трети доходов бюджета1.
Таким образом, страна была уже тогда подведена к финансовому
краху, а объявленная в “пожарном порядке” правительством Кириенко
17 августа трехмесячная отсрочка с выплатой долговых обязательств и
девальвацией рубля была неизбежной, хотя могла быть проведена чуть
раньше или чуть позднее, в несколько иной форме и предварительно
согласована с западными кредиторами.
В результате “долговая экономика” закономерно завершилась обва-
лом, и последующее правительство во главе с Е. И. Примаковым вы-
нуждено было предпринимать ряд мер для нормализации существую-
щего положения в стране. Задача по стабилизации оказалась предельно
тяжелой, поскольку обвал привел к дополнительному падению произ-
водства, росту инфляции, к дальнейшему ухудшению условий жизни
большинства населения.
Таким образом, по мнению М. Руткевича, деградация управления
была заложена в самом начале движения страны по пути, проложенно-
му по рецептам либерал-радикалов, но самое печальное состоит в том,
что деградация начала набирать темп, что в свою очередь порождало
недоверие к власти.
Во-первых, поставленные цели, которые были озвучены в докумен-
тах, выполнялись с точностью “до наоборот”, когда речь шла об эф-
фективности управления. Растущее бессилие всей пирамиды уп-
равленческого аппарата государства, начиная с гаранта Конституции и

1
Ni.: ?ooeaae? I. Oeac. ni?. N. 64.

90
кончая чиновниками регионального и местного подчинения, обуслав-
ливало рост недоверия к нему, а происшедший в августе 1998 года “де-
фолт” и его последствия дали мощный дополнительный импульс росту
массового недоверия.
Во-вторых, причиной роста недоверия в это время, а стало быть, и
причиной делигитимности власти, стало расхождение целей, офици-
ально провозглашаемых в интересах народа, страны в целом, и целей
подлинных, которые отвечали интересам возникшей под опекой госу-
дарства и постоянно подпитываемой государственными средствами но-
вой буржуазии и сросшегося с ней высшего слоя бюрократии.
Сложившаяся ситуация в стране, когда власть предпринимает ряд
мер только для того, чтобы сделать “богатых – богатыми, а бедных –
бедными”, вполне естественно порождает у населения недоверие, ко-
торое перерастает в чувство протеста. Но в это же время у определен-
ной части населения (так называемых “новых русских”) возникает не
просто доверие, а одобрение деятельности власти. В этой связи вопрос
о доверии или недоверии властям может рассматриваться только через
призму социального расслоения и тенденций изменения социальной
структуры общества.
Другим показателем доверия народа к власти является отношение
людей к проводимым реформам в стране. Как показывают данные со-
циологических исследований, полученных аналитическим центром Ин-
ститута социально-политических исследований РАН, прошедший “зна-
менитый” 1998 год оказался поделен на две части – до и после 17 авгу-
ста, о чем свидетельствует динамика отношения населения к проводи-
мому курсу реформ (в % от числа опрошенных) (табл.1).
Таблица 1
Вариант ответа Январь 1996 Январь 1997 Август 1997 Декабрь 1998
В основном положительно 19 15 17 9
В основном отрицательно 52 47 48 67
Безразлично 12 10 14 7
Затрудняюсь ответить 17 28 21 17

Далеко не радужная картина представлена в исследованиях при оп-
росе интеллигенции. Именно та самая непроизводственная интеллиген-
ция, сыгравшая столь значительную роль в демократическом движении
при Горбачеве и при переходе к курсу реформ в начале 90-х годов, в
91
основной своей части (врачи, учителя, работники науки) в деятельнос-
ти “реформаторов” решительно разочаровались. Причинами такого ра-
зочарования стали невыплаты зарплаты, разрушение системы образо-
вания, науки, здравоохранения. Трагической повседневностью стали
акции протеста учителей, врачей, ученых, работников культуры и дру-
гих отрядов гуманитарной интеллигенции. Позитивно оценивающих ре-
формы среди интеллигенции оказалось всего 7 % от общего числа опро-
шенных, скорее всего, эта цифра определяет число людей из интеллиген-
ции, которым удалось как-то приспособиться к рыночной стихии.
Третьим показателем нелегитимности власти можно назвать па-
дение доверия к органам власти, что стало очевидным и является
прямым свидетельством отношения народа к стратегическому курсу,
проводимому властными органами РФ на протяжении всего периода
реформ, включая переломный момент, наступивший осенью 1998 года.
Более детальная картина отношения населения к политической сис-
теме общества (в % от числа опрошенных) представлена в табл. 2
исследовательского центра Института социально-политических ис-
следований РАН.
Таблица 2
Январь Август Декабрь
Утверждение
1997 1997 1998
Меня полностью устраивает политическая
3 4 2
система нашего общества
Много недостатков, но их можно устра-
35 40 32
нить реформами
Политическую систему необходимо
43 38 49
изменить радикальным образом
Затрудняюсь ответить 19 18 17

Если предположить, что небольшое число людей (респондентов) зат-
руднялось ответить только лишь по причине нежелания думать либо
боясь ошибиться, то остальные показатели с полной очевидностью
подтверждают желание населения не просто игнорировать власть, а,
прежде всего, видеть власть обновленной, реформированной, но ради-
кальным образом.
Не менее важным показателем легитимности власти является уро-
вень доверия населения к основным институтам общества (в % от чис-
ла опрошенных) (табл. 3).
92
Таблица 3
Институт Январь 1997 Август 1997 Декабрь1998
Президент РФ 17 14 6
Правительство РФ 14 12 11
Совет Федерации 10 9 8
Государственная Дума 14 13 13
Руководители регионов 28 15 23
Органы правопорядка 10 13 11
Профсоюзы 11 13 17
Церковь 33 27 33
СМИ 20 16 18

В данном случае обращает на себя внимание более высокое доверие
к церкви, чем ко всем иным общественным институтам, и относитель-
но высокий, по сравнению с органами государственной власти, рей-
тинг СМИ. Влияние происшедшего осенью 1998 года обвала в наиболь-
шей степени сказалось на популярности президента, но на этом фоне
впечатляет возрастание доверия к региональным властям.
В ходе исследования было отмечено, что люди у нас не очень дове-
ряют властям и общественным организациям или группам, о чем сви-
дельствуют данные табл. 4 (в % от числа опрошенных).
Таблица 4
В основном
Полностью Совсем Затрудняюсь
Институт
доверяю не доверяю ответить
да н ет
Совет Федерации 1,6 9,5 15,9 33,8 16,6
Государственная Дума 1,8 6,7 19,7 43,9 6,0
Президент РФ 1,4 3,5 14,9 66,2 3,5
Местные власти 2,8 10,5 16,0 36,8 5,3
Профсоюзы 2,5 8,8 14,1 38,3 17,6
Церковь 18,7 20,6 7,6 18,5 14,9
Милиция 4,2 9,9 17,2 36,5 4,7

Поскольку ошибка при опросах всероссийского масштаба оценива-
ется в пределах 3 %, а постановка вопросов разных исследовательских
центров (Института социально-политических исследований (табл. 3) и
Института социологии (табл. 4)) несколько различалась, можно сделать
93
вывод, что в максимальной степени недоверие выражается президенту
Ельцину как лицу, ответственному за курс реформ на всем их протяже-
нии и обладающему наибольшими властными полномочиями.
Высказанные претензии народа возымели свое действие в самом пря-
мом смысле слова, да и сам президент Ельцин публично попросил про-
щения у народа, когда объявил о своей отставке1. Уход в отставку пре-
зидента не может, естественно, сразу изменить ситуацию в стране, и
поэтому данные социологических исследований показали, что в ушед-
шем 1999 году материальное положение 60,2 % россиян, по сравне-
нию с прошлым годом, по их самооценке ухудшилось. Лишь 7,3 %
российских граждан полагают, что по сравнению с тем, что было год
назад, благосостояние их семей возросло, 31,5 % граждан констатиру-
ют, что оно не изменилось.
Об этом свидетельствуют данные, предоставленные Интерфаксу не-
зависимым исследовательским центром “Российское общественное мне-
ние и рынок” (РОМИР). Они были получены в ходе опроса, проведен-
ного в конце ноября по общероссийской репрезентативной выборке при
участии 2000 россиян в 41 субъекте Федерации.
Опрос также показал, что через год улучшения материального поло-
жения своей семьи ожидают 12,1 % жителей России, ухудшение пред-
полагают 30,8 % респондентов, 36,4 % опрошенных считают, что бла-
госостояние их семей не изменится. Затруднились с ответом 20,8 %
респондентов.
Что касается экономического положения России в целом, то 17,49 %
респондентов считают, что в ближайшие 12 месяцев оно улучшится,
29,39 % опасаются ухудшения ситуации в российской экономике, 38 %
опрошенных высказали мнение, что в ближайший год она не претерпит
серьезных изменений. Затруднились с ответом 15,2 % опрошенных.
Интересными оказались прогнозы на будущее. Говоря о более дли-
тельной, пятилетней, перспективе, 34,7 % россиян выразили мнение,
что в этот период в России произойдет последовательный экономи-
ческий рост, 34,0 % респондентов предполагают, что Россию, наобо-
рот, ожидают периоды массовой безработицы и глубоких экономичес-
ких спадов. Затруднились с ответом 31,4 % опрошенных2.


1
Ni.: Eiiniiieuneay i?aaaa. 2000. 5 yia.
2
Ni.: Naieo-Iaoa?ao?aneea aaaiiinoe. 1999. 31 aae.
94
Такова вкратце картина развития столь важного сектора обществен-
ных настроений, каким является доверие населения к государственной
власти.
В научной и массовой печати обсуждаются различные сценарии
дальнейшего развития социально-экономической и социально-полити-
ческой ситуации, однако наиболее общими являются предложенные две
разнонаправленные тенденции развития такой области социальных на-
строений, как доверие населения к власти. Первая тенденция – продол-
жение ухудшения условий жизни большинства населения, увеличение
показателей недоверия власти, в том числе и по отношению к нынеш-
нему правительству. Вторая тенденция обусловлена надеждами на то,
что декларированное и по ряду позиций начатое изменение курса в
сторону усиления роли государства, социальной ориентации полити-
ки, поддержки отечественного производства, контроля над СМИ и т. д.
принесет в ближайшее время свои плоды.
Рассмотрение категории “доверие” в рамках политической науки как
фундамента легитимности власти еще раз подтверждает, что симптомы
делегитимности власти представляют один из острых моментов перехо-
да общества к качественно новому его состоянию, но это, как говорит-
ся, вопрос будущего, а пока же респонденты на вопрос: кто управляет
экономикой России – безапелляционно отвечают: олигархи – 31,71 %,
“воры в законе”– 0,04 %, бюрократы – 14,80 %, спецслужбы России –
9,74 %, другие люди – 9,39 %, спецслужбы иностранных государств –
5,61 %, зарубежные финансисты – 5,42 %, главы регионов – 3,31 %1.
Другие социологические данные показывают, что люди нашей стра-
ны в моменты кризисных ситуаций высказывают некоторую обеспоко-
енность по поводу отсутствия “твердой руки” в форме власти. По мне-
нию респондентов, которые участвовали в социологическом исследова-
нии истинную легитимность власти в стране, могли бы обеспечить: огра-
ничения конституционных свобод – 17,8 %, преследования инакомысля-
щих – 11,9 %, неподконтрольность спецслужб обществу – 8,9 %, верховен-
ство государства над личностью – 20,7 %, порядок и законность – 34,1 %,
прочие ответы – 6,6 %2.


1
Ni.: Aaiiua nioeieiae?aneeo enneaaiaaiee AII // ?aeiaae e iiee-
oeea. NIa., 2000. ? 1. N. 10.
2
Ni.: Oai ?a.
95
Подобные предложения, в силу своей субъективности, могут быть
приняты в большей степени как “желаемое” в определенной ситуации,
но безусловно это еще одно подтверждение того, что потенциал недо-
вольства имеет тенденцию к усилению и часто доходит до критической
точки.
Тест к теме 10
1. Легитимность власти определяется:
а) авторитетом лидера,
б) режимом, отвечающим народному согласию,
в) уровнем политической культуры населения,
г) законностью и правомерностью власти.
2. Уровни легитимности:
а) идеологический,
б) культурологический,
в) структурный,
г) персоналистский,
д) харизматический,
е) партийный.
3. Категории делегитимности :
а) критика властных структур,
б) коррумпированность высших эшелонов власти,
в) противоправность в поведении чиновников,
г) обнищание народа.




96
Тема 11
ВЛАСТЬ И ПРЕССА:
СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
КАК “ЧЕТВЕРТАЯ” ВЕТВЬ ВЛАСТИ


Свобода массовой информации, закрепленная в ст. 29 Конституции
России, как и в любом другом демократически организованном госу-
дарстве с реально функционирующим гражданским обществом, долж-
на включать в себя в качестве необходимого компонента механизм ее
действенности. Только наличие этого качества способно наполнить ре-
альным смыслом властную составляющую понятия СМИ. Правда, власть,
понимаемая в данном контексте, не предполагает наличие “своего” вице-
премьера в правительстве или сильного журналистского лобби в парла-
менте. Речь идет только об одном – о правдивости и доступности ин-
формации, а также о ее своевременности. Когда население знает о дея-
тельности руководящих органов, понимает цели и методы, оно четко
определяет свои позиции, адекватно реагирует, активно откликается
на их призывы. И наоборот – недостаточная информированность порожда-
ет неуверенность, подозрительность, пассивность, противодействие и даже
панику. Особенно это проявляется во время выборных кампаний, референ-
думов, принятия реформ, связанных с повышением цен, и т. д.
В смягчении последствий негативных явлений, в нормализации со-
циально-политической обстановки могут и должны играть важнейшую
роль СМИ, способные, получая достоверную информацию, доносить ее
до людей.
Средства массовой информации являются неотъемлемой составной
частью любой современной общественно-политической системы. Роль
и степень влияния СМИ в большой мере определяется их местоположе-
нием в системе общество – власть – СМИ.
Самостоятельное и в значительной степени независимое положение
средств массовой информации в сегодняшней России, когда зарожда-
ется и крепнет демократия, позволяет им играть определяющую роль
в формировании общественного сознания, в активном диалоге между
властью и обществом, что делает СМИ полноправным участником со-
циального, экономического и политического процессов.
97
Действия СМИ в качестве независимого арбитра во взаимоотно-
шениях не только элементов нарождающегося гражданского обще-
ства и власти, но и между собственно ветвями власти позволяют гово-
рить о СМИ как о самостоятельной “четвертой” ветви власти.
На самом деле, если говорить о том демократическом обществе, ко-
торое предполагается построить в России, то необходимо, пишет Л. Бе-
лов, прежде всего выделить ряд определяющих функций СМИ:
информационная, плюралистическая по форме подачи, осуществля-
емая в условиях, не подконтрольных со стороны официальных власт-
ных структур;
просветительная, обеспечивающая постоянный и эффективный диа-
лог общества и власти;
общественно-арбитражная, когда возникают конфликты между вет-
вями власти;
агитационно-пропагандистская, сводящаяся в основном к пропаган-
де общенациональной идеи и создающая благоприятный нравственно-
политический фон в обществе1.
Все перечисленные функции СМИ можно обобщить двумя – социа-
лизирующей и мировоззренческой, которые по своему содержательному
направлению и предполагают контроль, агитацию и пропаганду и т. д.
К сожалению, в обществе с переходными общественно-полити-
ческими условиями (нестабильными властными структурами, неразви-
тыми институтами гражданского общества), с хроническим падением
производства и уровня жизни значительной части населения говорить
о полной реализации этих основных функций преждевременно, а вер-
нее, нужно понимать или принимать их как желаемое.
Очевидно, что СМИ, ведя не всегда лицеприятный диалог между
властью и обществом, призваны пропагандировать курс проводимых
реформ, успех которых в значительной степени будет гарантом их дей-
ствительной независимости в дальнейшем.
Нынешнее двойственное положение прессы заставляет СМИ искать
компромиссное положение в системе общество – власть – СМИ. В свою
очередь, власть, осуществляющая политические и экономические рефор-
мы, в поисках дополнительного кредита доверия общества не может не


1
Ni.: Aaeia E. Aeanou e i?anna // Aeanou. 1996. ? 6. N. 44.
98
пропагандировать цели и задачи заявленного и проводимого курса, разъяс-
няя последовательность первоочередных и последующих шагов, объясняя
причины неисполнения планов и программ. И в этих далеко не простых
условиях для власти крайне необходимо сохранять в своих руках государ-
ственные СМИ и искать новые, нетрадиционные формы взаимодействия.
Отсутствие реального плюрализма мнений в обществе и подмена его
жестким инвариантным понятием “за” и “против” реформ, а также край-
не высокая степень зависимости изданий от бизнес-структур не позво-
ляют в нынешних условиях четко классифицировать СМИ по полити-
ческим предпочтениям. Однако даже в таких условиях появляются из-
дания, выражающие интересы определенной группы людей (“Лимон-
ка”, “Могучая Русь” и др.).
Более того, в ходе политических процессов многие электронные и
печатные СМИ существенно видоизменяют заявленную ранее полити-
ческую позицию, совершая зачастую неоправданные переходы от пра-
воцентристских к леворадикальным выступлениям. Несмотря на это,
именно СМИ остаются основным источником связи власти и народа.
Нет необходимости доказывать, что “четвертая” власть будет рабо-
тать успешнее, если СМИ будут более самостоятельными и независи-
мыми от “денежных мешков”, а журналисты – иметь гарантию безопас-
ности. Последнее сегодня крайне актуально, если вспомнить тех жур-
налистов, которые не только погибли на поле чеченской войны, но и
оказались жертвами олигархических разборок. Наверное, поэтому от-
ношения власти и СМИ, общества и СМИ несут больше философскую
проблематику, чем предметно-выраженную. В этих взаимоотношениях
много различных аспектов, даже само определение “четвертая” власть было
более правдивым в период существования СССР, когда в руках партии
были все три ветви власти плюс так называемая “четвертая” – СМИ. По
мере становления гражданского общества, правового государства, рыноч-
ной экономики СМИ (особенно электронные) должны последовательно
трансформироваться из институтов партийного государства в государствен-
но-правовые институты. Одна из основных социальных функций этого
института – быть печатным и электронным “общественным оком”.
Это является не рекомендательным для СМИ, а достаточным и необ-
ходимым в сложном философском взаимоотношении власти и прессы.
В противном случае СМИ превратятся в институт, от которого ниче-
го не зависит, что мы и имеем сегодня с приобретением неограничен-
ной власти олигархов над отдельными газетами и каналами ТВ.
99
Специфика власти СМИ еще в том, что это власть социального зер-
кала, в котором отражается деятельность всех ветвей государственной
власти: законодательной, исполнительной и судебной. И если общество
будет видеть в этом зеркале какие-то безотрадные изображения, то оно
должно иметь в своих руках действенные механизмы регулировки та-
ких изображений.
История свидетельствует, что такие механизмы были, правда, край-
не ограничены в применении. Еще во времена А. И. Герцена, в те “ше-
стидесятые”, деятельность Вольной русской типографии в Лондоне обес-
печивала оппозиционной российской прессе статус реальной обществен-
ной власти. Одной статьи в “Колоколе” было достаточно для того, что-
бы карьера отдельных российских чиновников потерпела крах или на-
рушилась устойчивость губернаторского кресла. “Колокол”, как писали
из России А. И. Герцену, “заменяет нашему правительству совесть, ко-
торая ему не положена по штату, и общественное мнение, которым оно
пренебрегает”1.
Подобное издание было в России в первые годы перестройки под назва-
нием “Прожектор перестройки”, но со временем оно было упразднено.
В 1988 году авторы первого в советской юридической практике ини-
циативного авторского проекта Закона СССР “ О печати и других сред-
ствах массовой информации “ предусмотрели в нем социальную статью №
44 “Ответ на критику”. Ее нормы устанавливали, что граждане, объедине-
ния и организации вправе требовать от средств массовой информации рас-
пространения ответа на критику с изложением своей позиции. Средства
массовой информации обязаны распространить ответ на критику.
Авторы законопроекта предлагали, чтобы правовой режим ответа на
критику был бы адекватен правовому режиму опровержения распрост-
раненных СМИ сведений, не соответствующих действительности.
Однако ни принятый на основе этого инициативного проекта 12 июня
1990 года Закон СССР “О печати и других средствах массовой инфор-
мации”, ни Закон РФ “О средствах массовой информации”, принятый
27 декабря 1991 года, не восприняли этой идеи инициативного законо-
проекта. Вместо отдельного права ответа на критику в СМИ в этих
законах было закреплено требование (общее право ответа), как-то: ком-


1
Oeo. ii: Iiiaoia A. E?eoeea aeanoe e aeanou i e?eoeea // Aeanou.
1998. ? 6. N. 27.
100
ментарии, реплики гражданина или организации на публикацию в СМИ
сведений, ущемляющих их права и законные интересы либо не соот-
ветствующих действительности.
Такая модель отвечает западным стандартам, но у нас есть свои осо-
бенности, которые не учли “наверху”.
Ряд организационно-правовых мер по восприятию властью критики
в свой адрес со стороны СМИ предусматривал Указ Президента РФ “ О
мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы”
от 6 июля 1996 года. В частности, п. 3 Указа обязывал руководителей
федеральных органов исполнительной власти и глав исполнительной
власти субъектов Федерации не позднее трех дней рассматривать кри-
тические материалы, опубликованные в СМИ, и в течение двух недель
с момента их опубликования сообщать о принятых мерах. К сожале-
нию, практика исполнения такого рода требований чрезвычайно скуд-
на. Желая разобраться в причинах этого, Судебная палата по инфор-
мационным спорам при президенте РФ в начале 1997 года выступи-
ла с инициативой проведения общественных слушаний по проблеме
надлежащего реагирования власти на критические выступления в СМИ.
Эта инициатива была поддержана Главным контрольным управлением
президента РФ и Союзом журналистов России.
Слушания “СМИ: критика власти и власть критики” состоялись 12
февраля 1997 года. Их участники были едины во мнении, что необходи-
мо предпринять организационные и правовые меры для того, чтобы
наладить конструктивные взаимоотношения руководителей органов
власти и прессы, выступающих с критическими материалами.
Позднее был принят ряд рекомендаций, конкретизирующих эти меры
и направления последующей деятельности. К сожалению, все они оста-
лись “на бумаге”. Взаимоотношения во многом сохранились по суще-
ствующему давно принципу: журналист пописывает, властный чита-
тель почитывает..., а караван, как говорится, идет.
Причин тому довольно много и главная из них – системный кризис,
переживаемый всем обществом и государством. Такое объяснение, на
наш взгляд, напоминает время, когда было очень удобно отнести неуро-
жаи в нашей стране за счет плохой погоды – спросить не с кого. Нельзя
отрицать важность кризисной системы, но не скрывается ли за этим
определением другая причина непонимания между властью и прес-
сой, – кризис самой системы власти? В последнее время правомер-
ность таких выводов все очевиднее.
101
В советское время, когда СМИ отражали только генеральную и на-
правляющую линию партии, журналистам приходилось находиться “меж-
ду молотом и наковальней”. С одной стороны, журналист обязан был
творчески отразить свое мнение в публикации, но с другой – учесть
мнение (часто далеко не творческое) чиновника, партийца.
Сегодня, наверное, никто не возьмется предсказать то время, когда
СМИ станут поистине “четвертой” властью без кавычек, но то, что от-
делить СМИ от власти невозможно – это факт.
Если следовать веберовскому определению отношений народа к вла-
сти, то отношения народа и прессы будут аналогичными. М. Вебер ут-
верждает, что народ относится к власти в силу наличия трех мотивов:
рациональных соображений, тупой привычки и состояния аффекта.
Власть относится к народу, располагая арсеналом: убеждение, страх и
интерес – как основания властвования, а язык, СМИ и принуждение –
как резервы властвования. Сюда же можно добавить власть авторитета,
харизму, волю и т. п.
Отношение людей к прессе также построено на рациональном под-
ходе, тупой привычке, бесплатном приобретении. При этом средства
массовой информации используют те же властные методы: убеждение
через язык СМИ, авторитет издания и его популярность, диверсифика-
цию спроса.
Воздействуя на народ как на объект власти, сама власть и СМИ вы-
думывают изощренные формы пропаганды и агитации. Но если у влас-
ти все же арсенал агитационных методов ограничен, то СМИ в этом
плане неисчерпаемы.
И тем не менее, у нормального человека не укладывается в голове, что
кому-то в государстве может понадобиться превращать народ своей страны
в безликую толпу с ущербной психикой. Однако профессор М. Чукас, глав-
ный идеолог кампании CBS, утверждает, что основной задачей печати,
радио и телевидения является “создание... человека, совершенно ли-
шенного способности разобраться в положении вещей, критически мыс-
лить, человека, низведенного до самого низкого эмоционального состо-
яния, когда он может действовать под влиянием только внешних, а по-
тому искусственных возбудителей и направляющих сил”1.


1
Oeo. ii: Eaieeineee ?. E. Ianeeea ia OA e ianeeea a ?ecie //
?aeiaae e iieeoeea. 2000. ? 1. N. 48.

102
Очевидно, что ТВ и другие СМИ в данном случае являются соци-
альным механизмом проведения в жизнь сознательно спланированной
стратегии низведения общества до интеллектуального уровня челове-
ко-подобных животных или биороботов. Вполне понятна цель – приве-
дение человечества в состояние, удобное для управления этими самы-
ми “внешними силами”.
Возникает одна из проблем отношений власти и прессы, а именно
культура. “Культура”, опирающаяся на ликвидацию собственных духов-
ных ценностей, лишается возможности творческого роста. Цивилиза-
ция биороботов может просуществовать некоторое время за счет захва-
та извне природных ресурсов, военного подчинения народов, переме-
щения к себе талантливых людей, но она обречена на гибель. Дело в
том, что бездуховная культура беззащитна перед внутренним процес-
сом самоуничтожения, так как социальный механизм устойчивости об-
щества, который опирается на духовность – приоритет интересов об-
щества над интересами личности, – разрушен.
Поэтому не случайно, что один из самых выдающихся политических
деятелей в истории России, да и Запада, императрица Екатерина II в
своем главном педагогическом сочинении четко определяла место про-
паганды ненасилия в формировании мировоззрения человека: “Отда-
лять от глаз и ушей... все худые и порочные примеры. Чтоб никто при
детях не говорил грубых слов, непристойных и бранных слов и не сер-
дился. Отдалять от воспитанников всякие разговоры, рассказы и слухи,
умаляющие любовь к добру и добродетели или умножающие пороки...
Пороки вообще уменьшают смелость и храбрость, добродетели же ум-
ножают твердость духа и укрепляют рассудок, истинную его смелость и
храбрость. Истинная смелость состоит в том, чтоб прибывать в том, что
долг человеку предписывает”1.
В советские времена, так критикуемые сегодня, были комитеты и
организации или худсоветы, которые четко выполняли свою функцию
“не пущать” то, что не соответствует идеологии времени. Конечно, за-
коны у таких организаций были порой неписанные, но это был един-
ственный нравственный фильтр, который был так необходим. Альтер-
нативы этому сегодня, к сожалению, нет, и это невозможно объяснить
ни одним экономическим кризисом. Причина как раз в кризисе власти,

1
Oeo. ii: Eaieeineee ?. E. Oeac. ni?. N. 50.

103
а именно в той части проблем взаимоотношений прессы и власти, где
нравственность должна быть незыблемой, а культивирование высокой
духовности – обязанностью.
Демократическое обновление общества в рамках перестроечной глас-
ности позволило сегодня самому слушателю и пользователю монитора,
независимо от его возраста, выбирать необходимую или недостающую
информацию. Критериев нет, канонов и идеалов тоже нет, – полный
“плюрализм мнений”.
На этой волне просветительства наши СМИ проявляют неслыхан-
ные “чудеса” в информационном мире. По мнению психологов и био-
логов, современные СМИ используют ряд методов телепсихотехноло-
гии, например:
физиологический аспект влияния позволяет приобщить или воспи-
тать пристрастие у человека, особенно подростка, к “ящику” в форме
ежедневной многочасовой “вахты” перед экраном. Как следствие, спе-
циалисты отмечают неврозы, бессонницу, ослабление трудоспособнос-
ти и др.;
информационный аспект способствует кодированию человека в ре-
зультате зависимости от телесериалов и разного рода “мыльных опер”
и потока информации. В последнее время это приобретает форму диаг-
ноза и носит патологический характер1.
Телекодирование понимается как навязывание своей воли друго-
му человеку, сидящему перед телевизором. Это можно сделать тех-
ническими средствами (25-й кадр), но такой метод запрещен в ряде
стран, в том числе в России, как попирающий права человека. Вместо
этого можно использовать, что и делается на ТВ, метод алогичной ин-
формации. Он позволяет с помощью тонко обдуманной лжи сделать
так, что человек, сам того не замечая, займет позицию, отрицающую
его собственные нравственные устои. Это приведет к раздвоению лич-
ности, разбалансированию организма, который всегда уязвим для пси-
хических и физических болезней2.
Современное телевидение преследует одну из главных целей – ком-
мерческую, а потому не будет предела творческому подходу в манипу-
ляции сознанием человека, когда речь идет о бизнесе.


1
Ni.: Eaieeineee ?. E. Oeac. ni?. N. 48.
2
Oai ?a. N. 51.

104
В последнее время заправилы СМИ создают, обрабатывают инфор-
мацию, ловко оперируют ею и полностью контролируют (когда необхо-
димо) распространение информации, которая определяет наши пред-
ставления, установки, а в конечном счете и наше поведение, намерен-
но фабрикуя сообщения, искажающие реальную социальную действи-
тельность. СМИ превращаются в манипуляторов сознания по заранее
спланированному и выверенному пути.
Согласно определению П. Фрейре, манипуляция разумом человека
есть средство его порабощения. Это один из способов, с помощью кото-
рого правящая элита пытается подчинить массы своим целям1.
Следует отметить, что манипуляция – не первое в ряду средств, ис-
пользуемых властью для социального контроля. Пока народ безмолв-
ствует, нет необходимости манипулировать его сознанием, есть только
тотальное его подавление, – это может быть рабство, диктат, тирания.
С пробуждением народа перед властью всегда встает проблема воздей-
ствия на людей, и тут кстати приходятся СМИ в любых проявлениях,
особенно в период зарождающейся демократии.
Для более полного понимания самого процесса манипулирования
обратимся к тем мифам и методам, которые используют СМИ в запад-
ных странах. Это необходимо в силу того, что наши СМИ в последнее
время очень много почерпнули из опыта работы западных коллег, что,
естественно, не возбраняется.
Итак, известный английский исследователь Г. Шиллер называет пять
мифов, составляющих основное содержание манипуляции сознанием.
Миф об индивидуализме и личном выборе. Он позволяет с помощью
концепции философии индивидуализма воздействовать на человека как
на свободную личность, для которой гарантирован индивидуальный вы-
бор поступка и поведения. (“Индивидуализм – признание автономии и
абсолютных прав личности в обществе. Теоретики эксплуататорских
классов считают, что индивидуализм заложен в человеческой природе.
В действительности индивидуализм, как принцип противопоставления
личности коллективу, подчинения общественных интересов личным
сложился с возникновением частной собственности и разделением об-
щества на классы”2. )


1
Ni.: Oeeea? A. Iaieioeyoi?u niciaieai. I.: Iuneu, 1980. N. 19.
2
Oeeinioneee neiaa?u. I.: Iuneu, 1991. N. 157.

105
Есть достаточно оснований, пишет Г. Шиллер, чтобы утверждать, что
суверенные права личности не более чем миф, и общество и личность
неотделимы друг от друга. И все же основой свободы, как ее понимают на
Западе, является наличие гарантированного индивидуального выбора.
Отождествление личного выбора с человеческой свободой составля-
ет основу всей конструкции манипулизма.
Миф о неизменной природе человека. В данном мифе заложено про-
тиворечие, так как “поведение людей не может не зависеть от теорий,
которых они сами придерживаются. Наше представление о человеке
влияет на поведение людей, ибо этим определяется, что каждый из нас
ждет от другого... Представление способствует формированию действи-
тельности”1. Использование подобного мифа СМИ легко оправдывают
телевизионные программы, в которых на каждый час приходится пол-
дюжины убийств. К слову сказать, наши телевизионные программы ус-
воили этот опыт мгновенно. Миф доказывает, что неизменная челове-
ческая природа сама требует насилия, бойни, жестокости. Трансляция
такого, даже низкопробного, материала притягивает школьников, под-
ростков.
Миф об отсутствии социальных конфликтов. Манипуляторы, рисуя
картину жизни внутри страны, полностью отрицают наличие социальных
конфликтов. Они подают конфликт как дело исключительно индивидуаль-
ное и по его проявлению, и по его происхождению. Все внимание уделяет-
ся другим проблемам – в основном стремительному продвижению наверх
среднего сословия, к которому относит себя большинство населения.
Миф о плюрализме средств массовой информации. Эта иллюзия на-
меренно поддерживается заправилами СМИ, когда они обилие средств
массовой информации выдают за разнообразие содержания. При суще-
ствовании нескольких тысяч радио- и телестанций, включая и коммер-
ческие, все же существуют информационные монополии, ограничива-
ющие информационный выбор. Они предлагают лишь одну версию
действительности – свою собственную.
Миф о нейтралитете. Успех манипуляции гарантирован, когда че-
ловек верит, что все происходит естественно и неизбежно. Иначе гово-
ря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в кото-
рой ее присутствие не будет ощущаться. Важно, чтобы люди верили в


1
Oeeea? A. Oeac. ni?. N. 19.

106
нейтральность их основных социальных институтов. Они должны ве-
рить, что СМИ, правительство, система образования и науки находятся
за рамками конфликтующих социальных интересов.
Помимо названных мифов, в системе манипуляции используются ме-
тоды, формирующие определенные взгляды на события у разновозраст-
ных людей.
В качестве основных методов можно назвать:
дробление как форму коммуникации. Этот метод Фрейре называет “од-
ним из характерных приемов культурного подавления, который, за ред-
ким исключением, не осознается преданными, но наивными професси-
оналами, сосредоточивающими внимание на локализированном подхо-
де к проблемам и потому не способными воспринимать их как измере-
ния одной общей проблемы в целом”2. Суть в том, что многочислен-
ные и не связанные друг с другом сообщения выстреливаются в эфир,
подобно автоматной очереди. Причем материал подается с такой на-
стойчивостью, что создается впечатление эксклюзивности и предель-
ной важности сказанного именно сейчас. Журналисты намеренно раз-
бивают статьи и помещают наиболее важную информацию в конце, тем
самым заставляя читателя просмотреть рекламные заставки на других
страницах. Призывы покупать атакуют человека со всех сторон. Рек-
лама на шоссе, в лифте, на доме, в автобусе и т. д. Реклама врывает-
ся в передачу, не считаясь с человеком, цель одна – разбивается взаимо-
связь освещаемых социальных явлений. В качестве примера сегодня
можно было бы назвать использование рекламных роликов нашим ТВ
(реклама о гигиене человека) в любой передаче;
немедленность передачи информации. Незамедлительность репорта-
жа с места событий – это один из главных принципов западной прессы.
Наверное, так оно и должно быть, но всегда ли скорость при передаче
информации можно считать достоинством? Ложное чувство срочности
создает впечатление необычной важности информации, которая не об-
ладает таковой на самом деле. Информация должна быть продана как ско-
ропортящийся товар, независимо от качества. Мозг превращается в сито,
которое должно сортировать информацию и воспринимать ее по степени
важности. Последнее просто невозможно – концентрация внимания на
чем-то одном тут же разрушает необходимую связь с прошлым.


2
Oeo. ii: Oeeea? A. Oeac. ni?. N. 42.
107
Таким образом, оба метода позволяют СМИ распылять и лишать смыс-
ла всякую информацию, но они не единственные при манипуляции со-
знанием людей. Есть более, на наш взгляд, изощренные приемы, кото-
рые используются преимущественно на радио:
– “шотландский душ”, который позволяет давать в эфир сначала прав-
ду, потом через некоторое время, сославшись как бы на более точные и
компетентные источники, – полное опровержение информации и, на-
конец, снова те факты, которые имеют место быть на самом деле. Цель
такого рода манипуляции – приучить человека или подготовить его к
самому худшему, что может случиться;
– “усеченный фактор” – с помощью этого приема радиостудии,
особенно “Голос Америки” времен “холодной войны”, позволяли да-
вать в эфир такую информацию, которая была такой же стопроцентной
ложью, как и стопроцентной правдой. Суть дела в том, что о событии
рассказывают как о случившемся, называя при этом имена и фамилии
действительных участников данного события, но без комментариев. На
самом деле – это сплошная ложь, потому что названные участники со-
бытия были действительно там и в то самое время, но смысл их пребы-
вания был совсем другим.
Пройдет время, и человек узнает истинную роль “героев дня”, а пока
он сам должен в силу своего менталитета понять, где правда, а где ложь,
и отделить “зерна от плевел”.
Почти такой же прием используют наши газеты в предвыборной кам-
пании и во время выборов, когда заголовок статьи так мастерски подо-
бран, что человек будет думать так, как ему велят. Например, уважае-
мая питерская газета “ЧП” поместила статью о посещении губернато-
ром А. Яковлевым следственного изолятора г. Санкт-Петербурга с це-
лью ознакомления с условиями содержания заключенных. Заголовок ста-
тьи гласил: “Яковлев в Крестах”, и текст сопровождался рядом фотогра-
фий – видами следственного изолятора.
Таким образом, с использованием новых форм и методов работы в
системе СМИ человечество постепенно входит или даже втягивается в
информационную войну. Как известно, в любой войне есть победите-
ли, побежденные и жертвы.
Тенденции развития современного общества указывают на то, что в
начале XXI века рабочая сила распределится следующим образом: по-
ловина будет находиться в сфере производства информации (ученые,
инженеры, руководители, учителя, артисты), четверть – в сфере произ-
108
водства материальной продукции, в том числе информационных услуг.
Таким образом, научно-технический прогресс привел человечество в
информационное общество, вступление в которое знаменует начало
информационной эры.
Система глобальной коммуникации позволяет сегодня связаться с
любым объектом и получить отовсюду ответ. Количественные накопле-
ния знаний человечества привели к качественным изменениям их ис-
пользования.
Информация принадлежит всем, но получить ее смогут люди, обла-
дающие высокими профессиональными знаниями, высоким культурно-
образовательным уровнем. Это можно только приветствовать, если не
обращать внимание на вторую половину ситуации. Речь идет об ин-
формационной войне. На фронтах этой войны власть, как ничто дру-
гое, может себя проявить с разных сторон, но в борьбе за информаци-
онное поле не должен пострадать человек. Сегодня – это проблема но-
мер один, впрочем, она всегда будет главной.
Современная информационная война – это новый виток “холодной
войны”, но отличие в том, что “холодная война” – это война за умы
людей и используется в этой войне идеологическое оружие. А инфор-
мационная война открывает помимо всего прочего информационное
пространство и провоцирует не только поделить это пространство, но
и контролировать и управлять процессами, в нем происходящими.
Финансовые средства все больше определяют действия тех, кто се-
годня является “рупором”, а тем самым определяют направление и со-
держание информационных потоков. Серьезным преимуществом инфор-
мационного оружия перед другими видами является его относительная
дешевизна. А по критерию “эффективность – стоимость” оно значи-
тельно выигрывает. Именно поэтому во всем мире, и в России в том
числе, идет борьба за СМИ. За СМИ воюют все, кто представляет “оли-
гархическую силу”, а потом воюют с разного рода СМИ, чтобы заста-
вить их отражать реальность в определенном ракурсе. У нас пример
тому – борьба между НТВ, ОРТ и другими каналами ТВ.
Еще одной особенностью информационной войны является то, что
она не разрушает города, не применяет ядерное оружие, – она изменяет
поведение людей без предварительного их запугивания. Серьезность
намерений в информационной войне определяется наличием финан-
сов. У кого основные капиталы – у того и более совершенное информа-
ционное оружие.
109
СМИ могут формировать информационные системы эмоциональ-
ным воздействием. Например, диктор телевидения монотонно сооб-
щает о поездках по стране кандидатов в депутаты или в президенты, не
искажая факты. Но при этом слова об одном из них он подкрепляет
мимикой, выражающей презрение или равнодушие, а слова о другом –
мимикой, выражающей восхищение. В результате у зрителя на подсоз-
нательном уровне начинает формироваться соответствующее отноше-
ние к кандидатам. Таким образом может происходить перепрограмми-
рование зрителей.
В заключение темы хотелось бы сделать следующие выводы:
нераздельность единой цепи “власть – пресса” настолько очевидна,
что остается только констатировать более сильную сторону власти и ее
авторитарное влияние на прессу и СМИ в целом;
власть, используя древнеримский девиз “Разделяй и властвуй”, пока
успешно подчиняет себе лишь отдельные СМИ;
общественное развитие в России все же располагает пусть неболь-
шими, не такими значительными, как хотелось бы, элементами демок-
ратического обновления общества.
Тест к теме 11
1. Докажите правомерность или опровергните утверждение о том,
что СМИ являются «четвертой» ветвью власти.
2. К функциям СМИ относятся:
а) информационная,
б) просветительская,
в) агитационная,
г) судебная,
д) эстетическая.
П р и м е ч а н и е . Докажите на примере российской действительно-
сти.
3. Мифы манипуляции сознанием:
а) миф о неизменной природе человека,
б) миф об отсутствии социальных конфликтов,

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>