<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ


I
Политическая система и политические процессы
II а
Политическое сознание: знания, ценности, настроения
II b
Политическое поведение: практические действия
III
Местный, региональный, национальный
IV
Личность, социальные группы, общество в целом
V
Состояние: стабильности, кардинальных трансформаций

Ключевые составляющие процесса
Процесс функционирования политической системы
Процесс конституирования политической системы

Воспроизводство политической системы; принятие и исполнения политико-управленческих решений

Контроль за состоянием и деятельностью политической системы

политической системы предлагалось анализировать в терминах процессов на ее "входе" и "выходе". К первым отнесена деятельность партий, группы давления, средств массовой информации; ко вторым - исполнительная власть, суды, бюрократия. При этом политическая система включает политические процессы, к которым относится широкая совокупность проявлений политической жизни, выражающейся в конкретных акциях, конфликтах, альянсах, стилях или характере политических действий партий, движений, индивидов и т. п. Политические решения или определенные политические линии также представляют собой результаты функционирования политической системы, ее конкретный "выход"‡‡.

Схема 2. Показатели проявлений политической культуры в сферах политического сознания и политического поведения

Показатели политического сознания
Политическая компетентность

Интерес к политическим событиям, частота участия в дискуссиях по политическим вопросам, знание о политических событиях и их субъективная важность, убежденность в важности политической активности и возможности изменений
Политические ценности

Степень принятия (или непринятия) оценочных суждений о свободе, демократии, социальной справедливости, равенстве, индивидуализме, социализме, роли государства, рыночной экономике, приватизации, системе государственного устройства, сформировавшемся характере межнациональных отношений
Политическая идентификация

Оценочное отношение к деятельности различных политических групп, партий, движений; уровень знаний и степень поддержки партийных программ
Политическое доверие

Убежденность в легитимности режима; отношение к ведущим политическим лидерам; степень доверия и поддержки институтов власти различного уровня
Показатели политического поведения
Ориентации на партийную деятельность
Уровень включенности в деятельность различных политических групп, партий, движений
Электоральное поведение
Участие в парламентских и президентских выборах, референдумах; участие в местных выборах; электоральные предпочтения и опыт электоральных решений
Протестная активность
Участие в подписании писем и воззваний, митингах и демонстрациях, забастовках, насильственных действиях

Приведенное видение политической системы не во всем отмечает задачам операционализации, так как в нем не так полно, как хотелось бы, схвачены ее основные проявления. Для построения системы показателей изучения современной российской политической культуры особенно важен переживаемый обществом исторический период - период кардинальных трансформаций. В этой связи актуален не только анализ уже сложившейся политической системы, когда в качестве основных структурных элементов выступают государство, политические партии, общественные движения и ассоциации, но и характер протекающих в ней изменений. Поэтому, по нашему мнению, более точно рассматривать в качестве сферы проявления политической культуры сферу, политических процессов в целом. В таком случае политическая система берется не только с точки зрения своих структурных составляющих, но и в аспекте своей динамики. При таком подходе мы опираемся на имеющуюся в литературе трактовку политического процесса и основных его стадий. Политический процесс представлен как совокупная деятельность всех субъектов политических отношений, связанная с формированием, изменением, преобразованием и функционированием политической системы, опосредующей публичную власть7.
Политический процесс можно разделить на несколько стадий (хотя вернее было сказать компонентов). Первая - это постоянно возобновляющийся процесс конституирования политической системы, что применительно к разрабатываемой системе показателей означает, например, согласие, признание и поддержку конкретной политической системы со стороны общества. Вторая составляющая связана с воспроизводством политической системы, включая воспроизводство политических отношений, институтов, норм ценностей. Внутренней стороной механизма воспроизводства политической системы выступает отдельно выделяемая стадия принятия и исполнения политико-управленческих решений. Последней в этом ряду можно считать такую составляющую, как контроль за состоянием и деятельностью политической системы. Применительно к каждой из стадий правомерно говорить о конкретных формах проявления деятельности социальных субъектов (вербальной и реальной), устойчивые составляющие которой и рассматриваются нами как показатели политической культуры.
Как связаны в нашей концептуальной схеме институциональные составляющие политической системы и политические идеи, взгляды, представления? Не относя последние к собственно структурным компонентам политической системы, мы тем не менее считаем их некоторой "идеальной" компонентой. Взятые таким образом политические институты рассматриваются в предлагаемой системе показателей в комплексе с порождаемыми ими связями и отношениями, опосредующими эти связи и отношения социальными нормами. Кроме того, наш подход предполагает учет единства политических институтов с лежащими в основе их существования и функционирования политическими идеями и представлениями разной степени общности, т. е. собственно идеологиями.
Понятно, что многие оценки политической системы, равно как и ориентации на политические действия, являются ситуативными или претерпевают изменения во времени. Поэтому следует уточнить, что в фокусе нашего исследования находятся прежде всего те компоненты политического сознания и поведения, которые оказываются укорененными в сознании (по крайней мере на протяжении изучаемого нами постперестроечного периода) и проявляются в отношении индивидов к политической системе, в их политических действиях.
Предлагаемая система показателей учитывает фактор многосоставности политической культуры. Как отмечалось, политическая культура представляет собой некоторую совокупность достаточно устойчивых образцов политического сознания и поведения, присущих конкретному социуму. Вместе с тем это не означает, что политическая культура является монолитом. Оказывается, что ценности, представления, элементы поведения существенно различаются в тех или иных социальных группах. Не случайно, что значительное внимание анализу политической культуры было уделено в рамках изучения процессов социальных трансформаций и модернизации, когда в центре внимания оказывались политические представления и поведенческие ориентации групп, в наибольшей степени способствующих или препятствующих изменениям.
Именно поэтому мы выделили "измерение" политической культуры, связанное с социоструктурными характеристиками ее носителей. Существенно дифференцированными могут быть политические ценности и модели политического поведения территориальных общностей в связи с этническими и региональными отличиями. Наконец, дифференциация (по отношению к населению в целом) может иметь место и в устойчивых политических ориентациях групп, включенных в деятельность тех или иных институтов общества, например военных и др.
Следует обратить внимание на измерения политической культуры, которыми являются "координаты" стабильности и изменчивости. С одной стороны, в политической культуре существуют в той или иной форме некоторые весьма устойчивые составляющие. С другой стороны, было бы неверным говорить о неизменности политической культуры, о конкретной политической культуре как раз и навсегда заданном феномене. Динамично меняющаяся современная действительность в совокупности ее составляющих является одним из важнейших факторов формирования и изменения политической культуры российского общества. В этой связи в предлагаемой системе показателей отражена взаимозависимость изменений как в политической культуре, так и в политических институтах.
Проведенные за последние тридцать лет исследования политической культуры различных стран свидетельствуют о пластичности, изменчивости последней. Другое дело, что составляющие политической культуры имеют разную степень изменчивости, а зачастую и свою логику эволюции, находящуюся во взаимосвязи с особенностями трансформаций режима, историческим опытом, процессами политической социализации. Большое значение имеют и опыт повседневных контактов людей, и текущая практика конкретной политической системы.
Важную роль также играют изменения в социальной и экономической структуре, включая современные процессы глобализации. Кроме того, опыт новейшей истории свидетельствует о целом спектре возможных траекторий трансформаций политических режимов, имевших различные политико-исторические, экономические и культурные основания. В этом смысле ничто не является изначально предопределенным8. Отсюда ясно, почему в системе показателей столько внимания уделено внешним связям и факторам формирования политической культуры.
Не случайной в системе показателей является и такая координатная ось "измерения" политической культуры, как "прошлое" - "настоящее" - "будущее". В актуальной политической культуре наряду с современной политической практикой отражается и опыт предшествующих поколений. Это особенно ясно наблюдается в периоды трансформаций, когда одни ранее устойчивые ценностно-нормативные образцы политического сознания и поведения разрушаются, другие формируются, третьи модифицируются и т п. В этой связи особенности современного состояния российской политической культуры могут быть поняты в контексте анализа ментальных структур (в том числе их этнокультурных составляющих) трех периодов российской истории: постперестроечного и перестроечного, советского (последние 70 лет) и, хотя бы отчасти, дореволюционного.
Наряду с прошлым компонентами политической культуры являются представления людей о будущем (их социальные ожидания), что также важно в переходных условиях. Все варианты политических идеологий содержат определенный образ желаемого будущего, который так или иначе соотносится с массовыми оценками и ожиданиями, что проявляется в политической культуре конкретного периода.
В заключение несколько слов еще об одной группе факторов, которую зачастую связывают с конкретными проявлениями политической культуры. Как было сказано, мы не разделяем точку зрения, в соответствии с которой особенности политической культуры однозначно определяются спецификой национального характера. Проблема состоит в том, что если актуальные проявления политической культуры достаточно надежно фиксируются стандартными методами прикладной социологии и социальной психологии, то в отношении специфики национального характера методическая сторона вопроса является более сложной9. Отчасти именно с этим обстоятельством связано ограниченное отражение показателей национального характера в предложенной схеме направлений и уровней анализа политической культуры современного российского общества.

Цитируемая литература
1 См.: Тюхтин В. С. Отражение, системы, кибернетика. М., 1972. С. 13.
2 См. напр.: Осипова Е. В. Социология политической культуры Великобритании // Социс. 1992. № 4,9; Политическая культура: теория и национальные модели / Отв. ред. К. С. Гаджиев. Сост. Д. В. Гудименко. М., 1994; Гудименко Д. В. Политическая культура России: преемственность эпох // Полис. 1994. № 2; Шестопал Е. Б. Политическая культура // Гозман Л. Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов н/Д 1996.
3 См.: Пивоваров Ю. С. Две политические субкультуры пореформенной России: проблема взаимодействия // Ретроспективная и сравнительная политология: Публикации и исследования. М.: Наука, 1991. Вып. 1.С. 255?288.
4 Рукавишников В. О,, Халман Л., Эстер П., Рукавишникова Т. П. Россия между прошлым и будущим. Сравнение показателей политической культуры населения 22 стран Европы и Северной Америки // Социс. 1995. № 5.
5 Анализируемые определения содержатся в следующих работах: Баталов Э. А Советская политическая культура (к исследованию распадающейся парадигмы) // Общественные науки и современность. 1994. № 6.; Дженусов А. Политическая культура: концептуальные аспекты // Социально-политический журнал. 1994. № 11-12; Бабосов Е. М. Политическая культура советского человека // Вопросы теории и жизнь. М., 1987; Бурлацкий Ф. М., Галкин А А Современный Левиафан. М, 1985; Гаджиев К С. Политическая культура стран Запада // Политология: Курс лекций. М., 1993; Кейзеров Н. М. Политическая культура социалистического общества. М., 1982.
6 См.: Исследование построения показателей социального развития и планирования. М., 1979. С. 148.
7 См.: Мамут Л. С. Политический процесс // Политология. М., 1993. С. 83.
8 Diamond L J. Political Culture and Democracy in Developing Countries. Lynne Reinner Publishers Inc., 1993. P. 17.
9 О методологических проблемах исследования национального характера см., напр.: Сорокин П. А Основные черты русской нации в двадцатом столетии // О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 4бЗ.; Лурье С. В. Метаморфозы традиционного сознания: Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала. СПб., 1994. С. 5?24.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- В книге изложены главным образом те разделы политической социологии, которые дают представление, с одной стороны, о предмете этой науки, с другой - о тех проблемах, которые остаются наиболее актуальными в условиях интенсивной общественной трансформации.
Противоречивая и динамичная политическая жизнь затрудняет порой понимание фундаментальных основ и социальных истоков происходящего. Оставаясь на уровне восприятия политических явлений, трудно (а скорее невозможно) дать верный диагноз происходящему, тем более прогнозировать вероятные изменения. Только учитывая социальные аспекты политических процессов, возможно достаточно глубоко понять и оценить происходящее.
Политическая социология дает именно такое видение политической жизни в целом, раскрывая ее социальную детерминированность.
Овладение научным инструментарием политической социологии повышает потенциал исследователей, позволяет получать новые достоверные знания и делать на их основе доказательные выводы.
Политическая социология - относительно молодая отрасль научного знания. Она тесно связана с политической практикой, что дает ей возможность постоянно обогащаться новой научной информацией. Своевременное освоение этой информации создает предпосылки для глубокого анализа происходящих в политической сфере процессов и принятия достаточно обоснованных политических решений.
Такое понимание современной роли политической социологии должно привлечь к ней внимание всех, кто испытывает устойчивый интерес к политической сфере жизни общества

ЛИТЕРАТУРА
1. Авксентьев Н.Д. Национальная власть // Антология мировой политической мысли: В 5 т. Т. 4. М., 1997.
2. Алисова Л. Н. Взаимодействие политических партий как фактор реформирования общества. М., 1996.
3. Амелин В. Н. Социология политики. М., 1999.
4. Антология мировой политической мысли: В 5 т. / Рук. проекта Г. Ю. Семигин. М., 1997.
5. Арамо А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание // Полис. 1954. № 3.
6. Арон Р. Этика развития социологической мысли. М., 1993.
7. Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989.
8. Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990.
9. БлонделъЖ. Политическое лидерство. М., 1992.
10. Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество. М., 1992.
11. Бурдье Пьер. Социология политики.
12. Бурлацкий Ф. М., Галкин А. А Современный Левиафан: очерки политической социологии капитализма. М., 1985.
13. Вайнштейн Г. И. Массовое сознание и социальный протест в условиях современного капитализма. М., 1985.
14. Вебер М. Избр. произв. М., 1990.
15. Власть и выборы. М., 1996.
16. Власть и оппозиция: Российский политический процесс XX столетия. М., 1995.
17. Волков Ю. Е. Социология политики как отрасль социологической науки // Социс. 1982. № 2.
18. Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979.
19. Гаджиев К С. Политическая наука. М., 1994.
20. Горшков М. К. Общественное мнение. М., 1988.
21. Гражданское общество: теория, история, современность / Отв. ред. 3. Т. Голенкова. М., 1999.
22. Грамши А. Избр. соч. М., 1957. Т. 3.
23. Громыко АЛ. Политические режимы. М., 1994.
24. Гэллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М., 1995.
25. Дарендорф Р. Дорога к свободе // Вопросы философии. 1990. № 9.
26. Дилигенский Г. Социально-политическая психология. М, 1994.
27. Дмитриев А., Кудрявцев В. Введение в теорию конфликтов. М., 1993.
28. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М., 1994.
29. Зборовский Г. Е. Еще раз о реальных проблемах современной социологии // Социс. 1999. № б.
30. Иванов В. Н. Россия федеративная: кризис и пути его преодоления. М., 1999.
31. Иванов В.Н., Ладодо И. В. Москва и москвичи 90-х годов. М, 1998.
32. Иванов В. Н., Смолянский В. Г. Конфликты и конфликтология. М., 1994.
33. Иванов В. Н., Смолянский В. Г. Политическая социология: очерки. М., 1994.
34. Ильин И. А. О сущности правосознания // Он же. Соч.: В 2 т. М., 1994.
35. Кинсбургский А В., Топалов М. Н. Социодинамика массовых политических действий. Москва, 1992 // Массовое сознание и массовые действия. М., 1994.
36. Кон И. С. Социология личности. М., 1969.
37. Крижанич Ю. Политика. М., 1997.
38. Ксенофонтов В. Н. Военная социология в России: характер и тенденции развития // Социс. 1995. № 5.
39. Левада Ю. "Человек политический": сцена и роли переходного периода // Президентские выборы 1996 и общественное мнение. М., 1996.
40. Левашов В. К., Хлопьев А Т. Как живешь, Россия? Социологический мониторинг. М., 1996.
41. Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. М., 1998.
42. Ленин В. И. Великий почин. // Полн. собр. соч. Т. 39.
43. Локк Дж. Избр. филос. произв. М., I960. Т. 2.
44. Лосский Н. О. Характер русского народа. Кн. I и II. Мюнхен, 1957.
45. Маркс К., Энгельс Ф. Новая публикация первой главы "Немецкой идеологии". Л., 1966.
46. Мертон Р. Социальная структура и анемия // Социс. 1992. № 3.
47. Митрохин В. И. Динамика социальной власти. М., 1996.
48. Многообразие интересов и институты власти / Отв. ред. А. Г. Здравомыслов. М., 1994.
49. Назаров М.М. Политические ценности и политический протест. М., 1995.
50. Назаров М. М. Политическая культура российского общества (1991 - 1995 гг.): опыт социологического исследования. М., 1998.
51. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1990.
52. Новгородцев П. Об общественном идеале. М., 1992.
53. Новый курс России: предпосылки и ориентиры. М,, 1996.
54. Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. М., 1978.
55. Облонский А. Бюрократия: теория, история, современность // Знамя. 1997. № 7.
56. Общая и прикладная политология / Под ред. В. И. Жукова, Б. И. Краснова. М., 1997.
57. Осипов Г. В. Социология и политика. М., 1995.
58. Осипов Г. В. Реформирование России: итоги и перспективы. М., 1996.
59. Панина Н. В. Аномия в посткоммунистическом обществе // Куда идет Россия? Социальная трансформация постсоветского пространства. М., 1996.
60. Петухов В., Рябов А. Временный феномен апатии масс // Независимая газета. 1994.17 авг.
61. Петренко В.Ф., Митина О. В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания: на материале политического менталитета. Смоленск, 1997.
62. Показатели и индикаторы социальных изменений. М, 1995.
63. Политика: проблемы теории и практики: В 2ч. М, 1990.
64. Политическая культура и власть в западных демократиях и в России: проблемно-тематич. сб. Вып. 2. М., 1997.
65. Политическая наука в России / Отв. ред. Ю. С. Пивоваров. М., 1993. Вып. 1.
66. Политическая наука: новые направления. М., 1999.
67. Политическая социология / Отв. ред. Ж. Т. Тощенко. М, 1993.
68. Политическая социология. М., 1994.
69. Политическая энциклопедия: В 2 т. М., 1999.
70. Политические конфликты: от насилия к согласию. М, 1996.
71. Политические ориентации трудящихся в условиях реформы политической системы. М., 1990.
72. Политология и современный политический процесс. М, 1990.
73. Психология национальной нетерпимости: хрестоматия. Минск, 1998.
74. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию: учебник для вузов. М., 1999.
75. Радаев В. В., Шкаратан О. И. Социальная стратификация. М., 1995.
76. Реформирование России: мифы и реальность. М., 1994.
77. Россия: десять вопросов о самом важном. М., 1997.
78. Россия в цифрах. М., 1997.
79. Россия: социальная ситуация и межнациональные отношения в регионах / Авторы-составители: В. Н. Иванов, И. В. Ладодо, Г. Ю. Семигин. М., 1996.
80. Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения: международные сравнения. М., 1998.
81. Рывкина Р. Ф. Постсоветское государство как генератор конфликтов // Социс. 1999. № 5.
82. Семигин Г. Ю. Политическая стабильность общества. М, 1997.
83. Семигин Г. Ю. Социальное партнерство в современном мире. М., 1995.
84. Смелзер М. Социология. М., 1994.
85. Сигелс С. Преступная гонка: опыт коллективной психологии. М., 1993.
86. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.
87. Социологическая энциклопедия / Ред. Г. В. Осипов. М, 1999.
88. Социальная и политическая стабильность в оценках и ожиданиях москвичей / Отв. ред. В. Н. Иванов. М., 1995.
89. Токвиль А де. Демократия в Америке. М., 1994.
90. Тоффлер О. Проблема власти на пороге XXI века // Свободная мысль. 1992. № 2.
91. Тощенко Ж. Т. Социология. М., 1994.
92. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. М., 1996.
93. Трансформирующиеся общества: цели и пути. М., 1996.
94. Фрейд 3. Введение в психоанализ. М., 1991.
95. Хакамада С. Самоорганизация и стихийность: опыт сравнительного социально-психологического анализа Японии и России // Социс. 1999. № 4.
96. Халипов В. Ф. Кратология как система наук о власти. М., 1999.
97. Харчева В. Основы социологии: учебник. М., 1997.
98. Черных А. И. Гражданское общество в истории России // Гражданское общество: теория, история, современность / Отв. ред. 3. Т. Голенкова. М., 1999.
99. Шафф А. Мой XX век // Свободная мысль. 1994. № 5.
100. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / Пер. с англ. М., 1990.
101. Энциклопедический социологический словарь / Отв. ред. Г. В. Осипов. М, 1995.
102. Ядов В. А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. 1994. № 1.
103. Яновский Р. Г. Духовно-нравственная безопасность России // Социс. 1995. № 2.
104. Яницкий О. Н. Социальные движения. М., 1991.
105. Янссон Г. Треугольная драма: взаимоотношения между государством, местным самоуправлением и добровольными организациями // Гражданское общество на европейском Севере. СПб., 1996.
106. Dowsse R. E., Hughes J. A. Political Sociology. London: Wiley, 1986.
107. Grurr Т. R., Licbbacb M. I. Forecasting internal Conflict: A Competitive Evaluation of Empirical Theories // Comparative Political Studies. 1986. Vol. 19. N 1. April.
108. Marsb A. Political Action in Europe and the USA. London: Macmilian, 1990.
109. Marsb A. Protest and Political Coonsiousness. London: Sage, 1977.
110. Potisnuto civiino drustvo. Beograd, 1995.
111. Stouffer S.A. The American Soldier. Princeton, 1949.
112. Merton R. K. Social Theory and Social Structure. Free Press, 1957.
113. Ruinciman W. G. Relative Deprivation and Social Structure. Free Press, 1957.
114. Ruinciman W. G. Relative Deprivation and Social Justice. Routledge and Kegan Paul, 1966.
115. Escben D. von, Kirk J. and Pimard M. The Organizational Substructure of Disorderly Politics // Social Forces / 1971. Vol. 49. N 4. Juche.


***********************************


* Наряду с упомянутыми выше авторами в дискуссиях по этому вопросу в разное время принимали участие такие зарубежные специалисты, как X. Экштейн, Р. Фаген, Р. Инглхарт, Р. Лэйн, X. МакКлоски, Р. Путнам, Л. Пай, Р. Такер, А Вилдавски и др.
† В последние годы проблематика использования качественных методов в социологии получила определенное отражение в литературе. (См. напр., Белановский С. А. Методика и техника фокусированного интервью. М.: Наука, 1993; Веселкова Н. В. Полуформализованное интервью // Социологический журнал. 1994. № 3) Вместе с тем вопросы изучения составляющих политической культуры с помощью качественных методов не привлекли пока должного внимания.
‡ Опрос проводился сотрудниками ИСПИ РАН в 1993 и 1994 гг. Количество опрошенных соответственно равно N=844 и N=800. Отбор респондентов проводился среди занятого населения методом квотной выборки со связанными параметрами (род занятий, пол, возраст).

§ В ходе вычислений применялась техника пошаговой множественной регрессии, позволяющая из всей совокупности независимых переменных выделить те, которые обладают наибольшей предсказательной силой в отношении исследуемых форм протестной активности. Здесь на каждом шаге вычислений определяется независимая переменная, коэффициент частной корреляции которой с зависимой переменной является максимальным.

** Социальную структуру общества образуют социально-классовые группы, национальные (этнические), демографические, профессиональные, территориальные.

†† Далее мы опираемся на ряд определений, приведенных в работе: Oskamp S. Attitudes and Opinions. Prentice Hall Inc, 1977
‡‡ Концептуальной основой используемых здесь построений Г. Алмонда и Вербы является теории социального действия Т. Парсонса (Parsons Т., Sbils E.A. Toward a General Theory of Action, Cambridge. 1951).

??

??

??

??


<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ