СОДЕРЖАНИЕ

УДК 316. 334. 5

ОСОБЕННОСТИ ЭКОЛОГО-СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В МАЛЫХ И СРЕДНИХ ГОРОДАХ РОССИИ
/ Современные проблемы экологии и экологического образования: Cборник научных трудов. - Елец ЕГУ им. И.А.Бунина, 2003. C. 15-52

В. М. БАСОВ

Елецкий государственный университет им И. А. Бунина,
vurophora54@mail.ru

В современной литературе широко обсуждаются вопросы влияния окружающей среды обитания человека на его физическое и духовно-нравственное здоровье и "бытие" в целом [10; 11; 12; 27; 20]. Все авторы признают, что среда обитания многокомпонентна, многомерна и значительно изменяется в процессе исторического развития. Однако исследований, посвященных особенностям отдельных компонентов её, очень мало. Практически не рассматриваются проблемы обеспечения целостности среды как единого экологического пространства, анализируются только отдельные аспекты проблемы или вид воздействия на личность конкретных компонентов среды, а не их совокупное воздействие. В настоящее время практически не изучены вопросы закономерностей формирования и развития экологического пространства и особенно эколого-социального пространства как его частного случая. В этой связи в начале данной работы мы считаем, что следует определить некоторые наши методологические подходы к рассмотрению проблемы.
Что следует понимать под экологическим пространством и каковы закономерности его развития? Если мы говорим об экологическом пространстве, следовательно, необходимо определить о каком пространстве идет речь и относительно какого объекта производится его анализ. Можно рассматривать пространство вообще, как вещь в себе, то в этом случае мы будем анализировать не экологическое, а пространство как категорию философии. Экологическое пространство, в нашем понимании, это окружающая среда обитания популяции (особи) или существования конкретной экосистемы, взятая в целом, с учетом эволюции её развития, состояния функционирования и комплексного влияния на объект, тенденций возможных её изменений в будущем. Из чего следует, что параметры экологического пространства определяются взаимодействием физического и биологического пространства. При этом следует иметь в виду, что наблюдаемое их взаимодействие и состояние в данный период времени не позволяют оценить состояние экологического пространства в этот период времени, так как его состояние есть результат предшествующих взаимодействий, если только мы анализируем систему не в момент её гибели в результате экологической катастрофы. Например, анализ и наблюдение за состоянием определенной лесной экосистемы в момент пожара и т. д. Но если рассматривать это явление как экологическое, как обязательный элемент функционирования экосистемы, то мы уже можем прогнозировать сценарий развития системы в будущем. Экологическое пространство есть необходимое условие существования биологического пространства, более того оно неотъемлемое свойство последнего. Во многом есть результат его исторического развития. Характер функционирования экологического пространства в свою очередь предопределяет многие особенности развития биологического. Это две стороны одного процесса, взаимодополняющие и взаимно обусловливающие друг друга, но существующие относительно независимо в своем конкретном проявлении. Если физическое пространство всегда есть внешняя компонента и наиболее медленно меняющаяся, то биологическая выступает в двух ипостасях, в зависимости от объекта и уровня иерархии системы, и как внутренняя и как внешняя. Внешняя компонента - как физическая, так и биологическая, есть результат всей предшествующей эволюции, внутренняя - есть результат их проявления и активного изменения данного состояния экологического пространства в недалеком будущем. При этом следует иметь в виду, что биологическая составляющая экологического пространства есть его определяющая компонента и одновременно объект воздействия этой самой среды. В свою очередь она вторична относительно физических полей и есть результат их эволюции (преобразования), но своим появлением уже обусловливает наличие особой среды, точнее факторов и компонентов, которые и обеспечивают поток энергии и информации в экосистемах, то есть та часть их, которая обозначается понятием "биологическое поле" или биологическая компонента (БК) среды. Её (БК) эволюционное развитие привело к формированию экологического пространства, то есть особой среды, которая обеспечивает существование и развитие современных форм жизни на планете или отдельных организмов в частности. В свою очередь это пространство уже является условием существования для вновь рождающихся организмов и одновременно объектом их преобразования в "интересах" последующих поколений организмов.
Таким образом, экологическое пространство мы подразделяем на внешнее, то есть это среда глобальная, и внутреннее - конкретная среда, которая непосредственно окружает объект (популяцию, особь) и в той или иной степени изменяется им в результате своего функционирования.
Объектом анализа в данной работе является эколого-социальное пространство, то есть пространство, определяющее обитание определенной группы людей во всем его многообразии форм и явлений. Особенности эколого-социального пространства определяются сущностью и особенностями развития человека как биосоциального существа. Отличительным свойством нашей среды обитания является формирование и развитие особого пространства - социального, которое в свою очередь является очень многокомпонентным. Его составляет как внешняя компонента - конкретное общество, с его генетическими, технологическими и культурно-нравственными особенностями, так и внутренняя - это особенности развития культурно-психологической среды личности и её личного, духовно-нравственного мира. Следовательно, совокупное экологическое пространство личности условно можно подразделить на две подсистемы: социально-физическую и абстрактно-психологическую. Последняя является его функциональной частью. К первой группе относятся такие компоненты среды как ландшафт, климатические факторы, здания, сооружения, памятники, скверы, газоны и т.д. Ко второй группе - все те факторы (часто абстрактные), которые проявляются через результат их действия, например, исторические, эмоциональные, психолого-поведенческие и т.д. При этом многие пространственные факторы обусловливают определенные элементы поведения личности или определяют вид ее деятельности, как бы предопределяют общее направление. Конкретное проявление деятельности уже зависит от субъективных факторов. В свою очередь разнообразная деятельность вызывает изменение всего экологического пространства, его трансформацию. Новое пространство оказывает косвенное влияние на личность и тоже вызывает изменения, как в характере её деятельности, так и физиологическом состоянии.
Таким образом, главной отличительной особенностью эколого-социальных систем является их формирование и функционирование благодаря деятельности человека, которая является их основным системообразующим фактором. Большое влияние на развитие и функционирование разнообразных систем этого вида оказывают культурно-исторические условия формирования системы в целом. Причем культуру и общество мы рассматриваем как необходимые экологические условия, как отражение адаптивных свойств человека как биологического вида к выживанию в многокомпонентном экологическом пространстве, в котором степень экологического риска личности (отдельных популяций людей) резко снизилась при возникновении первых социумов. За счет иерархии и распределения обязанностей физическая нагрузка на особь стала меньше, а главное коллектив обеспечивал более гарантированное выживание её в борьбе с врагами и хищниками. Уже первые общества обеспечивали уход за больными и детьми (в случае гибели их родителей). Постепенно общество стало много иерархичным и произошло его отторжение от индивида. Оно во многом стало агрессивным по отношению к нему, но не потеряло свое экологическое значение как пространства жизни личности и обеспечения определенной степени выживаемости в конкретных условиях.
Эколого-социальные системы как элемент, форма преобразования, накопления и существования информации в обществе возникли в структуре первобытного стада в период формирования его родоплеменной структуры.
Первые устойчивые эколого-социальные системы сформировались в период перехода людей от охоты и собирательства к скотоводству и земледелию. Развитие природопреобразующей деятельности человека и её постоянное изменение и обусловило возникновение и развитие сложных по своей структуре и способам воздействия на личность систем. Развитие оседлости и создание полифункциональных поселений - городов - привело к созданию и развитию эколого-социальных систем определенной структуры с характерным экологическим пространством.
Рассмотрим некоторые аспекты формирования и функционирования эколого-социального пространства в малых и средних городах России.
В историческом плане достаточно трудно определить, какое древнерусское поселение следует рассматривать в статусе города. Обычно под городом понимают центр ремесел, торговли и одновременно административно-хозяйственный центр сельской волости, то есть какое-то многофункциональное поселение. Одним из критериев древнего города предлагается рассматривать концентрацию прибавочного продукта сельского хозяйства, охоты, рыбной ловли и бортничества [9]. В этой связи обычно относят к древнерусскому городу торгово-ремесленные поселения с общиной или княжеско-дружинный детинец, с примыкающим к нему торгово-ремесленным посадом (окольный город) и т. д. На основании археологических данных непросто отличить древний город от военной крепости, двора феодала и т.д. В последствии статус города получали те населенные пункты, жители которых занимались различными видами ремесел и торговлей, то есть основным занятием, которое определяло их социальный статус, было не производство продуктов питания, несмотря на то, что многие граждане средства для жизни получали именно от сельскохозяйственной деятельности. Этот вид деятельности часто доминировал по трудозатратам и временным затратам над другими видами деятельности. Большую долю в сельскохозяйственной деятельности горожан занимало животноводство. Продукция, которую они выращивали на своих подворьях, как правило, шла для внутрисемейного потребления, но часть её всегда поступала на рынок. Большинство состоятельных горожан имело огороды и сады. Поэтому традиционно во всех типах малых и средних российских городов никогда не было классического пролетариата или служивого сословия, который бы не имел у себя подсобного хозяйства в виде огорода или живности, а жил только на жалованье. Особенно много было таких полупролетариев, полукрестьян в малых и средних городах Приуралья и Урала, где у каждого рабочего завода был свой надел сенокоса. Во время сенокоса многие заводы приостанавливали свою деятельность. Эта особенность формирования городской среды оказала существенное влияние на современное состояние и характер функционирования эколого-социальных систем многих малых городов России.
Рассмотрим некоторые исторические особенности формирования и развития современных малых и средних городов России, которые с нашей точки зрения оказали существенное воздействие на формирование их современного эколого-социального пространства.
Можно выделить несколько наиболее типичных способов возникновения и развития малых городов как населенных пунктов, а именно: административно-управленческий центр (центр княжества); укрепленный пограничный пункт; поселение при заводе (типичный пример - демидовские города); на месте большого прибрежного или придорожного села и т.д.
Первоначально сложились как центры княжеств. К ним можно отнести такие города как Козельск, Коломна, Муров, Суздаль и др. С объединением Московского княжества многие из них долгое время играли роль важных городов-крепостей, в которых был построен кремль.
Несколько другую историю своего формирования имеют города, которые были созданы на границах Московского государства в XV-XVI вв. Это были пограничные города-крепости, остроги, сторожевые пункты, в задачу которых входило охранять определенную территорию от набегов кочевников и своевременно извещать центр о приближении врага. Основу оборонительных сооружений в них составляла деревянная крепость, которая окружала городище. По истечение определенного срока (50-70 лет) оборонительные сооружения ветшали, утрачивали свое значение, а частые пожары завершали процесс их разрушения, поэтому в облике современных городов каких-либо очертаний или следов в виде вала, рва, который проходил вокруг бывшей городской стены, как правило, не просматривается. Одним из таких городов является Елец. С точки зрения нашего анализа интересными являются только те факты и события, которые имеют влияние на особенности функционирования современного эколого-социального пространства в городе. Многие пограничные (или как их в древности обозначали "украйные") города, расположенные в центре Русской равнины, первоначально формировались как поселения, состоящие из малосвязанных между собой слобод. Среда слобод образовывались на месте "бивака", укрепленного стана отдельных стрелецких полков, отрядов и других воинских образований того времени. Несмотря на то, что центром города являлась крепость, где располагались необходимые задания и сооружения (острог, пороховой погреб, церковь), первоначально она не играла основного системообразующего центра города, так как населенный пункт уже изначально развивался как многополюсное образование, состоящие из отдельных слобод со своей центральной площадью и усадьбой полкового головы. При этом в слободе расположение жилых домов и хозяйственных построек было достаточно бессистемно. Отдельные усадьбы размещались вокруг площади или по радиусам. Каждое подворье огораживалось отдельно, что создавало тесноту улочек и переулков. Часто отдельные слободки-поселения имели свои оборонительные сооружения - частокол. Подобная градостроительная среда городка обусловливалась структурой войска, когда отдельные полки были достаточно "самостийными" и в любой момент, например, при нападении кочевников, они могли быстро собраться и сняться с места. Если их начальник решил спастись бегством, что было достаточно распространенной тактикой многих воевод тех времен. В том числе и прямой переход на сторону врага. Подобные поселения во многом напоминают стан казаков. Более того, при их образовании часть слободок в Ельце составляли казацкие отряды. Вторым фактором, который способствовал развитию слобод, является длительное строительство крепости, поэтому казаки и стрельцы, во время создания крепости были вынуждены жить в особых слободах, возводить вокруг них свои временные укрепления. Такое размещение позволяло быстро собрать войско, что тоже было немаловажным фактором. Многие современные города России сформировались на основе такого небольшого пограничного пункта размещения одного полка, "бригады" казаков или стрельцов или даже на основе укрепленных казацких сторож. Таких городков много в центре Русской равнины, Поволжье и Предуралье.
Другой вид возникновения малых городов - их закладка в качестве населенного пункта при заводе. Это сравнительно молодые города, которые сформировались в XVIII-XIX веках. Их системообразующим фактором были завод и плотина, при них в обязательном порядке размещались казармы, дома для управленцев и небольшой укрепленный острог. К этой группе относятся все "демидовские" города на Урале и многие города Приуралья. Например, типичными такими городами являются Воткинск, Камбарка, Белорецк и т. д. И только некоторые города в европейской части России сразу формировались как торговые и административные центры волостей и уездов, которые никогда не выполняли первоначально роль как сторожевых, пограничных или опорных пунктов в единой оборонительной засечной линии и т.д.
Рассмотрим особенности формирования эколого-социального пространства на примере г. Ельца, как бывшей сторожевой крепости, г. Елабуги, как типичного города, возникшего на месте прибрежного села, и города Воткинска, города-завода.

Некоторые особенности эколого-социального
ПРОСТРАНСТВА г. ЕЛЬЦА

Богата и полна трагизма история Елецкого княжества и самого города, который неоднократно поднимался из пепла и руин. Это история набегов кочевников и неоднократного возрождения города. Как отмечают авторы многочисленных работ и очерков по истории города, особенно опустошительным было нашествие Тамерлана в 1395 году, после которого в крае надолго установилось запустение [Стахович, 1858, цит по 21; 3; 23 и др.]. Следовательно началом формирования современной эколого-социальной системы следует рассматривать дату окончательного возрождения Ельца. В рамках данной работы нас больше интересует не богатая событиями история города, а закономерности формирования и развития его как эколого-социальной системы. Мы не ставим целью дать всеобъемлющий анализ истории развития города как экологической системы. Это одна из первых попыток комплексного анализа наиболее ярко выраженных экологических особенностей города по сравнению с другими малыми городами России.
Окончательно Елец возродился как сторожевая крепость на "украйных" рубежах Московии в конце XVII века. Его новая история начинается с 1592 года, когда по указу московского царя Федора Ивановича на берегах Быстрой Сосны были учреждены "елецкие сторожи" и заложена крепость "Елец" [21; 5]. Именно с этого периода следует анализировать историю формирования эколого-социальных систем в крае, так более ранний период практически ни каким образом не сказался на их формировании. Разве только в геноме местных жителей остались следы многочисленных нашествий, что мало вероятно, так как в крае практически не осталось поселений. Все они были возрождены вновь за счет переселения сюда людей из разных регионов России и сопредельного "поля". В те далекие времена вся территория края была занята дубравами и сосновыми лесами. Даже в местах меловых обнажений шумели так называемые меловые боры. Небольшие участки остепненных лугов и полей, с нашей точки зрения, быстро заростали лесом. В условиях средней полосы Русской равнины достаточно 50-60 лет, чтобы антропогенизированные экосистемы изменили свою структуру и по многим параметрам стали близки к естественным климаксовым сообществам. Несмотря на то, что в условиях Центрально-Черноземной области лесные сообщества полностью восстанавливаются за 250-400 лет, нам представляется, что лесные экосистемы в XIV-XV веках формировались быстрее. Свое мнение мы основываем на данных о лесистости области до XVIII века, когда стали в массе вырубаться леса для строительства кораблей. Наличие больших лесных массивов свидетельствует о том, что массового выпаса больших стад скота кочевников на территории между современным Ельцом и Воронежем не было. В противном случае в крае доминировали бы степные и луговые ландшафты. Не было и большой распашки, что и обеспечивало быстрое восстановление леса. Возможно, степные растительные сообщества языками заходили в лесные массивы по водораздельным холмам и вдоль основных торговых путей.
Согласно нашей гипотезе эколого-социальные системы как системы формировались в пределах ландшафтной единицы. Скорее всего в пределах одного водораздела. Их структура определялась многими объективными условиями, такими как особенности природопользования местного населения, плотность населения, частота набегов врагов, особенности генома, религии и т. д. Системообразующим центром таких систем является населенный пункт, но он не играет ведущей роли в формировании специфики экосоциума и не является её системообразующим фактором.
Поселение, особенности его расположения в рельефе, планировка уже во многом отражают специфику его экосоциума и в дальнейшем оказывают существенное влияние на формирование общего экологического пространства в целом. Елец расположен достаточно в сложном в геологическом отношении рельефе. В черте современного города протекает 3 реки, густая сеть глубоких оврагов с крутыми склонами. Бесспорно, его богатая история развития значительно сказалась на общем плане города и на традициях его жителей. Елец как единая эколого-социальная система не имеет целостности, он как бы состоит из обособленных систем, которые случайно образовали нечто целое. Город очень сильно разбросан, состоит из отдельных поселков, слободок, микрорайонов, которые сформировались в разное историческое время и причины их образования различные.
Многие древние поселения формировались стихийно, застраивались достаточно бессистемно. Принято считать, что русские города уже в начале XVI века строились по определенным проектам [14; 9]. Однако анализ пространственно-архитектурной структуры древнего Ельца показывает, что первоначально в основе формирования его функциональной инфраструктуры все же лежал стихийный, слободской способ организации архитектурно-планировочного и всего экологического пространства. При этом каждая слобода застраивалась особо, группируясь около небольшой площади или богатого дома, на что указывает в своей работе М. А. Стахович. Он указывает "селение Пушкари, слобода Стрелецкая - верстах в 2 от города Ельца" [21]. В настоящее время данные слободки находятся в центре старой части города. Каждое строение в слободе было окружено часто бессистемно разбросанными надворными постройками по кругу или по полуовалу. Подворье, с прилегающими к нему огородами, ограждалось забором (тыном), что создавало своеобразный маленький посад. Такой способ формирования населенного пункта хорошо просматривается на примере анализа планов слобод, которые имелись в посадской части городов. В Ельце существовали слободы: Беломестная, Стрелецкая, Пушкарская, Городовых воротников, Старо-Ямская, Александровка, Черная, Ламская, Аргамачья. Многие названия слобод сохранились в памяти людей и дали названия отдельных микрорайонов и частей города. По названию слобод видно, какая категория населения в ней проживала и чем занималась. Слободская застройка определялась не только спецификой деятельности первых горожан, она возникла во времёна стрелецких и казачьих полков, которые во многом имели ватажный характер. На стоянках обоз служил своеобразным укреплением. Этот характерный способ обустройства стоянки - "кругом", видимо перешел и в систему размещения постоянных строений, когда в центре слободы оставлялась площадь для всеобщего сбора. Он незримо сохранялся в чертах расположения домов и улиц. Большое влияние на формирование слобод оказал рельеф.
Несмотря на то, что застройка крепости велась по определенному плану, ее форма не была правильной геометрической фигурой, а внутрикрепосная территория застраивалась бессистемно. Так, В. А. Куза [9] указывает, что в малых городах основная улица проходила по периметру оборонительных сооружений, они, как правило, имели одни ворота и 1-2 улицы пересекали город по диаметру. Поэтому каждый двор имел выход на улицу или переулок. В некоторых больших городах в XV-XVI веках уже имелась линейно-поперечная сетка улиц. С увеличением населения городская территория органически объединяла несколько укрепленных частей. Новые укрепления строились полукругами, отрезая часть пригородной территории. С нашей точки зрения особенности планировки внутри крепостной территории, несмотря на то, что кремль служил оборонительным и административным центром средневекового города, не оказали существенного влияния на формирование архитектурно-планировочной среды в малых городах России. Их облик, планировка и особенности экосоциумов во многом определились характером застройки посада. Его размещение и планировка отражает истинно русский стиль формирования архитектурного пространства в населенном пункте того времени. При этом на размещение домов и усадеб оказывали влияние особенности рельефа и функциональная специфика поселения. Линейный тип застройки больше свойственен населенным пунктам, которые были расположены вдоль реки или вдоль дороги. Нам представляется, что в средневековом, как и в древнерусском городе, не было прямых и ровных улиц с определением красной линии застройки, скорее всего это были узкие извилистые проезды между тыном или плетнем, которые огораживали отдельные дворы-усадьбы. По мнению В. А. Куза [9], облик города определялся усадьбой-двором. Отдельные усадьбы являлись социально-экономической ячейкой населенного пункта и в совокупности они составляли город. Такой тип бессистемной застройки территории еще можно обнаружить во многих малых городах и селах на территории Русской равнины. Например, в Ельце современное архитектурно-планировочное пространство является классическим примером этого типа застройки территории. Особенно ярко это проявляется в характере расположения и способах формирования прилегающей к зданиям территории. В настоящее время в городе много различных предприятий, учреждений, пансионатов, которые бессистемно разбросаны по всей территории города. Их территория часто обнесена глухим забором, который напоминает стену монастыря или крепости. Аналогично, многие современные усадьбы состоятельных горожан также обносятся высокими глухими заборами, что не было характерно для большинства поселений края XVIII-XIX вв. и начала XX века, за исключением некоторых купеческих усадьб. В архитектурном стиле домов - коттеджей, в характере их ограждений, с нашей точки зрения, проявляются определенные психологические установки их хозяев. Что это? Скрытая зависть, какая-то особая ностальгия по ушедшему в далекое прошлое миру дворян и господ, страх перед средой, желание спрятать себя от общества? Или это особый способ самоутверждения и преклонения перед какими-то призрачными идеалами, запавшая в душу сказка бабушек о замечательной жизни дворян, крестьянская зависть к ним, желание жить богатой духовной жизнью и ничего не делать, быть своеобразным господином, властелином? Эта тенденция в обществе начала проявляться еще в конце XIX в начале XX века в формировании пространства около усадеб купцов тех времен. В центре современного Ельца хорошо сохранилась такая загородная усадьба, окруженная забором из красного кирпича, который больше напоминает крепостную стену. Мы считаем, в подобных особенностях формирования приусадебной территории проявляется достаточно невысокий уровень общей экологической культуры бывших крепостных крестьян, мелких купеческих приказчиков, узость кругозора и другие психологические особенности определенной части населения, часто не осознаваемые ими. Это своеобразное экологическое мышление. Мы его относим к ландшафтно-водораздельному типу. С другой стороны, в настоящее время в характере индивидуальной застройке территории, как и в других населенных пунктах России, ярко проявляется истинно русский подход к формированию архитектурного пространства. Это особый способ самовыражения, утверждения и своеобразная защита от возможных неудач. Подобная социальная установка граждан не до конца осмысленна обществом, плохо изучена. Трудно предположить каким образом она скажется на формировании общего социокультурного пространства в будущем, но следует заметить, что в городах Поволжья и Приуралья эта тенденция проявляется меньше, где люди, с нашей точки зрения, более духовно свободные. С другой стороны высокий и крепкий забор необходим для защиты строений от нападений воров, "гнева" сограждан и т.д.
Таким образом, до середины XVIII века архитектурно-планировочное пространство в русских городах, расположенных в центре русской равнины, формировалось на основе слободского типа, стихийно, то есть не имело регулярной планировки, что хорошо прослеживается на примере истории развития Ельца. На будущую планировочную структуру их большое влияние оказывали церкви и соборы, которые размещались в центре слобод или на возвышенных местах, берегах так, чтобы была визуальная связь между ними. Около их обычно формировалась площадь.
Этот план застройки городской территории сохранился бы в большинстве российских городов, если бы не пожары, которые буквально уничтожали все деревянные постройки и обусловили необходимость перехода к каменным строениям. Елец в этом списке не исключение, а наоборот один из классических примеров, когда после пожара по высочайшему указу стал застраиваться каменными зданиями, которые размешались по прямоугольной сетке согласно генерального плану застройки города. В 1769 году Елец практически весь выгорел, после чего была проведена геодезическая съемка местности, и в 1770 году был разработан первый план города. Именно в эти годы был заложен основной планировочный облик многих современных малых городов России. Они приобрели вид, который во многом сохраняется до настоящего времени.
Несмотря на строгие указы и создание планов застройки городов "типично русский", бессистемный способ застройки территории нет- нет, да проявляется в облики многих наших городов. В Ельце он особенно выразился в форме извилистых улиц с большим количеством тупиков, в бессистемном расположении домов и абсолютном отсутствии стиля их застройки в кварталах, построенных в середине XX века, но наиболее бессистемно размещены по территории города различные промышленные предприятия, часть из которых в настоящее время закрыта. Около крупных заводов и фабрик создавался жилой массив. Дома часто размещались вне единого плана планировки территории, а главное их размещение не преследовало реализации единого плана формирования эколого-социального пространства или особой социокультурной среды малого города и т. д. Такие кварталы есть практически во всех малых и средних городах России, редкий город, который избежал стихийной застройки 30-60-х годов. В этом явлении есть как объективные, так и субъективные причины. К объективным можно отнести следующие: низкий уровень профессионализма городских властей, который проявился в их неспособности выдерживать единый план застройки города; отсутствие теории развития малого города; установка на создание безликих микрорайонов из многоэтажек, а не домов усадебного типа, поэтому для индивидуальной застройки выделялись "неудобья", овраги и т.д. Этот подход к формированию архитектурного пространства легко проследить на примере извилистых улочек и многочисленных переулков и тупиков современного Ельца. Он проявляется в абсолютно стихийном способе озеленения города и расположения многих многоэтажных домов, поставленных в середине и в конце XX века, сказывается в отсутствии целостного эколого-социального города, как единой системы. Особенно бросается в глаза бессистемное расположение многих крупных промышленных объектов, которые были построены в середине XX -го века. Это привело к тому, что город как бы состоит из отдельных поселений, сформированных вокруг заводов. В 70-80 годах XX века центр города, видимо, пытались сместить в район завода "Эльта", где формировался жилой микрорайон и промышленная зона. В городе есть район "железнодорожников", традиционный промышленный центр и т.д. Все это привело к сильному пространственному растягиванию города и потере архитектурно-композиционного единства. В конечном итоге эта специфика эколого-социального пространства проявляется в особенностях экологической культуры, мышления и поведения горожан.
К субъективным причинам мы относим следующие: общая низкая эстетическая культура застройщиков, преобладание их традиционного, стихийно-бессистемного мышления над рациональным; неумение спланировать и постепенно выполнить намеченное; преобладание промышленно-производственного подхода к жизни над личностно-средовым.
Правильный вывод делают В. Горлов и А. Новосельцев в своей книги по истории г. Ельца, что в современном Ельце нет "ярко выраженного общественного центра, где были бы сосредоточены общественные, административные и обслуживающие здания" [3, c. 199]. Мы считаем, что проблему следует рассматривать шире и констатировать, что в современном Ельце нет как общественного центра, так и центра эколого-социального пространства города, как целостного образования городской среды, который бы оказывал существенное влияние на развитие города как экологической системы и являлся бы лицом этого старого и своеобразного городка. Он как был первоначально многополюсным, так и остается до сих пор, каким-то размытым, разномастным образованием, утопающим в пыли и в своей бессистемности.
Общественный центр во многих малых городах является основным системообразующим фактором, который определяет целостность архитектурно-планировочного и культурно-функционального пространства. При этом не следует путать два понятия. "Градоформирующий фактор" - это, как правило, предприятие или ряд предприятий, а "системообразующий фактор" ландшафтно-архитектурного пространства и аналогичный фактор внешнего "эколого-социального пространства" - это сочетание архитектурных форм, традиций и определенной деятельности, которое определяет специфику экологического пространства населенного пункта. Первоначально в малых и средних русских городах системообразующими фактороми архитектурно-планировочного пространства выступали базарные площади, а эколого-социального - отдельные "слободы" с их соборами и церквами, как пространственно выраженные, так и не очень обособленные, но функционально существующие. Любопытно, что в более древние времена эти факторы больше были связаны с верованиями людей, их обычаями и природными особенностями местности. В те времена большое влияние оказывали места массовых гуляний, кулачных боев, крестных ходов, а в языческие времена "священные рощи", поляны для хороводов, родники и т.д. В последние годы во многих городах рынки опять стали претендовать на роль структурно-образующего фактора, теряют свое функциональное значение комплексы административных зданий и учреждения культуры. Интересно, что в современном Ельце, где во многом сохранился слободской тип организации эколого-социального пространства ни один из рынков, ни одна из площадей не играет такой роли и пока не претендует на неё. В чем мы видим современное отличие его от других провинциальных городков России? Обращаем внимание, что при выявлении факторов, влияющих на формирование эколого-социального пространства, большое скопление людей, занятых определенным видом деятельности, еще не определяет вид пространства в целом.
Своеобразным центром Ельца является определенное межквартальное пространство в центре "старого" города, включающее в себя городской парк и прилегающие улицы. И это несмотря на то, что есть архитектурно-планировочно оформленная площадь, есть торговая улица, которая пытается претендовать, по замыслу городских властей, на роль центральной, но что-то ей мешает в выполнении такой функции. Это свидетельствует о том, что не архитектурные сооружения и функциональные торгово-промышленные связи определяют функциональный характер эколого-социальной системы, а какие-то внутренние факторы в сочетании с историко-культурными традициями коренных горожан. В этом есть удивительная особенность Ельца, своеобразие его эколого-социального пространства, та неповторимая и неуловимая категория, которая и определяет самобытность и общее социокультурное пространство. В этой связи следует отметить, что на его формирование значительное влияние оказала история возрождения Ельца и заселения края. М. А. Стахович указывает, что язык народа имеет много особенностей и нигде в других местностях не встречается. Любопытно, что по его данным народ населяющий Елецкий уезд является прямыми потомками казаков, черкас и боярских детей. Среди них резко выделяется два типа: "северо-русский - белокурый, и южный чернявый". Автор обращает внимание, что долгая историческая судьба слила обе эти племенные ветви воедино [21, с. 40]. Таким образом, своеобразие социокультурного пространства, психологии, диалекта, мышления местных жителей определяется многими причинами.
Наш анализ будет неполным, если не рассмотреть традиционную своеобразную архитектуру жилых домов. Многие улицы города застроены домами с традиционной планировкой XVI-XIX веков. Немало в городе домов построенных в XIX-м и в начале XX-го веков, которые имеют традиционную планировку для данной местности. Они построены по типу разбитого на четыре части прямоугольника, в центре которого размещалась печь [3]. В более северных и восточных областях Русской равнины такие дома не строились, там где больше доминировали дома северного типа "коньком или пятистенник", но с двумя печами (русская печь и "галанка") и т.д.
Особо следует отметить, что в Ельце раньше дома рубились из дуба [3], в то время как в более северных и восточных областях такой дом считался холодным и никогда не строился. В лучшем случае из дуба могли создавать конюшню или хлев для скота, но и то редко. Тип дома, используемый материал во многом определяются более теплым и мягким климатом и доступностью материала. В отличие от домов северных районов России многие дома в Ельце, а в пригороде особенно, поставлены низко, высота от земли до подоконников небольшая, поэтому дома выглядят приземистыми. Это сравнительно невысокое строение с нечетным количеством очень маленьких окон. Они больше напоминают бойницы, чем окна. Следует отметить, что в архитектуре некоторых современных зданий также прослеживается эта особенность. Очень маленькие окна, что явно не соответствует современным требованиям к освещенности жилого помещения и т. д. Возможно низко посаженные окна - это дань древним традициям. В древности славяне жили в полуземлянках или рубленных домах, заглубленных в грунт . Такие дома не имели окон в современном представлении [16; 2].
Другой отличительной чертой создания усадеб у горожан и жителей окрестных сел отсутствие больших глухих изгородей вокруг подворья. Практически редко можно встретить большие ворота, которые свойственны усадьбам во многих городках Урала и Поволжья. Более того, во многих селах, расположенных на р. Вятки ворота считаются священным сооружением и даже при переезде хозяев на новое место ни в каком случае не убираются. Они остаются на месте, до тех пор, пока сами не упадут и не сгниют. Любопытно, что жители соседних сел (как марийцы, так и татары) тщательно берегут эту традицию и никогда не сжигают оставленные ворота, не используют на другие цели. Таким образом, ворота в Поволжье и Приуралье были символом благополучия двора, мощи рода. В центральных областях Русской равнины редко отмечается это явление. Возникновение такого обычая мы связываем с особенностями природно-климатических факторов. В центральных регионах зимы менее снежные часто бывают оттепели, традиционно подворье планировалось в виде полукруга вокруг дома, а севернее и восточнее зимы суровые, многоснежные, поэтому подворье располагалось вдоль дома или продолжало его. Двор и надворные постройки часто покрывались общей с жилищем крышей, поэтому ворота служили как бы парадным входом в усадьбу. Их величина (высота, ширина) определялись размерами воза сена, который могла вести лошадь. Во вторых, ворота имели и определенное защитное значение против "ворога", то есть разбойников и воров.
Обращает на себя внимание расположение домов в рельефе. В Ельце и пригородах дома часто расположены в долинах рек, ютятся на крутых склонах оврагов. Они теснятся друг около друга, другие наоборот стоят отдельно вне логической и архитектурной связи с другими домами. И только в традиционном центре города строго прослеживается красная линия размещения домов, но и здесь застройка очень плотная и разнообразная. В Поволжье и Предуралье расположение сел и городков различное, на что еще обратили внимание первые исследователи края. В своих путевых записках капитан П. Рычков [18] и С. Паллас [13] указывали, что русские села и городки расположены на вершине холмов, раскинуты широко и просторно, в то время как татарские запрятаны в овраги, в распадки, явно тяготеют к долинам рек. Аналогично размещены были в те времена поселения марийцев и башкир. Села мордовские, по их данным, обычно располагались на лесных полянах в глухих дубравах.
Таким образом, с нашей точки зрения, вид дома, его планировка и вид подворья определялись эколого-социальными условиями среды обитания жителей сел и городов.
Строительство города, интенсивное развитие промышленности и сельского хозяйства привело к тому, что вокруг города к началу XX века леса практически все были сведены. Озеленение улиц не было обязательным элементом архитектурно-планировочного пространства уездных городов царской России. Озеленение сводилось к созданию парков и садов при дворцах и усадьбах.
Массовая посадка деревьев и кустарников на улицах и скверах наших городов начала проводиться с начала XX -х годов прошлого века. Однако часто она велась стихийно, высаживались любые породы деревьев и кустарников. В Ельце, как нигде, очень много различных растений неместного происхождения. Какой-либо стиль в подборе пород, в оформлении газонов отсутствует. Около домов, на газонах за счет самосева в массе выросли разнообразные кустарники и деревья, в огромных количествах растут лебеда, лопух, что вносит еще больше бессистемности в общее пространство и часто создает атмосферу абсолютного хаоса и запустения. Интересна эволюция отношений местных жителей к зеленым насаждениям в городе. Начиная с 20-30 -х годов прошлого века на улицах и скверах всех городов России высаживалось большое количество различных пород деревьев и кустарников. Часто проводились массовые кампании по озеленению, каждый гражданин считал своим долгом перед домом посадить дерево. Города и села преобразились. Они стали краше, чище, а главное, зеленый наряд на улицах выполняет много важных экологических функций. Это необходимый компонент городской среды. Однако бессистемное, непродуманное озеленение создало много сопутствующих экологических проблем. Из всех некогда высаженных деревьев прижились на улицах города преимущественно быстрорастущие породы. В большей части это тополя, клены, березы, которые со временем превратились в мощные деревья. Первоначально жители их берегли, за ними ухаживали, протестовали против любого посягательства на их деревья, особенно в 1980-90 годы. Однако со временем деревья постарели и их ветви стали ломаться. При сильном ветре старое дерево может упасть и при этом серьезно повредить линии электропередач, телефонную связь, разрушить дом, что очень пугает жителей одноэтажных домов. Тем более, что сами граждане тоже постарели и их отношение к дереву резко изменилось. Многие из пожилых хозяев усадебных домов в настоящее время пытаются убрать любыми способами, некогда ими же посаженные деревья. Это лишний раз свидетельствует об отсутствии плановости в озеленении, какой-либо концепции и способов их реализации. Любое деревце хорошо гармонирует в городском пейзаже в возрасте 10-15 лет и не все мощные столетние деревья уместны в современном городе. Липы, дубы - да, а тополь в возрасте 60-70 лет - это уже объект большое экологической опасности. Как быть? Это одна из общих экологических проблем многих наших городов, а малых тем более, где сил и средств явно не хватает на зеленое строительство, тем более на создание концептуальных планов развития. Таким образом, на примере изменения эколого-социальной среды легко можно проследить насколько противоречиво и сложно экологическое пространство в его динамики. Любое действие по изменению пространства должно быть тщательно взвешено, продумано с учетом всех возможных экологических и социальных эффектов в будущем. Следовательно, нужна технология постепенной смены деревьев в черте города в определенный период их развития, но это требует высокой культуры планирования и четкости организации зеленого строительства.
Выше мы уже указывали, что на современный облик города и его планировку значительно повлиял рельеф местности. Глубокие овраги, крутые склоны привели к образованию вытянутых улиц и бессистемной застройки на их склонах. К сожалению, эти естественные коридоры не играют какой-либо важной роли в определении и формировании экологического каркаса урбанизированной территории Ельца, а скорее наоборот, так как служат местом постоянных свалок бытового мусора, застоя воздуха и т.д. Обращаем внимание, на то, что по мнению экологов, архитекторов именно овраги и естественные водотоки должны служить своеобразными артериями проникновения в город чистого воздуха и животных. Несмотря на то, что в пределах города и на его границах вдоль оврагов были созданы лесопарковые насаждения, эти небольшие по площади участки пригородных лесов не играют определяющей роли в формировании микроклимата. Однако они разнообразят ландшафт, создают условия для обитания птиц, сдерживают водную и ветровую эрозию почвы и т.д. Современное состояние их плохое, территория замусорена, вытоптана, довольно часты самовольные рубки деревьев и т.д. Они требуют экстренной помощи. Необходимо увеличить их площадь, а точнее разработать систему зеленого защитного пояса города и пригородной территории.
Любой современный малый и средний город России не мыслим без вечных спутников наших городов - садово-огородных кооперативов. В планировке и размещении их в полной мере проявился истинно национальный подход к организации пространства и системы природопользования. Где они только не расположены, что только не настроено. Несмотря на то, что индивидуальных и усадебных строений в городе много, Елец со всех сторон окружен садоводческими кооперативами, многие из которых расположены на экологически важных участках. Это обстоятельство также сказывается как на видовом разнообразии млекопитающих и птиц в небольших пригородных лесах, так и на общей экологической обстановке. В планировочном отношении территория застроена очень бессистемно, улицы нарезаны по трудно понимаемому плану. В других регионах и городах нам не приходилось видеть подобным образом спланированное размещение садоводческих участков. Территория кооператива обычно имеет четкую линейно-квартальную планировку.
Общее состояние окружающей среды в городе по содержанию в почве, воде и атмосферном воздухе загрязняющих веществ удовлетворительное. В настоящее время предприятия не являются основными источниками загрязнения атмосферного воздуха. Основные источники его - загрязнения транспорт и сжигание растительного мусора. Это одна из особенностей культуры местного населения. Костры разводятся по поводу и без повода. Некоторые владельцы усадебных домов и садовых участков делают это по два раза в сутки. В результате, особенно в безветренные дни весной и осенью дым буквально накрывает многие кварталы города, при этом загрязняется атмосферный воздух в приземном слое. Нередко сжигается не только растительное сырье, но и бытовой мусор, в воздух попадает масса вредных ингредиентов, однако это мало кого волнует.
Другая отличительная особенность в природопользовании - это какая-то непонятная, я бы сказал маниакальная, страсть собирать грибы и их использовать. Создается впечатление, что все ельчане заядлые грибники. Они собирают практически все виды грибов, которые произрастают в окрестных лесах. В других регионах России многие виды грибов, которые берут грибники Ельца, не собирают. Обычно в более северных областях не берут рядовки, дождевики, сыроежки и т. д. Не удивительно, что бывают отравления. И это не удивительно. В прилегающих лесах часто встречается бледная поганка. Мы неоднократно отмечали несколько фенотипических вариаций её, которые легко спутать с сыроежками. Учитывая, что массивы лесов небольшие, население грибы преимущественно собирает в лесополосах, в том числе и придорожных и т.д. Самый массовый в окрестностях города и самый собираемый гриб - это "свинушка", несмотря на то, что этот гриб считается условно съедобным.
Отношение местных жителей к лесным насаждениям более чем варварское. Деревья безжалостно вырубают, поджигаю, снимают с них кору, чтобы засохли, ломают техникой. Практически все леса превращены в свалки бытового и строительного мусора. В них густая дорожно-тропиночная сеть. Многие лесонасаждения были заложены в послевоенные годы и имеют возраст 30-50 лет. Очень странно и больно видеть как идет массовое уничтожение этого наследия. Местные жители спокойно ломают, подпиливают 30-40 летний дубок ради веников, чтобы сделать скамеечку у костра, для дров. При этом никто не задумывается, что деревья были посажены их отцами и дедами в трудные послевоенные годы.
Таким образом, эколого-социальное пространство города имеет целый ряд отличий, которые сформировались в процессе его развития. Во-первых, бессистемное расположение соборов и церквей, отсутствие единой панорамы города. Даже около Вознесенского собора нет соответствующей его размерам площади и сформированного взаимосвязанного с ним и другими соборами пространства, которое бы подчеркивало его величие на фоне реки и холмов. Многие церкви и соборы зажаты среди домов, им тесно среди них. Особенно это бросается в глаза расположение Великокняжеской церкви, построенной в честь 300-летия дома Романовых. Удивительное по красоте и архитектуре сооружение втиснуто в пространство между домами, как бы стыдиться своей красоты. Здесь речь не идет о состоянии самих соборов и прилегающих к ним территорий. Это проблема общая, результат предшествующей эпохи. Мы имеем в виду то, каким образом первоначально ставилось сооружение, каков был замысел архитектора, и как он связывал свое "детище" со средой.
Елец богат не только соборами и удивительными памятниками архитектурного творчества, но и разнообразными памятниками, которые в большинстве своем поставлены в последние десятилетия. Памятники разные. Простые стелы и знаки, поставленные в 1960-90 годах в честь погибших воинов, и композиции, бюсты, но многие из них имеют один и тот же недостаток. Они плохо сочетаются с окружающим их пространством или поставлены так, что не выполняют своих основных функций. Другими словами окружающее пространство абсолютно не продумано с точки зрения эколого-социальных ситуаций и основного функционального значения памятника. В результате все они предусматривают их посещение и осмотр отдельными небольшими группами людей. Они статистичны, нет динамики их в общем, экологическом пространстве, как впрочем, данный недостаток свойственен и многим соборам Ельца. Памятники приурочены преимущественно к старой, дореволюционной части Ельца. Пространство кварталов из многоэтажек в этом отношении не продуманно и абсолютно не организовано, чем город также отличается от других подобных малых и средних городов России. Аналогично не анализируются с точки зрения организации эколого-социального пространства и районы строительства современных коттеджей.
Удивительно, но факт, что река Быстрая Сосна не оказала большого влияния на формирование экологического пространства города. Практически в настоящее время в городе нет ни одной смотровой площадки или как-либо оформленной набережной. Пойма реки небольшая, открытых пространств, природных видов в районе города нет. Этим Елец существенно отличатся от многих малых провинциальных городов России, расположенных на берегах рек, озер или прудов.
Одним из системообразующих факторов эколого-социального пространства является межквартальная территория и городской парк. Какое влияние парк и его среда оказывают на формирование и развитие внутренней компоненты экологического пространства еще предстоит выяснить. Но это очень примечательная особенность свидетельствует о сохранении культурно-исторических традиций и отражает своеобразие экологической культуры горожан. Важной отличительной особенностью современных воззрений большой части населения города является их стремление "стилизировать" свои жилые дома, магазины и прилегающую к ним территорию под замки, монастырские и крепостные стены и т.д.
Расположение города в сильно перечесанном рельефе, большое количество глубоких оврагов, возвышенностей, наличие низинных мест в сочетании с непродуманной системой озеленения и размещение многоэтажных домов обуславливает возникновение мест с застоем загрязненного воздуха. Основными источниками загрязнения атмосферного воздуха являются автомобильный и железнодорожный транспорт, промышленные предприятия. По городу проходит участок автомагистрали Москва - Ростов на -Дону, по которой непрерывным потоком идет автотранспорт. Этот участок дороги является источником загазованности прилегающих кварталов города, шумового загрязнения, то есть объектом повышенной экологической опасности, но обеспечивает часть граждан устойчивым заработком.
Несмотря на разнообразный ландшафт, наличия рек животный мир в городе и в пригороде в видовом отношении не богат. На его видовом разнообразии сказывается высокая степень распашки, мизерная площадь лесопарковой зоны и очень низкий уровень общей экологической культуры населения. В пригородных оврагах и лесополосах обитает большое количество бродячих собак и кошек, которые практически "выедают" все живое, много в городе охотников, а площадь охотничьих угодий небольшая.
Таким образом, несмотря на наличие большого количества церквей и соборов, богатую историю Елец, как эколого-социальная система, мало чем отличается от других провинциальных городов России, которых много на территории Русской равнины. Население их характеризуется сравнительно низким уровнем экологической культуры, имеет крайне низкий уровень притязаний к комфортности среды. В этой связи высокий уровень заболеваемости, травматизма и т.д. В городе много нерешенных экологических проблем как по формированию общего экологического пространства, так и по развитию адекватной социокультурной среды.

ЭКОЛОГО-СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ г. ЕЛАБУГИ

Елабуга когда-то был небольшим уездным городом Вятской губернии, который возник на месте села Трехсвятского. С момента своего окончательного формирования он не являлся сторожевым пунктом или опорной пограничной крепостью, несмотря на то, что поселения людей в этом месте были известны очень давно. По некоторым данным поселение уже существовало около 1000 лет тому назад. Какие народы населяли эту территорию в начале прошлого тысячелетия? Трудно ответить на данный вопрос. Существует много разных подходов к рассмотрению истории поселений на территории города и его окрестностей. Первоначально первые жители в крае селились в пойме Камы и Тоймы. Наиболее известно поселение "Ананьевский могильник". Наибольшее количество споров идет вокруг так называемого "Чертового Городища", разрушенного монахами в XVII веке, и от которого осталась только одна башня [24, 25; 26; 7]. По данным капитана П. Рычкова [18] в бытность на данном месте монастыря вокруг его вся территория была покрыта лесом. Березовые рощи росли по всему крутому берегу Камы. Эти рощи местное население считало священными, здесь оно проводило свои праздники, во время которых украшало деревья различными предметами. Подобные обычаи, как известно, свойственны больше угро-финским народам и иногда отмечаются в славянских поселениях, особенно в местах культовых сооружений. Гораздо реже такие обычаи отмечаются у тюрков. В этой связи многие доказательства современных авторов о том, что "Чертово Городище" - памятник мусульманский, малообоснованны (Халиков, 1997 и др.), тем более что ранее эти же авторы такую точку зрения не высказывали. Именно эту точку зрения в последние годы некоторые казанские историки усиленно пытаются обосновать. С нашей точки зрения более объективны исследования, проведенные в XIX веке и в середине XX века до 1980 годов [6; 24; 1 и др.). В настоящее время субъективные факторы и политическая коньюктура при объяснении наблюдаемых фактов стали играть чуть ли не главную роль. Несмотря на разные точки зрения о происхождении постоянного населенного пункта в данном месте [19; 25, 26; 6 и др.], современная история города достаточно хорошо просматривается.
Прикамские села не были подвержены так называемым "слободским" стилям застройки и поэтому имели и имеют более четкий порядок домов. Можно выделить следующую схему формирования их планировочного пространства: 1) "культово-базарный" - базарная площадь с церковью в центре - основа архитектурно-планировочного пространства и от нее отходят улицы; 2) придорожный населенный пункт, когда вдоль дороги (почтового тракта) тянулась улица; 3) прибрежный, село располагалось вдоль реки. Любопытно, что помещичьи имения не располагались в центре села. Они, как правило, были рядом с селом, на одной из его окраин и не являлись системообразующим фактором селения, несмотря на то, что были его функциональными центроми многие годы и даже века.
Некоторые крупные села Прикамья быстро переросли в уездные города. Типичным таким городом является Елабуга. Любопытно, что по данным капитана П. Рычкова [18], в те времена населенный пункт назывался "пригород Елабуга", и он приводит план, на котором небольшое поселение окружено валом и тыном. Причем, указывает на две части, старую и более новую, которая расположена полукругом вокруг старой и также окружена валом и тыном. Таким образом, на примере истории формирования среды Елабуги мы видим, что на первоначальный план города оказал влияние традиционно русский стиль развития населенного пункта городского типа.
Окончательно, как крупный населенный пункт, город формируется на рубеже XVI и XVII веков, когда идет активное изменение способов природопользования в крае и развитие торговых городков по всему Прикамью [18].
Свое первое дыхание как город Елабуга получила в середине XVIII века в связи с развитием в её окрестностях металлургической промышленности и торговли. Она становиться важным торговым и административным центром в Вятской губернии.
Корни современных эколого-социальных противоречий города лежат в истории развития его как эколого-социальной системы.
Старая Елабуга, как и другие малые города России во многом имеет аналогичную историю уездного городка. Статус уездного города Елабуга получила 11.09. 1780 года. В городке было 376 домов, проживало 966 человек, 3 церкви и т. д. Первый план города, как и в Ельце, утверждает Екатерина II 13 августа 1784 года. В 1846 году 29 марта Николай I утверждает новый генеральный план города. В это время в городе было 703 здания и 4561 жителей. Пожар 1850 года (22 и 23 июля) практически полностью уничтожает город. Сгорело 377 домов, 10 общественных лавок и т. д. Частые пожары стимулируют строительство каменных домов и создание особых противопожарных кирпичных стенок между деревянными домами. Это значительно сказалось на архитектуре города. Первые планы города предусматривали квартально-линейный способ размещения улиц. Основные улицы были вытянуты вдоль почтовых трактов, прежде всего Малмыжского, по которому шли этапом узники в Сибирь. В XVIII-м веке поселение имело радиально-бессистемное формирование архитектурной среды и было окружено рвом и тыном [18]. В современном городе каких либо следов этого плана не прослеживается.
Градостроительная среда города - это определенным образом сложившаяся система, в основе которой лежит плановая застройка старой части города в XIX веке, с ясно выраженным стилем застройки и определенными требованиями к зданиям. В те времена предписывалось строения размешать в красной линии улицы, было рекомендовано строить здания с каменным низом и деревянным верхом и т. д. Тротуары не были оформлены. Озеленение улиц не предусматривалось. Первоначальным системообразующим фактором города, его центром, являлась базарная площадь. В последствии центр переместился на другую площадь, которая была застроена в годы Великой Отечественной войны эвакуированными предприятиями. Происходит коренная ломка функциональной структуры старого города, в результате чего теряются два традиционных центра. Поэтому при осмотре старой части города в ходе пешеходной экскурсии он как бы лишается своей целостности и городского центра. Попытка создать новый центр на месте старой базарной площади, а в последние годы XX века в новостройках в полной мере не удалась. Это привело к тому, что большинство жителей города считают настоящим городом старую, нижнюю часть, а не новую верхнюю, где они живут. Тем самым создается парадоксальная ситуация по восприятию архитектурно-планировочной среды города его жителями.
Архитектурная среда города существенно отличается от многих русских городов тем, что в ее структуру была заложена идея визуальной "системной радиальной симметрии", то есть все "высотные" объекты [соборы, церкви, здание Епархиального училища (сейчас в нем расположен педуниверситет)] располагались по большой дуге. В центре круга, символичной дуги, размещался женский монастырь, а точнее вершины небольших холмов, откуда открывался величественный вид на город. Несмотря на то, что город традиционно застраивался вдоль почтовых трактов (Малмыжского, прежде всего) и имел прямоугольно квартальную планировку в размещении объектов, образующих ландшафтный вид старой части города. В структуре объемного восприятия города, как единого целого, была заложена идея взаимосвязанности объектов и их размещения по ходу солнечных лучей, что создавало неповторимую картину городских видов с разных точек обзора. В настоящее время трудно сказать обсуждалась ли архитекторами в конце XIX в начале XX века идея видовой симметрии и формирования внешнего облика города со стороны смотровых площадок. И такое размещение соборов сделано целенаправленно, с учетом древнерусских традиций размещения церквей в определенном зрительном пространстве (зрительной взаимосвязи) [14], или оно получилось стихийно, из-за особенностей ландшафта и истории развития города, как системы, сказать трудно. Важно то обстоятельство, что эта система сформирована. Она реально существует и её надо сохранить. Панорамный вид нижней части города несколько разрушен ввиду сноса Троицкой церкви, созданием насаждений из тополей в 1930-е годы и строительством пятиэтажных, так называемых "хрущевок". К сожалению, до сих пор сохранение панорамы старой части города (при осмотре её с естественных смотровых площадок) и его радиальной симметрии не закреплено в городе законодательно. Например, как объекта охраны в статусе музея заповедника, а именно с Чертового Городища, с пойменных лугов (от озера "Окунево"), с Камы и от современных кладбищ (от могилы Цветаевой). Если не узаконить сохранение вида и не обеспечить охрану данных точек обзора города, они могут быть потеряны. Тем самым жители города и его гости не смогут любоваться его неповторимой красотой. В настоящее время одна из таких точек уже потеряна, она застроена современной базой Елабужских электрических сетей.
Абсолютно не организовано пространство около кладбищ, активно нарушается панорама города, что вызывает закономерное возмущение, прежде всего коренных горожан, которые хотели бы сохранить своеобразие видов города. Пренебрежение системностью и видом города сказалось на особенностях застройки старой части в 50-70 годах XX века. Многоквартирные, многоэтажные дома разбросаны беспорядочно, архитектура их самая различная. Строительство двух и трехэтажных домов в настоящее время может существенно сломать традиционную симметрию панорамы города и сделать ее недоступной для наблюдателя.
С началом разработки месторождений нефти в регионе город начинает бурно развиваться, возникает новая часть, которая застроена типовыми многоэтажными зданиями. В застройке тех лет четко прослеживается элемент стихийности в развитии архитектурно-планировочной среды. В городе отсутствует целостная концепция формирования системно-структурных связей нижней части с так называемой "верхней", "Восточкой", согласно устного творчества елабужан, которая географически располагается в западной части города. Это одна из достопримечательностей города и его загадка. Никто не может твердо сказать, когда и почему возникло такое название новых микрорайонов.
Массовое строительство новых микрорайонов в 1980-90-х годах, в связи с планами создания крупного завода по производству автомобилей уже проводится более планово и продумано, но исходя из концепции размещения крупного города на сравнительно ограниченной площади. При этом в первоначальном виде генеральный план предусматривал коренную ломку сложившейся системы застройки старого города и города 1950-60 годов. Это вызвало бурю возмущений горожан. Особенно, строительство кварталов из многоэтажек в городе вызвало протест жителей нижней части города, они оказались обделенными по части социальных благ и увидели в строительстве гибель традиционного уклада жизни провинциального городка. Более того, на строительство приехало много людей разных национальностей и совпадение этого явления с определенными политическими явлениями в обществе привело к обострению непростых межнациональных проблем. В облик старого русского города вдруг резко стал внедряться чуждый ему стиль застройки и формирования городской среды. Частичное выполнение данного плана без учета многих эколого-социальных требований по формированию пространства, без учета конкретных эколого-социальных ситуаций в городе, привело к обострению традиционных экологических проблем и обусловило возникновение новых. В ходе дискуссий, жарких споров и изменения общества в генплан застройки города были внесены существенные коррективы, были созданы микрорайоны коттеджной застройки, планы модернизации среды в старой части, что позволило снизить степень противоречий и создать во многих микрорайонах достаточно неплохую среду.
Кварталы многоэтажных домов преимущественно заселили выходцы из сельской местности, а по социальным установкам и отношению к природопреобразующей деятельности они мало чем отличаются от жителей нижней части, которые вели и ведут образ жизни традиционного провинциального русского города, когда часть своего времени житель тратит на простой крестьянский труд по возделыванию культурных растений и по уходу за домашним скотом и птицей.
Старый провинциальный русский город - это традиционное поселение типа "агрогорода", когда часть времени человек занят в промышленности или на какой-либо службе, другую часть тратит на производство продуктов питания на собственном огороде и подворье. Такой образ жизни имеет глубокие корни. По такому принципу жило большинство мастеровых в уральских городах и т.д. Соответственно, старая часть города сформировалась с учетом данной особенности социальных установок жителей.
Установка многих жителей на подсобное хозяйство вступает в противоречие с требованиями по формированию среды современного города. Это проявляет как в массовом выпасе коз, овец на газонах, так и в терпимом отношении местной администрации к разрушению систем озеленения частью горожан. То есть активное пренебрежение необходимостью создания облика городской среды в конечном итоге находит поддержку в администрации, что в итоге сказывается на внешнем виде города и оформлении его улиц. Социальные устремления горожан к сельскохозяйственной деятельности привели к созданию огромного количества садоводческих кооперативов по всей нашей стране. Елабуга не исключение. Рядом с городом возникло своеобразное пространство. Многие садоводческие кооперативы разбиты вопреки экологическим и эколого-социальным требованиям. Так, кооператив "Малый Бор" создан на месте болота, где произрастало пять редких видов орхидных, а само болото играло важную роль в формировании стада лосей в Малым Бору; часть участков в кооперативе "Сизовец" расположены на месте заболоченных лугов, на которых произрастало два вида растений занесенных в Красную книгу РТ и Красную книгу России. Другие садоводческие кооперативы размещены в уникальных местах и изменяют ландшафтный вид (в районе Чертового Городища, городского парка и т.д.). Многие кооперативы созданы непосредственно около автотрасс. Тем самым налицо отсутствие учета элементарных экологических требований при размещении данных кооперативов. Естественно, такое отношение к окружающим ландшафтам вызывает возмущение части населения и обуславливает возникновению острых эколого-социальных проблем. С другой стороны, создание кооперативов не сопровождалось параллельной разработкой соответствующей нормативно-правовой базы, которая бы регулировала деятельность данных кооперативов. В настоящее время интерес к садам огородам существенно падает, многие из садоводческих кооперативов распадаются, но еще пройдет не один десяток лет, прежде чем их территории будут использоваться другим способом. Это создает массу проблем. Отдельные сады и огороды засаживаются, другие нет, зарастают сорняками. Требуется пересмотр планов участков, нормативных документов, регламентирующих деятельность таких кооперативов.
Интересной, с точки зрения формирования экологического пространства, является история застройки западного микрорайона индивидуальными домами. Район был спланирован без должного экологического и инженерного обеспечения. Поэтому в нарушении общего архитектурного стиля в центр микрорайона вместо социально-культурного микроцентра "воткнули" многоэтажный дом. Ни о каком едином стиле застройки и формировании пространства не шла и не идет речь. Нужны сети, а у состоятельных граждан, да еще имеющих властные полномочия, свои воззрения на жизнь. Им, видимо, безразлично будущее, их не волнуют проблемы воспитания подрастающего поколения, проблемы экологии, какой "дух" будет гулять по созданным кварталам и т. д.
Особая роль в формировании внешнего эколого-социального пространства принадлежит памятникам. В Елабуге их много. Некоторые из них поставлены с учетом многих эколого-социальных факторов и гармонично связаны с окружающей средой, что говорит о высокой культуре архитекторов, проектантов и высоком уровне требовательности со стороны горожан. В этом плане особенно следует отметить расположение и композицию памятника великому живописцу русской природы И. Шишкину. Скульптура художника очень гармонично вписана в общее пространство. Еще более продумано создан памятник мемориал, погибшим горожанам на фронтах Отечественной войны. Последний сочетает композицию, разнообразие зрительного пространства, его глубину с глубиной скорби людской и внутренним функциональным экологическим пространством среды. Это единство позволяет достигать нужного эффекта при его посещении, как небольших групп, так и большой массы граждан, чего нельзя сказать про многие мемориальные памятники погибшим войнам в других больших и малых городах России. Как мы уже указывали выше в Ельце, несмотря на обилие, все мемориальные памятники предусматривают посещение их небольшими группами людей и не обеспечивают в полной мере свои эколого-социальные функции, особенно в памятные дни праздников, когда к ним приходит много людей.
В тоже время памятник кавалерист-девицы Н. Дуровой в Елабуге, с нашей точки зрения поставлен не совсем удачно. Несмотря на предложения ряда архитекторов и экологов поместить его в единстве парка, кладбища и воссозданного шпиля разрушенной церкви, как бы обеспечивая связь спокойствия и вечности (символ деревья и кладбище) с долгом и мужеством перед Родиной, когда все остальное уходит на второй план (символ конная фигура) и устремлением людей в будущее (символ -площадь и шпиль), памятник по настоянию архитектора слишком выдвинут в центр площади, и нарушил ее функциональную целостность. Идея скульптора - связь вечности (символ - одинокая сосна на площади), мужества (символ - девица на коне, во всем вооружении гусара) и вечности ( символ - ворота на бывшее кладбище и памятник над предполагаемом месте захоронении) явно не просматривается. Ворота и ограда за памятником, деревья парка и изгиб дороги скрадывают общее пространство, теряется перспектива, мощь коня и мужество фигуры. Несмотря на то, что хорошо выдержаны пропорции, постамент в соответствии с местностью и размерами площади, памятник не играет во всем блеске своего величия. Он как бы зажат, ему тесно в этом пространстве, как было тесно и томно самой Дуровой в отчем доме. Памятник должен призывать к величию, стойкости, мужеству и гордости за историю своего народа. Тем самым, конная фигура не в полной мере отражает тот патриотический порыв, мужество, смелость, вольность духа и желание послужить отчизне, которое так характеризовало Н. Дурову в ее эпическом подвиге.
Также не совсем продумана, с нашей точки зрения, композиция, созданная в честь войнов-интернационалистов. Не хватает величия и скорби, символики стойкости и противоречий эпохи. Он слишком техноратичен, стериотипен, хотя и достаточно полно отражает внутренний мир "афганцев". Здесь уместно отметить, что в современной научной литературе, в теории архитектуры, еще не до конца осмыслено и совсем не определено экологическое значение памятников в создании конкретной эколого-социальной ситуации. Особенно требуется разработать теорию их влияния на формирование внутренней компоненты экологического пространства личности.
За время строительства домов в микрорайоне во многих местах стал формироваться лесопарк за счет самосева, так как первоначально планировалось, что территория будет застроена за 3-5 лет. Жизнь внесла свои коррективы, прошло более 10 лет, а еще и 30 % отведенной площади не занято. Первоначально нами предлагалось в данном месте часть площадей пустить под лесопосадки и создать лесозащитный коридор между Танаевским лесом и городом, что крайне необходимо для защиты города от вредных выбросов автотрасс (Казань-Набережные Челны, Елабуга-Танайка и выбросов Нижнекамского нефтехима). Ход развития среды сам понемногу выполняет наши планы. За 10 лет на многих участках данной территории начал формироваться лесопарк. Хочется надеяться, что новые экономические условия, новая экологическая среда и существующие реалии, будут правильно проанализированы общественностью города и найдены наиболее оптимальные решения по формированию экологического пространства, при этом максимально будут сохранены сосны и березы, которые начали формировать новую лесопарковую зону города, так необходимую ему. Будущее города, чистота воздуха в нем в руках самих горожан.
Отсутствие надлежащей инфраструктуры взаимосвязи старой части города с новыми микрорайонами, противоречие между традиционной эколого-социальной средой нижней части города с бессистемно формирующейся новой частью города, где проживает большинство населения, но с не сформировавшимися эколого-социальными воззрениями на свой город - реалии современной Елабуги. Отсутствие единого архитектурного стиля современной застройки и учета традиций старого города, отсутствие концепции взаимосвязи окружающих уникальных природных комплексов с городской средой, приводит к острым эколого-социальным противоречиям и разрушению природных комплексов. При строительстве новой части города практически не созданы необходимые лесозащитные насаждения, которые бы предохраняли город от продуваемости, накопления пыли и ядовитых веществ в определенных местах и создавали коридоры для лесных обитателей . В настоящее время отсутствует естественная взаимосвязь между основными лесными массивами, окружающими город, то есть между Танаевским лесом, Малым и Большим борами, лесопосадками, созданными вокруг верховий оврага в северной части города и Мортовским лесом. В свою очередь, мы предлагали создать кольцо из зеленых насаждений, которые бы обеспечивали системное восприятие границ города, обеспечивали миграционные пути для крупных млекопитающих и птиц, формировали зрительный ряд, а главное, играли важную санитарно-защитную и ландшафтно-формирующую роль. Необходимо тройное лесозащитное кольцо - ближнее и двойное дальнее кольцо. Так называемый природно-лесной каркас, который бы обеспечивал безопасное передвижение животных и птиц, предохранял сельскохозяйственные угодья от эрозии, а город от заноса и застоя в нем вредных выбросов автотранспорта и промышленности. В настоящее время уже нельзя в полной мере реализовать данный план, так как в местах, где крайне необходимо было создать группы зеленых насаждений, создан ипподром, размещены сады-огороды, поставлен асфальтовый завод, разбиты жилые кварталы и построены высотные дома. Образовались и будут возникать новые места с повышенной концентрацией вредных веществ в воздухе, прежде всего за счет автомобильных выбросов. Тем самым в будущем это приведет к обострению ряда эколого-социальных ситуаций. Но время еще не упущено. Такие возможности есть. Обращают на себя внимание факты, что в последние 10 лет в пригородных лесах города практически пропали лоси, меньше стало косуль, несмотря на то, что площади заброшенных полей увеличились, а количество людей, посещающих леса, резко убавилось.
Важную экологическую роль играют овраги, которые расположены в северной части города. В них берут начало небольшие реки, протекающие по территории города, они играют определенную роль в сохранении видового разнообразия растительного и животного мира региона, и их территория традиционно используется местным населением в качестве пастбища.
На формирование культуры местного населения большое влияние оказали заливные луга с их оригинальным составом растений и животных, с удивительными по красоте пойменными озерами. Но красота местности привлекает и "модернистически" настроенных архитекторов и богатых горожан, которые были бы не против все застроить. В этой связи срочно нужно рассмотреть и обеспечить охрану поймы реки Камы и Тоймы, взять под охрану уникальные природные панорамы пойменных лугов и речных долин.
Общее экологическое состояние среды в городе удовлетворительное. Основные источники загрязнения подземных вод и атмосферного воздуха находятся вне города. Внутригородская жизнь вносит незначительное количество вредных выбросов по сравнению с приносимыми. В целом для города характерны все наиболее общие проблемы малых городов: низкое качество питьевой воды, низкий уровень экологической культуры населения и много жилых помещений, которые по многим параметрам не соответствуют экологическим стандартам, отсутствие продуманной системы эколого-социального мониторинга и долгосрочных программ по созданию более оптимальной и комфортной среды обитания в городе и его окрестностях.
Жители города в своей массе не очень охотно посещают прекрасные пригородные леса. В процентном отношении меньшее количество их стремится отдыхать на "природе". Это связано с тем, что рядом крупная река. Кама, на берегах которой есть много удобных мест для отдыха. Не выходя из города можно любоваться чудесными видами пойменных лугов, что позволяет получить необходимую эмоциональную разрядку. У многих горожан сады и огороды расположены около леса, что тоже снижает тягу к дальним передвижениям, несмотря на то, что большая доля населения собирает и заготавливает грибы, ягоды. Здесь нет своеобразного культа, который мы видим в Ельце. Отравления грибами очень редки. Смертельных исходов практически нет. Не наблюдаются факты массового разведения костров в парках, лесополосах, в лесу. Однако проблема борьбы с жиганем растительных остатков тоже существует, но не так остро как в других городах. Это говорит о более высокой экологической культуре населения. Об уровне её развития можно судить по санитарному состоянию улиц, скверов, приусадебных территорий, по уровню требовательности городских служб к оформлению города и созданию оптимальной среды. Однако несмотря на несколько более высокий уровень внешней экологической культуры в городе эколого-социальные противоречия очень значительны. Также как и в других городах не решаются многие экологические проблемы. Остается высокий уровень заболеваемости, в том числе и среди детей, которые проживают в новых микрорайонах. Причины этого явления не совсем ясны, несмотря на то, что уровень комфортности квартир больше, чем в старой части города, выше доходы родителей, а заболеваемость детей гораздо выше. Ждут своего решения и проблемы по обеспечению города питьевой водой более высокой степени чистоты и т.д.
Таким образом, эколого-социальные системы города имеют ряд специфических особенностей, которые определяются как историей их формирования, так и естественными уникальными ландшафтами. Одной из особенностей города является удивительное сочетание визуальной симметрии видов старой части города и их гармонии с необозримыми просторами пойменных лугов, что находит отражение во внутренней культуре горожан. Несмотря на свое своеобразие, в Елабуге ждут своего решения многие проблемы по формированию и оптимизации экологического пространства в городе и его окрестностях.

Эколого-социальное пространство Г. Воткинска

Город Воткинск был основан 3 апреля 1759 года графом Шуваловым при железоделательном заводе, который выпускал различные изделия из металла. Он построен по классической схеме "демидовского" города, в основе которого лежала концепция "город-завод", точнее завод и при нем казармы и дома для работающих ("работных людишек"). Первоначально многие такие города на Урале были окружены деревянными крепостями или защитными сооружениями в виде тына из бревен. Расположение завода и города определялось наличием реки, пригодной для строительства плотины и создания водохранилища. Поэтому плотина и пруд являлись основным системообразующим фактором всего внешнего экологического пространства, в том числе города и пригородной территории. Специфические экономические задачи в сочетании со сравнительно суровым климатом и определяли характер и особенности формирования эколого-социального пространства таких городов. Экосоциумы в таких городах во многом аналогичны. Несмотря на то, что основной вид деятельности был связан с заводом, население в обязательном порядке имело огороды, подворья, сенокосы, занималось рыбной ловлей и заготовкой грибов и ягод. Архитектура и планировка домов примерно одинаковая, как правило дом в 3 окна по фасаду или так называемый пятистенок, многие дома строились двухэтажными. Дома располагались просторно, сравнительно далеко друг от друга. Основным строительным материалом была лиственница и сосна. Покрыты дома были тесом, и поэтому общий вид улиц и кварталов был достаточно невеселый, серый, даже мрачный. Постепенно в центре города закладываются каменные здания уже с более плотной застройкой. Планировка территории первоначально составлялась сравнительно хорошо подготовленными кадрами инженеров и архитекторов, что сказалось на регулярной планировке города, в расположении улиц и переулков, и бесспорно нашло отражение в мышлении и культуре горожан. В таких городах уже нет ни малейшего влияния слободского стиля формирования городской территории. Многие города первоначально пытались строить по подобию плана Петербурга, то есть когда от центральной площади веером расходятся прямые улицы. Планировочным центром являлся завод, здание дирекции и прилегающая к ним площадь. В Воткинске это хорошо видно. Несмотря на то, что плотина и пруд давно потеряли свое первоначальное значение, они являются неотъемлемой частью города и его экологического пространства. Горожане не представляют свою жизнь без пруда. Без плотины и пруда трудно представить облик многих городов Урала и Приуралья. До настоящего времени многие плотины выполняют функцию моста. Воткинск в этом отношении не исключение. По плотине проходит основная автотрасса, которая связывает город с Ижевском, поэтому движение по ней очень интенсивное. Плотина и набережная пруда в городе достаточно хорошо обустроены и играют важную роль в формировании единого зрительного и функционального пространства площади и центральных кварталов города. Пруд и завод фактически являются центром города.
Воткинск, как и другие города России, перетерпел несколько волн своего развития. Город значительно вырос с приходом в него нефтянников. В настоящее время в нем проживает 104,7 тыс. горожан.
Однако стихия строительства в 1950-80 годах XX столетия особенно на окраинах, создала массу разнообразных переулков, бессистемно поставленных промышленных объектов и т. д. Это общая тенденция тех времен, когда недостаточно внимания уделялось формированию общего городского пространства.
Экологическая культура горожан формировалась путем слияния традиционной русской и местной удмуртской. Местные народы в большей степени тяготеют к лесу, рыбной ловле, к уединению. Мало внимания уделялось внешнему оформлению дома и подворья. Первоначально озеленение улиц отсутствовало. В настоящее время по стилю озеленения город практически не отличается от других небольших городов Предуралья и Урала. В озеленении интродуцентов мало. Это связано как с более суровым климатом, так и особенностями культуры народа.
В общественной жизни несмотря на спокойную внешнюю обстановку, всегда есть определенные противостояния между различными группами и движениями, в том числе и по путям решения острых экологических проблем. Имеющиеся традиционные противоречия получили своеобразную подпитку, благодаря размещению около города завода по уничтожению ракетных двигателей, что вызвало бурю протестов и обострило многие эколого-социальные противоречия в обществе. Всплеск протестов и эмоций связан как с тем, что многие жители городка имеют низкий уровень комфортности жизни и недовольны существующей социальной политикой, так и политикой центра по отношению к навязыванию им экологически опасных объектов, экономическая выгода которых очень сомнительна. Принимая во внимание, что общая экологическая обстановка в республике очень напряженная, сохраняется высокий уровень заболеваемости, смертности, на ее территории много объектов очень высокого экологического риска, любое непродуманное и необоснованное действие промышленников и власти тут же рождает бурю скрытого или явного протеста. В итоге все это сказывается на общественном сознании и уровне развития экологической культуры.
Несмотря на предпринимаемые усилия властей, общая экологическая ситуация в городе и его окрестностях очень сложная и вызывает серьезные опасения. Очень актуальной для всех подобных городов Предуралья и Урала (Воткинск, Камбарка, Ижевск, Белорецк, Серов и т.д.) являются проблемы, связанные с их историей образования. Некогда созданные пруды их главный системообразующий фактор- в настоящее время обусловливают массу экологических проблем. Состояние плотин крайне плачевное. Вода в прудах не удовлетворяет существующим нормам, активно идут процессы заболачивания, изменяется фауна, застраиваются берега, все это не только вызывает возмущение жителей, а главное приводит к резкому ухудшению их среды обитания. Срочно необходимо разработать и создать мониторинговые системы контроля за качеством воды и биоты в целом в прудах. Решать это традиционными методами (углубление дна, изъятие части ила) нерационально. Любопытными являются те факты, которые свидетельствуют о том, что снижение уровня определенного биологического загрязнения воды приводит к снижению рыбопродуктивности водоема, в то время как население судит о работе природоохраных ведомств не по показателям чистоты воды, а именно по таким критериям, как наличие рыбы и возможность ее добывать. Требуется комплексное решение проблемы, использование всех, в том числе и новых нетрадиционных приемов оптимизации состояния экосистем. Но до такого уровня понимания проблемы культура местных властей еще не дошла, более того, как правило, лица способные решить подобные задачи, почему-то подвергаются гонениям и вытесняются из власти. Это хорошо видно на примере смены руководителей города в Воткинске и т.д.
Образ жизни местного населения очень тесно связан с лесом и реками. Практически все семьи заготавливают грибы, ягоды, многие жители являются заядлыми рыбаками. В отличие от жителей Центрально-Черноземной области население не собирает все виды грибов подряд, а берет в основном только белые, подосиновики, подберезовики, маслята, рыжики, грузди, лисички и опята. Отравления грибами крайне редки. Отношение к лесу и зеленым насаждениям более бережное, чем скажем в Ельце, нет такой всеобщей страсти жечь костры. В целом, больший процент жителей посещает леса, выезжает на берега рек, чем в других городах.
Важным фактором, влияющим на формирование поведения граждан в лесу, является наличие в них большого количества кровососов и клещей. Очень высок процент клещей, зараженных различными вирусными болезнями. Это мощный фактор, который сдерживает массовое посещение леса, водоемов, особенно весной и в начале лета. Борьба с энцефалитом, болезнью Лайма и др. природноочаговыми заболеваниями является приоритетной эколого-социальной задачей местных властей.
Ввиду сложной экологической обстановки и сравнительно низкой экологической культурой населения и прежде всего управленческих кадров, уровень заболеваемости и смертности высок, что вызывает обоснованную тревогу граждан и усиливает все противоречия в обществе. Необходимо комплексное изучение среды, выявление причин низкого качества среды обитания и реализации комплексных эколого-социальных проблем. Несмотря на высокую социальную активность населения и усилия научной общественности республики, экологические проблемы не решаются или решаются медленно и неэффективно. Причин много, одна из них - это инерция мышления местных экологических и управленческих кадров, их неспособность понимать современные экологические проблемы и организовать поиск путей их решения.
Таким образом, несмотря на различное географическое положение, разную историю развития и различные системообразующие факторы градостроительной и эколого-социальной среды, современное экологическое пространство малых и средних городов России во многом сходно. Решение многих проблем по формированию более комфортной среды в них часто зависит от сочетания объективных и субъективных факторов. В настоящее время нет необходимых условий для разработки и реализации комплексных программ по оптимизации эколого-социального пространства и повышения уровня экологической культуры населения в малых городах России. Экосоциумы их являются и будут являться в XXI веке основными единицами сохранения и развития национальной самобытности русского народа и других народов, населяющих страну. Именно особенности их развития во многом определяют специфику внутренней культуры общества, его стабильность и способность воспроизводить самого себя. Многие малые города являются своеобразными центрами, которые обеспечивают развитие и сохранение традиций сельских общин, которые необходимы для сохранения и развития сельскохозяйственного производства в стране.
В то же время именно в малых городах наиболее остро и ярко видны все эколого-социальные проблемы современной России, решение которых позволит создать более гармоничную среду обитания и поднять уровень жизни населения и тем самым повысить стабильность в обществе. Уникальность эколого-социальных проблем малых городов определяется своеобразным сочетанием в их экосоциумах природной и социальной компоненты, которая не так ярко проявляется в больших городах и современных мегаполюсах.
Анализ особенностей
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абзянов М.Д., Лапшин Н.П., Матрохин Ю.В., Мясников Г.И., Трапезников А.И. Здравствуй Елабуга - Казань: Татарское кн. изд-во С. 1-264.
2. Винников А.З. Славяне лесостепного Дона в раннем средневековье (VIII -начало XI века). Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1995. С. 1-168.
3. Горлов В., Новосельцев А. Елец веками строился. Липецк: Липецкое издательство НПО ОРИУС, 1993.С. 1 - 440.
4. Громов Г.Г. Хозяйственный ареал как среда взаимодействия человека и природы // Общество и природа. Исторические этапы и формы взаимодействия. М., 1981. С. 330-338.
5. Глазьев В. Н., Тропин Н. А. Документы о строительстве Ельца, заселении города и окрестностей в 1592-1594 годах как исторический источник // Российская крепость на южных рубежах. Документы о строительстве Ельца, заселения города и окрестностей в 1592-1594 гг. / Предисловие А. Д. Пряхина. Подг. текста и комментарии В. Н. Глазьев, А. В. Новосельцев Елец: Елецкий государственный университет. 2001. С. 5-19
6. Елабужский женский монастырь / Описание Елабужского Казанско-Богородского женского монастыря. Вятка: Скоропечатня Анисимовых и Блиновой. 1870. С.1-13.
7. Казаков Е. П. О ранней дате Елабужского (Чертового) городища болгарской эпохи / Древняя Елабуга / Сб. / Под ред. Р. Р. Хайрутдинова, Ф.Ш. Хусина - Елабуга: Изд-во Шаитор-Лаип. 2000. С. 56-77.
8. Ключевский В. О. История русского быта. Изобретения и усовершенствование к удовлетворению постоянных жизненных потребностей. Чтение в школе и дома. М.: Ван Выбор упр. 3, 1995. 76 с.
9. Куза А. В. Древнерусские поселения / Древняя Русь. Город, замок, село. М.: Наука, 1985. С. 39-135.
10. Кутырев В.А. Оправдание бытия (явление нигитологии и его критика) // Вопросы философии 2000. №5. С.15-32.
11. Кутырев В.А. Антология человеческого (предпосылки и контуры консервативного философствования) Вопросы Философии 2002. № 9. С. 68-80.
12. Паллас П. С. Путешествие по разнымъ провинциямъ Российской империи.- С.Петербург, 1809. Ч.1. С.1-657.
13. Пилявский В.И. Тиц А.А., Хмаков Ю.С. История русской архитектуры. Учебник для вузов. Л.: Строиздат. Ленингр. отд.-е 1984. С.1-512.
14. Пряхин А. Д., Разуваев Ю. Д., Цыбин М. В. Елец и его округа -уникальная историческая территория России (археологические памятники эпохи железа) /Археологические памятники лесного Придонья. Сб. науч. тр. Липецк. 1996. вып.1. С.138-156.
15. Раппопорт П. А., Колчин Б. А., Борисиевич Г. В. Жилище / Древняя Русь. Город, замок, село. М.: Наука, 1985. С. 136-154.
16. Семенова М. Быт и верования древних славян.- СПб : Азбука, 2000. С. 1-560.
17. Рычков Н. П. Журнал или дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства в 1769 и 1770 году. СПб, 1770. С.1 -243.
18. Савина С. Уездная Елабуга. Владимир: Уходящие образа, 1993. С. 3-38.
19. Ситаров В. А., Пустовойтов В. В. Социальная экология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр "Академия", 2000. С. 1-200.
20. Стахович М. А. История, этнография и статистика Елецкого уезда. / Елецкие корни Елец: Елецкие куранты, 1996. С. 19-65.
21. Тропин Н. А. Елецкая земля в XII-XV вв / Елец: ЕГПИ, 1999. С. 1 -147.
22. Тропин Н. А. Древнерусское поселение XIII-XIV веков у села Аргамач-Пальма / Археологические памятники лесного Придонья. Сб. науч. тр. Липецк. 1996. вып.1. С. 161-175.
23. Шишкин И. История города Елабуги / Составил И. Шишкин на память добрым и благотворительным моим согражданам. М.: Сукодел. типография, 1871. 53 С.
24. Халиков А. Х. Отчет об исследовании комплекса мечети на Елабужском "Чертовом городище. Казань-Елабуга. Архив Елабужского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. 1994. С.1 -48.
25. Халиков А. Х. Алабуга-Елабуга. История возникновения Елабуги-Алабуга и исследования Елабужского городища в 1993 г. Елабуга. 1993. 65 с.
26. Ясвин В. А. Психология отношения к природе. - М., 2000. 456 с.



СОДЕРЖАНИЕ