<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

Проблемы совершенствования контроля
НаД деятельностью юридических лиц в современных условиях

В последние годы все более и более обостряется противоречие между стремлением хозяйствующих субъектов получить в процессе своей деятельности максимальную прибыль и необходимостью соблюдать многие специальные нормы. Эти нормы направлены на: обеспечение жизни и здоровья граждан; безопасности в промышленности, строительстве, на транспорте; охрану окружающей природной среды и др. Необходимые мероприятия по выполнению подобных положений законодательных актов, различных правил и стандартов не только требуют от юридических лиц существенных материальных, трудовых и иных затрат, но зачастую просто выходят за рамки основной деятельности данных организаций. Все это противоречит их экономическим интересам. Естественно, что юридические лица нередко нарушают соответствующие требования и, исходя из своих частных задач, пренебрегают публичными интересами.
Контроль над деятельностью юридических лиц направлен на предупреждение, выявление и пресечение таких нарушений. В целом ряде случаев контроль позволяет избежать многих связанных с этим отрицательных последствий, предотвратить аварии, пожары, эпидемии и другие чрезвычайные события, обеспечить безопасность личности, общества и государства. С этих позиций осуществление государственного контроля, безусловно, отражает потребности общества и государства.
Однако есть и другая сторона проблемы. Контроль отличается многообразием его видов, что во многом обусловлено сложностью как экономических процессов, так и самой системы государственного управления. Контрольные полномочия присущи многим государственным органам, но наиболее существенная роль в осуществлении контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов принадлежит органам исполнительной власти.
Возможность столь широкого контроля за юридическими лицами обусловливает проведение в них бесконечных контрольных проверок, причем в целом ряде случаев не подкрепленных объективной необходимостью, а иногда и просто сковывающих их хозяйственную самостоятельность. Исследования показывают, что в организациях в среднем осуществляются ежегодно до 70 – 90 различных контрольно-надзорных проверок, т.е. до 6 – 8 проверок в месяц или до 2 в неделю. Отмечаются случаи, когда проводилось 10 и более проверок в месяц, т.е. не менее 2,5 в неделю. При пятидневной рабочей неделе это проверка через день.
Безусловно, проверки отличаются по задачам, природе и уровню контролирующего органа, количеству проверяющих лиц, времени контрольной акции. Это, например, и короткий визит в организацию инспектора органов государственного пожарного надзора, и длительная финансовая ревизия. Однако все проверки, вне зависимости от их длительности, не только отвлекают администрацию и сотрудников проверяемых организаций от исполнения своих функциональных обязанностей, создают ненужную напряженность в работе, но и нередко приводят к нарушению прав юридических лиц, их необоснованным материальным потерям. С этих позиций осуществление государственного контроля зачастую ущемляет частные интересы юридических лиц.
Говоря о контрольно-надзорной деятельности и связанных с ней нарушениях прав юридических лиц, нельзя не упомянуть о ставшей уже притчей во языцах российской коррупции. Отсутствие серьезной законодательной базы, регламентирующей вопросы государственного надзора и контроля, во многом предопределяют уровень этой коррупции. По оценкам многих экспертов, возможность откупиться спасает юридических лиц, иного пути преодоления жесткого контрольно-надзорного барьера эксперты не видят.
К великому сожалению, мало что дал принятый в 2001 году Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». Прежде всего, его положения не распространяются на: налоговый, валютный, бюджетный контроль, банковский и страховой надзор, таможенный, лицензионный и некоторые другие виды контроля и надзора. А ведь при осуществлении подобных контрольных операций совершается немало нарушений прав юридических лиц, ущемляются их частные интересы.
Но даже при осуществлении тех видов контроля, которые формально подпадают под действие Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», фактически нет никакой гарантии соблюдения прав юридических лиц, защиты их частных интересов. Этот Федеральный закон установил периодичность плановых проверок – не более чем один раз в два года. Но, во-первых, это каждым органом государственного контроля или надзора, а таких органов очень и очень много. А во-вторых (и данное обстоятельство, пожалуй, является главным контраргументом), кроме плановых мероприятий по контролю допускается проведение внеплановых проверок. При этом круг оснований для осуществления внепланового контроля столь широк, что соответствующие проверки деятельности юридических лиц могут проводиться по сути дела систематически.
Конечно, перечисленные в Федеральном законе «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» основания для осуществления внеплановых контрольных проверок не являются надуманными, они, безусловно, выражают публичные интересы, связанные с необходимостью обеспечения жизни и здоровья граждан, предотвращения чрезвычайных событий, обеспечения безопасности личности, общества и государства. Однако приоритет публичных интересов над частными интересами юридических лиц, причем приоритет значительный, здесь несомненен.
В то же время нельзя приветствовать и обратное явление ? приоритет частных интересов юридических лиц над публичными интересами. В этом случае будут постоянно возникать те или иные чрезвычайные события, обусловленные нарушениями хозяйствующими субъектами соответствующих требований. Подобных примеров предостаточно. Видимо, здесь следует искать золотую середину.
Думается, что прежде всего необходимо принять федеральный закон, посвященный широкому спектру проблем организации и осуществления контрольно-надзорной деятельности, в том числе в отношении юридических лиц. В этом законе, в частности, следует четко отграничить контрольную деятельность от надзорной и дать соответствующие законодательные дефиниции. Как известно, вопрос о соотношении надведомственного контроля и административного надзора в деятельности органов исполнительной власти долгие годы остается предметом научной дискуссии и до сих пор не получил законодательного разрешения.
Данное в Федеральном законе «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» определение контрольно-надзорной деятельности неудачно. Согласно нему, контрольно-надзорные полномочия государственных органов распространяются на проверку любых требований, предъявляемых к товарам, работам и услугам. Такой подход отражает идеологию сохранения полного контроля государства за деятельностью юридических лиц и фактического отрицания их собственных контрольных полномочий как необходимого элемента рыночного механизма. Между тем потенциальные возможности собственного контроля юридических лиц за соблюдением тех или иных норм, регулирующих различные аспекты их деятельности (внутреннего контроля) достаточно велики.
Приведем характерный пример. Пассажирский междугородный автомобильный транспорт включен в единый транспортный комплекс страны, руководство которым осуществляет Минтранс России. Непосредственное управление этим видом транспорта осуществляют государственные и муниципальные унитарные предприятия, общества с ограниченной ответственностью, акционерные общества и др. В этих организациях есть должностные лица, которые от лица государства осуществляют контрольно-надзорные функции. В частности, контролеры-ревизоры, билетные контролеры контролируют правильность оплаты проезда и провоза багажа. Они же вправе рассматривать дела о соответствующих правонарушениях и назначать административные наказания.
На деле же во многих случаях указанные должностные лица не осуществляют предписанных им административно-юрисдикционных полномочий, а продают нарушителям билеты на сумму, в два-три раза превышающую стоимость проезда или провоза багажа.
Распространенность подобной практики во многих регионах страны объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, купить предлагаемые билеты пассажирам дешевле, чем заплатить установленный Кодексом РФ об административных правонарушениях штраф (нередко необходимых денег у пассажиров просто нет). В любом случае они предпочитают купить у контролеров билеты, что обходится дешевле. Во-вторых, и это главное. Предприятиям, занимающимся перевозками, невыгодно назначать административные штрафы, суммы которых подлежат зачислению в бюджет. Им желательно продавать как можно больше билетов, получая дополнительную прибыль.
Эффективность контроля, ориентированного на частные интересы, здесь выше, чем эффективность контроля, исходящего из приоритета публичных интересов. К слову, уровень поборов с безбилетных пассажиров при превалировании частных интересов существенно меньше. Таких примеров можно привести еще немало.
Следует признать, что в данном и многих других аналогичных случаях фактически нарушаются условия гражданско-правового договора. Борясь с такими нарушениями традиционными методами административного принуждения, мы продолжаем жить иллюзиями, закрывая глаза на то, что здесь отнюдь не административно-правовые, а гражданско-правовые отношения.
В этой связи одно из основных направлений совершенствования контрольно-надзорной деятельности видится в передаче определенной части контрольных полномочий от государства самим хозяйствующим субъектам. Думается, что при этом публичный интерес будет во многом обусловливаться обеспечением частных интересов различных юридических лиц.
Крайне важен также вопрос о субъектах, наделяемых государственными контрольно-надзорными полномочиями. Как уже отмечалось, такие полномочия присущи многим государственным органам, но наиболее существенная роль здесь принадлежит органам исполнительной власти. Это естественно. Для проверки соблюдения юридическими лицами требований бесчисленных и достаточно специфических правил, стандартов, должностных инструкций, для производства по делам об административных правонарушениях в большинстве случаев требуются специальные познания. Такими познаниями обладают в основном должностные лица соответствующих органов исполнительной власти.
Однако в целом ряде случаев хозяйственные товарищества и общества, кооперативы являются конкурентами государственных и муниципальных предприятий, создают излишние сложности в работе государственных и муниципальных органов. В этой связи федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, местные администрации, обеспечивая явный приоритет публичных интересов региона или территориально образования над частными интересами хозяйствующих субъектов, нередко дают соответствующие указания подчиненным и зависимым от них инспекциям, надзорам, другим контрольно-надзорным органам. Должностные лица, осуществляющие контрольно-надзорные полномочия, не стесняются признаваться, что их деятельность в отношении хозяйствующих субъектов крайне тенденциозна. На нарушения же, совершаемые «родными» по ведомству государственными структурами, они смотрят сквозь пальцы.
Мы согласны с высказывающимися в литературе суждениями об узости понимания системы государственной власти как системы, состоящей лишь из трех ее ветвей. Видимо, пришло время серьезно осмыслить проблему целесообразности формирования самостоятельной, независимой от других ветвей власти ее контрольно-надзорной ветви. И это в определенной степени должно способствовать обеспечению оптимального сочетания государственных интересов и интересов юридических лиц при контроле за их деятельностью.

Селюков А.Д.
канд. юрид. наук, доцент РАГС

Влияние территориальной организации местного самоуправления на его финансовую обеспеченность

Для развития финансово-экономического потенциала местного самоуправления большое значение имеет территориальный фактор в организации местного самоуправления. Территориальная оформленность местного самоуправления напрямую связана с разграничением экономической базы муниципальных образований между собой. Как серьезное препятствие на пути развития бюджетной системы Правительством РФ рассматривается неопределенность бюджетного статуса муниципальных образований и существующая система административно-территориального деления субъектов РФ.[275] Поскольку федеральное законодательство проблему территориального размещения местного самоуправления оставляет открытой, то ее окончательное решение осуществляется на уровне регионального законодательства.[276] Конечно, главный вопрос состоит не в том, каковы территориальные размеры муниципального образования, а в том, какие условия имеются на этой территории для реализации сущности местного самоуправления.
В предстоящей реформе местного самоуправления критерием территориального его построения назван признак территориальной доступности органов власти муниципального образования для каждого его жителя. Не оспаривая этого признака, полагаем необходимым дополнить его признаком экономической самообеспеченности муниципального образования хотя бы на 50 процентов за счет собственных средств. Если у муниципального образования доля собственных доходов близка к нулю, то его органы местного самоуправления не в состоянии воздействовать через механизм управления на развитие экономики своих территорий.[277]
В настоящее время в стране одни муниципальные образования образованы по поселенческому признаку (Курская область, Ставропольский край), и некоторые из них настолько маломощные, что фактически превратились в придатки к районному уровню государственной власти. Другие муниципальные образования образованы по территориальному признаку (Оренбургская, Томская области)[278] и имеют все возможности самостоятельно решать вопросы местного характера. Существует также вариант смешанной формы организации местного самоуправления. Так, в Калужской области муниципальные образования существуют на уровне городов, поселков, сельсоветов и районов.[279] Как отмечает В.И. Фадеев, в настоящее время в субъектах Федерации «реализуются различные схемы территориальной организованности местного самоуправления. Так, в одних субъектах Федерации имеются районные муниципальные образования - в других они отсутствуют и т.д.»[280]
Нечеткость законодательных положений по данному вопросу порождает хаотичное развитие в территориях местного самоуправления, ведет к созданию муниципальных образований, не способных иметь собственную экономическую базу.[281] Речь идет о наличии многоуровневого построения системы власти в рамках муниципальных образований.[282] Дело в том, что законодательством об организации местного самоуправления допускаются случаи образования в пределах действующих муниципальных образований других муниципальных образований, но одновременно запрещается подчиненность одного муниципального образования другому муниципальному образованию.[283] При этом закон не дает ответа на вопрос о том, как в этой ситуации надо строить отношения между такими муниципальными образованиями, в том числе межбюджетные отношения. С одной стороны, предусматривается, что для каждого муниципального образования должна обеспечиваться экономическая и финансовая самостоятельность, с другой стороны, не допускается подчиненность одного муниципального образования другому. Практика решает эту проблему просто: одно муниципальное образование, входящее по принципу матрешки в другое муниципальное образование, попросту подчиняется ему во всем. Есть, правда, случаи, когда доходы между муниципальными образованиями, находящимися в вертикальном соподчинении, устанавливаются законом субъекта РФ.[284] Однако чаще всего появление муниципальных образований на территории других более крупных муниципальных образований на деле предполагает подчинение мелких муниципальных образований более крупным муниципальным образованиям. Так, во Владимирской области вышестоящее муниципальное образование уменьшило полномочия нижестоящего по финансированию всего лишь 11 бюджетных учреждений, забрав все остальные вопросы на уровень района.[285] В связи с этим Счетная палата Владимирской области совершенно справедливо поставила вопрос о выходе с законодательной инициативой в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации по ограничению создания муниципальных образований, не имеющих достаточного объема собственных доходных источников, необходимых для обеспечения финансирования предметов ведения местного самоуправления.
Еще одним примером может стать факт создания муниципального образования "Поселок Запрудня Талдомского района Московской области", которое, согласно ст. 3 его Устава, является муниципальным образованием второго вида в границах территории муниципального образования "Талдомский район Московской области".[286] Отношения между двумя уровнями муниципальных образований строятся на договорных отношениях.[287] Важно то, что все полномочия муниципального образования второго вида сведены к наличию прав иметь собственную символику, принимать устав, распоряжаться муниципальной собственностью поселка, утверждать и исполнять местный бюджет, регулировать вопросы застройки территории поселка. Из того, что могут делать органы местного самоуправления поселка для его жителей, можно выделить: содержание и использование муниципального жилищного фонда, санитарную очистку и озеленение территории, снабжение населения топливом. Все остальные вопросы, касающиеся обеспечения интересов населения поселка, относятся к сфере совместного ведения самого поселка и вышестоящего муниципального образования. Роль органов местного самоуправления поселка по поводу реализации совместных полномочий сведена к тому, чтобы заключить с районными органами власти договор о разграничении совместных полномочий, получить для их реализации средства из вышестоящего бюджета и под контролем вышестоящего муниципального образования их реализовать. Интересно, что ст. 93 поселкового Устава, определяя состав муниципальной собственности поселка Запрудня, перечисляет в основном не те объекты, которые находятся в собственности, а те, которые могут находиться в таком качестве (за исключением земли и бюджета), что свидетельствует об отсутствии такого имущества.
В связи с этим возникает вопрос о целесообразности создания такого муниципального образования, которое не в состоянии самостоятельно обеспечить реализацию потребностей населения, а выступает всего лишь опосредующей «конторой» между вышестоящим уровнем власти и населением. Возможно, целью создания муниципального образования «второго вида» выступало создание самой «конторы», а не поиск оптимального способа реализации интересов жителей поселка. Очевидно, требуется разработать комплексный критерий оправданности создания муниципального образования на определенной территории.[288] В этом критерии следует учитывать названные выше факторы территориальной доступности для жителей центра их муниципального образования, наличие экономической базы, достаточной для получения установленной доли собственных доходов, а также иные показатели, включая принцип экономии расходов на содержание управленческого аппарата. К сожалению, в нашей стране нередки случаи, когда создается какое-либо организационное подразделение или даже целая организация, имеющее целью только одно – обеспечить должность отдельной важной персоне. Нужна ли стране такая практика в сфере местного самоуправления? Тем более, при сохранении принципа субсидиарности в вопросах финансового обеспечения деятельности маломощных муниципальных образований, нет ничего проще - создать под определенные групповые интересы муниципальное образование и идти требовать для обеспечения его потребностей средства из вышестоящего бюджета.
Двухуровневая структура построения местных органов власти применяется в таких субъектах Российской Федерации, как Башкортостан, Татарстан, Калмыкия, Новосибирская, Брянская, Астраханская области и др. По подобной организации построения местного самоуправления некоторые муниципальные образования более крупного уровня полностью состоят из муниципальных образований второго уровня. Общим правилом является наличие бюджетов только у крупных муниципальных образований. Муниципальные образования рангом ниже районного уровня, как правило, не имеют своих бюджетов.[289] В этой ситуации вышестоящие муниципальные образования берут на себя функции посредника во взаимоотношениях региональных органов власти и органов местного самоуправления нижестоящего уровня. Им вменяется в обязанность решение более широкого объема задач. В частности, они распределяют финансовую помощь, поступившую от государства в адрес нижестоящих муниципальных образований. Они же определяют норматив отчислений от регулирующих доходов, полученных из бюджета субъекта РФ. В таком же порядке решается проблема финансирования объектов социальной инфраструктуры. Они тоже становится предметом заботы вышестоящего уровня муниципальных органов власти. При наличии двух уровней муниципальных образований не реализуется право органов местного самоуправления осуществлять бюджетный процесс, устанавливать местные налоги. В такой ситуации мелкое муниципальное образование не реализует свое право устанавливать свои налоги, что противоречит положениям законодательства.[290] Часто подчиненное муниципальное образование вопреки требованиям Конституции РФ вместо самостоятельного бюджета имеет всего лишь смету. Муниципальные образования второго уровня целиком зависят от вышестоящего (на сей раз такого же муниципального) бюджета. В такой ситуации неминуемо возникают свои межбюджетные противоречия.
Таким образом, в условиях двухуровневой организации местной власти существует подчинение одних муниципальных образований другими муниципальными образованиями, что противоречит положениям федерального законодательства.[291] Реализация своей сущности местным самоуправлением на нижестоящем уровне превращается в фарс. Местное самоуправление в этом случае приобретает статус, близкий подразделению какой-либо организации, не имеющей самостоятельных властных функций.
При подготовке законодательства, регулирующего деятельность местного самоуправления, законодатель стремился обеспечить максимум демократии, предоставив на местах возможность на базе волеизъявления населения свободно создавать новые муниципальные образования на территории уже созданных таких же образований. То, что при этом обязательно возникнут урезанные в своих правах органы публичной власти, – об этом последствии надо думать сейчас. Хорошее демократическое начало при отсутствии нормальной организованности может породить отрицательный результат и дискредитировать саму идею. Именно поэтому Президент РФ в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ поставил задачу «определиться со структурой местного самоуправления», закрепить законом «те его формы, которые доказали свою жизнеспособность на практике».[292]
Однако нельзя признать оптимальной меру, предлагаемую рабочей группой по подготовке проекта Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (глава II), по установлению одновременно поселенческого и территориального принципов. При подобном подходе также будет воспроизведен механизм подчинения одних муниципальных образований другими. Есть, правда, и положительный аспект в новации. В частности, предполагается унифицировать порядок территориальной организации местного самоуправления. Следует поддержать также меру по установлению минимального количественного критерия для состава жителей муниципального образования, что станет сдерживающим фактором для создания мелких муниципальных образования.
По нашему мнению, следует отказаться от практики создания разных по экономическим возможностям муниципальных образований, а также от того, чтобы объем полномочий у отдельных муниципальных образований различался. Для решения данной проблемы, а также активизации в целом развития местного самоуправления также следует пересмотреть сложившийся подход относительно оправданности существования маломощных муниципальных образований. С учетом того, что в России в настоящее время насчитывается более 1000 городов, более 2000 поселков и 155 тысяч сельских населенных пунктов, создавать муниципальные образования в каждом из них - значит привести к распыленности системы муниципальной власти.[293] По данным Центральной избирательной комиссии в различных муниципальных образованиях насчитывается различное количество избирателей: от нескольких сот человек до нескольких сот тысяч человек. Самое маленькое число избирателей насчитывает всего 27 человек.[294]
Традиционно базовыми территориями, на которых формируются органы местного самоуправления, выступают городские и сельские поселения. В большинстве субъектов РФ муниципальные образования созданы на уровне городов, районов. В то же время в Оренбургской области создано 578 муниципальных образований, в Пензенской области – 406. В отдельных случаях район как местный уровень государственной власти образует консолидированный бюджет унитарного характера, в котором предусматривается финансирование органов местного самоуправления по смете. Он же назначает местные налоги, без участия при этом представительных органов власти, что противоречит Конституции РФ. Районная власть в этом случае назначается субъектом РФ и в части бюджетных обязательств не несет никакой ответственности перед населением данного района, объединенным в единое местное самоуправление.[295] Однако Конституцией РФ не предусмотрено создание местного уровня государственной власти таких, как, например, административно-территориальные образования на территории городов.
По нашему мнению, следует перейти к иной практике формирования самих муниципальных образований с тем, чтобы они в состоянии были за счет собственных средств исполнять закрепленные за ними полномочия. Однако это не значит, что следует устанавливать зависимость объема закрепленной компетенции от объема ресурсных возможностей индивидуально для каждого муниципального образования. Вместо этого предлагается создавать только такие муниципальные образования, которые будут в состоянии реализовывать закрепленные за органами местного самоуправления полномочия. Принцип соразмерности объемов полномочий и ресурсов должен осуществляться через соответствие объема ресурсов объему полномочий, а не наоборот. Но не учитывать совершенно объем ресурсов также нельзя. Самым лучшим вариантом будет создание таких муниципальных образований, которые всегда будут иметь достаточные ресурсы для выполнения поставленных перед ними задач.[296]
Аргументом в пользу высказанного предложения является то, что расходы местных бюджетов на душу населения, как правило, выше в среднем на одну тысячу рублей в городах и меньше в сельских населенных пунктах. Территориальная организация местного самоуправления по поселенческому признаку на уровне отдельных сел, по нашему мнению, только увеличит разрыв в уровне жизни городов и сел, приведет к усилению оттока населения в город. В случае единого муниципального образования есть надежда, что на его территории будут действовать единые критерии финансирования объема социальных услуг. В связи с этим нельзя согласиться с предлагаемой в проекте Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» мерой о допустимости установления для сельских населенных пунктов уровня финансирования социальных услуг на 50 процентов ниже, чем в городах (см.: п. 2 ст. 60 проекта). При таком подходе будет продолжена политика обезлюдевания сел, которая осуществлялась на протяжении почти всего двадцатого века.
Примером преобразования многочисленных, но бедных муниципальных образований в крупные образования на уровне районов и крупных городов может стать Курганская область. Там вместо 459 муниципальных образований на уровне сельсоветов намечено создать 26 муниципальных образований. При этом прежний порядок предполагал существование двухуровневой системы муниципальных образований. С практической точки зрения переход на новую систему муниципального устройства даст значительную экономию на организационно-управленческих расходах. Новацию активно поддерживает все население области. В соседней Тюменской области такую же реформу уже завершили.[297] На необходимость укрупнения муниципальных образований указывается в "Программе социально-экономического развития Иркутской области до 2005 г.". Аргументируется такая задача ожиданием «эффективного наполнения местных бюджетов», образованием крупных хозяйственных объединений, снижением административных управленческих расходов.[298]
Действующее законодательство не допускает организационное решение территориального формирования муниципальных образований сверху, со стороны органов власти Российской Федерации или субъекта РФ[299]. Однако нет запрета на проведение организационной и разъяснительной работы среди населения, чтобы оно проголосовало за вариант формирования муниципальных образований исходя из принципа целесообразности. Важно не то, чтобы каждому хуторку иметь свою самостоятельность, а то, чтобы иметь собственный экономический потенциал, способный обеспечить органы местного самоуправления собственными финансовыми источниками. В противном случае будут существовать маломощные, с урезанными правами муниципальные образования, которые больше дискредитируют идею местного самоуправления, нежели ее реализуют. В перспективе, если экономика страны станет богатой, возможно, легче будет установить принцип формирования муниципальных образований в каждом населенном пункте.
Для повышения жизнеспособности местного самоуправления следует отказаться от названной позиции о возможности создания муниципального образования вне зависимости от наличия соответствующей экономической и финансовой базы.[300] Сущность самоуправления состоит не в том, чтобы создать «свой» бюджет и затем идти к органам власти другого муниципального образования, в региональный бюджет и там выбивать финансовую помощь. На наш взгляд, нецелесообразно создавать маломощные муниципальные образования в отдельных населенных пунктах, которые не имеют и никогда не будут иметь собственной экономической базы. Принцип формирования органов местного самоуправления должен учитывать возможность адекватной реализации сущности местного самоуправления. Полагаем, что заслуживает одобрения и поддержки то, что в некоторых субъектах РФ созданы муниципальные образования не ниже района. Все другие населенные пункты, включая города районного значения, переводятся на сметное бюджетное финансирование. Население в данном случае не лишается права создавать местное самоуправление. Мало того, никем не возбраняется формирование территориальных органов самоуправления в каждом населенном пункте как элементов гражданского общества.
Необходимо также на уровне закона указать единый принцип формирования муниципальных образований, что обеспечит единство концептуальных подходов и выработку на их основе работающей модели местного самоуправления. Эта мысль высказана Президентом РФ В.В. Путиным при обсуждении концепции реформирования местного самоуправления, где он отметил необходимость установления федеральным законом единых принципов территориальной организации муниципалитетов.[301] Полагаем, что принципом формирования муниципальных образований может быть только одноуровневая их структура. Очевидно, следует провести реформу административного характера с целью создания муниципальных образований с учетом экономических возможностей этого образования, чтобы она хоть в какой-то степени могла самостоятельно решать свои функции. Необходимо также иметь в виду, что в Бюджетном кодексе и Налоговом кодексе говорится только об одноуровневом строении местного самоуправления.
Экономические, в том числе бюджетные, возможности подобных укрупненных органов местного самоуправления будут в состоянии решать вопросы содержания объектов социальной инфраструктуры, обслуживания всего населения данной территории. Важно также, чтобы распределение средств консолидированного бюджета страны производилось с учетом фактически осуществляемой доли расходов через бюджеты местного уровня. Для этого следует реализовать на правовой основе разграничение полномочий и соответствующих материальных и финансовых ресурсов между всеми уровнями публичной власти. Таким образом, определяющим критерием должна быть возможность муниципального образования иметь собственную достаточную экономическую базу для проявления самодеятельности населения муниципального образования.



Ручкин О.Ю.
канд. юрид. наук

Государственный контроль за осуществлением предпринимательской деятельности в Российской Федерации

Важнейшим элементом социального управления в обществе с рыночной экономикой является государственный контроль. Под государственным контролем понимается форма воздействия государства, органов государственной власти субъектов Российской Федерации на экономику России. Целенаправленное воздействие государства на экономические процессы, в том числе и контроль за предпринимательской деятельностью как элемент государственного управления играет очень важную роль в обеспечении функционирования политической системы и непосредственно самого государства, так как предпринимательство (предпринимательская деятельность) как сердцевина экономики служит основой для всех общественно-политических и социальных процессов, происходящих в обществе[302].
Безусловно, государственный контроль является элементом механизма государственного управления, выраженным в системе экономико-правовых действий конкретных органов государственной власти и управления. Контроль, в данном случае, одна из основных функций управления, выступающая как заключительная стадия управленческого процесса, когда фактические результаты воздействия на управляемый объект сопоставляются с требованиями принятых решений, основанных на нормативных предписаниях, а в случае выявления нарушений принимаются необходимые меры по устранению выявленных отклонений.
Следует также отметить, что контроль – это постоянно действующий фактор управления, не связанный исключительно с проверкой исполнения управленческих решений. В таком понимании контроль охватывает все стороны деятельности управляемых объектов, в нашем случае предпринимательскую деятельность, представляя собой постоянное наблюдение за упорядоченностью управляемой системы, за ее состоянием. Значение контрольной функции управления в том, что она дает данные для других основных функций управления, не утрачивая при этом своего самостоятельного значения[303].
Нередко рассматриваемую форму государственного воздействия на экономику сложно отличить от государственного регулирования хозяйственной деятельности. Не случайно, что в законах Российской Федерации наряду с разграничением государственного регулирования и контроля (надзора) допускается и их отождествление. Так, в Федеральном законе «О естественных монополиях»[304] четко проводится различие между методами регулирования деятельности субъектов естественных монополий (ст. 6) и государственным контролем за естественными монополиями. Федеральным законом от 3 апреля 1996 г. «Об энергоснабжении»[305] предусматривается, что объектом государственного регулирования является, в частности, осуществление государственного контроля (надзора) за эффективным использованием энергетических ресурсов.
По нашему мнению, в данном случае прослеживается общая тенденция, направленная на законодательное разграничение государственного контроля от государственного регулирования, проявляющаяся также в том, что в последние годы теоретически обосновывается самостоятельность государственного контроля как разновидности публичного воздействия на предпринимательскую деятельность[306].
Составной частью государственного контроля, его основной разновидностью является государственный финансовый контроль. Особая значимость данного контроля для государств с рыночной экономикой связана, прежде всего, с контролем за движением государственных финансов, а также использованием государственной собственности. Следует согласиться с высказываемыми точками зрения, что государственный финансовый контроль охватывает не только общественную часть совокупного продукта, но опосредованно касается частных финансов, используемых в предпринимательской деятельности[307]. В связи со сказанным контроль государства за состоянием и развитием рынка предполагает регулируемое воздействие на хозяйственную деятельность самостоятельных предпринимателей, определение оснований и пределов публичного вмешательства в нее.
Таким образом, государственный финансовый контроль – это одна из важнейших функций государственного управления, которая направлена на вскрытие отклонений от принятых стандартов законности, целесообразности и эффективности управления финансовыми ресурсами и иной государственной собственностью, а при наличии таких отклонений – на своевременное принятие соответствующих корректирующих и превентивных мер.
В России государственный финансовый контроль реализуется, главным образом, в регламентированной законодательством деятельности специальных государственных органов (Правительства РФ[308], Счетной палаты РФ[309], Главного контрольного управления Президента РФ[310], Департамента Государственного финансового контроля и аудита Министерства финансов РФ[311], являющегося преемником Контрольно-ревизионного управления Минфина РФ, Главного управления федерального казначейства Минфина РФ[312], Министерства РФ по налогам и сборам[313], Государственной налоговой службы РФ[314], Федеральной службы налоговой полиции[315], Государственного таможенного комитета РФ, Департамента банковского контроля Банка России, Контрольно-ревизионного управления Минфина России в субъекте РФ[316], а также иных государственных органов в пределах предоставленной им компетенции).
Одним из важнейших органов государственного финансового контроля, созданным в соответствии с Федеральным законом от 11 января 1995 г. «О Счетной палате Российской Федерации», является Счетная палата РФ, постоянно действующий орган, образуемый Федеральным собранием и ему подотчетный. Основными задачами Счетной палаты является организация и осуществление контроля за своевременным использованием доходных и расходных статей федерального бюджета и бюджетов федеральных внебюджетных фондов по объемам, структуре и целевому назначению; определение эффективности и целесообразности расходов государственных средств и использования федеральной собственности; оценка обоснованности доходных и расходных статей проектов федерального бюджета и бюджетов федеральных внебюджетных фондов.
Контрольные полномочия Счетной палаты распространяются: на все государственные органы и учреждения, на федеральные бюджетные фонды, а также на органы местного самоуправления, предприятия, организации, банки, страховые организации и другие финансово-кредитные учреждения, их союзы, ассоциации и иные объединения вне зависимости от видов и форм собственности, если они получают, перечисляют, используют средства из федерального бюджета или используют федеральную собственность либо управляют ею, а также имеют предоставленные федеральным законодательством или федеральными органами государственной власти налоговые, таможенные и иные льготы и преимущества.
Счетная палата, осуществляя контрольную деятельность, вправе проводить ревизии и тематические проверки, не вмешиваясь в оперативную деятельность проверяемых организаций. О результатах ревизий и тематических проверок Счетная палата информирует Совет Федерации и Государственную Думу. При выявлении нарушений в хозяйственной, финансовой или иной деятельности, наносящей государству ущерб, Счетная палата вправе давать администрации проверяемой организации предписания, обязательные для исполнения. В случаях неоднократного неисполнения или ненадлежащего исполнения предписаний Счетная палата вправе по согласованию с Государственной Думой принять решение о приостановлении всех видов финансовых, платежных и расчетных операций по банковским счетам проверяемых организаций.
Инспекторы Счетной палаты при проведении проверок и ревизий наделены необходимыми правами: беспрепятственно посещать государственные органы, предприятия, учреждения, организации, банки; опечатывать кассы, кассовые и служебные помещения, склады, архивы, а при обнаружении подделок, подлогов, хищений, злоупотреблений – изымать необходимые документы, оставляя в делах акт изъятия или опись изъятых документов.
В своей контрольной деятельности Счетная палата взаимодействует с другими контрольными органами Российской Федерации (ст. 22 Закона). Контрольные органы Президента и Правительства РФ, контрольные органы субъектов Федерации, правоохранительные органы, Центральный банк РФ, а также органы ведомственного контроля обязаны оказывать содействие деятельности Счетной палаты.
Обозначенные выше нормативно-правовые акты свидетельствуют о том, что принятые в последние годы законы и иные правовые акты значительно усиливают роль государства в становлении рыночной экономики.
С учетом конституционного устройства Российского государства и функционирования частной, государственной и муниципальной собственности можно выделить общее государственное воздействие на предпринимательскую деятельность, осуществляемое независимо от форм собственности, и особенное (особое), когда государство выступает как собственник своего имущества.
Управление муниципальным имуществом строится по той же схеме, что и государственным имуществом, хотя и составляет самостоятельный блок публичного воздействия органов местного самоуправления.
С точки зрения содержания общий государственный контроль в сфере предпринимательства можно классифицировать на контроль: в области стандартов, ценового регулирования, официального статистического и бухгалтерского учета и других сферах. К государственному контролю можно отнести и предварительный контроль за образованием субъектов предпринимательской деятельности.
Таким образом, анализ осуществления государственного контроля за предпринимательской деятельностью позволяет сделать следующие выводы:
- важнейшим элементом социального управления в обществе с рыночной экономикой является государственный контроль, под которым понимается форма воздействия государства, органов государственной власти субъектов Российской Федерации на экономику России;
- государственный контроль является элементом механизма государственного управления, выраженным в системе экономико-правовых действий конкретных органов государственной власти и управления;
- государственный контроль за предпринимательской деятельностью сложно отличить от государственного регулирования хозяйственной деятельности. В то же время в последние годы теоретически обосновывается самостоятельность государственного контроля как разновидности публичного воздействия на предпринимательскую деятельность;
- составной частью государственного контроля, его основной разновидностью является государственный финансовый контроль. Особая значимость данного контроля для государств с рыночной экономикой связана, прежде всего, с контролем за движением государственных финансов, а также использованием государственной собственности;
- государственный финансовый контроль охватывает не только общественную часть совокупного продукта, но опосредованно касается частных финансов, используемых в предпринимательской деятельности.

Ручкина Г.Ф.
канд. юрид. наук, доцент кафедры частного права ЮФ ИЭУП РГГУ

Некоторые аспекты распределения финансовых ресурсов организации

Развитие и совершенствование форм и методов рыночного воздействия на хозяйствующих субъектов затронуло и распределительные отношения внутри финансов организаций. Если в рамках административно-командной экономики организации не испытывали потребности в эффективном финансовом менеджменте, так как отсутствие или недостаток финансовых ресурсов восполнялись государством через централизованные распределительные отношения, то в настоящее время успех предпринимательской деятельности организации напрямую зависит от состояния и распределения ее финансовых ресурсов.
Основным источником финансовых ресурсов организации является прибыль. Глава 25 Налогового кодекса РФ достаточно детально регулирует отношения, связанные с определением прибыли, подлежащей налогообложению. В то же время действующим законодательством, за исключением некоторых случаев, не регламентирован процесс распределения чистой прибыли, оставшейся в распоряжении организации после уплаты налогов.
Это предполагает произвольную форму распределения прибыли, из которой формируются различные внутрихозяйственные фонды: фонды накопления, фонды потребления, а также резервные (страховые) и иные фонды. Распределение чистой прибыли в основном регламентировано учредительными документами юридического лица, а также учетной политикой организации.
Определенные нормативы установлены действующим законодательством для акционерных обществ по поводу распределения чистой прибыли в резервные фонды для создания резерва по сомнительным долгам и под обесценивание ценных бумаг: например, для акционерных обществ не менее 15%, для совместных предприятий не менее 20 %, для обществ с ограниченной ответственностью - в зависимости от закрепления в учредительных документах. Указанные отчисления носят первоочередной характер, так как наличие и прирост резервного капитала обеспечивает увеличение акционерной собственности, характеризует готовность предприятия к риску, обеспечивает возможность выплаты дивидендов по привилегированным акциям даже в отсутствие прибыли текущего года, покрытие непредвиденных расходов и убытков без риска потери финансовой устойчивости.
Если же внутрихозяйственные фонды не создаются, то в целях эффективного расходования средств, составляются сметы расходов на развитие производства, социальные нужды работников, материальное поощрение и т.д. Из чистой прибыли также возмещаются следующие расходы: банковские проценты, дивиденды, арендная плата и некоторые другие платежи.
В соответствии с учредительными документами юридического лица из фонда потребления средства направляются на различные социальные цели: расходы по эксплуатации социально-бытовых объектов, состоящих на балансе, проведение оздоровительных мероприятий, строительство объектов непроизводственного назначения, оплату питания и компенсации удорожания стоимости питания, дополнительных отпусков, компенсации транспортных расходов работников, материальной помощи работникам, ветеранам, пенсионерам и т.д.
Если прибыль не расходуется на потребление, то она остается у организации как нераспределенная прибыль прошлых лет и увеличивает размер собственного капитала организации. Наличие нераспределенной прибыли увеличивает финансовую устойчивость организации, свидетельствует о наличии источника для последующего развития.
В отличие от фонда потребления, фонд накопления в основном используется для развития производства, инвестирования средств в научно-исследовательскую деятельность, увеличение уставного капитала, долгосрочных финансовых вложений, вложения в уставные капиталы других предприятий и т.д.
Хотелось бы отметить, что каких-либо жестких границ между фондами не существует, поэтому организация может свободно перераспределять средства внутрихозяйственных фондов, формируемых за счет чистой прибыли внутри финансов организации. К тому же обезличенные финансовые ресурсы сосредотачиваются на едином расчетном счете организации.
Помимо прибыли внутренним источником формирования финансовых ресурсов организации являются также амортизационные отчисления. Амортизационные отчисления - это средства, которые накапливаются у организации в результате переноса стоимости основных фондов по определенным нормам на текущие издержки производства и обращения, т.е. в результате амортизации стоимость изнашиваемых основных фондов переносится на произведенный с их помощью продукт. Нормой амортизации является выраженная в процентах доля балансовой стоимости основных фондов, подлежащая включению в текущие издержки в течение отчетного года. Амортизационные отчисления имеют целевое назначение, так как предназначены для полного восстановления изношенных основных фондов организации. Если ранее у организаций был специальный амортизационный счет, то в настоящее время амортизационные отчисления накапливаются на едином расчетном счете организации и поступают на счет организации в составе выручки от реализации продукции (работ и услуг).
Существенные изменения, внесенные в действующее законодательство главой 25 Налогового кодекса РФ, коснулись в том числе и срока амортизации, который в настоящее время может самостоятельно устанавливаться организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.
Следует отметить, что основные фонды большинства промышленных российских организаций изношены на 70-80 %. Это во многом связано с тем, что амортизационные отчисления как источник инвестиций утратили свое значение в связи с ориентацией большинства российских организаций на краткосрочное выживание в ущерб долгосрочным интересам развития. Постоянно испытывая недостаток оборотных средств, организации используют амортизационные отчисления на их пополнение, включая их в том числе на выплату заработной платы и прибыли учредителям. При этом забывается целевое предназначение амортизационных отчислений – финансирование новых капитальных вложений в основные средства, долгосрочные финансовые вложения, приобретение нематериальных активов.
Среди внешних источников формирования финансов организации, иногда называемых привлеченными средствами, можно также выделить: бюджетные ассигнования, коммерческие и банковские кредиты, заемные средства других организаций, кредиторскую задолженность организациям, долевое участие иных субъектов, безвозмездную финансовую помощь, средства от выпуска ценных бумаг, иные заемные средства, средства в порядке перераспределения и прочие поступления.
Одним из основных заемных источников являются кредиты банков - средства, полученные на условиях возвратности, срочности, платности. В условиях невозврата кредитов кредитные учреждения требуют от заемщиков определенных способов обеспечения исполнения обязательств, как правило, залога имущества или поручительства третьих лиц. Следует отметить, что выдаче кредита предшествует анализ финансовой устойчивости организации. Финансовой кредитоспособностью обладают организации, способные в течение обусловленного срока возвратить кредит и уплатить за пользование им проценты. Проверка кредитоспособности включает в себя проверку уставных документов организации, его финансовой отчетности за определенный период, внутренние материалы о его хозяйственной деятельности, бизнес-план на срок действия кредита, а также анализ состоятельности гарантий под кредит. В связи с тем что кредиты носят целевой характер, банк осуществляет наблюдение за ходом выполнения кредитуемых мероприятий. При невыполнении заемщиком своих обязательств банк вправе применить экономические санкции, вплоть до расторжения кредитного договора.
Спецификой крупного российского предпринимательства является создание холдингов, включающих в себя и промышленные организации и соответствующие банковские структуры, как владельцев акций организаций, позволяющих активно использовать коммерческий кредит в производственной деятельности.
Организации могут также активно использовать коммерческий кредит, т.е. средства, по какой-либо законной причине оказавшиеся у организации (предоставление отсрочки или рассрочки платежа, получение аванса в результате предварительной оплаты товаров и т.д.).
Существенно расширить возможности организации по привлечению временно свободных денежных средств иных субъектов для инвестирования производственной деятельности позволяет такой финансовый инструмент, как эмиссия ценных бумаг – облигаций, векселей и их размещение на финансовом рынке. В основном данный способ привлечения заемных средств могут использовать организации со значительными активами, известные большому числу потенциальных инвесторов.
В последние годы получает распространение такой источник заемных средств, как бюджетные кредиты, выделяемые из бюджетов разного уровня на финансирование быстро окупаемых и экономически обоснованных перспективных проектов, реализация которых позволяет обеспечить развитие приоритетных отраслей хозяйства. Бюджетные кредиты в основном размещаются на основе конкурсов.
В конце 90-х годов в связи с принятием Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О лизинге» в предпринимательской деятельности стал применяться лизинг - как вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора физическим и юридическим лицам за определенную плату на определенных условиях и определенный срок с правом выкупа лизингополучателем[317]. Лизинг позволяет организациям снизить уровень собственного капитала в источниках финансирования инвестиций. Он может классифицироваться как товарный кредит в основные фонды, а по форме имеет сходство с инвестиционным финансированием.
К сожалению, остается неиспользованным такой внешний источник пополнения финансовых ресурсов, как инвестиции. Отсутствие необходимых инвестиций в производство выступает одним из главных препятствий подъема реального сектора экономики. Наблюдаются единичные случаи создания совместных организаций. Хотя возможность активизации иностранных инвесторов напрямую связана с активностью национальных инвесторов. Основная проблема в этом направлении - отсутствие благоприятного инвестиционного режима, развитого налогового, земельного законодательства. В научной литературе отмечается, что пока для инвестора не будет предусмотрено законодательством право собственности на предприятие и иную недвижимость в его составе, в том числе земельный участок, не стоит рассчитывать на активизацию данной деятельности.
В целом, подводя итог анализу распределения финансовых ресурсов организации, можно сделать вывод, что за последние годы не удалось создать эффективное управление внутренними и внешними денежными потоками для обеспечения промышленного и сельскохозяйственного развития, о чем свидетельствуют показатели экономического роста ВВП.
Следует также отметить, что эффективность распределительных отношений напрямую зависит от распределения прибыли, причем посредством налоговой политики государство имеет возможность стимулировать распределение прибыли на социальные и производственные цели: на капитальные вложения производственного назначения и строительство жилья, финансирование природоохранных мероприятий, на проведение научно-исследовательских работ и т.д. Как правило, реализация данного механизма осуществляется путем внесения отдельных корректировок по определению доходов и расходов при исчислении налога на прибыль. Они основаны на том, что законодатель ограничивает принятие некоторых расходов в качестве налоговых вычетов либо стимулирует обновление основных средств через величину амортизации для целей налогообложения. Таким образом, эффективное управление финансовыми ресурсами в рамках распределительных внутрифирменных отношений позволяет обеспечить исполнение финансовых обязательств перед государством, а также удовлетворить интересы самой организации как самостоятельного субъекта экономического оборота.

Артемов О.Ю.
канд. ист. наук, доцент ФУ ИЭУП РГГУ,
Этингоф М.Е.
канд. экон. наук, доцент ФУ ИЭУП РГГУ

Социальное партнерство и его место в регулировании трудовых отношений на территории РФ

В России о социальном партнерстве заговорили с конца 1991 г., когда относительно медленное реформирование экономики в рамках прежнего типа политической власти (1985 – 1991 гг.) сменилось интенсивными «шоковыми» преобразованиями.
Хотя в советский период очень активно использовалась почти вся атрибутика социального партнерства – заключение коллективных договоров и соглашений, участие трудящихся в управлении производством, консультации и переговоры по социальным вопросам, а также планов социального развития на отдельных предприятиях, но эти процессы никто не называл социальным партнерством. Основу советского общества, согласно официальной идеологии, составляло моральное, социально-политическое и экономическое единство всех его членов. И якобы поэтому не могло существовать противоположных по своему содержанию интересов и не было необходимости в таком механизме согласования интересов, как социальное партнерство.
В процессе реформирования российской экономики отношение к социальному партнерству меняется. Идеология социального партнерства стала активно пропагандироваться государством. Считалось, что современное рыночное хозяйство не может возникнуть в России и тем более развиваться без отлаженной системы социального партнерства, которая должна была обеспечить (гарантировать) гражданский мир в условиях жестких реформ. Поэтому реформирование российской экономики сопровождалось интенсивной работой по разработке правовых актов, необходимых для формирования системы социального партнерства.
Уже 15 ноября 1991 г. Президентом РФ был подписан Указ «О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)», а 24 января 1992 г. - «О создании Российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений». На базе последнего Указа и соответствующего постановления Правительства от 20 февраля 1992 № 103 создается Российская трехсторонняя комиссия по урегулированию социально-трудовых отношений, в которую вошли представители правительства, профсоюзов и предпринимателей. Начиная с 1992 г., в практику регулирования социально-трудовых отношений входит заключение на трехсторонней основе Генерального соглашения.
Принятые позднее Закон РФ «О коллективных договорах и соглашениях» (11 марта 1992 г.) и дополнения к нему (20 октября 1995 г.), Закон РФ «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» (20 октября 1995 г.), Закон РФ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (8 декабря 1995 г.), а также постановление Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. № 468 «О службе по урегулированию коллективных споров» восполнили существующие пробелы в правовой базе социального партнерства.
В 1995-2002 гг. законы о социальном партнерстве были приняты сначала в Свердловской и Вологодской областях, затем в Омской области, Ставропольском крае, Мурманской области, городе Москве, Республике Мордовия, Алтайском крае и других субъектах РФ.
Принципиально важным шагом в развитии социального партнерства стало введение в действие с 1 февраля 2002 нового Трудового кодекса Российской Федерации, содержащего отдельный раздел, посвященный вопросам регулирования социального партнерства в сфере труда. При этом в ст. 23 ТК РФ под ним понимается система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.
По мнению разработчиков, именно концепция социального партнерства, основанная на переговорах, посредничестве, консалтинге, экспертизе, сотрудничестве, должна сыграть решающую роль в становлении реальной рыночной экономики.
Достижению этой цели в значительной степени могут способствовать и сами отношения социального партнерства, которые строятся на основе трипартизма, то есть трехстороннего участия и представительства. Причем на каждом из уровней интересы сторон представляют те или иные образования. Так, на государственном (федеральном) уровне в этих отношениях участвуют представительные органы работников, объединения предпринимателей и органы государственного управления. Аналогичная ситуация складывается на региональном и отраслевом уровнях, а на уровне организации эти отношения имеют двусторонний характер.
Таким образом, социальное партнерство – это не система органов, сформированная явочным характером с помощью нормативных актов, и не зафиксированные в этих актах процедуры взаимоотношений сторон трудовых отношений. Это система взаимоотношений в сфере труда между реальными социальными партнерами, возникающая в процессе поиска соответствующих решений, содействующих социальной справедливости, построенная и реализуемая на определенных принципах, в том числе:
равноправия сторон;
уважения и учета интересов сторон;
заинтересованности сторон в участии в договорных отношениях;
содействия государства в укреплении и развитии социального партнерства на демократической основе;
соблюдения сторонами и их представителями законов и иных нормативных правовых актов;
полномочности представителей сторон;
свободы выбора при обсуждении вопросов, входящих в сферу труда;
добровольности принятия сторонами на себя обязательств;
реальности обязательств, принимаемых на себя сторонами;
обязательности выполнения коллективных договоров, соглашений;
контроле за выполнением принятых коллективных договоров, соглашений;
ответственности сторон, их представителей за выполнение по их вине коллективных договоров, соглашений.
Трудовой кодекс РФ определяет и основные формы социального партнерства. В соответствии с международной практикой основной правовой формой социального партнерства является проведение коллективных переговоров и взаимных консультаций сторон по вопросам, входящим и в предмет трудового права. Что касается участия работников, их представителей в управлении организацией, то его степень определяется соответствующими нормативными правовыми актами, в число которых могут входить федеральные законы (например, Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), учредительные документы субъектов предпринимательской деятельности, локальные акты. Таким образом, в соответствии с принципами социального партнерства взаимодействие работников или их представителей и работодателей с целью выработки наиболее приемлемых для сторон моделей регулирования трудовых и иных связанных с ними отношений в настоящее время осуществляется на всех уровнях – от локального до федерального.
В рамках организаций эти отношения находят свое правовое выражение в коллективных договорах, а за их пределами – в соглашениях различного уровня. Так, первые из них являются главными среди всех правовых актов, комплексно регулирующих на локальном уровне, т.е. в отдельно взятых организациях широкий круг социально-трудовых отношений. Традиционно в коллективные договоры наряду с нормативными положениями включается и обязательственная часть, содержащая в себе конкретные обязательства работодателей по обеспечению нормативных условий труда для работников организаций (в том числе развитие материальной базы, ее ремонт, вопросы медицинского страхования, обслуживания, оздоровления и отдыха работников, обеспечения их жильем и др.).
В отличие от коллективных договоров в соглашениях определяются в основном принципы, на которых предполагают строить свои отношения стороны социального партнерства на том уровне, на который распространяется конкретное (генеральное, региональное, отраслевое, межотраслевое, территориальное или иное) соглашение. Тем не менее оно является не декларацией, а нормативным актом, так как принципы, включенные в нормативные акты, являются правовой категорией, порождающей взаимные права и обязанности. Соглашения, как правило, являются основой для заключения коллективных договоров, трудовых договоров и не ограничивают права сторон в расширении социальных гарантий и льгот при наличии собственных средств для их обеспечения.
Стороны соглашений, как и стороны коллективных договоров, свободны в определении их содержания и структуры, однако на практике содержание соглашений, как правило, бывает несколько уже, чем содержание коллективных договоров. Тем не менее в них формулируются не только принципы построения трудовых отношений (оплаты труда, рабочего времени и времени отдыха, охраны труда и т.п.), но и вполне конкретные параметры регулирования этих институтов (в пределах компетенции сторон). Кроме того, стороны финансируют взаимные обязательства по соблюдению принципов социального партнерства на соответствующем уровне.
Стороны коллективных договоров и соглашений самостоятельно определяют срок их действия и дату вступления в силу. При этом срок действия указанных правовых актов не может превышать трех лет и их действие может быть продлено на этот же срок. Так, например, Отраслевое тарифное соглашение в электроэнергетическом комплексе РФ было заключено сроком на один год (на 2001 г.), а Отраслевое тарифное соглашение по федеральному железнодорожному транспорту – на три года (на 2001 – 2003 гг.).
Коллективные договоры и соглашения подлежат регистрации в органах по труду в течение семи дней со дня их подписания. Регистрация носит уведомительный характер и осуществляется в целях выявления условий, ухудшающих положение работников по сравнению с нормами законодательства и иных нормативных правовых актов. Если же орган по труду обнаружит в них подобные условия, он информирует об этом стороны договора или соглашения, а также государственную инспекцию труда. При этом первые, получив такую информацию, могут внести соответствующие изменения в коллективный договор или соглашение (например, путем подписания приложения к этим нормативным правовым актам). Однако в любом случае эти условия являются недействительными и не подлежат применению, что должны учитывать органы, рассматривающие трудовые споры.
Рассмотренные выше вопросы формирования механизма социального партнерства свидетельствуют о том, что для сегодняшней России это относительно новая и, несомненно, актуальная задача, которая не всеми воспринимается однозначно. Смысл понятия «социальное партнерство» состоит в налаживании конструктивного взаимодействия между тремя силами, действующими на общественной арене России. Такое взаимодействие необходимо, чтобы совместными усилиями решать значимые социальные проблемы.
Представители каждого сектора часто по-разному понимают степень своей ответственности за участие в решение таких проблем. Они имеют разные возможности и ресурсы для помощи. Зачастую у них разные представления о самой природе социальных проблем. Однако несмотря на все различия и противоречия сотрудничество необходимо: ни государство, ни бизнес, ни общественность не могут «в одиночку» преодолеть социальную несправедливость и конфликты, обеспечить людям равные возможности для достойной жизни.
К числу проблем, которые требуют дальнейшего разрешения в этой области, можно отнести более глубокую проработку теоретических и методических вопросов социального партнерства, совершенствование законодательных актов, закрепляющих механизмы социального взаимодействия, распространение принципов социального партнерства на некоммерческие организации, определение основных проблем и трудности установления партнерских отношений в регионах и другие.

Томилина И.А.
филиал РГГУ в г. Ставрополе

Правовые аспекты государственной поддержки системы кредитования предприятий Агропромышленного комплекса

В целях поддержки отечественного сельскохозяйственного товаропроизводителя и создания необходимых условий для функционирования АПК федеральным бюджетом на 2001 год по разделу «Сельское хозяйство и рыболовство» были предусмотрены ассигнования на возмещение разницы в процентных ставках по кредитам, привлеченным предприятиями и организациями АПК в российских кредитных организациях в размере 1 398 300 тыс. руб.
Возмещение из федерального бюджета разницы в процентных ставках по кредитам (далее – субсидии) производится сельхозтоваропроизводителям, предприятиям и организациям АПК всех форм собственности и крестьянским (фермерским ) хозяйствам.
Субсидии предоставляются заемщикам ежемесячно в размере 2/3 ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на дату предоставления кредита, при условии уплаты заемщиками начисленных процентов по кредитным договорам.
Субсидии предоставляются сельскохозяйственным товаропроизводителям и пищевым и перерабатывающим предприятиям АПК, использующим полученный кредит на приобретение семян, кормов, горюче-смазочных материалов, запасных частей, минеральных удобрений, средств защиты растений, ветеринарных препаратов; закупку отечественного сельскохозяйственного сырья для последующей переработки.
При этом кредит должен быть получен заемщиком не ранее 7 марта 2001 года, т.е. даты выхода Постановления Правительства РФ от 07 марта 2001 года №192 и полностью погашен не позднее 15 декабря 2001 года, т.е. в рамках бюджетного года. Действие вышеуказанного Постановления продлено на 2002 год на основании Постановления Правительства №111 от 18 февраля 2002 года.
Главным распорядителем средств, направляемых на предоставление субсидий, является Минсельхозпрод РФ, который утверждает распределение объемов субсидий по субъектам РФ, в том числе для крестьянских (фермерских) хозяйств.
По кредитам, выданным банками, имеющими просроченную задолженность по перечислению налоговых платежей в федеральный бюджет и бюджеты субъектов РФ, субсидии не выплачиваются.
Орган исполнительной власти субъекта РФ на основании соглашения, заключенного с Минсельхозпродом РФ, предоставляет субсидию заемщику в пределах выделенных Министерством субъекту РФ средств на субсидии на основании представленного заемщиком в орган исполнительной власти субъекта РФ заявления с приложением заверенных банком копии кредитного договора, графика погашения кредита и процентов по нему, а также планового расчета субсидии.
Для получения субсидии заемщик представляет в орган исполнительной власти субъекта РФ следующие документы:
заверенные банком выписки из ссудного счета заемщика, подтверждающие оплату кредита, а также документы, подтверждающие уплату начисленных по кредиту процентов;
заверенные руководителем заемщика и банком копии платежных поручений, целевое использование кредита.
Минсельхозпрод РФ контролирует правильность оформления всех документов, представленных органами исполнительной власти субъектов РФ и заемщиками, и составляет сводную справку – расчет и сводные реестры для финансирования субсидий по субъектам РФ, которые представляются в Министерство финансов РФ до 20–го числа месяца, следующего за отчетным.
Министерство финансов РФ выделяет средства для предоставления субсидий в порядке, установленном для исполнения федерального бюджета, направляя реестры территориальным органам федерального казначейства в субъектах РФ.
Для выплаты субсидии заемщику орган исполнительной власти субъекта РФ представляет в территориальный орган федерального казначейства сводный реестр и платежные документы на перечисление средств на расчетный счет заемщика с приложением следующих документов, являющихся основанием для производства платежа:
заявление заемщика о предоставлении субсидии;
копия кредитного договора;
расчет субсидии;
заверенные банком выписки из ссудного счета заемщика;
заверенные руководителем заемщика и банком копии платежных поручений, целевое использование кредита.
Указанные документы, исполненные в трех экземплярах, остаются в территориальном органе федерального казначейства и передаются в Минфин РФ и Минсельхозпрод РФ.
Субсидии не предоставляются для возмещения процентов, начисленных и уплаченных по просроченной ссудной задолженности. Выплата субсидии осуществляется не позднее 3 рабочих дней с даты зачисления средств федерального бюджета на лицевой счет органа исполнительной власти субъекта РФ, открытый в территориальном органе федерального казначейства, при наличии необходимых документов.
Орган исполнительной власти субъекта РФ представляет Минсельхозпроду РФ ежеквартально, не позднее 25-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом, отчет о предоставленных субсидиях. Контроль за целевым использованием субсидий органом исполнительной власти субъекта РФ осуществляет Минсельхозпрод РФ совместно с банками.
ОАО «Россельхозбанк» создано в соответствии с Постановлением и.о. Президента РФ В.В. Путина. Лицензия на осуществление банковских операций выдана 13 июня 2000 года. Целью создания «Россельхозбанка» является создание на его базе национальной кредитно–финансовой системы обслуживания АПК. На данный момент ОАО «Россельхозбанк» занимает 2–е место после «Сбербанка» по субсидированному кредитованию. В дальнейшем «Россельхозбанк» будет уполномоченным агентом правительства РФ по целевым программам в области АПК.
Таблица 1
Структура выданных кредитов по СРФ «Россельхозбанк» за 2001–02 гг.
ОтраслиСумма выданных кредитов, тыс. руб. % к итогу
Сельхозтоваропроизводители143 11464,1
Перерабатывающие предприятия45 81520,5
Прочие предприятия34 34215,4
Всего предприятиям АПК188 92984,6
ИТОГО 223 270100
в том числе субсидированных:
2001 год
2002 год
50 900
77 000
22,8
34,5

Полученные в 2002 году средства по субсидированным кредитам предприятия в соответствии с целевым использованием направили в основном на следующие цели:
приобретение ГСМ – 24 466 тыс. руб.(31,8%);
приобретение запасных частей – 14 444 тыс.руб.(18,8%);
приобретение семян – 1525 тыс.руб. (1,98%).
ОАО «Россельхозбанк» по согласованию с Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ осуществляет среднесрочное кредитование проектов в реальном секторе экономики АПК.
Среднесрочные кредиты предоставляются с учетом разработанных и утвержденных Минсельхозпродом РФ целевых программ развития АПК предприятиям и организациям вне зависимости от формы собственности, в первую очередь по производству и переработке сельскохозяйственного сырья, вертикально интегрированным агропромышленным комплексам, в целях модернизации действующих производств, в том числе приобретение отечественной и импортной техники, оборудования и услуг, а также организациям, осуществляющим соответствующие поставки на условиях финансовой аренды (лизинга). Приоритет в получении среднесрочных кредитов отдается сельхозтоваропроизводителям.
Значительным положительным моментом данной формы кредитования является также то, что в качестве обеспечения по среднесрочному кредиту может приниматься имущество, которое будет приобретено в будущем за счет заемных средств.
Условия предоставления кредитных средств:
процентная ставка для среднесрочных кредитов устанавливается в пределах от ? до 2/3 ставки рефинансирования Банка России. Установление уровня процентной ставки входит в компетенцию Правления и Наблюдательного совета ОАО «Россельхозбанк»;
срок возврата кредита – до 3-х лет;
уплата процентов – ежемесячно/ежеквартально;
отсрочка по началу погашения основного долга – не более шести месяцев с момента ввода техники и оборудования в эксплуатацию;
обязательным условием является вложение инициатором собственных средств ( не менее 20%) в финансирование инвестиционного проекта.
Рассмотрение заявок осуществляется в порядке очередности их поступления. При этом:
проводится предварительный отбор проектов на основе анализа финансового состояния заемщика, оценки качества подготовки бизнес–плана, достаточности обеспечения;
направляются электронной почтой в Управление инвестиций и целевых программ Головного банка предварительное заключение по отобранным проектам для согласования целесообразности дальнейшей проработки и наличия кредитных ресурсов;
управление проводит экспертизу проекта и готовит материалы для рассмотрения на Кредитном комитете и Правлении Банка. В случае принятия положительного решения проект направляется на утверждение Наблюдательного совета Банка.
В 2002 году среднесрочных кредитов планируется выдать на сумму 1 млрд. рублей. Эти кредиты также будут субсидироваться из федерального бюджета.
Среднесрочное кредитование в настоящее время уже практикуется. Так, в Ставропольском региональном филиале ОАО «Россельхозбанк» имеется действующий инвестиционный кредит 7 000 000 рублей на покупку технологического оборудования, на рассмотрении в Ставропольском региональном филиале находится еще 7 проектов на сумму 91,3 млн. руб.
Общеизвестно, что предприятие может привлекать и эффективно использовать среднесрочные кредиты в случае, если рентабельность его капитала превышает ставку банковского процента. В сложившихся условиях средний показатель рентабельности капитала у сельскохозяйственных предприятий составляет от 11 до 18 %. Учитывая, что ставка рефинансирования ЦБ РФ на апрель 2002 г. составляет 23 %, а процентная ставка по субсидированным кредитам от 11,5 до 15,3 %, видим, что предприятия получают отличную возможность использовать среднесрочные кредиты с тем, чтобы обновить материально–техническую базу, поскольку износ основных средств составляет по отдельным хозяйствам до 70 %.
Указанная форма среднесрочного кредитования является перспективной и необходимой для сельского хозяйства, так как кредитование с использованием только краткосрочных кредитов, даже субсидированных, без инвестиционных вложений существенно снижает эффективность данных операций. Кредитование предприятий АПК должно быть комплексным: краткосрочным – до года, среднесрочным - до трех лет и долгосрочным.



Шеленков С.Н.
ГУ–ВШЭ

Устойчивое развитие общества: взгляд с финансово-правовой точки зрения

Устойчивое развитие общества предполагает создание не только политических, социальных и экономических предпосылок на определенном этапе исторического развития государства, но и наличие сформировавшейся системы права, составной частью которой выступает финансовое право, опосредующее финансово-правовое регулирование властных отношений в сфере образования, распределения и использования публичных финансов.
Появление финансового права в системе права вызвано потребностями общественной жизни в части установления исходных правовых начал взаимодействия общества и государства в финансовой сфере, где происходит обоюдное ограничение частных и публичных интересов на благо устойчивого общественного развития.
Между тем законодатель, определяя общие принципы финансового законодательства, оказывающие значительное влияние на содержание финансового права, в целях обеспечения устойчивого развития общества, в то же время допускает некоторые отступления, которые, защищая интересы публично-правовых образований, причиняют ущерб интересам хозяйствующих субъектов, основанных на частной форме собственности. Подобная ситуация не может быть признана способствующей устойчивому развитию общества, понуждая определенную часть его членов занять оппозиционную, отличную от государственной, точку зрения на порядок образования финансов государства и муниципальных образований.
Одним их характерных примеров описанной выше ситуации, складывающейся в финансовом законодательстве, является установление законодателем налоговых повинностей хозяйствующих субъектов в пользу государства посредством придания указанным повинностям формы неналоговых платежей, например, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.
Законодатель, возлагая на хозяйствующие субъекты обязанности по отчуждению в пользу государства части образуемого у таких субъектов дохода в виде налогов, сборов и других платежей публично-правового характера, далеко не всегда предусматривает уточняющие признаки и понятия, позволяющие плательщикам публично-правовых платежей определять их юридическую природу для целей надлежащего правового регулирования порядка уплаты обязательных платежей. Такая непоследовательность законодателя в определении правовой природы публично-правовых платежей обнаруживается применительно к взносам на обязательное пенсионное страхование, которые были введены в российскую правовую системы с принятием Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее Закон или Закон об обязательном пенсионном страховании). Являются ли указанные взносы налогом, сбором или другим видом публично-правового платежа? Каким образом взносы на обязательное пенсионные страхования соотносятся с единым социальным налогом? Вправе ли налогоплательщик, уплачивающий взносы на обязательное пенсионное страхование, использовать положения налогового законодательства в части предоставления ему дополнительных прав и гарантий их защиты? Ответ на поставленные вопросы может быть дан только с учетом анализа положений законодательства.
В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ организации, действующие на территории РФ, обязаны уплачивать единый социальный налог (далее ЕСН) с подлежащих налогообложению выплат и иных вознаграждений, выплачиваемых в пользу физических лиц, по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. При этом уплачиваемый организациями ЕСН подлежит последующему распределению по соответствующим нормативам на основании ст. 241 НК РФ между государственными внебюджетными фондами, осуществляющими обязательное страхование физических лиц, производящих товары (выполняющих работы, оказывающих услуги).
В то же время, согласно Закону об обязательном пенсионном страховании, организации-работодатели были признаны обязанными уплачивать страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в отношении своих работников, к которым для целей Закона отнесены граждане РФ и проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане.
Законодатель, вводя на основании Закона об обязательном пенсионном страховании обязанность исчислять и уплачивать взносы на обязательное пенсионное страхование, непосредственно не уточнил, являются ли уплаченные взносы каким-либо образом связанными с взносами, направляемыми в Пенсионный фонд в составе ЕСН.
По нашему мнению, уплаченные взносы на обязательное пенсионное страхование представляют собой составную часть взносов, направляемых в Пенсионный фонд в качестве соответствующей части ЕСН.
Как следует из абз. 2 п. 2 ст. 243 НК РФ, сумма ЕСН (сумма авансового платежа по налогу), подлежащая уплате в федеральный бюджет и направляемая впоследствии на счета Пенсионного фонда, уменьшается налогоплательщиками на сумму начисленных ими за тот же период страховых взносов (авансовых платежей по страховому взносу) на обязательное пенсионное страхование в пределах таких сумм, исчисленных исходя из тарифов страховых взносов, предусмотренных Законом об обязательном пенсионном страховании.
При этом право налогоплательщика ЕСН уменьшить размер уплачиваемого им ЕСН на сумму взносов на обязательное пенсионное страхование поименовано законодателем в абз. 2 п. 2 ст. 243 НК РФ в качестве налогового вычета.
Таким образом, законодатель прямо обусловливает непосредственную взаимосвязь взносов в составе ЕСН и взносов на обязательное пенсионное страхование, позволяя сделать предположение о сходстве указанных платежей и налога, что подтверждается положениями Закона об обязательном пенсионном страховании.
В соответствии со ст. 2 Закона законодательство об обязательном пенсионном страховании состоит не только из названного закона, но и законодательства о налогах и сборах. На налоговый характер взносов на обязательное страхование непосредственно указывает также содержание ст. 14 Закона об обязательном пенсионном страховании, исходя из содержания которой взносы представляют собой обязательный, индивидуально безвозмездный (платится самостоятельно организацией от ее имени по установленным ставкам) и безвозвратный (плательщик взносов не вправе впоследствии претендовать на возмещение их суммы со стороны государства) фискальный платеж в пользу государства, отвечающий всем признакам налога, закрепленным в п. 1 ст. 8 НК РФ. При этом безвозмездность и безвозвратность обусловлена тем, что, уплачивая взносы на обязательное пенсионное страхование, работодатель, в отличие от работника, не получает возможность каким-либо образом в будущем воспользоваться суммами уплаченных взносов. Кроме того, именно налоговые органы в соответствии со ст. 25 Закона осуществляют налоговый контроль в отношении своевременной уплаты взносов.
Учитывая, что взносы на обязательное пенсионное страхование представляют налоговый платеж, который уплачиваются наряду с ЕСН, действие положений НК РФ применяются в отношении взносов на обязательное пенсионное страхование в полной мере.
В то же время Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ занимают несколько иную позицию. Как следует из п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", обязательные взносы во внебюджетные социальные фонды Российской Федерации не являются налогами, поскольку обязанность уплаты указанных взносов установлена специальными актами законодательства.
Сделанный вывод, по нашему мнению, не может быть признан полностью правильным и обоснованным, так как он исключительно формален и не учитывает сущность платежей в указанные фонды. Тем не менее налоговые органы, осуществляющие контроль за уплатой взносов на обязательное пенсионное страхование, могут на этом основании занять иную позицию и потребовать от налогоплательщика по формальным признакам уплатить недоимку по взносам, суму пени и штрафа.
Между тем после принятия указанного выше постановления ВАС РФ судебно-арбитражная практика относительно вопроса о правовой природе взносов в государственные внебюджетные фонды для целей обязательного страхования по-прежнему складывается крайне противоречиво.
В Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 г. № 18-П Суд отметил, что конституционные принципы налогообложения распространяются на обязательные платежи в страховые фонды и конкретизированы в Налоговом кодексе Российской Федерации (абз. 4 п. 3 Постановления).
Согласно позиции Конституционного Суда РФ, отраженной в Определении от 21.12.2000 г., «сущностным признаком государственного пенсионного страхования является особый метод финансирования на основе обязательности уплаты страховых взносов страхователями и застрахованными в Пенсионный фонд Российской Федерации. При этом обязательность выражается в том, что отношения по государственному пенсионному страхованию возникают в силу закона, т.е. независимо от воли его участников; поскольку страховые взносы в названный Фонд представляют собой установленные федеральным законом особые обязательные платежи, при их установлении должны соблюдаться конституционные требования к законодательному регулированию любых финансовых обременений и к ограничению прав и свобод граждан (статья 55, части 2 и 3; статья 57 Конституции Российской Федерации)».
Таким образом, Конституционный Суд РФ прямо ориентирует плательщиков взносов на обязательное страхование на то, что указанные взносы, по сути, являются налоговыми платежами, подлежащими взиманию с учетом положений законодательства о налогах и сборах.
Позицию Конституционного Суда РФ в вопросе о правовой природе взносов на обязательное страхование, хотя и отличных от взносов на пенсионное страхование, но по правовой природе являющихся схожими, также разделяют арбитражные суды.
По мнению первой и апелляционной инстанций Арбитражного суда Республики Коми, взносы на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат отнесению к налогам, так как отвечают признакам последнего, предусмотренным ст. 8 НК РФ (Решение Арбитражного суда Республики Коми от 27.11.2001 г. по делу № А29-7084/01А, Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Коми от 27.02.2002 г. по делу № А29-7084/01А).
О налоговом характере обязательных страховых взносов также упоминается в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2001 г. по делу № А44-2818/00-С14, который фактически признал взносы на обязательное страхование налогом и применил к организации ответственность по п. 1 ст. 122 НК РФ.
Таким образом, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, на наш взгляд, по своей правовой природе являются публично-правовыми платежами, обязанность по уплате которых возложена государством на организации в силу его особого политико-правового статуса и подлежит исполнению с учетом порядка и условий уплаты налога, предусмотренных налоговым законодательством.
Как следствие этого, плательщики указанных взносов в целях защиты своих прав и законных интересов, без предоставления которой невозможно устойчивое развитие общества, вправе использовать не только нормы Закона, но и соответствующие положения Конституции Российской Федерации и НК РФ в частности (ст. 54, ст. 57 Конституции РФ, п. 1 ст. 5 НК РФ).
Согласно ст. 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.
В соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, конституционные принципы налогообложения конкретизированы в Налоговом кодексе Российской Федерации и подлежат распространению на обязательные платежи в страховые фонды (абз. 4 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-П). Таким образом, осуществляя регулирование отношений, возникающих в сфере обязательного пенсионного страхования, законодатель должен руководствоваться основными принципами законодательства о налогах и сборах (пункты 1 и 2 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации), в том числе принципом законного установления обязательных платежей, в соответствии с которым не может считаться законно установленным обязательный платеж, не соответствующий, по существу, конституционным принципам и отражающим их основным началам законодательства о налогах и сборах (абз. 8 п. 5 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-П).
Порядок законного установления налогов в развитие положений ст. 57 Конституции Российской Федерации конкретизирован законодателем в Налоговом кодексе Российском Федерации.
Согласно абз. 3 п. 1 ст. 5 НК РФ, распространяющему свое действие на правоотношения по введению налогов с 1 января 2000 года в полной мере, акты законодательства о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.
Законодатель, указывая в ст. 34 Закона об обязательном пенсионном страховании на то, что Закон подлежит вступлению в силу со дня его официального опубликования, то есть с 17 декабря 2001 г., фактически нарушил установленный п. 1 ст. 5 НК РФ единый порядок установления и вступления на территории Российской Федерации в законную силу актов законодательства о налогах, принятый во исполнение положений ст. 57 Конституции Российской Федерации.
Как отмечает Конституционный Суд РФ в абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 24 февраля 1998 г. № 7-П, подобное решение законодателя не согласуется с принципом, лежащим в основе статей 54 и 57 Конституции Российской Федерации, исходя из смысла которых закону, ухудшающему положение организаций как объединений граждан, не может придаваться обратная сила, тем более, если были существенно увеличены размеры взносов, по своему характеру фактически не отличающихся от налоговых платежей.
Таким образом, учитывая, что п. 1 ст. 5 НК РФ установлен особый порядок введения в действие актов законодательства о налогах, положения иных законодательных актов о налогах, в том числе ст. 34 Закона об обязательном пенсионном страховании, должны применяться с учетом положений п. 1 ст. 5 НК РФ.
Как следствие этого, ст. 34 Закона, предусматривающая, что обязанность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование устанавливается с 17 декабря 2001 г., а не с 1 января 2003 г., нарушает положения п. 1 ст. 5 НК РФ, противоречит статье 57 Конституции Российской Федерации, как придающая обратную силу закону, ухудшающему положение налогоплательщиков, и, следовательно, не подлежит применению и, в конечном итоге, препятствуют продолжению устойчивого развития российского общества.



Якушева Е.В.
аспирант кафедры Финансовой академии при Правительстве РФ, капитан налоговой полиции УФСНП РФ по г. Москве

Проблемы взаимодействия налоговых органов с органами Федеральной службы налоговой полиции России при проведении проверок налогоплательщиков

Основной целью любого общества является достижение его устойчивого развития во всех сферах жизнедеятельности, при этом главной задачей государства является обеспечение данного развития общества. Одним из основных признаков нормального функционирования и развития государства является сохранение его экономической безопасности. Одной из составляющих частей сохранения экономической безопасности является бездефицитное исполнение государственного бюджета, чему немало способствует своевременное пополнение его доходной части. Как известно? основным доходом бюджета Российской Федерации являются налоговые и иные обязательные платежи юридических и физических лиц.
В системе государственной власти России предусмотрены органы, основной задачей которых является охрана доходной части бюджета. Такими органами являются налоговые органы Российской Федерации и органы налоговой полиции. Федеральные органы налоговой полиции России (Федеральная служба налоговой полиции России) являются правоохранительными органами и составной частью сил обеспечения экономической безопасности Российской Федерации, основной задачей которых является выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений.[318] Налоговые органы Российской Федерации (Министерство по налогам и сборам России) являются органами контроля за соблюдением налогового законодательства Российской Федерации, правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и других обязательных платежей.[319]
Одним из способов контроля за соблюдением налогового законодательства, выявления, пресечения и предупреждения налоговых преступлений и правонарушений является проведение проверок налогоплательщиков. В связи с вышеизложенным, цели и задачи налоговых органов и органов налоговой полиции пересекаются, и возникает необходимость взаимодействия между ними.
Возможность взаимодействия налоговых органов и органов налоговой полиции заложены, прежде всего, Конституцией РФ, а также Налоговым кодексом РФ и нормативными актами, регламентирующими деятельность налоговых органов и органов налоговой полиции.[320] Основные направления взаимодействия проистекают из целей, задач и функций, возложенных на налоговые органы и органы налоговой полиции законодательством РФ, они также изложены в совместном Приказе Госналогслужбы РФ № АП-3-16/111, ФСНП РФ № 171 от 22.05.97 г. «Об усилении и совершенствовании взаимодействия Государственной налоговой службы Российской Федерации и Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации». Среди них основными являются: проведение совместных проверок налогоплательщиков (юридических и физических лиц) по вопросам соблюдения налогового законодательства; осуществление обмена информацией о выявленных формах и способах уклонения налогоплательщиков от уплаты налогов и других обязательных платежей, фактов коррупции, а также аналитической и статистической информацией по результатам проверок, методическими рекомендациями по общим направлениям деятельности, другой информацией, представляющей взаимный интерес; предоставление налоговым органам информации по результатам самостоятельно проведенных органами налоговой полиции проверок для принятия решения в соответствии с действующим законодательством.
Порядок проведения выездных налоговых проверок налоговых органов и органов налоговой полиции регламентируется частью 1 Налогового кодекса РФ, а также несколькими ведомственными нормативными актами.[321] На основании анализа вышеуказанных нормативных актов можно выделить следующие основания для проведения совместных налоговых проверок:
Включение проверки в совместный план проверок налогового органа с органом налоговой полиции. Совместные планы проверок составляются, как правило, на конкретный период времени (квартал, полугодие, год).
Наличие запроса органа налоговой полиции в налоговый орган о проведении совместной проверки.
Орган налоговой полиции может направить запрос в налоговый орган с просьбой о проведении совместной выездной налоговой проверки, как в случае, если им уже проведена проверка налогоплательщика и материалы данной проверки направляются в налоговый орган на основании статьи 36 Налогового кодекса РФ (порядок принятия решения налоговым органом о проведении выездной налоговой проверки будет изложен ниже), так и в случае, если органом налоговой полиции были выявлены факты, свидетельствующие о налоговом правонарушении, но самостоятельная проверка не проводилась.
При назначении выездной налоговой проверки по материалам органа налоговой полиции и при наличии просьбы участия сотрудников налоговой полиции в состав проверяющих в обязательном порядке включаются представители органа налоговой полиции.
В нормативных актах приведен подробный перечень содержания материалов, направляемых органом налоговой полиции для принятия решения в соответствии с законодательством в отношении налогового правонарушения, а также письма, сопровождающего данные материалы.[322]
Наличие запроса налогового органа в орган налоговой полиции о проведении совместной проверки.
При назначении выездной налоговой проверки по инициативе налогового органа сотрудники органа налоговой полиции принимают участие в ее проведении по запросу налогового органа. Выделение сотрудников налоговой полиции для участия в проверке производится органом налоговой полиции в согласованный срок, но не позднее пяти дней со дня поступления мотивированного запроса от налогового органа.
Мотивированный запрос налогового органа об участии федерального органа налоговой полиции в выездной налоговой проверке может быть направлен органу налоговой полиции как перед началом налоговой проверки, так и процессе ее проведения.
Основаниями для направления запроса налогового органа органу налоговой полиции об участии в выездной налоговой проверке могут являться:
- наличие у налогового органа данных, свидетельствующих о возможных нарушениях налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, содержащих признаки преступления или административного правонарушения;
- назначение выездной налоговой проверки на основании материалов о налоговых правонарушениях, направленных федеральным органом налоговой полиции в налоговый орган для принятия по ним решения в соответствии со статьей 36 Кодекса;
- необходимость содействия должностным лицам налогового органа, проводящим проверку, в случаях воспрепятствования их законной деятельности, а также обеспечения физической защиты при возникновении угрозы безопасности указанных лиц.
В нормативных актах проводится подробное содержание запроса налогового органа в орган налоговой полиции с предложением о проведении совместной налоговой проверки.[323]
Одним из основных недостатков вышеприведенных нормативных актов является отсутствие определения четкого механизма начала совместной проверки, а именно какой орган выносит постановление на проверку, выносятся ли ими отдельные постановления или сотрудники обоих органов вносятся в единое постановление какого-либо одного органа, и кто должен подписывать такое постановление.
Прежде чем говорить о процедуре взаимодействия при рассмотрении налоговыми органами материалов самостоятельных проверок органов налоговой полиции необходимо разобраться в причинах необходимости данного процесса.
В соответствии с действующим законодательством РФ органы налоговой полиции имеют право производить проверки налогоплательщиков при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления[324]. По результатам данных проверок составляются акты о проверке налогоплательщиков и принимается решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела, также при выявлении в ходе проверок налоговых правонарушений органы налоговой полиции обязаны направить материалы проверки в соответствующий налоговый орган.[325] Данная мера необходима в связи с тем, что право осуществления налогового контроля, ведения производства по делам о налоговых правонарушениях и взыскания соответствующих налоговых санкций относятся законодательством к компетенции налоговых органов. В связи с этим проверки, проводимые органами налоговой полиции, не являются выездными налоговыми проверками.[326]
Передача материалов проверок и их последующая реализация осуществляется на основании нескольких нормативных актов,[327] на основании которых можно выделить следующие этапы передачи материалов самостоятельных проверок органами налоговой полиции для рассмотрения в налоговые органы:
1. Направление в налоговый орган письма с приложением имеющихся материалов.
В нормативных актах существует разница в сроках исполнения данного действия:
- по приказу Управления МНС РФ по г. Москве и Управления ФСНП по г. Москве от 10.06.99 № 54/390 «Об утверждении Порядка рассмотрения материалов о нарушениях законодательства о налогах и сборах» оно должно производится органами налоговой полиции в трехдневный срок, но не указан момент начала отсчета данного срока, по всей видимости, законодатель имел в виду момент регистрации акта проверки.
- по письму МНС России от 05.10.99 № АС-6-16/784 и ФСНП России от 10.09.99 № АА-3107. «О некоторых вопросах взаимодействия налоговых органов и федеральных органов налоговой полиции при осуществлении налогового контроля» и Приказу ФСНП РФ, МНС РФ от 03.01.2001 № 3, № БГ-3-16/1. «Об утверждении Порядка направления органами налоговой полиции материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных Налоговым кодексом Российской Федерации к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения» оно должно производится органами налоговой полиции в десятидневный срок со дня выявления налогового правонарушения.
2. Рассмотрение материалов в налоговом органе и принятие по ним следующих решений (в пятидневный срок со дня получения материалов от органа налоговой полиции по приказу Управления МНС РФ по г. Москве и Управления ФСНП по г. Москве от 10.06.99 № 54/390, и в десятидневный срок по письму МНС России от 05.10.99 № АС-6-16/784 и ФСНП России от 10.09.99 № АА-3107): а) о назначении выездной налоговой проверки; б) о включении налогоплательщика в план проверок; в) о проведении встречной проверки; г) о мотивированном отказе от проведения контрольных мероприятий.
3. Уведомление органа налоговой полиции о принятом решении (в трехдневный срок с момента принятия такого решения).
4. В случае принятия органом решения об отказе от проведения выездной налоговой проверки налоговый орган направляет материалы на рассмотрение в вышестоящий налоговый орган и орган налоговой полиции.
В нормативных актах данное действие должно производится налоговыми органами в трехдневный срок, но не указан момент начала отсчета данного срока.
5. Вышестоящий налоговый орган и орган налоговой полиции проводят рассмотрение поступивших материалов на совместном совещании руководителей названных органов (в согласованные сроки, но не позднее пяти дней после поступления соответствующих материалов).
6. В случае принятия руководителем вышестоящего налогового органа решения о проведении выездной налоговой проверки сроки ее проведения согласовываются с начальником органа налоговой полиции.
При назначении выездной налоговой проверки по материалам органа налоговой полиции в состав проверяющих могут быть включены сотрудники органа налоговой полиции. Порядок и организация совместных выездных налоговых проверок налоговых органов с органами налоговой полиции был изложен выше.
Одним из существенных недостатков нормативных актов, регламентирующих порядок направления и рассмотрения налоговыми органами материалов о нарушениях законодательства о налогах и сборах, выявленных органами налоговой полиции, является отсутствие правового обеспечения действий органов налоговой полиции в случае несогласия с решением налогового органа об отказе в проведении выездной налоговой проверки и порядка обжалования данного решения.
Также при анализе законодательства по указанному вопросу обращает на себя внимание тот факт, что в настоящее время имеет статус действующего нормативного акта совместное письмо Госналогслужбы РФ № 28-01-05/352, ФСНП РФ № ВП-2031 от 13.06.97 «О порядке исполнения решений по результатам проверок, проводимых федеральными органами налоговой полиции». Положения, содержащиеся в данном письме, не соответствуют действующему в настоящее время законодательству, прежде всего положениям части 1 Налогового кодекса РФ, а именно: предусматривается вынесение решения по результатам проведения органами налоговой полиции самостоятельных проверок; предусматривается начисление органами налоговой полиции финансовых санкций по итогам самостоятельно проведенной проверки; допускается внесение налоговым органом в лицевой счет налогоплательщика доначисленных сумм налогов и финансовых санкций по вышеуказанному решению без необходимой дополнительной проверки.
При анализе вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
Правовое обеспечение изучаемого вопроса представлено большим количеством нормативных актов, в особенности ведомственных, при этом отсутствует единый нормативный акт, в котором бы был предусмотрен весь спектр возможных правовых ситуаций по данной теме.
Большое количество нормативных актов порождает несогласованность между ними, особенно в сроках.
Существуют области, которые вообще не предусмотрены законодательством.
При выходе новых нормативных документов правовые акты, вышедшие ранее, не отменяются и не изменяются в соответствии с новыми.
Вышеуказанные недостатки влекут за собой несогласованность действий обоих органов при выполнении своих обязанностей, кроме того, они порождают возможность неоднозначного толкования законодательства, что мешает налоговым органам отстаивать правильность результатов проверок в судебных инстанциях, а органам налоговой полиции вести сбор доказательственной базы по уголовным делам по налоговым преступлениям, выявленным в ходе проверок, в связи с тем что акт проверки, как правило, ложится в основу доказательств, а согласно УПК РФ (статья 75) доказательства, полученные с нарушением законодательства, считаются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения.
В качестве решения вышеизложенных проблем можно предложить разработку и принятие единого совместного нормативного акта налоговых органов и органов налоговой полиции, который бы регламентировал все возможные направления их совместной работы и был разработан на основе не только действующего налогового законодательства, но и уголовно-процессуального законодательства.



Артемов О.Ю.
канд. ист. наук, доцент ФУ ИЭУП РГГУ
Овчинникова Н.В.
канд. ист. наук, проф., завкафедрой управления ФУ ИЭУП РГГУ
Чистякова К.А.
преподаватель ФУ ИЭУП РГГУ

Из истории развития трудового права в России
(1920-е годы)

В связи с вступлением в действие с 1 февраля 2002 года нового Трудового кодекса Российской Федерации у современных исследователей и законодателей вновь возникает большой интерес, связанный с рассмотрением, анализом и интерпретацией нормативных актов прошлых лет, регламентирующих сферу социально-трудовых отношений, а также поиском в них отдельных положений, расширяющих или, наоборот, ограничивающих государственные гарантии трудовых прав и свобод граждан, что является особенно актуальным при переходе страны к рыночной экономике и связанными с этим принципиальными изменениями и дополнениями в действующее законодательство РФ о труде, развивающееся в сторону учета и соблюдения прав и интересов не только работников, но и работодателей.
На наш взгляд, схожая ситуация уже имела место в период
1920-х годов, являющийся одним из переломных в российской истории, поскольку именно в это время отмечается становление теории хозяйственного управления и права, в том числе трудового, закрепляющего в законодательном порядке основные нормы труда в условиях новой экономической политики и обеспечивающего эффективное регулирование социально-трудовых отношений на производстве.
Так, 15 ноября 1922 года постановлением ВЦИК от 9 ноября того же года на территории РСФСР, союзных (в первое время до появления собственных) и автономных советских республик и областей был введен в действие Кодекс законов о труде РСФСР, ставший вторым по счету сводным нормативным актом после КЗоТа 1918 года и значительно расширивший его содержание новыми статьями в области охраны труда, рабочего времени и времени отдыха, заработной платы, социального страхования и т.п. При этом следует особо отметить тот факт, что для работодателей, замеченных в нарушении трудового законодательства, декларированного государством, устанавливалась не административная, а уголовная ответственность, предполагающая для них весьма серьезные последствия.
Положения Кодекса законов о труде 1922 года распространялись на всех лиц, работающих по найму, в том числе и на дому (так называемых «квартирников»), были обязательными для всех предприятий, учреждений и хозяйств (государственных, общественных и частных, в том числе и раздающих работу на дом), а также для всех лиц, использующих наемный труд. В то же время в ряде случаев отдельные части ТКРФ регламентировали труд и военнослужащих, не находящихся на действительной военной службе. Все договоры и соглашения о труде, ухудшающие условия труда нанимаемых граждан, провозглашались недействительными.
Однако в исключительных случаях (будь то борьба со стихийными бедствиями или недостаток в рабочей силе, требовавшейся для выполнения важнейших государственных заданий), объявленных таковыми в специальных постановлениях Совнаркома или уполномоченных им на то время органов, продолжала действовать трудовая повинность, к участию в которой привлекались все граждане, кроме лиц, не достигших 18 лет, мужчин старше 45 лет и женщин старше 40 лет; имевших «болезни от увечья» или временно утративших трудоспособность на срок, необходимый для ее восстановления; инвалидов труда и войны, а также беременных женщин за 8 недель до предполагаемых родов, рожениц в течение 8 недель после родов, кормящих матерей и женщин, имеющих детей до 8-летнего возраста при отсутствии лица, ухаживающего за последними.
Добровольный найм граждан должен был проходить только через органы Народного Комиссариата Труда (НКТ) с обязательной в них регистрацией в качестве безработных. Исключение составляли случаи, когда требовались политическое доверие или специальные знания, связанные с личностью приглашенного на работу, а также случаи, когда запрос о предоставлении рабочей силы не мог быть удовлетворен органами НКТ в трехдневный срок со дня поступления требования.
Наем рабочей силы предприятиями, учреждениями и хозяйствами, а также отдельными работодателями проводился в следующем порядке: администрация направляла запросы в соответствующий орган НКТ, который при наличии зарегистрированных специалистов запрашиваемого профиля удовлетворял данные заявки в порядке, установленном по соглашению с ВЦСПС, а далее администрация извещала орган НКТ о приеме или отказе от приема направленных им на работу лиц.
При этом работодатель нес ответственность за ложные сведения об условиях предлагаемой вакансии, за несоблюдение принятых им на себя обязательств по найму, а также за незаконный отказ в приеме на работу направляемых ему соискателей.
Сведения о движении рабочей силы периодически направлялись администрациями организаций-работодателей в НКТ по специально разработанным формам и в сроки, установленные последним.
Условия труда и найма для отдельных предприятий, учреждений и хозяйств устанавливались и закреплялись в коллективных договорах, заключаемых профессиональными союзами как представителями интересов рабочих и служащих, с одной стороны, и работодателями, с другой стороны. При этом первые из них не несли имущественной ответственности по данным договорам. Коллективные договоры определяли содержание будущих личных (трудовых) договоров найма и распространялись на всех лиц, работающих на данном предприятии, независимо от того, являются ли они членами профессионального союза, заключившего данный договор, или нет. Исключение составляли администраторы, пользующиеся правом приема и увольнения, на которых действие коллективных договоров не распространялось. Коллективные договоры составлялись в письменной форме и подлежали обязательной регистрации в органе НКТ, причем последний обладал правом отменять коллективный договор в части, ухудшающей положение рабочих и служащих в сравнении с действующим законодательством о труде. В случаях реорганизации предприятия или перехода его к новому владельцу зарегистрированный коллективный договор оставался в силе в течение всего срока его действия. Контроль за исполнением коллективных договоров возлагался на расценочно-конфликтные комиссии.
Независимо от наличия или отсутствия соответствующего коллективного договора непосредственно между работодателем и претендентом на рабочее место заключался трудовой договор и выдавалась расчетная книжка (кроме лиц, принадлежащих к администрации). Однако если договор заключался на срок менее одной недели, то выдача такой книжки была необязательна.
Трудовые договоры заключались как с отдельными лицами, так и с группами (артели, бригады и др.). При этом несовершеннолетние лица приравнивались в правах к совершеннолетним. Родители или опекуны несовершеннолетних имели право прекращения действия договора в случаях угрозы здоровью последних.
Взаимные претензии работодателей и работников решались в судебном порядке. В случае, если организация, нанявшая работника, не могла обеспечить его работой в должном объеме, то имела право предоставить иной участок работы, соответствующий квалификации нанимаемого. В случае отказа последнего работодатель получал основание для его увольнения с выдачей установленного выходного пособия. Работа, не соответствующая квалификации нанимаемого, могла быть ему поручена лишь в исключительных случаях. При этом заработная плата не могла быть уменьшена, даже если временная работа оплачивалась ниже, чем та, на которую был приглашен работник.
Перевод работника с одного предприятия на другое осуществлялся только с его согласия, а в случае отказа договор расторгался и работнику выплачивалось соответствующее выходное пособие.
Трудовые договоры заключались на срок не свыше одного года, на неопределенный срок, на период выполнения какого-либо вида работ.
При трудоустройстве на длительный период мог быть установлен и оплачиваемый испытательный срок: для рабочих - на период не более 6 дней, для служащих и лиц неквалифицированных и наименее ответственных видов труда - не более 2 недель, а для ответственных работников – не более месяца.
Наложение на работников денежных взысканий властью нанимателя или администрации предприятия воспрещалось, за исключением случаев, предусмотренных специальными узаконениями или правилами внутреннего распорядка учреждений-нанимателей.
Трудовой договор прекращался по следующим основаниям: соглашение сторон, истечение срока, окончание работы, заявление стороны. При этом переход учреждения, предприятия или хозяйства от одного ведомства или владельца к другому не прекращал действия трудового договора.
В то же время трудовой договор мог быть расторгнут и до истечения срока его действия в случаях: неполучения в срок установленного вознаграждения; нарушения принятых на себя нанимателем обязательств по данному договору или законов о труде; грубого обращения с работником со стороны нанимателя, представителей администрации или членов их семей; других случаях, специально предусмотренных законом.
Если наниматель не был согласен с досрочным расторжением трудового договора по инициативе работника, то дальнейшее разбирательство конфликтной ситуации производилось расценочно-конфликтной комиссией.
Таким образом, КЗоТ 1922 года закреплял правовые гарантии для рабочих и служащих, защищал интересы наемных рабочих, регулировал порядок разрешения конфликтов между трудящимися и нанимателями; определял порядок регистрации безработных, учета и распределения рабочей силы как на государственных, так и коммерческих предприятиях.

Белокопыт А.Н.
соискатель ИСПИ РАН

Правовые аспекты регулирования этносоциальных процессов в Северо-Кавказском регионе
(к постановке проблемы)

Конец ХХ века был ознаменован для России тяжелыми испытаниями, связанными с глубокими изменениями в социально-экономической, политической и духовной сферах общественной жизни. Трансформация российского общества вызвала неоднозначные оценки и требует дальнейшего изучения.
Среди различных аспектов трансформации одним из наиболее значимых является процесс изменения социальной структуры общества, связанный с резким изменением статусных позиций групп и индивидов и породивший многообразные виды новых неравенств. В такой полиэтничной стране как Российская Федерация на социальное неравенство накладывается этническое многообразие населения, вследствие чего можно говорить об этносоциальных неравенствах в постсоветской России.
Недостаточная изученность проблемы этносоциальных неравенств в современной России является одной из причин трудностей в осуществлении государственного управления, а в ряде случаев может приводить к неверным управленческим решениям, становиться причиной этнических конфликтов. Это обусловливает необходимость исследования влияния этносоциальных процессов на динамику социальной структуры российского общества в условиях социальной трансформации. Сложный процесс социальной трансформации общества должен протекать в условиях полного правового обеспечения. Сегодня же правовые акты по многим вопросам или вообще отсутствуют, или же не дают четкого ответа на встающие вопросы, в частности по процессам миграции нет четкой законодательной базы.
Особую значимость исследование этносоциальных процессов приобретает в условиях Северо-Кавказского региона, отличающегося сложной системой межэтнических и межконфессиональных отношений, повышенной межэтнической конфликтностью, интенсивными миграционными процессами. Ставропольский край является географически центральным в Северо-Кавказском регионе, и здесь переплетены многие из присущих Югу России этносоциальных процессов, порождаемых ими противоречий. Поэтому успешное управление процессами в регионе требует исследования влияния социальной трансформации на этносоциальные процессы в регионе.
Проблемам социальной трансформации в современной России уделялось и уделяется немало внимания отечественными и зарубежными исследователями. В зарубежной социологии проблемы трансформации, модернизации, демократического транзита давно занимают важное место (Айзенштадт, Алард, Д. Мартэн, Мюллер, Пикель, Ф. Шмиттер и другие). В последнее десятилетие указанному кругу проблем уделяется заметное внимание отечественными исследователями (Э. Беляев, В. Иванов, В. Иноземцев, А. Мельвиль, Г. Осипов и другие). Предметом исследования становились трансформации ценностей, социальной и экономической структуры, общественных и государственных институтов, социальных групп, элит, возникающие при этом девиации (М. Кодин, Н. Семенов и другие). Ряд исследований посвящен региональным аспектам трансформации общества в Российской Федерации.
Особенностью исследований этносоциальных процессов является то, что эти исследования предполагают как рассмотрение различных аспектов проявлений этничности в современных социальных и политических процессах, так и изучение социальной структуры российского общества, факторов ее динамики.
Проблемам нации, этноса, феномену этничности и его влиянию на социально-политические процессы уделяется значительное внимание исследователей. Это, в первую очередь, исследования Б. Андерсона, Э. Геллнера, Ю. Бромлея, Л. Гумилева, В. Тишкова и других. Для целей данного исследования наиболее важное направление изучения этничности представляет формирующаяся этносоциология (Ю. Арутюнян, Л. Дробижева, А. Сусоколов). В современных отечественных исследованиях важное место занимает изучение современных этнических процессов, в том числе в российских регионах, деятельности этнических элит, жизни этнических групп и диаспор (М. Асвацатурова, М. Мнацаканян, С. Мощенок, Т. Полоскова), этнических конфликтов (В. Авксентьев, С. Востриков, Я. Шемякин и другие).
Исследования социальной структуры общества традиционно занимают заметное место в социологических исследованиях (Э. Дюркгейм, М. Вебер, Т. Парсонс, Р. Мертон, П. Сорокин, Э. Гидденс, П. Бурдье и другие). Проблемы социальной структуры, социальной стратификации, социальной мобильности в современном российском обществе становились предметом изучения ряда отечественных социологов (А. Алиев, Ю. Арутюнян, К. Пинчук, Т. Богомолова, В. Тамилина и другие), эти проблемы тесно связаны с проблемами экономической социологии (В. Радаев, О. Шкаратан, Х. Штайнер и другие), исследующей экономические факторы формирования социальной стратификации. В современных исследованиях предметом рассмотрения становятся трансформации социальной структуры (И. Аксенов, Т. Заславская, С. Коржакова) и роль элиты в этих процессах (Е. Авраамова, М. Белов, И. Дискин, Н. Ковалюнас, О. Крыштановская, С. Фортескью), неравенство и стратификация (В. Ильин, С. Лукас), управление социальной сферой (Л. Дурова, Л. Иванова, А. Новиков, Р. Паров), связь социальных отношений и политических практик (М. Урбан). Значительное внимание отечественные исследователи уделяют изучению различных аспектов социальной структуры современного российского общества (Л. Беляева, Е. Дагаева, М. Добрякова, Е. Кряжев и другие), в частности, влиянию на нее миграционных процессов (И. Горшколепова, С. Седова и другие). Особо следует отметить исследования социальной структуры регионов (О. Лобза, И. Подойницына, П. Сотнич).
В то же время этносоциальные процессы и их влияние на социальную структуру как российского «большого общества», так и отдельного региона представляются недостаточно изученными. Исследование этносоциальных процессов ведется в основном в аспекте изучения миграционных процессов и изменения поселенческой и этнической структуры региона (В. Белозеров, С. Седова, О. Цоберг и другие), в ряде случаев затрагивается вопрос о роли политической элиты в изменениях социальной структуры национального региона (В. Жалсанова) или о социальной роли национальных элит (Т. Ибрагимов). Особо следует отметить исследования феномена этнического предпринимательства В. Радаевым. Хотя исследователи межэтнических конфликтов, как правило, уделяют социально-экономическим причинам конфликтов приоритетное внимание, изменения в социальной структуре региона, нередко и вызывающее эти конфликты, требуют дальнейшего изучения, ибо в этноконфликтологии предметом исследования является именно межэтнический конфликт, а не изменения социальной структуры. Особого внимания в этом плане требует Северный Кавказ как полиэтничный и конфликтогенный регион. Среди исследователей, уделявших внимание проблемам социальной стратификации и ее изменениям под влиянием этносоциальных и этнополитических факторов в Северо-Кавказском регионе, следует назвать А. Переверзева, А. Сангигибаева и некоторых других. Однако в целом проблемы изменения социальных статусов, формирования новых социальных групп и перераспределения собственности и власти как следствия этнических миграционных процессов, социально-политической активности диаспор и этнических групп, этнического предпринимательства в регионе представляются мало исследованными. Недостаточно уделяется внимания правовым аспектам регулирования этносоциальных процессов в Северо-Кавказском регионе, исследованию и разработке законодательных актов по указанным вопросам.
Проблема исследования, таким образом, состоит в недостаточной изученности влияния этносоциальных процессов на социальные и властные структуры в регионе в условиях трансформации в российском обществе и связанными с этим трудностями государственно-политического управления этими процессами. Решение этой проблемы предполагает системное рассмотрение межэтнических и социально-политических отношений в регионе, создание полной правовой базы.
Таким образом, объектом исследования является социальная структура российского общества в условиях трансформации, влияние на нее законодательной политики государства. Предметом исследования является влияние этносоциальных процессов и законодательства региона на социальную структуру российского региона в условиях трансформации российского общества.
Целью же исследования является выявление современного состояния социальной структуры региона и основных тенденций ее динамики под влиянием этносоциальных процессов в условиях трансформации общества в целом и разработка рекомендаций по управлению этносоциальными процессами в регионе, в том числе и методом соответствующего законодательства. При этом недостаточная разработанность понятия этносоциального процесса обусловила теоретико-прикладной характер исследования.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
Теоретический анализ понятия этносоциального процесса как важного инструмента социологического анализа;
Выявление влияния социальной трансформации в «большом обществе» на процессы в регионе;
Эмпирическое изучение комплекса этнических, демографических, социально-экономических, политических процессов в регионе как факторов динамики социальной структуры;
Разработка рекомендаций по управлению этносоциальными процессами и динамикой социальной структуры региона.
Влияние законодательных актов на Федеральном и региональном уровнях на этносоциальные процессы Северо-Кавказского региона.
Для решения поставленных задач формулируются следующие исследовательские гипотезы. Трансформация российского общества вызвала существенные изменения социальной структуры общества, в том числе и в российских регионах. Произошли значительные изменения в статусных позициях различных социальных групп, изменился состав этих групп. Одновременно произошли значительные изменения в сфере межэтнических отношений, активизировалась деятельность национальных элит, что привело в ряде случаев к изменению статуса этнических групп. Межэтнические конфликты и демографический дисбаланс стимулировали массовую миграцию из республик РФ и бывшего СССР в русские регионы, заметно меняя в них этническую ситуацию. Однако, правовые аспекты этих процессов пока разработаны недостаточно, что часто приводит к нежелательным явлениям. Достаточно вспомнить известные враждебные проявления на национальной почве в Краснодарском и Ставропольском краях в 2002 году. Исследование динамики этносоциальной структуры региона основано на предположении об изменении системы социальных статусов под влиянием миграционных процессов и социально-политических практик региональных элит, которые в полиэтничном регионе приобретают этнический характер. При этом следует исходить из социальной неоднородности внутри этнических групп и различий в социальном статусе различных этнических групп мигрантов.
Изучение изменений системы предполагает выделение и рассмотрение отдельных связей и зависимостей между изменением социального статуса группы и ее этническими характеристиками. В связи с этим выдвигаются следующие рабочие гипотезы: количественный рост этнических мигрантов способствует росту экономического и политического влияния и, как следствие, повышению социального статуса этнической группы, организационная сплоченность диаспор, этнических групп и активность этнических элит являются факторами повышения социального статуса и изменения социальной структуры. Косвенным фактором изменения социального статуса этнической группы являются культурные традиции данной этнической группы. Проявляется слабое участие федеральной и региональной власти в регулировании этносоциальных процессов региона.
Поставленные цели и задачи определяют характер методологии исследования. Необходимость исследования системы этносоциальных отношений в регионе предопределяет особую роль системного подхода в исследовании, а рассмотрение этой системы в условиях трансформации и нестабильности придает особую значимость синергетическому подходу. Исследования социальной структуры основаны на классических трудах Э. Дюркгейма, К. Маркса, М. Вебера, Т. Парсонса, П. Сорокина. Теоретическое исследование дополняется эмпирическим, в процессе которого используются метод исследования документов, метод опросов, статистические методы обработки данных.


* * *
Cокращения

АПК- Арбитражный процессуальный кодекс
ВАС РФ- Высший Арбитражный Суд РФ
ВС РФ- Верховный Суд РФ
ГД РФ- Государственная Дума Российской Федерации
ГК- Гражданский кодекс
ГПК- Гражданский процессуальный кодекс
ГУ-ВШЭ- Государственный университет – Высшая школа экономики
ЕС- Европейское Сообщество
ИЭУП- Институт экономики, управления и права РГГУ
КоАП- Кодекс РФ об административных правонарушениях
КТМ- Кодекс Торгового мореплавания
КС РФ- Конституционный Суд РФ
МАИ- Московский авиационный институт
МГЮА- Московская государственная юридическая академия
МГУЭСИ- Московский государственный университет экономики, статистики и информатики
МУ МВД- Московский университет Министерства внутренних дел
РАГС- Российская академия государственной службы при Президенте РФ
РАН- Российская академия наук
РБК- Информационное агентство РосБизнесКонсалтинг
РГГУ- Российский государственный гуманитарный университет
РПА- Российская правовая академия
РФ- Российская Федерация
СЗ РФ- Собрание законодательства Российской Федерации
ТК- Трудовой кодекс
ТПП- Торгово-промышленная палата РФ
УК- Уголовный кодекс
УПК- Уголовно-процессуальный кодекс
ФЗ- Федеральный закон
ФКЗ- Федеральный конституционный закон
ФЗИ- Факультет защиты информации ИИНиТБ РГГУ
ФИПП- Факультет истории, политологии и права ИАИ РГГУ
ЮФ- Юридический факультет ИЭУП РГГУ




Содержание
Организационный комитет конференции................................... 3
Теоретические и конституционно-правовые основы правового обеспечения устойчивого развития
Тиунов О. И. О роли гуманитарных международно-правовых норм в обеспечении устойчивого развития гражданского общества............................................................................................................................ 4
Юркина М.В., Антонов В.В. К вопросу о критериях разграничения публичного и частного права 7
Калина В.Ф. Правовое обеспечение стабильности и устойчивости федеративных отношений в России 11
Сафонов В.Е. Диалектика национального и территориального в становлении и развитии российского федерализма 20
Белоновский В.Н., Щедролюбова Г.Н. Могут ли реализовать “право голоса” “обиженные избиратели” 29
Кудрявцев В.Б. Целостность как показатель стабильности и устойчивости федеративного государства 39
Белоновский А.В., Белоновский В.Н. Методика нарезки округов – возможны альтернативы? 44
Балашов М.Н. Федеративные отношения как отражение развития российского общества 52
Курскова Г.Ю. Конституция РФ и международные документы о социальных правах человека и гражданина 63
Азаров А.Я. Обеспечение прав и свобод человека – условие устойчивого развития России 70
Рыкин Д.С. Конституционные основы соотношения федерального и регионального избирательного законодательства............................................................................................................................................ 78
Зырянов Д.В. Договор как способ разграничения полномочий между органами государственной власти края (области) и автономных округов, входящих в его состав........................................................... 84
Машинин А.В. Правовое регулирование деятельности политических партий в России 91
Чепрасова Ю.Ф. Понятие депутатских объединений в Государственной Думе Российской Федерации и в парламентах зарубежных стран.......................................................................................................... 96
Еропкин А.А. Проблемы разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.............. 101
Ерженин М.Е. Правовой порядок деятельности средств массовой информации в период предвыборной кампании 109
Копылов А.С. Императивный депутатский мандат: за и против............... 114
Курсков Д.Ю. Нормативно-правовая база социальной политики современного российского государства 119
Шкаренков П.П. Правовые основы королевской власти в Остготской Италии 124
Сычёв Д.С. Правовой статус органа местного самоуправления.............. 129
Дмитриев С.В. Многопартийность и избирательная система РФ........... 138
Степанов А.С. «Радикальные реформы» 1992 г. и партийно-политическое обеспечение курса преобразований («новые либеральные партии»)................................................................................................ 142
Шуленин В.В. Вопросы правового регулирования предвыборной агитации как одного из факторов обеспечения устойчивого развития российского общества...................................................... 156
Семыкина Т.Г. Органы территориального общественного самоуправления как компонент устойчивого развития муниципального образования................................................................................. 161
Середа Т.В. Реализация конституционного права граждан на образование и правовые аспекты формирования профильного обучения в Российской Федерации........................................................................ 165
Шанаева И.Э. Уставный суд как механизм реализации конституционных норм Российской Федерации 168
Иванников Б.Д., Панкратов А.В. Правовое регулирование этносоциальных процессов с учетом реалий Юга России (к постановке проблемы)........................................................................................... 171
Ишутин А.С. Факторы устойчивого развития общества........................... 179
Захарова Е.А. Совершенное законотворчество государства как залог успешного развития российского общества 183
Шумилкина О.В. Лоббирование идей и законопроектов для защиты законных интересов гражданского общества 188
Совершенствование гражданского и гражданско-процессуального законодательства как гарантия устойчивого развития
Архипова Н.И., Косякова Н.И. Правовое обеспечение стабильности экономических прав граждан 191
Ефремов А.А. Устойчивое развитие России и обеспечение доступа к экономической информации на фондовом рынке: реализация конституционных норм в отраслевом законодательстве............. 195
Антонов В.В., Чучунина Н.С. Модельная дифференциация судебных процессов в период модернизации судебно-правовой системы.......................................................................................................................... 200
Панцхава И.В. Третейские суды: проблемы развития................................ 203
Беляева И.А. Международно-правовое регулирование финансового лизинга 209
Левченко Н.П., Голубева А. Материально-правовые аспекты исполнительного производства 215
Гаджиев Г.Х. К вопросу о необходимости определения понятия вины в договорных отношениях 219
Воронова К.В. Компенсация морального вреда в России и за рубежом 232
Алимов А. Юридическая ответственность участников рынка ценных бумаг как основная гарантия защиты прав инвесторов.......................................................................................................................................... 237
Галимова В.М. Системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним 255
Милохова А.В. Правомерность исков по возмещению вреда, причиненного в результате террористического акта 261
Зак А.Ю. Реформа надзорного производства в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации: первые трудности.......................................................................................................................................... 265
Харитоненков А.В. Ипотека: особенности в правовом регулировании 273
Климова А.В. Проблема соблюдения банковской тайны в сфере легализации доходов, полученных преступным путем.......................................................................................................................................... 282
Клюбин В.Ф. Правовые основы регулирования конкуренции на рынке инновационной продукции 286
Ключникова Я.А. Договор ренты: проблемы теории и практики............ 289
Лавров А.М. Особенности обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.......................................................................................................................................... 295
Мытарев Ф.Ю. Правовое регулирование информационного пространства юридических лиц как фактор устойчивого развития экономических отношений...................................................................... 301
Нурбеков И.М. Сущностный анализ понятия «информация». Критика проприетарного подхода к информации 312
Нестеров В.Н. К вопросу о необходимости формирования маркетингового права в России 317
Деменок С.А., Славин В.Н. Порядок образования и деятельности третейских судов в современной России 320
Топоркова Л.А. Право собственности как фактор формирования властных отношений в современной российской семье.......................................................................................................................................... 326
Земскова П.Е. Правовое регулирование в области семейного положения однополых пар в Российской Федерации 330
Уголовно-правовые гарантии устойчивого развития
Ветров Н.И. Вымогательство – корыстно-насильственное преступление 333
Бобров В.К. Новое в правовом регулировании функции уголовного преследования 343
Жариков Ю.С. Деятельность мирового судьи по делам частного обвинения 348
Максимов В.Ю. О признании юридического лица потерпевшим от преступления………………………………………………………………................ 355
Иванова В.В. Проблемы уголовно-правовой оценки насилия, совершаемого в соучастии 358
Крапчатова И.Н. Правосудие как объект уголовно-правовой охраны. 364
Кужиков В.Н. Совершенствование уголовного законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем 371
Осокин Р.Б. Обман и злоупотребление доверием как способы совершения мошенничества 388
Скорилкина Е.Н. Незаконный оборот оружия (общие положения)....... 391
Богданчиков С.В. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.............................................................................................. 396
Конаровский А.М. Категории преступлений и сделки о признании вины…………………………………………………………………………................ 409
Тимошатова Е.В. Причинение смерти по неосторожности................... 411
Горшкова Е.В. Суд присяжных как либеральный правовой институт в России: опыт и перспективы 416
Широков Н.А. Формирование личности субъекта вандализма................ 420
Финансово-правовое, административно-правовое и социально-правовое обеспечение устойчивого развития
Россинский Б.В. Проблемы совершенствования контроля над деятельностью юридических лиц в современных условиях.......................................................................................................................................... 425
Селюков А.Д. Влияние территориальной организации местного самоуправления на его финансовую обеспеченность.......................................................................................................................................... 430
Ручкин О.Ю. Государственный контроль за осуществлением предпринимательской деятельности в Российской Федерации.......................................................................................................................................... 441
Ручкина Г.Ф. Некоторые аспекты распределения финансовых ресурсов организации 446
Артемов О.Ю., Этингоф М.Е. Социальное партнерство и его место в регулировании трудовых отношений на территории РФ........................................................................................................ 451
Томилина И.А. Правовые аспекты государственной поддержки системы кредитования предприятий агропромышленного комплекса...................................................................................................................... 456
Шеленков С.Н. Устойчивое развитие общества: взгляд с финансово-правовой точки зрения 462
Якушева Е.В. Проблемы взаимодействия налоговых органов с органами Федеральной службы налоговой полиции России при проведении проверок налогоплательщиков.................................................. 469
Артемов О.Ю., Овчинникова Н.В., Чистякова К.А. Из истории развития трудового права в России (1920-е годы) 477
Белокопыт А.Н. Правовые аспекты регулирования этносоциальных процессов в Северо-Кавказском регионе в условиях социальной трансформации……………………………………………………………….481
Сокращения…………………………………………………………...…486


Научное издание


ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Доклады и сообщения
III Международной научно-практической конференции

Под редакцией:
доктора экономических наук, профессора, директора Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета, декана факультета управления Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета
Архиповой Надежды Ивановны,
заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора, Первого заместителя директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, научного руководителя факультета права Государственного университета – Высшая школа экономики
Тихомирова Юрия Александровича,
доктора юридических наук, профессора, декана юридического факультета Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета, заведующего кафедрой частного права Российского государственного гуманитарного университета
Косяковой Наталии Ивановны.

Лицензия ИД № 05992, выд. 05.10.2001.

Компьютерная верстка А.Ю. Зак.

Подписано в печать 14.03.2003.
Бумага № 1. Формат 84х108 1/32.
Усл. печ. л. 28,3. Уч.-изд. л. 29,5.
Тираж 180 экз. Заказ № 45.

Издательский центр
Российского государственного
гуманитарного университета
125267 Москва, Миусская пл., 6.




[1] Более того, ряд специалистов применяет термин «международное гуманитарное право» к нормам, касающимся защиты прав человека только в мирное время. См., например: Действующее международное право. Т. 2. Сост.: Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М., 1997. С. 5-198.
[2] Тихомиров Ю.А. Глобализация: взаимовлияние внутреннего и международного права // Журнал российского права. 2002. № 11. С. 3-12.
[3] См., например: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2000 г. № 14П // Российская газета. 2000. 5 дек. № 232.
[4] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44.
[5] Агарков М.М. Ценность частного права // Правоведение. 1992. .№ 1, 2.
[6] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 234.
[7] Калина В.Ф. Особенности становления российского федерализма // Социально-гуманитарные знания. 1999. № 3. С. 228.
[8] Сталин И.В. Соч. Т. 4. С. 66-73.
[9] СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3425.
[10] Данный закон является действующим до сегодняшнего дня.
[11] «Обиженными» избирателями являются те избиратели, которые из-за расхождения численности между единой нормой представительства (ЕНП) и реальной численностью избирателей в округе не могут реализовать свое право на волеизъявление на равных основаниях в соответствии с принципами, предусмотренными законом о гарантиях избирательных прав граждан.
[12] О чем свидетельствовала сопроводительная записка от 13 июля 1995 г. № 22-720 Председателю Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе Исакову В.Б. к проекту Федерального закона "Об утверждении схемы одномандатных избирательных округов для проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации второго созыва? начальника правового управления А.С. Абасова, в которой, между прочим отмечалось, что представленный проект федерального закона не является официально внесенным в Государственную Думу, так как Центральная избирательная комиссия Российской Федерации не является субъектом права законодательной инициативы (статья 104 часть 1 Конституции Российской Федерации).
[13] Мейер Г. Избирательное право. Т. 2. Технология избирательного процесса. М., 1905. С. 129.
[14] СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2398.
[15] СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3425.
[16] Данный закон является действующим до сегодняшнего дня.
[17] ЕНП — единая норма представитель­ства, определяемая путем деления совокуп­ного электората России на количество одномандатных мажоритарных округов. В методике 1993 года в этом случае использовалась категория "исходная средняя норма представительства" (обозначим ее СНПи), поскольку при дальнейшей "нарезке" округов по данной методике использовалась и "уточненная средняя норма представительства" (СНПу).
[18] НРП — норма реального представи­тельства, определяемая путем вычитания из общего корпуса избирателей России электо­рата 20 субъектов Федерации (по методике 1993 г.), где он был меньше ЕНП (или исходной средней нормы представительства СНПи), а затем делением полученной разности на количество оставшихся мажоритарных окру­гов, где численность электората превышала ЕНП. В данном случае НРП совпадало с "уточненной средней нормой представительства" (СНПу).

[19] Предложенной автором данной статьи – В.Н. Белоновским.
[20] Мейер Г. Избирательное право. Т.2. Технология избирательного процесса. М., 1905. С. 130.
[21] СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3178.
[22] См.: Избирательные права и право на участие в референдуме граждан Российской Федерации в решениях Верховного Суда. М., 2001.
[23] Конституция Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 1995. С. 5.
[24] Лысенко В.Н. Современные проблемы федеративного устройства // Аналитический вестник Государственной Думы. 2001. Вып. № 45. С. 4.
[25] Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 №10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений конституции республики Алтай и федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”».
[26] Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций. Утверждена резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи ООН от 8 сентября 2000 года.
[27] Комментарий к Конституции Российский Федерации. М., 1996. С. 21.
[28] Российская газета. 1997. 2 июля.
1 См.: Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 20.11.2002 г. // СЗ РФ. 2002. № 51. Ст. 4982.
2 Подробнее см.: Глейзер Дж., Чейсти П. Российская Государственная Дума: структура, деятельность и эволюция в период 1997 – 1998 г. М., 1999. С. 16.
[29] См.: Козлов А.Е. Политические партии в парламентском процессе // Конституционный строй России. Вып. 2. М., 1995. С. 50; Лапаева В.В. Право и многопартийность в современной России. М., 1999. С. 193-194; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. М., 1999. С. 376; Нисневич Ю.А. Депутатские формирования в законодательном процессе // Открытая политика. 2000. № 7-8. С. 3 и др.
[30] Парламентское право России: Учебное пособие / Под ред. И.М. Степанова, Т.Я. Хабриевой. М., 1999. С. 384.
[31] Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2001. С. 197.
1 Матвеева О.М. Правовое положение депутата в парламентах стран Западной Европы. Екатеринбург, 1994. С. 43.
[32] Парламенты мира. М., 1999. С. 216.
[33] Матвеева О.М. Правовое положение депутата в парламентах стран Западной Европы. Екатеринбург, 1994. С. 96.
[34] См.: Российский федерализм: конституционные предпосылки и политическая реальность. Сборник докладов / Под ред. Н.В. Варламовой, Т.А. Васильевой. М., 2000; Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001; Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). М., 1999.
[35] Подробнее см.: Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000.
[36] См.: Умнова И.А. Конституционная модель современного российского федерализма. М., 2000. С. 201-206.
[37] СЗ РФ. 1997. № 5. Ст. 708.
[38] Конституционный принцип равноправия субъектов РФ означает, что данное правило распространяется и на остальные субъекты Федерации.
[39] Тем не менее, по мнению профессора Б.С. Крылова, такое право республики иметь конституцию «является не более чем данью традиции», поскольку «в республиках в составе России, начиная со времени вступления в силу Конституции РСФСР 1918 г., принимались свои конституции» (Крылов Б.С. Проблемы совершенствования законодательства в сфере федеративных отношений // Конституционное законодательство России / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1999).
[40] Такая ситуация, по-видимому, вызвана тем, что Российская Федерация организована по национальному и территориальному признакам, что породило разнообразие форм субъектов и их чрезмерное количество. О данной проблеме подробнее см.: Лысенко В.Н. Развитие федерации и Конституция России (конституционные изменения как назревшая потребность развития федеративных отношений) // Государство и право. 1997. № 8. С. 14-20.
[41] Подробнее см.: Умнова И.А. Указ. соч. С. 203-220.
[42] См.: Крылов Б.С. Разграничение предметов ведения и полномочий в Российской Федерации: поиск оптимальных путей // Журнал российского права. 1997. № 1.
[43] Характеристика такого рода конфликтов подробно дана в: Шахрай С.М. Конституционный Суд и совершенствование правовых инструментов разграничения полномочий между федеральным центром и регионами // Право и экономика. 2001. № 10.
[44] Васильева С.В., Мазаев В.Д. Пути совершенствования правового регулирования отношений между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения // Право и власть. 2002. № 2; Лысенко В.Н. Насколько прочна договорная основа федеративных отношений // Федерализм. 1996. № 3.
[45] Схожие позиции ученых см.: Лысенко В.Н. Развитие федерации и Конституция России (конституционные изменения как назревшая потребность развития федеративных отношений) // Государство и право. 1997. № 8. С. 14; Умнова И.А. Указ. соч. С. 211-231.
[46] В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ в 2002 г. было заявлено о прекращении действия 28 договоров из 42 ранее заключенных (Журнал российского права. 2002. № 6. С. 8).
[47] Договоры о прекращении Договоров о разграничении предметов ведения и полномочий с органами государственной власти Кировской области, Омской области, Астраханской области, Челябинской области, Магаданской области, Саратовской области, Республики Марий Эл // Российская газета. 2002. 2, 9, 16, 21 февр.
[48] СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3176.
[49] Подробнее см.: Васильева С.В., Мазаев В.Д. Указ. соч. В данной публикации представлены также варианты возможных поправок к Федеральному закону.
[50] Борова И. Конституция РФ – основа договоров о разграничении полномочий между Федерацией и ее субъектами // Российская юстиция. 2002. № 4. С. 24.
[51] Такое полномочие субъектов было подтверждено Постановлением Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного Закона Читинской области», в котором закреплено, что отсутствие соответствующего федерального закона по предметам совместного ведения само по себе не препятствует областной Думе принять собственный нормативный акт, ибо это вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона областной акт должен быть приведен в соответствие с ним, что следует из ст. 76 (ч. 5) Конституции Российской Федерации
[52] См.: Умнова И.А. Указ. соч. С. 228-230.
[53] Примеры различных конституционно-правовых моделей см.: Козак Д.Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 2002. № 5. С. 3-11.
[54] См.: Указ Президента РФ «О создании комиссии по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти и органами местного самоуправления» // СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2652.
[55] Козак Д.Н. Указ. соч. С. 7, 9.
[56] Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 2 июня 1999 года № 121-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3178; Данная норма сохранилась и в новом законе «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».
[57] Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300. Изменения и дополнения: СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 4.
[58] “О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания”, “Об экономической поддержке районных (городских) газет”, “О государственной тайне”, “Об информации, информатизации и защите информации”, “О связи”, и т.д.
[59] Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 года № 124-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 38. Ст. 4339). С изменениями и дополнениями, внесенными в него Федеральным законом от 30 марта 1999 // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1653.
Как известно, с 1 июля 2002 года вступил в силу в действие новый закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", который в данной части сохранил те же правила и, более того, даже неоправданно усилил их.

[60] Дворецкая И.А. Организация управления в Остготском королевстве // ВВ. Т. XXI. М., 1962. С. 3-28; она же. Эдикт Теодориха Остготского как источник по социально-политической истории раннего средневековья // Ученые записки МГПИ им. В.И. Ленина; Вып. 217: Проблемы экономического и политического развития стран Европы (из истории средних веков и древнего мира). М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1964. С. 147-157; Она же. Западная Европа V-IX веков. Раннее средневековье. М., 1990. С. 119-147; Удальцова З.В. Италия и Византия в VI в. М., 1959. С. 159-180; Dumoulin M. Le gouvernement de Theodoric // Revue historique. Paris, 1902. Vol. 78. P. 5-28; Vol. 79. P. 35-103.
[61] Уколова В.И. Культура остготской Италии // СВ. Вып. 46. М., 1983. С. 6; См. также: Удальцова З.В. Раздел земель между остготами и римлянами в Италии в конце V века // СВ. Т. III. М., 1956. С. 44: «Большая часть длительного, 33-летнего правления этого остготского короля (Теодориха - П.Ш.) знаменуется политическим сближением остготской знати с римской земельной аристократией и отличается значительной “веротерпимостью”, что являлось свидетельством стремления правительства Теодориха поддержать благожелательные отношения с католической церковью».
[62] И.А. Дворецкая указывает, что стараясь установить согласие между землевладельцами римского и варварского происхождения, Теодорих дал единую правовую защиту имущественным интересам местного населения и завоевателей-поселенцев (Дворецкая И.А. Западная Европа V-IX веков. Раннее средневековье. М., 1990. С. 126). См. также: Удальцова З.В. Италия и Византия в VI веке. М., 1959. С. 220-225; Она же. Крупное светское и церковное землевладение в Италии VI в. // ВВ. Вып. IX. М., 1956. С. 78-116.
[63] Cassiod. Var. III. 17 (Пер. В.И. Уколовой).
[64] Cassiod. Var. II. 16. 5: «...et possesiones junxit et animas...».
[65] Cassiod. Var. III. 3. 3; Anon. Vales., 60 «...sic gubernavit duas gentes in uno Romanorum et Gothorum...» («так правил он двумя народами - римлянами и готами, соединенными в единое целое»). См. также: Hodgkin Th. Theodoric the Goth, the Barbarian Champion of civilization. N.Y.; London, 1981; Mommsen Th. Ostgothische Studien // Mommsen Th. Gesammelte Schriften. Bd. VI. Berlin, 1910. S. 362-484.
[66] Cassiod. Var. VI. 4 (formula praefecturae urbanae): «Ut optent se legibus teneri quae ab ipsis sciuntur posse constitui».
[67] Cassiod. Var. II. 24; IX. 21.
[68] Сassiod. Var. IX. 15.
[69] Fornier G. L’Occident de la fin du Ve siecle a la fin du IXe siecle. Paris, 1970. P. 115; Stein E. Op. cit. P. 463-464; Dahn F. Die Konige der Germanen. Bd. III: Verfassung des Ostgotischen Reiches in Italien. Munchen, 1866. S. 104-106.
[70] Dahn F. Op. cit. S. 132.
[71] Cassiod. Var. XI. 8: «Nunc autem sufficiens laus veterum decreta servare». См.: Arnaldi G. Rinascita, fine, reincarnazione e successive metamorphosi del Senato romano (secoli V-XII) // Archivio della Societa romana di Storia patria. 105. 1982. P. 48; Stein E. Histoire du Bas-Empire: Vol. 2e. Paris, 1949. P. 465.
[72] Cassiod. Var. I. 17; 18; IV. 10; 26; 33; VII. 42; VIII. 24.
[73] Cassiod. Var. I. 30.
[74] Cassiod. Var. IX. 2; 18; 19.
[75] Cassiod. Var. II. 30; X. 28.
[76] Cassiod. Var. IX. 19; 16.
[77] Как известно, не везде, к сожалению, представители называются «депутатами». Так, в городе Москва это «районные советники». На наш взгляд, назвать представителя, избранного народом, «советником», а не депутатом – значит не только унизить его статус, но и игнорировать волю избирателя.
[78] Бабичев И.В. Страшно далеки они от народа // Муниципальная власть. 2001. № 6. С. 15.
[79] Члены Совета Федерации первого созыва в силу специфики его формирования назывались депутатами (см. абз. 2 п. 9 Разд. 2 Конституции Российской Федерации) (Прим. ред.).
1 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юридических вузов и факультетов. М., 1997. С. 342.
2 Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 24. Ст. 2253.
[80] Федеральный закон от 12.06.2002 г. № 67–ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 24. Ст. 2253.
[81] Там же.
[82] Там же.
[83] Там же.
[84] Федеральный закон от 24.06.1999 г. № 121-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1999. № 26. Ст. 3178.
[85] Федеральный закон от 12.06.2002 г. № 67–ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 24. Ст. 2253.
[86] Там же.
[87] Там же.
[88] Там же.
[89] Там же.
[90] Федеральный закон от 19. 09.1997 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1997. № 38. Ст. 4339.
[91] Позиции и выводы авторов статьи не во всем совпадают с мнением редакционного комитета. Тем не менее текст статьи оставлен без изменения, поскольку она носит дискуссионный характер и поднимает концептуальные вопросы, которые не имеют однозначного решения (Прим. ред).
[92] Надеемся, что авторы имели в виду не “чистую арифметику”, а усиление внимания со стороны государственных властей к проблемам миграции в субъекты Федерации с осложненной этнической ситуацией (Прим. ред.).
[93] Редакционный комитет не разделяет этого предложения авторов статьи (Прим. ред.).
[94] Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. По испр. и доп. 8-му изд. 1902 г. Изд. 2-е, испр. М.: Статут, 2000. С. 203; в отношении ничтожных сделок такую же точку зрения высказывал Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. № 3-4. С. 48, 55; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. СПб., 1995. С. 46.
2 См., например: Рясенцев В.А. Форма сделок и последствия ее несоблюдения // Советская юстиция. 1974. № 1.
[95] Гражданское право // Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 1998. С. 342; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Т. 1. М., 1997. С. 42.
[96] Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 22.
[97] См. например: Тузов Д. Иски, связанные с недействительностью сделок. Томск, 1998. С. 4-5.
[98] Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. С. 150.
[99] Собрание законодательства РФ. 1996. № 15. Ст. 1572.
[100] Программа стимулирования привлечения инвестиций промышленными предприятиями Центрального федерального округа с помощью инструментов рынка ценных бумаг. М.: Аппарат полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе, 2002. С. 2.
[101] Абрамов А. Особенности национального счета // Российская бизнес-газета. 2002. 17 сент. С. 2.
[102] Программа стимулирования привлечения инвестиций промышленными предприятиями Центрального федерального округа с помощью инструментов рынка ценных бумаг. М.: Аппарат полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе, 2002. С. 2.
[103] Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). М., 1998. С. 12-13.
[104] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 144.
[105] Цит. по: Северин В.А. Правовое регулирование коммерчески ценной информации // Законодательство. 2000. № 9. С. 37.
[106] Волчинская Е.К. Законодательное обеспечение защиты коммерческой тайны // Информационная безопасность Россия в условиях глобального информационного общества: Сб. материалов Всерос. конф. М., 2001. С. 102.
[107] Указанный институт является одной из старейших международных организаций, за время деятельности которой было подготовлено несколько проектов международных Конвенций. В частности, в рамках УНИДРУА подготовлены Конвенция по похищенным либо незаконно вывезенным ценностям (Рим, 24 января 1995 г.), Конвенция о международном факторинге (Оттава, 28 мая 1998 г.) и др.
[108] См.: Собрание законодательства РФ. 1999. № 23. Ст. 4040.
[109] См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. №16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге» // СЗРФ. 1998. № 7. Ст. 787. Фактически Конвенция вступила в силу для России с 1 января 1999 г., поскольку согласно положениям ст. 26 Конвенции она вступает в силу в первый день месяца, следующего после истечения шести месяцев с даты сдачи на хранение депозитарию документа о присоединении. Указанное уведомление было направлено Министерством иностранных дел Российской Федерации 3 июня 1998 г.
[110] СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; № 34. Ст. 4025; 1997. № 34. Ст. 4903; 1999. № 51. Ст. 6288.
[111] См.: СЗ РФ. 1998. № 44. Ст. 5394; 2002. № 5. Ст. 376.
1Российская Федерация в соответствии со ст. 20 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге присоединилась к Конвенции с оговоркой о том, что вместо положений п. 3 ст. 8 она будет применять нормы своего гражданского законодательства. См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. №16-ФЗ «О присоединении к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге» // СЗРФ. 1998. № 7. Ст. 787.
[112] Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. М.: Городец; Формула права, 1999. С. 50-51.
[113] Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М.: Госюриздат, 1962. С. 44, 68.
[114] Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М.: Наука, 1968. С. 66.
[115] Дагель П.С. Неосторожность: Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М.: Юрид. лит., 1977. С. 35.
[116] Мы считаем, что использование термина «неправомерное» вместо устоявшегося в теории термина «противоправное» оправдано, так как любое причинение вреда нарушает чье-либо право и будет вследствие этого противоправным. В то же время термин «неправомерное» подчеркивает отсутствие юридического оправдания такому действию. Например, лицо, причинившее вред в состоянии необходимой обороны, освобождается от ответственности (естественно, если пределы необходимой обороны не были превышены), так как существует юридическое оправдание таким действиям. В то же время позиция правоприменителя всегда будет заключаться в презумпции необходимости возмещения вреда лицом, его причинившим.
[117] Пугинский Б.И. Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Советское государство и право. 1979. № 10. С. 67.
[118] Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М.: Госюриздат, 1952. С. 116-117.
[119] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого М.: Проспект: 1998. С. 575.
[120] Гражданское право. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 1998. С. 447-449.
[121] Б.С. Антимонов придерживается мнения, что конкретные возможности по исполнению договора (а следовательно, и действия по его исполнению) можно определять только в каждом конкретном случае. См.: Основания договорной ответственности социалистических организаций. М.: Госюриздат, 1972. С. 68.
[122] Указ. соч. С. 68.
[123] Яблочков Т. Понятие вины в римском праве (черты индивидуализма в учениях римских юристов о вине). М.: Издание книжного магазина И.К. Голубева под фирмою «Правоведение», 1907. С. 18.
[124] В.А. Ойгензихт считает, что обязательства из причинения вреда, как правило, не являются ответственностью. См.: Альтернатива в гражданском праве. Душанбе: Ифрон, 1991. С. 151.
[125] Ф.Н. Тихонов выводит мотив и цель из понятия вины. См.: Субъективная сторона преступления (проблемы социального содержания вины в советском уголовном праве). Саратов: Приволжское книжное издательство, 1967. С. 88.
[126] Флейшиц Е.А. Ответственность государственных органов за имущественный вред, причиненный должностными лицами. М.: Издательство Минюста СССР, 1948. С. 24.
[127] См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998.
[128] Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 59-63.
[129] Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972. С. 26-27.
[130] ФЗ РФ от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ведомости Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300.
[131] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 2000; Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. № 5.
[132] См.: Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. М., 1993. № 3.
[133] См.: Жуйков В.М. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам / Под. ред. Жуйкова В.М.
[134] См.: Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. № 6.
[135] См.: Голубев К., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина // Российская юстиция. 2001. № 4.
[136] См: Вестник ВАС РФ. 2001. № 2.
[137] Собрание законодательства РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.
[138] Российская газета. 2002. № 41.
[139] Хулхачиев Б.В. Интерфакс. 2002. 6 марта.

[140] Бюллетень Верховного Суда РФ. № 6. 2001.
[141] Российская газета. 1999. № 46.
[142] Вестник мэрии Москвы. 1997. № 25.
[143] Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
[144] См. Постановление Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 25 июня 1997 г. № 22 «Об утверждении Временного положения о порядке приостановле­ния действия и аннулировании лицензий на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг» // Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. 1997. № 4; Постановление Федеральной комиссии по рын­ку ценных бумаг от 18 августа 1997 г. № 25 «Об утверждении Положения о порядке лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации» в новой редакции Постановления № 26 от 19.09.1997 // Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. 1997. № 5.
[145]Сделки с недвижимостью – оформление без нотариуса: Государственная регистрация. Образцы документов. М.: Юрайт, 2000. С. 14.
[146] Кирсанов А.Р. Права на недвижимое имущество и сделки с ним, подлежащие государственной регистрации. М.: Ось-89, 2003. С. 82.
[147] Витрянский В.В. Недвижимость в “холостом” обороте // Экономика и жизнь. 2002. № 52.
[148] Там же.
[149] К специальным видам ответственности относится, например, ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником или ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и т.п.
[150] В составе Российской Федерации существует несколько сложносоставных субъектов, состоящих из края или области и входящих в их состав автономных округов, самостоятельных субъектов Российской Федерации. Примером может служить Тюменская область, в состав которой входят Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.
[151] Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3013.
[152] 10.02.2003.
[153] Доклад Председателя Высшего Арбитражного Суда на отчетном годовом собрании ВАС РФ. 26.01.2003. Не опубл.
[154] Доклад Заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.Н. Исайчева на отчетном годовом собрании ВАС РФ. 26.01.2003. Не опубл.
[155] Напомним, что заявление о принесении протеста по старому АПК (в соответствии с распоряжением ПВАС «О порядке рассмотрения заявлений о принесении протеста» 1995 г.), а равно и заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора по новому АПК рассматривается на предмет приемлемости (принятия) в пятидневный срок.
[156] Т.е. заявитель ссылался на нормы нового АПК, заявление было озаглавлено как «заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора», а не как «заявление о принесении протеста» и т.п.
[157] Именно по первоначальному номеру дела в БД «Судопроизводство» проверяется, не обжаловался ли данный судебный акт ранее, рассматривалось ли дело Президиумом и т.п.
[158] См. ст. 294 АПК РФ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3012.
[159] Если в 2002 г. на налоговые споры приходилось примерно 22,5 % заявлений (упомянутый доклад В.Н. Исайчева), то в первую половину января заявления от налогоплательщиков и прежде всего, налоговых инспекций, составляли около 60 %.
[160] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 754.
[161] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. № 1.
[162] До принятия упомянутого Определения Конституционного Суда 1999 г. № 133-О стороны допускались к участию в заседании Президиума лишь при признании Президиумом необходимости такового участия.
[163] Интернет-конференция Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлева «Новые задачи арбитражной системы России». 18.12.2002. http://www.arbitr.ru/news/press/20030114/index_2.htm.
[164] См., например: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 5 и сл.; Жалинский А.Э., Жалинская-Рёрихт А.А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 217 и сл.; 518 и сл.
[165] Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» // Российской газета. 2001. № 151.
[166] Федеральный закон от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР"// Российская газета. 1996. 10 февраля.
[167] Указ Президента РФ от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 804.
[168] Указ Президента РФ от 14 июня 1997 г. № 593 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 24. Ст. 2743; № 25. Ст. 2898.
[169] Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1006 «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей» // Российская газета. 1994. 24 мая.
[170] См.: Дынкин А. Нововведения в условиях динамичной конкуренции. М.: Изд-во МЭиМО, 1996. С. 117.
1 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 627.
2 См.: Там же. С. 627.
3 См.: Там же. С. 627.
4 См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 136.
5 См.: Хохлов С.А. Рента и пожизненное содержание с иждивением // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 319.
6 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 627.
7 См.: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 139.
[171] См.: Ем В.С. Договор ренты // Законодательство. 1999. № 5. С. 15.
[172] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 619.
[173] См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. 3-е изд., доп. и перераб. М., 2000. С. 178.
[174] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 630.
[175] Там же. С. 630.
[176] См.: Гражданское право / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 135.
[177] См.: Гражданское право. Часть вторая: Учебник / Под общ. ред. А.Г. Калпина. М., 2000. Ч. 2. С. 88.
[178] См.: Гражданское право. Часть 2: Обязательственное право / Под ред. В.В. Залесского. М., 1998. С. 143.
[179] См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 294.
[180] См.: Ем В.С. Указ. соч. С. 13.
[181] Там же. С. 13.
[182] Мамаев А. Противоречивость конструкции договора ренты // Российская юстиция. 1999. № 9. С. 17-18.
[183] Гражданское право / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 135.
[184] См.: Ем В.С. Указ. соч. С. 13.

1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2: Комментарий: Гл. 31: Мена; Гл. 32: Дарение; Гл. 33: Рента и пожизненное содержание с иждивением / Отв. ред.: Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин. С. 58.
[185] Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20.02.1995 № 24-ФЗ (в ред. 10.01.2003).
[186] Термин «законодательство» использован в его широком смысле, охватывая не только законы, но и подзаконные и иные нормативные правовые акты.
[187] Глава 14 «Защита персональных данных работника» ТК РФ от 30.12.2001 № 197-ФЗ.
[188] Директива Европейского парламента и Совета от 24.10.1995 № 95/46/ЕС.
[189] Директива ЕС от 15.12.1997. № 97/66/ЕС.
[190] Тихомиров Ю.А. Информационный статус субъектов права // Законодательные проблемы информатизации общества. М., 1992. Вып. 52. С. 18-29.
[191] Ст. 16 ФЗ «О бухгалтерском учете» от 21.11.1996 №129-ФЗ.
[192] П. 2 ст. 118 и п. 4 ст. 106 ГК РФ; ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах» от 26.12.1995.
[193] Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1.
[194] П. 4 ст. 52 и ст. 90 ФЗ «Об акционерных обществах» от 26.12.1995; п. 3 ст. 36 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998.
[195] Алексеев С.В. Маркетинговое право. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 21.
[196] Российская газета. 2002. № 137.
[197] СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
[198] Рос. газета. 2002. № 137.
[199] СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
[200] Рос. газета. 2002. № 137.
[201] Первая всероссийская конференция о третейском разбирательстве споров. Перспективы развития. Практика. Исполнение решений. Москва, 16-17 июня 1998 г. Стенографический отчет. М., 1999. С. 6.
[202] См.: Богатищев В.Я. Вымогательство как форма хищения // Вестн. ЛГУ. Сер. 6. Право. 1990. Вып. 4. С. 68-72; Борзёнков Г.Н. Уголовно-правовые проблемы охраны имущества граждан от корыстных посягательств: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1991. С. 21, 29.
[203] См.: Иванов В.Ф. Уголовно-правовая оценка понуждения. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1986. С. 35-36 и др.
[204] См.: Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями. Саратов, 1981. С. 65, 73.
[205] См.: Лузгин И.М. Некоторые аспекты изучения организованной преступности // Вестн. МГУ. Право. 1991. № 6. С. 28.
[206] Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990. С. 51.
[207] См.: работы известных ученых Гаухмана Л.Д., Владимирова В.А., Кострова Г.К., Ляпунова Ю.И., Харисова Г.Г. и др.
[208] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 806-807.
[209] См.: Ляпунов Ю. Ответственность за вымогательство // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 36-39.
[210] См.: Костров Г.К. Уголовно-правовое значение угрозы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1970. С. 5-8; Стерехов Н.В. Ответственность за угрозу по советскому уголовному праву (вопросы теории и практики): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск. 1972. С. 5; Скорилкина Н.А. Групповые формы вымогательства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 19 и др.
[211] В юридической литературе имеются и другие точки зрения. См., например: Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. М., 1958. С. 10; Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М., 1968. С. 155 и др.
[212] См.: п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1990. № 7. С. 8.
[213] См.: Минская В.С., Чечель Г.И. Уголовная ответственность за вымогательство. Ставрополь, 1993. С. 36-40.
[214] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб., 1999. С. 11.
[215] См. Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366.
1 В этой главе Уголовного кодекса РФ установлена уголовная ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.
[216] К их числу относятся: ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета без отягчающих признаков) и ст. 130 (оскорбление).
1 Согласно ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым не признается лицо, в отношении которого подано заявление.
[217] Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986. С. 142.
[218] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3. С. 3.
[219] Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм (по новому УК РФ). М., 1997. С. 42.
[220] См.: Дьяков С.В. Роль и место органов безопасности России в борьбе с ним // Терроризм. М., 1992. С. 60-61.
[221] См.: Волженкин Б.В. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2000. № 1. С. 15.
[222] Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 117.
[223] См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1999. С. 241.
[224] Лукичев О.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика детоубийства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 18.
[225] Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1997. С. 42.
[226] Попов А.Н., Прохоров В.С. Проблемы соучастия в детоубийстве // Правоведение. 2002. № 1. С. 127.
[227] См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1991. М., 1997. С. 333.
[228] См., например: Комментарий к УК РФ. Изд. 2-е / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 296; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов-на-Дону, 1996. С. 313; Научно-практический комментарий к УК РФ. Т. 1 / Под ред. П.Н. Панченко. Н.Новгород, 1996. С. 329; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1996. С. 206; УК РФ. Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 1998. С. 303; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.В. Наумов. Изд. 2-е. М., 1999. С. 364-365 и др.
[229] Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 15.
[230] Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 421.
1 Лопашенко Н.А. Некоторые проблемы наказания за преступления в сфере экономической деятельности. Законность. 1997. С. 35-37.
1 См.: Interim Report to the President “The Cash Connection – Organized Crime // Financial Institutions and Money Laundering”. Washington, 1986.
2 См.: Rebscher Е., Vahlenk W. Organisierte Kriminalitat in der Bundesrepublik Deutschland. Koln., 1988.
1 Кузнецова Н.Ф., Багаудинов С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1997. № 6. C. 46.

1 Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег. М., 1996. С. 117-125.
2 Прибытков К. Швейцария объявила войну “грязным” деньгам // Известия. 1998. 2 апр.
3 Иншаков С.Н. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 331-332.
1 Peter J. Quirk. Macroeconomic Implications of Money Laundering // Trends in Organized Crime. 1997. Vol. 2. № 3. P. 10-11.
1 Иванов Р.Ф. Мафия в США. М., 1996. С. 18.
[231] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. № 2. С. 14.
[232] Хакимов И.Х. Ответственность за прикосновенность к хищению социалистического имущества. Ташкент: Фан, 1982. С. 113.
[233] Ворошилин Е.В. Ответственность за мошенничество. М.: ВЮЗИ, 1980. С. 31-32.
[234] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М.: Юрид. лит., 1971. С. 54-56.
[235] Успенский А. О недостатках определений некоторых форм хищений в новом УК // Законность. 1997. № 2.
[236] Клепицкий И.А. Собственность и имущество в уголовном праве // Государство и право. 1997. № 5. С. 74-83.
[237] Преступление и наказание: Комментарий к проекту УК России / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и А.В. Наумова. М., 1993. С. 145.
[238] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М.: Юрид. лит., 1971.
[239] Лимонов В. Понятие мошенничества // Законность. 1997. № 11. С. 40-42.
[240] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Юристъ, 1998. 67 с.
[241] Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М.: Госюриздат, 1960. С. 71.
[242] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. №11 “О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности” // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. С. 185.
[243] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 тт. Т. 2. Особенная часть / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 405-406.


[244] Так, по данным организационно-методического управления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации в ходе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, состоявшихся 19 декабря 1999 года, было возбуждено только десять уголовных дел, хотя заявления о нарушениях законодательства, направленные в органы прокуратуры и избирательные комиссии различных уровней, исчислялись даже не сотнями, а тысячами.
[245] Подробнее см.: Веденеев Ю.А., Князев С.Д. Избирательные правоотношения // Государство и право. 1999. № 5.
[246] В частности, Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст.52) предусматривает, что время начала и окончания голосования при проведении местного референдума может регулироваться уставами муниципальных образований.
[247] Исключение составляет лишь Федеральный конституционный закон от 17 октября 1995 года "О референдуме Российской Федерации", нормы которого обладают высшей юридической силой по сравнению с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и напрямую регулируют отношения, связанные с проведением федерального референдума.
[248] Это следует особо подчеркнуть, так как в юридической литературе высказывается и прямо противоположное мнение. См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 88.
[249] Так, в Приморском крае правовому регулированию референдума посвящены Закон Приморского края от 23 августа 1996 года "О референдуме Приморского края" и Закон Приморского края от 20 апреля 1999 года "О местном референдуме в Приморском крае".
[250] См.: Игнатенко В.В., Ищенко Е.П. Административная ответственность за нарушение российского законодательства о выборах и референдумах. М., 2000. С. 24-63.
[251] Именно отсутствие умышленной формы вины чаще всего влечет за собой уголовную ненаказуемость нарушений избирательного законодательства. Так, только по этой причине прокуратура г. Владивостока была вынуждена прекратить уголовное дело, возбужденное по ст. 141 УК РФ по фактам неоднократного срыва муниципальных выборов в течение 1994-1999 годов. Несмотря на то что нарушения конкретных лиц были доказаны в судебном порядке (незаконное расформирование избирательных комиссий, незаконный перенос и отмена выборов, незаконное назначение досрочных выборов и т.п.), им удалось уйти от уголовной ответственности, так как при отсутствии прямых запретов на совершение соответствующих действий в действующем избирательном законодательстве они достаточно легко смогли спрятаться за отсутствие в своих действиях прямого умысла, а точнее - за его недоказуемость.
[252] См.: Груздева А.П. Понятие и некоторые формы проявления преступлений, совершаемых в условиях избирательного процесса (криминологический анализ) // Следователь. 1999. № 12. С. 40.
[253] См.: Корабельников С. Уголовная ответственность за нарушения избирательного права // Российская юстиция. 1996. № 5. С. 23.
[254] См.: Ларионов В.Г. Некоторые вопросы административной и уголовной ответственности за нарушения избирательных прав граждан // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. 1999. № 7. С. 51.
[255] См.: Игнатенко В.В. Ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах: основания и санкции. Иркутск, 1998. С. 36.
[256] Заслуживает пристального внимания статья Стивена Теймана, профессора права Сент-Луисского университета США “Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия?” (См.: Рос. юстиция. 1998. № 10-11).
[257] Николайчик В.М. Уголовный процесс США. М., 1981.
[258] Рос. юстиция. 1998. № 11. С. 35-37.
[259] Там же. С. 35-36.
[260] Дагель П.С. Причинная связь в преступлениях, совершенных по неосторожности // Вопросы борьбы с преступностью. 1981. Вып. 34. С. 28-38.
[261] Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 140-141.
[262] Берниц А., Зыков В. Ответственность за неосторожное убийство // Соц. законность. 1977. № 46. С. 60.
[263] Постановления и определения Верховного суда РСФСР. 1981-1988. М., 1989. С. 170.
[264] Сборник постановлений и определений ВС РСФСР. 1974. С. 285.
[265] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1975. № 3. С. 10.
[266] Васильев В.Л. Юридическая психология. Гл. «Общая психологическая характеристика судебного процесса». СПб.: ПИТЕР, 2002. С. 577-578.
[267] Длин И., Шварц О. Российский суд присяжных ожидает решения своей судьбы // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2002. № 2. С. 48.
[268] Там же. С. 50.
[269] Там же. С. 51.
[270] Бернэм У. Суд присяжных заседателей М.: Моск. независ. ин-т международ. права. 1994. С. 26-27.
[271] См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 217.
[272] См.: Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989. С. 18.
[273] См.: Кузнецов В.А. Личность хулигана // Проблемы изучения личности правонарушителя. М., 1984.
[274] См.: Клейберт Ю.А. Психология девиантного поведения. М., 2001. С. 77.
1 См.: Крутер М.С. Особенности детерминации преступного поведения молодежи. М., 2002. С. 23.
[275] Постановление Правительства РФ от 15 августа 2001 г. № 584 "О Программе развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 года"// СЗ РФ. 2001. № 34. Cт. 3503.
[276] В этом плане можно согласиться с позицией депутата Государственной Думы РФ В. Бондаря о том, что целесообразно определить принципы решения данного вопроса на федеральном уровне. См.: Архангельская Н. «Доживем до старосты» // Эксперт. 2002. 28 октября. № 40. С. 20.
[277] Поскольку вопрос о территориальной форме местного самоуправления не является темой данного исследования, отметим только лишь то, что в данном случае необходим комплексный критерий, включающий в себя экономический, социальный, культурный и др. факторы.
[278] См. ст. 7. Закона Оренбургской области от 18 ноября 2000 г. № 723/212-ОЗ "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Оренбургской области"// Южный Урал. 2000. 5 декабря; ст. 4. Закона Томской области от 22 июля 2002 г. № 52-ОЗ "О бюджетном процессе в Томской области" // Официальные ведомости. 2002. № 8.
[279] Ст. 5 Закона Калужской области от 8 июня 1996 г. № 34 "О местном самоуправлении в Калужской области" (с изм.) // Весть. 1996. № 151-152. 13 июля; См. также: ст. 6. Закона Томской области от 25 июля 1996 г."О местном самоуправлении в Томской области" (с изм. и доп.).
[280] Фадеев В.И. Проблемы развития местного самоуправления в Российской Федерации // Местное самоуправление в России. М.: Издательство «Прима-Пресс», 2001. С. 210. См. также: Емельянов Н.А. Местное самоуправление в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ). Москва; Тула, 1998. С. 108-133.
[281] На сложность правового решения разграничения полномочий между муниципальными образованиями указывает Н.А. Емельянов. См.: Емельянов Н.А. Местное самоуправление в российской Федерации. М.; Тула, 1998. С. 220.
[282] Есть двухуровневая и трехуровневая организация местного самоуправления. См. об этом: Муниципальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. Ю.А. Дмитриева. – М.: Профобразование. 2000. с. 102.
[283] См.: п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3506.
[284] См.: ст. 42 Закона Алтайского края от 13 января 1999 г. № 1-ЗС "О бюджетном устройстве, бюджетном процессе и финансовом контроле в Алтайском крае" // Сборник законодательства Алтайского края. 1999. № 33 (53). С. 5.
[285] Решение коллегии Счетной палаты Владимирской области от 1 марта 2002 г. № 05/2 "О проверке финансового обеспечения предметов ведения ОМСУ, учтенных при определении параметров межбюджетных отношений между областным бюджетом и бюджетом Камешковского района на 2001-2002 гг., а также между бюджетом Камешковского района и бюджетом г. Камешково". О случаях, когда не передавались средства из вышестоящего муниципального образования в нижестоящие, говорится в «Решении коллегии Счетной палаты Владимирской области от 25 июня 2001 г. № 10/4 "О результатах проверки финансового обеспечения предметов ведения местного самоуправления, учтенных при определении параметров межбюджетных отношений между бюджетами муниципальных образований областного и районного бюджетного регулирования Александровского района и г.Карабаново, Вязниковского района и пос. Нововязники, Киржачского района и пос. Красный Октябрь, за 2000 - 2001 гг."
[286] Статья 3. Устав муниципального образования "Поселок Запрудня Талдомского района Московской области" (принят решением Совета депутатов пос. Запрудня Талдомского района Московской области от 5 декабря 2001 г. № 81) // См.: Справочно-правовая система «Гарант».
[287] Согласно ст. 28 Закона Московской области от 3 ноября 1997 г. № 54/97-ОЗ "О бюджетных правах местного самоуправления" (с изм.) договорные отношения о разграничении полномочий между муниципальными образованиями должны включать в обязательном порядке нормативы отчислений финансирования на обеспечение указанных полномочий // Подмосковные известия. 1997. № 230. 4 дек.
[288] На необходимость учета в вопросах формирования муниципальных образований всех факторов указывает В.И. Васильев. См: Васильев В.И. Местное самоуправление: закон и практика // Журнал российского права. 2001. № 8.
[289] См.: п. 3 Постановления Правительства РФ от 15 августа 2001 г. № 584 "О Программе развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 года" // СЗ РФ 2001. № 34. Ст. 3503.
[290] См.: п. 1 ст. 5 Федерального закона от 25 сентября 1997 г. № 126-ФЗ "О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации" // СЗ РФ 1997. № 39. Ст. 4464.
[291] На наличие неравного объема бюджетных прав вышестоящих и нижестоящих муниципальных образований указывает Ю.А. Крохина. См.: Крохина ЮА. Бюджетное право и российский федерализм / Под ред. Н.И. Химичевой. - М.: Норма, 2001. С. 308.
[292] Российская газета. 2002. № 71. 29 апр. С. 5.
[293] По сведениям доктора юридических наук В.И. Васильева, в России имеется 12 215 муниципальных образований. Из них городов - 625, поселков - 516, городских районов и округов - 135, сельских районов - 1 404, сельских округов - 9 314, сельских населенных пунктов - 203. См.: Васильев В.И. Местное самоуправление: закон и практика // Журнал российского права. 2001. № 8.
[294] Формирование органов местного самоуправления в Российской Федерации 1995-1998. Электоральная статистика. М., 1999. С. 9.
[295] Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 24 января 1997 г., «система органов государственной власти субъекта РФ может включать в себя территориальные органы, в том числе органы административно-территориальных единиц, если эти единицы предусмотрены административно-территориальным устройством субъекта РФ». См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 1997 г. № 1-П "По делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996 года "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике" / Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 5. Ст. 708.
[296] По этому поводу весьма удачно высказался Н.А. Емельянов, назвав в качестве принципа взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления принцип «самодостаточности экономической и финансовой базы». См.: Емельянов Н.А., Наймушина С.Г. Взаимодействие органов государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации: конституционно-правовой анализ. М.; Якутск, 1999. С. 104.
[297] Шинкин А. Самоуправление оказалось не по карману // Российская газета. 2002. 7 февр. № 24. С. 8.
[298] Закон Иркутской области от 11 июля 2002 г. № 33-ОЗ "Программа социально-экономического развития Иркутской области до 2005 г." // Восточно-Сибирская правда. 2002. № 138 (24272).
[299] В соответствии со ст. 131 Конституции РФ население вправе самостоятельно выбрать модель самоуправления, виды органов, их статус, а также решить, какой должна быть внутриструктурная организация этих органов в части численности выборных членов и т.п.
[300] См. об этом: п. 3 ст. 61 указанного Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления».
[301] Выступление Президента Российской Федерации В.В. Путина на заседании Госсовета РФ по реформе местного самоуправления //president.kremlin.ru.
[302] Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учебник для вузов. 3-е изд., изм. и доп. М.: НОРМА, 2000. С. 267.
[303] Грачева Е.Ю. Проблемы правового регулирования государственного финансового контроля. М.: Юриспруденция, 2000. С. 75.
[304] СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426.
[305] СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1551.
[306] Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., 1995. С. 16-17.
[307] Финансовое право: Учебник / Под ред. Горбуновой О.Н. М.: Юристъ, 1996. С. 47.
[308] ФКЗ от 31 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712; 1998. № 1. Ст. 1.
[309] ФЗ от 11 января 1995 г. «О Счетной палате Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 3. Ст. 167.
[310] Указ Президента РФ от 16 марта 1996 г. № 383 «О Главном контрольном управлении Президента Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 12. Ст. 1066.
[311] Постановление Правительства РФ от 6 марта 1998 г. «О Департаменте государственного финансового контроля и аудита Министерства финансов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10. Ст. 1204; № 33. Ст. 4006; № 45. Ст. 5524.
[312] Постановление Правительства РФ от 27 августа 1993 г. «О федеральном казначействе Российской Федерации» // САПП. 1993. № 35. Ст. 3320; СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 681.
[313] СЗ РФ. 1998. № 52. Ст. 6393; № 11. Ст. 1299.
[314] ФЗ РФ «О налоговых органах Российской Федерации» // Российская газета. 1999. 14 июля.
[315] Закон РФ от 24 июня 1993 г. «О Федеральных органах налоговой полиции» // ВВС РФ. 1993. № 29. Ст. 1114; Российская газета. 1995. 17 декабря.
[316] СЗ РФ. 1998. № 33. Ст. 4007.
[317] СЗ РФ. 1998. № 44. Ст. 5394.
[318] Закон РФ от 24.06.1993 № 5238-1 «О федеральных органах налоговой полиции».
[319] Закон РФ от 21.03.1991 № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации».
[320] См.: «О налоговых органах Российской Федерации». Закон РФ от 21.03.1991 № 943-1 «О Государственной налоговой службе Российской Федерации»; Указ Президента РФ от 31.12.1991 № 340 «Об утверждении Положения о Министерстве Российской Федерации по налогам и сборам»; Постановление Правительства РФ от 16.10.2000 № 783 «О федеральных органах налоговой полиции». Закон РФ от 24.06.1993 № 5238-1.
[321] См.: Приказ Управления МНС РФ по г. Москве и Управления ФСНП по г. Москве от 10.06.99 № 54/390. «Об утверждении Порядка рассмотрения материалов о нарушениях законодательства о налогах и сборах»; Письмо МНС РФ от 05.10.99 № АС-6-16/784, ФСНП РФ от 10.09.99 № АА-3107 «О некоторых вопросах взаимодействия налоговых органов и федеральных органов налоговой полиции при осуществлении налогового контроля»; Приказ ФСНП РФ, МНС РФ от 03.01.2001 № 3, № БГ-3-16/1 «Об утверждении Порядка направления органами налоговой полиции материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных Налоговым кодексом Российской Федерации к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения».
[322] См.: Приказ ФСНП РФ, МНС РФ от 03.01.2001 № 3, № БГ-3-16/1. «Об утверждении порядка направления органами налоговой полиции материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных Налоговым кодексом Российской Федерации к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения».
[323] См.: Письмо МНС РФ от 05.10.99 № АС-6-16/784, ФСНП РФ от 10.09.99 № АА-3107. «О некоторых вопросах взаимодействия налоговых органов и федеральных органов налоговой полиции при осуществлении налогового контроля».
[324] Порядок и организация проведения органами налоговой полиции проверок налогоплательщиков изложены в Инструкции о порядке назначения и проведения проверок налогоплательщиков федеральными органами налоговой полиции, утвержденной приказом ФСНП РФ от 25.06.2001 № 285.
[325] Статья 36. Налоговый кодекс РФ. Часть 1.
[326] Данный вывод изложен в Письме МНС РФ от 08.02.2000 № АС-6-16/113@. «О разграничении полномочий налоговых органов и органов налоговой полиции в связи с принятием Федерального закона от 2 января 2000 г. № 13-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации».
[327] «Об утверждении Порядка рассмотрения материалов о нарушениях законодательства о налогах и сборах». Приказ Управления МНС РФ по г. Москве и Управления ФСНП по г. Москве от 10.06.99 № 54/390, «О некоторых вопросах взаимодействия налоговых органов и федеральных органов налоговой полиции при осуществлении налогового контроля». Письмо МНС России от 05.10.99 № АС-6-16/784 и ФСНП России от 10.09.99 № АА-3107, Приказ ФСНП РФ, МНС РФ от 03.01.2001 № 3, № БГ-3-16/1 «Об утверждении Порядка направления органами налоговой полиции материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных Налоговым кодексом Российской Федерации к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения».

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ