стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>








ПСИХОЛОГИЯ
И
ЭТИКА
ДЕЛОВОГО
ОБЩЕНИЯ







Учебник






























ПСИХОЛОГИЯ
И
ЭТИКА
ДЕЛОВОГО
ОБЩЕНИЯ




Под редакцией проф. В.Н.Лавриненко


Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений



Москва
"Культура и спорт"
Издательское объединение "ЮНИТИ" 1997


ББК 88.5я73
П86



Всероссийский заочный финансово-экономический институт
Ректор акад. А.Н. Романов
Председатель Научно-методического совета проф. Д. М. Дайитбегов





Коллектив авторов:
В.Ю. Дорошенко, Л.И. Зотова, В.Н. Лавриненко, Н.А. Нартов, Э.В. Островский, В.П. Ратников, Л.Г. Титова, И.А. Уледова, Л.И. Чернышева, В.В, Юдин




Рецензенты:
кафедра общественных дисциплин Академии налоговой полиции ФСНП РФ и д-р филос. наук проф. Е.В. Попов



Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили



Психология и этика делового общения: Учебник для ву-П86 зов/ В.Ю. Дорошенко, Л.И. Зотова, В.Н. Лавриненко и др.;
Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. - 279 с. ISBN 5-85178-046-0



Одна из основных задач современного руководителя — решение психологических задач, возникающих в процессе общения с подчиненными, коллегами и начальством. Поэтому в вузах вводится учебная дисциплина "Психология и этика делового общения", носящая во многом прикладной характер. Ее цель — способствовать формированию у дело­вых людей соответствующих психологических и нравственных качеств как необходимых условий их повседневной деятельности.
Учебник поможет будущим специалистам в формировании психоло­гической и нравственной культуры делового общения (1-е изд. — ЮНИТИ, 1995).




ISBN 5-85178-046-0 ББК 88.5я73
Коллектив авторов, 1997
ЮНИТИ, 1997


ВВЕДЕНИЕ


Н<1ука доказывает, а жизнь подтверждает, что успех любого дела в условиях рыночной экономики зависит не только от ка­чества производимого товара или услуги, но в не меньшей сте­пени и от качества жизни людей, производящих этот товар или услугу
Именно поэтому сегодня опытный руководитель тратит большую часть рабочего дня не на решение финансовых, техни­ческие или организационных проблем, а на решение психологи­ческие задач, возникающих в процессе общения с подчиненны­ми, коллегами и начальством.
Этой двуединой задачей современного хозяйственного управления — необходимостью ориентации не только на резуль­тат, но и на людей, обеспечивающих этот результат, — и обу­словлено включение в программы профессиональной подготов­ки современных экономистов, менеджеров наряду с дисципли­нами „о технике и организации производства также и опреде­ленное минимума гуманитарных, психологических дисциплин.
Так, в Государственном стандарте высшего профессиональ­ного Образования по специальности "Экономика", утвержден­ном Правительством России, указывается, что экономист дол­жен понимать природу человеческой психики, знать основные психические функции, понимать значение воли, эмоций, по­требностей и мотивов, а также бессознательных механизмов в поведении человека, уметь дать психологическую характеристи­ку личности, ее темперамента, способностей, интерпретации собственного психического состояния, владеть простейшими приемами саморегуляции, а также осуществлять социально-психическое регулирование в трудовых коллективах' .






' Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. _ М., 1995 - С. 258-262.


Далеко до сих пор у нас сохраняется некоторое скептическое отношение к этому аспекту профессиональной деятельности. И в этом нет ничего удивительного: ведь значимость психологиче­ских факторов в хозяйственной деятельности обнаруживается далеко не просто.
Не сразу утвердилось понимание роли этих факторов и в на­учном мышлении.
Крупный сдвиг в этом направлении произошел только в 30-х гг. XX в., когда американский социолог Элтон Мейо (1880—1949) обосновал доктрину "человеческих отношений". Согласно этой теории, именно человеческий, психологический фактор играет решающую роль в производстве. С тех пор в поле зрения эко­номистов, управленцев попали такие казалось бы эфемерные понятия, как чувства, настроения работников, взаимоотноше­ния, возникающие в процессе труда. Роль этих представлявших­ся ранее несущественными моментов оказалась не столь при­зрачной. Э. Мейо экспериментально доказал, что господство­вавшая долгое время в западных странах теория Фредерика Тей­лора (1856—1915), ориентировавшая бизнесменов на материаль­ную выгоду как на единственный двигатель производства, заво­дит в конце концов в тупик. Выяснилось, что на предприятиях, следовавших принципам тейлоризма, стали получать массовое распространение среди высокооплачиваемых работников явле­ния так называемой "промышленной тоски", апатии, подавлен­ности, повышенной раздражительности, потери всякого интере­са к работе, участились конфликты между рабочими и админи­страцией.
Теория "человеческих отношений" как раз и явилась ответом на возникновение в сфере производства психологических про­блем. Отметим ее основные положения.
1. Согласно этой теории решающее воздействие на трудовую активность людей оказывают не столько материальные, сколько психологические факторы, чувства, настроения работников.
2. В формировании этих факторов весьма велика роль как рациональных, сознательных, так и "нерациональных", подсоз­нательных факторов, глубинных инстинктов, влечений.
3. Настроения, чувства работников являются не только ре­зультатом развития их индивидуальной психики, но и продуктом воздействия групповой, коллективной психологии, результатом так называемого морально-психологического климата коллектива.
Доктрина "человеческих отношений" быстро получила при­знание среди предпринимателей и стала широко применяться в практике управления производством.
На практике теория "человеческих отношений" использова­лась в разных направлениях.
Одно из таких направлений — внедрение чувства принад­лежности к своему трудовому коллективу как к единой семье, которое различными средствами массовой пропаганды стало внедряться в сознание работников. Это чувство подкреплялось изданием заводских газет, проведением совместных праздников, спортивных соревнований, "семейных дней", когда на рабочее место, где трудится, например отец семейства, приглашались его близкие. Особых успехов на этом направлении добились япон­ские предприниматели, интересный опыт которых освещен в книге "Сделано в Японии", написанной президентом фирмы "Сони" Акио Морита.
Другое направление — разработка и осуществление на про­изводстве целой системы мероприятий по повышению уровня взаимоотношений между руководителями и подчиненными. Особое значение придавалось налаживанию человеческих отно­шений между рабочими и младшими администраторами, масте­рами, бригадирами как ключевыми фигурами, обеспечивающи­ми морально-психологический климат в фирме. Мастеров обя­зывают еженедельно беседовать с каждым рабочим, расспраши­вая о домашних делах, занятиях вне предприятия. Об этом на­правлении, особенно активно применяемом на американских предприятиях, вы можете прочитать в книге известного амери­канского предпринимателя, руководителя автомобильной ком­пании "Крейслер" Ли Я кокки "Карьера менеджера".
Еще одно направление — в практике хозяйствования стало уделяться много внимания даже таким "мелочам", как форма общения между руководителями и подчиненными, вплоть до структуры общего языка, который не разъединял бы, а объеди­нял рабочих и предпринимателей. Так, рекомендовались слова "буржуазия", "рабочий класс" заменять более нейтральными, "администрация", "наемные работники" и т.п.
Расширение практики использования психологических фак­торов в производстве повлекло за собой два важнейших послед­ствия в развитии духовной сферы общественной жизни:
быстрыми темпами стала развиваться система психологиче­ских наук, в том числе социальная психология и такие приклад­ные дисциплины, как психология труда, управления и др.;
успехи развития психологической теории и практики привели к усилению внимания к этой проблематике и в системе образова­ния. Психологические дисциплины стали активно изучаться в университетах и школах бизнеса западных стран, особенно в США. Постепенно во всех развитых странах серьезная общая и профессиональная психологическая подготовка стала неотъемле­мой составной частью профессиональной подготовки квалифици­рованных специалистов в области экономики и управления.
В результате развертывания всех этих процессов в области психологической науки, образования и бизнеса западных стран сложился определенный стиль управления как совокупность навыков, отличающих современного менеджера: современный руководитель избегает при общении с сотрудниками грубых ок­риков, высокомерия, всегда приветлив, постоянно улыбается, старается обращаться к работникам по именам, умеет внима­тельно выслушать каждого подчиненного и даже одевается по­добно им, не носит дорогих вещей.
С переходом к рыночной экономике западный опыт психо­логической подготовки руководителей производства стал все шире применяться и в России.
Усиление внимания к этой проблематике в нашей стране — результат не только опыта западных стран. Все более широкое признание психологические факторы стали получать у наиболее дальновидных российских ученых и руководителей-практиков, которые уже давно в устаревших технологических методах руко­водства усматривали причины застоя, снижения производительно­сти труда, качества продукции, роста аварийности производства.
Исправить положение можно было только путем перестрой­ки всей системы социально-экономических отношений, перехо­да к рыночной экономике, создавшей реальные условия для использования психологических факторов экономического рос­та. Это предполагает внесение серьезных изменений в подготов­ку кадров, занимающихся организацией и управлением произ­водством во всех его сферах и на всех уровнях, в частности, вве­дение в соответствующих вузах дисциплины психология и этика делового общения.
Эта научная и учебная дисциплина носит во многом при­кладной характер. Ее цель — способствовать формированию у деловых людей соответствующих психологических и нравственных качеств как необходимых условий их повседневной деятельности, которая протекает не иначе, как на почве их общения друг с другом. Культура общения, в том числе его психологическая и нравственная культура, во многом определяет его эффектив­ность — будет ли оно успешно развиваться в интересах партне­ров или же станет малосодержательным, неэффективным, а то и совсем прекратится, если партнеры не найдут взаимопони­мание друг у друга.
Разумеется, целенаправленное формирование психологиче­ской и нравственной культуры делового общения, в том числе путем соответствующего обучения, предполагает опору на науч­ную теорию как научное обобщение практики, исходя из дости­жений предшествующей и современной теоретической мысли.
В связи с этим мы захотели бы обратить внимание читателей на следующее. Деловое общение есть по сути межличностное общение партнеров. Оно складывается и развивается под влияни­ем их определенных психических свойств — индивидуальных и таких, которые указывают на их принадлежность к определен­ным социальным группам (классам, национальным общностям, профессиональным, демографическим группам и т.д.).
Указанные психические свойства личности являются предме­том изучения общей и социальной психологии. На них и опирается новая дисциплина "Психология и этика делового общения", даже если в ее названия до последнего времени фигурировала только социальная психология. Это касается и первого издания на­стоящей работы1 .






1 Социальная психология и этика делового общения.: Учебн. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ, 1995


Данная дисциплина базируется прежде всего на таких разде­лах социальной психологии, как социальная психология лично­сти и межличностных отношений. В то же время многие психи­ческие свойства субъектов делового общения могут быть объяс­нены на основе общей психологии. К тому же порой трудно отличить общую психологию, исследующую личность как субъ­екта деятельности и общения, и социальную психологию, рас­сматривающую личность и межличностное общение по сути с этих же позиций.




Авторы учебника "Психология и этика делового общения":
канд. филос. наук проф. В.Ю. Дорошенко (гл. 4, 7), канд. филос. наук проф. Л. И. Зотова (гл. 9, тесты), д-р филос. наук проф. В.Н. Лавриненко (введение, гл. 2), канд. филос. наук доц. Н.А. Мартов (гл. 11), канд. ист. наук проф. Э.В. Островский (введение, гл. 1), д-р филос. наук проф. В.П. Ратников (гл. 10), канд. филос. наук доц. Л.Г. Титова (гл. 3), канд. филос. наук доц. И.Л. У ледова (гл. 6), канд. филос. наук доц. Л.И. Чернышева (гл. 5), канд. филос. наук доц. В.В. Юдин (гл. 8).


































ГЛАВА 1
ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ПСИХОЛОГИИ И ЭТИКИДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ
Следует с самого начала уяснить, что объект этой дисцип­лины — идеальная психическая реальность. Речь идет преж­де всего об интеллектуальных, эмоциональных и волевых про­явлениях сознания людей, а также о подсознательных проявле­ниях их психики. А ее предмет — психологическая и нравст­венная стороны деятельности и общения людей, а также психические процессы, свойства и состояния разного рода рабочих, деловых групп.

Поскольку психология делового общения — составная часть комплекса психологических наук, то она опирается на основные категории и принципы, разрабатываемые общей психологией. Такими базовыми категориями общей психологии являются те, которые отражают психические, процессы (познание, эмоции, воля), свойства психики человека (способность, характер, тем­перамент), а также проявления его сознания (сомнение, неуве­ренность, убеждение, направленность на определенные дейст­вия и т.д.).
Важнейшими принципами, которыми руководствует­ся общая психология и все ее отрасли, являются следующие:
принцип причинности, детерминизма, т.е. признание взаимо­связи, взаимообусловленности психических явлений как с дру­гими, так и с материальными явлениями;
Принцип системности, т.е. трактовки отдельных психических явлений как элементов целостной психической организации;
принцип развития, признание преобразования, изменения психических процессов, их динамики, перехода от одного уров­ня к другому.
Конечно, в психологии и этике делового общения речь пой­дет не столько об абстрактных общепсихологических категориях и принципах, сколько о профессиональных психологических и в то же время практически ориентированных знаниях, которые могут обеспечить успех той или иной деятельности. Под деловым понимается общение, обеспечивающее успех какого-то общего дела, создающее условия для сотрудничества людей, чтобы осуществить значимые для них цели. Деловое общение содействует установлению и развитию отношений сотрудничества и парт­нерства между коллегами по работе, руководителями и подчи­ненными, партнерами, соперниками и конкурентами- Оно предполагает такие способы достижения общих целей, которые не только не исключают, но, наоборот, предполагают также и достижение лично значимых целей, удовлетворение личных ин­тересов. Причем речь идет об интересах физических и юридиче­ских лиц.
Поэтому основной категорией данной учебной дис­циплины, впрочем как и общей психологии, является категория "психология личности", включающая знания об источниках ее психической и другой активности, индивидуально-психических процессах, свойствах и состояниях, их проявлениях в деловом общении. Без этой фундаментальной психологической катего­рии невозможно овладеть современными методами управления человеческими ресурсами.
Именно знания психологии личности помогут предпринима­телю, бизнесмену достаточно четко представить себе степень на­дежности партнера, его способность к соглашению, компромиссу, а также уровень его готовности к групповой работе и т.д. Иначе говоря, эти знания позволят определить, насколько эффективны­ми могут быть деловые отношения с конкретным человеком.
Но основные процессы, состояния и свойства личности проя­вляются в межличностном общении, происходящем по формулам "Я — Ты" "Я — Мы", "Мы — Они". Если, по мнению филосо­фов, общение является одной из важнейших предпосылок ста­новления человека, то, по мнению современных теоретиков ме­неджмента, высокий уровень делового общения — решающее условие успешного предпринимательства.
Но для обеспечения высокого уровня делового общения ру­ководитель должен уметь пользоваться технологиями общения, основанными на психологических знаниях. Так, нужно обяза­тельно учитывать, что в процессе общения между партнерами, коллегами может возникнуть напряженность и даже кон­фликтная ситуация, скажем, из-за неуважения к чувству собст­венного достоинства. Или, например, неумелое пользование словом может привести к значительным информационным потерям, а следовательно, к сбоям в выполнении служебных обязанностей. Чтобы этого не случилось, необходимо научить­ся пользоваться специальными технологиями общения, групповой работы. Психологическая наука располагает целым арсеналом конкретных рекомендаций по обеспечению различных форм общения, таких, как деловой разговор, беседа, обсуждение, спор, переговоры, торги, и т.п. В дальнейшем изложении вы найдете некоторые из этих рекомендаций. Таким образом, еще одной важнейшей категорией рассматриваемой учебной дис­циплины является психология общения.
Важнейшей категорией психологии и этики делового обще­ния является психология рабочей группы, команды или трудового коллектива. Ведь деловая активность невозможна без коопера­ции, соединения усилий нескольких или даже многих людей. В свою очередь успешная кооперация возможна лишь при условии принятия некоторых правил поведения, общих для всех участ­ников трудового процесса. Поэтому в процессе формирования и жизнедеятельности любой группы реальны такие явления, как групповые цели, потребности, интересы, групповые нормы, групповое сознание, морально-психологический климат, корпо­ративная мораль, так называемые "мы-чувства" и т.д. Совре­менный менеджер не только обязан учитывать эти психологиче­ские феномены, но и активно участвовать в их формировании, ибо групповая деятельность протекает достаточно эффективно только тогда, когда учитываются некие этические правила и нормы, принимающие характер неписаных законов.
Нравственная сторона делового общения имеет очень большое значение. Как отмечалось, в практике деловой жизни люди стремятся к достижению не только общих, но и некоторых значимых личных целей. Отсюда важно не допустить в деловых отношениях забвения золотого правила морали: не делай другому того, чего не хочешь себе. Существенно важно строить деловые отношения на своего рода нравственных регу­ляторах, при постоянно включенном внутреннем контроле, пре­пятствующем беспредельному эгоизму в партнерских отношени­ях, который может не только повредить, но и разрушить их.
Этика делового общения основывается на таких правилах и нормах поведения партнеров, которые в конечном счете способ­ствуют развитию сотрудничества, т.е. укрепляют сущностную основу деловых отношений- Смысл этих правил и норм -— укре­пление взаимного доверия, постоянное информирование парт­нера о своих намерениях и действиях, исключение обмана и дезориентация партнера. Практика делового общения разработа­ла немало кодексов чести предпринимателя, профессиональных кодексов банкира и т.п.
Жизнь постепенно убеждает, что бизнес на нравственной ос­нове в конечном счете оказывается более выгодным, чем бизнес безнравственный, аморальный, разрушающий деловые, партнер­ские отношения. Поэтому основное содержание нравственных норм делового общения, делового этикета также раскрывается в этом учебном пособии.
Опираясь на анализ психологии личности рабочей группы, норм деловой этики, данная дисциплина решает две основные взаимосвязанные задачи:
овладение методами психологической диагностики, приемами описания психологических состояний субъектов производствен­ной деятельности, отдельных работников, руководителей, рабо­чих групп;
выработка умений и навыков изменения психологических со­стояний того или иного субъекта путем применения специаль­ных психологических технологий.
На этой основе обеспечивается, например, поддержание ус­тойчивости, стабильности организаций, рабочих групп, совер­шенствуются методы подбора и использования персонала, раз­решаются внутри- и межгрупповые конфликты, вырабатываются способы оптимизации морально-психологического климата в коллективах, определяются методы стимулирования труда, спо­собы психологической защиты от стрессовых ситуаций и т.д.
Следует далее уяснить, что данная область знаний отнюдь не является искусственно привнесенным продуктом западной тео­рии и практики. Важность учета психологических аспектов хо­зяйственной деятельности, необходимость укрепления ее нрав­ственных основ четко осознавались уже в дореволюционный период многими представителями отечественной экономической и философской мысли. Духовная жизнь России не исчерпыва­лась революционно-радикальными идеями, согласно которым капитализм — это строй, обреченный на неминуемую и скорую гибель. В общественной мысли России было сильно и умерен­ное реформистское крыло, признававшее жизнеспособность рыночных отношений, возможность их совершенствования, ре­формирования, в том числе с помощью психологических и нравственных средств.
Так известный русский философ конца XIX в. Владимир Соловьев (1853—1900) считал, что "несостоятельность ортодоксаль­ной политической экономии... заключается в том, что она отделяет принципиально область хозяйственную от нравственной" . 1






1 Соловьев B.C. Оправдание добра//Соч. в 2-х т. Т. 1 — М.: Мысль, 1990. — С. 407.



Оказавшись после революции за рубежом, многие русские мыслители продолжали и там развивать свои идеи, смыкаясь по сути с концепциями "человеческих отношений", развивавшими­ся западными учеными.
Один из последователей В. Соловьева экономист и философ Сергий Булгаков (1871—1944) писал: "Преследуя цель экономи­ческого оздоровления России, не следует забывать и о духовных предпосылках, именно о выработке соответствующей хозяйст­венной психологии". 1






1 Булгаков С.Н. Философия хозяйства. — М.: Наука, 1990. — С. 187.

Хозяйство, подчеркивал С. Булгаков, есть психологический феномен. Человеческая личность, считал он, есть самостоятельный фактор хозяйства. Исходя лишь из одного представления об экономическом механизме, нельзя до конца понять хозяйственную жизнь вне личной инициативы, вне твор­ческого к ней отношения, вне различных волевых импульсов.
Другой известный русский ученый Петр Струве (1870—1944) отмечал, что современная ему радикальная русская интеллиген­ция не понимала позитивного значения и смысла капитализма, видя в нем только "неравное распределение", "хищничество", "хапание". Она не видела в нем более производительной про­грессивной системы, его роли в процессе воспитания и само­воспитания людей 2 .






2 Струве П.Б. Интеллигенция и народное хозяйство//Вопросы философии. 1992, № 12. - С. 77.


Развивая эти мысли, другой русский ученый, экономист П.Н. Савицкий (1895—1965) писал в своей статье "Хозяин и хо­зяйство": "Нужно различать предпринимательство как опреде­ленную эмпирическую хозяйственно-экономическую функцию и как особую духовно-экономическую сущность" 3 .






3 Савицкий П.Н. Хозяин и хозяйство//Россия между Европой и Азией. Еврозический соблазн. Антология. — М.: 1993. — С. 132.

Не всякий собственник предприятия, по мысли Савицкого, есть хозяин, ибо не всякий предприниматель действует "по-хозяйски". "Говоря кратко, в основе понятий о хозяйственном отношении лежит представление не о такой деятельности, которая направ­лена исключительно к получению наибольшего дохода, к "выживанию" его в первую очередь..., но такой, которая наряду с целью получения дохода ставит, как самостоятельную цель, Сохранение и расширение довольства работающих в хозяйстве людей, поддержание и повышение порядка и качественности хозяйства" 4 .






4 Там же. С. 185.



Таким образом, необходимость учета и использования пси­хологических факторов хозяйствования глубоко обосновали не только западные ученые, в том числе сторонники концепции "человеческих отношений", но и многие русские мыслители реформистского направления, увидевшие в духовно-нравствен­ных аспектах рыночных отношений средства не только повыше­ния эффективности производства, но и нравственного совер­шенствования людей.
К сожалению, конкретно-исторические условия в России в XX в. сложились так, что претворить в жизнь идеи развития идейно-нравственного потенциала рыночной экономики так на практике и не удалось. Вот уже несколько лет наша страна жи­вет в условиях тяжелейшего экономического, социального и духовного, нравственного кризиса. Причем, по словам писателя Александра Солженицына, в современной России проблемы нравственные оказались острее проблем экономических.
Социально-психологический портрет новой генерации пост­советских предпринимателей, так называемых "новых русских", оказался весьма далек от того типа цивилизованного менеджера, который давно рожден практикой предпринимательства на За­паде и о котором мечтали и многие отечественные ученые.
Для "новых русских" выгода оказывается зачастую выше мо­рали и права. Характерные черты их духовного облика: нераз­борчивость в средствах, лицемерие, хитрость, жестокость. Эти их качества и порождают массовое развитие таких явлений, как коррупция, кровавые разборки, бандитизм.
В условиях затянувшегося глубокого общего кризиса в стране сформировался весьма противоречивый тип массового сознания, общественной психологии, который нельзя не учитывать в прак­тике предпринимательской деятельности.
При общем осознании растущих возможностей для творческой инициативы в хозяйственной и социально-политической сферах растут и настроения отчуждения, скептицизма, пессимизма, бе­зысходности и безнадежности у значительной части населения.
Ясно, что с таким массовым психологическим настроем эф­фективной экономики, а следовательно и демократических по­рядков, не создать как в рабочих коллективах, так и в обществе в целом. Отсюда важнейшая задача специалистов и руководите­лей всех уровней — переломить этот доминирующий настрой, психологически оздоровить трудовые коллективы, все общество.
Необходимо создавать настроенность на инициативу, подъ­ем, желание работать, делать свое дело. Еще видный русский философ Николай Бердяев (1874—1948) настойчиво повторял, что для подъема России нужно прежде всего "духовное перерожде­ние народа, внутренний в нем переворот" . 1





1 Из глубины: Сб. ст. о русской интеллегенции. — М.: 1990. — С. 62.

Экономический рост, процесс укрепления демократических институтов смогут обеспечить только активные, творчески мыс­лящие люди, нацеленные на новые формы жизни и деятельно­сти. И такие люди постепенно рождаются в России даже в сложных условиях переживаемого кризиса.
Таков трудовой коллектив межотраслевого комплекса "Микро­хирургия глаза", возглавляемый одним из зачинателей пере­стройки Святославом Федоровым. Во всей своей предпринима­тельской деятельности он опирается на реальные материальные и духовные потребности человека. Большое значение он придает созданию корпоративного духа фирмы. Он убежден, что коллек­тив должен быть семьей для работающего человека. Комплекс "Микрохирургия глаза" стал в стране одним из первых подлин­но народных предприятий, потому что в его работе заинтересо­ваны все члены коллектива, так как каждый имеет свою долю в прибыли. Отсюда и дух инициативы, предприимчивости, общей заботы о прибыльности фирмы.
Таким образом, чтобы привести в движение живую энергию людей, современный руководитель должен знать и учитывать основные психологические закономерности, приобщать к ним своих сотрудников, активизировать их производственную и об­щественную деятельность.
Сегодня особенно важно уметь избавить людей от страхов и опасений, внушить им веру в себя, в свои силы, вселить надежду на лучшее будущее.
Процесс этот, конечно, будет идти медленно, постепенно. Но важно думать и действовать в этом направлении, не сдавать­ся, шаг за шагом добиваться изменения нравственной ситуации в своих производственных коллективах, а вместе с тем со временем — и во всем обществе. Идя по этому пути, мы сможем из­бавиться от "дурной наследственности", нравственно преобра­зиться, стать цивилизованными гражданами, имеющими собст­венное достоинство и совесть. По словам известного современ­ного философа Альбера Камю (1913—1960), даже в условиях са­мого тяжкого социального кризиса поступать нужно так, словно ты совершенно уверен, что справедливость, счастье и мир побе­дят, даже если тебя одолевают на этот счет сомнения2.







2 См.: Камю А. Творчество и свобода. — М., 1990. — С. 108.



Важно еще отметить, что для такой уверенности есть не только субъективные, но и объективные основания. Дело в том, что переживаемый Россией сегодня социально-политический и психологический кризис при всей самобытности вызвавших его причин является все же лишь одним из выражений разверты­вающихся в современном мире глобальных экономических и духовных процессов.
Так, чувства беспокойства и страха становятся в современ­ном мире массовой болезнью, отражая неуклонный рост числа опасностей, угрожающих современному человеку: войны, кли­матические изменения, экологические катастрофы, фильмы ужасов и т.п.
Следует иметь в виду, что в отличие от других способов ор­ганизации общественной жизни социальная система, основан­ная на рыночной экономике, порождает в качестве одной из мощных своих тенденций индивидуалистический образ жизни и соответствующую психологию. Индивидуализм, изолируя людей друг от друга, усиливает в них чувства одиночества и страха. Как свидетельствуют проведенные в США, Великобритании, других странах развитого капитализма социально-психологические ис­следования, рыночная экономика сама по себе, стихийно поро­ждает депрессию и тревогу у значительной части населения, усиливая чувства уныния, подавленности, самоунижения и даже беспомощности, безнадежности, бессмысленности существова­ния. Известно, что именно наиболее экономически развитые страны лидируют по числу самоубийств. Этот страх и беспокой­ство особенно усиливаются в периоды радикальных перемен, кризисов, что и проявляется сегодня с особой силой в России.
Но вместе с тем, порождая негативные социально-психологические тенденции, рыночная экономика столь же за­кономерно порождает и лекарства от них, прокладывает пути к преодолению психологических проблем.
Рыночная система по своей сущности способна порождать более благоприятные условия для творчества, инициативы, са­мостоятельности людей, открывать широкие возможности для свободы действий, увеличения демократических прав. Она спо­собствует снятию у людей того часто неосознаваемого психоло­гического напряжения, чувства дискомфорта, которое вызывает­ся неудовлетворенностью свои трудом и нищенским материаль­ным уровнем в условиях тоталитарных систем, массой запретов, сковывавших творческие возможности личности. Так, известно, что недавно отмененный Уголовный кодекс РСФСР квалифицировал занятие хозяйственной деятельностью с целью извлече­ния прибыли как уголовное преступление, что, однако, не пре­дотвратило создание в стране целых отраслей "теневой" эконо­мики.
Опираясь на рост инициативы, предприимчивости людей, рыночная экономика на определенном этапе может обеспечить для все более возрастающей части работников достижение дос­таточно высокого уровня жизни, позволяет им иметь все то, что отвечает представлениям о "хорошей жизни": благоустроенную квартиру, дачу, машину и т.п. В то же время постоянно вызы­ваемая условиями конкуренции необходимость повышения про­дуктивности трудовой деятельности становится возможной во многом за счет социально-психологических факторов, усиления их роли в жизни рабочих коллективов, чем и обеспечивается процесс постепенного духовного оздоровления личности и об­щества.
Именно поэтому жизнь настоятельно требует от руководите­лей, действующих в условиях рынка, неустанного поиска спосо­бов удовлетворения в процессе трудовой деятельности не только материальных, но и постоянно изменяющихся социально-психологических потребностей людей.
Отсюда становится понятным, что отечественной практике деловых отношений никак не обойтись без овладения принци­пами и методами психологического обеспечения хозяйственной деятельности. Из области благих пожеланий психологическая подготовка и для современно отечественного руководителя пе­реходит в область суровой необходимости.
Однако, приступая к изучению методов психологического обеспечения хозяйствования, следует также с самого начала пре­дупредить об опасности преувеличения, а тем более абсолютиза­ции этих методов в деловых отношениях. ^ Современный менеджер должен постоянно обеспечивать ба­ланс в распределении усилий между разными направлениями работы, не допуская перекосов в ту или иную сторону.
Современная наука с этой целью выработала в качестве оп­тимальной модель трехмерного управленческого мышления, которая включает в себя в органической целостности решение организа­ционно-технических задач, задач социально-психологических и задач обеспечения общей эффективности производства, его при­быльности. Опираясь на эту трехмерную модель, современная практика пришла к выводу, что потребители товаров и услуг покупают все же не персонал фирмы, сколь бы благополучен психологически он ни был, а товар, производимый фирмой, или ее услугу. Именно качество продукта поддерживает уровень продаж, а улыбка продавца, официанта или оператора банка — лишь дополнительное вознаграждение.
Навыки общения, психологическая культура должны быть напрямую связаны с продуктами и услугами, обеспечивать их высокое качество.
Нужен баланс между умением управлять людьми и умением производить продукты.
Как отмечает, один из крупнейших современных западных специалистов по проблемам хозяйственной этики Артур Рих, при решении экономических вопросов нельзя противопостав­лять потребности экономики и человеческую справедливость. Не может быть экономически правильным то, что несправедли­во по отношению к человеку, но не может быть справедливым то, что не учитывает потребности экономики1 .






1 Рих Артур. Хозяйственная этика. – М.: Посев, 1996. – С. 22.

Однако этот комплексный подход к управленческой деятель­ности не исключает необходимости понимания своеобразия, особой значимости, уникальности ее гуманистического аспекта. Дело в том, что среди многочисленных ресурсов, обеспечиваю­щих успех дела, человеческие • ресурсы отличаются одним, но очень существенным качеством: если все ресурсы (финансовые, материально-технические, информационные) истощаются, то человеческие при соответствующем управлении наращиваются, становятся более качественными, ценными. Это делает челове­ческие ресурсы особенно значимыми и привлекательными в предпринимательстве.
История хозяйства богата как позитивными, так и негатив­ными примерами отношения к человеческим ресурсам. В совре­менном экономическом мышлении все прочнее утверждается идея о том, что вложения в человеческие ресурсы, их профес­сиональную и общекультурную, в том числе и психологическую подготовку — самое выгодное вложение капитала. Именно по­этому гуманистический менеджмент, нацеленный на развитие свойств и качеств человеческой личности, остается и сегодня приоритетным направлением управленческой деятельности.
Итак, в трехмерном пространстве управления, измеряемом па­раметрами — продукт, человек, эффективность — управление по параметру "внимание к человеку" является приоритетным. Этим обстоятельством и обусловлены повышенные требования к подго­товке менеджера в области знания человеческой психологии.
Изучение курса психологии и этики делового общения при­звано обеспечить специалистов, руководителей хозяйственных организаций новейшими психологическими технологиями, ме­тодами их использования в целях повышения эффективности производства.
Наша страна вступила на путь становления рыночной эко­номики, демократических реформ. Движение к этим целям — процесс длительный и трудный: он составит целую историче­скую эпоху. Успех начатых реформ во многом будет зависеть от того, насколько каждый из нас окажется способным к самораз­витию, каждодневной самореализации как творческой личности.
Предлагаемый курс как раз и нацеливает на терпеливую и сложную работу над самим собой, на то, чтобы попытаться стать добрее, чище и, следовательно, профессиональнее. Эта дисцип­лина гуманитарного цикла поможет увидеть мир как бы в дру­гом измерении, глубже понять себя и других, сделать нашу жизнь и работу более плодотворными и счастливыми.




Вопросы для повторения
1. Назовите основные задачи управленческой деятельности.
2. Предпосылки формирования психологического подхода. Как соот­носятся тейлоризм и доктрина "человеческих отношений"?
3. Назовите основные положения доктрины "человеческих отноше­ний" и ее применения в практике рыночной экономики.
4. Раскройте своеобразие психической субъективной реальности, виды ее проявления. Каковы основные категории и принципы общей психологии?
5. Как соотносятся общая психология и прикладные психологические науки? В чем заключается предмет социальной психологии и этики делового общения, ее основные категории, цели и задачи?
6. Дайте характеристику трехмерной модели современного управления производством.



Литература
1. Айви А. Лицом к лицу Практическое пособие для освоения приемов и навыков делового общения. — Новосибирск: ЭКОР, 1994.
2. Андреев В. И. Саморазвитие менеджера, — М.: Народное образова­ние, 1995.
3. Крамник В. В. Имидж реформ: психология и культура перемен в Рос­сии. - СПб, 1995.
4. Курбатов В. И. Стратегия делового успеха. — Ростов-на-Дону: Фе­никс, 1995.
5. Курс практической психологии или Как научиться работать и доби­ваться успеха. — Ижевск Удмурд., гос. университет, 1996.
6. Морита Акио. Сделано в Японии. — М.: Знание, 1991.
7. Психология предпринимательской деятельности. — М.: ИПРАН,
1995.
8. Психология. Словарь. 2-е изд. — М.: Политиздат, 1990.
9. РихА. Хозяйственная этика — М.: Посев, 1996.
10. Ронгинский М.Ю., Соколова Е.М. Психология управления и концеп­ции зарубежного менеджмента. — СПб, 1994.
11. Филиппов А. В. Психология и этика деловых отношений. — М.: 1996.
12. Якокка Л. И. Карьера менеджера. — М.: Прогресс, 1991.

ГЛАВА 2
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ И ЭТИКИ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ

Исходя из нашего понимания содержания настоящей дисцип­лины, мы рассматриваем в качестве теоретических предпосылок ее становления и развития работы из области социальной и об­щей психологии, а также соответствующие идеи и теории из об­ласти этики. Не претендуя на всесторонний анализ этих предпо­сылок, обратим внимание на те из них, которые оказали то или иное влияние на осмысление проблем психологии и этики меж­личностного, в том числе делового общения.


2.1. Проблемы этики и психологии общения в истории философской и психологической мысли
Морально-психологические свойства людей, характеризующие их как субъектов общения, отмечаются уже в изречениях древнего китайского мыслителя Конфуция и древнегреческих философов Сократа, Платона, Аристотеля и других, а также в высказываниях мыслителей последующих исторических эпох, в том числе Нового времени, таких, как голландский философ Спиноза и английские 'философы Гоббс и Локк, а также французские просветители Вольтер, Руссо, Гольбах, Гельвеций и другие.
Так, Конфуций (551—479 до н.э.) обращал внимание на такие нравственные качества человека, делающие его приятным и по­лезным в общении, как чувство долга по отношению к другим людям, уважение их, особенно старших по возрасту, выполнение установленных в обществе норм и правил поведения, что позволяет поддерживать порядок и гармонию в обществе.
Древнегреческий философ Сократ (469—339 до н.э.) обосно­вал учение о нормах морали и моральном сознании людей как главном факторе их общения между собой. Он требовал логического обоснования положений этики, а их понимание рассмат­ривал как основное условие нравственного совершенствования каждого человека.
Ученик Сократа Платон (427—347 до н.э.) считал, что обще­ние между людьми должно строиться на основе таких добродете­лей, как справедливость, рассудительность, благочестие, соблю­дение нравственных норм. Он обращал внимание на способы ведения беседы, отразил многие тонкости диалогов разных собе­седников, показал зависимость направленности мышления лю­дей от характера и содержания их общения ' .




' См.: Платон. Соб. соч. в 4 т. Т. 1. – М., 1990. Диалоги «Алкивиад 1», «Протагор»


Говоря о том, что душа размышляет и разговаривает сама с собой, Платон по сути дела ставит вопрос о внутренней речи людей. Это один из важных вопросов современной психологии, в том числе психологии де­лового общения. Заслуживают внимания взгляды Платона на осознанные и неосознанные мотивы поведения людей анализ которых весьма актуален в настоящее время.
На многие психологические свойства личности указывал Аристотель (384—322 до н.э.). Он характеризовал человеческие способности как функции души, рассуждал о психологических чертах характера человека, его мыслительных ассоциациях о целесообразном характере его поведения и деятельности.
Философ Нового времени голландец Бенедикт Спиноза (1632—1677) в своей "Этике" подчеркивает роль человеческой индивидуальности, характеризующей прежде всего внутренний мир человека, проявляющийся в тех или иных его психологиче­ских состояниях — аффектах. Таковыми являются, например, любовь, радость, сострадание, гнев, ревность, ненависть, побуж­дение к чему-либо и т.д. Вместе с тем Спиноза указывал на при­чинную обусловленность человеческого поведения объективной необходимостью, что, однако, не снимает ответственности с человека за то, что он делает. Все это также весьма актуально и в наши дни.
Английские философы Томас Гоббс (1588—1679) и Джон Локк (1632—1704) пытались показать, что общественная мораль и мораль личности взаимосвязаны и определяются обстоятельствами жизни людей и их интересами. Интересы людей определяют характер и содержание общения между ними, — писали они.
Эти идеи получили подробное обоснование в работах фран­цузских просветителей XVIII в. Поля Анри Гольбаха (1723—1789) и Клода Адриана Гельвеция (1715—1771). На обусловленность морали людей их жизненным опытом, указывал Вольтер (1694—1778), отмечая, что критерием нравственности поступков является их полезность для общества.
Весьма актуальны сегодня высказывания Жан Жака Руссо (1712—1778) о роли чувств и естественных инстинктов человека в его поведении. Это же можно сказать об учении немецкого философа Иммануила Канта (1724—1804) о долге как основании нравственности и о нравственном законе.
Многие идеи мыслителей прошлых эпох имеют прямое от­ношение к проблеме межличностного общения людей, в том числе их делового общения. Так, одно из фундаментальных по­ложений теории межличностного общения указывает, что раз­ного рода психические состояния людей во многом определяются содержанием их нравственного сознания и как бы заключают его в себе. Поэтому изучение дисциплины психологии и этики дело­вого общения предполагает осмысление с позиций сегодняш­него дня того теоретического наследия из области психологии и этики, которое может способствовать более глубокому понима­нию относящихся к ней проблем и их более содержательному анализу.
Продуктивной разработке данного курса может способство­вать прежде всего учет ряда идей и теорий из области социаль­ной психологии, высказанных и обоснованных мыслителями прошлых эпох, а также научное осмысление содержания основ­ных направлений современной общей и социальной психологии.
Представляют несомненный интерес некоторые идеи и тео­рии, которые обосновали представители так называемого психо­логического направления в социологии, видевшие изначальные причины общественных явлений в побудительных силах дея­тельности людей. Сами же эти побудительные силы истолковы­вались как проявления человеческой психики.
Один из основоположников этого направления французский мыслитель Габриель Тард (1843—1904) называл социологию как науку о функционировании общества "простой социальной пси­хологией" 1 .





1 Тард Г Социальная логика. — СПб., 1901. — С. 103.




Почти все его социологические труды, в том числе "Законы подражания", "Социальная логика", "Социальные за­коны", "Этюды по социальной психологии", "Общественное мнение и толпа" и др., были посвящены проблемам социальной психологии.
Г. Тард исходил из того, что в основе социальной деятельно­сти лежит психологический настрой отдельных людей и социальных групп. В процессе их взаимодействия один человек или социальная группа подражает другим. В этом Тард видит "изначальный элемент социальности", основной способ сущест­вования и развития личности, социальных групп и общества. Подражание выступает как основная функция человеческой пси­хики.
Тард рассматривает подражание как усвоение и повторение
людьми того нового, что появляется в той или иной сфере об­щественной жизни. Этим новым могут быть малые и большие изобретения и открытия, совершенствующие быт людей, их производственную, познавательную и иную деятельность, обо­гащающие отношения между людьми. "Изобретение и подража­ние таков основной элементарный общественный процесс", — делает вывод Тард*.






1 Тард Г. Законы подражания. – СПб., 1892. – С. 149.


И далее: "То, что изобретается, то, чему подражают, представляет собою не что иное, как идею или же­лание, суждение или намерение". Подражание представлено как непосредственное проявление межличностного общения. В итоге имеет место "коллективное мышление без коллективного мозга". Тард пишет о подражании осознанном и неосознанном. По­следнее проявляется, например, в "подражательном внушении" и в "инстинктивной подражательности социального человека". Он постоянно подчеркивает, что "подражание есть явление со­циальное". Вряд ли надо отбрасывать эти рассуждения Г. Тарда. Скорее следует признать наличие элементов подражания как немалозначимого фактора психологической стороны общения и взаимодействия людей. Работы Тарда дают богатый материал для глубокого осмысления роли этого феномена именно в межлич­ностном общении.
Столь же значимыми для понимания психологической сто­роны межличностного общения представляются работы амери­канских представителей психологического направления в социо­логии Л. Уорда и Ф.Г. Гиддингса.
Лестер Уорд (1841—1913) в своих трудах "Краткий обзор по­зитивной философии Огюста Конта", "Динамическая социология", "Психические факторы цивилизации", "Очерки социоло­гии" пытается раскрыть психологические причины деятельности и поведения людей. Он исходил из того, что "социальные силы - суть силы психологические и заключаются в умственной при­роде индивидуальных членов общества" . 1





1 Уорд Л. Очерки социологии. — М., 1901. — С. 135


По его мнению, изна­чальной причиной деятельности любого субъекта выступают его желания. Он характеризовал желания людей как "всепроникающий и весь мир оживляющий принцип... пульс природы, главная причина всякой деятельности" 2 .




2 Там же. С. 90.


Обосновывая "философию желаний"3 ,





3 Уорд Л. Психические факторы цивилизации. — СПб, 1897. — Гл. IX "Философия желаний"


Уорд выделяет пер­вичные желания, связанные с удовлетворением потребностей лю­дей в пище, тепле, продолжении рода и т.п. На их основе форми­руются более сложные желания людей, в том числе их желания творческой деятельности, гражданской свободы, а также мораль­ные, эстетические и религиозные. Желания людей порождают их волю, которую Уорд называет "динамическим двигателем общест­ва" 4.




4 Уорд Л. Очерки социологии. — М., 1901. — С. 13.

Желания и воля выступают, по Уорду, как основные при­родные и социальные силы, обеспечивающие развитие общества, и тем самым как основные психические факторы цивилизации.
Как пишет Уорд, желания и воля людей не всегда осознают­ся ими. Нередко они проявляются стихийно, непроизвольно как слепо действующие иррациональные силы. Влекомые этими силами, люди действуют в заданном направлении и нередко лишь потом осмысливают свои поступки.
Представляется, что предпринятый Уордом анализ таких психических феноменов, как желание и воля людей, тесно свя­занных с их потребностями и интересами и выступающих в ка­честве важных побудительных сил их деятельности и социаль­ного общения, не потерял своего значения и в настоящее время. Остается добавить, что Уорд пытался решать и такие проблемы психологии деятельности и поведения людей, как "социальное сознание" и "социальная воля", "интуитивное восприятие" и "интуитивный разум", "экономия природы и экономия духа" и т.д 5.






5 См.: Уорд Л. Психические факторы цивилизации. — СПб., 1897.


Все это имеет значение для анализа психологических эле­ментов деятельности и общения людей.
Другой американский социолог Франклин Генри Гиддингс (1855—1931) также обосновывает решающее значение психиче­ских факторов во взаимодействии людей и в развитии общества. Этому посвящены его работы "Основания социологии", "Эле­менты устройства общества" и др. Одну из этих работ он начи­нает с утверждения о том, что "все истинно общественные явле­ния - психические по своей природе". 1




1 Гиддингс Ф Г Основания социологии. — Киев-Харьков, 1898. — C.1.

Он характеризует об­щество как сотоварищество, некую ассоциацию людей, которых скрепляют психологические узы, сознание рода. "Умственные и нравственные элементы общества, соединяясь в различных соче­таниях, образуют так называемое общее чувство, общее желание, нравственное чувство, общественное мнение и общую волю об­щества" 2 .





2 Там же. С. 158.

Все это Гиддингс называет "социальным разумом", формирующимся в результате взаимодействия "индивидуальных разумов". Это, по словам Гиддингса, "продукт того, что Тард называет социальной логикой, связывающей продукты индиви­дуальной логики в более сложные целые" 3 .





3 Там же. С. 160-161

Представляет теоретический и практический интерес реше­ние Гиддингсом проблемы взаимодействия личного и форми­рующегося в рамках ассоциаций группового сознания, в том числе влияния группового сознания — коллективных эмоций, воли и т.д. — на сознание личности 4.
4 Там же. С. 445-447.

Все это, — пишет Гид­дингс, — происходит на сознательном и подсознательном уров­нях, В связи с этим он указывает на "инстинкт ассоциации" 5.






5 Там же. С. 447.


Обращает на себя внимание и его анализ "психических отно­шений" людей, основанных на их взаимопонимании, симпатии, интересах, желаниях и воле. Проблематика работ Гиддингса актуальна по сей день. Многие из высказанных им положений могут способствовать осмыслению сегодняшних проблем психо­логии социального общения и взаимодействия людей.
Психические факторы деятельности и общения людей по-своему анализировал итальянский мыслитель Вильфредо Парето (1848—1923). Социальные действия людей он делил на логиче­ские и нелогические. Первые в той или иной степени осознаны и логически обоснованы людьми, вторые — неосознанны, ин­стинктивны, спонтанны. По мнению Парето, неосознанные действия более естественны и органически присущи людям. Все их действия обусловлены их психическими состояниями, кото­рые в немалой степени определяют характер их общения между собой. В психических импульсах, склонностях и предрасполо­жениях людей Парето видит "источник социальной жизни".
Так же, как Тард и Уорд, он решал проблему законов разви­тия общества, коренящихся в психологическом содержании дей­ствий людей. "Человеческие действия, — утверждает Парето, — имеют закономерный характер и потому мы можем делать их предметом научного исследования" 1.





1 Парето В. Чистая экономия. – Воронеж, 1912. С. 1.

Закономерный характер деятельности людей определяет закономерный характер разви­тия всех сфер общественной жизни. Исходя из этого, Парето делает вывод, что "чистая экономия должна найти законы явле­ний, которые могли бы применяться к обществу, где господству­ет частная собственность, так и к обществу с коллективной соб­ственностью... она должна дать нам возможность предвидеть экономические результаты при какой угодно форме обществен­ного устройства" 2.






2 Там же. С. 3.

Представители психологического направления в социологии обосновали многие фундаментальные положения, касающиеся психической стороны деятельности людей, их межличностных отношений и развития общества.
Своеобразный вклад в решение этих проблем внесли также немецкие мыслители Г. Штейнталь, М. Лацарус и Вундт. Они по-праву считаются основоположниками такого направления в социальной психологии как психология народов.
Хейман Штейнталь (1823-1899) и Мориц Лацарус (1824-1903) опубликовали ряд своих работ в основанном ими журнале "Психология народов и языкознание". В этих работах, в частно­сти, в статьях "Вводные рассуждения о психологии народов", "Мысли о народной психологии" они указывали на существова­ние "духа народа" как некоего духовного целого. В статье "Мысли о народной психологии", переведенной на русский язык П.А. Гильтебрандтом и вышедшей отдельным изданием, они пишут, что у каждого народа имеется "свой особый склад мыслей и чувств, своя духовная физиономия, называемая "народностью". 3






3 М. Лацарус и Г. Штейнталь. Мысли о народной психологии. – Воронеж, 1905. – С. 1.

В связи с этим "задача народной психологии" заключается в том, чтобы "познать дух народа, как познала индивидуальная психология дух индивидуума , а также открыть законы человеческого духа" 1.





1 М. Лацарус и Г. Штейнталь. Мысли о народной психологии. 1905. - С.2.


Любой человек, отмечали они, испытывает влияние общества, в котором он живет и в связи с этим влияние "опыта протекших столетий и тысячелетий" и "вполне зависит от них в своих мыслях, чувствах и воле" 2.






2 Там же. С. 5.


При этом важно уяснить, "как соединяются простейшие первона­чальные силы человеческого сознания со сложными силами и образами народного духа" 3.




3 Там же. С. 22.

Они обращали внимание на то, что "наравне с языком, мифом и религией элементы народного духа заключаются также в культе, народном творчестве, письме и искусствах" 4.





4 Там же. С. 38.

Особо отмечали, что "дух народа живет только в индивидуумах и не имеет особого от духа индивидуума бытия" 5.





5 Там же. С. 9

Проявляясь в духовном мире отдельных индивидов, дух народа определяющим образом формирует их эмоциональный настрой, образ мыслей и волю, — таков вывод, вытекающий из концепции психологии народов, развиваемой Штейнталем и Лацарусом.
Сама проблема влияния исторически сформировавшейся ду­ховности народа на духовный мир составляющих его людей, как и в целом проблема взаимодействия духовной жизни личности и общества, весьма актуальна в настоящее время. Ведь любой че­ловек в своей деятельности и общении с другими людьми вы­ступает как носитель духовности своего народа, выражает в сво­ем эмоциональном и интеллектуальном настрое его психический склад и национальное самосознание. Необходимость глубокого осмысления данной проблемы определяет актуальность работ этих мыслителей.
Свое обоснование психологии народов предложил Вильгельм Вундт (1832—1920). Он критически подошел к концепции Лацаруса и Штейнталя, которые, по его мнению, противопоставляли психологию народов как надиндивидуальную духовную субстан­цию индивидуальной психологии. По Вундту, "душа народа всегда состоит из единичных душ" 6






6 Вундт В. Проблемы психологии народов. — М., 1912. — С.14.


и представляет собой "совокупное содержание душевных переживаний" людей, при­надлежащих к тому или иному народу и связанных между собой постоянным "взаимодействием и взаимоотношением" . 1





1 Там же. С. 21.

При этом формирующийся "общий дух" народа есть "нечто неизме­римо большее, чем сумма индивидов", через сознание которых он проявляется2 .







2 См Вундт В. Индивидуум и общество. — СПб., 1896. — С. 21


К основным проблемам психологии народов Вундт относит исследования их языка, мифов и обычаев. Он пишет, что эти три области духовной жизни отличаются общезначимым характером выраженных в них духовных процессов 3



3 См.: Вундт В. Проблемы психологии народов. — С. 26.

и более полно пред­ставляют "общий дух" и психический склад тех или иных наро­дов. Вундт считал, что "язык, мифы и обычаи представляют собой не какие-либо фрагменты творческого народного духа, но самый этот дух народа" 4.






4 Там же. С- 35.

При этом он указывал, что общий народный дух проявляется прежде всего в национальном само­сознании, ибо "нация является важнейшим из тех концентриче­ских кругов, в которых может развиваться совместная духовная жизнь" 5 .






Там же. С. 27.

В. Вундт постоянно обращал внимание на взаимодействие "народного духа" и сознания отдельных людей. Он всячески подчеркивал, что те или иные личности, выражая народное, в том числе национальное самосознание, сами в разной степени воздействуют на него, проявляя свое творчество в различных областях общественной жизни.
Взгляды Вундта на сущность и проявления "народного духа" и его роль в жизни общества, изложенные в его многочислен­ных трудах, итогом которых была его десятитомная "Психология народов", способствуют пониманию многих сегодняшних про­блем, в том числе касающихся сути и роли национального само­сознания в деятельности людей, их поведении и общении между собой.
Не меньшее значение имеют сегодня и его взгляды на сущность и значение морали в решении проблем взаимоотношений личности и общества и межличностных отношений. Решение моральных проблем Вундт органически связывает с решением проблем индивидуальной и общественной психологии, в том числе психологии народов. Он рассматривает этику как науку о нормах поведения людей. При этом он исходит из того, что появлению той или иной социальной нормы, в том числе нравст­венной, предшествует психологическое восприятие того или иного социального факта, его оценка с точки зрения полезности для человека, для жизни общества. Поскольку данный процесс со­циально обусловлен, постольку он, по мнению Вундта, выступа­ет как социально-психологический, порождающий общие пережи­вания, восприятия и представления взаимодействующих между собой людей. Их социально-психологические отношения к тем или иным явлениям их общественной жизни могут конституи­роваться в виде определенных социальных норм, в том числе нравственных.
В основе оценки социальных фактов лежит, по Вундту, чело­веческая воля, которой уделяется важное место в его этической концепции. Он исходил из того, что направленность воли людей определяется субъективными и объективными обстоятельствами их жизни. Под субъективными обстоятельствами он понимал внутренний мир людей, их переживания и представления о тех или иных явлениях, а под объективными — те обстоятельства, которые "исходят из явлений, данных в обществе и истории". *





1 Вундт В. Этика. Исследование фактов и законов нравственной жизни. СПб., 1887 - С. 19.


В своей работе "Принципы нравственности" Вундт характе­ризует нравственную волю как "субстанциональную силу", со­храняющую себя как некую целостность и проявляющуюся как желание, хотение, направленность сознания на достижение же­лаемого результата. Воля выступает как интегрирующее свойство сознания и выражает его деятельную сущность. Она индивиду­альна, однако, может "принадлежать общей воле", поскольку существует общая направленность воли многих людей. В этом смысле общая воля обладает реальностью не в меньшей степени, чем воля отдельных людей. По Вундту, нравственная воля лю­дей должна быть направлена на "общественное благосостояние и прогресс". Следует по достоинству оценить труды этого мыслителя, способствующие глубокому пониманию многих современных проблем, касающихся психического склада больших социальных групп и национальных общностей, взаимодействия обществен­ного и индивидуального сознания, психологии и этики меж­личностного общения.
Этому в определенной степени способствуют и работы тео­ретиков, исследовавших так называемую психологию масс. Этой проблемы касался Г. Тард в ряде своих работ, в том числе и на­званных выше. В них он дал характеристику психологических механизмов подражания в массовом сознании, которое происхо­дит на сознательном и подсознательном уровнях.
Существенный вклад в анализ "психологии масс" внесли французский социолог Г. Лебон и итальянский юрист С. Сигеле.
Излагая свои взгляды в небольшой книге "Преступная тол­па", С. Сигеле (1868—1913) обратил внимание на необходимость разработки "коллективной психологии" как психологии различ­ных (больших и малых) масс людей. При этом он пояснил, что коллективная психология должна заниматься прежде всего "такими совокупностями индивидов, как, например, суд при­сяжных, собрания, съезды, театры и проч., которые не подчи­няются ни законам индивидуальной психологии, ни социологи­ческим законам". 1



1 Сигеле С. Преступная толпа. — СПб., 1896. — С. 13.



Коллективная психология, по Сигеле, — это также психология толпы 2,






2 Там же. С. 17.

"душа" которой формируется путем подражания людей друг другу 3.





3 Там же. С. 23

Сигеле указывает на роль зарази­тельности в формировании коллективной психологии, в том числе психологии толпы, о роли в этом восприимчивости и внушения 4.





4 Там же. С. 27-30


Он говорит о "неоспоримом психологическом зако­не", по которому "интенсивность душевного движения возраста­ет прямо пропорционально числу лиц, разделяющих это движе­ние в одно и то же время, з одном и том же месте". В этом за­ключается "причина того неистовства", до которого доходят энтузиазм или порицания в разного рода собраниях людей 5.







5 Там же. С. 53.


Подробное обоснование психологии масс содержится в ряде работ Густава Лебона (1841—1931). В своем фундаментальном труде " Психология народов и масс" он обстоятельно характери­зует сознание "толпы", ее многочисленные психологические свойства. Он пишет, что "эра толпы" наступает "в переходные периоды развития общества и в то же время нестабильные, ко­гда рушатся элементы одной цивилизации и постепенно утвер­ждаются элементы другой" 6





6 Лебон Г. Психология народов и масс. — СПб., 1896. — С. 153.


По Лебону, психологические характеристики толпы в корне отличаются от психологических характеристик составляющих ее людей. "Сознательная личность исчезает", чувства и мысли лю­дей "принимают одно и то же направление", "Образуется кол­лективная душа, имеющая временный характер, но представ­ляющая очень определенные черты". 1






1 Там же. С. 162-163.



Далее Лебон характеризу­ет эти черты, указывает на импульсивность и раздражительность толпы, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждении и критики, податливость внушению, нетерпимость, авторитар­ность и консервативность толпы и т.д2 .





2 Там же. С. 173-191.

Лебон пытается осмыслить причины появления новых пси­хических и моральных качеств у человека в толпе, раскрывает характер идей и воображений толпы. По его мнению, идеи тол­пы можно разделить на два разряда: скоропреходящие идеи, зарождающиеся под влиянием минуты, и другие идеи, которым среда, наследственность и общественное мнение дают большую устойчивость. Воображения же толпы чаще основаны на по­верхностных впечатлениях. Он дает свою классификацию и опи­сание толпы "различных категорий", выделяет разнообразную толпу и толпу однородную (секты, касты, классы и т.п.), пре­ступную толпу, присяжные и уголовные суды, избирательную толпу, парламентские собрания3 .


3 Там же. Отд. третий: "Классификация и описание толпы различных категории".


Исследования психологии масс, в том числе указанных выше собраний людей, дают немало для понимания психологии меж­личностного общения в соответствующей обстановке. Живя в обществе, человек сталкивается с деятельностью этих массовых собраний, испытывает на себе их влияние, оказывается их уча­стником. Все это оказывает психологическое воздействие на него, в том числе как на субъекта деятельности и общения с другими людьми.
Пониманию человека как субъекта межличностного общения способствует теория инстинктов социального поведения, обосно­ванная в работах английского психолога Уильяма Мак-Даугалла (1871—1938). Он исходил из того, что "психология не должна сводиться к изучению сознательных процессов". Она должна быть "положительной наукой о человеческом духе во всех его формах и способах проявления 1 .





1 Мак-Даугалл У. Основные проблемы социальной психологии. С.11. – М., 1916. – С. 11

Изначальной причиной и по­будительной силой социального поведения людей он считал их врожденные инстинкты. Размышляя о их природе и роли, он ссылается на работы В. Вундта, который применял термин "инстинкт" к "прочно сложившимся приобретенным навыкам" и к "врожденным специфическим склонностям", а также на работы У. Джеймса, который отводил инстинктам " руководя­щую роль в определении человеческого поведения и душевных процессов" 2 .







2 Там же. С. 17.

Мак-Даугалл определял инстинкт как "наследственное или врожденное психо-физическое предрасположение, которое на­деляет того, кто им обладает, способностью воспринимать из­вестные объекты, обращать на них внимание, испытывать осо­бое чувственное возбуждение при восприятии таких объектов и производить соответственные особые акты или, по крайней ме­ре, испытывать импульс к ним" 3 .






3 Там же. С. 21.


Указывается на познаватель­ную, аффективную и волевую стороны инстинкта. Поясняется это так: "Каждый инстинктивный акт заключает в себе сознание существования какого-нибудь объекта, эмоциональное отноше­ние к последнему и стремление к нему или уклонение от этого объекта" 4 .






4 Там же. С. 19



Утверждается, что "инстинкты являются первыми двигателя­ми человеческой деятельности" и что "инстинктивные импуль­сы определяют цель всякой деятельности" 5.







5 Там же. С. 31, 32




Подробно характе­ризуется взаимосвязь некоторых "основных инстинктов" и "первичных эмоций человека", в том числе: инстинкта бегства от опасности и эмоции страха; инстинкта любопытства и эмо­ции удивления; инстинкта драчливости и эмоции гнева; ин­стинкта самоуничижения и эмоции покорности; родительского инстинкта и эмоции нежности и т.д 6.





6 Там же. С. 36-60.

Целые главы посвящены анализу отдельных инстинктов, таких, как инстинкт размножения и родительский инстинкт, инстинкт воинственности, стад­ный инстинкт, инстинкт стяжательства, строительства и т.д 7.






7 Там же. гл. X-XIV



Подробный анализ роли инстинктов (названных им впослед­ствии склонностями) в социальном поведении людей, проделанный Мак-Даугаллом, способствовал тому, что на это обратили серь­езное внимание другие психологи. Многие из них стали изучать иррациональные проявления психики человека, прежде всего инстинкты, их сущность и роль в деятельности людей, их пове­дении и межличностном общении. Речь идет главным образом о психоанализе Зигмунда Фрейда и его последователей.






2.2. Проблемы психологии личности и межличностного общения в трудах российских ученых
Ряд ценных идей, касающихся проявления внутреннего мира людей и духовной стороны их общения, содержится в трудах русских мыслителей XIX — начала XX вв. Петра Лаврова (1823—1900) и Николая Михайловского (1842—1904). Они рас­сматривали все общественные явления как результат сознатель­ной деятельности людей. Поэтому главную роль социологии как науки об обществе они видели в анализе мотивов деятельности людей и их нравственных идеалов, другими словами, — в изуче­нии психологической и нравственной сторон их деятельности.
Особое внимание уделяли они анализу "солидарных" дейст­вий людей, направляемых их общими интересами. По словам П. Лаврова, важно понять и обобщить факты солидарности между людьми и тем самым открыть законы их солидарных действий формы проявления их солидарности, а также условия ее упрочения или ослабления при разном уровне социально-нравст­венного развития людей и форм их общежития. 1





1 См.: Памяти П. Лаврова. — Пг., 1922. — С. 250.


Под солидар­ностью понимается "сознание того, что личный интерес совпа­дает с интересом общественным" и "что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех соли­дарных с нами людей". Солидарность — это "общность привы­чек, интересов, аффектов или убеждений" 2.






2 Там же. С. 250, 251.



Все это определяет сходство поведения и деятельности людей.
Анализ внутренних мотивов деятельности личности, ее це­лей, идеалов и воли, выражает основное содержание субъектив­ного метода в социологии, разработку которого продолжил
Н. Михайловский. По характеристике Н. Бердяева, Н. Михай­ловский — "самый талантливый сторонник субъективного мето­да" и "самый главный его творец". 1








1 Бердяев Н. Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. — СПб., 1901. - С. 16.



Он развил идею о сущест-„ вовании "правды-истины" и "правды-справедливости" 2.






2 Михайловский Н.К. Соч. Т. 1 - СПб., 1898. - С.З.


Первая — это "объективная правда", фиксирующая объективный ход событий общественной жизни. Вторая — "правда субъективная", выражающая внутренний мир людей, творящих эти события. С позиций такой двуединой правды он рассматривает все явления общественной жизни.
Представляет интерес решение Н. Михайловским проблем, относящихся к психологии масс, в том числе взаимодействия "героев и толпы", личности и общества. На первом плане у него личность, обладающая своей особой индивидуальностью и непо­вторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями — главные действующие лица в обществе - определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства. Вопрос о героях и толпе Михайловский решает больше в социально-психо­логическом плане. Героем он называет человека, увлекающего своим примером массу на хорошее или дурное дело. Толпа же — это масса людей, способная увлекаться примером — благород­ным, низким или безразличным. В целом же характеристики толпы Михайловским совпадают с характеристиками Лебона.
Важные проблемы социальной психологии, в том числе пси­хологии межличностного общения рассматриваются в трудах Е.В. Де-Роберти и Н.И. Кареева. Они обосновывали положение о том, что главную роль в поведении и деятельности людей иг­рает их индивидуальная и коллективная психика.
В своей "Психологической социологии" Евгений Де-Роберти (1843—1915) указывает на обусловленность социального поведения людей такими психическими факторами, как их желания, эмоции, страсти, характер, образ мыслей, воля и т.п. Он делает вывод, что "все общественные явления в известной мере совпа­дают с явлениями собственно психическими" и что психическая деятельность людей определяет их социальную деятельность. Отсюда главное в науке об обществе заключается "в познании законов психического взаимодействия" 3.






3 Де-Роберти Е.В. Новая постановка основных вопросов социологии. — М., 1909. - С. 85, 86.



Е.В. Де-Роберти считал, что проявляющиеся в психическом взаимодействии людей их индивидуальная и коллективная пси­хика воплощаются в нормах их социального поведения, в созда­ваемых ими предметах духовной и материальной культуры, в системе экономических, политических и других институтах функционирования общества. Он глубоко проанализировал так­же влияние индивидуальной и коллективной психики людей на их межличностное общение.
На психологическую основу деятельности людей указывал и Николай Кареев (1850—1931). Он обращал внимание на три основные стороны духовного бытия человека — его ум, чувства и волю. 1







1 Кареев Н. И. Введение в изучение социологии. – СПб., 1907. – С. 106.

Отмечал, что в поведении и деятельности людей, а значит, во всей их общественной жизни специфическую роль играет интел­лектуальная, эмоциональная и волевая стороны их духовного ми­ра и было бы неверно делать ставку на одну из них, как это на­блюдается у рационалистов, эмпириков и волюнтаристов.
Исходя из того, что общественное поведение человека опреде­ляется его "психической природой", Н.И. Кареев делает вывод, что психологического объяснения требуют полезные и вредные поступки, а также "справедливые и несправедливые обществен­ные явления" 2.







2 Там же. С. 110



Он обращает внимание на роль индивидуальной и коллективной психики людей в функционировании различных проявлений общественного сознания. "Коллективная психология должна показать, что и народный дух, и всякая культурная сре­да, и какое бы то ни было групповое и классовое самосознание суть не что иное, как результат психического взаимодействия между отдельными индивидуумами" 3.






3 Там же. С. 110.
Данное взаимодействие, по Карееву, лежит в основе всех "практических отношений" людей, в том числе их межличностных отношений.
Свой вклад в обоснование роли социально-психологических явлений в деятельности и поведении людей, их социальном об­щении внесли Г. В. Плеханов и В. И. Ленин.
В своих трудах марксист Георгий Плеханов (1856—1918) ука­зывал на материальные предпосылки формирования психического склада различных социальных групп, каковыми, по его мнению, являются прежде всего "структура общества" и социально-экономические отношения между людьми. Их психический склад проявляется в их привычках, нравах, чувствах, стремлени­ях, идеалах, выражающих их образ жизни и в конечном счете их положение в обществе. 1







1 См.: Плеханов Г.В. Изб. философские произведения. В 5 т. Т. 1— М., 1956. — С. 644.



В свою очередь, как часто подчеркивал Г. В. Плеханов, "психика общественного человека" 2







2 Там же. Т. 111. С. 180

воздействует на образ его мыслей и волю и тем самым существенно влияет на его поведение и отношение к другим социальным субъектам.
Всесторонний анализ проблем социальной психологии, в том числе влияния психического склада людей на поведение обще­ственных классов и других социальных групп, а также отдельных личностей, содержится в трудах Владимира Ленина 3








3 См. об этом: Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. — М., Наука, 1966; Парыгин Б.Д. Общественное настроение. — М., Мысль, 1968; Его же: В.И. Ленин об общественных настроениях//Вестник ЛГУ, 1959. № 17; Уледов А.К. Структура общественного сознания. — М., Мысль, 1968.



(1870—1924). В ряде своих теоретических работ, докладов, писем он обозна­чил различные проявления коллективной и индивидуальной психики людей в контексте их классового и национального са­мосознания. Он глубоко обосновал влияние социальных чувств, инстинктов, настроений на содержание и направленность дея­тельности людей, их общественных отношений и межличност­ного общения.
Большой вклад в развитие психологии личности и межлич­ностных отношений внес Владимир Бехтерев (1857—1927), кото­рый исследовал различные проявления индивидуальной и кол­лективной психики людей, широко опираясь на данные физио­логии. В своем фундаментальном труде "Коллективная рефлек­сология" он представил весьма подробную картину влияния "социальной психики " на поведение людей и отношения между ни­ми. Этой проблеме была также посвящена его более ранняя ра­бота "Роль внушения в общественной жизни" (1898).
Помимо методологических проблем "коллективной рефлек­сологии", содержания этой науки, ее предмета и метода В.М. Бехтерев исследует широкий круг ее специальных проблем. Среди них: коллектив как собирательная личность; коллектив­ное объединение; взаимовнушение, взаимоподражание и взаи­моиндукция как объединяющие факторы; язык как объединяю­щий фактор; развитие коллективных движений по типу сочета­тельных рефлексов; коллективные наследственно-органические рефлексы; коллективное настроение и коллективные мимико-соматические рефлексы; коллективное сосредоточение и коллек­тивное наблюдение; коллективное творчество; согласованные коллективные действия. 1






1 См.: Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология – Пг., 1921.

Бехтерев исходил из положения о "безусловной закономерности сложных человеческих действии. 2






2 Там же. С. 271.

В этом труде он также дал анализ многих законов деятельно­сти людей Рассматривая коллектив как "собрание отдельных, связанных между собою теми или иными интересами лично­стей" он приходит к выводу о том, что коллектив, представ­ляющий собой нечто целое, выступает "в виде одной коллек­тивной или собирательной личности". Поэтому "законы прояв­ления деятельности коллектива суть те же, что и законы прояв­ления деятельности отдельной личности" . 3




3 Там же С. 13.


"Коллективные рефлексы" проявляются, по Бехтереву, в коллективных наблюдениях, коллективных инстинктах, коллек­тивных эмоциях, коллективном сосредоточении и т.д4 .





4 Там же. С. 25.

Раскры­ваются процессы взаимовнушения и взаимоподражания в кол­лективе в общении людей друг с другом. При этом указывается на их взаимоиндукцию, происходящую "путем непосредствен­ной передачи возбуждения центров одного индивида соответст­вующим центрам другого индивида". 5






5 Там же. С. 126.

Речь идет об образовании своего рода энергетического психологического поля, в котором люди воспринимают друг друга и соответственно реагируют на те или иные явления.
Эти и другие положения учения В.М. Бехтерева помогают глубже осмыслить содержание психологической стороны дея­тельности и общения людей.
Для понимания этого важное значение имеют труды Алексея
Ухтомского (1875-1942), прежде всего его учение о доминанте, так­же базирующееся на данных физиологии. "Доминанта, - пишет Ухтомский - есть очаг возбуждения, привлекающий к себе волны возбуждения из самых разных источников" 6.








6 Ухтомский А.А. Доминанта. - М. -Л.: Наука. 1966.


И, как таковая, "является физиологической основой акта внимания и предметного мышления" 7






7 Там же. С. 11.



Будучи сформированной, доминанта "стойко дер­жится в центрах и подкрепляется разнообразными раздражениями, обеспечивая проявление тех или иных инстинктов". К тому же "однажды вызванная, она может восстанавливаться". 1






1 Ухтомскчи А.А Доминанта. — М. -Л.: Наука, 1966. С. 33.


Ухтомский глубоко обосновал положение о том, что доминанта определяет "направленность поведения, мысли и деятельности" 2.


2 Там же. С. 89.


Исследуя доминанту как "фактор поведения", он далее говорит о ней как "определителе поведения" 3.






3 Там же, С. 73-88.


Полемизируя с Мак-Даугаллом, Ух­томский делает вывод: "В конце концов не прирожденное наследие рефлексов и инстинктов, но борьба текущих конкретных доминант с унаследованным и привычным поведением приводит к оплодо­творению всей работы..." 4 .







4 Там же. С. 88.


Научному осмыслению поведения людей и их межличност­ного общения способствует учение об установках грузинского психолога Дмитрия Узнадзе (1886/87—1950), исследования кото­рого долгие годы осуществлялись в творческом сотрудничестве с российскими учеными в рамках советской психологической нау­ки. Узнадзе характеризует установку как направленность созна­ния субъекта в определенную сторону и на определенную ак­тивность 5 .







5 См: Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки- — Тби­лиси: Академия наук Грузинской ССР, 1961. — С.18.


Установки, - указывал он, — присущи как созна­тельным, так и бессознательным действиям субъекта, характери­зуют его деятельность в целом 6 .







6 См.: там же. С. 20, 39.


Для возникновения установки "достаточно двух элементарных условий — какой нибудь акту­альной потребности у субъекта и ситуации ее удовлетворения. При наличии обоих этих условий в субъекте возникает установ­ка к определенной активности". И далее: "То или иное состоя­ние сознания, то или иное из его содержаний, вырастает лишь на основе этой установки" 7 .

7 См.: там же. С.23.



Рассматривая формирование установок у человека как его "готовности к определенной активности", Д.Н. Узнадзе отмечает, что они появляются под воздействием не только действительно­сти, но и слова, речи, вербальных средств общения между людь­ми. Все это обусловливает возникновение соответствующих уста­новок, которые объективируются в деятельности людей, в создаваемых ими предметах культуры, в их общении между собой.
Многое для понимания психологии личности и межличност­ного общения дают труды Сергея Рубинштейна (1889—1960). Он глубоко проанализировал роль деятельности и общения людей в функционировании их психики. В его работах 1







1 Основы обшей психологии. — М.: Учпедгиз АН СССР, 1940; Бытие и созна­ние. — М.: АН СССР, 1957; Принципы и пути развития психологии. — М: .АН СССР, 1959



мышление общест­венного человека предстает как процесс его умственной дея­тельности по духовному освоению действительности, переводу внешней предметной деятельности во внутренний, идеальный план (интериоризация). Во всем этом проявляется творческое осмысление человеком внешнего мира и своего отношения к нему. Труды С.Л. Рубинштейна способствуют научному понима­нию влияния внешней природной и социальной среды на разви­тие сознания, сочетания в нем элементов отражения и творчест­ва и его роли в практической деятельности людей.
Большая роль в исследовании этих проблем принадлежит Льву Выготскому (1896—1934), который разработал культурно-историческую теорию развития психики 2 .







2 См.: Выготский Л.С. Развитие высших психических функций М.: Акад. пед. наук РСФСР, I960; Мышление и речь. — М. — Л.: Соцэкгиз, 1934; Изб. психо­логические исследования. — М.: Акад. Пед. наук РСФСР, 1956; Психология искусства. — М.: Искусство, 1965.


Он считал, что в функционировании и развитии психики человека отражаются два основных плана его деятельности и поведения: натуральный, связанный с удовлетворением его биологических потребностей, и культурный, связанный с различными формами его социаль­ной деятельности и поведения. Исходя из этого, раскрывается роль орудийной деятельности человека и знаковых систем, пре­жде всего речи, в развитии его психики. Учение Л.С. Выготского о влиянии социокультурных факторов на развитие эмоциональ­ной сферы сознания личности и ее мышления позволяет глубже понять содержание и направленность духовной деятельности людей и характер их поведения.
Идеи С.Л. Рубинштейна и Л.С. Выготского, разработанные ими деятельностный подход в психологии и культурно-историческая теория функционирования и развития психики человека получили свое творческое развитие в трудах А.Н. Леон-тьева, А.Р. Лурия, А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, Б.Г. Анань­ева, Э.В. Ильенкова, А.М. Коршунова и других российских пси­хологов и философов. Многие положения их работ касаются проблем как общей, так и социальной психологии, в том числе психологии межличностного общения. Это относится, например, к работам А.Н. Леонтьева, В.Н. Мясищева, А. Г. Ковалева, А.А. Бодалева . 1






1 См. список литературы, приведенный в конце этой главы.



Многие проблемы психологии общения и межличностных отношений проясняют работы М.Г. Ярошевского, Б.Ф. Порш-нева, Б.Д. Парыгина, А. К. Уледова и Г.М. Андреевой 2 .







2 См. список литературы, приведенный в конце этой главы.



Ни одну из этих проблем невозможно научно решить без глубокого по­нимания того, что, как пишет М.Г. Ярошевский, составляет предмет психологии. Речь идет о понимании образов, возни­кающих в процессе восприятия людьми друг друга; их мысли­тельных действий, в процессе которых происходит превращение внешних действий во внутренние (указанный выше процесс интериорризации, начало изучению которого положил И.М. Сеченов); мотивации, выражающейся в побуждениях людей, придающей их действиям "направленность, избирательность и стремительность"; общения как психосоциального отношения между людьми, при котором происходит непрерывный "обмен реакциями" и "каждый из его участников воспринимает другого в качестве субъекта, способного изменить свое поведение в за­висимости от внутренних психологических установок"; лично­сти, изучение которой происходит, в частности, в процессе ис­следования научения (т.е. приобретения новых форм поведения) и психодиагностики, возникшей из потребности определения индивидуальных различий людей, для чего широко используется метод тестирования 3 .





3 См.: Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. — М: Политиздат, 1974. С. 82-86, 148, 168-173.



Все это имеет прямое отношение к курсу психологии делового общения, как и концепция В.Н. Мясищева о "психических" или "психологических" отношениях между людьми. Эти их отноше­ния "представляют внутреннюю сторону связи человека с дейст­вительностью, содержательно характеризуют личность как актив­ного субъекта с его избирательным характером внутренних пере­живаний и внешних действий, направленных на различные сто­роны объективной действительности" 4 .






4 Мясищев В.Н. Личность и неврозы — ЛГУ, 1960. — С. 120.



Психологические отношения как система осознанных изби­рательных связей личности с предметами внешнего мира выте­кают "из всей истории развития человека", выражают его лич­ный опыт и внутренне определяют его действия и его переживания 1 .





1 Мясищев В.Н. Личность и неврозы. - ЛГУ, 1960. - С. 210.


Как элементы психологических отношений характеризу­ются мотивы деятельности людей, их воля, потребности, интере­сы, цели и т.д.
В.Н. Мясищев пишет: "Наши работы ставят задачи осветить основные проблемы психологии отношений" 2.





2 Там же. С.81.


Решение этих задач относится к значительным достижениям отечественной психологии.
Глубокая разработка проблем взаимосвязи общественных от­ношений людей и их межличностных отношений, места обще­ния в системе указанных отношений, анализ структуры обще­ния, его коммуникативной, интерактивной и перцептивной сто­рон содержится в работе Г.М. Андреевой 3.






3 Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Наука, 1994. Разд. Закономерно­сти общения и взаимодействия людей.


Труды этих и других ученых продолжают традиции развития общей и социальной психологии в России с ориентацией на исследование фундаментальных теоретических и методологиче­ских проблем. Их решение позволяет развивать прикладные психологические дисциплины, одной из которых является пси­хология и этика делового общения. Ее развитие предполагает внимательное изучение и учет достижений отечественной и за­рубежной психологической мысли, в первую очередь касающих­ся психологии личности и межличностного общения.




2.3. Основные направления современной психологии Запада и проблемы психологии межличностного общения
Проводимые в странах Запада исследования в области пси­хологии и этики делового общения опираются на те или иные положения существующих там направлений общей и социаль­ной психологии при решении прежде всего теоретических и методологических проблем. Для этого используются основопо­лагающие положения таких направлений, как бихевиоризм, гештальт-психология, теория поля, психоанализ, интеракцио-низм. Рассмотрим кратко эти направления с интересующей нас точки зрения.
Бихевиоризм (от лат. behavior - поведение), или психология поведения, появился в США в начале нынешнего века. Его экс­периментальной предпосылкой стали исследования поведения животных, проведенные Эдуардом Торндайком (1874—1949) '.





' Thomdike E. Animal Intelligens: An Experimental Study of the Associative Processes in Animals. 1898.

Многие выводы этих исследований были учтены при объясне­нии поведения людей. В другой своей работе — "Принципы обучения, основанные на психологии", вышедшей в США в 1906 г. (русский перевод 1926 г.) Э. Торндайк последовательно проводит мысль о том, что педагогика должна опираться на пси­хологию и прежде всего психологию поведения. В предисловии к русскому переводу этой работы Л. С. Выготский пишет, что Торндайк по всей вероятности является основоположником психологии поведения и объективной психологии вообще 2 .





2 См.: Торибанк Э. Принципы обучения, основанные на психологии. — М-, 1926. — С. 6.

Он обосновывает взгляд на человеческую психику и поведение как на "систему реакций организма на внешние раздражения, посы­лаемые средой, и внутренние раздражители, возникающие в самом организме". По его мнению, "все поведение человека слагается из безусловных реакций, данных в наследственном опыте, помноженных на те новые условные связи, которые даны в личном опыте" 3 .






3 См.: Там же. С. 7, 19.


В 1913 г. Джон Уотсон (1878—1958) в своей программной статье "Психология как ее видит бихевиорист" сформулировал основные принципы поведенческой психологии, которые затем получили подробное обоснование в его книге "Психология как наука о поведении". В предисловии к первому изданию этой книги Б. Уотсон пишет, что "наиболее плодотворная отправная точка для психологии — это изучение не самого себя, а изучение поведения соседа". Таким путем мы сможем объяснить и наше собственное поведение 4 .




4 Уотсон Б. Психология как наука о поведении. — М. — Л., 1926. — С. IX.



Он критически отзывается о структуралистиском методе В. Вундта и функционалистском методе У. Джеймса, которые отправной точкой в психологии считали "изучение своего собственного ума". По мнению Уотсона, в таком интроспективном анализе много субъективизма, идущего от личных ощущений, представлений, оценок и т.д. Поэтому этот подход нельзя признать научным.
Бихевиоризм же предлагает исследовать психологические яв­ления объективно. Вместо анализа субъективных ощущений, восприятии, образов и т.д. следует изучать поведение других людей, т.е. как человек реагирует на те или иные воздействия внешней среды, которые Уотсон называет стимулами. Отсюда схема анализа S—R (стимул — реакция). Уотсон подчеркивает, что "психология как наука о поведении занимается предсказа­нием и управлением действиями человека, а не анализом его сознания 1 .





1 Уотсон Б. Психология как наука о поведении. — М. — Л., 1926. — С. IX.


В решении подобных задач — суть и значение бихевиоризма. Многие его положения помогают объяснить влияние тех или иных внешних, в том числе социальных, факторов на поведение людей, их деятельность и межличностное общение. В то же вре­мя игнорирование собственно психических процессов не позво­лило бихевиористам создать целостную науку о социальном по­ведении.
Представители так называемого необихевиоризма Эдуард Чейс Толмен (1886—1959) и Кларк Леонард Холл (1884—1952) попыта­лись с позиций методологии бихевиоризма объяснить психиче­скую деятельность человека. Они выступили с концепцией "медиаторов" — внутренних процессов, совершающихся между стимулом и реакцией. При этом они исходили из того, что и для "незримых медиаторов" должны существовать такие же объектив­ные показатели, какими пользуются при изучении доступных внешнему наблюдению стимулов и реакций 2.



2 См.: Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. С. 189.

Однако, как отмеча­ет М.Г. Ярошевский, их концепция оказалась малоубедительной именно в научном отношении и в значительной степени утратила свое влияние 3.






3 Там же. С. 197


Произошел возврат во многом к классическому би­хевиоризму, особенно выразившийся в работах Берреса Фредерика Скиннера 4




4 Понятие рефлекса в описаниях поведения (1931); Поведение организмов (1938); Наука о человеческом поведении (1953); Вербальное поведение (1957); Факторы подкрепления (1969) и др.


(р. 1904) и его единомышленников.
Если бихевиористы ограничиваются изучением реакции ор­ганизма на внешние раздражители — стимулы и по сути игно­рируют сами психологические процессы, то представители гештальтпсихологии, прежде всего немецкие психологи Макс Вертгеймер (1880—1943) и Вольфганг Кеяер (1887—1967) главное вни­мание обращают на внутреннюю психическую деятельность че­ловека. Немецкое слово Gestalt означает форму, организацию, вид, образ. В психологии понятие "гештальт" употребляется в смысле "организационного целого", свойства которого не сво­дятся к сумме свойств его частей.
По утверждению Вертгеймера, "имеются целостности, чье поведение не детерминируется поведением индивидуальных элементов, из которых они состоят, но где сами частные про­цессы детерминируются внутренней природой целого". 1






1 См.: Ярошевскчч М.Г. Психология в XX столетии. С. 208.

Указы­вается на целостный и организованный характер восприятия человеком мира, образов других людей и их поведения.
Характерными идеями гештальтпсихологии являются: идея образа как целостного образования: идея изоморфизма, указы­вающая на структурное подобие психических и объективных материальных процессов (в частности, подчеркивается, что "соответствие" в реальных межличностных отношениях субъек­тивно переживается как психологический комфорт); идея асси­миляции и контраста, используемая при характеристике воспри­ятия человека человеком (человек воспринимается или путем ассимилирования его с той или иной социальной или этниче­ской группой, или, напротив, по контрасту с ней) 2 .






2 См.: Андреева Г М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе. — М.: МГУ, 1978. — С.94


Для понимания межличностных отношений немалое значе­ние имеют указания В. Келера на так называемый "инсайт" — спонтанное "схватывание " отношений, осознание их характера в целом. Он объясняет этот психический, протекающий во многом на уровне подсознания процесс, как "внезапное постижение". По его мнению, этот процесс обнаруживает ограниченность концепции проб и ошибок и доказывает, что во многих случаях имеет место целостное и достаточно точное восприятие и осоз­нание человеком явлений внешнего мира и характера его отно­шений с другими людьми. Гештальтисты широко применяют метод моделирования, с помощью которого изучают процесс образования в сознании людей того или иного целостного об­раза, его психологической достройки по каким-то известным человеку данным 3 .





3 См.: Ярошевскии М.Г Психология в XX столетии. С. 214-216.


Одним из учеников Вертгеймера Куртом Левиным (1890—1947) была создана "теория поля", которая, по его мнению, должна объяснить соответствующие моменты в отношениях человека и среды, в которой осуществляется его жизнедеятельность, а также в отношениях людей друг к другу. К. Левин считал, что психо­логия должна объяснять психические явления прежде всего в категориях "отношений", а не изолированных "вещей". '





' См.: Ярошевскии М.Г. Психология в XX столетии. — С. 254.

В от­личие от концепций гештальтпсихологии в теории Левина ана­лизируются не только восприятия и образы субъекта, но и его взаимоотношения с непосредственным окружением. Для Левина "поле" — это структура, в которой совершается поведение" 2 .





2 Там же. С. 258.

Поведение рассматривается как функция личности и среды. "Индивид действует в определенной среде. Одни ее районы притягивают, другие отталкивают". Это качество объектов Левин назвал "валентностью", которая может быть положительной и отрицательной. "Валентный район" является центром силового поля. При позитивной валентности все силы устремляются к этому району, при негативной — от него. Среда заряжена "плюсами" и "минусами", направляющими "локомоции" лич­ности (ее приспособительную активность — авт.). Что касается самой личности, то она представлена в концепции Левина в виде "систем напряжения" 3 .





3 Там же. С. 261-262.

К заслугам К. Левина относят глубокое экспериментальное исследование мотивационной стороны поведения людей. В то же время отмечают, что в его концепции мотивация рассматри­вается во многом изолированно от других сторон поведения человека, а "нерасчлененность в его учении категорий образа и мотива привела к субъективации внешней среды поведения" 4 .




4 Там же. С. 268.
В дальнейшем, эмигрировав из фашистской Германии в США, Курт Левин занялся изучением проблемы межличностных, отношений, а также анализом таких проблем, как стили руково­дства коллективом, типы конфликтов, способы их разрешения и т.п. Все эти проблемы имеют прямое отношение к психологии и этике делового общения.
Существенное влияние на исследования в области психоло­гии личности, ее поведения и межличностного общения оказал психоанализ австрийского ученого Зигмунда Фрейда (1856—1939) и его последователей.
Опираясь на научные данные и анализ собственного опыта врача-психиатра, Фрейд пришел к выводу, что на поведение человека оказывают влияние не только его рациональное мыш­ление, но и иррациональные проявления его психики. Речь идет о разного рода психологических импульсах и влечениях, направ­ленных на удовлетворение инстинктов человека, прежде всего инстинкта самосохранения и полового инстинкта.
По утверждению Фрейда, исходящие из полового инстинкта влечения человека под воздействием моральных, религиозных и других ограничений и запретов вытесняются в область бессозна­тельного. Однако они "дают о себе знать", продолжают действо­вать без ведома человека. 1






1 Фрейд З. Психология бессознательного. – М.: Просвещение 1989. – С. 360.


Фрейд подчеркивает, что "вытесненное влечение никогда не перестает стремиться к пол­ному удовлетворению" 2 .







2 Там же. С. 408.

Отсюда проблема "неосознанных по­буждений", которые определенным образом воздействуют на поведение людей. Анализ данных побуждений и в целом про­блемы бессознательного открывает многое для понимания пове­дения людей, их межличностных отношений и общения между собой.
Вскрывая роль в этом иррациональных побудительных сил, Фрейд, по его словам, проник в "преисподнюю психики". Вме­сте с тем он показал противоречивый характер отношений меж­ду этими силами и сознанием человека.
В своей работе "Я и Оно" Фрейд пишет, что "деление пси­хики на сознательное и бессознательное является основной предпосылкой психоанализа", что понятие "бессознательного" им получено из учения о вытеснении, а вытеснение он рассматри­вает как "типичный пример бессознательного" 3.





3 Там же. С. 425, 426-427.


Далее он следую­щим образом характеризует взаимодействие основных элементов психики человека — предсознательного ("Я"), "Сверх-Я" и бессоз­нательного ("Оно").
"Индивидуум, — пишет Фрейд, — представляется нам как непознанное и бессознательное Оно, на поверхности которого покоится Я. "Я старается содействовать влиянию внешнего мира на Оно и" стремится заменить принцип удовольствия, который безраздельно властвует в Оно, принципом реальности". "Я оли­цетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью, в противоположность к Оно, содержащему страсти" 4.







4 Там же. С. 431


"Сверх-Я" — это "инстанция в Я", которую можно назвать "Я-идеалом". За этим "скрывается первая и самая важная идентификация индивидуума, именно — идентификация с отцом в самый ранний период истории развития личности" . 1






1 Фрейд 3 Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989. — С. 433, 435.



По Фрейду, впечатления детства, полученные прежде всего в семье, оказывают решающее влияние на формирование характера человека, его психического склада и во многом определяют его поведение в последующие годы. "В дальнейшем ходе разви­тия роль отца переходит к учителям и авторитетам: их заповеди и запреты сохраняют свою силу в Я-идеале, осуществляя в каче­стве совести моральную цензуру. Несогласие между требо­ваниями совести и действиями Я ощущается как чувство вины. Социальные чувства покоятся на идентификации с другими людьми на основе одинакового Я-идеала 2 .







2 Там же. С. 439.

Таким образом "сверх-Я" или "Я-идеал" обусловливает по­явление морального сознания, "служит источником моральных и религиозных чувств, контролирующим и наказующим аген­том" 3.





3 Там же. С. 23.



Под его влиянием личность включается в социальную среду, приспосабливается к содержанию существующих меж­личностных отношений.
Большое значение для понимания мотивов поведения чело­века, его внутренних побуждений имеет учение Фрейда о спосо­бах психической защиты, которые избавляют человека от чрез­мерных психических волнений, возникающих под влиянием разных обстоятельств. К таким способам относятся вытеснение в область бессознательного неприемлемой информации, либо ее отрицание, рационализация как нахождение приемлемого объяс­нения своим поступкам, идентификация, то есть бессознатель­ный перенос на себя желаемых качеств, присущих другому чело­веку, и т.д 4 .






4 Подробнее о способах психологической защиты см.: Грановская P.M. Элемен­ты практической психологии. — ЛГУ, 1984- — С. 206-214.

Последователи 3. Фрейда, прежде всего А. Адлер, К. Юнг, К. Хорни, Э. Фромм, В. Райх, Г. Маркузе и некоторые другие обосновывали влияние на формирование и поведение человека не только психофизиологических, но и социальных факторов. Так, А. Адлер (1870—1937) исследовал бессознательное стремле­ние к власти как основное побуждение людей, проявляющееся в их межличностных отношениях, в семье, в разного рода соци­альных объединениях и т.д. Карл Юнг (1875—1961) развивал концепцию о "коллективном бессознательном ", воздействую­щем на отношения социальных групп. Карен Хорни (1885—1952) пыталась обосновать влияние на поведение человека его соци­альных связей и отношений, а также материальной и духовной культуры.
Э. Фромм (1900—1980), раскрывая влияние социокультурных факторов на жизнедеятельность людей, показал противоречивую роль в этом таких социальных явлений, как свобода, собствен­ность, мораль, которая может быть гуманистической и авторитар­ной, и т.д. 1



стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>