<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Интерес к быстрым, катастрофическим социальным изменениям обострился в последние годы. М.Халлинен [7] отмечает, что разрывы, дискретность в развитии социальных систем являются главным вызовом существующим теориям социальной динамики. По ее мнению, такие события последнего десятилетия, как крах коммунистической системы, распространение национализма и терроризма, эпидемия СПИДа, стремительное развитие компьютерной революции требуют новых теоретических подходов. Необходимы новые концепции социальных изменений, базирующиеся на моделях теории катастроф и теории хаоса. Халлинен полагает, что в осмыслении новых подходов значительную помощь может оказать изучение формальных, математических моделей социальных процессов.
Задачи и упражнения
1. Можно ли определение процесса по Сорокину применить для объектов физического мира?
2. Как отличить существенное изменение от несущественного, обратимое изменение от необратимого?
3. В чем заключается специфика социокультурных изменений?
4. Приведите примеры непредвиденных изменений.
5. Всегда ли можно найти единственную, главную причину перемен?
6. Может ли социальная система измениться без каких-либо причин?
7. Развитие каких технологий определяет социокультурные изменения на ближайшее будущее?
8. Надо ли учитывать психологические факторы при анализе причин изменения в сфере культуры?
9. П. Сорокин наряду с организованными группами (системами) рассматривал также неорганизованные и дезорганизованные группы. Верен ли для них принцип имманентных изменений?
10. Какие фазы собственного развития вы хотели бы выделить? Будет ли длительность этих фаз одинаковой для разных людей?
11. Приведите пример социального индикатора, который может расти экспоненциально на рассматриваемом временном интервале.
12. Какой содержательный смысл может иметь асимптота в моделях насыщения?
13. Приведите примеры развития по спирали.
14. Можно ли рассматривать развитие социума по аналогии с биологической эволюцией?
Литература
1. Будон P. Социальные механизмы без "черных ящиков"// Социология на пороге XXI века. M., 1998. С. 109-128.
2. Мураками Я., Кумон С., Сато С. Общество как цивилизация//Про-блемы философии истории: традиция и новация в социокультурном процессе. M.: ИНИОН, 1989. С. 126-155.
3. Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000.
4. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. M.: Наука, 1977.
5. Штомпка П. Социология социальных изменений. M.: Аспект Пресс, 1996.
6. Eldredge N., Gould S.I. Punctual equilibria: an alternative to phy-letic gradualism// Models in Paleobiology/Ed. T.J.M. Schopf. San Francisco: Freeman and Cooper, 1972.
7. Hallinan M.T. The sociological study of social change. 1996 Presidential Adress//American Sociological Review. 1997. Vol. 62. № 1. P.1-11.
8. Moore W.E. Social Change. Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1963.
9. Social Mechanisms. An Analitical Approach to Social Theory / Eds. P.Hedstrom, R.Swedberg. Cambridge: Univ. Press, 1998.
10. Sorokin P.A. Social and Cultural Dynamics. Vol. 1-4, N.Y.: American Book Company, 1937-1941.
11. Steward J.H. Theory of Culture Change. Urbana: University of Illinois Press, 1979 {1955}.
12. The Dynamic of Social Systems / Ed. P. Colony. L.: Sage, 1992.
13. Vago S. Social Change. Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1989.
Глава 6. Модели жизненного цикла 6.1. Развитие циклических представлений
Еще в глубокой древности было замечено, что плоды социального, культурного и материального творчества человека не вечны. Как и любой организм, творения людей рождаются, развиваются, стареют и умирают. Естественно, с точки зрения системного подхода подобная логика развития свойственна любой социокультур-ной системе, а также отдельным ее элементам и подсистемам.
Циклическая модель времен порождает мифы о циклической смене мировых эпох: "ночи Брахмы" и "дня Брахмы", гесиодов-ская смена "пяти веков" и возвращение "золотого века"; цикл эпох в доколумбовых мифологиях Америки, каждая из которых кончается мировой катастрофой.
Английский мифолог Э. Линч предложил отличный от круга и цикла образ архаического чувства времени: маятник, который качается между двумя полюсами - днем и ночью, жизнью и смертью. Представления о периодической гибели и возрождении природы и человечества существовали в германской мифологии.
Циклические теории разрабатывались многими философами и историками древности, стремящимися усмотреть определенный порядок, ритм, выявить смысл в хаосе исторических событий. При этом использовались аналогии с космическими ритмами, сменой времен года, биологическими циклами, кругооборотом веществ в природе. Китайский историк Сыма Цянь еще до новой эры сформулировал учение о циклической смене "принципов", на которых покоится государственная власть. Китайские ученые опирались на концепцию циклически меняющегося мира, постоянно повторяющего 64 основные ситуации. Эта концепция изложена в канонической для конфуцианства и даосизма книге "Всеохватнокруговые перемены" (Чжоу И).
Развитие мира, его устройство определяется взаимодействием Инь и Ян - категорий, выражающих дуализм темного и светлого, женского и мужского, земного и небесного, пассивного и активного. В различных социальных процессах китайские мудрецы обнаружили циклы с периодами 3, 9, 18, 27 и 30 лет.
Восточные учения о цикличности были развиты древнегреческими философами и историками (Платон, Полибий, Аристотель, Плутарх). Циклические представления развивались в астрономических и астрологических исследованиях жрецов и магов Вавилона. В вавилонских источниках упоминаются циклы с периодом 600, 59, 54, 19 и 8 лет.
Значительное влияние на историков Нового времени оказали взгляды великого мыслителя возрождения Н.Макиавелли (1469-1527). Многие идеи, актуальные и сегодня, изложены Н.Макиавелли в следующем отрывке из "Истории Флоренции"*.
"Переживая беспрерывные превращения, все государства обычно из состояния упорядоченности переходят к беспорядку, а затем от беспорядка к новому порядку. Поскольку уж от самой природы вещам этого мира не дано останавливаться, они, достигнув некоего совершенства и будучи уже не способны к дальнейшему подъему, неизбежно должны приходить в упадок, и наоборот, находясь в состоянии полного упадка, до предела подорванные беспорядками, они не в состоянии пасть еще ниже и
* Макиавелли H. История Флоренции. M.: Наука, 1981. С. 174.
по необходимости должны идти на подъем. Так вот всегда все от добра снижается ко злу и от зла поднимается к благу. Ибо добродетель порождает мир, мир порождает бездеятельность, бездеятельность - беспорядок, а беспорядок - погибель и соответственно новый порядок порождается беспорядком, порядок рождает доблесть, а от нее проистекают слава и благоденствие" .
Через два столетия другой великий итальянец, придворный историограф Дж.Вико (1668-1744) разработал теорию циклического развития наций. Каждый народ проходит три постоянно воспроизводящихся этапа: эпоху богов (детство), героев (юность), людей (зрелость, высшая точка цивилизации). Каждый цикл завершается общим кризисом и распадом данного общества.
Русский философ и социолог Н.Я.Данилевский (1822-1885) в книге "Россия и Европа" (1869) выделил в истории локальный "культурно-исторический" тип (цивилизация), который подобно биологическим организмам проходит стадии зарождения, возмужания, дряхления и гибели.
Историософские идеи Данилевского оказали воздействие на К.Н.Леонтьева (1831-1891), который выделял три стадии циклического развития: а) первичную "простоту"; б) цветущую "сложность"; в) вторичное "упрощение" и "смешение".
Взгляды Данилевского и Леонтьева предвосхитили аналогичные построения О.Шпенглера (1880-1936). В своем главном труде "Закат Европы" Шпенглер выделяет в мировой истории восемь культур: египетскую, индийскую, вавилонскую, китайскую, греко-римскую, византийско-арабскую, майя и западноевропейскую. Каждая культура трактуется как организм, обособленный от других культур. Время жизни культуры - порядка тысячи лет. Умирая, культура перерождается в "цивилизацию", в которой отпадает нужда в художественном творчестве.

В системном анализе под жизненным циклом системы понимается период от зарождения системы до ее гибели. В типичной модели жизненного цикла общественно-исторической системы Ю.В.Яковец выделяет шесть последовательно сменяющих друг друга фаз (рис. 6.1):
• зарождение в недрах старой системы, внутреннее латентное развитие;
Рис. 6.1. Типичная модель жизненного цикла системы
• рождение, утверждение в процессе революционного переворота в борьбе с уходящей, отживающей системой;
• распространение, превращение в преобладающую, господствующую систему;
• зрелость, когда в полной мере проявляются присущие системе черты j
• дряхление, нарастание противоречий, вступление в кризис, в противоборство с уже родившейся и борющейся за свое "место под солнцем" следующей системой;
• отмирание, реликтовое существование в виде отдельных трансформированных осколков на периферии утверждающейся новой системы [13, с. 42].
Модели жизненного цикла обычно являются качественными и содержат список фаз, этапов развития системы. Длительность и число фаз могут колебаться в весьма широких пределах. Исследователей обычно интересуют качественные характеристики каждой фазы и механизм чередования фаз. Ниже приведен не претендующий на полноту список систем и подсистем, для которых разработаны модели жизненного цикла:
социокулътурные системы - цивилизация, этнос, институт, общественное движение, организация, группа, семья, индивид;
элементы и подсистемы социокультурных систем - хозяйственный уклад, технологический уклад, стиль в искусстве, мода, научная специальность, новые товары, инновации во всех сферах жизни общества, модели.
Прежде чем приступить к изложению наиболее интересных моделей жизненного цикла, напомним читателю, что речь идет лишь о моделях, которые, как и все создания человека, тоже имеют "свой жизненный цикл: они возникают, развиваются, сотрудничают с другими моделями, уступают место более совершенным" [6, с. 55].
6.2. Примеры моделей жизненного цикла
Жизненный цикл цивилизаций. Как уже указывалось, разработкой моделей жизненного цикла цивилизаций занимались многие известные историки. Одно из наиболее фундаментальных исследований принадлежит английскому историку А. Тойнби (1889-1975).
Под влиянием Шпенглера он разработал свою концепцию всемирной истории, где речь идет о 13 относительно замкнутых цивилизациях. Тойнби пытался вывести эмпирические законы повторяемости общественного развития. Согласно Тойнби, развитие
общества осуществляется через подражание. Если в примитивных обществах подражают старикам и предкам (что делает эти общества статичными), то в цивилизациях подражают творческим личностям, что обеспечивает динамику развития.
Круговорот (или жизненный цикл цивилизаций) содержит, по его мнению, четыре фазы: возникновение (генезис), рост, надлом и распад.
Генезис и рост цивилизаций обусловлен ответом на вызовы истории. "Человек достигает цивилизации не вследствие биологического дарования (наследственности) или легких условий географического окружения, а в ответ на вызов ситуации особой трудности, воодушевляющей на беспрецедентное до сих пор усилие" [8, с. 148]. В качестве "вызовов" рассматриваются неблагоприятные погодные условия, нападение иноземцев и гниение предшествующих цивилизаций [10].
"Рост цивилизаций является поступательным движением. Цивилизации развиваются благодаря порыву, который влечет их от вызова через ответ дальнейшему вызову: от дифференциации к интеграции и снова к дифференциации. Развитие цивилизации (прогресс) представляет собой кумулятивное поступательное движение, связанное с территориальной экспансией - от географического центра цивилизации к периферии.
Стремление к территориальной экспансии вызывает к жизни милитаризм, который является на протяжении четырех или пяти тысячелетий наиболее общей и распространенной причиной надломов цивилизаций. Милитаризм надламывает цивилизацию, втягивая локальные государства в междоусобные войны" [10, с. 214, 217, 222].
В фазе надлома нарастают социальные, политические и экономические конфликты. "В истории падения любой цивилизации можно уловить ритм распада... за спадом, который начинается в момент надлома, следует оживление, что совпадает с моментом основания универсального государства. Однако этот процесс завершается в свою очередь надломом, знаменующим начало нового спада, за которым уже не наступит оживление, но последует окончательный распад" [10, с. 477].
Жизненный цикл этноса. Критикуя идею цикличности в истории, Л.H. Гумилев указывал, что наличие строгого ритма не подтверждается историческими фактами. Главный недостаток этих концепций Гумилев видит в том, что в них проводится граница между социальным и биологическим в отдельном человеке и общественном коллективе, тогда как эти факторы находятся в неразрывном единстве.

Рис. 6.2. Изменение пассионарного напряжения этнической системы
Гумилев полагает, что нашел фактор, определяющий развитие этноса, введя понятие пассионарности. Пассионарностъ - это характеристика поведения и психики, проявляющаяся в стремлении индивида к цели (часто иллюзорной) и способности к сверхнапряжениям и жертвенности ради достижения этой цели.
Обобщая 40 индивидуальных историй этногенеза, Гумилев разработал модель жизненного цикла этноса, состоящего из семи фаз (рис. 6.2).
Возникнув в момент пассионарного толчка, этнос должен немедленно сложиться в систему, иначе он будет уничтожен соседями. Для самосохранения этнос вырабатывает социальные институты, характер которых запрограммирован конкретными географическими условиями и временем (стадией развития человечества). Потребность в самоутверждении обуславливает быстрый рост системы, ее территориальную экспансию и усложнение внутриэтнических связей. Силы же для развития этноса черпа-
ются в пассионарности популяции как таковой. Рост системы создает инерцию развития, медленно теряющуюся от сопротивления среды, вследствие чего нисходящая ветвь кривой значительно длиннее восходящей [3].
На рисунке по оси абсцисс отложено календарное время и соответствующие фазы эволюции системы, а по оси ординат уровень пассионарного напряжения (/>). В точке О в обществе преобладают тихие обыватели, а в точке максимума - герои, готовые пожертвовать собой. Фаза подъема является периодом интенсивного роста пассионарного напряжения в этнической системе, возникшей вследствие пассионарного толчка. Формируются новая этническая доминанта и социальные институты. Начинается экспансия. В ак-матической фазе пассионарное напряжение достигает наивысшего уровня. Возможен пассионарный перегрев, когда избыточная энергия начинает погашаться на внутренних конфликтах. Фаза надлома характеризуется резким снижением пассионарности, сопровождается расколом этнического поля и повышением вероятности распада и гибели этноса. Эту фазу можно рассматривать как "возрастную болезнь" этнической системы. В инерционной фазе происходит укрепление государственной власти и социальных институтов, интенсивное накопление материальных или культурных ценностей, активное преобразование природы. В обществе доминируют гармоничные личности, еще не знающие, что за "золотой осенью" наступают "сумерки". В фазе обскурации общественный организм начинает разлагаться, растут коррупция, преступность, численность населения значительно сокращается. Этническая система может стать легкой добычей более пассионарных соседей. В фазе регенерации возможно кратковременное восстановление этнической системы с последующим переходом к реликтовой стадии существования этноса, которая может длиться довольно долго. Последние две фазы Гумилев объединяет в одну мемориальную фазу, в процессе которой воспоминание о былом величии сохраняют только отдельные члены общества. Память о героических деяниях предков продолжает жить в виде фольклорных произведений и легенд [3, с. 528-531].
Жизненный цикл общественных движений. Модели жизненного цикла довольно часто использовались для анализа логики развития общественных движений. В литературе рассматривались двух-, трех- и четырехфазные модели [4,12]. Немецкий социолог О. Рамштадт полагает, что если социальная среда существенно не меняется, то в идеальном случае общественное движение проходит в своем развитии семь следующих фаз.
Фаза I - латентная - характеризуется проявлением социального недовольства, поляризацией граждан и властей. Среди недовольных образуется сплоченная группа единомышленников, протестующих против действий конкретной власти и ее представителей. Считается, что власти, а не система в целом виновны в возникновении социальной напряженности. События рассматриваются через определенную конфронтационную когнитивную схему - "мы и они".
Фаза II - артикуляция проблемы. Движение протеста радикал изируется. Появляются требования не только смены властей, но и преобразований существующей социальной системы.
Фаза III- формирование движения. Движение обретает групповую идентичность, начинает активную пропагандистскую деятельность, призывая к коллективным действиям протеста.
Фаза IV- разработка идеологии. Движение формулирует цели, программу действий, способные вывести общество из кризиса. В программе содержатся также планы радикальных изменений существующей социальной системы и ее институтов.
Фаза V - рост движения. Движение становится массовым, масштаб и интенсивность действий протеста против существующих институтов достигают своего максимума. Проявляются гибкие формы организации быстрой мобилизации сторонников.
Фаза VI - организация. Возникает централизованная организационная структура, появляются правила, дисциплина. Ядро движения берет под контроль местные, локальные группы и ячейки активистов движения.
Фаза VII - институционализация движения. Постепенно общественное движение поглощается организацией и превращается в социальный институт. Движение приобретает легальный статус, оно встраивается в систему существующих социальных институтов, становясь одной из политических партий или общественных организаций. Лидеры движения коопирируются в действующие структуры исполнительной или законодательной власти. Седьмая фаза завершает жизненный цикл общественного движения.
Жизненный цикл организации. Американский ученый И. Адизес предложил модель жизненного цикла организации, состоящую из десяти фаз [11].
Фаза I - выхаживание. На стадии зарождения организации основатель (или основатели) обсуждают бизнес-идею. Если основатель верит в эту идею, готов взять на себя риск основания нового дела, оптимистично оценивает спрос на продукцию новой фирмы и способен найти финансовую поддержку, то возможен переход к следующей фазе.
Фаза II - младенчество. На этой стадии компания обладает гибкой, но нечеткой структурой, небольшим бюджетом, уровень продаж незначителен. Если денежные потоки и деятельность организации стабилизируются, то начинается следующий этап развития.
Фаза III - детство, характеризуется быстрым ростом организации. Появляется формальная организационная структура, но должностные обязанности не закреплены за каждым сотрудником. Основатель пытается делегировать властные полномочия другим сотрудникам, но при этом опасается потерять контроль. Компания действует методом "проб и ошибок", не может предвидеть изменения внешней среды, что приводит к серьезным кризисам и потерям. Возникает необходимость перехода к более профессиональным действиям.
Фаза IV - юность, компания получает как бы второе рождение. Энтузиазма основателя становится недостаточно. Во главе компании становится профессиональный менеджер, меняющий всю систему управления. Повышается организационная культура, эффективность административной деятельности растет.
Фаза V - расцвет, организация достигает оптимального баланса между самоконтролем и гибкостью. Растет не только объем продаж, но и прибыль, создается сеть дочерних организаций. Успешно функционируют системы прогнозирования, планирования и реализации.
Фаза VI - стабилизация, впервые появляются признаки старения организации - она начинает терять гибкость. На этой стадии темпы роста снижаются, позиция на рынке стабилизируется. Снижается интерес к инновациям. Руководители начинают с подозрением относиться к любым переменам, начинают преобладать консервативные тенденции.
Фаза VII - аристократизм, характеризуется дальнейшим снижением гибкости системы управления, большее внимание уделяется традициям, в одежде и форме общения сотрудников господствует формализм. Организация обладает значительными финансовыми ресурсами, стремится не сама разрабатывать и внедрять инновации, а покупать компании, производящие новые продукты. Цели компании становятся краткосрочными, риск не поощряется.
Фаза VIII - ранняя бюрократизация. На этой стадии система управления озабочена прежде всего самосохранением. Правила и нормы ужесточаются и формализуются. В руководстве фирмы начинается открытая борьба и поиск виноватых в появлении неблагоприятных тенденций.
Фаза IX - бюрократизация, характеризуется постепенным разрывом связей с внешним миром. Инициативные сотрудники покидают компанию. Бюрократические организации уже не ориентируются на получение результатов и работают во многом вхолостую, "перемалывая" огромное количество входных и выходных документов. Однако информационные связи между подсистемами нарушены.
Фаза X - гибель организации, к которой могут привести даже небольшие внешние изменения.
Жизненный цикл научной специальности. В социологии науки разработано несколько четырехфазных моделей жизненного цикла научных специальностей. Рассмотрим модель, объединяющую модель M. де Мея [15], основанную на когнитивном подходе, и модель H. Маллинза, разработанную в рамках коммуникативного подхода [9].
Фаза I - "пионерская", неформальной группой единомышленников формулируется новая исследовательская программа. Кроме изложения основных идей в программе обычно содержатся завышенные, романтические оценки перспективности разработок, дается резкая критика устаревших подходов и парадигм. Отметим, что разработка первоначальных идей ведется, как правило, разрозненными небольшими группами ученых, действующих в рамках существующих научных направлений и организаций.
Фаза II - строительство, происходит формирование и развитие коммуникационной сети. Постепенно выделяются ключевые фигуры, происходит распределение тематики по исследовательским группам. Начинается стадия нормальной науки по Куну. Проводятся небольшие конференции. Создаются "невидимые" колледжи, а в последние годы с помощью Интернета возникают "виртуальные" лаборатории.
Число публикаций быстро растет. Появляется все больше практических подтверждений исходных теоретических предпосылок. Философские дискуссии решительно пресекаются.
Фаза III - внутренняя критика. На этой фазе развитие нового научного направления заметно интенсифицируется за счет действий наиболее активных участников сети коммуникаций. В этой фазе продолжается экспоненциальный рост числа приверженцев нового научного направления, но к концу фазы продуктивность начинает сокращаться. Обнаруживается все больше аномалий и противоречий. Начинается критический анализ используемых методов. Однако внешне новое научное направление выглядит вполне благополучно. Организуются формальные научные сообщест-
ва, лаборатории и научные центры. Появляются специализированные научные журналы и сборники.
Фаза IV - заключительная, инновационный научный потенциал парадигмы постепенно исчерпывается, тематика мельчает. Появляются фундаментальные работы, критикующие новую специализацию с методологических и философских позиций. Число сторонников этой специализации начинает сокращаться, одновременно новое направление приобретает солидный академический статус - разделы в ведущих научных журналах, учебные курсы, кафедры, секции в престижных профессиональных организациях.
Джеральд Холтон образно сравнил развитие научного направления с разработкой месторождения золота. После открытия месторождения осуществляется разведка территории, поиск золотых жил. Затем начинается быстрая разработка обнаруженных жил. Но постепенно неразведанных жил становится все меньше и меньше. Требуется много времени и сил, чтобы найти достаточно богатую жилу. Запасы золота истощаются.
Жизненный цикл технологического уклада. Ряд экономистов - Дж.Доси, Ш.Перес, С.Ю.Глазьев разработали концепцию технологического стиля, парадигмы, уклада. Ядро технологического уклада, по Глазьеву, образует комплекс базисных совокупностей технологически сопряженных производств. Технологический уклад формируется в рамках всей экономической системы, охватывая все стадии переработки ресурсов и соответствующий тип непроизводственного потребления, образуя макроэкономический воспроизводственный контур. Таким образом, каждый технологический уклад является самовоспроизводящей целостностью, вследствие чего техническое развитие экономики может происходить не иначе, как путем последовательной смены технологических укладов [1, с. 63]. Жизненный цикл технологического уклада состоит из четырех фаз и представлен на рис. 6.3.
Этап становления нового ук
лада начинается в условиях до
минирования предшествующе
го технологического уклада. В г
это время еще отсутствуют мно- рис. 6.3. Жизненный цикл
гие элементы его воспроизвод- технологического уклада [1, с.69]
133
ственного контура, что приводит к неизбежным потерям (1-й горб на рис. 6.3). Фаза роста уклада предполагает структурную перестройку всей промышленности и переход на более современные технологии. В обществе происходит фундаментальный сдвиг, технико-экономическая революция. Начинается процесс адаптации социальной системы к новым технико-экономическим условиям. Общество переориентируется на потребление продукции, созданной с применением новых технологий (2-й горб на рис. 6.3).
В фазе насыщения общественных потребностей происходит постепенное снижение потребительского спроса и цен на продукцию данного технологического уклада. Исчерпываются также технические возможности совершенствования производства.
В заключительной фазе упадка заметно снижаются темпы роста, возможно и абсолютное снижение эффективности производства. Имеющиеся ресурсы начинают перераспределяться в пользу нового зарождающегося более перспективного технологического уклада.
Жизненный цикл продукта. В маркетинге концепция жизненного цикла используется для анализа и прогнозирования объема продаж. Обычно в таких моделях выделяют четыре фазы (рис. 6.4).
Фаза I - выведение товара на рынок. В этот период сбыт растет медленно, прибыль, как правило, незначительна. Однако становится ясно: пойдет товар или нет.
Фаза II - рост. Данный период характеризуется быстрым завоеванием рынка и значительным увеличением прибыли.
Фаза III - зрелость. Начинается замедление темпов сбыта, прибыль стабилизируется, наступает насыщение.
Фаза IV - спад. Причиной спада может служить техническое устаревание, успешные действия конкурентов. Товар может надоесть потребителям. Иногда даже исчезает потребность, которую был призван удовлетворить данный товар. Если в период спада товар модернизируется, то возможен повторный всплеск продаж.
а 8


Фаза зрелости
Фаза спада t
Фаза выведения на рынок Фаза роста
Рис. 6.4. Характер сбыта на протяжении жизненного цикла товара 134
Аналогичные модели используются также в маркетинге моды, знаменитостей, политических кандидатов [5]. Для прогнозирования поведения потребителей в маркетинге используются также концепции жизненного цикла семьи.
Жизненный цикл семьи. С точки зрения покупательского поведения в жизненном цикле семьи выделяют четыре основные фазы [5, с. 156].
Фаза I - этап холостой жизни. Интерес к моде, покупкам мебели, автомобилей, путевок на отдых.
Фаза II - молодожены без детей. Наивысшая интенсивность покупок, в том числе товаров длительного пользования.
Фаза III - "полное гнездо". Появление детей ведет к росту расходов, покупаются стиральные машины, телевизоры, детские товары. Несмотря на ухудшение финансового положения приобретается жилье. По мере роста благосостояния покупается все больше товаров, не являющихся предметами первой необходимости.
Фаза IV- "пустое гнездо". Дети живут отдельно. Пока глава семьи работает, большинство семей довольны своим финансовым положением. Растет интерес к путешествиям, покупкам предметов роскоши. После выхода на пенсию доходы семьи резко падают. Растет спрос на медицинские товары и услуги.
Жизненный цикл индивида. С социологической точки зрения основной интерес представляет не физический возраст индивида, а восприятие социально конструируемых категорий возраста:' "молодой", "человек среднего возраста", "пожилой" и т.д.
В модели социального психолога Э.Эриксона [8, с. 110-111] жизненный цикл человека состоит из восьми стадий. На каждой стадии в жизни индивида возникает специфический кризис, а переход от одной стадии к другой происходит в результате преодоления этого кризиса. Первые четыре стадии приходятся на детство. Пятая стадия - юность связана с выбором профессии, поиском подходящей работы, выбором спутника жизни. На шестой стадии (начало взрослого периода) основное значение приобретают ухаживание и брак. Дальнейшее развитие индивида определяет разрешение конфликта между интимностью и одиночеством. На седьмой стадии (средний возраст) человек осваивает определенную деятельность и родительские функции, а на восьмой стадии (старость) подводит итоги своей жизни, переосмысливает и переоценивает ее основные события.
Конкретизируя модель Эриксона, Левинсон в [14] утверждает, что в процессе перехода от одной фазы к другой индивид принимает ряд ключевых решений, предопределяющих его дальнейшую жизнь на 5-7 (до 10) лет.
135
Как утверждает Левинсон, на жизненном пути человека имеются критические точки в возрасте 20, 30 и 40 лет*, когда окружающая социальная среда предъявляет ему совершенно разные требования. Достигая эти временные вехи, индивид пытается взглянуть на себя по-новому, отказаться от устоявшихся стереотипов, определяющих по инерции предыдущий отрезок жизненного пути.
Психологам известен так называемый "кризис сорокалетних", когда человеку кажется, что жизнь теряет прежний смысл, работа становится неинтересной, а семья напоминает "опустевшее гнездо" [14]. У пятидесятилетних возникают свои проблемы. Нобелевский лауреат, экономист Ф. Модильяни, исследуя модели жизненного цикла, обратил внимание на то, что уровень дохода колеблется на протяжении жизни человека и что сбережения позволяют потребителям перераспределять доход с периодов, когда он высок, на периоды, когда он низок [16]. Планируя выйти на пенсию в 65 лет, многие ожидают значительного снижения своих доходов. Поэтому большинство людей откладывают средства к моменту выхода на пенсию. Немаловажным фактором является также страх перед возможными заболеваниями, заметно учащающимися после 50 лет.
На основе этой модели жизненного цикла были получены значительно более точные прогнозы поведения потребителей. Как показал Тилекоут, при существенных изменениях демографической структуры общества подобные эффекты могут ощутимо влиять на спрос, вызывая циклические колебания экономических показателей [17]**.
Сравнительный анализ приведенных моделей жизненного цикла разноплановых социокультурных систем позволяет выработать ряд рекомендаций, которые могут помочь исследователю повысить качество моделирования:
1) нецелесообразно искусственно увеличивать число фаз жизненного цикла. Большая часть моделей является четырехфазной, и рассмотрение более семи фаз чрезмерно усложняет анализ;
2) большинство рассматриваемых социокультурных систем имеет многоуровневую и многоплановую организацию. Процессы на разных уровнях идут с различной скоростью. Поэтому целесо-
* Критический возраст определяется с точностью до двух лет. ** См. также: Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. M., 1997.
136
образна более детальная и углубленная проработка механизмов функционирования различных подсистем и элементов, характерных для каждой фазы жизненного цикла;
3) многие модели страдают асимметричностью. Наиболее тщательно рассматриваются этапы роста, тогда как процессами спада и разложения нередко пренебрегают. Эпические картины гибели социальных систем привлекают внимание художественных натур. Ученые же предпочитают изучать процессы становления и подъема, изображая их, как правило, в виде логистической S-образной кривой. (По аналогии процесс спада также изображается логистической убывающей кривой.)
Заметим, что существуют модели жизненного цикла, в которых стадия упадка вообще не рассматривается. Так, в модели жизненного цикла общественного движения О.Рамштадта предполагается, что фаза институализации (превращения в партию) завершает жизненный цикл движения. Как рассматривать партию и движение - в виде одного целого или разных систем, зависит от позиции исследователя.
Таким образом, завершение жизненного цикла можно трактовать либо как гибель системы, либо как ее переход на качественно более высокую ступень развития. Здесь мы сталкиваемся с одной из наименее проработанных тем системного анализа - проблемой идентичности систем (см. § 1.3).
Задачи и упражнения
1. Верите ли вы, что любая социокультурная система рано или поздно погибает?
2. Постройте модель жизненного цикла студенческой жизни.
3. Может ли организация избежать бюрократизации?
4. Постройте модель жизненного цикла звезды рок-музыки.
5. Физик Макс Планк говорил, что "новые идеи побеждают не так, что их противников убеждают и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают и подрастающее поколение усваивает истину сразу"*. Есть ли подобные примеры в социологии?
6. Можно ли искусственно продлить жизненный цикл?
7. Есть ли жизненный цикл у идеологии; шлягера; метафоры?
* Планк M. Избранные труды. M., 1975. С.656.
137
Литература
1. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. M.: ВлаДар, 1993.
2. Гречко П.К. Концептуальные модели истории. M.: Логос, 1995.
3. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. M.: Экспресс, 1993.
4. Здравомыслова E.А. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб.: Наука, 1993.
5. Котлер Ф. Основы маркетинга. M.: Бизнес-книга, 1995.
6. Перегудов Ф.И., Тарасенко Ф.П. Введение в системный анализ. M.: Высшая школа, 1989.
7. Полетаев А.В., Савельева И.М. Циклы Кондратьева и развитие капитализма. M.: Наука, 1993.
8. Смелзер H. Социология. M.: Феникс, 1994.
9. Современная западная социология науки. M.: Наука, 1988.
10. Тойнби А. Постижение истории. M.: Прогресс, 1991.
11. Филонович С.Р., Кушелевнч Е.И. Теория жизненных циклов организации И. Адизеса и российская действительность //Социологические исследования. 1996. № 10. С. 63-71.
12. Штомпка П. Социология социальных изменений. M.: Аспект Пресс, 1996.
13. Яковец Ю.В. История цивилизаций. M.: ВлаДар, 1995.
14. Levinson P.J. The seasons of a man's life. N.Y.: Knopf, 1978.
15. Mey M. de. The cognitive paradigm. Cognitive science, a newly explored approach to the study of cognition applied in an analysis of science and scientific knowledge. Dordrecht: Reidel, 1982.
16. Modigliani F. Life Cycle, Individual Thrift and the Wealth of Nations //American Economic Review. 1986. № 76. P. 297-313.
17. Tylecote A. The Long Wave in the World Economy. L.: Longmans, 1992.
Глава 7. Модели волновой динамики 7.1. Природа периодичности
Ученые часто иллюстрируют модели жизненного цикла так, как показано на рис. 6.1, где по оси абсцисс откладывается системное время - чередование фаз жизненного цикла. Наименование же оси ординат нередко не уточняется. Предполагается, что график изображает некую "линию жизни" системы, которая на протяжении одной фазы ведет себя достаточно гладко и монотонно.
138
Если связать системное время с календарным, а по оси ординат отложить значение какого-либо показателя, характеризующего функционирование системы, то перед нами предстанет весьма запутанная картина. В этом случае "линия жизни" будет играть роль главной тенденции, тренда, вокруг которого реальный показатель будет выписывать хаотические кренделя, зигзаги с чередованием неожиданных взлетов и необъяснимых падений. Часть флуктуации вызывается случайными причинами, другие же можно объяснить и спрогнозировать, если удастся найти среди колебаний достаточно регулярно повторяющуюся составляющую - цикл, механизм воспроизводства которого действует на протяжении достаточно длительного отрезка времени.
Модели этого типа будем далее в этой главе называть моделями волновой динамики, пытаясь отличить их таким образом от моделей жизненного цикла. Дело в том, что термины волны и циклы часто используются как синонимы, совершенно запутывая неопытных исследователей.
Что же может заставить социокультурные процессы периодически повторяться? Факторы, обуславливающие рекуррентный повтор одних и тех же состояний, могут носить как внешний для системы характер (экзогенный), так и внутрисистемный (эндогенный). По мнению мыслителей прошлого, виновником внешних периодических воздействий на жизнь социума чаще всего являлся космос.
Космические теории цикличности. Примерно в одном и том же месте небосвода с периодом двадцать лет в течение нескольких недель можно наблюдать Сатурн и Юпитер. Они восходят на востоке и заходят на западе. В древних рукописях и работах Кеплера это явление называется Великим соединением. Арабские философы считали, что двадцатилетняя периодичность Великого соединения Юпитера и Сатурна вызывала смену правителей на троне, восстания, государственные кризисы.
Представления о цикличности жизни, связанной с ритмами движения созвездий и планет, были распространены в Древней Греции. В восточной философии считалось, что времена блага и времена зла повторяются периодически. Добро и зло неизбежно чередуются, хотя каждому периоду присуща своя специфика. В круговорот, согласованный с ритмом звездных миров, включается и круговорот человеческих душ. Они возвращаются к новой жизни под знаком тех же созвездий.
Астрологические построения не признаются современной наукой, из чего не следует, что влияние космических сил нельзя исследовать достаточно строгими методами. В марте 1918 г.
139
А.Л.Чижевский (1897-1966) представил на историко-филологический факультет Московского университета диссертацию по всеобщей истории "Исследование периодичности всемирно-исторического процесса", в которой был собран и проанализирован материал по истории более 80 стран и народов человечества за 2500 лет. Статистический анализ исторических событий с участием народных масс показал, что в годы минимальной солнечной активности наблюдается минимум массовых движений (5%) и, наоборот, в годы максимальной солнечной активности происходило более 60% социальных катаклизмов.
В своей книге "Физические факторы исторического процесса" (1924) Чижевский делает вывод, что течение всемирно-исторического процесса составляется из непрерывного ряда циклов с периодом 11 лет, синхронных с пятнообразовательной активностью солнца [20, с. 151].
BIl -летнем всеобщем историческом цикле Чижевский выделяет следующие четыре фазы: минимальной возбудимости (3 года); нарастания возбудимости (2 года); максимальной возбудимости (3 года); падения возбудимости (3 года).
Поворотные пункты всемирной истории, по Чижевскому, в основном попадают на третью, главную фазу цикла. Именно в этот период достигает максимума влияние вождей, полководцев, ораторов, прессы; "...хотя историческая жизнь человечества не утихает ни на минуту и постоянно вспыхивает то в одном, то в другом участке Земли - в моменты максимумов солнцедеятельности она получает почти полное развитие по всей поверхности планеты" [20, с. 142].
Надо сказать, что подобные гипотезы высказывались и другими учеными. Так, историк и астроном Д. О. Святский обратил внимание на то, что годы сильной солнечной активности (пятнообразовательной деятельности солнца) 1830,1848, 1860,1870,1905 и 1917 были отмечены сильными общественными потрясениями (1830, 1848, 1870 - революции во Франции, 1860 - революция в Италии, 1905 и 1917 - революции в России). Одной из первых работ в данной области было исследование В. Гершеля о связи солнечной активности и колебаний цен на зерно (1801 г.).
Чижевский одним из первых обратил внимание на такие факторы исторического процесса, как моры, засухи, эпидемии, роль войн в уменьшении численности населения, волнообразные колебания климата. Чижевский считал, что "солнце не решает ни общественных, ни экономических вопросов, но в биологическую жизнь планеты оно безусловно вмешивается активно" [21, с.80],
140
катализируя человеческую деятельность за счет изменений психофизиологического фона организма. Он установил связь с солнечной активностью таких феноменов, как эпидемии, психопатические массовые истерии, частота преступлений, частота несчастных случаев и т.д.
Неблагоприятные в физиологическом отношении изменения окружающей среды усугубляют отрицательные моменты жизнедеятельности людей: у части населения усиливается угнетенное состояние психики, обостряется раздражительность и негативные реакции, что с большой вероятностью ведет к негативным социальным последствиям. В литературе рассматривались солнечные и климатические циклы с периодом 5-6, 11, 22, 33-35 лет.
По Л.H. Гумилеву, эволюция человечества продолжается благодаря пассионарным толчкам, которые были описаны как эмпирическое обобщение, объясняющее колебания этносферы. Гумилев считает, что причина возникновения пассионарного толчка имеет явно неземное происхождение. Так, оказалось, что все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо периодами ее спада. Гумилев использует данные американского астронома Дж. Эдди, который составил график солнечной активности за 5 тыс. лет и обнаружил, что деятельность солнца варьируется настолько, что даже 11-летний цикл активности солнечных пятен, строго говоря, не прослеживается (период колебаний меняется). Так, максимальное число пятен приходилось на 1750, 1761, 1770, 1778, 1804,1817, 1830, 1837, 1848, 1860, 1871, 1883, 1893, 1907 годы.
Волны и жизненные циклы. Волновые процессы могут быть обусловлены и внутрисистемными законами. Часть теоретиков полагает, что волновые колебания и жизненные циклы на самом деле тесно взаимосвязаны. Вспомним теорию аутопойезиса У.Ma-тураны, утверждавшего, что живые системы поддерживают свою самотождественность, осуществляя процесс воспроизводства своих компонентов (см. § 1.3).
Механизм воспроизводства управляет заменой гибнущих элементов системы новыми. При этом периодическая замена элементов системы ведет к тому, что анализируемый показатель или индикатор целостного поведения системы демонстрирует волновые колебания - результирующее значение показателя является как бы огибающей линией жизни сменяющих друг друга элементов.
Ряд механизмов этого типа будет рассмотрен ниже, здесь же посмотрим, как проблему размерности и сложности описания поведения систем пытается решить теория смены поколений.
141
Теория смены поколений. Если количество людей, участвующих в жизнедеятельности исследуемой социокультурной системы, достаточно велико, то уследить за влиянием жизненного цикла каждого индивида на поведение системы в целом невозможно. В борьбе со сложностью социума ученые ввели понятие поколения людей, технологий, техники, товаров и т.д., заимствовав термин у демографии, где его использование в рамках истории одной семьи вполне естественно (отцы и дети, бабушки и внуки ...). "...Поколение с социологической точки зрения объединяет людей с общим самосознанием, имеющих общий опыт, общие интересы и взгляды" [18]. В трудах многих социологов XIX и XX веков смена поколений рассматривалась как основная движущая сила исторического процесса, первопричина периодически повторяющихся изменений. Считая, что смена поколений обусловливает обновление общества, О. Конт придавал большое значение оптимальному соотношению между категориями изменения и постоянства, обеспечивающему необходимый ритм прогресса.
В 20-30-е годы XX века гипотезу смены поколений развивали искусствоведы, историки литературы. Во второй половине XX века фактор смены поколений фигурировал во многих политологических исследованиях. Наибольший вклад в разработку этой проблематики внес немецкий социолог К. Манхейм (1893-1947), полагавший, что в юности под влиянием внешних событий и окружения у индивида формируется определенная картина мира, через которую преломляется последующий жизненный опыт.
Этап формирования является первой фазой жизненного цикла поколения. Его границы возникают под воздействием внешних событий (кризисы, войны, революции), а также вследствие процессов самоорганизации. Энергия движения социума порождается волнами поколений, каждое из которых ищет линии размежевания от предыдущего поколения, и параллельно с установлением границ между поколениями происходит процесс поиска идей консолидации, формирующих образ данного поколения.
Основной этап жизненного цикла составляет так называемая "политическая жизнь" поколения, длящаяся, по мнению К.Ман-хейма, около 30 лет. Первые 15 лет поколение достигает политического совершеннолетия, борясь за власть с предыдущим поколением. Последние 15 лет поколение находится у власти и ведет борьбу со стремящимся его сместить молодым поколением.
Ряд ученых полагает, что политическая жизнь поколения длится дольше и составляет 40-50 лет. Столь большие расхождения в моделях жизненного цикла поколений вызывают у части иссле-
142
дователей сомнения в правомочности использования такого конструкта [17]*.
Поколение у Ортеги-и-Гасета (1883-1935) представляет собой синтез взаимосвязанных элементов, составляющих новое социальное целое в его разнообразии, "следующее по дороге жизни в соответствии с заданной траекторией". Противодействие двух основных элементов поколения - элиты и массы - соответствует полемическим эпохам, или "времени молодых", а их сплочение - кумулятивным эпохам, или "времени стариков".
"Изменения жизненного мироощущения, являющиеся решающими в истории, предстают в форме поколений. Поколение - это и не горсть одиночек, и не просто масса: это как бы новое целостное социальное тело, обладающее и своим избранным меньшинством, и своей толпой, заброшенное на орбиту существования с определенной жизненной траекторией... Его члены приходят в мир с некоторыми типичными чертами, придающими им общую физиономию, отличающую их от предшествующего поколения. В пределах этой идентичности могут пребывать индивиды, придерживающиеся самых разных установок. Каждое поколение представляет собой некую жизненную высоту, с которой определенным образом воспринимается существование" [13, с. 5].
Взаимодействие поколений не всегда протекает спокойно. Так, обострением конфликта "отцов и детей" некоторые ученые объясняют молодежные волнения 1968 г.
В настоящее время в научный оборот вводятся новые интерпретации понятия "поколение", обнаруживающие связи между поколениями, историей и памятью и интегрирующие в изменение поколения социальную и историческую детерминированность когнитивных моделей.
Социологическая теория смены поколений тесно связана с популярной в западной политологии теорией элиты [1]. Одним из родоначальников этой теории является итальянский социолог В. Парето (1848-1923), который для объяснения социальной динамики развивал концепцию циркуляции элит. Парето считал, что исторический процесс развития социума как единого
* Конечно, многие качественные категории обществоведения являются еще более неопределенными и размытыми, но концепция поколения имеет смешанный качественно-количественный характер. Отсутствие среди ученых согласия по количественным характеристикам поколения говорит о необходимости более глубокого изучения проблем измерения этой переменной (см.: Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. M., 1997).
143
целого можно представить в виде циркуляции основных типов элит: коммерческой, военной, религиозной. Предполагается, что социум находится в состоянии динамического равновесия, т.е. колеблется около состояния равновесия, образуя социальные циклы. Течение конкретного цикла определяется характером циркуляции элит: "Элиты возникают из низших слоев общества и в ходе борьбы поднимаются в высшие, там расцветают и в конце концов вырождаются, уничтожаются и исчезают..." [36, с. 34].
Используя терминологию Макиавелли, Парето выделял два главных типа элит, которые сменяют друг друга мирным или революционным путем. В стабильной политической системе преобладает элита "львов" (консерватизм, силовые методы управления). При неустойчивом состоянии политической системы процветает элита "лис" (прагматики, новаторы, комбинаторы). Каждая из элит обладает определенными преимуществами и недостатками, их постоянная смена вызывается периодическими изменениями потребностей руководства обществом. Парето считал, что для нормального функционирования социального механизма необходим пропорциональный приток в элиту и "львов" и "лис". Отсутствие обновления приводит к вырождению властвующей элиты и победе "контрэлиты", а история оказывается кладбищем аристократии.
В заключение приведем поэтические медитации на эту тему В. Хлебникова: "Истина разно понимается поколениями. Понимание ее меняется у поколений, рожденных через 28 лет... Следует перейти к качающемуся маятнику поколений на земле. Для этого берутся года рождений борцов - мыслителей, писателей, духовных вождей народа многих направлений, и, сравнивая их, приходишь к выводу, что борются между собой люди, рожденные через 28 лет, т.е. что через это число лет истина меняет знак... Истина рожденного в n-м году обратна истине рожденного в (п-28)-м году. Впрочем, иногда тянутся две нити" [19, с. 648].
7.2. Волны, экономической динамики
Динамика экономического развития безусловно связана с динамикой развития социальной, политической и культурной сфер. Все перечисленные процессы могут иметь собственные механизмы развития, но базисное, определяющее влияние на жизнь социума, по мнению большинства ученых, оказывают именно экономические факторы.
В последние годы в социально-экономической литературе при описании волновой динамики чаще всего используется термин
144
Таблица 7.1. Виды экономических циклов
Наименование цикла

Политико-деловой

Деловой

Строительный (цикл Кузнеца)

Кондратьевский

Лидерства

Период

4-5

6-12

15-25

45-65

100-150

цикла, годы











"цикл". В табл. 7.1 приведены периоды циклов, вызывающих у экономистов наибольший интерес.
Огромное число экономических исследований посвящено изучению различных циклов. Узнав о существовании циклов, политики пытаются использовать эти знания на благо общества, не забывая и о своих интересах. Если грядущие выборы совпадут с циклическим экономическим спадом, то избиратели (не читавшие книг по экономике) могут проголосовать против партии, находящейся у власти. Естественно, политики пытаются воздействовать на экономику, организуя тем самым так называемый политико-деловой цикл, период которого составляет 4 или 5 лет в соответствии с электоральным циклом конкретной страны.
Основной механизм образования политико-делового цикла действует следующим образом. Первые годы своего правления правительство накапливает ресурсы (в основном финансовые) с тем, чтобы перед выборами пустить их в дело, добиваясь улучшения хотя бы одного показателя (безработица, инфляция, темп экономического роста). При этом абсолютное значение данного показателя за весь период нахождения у власти может снизиться. Считается, что "избиратели чувствительны не столько к абсолютным размерам экономических показателей, сколько к их изменению. Так, отрицательное воздействие в большей степени производит не относительно устойчивый высокий уровень безработицы, а его увеличение в год перевыборов; не медленные темпы роста, а их торможение, то есть то, что общественное мнение трактует как ухудшение экономической ситуации. Выбрав определенные приоритеты в экономическом регулировании, правительство широко пропагандирует свои достижения, всячески убеждая электорат в своей способности эффективно управлять экономикой" [14].
Создание дополнительных финансовых резервов может быть причиной снижения абсолютного значения приоритетного показателя, да и в целом состояние экономики может ухудшиться*.
Заметим, что предвыборная кампания сама по себе является довольно значительной нагрузкой на экономическую систему.
145
Таким образом, теория политико-делового цикла утверждает, что в борьбе за власть политики нередко пренебрегают общественными интересами. Одно из первых серьезных исследований этой проблемы было опубликовано Э. Тафтом в 1978 г. В [39] американский ученый обосновывал свои выводы на материале Западной Европы. В частности, он отмечал, что снижение налогов, ведущее к быстрому росту доходов на душу населения, происходит чаще всего в предвыборный год. Позднее аналогичные явления были обнаружены в экономике США.
Как уже указывалось, наиболее респектабельным в среде экономистов считается исследование моделей делового цикла. За теории делового цикла присуждено несколько Нобелевских премий, а соответствующие результаты излагаются во всех учебниках по макроэкономике. Мы не будем останавливаться на чисто экономических причинах колебаний, а сделаем акцент на факторах, носящих социально-экономический характер. Так, в модели "неверных представлений работников" предполагается, что причиной краткосрочных колебаний экономики является непонимание работником разницы между реальной и номинальной заработными платами. Считается, что работник ориентируется в первую очередь на уровень номинальной заработной платы, тогда как снижение реальной зарплаты вследствие роста цен воспринимается не так болезненно. В свою очередь снижение реальной зарплаты дает возможность повысить занятость.
По мнению сторонников "модели реального экономического цикла", человек устраивается на работу, если оплата труда достаточно высока. Когда же оплата труда оказывается низкой, часть работников предпочитает отдыхать. В данной модели предполагается, что колебания занятости определяются выбором периодов трудовой активности. Экономические потрясения приводят к временному повышению уровня оплаты труда, что вызывает увеличение предложения труда и в свою очередь приводит к росту объема производства [12, с.554].
Различные модели деловых циклов до сих пор вызывают среди экономистов жаркие дискуссии. Часть экономистов считает одной из причин колебаний несовершенство рыночных механизмов и полагает, что вмешательство государства способно сгладить колебания. Другие напротив считают, что возможности государства в сфере регулирования экономики ограничены.
Прогнозирование экономических колебаний играет огромную роль в политической борьбе. Так, в США в 1990 г. начался краткосрочный спад, завершившийся уже в 1991 г.- за год до прези-
146
дентских выборов 1992 г. Однако симпатизировавшие демократам средства массовой информации продолжали публиковать пессимистические прогнозы развития экономики на протяжении всей предвыборной кампании [9].
Циклы Кузнеца. Нобелевский лауреат С. Кузнец выявил в экономической динамике так называемые строительные циклы с периодом 15-25 лет. Эти циклы связаны с периодическим массовым обновлением жилых и производственных помещений. С.Кузнец не сомневался в наличии циклической составляющей в динамике выпуска и ценах отдельных товаров со средним периодом около 20 лет. Синхронные циклы были выявлены в платежном балансе, росте денежной массы, внутристрановых инвестициях и межстрановых потоках капитала. Основной причиной колебаний Кузнец считал демографические процессы, связанные со сменой поколений, ростом населения, внешней и внутренней миграциями.
Тем не менее ряд ученых считает, что циклы Кузнеца наблюдаются только в объемах жилищного строительства. Спорность многих положений циклических теорий вызвана тем, что экономические процессы описываются не одной сотней индикаторов. Поэтому, говоря о динамике социально-экономической системы, следует рассматривать циклы, носящие комплексный характер. То есть целый ряд показателей (но не все!) должен иметь сходную циклическую динамику, связанную единым причинно-следственным механизмом.
Индикаторы, характеризующие данный цикл, принято делить на три вида: лидирующие, совпадающие и отстающие. Такой показатель, как индексы цен на сырье, является лидирующим, занятость и валовой национальный продукт - совпадающими, а инвестиции в нежилищный сектор - отстающими [17].
Необходимо также различать циклы в динамике абсолютных значений показателя и циклы в динамике темпов его роста. Если динамика данного показателя соответствует графику синуса, то темпы изменения значений показателя (скорость) подобны косинусу со сдвигом на 1/4 периода.
7.3. Волны Кондратьева
Выдающийся русский экономист H.Д. Кондратьев (1892-1938), исследуя с помощью методов математической статистики динамические ряды большого числа экономических показателей (индекс цен, уровень заработной платы, объем внешней торговли, добыча угля, золота и др.), выявил наличие длинных волн конъ-
147

юнктуры в мировой капиталистической экономике. В начале 20-х годов Кондратьев пришел к выводу, что циклические движения представляют собой процесс отклонений от состояния равновесия. Фазы роста больших циклов, по Кондратьеву, обусловлены внедрением технических изобретений, развитием новых отраслей промышленности.
Утверждение о неизбежности наряду со спадами периодических подъемов в западной экономике вызвало ожесточенную критику теории Кондратьева со стороны Л.Д.Троцкого и его сторонников. В работах 1923-1928 гг. Кондратьев продолжал развивать свою теорию. В 1930 г. он был арестован и осужден по делу "трудовой крестьянской партии", а в 1938 г. осужден повторно и расстрелян.
Гонения на теорию Кондратьева, начавшиеся в 20-30-е годы, по инерции продолжались до начала перестройки. В монографиях по теории длинных волн в экономике [10, 17, 24] дается достаточно полный обзор теорий цикличности в экономике, в том числе опубликованных в последние годы.
Выдающуюся роль в разработке проблем цикличности сыграл Й.Шумпетер, который был одним из первых экономистов, пытавшихся построить целостную, логически связанную теорию экономического развития, основанную на исследовании микроэкономических основ динамики макроэкономической системы. Шумпетер считал основной движущей силой развития экономики предпринимателей и уделял много внимания особенностям их поведения: способности идти на риск, придумывать новые технологические идеи, разрабатывать новые, не использовавшиеся ранее комбинации [23].
Принимая те или иные решения, руководители, как правило, имеют определенную точку зрения на их последствия. Таким образом, они рассуждают об объекте управления в терминах причинно-следственных связей (возможно, неосознанно). В последние годы появился ряд исследований поведения предпринимателей, базирующихся на принципе ограниченной рациональности Г.Саймона. Такой подход позволил построить ряд моделей, объясняющих циклический характер многих экономических процессов [34].
Из многочисленных моделей, объясняющих феномен волн Кондратьева чисто экономическими причинами, пожалуй, наибольшим авторитетом последнее время пользуется гипотеза об определяющем влиянии волн научно-технического прогресса на динамику развития экономики. Последние годы исследования данной проблематики происходят в рамках новой экономической па-
148

радигмы - эволюционной экономики. Введенный Нельсоном и Винтером термин акцентирует внимание на идее естественного экономического отбора, когда "развитие конкурентоспособных хозяйственных субъектов происходит за счет вытеснения из экономического пространства других членов популяции хозяйствующих субъектов. Процесс экономического естественного отбора формирует определенный "организационный генотип" - свойства и характеристики хозяйствующих субъектов, позволяющие им выжить и развиваться в меняющихся условиях экономической среды" [3, с. 26].
Наличие длинных волн экономической динамики объясняется неравномерностью инновационной активности. Базисные нововведения, связанные с радикальной перестройкой производства, внедряются не равномерным или случайным образом. Они самоорганизуются в кластеры, конституирующие новые технологические направления. В условиях благоприятной конъюнктуры предприниматели предпочитают избегать чрезмерного риска, связанного с коренной перестройкой производства, пытаются ограничиться рационализацией и усовершенствованием существующих технологических процессов.
"В периоды депрессий, когда само существование огромного количества хозяйственных единиц ставится под угрозу, предприниматели оказываются вынуждены рисковать, понимая, что незначительные улучшения не приведут к кардинальному изменению ситуации" [17, с. 56-57].
Через 10-15 лет после базисных нововведений начинается повышение экономической конъюнктуры и создаются благоприятные условия для дополняющих нововведений. Формируется новый технологический уклад, жизненный цикл которого составляет около 100 лет (см. § 6.2). Технологические уклады доминируют в экономике, последовательно сменяя друг друга, вызывая тем самым колебания траектории экономического развития.
В.И.Маевский, основываясь на идеях Н.Д.Кондратьева, Й.Шумпетера, А.Грублера, С.Маркетти, С.Ю.Глазьева, предложил следующую модель волн Кондратьева (рис. 7.1).
Как показано на графике, в экономике одновременно действуют несколько технологических укладов X1 с периодом жизни 100-150 лет. Зарождение нового технологического уклада по времени совпадает с началом падения эффективности доминирующего уклада.
Суммарная траектория экономической эволюции испытывает колебания вокруг повышающего тренда. Как полагает Маев-
149

Макротраектория экономической эволюции
100
150
200

Рис. 7.1. Траектории эволюции укладов
ский, "понижательная волна кондратьевского цикла не связана с деградацией (отмиранием) доминирующего уклада. Она имеет место в то время, когда доминирующий уклад приближается к вершине своего господства, к максимально возможной степени использования своего потенциала. Понижающий эффект обусловлен тем, что скорость роста доминирующего уклада оказывается ниже, чем скорость отмирания старых укладов, сосуществующих наряду с доминирующим" [8, с. 90].
Большинство теорий исходит из чисто экономических предпосылок, однако ряд экономистов уделяет большое внимание социальным факторам. Некоторые зарубежные ученые (К. Перес, И.Миллендорфер) являются сторонниками интегрированного подхода, объясняющего явление периодичности взаимодействием технико-экономических и социальных сфер. Отмечается, что при определенных условиях социологические факторы действуют на экономическую эффективность негативно и могут привести к кризису. Одной из причин кризисов является рассогласование скоростей инноваций в экономической и социальных областях. В теории Миллендорфера подчеркивается, что колебания социо-психо-логических факторов, формулирующих поведение человеческих индивидуумов и связанных некоторой константой, отражающей связь и смену поколений, задают ритм колебаний и других социально-экономических процессов.
150
7.4. Циклы борьбы, за мировое лидерство
Рассмотрим другие факторы неравномерного развития экономики. Ряд ученых полагает, что основной причиной длинных волн в экономике являются крупные войны. Отмечая важность учета влияния войн и социальных потрясений, Н.Д.Кондратьев тем не менее не считал их основной силой исторического развития. "Войны и революции равным образом не могут не иметь весьма глубокого влияния на ход хозяйственного развития. Но войны и революции не падают с неба и не родятся по произволу отдельных лиц. Они возникают на почве реальных и прежде всего экономических условий.
Таким образом, и войны, и социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших циклов и оказываются не исходными силами этого развития, а формой его проявления. Но раз возникнув, они, конечно, в свою очередь оказывают могущественное, иногда пертурбирующее влияние на темп и направление экономической динамики" [5, с. 210].
Иначе оценивают роль войн сторонники мир-системного подхода. И.Валлерстайн, Ф.Бродель и другие авторы полагают, что в течение последних 500 лет сформировалась широкая экономическая система, представляющая собой целостное объединение государств, не имеющее центральной политической власти. Согласно теории Валлерстайна, страны, входящие в мир-систему, разделяются на центральные, полупериферийные и пер* ферийные. Считается, что центральные страны управляют периферийными, ведя при этом непрерывную борьбу между собой за мировое лидерство [30]. Неравномерность экономического развития, появление новых претендентов на мировое лидерство приводит к обострению борьбы за ресурсы, "жизненное пространство", рынки сбыта, сферы влияния. Периодическая дестабилизация системы международных отношений в конечном счете заканчивается масштабными войнами, которые приводят к смене гегемона.
Среди сторонников мир-системного подхода есть два течения. Одно течение (его можно назвать геополитическим) делает упор на военную силу, морской флот и стремление государств возглавить мировой порядок. Другое течение считает главными экономические факторы.
Небольшие, локальные военные конфликты в истории возникали настолько часто, насколько позволяли ресурсы и агрессивность хотя бы одной из сторон конфликта. Что же сдерживает социальные системы от слишком частых кровавых
151
конфликтов? По мнению ряда ученых, основным сдерживающим фактором является социальная память. Знаменитый историк А.Тойнби обнаружил в истории, начиная с XVI века, 115-летний цикл войны и мира. В своем анализе он опирался на исследования американского политолога К.Райта, который выявил определенную периодичность возникновения крупных, интенсивных войн (период 50-60 лет).
Наличие периода длиной в два поколения Тойнби объяснил тем, что выжившее в войне поколение передает ощущение ужаса от войны своим детям. Однако когда военные истории рассказываются внукам, тяготы войны уже стираются из памяти и в рассказах делается упор на героические и величественные военные подвиги. Поэтому внуки вновь готовы к испытаниям и мечтают о военной славе*.
Когнитивную гипотезу о длительности социальной памяти в два поколения поддерживали многие ученые (Шумпетер, Форре-стер). Казалось бы, эту гипотезу опровергает то, что вторая мировая война началась всего лишь через 20 лет после первой мировой. Сторонники данного подхода объясняют этот неудобный факт тем, что считают вторую мировую войну просто продолжением первой мировой, которая осталась какой-то незавершенной.
В датировке циклов борьбы за мировое лидерство среди ученых нет единства. Тойнби выявил в истории три цикла (1568-1672, 1672-1792 и 1792-1914 гг.). Каждый цикл имел четыре фазы: общая война, жизненное пространство, поддерживающие войны, общий мир. Дж.Модельски и У.Томпсон в докладе на Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева (Москва, 1992), предложили свою датировку циклов [11]. По их мнению, циклы развития данной страны делятся на два этапа: обучения (подъема) и лидерства (упадка). Каждый из них подразделяется на четыре фазы. Первый этап состоит из таких фаз, как определение основных проблем, тре-
* Казалось бы, социально-психологические факторы не могут серьезно повлиять на принятие важных внешнеполитических решений. Другой точки зрения придерживался 3. Фрейд. Он даже отказался участвовать в движении борцов за мир, потому что считал войны неизбежным следствием периодических вспышек агрессивности. Как писал Юнг, "подобно тому, как реки весной, наполняясь водами, выходят из берегов, образуя бурные потоки, а на исходе лета высыхают и мелеют, так же и архе-типические структуры актуализируют импульсы агрессии, находящие бурное выражение в войне, а затем возвращают человечество к миру" [38].
152
Таблица 7.3. Длинные циклы мировой политики
Страна

Период, годы

Португалия Нидерланды Британия
- " -

1494-1580 1580-1688 1688-1792 1792-1914

Соединенные Штаты Америки

1914-2030

бующих решения; создание коалиции союзников; принятие решений на макроуровне; проведение их в жизнь. Второй этап содержит следующие фазы: мировая война; положение великой державы; утрата легитимности (табл. 7.2).
В таблице указаны страны-лидеры. Неудачливыми претендентами были сначала Испания, затем дважды Франция, Германия и СССР. Как видно из таблицы, авторы считают, что фаза системных войн начнется в 2030 г., причем основным соперником США скорее всего будет Китай или Индия.
Более пессимистичен прогноз американского ученого Дж.Гольдстайна. По его мнению, мировая война может начаться ранее 2020 года. Американский политолог в 1987 г. опубликовал работу, в которой разработал концепцию длинных волн, порождаемых войнами, их последствиями и подготовкой к ним [29]. Проанализировав данные о войнах примерно за 500 лет, Гольдстайн обнаружил определенную периодичность, объясняемую им тем, что войны разрушают производство и производственные силы. Это заставляет государства сосредотачиваться на внутренних проблемах. По мере того как из памяти поколений стирается психологический эффект предыдущей войны, а производственный потенциал увеличивается, создаются предпосылки для новой борьбы за гегемонию.
Циклы борьбы за мировое лидерство отражают подъем и упадок великих держав, а циклы Кондратьева - подъем и упадок ведущих отраслей экономики. Ясно, что эти два глобальных процесса должны быть скоординированы [11]. Обобщая результаты ряда авторов, Гольдстайн разработал причинно-следственную модель волн Кондратьева, учитывающую временное запаздывание во взаимодействии различных факторов. Характер запаздывания дается в циклическом времени (один полупериод равен 25 годам) (рис. 7.2).
Начнем просмотр колеса времени с точки максимума темпов роста производства (-15). Последующие 5 лет темпы роста снижаются. Объем инвестиций, достигнув максимума, начинает сокра-
153

Максимальные цены
Пик войн Минимум инноваций
Стагнация
Минимум производства
Максимум инвестиций
Максимум производства
Минимум инвестиций
Экспансия \С ±25 Jv7' Максимум инноваций
Минимальные цены Рис. 7.2. Колесо времени волн Кондратьева
щаться, что через 5 лет сказывается на инновационных процессах. Через 10 лет после сокращения эффективности производства наступает время, когда период промышленной экспансии трансформируется в масштабные войны за передел ресурсов. Через несколько военных лет цены достигают максимума, а реальная зарплата, естественно, минимума. Затем лет на десять наступает

стагнация, что создает условия для очередного инновационного прорыва. Внедрение новых технологий обеспечивает рост эффективности производства, о войнах стараются не вспоминать. Экономический рост создает возможности для снижения цен и роста потребления. Однако последующие 10 лет реальная зарплата не меняется, зато растут расходы на оборону.
Основной механизм, ге
нерирующий колебания по
Гольдстайну, показан на
Рис. 7.3. Механизм волны Рис- ^-3.
154

Центральную роль играет взаимодействие двух факторов - снижения эффективности производства и сокращения темпов экономического роста с запаздыванием примерно на 10 лет, что ведет к возникновению масштабных и жестоких войн за рынки и ресурсы. Чем больше накоплено финансовых ресурсов, чем выше военный потенциал, тем более ожесточенными и продолжительными будут военные действия (связь положительная, имеет знак " + ").
Масштабная война постепенно ведет к истощению всех видов ресурсов, падению экономического потенциала, росту цен и снижению жизненного уровня. Чем больше интенсивность и продолжительность военных действий, тем глубже спад производства продукции всех видов, кроме, может быть, военной (связь отрицательная, знак "-").
В наиболее полном виде модель Гольдстайна представлена на рис.7.4.
В экономической части модели добавлено два фактора - инновации и инвестиции. Большинство сторонников инновационной концепции генерации длинных волн полагают, что рост произ-

Борьба за
мировое
лидерство
/ Социальная \

155
Рис. 7.4. Модель Гольдстайна
водства ведет к снижению инновационной активности. Точнее, внедряются инновации, не затрагивающие ключевых позиций доминирующего технологического уклада. Однако снижение инновационной активности постепенно приводит к снижению темпов экономического роста. Войны же благотворно влияют на инновационную активность.
Инвестиционная модель развивалась Кондратьевым, Форресте-ром и рядом других ученых. Предполагается, что реализация крупных проектов увеличивает спрос на инвестиции. Рост спроса на инвестиции увеличивает стоимость капитала, что постепенно снижает объем инвестиций, а затем и объем производства. Гольд-стайн в своей модели попытался синтезировать различные подходы к объяснению волновой динамики, уделяя внимание не только базовым экономическим параметрам, но и социально-психологическим факторам (верхняя часть модели).
Как уже указывалось, одно из наиболее популярных объяснений 50-летней периодичности масштабных и ожесточенных военных кампаний связано с так называемой гипотезой двух поколений. По мнению Гольдстайна, социальная память является вспомогательным фактором, регулирующим длительность колебаний. В целом модель Гольдстайна содержит восемь переменных и восемнадцать взаимосвязей, аккумулируя при этом важнейшие черты существующих теорий возникновения волн Кондратьева.
7.5. Волновые процессы в политической сфере
Большое внимание проблеме цикличности уделяли зарубежные политологи. Американский политолог Ф. Клинберг опубликовал в 1952 г. [31] прогноз, в котором указывалась опасность для США острого внешнеполитического кризиса в 60-е годы. И действительно, началась война во Вьетнаме. Прогноз Клинберга базировался на выявленной им закономерности - чередовании двух фаз в американской внешней политике (табл. 7.3). Для первой фазы, названной им интровертной, характерна замкнутая, осторожная политика сохранения национальной общности. Вторая фаза называется экстравертной и характеризуется прямой дипломатией, военным и экономическим давлением на другие страны.
Таблица 7.3. Периоды внешней политики США
Фаза

Годы

I II

1776-1798 1798-1824

1824-1844 1844-1871

1871-1891 1891-1918

1918-1940 1940-

156
В своих работах Клинберг с помощью методов контент-ана-лиза проанализировал огромное число внешнеполитических документов и показал, что во время экстравертной фазы в отношениях между президентом и конгрессом доминирует президент, а во время интровертной - конгресс [32].
Американский политолог Дж.Наменвирс опубликовал в 1970 г. исследование предвыборных политических платформ Республиканской и Демократической партий США. С помощью кон-тент-анализа он проанализировал частоту использования 73 политических категорий. Его ученик Р.Вебер провел аналогичное исследование тронных речей английской королевы. В обоих случаях были выявлены волны с периодом около 50 лет [35].
Каждая волна (или цикл) имеет четыре фазы, во время которых в политической жизни явно преобладают ценности сначала прогрессивные, затем космополитические, потом консервативные и завершает волну фаза, для которой характерны замкнутость, изоляционизм (parochial value). Ha рис. 7.5 показаны даты последнего исследованного авторами цикла, графически представленного в форме колеса.
На "колесе" отмечены пики соответствующих фаз, расстояние между которыми составляет ровно 12 лет. В [35] не приводятся какие-либо аргументы, подтверждающие столь высокую точность политического хронометра, скорее всего она является следствием применяемых статистических процедур.
Пик
космополитической фазы


Пик
консервативной фазы
Пик
прогрессивной фазы

157
Пик
фазы замкнутости
Рис. 7.5. Фазы политического цикла США
Авторы обнаружили, что их волны синхронны с волнами Клин-берга: прогрессивная и космополитическая фазы соответствуют экстравертной фазе, консервативная и замкнутая фазы соответствуют интровертной фазе. Более того, оказалось, что политические волны почти синхронны с волнами Кондратьева* (табл. 7.4).
Таблица 7.4. Сравнение экстремальных значений волн
Страна

Минимум экономического цикла

Пик изоляционизма

Максимум интровертной фазы

Максимум экономического цикла

Пик фазы космополитических ценностей

Максимум экстравертной фазы

Великобритания

1783

1790

-

1815

1816

-

1837

1842

-

1866

1868

-

1884

1894

-

1921

1920

-

1938

1946

-

1967

1972

-

США

1783

1788

-

1815

1912

1811

1837

1836

1830

1866

1860

1858

1884

1884

1881

1921

1908

1905

1938

1932

1929

1967

1956

1954

Примечание. В таблице приводятся даты экстремальных значений соответствующих волн, таким образом рассматривается только половина периода волны.
И Клинберг, и Наменвирс полагали, что основным механизмом, вызывающим волны в политике, является процесс смены поколений.
Известный американский политолог А. Шлезингер-младший опубликовал фундаментальную монографию о циклах в американской истории [22], в которой основное внимание уделяет обоснованию концепции его отца, обнаружившего следующую закономерность. В политической жизни США XIX-XX веков последовательно сменяют друг друга волны консерватизма и либерализма. Шлезингер-старший насчитал шесть фаз либерализма, для которых характерен процесс роста демократии, и пять периодов консерватизма, в которых демократия сохраняется на прежнем уровне. Средний период колебаний составляет приблизительно 33 года. Используя эту схему, Шлезингер-старший правильно предсказал результаты выборов (смену правящих партий) в 1924, 1939 и 1947 гг., причем прогнозы были опубликованы не за 2-3 месяца, а за 2-3 года до соответствующих выборов.
* Датировка волн Кондратьева осуществлена по данным ван Дейна [27]. 158
Шлезингер-младший отмечает, что указанные циклы не связаны с экономическими циклами, а обусловлены явлениями самоорганизации. Психологическое обоснование перемен он видит в свойствах природы человека: "Люди никогда не бывают полностью удовлетворены - если они получили желаемое, то уже хотят чего-то иного" [22]. Для обоснования периодичности используется также теория смены поколений. Предполагается, что политическая жизнь одного поколения составляет около 30 лет. Первые 15 лет данное поколение борется за власть со старшим поколением и, завоевав власть, вторые 15 лет удерживает ее.
Шлезингер считает, что "общественная акция, имеющая целью улучшить наше положение, вызывает значительные перемены, следующие одна за другой, причем в сжатые сроки. Реформы в Соединенных Штатах похожи на стрельбу очередями. В конце концов потоком нововведений начинает захлебываться сам социально-политический организм, которому требуется время, чтобы их переварить. Способность нации к выполнению политических обязательств, требующих от нас высокого напряжения, ограничена. Природа требует передышки. Люди неспособны более заставлять себя продолжать героические усилия. Они жаждут погрузиться в свои личные житейские дела... Общественные проблемы передаются на попечение невидимой руки рынка" [22, с. 46-49].
Однако эпоха господства частных интересов не может длиться вечно. Постепенно "людям надоедают эгоистические мотивы и перспективы, они устают от погони за материальными благами в качестве высшей цели. Целые группы населения оказываются позади в гонке приобретательства. Интеллектуалы отчуждаются... Люди начинают искать в жизни смысл, не замыкаясь на себе самих. Наконец, что-то играющее роль детонатора - какая-либо проблема, грандиозная по масштабам и по степени опасности, которую неспособна разрешить невидимая рука рынка, - ведет к прорыву в новую эпоху в политической жизни страны" [22, с. 49].
Американский политолог Барбер, анализируя основные темы президентских кампаний в CTTTA., выявил интересную закономерность. Начиная с 1900 г. прослеживается четкий 12-летний цикл, в котором каждые четыре года, последовательно сменяя ДРУГ друга, чередуются основные темы предвыборных компаний: конфликт, совесть и примирение. Причем фаза примирения приходится точно на пик фаз в волнах Наменвирса [25].
Однако большинство исследователей все же связывают пульсации политических процессов с волнами Кондратьева. Так, специалисты отмечают своеобразные бумы в появлении утопичес-
159
ких течений и создании социальных движений. Датировка этих подъемов утопических настроений 20-30-е и 70-80-е годы XIX и XX веков практически совпадает с фазами депрессии кондратьевских волн. Ряд ученых связывает с кондратьевским циклом волны забастовочной активности [17, 33].
Задачи и упражнения
1. Могут ли природные явления вызвать волновые процессы в экономике или политике?
2. П.А.Сорокин считал концепцию смены поколений слишком расплывчатой и не имеющей объяснительной силы. Можно ли сделать понятие "поколение"более четким?
3. Начал ли формироваться механизм политико-делового цикла в России?
4. Могут ли когнитивные факторы влиять на образование волн в экономике?
5. Возможны ли какие-либо социальные конвенции по поводу волн Кондратьева? Целесообразно ли изменить период колебаний? Следует ли ограничивать амплитуду (размах) колебаний?
6. В литературе опубликовано много гипотез о наличии в российской истории волн с периодом 3, 5, 9 и более лет [2, 7, 24]. В частности речь идет о наличии в XX веке 12-летнего цикла: 1905; 1917; 1929; 1941; 1953; 1965; 1977; 1989 гг. Каков механизм образования этих волн?
7. В период кризиса штудии литературы по волновой тематике вселяют оптимизм. Какие чувства вызывает волновая тематика в период подъема?
8. Приведите примеры действия эффекта запаздывания в политических процессах.
9. Цикл Шлезингера можно трактовать как последовательную смену право- и левоцентристских настроений электората. Прослеживаются ли подобные флуктуации в странах Западной Европы?
Литература
1. Ашин Г. К. Современные теории элиты: критический очерк. M., 1985.
2. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск, 1992.
3. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. M., 1993.
4. Ильин В. В. Особенности законов гуманитарных наук // Проблема закона в общественных науках / Под ред. П. А.Рачкова, B.C. Манешина. M., 1989.
5. Кондратьев H. Д. Проблемы экономической динамики. M., 1989.
6. Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. M.: Экономика, 1993.
160
7. Кузьменко В.П. Инвестиционная политика в регионе. Киев: Нау-кова думка, 1992.
8. Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. M., 1997.
9. Меньшиков С.М. Западная экономика: преодоление кризиса // Проблемы теории и практики управления. 1994. № 5. С. 6-11.
10. Меньшиков С. M., Клименко А. А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. M., 1989.
11. Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика //Вопросы экономики. 1992. № 10.С.49-57.
12. Мэнкью Г. Макроэкономика. M., 1994.
13. Ортега-и-Гассет X. Что такое философия? M.: Наука, 1991.
14. Переходы и катастрофы: Опыт социально-экономического развития. M.: МГУ, 1994.
15. Плотинский Ю.М. Анализ риска социальных реформ//На пути к постиндустриальной цивилизации. Материалы II Международной Кондратьевской конференции. M., 1996. С. 228-237.
16. Плотинский Ю.М. Циклические модели прогнозирования развития США //Вестник МГУ. Сер. 18 "Социология и политология". 1996. № 2. С. 68-70.
17. Полетаев А.В., Савельева И.M. Циклы Кондратьева и развитие капитализма. M.: Наука, 1993.
18. Социологический словарь. Казань: Изд-во Казан1, ун-та, 1997.
19. Хлебников В. Творения. M., 1987.
20. Чижевский А.Л. Ближе к солнцу - ближе к истине. Из книги "Физические факторы исторического процесса" // Сибирские огни. 1990. №9. С. 136-156.
21. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. M., 1973.
22. Шлезингер A.M. Циклы американской истории. M.: Прогресс, 1992.
23. Шумпетер И. Теория экономического развития. M.: Прогресс, 1982.
24. Яковец Ю.В. Закономерности научно-технического прогресса и их планомерное использование. M., 1984.
25. Barber J. The Pulse of Politics. N.Y.: Norton, 1980.
26. Batra R. The Great Depression of 1990. N. Y., 1985.
27. Duijn J.J. van. The long wave in economical life. L.: George and Unwin, 1983.
28. Green K.B. de. The Kondratiev Phenomenon: A Systems Perspective // Systems Research. 1988. Vol. 5. № 4. P. 281-298.
29. Goldstein J.S. Long Cycles: Prosperity and War in the Modern Age. New Haven (Conn.), 1988.
30. Hopkins Т.К., Wallerstein I. World-Systems Analysis, Theory and Methodology. Beverly Hills: Sage. 1982.
6 Плотинский Ю.М. 161
31. Klinberg F.L. The Historical Alternation of Moods in American Foreign Policy // World politics. 1951-1952. Vol. 4. P. 239-273.
32. Klinberg F.L. Cyclycal Trends in American Foreign Policy Moods: The Unfolding of America's World Role. N.Y., 1983.
33. Life Cycles and Long Waves / Eds T. Vasko, R. Aytes. N.Y.: Springer, 1990.
34. Mager N.H. The Kondratieff waves. N. Y., 1987.
35. Namenwirth J.Z., Weber R.P. Dynamics of Culture. Winchester: Alien and Unwin, 1987.
36. Pareto V. Les systemes socialistes. P., 1902.
37. Screpanti E. Some Demographic and Social Processes //International Workshop "Technologies and Social Factors in Long-Term Fluctuations". Siena, 1986.
38. Stevens A. The root of war: A Jungian perspective. N.Y., 1989.
39. Tafte E.R. Political Control of the Economy. Princeton, 1978.
Глава 8. Волны социокультурной динамики 8.1. Основы эволюционной теории П.А. Сорокина
Модели, рассматриваемые в этой главе, объединяет стремление их авторов к синтезу, построению интегральной, целостной концепции развития общества. В изучении динамики общественного сознания и осмыслении целостности жизни социума существенную роль могут сыграть междисциплинарные исследования, проводимые в рамках нового научного направления - исторической антропологии [4], основным объектом изучения которой является история культуры. При этом делается попытка преодолеть традиционное изучение преимущественно высших достижений культуры, являющихся достоянием элиты, прослеживаются взаимосвязи социальной истории общества и истории культуры. Культура рассматривается как "выражение способности человека придавать смысл своим действиям. Эта способность, по нашему мнению, не ограничивается областью художественного творчества, она проявляется универсально, в любом поступке любого человека, в повседневной жизни, в быту так же, как и в высших формах интеллектуальной деятельности" Г4, с. 5]. Предполагается, что невозможно понимание ни культуры вне ее социального контекста, ни общества в отрыве от культуры как органического аспекта его функционирования.
Одной из задач этого научного направления является реконструкция картины мира, менталитета в различных человечес-
162
ких общностях. Под менталъностъю понимаются социально-психологические установки, способы восприятия, манера чувствовать и думать [4]. Системно подходя к построению логически связанной картины общества и культуры, А.Я.Гуревич отмечает, что "любые факторы исторического движения становятся его действенными пружинами, реальными причинами, когда они пропущены через ментальность людей и трансформированы ею" [4, с. 8]. В таком случае эволюцию ментальности можно рассматривать как когнитивную эволюцию.
Тезис о взаимосвязи когнитивной, культурной, социальной и биологической эволюции лежит в основе нового философского направления - эволюционной эпистемологии, пытающейся преодолеть разрыв между "миром природы" и "миром культуры" [23]. В исследовании ментальности, когнитивных способностей новое научное направление опирается на следующие основные положения:
1) культура (и культурная эволюция) формируется специфическими, присущими только людям когнитивными механизмами;
2) эти механизмы имеют генетическую природу, т.е. коренятся в программах развития нервной системы [23, с. 13].
Предполагая, что многие когнитивные структуры являются врожденными, эволюционная теория познания пытается ответить на вопросы: почему мы неправильно оцениваем процессы экспоненциального роста, основанные на положительной обратной связи? Почему мы способны только на линейную экстраполяцию? Почему нам так трудно согласиться со случайными событиями? Почему в азартной игре мы надеемся на некий тип компенсирующей справедливости? [23, с.55].
В данной главе в основном рассматриваются волновые модели когнитивной эволюции. Само собой разумеется, когнитивные факторы в той или иной степени исследовались многими теоретиками, но наиболее последовательно, масштабно и комплексно исследовал когнитивную сферу П.А. Сорокин.
Для творчества П. Сорокина характерно ощущение единства социокультурной сферы. Стремясь построить интегральную картину общества, он подчеркивал, что человек формируется под воздействием комплекса факторов. Важное место занимают социобио-логические и экономические факторы, но центральную роль играют социокультурные аспекты. Сорокин полагал, что "Новая интегральная теория человеческой личности не отрицает, что человек является животным организмом, наделенным "бессознательным", рефлексо-инстинктивным механизмом тела, но она подчеркивает, что помимо этой формы бытия человек является
6* 163
сознательным, рациональным мыслителем и сверхсознательным творцом и духом" [19, с. 143].
Одной из вершин творчества Сорокина является четырехтомная фундаментальная работа "Социальная и культурная динамика"*. В этом энциклопедическом труде он сформулировал в целостной форме теорию, базирующуюся на научных идеях и концепциях, вынашиваемых российской культурой начала века [28]. Так, Блок в предисловии к поэме "Возмездие" писал: "Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание неразделенности и неслиянности искусства, жизни и политики... Я привык сопоставлять факты из всех областей жизни, доступных моему зрению в данное время, и уверен, что все они вместе всегда создают единый музыкальный напор" [1, с. 296-297].
Подобные настроения испытывали многие выдающиеся представители русской культуры, впоследствии оказавшиеся в эмиграции**. Проанализировав вместе с коллегами огромное количество фактического материала из культурной, социальной, политической, экономической, военной и других сфер жизни социума, Сорокин пришел к выводу, что в многообразии разнородных процессов можно обнаружить определенную целостность, интегрированность, которую он назвал системой культуры, или социокультурной системой.
В истории западной цивилизации Сорокин обнаружил семь достаточно устойчивых социокультурных систем, из которых основными, базовыми являются две - "чувственная" (sensitive) и "умозрительная" (ideational).
Сорокин полагал, что как умозрительная, так и чувственная социокультурная система имеет "свою собственную ментальность; собственную систему знаний, философию и мировоззрение; свою религию и стандарты "святости"; собственные представления о том, что правильно и неправильно; форму искусства и литературы; собственные мораль, законы, нормы поведения; доминирующие формы социальных отношений; собственную экономическую и политическую организацию и, наконец, свой собственный тип человеческой личности с особым менталитетом и поведением" (цит. по [22, с. 198]).
* См. также: Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000.
** В работе над четырехтомником принимали участие как российские (Н.О.Лосский, И.И.Лапшин, Н.С.Тимашев и др.), так и зарубежные ученые.
164
В каждый момент времени в обществе могут присутствовать различные системы, но большинство составляют носители доминирующей культуры. Для "чувственной" культуры характерны: преобладание в обществе материалистического мировоззрения, господство детерминистических концепций, популярность утилитаристских, гедонистических ценностей, обилие открытий и изобретений, динамичный характер социальной жизни. В обществе с "умозрительной" культурой доминируют: элементы рационального мышления, этика абсолютных принципов. Социальная жизнь имеет статичный характер, замедляется темп развития науки и техники. В качестве переходной социокультурной системы Сорокин рассматривал "идеалистическую" (idealistic) социокультурную систему, в которой смешаны черты двух базовых систем.
Эволюцию западной цивилизации Сорокин анализировал с помощью модели маятниковых колебаний между этапами поочередного доминирования умозрительной и чувственной со-циокультурных систем. Переход от одного полюса к другому обязательно осуществляется через идеалистическую систему.
Сорокин отвергал экстерналистские теории влияния внешней среды, "механистические и бихевиористские интерпретации ментальных и социокультурных феноменов". Даже если все внешние условия постоянны, изменения все равно неизбежны, они являются имманентным, неотъемлемым атрибутом любой социокультурной системы. Система содержит в себе зародыш, семя перемен. "Если внешние условия постоянны для семьи, государства, экономической организации, политической партии или любой другой социальной системы, если то же самое предполагается для любой интегрированной системы искусства или науки, философии, религии, права, каждая из перечисленных социальных и культурных систем не остается неподвижной, им имманентно предназначено изменяться для поддержания собственного существования и функционирования. Быстро или медленно система должна претерпеть трансформацию" [22, с. 590]. Изменения укоренены в самой природе социальных систем.
В этом заключается суть принципа имманентных изменений (см. § 6.1). Влияние же внешних факторов не может изменить последовательность фаз развития системы, не может принудить систему перейти в состояние, потенциально ей не свойственное.
Почему же все-таки меняется менталитет, доминирующая система культуры? Почему один тип уступает место другому? Первый приведенный выше ответ является чисто системным, но Сорокин чувствует, что этого недостаточно. Второе более правдо-
165
подобное объяснение носит уже когнитивный характер: "Изменение, сколь бы болезненным оно ни было, как бы является необходимым условием для любой культуры, чтобы быть творчески созидательной на всем протяжении ее исторического развития. Ни одна из форм культуры не беспредельна в своих созидательных возможностях, они всегда ограничены ... Когда созидательные силы исчерпаны и все их ограниченные возможности реализованы, соответствующая культура и общество становятся мертвыми и несозидательными или изменяются в новую форму, которая открывает новые созидательные возможности и ценности" [20, с.433].
Сорокин утверждает, что "ни одна система не заключает в себе всю истину, так же как и ни одна другая не является целиком ошибочной". Так как логика развития вынуждает систему истины "стремиться занять монопольные позиции и вытеснить другие истины, то доля "ложного" в ней возрастает за счет уменьшения доли истинного, в ущерб достоверности других систем". Односторонняя истина все дальше отстраняется от реальности и наступает момент, когда общество оказывается перед лицом альтернативы: "либо продолжить развитие в заданном направлении и пережить полную атрофию, либо изменить курс за счет принятия другой более адекватной системы истины". Такова, по мнению Сорокина, главная причина периодической смены двух базовых социокультурных систем.
Почему же социокультурная система рекуррентно возвращается к старым состояниям, а не принимает все время новые формы, не существовавшие ранее? Сорокин отвергал механистические объяснения ритмов колебаний действием сил, пытающихся вернуть систему в состояние равновесия, сохранением эффекта после устранения вызвавшей его причины и др.
Правильный ответ дает, по мнению Сорокина, принцип предела, который он развивает, опираясь на идеи А.Голденвейзера и Р.Торнвальда*. Принцип предела (в современной терминологии) констатирует, что хотя непрерывный процесс эволюции социокуль-турной системы проходит бесконечное число состояний, когнитивные возможности человека обусловливают дискретное восприятие процессов, выделение конечного числа черт, устойчивых состояний, этапов, направлений. Когнитивные особенности человека ограничивают и количество рассматриваемых фаз изменений, что вынуждает эти процессы повторять одни и те же состояния.
* В литературе иногда принцип предела называют принципом Гольденвейзера, опубликовавшего свои результаты в 1913 г. [24].
166
Как видим, в аргументации Сорокина намечен синтез системного и когнитивного подходов. Великий ученый, конечно, понимал, что его теория отвечает далеко не на все вопросы и построение целостной теории социокультурной динамики является делом будущих поколений ученых. Даже сегодня, учитывая младенческий по научным меркам возраст когнитологии и теории систем, построение реального синтеза, видимо, является делом XXI века.
8.2. Полувековые циклы в социокультурной эволюции
Успехи в развитии когнитологии, все более широкое применение в последние годы когнитивных концепций в социологии и других общественных науках выдвигают на первый план теорию цикличности, использующую объяснительные схемы когнитивных наук и теории информации. Такой подход был разработан ленинградским математиком С.Ю.Масловым [10, 11] и в настоящее время активно развивается в ряде исследований московского философа и социолога В.М.Петрова и его коллег [14-16].
С.Ю.Маслов выдвинул гипотезу о влиянии на периодичность изменений в социокультурной сфере смены типов сознания, свя-заной определенным образом с различием между функциями левого и правого полушарий человеческого мозга*.
К "левополушарным" процессам в психологии относят так называемые аналитические процессы, связанные с расчленением воспринимаемого объекта, выделением в нем отдельных признаков, граней, аспектов, с последовательной "порционной" обработкой поступающей локальной информации, по аналогии с ЭВМ, решающей задачу по вполне определенному заранее заданному алгоритму. К процессам такого рода относятся речевая деятельность человека, рефлексия - осознание человеком своей собственной психической деятельности. Эти процессы отличаются точностью, объективностью, для них характерна опора на разум (а не на чувство), рациональное осмысление действительности.
"Правополушарные" процессы принято называть синтетическими. Это наиболее древние, "архаические" процессы целостного восприятия объектов, без выделения отдельных свойств, параллельной обработки "глобальной" информации. Для этих
х За открытие функциональной асимметрии правого и левого полушарий, отвечающих соответственно за пространственно-образное и логико-вербальное типы мышления, Р.Сперри в 1981 г. была присуждена Нобелевская премия.
167
процессов характерно моментальное озарение, субъективность восприятия, сравнительно высокая вероятность ошибки. Эти процессы характеризуются опорой на чувство, интуицию, не всегда контролируются сознанием.
С.Ю.Маслов отмечал: "Правое полушарие заражено недоверием к разуму, левое - излишним к нему уважением. Достоинством левополушарного механизма является конструктивность, распространенным недостатком - поверхностность, беспочвенность. "Правое" может обладать большей глубиной, но часто заражено неумением и нежеланием действовать, создавать цивилизацию. Штольцевское начало, возможно, не дает человечеству застыть в бездействии, обломовское - утратить смысл своих действий" [10, с. 27]. Если для "левополушарных" процессов характерна некоторая догматичность, стремление к поиску деятельности, то "право-полушарный" механизм ориентирован на поиск новизны, уточнение целей деятельности. У каждого человека присутствуют оба типа психических процессов, что позволяет компенсировать их недостатки и удачно использовать положительные качества.
В.С.Ротенберг считает, что с помощью "левополушарной стратегии" любой материал (неважно, вербальный или невербальный) организуется так, что создается однозначный контекст, всеми понимаемый одинаково и необходимый для успешного общения между людьми. Отличительной же особенностью "правополушарной стратегии" является формирование многозначного контекста, который не поддается исчерпывающему объяснению в традиционной системе общения [18, с. 42]. Однако каждый человек тяготеет больше к тому или иному типу психической деятельности, и в обществе оба представленных типа сосуществуют одновременно. Предполагается, что в каждый момент времени в обществе доминирует один из перечисленных типов сознания, который затем сменяется противоположным типом, потом снова переход к предыдущему и т.д. Оказывается, что для развития общества более выгоден именно режим попеременного доминирования то аналитических, то синтетических процессов. Применительно к социально-психологическому климату общества это означает, что он должен периодически изменяться: на протяжении какого-то отрезка времени доминирует "аналитический" стиль мышления со свойственной ему рационально-логической окраской, затем он уступает место "синтетическому" стллю, которому присуща эмоционально-интуитивная окраска, потом начинает доминировать "аналитический" стиль и т.п. [14]. Доминирование одного психологического типа не может быть полным, абсолютным ввиду наличия недостатков, присущих
168
каждому из типов. Периодически наряду с доминированием встречается и равновесие между обоими типами.
В связи с этим имеет смысл процитировать любопытные мысли из писем Томаса Манна: "Вы, я полагаю, согласитесь со мной, если я скажу, что с модой на "иррациональное" часто связана готовность принести в жертву и по-мошеннически отшвырнуть достижения и принципы, которые делают не только европейца европейцем, но и человека человеком... Я человек равновесия. Я инстинктивно склоняюсь влево, когда лодка даст крен вправо, и наоборот..." [9, с. 61-62]. "Я представляю идею равновесия, и она-то и определяет мое, я сказал бы, позиционно-тактическое отношение к проблемам времени" [9, с. 75].
Маслов полагает, что "асимметрия механизмов освоения действительности может оказывать воздействие на процесс исторического развития не только через познающую личность, но и через системные свойства общества. Однако аккуратное рассмотрение вопросов реализации "левого" и "правого" механизмов в виде общественных подструктур (например, таких как "коллективное подсознание") не проводилось" [11].
Авторы данной концепции связывают периодичность в социо-культурной сфере со сменой поколений, считая, что стиль задается поколением людей, а перемена господствующего стиля возможна тогда, когда это поколение уйдет со сцены и уступит место другому поколению.
С.Ю. Маслов проанализировал колебания в социально-политическом климате России начиная с 1790 г. Был сформулирован ряд признаков, по которым следует судить о том, тяготеют ли настроения данного отрезка времени (интервал 5 лет) к тому или иному полюсу:
• Открытость общества для внешних взаимодействий характерна для доминирования аналитического начала, напротив, замкнутость, сепаратизм типичны для синтетического начала. Для оценки этих аспектов жизни общества можно использовать характер внешней политики государства, его внешнеторговых связей (увеличение импорта свидетельствует о росте открытости общества, сокращение импорта косвенно свидетельствует о тяготении к замкнутости).
• Преобладание добровольно-договорных начал в обществе говорит об аналитическом доминировании. Для синтетического доминирования характерен авторитарный стиль.
• Высокий престиж знаний типичен для аналитического типа (наоборот, низкий престиж знаний характерен для синтетичес-
169
кого периода). Для оценки этого фактора можно использовать динамику темпов роста численности школьников и студентов.
Для оценки того, к какому полюсу принадлежит общество на данном отрезке времени, Маслов ввел показатель "асимметрии", принимающий значение +1, если явно доминируют аналитические процессы, и значение -1 в том случае, если преобладают синтетические процессы. Для промежуточных ступеней тяготения социально-политического климата к тому или иному началу (скорее одно, чем другое) значение показателя равно ±0,5, нулевое значение показателя характеризует равновесное состояние в обществе.
График зависимости социально-политического климата общества от времени приведен на рис. 8.1,а. Оказалось, что колебания графика с XVIII века практически синхронны для России и ряда стран Западной Европы. Ранее Россия выпадала из этого "синхронизма", но с ростом обменов, контактов, коммуникаций подключилась к общеевропейскому социально-политическому процессу [14].
Аналогичные исследования в сфере искусства были проведены С.Ю.Масловым (архитектура, рис. 8.1, б) и В.М.Петровым (музыка, живопись, рис. 8.1, в). Причем если процедура измерений Маслова является приблизительной и субъективной, то в методике измерений О.Н. Даниловой и В.М.Петрова [14] для анализа музыкального творчества использовался метод шкальных

в) Стиль музыки и живописи
а) Социально-политический климат
170
Рис. 8.1. Динамика показателей асимметрии
оценок, даваемый несколькими группами экспертов-музыковедов. Было выбрано семь признаков, по которым статистически достоверно можно оценивать музыкальное творчество:
• оптимизм, жизнерадостность - трагичность мироощущения;
• рациональность - интуитивность;
• тембровая одноплановость - обилие тембров, полутонов, нюансов;
• строгость формы - свобода формы;
• графичность письма - живописность, колористичность;
• преобладание среднего и верхнего регистров - весомая роль нижнего регистра;
• строгая логичность развертывания - спонтанность, экс-промтность.
Левый полюс оппозиции отнесен к "аналитическому" стилю музыкального мышления, правый - "синтетическому". В [14] введен так называемый индекс асимметрии
,, "ан ˜ "синт Л - --------- ,
где геан и лсинт - число признаков, по которым оценка данных экспертом трактуется как свидетельство в пользу аналитичности или синтетичности соответственно. Значение JiT меняется от -1 (явное тяготение к "синтетическому полюсу") до +1 (явное тяготение к "аналитическому полюсу").
Группой из 17 экспертов оценивались 102 европейских композитора XVII-XX веков. Анализ эволюционных зависимостей K(t) показал наличие двух тенденций:
1) роста синтетического начала (линейного тренда);
2) периодических колебаний на фоне линейного тренда - смены ориентации музыкального творчества с аналитической на синтетическую и наоборот.
Как указывается в работах В.M. Петрова, "история искусства... начинает все более обретать системность, стройные контуры, вписываясь и в систему естественно-научного знания, и в создаваемую единую картину изменений общественной жизни. Наблюдаемая синхронность изменений, происходящих в разных сферах жизни общества, вместе с разработкой количественных методов изучения таких изменений открывает новые перспективы перед исследованиями в области социального прогнозирования" [14].
Авторы объясняют наличие линейного тренда (нарастание тенденции) в искусстве своего рода компенсацией за рост рацио-
171
нального начала в обыденной жизни. Отмечена также тенденция постепенного роста плюрализма (увеличение разброса).
Вид временных зависимостей на рис. 8.1 и сравнение их с волнами Кондратьева показывают практическую синхронность волн, наблюдаемых в различных сферах духовной, политической и экономической жизни общества, что подтверждает гипотезу о целостном, системном характере эволюции общества.
Для исследования динамик изобразительного искусства были составлены две группы экспертов. Первая группа определила 22 гипотетических признака, каждый из которых представляет бинарную оппозицию - доминирование аналитических или синтетических процессов в творчестве художников. Кроме того, были составлены два "контрастных" списка, в каждом по 20 художников с ярко выраженным доминированием в их творчестве процессов указанного типа. В первый список (аналитический) попали Брюллов, Гольбейн, Давид, Дали, Дюрер, Малевич, Пикассо, Сезанн. Во второй список были включены Ван-Гог, Врубель, Делакруа, Рембрандт, Суриков, Шагал.
В качестве шкал использовались: стремление к нормативности - тяготение к своеобразию; статичность - динамичность; рациональность - интуитивность; строгость формы - свобода формы; лаконизм - богатство выразительных средств; графичность - колористичность; тяготение к холодным или теплым цветам.
Далее вторая группа экспертов оценила творчество всех 40 художников по 22 шестибалльным шкалам. Были выявлены 10 наиболее информативных шкал. По выбранным параметрам оценивалось творчество около 200 художников. Затем были рассчитаны и усреднены индексы асимметрии по всем художникам, творившим в данный момент времени.
Полученные данные показывают, что колебания индекса асимметрии для различных социокультурных процессов практически синхронны с волнами Кондратьева для индекса цен [15].
Авторы полагают, что в каждый данный момент времени общество нуждается в какой-то степени доминирования аналитических или синтетических процессов и в стиле мышления, и в стиле общения, и в стиле художественного творчества. Коммуникации в обществе, взаимопонимание людей требуют единомыслия. Однако единомыслие не должно быть абсолютным, желательно наличие людей с другим типом мышления. Дело в том, что ни один тип мышления не может доминировать слишком долго, так как возможности каждого из них ограничены. Постепенное привыкание, автоматическое использование апробированных когнитивных
172
схем может со временем привести к значительному снижению творческого потенциала общества. Ну а периодичность колебаний, по мнению авторов, обусловлена сменой поколений. Каждое поколение господствует 20-25 лет, что и образует волны периодом 40-50 лет. Полупериод 20-25 лет позволяет формализовать понятие "эпоха" и присущий ей собственный стиль. На протяжении одной эпохи не происходит смены социально-политического климата, стилей художественного творчества.
Говоря о смене стилевых ориентации, Ю.М.Лотман утверждал, что "...каждая тенденция действует на фоне противоположной, а перевозбуждение одной какой-либо тенденции закономерно ведет к ее торможению и возбуждению противоположной".
Тесная взаимосвязь различных сторон духовной жизни общества обуславливает почти одновременное переключение различных областей, так как области, "созревшие" для перемен раньше других, "подталкивают" изменения в других областях. Различные области духовной жизни связаны друг с другом через психическую жизнь человека, которая интегрирует в себе различные культурные веяния. Самосогласованность психической жизни, отсутствие в ней противоречий требуют синхронизации социально-психологических процессов.
Модель В.Бюля. К таким же выводам совершенно независимо пришел профессор социологии Мюнхенского университета В.Бюль. В 1987 г. он опубликовал монографию "Динамика культуры", в которой рассматривает культуру как социально обусловленную схему постижения мира и образцов человеческого поведения. Бюль использует для обоснования своей модели культурной динамики учение о нейрофизиологической структуре работы человеческого мозга. Ход европейской культуры в XX веке Бюль считает соответствующим циклической модели Кондратьева [2].
В первой фазе цикла высокая конъюнктура, хозяйственный рост, увеличение благосостояния кажутся установленными навсегда, отмечается экспансия Я, порыв к эмансипации, восстание против авторитетов, освобождение от "систем". Во второй фазе цикла начинается хозяйственный кризис, который сопровождается, с одной стороны, сверхактивным терроризмом, а с другой - пассивным нарциссизмом. В последней фазе цикла - депрессии - доминирует стремление к покою и безопасности.
В.Бюль полагает, что понятие кризиса культуры является несколько надуманным, "кризис культуры - это лишь оборотная сторона фетишизированного понятия культуры ... оно резко
173
указывает на определенное объективное или субъективное содержание" [2, с. 141].
Культуры - это социально-обусловленные системы постижения окружающего мира и образцов человеческого поведения, которые свойственны человеческим сообществам, приспосабливающимся к меняющемуся экономическому окружению, а также целям и средствам других сообществ. Культура стерильна, если она более не входит во взаимодействия с другими культурами и если она не может более перерабатывать чуждые импульсы. Культура слаба и зависима (но способна к приспособлению), когда она реагирует лишь рецептивно. Сильная, активная культура всегда отмечена культурным империализмом [2, с. 142]. "В целом мы определяем ее как многоуровневую систему, исходящую из простой полярной конструкции, а именно из диаметральной противоположности флуктуирующего символизма - с одной стороны, и генетически фиксированной программы поведения - с другой".
Модель де Грина. Американский ученый К. де Грин считает, что феномен Кондратьева отражает системный процесс эволюции и структурных изменений в социотехнической макросистеме, характерной для индустриальной революции, начавшейся в конце XVIII века. Феномен Кондратьева относится не только к экономике (изменение экономических показателей наиболее наглядно и очевидно), но затрагивает также социальные, технологические, экологические, психологические и политические сферы общества. Де Грин отмечает, что феномен Кондратьева свойственен не только капиталистической, но и социалистической экономике и, следовательно, характерен для индустриальной цивилизации. Этот феномен является следствием коллективного поведения наций, все более тесно связываемых информационными и транспортными коммуникациями, общими технологиями и моделями образования (табл. 8.1).
Жизненный цикл многих созданий человека - концепций, принципов, институтов, технологий, продуктов и т.д.- тесно связан с волнами Кондратьева. Действительно, для изобретения в различных сферах жизни характерны такие фазы, как начало, распространение, достижение максимального успеха и фаза регресса, вызванная заменой на более новую и, кажется, более предпочтительную инновацию.
Де Грин отмечает, что его взгляды близки к идеям Валлер-стайна и его коллег, делающих упор на холистическом подходе к изучению пространственно-временных целостностей в рамках движения "мир-система" [26]. Близкую позицию занимают Мень-
174
ся
Таблица 8.1. Макропсихологические черты четырех фаз циклов Кондратьева (по де Грину [25])
Фаза

Восприятие прямой угрозы

Восприятие благоприятной возможности

Творческая активность

Обучение

Тревога

Стремление к риску

Мотивация, мораль, удовлетворение работой

Отчуждение и падение нравов

Ценности

Процветание

Слабое

Ограничено

Колеблется, затем уменьшается

Падает

Низкая

Падает

Падает

Растет

Космополитические

Спад

Растет

Очень ограничено

Низкая

Низкое

Достигает максимума

Низкое

Низкая

Наибольшее

Консервативные

Депрессия

Падает от максимума

Расширяется

Увеличивается до максимума

Увеличивается

Уменьшается

Растет

Растет

Падает

Экономические

Восстановление

Падает

Широкое

Поддерживается на высоком уровне

Высокое

Низкая

Высокое

Высокое

Низкое

Конфликтные

шиков и Клименко: "Рассматривая различные концепции длинных волн, мы обнаружили одну интересную их особенность. Стремясь выдвинуть на первый план какое-то свое особое объяснение больших циклов, они охватывают лишь одну сторону очень сложного, комплексного процесса волнообразного развития общества. Но чтобы реалистически и как можно полнее описать внутренний механизм длинной волны, необходимо, по-видимому, исходить из предположения о мультиказуальности данного процесса" [12, с. 253]. Авторы указывают, что ответы на многие спорные вопросы теории цикличности могут дать только дальнейшие междисциплинарные исследования на стыке экономики, политологии, социологии, социальной психологии и других наук, изучающих общественную жизнь.
Следует отметить, что подобные исследования иногда не без оснований обвиняются в излишнем схематизме, чрезмерном ре-дукционизме, некритическом следовании позитивистским концепциям в искусствоведении, рассматривающим искусство как результат выражения естественных задатков человеческой натуры и воздействия на них окружающей среды.
Ряд авторов рассматривают изменчивость во времени как необходимое условие существования культуры. В качестве примера приводится феномен моды, который характеризуется подражательностью, стремлением к новизне и обновлению [13].
В истории бывали ситуации, когда необходимость изменений в моде регламентировалась. Так, в конце XVIII века в России по-велевалось, "чтобы всякий цвет сукна в употреблении находился не более года... Совершенно очевидно, что смена цвета сукна не продиктована стремлением приблизиться к некоторому общему идеалу истины, добра, красоты или целесообразности. Один цвет сменяется другим только потому, что тот был старый, а этот новый. В данном случае мы имеем дело в чистом виде с тенденцией, которая более замаскированно широко проявляется в культуре людей" [8, с. 161-162].
Анализируя колебания характеристик женской одежды в странах Западной Европы на протяжении XVIII-XX веков, Кребер выявил периодичность изменения таких характеристик платья, как высота его края от уровня пола, длина и ширина выреза, объем талии и т.д. [13].
Явления периодичности в духовной сфере, связанные с "самоценностью" новизны, новаторства в искусстве, отмечались многими теоретиками искусства. Так, Поль Валери писал, что "всякий классицизм предполагает предшествующую романти-
176
ку... Сущность классицизма состоит в том, чтобы прийти после. Порядок предполагает некий беспорядок, который им устранен" [3, с. 441].
Задачи и упражнения
1. Как соотносятся фазы доминирования синтетического и аналитического стилей с фазами волн Кондратьева?
2. Является ли теория П.Сорокина циклической?
3. Можно ли вывести принцип предела из чисто системных предпосылок?
4. К какому стилю мышления вы тяготеете - синтетическому или аналитическому?
5. Какие социально-психологические факторы в модели де Грина носят чисто когнитивный характер?
6. Могут ли когнитивные факторы вызвать экономические изменения?
7. В модели Гольдстайна (см. § 7.4) слишком велика роль экономического базиса. Попробуйте включить в нее когнитивные факторы (кроме социальной памяти).
8. Какие научные принципы неявно использованы в цитате Н.Макиавелли на с.124?
9. Изучение динамики социокультурных процессов часто производится в рамках бинарных оппозиций. Является ли такой подход универсальным?
10. В рассматриваемых в данной главе моделях не учитывается эффект запаздывания. Приведите примеры действия эффекта запаздывания в социокультурной сфере.
11. Рассмотрите модель смены поколений с учетом запаздывания реформ в сфере образования. Как сказывается эффект запаздывания на длительности "политической жизни" поколения?
12. Может ли формирование завышенных ожиданий (эффект опережения) быть причиной волновых процессов?
Литература
1. Блок А. Собр. соч.: В 8 т. M., 1960. T. 3.
2. Бюль В.Л. Изменение культуры: к динамической социологии культуры // Общественные науки за рубежом. 1989. №3. С.141-145.
3. Валери Поль. Об искусстве. M., 1976.
4. Гуревич А.Я. Предисловие к сборнику // Одиссей. Человек в истории. M., 1989.
5. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. M., 1989.
6. Коул M., Скрибнер С. Культура и мышление. M., 1977.
7. Лосев А.Ф. История античной эстетики: В 8 т. M., 1981. T. 2.
177
8. Лотман Ю.М., Успенский В.А. О семиотическом механизме культуры // Труды по знаковым системам (Ученые записки Тартуского государственного университета. Вып. 284). Тарту, 1971. Вып. 5.
9. Манн T. Письма. M., 1975.
10. Маслов С.Ю. Асимметрия познавательных механизмов и ее следствия // Семиотика и информатика. M., 1983. Вып. 20.
11. Маслов С.Ю. Теория дедуктивных систем и ее применение. M., 1986.
12. Меньшиков С.М., Клименко А.А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. M., 1989.
13. Моль Д. Социодинамика культуры. M., 1973.
14. Петров В.М., Бояджиева Л.Г. Перспективы развития искусства: методы прогнозирования. M.: Русский мир, 1996.
15. Петров В.М., Голицын Г.А. Полувековые циклы в социокультур-ной динамике //Формирование новой парадигмы обществоведения. M., 1996. С.85-96.
16. Петров В.М. Перестройка - волевое решение или социально-психологическая потребность общества? //Радуга. 1989. № 9. С. 73-83.
17. Плотинский Ю.М. Базовые принципы социокультурной динамики П.А.Сорокина// Возвращение Питирима Сорокина. Материал Международного симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения П.А. -Сорокина. M., 2000. С. 206-212.
18. Ротенберг B.C. Две стороны одного мозга и творчество //Интуиция, логика, творчество. M., 1987. С. 36-53.
19. Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. M., 1993.
20. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. M., 1992.
21. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. M.: Мир, 1983.
22. Штомпка П. Социология социальных изменений. M., 1996.
23. Эволюция, культура, познание /Отв. ред. И.П.Меркулов M.: ИФ-PAH, 1996.
24. Goldenweiser A. The Principle of Limited Posibilities //Journal of American Folklore. 1913. Vol. 26. P.259-290.
25. Green K. B. de. The Kondratiev Phenomenon: A Systems Perspective // Systems Research. 1988. Vol. 5. № 4. P. 281-298.
26. Green K.B. de. Cognitive Models of International Decisionmaking and International Stability // Systems Research. 1987. Vol. 4. № 4. P. 251-267.
27. Martindale C. The Clockwork Muse: The Predictability of Artistic Change. N.Y.: Basic Books, 1990.
28. Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. N.Y.: The Bedminster Press, 1962. Vol. 1-4.
178
Глава 9. Инновационные процессы 9.1. Основные понятия инноватики
Инновация (от позднелатинского innovatio - новация, новшество, нововведение) в широком смысле слова означает новый способ что-либо делать. Понятие инновации включает в себя открытие - приращение знания и изобретение - новый способ использования существующих знаний. Впервые термин "инновация" начал использоваться в антропологии и этнологии в XIX веке и первоначально означал процесс введения элементов одной культуры в другую.
Инновации в одной сфере жизни социума могут вызывать совершенно неожиданные изменения и в других сферах. Так, некоторые ученые полагают, что изобретение стартера, позволившее женщинам самостоятельно заводить автомобиль, привело к тому, что женщины занялись бизнесом, а это в свою очередь открыло дорогу эмансипации.
Значительное влияние на общество могут оказывать нововведения в сфере культуры и особенно идеологии. Считается, что вера в неизбежность прогресса способствовала развитию Европы в XVII-XIX веках. Нововведения, как необходимые условия перемен, играют все большую роль в нашей жизни. Появилось даже новое научное направление "инноватика" [9], наиболее важная проблема которой - изучение процессов распространения нововведений.
Диффузия - процесс распространения инноваций внутри данной социальной системы, а также от одной социальной системы к другой. Если в былые времена процесс распространения какого-либо нововведения занимал несколько столетий, то в конце XX века развитие средств коммуникаций, снятие информационных барьеров способствовали резкому ускорению процессов диффузии. Следующий "большой скачок" будет связан с развитием компьютерных сетей связи.
Американский социолог П.Друкер (P. Drucker) выделил семь основных источников нововведений:
1) неожиданное изменение ситуации, чей-то успех или неудача, реакция на непредвиденное внешнее воздействие;
2) несоответствие между изменившейся реальностью и представлениями, ожиданиями людей;
3) выявление недостатков в ходе, ритме, логике какого-либо процесса;
179
4) изменения в структуре производства или потребления;
5) демографические изменения;
6) изменения в общественном сознании (настроения, установки, ценности);
7) появление нового знания [ 5 ].
Далеко не каждое появление нового знания вызывает процесс диффузии. Огромное число изобретений во всех сферах жизни социума просто игнорируется. Как утверждает А.Грублер, анализ нескольких сотен масштабных технических инноваций за последние два столетия показывает, что между изобретением и началом распространения инновации имеется временной лаг (запаздывание) длительностью от 15 до 40 лет. Более того, осуществление одного или нескольких успешных внедрений (инноваций) не гарантирует последующей диффузии. Поэтому Грублер предлагает различать триаду - изобретение, инновацию и диффузию, понимая собственно под инновацией процесс начального внедрения изобретения. По его мнению, изобретательская и инновационная деятельность создают потенциал для изменений. И только процесс диффузии преобразует этот потенциал в изменение социальной практики [14].
П. Друкер полагает, что временной разрыв между рождением нового знания и освоением его рынком составляет примерно 25- 30 лет. Эта закономерность остается устойчивой константой для всей истории цивилизации и, по-видимому, внутренне присуща природе знаний. Интересно, что T.Кун также утверждал, что новая научная теория становится новой парадигмой не ранее, чем через 30 лет. Его концепция эволюции науки как смены парадигм - способов постановки проблем и методов их решения - широко используется в инноватике. Говорят о необходимости смены традиционной парадигмы организации, университета [10].
Ряд ученых предлагает отличать инновацию от простого улучшения, локального усовершенствования продукта или процесса. Инновация требует для своего внедрения комплекса организационно-технологических изменений, реорганизации производственного процесса, обучения персонала, изменения поведения потребителей.
И.В.Бестужев-Лада считает, что "нововведение можно опе-рационно определить как такую разновидность управленческого решения, в результате которого происходит существенное изменение того или иного процесса, явления - технического, экономического, политического, социального или иного [2, с. 18].
Специфика инноваций в различных сферах жизни общества существенно затрудняет формулировку единого, удобного для всех
180
случаев определения. Значительным разнообразием отличаются и процессы диффузии, которые Д.Шон предложил типологизи-ровать следующим образом:
1. Модель "центр - периферия". Распространение нововведения осуществляется и контролируется из одного центра. В этом случае эффективность процесса зависит от энергии и ресурсов центра, от его умения создавать и контролировать обратные связи. Данная модель имеет два варианта:
• модель магнита (например, в передовые страны Запада приезжают представители развивающихся стран, осваивают там какие-либо нововведения и, возвращаясь на родину, внедряют их);
• модель "средневекового барда", который путешествуя демонстрирует и внедряет нововведения.
2. Модель размножения центров. В этой модели по-прежнему главную роль играет центр, но процесс управления децентрализуется. На местах создаются локальные центры, которые самостоятельно распространяют нововведения, учитывая местную специфику. Д.Шон считает, что по этой модели распространялись колониализм и коммунизм. Эту же модель использует компания Coca-Cola и многие другие транснациональные корпорации [19].
3. Роджерс проанализировал более 500 процессов диффузии и выделил следующие пять стадий процесса принятия инноваций [18]:
1) осведомленности - индивид знает о новой идее, но не имеет достаточной информации;
2) интереса - индивид заинтересовался идеей и ищет дополнительную информацию;
3) оценивания - индивид принимает решение, оценивая пользу от нововведения в настоящем и будущем;
4)опробования;
5) усвоения.
Скорость диффузии, по мнению Роджерса, также определяется пятью основными факторами:
1) относительными преимуществами новинки;
2) совместимостью с окружающей средой, существующими ценностями и прошлым опытом;
3) сложностью освоения;
4) возможностью опробования до принятия окончательного решения;
5) коммуникационной наглядностью - степенью, с которой результаты инновации могут быть увидены и оценены другими людьми.
181
Процессы диффузии инноваций в различных сферах жизни общества имеют свои специфические черты и особенности. В социальной культурологии инновация понимается как изобретение новых идей, образов, принципов действия, политических и социальных программ, выработка новых форм деятельности, организации общества или его институтов, появление нового стиля мышления или чувствования. Носителями новаторства могут выступать пророки, мудрецы, правители, деятели культуры, ученые или новаторские группы, стремящиеся повысить свой статус, выделиться в данном обществе, часто являющиеся в нем "авангардом", "диссидентами" или "маргиналами" [6, с. 292]. Среди носителей новаторства часто оказываются выходцы из других стран, а также представители активных слоев общества, не находящие себе достойного места в существующей общественной системе.
Эффективность диффузии нововведений во многом определяется социальной детерминацией, т.е. тем, насколько общество созрело для принятия новинки [6]. Общество может жаждать перемен, но может и устать от неразберихи, вызванной внедрением предыдущей инновации. Спрос на новации зависит также от фазы жизненного цикла социальной системы.
Проблемы исследования диффузии инноваций являются весьма актуальными для современной экономики. По мнению экономистов, диффузия нововведений представляет собой "процесс передачи новшества по коммуникационным каналам между членами социальной системы" [4, с. 31]. Новшествами считаются идеи, изделия, решения, технологии и т.д., являющиеся новыми для данного хозяйственного субъекта. Форма и скорость процесса диффузии зависят от мощности коммуникационных каналов и особенностей восприятия информации действующими субъектами.
Экономисты, следуя теории подражания французского социолога Г.Тарда, рассматривают процесс распространения нововведения как имитацию хозяйствующими субъектами новых удачных решений в процессе социального обучения. Как показало моделирование процесса распространения новых технологий, новаторы открывают новые технологии, но их реакция зависит от выбора имитаторов. Наиболее важен выбор, который делают ранние (пионерные) имитаторы. Чем больше число пионерных имитаторов, тем выше вероятность доминирования новой технологии.
Наиболее важной в практическом отношении ветвью иннова-тики является исследование процессов распространения новых товаров - главной задачи маркетинга. Предприятие может придерживаться различных стратегий действий на рынке:
182
1) стратегия пионера - предприятие создает продукт, формирует его рынок, рискуя понести значительные потери, если новинка не будет пользоваться спросом. В том случае, если новинка станет товаром - лидером, предприятию обеспечено длительное процветание;
2) стратегия "идущего поезда" - фирма создает имитацию популярного продукта. В этом случае успех определяется согласованностью действий конкурентов;
3) стратегия "и я тоже" - предприятие стремится улучшить, модифицировать уже известные товары, пользующиеся большим спросом [1].
Первая и третья стратегии характеризуются острой конкурентной борьбой изготовителей новой продукции за внимание потребителей. В первом случае процесс диффузии инновации только начинает разворачиваться. Стратегия "и я тоже" целесообразна в стадии насыщения рынка. Наибольшая доля рынка завоевывается во время фазы роста, когда большинство фирм вслед за лидером выбирают стратегию "идущего поезда". Именно согласованность действий конкурентов, обусловленная процессами самоорганизации, и обеспечивает подлинный успех новинки.
Значительная часть работ в области инноватики рассматривает процесс диффузии нововведений как процесс обучения данной социальной системы (общества, института, фирмы, индивида). Процесс обучения включает в себя инновационное восприятие, оценку и принятие решений, т.е. целый спектр когнитивных факторов. Наиболее последовательно эта линия исследований проводится в социокогнитивной теории американского социального психолога А.Бандуры [11]. Рассматривая социальные аспекты инноватики, американский ученый анализирует влияние нововведений на формы потребления, виды досуга, отдыха и в целом на изменение жизненного стиля. Он считает необходимым отдельное рассмотрение процесса знакомства с новинкой и процесса ее адаптации, т.е. практического использования. По его мнению, успешная инновационная программа должна содержать четыре элемента:
1) выбор оптимального момента для внедрения новинки;
2) предварительная подготовка благоприятных условий;
3) обеспечение эффективной демонстрационной поддержки;
4) активное использование примеров успешного применения новинки, учитывающее когнитивные возможности потенциальных последователей, предполагаемое распределение выигрыша между членами социальной системы.
183
При прогнозировании решений, принимаемых индивидом, необходимо учитывать уровень его информированности, заинтересованности, понимания, имеющиеся у него ресурсы. Важную роль играют также процессы перехода от начальной неопределенности к последующей убежденности, индивидуальное восприятие риска.
А. Бандура подчеркивает неоправданность слепого поклонения новизне как таковой. Слишком велика доля скороспелых, недоработанных новинок, многие из которых не дают ожидаемого эффекта, а иногда приносят ощутимый вред.
9.2. Модели диффузии инноваций и логистического роста
Методы диффузии инноваций могут быть распространены и на изучение динамики антисоциального поведения - форм коллективного протеста, тактики террористов, распространения наркотиков и т.д. Антисоциальные движения нередко возникают как оппозиция происходящим переменам, вызванным какой-либо инновацией. В качестве примера обычно приводят движение луддистов, которые между 1811 и 1816 гг. разбили немало текстильных машин, что лишь ненадолго замедлило развитие английской легкой промышленности. Менее известно аналогичное движение под руководством капитана Свинга, пытавшегося теми же методами остановить процесс распространения сельскохозяйственной техники (механических молотилок). На рис. 9.1 пред-
К- 250

240

180

' tm - 23 ноября At = 13 дней
120

60


О
8 ноября 18 ноября 28 ноября 8 декабря
Рис. 9.1. Динамика движения протеста в Англии в 1830 г. [14]
184

ставлены данные о динамике этого процесса, протекавшего всего месяц - с 8 ноября по 8 декабря 1830 г.
Точки на графике показывают, сколько машин было разрушено в данный день плюс число машин, уже сломанных к этому времени. Удивительно, что львиная доля машин была уничтожена всего за десять дней (с 18 по 28 ноября), что говорит о высокой эффективности социальных сетей коммуникаций - ведь в те времена в сельской Англии не было современного транспорта и средств связи [14].
Стоит обратить внимание на то, насколько хорошо логистическая кривая (показана сплошной линией) описывает динамику стихийного протеста. Эмпирический анализ огромного числа природных, технико-экономических и социокультурных процессов показал, что динамика процессов их роста, развития, распространения подчиняется логистическому закону. На рис. 9.2 приведена динамика развития сетей транспорта и коммуникаций в США, подчиняющаяся логистическим закономерностям.

1800 1820 1840 1860 1880 1900 1920 1940 1960 1980 2000
Годы Рис. 9.2. Динамика развития инфраструктуры США [14]
Для того чтобы понять сущность механизма, формирующего логистическую кривую, необходимо построить содержательные и формальные модели исследуемых процессов. Начнем с более простого случая - модели неограниченного экспоненционального роста.
Модель экспоненциального роста численности популяции. Обозначим через г/( численность популяции к моменту времени t. Если измерять значение г/( только в дискретные моменты времени (например, раз в год), то прирост численности популяции в год равен (yt - yt J. Если считать, что условия благоприятны для
185
развития популяции,- ресурсы неограничены, враги отсутствуют, то можно предположить, что прирост численности популяции пропорционален достигнутой численности. Это содержательное предположение может быть формализовано в виде следующего уравнения:
где а - коэффициент пропорциональности. Такие уравнения называются разностными.
Покажем, каким образом формируется механизм экспоненциального роста. Действительно, уравнение (9.1) легко преобразуется к уравнению
yt=yt_1 + ayt_l = (l + a)yt_l, (9.2)
из которого видно, что каждое последующее значение yt умножается на фиксированную константу (1 + а). Таким образом, значения yf являются геометрической прогрессией и, следовательно, y(t) растет экспоненциально (как функция е').
О геометрической прогрессии как о законе роста населения писал T. Мальтус (1766-1834). Используя его модель, Ч.Дарвин рассчитывал потенциальные возможности роста разных популяций. Согласно его расчетам, число потомков одной пары слонов через 750 лет может достичь 19 млн.
Значительно быстрее размножаются бактерии. Если одна бактерия в благоприятной среде делится каждые 20 мин., то при сохранении таких темпов деления потомство этой бактерии всего за 36 ч сможет образовать массу, которая покроет земной шар сплошным слоем толщиной 30 см, а еще через 2 ч толщина этого слоя достигнет 2 м [3].
Ясно, что процессы экспоненциального роста не могут длиться долго. Но на коротком временном интервале процессы роста могут быть описаны экспоненциальной кривой. Так, в 1937 г. на небольшой остров у побережья США завезли 8 фазанов, а через 6 лет популяция насчитывала уже 1898 птиц. Первые четыре года рост численности фазанов хорошо описывался экспоненциальной зависимостью. К сожалению, в начале войны на острове были размещены войска, ежегодный учет прекратился, а фазанов съели [3].
Модели логистического роста. Известно, что многие процессы в природе и обществе имеют пределы возможных изменений, в первую очередь из-за ограниченности ресурсов. Возвращаясь к диффузии инноваций, естественно предположить, что распространение нововведений ограничено емкостью данного сегмента рын-
186
ка, возможностями целевой группы. Одним из главных факторов, определяющих скорость процессов диффузии, является межличностное общение между сторонниками данной новинки и теми, кто еще колеблется или вообще ничего не слышал о предлагаемом нововведении. Если обозначить число людей, принявших инновацию к моменту t, через yt , то число лиц, которых, в принципе, можно еще сагитировать, составит M - yt , где M - емкость рынка, максимально возможное число лиц, способных адаптировать данное нововведение. Можно считать, что прирост числа сторонников новинки пропорционален числу встреч между сторонниками новинки и сомневающимися. Число таких встреч пропорционально произведению yt (M - yt)*.
Формализация этих содержательных предположений приводит к следующему разностному уравнению:
У, -0,_, -ay,.! (M -yt_J, (9.3)
где а - коэффициент пропорциональности.
Решением этого уравнения является логистическая функция, а само уравнение называется логистическим (более подробно технические детали описаны в § 12.1). Впервые логистическая модель как модель роста народонаселения была предложена бельгийским математиком П.Ф.Ферхюльстом в 1838 г. В теории инноваций логистическую модель иногда называют моделью Фи-шера-Прея.
Логистическую S-образную кривую иногда называют кривой Перла - по имени американского демографа P. Перла (1870-1940), который провел огромное число эмпирических исследований роста различных организмов и популяций. Он обнаружил, что по логистическому закону увеличивается вес тыквы, растет число дрожжевых бактерий, росло народонаселение США до 1940 г. Позже выяснилось, что S-образные кривые хорошо описывают процессы замещения одной техники другой, смену технологий, эволюционные процессы в экономической и социокультурной сферах.
Биологи дают логистическому уравнению несколько иную содержательную интерпретацию. Если в правой части уравнения (9.3) раскрыть скобки, то получим
* Рассмотрим в качестве примера ситуацию, в которой 10 человек уже приняли новинку, а 20 - колеблются. Если предположить, что каждый сторонник новинки может встретиться со всеми сомневающимися, то общее число таких встреч равно 200.
187
(9.4)

Первое слагаемое правой части уравнения означает, что прирост численности популяции пропорционален достигнутой численности. Второй член (- a{/f_j) формализует утверждение - прирост обратно пропорционален квадрату численности популяции. Биологи приводят следующие доводы в пользу данного предположения: чем больше число встреч между особями, чем выше плотность популяции, тем выше вероятность заболеваний, конфликтов, иначе говоря, выше "сопротивление среды", а значит, меньше прирост численности популяции*.
Попробуем проанализировать действие логистического механизма с помощью петель обратной связи.
Как видно из рис. 9.3, данная причинно-следственная модель имеет две петли обратной связи. Действие расположенной справа петли положительной обратной связи постепенно ведет к экспоненциальному росту численности популяции. Слева на рис. 9.3 изображена петля отрицательной обратной связи, действие которой призвано стабилизировать процесс на уровне насыщения. Результирующая динамика процесса определяется поочередным доминированием петель. Сначала, пока процесс не дойдет до середины (М/2), доминирует петля положительной обратной свя-
Прирост численности популяции


Численность популяции У,

Возможности для роста
численности популяции
аМу,
Рис. 9.3. Диаграмма логистического уравнения
* Читатель вправе задать вопрос: почему раскрытие скобок способно приводить к другой содержательной интерпретации? Все дело в том, что возможности математического языка ограничены. Как заметили когнито-логи, сентенции - стакан наполовину пуст и стакан наполовину полон - для математики эквивалентны, что может оказаться неверным с содержательной точки зрения.
188
зи. После прохождения центра симметрии доминирующее влияние оказывает петля отрицательной обратной связи [17].
Конечно, приведенные утверждения нельзя назвать совершенно очевидными. Более подробное изложение возможностей качественного анализа поведения систем с помощью петель обратной связи дается в разд. 3.
Чтобы у читателя не сложилось впечатление, что все процессы роста описываются логистическим уравнением, рассмотрим кривую Гомперца, названную в честь английского статистика и математика XIX века. Б.Гомперц, исследуя уровни смертности, распределение доходов и др., установил, что в ряде случаев их динамика описывается кривой у = аь , где коэффициенты а и Ъ удовлетворяют условиям: 0<а<1, Ь < 1.

Рис. 9.4. Динамика кумулятивного числа продаж новинки
Кривые Перла и Гомперца относятся к классу S-образных кривых, отображающих динамику роста кумулятивного значения показателя, например числа продаж новинки (рис. 9.4). Чтобы перейти к более привычной форме визуализации данных, надо взять производную от S-об-разной функции. При этом получим колоколообразную функцию, отображающую число продаж в данный момент времени (рис. 9.5). Можно ли сказать, что на рис. 9.5 представлена модель жизненного цикла инновации? Да. Но только в том случае, если товар покупается один раз и время его использования мало. Если же продукт потребляется многократно, то его жизненный цикл выглядит сложнее (рис. 9.6).
f
Рис. 9.5. Динамика числа продаж
Спад в числе продаж связан с тем, что ряд потребителей, купив новинку один раз, не становятся ее поклонниками. После пика уровень продаж товара стабилизируется. Остаются только постоянные покупатели. В завершающий же фазе жизненного
189


цикла данный продукт будет вытеснен с рынка новым, более предпочтительным товаром [15].
Рис. 9.6. Жизненный цикл новинки
В заключение приведем любопытный пример прогнозирования процесса демократизации. В 1991 г. Дж.Модельски и Г.Перри предложили рассмотреть процесс распространения демократической формы правления как процесс диффузии инновации. По мнению американских политологов, демократия начала распространяться по земному шару в XV веке. Первая фаза распространения демократических форм правления - авторы назвали ее экспериментальной - длилась с 1450 по 1800 г. В это время доля населения, опробовавшая демократические процедуры, не превышала 1-2% всего населения земли. Далее процесс диффузии начал набирать обороты. К 1990 г. уже 40% населения земли избрало демократические формы правления. По прогнозу авторов к концу XX столетия будет достигнута отметка 50%, а к 2100 г. уже 90% населения будут жить при наилучшей форме государственного устройства [16].
В своих расчетах авторы использовали для прогноза логистическую модель диффузии инноваций. Хотя содержательные предположения, лежащие в основе этой модели, не всегда бесспорны, число примеров ее успешного использования на практике огромно.
Задачи и упражнения
1. Приведите примеры социокультурных процессов, которые нельзя представить как диффузию нововведений.
2. Какие технические инновации будут оказывать наибольшее влияние на социум в ближайшем будущем?
3. Следует ли учитывать демографические изменения при анализе социокультурных нововведений?
4. Некоторые футурологи давно предрекают широкое распространение групповой формы семьи. Что, на ваш взгляд, сдерживает диффузию этого нововведения?
5. Постройте модель распространения нововведений в сфере образования.
6. Перечислите когнитивные факторы, влияющие на успех инновации.
7. Какие индикаторы сигнализируют о том, что социальная система жаждет перемен?
190

8. Всегда ли широкая рекламная кампания гарантирует успех новому товару?
9. Почему "дурные примеры" заразительны?
Литература
1. Академия рынка. Маркетинг. M.: Экономика, 1993.
2. Бестужев-Лада И.В. Прогнозное обоснование социальных нововведений. M.: Наука, 1993.
3. Гиляров A.M. Популяционная экология. M.: МГУ, 1990.
4. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. M., 1993.
5. Друкер П.Ф. Рынок: как выйти в лидеры. Практика и принципы. M., 1992.
6. Ерасов B.C. Социальная культурология. M.: Аспект Пресс, 1996.
7. Котлер Ф. Основы маркетинга. M.: Бизнес-книга, 1995.
8. Лапин Н.И. Нововведение//Энциклопедический социологический словарь. M., 1995.
9. Пригожий А.И. Современная социология организаций. M.: Ин-тер-пресс, 1995.
10. Смайлор P.H. и др. Предпринимательский университет // Международный журнал социальных наук. 1993. № 2. С. 3-17.
11. Bandura A. Social Foundation of Thought and Action. A Social Cognitive Theory. Stanfford Univ. New Jersey: Printice-Hall, 1986.
12. Bridges E. New technology adoption in an innovative marketplace // Inter. Journal of Forecasting. 1991. Vol. 7. № 2. P. 257-270.
13. Diffusion of Technologies and Social Behavior / Eds. N.Nakicenovic and A.Grubler. Berlin: Springer, 1991.
14. Grubler A. Time for a Change: On the Pattern of Diffusion of Innovation //Daedalus. 1996. № 1. P. 19-42.
15. Kotler F. Marketing Decision Making. A Model Building Approach. N.Y.: Holt., 1971.
16. Modelski G., Perry G. Democratization in Long Perspective // Technological Forecasting and Social Change. 1991. Vol. 39. № 1. P. 23-34.
17. Richardson G.P. System Dynamics: Simulation for Policy Analysis from a Feedback Perspective //Qualitative Simulation, Modeling and Analysis / Ed. P.A.Fishwick. N.Y.: Springer. 1991. P. 144-169.
18. Rogers E. Diffusion of Innovations. 3 ed. N.Y.: Free Press, 1983.
19. Schon D. Beyond the Stable State. N.Y.: Norton, 1971.
Глава 10. Переходные процессы в социальных системах 10.1. Кризисы в социальной системе
В процессе своего развития (эволюции) социальная система постоянно сталкивается с различными проблемными ситуациями, порождаемыми как внешними, так и внутренними причинами. Обладая определенной устойчивостью, она благодаря адаптивным возможностям справляется с непрерывно возникающими вызовами. Решение сложных проблем может потребовать перестройки структуры системы, корректировки отдельных функций, замены части элементов, но при этом суть системы, ее ядро, генотип не меняются - система не теряет своей идентичности.
Для наглядности представим себе, что у системы имеется "коридор" возможных траекторий. Если флуктуации не достигают границы коридора, система может вернуться к стабильному состоянию. Если же изменения накапливаются, либо воздействие столь сильно, что параметры системы принимают пороговые, критические значения, наступает кризис системы. В этом состоянии степень ее организованности резко снижается и вероятность возвращения к прежнему стабильному состоянию невелика.
Существуют три варианта разрешения кризиса системы:
1) распад или гибель системы, при этом ее элементы захватываются другими системами;
2) реформа - постепенная перестройка ядра, генотипа системы, ведущая к появлению качественно новой системы;
3) революция - резкое, скачкообразное изменение ядра системы, катастрофический переход из одного состояния в другое.
В кризисном состоянии значительно снижается степень предсказуемости поведения социума. Для пика кризиса характерны "распад общества на множество его индивидуальных элементов и в то же время появление массы новых мелких образований - национально-этнических, религиозных, сословие-корпоративных групп. Заметным явлением становится появление в системе больших масс людей, выпадающих из активной общественной жизни" [8, с. 140].
Политики пытаются избежать кризисных состояний и, естественно, обращаются за советом к ученым. К сожалению, социальные кризисы, процессы перехода системы из одного состояния в другое изучены крайне мало. Как писал П.Сорокин, "накануне войны большинство ученых предсказывали мир; накануне экономического краха и обнищания - процветание; накануне рево-
люций - стабильный порядок и закономерный прогресс. Несмотря на все находящиеся в нашем распоряжении общественные и естественные науки, мы не способны ни управлять социально-культурными процессами, ни избегать исторических катастроф. Как бревно на краю Ниагарского водопада, нас приводят в движение непредвиденные и непреодолимые социально-культурные течения, перенося нас от одного кризиса и катастрофы к другим" [15, с. 487].
Рассмотрим в этой цитате два ключевых слова: непредвиденные и непреодолимые течения. Если мы попали в непреодолимое течение, то самое разумное - плыть по течению и в соответствии с этим прогнозировать будущее. Конечно, плохо, если попадем в непредвиденную ситуацию. Но следующий раз, оказавшись в такой ситуации, мы должны пенять на себя - прецедент уже был.
В вечном философском споре детерминистов и индетерминистов с начала XX века доминируют идеологические мотивы. Не углубляясь в эту запутанную проблему, отметим, что в 40-50-х годах на Западе были весьма популярны идеи централизованного планирования и государственного регулирования. В настоящее же время модны взгляды Ф.Хайека и его последователей, утверждающих, что централизованное планирование не эффективно, а вмешательство государства в социально-экономическую жизнь общества должно быть минимальным. Эволюция развивается не по плану, а "непреднамеренно", методом "проб и ошибок". Какое решение окажется лучшим, определяет только эволюция. Хайек пишет: "Для определения того, какая система правил поведения будет доминировать, решающим является количество человеческих жизней, поддерживаемых той или иной системой... Рыночная экономика преобладает над порядками других типов именно потому, что позволяла группам, усвоившим ее основные принципы, быстрее увеличить свою численность. Следовательно, вести счет в рыночных ценностях значит вести счет на человеческие жизни..." [17].
Ф.Хайек имеет в виду, что победителями в соревновании "порядков" являются страны Запада.
10.2. Реформы в социальных системах
Ф.Хайек и его единомышленники придерживаются теории однолинейной эволюции, некой столбовой дороги развития цивилизации - иного не дано. Однако и на магистральном пути возможны ямы, например кризис 1930 г., из которых необходимо как-то выбираться. Реформы Рузвельта успешно вывели США
из кризиса потому, что опирались на продуманный план, взвешенную и скоординированную программу действий.
Ф.Хайек не против успешных реформ. В своей нобелевской речи он рекомендует социальному реформатору действовать не как ремесленнику, который может придать изделию любую форму. Реформатор скорее должен культивировать развитие, обеспечивая подходящую окружающую среду, подобно тому, как садовник заботится о своих растениях.
Призывы к проведению гуманных преобразований относятся только к странам-лидерам, принадлежащим центру мировой системы. Для стран из периферии и полупериферии ситуация совершенно иная. Заблудившиеся в дебрях эволюции страны обязаны вернуться на магистральный путь развития и попытаться как можно быстрее догнать ушедших вперед лидеров.
Процессам модернизации - развитию демократии и рыночной экономики посвящена обширная литература. Однако багаж знаний, который помог бы реформатору составить научно обоснованную программу реформ, совсем невелик. Отметим теорию культурного лага (запаздывания) У.Огборна. Американский социолог в 1922 г. предложил концепцию неравномерности развития различных сфер общества. Изменения в экономике, технологии могут значительно опережать изменения в социокультурной сфере. Огборн полагал, что "культурное запаздывание" станет одной из важнейших проблем современного общества, учитывая возрастающую скорость научно-технического прогресса.
P. Дарендорф утверждал, что для проведения политических реформ достаточно 6 месяцев, экономические реформы можно осуществить за 6 лет, но процесс изменения менталитета, жизненных стилей может потребовать нескольких поколений (дилемма 3 часов).
Наличие временных лагов существенно затрудняет прогнозирование реформ. Еще чаще реформаторов ставит в тупик наличие непредвиденных поворотных точек в исследуемых процессах. Только в последние годы социологи начинают осознавать, что переходные процессы в кризисном обществе носят, как правило, нелинейный характер.
В 1959 г. С.Липсет предложил модель линейной взаимосвязи между экономическим развитием и политической демократией (рис. 10.1).
Однако непростые судьбы процессов модернизации стран третьего мира в 60-80-е годы вынудили Липсета и его коллег существенно уточнить модель (рис. 10.2).


Рис. 10.1. Модель Липсета Рис. 10.2. Модель модернизации
Оказалось, что если уровень среднегодового совокупного общественного продукта на душу населения находится между 1500 и 3500 долларами, то возможно снижение уровня демократии и рост авторитарных тенденций. При достижении рассматриваемым экономическим показателем планки 5000 долларов, характерной для развитых стран, уровень демократии стабилизируется [10].
Трудность проблемы перестройки обусловлена ее нелинейностью, в таких условиях уже не работают привычные методы управления, при которых результаты пропорциональны усилиям. "Контринтуитивное" поведение нелинейных систем вынуждает вырабатывать нелинейную интуицию. Для анализа таких систем В.И.Арнольд предлагает модель перестройки, приведенную на рис. 10.3 [1].

Рис. 10.3. Нелинейная модель перестройки
Как видно из рис. 10.3, движение из устойчивого состояния - "административная система", признанного неудовлетворительным, в сторону более предпочтительного состояния - "рыночная экономика"- сразу же приводит к ухудшению. Более того, при равномерном движении к лучшему состоянию скорость ухудшения увеличивается, нарастает и сопротивление системы изменению ее состояния. Знаком "х" на графике отмечена точка максимального сопротивления, которая достигается раньше, чем точка самого плохого состояния (локальный минимум). Пройдя максимум, сопротивление снижается и при прохождении точки локального минимума благосостояния исчезает полностью. Начиная с этого момента система
начинает притягиваться к следующему состоянию локального максимума - рыночной экономике.
Если административная система достаточно развита и устойчива, то перейти в другое состояние данная нелинейная система может только ценой временного существенного ухудшения состояния. При этом, как отмечает В.И.Арнольд, слабо развитая система может перейти в лучшее состояние почти без предварительного ухудшения.
Теоретически возможен вариант перевода системы из плохого состояния скачком в состояние, достаточно близкое к хорошему. В этом случае нелинейная система далее будет сама собой эволюционировать в сторону хорошего состояния. Таковы объективные законы функционирования нелинейных систем, с которыми, как считает В.И.Арнольд, нельзя не считаться.
В.Ф.Венда формулирует закон трансформационного спада, лежащий в основе возникновения волн развития сложных систем (в том числе волн прогресса общества), следующим образом: если система при существующей структуре достигла максимума какого-либо показателя, то его дальнейшее повышение возможно лишь при условии смены структуры системы, переход к новой структуре связан, при прочих равных условиях, с обязательным временным снижением данного показателя [4].
Период неустойчивого состояния играет важную роль в процессах развития. Действительно, абсолютно устойчивая или гиперустойчивая система не будет развиваться, так как механизмы отрицательной обратной связи будут подавлять любые отклонения от устойчивого состояния. Как отмечается в [5, с. 48], "гиперустойчивость устраняет всякую возможность развития, необходимым условием которого всегда является неустойчивость по отношению к определенным изменениям". В то же время длительная неустойчивость препятствует закреплению "полезных" характеристик систем, что может привести к потере структурной устойчивости и гибели системы.
Таким образом, многие теоретики считают кризис неотъемлемым условием развития системы, в том числе и социальной. Дискутируется только вопрос о глубине кризиса и скорости реформ. Спор идет в основном между сторонниками радикальных реформ, шоковой терапии и градуалистами, стремящимися уменьшить социальную цену перемен, облегчить процесс адаптации для наиболее уязвимых групп населения [3, 8, 11, 14].
Один из удачливых реформаторов, председатель правительства Чешской Республики В. Клаус полагает, что для успешной
системной трансформации необходимо создание двух "подушек". "Реальная заработная плата и реальный (валютный) курс должны быть в этой фазе трансформации относительно низкими, поскольку призваны создать две "подушки", позволяющие преодолеть сложный период приватизации и реструктуризации. Именно в их создании и состоит секрет согласования отдельных элементов процесса трансформации" [7]. Иными словами, уровень жизни населения должен быть снижен так сильно, чтобы в последующем при любых обстоятельствах он мог только возрастать.
Одной из главных проблем успешного реформирования является поддержание социальной стабильности. Рекомендуется проведение гибкой социальной политики, приобретающей вид маятникового движения от стимулирующей (жесткой) политики к стабилизирующей (мягкой), т.е. периодической смены приоритетов [11]. Ужесточение мер по стабилизации финансовой системы, ведущих к усилению спада производства и росту социальной напряженности, чередуется с более мягкой политикой - выплатой компенсаций, увеличением пенсий, стипендий, минимальной зарплаты.
Особое внимание следует уделять ключевым социальным показателям, к которым, по мнению ряда ученых, относится степень равенства в распределении доходов, богатства, собственности, прав и контроля над капиталом [11].
Постоянное слежение за уровнем социальной напряженности позволяет своевременно выявить группы населения, попавшие в наиболее тяжелую ситуацию, готовые к массовым акциям протеста. Для таких групп используется тактика "защитного зонтика" - комплекса мер, временно повышающих уровень жизни членов этих групп по сравнению с другими социальными слоями. Возможно также использование защитного зонтика для отдельных территорий, на которых может произойти взрыв недовольства.
Но что делать, если защитный зонтик слишком мал, а борьба элит приводит политику в патовую ситуацию? Возможно ли вообще планирование выхода из кризиса? Часть ученых рассматривает планирование в качестве единственного средства борьбы с неопределенностью, другие же полагают, что роль планирования сводится к приятной перестановке кресел на палубе "Титаника".
Важным условием успеха, по мнению Бенвенисте, является обеспечение секретности планирования. "Секретность привлекательна по нескольким причинам. Если план обнародован слишком рано, то у оппозиции будет много времени для сплочения. Если плановики ттытяттоя ттпотюттитт, KOTmv-Ттктяттии о пялJTITUTIM-
ми группами и учитывать пожелания каждой фракции, они могут стать жертвами требований, которые нельзя удовлетворить, и участие пойдет во вред, так как плановики наживут больше врагов, чем друзей. Секретность играет важную роль в планировании, но скрытые действия имеют серьезный недостаток. Скрытые действия могут оказаться эффективными, но в конечном счете они ведут к неудовлетворенности, отчуждению и цинизму. Ускоряется кризис доверия, и возникает подозрительность" [2, с. 198].
Проблема секретности планирования тесно связана с анализом рефлексивных эффектов поведения социальных систем и прогнозированием реакции на планируемое воздействие. Социальным психологам известны эффекты такого типа - это эффект Хоторна, эффект Пигмалиона. Малоисследованной областью социального прогнозирования остаются давно известные эффекты самоосуществления и самоликвидации прогноза - понятие "самоубийственного" прогноза введено Д.Венном в 1888 г.
Ссылкой на подобные побочные эффекты политики обычно мотивируют свой отказ от публичного обсуждения детальных планов реформ. Признавая, что основания для указанной позиции имеются, отметим, что в последние годы в западных странах преобладают тенденции к усилению степени демократичности в принятии решений, затрагивающих общественные интересы. Так называемый сетевой подход к принятию решений предполагает активное участие общественности в обсуждении и принятии планов, контроле их реализации.
Атмосфера секретности, окутывающая процесс планирования, значительно затрудняет развитие и совершенствование методов прогнозирования социальной динамики. Процессы аккумулирования знаний, выявления причин возникновения непредвиденных последствий реформ могли бы быть существенно ускорены в случае принятия своего рода кодекса реформатора, обязывающего публиковать отчеты о планах и сценариях развития событий хотя бы через несколько лет после начала реформ. Существующие формы привлечения экспертов к разработке планов развивают у ученых какие угодно качества, кроме научной добросовестности. "Профессиональная мантия, используемая социальными учеными, подвизающимися в политике, часто очень тонка" [2, с. 94].
10.3. Модели революций
Термины "кризис" и "революция" в настоящее время широко используются при описании процессов развития науки и техники,
культуры и образования, экономики и менеджмента. В одних областях кризис считается необходимым этапом развития, в других его стремятся избегать. Отсутствует единство также в оценках хода и результатов революций в социально-политической сфере.
П. Сорокин проанализировал 1622 социальных кризиса и революции с 600 г. до н.э. по 1925 г. и вывел закон поляризации. Во времена революционных изменений почти в каждой области со-циокультурной жизни имеет место как конструктивный, так и деструктивный эффект. Причем если революция приходится на период подъема, то доминирует конструктив, а если на период упадка, то доминируют деструктивные эффекты.
Сторонники революционных преобразований считают, что источником всех негативных явлений, связанных с революцией, являются происки реакции. Сорокин же утверждает, что каждый революционный период неизменно распадается на две стадии: 1) собственно революционные события; 2) стадия реакции или обуздания, неразрывно связанная с первой.
Когда реакция сходит на нет, можно говорить о завершении революции. На первой стадии революционные события приводят общество в состояние хаоса, но угроза голода, нужды, эпидемий заставляет даже самых отчаянных прекращать революционный дебош. Лозунги свободы сменяются требованиями порядка, нередко диктаторского. Начинается вторая стадия революции, во время которой не только происходит реставрация многих дореволюционных институтов, но и закрепляются эволюционно полезные завоевания революции [15].
В 60-е годы был опубликован ряд работ, исследовавших революционные ситуации с помощью концепции депривации - неравенства доступа к социальным благам. Оценка депривации обычно делается людьми на основе сравнения своих социальных условий с социальными условиями других индивидов или групп.
Теория растущих ожиданий (относительной депривации) утверждает, что стихийный взрыв возможен тогда, когда длительный экономический рост или рост уровня демократии резко сменяется спадом. Состояние обманутых ожиданий вызывает фрустрацию (стресс), которая обуславливает рост агрессивности. Можно сказать, что когнитивный дисбаланс - осознаваемый разрыв между ожиданиями и возможностями их удовлетворения, создает психологическую напряженность, приводящую при определенных условиях к социальному взрыву [6].
Одной из первый моделей, объясняющей революционный взрыв ростом ожиданий, была модель Дж.Дэвиса. По мнению

Дэвиса, сами по себе плохие условия и даже ухудшение условий, как правило, не приводят к восстанию. Он предложил так называемую модель "кривой J" (рис. 10.4) для прогнозирования вероятности восстания.
Рис. 10.4. Прогноз революционного потенциала
Сплошная линия на рис. 10.4 показывает реальное изменение экономических условий S, а штриховая - динамику ожиданий P. Если в период экономического роста начинается неожиданный спад и различие между ожиданиями и реальными условиями достигает критической величины, происходит социальный взрыв. Причем революция может произойти в течение короткого промежутка времени - не более двух лет. По истечении этого срока люди склонны смириться с ситуацией [19].
Из модели Дэвиса ясно, почему радикальные реформаторы стараются на первых, шоковых этапах реформ сделать жизненный уровень большинства населения как можно более низким. Чем ниже стартовый уровень жизни, тем меньше вероятность его резкого падения на последующих этапах. Даже при наступлении небольшого спада воспоминания об ужасных условиях недавнего прошлого парализуют массовые акции протеста.
Понятно, что однофакторная модель не может адекватно объяснить решения, принимаемые индивидом. В более развернутых психологических моделях восстания учитываются влияния страха, разочарования, желания перемен, негативного прошлого и надежды на успех.
Недостатком психологических моделей является чрезмерное акцентирование индивидуального уровня. Такие модели не объясняют, почему объединяются разрозненные индивиды, как происходит политическая мобилизация.
В 70-80-е годы значительное внимание уделялось теориям, изучающим революционные процессы на уровне социальных систем. При макроуровневом анализе рассматривались такие факторы, как кризис легитимности власти, наличие революционной идеологии, роль иностранных государств и др.
В последние годы предпринимались попытки синтезировать микро- и макроуровневый подходы. Так, Коульман построил модель революции, содержащую 18 факторов [18]. Значительно более изящную модель предложила Теда Скокпол (рис. 10.5).
Представленная на рисунке модель показывает, что вероятность революции в странах третьего мира определяется взаимодействием трех ключевых факторов:
С - степени вовлеченности в систему управления социально мобилизованных групп;
P - степени проницаемости страны (наличие труднодоступных территорий, отсутствие развитой транспортной сети);
В - степени бюрократизации госадминистрации и армии.
Интересно, что показанное на рисунке направление роста бюрократизации ведет к снижению вероятности революции для стран с диктаторским режимом и колоний. Для стран с авторитарным режимом и неявно управляемых колоний направление этой оси меняется - рост бюрократизации повышает вероятность революционных событий [21].

Рис.10.5. Модель революций в странах третьего мира
Большое число моделей революции построено на базе марксистского подхода. Так, Дж.Тернер смог в сжатой табличной форме представить взаимодействие основных факторов, вызывающих ре-
волюционный взрыв. Значительно удобнее таблицу Тернера [16] визуализировать в форме причинно-следственной диаграммы. Анализ диаграммы позволяет быстро заметить ее главный недостаток - отсутствие петли положительной обратной связи, без которой невозможно раскручивание "маховика" революции. Уточненная модель представлена на рис. 10.6.

Рис. 10.6. Марксистская модель революции
В марксистской модели кризиса эта петля может выглядеть следующим образом: подрыв доверия к власти стимулирует рост требований и ожиданий, растет готовность к насильственным действиям, что ведет к усилению кризиса легитимности власти. Уси-
ление кризиса легитимности заставляет власть предпринимать попытки сбить растущую волну требований и применять репрессии. Последнее еще больше подрывает доверие к власти и т.д. [20].
Приведенные примеры показывают, что анализ кризисных ситуаций вызывает значительный интерес у политологов и социологов, однако в имеющемся концептуальном аппарате нет средств для анализа нелинейных, быстротекущих, катастрофических процессов. Новые подходы, базирующиеся на идеях современного естествознания, будут рассмотрены в следующей главе.
Задачи и упражнения
1. Возможно ли разрешение социального кризиса без вмешательства власти?
2. Как обосновывают свои действия группы, стремящиеся к углублению кризиса?
3. Какие первоочередные задачи должна решать программа выхода из кризиса?
4. Сформулируйте определение системного кризиса общества.
5. Какие факторы могут быть основными причинами кризисов в ближайшем будущем: экономические, экологические, демографические или иные?
6. Могут ли глубокие реформы помочь избежать кризиса?
7. Примените модель Дэвиса для анализа причин Февральской революции в России.
8. Возможен ли экспорт революции?
9. Что предпочтет большинство граждан - затяжной социальный кризис или революционный взрыв?
10. Возможна ли революция в демократической стране?
Литература
1. Арнольд В.И. Теория катастроф. M., 1990.
2. Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования. M.: Прогресс, 1994.
3. Бруно M. Глубокие кризисы и реформа // Вопросы экономики. 1997. № 2. С. 4-29.
4. Венда В.Ф. Системы гибридного интеллекта. M., 1990.
5. Гаврилец Ю.Н. Социально-экономическое планирование. M., 1974.
6. Здравомыслова E.А. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб.: Наука, 1993.
7. Клаус В. Чешский путь трансформации экономики // Проблемы теории и практики управления. 1994. № 6. С. 6-10.
8. Кузьмин С.А. Социальные системы: опыт структурного анализа. M.: Наука, 1996.
9. Лексин В.Н., Швецов А.Н. Реформационные процессы в жизни общества: условия успешной организации и причины неудач //Системные исследования. Ежегодник, 1995-1996. M., 1996. С. 7-40.
10. Липсет С.M. и др. Сравнительный анализ социальных условий, необходимых для становления демократии //Международный журнал социальных наук. 1993. № 3. С. 5-34.
11. Наумова Н.Ф. Социальная политика в условиях запаздывающей модернизации //Социологический журнал. 1994. № 1. С. 6-21.
12. Переходы и катастрофы. M.: МГУ, 1994.
13. Плотинский Ю.М. Анализ риска социальных реформ // На пути к постиндустриальной цивилизации. Материалы II Международной кондратьевской конференции. M., 1996. С. 228-237.
14. Сабуров Е.Ф. Реформы в России: первый этап. M., 1997.
15. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. M., 1992.
16. Тернер Дж. Структура социологической теории. M., 1985.
17. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. M., 1993.
18. Coleman J. Foundations of social theory. Cambridge: Harvard Univ. Press, 1990.
19. Davis J. The "J-curve" of rising and decling satisfaction as a cause of some great revolutions and contained rebellion // Violens in America / Ed. J.Davis, T.Gurr. N.Y., 1969.
20. Held P. Models of democracy. Oxford: Polity Press, 1987.
21. Skocpol T. Social revolution in the modern world. N. Y.: Cambridge Univ. Press, 1994.
Глава 11. Современные теории структурной динамики 11.1. Модели теории катастроф
В начале 70-х годов стал популярен термин "катастрофа", обозначающий скачкообразные изменения, возникающие при плавных изменениях значений параметров. В популярных изданиях теория катастоф рекламировалась как переворот в математике, сравнимый с изобретением дифференциального исчисления. За последние 25 лет появились сотни публикаций, в которых теория катастроф успешно применялась в естествознании и технике. Опубликованы также работы, в которых модели теории катастроф применялись в экономике, психологии, лингвистике, социологии.
После периода эйфории, вызванного широкой саморекламой, появились более трезвые оценки применимости теории катастроф. Более того, выяснилось, что многие серьезные результаты были получены до провозглашения новой теории.
Один из ведущих российских математиков В.И.Арнольд отмечает, что обоснованность теории катастроф существенно зависит от обоснованности исходных посылок. "Например, в теории хлопков упругих конструкций и в теории опрокидывания кораблей предсказания теории полностью подтверждаются экспериментом. С другой стороны, в биологии, психологии и социальных науках (скажем, в приложениях к теории поведения биржевых игроков или к изучению нервных болезней) как исходные предпосылки, так и выводы имеют скорее эвристическое значение" [1, с. 16].
Чаще всего неприятным сюрпризом для наблюдателя оказывается ситуация, в которой небольшие, постепенные изменения параметров ведут к неожиданно резкому, обвальному изменению поведения системы. Рассмотрим основные положения теории катастроф на качественном уровне, опуская математические детали (см. разд. 3).

Одной из наиболее популярных моделей теории катастроф является катастрофа "сборка", изображенная на рис. 11.1.
Рис. 11.1. Катастрофа "сборка"
Здесь наглядно продемонстрированы качественные особенности катастрофического поведения систем. По осям а и b откложены значения независимых переменных, \ а по оси х - зависимой. Возможным положениям системы соответствует поверхность катастроф. Проекция этой поверхности на плоскость (а, Ь) дает бифуркационную кривую (бифуркация от лат. bifurcus - раздвоенный).
Предположим, что непрерывному изменению значений параметров а и b на рис. 11.1 соответствует движение по кривой RT. В точке T происходит катастрофа - система скачком переходит с верхнего листа на нижний в точку P.
Отметим, что каждому значению параметров а и b внутри бифуркационной кривой соответствуют два различных состояния системы (бимодальность). На поверхности катастроф можно наблюдать явление гистерезиса, когда поведение системы существенно зависит от предыстории процесса. Например, при изме-
нении состояния системы вдоль кривой RT происходит скачок с верхнего листа на нижний - из точки T в точку P. Но при движении вдоль кривой PQ скачок с нижнего листа на верхний произойдет не в точке P, а в точке Q.
В работе Постона и Стюарта с помощью теории катастроф исследуется динамика нарушений режима в тюрьме Гартри в течение 1972 г. [17]. Используя факторный анализ, авторы выделили два основных фактора, влияющих на беспорядки: напряженность (чувство разочарования и безысходности, бедственное положение); разобщенность (взаимное отчуждение, отсутствие общения, разбиение на два лагеря).

Анализ показал, что с ростом напряженности повышается вероятность волнений, а увеличение разобщенности связано с характером волнений - они становятся более внезапными и яростными.
Рис. 11.2. Модель волнений в тюрьме
Авторы считают, что динамика системы соответствует модели катастрофы "сборка". Из рис. 11.2 видно, что при низких значениях разобщенности система стремится к устойчивому положению умеренного волнения, но при высоком уровне разобщенности она меняет свое положение скачком с нижнего листа на верхний и обратно.
Рассмотрим модель принятия решения о внедрении конкретного новшества. Предположим, что инновация принимается фирмой, если оценка прибыли, полученной от внедрения новшества, высокая, и отвергается при низкой оценке прибыли. Если оценка принимает промежуточное значение, то новинка может быть как отвергнута, так и принята. В последнем случае фирма собирает дополнительную информацию о новинке с тем, чтобы точнее оценить будущую прибыль. Для решения этой задачи T. Олива (T. Oliva) предлагает использовать модель катастрофы "сборка" (рис. 11.3) [28].
Спроецируем поверхность катастроф на плоскость XY (рис. 11.4)

Рис. 11.3. Модель принятия инноваций
Каждой точке вне заштрихованной области соответствует только одно решение. Каждой точке внутри заштрихованной области соответствуют два значения зависимой переменной Z - какое именно, зависит от предыстории. Вертикальная прямая пересекает поверхность катастроф в трех точках, но промежуточное значение Z считается недопустимым (см. разд. 3).

Рис. 11.4. Проекция поверхности катастроф
Если руководство фирмы было готово принять нововведение в точке T (см. рис. 11.3), то, двигаясь вдоль оси X (снижая оценку прибыли, допустим, до 1 млн рублей), фирма все равно готова внедрить новинку. Если фирма отвергла новинку в точке А, то, перейдя в точку В и увеличив оценку прибыли до 1 млн рублей, как и в точке S, фирма тем не менее не меняет решения - действует инерция установки, клише.
Перейдем из точки В в точку M - оценка прибыли возрастет до 1,2 млн рублей. Далее небольшое изменение оценки до 1,21 млн рублей приводит к резкой смене решения - инновация принимается.
Отметим, что при высокой степени информированности (Y велико) и увеличении параметра X скачков не происходит, система функционирует плавно.
Рассмотрим в этой модели петлю гистерезиса (A, M, T, R, А). В данном случае явление гистерезиса (или запаздывания) объясняется инерционным восприятием менеджеров [28]. Хрестоматийный пример гистерезиса в оптическом восприятии приведен на рис. 11.5.
В верхнем ряду четвертое слева изображение воспринимается с равной вероятностью как фигура девушки и как мужское

Рис. 11.5. Бистабильность восприятия
лицо. Распознавание изображений внутри "клюва", выделенного штриховой линией, зависит от направления просмотра соответствующего ряда - слева направо или справа налево. Поэкспериментировав с рисунком, читатель может познакомиться с особенностями бистабильного восприятия - явления, которое может быть описано моделью катастрофы "сборка" [16].
Одно из основных понятий современной нелинейной науки - бифуркация. В математике под бифуркацией понимают изменение числа или устойчивости решений определенного типа для модели, описывающей систему при изменении управляющих параметров [16, с. 170]. В точке бифуркации система как бы делает выбор, который определяет ее дальнейшую эволюцию. Понятие бифуркации описывает процесс перехода постепенных количественных изменений управляющих параметров в качественное изменение состояния системы.
Столь емкий термин не мог не завоевать популярность в общественных науках. Так, Лотман считает, что целесообразно рассмотреть два типа социальных процессов. В первом типе социальных процессов события носят внеличностный характер, так как участники процесса практически лишены права выбора. Можно сказать, что люди играют роль частиц в броуновском движении гигантских социальных процессов (развитие общественных формаций, классовые, национальные движения). Второй тип социальных процессов связан с событиями, которые совершаются через сознание людей и с помощью этого сознания. "Человек оказывается перед возможностью выбора поведения и неизмен-
но соотносит свои действия с образом дели, представлением о результатах" [11, с. 3]. Таким образом, там, где социальный процесс предстает как множество альтернатив, выбор между которыми осуществляется интеллектом и волей человека, необходим поиск новых и более сложных форм и моделей причинности.
Опираясь на идеи синергетики, Ю. Лотман предлагает рассматривать социальный процесс как многофакторный поток. "Когда достигается точка бифуркации, движение как бы останавливается в раздумье перед выбором пути". Из этой точки может выходить несколько равновероятностных устойчивых траекторий развития. В этом моменте социального процесса люди имеют возможность осуществлять выбор. "Как бы ни были бессильны при нормальном течении истории эти факторы, они оказываются решающими в момент, когда система задумалась перед выбором. Но вмешавшись в общий ход процесса, они сразу же придают его изменениям необратимый характер" [11, с. 3, 4].
Основываясь на входящих в настоящее время в научный оборот представлениях, Ю.Лотман предлагает следующее образное представление о социальных процессах: "Клио предстает не пассажиркой в вагоне, катящемся по рельсам от одного пункта к другому, а странницей, идущей от перекрестка к перекрестку и выбирающей свой путь... Архаические символы - конденсаторы тысячелетнего опыта человечества: замкнутые фигуры - круг, треугольник, квадрат - символизируют высшие надчеловечес-кие силы; крест, перекресток уже в санскрите означал выбор, судьбу, человеческие начала: разум и совесть. Перепутье предоставляет выбор идущему" [11, с. 4].
Данный подход не случайно возник в наше время. По мнению Лотмана, он связан не только с современным состоянием естествознания, но и со спецификой переживаемой нами эпохи: время итогов, время "концов"- заканчивается XX век, тысячелетие. Подведение исторических итогов неизбежно связано с вопросом: куда идешь? История - взгляд на прошлое из будущего, взгляд на произошедшее с точки зрения какого-то представления о "норме", "законе", "коде" - о том, что возводит происшествие в ранг исторического факта и заставляет воспринимать события как имеющие смысл [11, с. 4].
Слишком частое и вольное использование термина "бифуркация" политологами и историками не одобряют представители более точных, естественных наук. "В изученных физических, химических и биологических системах точек бифуркации не так уж много. Типичным является устойчивое состояние, устойчивое раз-
витие" [16]. Однако не следует забывать, что социальные системы от природных отличает прежде всего то, что эти системы являются когнитивными, способными делать осознанный выбор.
Интересный пример бифуркационной диаграммы исторического процесса приводит Г.Г.Малинецкий [12]. Он полагает, что теория развития цивилизаций Тойнби может быть проиллюстрирована моделью, представленной на рис. 11.6.

Рис. 11.6. Бифуркации в историческом процессе
По оси ординат откладываются реальные доходы на душу населения, а по оси абсцисс - время. Пусть с течением времени вследствие изменения климата и экологии урожайность зерновых падает. Недостаток продовольствия ведет к росту социальной напряженности. Разрастается кризис, и общество подходит к точке бифуркации (точка X1). Ответить на "вызов истории" можно двумя способами. Первый способ - уменьшение потребностей, жесткий курс по отношению к соседям (нижняя ветвь на рис. 11.6). Второй способ - колонизация заморских территорий, находящихся на более низкой стадии развития. Следующий выбор (точка ^2) связан с решением либо стать торговой державой, либо перейти к прямому управлению колониями [12].
11.2. Синергетика и теория хаоса
В 80-е годы все большее внимание исследователей привлекает проблема самоорганизации, перехода от хаоса к порядку. Немецкий ученый Г. Хакен назвал теорию самоорганизации синергетикой (теория совместного действия). Синергетика изучает такие взаимодействия элементов системы, которые приводят к возникновению пространственных, временных или пространственно-временных структур в макроскопических масштабах. Особое внимание уделяется структурам, возникающим в процессе самоорганизации.
Г. Хакен отмечает, что синергетика как междисциплинарная наука связана с различными областями физики, химии, биоло-
гии, кибернетики. "С более общих позиций можно считать, что и теория динамических систем, и синергетика занимаются изучением временной эволюции систем. В частности, математики, работающие в теории бифуркаций, отмечают, что в центре внимания синергетики (по крайней мере в современном виде) находятся качественные изменения в динамическом (или статическом) поведении системы, в частности при бифуркациях. Наконец, синергетику можно рассматривать как часть общего системного анализа, поскольку и в синергетике, и в системном анализе основной интерес представляют общие принципы, лежащие в основе функционирования системы" [22, с. 17].
Таким образом, теория катастроф, системная динамика, теория диссипативных структур "самоорганизовались" в новую междисциплинарную науку - синергетику. Г.Р. Иваницкий считает, что термин "синергетика" мало что поясняет и лучше говорить о "динамических процессах и нелинейных системах, приводящих к хаотизации движения или, наоборот, к его упорядочению и появлению пространственно-временных структур" [7, с. 3]
Наряду с теорией относительности, квантовой физикой теория хаоса оказывает все более заметное влияние на парадигмы обществоведения. Высказывается надежда, что теория хаоса послужит углублению взаимопонимания между представителями естественных и гуманитарных наук.
Рассмотрим основные понятия синергетики, используемые для изучения поведения нелинейных систем. Система находится в состоянии хаоса, если:
• при любых начальных условиях траектории движения становятся апериодическими;
• при сколь угодно близких начальных условиях две траектории со временем станут различными.
Столь высокая чувствительность к начальным условиям ведет к невозможности прогнозирования поведения системы, что является одной из важнейших характеристик хаоса. Режим называется хаотическим, если расстояние между любыми двумя точками, первоначально сколь угодно малое, экспоненциально возрастает со временем [19].
В древние времена хаосом называли неупорядоченную, бесформенную массу, из которой возникло все сущее. Какая-либо форма, структура может возникнуть из хаоса благодаря внешним целенаправленным воздействиям или под действием сил самоорганизации. "Самоорганизацией называется возникновение упорядоченных структур и форм движения из перво-
начально неупорядоченных, нерегулируемых форм движения без специальных, упорядочивающих внешних воздействий" [16, с. 61].
Множество точек, к которым притягиваются траектории динамических систем, называется аттрактором. Математики считают, что при качественном анализе поведения динамических систем внимание следует сосредоточить не на переходных процессах, а на установившихся режимах. Математическим образом таких режимов и являются аттракторы. Для устойчивых равновесных систем аттракторами чаще всего является либо точка, тогда переменные не меняются во времени, либо цикл, тогда система испытывает периодические колебания.
Если система находится в неустойчивом состоянии, то ее траектории могут притягиваться к странному аттрактору. Странный аттрактор в некоторых случаях похож на клубок траекторий, напоминающих две склеенные друг с другом ленты [2]. Если наблюдать за поведением точки, характеризующей состояние системы, на экране дисплея, то можно увидеть, что точка "бегает" по аттрактору, случайно (хаотично) подается то на левую, то на правую ленту.
Странные аттракторы чувствительны к начальным данным. Если выбрать две близкие точки, лежащие на аттракторе, и проанализировать, как будет меняться расстояние между ними с течением времени r(t), то оказывается, что возможны следующие варианты:
• если аттрактор - особая точка, то г (t) -> О при t->°° (точки сливаются в одну);
• аттрактор - предельный цикл, г (t) - периодическая функция времени;
• странный аттрактор г (t) ˜ ext (Х>0), г (t)->°° при t˜>°° (точки разбегаются с экспоненциальной скоростью) .
Таким образом, у странного аттрактора две близкие траектории со временем перестанут быть близкими. Это означает, что как бы точно ни измерялись начальные данные, ошибка со временем станет большой и, следовательно, поведение системы на больших временных интервалах спрогнозировать нельзя. Это явление было названо эффектом бабочки. История бабочки, случайно задавленной во время сафари участником путешествия на машине времени, описана в блестящем рассказе P. Бредбери "И грянул гром". "Она упала на пол - изящное маленькое создание, способное нарушить равновесие, повалить маленькие костяшки домино ... большие костяшки ... огромные костяшки, соединен-

Рис. 11.7. Сценарий хаотизации
ные цепью неисчислимых лет, составляющих Время". А в итоге президентские выборы выиграл диктатор ...*.
Странные аттракторы описал метеоролог Лоренц в 1963 г., моделируя задачи прогноза погоды. Из наличия эффекта бабочки вытекает практическая невозможность прогноза погоды: если необходимо предсказать погоду на 1-2 месяца вперед с погрешностью D, то начальные данные должны быть известны с погрешностью DxIO 5.
Переход системы в режим странного аттрактора означает, что в ней наблюдаются сложные непериодические колебания, которые очень чувствительны к незначительным изменениям начальных условий. Такой режим может быть назван хаотическим. Возможный сценарий хаотизации приведен на рис. 11.7 [1].
Исследование экологических моделей привело ученых к экспериментальному открытию каскадов удвоений периода. Универсальность этого явления доказал M. Фейгенбаум (1978). Каскад удвоений периода можно описать следующим образом. В определенной области значений параметра система действует в периодическом режиме с периодом T; при переходе через бифуркационное значение параметра период удваивается и становится равным 2Т; дальнейшее изменение параметра приводит снова к удваиванию периода, он становится равным 4Т и т.д. Последовательные бифуркации удвоения быстро следуют одна за другой - конечный отрезок изменения параметра содержит бесконечное число удвоений (после P бифуркаций число циклов равно 2Р). Таким образом, исследуемый эволюционный про-
* Фантастика Рея Бредбери. M., 1964.
цесс становится все более сложным. В пределе появляется сверхсложная организация - количество циклов 2°°, процесс становится непериодическим, случайным, возникает хаос.
11.3. Диссипативные структуры И. Пригожина
В теории диссипативных структур, развиваемой И. Пригожи-ным и его школой, первоначально изучались процессы самоорганизации в физико-химических системах [18-20]. До работ Пригожина в естествознании в основном изучались равновесные структуры, которые можно рассматривать как результат статистической компенсации активности микроскопических элементов (молекул, атомов).
Если систему с равновесной структурой изолировать от внешней среды, то ввиду инертности данная равновесная структура может существовать бесконечно долго. Однако в биологических и социальных системах ситуация, как правило, другая: система незамкнута, открыта и, более того, существует потому, что она открыта, питается потоками вещества, энергии, информации, поступающими из внешнего мира. В открытых системах случайные флуктуации "пытаются" вывести систему из равновесного состояния. В реальных системах незначительные флуктуации, как правило, подавляются, и система остается стабильной. Если же силы, действующие на систему, становятся достаточно большими и вынуждают ее достаточно далеко уйти от положения равновесия, то состояние системы становится неустойчивым. Некоторые флуктуации могут не затухать, а усиливаться и завладевать всей системой. В результате действия положительной обратной связи флуктуации усиливаются и могут привести к разрушению существующей структуры и переходу в новое состояние. Причем возможен переход и на более высокий уровень упорядоченности, называемый диссипативной структурой. Возникает явление самоорганизации.
Исследуя динамику сильно неравновесных систем, И. Пригожий приходит к следующим выводам: "Когда система, эволюционируя, достигает точки бифуркации, детерминистическое описание становится непригодным. Флуктуация вынуждает систему выбрать ту ветвь, по которой будет происходить дальнейшая эволюция системы. Переход через бифуркацию - такой же случайный процесс, как бросание монеты. Существование неустойчивости можно рассматривать как результат флуктуации, которая сначала была локализована в малой части системы, а затем рас-
пространилась и привела к новому макроскопическому состоянию" [20, с. 56].
Известный американский футуролог О.Тоффлер в предисловии к [20] отмечает, что "щшгожинская парадигма особенно интересна тем, что она акцентирует внимание на аспектах реальности, наиболее характерных для современной стадии ускоренных социальных изменений: разупорядоченности, неустойчивости, разнообразии, неравновесности, нелинейных соотношениях, в которых малый сигнал на входе может вызвать сколь угодно сильный отклик на выходе, и темпоральности - повышенной чувствительности к ходу времени" [20, с. 16-17].
Принципы, разработанные Пригожиным для анализа химических процессов, были распространены на широкий класс явлений в физике, молекулярной биологии, процессов эволюции в биологии, а затем и социологии. Так, в [20, с. 246] описан процесс самоорганизации у термитов - построение термитника. Предполагается, что первая стадия - основание термитника - является результатом беспорядочного поведения термитов. Термиты приносят и беспорядочно разбрасывают комочки земли. Каждый комочек пропитывается гормоном, привлекающим других термитов. Случайным образом в этом процессе возникает флуктуация -- несколько большая концентрация комочков земли в окрестности некоторой точки. Повышенная концентрация гормонов привлекает к этой точке большее число термитов. Процесс концентрации термитов усиливается благодаря положительной обратной связи. Постепенно возникают "опоры" термитника.
Процесс построения термитника - яркий пример явления самоорганизации, возникновения сложной структуры в хаотической среде благодаря флуктуации. В настоящее время в естественных науках ведется активное исследование явлений, связанных с возникновением структур, самоорганизацией в простейших нелинейных средах. Делаются попытки выявить прообразы появления организации и в более сложных, в частности социальных, системах. Ученые ведут исследования простейших моделей, анализ которых не может заменить изучение сложных социальных процессов, но может дать исследователям полезную подсказку, помочь подметить скрытые закономерности, сформулировать плодотворные гипотезы.
В работе И. Пригожина и И. Стенгерс [20] рассматривается понятие логистической эволюции, т.е. процессов, описываемых логистическим уравнением (см. § 9.2). Исследуется модель эволюции популяций из N особей. Пусть гит - коэффициенты
рождаемости и смертности, К - "несущая способность" окружающей среды. Тогда процесс эволюции популяции может быть описан следующим уравнением:
dN I dt = r-N(K - N) - т -N.
Система имеет устойчивое стационарное состояние NC =K -т/г. При любом начальном значении N0 численность популяции стремится к значению W , которое зависит от разности между несущей способностью среды и отношением коэффициентов смертности и рождаемости. В стационарном состоянии в каждый момент рождается столько индивидов, сколько их погибает.

Рис. 11.8. Эволюция популяции X
Ясно, что в процессе эволюции параметры К, т, г могут изменяться (например, под влиянием климатических флуктуации). Живые сообщества пытаются увеличить параметр К, изыскивая новые способы эксплуатации природных ресурсов. Инстинкт жизни обусловливает стремление к увеличению рождаемости и снижению смертности. "Каждое экологическое равновесие, определяемое логистическим уравнением, носит лишь временный характер, и логистически заданная экологическая ниша последовательно заполняется серией видов, каждый из которых вытесняет предшествующие, когда его "способность" к использованию ниши, измеряемая величиной К - т/г, становится больше, чем у них" [20, с. 255]. На рис. 11.8 показана временная эволюция популяции X, состоящей из последовательности видов X1, X2 X3. Каждому новому виду соответствует возрастающее значение К- т/г. Как указывается в [20], логистическое уравнение позволяет количественно сформулировать дарвиновскую идею о выживании наиболее приспособленного в предположении, что наиболее приспособленным является вид с наибольшим значением (К - т/г). Подобным образом могут быть объяснены процессы эволюции социума, связанные с внедрением технологических инноваций.
Логистическая модель эволюции в настоящее время исследуется в различных областях науки. Аналогичная модель использовалась для анализа смены технологических укладов (см. § 7.1).

Рис. 11.9. Хаос в эволюции
Оказалось, что в моделях этого типа также возможны хаотические состояния. На рис. 11.9 показан пример траектории логистической эволюции.
Как утверждается в [27], хаотические колебания могут возникнуть в период замены старого уклада на новый. Возникновение нестабильности может интерпретироваться как случайный поиск равновесного состояния системой, оказавшейся в ситуации, когда растущие возможности не могут быть реализованы в рамках существующей ниши. Данная модель демонстрирует чередование режимов порядка и хаоса. В период быстрого экономического роста многие компании консолидируются, интегрируются. Корпорации работают как часы, подчиняясь эффективному централизованному управлению. В стадии насыщения под давлением инноваций экономическая система попадает в полосу хаоса.
Авторы [20] полагают, что модели, построенные на основе понятия "порядок через флуктуации", будут способствовать более точной формулировке "сложного взаимодействия между индивидуальным и коллективным аспектами поведения". Модели такого типа "открывают перед нами неустойчивый мир, в котором малые причины порождают большие следствия, но мир этот не произволен. Напротив, причины усиления малых событий -
вполне "законный" предмет рационального анализа... Если флуктуация становится неуправляемой, это еще не означает, что мы не можем локализовать причины неустойчивости, вызванные усилением флуктуации" [20, с. 270].
В состоянии хаоса поведение системы непредсказуемо. Точнее, нельзя предсказать конкретное состояние, проследить заданную траекторию на длительном временном интервале. Однако вероятностные, усредненные характеристики могут быть спрогнози-рованы [12].
В качестве примера рассмотрим наклонный желоб, по которому течет вода. Если бросить в него разноцветные песчинки, то они стройными рядами поплывут вниз. Попробуем положить в желоб несколько камней. Спокойное течение сменится турбулентным. Траектории песчинок, определяемые завихрениями и водоворотами, станут трудно прогнозируемыми. Две в начале близкие песчинки к концу пути могут оказаться далеко друг от друга. Однако интегральные характеристики системы (например, количество жидкости, вытекающей из желоба в единицу времени) могут вести себя достаточно устойчиво.
Странный аттрактор, определяющий хаотическое поведение системы, часто занимает ограниченную область фазового пространства. Поэтому, хотя траектории разбегаются с экспоненциальной скоростью, убежать за границы странного аттрактора они не могут. Следовательно, определение границ области хаоса может позволить получить оценки поведения системы. Можно ли управлять подобными системами? Не только можно, но и нужно. Чувствительность такой системы позволяет вывести ее из хаотического состояния с помощью очень малых, но точных и своевременных воздействий [16].
Обязана ли социальная система притягиваться к странному аттрактору? Нет. Управляющие воздействия, введение дополнительных ограничений могут позволить избежать хаотических состояний.
Отметим, что далеко не все теоретики считают, что хаоса следует избегать. Верящие в животворную силу хаоса, наоборот, полагают, что чем он окажется обширнее, глубже, тем более эффективный порядок смогут породить творческие силы самоорганизации.
" " "
Нельзя не согласится с доктором философских наук В.П.Бран-ским, заметившим, что "хотя синергетический подход к социальным явлениям завоевал в последней четверти XX века широкую
популярность, тем не менее пока он во многих случаях не выходит за рамки философской публицистики" [3, с. 148]*.
Конечно, знание основных концепций синергетики необходимо современному специалисту, но для практических целей полезней не углубление философской рефлексии, а развитие нелинейной интуиции.
В данном пособии предлагается достаточно прагматичный подход к освоению хаоса. Читателю рекомендуется завести странный аттрактор не в голове, а в компьютере. Моделирование нелинейного поведения систем на ЭВМ не требует знания прикладной математики и вполне доступно студентам-социологам (см. § 13.2).
Задачи и упражнения
1. Катастрофа - это скачкообразный переход системы в лучшее или худшее состояние?
2. Ряд авторов полагает, что система в точке бифуркации выбирает тот или иной вариант дальнейшего развития с равной вероятностью. Верно ли это утверждение для социальных систем?
3. Можно ли использовать модель катастрофы "сборка" для описания политических революций? Попытайтесь построить такую модель на базе модели Т.Скокпол (см. § 10.3). Учтите, что в ее модели три независимых фактора, поэтому одним фактором придется пожертвовать.
4. Что преобладает в вашей жизни: хаос или порядок?
5. Какие процессы преобладают в вашей жизни: организации или самоорганизации?
6. Приведите примеры процессов самоорганизации из студенческой жизни.
7. Являются ли специалистами по синергетике сторонники лозунга "Анархия мать порядка"?
8. Какие процессы в экономике можно считать хаотическими?
9. Могут ли концепции синергетики оказаться полезными для планирования предвыборной кампании?
10. Можно ли спрогнозировать исход выборов за неделю, месяц, год и пять лет до начала голосования?
11. Верно ли утверждение, что в сфере искусства процессы самоорганизации играют главную роль?
* Как тонко подметили американские ученые [23], поголовное увлечение странными аттракторами вызвано эротическими ассоциациями...
Литература
1. Арнольд В.И. Теория катастроф. M., 1990.
2. Базыкин А.Д., Кузнецов Ю.А., Хибник А.И. Портреты 61 бифуркаций: Бифуркационные диаграммы динамических систем на плоскости // Новое в жизни, науке, технике. Сер. "Математика, кибернетика". 1989. №3.
3. Брянский В.П. Теоретические основания социальной синергетики// Петербургская социология. 1997. № 1. С. 148-179.
4. Давыдов А.А., Чураков А.Н. Модульный анализ и моделирование социума. M., 2000.
5. Евин И.А. Синергетика искусства. M., 1993.
6. Иваницкий Г.Р. На пути к второй интеллектуальной революции // Техника кино и телевидения. 1988. № 5. С. 33-40.
7. Иваницкий Г.Р. Синергетика //Новое в жизни, науке и технике. Сер. "Математика, кибернетика". 1989. № 7.
8. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. M.: Наука, 1994.
9. Концепция самоорганизации в исторической перспективе. M.: Наука, 1994.
10. Лоскутов А.Ю., Михайлов А.С. Введение в синергетику. M.: Наука, 1990.
11. Лотман Ю. Клио на распутье // Наше наследие. 1988. № 5. С. 1-4.
12. Малинецкий Г.Г. Хаос. Структуры. Вычислительный эксперимент: Введение в нелинейную динамику. M.: Наука, 1997.
13. Митина О.В., Петренко В.Ф. Динамика политического сознания как процесс самоорганизации // Общественные науки и современность. 1995. №5. С. 103-115.
14. Моисеев H. H. Алгоритмы развития. M., 1987.
15. Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. M., 1996.
16. Новое в синергетике. Загадки мира неравновесных структур. M.: Наука, 1996.
17. Постои Т., Стюарт И. Теория катастроф и ее приложения. M., 1980.
18. Пригожий И. От существующего к возникающему. M., 1985.
19. Пригожий И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. M.: Прогресс, 1994.
20. Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог с природой. M., 1986.
21. Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. M., 2000.
22. Хакен Г. Синергетика. M., 1985.
23. Baumol W.J., Benhabib J. Chaos: Significance, Mechanism, and Economic Applications// J. of Economic Perspective. 1989. Vol. 3. № 1. P. 77-105.
24. Casti J.L. Searching for Certainty. N.Y.: W.Morrow, 1990.
25. Chaos Theory in the Social Sciences /Eds. L.D.Kiel, E.Elliot. Ann Arbor: The Univ. of Michigan Press, 1996.
26. Davidov A.A. Intermedity-Basic State of Social Systems? // Systems Research. 1993. Vol. 10. № 4. P. 81-84.
27. Modis T. Fractal Aspects of Natural Growth// Technological Forecasting and Social Change. 1994. Vol. 47. № 1. P. 63-73.
28. Oliva T.A. Information and Probability Estimates: Modelling the Firm's Decision to Adopt a New Technology// Management Science. 1991. Vol. 37. № 5. P. 607-623.
29. Zeeman B.C. et al. A model for institutional disturbances // Br. Math. Statist. Phsych. 1976. Vol. 29. P. 66-90.
РАЗДЕЛ 3. Формальные модели социальных процессов
Глава 12. Анализ динамики систем 12.1. Иконологическое моделирование
После того как исследователь понял механизм функционирования системы, его главной задачей становится формализация описания этого механизма, например с помощью разностных уравнений (см. § 9.2). Дальнейшее изучение поведения системы становится совершенно элементарным, если воспользоваться возможностями современных компьютерных технологий.
Рассматриваемая в этом разделе методология иконологичес-кого моделирования базируется на исследовании компьютерных моделей сложных систем и современных методах визуализации информации. В предлагаемой методологии роль формальных методов анализа социальных процессов кардинально пересмотрена, что обусловлено ориентацией данной методологии в первую очередь на социологов - исследователей, преподавателей, студентов. Социологи должны самостоятельно формализовывать содержательные модели и проводить исследования на компьютерных моделях многофакторных нелинейных систем. Методология ико-нологического моделирования позволяет социологам перейти от "жестких" математических моделей к изучению значительно более реалистичных "мягких" моделей. Как справедливо отмечает академик В.И. Арнольд, в социальных науках конкретный вид взаимосвязей часто неизвестен, поэтому необходимо исследование поведения систем для целого класса функций [1].
Социолог получает возможность самостоятельно проводить построение и изучение модели. Помощь математика и программиста необязательна. От пользователя не требуется владение сложным математическим аппаратом и языками программирования. Методология ориентирована на исследование моделей с помощью вычислительных экспериментов и получение качественных оценок [11].
Ключевую роль в исследовании должно играть доверие социолога к получаемым результатам. Обеспечить необходимый уровень доверия позволит использование стандартного и распространенного программного обеспечения (в данном случае электронных таблиц Excel). Социолог имеет возможность проверить буквально каждый шаг вычислений. Процесс компьютерной имита-
ции находится под полным контролем пользователя. В любом месте процесс вычислений можно прервать, скорректировать модель и продолжить моделирование дальше.
Эксперименты с моделью позволяют выявить неожиданные эффекты, сгенерировать новые гипотезы, обеспечить описание и понимание социальных явлений, недоступное в других языках научных исследований. Так, с помощью компьютерных экспериментов удается выявить возможные формы пространственной и временной самоорганизации, условия возникновения социальных структур, проанализировать эволюцию систем правил.
Рассмотрим возможности иконологического моделирования на примере исследования логистического уравнения

(12.1)

Перенесем yt x в правую часть уравнения. Получим

(12.2)

Из уравнения (12.2) видно, что состояние системы г/( в момент t является функцией от состояния системы в предыдущий момент времени yt г Уравнение (12.2) является рекуррентной формой разностного уравнения.
Для того чтобы исследовать поведение системы, механизм функционирования которой может быть представлен в виде разностного уравнения, необходимо задать yl - начальное состояние системы в момент t = 1. Константы а и M также должны быть заданы. Тогда у2 - состояние системы в момент t = 2 легко вычисляется по формуле (12.2). Аналогично, зная у2, определяем у3 и т.д. Если нам требуется исследовать поведение системы на временном интервале от t = 1 до t = 20, то к формуле (12.2) следует обратиться 19 раз, вычисляя последовательно значения у2 , ..., У20 (напомним, что начальное состояние у1 должно быть задано).
Покажем, как с помощью электронный таблицы Excel весь процесс исследования системы может быть выполнен одним щелчком мышки. Запустим Excel. B раскрывшемся окне появляется таблица. Введем в ячейку Al значение у1 = 5, в ячейку Bl - значение коэффициента а = 0,0005 и в ячейку Cl значение M = = 1000 (табл. 12.1)*.
* Следует иметь в виду, что конкретные установки и версии Excel могут несколько различаться переводом отдельных команд, использованием точек вместо запятых и т.д.
Таблица 12.1. Фрагмент окна Excel


А

В

С

D

E

1

5

0,0005

1000





2











3











...











Введем формулу (12.2) в ячейку А2 в следующем виде:
= А1 + В$1*А1*(С$1-А1) (12.3)
В Excel формула должна начинаться со знака "=", т.е. вводится только правая часть уравнения (12.2). Вместо символов у ^, a, M в данном случае указаны адреса ячеек, в которых хранятся соответствующие значения*. Напомним, что для завершения ввода формулы необходимо нажать клавишу "Ввод" (Enter), после чего в ячейке А2 появится результат вычислений по данной формуле - 7,4875, сама же формула также осталась в ячейке, ее видно в строке формул, расположенной над таблицей.
Теперь приступим к размножению формулы. Для этого надо подвести курсор к правому нижнему углу ячейки А2 так, чтобы он превратился в черный крестик и, нажав левую кнопку мыши, протащить ее до ячейки А20. Столбец А заполнится числами. Подведя курсор к любой ячейке, например A3, убеждаемся, что выражение в строке формул полностью соответствует уравнению (12.2) для случая t = 3. То же самое автоматически произошло во всех ячейках с А4 по А20. Заметим, что меняются только адреса ячеек столбца А, адреса ячеек Bl и Cl остаются неизменными. Это происходит потому, что мы знаком $ зафиксировали адреса этих ячеек (для фиксации адреса при горизонтальном размножении знак $ следует ставить перед буквой, например $В1, возможна и абсолютная фиксация - $В $1).
Изучение рядов чисел лучше проводить с помощью графики. Выделим ячейки с Al по А20. Вызовем "Мастер диаграмм". Выберем тип диаграмм "График", и Excel построит логистическую S-образную кривую.
На этом все подготовительные операции заканчиваются. При приобретении необходимых навыков вся процедура занимает не более минуты.
* Знак $ фиксирует адрес ячейки. Зачем это нужно, станет ясно из дальнейшего изложения.
После ввода в компьютер исходной информации и построения графика начинается самый интересный и наиболее важный этап исследования. В случае изменения начальных значений в ячейке Al либо значений коэффициентов в ячейках Bl или Cl на экране в ту же секунду появляется новый вариант графика. Теперь можно понять, интуитивно ощутить, каким образом изменения параметров модели влияют на динамику процесса.
Поэкспериментируйте с моделью при разных исходных данных и убедитесь, что так же, как исходные данные, можно легко изменить и саму модель, записав новую формулу в ячейку А2. Теперь решение сколь угодно сложного уравнения не будет для вас проблемой.
Обобщение логической модели. В логистическом уравнении параметры а и M предполагаются константами, но при данном подходе не составляет труда произвести исследование более сложных случаев. Если параметры а и M линейно зависят от времени, то их значения следует ввести в столбцы В и С, используя возможности размножения. В исходной формуле в ячейке А2 сотрем знак $ и вновь размножим эту формулу на ячейки А2, ..., А20. Затем построим графики для столбцов А и С и отдельно для столбца В.
Для того чтобы изучить влияние на поведение системы изменений параметров, воспользуемся возможностями интерактивной графики. После щелчка мышью по графику параметра M на нем появится черная точка - маркер. Если к маркеру подвести курсор, то он примет форму вертикальной стрелки. Теперь можно нажать левую кнопку мыши и вытянуть график вверх или вниз. Автоматически изменится значение M в столбце С и будут пересчитаны формулы в столбце А. Затем изменения в столбце А будут отражены на соответствующем графике. Аналогично непосредственно на диаграмме можно варьировать начальное значение у^,
Весь процесс занимает доли секунды и позволяет исследователю оценить устойчивость модели, влияние возможных внешних воздействий, проанализировать различные сценарии развития рассматриваемых процессов.
Предлагаемая методика иконологического моделирования позволяет социологам перейти от "жестких" математических моделей к изучению значительно более реалистичных "мягких" моделей. Действительно, вместо линейных функций а и M пользователь может нарисовать любые функции, просто перемещая точки на соответствующем графике (знание их аналитического вида не требуется).
225
Ниже будет показано, что при данном подходе не составляет труда учесть эффект запаздывания, влияние случайных факторов. Никаких затруднений не вызывает и исследование систем, описываемых не одним, а несколькими уравнениями. Но наибольшее удовольствие вы получите, когда научитесь управлять системой. Если поведение системы начиная с некоторого момента времени t не будет вас удовлетворять, следует просто стереть неустраивающие вас числа. Продумав необходимые изменения, скорректируем механизм поведения системы и продолжим расчеты с этого места (строки t).
Как учесть в модели эффект запаздывания. Для того чтобы убедиться в том, что учет запаздывания (или временного лага) совершенно элементарен, рассмотрим знаменитую задачу о кроликах, предложенную еще в XIII веке итальянским ученым Фибоначчи. "Некто поместил пару кроликов в загоне, огороженном со всех сторон, дабы знать, сколько пар кроликов родится в течение года. Природа кроликов такова, что через месяц пара кроликов производит на свет другую пару, а потомство дают они со второго месяца после своего рождения".
Обозначим число пар кроликов в месяце t через F1. Легко убедиться, что число пар кроликов подчиняется следующему соотношению:

Как оценить динамику кролиководства? Воспользуемся предлагаемой методикой. Введем в Excel начальные данные .F1, .F2 и формулу (12.4).
Как видно из табл. 12.2, в ячейках Al и А2 записаны начальные условия задачи. В ячейку A3 введем рекуррентное соотношение (12.4). Размножим формулу в ячейке A3 на последующие ячейки столбца А до 20-й строки. Затем построим график роста числа пар кроликов*.
Таким образом, учет временного запаздывания - в данном случае появление в уравнении (12.4) члена Ft_2, зависящего от состояния системы в предыдущий момент, - требует отвести для
* Заметим, что полученный график похож на экспоненту. Действительно, найдем отношение Fn /Fn t и увидим, что довольно быстро это отношение становится постоянным, т.е. мы имеем геометрическую прогрессию со знаменателем q = 1,62 - это знаменитое золотое сечение!
226
Таблица 12.2. Решение задачи Фибоначчи
№ п/п

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>