СОДЕРЖАНИЕ



Н.А. МАТВЕЕВА
СОЦИАЛЬНАЯ ИНЕРЦИЯ: К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ
____________________________________________________________________
МАТВЕЕВА Наталья Александровна - кандидат философских наук, доцент Барнаульского государственного педагогического университета, докторант Алтайского государственного университета.
____________________________________________________________________

Исследование модернизации современного общества и его подсистем увлекает ученых в сторону, как правило, обоснования значимости инноваций. Социологи, однако, снова и снова сталкиваются с реальностью, которую предугадать было невозможно, трудно объяснить, несмотря на повторяемость форм общественной жизни и отдельных событий. Это предполагает выявление возможностей баланса социального порядка и хаоса, прогресса и инверсии общества, стабильного и изменчивого, традиционного и инновационного. Поиски способов измерения этих соотношений приводит к необходимости ввода в структуру социологического знания понятия "инерция".
В Социологическом энциклопедическом словаре мы встречаем это понятие в двух видах. Инерция в сфере культуры определяется как "тенденция к продолжению существования отдельных черт культуры или культурных комплексов уже после того, как они исчерпали свою функциональность" [1, С. 103]. В данном случае на обсуждаемое понятие накладывается печать негативной характеристики. Это подразумевает и определение "инерции социальной" как синонима "стагнации", "тенденции социальных систем к сохранению и воспроизводству сложившихся форм функционирования в изменяющейся ситуации" [1, С. 104]. Такой подход к инерционности современного общества не может удовлетворить по ряду причин.
Во-первых, инерцию недостаточно определять по функционированию социальной системы. Инерция - показатель целостности. Для того чтобы система имела способность к сохранению и воспроизводству, кроме однозначно прямолинейного выполнения определенных функций нужны способность и возможность носителей заданных функций их выполнять, прочные и определенные социальные связи. С этих позиций инерцию можно определить не как продолжение ненужного функционирования или сохранение отжившей структуры, а как показатель устойчивости социальной системы, способность к продолжению развития.
Во-вторых, понятия инерция и стагнация обладают разной смысловой нагрузкой при характеристике социальных процессов. Инерция несет в себе потенцию развития, предполагает устойчивость социальной системы, ее воспроизводство социальными субъектами. Новое, если оно претендует на сохранение и распространение в социуме, должно иметь исходную основу отношений, поведения, сознания. Таким образом, инерция - это условииие движения. Инерция не приводит общество к стагнации; больше способствуют этому непоследовательные инновации. Инерция по смыслу ближе к понятиям "воспроизводство", "традиция", чем к "стагнации".
В-третьих, подчеркну, у инерции есть свой носитель. Степень инерционности отдельных социальных общностей и инерционных характеристик способов их взаимодействия определяется (и исследуется) в каждом конкретном случае. Конечно, можно говорить о социальной инерции в целом, но всякий раз, обобщая, нужно иметь в виду, какое общество рассматривается в конкретно-исторических условиях, о какой сфере общества идет речь, какова его социальная основа, какова роль человека в общественном воспроизводстве.
Завершая первичную "словарную работу" над понятием инерции, отмечу следующее:
* Инерция, инерционность - объективная характеристика любой социальной системы. Этот ее характер указывает на функциональность системы, на условия ее целостности.
* Инерция, инерционность - характеристика движения социальной системы. Мы говорим об инерционных социальных процессах, когда исследуем воспроизводство традиционного и способность социальной системы противостоять инновационному, устойчиво развиваться.
* Инерция как исходный момент социальных изменений всегда связана с социокультурным контекстом общества. Культурное отставание вероятнее при снижении инерционности общества, потере культурных традиций, исчезновении форм их воспроизводства, формировании социальных субъектов, не способных и не желающих быть их носителями.
Для уточнения и углубления социологического смысла понятия "инерция", на мой взгляд, целесообразно обратиться к науке, в рамках которой это понятие используется в первоначальном смысле. Речь идет, прежде всего, о физике. Сразу оговорюсь, что не призываю к прямому переносу категории инерции из физики в социологию. Природа и социум - различные формы системности и со своими закономерностями развития. Но научная аналогия, обращение к первоначальному смыслу позволяют строже подойти к определению понятия и границам его применения.
В физическом энциклопедическом словаре находим: "инерция (от лат. Inertia - бездействие) (инертность). Когда внешние воздействия на тело (силы) отсутствуют или взаимно уравновешиваются, инерция проявляется в том, что тело сохраняет неизменным состояние своего движения или покоя по отношению к т.н. инерциальной системе отсчета. Если же на тело действует неуравновешенная система сил, то инерция сказывается в том, что изменение состояния покоя или движения тела, т.е. изменение скоростей его точек, происходит постепенно, а не мгновенно; при этом движение изменяется тем медленнее, чем больше инерция тела. Мерой инерции тела является его масса" [2, С. 221].
Интерпретируя физическое определение "инерции" в социальном аспекте, можно говорить об инерционности чего-либо, общества, социальной общности, человека, если знать социальные условия, среду, с которыми он взаимодействует и относительно которой меняется. Нужно признать, что условия социальной среды не только воздействуют на социального субъекта, но и взаимодействуют между собой, усиливая или гася детерминирующее воздействие. В этих условиях социальный субъект тем устойчивее, чем более способен учитывать воздействие социальной среды, ее изменение, не теряя сущности и направленности развития. Инерция предполагает активность социального субъекта по использованию своей социальной среды.
Также мы можем указать на постепенность изменения качества социального субъекта и на разную скорость развития различных социальных субъектов. Отдельные люди, социальные общности, подсистемы общества, типы общества имеют различную скорость инерции. Это значит, что они по-разному влияют на собственное движение и на способы взаимодействия с социальной средой. Социальный субъект меняется тем медленнее, чем больше его сила инерции. Она зависит от того, какой социальный потенциал накоплен социальным субъектом.
Таким образом, инерция есть механизм взаимодействия социального субъекта с социальной средой в определенной социальной системе, механизм самосохранения социального субъекта, обеспечивающий воспроизводство социальной среды и системы в целом. Ввиду того, что на любую социальную систему действуют, как правило, неуравновешенные силы, особое значение приобретает исследование условий самоорганизации социальной системы, взаимодействие различных по силе инерции социальных субъектов, условий и характера воспроизводства традиционного.
Принципиальное значение в физике для измерения силы инерции является масса тела [2, С. 392]. В социологии для измерения силы инерции напрямую пользоваться понятием масса невозможно. Но отмечу схожую закономерность. В природной системе ускорение тела под воздействием внешних сил тем меньше, чем больше его масса. По аналогии, в социальной системе ускорение социального субъекта тем меньше, чем больше его индивидуальные и социальные силы. Это не значит, что сильный социальный субъект медленнее развивается. Это означает, что сильный социальный субъект в большей степени способен противостоять силе давления социальной среды, игнорировать отдельные внешние воздействия, уравновешивать их силу и воспроизводиться на собственной традиционной основе, критически отбирая инновации для своего развития.
Рассмотрение мною научной аналогии позволяет к характеристике инерции как свойству социальной системы двигаться поступательно и равномерно добавить следующее:
* Инерция (инерционность) является одним из социологических понятий, описывающих существования и воспроизводства социальной реальности.
* Инерция (инерционность) социальной системы имеет своего носителя и подлежит измерению как механизм взаимодействия социального субъекта и социальной среды. При описании такого механизма в конкретных исторических условиях для конкретных социальных субъектов в конкретных подсистемах общества мы должны пользоваться понятием "инерция" как одной "из форм отражения мира на рациональной, логической ступени познания" [3, С. 9].
* Инерция (инерционность) является показателем качества социального субъекта. Зная, что в социологическом анализе важно "не просто высказывание о предмете, но и какое-то важное о нем решение..." [4, С.473], мы указываем на инерцию социальной среды как основу формирования социального субъекта и дифференциацию социальных субъектов по силе инерции как уровне развития их жизненных сил.
Можно утверждать, что понятие инерции характеризует предмет социологии - современные формы взаимодействия человека и общества - по существу, разворачивая картину производства социального субъекта и воспроизводства всех устойчивых форм общественной жизни.
Фундаментальность и универсальное значение этого понятия раскрывается в современной социологической литературе фрагментарно. Я не нашла ни одного определения "инерции" или "инерционности", хотя эти понятия используются на уровне научной интуиции и встречаются в самых разнообразных контекстах. Попробую их обобщить. Это важно сделать с целью определения понятия "инерция" и методологических принципов исследования инерции отдельных социальных систем. Выделю следующие контексты использования дефиниции "инерция".
Структурный контекст объединяет идеи об инерционности отдельных социальных процессов, социальных институтов, сфер общественной жизни.
Инерционность рассматривается как характеристика протекания социальных процессов. Т.И. Заславская пишет: "механизмы социальных процессов...отличаются высокой инерционностью, т.к. содержат прошлое и настоящее" [5, С. 8]. У Н.Ф. Наумовой при характеристике социальных процессов в современном российском обществе встречаем: "устойчиво линейно, набирая некоторую инерцию, развиваются только два критерия - распределение социальных благ и равенство возможностей" [6, С. 74]. Как видно, социологи говорят об инерционности социальных процессов, указывая не на их реакционность, противоположность прогрессу, а, подразумевая существование в каждом некоей устойчивой основы, позволяющей любым социальным процессам протекать вообще и наращивать свою силу и причинное, детерминирующее влияние в обществе.
Инерционность понимается также как свойство, условие существования социальных институтов. Г.Е. Зборовский отмечает: "Социальные институты обладают большим запасом инерции" [7, С. 245]. Это означает, что социальные институты имеют внутренние детерминанты своего развития, способны обеспечивать воспроизводство всех традиционных составляющих социального института, противостоять социальной среде, обеспечивая целостность, избирательно воспринимать любые искусственно порожденные инновации. По-видимому, различные социальные институты обладают различной силой инерции. То есть различно соотношение традиционного и инновационного в типичных для конкретного социального института формах поведения и сознания отдельных людей и целых социальных общностей в процессе использования социального института в своих интересах. Очевидно, чем развитее социальные нормы, роли и меры контроля социального института, чем устойчивее формы взаимодействия социальных субъектов в рамках социального института, чем выше индивидуальный и социальный потенциал человека, обеспеченный включенностью в социальный институт, тем выше сила инерции социального института. Она обеспечивает его воспроизводство, сохраняет "память формы" социального института, способность функционировать в меняющейся социальной реальности.
Социальная инерция указывается в социологических текстах и как специфика отдельной сферы общественной жизни. П.А. Сорокин обратил внимание на инерционность, прежде всего духовной сферы общества. Русский социолог пишет: "Процесс улучшения нравов растягивается ... Социальная инерция особенно сильно дает о себе знать в этой области"[8, С. 250]. Вслед за П.А. Сорокиным подчеркну, что в обществе существует опасность потери силы инерции. Особенно опасна эта потеря для духовной сферы общества. Система ценностей, на наш взгляд, должна быть максимально инерционна. Считаю, что сохранение силы инерции духовной сферы общества во многом обеспечивает сохранение его единства, целостности, определяет возникновение инноваций в любых других сферах, адекватных общей направленности развития общества. Сохранить это в современных условиях под воздействием множества внешних разнонаправленных сил чрезвычайно трудно. Сегодня, по моему мнению, процессы ослабления силы инерции, проникновение случайных воздействий в духовную сферу жизни идут быстрее, нежели процессы накапливания инерционности, превращения инноваций в традицию. И это требует современного социологического анализа.
Мы выделяем временной контекст понимания инерционности, где инерция рассматривается как временная, стадиальная, фазовая характеристика развития той или иной социальной подсистемы. Особенно ценен здесь анализ Л.Н. Гумилевым инерционной фазы жизненного цикла этнической системы [9]. Инерционная фаза - эпоха "торжества здорового обывательского цинизма" [9, С.281], спад пассионарного напряжения системы, пассионарный оптимум. "В инерционной фазе не мечтают, а приводят в исполнение планы - продуманные и взвешенные. Поэтому эта фаза кажется прогрессивной и вечной" [Там же, С. 277]. В русле выводов Гумилева обращу внимание на ряд моментов.
Ни одна социальная система не может существовать, не находясь в движении. Это не хаотичное движение, а последовательная, закономерная смена фаз развития социума. Социальная система для сохранения целостности не может находиться постоянно в пике своего развития. Нужен достаточно длительный период, в ходе которого социальная система "переваривает" инновации предыдущего периода, деяния пассионариев (Гумилев), реформаторов.
Отметим, что в центре анализа этнической системы у Л.Н. Гумилева находится человек. Каждая из фаз этногенеза характеризуется определенным соотношением пассионариев и субпассионариев, определенным способом их связи с социальной средой. По аналогии, я предлагаю анализировать любую социальную систему через соотношение активного и пассивного начала, инерционного и субъектного в человеке и в обществе в целом. В оценке степени инерционности социальной системы важно проследить "судьбу" социального субъекта, его возможности и потребности.
Уточню, что в современном обществе момент инерционности присутствует в любой стадии развития системы. То есть, на какой бы стадии развития ни находилось общество или отдельные его подсистемы, всякий раз мы наблюдаем определенное соотношение инерционного и субъектного. Следовательно, характеризуя ту или иную социальную систему, мы должны анализировать процессы нарастания или ослабления силы инерции, а не ее возникновение или исчезновение как последовательной фазы общественного развития. Кроме того, различные социальные субъекты имеют различную силу инерционности и субъектности. Поэтому судить об инерционности всей системы можно, лишь оценив равнодействующую сил всех наблюдаемых социальных субъектов.
Для устойчивости общества силы инерции и субъектности должны быть уравновешены. Л.Н. Гумилев указывал на опасность неуравновешенности: "Когда любителей жить весело и просто становится много и в руках у них оружие, поддерживать существующую систему становится трудно" [Там же, С. 311]. По мнению ученого, только отсталая провинция может спасти в силу своей инерции. Если инерция этноса иссякла, нужно воспользоваться инерцией культуры, созданной предыдущими поколениями.
Таким образом, инерционность социальной системы дифференцируется не только по силе социальных субъектов, образующих ее. Она различна в центре и на периферии системы, обусловлена силой культурной традиции прошлых социальных субъектов. Это дает возможность не только поддерживать имеющуюся силу инерции, но и регенерировать ослабленную. "Возможно, что в критический момент найдутся какие-то люди, которые опять поставят во главу угла не свой личный эгоистический интерес, не свою шкуру, а свою страну, как они ощущают ее, свой этнос, свою традицию" [Там же, С. 324].
Потребность в поиске инерционного человека и условий формирования его личности заставляет нас выделить субъектный (личностный) контекст понимания инерционности. В современной социологической литературе мы находим немногое, но существенное для реализации цели моего исследования. Инерция рассматривается как условие социальной деятельности человека, становления его социальности. П. Монсон пишет: "субъективность людей в процессе их деятельности становится объективной и создает инерциальное поле деятельности"[10, С. 68]. То есть, инерция это не подчинение внешним обстоятельствам, где нет места индивидуальному социальному творчеству, субъективности. Инерционность есть характеристика условий жизнедеятельности человека, позволяющая ему действовать в рамках привычного, созданного для него и во многом им самим. Инерцию можно рассматривать, как способность человека создавать и сохранять свой мир, не обязательно противопоставляя его внешнему, но обязательно отграничивая их друг от друга ради сохранения. С этих позиций мера инерционности становится важной характеристикой индивидуальности личности и условием социальной идентичности.
Такой контекст инерционности мы находим и у Н. Элиаса при рассмотрении соотношения "Я" и "Мы" идентичности. Инерцию в данном случае необходимо рассматривать как силу традиционного социального в индивидуальности человека, способность противостоять воздействиям динамично меняющейся социальной среды. Н. Элиас указывает на наличие эффекта запаздывания - сопротивления социального габитуса (группового в личности) индивидов незапланированным общественным процессам до торможения или их полного связывания [11, С. 293-294]. Иными словами, во всякой личности есть доля социального, заложенного теми социальными группами, с которыми человек себя соотносит. Чем крепче эта связь, тем больше сила инерции, тем независимее человек от незапланированных им самим воздействий. "Сила сопротивления (читаем - инерции) зависит от количества поколений, воспроизводящих устойчивые формы социального габитуса" [Там же, C. 298]. Чем больше и дольше традиционных форм общественного поведения и сознания воспроизводится социальной группой в конкретной личности, идентифицирующей себя с ней, тем больше индивидуальная сила инерции, способность устойчиво развиваться. Инерция "Мы" порождает "Я" субъектность. Сила инерции характеризует не только обратную реакцию человека на среду, но и уровень его активности в процессе ее преобразования. Таким образом, наступление нового в обществе определено не фатально и далеко не прямолинейно. Все инновации преобразуются в сложном механизме взаимодействия социального субъекта с социальной средой, в котором и та, и другая стороны активны.
Близко к названному значению инерции понятие "инверсия". В.П. Терин указывает, что в обществе возникают ситуации инверсионного развития, "развития наоборот, когда выживание общества предполагает его выход на уровень достижений другого общества, определяющего для мира в целом, но противостоящее ему"[12, С. 58-59]. То же происходит, когда речь идет о развитии человека. Инверсионный человек, по определению Терина, должен иметь способность управлять своим развитием, противостоять наступившим и грядущим изменениям с целью сохранения своей целостности. Инверсия возможна лишь при существенной силе индивидуальной и социальной инерции. Подчеркну, что понятия инерция и инверсия не синонимы. Инерция - условие и основа развития личности, инверсия - одна из его форм.
Наиболее часто в социологических текстах инерция выступает как характеристика социальной системы в аспекте ее существования, функционирования и изменения, что позволяет выделить системный, социально-философский контекст понятия инерции. По мнению отечественных философов и социологов, инерция является источником и основой развития системы [13, С. 139], так как обеспечивает следственные связи, а они отвечают за устойчивость общества. Но соотносить инерционность только с устойчивостью системы неверно. Мера инерции определяет связь и соотношение устойчивого и неустойчивого в состоянии социальной системы. Это означает, что, чем больше сила инерции системы, тем она устойчивее, но одновременно тем более она стремиться к неустойчивому состоянию. Зная характер инерционности системы, мы можем с большей долей вероятности предположить направление и темпы ее изменения.
В работах Т. Парсонса мы находим: "с позиции инерции возмутить систему могут только дезорганизующие силы, преодолевшие стабилизирующие (интеграция) и уравновешивающие (адаптация) силы"[14, С. 483]. Очевидно, высокий уровень социальной интеграции и уровень адаптации социальных субъектов в системе придает ей значительную силу инерции. И наоборот, неразвитая социальная дифференциация а, следовательно, и интеграция, слабые адаптационные ресурсы социальных субъектов снижают инерционность социальной системы и сдвигают ее в сторону социального беспорядка, хаоса.
В социально-философском контексте инерция рассматривается как условие и вид порядка, показатель степень детерминации всего происходящего и существующего. Особенно отчетливо это звучит в работах Анри Бергсона. Исследователь называет инерцию порядком второго рода, "когда обнаруживается отношение необходимости детерминации между причинами и следствиями. Он вызывает представление об инерции, пассивности, автоматизме" [15, С. 225]. "Первый род порядка есть порядок жизненный или исходящий от воли, в противоположность второму порядку инерции и автоматизма" [Там же]. То есть всякий раз, наблюдая общество или отдельного социального субъекта, мы должны находить в нем и творческое начало и, обязательно, пласт традиционного, автоматического, к созданию которого он непосредственно и не имел отношение, но что позволяет ему двигаться дальше. "Жизнь может прогрессировать только через посредство живых существ, являющихся ее хранителями" [15, С. 231]. Нужно, чтобы они повторяли друг друга во времени и пространстве, "чтобы росло и зрело то новое, что они вырабатывают"[Там же]. Несмотря на то, что Бергсон называет инерцию вторым порядком, она все же выступает причиной жизнедеятельности человека, являясь основой воспроизводства привычного, традиционного и, следовательно, давая простор разнообразным инновациям.
Соотношение инерционного и творческого (субъектного) - диалектическая пара. Инерция рассматривается как протяжение жизни, поле, жизненное пространство в противовес творчеству, напряжению жизни, волеизъявлению, факту, событию жизни. Это противостояние неразрывно связанных явлений. "Наша повседневная жизнь...сближает оба порядка". "Оба заставляют опыт повторяться, оба позволяют нашему уму обобщать"[15, С. 226-227]. Отметим, что инерция как протяжение жизни проявляется на уровне сознания человека и на уровне его поведения.
Инерция поведения и сознания неразрывно связана с творчеством, свободной волей человека, его субъектностью. Эта воля может быть направлена как на сохранение традиционных форм общественной и индивидуальной жизни, так и на развитие инновационной деятельности и мышления. Только взаимосвязь четырех явлений: инерционность и субъектность, традиция и инновация, - обеспечивают воспроизводство человека и общества не как слепок старого, а как создание иного в процессе повторения прошлого опыта. Таким образом, исследование инерционности социальной системы в целом или отдельного социального субъекта возможно через понимание степени индивидуальной и социальной субъектности и измерение соотношения традиционного и инновационного в поведении и системе ценностей человека, проживающего в конкретных исторических условиях и применительно к той социальной системе, в которой он выступает в качестве социального субъекта.
Ценностный, проблемный контекст понимания инерционности ставит перед нами вопрос: является ли инерция человека и общества социальной проблемой, несет ли в себе ценностную составляющую развития отношений. Известные нам подходы к пониманию социальных проблем (Р. Фуллер, Р. Майерс, Г. Блумер и др.) дают возможность определить условия, при которых инерционность как сущностное свойство социальной системы, закономерная характеристика социального субъекта превращаются в социальную проблему.
Инерция не является социальной проблемой до тех пор, пока:
Она не определена как проблема для тех, кого она касается. В силу того, что это сущностная характеристика всего общества и отдельного социального субъекта, инерция сама по себе проблемой выступать не может. Социальная проблема возникает тогда, когда нарушается баланс инерционного и субъектного, традиционного и инновационного под влиянием как объективных, так и субъективных факторов. Если субъектность человека формируется в отрыве от инерционности социальной среды, если давление социальной среды заходит за границы самоидентичности личности, если социальный субъект не имеет потребности воспроизводить традиционную социальную среду, и ориентирован преимущественно на инновации в своей жизни или, наоборот, инновации вторгаются в опривыченное человеком без его желания - в этих условиях соотношение силы инерции социального субъекта и социальной среды является социальной проблемой.
Она не затрагивает культурные ценности человека. Инерция является механизмом воспроизводства культурных ценностей. Р.Фуллер и Р. Майерс пишут, что "люди не хотят поддерживать программы улучшения, которые наносят ущерб значимым для них убеждениям или институтам или требуют отказа от них" [16, С.55]. Инерция деятельности основана на инерции системы ценностей. Социальные проблемы возникают тогда, когда новые виды деятельности не совпадают с имеющейся системой ценностей, когда система ценностей на находит отражения в деятельности, когда динамика системы декларируемых ценностей опережает возможности человека их личностно адаптировать, когда способы создания и внедрения инноваций в системе ценностей не совпадают с желаниями и возможностями человека их воспринимать. Таким образом, в качестве социальной проблемы может восприниматься усиление или ослабление силы инерции системы ценностей и деятельности социальных субъектов в ответ на преобразования общества, касающиеся только ценностно значимых феноменов и явлений.
Не имеет социальной поддержки, своего носителя, субъекта. Очевидно, социальной проблемы нет, когда в обществе присутствует достаточное количество людей инертных, проживающих жизнь традиционно, в русле готовых институциональных форм, - достаточное количество для воспроизводства всех подсистем общества. Инерция начинает восприниматься как проблема в случае, когда большинство одновременно живущих начинают выстраивать стратегии своей жизни исключительно на инновациях, когда новации осуществляются одновременно во всех сферах общественной жизни, стремительно вытесняя традицию сознания и поведения людей. Проблематичной является также и ситуация, в которой инерционная масса не просто велика, но и агрессивна по отношению к инновационному меньшинству. И обоих случаях процесс воспроизводства общественной жизни нарушается. Возникает проблемная ситуация, представляющая реальную угрозу устойчивости, целостности общества.
Пока не определена коллективно, на социетальном уровне [17, С. 65-66]. При этом коллективному определению подлежит не сам факт наличия инерции в обществе, а ее сила в отдельных социальных группах и слоях общества. Очевидно, что сила инерции различна в зависимости от развитости социальной субъектности общностей. Следовательно, социальная проблема возникает в сравнении возможностей достижения своих интересов различных по силе инерции социальных групп и слоев. Социальная проблема очевидна, когда начинает ощущаться недостаток социальной традиции, социального габитуса (по Н. Элиасу) в группе для реализации своих интересов. Причем не обязательно понимание проблемы приходит именно к той группе, которой она непосредственно касается. Слабость инерции может не осознаваться группой, но использоваться другой для решения своих проблем. Это создает напряжение в социальной дифференциации общества не в плане усиления особенностей каждой социальной общности, а посредством перетекания социальных сил от одной группы к другой. Очевидно, такой порядок устойчивым и непроблемным, неконфликтным назвать нельзя.
Пока нет деятельности индивидов или групп, выражающих недовольство и выдвигающих утверждения-требования и ответной деятельности [18, С. 77]. Инерция возможна при условии социальной активности социального субъекта, творчества по ее обеспечению, сохранению и развитию. Инерционность, область привычного, традиционного в жизни человека должна быть защищена, иначе невозможно дальнейшее развитие. Если способность противостоять социальной среде не выражена в деятельности, можно говорить о слабости силы инерции социального субъекта и, соответственно, наличии социальной проблемы. И, наоборот, способность к волеизъявлению, жизнетворчеству указывает на значительную силу инерции. При этом сила инерции всегда проявляется не сама по себе, а обязательно во взаимодействии с другими социальными субъектами. Чтобы ее выразить, всякий раз нужны определенное рассогласование интересов и действий социальных субъектов, их противостояние. Избыток инерции существует как проблема при условии слабой дифференцированности интересов социальных субъектов и вариантов их осуществить. Недостаток инерции превращается в проблему при неограниченном круге выбора социальной деятельности и как, следствие, при нарушении социальной идентичности человека.
Подводя итоги теоретическому анализу контекстов использования понятия "инерция", можно дать следующее определение.
Инерция - свойство социальной системы развиваться независимо от прямых внешних воздействий среды, сохраняя свою целостность за счет воспроизводства функций, структуры, потенциала и форм взаимодействия социальных субъектов как элементов данной системы. Инерция - качественная характеристика социального субъекта, выражающая его связь с традиционной социальной средой и способность к сопротивлению незапланированным общественным процессам, не совпадающим с системой ценностей и формами жизнедеятельности социального субъекта. Инерционность - показатель силы инерции социальной системы и социального субъекта.
Подчеркну: предложенные определения инерции, по сути, отражают одно - механизм, способ, основу, условие связи человека и общества в процессе социальных изменений. Использование понятия "инерция" обеспечивает понимание закономерностей и тенденций изменения взаимодействия человека и общества в рамках конкретных социальных систем. Оно позволяет объяснить:
* закономерности развития социальной системы как процесс уравновешивания воздействий внешней социальной среды;
* закономерности жизнедеятельности социального субъекта как процесс протяжения его жизни в традиционных формах и возникновения инноваций;
* закономерности взаимодействия социальных субъектов по поводу использования ими окружающей среды в своих интересах как процесс накопления индивидуальных и социальных жизненных сил;
* закономерности протекания социальных процессов в границах сохранения целостности и устойчивости социальной системы.
Эти группы закономерностей указывают на то, что понятие "инерция" носит универсальный характер, так как описывает различные формы социальных изменений. Инерционность - характеристика общества и социального субъекта, выражающая их качество и динамику развития. Понимание характера инерции - одна из основ мировидения и миросозидания, существенная составляющая современной научной картины мира. В характере инерционных процессов проявляется сущность рассматриваемой эпохи и уровень социальной субъектности человека в конкретных исторических условиях. Дифференциация социальных общностей по силе инерции, ее изменение во времени указывают на то, что инерция выступает предметом сравнения социальных субъектов. Их активность по накоплению и поддержанию силы инерции объективно необходима, но чрезвычайно субъективна как по мере осознания проблемы, так и по способам воспроизводства традиционного в своей жизни. Инерционность - механизм связи прошлого с настоящим, формирование будущего посредством устойчивого соотношения традиционного и инновационного.
С этих методологических позиций очевидно, что инерция (инерционность) как социологическое понятие должна использоваться при исследовании:
* динамики общественного развития,
* степени устойчивости общества и отдельных его подсистем,
* тенденций развития социальных систем,
* характере детерминации и самодетерминации отдельных социальных процессов и явлений,
* способов взаимодействия социальных субъектов с внешней социальной средой,
* характере взаимодействия социальных субъектов по поводу основных жизненных выборов и потребностей,
* степени индивидуальной и социальной субъектности человека и общества.
Такой подход позволит, по моему мнению, решить проблему адекватности социологического анализа исследуемой социальной реальности начала XXI века.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Социологический энциклопедический словарь / Ред.-координатор Г.В. Осипов. М. 1998.
2. Физика. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. 4-е изд. М. 1999.
3. Тощенко Ж.Т. О понятийном аппарате социологии // Социол. исслед. 2002. № 9. С.3-16.
4. Лосев А.Ф. Категории / Философская энциклопедия. Т.2. М., 1962.
5. Заславская Т.И. О социальном механизме посткоммунистических преобразований в России // Социол. исслед. 2002. №8. С. 3-16.
6. Наумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества? / Под ред. В.Н. Садовского, В.А. Ядова. М. 1999.
7. Зборовский Г.Е, Орлов Г.П. Социология / Учебник для студентов гуманитарных вузов. М. 1995.
8. Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М. 1994.
9. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало: популярные лекции по народоведению. М. 2000.
10. Монсон П. Лодка на аллеях парка: Введение в социологию / Пер. со швед. М. 1994.
11. Элиас Н. Общество индивидов. М. 2001.
12. Терин В.П. Инверсия как реактивный тип общественного развития / Новое и старое в теоретической социологии: Кн.1 / Под ред. Ю.Н. Давыдова. М. 1999.
13. Барулин В.С. Диалектика сфер общественной жизни. М. 1982.
14. Парсонс Т. Функциональная теория изменения / Американская социологическая мысль. Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. М. 1996.
15. Бергсон А. Творческая эволюция. М. 1998.
16. Фуллер Р., Майерс Р. История социальной проблемы / Контексты современности 2. Хрестоматия / Пер. с англ. / Отв. ред. А.В. Кудрявцев. Казань, 1998.
17. Блумер Г. Социальные проблемы как коллективное поведение/ Контексты современности 2. Хрестоматия / Пер. с англ. / Отв. ред. А.В. Кудрявцев. Казань, 1998.
18. Спектор М., Китсьюз Дж. Конструирование социальных проблем / Контексты современности 2. Хрестоматия / Пер. с англ. / Отв. ред. А.В. Кудрявцев. Казань, 1998.

АВТОРСКАЯ СПРАВКА
Матвеева Наталья Александровна,
Барнаульский государственный педагогический университет,
доцент кафедры социологии и политологии,
кандидат философских наук.
30 сентября 1966 г. рождения,
паспорт 0102, № 920875, выдан ОВД Железнодорожного района гор. Барнаула 05.04.2002г.,
страховое пенсионное свидетельство № 055-232-986-58,
личный ИНН 222101184148,
домашний адрес: 656015, г. Барнаул, ул. Привокзальная, д.5, кв.2.
Центрсбербанк, №152/0155, г. Барнаул,
лицевой счет № 42301810002442247602/01

МАТВЕЕВА Н.А.
ИНЕРЦИЯ КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена характеристике инерции как социологической категории. Автор выявляет структурный, временной, субъектный (личностный) системный (социально-философский) и ценностный (проблемный) аспекты использования категории "инерция" в анализе социальной реальности. Автор доказывает, что инерция является фундаментальной социологической категорией изменений. Инерция определяется как закономерность развития социальной системы, ее свойство развиваться независимо от прямых внешних воздействий среды, и как качественная характеристика социального субъекта, его способность противостоять незапланированным общественным процессам. Сущность инерции обозначается как условие, основа и механизм связи человека и общества в процессе социальных изменений. Автор определяет методологические возможности и границы использования категории "инерция" в современном социологическом анализе. Статья может быть интересна всем, кто занимается теорией и методологией науки и исследует проблемы модернизации современного общества.

Matveeva N.A.
Inertia as a Sociological Category
Annotation
The article is devoted to the characteristic of inertia as a sociological category. The author reveals structural, temporal, subjective (personal), system (social and phylosophical) and containing values (problem) aspects of using the category of inertia in the analysis of social reality. The author proves that inertia is a fundamental sociological category of changes. Inertia is determined as a regularity of development of the social system, its characteristic to develop irrespective of direct outer influence of environment and as a qualitative characteristic of a social subject, its ability to resist non-planned social processes. The essence of inertia is marked as a condition, basis and mechanism of relations between man and society in the process of social changes. The author appoints the methodological possibilities and boundaries of using the category of inertia in a modern sociological analysis. The article may be interesting for those who deal with the theory and methodology of science and who research the problems of modernization of the modern society.
??

??

??

??

1


1


1


1





СОДЕРЖАНИЕ