<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

(проблема исследования алгоритма)
Тем и страшен невидимый взгляд, Что его невозможно поймать;
Чуешь ты, но не можешь понять, Чьи глаза за тобою следят.
А.Блок
Одним из важнейших вопросов в рамках изучения проблемы невидимости является вопрос о выявлении суггестивных включений. В идеальном варианте хотелось бы не только знать о том, есть они в системе или нет, но и владеть инструментарием по их локализации и удалению.
Прежде чем приступить к исследованию этой задачи еще раз посмотрим - а каким образом суггестивные включения попадают в систему?
Первоначально остановимся на хорошо известном нам мире компьютеров и программ, который мы сами породили и который в силу ряда свойств программных продуктов может быть использован для моделирования аналогичных ситуаций в социальном мире [77, 78].
Жизненный цикл любого программно-аппаратного комплекса условно может быть поделен на следующие этапы:
1) разработка;
2) производство;
3) доставка и установка у потребителя;
4) функционирование у потребителя.
Программно-аппаратная закладка может быть включена на любом из перечисленных этапов.
На первом этапе это может сделать конструктор-разработчик, путем применения определенных схемотехнических решений, позволяющих использовать отдельно взятые элементы изделия по их второму назначению, скрытому не только от будущих пользователей, но и от производителей, переводящих схемы в изделие. В простонародье подобная закладка называется распределенной и будучи реализованной на микропроцессорном уровне практически необнаруживаема.
На втором этапе производитель способен вмонтировать "жучок" в один из блоков аппаратуры или спрятать в теле программы. Пример с программной закладкой, внедренной фирмой производителем (Микрософт), описан в [ 113] -это классический вариант, когда разработчик вносит свой закладочный элемент не подозревая, что нечто подобное может быть сделано и на более высоком уровне. Выявить подобную закладку уже не так невероятно сложно, о чем свидетельствуют имеющиеся по конкретным фактам публикации.
Закладку, вмонтированную на третьем этапе, обнаружить еще проще. Для этого, пользователю достаточно грамотно сравнить полученный код программного обеспечения с эталонным или с кодом, поступившим к нему через другого продавца (по разным каналам).
На четвертом этапе закладки могут быть внесены либо "отдельными" пользователями, либо путем вирусного заражения по сети, через магнитный носитель и т.п. Закладки, внесенные на четвертом этапе, несмотря на то, что способны принести значительный ущерб, все же носят локальный характер, так как при наличии эталонов всегда возможен "откат назад" и переповтор. Методы борьбы с подобного рода инфекциями в основном являются профилактическими. Это- регламентация поведения через нормативно-методические документы, применение антивирусных средств, парольных средств защиты от несанкционированного доступа, регулярное проведение регламентных работ и т.п.
Попробуем перенести сказанное в социальный мир, в мир, где функционируют исследуемые нами информационные самообучающиеся системы. В случае человека имеем следующие возможности внедрения суггестивных включений (по аналогии с ЭВМ):
первый этап- закладка на генетическом уровне- относится к родителям системы;
второй этап- закладка в процессе получения базовых знаний (язык, правила поведения и т.п.) - относится к раннему детству;
третий этап- закладка в процессе получения специальных знаний (школа, институт, специальная переподготовка) - относится к юности;
четвертый этап - закладка в уже сформированную личность, в процессе выполнения этой личностью своих семейных и профессиональные обязанностей.
Теперь зададимся вопросом, чем может быть охарактеризовано суггестивное воздействие? Как наблюдатели мы можем зафиксировать воздействие только на этапе его проявления, когда происходит уничтожение всей информации на компьютере или человек оказывается перед лицом смерти в силу внезапно проявившейся болезни, или совершает совершив неожиданный не только для окружающих, но и для себя самого поступок.
Почему? Где корни этого поступка? Как предсказать подобный поступок и самое главное, как предотвратить его?
Сердитая домоправительница у Малыша вдруг бросает свою роль строгой хозяйки и весело прыгает с мячом, напевая: "А я сошла с ума, а я сошла с ума!" Народы, жившие столетиями в мире, ни с того ни с сего начинают резать друг друга.
Собака, спокойно стоящая и смотрящая на солнце, без всякого - предупреждения вгрызается в ногу случайного прохожего, минуту назад подумавшего о ней.
Компьютер вдруг замерцает экраном в такт мигания светодиодов у дисководов.
Писатель сожжет второй том "Мертвых душ".
Итак, представим в качестве исходных данных следующие объекты:
1) исполняемый код системного программного обеспечения
(операционную систему);
2) человека;
3) народ.
Задача заключается в разработке метода выявления скрытно внедренных средств в управляющие механизмы вышеперечисленных информационных самообучающихся систем.
Начнем наше исследование с системного програмного обеспечения.Оно характеризуется отсутствием в явном виде механизмов самообучения.Самообучение возможно здесь только в союзе с разработчиком при смене версии в сторону увеличения ее номера.Конкретный же исследуемый алгоритм не способен к самомодификации к самостоятельной генерации дополнительных, отсутствующих ранее функций.Он способен только в соответствии с заданной ранее спецификацией и созданной разработчиками документацией отрабатывать закрепленные за ним задачи.
Проверку того, что программа должна выполнять, с тем, что она реально выполняет, принято называть тестированием.
Тестирование кода в чем-то аналогично проверке на профпригодность принимаемого на работу сотрудника. Оно позволяет понять насколько объект соответствует предъявляемым к нему требованиям, но не позволяет ответить на интересующий нас вопрос: А нет ли в нем умело скрытых паразитных, с нашей точки зрения, включений, которые, будучи активизированными в определенный момент, сделают данный объект опасным для системы?
Проповедуемая активно в последнее время идея о необходимости получения сертификата на те или иные программные продукты рождена от безысходности и, может быть, желания лишний раз потрясти за карман покупателя. Ибо на сегодняшний день процедура получения сертификата включает в себя обычное тестирование, в ходе которого предполагается проверка соответствия того, что продавец заявляет, тому, что он на самом деле продает. Пользы от такой сертификации покупателю не больше чем от припарок покойнику, наверное, даже меньше. Покойник, по крайней мере, уж не платит за них.
В чем-то аналогичную работу по отношению к людям проводят кадровые службы при допуске человека в управляющие структуры или к информации имеющей статус государственной тайны. Надо признать, что в отличие от центров сертификации программного обеспечения, здесь выработана хоть какая-то схема, ориентированная на поиск именно скрытых включений В данном случае имеются в виду следующие приемы:
1) проверка на наличие контактов, во время которых могло быть осуществлено скрытое заражение со стороны противника;
2) проверка на "детекторе лжи";
3) проверка на наличие психических отклонений.
Что интересно, названные приемы не дают и не могут дать 100%-ой гарантии в том, что изучаемый объект заражен или не заражен. В чем тогда смысл всей этой работы?
Понятно, что данная служба целесообразна только тогда, когда на основании вышеперечисленных проверок можно не только сделать вероятностные выводы, но и, самое главное, принять решение о допуске или отказе в допуске к государственной тайне, к системе управления страной или предприятием.
Если же рекомендации кадровой службы не принимаются во внимание или накладывается запрет на проведение ею соответствующих проверок, то это неизбежно приводит к ослаблению уровня безопасности.
Тогда надо либо вообще отказываться от подобного рода служб, либо вводить какие-то субъективные измерительные шкалы, устанавливать такие же субъективные границы допуска и в обязательном порядке принимать к исполнению получаемые рекомендации.
Кстати, в мире существуют страны, где кадровая служба носит чисто бутафорский характер, где пропуском служит либо набитый кошелек, либо родственные отношения; в тоже время есть и такие государства, где вход в святая святых - систему управления, сопряжен с обязательными проверками и с обязательным исполнением полученных рекомендаций. Выбор первого или второго варианта определяется теми целями, которым служит конкретное государство.
Таким образом, для программного обеспечения, которое явно много проще человека, нет научно обоснованных проверок и рекомендаций по поиску закладок, а для людей, работающих в государственных структурах, есть Однако, в соответствии с принципом преемственности всегда можно попытаться приемы из социального мира, приемы, годящиеся для защиты народа, спроецировать в мир ЭВМ.
Что же тогда получится?
Итак, начнем с проверки на наличие контактов, в ходе которых возможно скрытое заражение.Для программного обеспечения данная проверка заключается в минимизации контактов предполагаемых к использованию программ и данных с какими бы то ни было людьми ли, организациями ли.Желательно чтобы продукт поступал непосредственно от разработчика напрямую.В том случае, если програмное обеспечение предполагается использовать в сфере управления государством (в сфере обеспечения безопасности) идеальным вариантом была бы разработка его коллективом, которому государство может доверять, т.е. коллективу, который сам прошел соответствующую кадровую проверку.Тогда данное программное обеспечение можно было бы назвать довершенным.Именно это, кстати, утверждал в 1983 году лауреат премии Тьюринга К. Томпсон: "До какой степени можно полагаться на утверждение, что программа не содержит "троянских коней"?Возможно, более важно - полагаться на людей, написавших эту программу."
Если Заказчик полагается на Исполнителя, тогда все остальные проверки (за исключением общепринятого тестирования) являются избыточными.
Рассматривать програмный продукт в отрыве от его производителя в корне неверно еще и потому, что нельзя из потока версий одной и той же программы выделить одну.Они только все вместе образуют ту систему, которой свойственно самообучение, в которой существует обратная связь через пользователей и разработчиков.Продукт плюс разработчик - вот основные составляющие того что принято называть программным обеспечением.
В любом случае, если речь идет о проверке программного обеспечения на наличие паразитных включений, проверяться должны люди, его разработававшие или разрабатывающие.В ситуации когда коллектив, чье программное обеспечение предполагается использовать, не может быть проконтролирован государственными структурами, то надо сразу ставить жирную точку и не заниматься пустой деятельностью, называемой сертификация, и требующей отвлечения серьезных интеллектуальных сил и материальных средств.
Прежде чем ответить на вопрос: Что означает термин "детектор лжи" в приложении к программному обеспечению? - исследуем принципы функционирования "детектора лжи" применительно к выявлению тайн человека. Здесь и далее понятие "детектор лжи" имеет не обычную, а несколько расширенную трактовку, под "детектором лжи" понимается алгоритм работы некоего человеко-машинного комплекса, позволяющий организовать информационное взаимодействие с исследуемым объектом таким образом, чтобы в процессе этого взаимодействия выявлять наличие у исследуемого объекта скрытых знаний по определенной теме. При этом алгоритм работы детектора лжи во многом опирается на принципы хранения и извлечения данных из памяти. У такой самообучающейся системы, как человек, для поиска данных привлекаются все возможные ассоциативные связи, во многом обусловленные эмоциональными переживаниями. У компьютера эмоциональных переживаний пока нет и поиск в его базах определяется соответствующими индексами и указателями. Достаточно сложно на сегодняшнем уровне развития программного обеспечения предложить для ЭВМ те методы проверки, которые разработаны К.Г.Юнгом и замечательно обыграны в рассказе К.Чапека "Эксперимент профессора Роусса" [103]. Суть метода профессора Роусса в том, чтобы дать простор подсознательным ассоциациям, т.е. в ответ на услышанное слово говорить первое, что придет в голову.
Вопрос: Ответ:
-Дорога -Шоссе
- Прага - Бероун
- Спрятать - Зарыть
- Чистка - Пятна
- Тряпка - Мешок
- Лопата - Сад
- Яма - Забор
- Труп! ?
-... Вы зарыли его под забором у себя в саду, - решительно повторил Роусс. - Вы убили Чепелку по дороге в Бероун и вытерли кровь в машине мешком. Все ясно.
В любой информационной самообучающейся системе, как правило, чаще активизированы те процессы и высвечены те данные, которые являются наиболее значимыми для текущего состояния системы.
Аналогичным образом может работать "детектор лжи" при выявлении не только скрытых знаний, но и скрытых способностей. Например, резкий выброс в скорости набора на клавиатуре отдельных слов позволяет утверждать, что они ранее чаще других набирались испытуемым, а значит - он имеет к ним более "близкое" отношение [76].
Так какие вопросы задавать и как оценивать ответы должен "детектор лжи", объектами которого являются программные продукты?
Вернемся к данному выше определению "детектора лжи". "Детектор лжи" предназначен для выявления знаний у исследуемого объекта исключительно по определенной теме. Какие темы в приложении к программным средствам скрытого информационного воздействия могут нас так заинтересовать, что придется применять "детектор лжи"? В первую очередь:
1) способен ли исследуемый программный продукт скрытно фиксировать в незащищенном виде для последующего изъятия вводимые оператором пароли?
2) способен ли исследуемый продукт при определенной комбинации условий уничтожить или методично искажать обрабатываемые им данные и результаты?
3) способен ли исследуемый продукт скрытно пересылать, например по сети, обрабатываемые им данные? После того, как были выделены интересуемые темы, можно перейти к построению конкретных протоколов
информационно логического взаимодействия процессов, человеко-машинная алгоритмическая реализация которых и будет
представлять собой конкретный "детектор лжи".
И третья проверка - проверка на наличие психических отклонений. У программного продукта нет психики, но она есть у его создателей. Психическим отклонением у Разработчиков Заказчик всегда считал ситуацию, при которой Разработчику становилось наплевать на нужды уважаемого Заказчика. При этом причина крылась не в том, что Разработчика кто-то перекупил, а просто ему стало неинтересно жить и работать, исчезла мотивация к жизни или вектор предпочтений выровнял значения абсолютно всех свои переменных. По сути своей данная ситуация вполне напоминает результат действия скрытых информационных средств, но не занесенных со стороны, а как бы выращенных самой информационной системой. Поэтому, представляется вполне возможным данную проверку проводить в рамках проверки на "детекторе лжи", дополнительно добавив туда тему со следующим названием: "Поведение программного обеспечения в случае нарушения требований по эксплуатации".


26 (2).4. Блокировка проявлений скрытых образовании
(проблема контроля процессов)
Вера требуется для наставления грубых народов, которые должны быть управляемы, а доказательства - для созерцающих истину, которые умеют управлять собой и другими.
Дж.Бруно
Понимая, что исследовать алгоритм или программный код на предмет выявления паразитных включений, нечаянных закладок и ошибок дело бесперспективное, особенно если речь идет о наиболее сложных информационных самообучающихся системах- людях, человечество выработало свою систему контроля поведения и систему залретов и определенные действия. Считалось, что в случае выявления тенденций в запрещенным действиям система автоматически заблокирует выполнение алгоритма, не разбираясь в причинах, и уже потом обратится в "бюро ремонта. То ,есть над всем множеством алгоритмов "навешивались" дополнительным контура, которые, конечно, были не способны контролировать все действия информационной системы в режиме реального времени (тотальный контроль -это наличие "сверху" еще точно такой же по мощности и сложности системы) но были способны отслеживать фиксированный набор действий и блокировать их.
Библия дает следующий перечень запрещенных действий:
1) да не будет у тебя других богов перед лицом Моим;
2) не делай себе кумира;
3) не произноси имени Господа напрасно;
4)О помни день субботний-Господу Богу твоему...
5) почитай отца твоего и мать твою;
6) не убивай;
7) не прелюбодействуй;
8) не кради;
9) не произноси ложного свидетельства;
10) не желай ничего, что у ближнего твоего.
А чуть позже был сформулирован более сложный алгоритм контроля действий: "Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Евангелие от Матфея).
Восток предложил человечеству Закон кармы.
В истории информационных вычислительных систем все было более менее похоже. С появлением компьютерных вирусов стали возникать и средства контроля, которые в виде дополнительного контура осуществляли защиту исполняемых модулей, блокируя любые события, связанные с попытками осуществить операцию записи; что-то наподобие заповедей.
Позднее сформировалось понятие "контроль вычислительной среды" в режиме реального времени и возникли более сложные правила поведения самих механизмов контроля. Более того, механизмы контроля стали постепенно "умнеть", используя включенные в них алгоритмы из сферы искусственного интеллекта. Экспертные и самообучающиеся системы оказались именно здесь, как нигде, кстати. Подробнее по проблеме контроля вычислительной среды в режиме реального времени на базе экспертных и самообучающихся систем можно прочитать в работе [7б].
Подобная защита должна существовать во всех достаточно сложных, по нашим понятиям, самообучающихся информационных системах. Достаточно посмотреть на то, как у человека и человечества организована работа контролирующих механизмов:
"Едва соприкоснувшись с бессознательным, мы перестаем осознавать самих себя. В этом главная опасность, инстинктивно ощущаемая дикарем, находящимся еще столь близко к этой плероме, от которой он испытывает ужас. Его неуверенное в себе сознание стоит еще на слабых ногах; оно является еще детским, всплывающим из первоначальных вод. Волна бессознательного легко может его захлестнуть, и тогда он забывает о себе и делает вещи, в которых не узнает самого себя. Дикари поэтому боятся несдерживаемых эффектов- сознание тогда слишком легко уступает место одержимости. Все стремления человечества направлялись на укрепление сознания. Этой цели служили ритуалы "representations collectives", догматы; они были плотинами и стенами, воздвигнутыми против опасностей бессознательного, этих peri Is of the soul" [116].
Человечество медленно вылупляется из собственного бессознательно, Устанавливая на каждом отвоеванном у океана бессознательности островке свои "военные" базы, - системы контроля.
В свете сказанного любопытно посмотреть на самого человека, как на отдельно взятого человека с его проблемами во взаимоотношениях между сознанием и подсознанием. Кто здесь и что контролирует? Первоначально правила поведения пройдя через сознание оседают где-то в глубине, определяя своей структурой месторасположения будущих стен (области дозволенного) и самой крыши (области видимого), а по сути - куда можно идти человеку и чего он способен найти на этом пути.
Уникальным исследовательским трудом по проблеме взаимодейств) друг с другом различных процессов, протекающих в мозгу человека, является работа Б.О'Брайен "Необыкновенное путешествие в безумие и обратно. Операторы и Вещи" [68]. Автор, сумевший практически самостоятельно излечиться от шизофрении и попутно изучить собственный мир галлюцинаций убедительно показывает какие сложные органические процессы могут стоять за сражением виртуальных образов в памяти сумасшедшего. Порой даже робкая попытка индивидуума изменить воспринятые с молоком матери правила поведения приводит к сложной внутренней борьбе за пределами сознания. Как ведется эта внутренняя борьба, по каким законам?,
0'Брайен удалось в доступной художественной форме рассказать о том что видела и слышала. Вот как в ее изложении взаимодействуют друг с другом различные мозговые процессы, именуемые Операторами подсознания, пытающиеся управлять сознанием и получающие за это награду - "очки":
"У Громилы заведено досье почти па каждого Оператора в городе Допустим, Громиле становится известно, что некий оператор, назовем его Ф., заработал тысячу очков за один присест. Громила начинает продумывать способ, как бы наложить лапу на эти очки. Если его ребята начнут подъезжать к Ф., том сразу сообразит, что им нужны его очки, откажется от игры. Стало быть надо исхитриться и подцепить Ф. на крючок так, чтобы у него и мысли не появилось, что это дело рук громиловых подручных.
Подручные выясняют, с кем дружит Ф. Пусть его другом будет оператор А., его быстренько насаживают на крючок и ждут. выкручивается и цепляет на крючок своего друга Б. Тот проделывает то я самое с Оператором В., а тот в свою очередь передает эстафету, то бишь крючок, другу Г. За всем этим внимательно следят подручные Громилы, пока крючок не добирается до Ф. К этому времени крючок превращается здоровенный крюк, с которого бедолагу Ф. может снять один лишь Громила но за это он заламывает бешеную цену".
В результате, конкретная цель, будучи прилично разрушенной, надолго покидает индивидуума.
На охране всех значимых для информационной системы правил постоянно стоят конкретные Операторы. Их можно напугать, разогнать. Иногда это просто необходимо делать для того, чтобы система могла выжить в ноя условиях, но чем надежнее защищаются правила, тем сложнее их изменить Оператор будет сражаться до конца, блокируя любые попытки внутреннего и внешнего воздействия на него и охраняемое им правило-цель.
Сцены, нарисованные 0'Брайен, можно практически один к одному перенести в мир программного обеспечения ЭВМ, в котором вычислительные процессы делят процессорное время, а компьютерный вирус ищет пути воздействия на интересующий его субъект.

26 (2).5. Защита информации в защищенной системе
(принципы целостности и изменчивости в решении задачи обеспечения безопасности)
Нелегко с Кащеем сладить: его смерть на конце иглы, та игла в яйце, яйцо в утке. утка в зайце, тот заяц сидит в каменном сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и тот дуб Кащей Бессмертный, как свой глаз, бережет.
Русская народная сказка
Если решены принципиальные вопросы, связанные с обеспечением безопасности самой информационной системы, то защитить знания этой системы становится уже вполне возможной задачей.
Начнем с того, что процесс организации и поддержания всей системы безопасности невозможно реализовать, опираясь исключительно на нормативно-методические материалы, будь то: требования Гостехкомиссии, всевозможные оранжевые книги или утвержденные Госты, договоренности или соглашения, указы и приказы. Даже такой детерминированный алгоритм, как "утром деньги, вечером стулья", там где речь идет о безопасности информационных систем, может сбойнуть; деньги будут уплачены, а вместо стула вам дадут табуретку. При этом, наличие у пользователя сертификата на продукт, выданного самой уважаемой конторой, нисколько не сделает злоумышленника добрее. Однако, понимая это, каждый в глубине души надеется что "бумажка с печатью" уменьшит степень риска.
Только на сколько сертификат уменьшит степень риска, если никто не может этот риск измерить количественно с достаточной степенью точности? Может быть это уменьшение будет на две десятых или пять сотых? Единой шкалы нет и в ближайшее время не предвидится в силу ряда объективных причин.
Главная из этих причин в том, что процесс организации и поддержания системы безопасности на должном уровне- это всегда творческий процесс.Он чем-то напоминает игру в шахматы с жестко лимитированным временем и с потенциально бесконечным числом различных фигур. Безусловно, изучив тысячу партий, проще сыграть тысяча первую, но даже по тысяче партий невозможно скомпилировать постоянно выигрывающий алгоритм, а порой даже наоборот, если злоумышленник знает, что алгоритм построения и технология поддержания системы защиты строго соответствуют установленным требованиям, он не станет впустую расходовать силы и более целенаправленно сможет осуществить выбор направления для основного удара.
Как известно, в общем виде проблема обеспечения гарантированной защиты любой системы относится к алгоритмически неразрешимым проблемам.
Основная причина отнесения данной проблемы к алгоритмически неразрешимым заключается в невозможности перекрыть для любой системы потенциально бесконечное множество угроз. К сожалению, любая система состоящая даже из конечного числа элементов и функционирующая конечное время, не застрахована от бесконечного множества угроз. Например для того чтобы убедиться в том, что за вами нет "хвоста", необходимо контролировать этот самый "хвост". Но "лицо", осуществляющее контроль, само может быть злоумышленником, а это значит, что необходим контроль контроля и так далее. Процедура активизации контролирующих механизмов организует бесконечную очередь с целью добиться гарантированного отсутствия "хвоста". Но разве там, где наш проявленный мир сталкивается с миром непроявленной бесконечности, возможно надеяться на что-то гарантированное?
Все точно также выглядит и в мире программного обеспечения: антивирусная система защиты должна убедиться, что вирус ее не контролирует, а кроме того, что вирус не контролирует блок контроля за контролем и т.д. и т.п.
В свете сказанного предлагается взглянуть на существующие и уже считающиеся классическими принципы организации информационной безопасности и подвергнуть их небольшой ревизии. Принято считать, что к ним относятся:
1) авторизация доступа: идентификация пользователей и процессов;
2) целостность программ и данных;
3) доступность информации в соответствии с заявленными правами доступа.
Однако раз нельзя обеспечить гарантированную защиту, тогда зачем постулировать принципы обеспечения компьютерной безопасности? Что они позволяют для практика?
Во всех серьезных публикациях по комплексной защите информации, обрабатываемой средствами вычислительной техники. Пользователю неустанно внушается: "будешь вести себя в соответствии вот с этими правилами - у тебя все будет хорошо, тебя не ограбят и не убьют, ты будешь всегда обедать с шампанским!"
Может быть названные принципы фиксируют высоту забора, через который не каждый злоумышленник рискнет перелезть?
Иногда, да. Но в большинстве случаев они нужны только для того, чтобы определить правила игры между нападающим и защищающимся. При этом, если нападающий регулярно читает соответствующие публикации или является продуктом той же самой научно-технической и культурной парадигмы, что и защитник, то, безусловно, принципы работают. Например:
- если в систему установлен парольный вход, то предполагается, что хакер будет подбирать пароль, а не вытащит подобно варвару нож и не оцарапает винчестер. Естественно, что он ничего при этом не украдет, но и хозяину ничего не останется;
- если вирус заражает компьютерные файлы, находящиеся под опекой антивирусного средства, то вирус будет "подделываться под контрольные суммы", а не уничтожит предварительно командой del само антивирусное средство.
Не замахиваясь пока на все принципы сразу, остановимся только на одном из них- на целостности. Обеспечение целостности подразумевает периодическую проверку состояния системы на соответствие некоторому установленному эталону. Механизмы для разных областей человеческой деятельности могут быть самыми различными:
- проверка по книгам учета, в случае бухгалтерских ревизий;
-просчет контрольных сумм, в случае работы "компьютерных ревизоров" и т.п.
Здесь, если быть честным, то придется признать, что тотальное применение данного принципа является тормозом в развитии теории и практики обеспечения информационной безопасности.
На что направлен принцип целостности?
Предполагается, что периодическая проверка целостности среды позволит выявить сбои программно-аппаратного обеспечения и/или факты несанкционированного вирусного внедрения. Но так ли это? Если бы это было так то компьютерный вирус уже бы давно исчез как класс. Но ничего подобного не происходит, наоборот, появляются вирусы, способные заражать даже текстовые файлы редакторов, обладающих возможностью выполнять команды. И надо думать, что это еще не последнее достижение человечества в области разработки и применения программных средств скрытого воздействия.
Для того, чтобы подобный принцип давал плоды, среда вычислительных процессов или наиболее значимая часть этой среды в технологии пользователя не должна модифицироваться. А много ли можно насчитать подобных немодифицируемых объектов, какая часть среды должна обладать целостностью?
Данные изменяются, пополняются и удаляются. Программы модифицируются и обновляются.
Безусловно, можно выделить в "дышащем океане" несколько "тихих островков": загрузочный сектор, область занятая файлами операционной системы, какие-то базовые наборы данных, модификация которых запрещена, исполняемые модули и пытаться удержать эти "островки" в их девственной чистоте. При этом не надо забывать, что система, которая будет заниматься контролем целостности, сама нуждается в контроле. А контроль контроля тоже кто-то должен осуществлять и т.д.
Не тупиковый ли это путь? И нужно ли идти этим путем, если главной задачей является безопасность всей системы в целом?
Безусловно, порой хозяин информации считает достаточным, если есть замок на двери, охрана, караулящая этот замок, и начальник, проверяющий охрану. Результат, когда
"не спит собака дачу охраняет, И я не сплю - собаку стерегу!"
классический пример доведения принципа целостности до абсурда, но 100% гарантии обеспечения сохранности защищаемого объекта все равно нет.
А сама природа следует ли этому принципу, реализуя средства защиты для биологических информационных самообучающихся систем- животных, человека?
Оказывается, что в результате метаболического круговорота в мозгу человека в течение нескольких месяцев почти все атомы оказываются замененными. В клетках и тканях тела любого живого существа происходит процесс роста и старения. Клетки постоянно рождаются и умирают, а нервные клетки только умирают.
Безусловно, есть механизмы пытающиеся поддерживать хоть какую-то целостность среды, например, иммунная система делает все, чтобы уничтожить "чужаков". Но по одной из гипотез старения [121] именно иммунная система и убивает своего изменившегося со временем хозяина.
Получается, что природа использует иные принципы информационной безопасности. И одним из них является принцип "постоянной изменчивости".
В чем может выразиться применение принципа "постоянной изменчивости" в приложении к защите знаний системы.
Исследуем применение этого принципа к защите данных, обрабатываемой средствами вычислительной техники?
Оказывается, что постоянная модификация языка взаимодействия элементов системы- это единственное, что способно гарантированно защитить компьютерную систему от программных вирусов [77]. Любопытно, но даже способы лечения человека от биологических вирусов подтверждают эту мысль. Резкий скачок температуры организма приводит к изменению взаимодействия его элементов даже на клеточном уровне; организм перестает считать вирус за своего; вирус перестает узнавать организм и выпадает из системы.
В приложение к программному продукту сказанное означает регулярную модификацию и самомодификацию кода и алгоритма всей системы в целом - это один путь. Другой заключается в усилении "неопределенности" документов и процессов [I]. То, что смена языка взаимодействия элементов позволяет системе "стряхнуть" вирус, использовалось и используется во всех системах защиты, как то: национальных, военных, социальных, биологических, психологических, программных и т.п. Примерами достаточно плотно насыщен и день сегодняшний и вся история как государства, так и человека.
Что же касается светлого будущего для такого принципа организации защиты, как изменчивость, то есть резон прислушаться к словам представителей фантастики, например Роберта Шекли. В двух его произведениях: рассказе "Может, поговорим?" и романе "Хождение Джоэниса" очень образно показано что лучшая защита- это постоянное изменение системы. Особенно характерен первый рассказ, суть которого в следующем.
Земляне в далеком будущем осваивают вселенную, но стараются сделать это так, чтобы избежать войн с местными жителями, поэтому используется испытанная веками схема колонизации, когда посланец за бесценок скупает землю аборигенов. Главное условие- наличие взаимосогласованного и безукоризненного с точки зрения законов аборигенов договора. Схема такая: посланец высаживается на планете; изучает язык; изучает законодательство; покупает недвижимость, оформляя соответствующие договора и начинает вытеснять местную публику. Обратите внимание - классическая схема работы вируса! Но вот на одной из далеких планет происходит осечка. Местный язык изменяется с такой скоростью, что внешний по отношению к системе субъект, человек по имени Джексон, не в состоянии его освоить. "Язык планеты На был подобен реке Гераклита, в которую нельзя войти дважды, ибо там постоянно сменяется вода... Дело само по себе скверное, но еще хуже то, что сторонний наблюдатель вроде Джексона вообще не имел ни малейших надежд на фиксацию или обособление хотя бы одного единственного термина из динамически меняющейся сети терминов, составляющих язык планета На. Влезть в систему- значит непредсказуемо изменить ее, а если вычленить отдельный термин, то его связь с системой нарушится, ч сам термин будет пониматься ошибочно. А посему, согласуясь с фактам постоянного изменения, язык не поддается идентификации и контролю и через неопределенность сопротивляется всем попыткам им овладеть" (Р.Шекли. "Может, поговорим?").
В романе "Хождение Джоэниса" рассматривается схема защиты Руководства, постоянно находящегося в специальном Здании, от убийц и шпионов. Суть в том, что в этом Здании каждый день происходят изменения независимые проектировщики регулярно проектируют, а строители регулярно перестраивают отдельные части здания. В результате оно постоянно изменяется и найти в нем что-то человеку с улицы (вирусу) не представляется возможным.
Попробуем применить схему, предложенную Р.Шекли, для защиты программного обеспечения.
Взаимодействие операционной системы с пользовательской задачей, должно приводить к обоюдной взаимозависимой модификации, приводящей идеале к оптимизации выполнения программы по памяти или по времени. Попутно взаимозависимая модификация привнесет в систему изменения, о которых ничего не будет знать компьютерный вирус или программная закладка а их корректная работа невозможна без строгого соблюдения изложенных в документации по операционной системе правил. Тем самым, разрешив самомодификацию системы, автоматически можно получить более оптимальный и более защищенный код.
Кстати, подобный путь - это классический путь для такого направления программирования, как функциональное. А.Филд и П.Харрисон отмечают : [101]: "Цель создания программы, корректной и легко понимаемой, часто вступает в конфликт с одновременно выдвигаемым требованиями эффективности ее выполнения, т.е. за короткое время и с использованием возможно меньшего объема памяти. Таким образом идеальным было бы желание получить начальное решение, концентрируясь на ясности и корректности и практически не обращая внимания на его эффективность,а затем преобразовать это решение в эффективную форму, используя манипуляции, гарантирующие сохранение смысла программы". Функциональное программирование готово для этого пути предоставив необходимую теоретическую базу, это [101]:
-трансформационная методология Берсталла и Дарлингтона, со своими сохраняющими смысл правилами порождения новых рекурсивных уравнений;
- алгебраические преобразования, основанные на применении аксиом и теорем, устанавливающих равенство между выражениями.
Но к сожалению, функциональное программирование ныне не в почете, никто не пишет ни операционные системы, ни прикладные пакеты на таких языках как Hope. Однако это совсем не значит, что нельзя найти приложение взращенным в теории функционального программирования идеям в том мире, в котором живут наши программы.
В данном разделе на суд читателя предлагается алгоритм работы резидентной программы, своего рода Метапрограммы, задача которой оптимизировать и модифицировать вычислительную среду в соответствии с таким видом оптимизации как "запоминание". Данный вид оптимизации не требует классического преобразования программ, однако он может быть реализован практически на любой программно-аппаратной платформе.
Работать метапрограмма может по следующему алгоритму:
1) в режиме эмуляции определить адреса вызова основных подпрограмм;
2) перенаправить вызов всех найденных подпрограмм (например, операторы CALL, INT - их легко определить в режиме эмуляции) на резидентную метапрограмму;
3) по зафиксированным вызовам подпрограмм постоянно вести мемо-
таблицу, вида:
<адрес><входные значения><результат><частота вызова>;
4) при повторном вызове той или иной подпрограммы готовый результат брать из мемо-таблицы без обращения к соответствующей подпрограмме;
5) периодически осуществлять в мемо-таблице чистку "мусора", чтобы не допустить ее переполнение;
6) наиболее часто вызываемые и связанные друг с другом подпрограммы, согласно мемо-таблицы, размещать в рамках одного сегмента памяти, изъяв их из прикладных задач и операционной системы, внеся туда соответствующие изменения;
7) все сказанное имеет отношение и к подпрограммам самой Метапрограммы.
Понятно, что пользователь, решая поставленные перед ним задачи, работает с небольшим набором программ, и ему будет приятно, что его компьютер начнет все быстрее и быстрее откликаться на его запросы. Но а кроме того, трансформация операционной системы может дойти до того, что в ней пропадут участки кода, ответственные за обработку ряда функций важнейших прерываний операционной системы и переместятся в Метапрограмму. Программно-аппаратная система перестанет быть универсальной, т.е. перестанет соответствовать информационно-логическим протоколам взаимодействия прикладных программ с операционной системой, и превратится в защищенную систему, ориентированную на достижение только конкретных целей, связанных с тем, чтобы максимально угодить пользователю, и способную работать лишь с конкретными прикладными пакетами.
Компьютерный вирус может заразить систему тогда и только тогда, когда его разработчик понимает логику работы заражаемой система, т.е. для того, чтобы заразить систему, надо первоначально изучить хотя бы документацию о том, как для нее писать программы. В случае применения Метапрограммы этого сделать нельзя не только потому, что отсутствует документация, но и потому, что документации в принципе не может быть. Иногда это является преимуществом, а иногда серьезным недостатком.
Обратной стороной медали является невозможность даже самому хозяину модифицировать собственное автоматизированное рабочее место, при этом не разрушив его.
В отдельных областях человеческой деятельности, например в таких, где программное обеспечение обновляется редко и где основное количество фактов НСД исходит от собственных сотрудников (банковская сфера), подобный подход, основанный на принципе "изменчивости" программного обеспечения, вполне возможно, может дать положительный моральный и материальный эффект.
Также критически можно посмотреть и на все остальные принципы.
Например, для защиты всех ли компьютерных систем нужна парольная защита, эквивалентом которой в обычной социально-бытовой сфере является классический замок на дверях? Среди моих коллег не мало дачников, которые не запирают дачу на зиму, чтобы им не ломали замки и двери. Они знают, что сами средства защиты тоже стоят денег и догадываются, что если грабитель (хакер) не сможет сломать замок (подобрать пароль), то будет ломать дверь, а если не сможет сломать дверь, то может взяться за стену или крышу.
Для чего все сказанное было сказано? Исключительно для того, чтобы уважаемый читатель помнил, там где речь идет о творческом процессе догматические принципы, требования и нормативы никогда не являются панацеей от всех бед. А главным принципом обеспечения "гарантированной" безопасности является принцип "творческого подхода". Что же касается остальных, то эффективность их применения в первую очередь определяется конкретной ситуацией: решаемыми задачами, значимостью информации, работающими людьми и т.п.; где-то имеет смысл считать контрольные суммы, а где-то постоянно держать программное обеспечение "в тонусе перемен"; где-то необходимо установить программно-аппаратные парольные системы, а где-то разрешить доступ всем, но закамуфлировать самое ценное под "пенек в лесу". Как это делается для форматов данных и вычислительных процессов показано в [I].

Глава 27 (3). Суггестия и безопасность
Для причины необходимо одно - чтобы у нее были следствия.
Д. Юм.
Принципиальное отличие методов обеспечения безопасности от явных угроз и методов обеспечения безопасности от скрытых информационных угроз заключается в полном пренебрежении в первом случае т.н. суггестивным шумом, в то время как во втором случае, именно суггестивный шум составляет основу всего явления.
27 (3).1. Управление суггестивным шумом
Случай - это ничто. Случая не существует. Мы назвали так действие, причину которого мы не понимаем. Нет действия без причины, нет существования без основания существовать. Это первый принцип всех истинных философов.
Вольтер
Как обычно начнем с вопроса: Что собой представляет суггестивный шум в практической деятельности информационных систем?
Входные данные, поступающие на вход информационной системы, как уже говорилось ранее, благодаря своему воздействию на состояние системы, способны разрушать и создавать новые правила, которыми система и руководствуется в своей практической деятельности. При этом разрушенные правила могут превращаться либо в цели (вопросы), либо в бесхозные факты, ищущие своих вопросов.
Понятно, что входные воздействия можно попытаться классифицировать в зависимости от тех изменений, которые происходят с состоянием системы:
1) увеличение количества правил;
2) увеличение количества фактов;
3) увеличение количества вопросов;
4) отсутствие каких-либо изменений.
Предлагается в том случае, если в результате входного воздействия у системы порождаются правила в противовес целям и фактам, считать данное воздействие целенаправленным, во втором и третьем случаях - хаотическим, в четвертом - невидимым.
Понятно, что при таком подходе одно и то же входное воздействие будет для одной системы целенаправленным, для другой хаотическим, для третьей невидимым.
Любое входное воздействие может содержать: факты, правила, вопросы. 1 Ив зависимости от состояния системы эти факты, правила, вопросы (цели) представляют собой либо целенаправленное воздействие (идет процесс обучения: как держать ложку, как произносить звук "ом" и т.п.), либо хаос (полученные факты делают известную ранее теорию неверной, либо на вход поступило правило, противоречащее имеющемуся), либо являются невидимыми (мимо пролетела летающая тарелка, которой в модели мира системы в принципе быть не может, поэтому система ее не видит). Вполне возможно, что возможности той или иной системы полностью определяются соотношением в ней и для нее во входных данных целенаправленного, хаотического и невидимого воздействия.
Теперь представим себе пациента, который пришел на прием к психотерапевту. Причина в том, что что-то у этого пациента в его понимании или поведении не так как у всех. Чтобы выяснить, что именно не так, необходимо знать правила, которыми данный пациент руководствуется.
Как узнать эти правила?
С помощью вопросов.
Как изменить его модель мира, если она нуждается в изменении?
Изменить модель мира - это значит изменить множество правил, на которых она и базируется.
Изменить правила - это значит либо скорректировать имеющиеся, либо навязать новые.
Скорректировать правило - это значит разрушить его на отдельные или взаимосвязанные факты и вопросы, а затем собрать заново, но уже несколько в ином составе.
Навязать правило - это значит упорно подавать его на вход системы типа навязчивой рекламы: "Пейте дети молоко - будете здоровы".
При этом надо помнить, что просто так взять и навязать новое правило можно только тогда, когда это правило как-то связано со всем остальным знанием пациента и по крайней мере не противоречит ему. В противном случае оно может быть либо невидимо, либо неприемлемо.
Таким образом, просматриваются два направления изменения модели мира:
1) тупое навязывание "правильных" правил;
2) целенаправленная корректировка существующих.
Корректировка существующего правила предполагает следующие два этапа:
1) разрушение "мешающих" правил. Это желательно сделать еще и для увеличения "строительного материала";
2) создание правила из имеющегося в распоряжении системы материала.
Для того, чтобы разрушить имеющееся правило, на вход системы должны быть поданы факты и вопросы, противоречащие этому правилу. При этом истинность их неважна, если, конечно, пациент не способен осуществить проверку.
Подобные факты разрушают существующую модель мира, являя собой образец хаотического воздействия, - количество фактов и вопросов возрастает, число правил сокращается.
После того, как модель претерпит значительное разрушение, наступает время формирования из обломков новых правил. Это достигается благодаря подаче на вход системы определенным образом скомпонованных вопросов и правил.
Таким образом, придуманные факты разрушают старые правила. заданные вопросы создают новые. Изложенный выше подход изменения модели мира в дальнейшем будем называть принципом корректировки правил.
В условиях, когда вопросы и факты, составляющие целенаправленное информационное воздействие на перепрограммирование системы, поступают в нее с потоком любых других вопросов, фактов и правил, можно говорить о скрытом целенаправленном информационном воздействии.
Подобного рода воздействия в дальнейшем будем называть суггестивным шумом.
Прежде чем сделать следующий шаг, подведем черту под предложенной классификацией, определив свое место для каждого введенного в данной модели понятия.
1. Основу процесса обучения информационной самообучающейся мы составляют процессы гибели и рождения правил, фактов и целей.
2. Часть структуры системы, называемая подсистемой управления и обеспечения безопасности, отвечает за управление и защиту от внешних и внутренних угроз.
3. Множество внутренних и внешних угроз, которые могут быть сформулированы в виде правил, названы явными угрозами. Эти правила составляют основу всей структуры подсистемы безопасности, которая и ответственна за выявление во входном потоке явных угроз, в первую очередь опасных фактов и правил. После выявления явных угроз система пытается их устранить, применением известных ей правил управления поведением.
4. Входные данные, не идентифицируемые системой безопасности, в работе определены как шум. При этом, если в поток шума встроены целенаправленно воздействующие вопросы, факты и правила, ориентированные на корректировку модели мира, то такой шум назван суггестивным шумом.
Каждая информационная система постоянно живет в потоке суггестивного шума. И даже если этот входной поток один и тот же для всех, то все равно для каждой системы он индивидуален и неповторим, потому что каждая система воспринимает его, исходя из собственных возможностей по осмыслению и собственной структуры знания. Любая система, даже не осознавая этого, постоянно занята криптоанализом, выделяя из входного потока понятные только ей события и расшифровывая таким образом окружающий мир. У каждой информационной самообучающейся системы есть своя криптограмма, свой индивидуальный криптографический ключ, составляющий сущность системы, и свой результат, представляющий собой индивидуальный и неповторимый мир.
А существует ли универсальная криптографическая отмычка или т.н. ключ-король?
Иисус, Будда, Магомет, Конфуций, Кастанеда, Ошо и другие предлагают окружающим собственные криптографические ключи в надежде, что именно их ключ и есть тот ключ-король, который способен отпереть все смыслы, а значит и все символические двери, в которых заперто все. индивидуальное неповторимое.
Любая случайная последовательность, если она имеет достаточную длину содержит все ответы и для всех. Поэтому каждый ищет свой ключ, чтобы найти себя.
А теперь вернемся к проблеме перепрограммирования информационных систем потоком входных данных. Все великие учителя человечества, изложенный выше принцип, принцип корректировки правил, использовали для распространения своих учений или, говоря современным языком, для информационной экспансии.
Начнем с одного из древнейших учений - учение Сакиа-муни (Будда). При этом не будем вдаваться в сущность самого учения, а остановимся исключительно на технологии его распространении. Тем более, что сам Сакиа-муни, умерший 543 года до Р.Х. не оставил после себя никаких письменных работ. Его учение устно передавалось около 300 лет и было записано по приказу царя Асоке после Третьего Буддийского собора в Паталипутре.
Исследователи буддизма, как правило, среди причин популярности учения отмечают его доступность простому народу (язык), направленность на жизнь простых людей, гуманизм, открытость для представителей любых каст. Однако все названное более относится к самому учению, а подобных учений в то время было немало, и не объясняет почему учение Сакиа-муни находило для себя носителей среди стольких поколений людей.
Чтобы любое знание способно было уцелеть в веках, для него должна быть создана соответствующая ему структура из его носителей. Именно этим путем и пошел Сакиа-муни. Вернувшись к людям и занявшись пропагандической деятельностью, он столкнулся с полным неприятием - один против всех. Места для него не было, мир и ученики уже были поделены философами. Наличие учеников- это наличие определенной структуры, определенной "жизненной силы" того или иного знания.
Для того. чтобы внести в мир новое знание, требуется внести в мир носителей этого знания. Осознав это, Сакиа-муни подается в ученики к аскету Касьяпу, у которого в то время было более шестисот последователей. Начинается кропотливая корректировка модели мира аскета Касьяпы. Столкнулись две модели, и одна из них поглотила другую, включив структуру ее носителей в себя. После того, как Касьяпа принял истинность учения Сакиа-муни, за ним потянулись и все его ученики.
Теперь Будда уже был не один; его учение получило физическое тело. Структура, элементами которой стали обращенные ученики, получила возможность наращивать "кожу" в виде различных уточнений классического буддизма, доработок, обоснований.
Сакиа-муни прожил до 80 лет, укрепляя и поддерживая созданное им учение и его носителей.
Основатель Христианства в своем физическом обличий пробыл на земле очень короткое время (в отличие от Сакиа-муни), но сделал очень и очень много. Из всех известных человечеству учителей уроки Иисуса были самыми эффективными.
Как это делается лучше всех демонстрируется Новым заветом.
1. Входные данные, рассказывающие об одном и том же явлении. поступают из из различных источников (от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна и др.), т.е. их всегда можно сопоставить. При этом выяснится, что они совпадают чуть ли не до слова.С точки зрения современного информационного аналитика все сделано чрезвычайно грамотно;
2. Осуществляется обязательная предварительная подготовка общественного мнения перед любой серьезной информационной атакой:
а) "На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот, Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Иоанн. Гл.1);
б) "После сего избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти (Лука. Гл. 10).
3. Входные данные, которыми Иисус корректирует модель мира окружающих его, включают:
а) факты-чудеса, подтвержденные различными источниками, которые более всего способствуют разрушению предшествующих информационных моделей:
"Он простер руку, прикоснулся к нему и сказал: " хочу, очистись". И тотчас проказа сошла с него" (Лука. Гл.5);
"...Но Иисус отпустил его, сказав: "Возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог." Он пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус" (Лука. Гл.8).
"Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу.
И ели и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов" (Лука. Гл. 9);
б) вопросы (цели), заставляющие думать о житие:
"Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?"
в) готовые правила о том, как надо себя вести для тех, кто сам не додумается:
"Ударившему тебя по щеке подставь и другую; и отнимающему У тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку" (Лука. Гл. 6).
4. В речь Иисуса периодически вкраплены явные угрозы направленные на сомневающихся:
"А кто отвергнется Меня перед человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими.
И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святого Духа, тому не простится" (Лука. Гл. 12).
"Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете." (Лука Гл.13).
Любая корректировка модели мира начинается с вопроса. Вопрос позволяет уточнить эту модель, факт разрушить, и вопрос же заново складывает из обломков новую модель мира.
Точно так построены работы К.Кастанеды [35]. Карлос- это бесконечные вопросы.Хуан - ответы. В книге нет спора между героями, нет противоставлений. В ней есть только вопросы и ответы, которые в свою очередь порождают новые вопросы, уводящие героев все дальше и дальше во внутренний мир.
Для информационной самообучающейся системы порой главное заключается в том, чтобы в нужное время был задан нужный вопрос.
При этом целенаправленно задаваемый вопрос может явиться не только носителем суггестивной угрозы, но и быть средством защиты от нее. Не зря говорится, что один глупец способен задать столько вопросов, что и сотня умных не сможет на них ответить. Но для глупца в этом спасение от сотни умных, которые, отвечая на вопросы, забудут про глупца, занимаясь самогенерацией программ. Не по этой ли схеме поступают порой увлеченные удачливые руководители, когда руководимая ими, процветающая до определенного момента фирма вдруг натыкается на неизвестно откуда взявшийся вопрос. И они начинает, совершая одну ошибку за другой, искать ответ и отвечать, хотя вполне можно и не делать этого, а "сыграть на паузе". Народная мудрость искрится подобными примерами.
Следующим серьезным вопросом, значительно поколебавшим уверенность человечества на его пути ко дворцу Маммона, стал вопрос о соотношении таких понятий как справедливость и природа прибавочной стоимости. Некоторые ответы, полученные в рамках государственности (тезис о возможности победы коммунизма в одной отдельно взятой стране), положили начало синтезу новой человеческой цивилизации в строгом соответствии с определением цивилизации как реальной совокупности живых существ со своей материальной и духовной культурой.
При этом в основе стратегии и тактики информационного воздействия на народы лежали почти те же сформулированные выше подходы с небольшими, но очень важными обновлениями, обусловленными в первую очередь изменениями, происшедшими с окружающим миром и самими информационными самообучающимися системами:
• резко возросла роль науки;
• крупная промышленность создала всемирный рынок;
• люди стали продавать не себя, а свой труд;
• резко возросло применение машин и т.д.
В Европе изменилась сама структура всего жизненного пространства. В современных больших городах, отравленных чрезмерным скоплением народа , ни один мессия уже не мог накормить всех идущих за ним. Но то, что не может сделать мессия, оказалось по плечу промышленному производству. Поэтому-то и была рождена "философия рынка". И как ее отрицание появился "научный коммунизм" К.Маркса и Ф.Энгельса.
Входная обучающая выборка для своей убедительности объявляется научной. Наука и искусство становятся классовыми. Надобность в свидетелях чудес в этих условиях пропадает: имеется логически обоснованный материал и его надо только развивать. Главная книга "Манифест Коммунистической партии" [59] выдержана с учетом строгих требований к научным трудам.
1. Подробно исследована история вопроса.
2. Представлен анализ движущих сил общественного развития.
3. Сделаны научно обоснованные выводы о том. что будет далее (совсем как в строгих математических дисциплинах): "Таким образом, с развитием крупной промышленности из под ног буржуазии вырывается сама основа, на которой она производит и присваивает продукты. Она производит прежде всего своих собственных могильщиков. Ее гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны" ("Манифест Коммунистической партии"). Если же пророки от науки предсказали ход событий, то как тогда нормальный человек смеет идти против исторической правды? Пророчество это тоже один из приемов информационного воздействия на самообучающуюся систему. Если ей внушить, что завтра наступит конец, то поверив, она активизирует соответствующие процессы и действительно умрет. Однако в отличие от известных Пророков в случае К.Маркса и Ф.Энгельса впервые миру явлен пример научно обоснованного пророчества которое доступно не только слепо верующим в чудеса, но в каждому, занимающемуся данным разделом науки и способному логически мыслить. В эпоху научно-технической революции подобное учение, будучи поданным в виде обучающей последовательности на вход социальных информационных самообучающихся систем, безусловно, способно повести за собой отдельные народы, но все равно не весь мир.
Нечто подобное мы наблюдаем и сегодня, когда вопросы, заданные Магометом, воплощаются в государственной политике целых стран и регионов.
Однако мир продолжает изменяться, а значит изменяются мeтoды программирования человечества. И сегодня для того, чтобы навязать миру идеологию "свободного рынка" или "общечеловеческих ценностей" заинтересованные силы уже не призывают на помощь пророков и им не требуется научная обоснованность и т.н. историческая преемственность в объяснении дня грядущего из дня сегодняшнего; достаточно лишь хорошо проработанной стратегии рекламно-психологического воздействия на среднего человека с помощью СМИ. Но при этом как бы хорошо не была продумана входная обучающая выборка, она не может быть одинаково хорошо "видна" (в смысле определения видимости из четвертой части работы) для любой информационной самообучаемой системы. Но если это произойдет, т.е. запрограммированная одинаковость восприятия коснется абсолютного большинства человечества, то тогда надо будет согласиться с Локо Тененте Гобернадором в том, что весь мир действительно увидит, "как перестанет всходить Солнце"
Понятно, что разные люди в зависимости от принадлежности той или иной человеческой цивилизации, от воспитания в атмосфере той или иной духовной культуры и, возможно, даже от особенностей работы НМДА-рецепторов головного мозга, зачастую генетически обусловленной, на вопросы типа:
кому должна принадлежать прибавочная стоимость? бессмертна ли душа? существует ли круг перерождений? можно ли употреблять в пищу человеческое мясо? и др. будут давать совершенно разные, порой взаимопротиворечивые ответы.
Сказанное дополнительно иллюстрирует и объясняет причины, связанные с получением ответов па вопрос: "Почему не существует для стран и народов типового алгоритма их перепрограммирования?". Перепрограммировать можно любую сложную самообучающуюся систему, но делать это придется каждый раз по разному. Именно по этому периодически и возникают новые "системы понятийного поведенческого программирования человечества". Основные из них на сегодняшний день это: буддизм, христианство, ислам, "рыночная философия", коммунизм и др. Причем каждая из них содержит внутри себя Различные диалекты, так христианин может быть православным, католиком или протестантом, коммунист - большевиком или меньшевиком и т.п. Процесс уточнения отдельных понятий не прекращается до тех пор, пока эти понятия существуют. Их гармоничное сочетание, судя по всему происходящему, дает Человечеству способность эффективно и неосознанно отвечать на задаваемые Богом вопросы.
Все это очень похоже на мир программного обеспечения ЭВМ, там тоже каждой компьютерной платформы существует своя базовая система программирования.

27.2 "Структура магии" и проблема останова
Довольство есть смерть духа. Можно все простить, но плесень сознания хуже трупного разложения.
Агни-Йога
Д.Гриндер и Р.Бэндлер в работе "Структура магии" в качестве направления лечения психозов предлагают методы, в основу которых положена коррекция модели мира пациента. При этом авторы исходят из того, что индивидуальная модель мира всегда проецируется в предметный мир в виде текстов, произносимых пациентом. А раз так, то значит анализируя и корректируя эти тексты можно целенаправленно воздействовать на модель мира и, соответственно, на поведение пациента. В результате терапевтический сеанс превращается в последовательность действий, включающую в себя:
а) определение текстов, актуальных для пациента;
б) выявление в текстах искажений, противоречий, опущений;
в) устранение в текстах искажений и противоречий;
г) дополнение текстов.
Основная идея "Структуры магии" заключена в том, что, как правило, текст больного человека является либо неполным, либо содержит противоречия. Исправляя у пациента неадекватное психическое поведение, Д.Гриндер и Р.Бэндлер по существу решают проблему Геделя, пытаясь найти золотую средину между противоречивыми правилами, позволяющими системе охватывать и объяснять чуть ли не весь мир, который в этой ситуации теряет однозначность толкования явлений, и однозначностью толкования явлений мира в ущерб полноте его восприятия. Идет процесс корректировки программы для "человеческого биокомпьютера", где программа представляет собой набор правил.
Кратко напомним основные результаты математической логики, связанные с проблемой Геделя.
А-Тей, П.Грибомон, Ж.Луи и др. "Логический подход к искусственному интеллекту". М.: "Мир", 1990.
Структура языка - некоторая интерпретация этого языка. Теорией относительно определенного языка называется некое множество формул этого языка. Последние называются аксиомами.
Теорема - это логическое следствие из аксиом.
Теория - множество теорем.
Модель теории - такая интерпретация языка, в которой истинны все аксиомы некой теории.
Теория противоречива, если каждая формула этой теории является теоремой. В противном случае теория непротиворечива.
Теория разрешима, если существует алгоритм, позволяющий за конечное число шагов решить, является ли некая формула Л теоремой или отрицанием таковой или же ни тем, ни другим.
Теория полна, если всякая формула языка есть теорема или отрицание теоремы.
Теория категорична, если она допускает единственную модель.
Теорема полноты:
1 форма: формула А теории Т является теоремой теории Т тогда и только тогда, когда А является истинной в Т.
2 форма: теория Т непротиворечива тогда и только тогда, когда она имеет модель.
****** Дж.Шенфидд. "Математическая логика". М.: "Наука", 1975 г.
Вопрос о том, является ли теория рекурсивно аксиоматизирована сводится к следующему: может ли каждая истина быть доказанной из аксиом, истинность которых очевидна?
Каждая рекурсивная функция вычислима.
Тезис Чсрча. Каждая вычислимая функция рекурсивна и каждый вычислимый предикат рекурсивен.
Теорема Черча. Если Т - непротиворечивое расширение теории N, то теория Т неразрешима.
Лемма. Если Т- рекурсивно аксиоматизированная и полная теория, то Т разрешима.
Теорема о неполноте (Гедель-Россер). Если Т является рекурсивно аксиоматизированным расширением теории № ( № - классическая система аксиом для натуральных чисел, теория № рекурсивно аксиоматизирована), то теория Т неполна.
М.Таубе "Вычислительные машины и здравый смысл" М.: "ПРОГРЕСС", 1964.
Из теоремы Геделя следует, что для любой данной вычислительной машины и любого конечного числа посылок существуют не выводимые из них правильные утверждения- Для сети Мак-Каллока-Питтса с любым конечным числом посылок и конечным числом правил выводы найдется бесконечный класс истинных высказываний, не выводимых с помощью такой сети.
"Логика и компьютер. Моделирование рассуждений и проверка правильности работы программ" / Н.А. Алешина, А.М.Анисов, П-И-Быстров и др.- М.: Наука, 1990 г.
Можно построить для второпорядкового языка точную семантику и точным образом определить семантические понятия общезначимости и логического следования. Но при этом оказывается, что данные понятия в принципе не могут быть формализованы, т.е. нельзя построить такое, обладающее свойством полноты непротиворечивое исчисление, в котором все правила вывода были бы финитны, а число логических аксиом конечным и рекурсивнным.
(Логическое правило финитно, если число посылок этого правила конечны Второпорядковый язык - это язык, в котором кванторы применяются не только по индивидным, но и по предикатным или функциональным переменным).
Теорема Геделя - теорема о неполноте формализованной арифметики. Но "неполнота формализованной арифметики возникает не из-за слабости (неполноты) используемых собственно арифметических аксиом, а является следствием неполноты логических средств, применяемых в исчислении".
Таким образом, подход Д.Гриндера и Р.Бэндлера позволяет проверить насколько выработанные пациентом правила поведения (аксиомы) соответствуют хранящимся у того же пациента исходным данным.
Как применять проблему Геделя к глобальным социальным процессам, связанным с гибелью империй было показано С.Б. Переслегиным в его оценке геополитического положения Европы [71]. Примерно ту же задачу, но применительно к индивидууму, решают Д.Гриндер и Р.Бэндлер. Но если Переслегин, выделив основные противоречия, присущие цивилизациям (Европейская, Восточная, Южная), зафиксировал их как данности, выдержавшие эволюцию и потому полезные, констатировав попутно, что коренное изменение соотношений между полнотой и противоречивостью в психологии цивилизации равносильно гибели этой цивилизации, то авторы "Структуры магии" считают такое изменение для отдельного индивидуума не только возможным, но и благим делом. Однако забывают ответить на один из главных вопросов: Где предел изменениям, после которых начинаются необратимые разрушения корректируемой системы. Не сделав этого, они могут позволить себе сохранить хорошую мину.
Кроме того, прямо противоположные результаты, возможно, объясняются тем, что нельзя буквально переносить гипотезу Переслегина на индивидуума, а терапевтические техники "Структуры магии" на цивилизации. Нельзя, потому что людей много, а цивилизаций мало, временные интервалы их существования существенно различаются и им свойственны различные принципы самообучения. Может быть ещё и поэтому работа Д.Гриндер и Р.Бэндлер дышит оптимизмом, а выводы С.Б.Переслегина не сулят ничего хорошего ни нашей цивилизации, ни ее элементам.
В результате и в языкознании мы пришли, грубо говоря, к той же самой нелинейности", что имеет место в непрерывной математике, описывающей движение сложных природных объектов.
Понятно, что в общем случае задача поиска оптимального соотношения в модели мира между противоречивостью и полнотой относится к алгоритмически неразрешимым, т.е. нельзя придумать единый алгоритм, позволяющий вылечивать все психические заболевания, в основе которых лежит искажение индивидуальной модели мира. Нельзя это сделать хотя бы потому, что процент противоречивости и неполноты текстов напрямую определяется "измерительным прибором" - психотерапевтом. А кроме того, каждый индивидуум имеет свои соотношения между полнотой и противоречивостью, которые частью предпосланы ему генетически, а частью выработаны самостоятельно. И на самом деле трудно сказать чья модель мира более благоприятна для выживания в той или иной обстановке. Не всегда более "богатая" репрезентация мира у индивидуума будет способствовать его процветанию, порой бывает наоборот. Обладая обедненной моделью мира информационная система просто не в состоянии увидеть многие опасности, а это значит, согласно логике страуса, что опасности тоже могут ее не заметить. Тем более, что очень часто убийцей становится именно страх ожидания обнаруженной угрозы, а не сама угроза. В условиях стресса люди в основном гибнут от страха и потери надежды.
Понятно, что сделать текст непротиворечивым, это значит обеднить и упростить его. Придать тексту полноту - внести в него противоречия. Человек, выступая в роли информационной самообучающейся системы, балансирует между указанными крайностями. При этом процесс обучения информационной системы неизбежно приводит к тому, что соотношение полноты и противоречивости в модели мира индивидуума постоянно изменяется.
Опущение- это потеря из модели мира части опыта. Одна из задач психотерапевта заключается в восстановлении у пациента части опыта, отсутствующего в модели мира. Но не просто же так репрезентируются одни части мира и теряются другие? Опущение происходит тогда, когда полнота опыта начинает вытесняться противоречиями, пытающимися уничтожить друг друга. Разрешение противоречия возможно за счет уничтожения как одного, так и обоих взаимоисключающих, с точки зрения пациента, правил. При этом надо понимать, что правила являются взаимоисключающими именно с точки зрения пациента. В результате модель мира упрощается, что и приводит к ограничению возможностей.
Ранее было показано, как задаваемые вопросы могут сгенерировать опасные программы. Они подобно каплям яда способны парализовать нервную систему, но они же в определенной пропорции могут стать и единственным лекарством для безнадежного больного. Удачно сгруппированные вопросы могут стать источником не только разрушительных программ, но и программ, направленных на уничтожение представляющих опасность структур и алгоритмов.
Неслучайно считается, что искусство задавать правильные вопросы это один из способов психотерапевтического воздействия.
Безусловно, психотерапевт может спросить пациента: "Одна жизнь и сто жизней взамен - да ведь тут арифметика! Да и что значит на общих весах жизнь этой чахоточной, глупой и злой старушонки?" (Ф.М.Достоевский). И пациент будет далее раскручивать цепочку вопросов, до тех пор пока не придет к определенному выводу. Выводы, безусловно, могут быть разными. Многое зависит от того, каким будет следующий заданный вопрос.
Д.Гриндер и Р.Бэндлер предлагают свой подход к формулированию анестезирующей цепочки вопросов, такой цепочки, которая способна разрушить угнетающие потолки мрачного подземелья больной психи, в котором все выходы скрыты испарениями от холодного пота страха. Избавиться от страха - это избавиться от несоответствия сообщений отдельных внутренних программ друг другу, это значит восстановить внутреннюю гармонию, заставив процессы "идти в ногу".
Работа [17] хороша тем, что в ней на доступных любому алгоритмисту примерах показано: как строятся алгоритмы информационно-логического взаимодействия двух информационных самообучающихся систем, как правильно подобранная обучающая выборка способна восстанавливать ранее заблокированные у "больной" системы структуры или запускать процессы их генерации.
Единственная проблема, которая осталась за кадром у Д.Гриндера и Р.Бэндлера, - это проблема останова для машины Тьюринга (проблема останова для классических алгоритмов) или, проще говоря, как определить тот момент, когда надо прекращать задавать вопросы. Любой психотерапевтический сеанс, приведенный в качестве примеров в [17], всегда имеет продолжение. А всегда ли можно ответить на вопрос о том, куда может завести это продолжение?
Когда за спиной чувствуется дыхание голодного зверя, конечно, размышлять некогда. Надо хвататься за первые попавшие сучья и карабкаться на дерево познания. Но чем выше продвижение, чем дальше от опасности, тем тоньше ветви, тем сильнее ветер раскачивает дерево. А рев хищника внизу гонит все выше и выше.
В качестве ни к чему не обязывающего примера предлагается провести мысленный эксперимент и продолжить сеансы, описанные в [17], чтобы посмотреть что из этого выйдет.
Пациент: "Никто не может понять меня".
Психотерапевт: "Что же мешает понять вас?"
Для начала этот вопрос психотерапевта может оказаться слишком сложным, ответ на него требует глубокого исследования себя и своих средств взаимодействия с миром. Ив определенных случаях, в соответствующем состоянии пациента, задание такого вопроса бессмысленно. Уровень его сложности слишком высок, действительно: "Что мешает людям понять конкретного человека?" В таком приложении вопрос вышел еще на более высокий уровень абстракции. Пытаться отвечать - это решать серьезнейшую проблему. Грамотный ответ с минимальным количеством опущений и искажений должен в себя включать ответы как минимум на следующие вопросы:
1) Никто не может понять вас. Значит и вы не можете понять себя?
2) Что значит понять самого себя?
3) Что значит вообще термин "понимание"?
4) Кто конкретно не может понять вас?
5) Вас не могут понять или не желают понимать?
6) Как вы узнаете, что вы поняты?
7) Понимание это свойство человека или это свойство (способность) любой информационной системы?
8) К чему может привести непонимание?
9) А к чему может привести постоянное понимание? и т.д.
В формулирование вопросов можно уйти в самую бездну не только истоков человечества, но и всей Вселенной. Расширение уровня абстракции изначально свойственно и любой настоящей науке, ибо подобные же проблемы, связанные с репрезентацией одних частей мира и потерей других присущи не только отдельно взятому человеку или отдельному народу, они свойственны и всему человечеству. Человеческая наука здесь выступает здесь в качестве психотерапевтического приема, применение которого позволяет осознать что потерянно, что приобретено и чем за это заплачено. Любопытно посмотреть как в науке формулируются вопросы и как они, цепляясь друг за друга, позволяют погружаться процессу познания все глубже и глубже, излечивая человечество от комплексов, связанных с опущением неизбежной потерей части опыта, ибо люди смертны.
Монтень: "Что я знаю?"
Декарт: "Я мыслю, следовательно, я существую?"
Руссо: "Что есть я?"
Леви-Строс: "Есть ли я?"

27 (3).3. Убийство целей как задача системы безопасности
Пусть Судьба растопчет меня, а я посмотрю, не станет ли ей стыдно.
Н. Макиавелли
После того, как какая-то цель перестала быть для системы невидимой, она начинает свою реализацию, т.е. своим появлением искажает окружающее информационное пространство, тем самым активизируя процессы, связанные с превращением себя в правило.
Полученное правило может стать надежной защитой от известного врага, а может стать средством собственного уничтожения.
Поэтому защита от подобных правил имеет глубоко эшелонированный характер. Перечислим возможные рубежи защиты:
1) контроль собственных действий и блокировка запрещенных (подробнее в разделе 2.4);
2) уничтожение опасных для системы правил- корректировка ее модели мира (подробнее 3.2);
3) защита собственной информационной мишени всеми возможными способами (подробнее глава 2).
Понятно, что если цель превратилась в правило, то уничтожить его уже непросто в силу того, что перечислить и отследить все возможные опасные правила ни одна система безопасности не способна. Кроме того, даже после разрушения опасного правила, все его компоненты останутся в системе, включая породившую его цель. И нет никакой гарантии, что данная цель не породит еще более изощренное и коварное правило.
И здесь возникает следующий вопрос: А нельзя ли уничтожать опасные цели, не допуская их до формы правил?
К сожалению, предложенная модель не содержит подобного механизма в явном виде. Хотя ясно, что если в системе несколько целей и одну из этих целей информационная система постоянно "подкармливает", ориентируя на нее свое поведение, то все остальные будут находиться на положении падчерицы и их становление, возможно, будет замедлено.
В свете сказанного представляет интерес рассмотреть еще одно достаточно популярное направление формирования событий, которое условно назовем "гравитацией целей" и которое достаточно подробно описано в оккультной литературе. Суть его в следующем.
Порожденная человеком цель- это некий мыслительный образ. Этот образ, проявляясь в мире т.н. "тонких энергий", нарушает соответствие между реальным миром и миром мыслеобразований. В результате реальный мир начинает подстраиваться, в нем возникает цепочка событий, которая восстанавливает соответствие между мирами.
Кстати, постгипнотическое внушение, о котором шла речь в четвертой части, осуществляется тоже где-то на этом принципе соответствий. Вспомните у пациентки был сформирован образ, что через десять минут на ее плечи должен быть накинут пиджак гипнотерапевта. Этот мыслительный образ стал подгонять под себя события реального мира, т.е. система стала работать избирательно, выделяя из входного потока событий в первую очередь лишь то, что необходимо для достижения цели. В случае приведенного примера во внешнем мире подобных фактов не оказалось. Осталось последнее - найти их внутри. В результате пациентке становится холодно, появляются мурашки на теле. Дальнейшее развитие процесса это уже, как говорится, дело техники.
Представленная в данной работе модель не требует наличия мира "тонких энергий", как не требует соответствия между мирами.
В ней для того, чтобы запустить процесс в нужном направлении, необходимо "растить" цель, необходимо ее "подкармливать", чтобы как можно больше уже имеющихся правил в данной системе работало на эту цель. "Сильная" цель позволяет по другому интерпретировать входные данные, та часть, которая ранее была шумом, вдруг проявляется из этого шума и порождает требуемую цепочку событий, которая хитрыми, порой необъяснимыми путями потянется к цели.
Каким образом подобное возможно?
Например вот так, по воспоминанию И.П.Эккермана, И.В.Гете работал над "Фаустом" [115]:
"Он меня уже не отпускает, - сказал Гете, - я все время о нем думаю и каждый день что-нибудь для него изобретаю.
Кстати, я велел сброшюровать всю рукопись второй части, дабы она, как некая ощутимая масса, была у меня перед глазами. Место недостающего четвертого акта я заполнил листами чистой бумаги, ибо завершенное, без сомнения, манит и подталкивает закончить то, что еще недоделано В таком чувственном напоминании больше толку, чем можно предположить а умственному труду следует помогать всякого рода затеями".
Что интересно, близким путем идут и искатели духовного знания. Для незнакомых с работами К.Кастанеда кратко остановимся на отдельных положениях его философской системы, имеющих отношение к проблеме защиты целей.
Основной постулат: "Каждый человек обладает определенным количеством изначальной энергии. Это количество - вся энергия, которая в нас есть. И всю ее мы используем для того, чтобы воспринимать столь поглощающий нас обычный мир и справляться с возникающими в нем проблемами".
И больше нам энергию взять неоткуда, поскольку вся имеющаяся у нас энергия уже задействована, ни капли ее не останется на экстраординарное восприятие.
Поэтому главная задача искателя духовного знания, настоящего воина, заключается в том, чтобы грамотно перераспределять эту энергию и не расходовать куда попало. "Нам остается лишь одно- стать скрягами в отношении энергии." - учил Хуан своих учеников. Стать скрягами- это значит ничего не оставлять паразитным целям.
Важно отметить, что энергия, по К.Кастанеде, постоянно расходуется на восприятие мира! И когда сосуд оскудевает, он разбивается (совсем как в случае с Р-сетями - нейроны только гибнут и не рождаются).
Грамотно расходуя эту энергию, т.е. целенаправленно воспринимая мир, можно достигнуть невиданных вещей, можно даже постоять у края бессмертия. И это выглядит вполне логичным, так как цели, несущие самоуничтожение, в подобной ситуации не могут дать никаких плодов в виде опасных правил поведения.
По существу, все учение К.Кастанеды - это учение о том, как грамотно расходовать энергию, чтобы не плодить паразитных целей.
Система живет лишь до тех пор, пока в своей постоянной борьбе за жизнь выходит победителем. Как интеллект человеческий и сама наука появились в результате борьбы за жизнь против явных угроз, так и. можно предположить. культура и религия объясняются борьбой за жизнь, но против суггестивных угроз, порой находящихся на уровне "шумов", для измерения которых требуется иное, "ненаучное" оборудование, возможно, работающее по другим принципам.
В мире ничего не возникает просто так. Даже произведения искусства в конечном итоге являются инструментальными средствами научных методов защити от скрытых угроз.
То что не удается померить логикой, измеряется верой, привычкой, ощущением гармонии, а исправляется заклинанием, молитвой и произведением искусства.
"Австралийцы наблюдают следы насекомого около могилы, чтобы знать в каком направлении искать колдуна, от колдовства которого человек умер Зулус дует на кусок дерева, чтобы этим символическим жестом смягчить сердце человека, у которого ему нужно купить быков, или сердце женщины. на которой он желает жениться. Оби Восточной Африки завязывает в узелок могильный прах, кровь и кости, чтобы этим свести врага в могилу...
Германский крестьянин с удивительным простодушием уверяет, что если собака воет, глядя в землю, то это предвещает смерть, если же она смотрит вверх, - то выздоровление от болезни. По общераспространенному в Европе поверью в доме умирающего должно отпереть замки и отодвинуть задвижки, чтобы не задерживать его душу....
Моряки при штиле иногда высвистывают ветер, однако вообще-то они не любят в море свиста, которые поднимает свистящий ветер. Рыбу должно есть от хвоста к голове, говорит житель Корнуолла, чтобы привести головы других рыб к берегу, потому что, если их есть неправильным способом, то рыба поворачивает от берега..." (Э.Б.Тайлор [90]).
Да и сегодняшний человек не далеко ушел от вышеупомянутого зулуса. Действительно [15]:
"Ведь даже если мы разумны днем, Нас ночь пугает нехорошим сном. Услышу, на прогулке поутру Прокаркает ворона - не к добру! Поверьями кругом окутан свет, Все неспроста, и все полно примет".
Существуют различные объяснения эффективности применения тех или иных средств и, в частности, молитв и заговоров, на поведение и здоровье человека. И.Черепанова [104] на основании результатов лингвистического анализа выделила данные тексты в отдельные множества, имеющие специфические характеристики по составу наиболее "частотных звукобукв", объясняя именно наличием подобных характеристик факты влияния молитв и заговоров на человека.

www.kiev-security.org.ua
BEST rus DOC FOR FULL SECURITY


Возможно, что что-то в этом объяснении и есть от истины, но на человека по разному влияют даже одни и те же молитвы, так как многое зависит от состояния этого человека. Именно состояние во многом определяет силу воздействия не только удара грома, который можно и не услышать, но я неразборчивого шепота. При этом действие тихого шепота может быть более сильным, хотя бы в силу того, что слушающий не все понял, и система начинает недослышанное трактовать по своему, исходя из собственных подсознательных целей.
Поэтому в данной работе будет превалировать иное объяснение воздействию суггестивного шума, вытекающее из возможностей исследуемой модели, а именно - из возможности, используя то или иное внешнее воздействие, реализовать цель информационной самообучающейся системы.
Какими бы бессмысленными не были на первый взгляд перечисленные "средства защиты" от суггестивных угроз при более пристальном рассмотрении в них можно увидеть рациональное зерно, заключающееся хотя бы в том, что регулярнoe напоминание самому себе о цели укрепляет эту цель, кристаллизуя вокруг нее собственные психофизиологические реакции. При этом, возможно, чем нелогичнее или непривычнее выглядит так называемый предрассудок, тем больше у него шансов запомниться и чаще вспоминаться, подкрепляя своей активизацией суггестивные цели.
Все выше перечисленное не принято относить к научным дисциплинам. В рамках здравомыслящей классификации названное является ничем иным, как - предрассудком или в крайнем случае черной/белой магией. Стоит ли так уж безоговорочно присоединяться к отрицанию того, что явилось почвой, на которой взросло семя древа Религии и Науки. Поэтому, наверное, глупо сидящему на любой из ветвей этого могучего древа познания выкапывать корни, подобно свинье из известной басни Крылова. Та же самая магия так же стара как человек, - утверждала Е.П.Блаватская, и притом "магия неразрывна слита с Религией каждой страны и неотделима от ее происхождения" [5].
К подобным средствам на уровне плацебо, безвредных таблеток, зачастую прибегает и официальная медицина, заменяя этикетки на флаконе с лекарством и резко повышая его стоимость. То направление гомеопатии, в котором постулируется, что лекарственная сила созданного раствора тем больше, чем меньше в нем осталось молекул лекарственного вещества, вполне возможно, тоже вспахивает необъятную целину пространства суггестивных целей. Как утверждал И.В.Гете устами Мефистофеля:
"Тут не роман, и вам гнушаться нечем,
Но мы подобное подобным лечим,
Стопу- стопой, спинным хребтом -хребет..."
Любая, в том числе и скрытая, цель для того, чтобы реализоваться нуждается в мыслительной подпитке, т.е. в подпитке соответствующими фактами, целями, правилами. В свете сказанного становятся объяснимыми колдовство и молитвы перед боем или перед выполнением любой сложной работы. И они действительно должны быть эффективными, так как из суггестивного хаоса способствуют созданию цепей управления, акцентируя внимание на достижение конкретной цели.
Обращение информационных систем за помощью к приемам, которые на первый взгляд не имеют никакого отношения к цели и к желанию ее породившему, можно попытаться объяснить еще и следующим. В эзотерической литературы известно, что сильное желание порой не помогает, а мешает реализации цели в силу того что желающий человек сам выходит на первый план. В этом случае вся мощь подсознания, все развитие целеориентированных процессов как бы затормаживается и отодвигается на второе место, уступая желанию все пространство событий. А приводит к тому, что в пространстве целей система теряет перспективу и оказывается неспособной видеть дальше самых ближайших поступков. Даже то, что произойдет в этой игре буквально через ход, совершенно не просматривается из-за ослепляющего "фонаря" желания.
Желание же по самой своей природе ни на что большее не способно, как только породить цель. А вот уже цель и создает цепочки порой никак несвязанных между собой событий, приводящих объект к ее достижению.
Укреплению родившейся цели служит уже не желание, а регулярная подпитка цели соответствующими мыслительными образами. Например молитва, в которой верующий о чем-то просит Бога, как раз и направлена на укрепление цели. В молитве человек как бы поручает исполнение своего желания не себе, а Богу. Скорее всего, молитва о чем-то - это программа для собственного подсознания. При этом сознание остается в стороне и используется для решения текущих локальных задач, что позволяет самому человеку остаться безупречным (термин К.Кастанеды) по отношению к сформулированной им цели.
Продолжим анализ способов защиты от суггестивных угроз. Как ни странно, оказывается, что их не надо специально изобретать и придумывать, так как они уже органически вплетены в культуру поведения и этику взаимоотношений людей друг с другом и содержатся в перечне табу для каждого племени и народа.
Кроме борьбы с целями, уже проникшими в систему, можно попробовать отсекать их на подступах, например, когда идет информация от источника, не заслуживающего доверия, желательно просто "затыкать уши". А для того, чтобы можно было использовать этот простенький прием защиты, надо провести предварительную классификацию источников информации на источники:
которым можно доверять, которым нельзя доверять и на те, про которые ничего нельзя сказать. Для системы, кстати, небезразлично еще и кто задает ей эти вопросы.
В частности, вернемся к примеру из романа "Горячий камушек". Д.Уэстлейк пишет: " ... А единственное отличие сегодняшнего заключалось в том, что на этот раз там оказались только они вдвоем".
И второй момент: "Альберт Кромвэлл с удивлением посмотрел на попутчика. Незнакомые люди не разговаривают друг с другом в лифте".
Почему не принято в обществе, чтобы незнакомые люди разговаривали друг с другом? Может быть это не просто так? Тем более, что у отдельных племен есть и более серьезные рекомендации, типа: "Убить незнакомца".
Вообще убийство носителя иной идеи является достаточно распространенным приемом, существующим с самых давних времен. Такое ощущение, как будто кем-то заповедано и даже вложено в гены человека-разумного- убивать носителя новой идеи. Может быть это отголоски раннее погибших человеческих цивилизаций?
В свое время было очень тонко подмечено И.В.Гете:
"Что значит знать? Вот, друг мой, в чем вопрос.
На этот счет у нас не все в порядке.
Немногих проникавших в суть вещей
И раскрывавших всем души скрижали,
Сжигали на кострах и распинали,
Как вам известно, с самых давних дней".
Причем, что характерно, если носитель новых идей не пытался нести свои идеи в массы, ему позволяли остаться в живых.Именно так было сформулированно требование к Сократу, на выбор:
1) покинуть город и не смущать жителей своими речами;
2)остаться в городе, но перестать проповедывать свои идеи;
3)выпить чашечку с ядом.
А вот как Ошо объясняет причину распятия Христа:
" В чем заключалось его преступление?
Его преступление заключалось в том, что он попытался вести самый заурядный образ жизни.
Он хотел показать вам, что вы можите жить обычной жизнью и тем не менее быть просветленным. Вы можите водиться с проститутками, шулерами и пьяницами, и тем не менее быть абсолютно святым.Он хотел продемонстрировать вам этот парадокс, он хотел показать его на собственном примере; вот почему он был распят.
В Индии Будда не был распят, Махавира не был распят. Почему? Они никогда не жили как все люди.Они жили в стороне, в отдалении от людей, в холодном одиночестве, на расстоянии.Не было никакой необходимости распинать их."
Главная задача этой работы сформулировать и обосновать основные принципы защиты системы от информационного оружия, применяемого агрессором.
Понятно, что информационное оружие носит исключительно натупательный характер и побеждает в подобных войнах всегда тот кто наступает.А наступать вечно - это значит быть инфекцией, паразитом, обреченным на постоянный поиск жертвы.Укушенные жертвы в этой игре либо умирают, либо принимают облик своего убийцы - все так как в сказках о вампирах.Настоящих людей будет становиться все меньше, а информационных вампиров все больше.Но это не значит что инфекция объязательно победит.Сегодняшнее вымирание примитивных народов не может быть однозначно трактуемо, "что Червь-Победитель - той драммы герой!" Каждому кто это осознает, придется делать сознательный выбор: либо позволить себя укусить либо сражаться, взяв в союзники солнечный свет.
В тех же сказках сформулированы приемы защиты.
Главное во всех сказочных способах - во время успеть понять: с кем имеешь дело, а для этого достаточно всего лишь успевать направлять зеркало на любого приближающегося. Считается, что будто бы нечисть не способна отражаться в зеркалах.
Не означает ли сказанное, что никогда нельзя принимать информацию непосредственно от источника, что ее всегда желательно пропускать через систему зеркал; ибо эмоция и страсть туманят восприятие, придавая болотным ядовитым газам, вырывающимся из недр преисподней, стройность и красоту, позволяя им себя очаровать. И порой, даже когда ветер попытается разогнать миражи из газовых облаков, вдруг выясняется, что облако уже настолько проникло в человека, что нельзя разделить их, не убив. Облака превращаются в тучи. А тучи из человеческой крови уже сами способны вызвать ветер и лететь в завтрашний день, оставляя за собой отравленную пустыню.
Система контроля входной информации должна уметь закрываться подобно улитки в раковине, чтобы когда надо - не видеть шабаша ведьм. Ибо если зеркало ничего не отражает, то ничего и не нет, а это значит, что не следует ни обрабатывать информацию и ни суетиться по поводу реализации сформированных поведенческих алгоритмов. В информационных войнах одна из самых страшных опасностей- это идти за голосом, которого нет. и пить подобно братцу Иванушке из первой попавшейся информационной лужи, в которую во времена информационных сражений превращаются средства массовой информации.
В ходе информационных шабашей для самостоятельных систем одной из главных задач является сохранение этой самой информационной самостоятельности, чтобы потом, когда взойдет солнце, и в его лучах будет корчиться нечисть, помочь солнцу уничтожить ночные кошмары, превращая их в пепел с помощью тех же направленных зеркал.
В заключение главы подведем некоторые итоги.
1. Суггестивные угрозы имеет смысл рассматривать после реализации всех классических требований по защите. Одним из источников действий информационной обучающейся системы является пространство суггестивных целей.
2. При анализе происшедшей критической ситуации выявить ее суггестивную направленность чрезвычайно сложно. В этой связи вопрос о том, насколько суггестивные угрозы превосходят уровень естественных "шумов" в информационной системе и превосходят ли, остается открытым.
3 Наличие у субъекта цели, даже неосознанной, приводит к упорядочиванию суггестивного шума.
4 Суггестивные воздействия являются управляющими воздействиями. Наличие у субъектов, принадлежащих одной информационной обучающейся системе, противоположных целей делает систему неуправляемой.
5. Достижения культуры и религии могут быть объяснены борьбой за жизнь на уровне пространства суггестивных целей.
6. Для самообучающихся информационных систем суггестия может выступать в качестве активизатора (катализатора) для направленной генерации программ управления самой информационной системой.

Глава 28 (4). Хроника одной информационной войны
Вдоль дороги лес густой
С бабами-Ягами,
А в конце дороги той
Плаха с топорами.
В.Высоцкий.
В последней главе данной части работы есть смысл рассмотрен глобальный пример информационного противоборства, масштаб которого позволил бы увидеть названные выше критерии и подходы к обеспечению безопасности невооруженным глазом, не прибегая к средствам искажения действительности, типа резкого выделения одного временного интервала в ущерб другому, что обычно делает для пространственных объектов увеличительное стекло.
Итак, появление термоядерного оружия в нескольких странах, число которых должно быть обязательно больше одной, приводит к естественном) запрету на военные конфликты непосредственно между этими странами. Основная борьба переносится в сферу экономики, психологии, информации. Успехи и неудачи в этой войне можно прослеживать, опираясь на сформулированные в первой главе пятой части признаки информационного поражения. Именно динамика количественных характеристик признаков информационного поражения пусть косвенно, но позволяет судить о выигранных и проигранных сражениях.
В конце 50-х годов СССР и США вступили в период холодной войны, явившуюся прологом информационной войны, которая, как уже говорилось выше, представляет собой борьбу структур, борьбу соответствующих носителей знания друг с другом, а значит, борьбу за носителей того или иного знания, за возможность их перепрограммирования.
Холодная война в чем-то аналогична поединку двух борцов, которые упершись друг в друга взглядами, не смеют отвести глаза в сторону и кружат вокруг, выискивая слабые места у противника, совсем как И. Воробьянинов и отец Востриков: "И так как руки у обоих были заняты стулом, они стали пинать друг друга ногами".
Однако в информационной войне большинство выпадов делается только для того, чтобы увидеть реакцию противника на те или иные входные данные, осмыслить ее и, собрав по крупицам все доступные знания, создать адекватную информационную модель.
Созданная таким образом модель позволит в дальнейшем получить ответы на вопросы типа: "А что будет, если ...?" и т.п.
А это уже обычный целенаправленный перебор возможных ходов.
Почти все как в шахматах.
Если живой шахматист проигрывает ЭВМ, как это делает наш чемпион мира американскому компьютеру, то почему современный живой политик сможет выиграть у компьютера соответствующей мощности с соответствующей программой?
А вот когда математик выяснит, что сгенерированная с помощью ЭВМ последовательность ходов, обусловленная выбором "если...", приводит к достижению сформулированной цели, то тогда холодная война заканчивается, потому что переходит в быстротекущую информационную войну, в которой соперникам уже думать некогда - сказанное слово ведет за собой, подобно мелодии волшебной дудочки, и требует своего неизбежного продолжения. Завораживающие гибельные голоса не позволят во время осознать, что в легкие прекратилась подача кислорода. Да и что проку от этого осознания?
А потом придет ответственный наблюдатель и радостно констатирует:
"Процессы приобрели необратимый характер!"
Начнем с начала, вернемся к истокам информационной войны - к холодной войне и посмотрим, каким образом ее ход отражался на основных информационных характеристиках сражающихся систем.
Как уже говорилось выше, любое государство, будучи информационной самообучающейся системой, может быть представлено в виде множества взаимосвязанных подсистем, состоящих из элементов-людей. При этом допускается, что один и тот же элемент может принадлежать нескольким подсистемам.
Мощь государства, как информационной системы, определяется количеством элементов, связями между элементами (выбранной структурой) и функциональными возможностями элементов.
В этой связи интерес представляет динамика следующих показателей воюющих сторон:
продажа за рубеж продукции наукоемких технологий, в первую очередь средств вооружения;
собственные территориальные изменения;
изменения контролируемых территорий;
численность населения;
уровень образования населения.
Первый и последний показатель характеризуют функциональные возможности элементов, самостоятельных подсистем и, безусловно, коррелируют друг с другом - принципиально невозможно в "стране дураков" запустить космический корабль или создать ядерную бомбу, а тем более вести информационную войну.
Повысить уровень образования, а значит и функциональные возможности собственного государства можно двумя путями.
Первый традиционный - учить своих, что подразумевает создание соответствующей образовательной структуры, выработку требований а выделение немалых государственных средств. Этой дорогой шел Советский Союз с самого своего образования. Причем попутно ему удалось решить еще я такую побочную задачу, как создание своеобразного мирового образовательного центра с достаточно высоким рейтингом - кто только не мечтал получить образование в СССР.
Второй путь предполагает приглашение ученых "варягов" и превращение их в собственных граждан.
Обратите внимание, все как и в случае обычных войн - воюют либо сами граждане, либо приглашаются наемники, только в случае информационной войны наемники должны иметь дипломы ученых.
США пошли по второму более привычному для них пути - основной костяк "местного" населения сегодня составляют потомки европейцев, африканцев и др. Для решения задачи в 1965 году в спешном порядке был откорректирован принятый в 20-е годы закон, ограничивающий въезд в страну. По новому закону преимущественное право на въезд получили ученые и ведущие специалисты различных отраслей промышленности. На протяжении 70-х годов сальдо внешней миграции в США составляло 350-400 тыс. человек в год, обеспечивая 1/5 общего прироста населения. Тем самым, не затрачивая ни гроша, удалось создать армию для ведения информационной войны.
Что же касается численности населения (количество исходных элементов информационной системы) и его естественного прироста, то эти показатели в обеих странах были примерно одинаковы.
Средне годовой прирост населения США в 1980 -1984гг. составлял 1,3% а в СССР в те же годы - 1.02%. В США в 1985 проживало 238 млн. человек, в СССР - 278 млн. (1986 г.).
Динамика рождаемости и смертности в обоих странах представлена в следующей схеме [13, 23, 63]

Какие методы анализа не применяй к этому графику, ниоткуда не следует, что приблизившись к рубежу 1990 в СССР вдруг начнется резкая убыль населения, сравнимая с той, что имела место во время второй Мировой войны.
В холодной войне СССР и США используют не только собственную интеллектуальную мощь, не только свои функциональные возможности, но и возможности контролируемых территорий. Это понятно, в пространстве информационных систем по другому не бывает - любая поглощенная и перепрограммированная структура усиливает информационную мощь своего поглотителя". Имея серьезный теоретический и практический опыт политической борьбы. Советский Союз на первом этапе имел неоспоримое преимущество. Во-первых, "защитный пояс" из стран народной демократии был не механическим объединением элементов, которые надо удерживать силой, а дополнительной структурой, усиливающей общие информационные возможности. При этом перепрограммированные элементы новой структуры самостоятельно и гармонично дополняли друг друга не только в сфере политики, но и экономики. Во-вторых, почти во всех странах Африки, Америки, Азии возникли родственные коммунистические партии. А что значит усиление тойи же компартии в США, как не усиление влияния СССР? Компартия США представляет собой часть социальной, политической структуры страны, которая теоретически способна работать на цели, противные господствующей в этой же стране идеологии. В-третьих - Вторая Мировая война явилась своего рода экспеpтoм, оценившим научный и технологический потенциал всех государств.
В ходе этой экспертизы советский военный, научный и технический потенциал был признан наилучшим. Косвенно это признание означает признание миром господствующей в СССР идеологии - с сильным всегда считаются, а некоторые даже подражают.
Что приходится делать в этой ситуации правительству (системе
управления) Соединенных Штатов?
1. По примеру И.В.Сталина уничтожить собственные внутренние, невнушающие доверия социальные подструктуры, путем уничтожения элементов и запрещения их самих как целостных образований. Так в 1950 году в США в спешном порядке был принят закон о внутренней безопасности согласно которого все коммунисты должны быть зарегистрированы, а в случае чрезвычайного положения - арестованы. В 1954 году этот закон получил дальнейшее развитие в законе о контроле над коммунистами, лишающим компартию всех прав, которыми пользуются законные организации страны. В эти же годы в США были срочно возведены шесть концентрационных лагерей.
Кроме того, на лояльность было проверено более б миллионов американцев.
2. По примеру коммунистов сформировать и научно обосновать собственную систему ценностей с последующим навязыванием ее окружающему миру. Все делается по образу и подобию Советского Союза создаются институты, финансируются отдельные ученые, способные "научно" обосновать незыблемость американских ценностей для человечества.
3. Срочно усилить ответную пропагандическую информационную работу. Директива СНБ-68, утвержденная в 1950 году, содержала в себе следующее положение: "Но помимо утверждения наших ценностей, наша политика и действия должны быть таковы, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы, срыв замыслов Кремля - первый и важнейший шаг к этим изменениям. Совершенно очевидно, это обойдется дешевле, но более эффективно, если эти изменения явятся в максимальной степени результатом действия внутренних сил советского общества".
Только на рубеже 1948-50 годов аналитики США подошли к осознанию значимости психологической войны:
"Но психологическая война - чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству ч предательству среди советского народа; подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране...
Широкая психологическая война - одна из важнейших задач Соединенных Штатов. Основная ее цель - уничтожение поддержки народами СССР и его сателлитов их нынешней системы правления распостранение среди народов СССР осознания, что свержение Политбюро в пределах реальности" (Ibid., pp. 60).
Согласно [117], именно начиная с плана "Дропшот" (1948г.), термин "диссидент" стал широко использоваться в военных планах США.
Но эту же самую психологическую войну СССР успешно вел с самого своего образования, называя термином "идеологическая борьба". Именно по этой причине основной удар специалисты США направили против господствующей в СССР идеологии. В частности, в "Гарвардском" проекте были изложены научно обоснованные планы подготовки кадров для начинающейся психологической войны [111]. В этом же направлении интенсивно работал "Русский институт" при Колумбийском университете (Нью Йорк).
Таким образом в начале 60-х годов в США и для США были определены основные направления ведения психологической войны, как основной компоненты информационной войны. Денег на нее не жалели. Однако серьезных результатов в то время добиться не удалось. Более того, постоянно нарастали как внешние, так и внутренние конфликты. Надо было не столько "спасать мир", сколько защищать себя.
В следующей таблице показаны частоты использования в Соединенных Штатах федеральных войск для разрешения внутренних конфликтов [117]:
Годы
К-во вызовов
Численность войск
1945-1959
55
33539
1960-1964
33
65867
1965
17
25051
1966
17
18598
1967
40
43300
1968
107
150000
1969
67
49264
1970
43
41046

Данная таблица приведена исключительно для того, чтобы показать, что первоначально психологическую войну государству Соединенных Штатов надо было вести против собственного народа.
Анализируя внутренние конфликты США, Н.Н. Яковлев отмечает [117], только с 1963 по 1968 года во время демонстраций было убито 220 американцев и многие тысячи ранены. При этом следует обратить внимание на тот факт, что с 1957 года национальная гвардия использовалась 7 раз на федеральном статусе, к тому же в эти годы был отмечен всплеск политического терроризма - с 1.01.1968 по 15.04.1970 взорвано 4330 бомб. Однако, начиная с 1970 года, кривая внутренних конфликтов начинает идти на убыль. Может быть в этом и заключались первые проявления результатов применения психологического оружия? На ком-то же его надо было испытать?
Приведенные выше цифры не идут ни в какое сравнение с тем относительным благополучием, которое царило в то время в Советском Союзе находившимся особенно в первые послевоенные годы в очень тяжелом материальном положении - всего несколько внутренних конфликтов, a акты терроризма можно пересчитать на пальцах одной руки.
Примерно такая же ситуация была и на внешнем фронте, где стороны испытывали возможности друг друга, подавая на вход то одни, то прямо противоположные входные данные (угроза-разрядка, кризис - разоружение). Шея сбор информации о противнике, для того чтобы построить его информационную модель, понять способности и изучить слабости. Кроме того борьба за сферы влияния имела и вторую не менее важную задачу, заключающуюся в расширении собственных информационных возможностей "Поглощенные" и перепрограммированные структуры способствовали росту информационной мощи агрессора.
Все происходящее в этой борьбе за информационные ресурсы в чем-то аналогично борьбе любого биологического организма за жизнь. Есть древнее правило: если удастся съесть и переварить противника, то станешь сильнее. Но не каждую информационную систему можно "съесть", пример: США так и не смогли "разжевать" Вьетнам. И не каждую "съеденную" информационную структуру можно "переварить" по привычной технологии, пример: Афганистан, пройдя через "процесс переваривания", не стал похожим на Монголию, а превратился в "химически активный элемент, с непредсказуемым поведением". Перепрограммирование любой информационной системы требует индивидуального подхода. Применение шаблонов, типовых схем в этой непростом деле часто способствует только "несварению желудка", а не притоку дополнительной силы. Прежде чем что-то неизвестное кушать надо десять раз подумать, но если принято решение есть, то следует найти такой способ приготовления блюда, при котором оно станет наиболее питательным и вкусным. Все тоже самое имеет место и в пространстве взаимодействия информационных систем. Невозможность создания типового алгоритма для перепрограммирования любой информационной самообучающейся системы была доказана во второй части работы.
Ниже мы рассмотрим только два способа расширения влияния: путем военной интервенции и путем создания политических и военных союзов. Оба названных способа в наибольшей степени связаны с появлением новых и изменением существующих структурных образований; первый - с добавлением в существующую структуру нового элемента, второй - с появлением новых связей.
На следующей странице в табл.5.1 приведен перечень конкретных способов расширения собственного влияния, включающий:
а) локальные вооруженные конфликты, происходящие в мире с 1950 по 1989 гг. которые в той или иной степени способствовали расширению зоны влияния американской либо советской идеологии;
б) события, связанные с созданием военных союзов.
Явные успехи противников, с точки зрения выбранных автором критериев оценки информационных побед и поражений, в соответствующих графах помечены "+", явные поражения - "-". Там где применялись собственные вооруженные силы соперников в скобках присутствует символ "а".
Критерии отбора материала для данной табл.5.1 из [18] были следующими:
а) в конфликте использовалось вооружение СССР или США (борьба за рынки сбыта оружия);
б) в конфликте использовались вооруженные силы СССР или США (в таблице помечено символом "а");
в) результатом конфликта или политического соглашения стало увеличение или уменьшение информационной мощности соперников:
возникновение новых функциональных возможностей, появление дополнительных сырьевых ресурсов или рынков сбыта продукции ("+" соответствует расширению, "-" - сокращению). При этом учитывается не просто механическое расширение территории и размещение на ней своих эмиссаров, а именно включение в себя дополнительных структурных образований, способствующих повышению информационной емкости СССР или США.
Исходя из названных критериев понятно, почему вывод американских эойск из Вьетнама отмечен в графе "СССР" символом "+", а у США - "-". Все скaзaннoe относится и к перевороту в Чили. США, благодаря инспирированному ЦРУ мятежу, удалось эту страну удержать в структуре своего контролируемого пространства ("+"). Аналогично выглядят применительно к действиям СССР ситуации, связанные с Венгрией и Чехословакией, в графе "СССР" они также помечены "+".
Интересно отметить, что для расширения или удержания своего влияния в каком-либо регионе Советский Союз очень редко, по сравнению с Соединенными Штатами, использовал собственные вооруженные силы. В качестве ударного боевого отряда выступали братские партии и прокоммунистические движения. Одновременно с расширением идеологического влияния СССР на мир происходило расширение его вооружений: африканские, азиатские страны все чаще и чаще обращали Москву именно за советским вооружением, что является важным показателем "интеллектуального уровня" информационной системы, способной создать подобные средства.
Результаты, приведенные в таблице, а тем более сделанные оценки полезности конфликта для одной или другой стороны не претендуют, на абсолютную объективность; во-первых, здесь перечислены не все значимые вооруженные конфликты выделенного временного периода, а только те которые, по мнению автора данной работы, имели отношение к информационному соперничеству именно СССР и США без учета исламского и восточно-азиатского факторов, являющихся уже в то время самостоятельными силами на международной арене. Во-вторых, если имеющиеся исторические материалы позволяют отследить факт агрессии, факт оккупации территорий они не всегда способны дать однозначный ответ на вопрос: "A пошел ли системе на пользу этот съеденный пирог, не будет ли от него потом болеть живот? Удастся ли поглощенную структуру пере программировать и сколько это будет стоить?"
Однако даже тех данных, что представлены, вполне достаточно для иллюстрации процесса противостояния двух государств на мировой арене. Из таблицы видно, что до 1988 года явных лидеров не было. А потом с поведением СССР начало твориться нечто необъяснимое, сравнимое с поведением компьютера в случае активизации в нем вируса - произошла расконсервация программы самоуничтожения.
Из всего сказанного следует, что первоначально СССР чрезвычайно грамотно использовал практически все преимущества, полученные в результате Второй Мировой войны. Не только научные и промышленные успехи страны применялись для борьбы; спортивное и культурно-просветительное движение, причем не только собственное, но и стран союзников, было направлено на решение задач по информационному нападению под лозунгом, что только социализм позволяет максимально раскрыть все возможности Человека. 1 Пропаганда велась всеми доступными методами и средствами. Но, к сожалению, со стороны Советского Союза она велась точно так же, как и десятилетия назад, а люди за это время успели измениться, они успели привыкнуть к рекламе, изготовляемой по старой технологии. Соединенные Штаты не только сами научились противостоять информационному воздействию, но и защищать своих союзников. Например, поездка на Олимпиаду в СССР - вроде бы мелочь на первый взгляд, но она опасна тем, что приехавшие смогут увидеть все происходящее в нашей стране несколько с иной точки зрения. В какие потери для "свободного рынка" может вылиться подобная экскурсия представителей стран всего мира? Любой специалист по информационному воздействию в этой ситуации посоветует придумать повод и сорвать Олимпиаду или по крайней мере ограничить число ее участников. Все Делалось в строгом соответствии с тактикой и стратегией ведения информационной войны.
Во второй части данной работы было введено понятие "комплексной стратегии воздействия", под которым понимается сочетание всех допустимых нормами и правилами поведения видов воздействия на противника. Первыми применили комплексную стратегию воздействия именно Соединенные Штаты. Информационная война была усилена целенаправленными экономическими воздействиями - продукты питания со складов и стратегических хранилищ практически бесплатно были вброшены на рынок Советского Союза, тем самым безвозвратно уничтожая сельскохозяйственный потенциал страны-противника. Аналогичные воздействия имели место в промышленной и финансовой сферах.
Таблица 5.1. Вооруженные конфликты 1949 - 1989 гг.
Год
Событие
СССР
США
1949
Создание НАТО (военный блок)
+
1950
Война в Корее
+
+ (а)
1952
Революция в Боливии
+
1954
Переворот в Гватемале
+ (а)
1955
Подписание Багдатского пакта (военный блок)
+
1955
Подписание Варшавского пакта (военный блок)
+
1956
Контрреволюция в Венгрии
+ (а)
1958
Высадка амереканцев в Ливане
- (а)
1959
Революция на Кубе
+
1960
Гражданская война в Конго
-
+
1962
Провозглашение независимости Алжира
+
1965
Высадка США в Доминиканской р-ке
+ (а)
1967
Война в Нигерии
+
1967
Переворот в Греции
-
+
1968
Вторжение в Чехословакию
+ (а)
-
1972
Вывод войск США из Вьетнама
+
- (а)
1973
Переворот в Чили
-
+
1975
Независимость Анголы
+
-
1975
Вторжение Индонезии в Восточный Тимор
-
+
1977
Оказание военной помощи Эфиопии
+
-
1979
Ввод войск в Афганистан
(а)
1983
Вторжение американцев на Гренаду
+ (а)
1988
Вывод советских войск из Афганистана
- (а)
1989
Революция в Румынии
-
+
1989
Вторжение США на Панаму
+ (а)
Понимая значимость экономических экспансий в современной войне цивилизаций, сами Соединенные Штаты строго следят за соблюдением ими же введенных торговых правил в отношении собственных производителей (американские законы запрещают продажу товаров по заниженным ценам для устранения конкурентов). Так в августе 1997 года компания Cray Resean выиграла процесс против японских корпораций NEC и Fujitsu, которые предлагали своим клиентам на территории США суперкомпьютеры по цене в 450% и 170% меньшей, чем их реальная стоимость, вычисленная в соответствии с общепринятой методикой.
Анализ приведенных выше схем и таблиц показывает, что вплоть до 1987 года динамика всех основных количественных характеристик признаков информационного поражения не предвещала ничего катастрофичного. Но если продолжить графики динамики рождаемости и смертности в СССР, а также строки таблицы вооруженных конфликтов к 1992 году и далее, то имевшие место до 1987 года волнообразные процессы вдруг потеряют свою волнообразность и оборвутся, прерванные в своем развитии точкой катастрофы:
• резко сократится территория;
• сократится чуть ли не в два раза население;
• среди тех, кто уцелеет, смертность начнет превышать рождаемость;
• резко сократится экспорт вооружений и военной техники (с 9907 млрд долларов в 1990 г. до 3189 млрд. в 1991г.);
• исчезнут все национальные интересы, а значит и союзники, за пределами границы РФ, ибо наличие интересов предполагает их, отстаивание.
Следуя предложенной в работе теории, в конкретной информационной войне США с СССР к 1987 году игровая позиция стала соответствовать наработанной ранее "домашней" заготовке, т.е. риск. что развитие ситуации примет неуправляемый характер, стал минимальным.
Ключевые фигуры в руководстве СССР. многие из которых ранее обучались почему-то в зарубежных учебных заведениях и. в частности, в "Русском институте" при Колумбийском университете, удалось установить на приготовленные для них места именно в системе управления, потому что других мишеней для целенаправленного информационного воздействия не существует. В дальнейшем требовалось только согласовывать их действия, предоставляя ранее заготовленные конкретные алгоритмы поведения.
С позиции излагаемой здесь теории в стратегии информационной войны Советским Союзом было допущено только несколько ошибок, которые однако стали определяющими:
1.Было забыто, что в информационной войне побеждает, как правило, тот, кто атакует и постоянно усиливает давление. Тот же, кто благодушно надеется, что все разрешится в его пользу само собой всегда, подобно Емеле на печи путает жизнь в XX веке с сюжетом старой русской народной сказки. Для того, чтобы входная обучающая выборка (пропаганда) способствовала эффективному перепрограммированию противника над ней надо постоянно работать:
а) она обязана содержать элементы новизны, в противном случае к ней
очень легко адаптироваться и не замечать ее;
б) входная выборка должна превозносить только собственные реальные достоинства. Нельзя превозносить то, чего нет, но в любой ситуации всегда можно найти определенные достоинства;
в) входная обучающая выборка должна служить определенной конкретной цели, а не носить общий характер;
г) входная обучающая выборка должна быть научно обоснована.
2. Все науки, имеющие хоть какое-то отношение к информационному воздействию должны иметь приоритет. Если стране нужна ядерная бомба, то приветствоваться должна ядерная физика.Если нужны специалисты по информационной войне, то приоритет и моральный и материальный должен быть отдан психологии, кибернетики, а также развитию средств для моделирования поведения людей - мощной вычислительной техники и программному обеспечению. К сожалению, все названные дисциплины были и остаются у нас в стране на правах Золушки.
В то время, как одна из воюющих стран создавала себе мощный информационный плацдарм, другая распыляя ресурсы, "раздавала каждому сыну по ложке каши" и все более прогибалась под тяжестью Времени, которое не позволяет себя так беспардонно игнорировать.
3. В поведении Советского Союза наблюдалось практически полное отсутствие комплексности в стратегии воздействия на противника, а в части собственной защиты- неразвитость механизмов обеспечения безопасности экономической сферы от массированного вторжения товаров и технологий.
4. Было забыто, что информационная война ведется все же в сфере управления за доступ к механизмам управления, что определяющее место в информационной войне занимает структура государственного управления. Наличие в ней элементов, подобных центральному элементу в структуре типа "звезда", может в случае гибели или заражении этого элемента привести к мгновенному "рассыпанию" всей структуры (проблеме структурной устойчивости посвящена шестая часть данной работы). Подобная структурная неустойчивость имела место в государственном устройстве СССР, но, несмотря на вступление страны в эпоху информационных войн, нужных "ремонтных работ" произведено не было. Их нет и сейчас, да и не будет - надо стать очень удачливым, чтобы в сегодняшней ситуации противник позволил "латать дыры". Как было доказано выше, в информационной войне отсутствует типовой механизм капитуляции или перемирия - это связано с проблемой неразрешимости окончания информационной войны.
В ходе проведенного анализа конкретной информационной войны ничего не было сказано о влиянии суггестивного воздействия на результаты ее сражений, хотя оно безусловно имело место. Так с уходом сталинизма канал человек-человек в СССР (1960-1990гг.) стал практически предоставлен сам себе. Возможно, что именно этот канал был в большей степени ответственен за формирование в советском обществе скрытых целей. Но кто и как им управлял? Интересный факт заключался в том, что отдельные слухи туг же доходили практически до всех независимо от места проживания. Понятно, что не каждое сообщение способно уцелеть в подобном канале, а только соответствующим образом подобранное. Учет каких законов позволяет таким характеристикам как скорость и точность распространения нужных слухов стать инвариантными к политической ориентации их носителей? Причем все это происходило на фоне ослабевающего влияния официальных средств массовой информации.
Однако в соответствии с выводами предыдущей главы искать скрытые причины следует тогда, когда нет явных. В данном же случае названных выше ошибок, сформулированных в виде четырех пунктов, вполне достаточно для того, чтобы погубить любую информационную систему, поэтому имеет смысл в данном явно не академическом исследовании поставить точку, оставив анализ процессов суггестивного воздействия в информационном противоборстве СССР-США на потом.

Выводы
Информационные войны ничем не отличаются от обычных войн в части признаков поражения.
Информационный агрессор добивается победы, исключительно подчинив себе структуры управления противника, которые являются информационной мишенью.
Отсюда следуют и основные направления организации защиты:
1) уменьшение размера мишени;
2) защита мишени (постановка преграды);
3) регулярное уничтожение "информационных сорняков";
4) установка собственного жесткого контроля за собственной системой управления.
При появлении в системе признаков информационного поражения немедленно (любой ценой) уничтожить собственный механизм управления и сформировать новый.
Всегда ли в информационном поражении виновата злая сила? Ответ на этот вопрос заключен в качестве исследования входного потока данных и готовности их принять. Ибо основа информационной экспансии заключена во множестве вопросов, задаваемых миром системе, и фактов, которые она узнает. И здесь даже современная магия не скажет на каком из задаваемых вопросов следует остановиться, чтобы уцелеть, чтобы от отвечающей системы еще хоть что-то осталось.
В пятой части работы показано, что перед любой информационной системой кроме задач, связанных с защитой от явных угроз, стоят следующие две можно сказать, криптографические задачи:
1) выявление факта, что входной шум является суггестивным;
2) определение угрозы, которую несет выявленная суггестия. Решение названных задач требует дополнительных структур в самой системе. Однако не всегда эти дополнительные механизмы могут принести реальную пользу, а только при наличии ряда специальных ограничений, делающих задачу разрешимой в разумное время, как и при решении любой криптографической задачи.
И это пока все, на что способна исследуемая в данной работе информационная самообучающаяся система, программируемая окружающим миром являющая собой часть человечества и часть человека.
Мы можем прогнозироваться или программироваться всем, что способно воздействовать: приказом, грубым окликом, немедленно вызывающим ответную реакцию. Мы можем программироваться грозой над нами и ударом молнии по нарисованному образу завтрашнего дня и по уверенности сегодняшней. Чем сильнее энергия команды, тем быстрее мы бежим ее исполнять, порой даже не успевая понять, а надо ли это делать?
Когда гроза над нами - мы становимся мгновенным исполнителем ее желаний. А потом, как утверждается в одном известном романсе (слова Б.Тимофеева), вдруг выясняется, что:
"... это призрак,
И снова небо синее,
И вдаль бредет усталый караван".
И становятся тихо. И в этой абсолютной тишине начинается настоящее программирование, не авральный труд по залатыванию пробоин, а серьезная неспешная работа, рассчитанная на долгие годы завтрашнего дня И осуществляет это программирование шум: бабочка, сверкающая на солнце, запах цветка, далекие раскаты грома, птица, закрывшая Луну, карканье ворона, даже слово, обращенное ни к кому, ночь, в которой "сиянье луны навевает мне сны".
Когда все вокруг спит или еще не успело придти в себя от перетряхнувшей мир грозы, то можно услышать очень и очень далекий послезавтрашний день. Он успеет сформироваться много раньше, чем капли дождя упадут на предупрежденную первым налетевшим вихрем землю. И только потом наступит сегодня.
Легкое дуновение ветра, словно чуть задрожавшая тюль: "Как хочешь". Произнесенное тихо-тихо: "Как сделаешь". И еще тише, словно эхо, навеянное мыслями: "Как будет". И никаких претензий. И дунувший ветер развеял остатки материального образа, стерев его, словно волна следы на морском песке, словно учитель мокрой тряпкой буквы алфавита со школьной доски. Ничего не осталось, даже иллюзий, которые можно создавать казалось бы всегда "Иллюзии можно создавать, и вы все создаете иллюзии. Вы видите женщину, но никогда не видите ее ятха бхутам - такой, какая она есть. Вот почему последствия такие разочаровывающие. Вы начинаете видеть то, чего нет, что является лишь проекциями вашего ума.
Вы проецируете красоту, проецируете тысячу и одну вещь на эту бедную женщину. Когда вы приближаетесь к ней, когда вы получаете возможность пожить с ней, призраки начинают рассеиваться.Эти воображаемые вещи не могут устоять перед натиском реальности; реальность женщины восторжествует. И тогда вы чувствуете себя обманутым и думаете, что она вас обманула.
Она ничего не сделала. Она сама чувствует себя обманутой вами, так как она тоже на вас что-то проецировала." - Считается, что так говорил Ошо Раджниш.
Иллюзии- это виртуальные модели, "оживающие" в структуре информационной самообучающейся системы, когда она пытается "примерить" себя гипотетические входные данные.
Вполне возможно, что и мы, и наш мир - тоже иллюзия, принадлежащая , более емкой, чем мы сами, более масштабной информационной самообучающейся системе.
А теперь представьте, идет спектакль, например балет. При этом у конкретной балерины, исполняющей свою роль, голова может быть занята совершенно иными проблемами: муж не пришел домой ночевать, сын получил двойку и т.п. Однако она включена в общий механизм и исполняет свои па. Она механически, читай алгоритмически, делает свои движения и не делать не может, возможно, потому, что это ее работа. Даже если ей задержали зарплату и не дали более престижной роли, она все равно будет методично выполнять все то, что умеет и должна. Она будет делать это до тех пор, пока внешнее давление (степень открытости системы) окончательно не раздавит ее.
Даже если у элемента системы будет свой собственный невероятно богатый внутренний мир, все равно этот элемент, каким бы умным он не был, может даже и не подозревать, что своей работой он создает совершенно иные миры. А как еще можно назвать то эмоционально-психологическое состояние, которое возникает у зрителя, глядящего на сцену и не знающего о всех тех проблемах у маленьких и больших исполнителей, добросовестно делающих свою работу?
Иной мир!
Вот они маленькие элементы, а грубо говоря, мелочи, создающие совершенство иных миров. В своем собственном пространстве, ограниченном бытом, работой, мечтами и заботами, эти люди порой уже и ничего изменить-то не могут - в этой ситуации для них все определено Мойрами.
Для тех же, кто понимает, все это - ужас распятия Бога, рассчитанный именно на потомков.
Но тем не менее получается, что чем гармоничнее и честнее простые элементы системы, тем совершеннее будут создаваемые ими внешние миры.
Правда, им самим миров этих не видно, как не видно и зрителя. В зале темно.
Что же касается аплодисментов, то до них можно и не дожить. Известно разве сколько актов размером с жизнь в исполняемой драме?
Может получиться так, что для элемента-субъекта, думающего, будто бы он понимает смыслы, разница будет только в том, что в одном случае он уйдет со сцены "с чувством глубокого разочарования за бесцельно прожитые годы" а в другом - "с чувством выполненного долга".
Очарования мгновенья, словно осенние листья, служат конкретному дуновенью ветра, являя собой бесценную информацию для того, кто способен видеть, и суггестивный шум для остальных. Очарование, огорчение, мираж и мечта, как результа информационного воздействия; порой скрыты в случайно встретившихся взглядах, в оригинальной аналогии, вдруг ни с чего -ни с того, всплывшей на поверхность разума, порой в доказанной теореме, а иногда в заключительном взмахе палочки дирижера, когда вальяжный булгаковский кот человеческим голосом объявляет: "Сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!!"

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЗНАНИЯ
За сто лет стирается надпись на могильном камне, но сказанные слова тысячу лет остаются теми же.
Китайская пословица

Оглавление шестой части
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
Проектирование знания
Введение 331
Глава 29. Прогнозирование поведения информационных систем 180
Глава 30. Текущее знание как структура процесса 186
Глава 31. Мир подобных структур 188
Глава 32. Преобразование структур 191
Глава 33. Хаос в принятии решения 193
Глава 34. Устойчивость знания 196
Глава 35. Проблема проектирования устойчивых информационных систем 198
35.1. Эволюция знания 198
35.2. Возможности системы через возможности по преобразованию ее структуры 200
35.3. Постановка задачи на проектирование структуры информационнойсистемы 202
Глава 36. О том, что осталось за кадром или по чуть-чуть обо всем 205
Выводы 209

Введение
Не ищи счастия за морем. Благодарение Всевышнему, что нужное Он сделал нетрудным, а трудное- ненужным.
Г. Сковорода
Проблема прогнозирования поведения информационных самообучающихся систем достаточно сложна. Понятно, что даже охватить всю ее в рамках данной книги, посвященной информационным войнам не представляется возможным.
Понятно, что точность прогнозирования поведения информационных самообучающихся систем - это и есть в некоторой степени точность информационного оружия. Поэтому ничего не сказать об этой проблеме было бы в корне неправильно, тем более что методы предсказания местонахождения привычных нам технических средств, например, тех же ракет "земля-земля" или "земля-воздух", в основе которых лежат работы Винера, принципиально отличаются от подходов к прогнозированию поведения сложных информационных самообучающихся систем: людей, народов, человечества.
Прогнозируемость (управляемость) поведения информационной системы определяется тем. какие знания сохраняются и развиваются, а какие скрываются и уничтожаются.
Любое знание находит свое отражение в соответствующей структуре. Поэтому-то гибель одних подструктур и появление других определяет изменение знания системы.
Структуры возникают везде, где возникает знание, являя собой проекцию знания в материальный мир. Способ хранения знания - это структура. Атом и молекула, мозг человеческий - в основе так или иначе - структуры. Коллектив, имеющий общую цель, при достижении которой члены коллектива взаимодействуют друг с другом, - это тоже структура, возникающая и продолжающая себя на первый взгляд произвольно, подобно корням деревьев, переплетаясь в причудливых извивах. Та же корневая структура дерева представляет собой знания дерева о питательных соках земли, на которой оно растет.
Во всех названных системах в процессе их функционирования порой происходят структурные изменения, которые принято называть катастрофами. Многие катастрофы классифицированы в такой дисциплине как "Теория катастроф" Тома и имеют достаточно романтические названия, типа "Ласточкин хвост". Предлагаемая в данной главе модель не претендует на полноту и строгость, имеющую место быть у авторов классической теории катастроф. Цель данной части работы в том, чтобы на простых примерах продемонстрировать то, что происходит со структурами, носителями знании при целенаправленном информационном воздействии на них извне. Почему это важно?
Как уже говорилось выше, любая информационная самообучающаяся система представляет собой структуру: статическую, динамическую, самомодифицируемую, с изменяемыми связями между элементами, с изменяемым количеством элементов и др. И для того, чтобы защитить информационную систему, в первую очередь надо защищать ее структуру. Каким образом это можно сделать?
Структуры бывают разные. Одну достаточно легко обезопасить от внешних разрушающих воздействий просто в силу ее особенностей, другую же защищай- не защищай- нечаянный внешний толчок, и она рассыпется, словно карточный домик, как в сказках Э.По:
"Половины такого блаженства узнать
Серафимы в раю не могли, -
Оттого и случилось (как ведомо всем
В королевстве приморской земли), -
Ветер ночью повеял холодный из туч
И убил мою Аннабель-Ли".
Какой смысл защищать информацию, циркулирующую в системе, если система сама беззащитна? Поэтому в дальнейшем речь пойдет о защите систем, о поиске интегральных характеристик структур, о жизни и смерти структур.

Глава 29 (1). Прогнозирование поведения информационных систем
Подобно тому, как лодку уносит сильным ветром, так и одно единственное чувство, завладевающее человеком, способно унести прочь его разум.
Бхагават-гита как она есть
Зеркало способно отразить любое лицо, попадающее в него. Видеокамера позволяет захватить любой физический образ и тоже отразить его, подобно зеркалу, но только на экране телевизора. Видеокамера и телекоммуникационная среда уже могут перенести запечатленную картинку практически в любую точку земли в режиме реального времени. Но, несмотря на внушительные расстояния, мы по прежнему имеем дело по существу с тем же самым зеркалом, отражающим сегодняшнее в сегодняшнее, и не более того. Включение компьютера с соответствующей математикой и базой знаний в эту схему отражателей позволит отражать в сегодняшний день завтрашние события. Вот тогда появится возможность изучать дела грядущих дней, выбирая наиболее приемлемые, и отталкивать все то, что пугает своей неоднозначностью или отдает принципиальным неприятием по каким-либо причинам.
Фантазия сразу же услужливо рисует картину города, уходящего на ночной покой и мерцающего пятнами своих окон, за которыми сидят миллионы нуждающихся в измененном будущем и выбирающих для себя, словно рубашку в магазине, завтрашний день. Но день, каким бы не выбрали его миллионы желающих, выбирая каждый для себя, все равно будет один на всех. Только заказывать этот один на всех день будет тот, у кого самая мощная вычислительная техника, у кого самое эффективное программное обеспечение для моделирования, у кого самые точные модели, у кого самые точные знания о поведении элементов исследуемых систем.
Какие же принципы должны лежать в основе моделей, способных прогнозировать события, связанные с функционированием информационных самообучающихся систем? Или уже кроме того, что предлагают на сегодняшний день классическая кибернетика и теория систем, больше рассчитывать не на что, а можно только уточнять знаки после запятой в точности полученного прогноза?
Что ни говори, а принципиальное отличие в подходах к прогнозированию поведения обучающихся систем от неспособных к обучению заключено в коренном различии областей определения входных переменных и областей значения выходных результатов. У большинства сложных информационных самообучающихся систем области определения и значения входных/выходных переменных образуют события, происходящие внутри системы и вокруг ее, а также ее собственные поступки. Все эти события никак не получается, а может быть и невозможно, выстроить по ранжиру, упорядочить, нацепить на них на всех одинаковую униформу и заставить рассчитаться на первый-второй. У каждого события свои родители, которых вполне может быть много больше двух, и свои потомки, порой совершенно непохожие друг на друга.
Нет в множестве событий единых мер, подобных силе тока в проводах, метрам в пространстве, секундам во времени. Внесение в него причинно-следственных связей [57], казалось, должно было позволить, наконец, начать решать определенные практические задачи, превратив множество событий в полноценное пространство со своей метрикой. Но обладает ли свойством непрерывности подобное пространство? Ведь именно для непрерывного пространства математические методы наиболее действенны. А если нет, что скорее всего, то что тогда делать? Каким должен быть масштаб (значимость) у событий и поступков? Можно ли его динамически менять?
В условиях дискретности множества возможных поступков, каждый поступок имеет свое название, начало и конец во времени и пространстве, более того, существуют поступки, обусловленные не предыдущим часом, а событиями прошлогодней давности в условиях отсутствия явной причинно-следственной связи (событие, явившееся для одной из систем причиной, для другой- вообще невидимо). В этих условиях все опыты по построению моделей прогнозирования поведения людей [57] и не могли дать приемлемых для практики результатов.
На основании полученных выводов в предыдущих частях данной работы, основное направление решения задач прогнозирования поведения самообучающихся систем представляется несколько иным, чем для технических систем, - не от причин к следствиям, а от целей к поступкам. При этом поступки персонажей, которые они могли бы совершить в интересующем исследователя времени t, для достижения цели в t + At, берутся из множества поступков, совершенных до момента t, т.е. они черпаются из всего предыдущего опыта, как бы выбираются из базы знаний. И это вполне логично.
Прогнозирование поведения информационных систем, именно как информационных систем, опирается в первую очередь на информацию аккумулируемую этими системами, т.е. на знания систем. В конце-то концов любая информационная система ведет себя, как правило, в соответствия со своими знаниями: умеет плавать - лезет в воду, умеет драться - лезет в драку Если система умеет "что-то", то в ситуации, где это знание необходимо, именно этим "что-то" она и воспользуется. Ниже предлагается простой, но красиво художественно оформленный К.Чапеком пример прогнозирования поведения социальных систем, основанный именно на этом принципе.
В рассказе К.Чапека "Похищенный документ № 139/VII ОТД.С" у полковника генерального штаба ночью из дома похитили секретный документ, взятый им на выходные дни для работы. Сейфа дома не было, и, предполагая, что шпионы никак не вздумают лезть в кладовку, он как раз там, в жестянке из под макарон, спрятал документ на ночь. Однако ночью неизвестный забрался в кладовку и похитил именно эту жестянку.
К поиску был привлечен весь громадный секретный аппарат контрразведки страны.
Но документ нашел рядовой сыщик из местного участка по фамилии Пиштора. Ниже приведен ход его мыслей:
"Пиштора с интересом оглядел кладовку. - Ну да, - сказал он удовлетворенно, - окно открыто долотом. Это был Пепик или Андрлик.
-Кто, кто? - быстро спросил полковник.
-Пепик или Андрлик. Их работа. Но Пепик сейчас, кажется, сидит. Если было бы выдавлено стекло, это мог бы быть Дундр, Лойза, Новак, Госичка или Климент. Но здесь, судя по всему, работал Андрлик.
- Смотрите не ошибитесь, - пробурчал полковник.
-Вы думаете, что появился новый специалист по кладовкам? - спросил Пиштора и сразу стал серьезным. - Едва ли.
Собственно говоря, Мертл тоже иногда работает долотом, но он не занимается кладовыми. Никогда. Он обычно влезает в квартиру через окно уборной и берет только белье. - Пиштора снова оскалил свои беличьи зубы. -Ну так я забегу к Андрлику".
Пример хоть и с долей иронии, но полностью в русле русской народной пословицы из трех слов: "Горбатого могила исправит".
Продолжим исследование.
Исходными данными для построения прогнозной модели поведения конкретных информационных самообучающихся систем предлагается взять:
1) собственные цели исследуемой системы и окружающих ее систем;
2) заданные внешней средой цели исследуемой системы и окружающих ее систем;
3) поступки, совершенные в прошлом;
4) события, вносимые в модель исследователем. Именно события, вносимые исследователем, и являются тем штурвалом, с помощью которого
осуществляется управление системой в неспокойном море информационных течений;
5) структуры, элементом которых данная система является, цели структур, задачи, условия существования структур, элементов и связей между ними.
Теперь попробуем проиллюстрировать сказанное примером. При этом желательно, чтобы пример мог быть спроецирован на перечисленные выше координатные оси исходных данных. Понятно, что пытаться выбрать в качестве главного героя, например, Гарри из романа Г.Гессе "Степной волк" бессмысленно, в силу его невключенности в работу каких-либо структур того времени и отсутствия связей с окружающими элементами (особенно в начале романа), используя которые можно было бы управлять Степным волком. Позднее они появляются и этим пользуется Г.Гессе, в противном случае ему писать-то было бы не о чем.
Если уважаемый читатель оглянется на свою жизнь и подвергнет ее тщательному анализу путем вспоминания, как советует дон Хуан, и при этом обратит особое внимание именно на события, связанные с реализацией тех или иных целей, то выяснится, что для каждой существовавшей цели всегда были соответствующие события, способные привести систему в состояние достижения цели. Тропинки были всегда, но не всегда ими удавалось воспользоваться. Причем, что характерно, регулярная мыслительная подпитка цели приводила к увеличению доли соответствующих событий. Понятно, что эти события не вызываются целью - они только проявляются ею, делаются видимыми. Поэтому здесь речь идет исключительно о возрастании доли видимых событий через призму заданной цели.
Однако, больший успех всегда был в том случае, когда не человек шел к цели, а сама цель шла к человеку, т.е. человек подчинял себя цели, становился ее рабом и послушно исполнял то, что от него требовалось. Тогда среди веера событий, которым каждое мгновение мир обмахивает человека, выбор уже будет осуществлять не человек, а цель - руками этого человека. Что для этого надо?
Достаточно стать "безупречным воином" по терминологии дона Хуана. В чем логика этой безупречности?
Она в самоустранении от генерации новых целей, которые способны помешать, т.к. не дать одной цели реализоваться способна только другая цель.
Наличие взаимопротиворечивых целей- это трагедия для любой самообучающейся информационной системы. Параллельная реализации взаимопротиворечивых целей неизбежно приводит к тому, что функционировании системы отчетливо прослеживаются поступки, как бы нейтрализующие друг друга. А если ни одина из этих целей не преобладает и нет причин способных разрушить их, то это настоящая трагедия для информационных системы. Буриданов осел говорят умер от того, что пытался минимизировать свои действия в условиях противопложных, но равнозначных ограничений. Наличие двух естественных желаний не делать лишнего шага съесть большую охапку соломы - обрекло беднягу на самоуничтожение.
Для того, чтобы цель оставила систему в покое, она должна превратиться в правило, т.е. быть достигнутой. Только тогда правило может быть уничтожено. Уничтожить правило способно другое, правило или факт, противоречащий этому правилу.
Однако, после того как цель превратится в правило, и это правило будет уничтожено, ничто не мешает ей заново возникнуть и заново прокрутить все колесо Сансары. Именно так утверждается в Бхагават-гите:
"Созерцая объекты чувств, человек развивает привязанность к ним, из привязанности рождается вожделение, из вожделения возникает гнев.
Гнев порождает полное заблуждение, заблуждение затмевает память. когда память в затмении, пропадает разум, а когда разум потерян, человек вновь падает в колодец материального мира".
Зачастую все в жизни информационных систем происходит в полном соответствии со сказанным, что и позволяет провести их классификацию в зависимости от процессов, протекающих в пространстве целей.
Здесь видятся следующие пять вариантов.
Вариант 1:
1) возникает цель;
2) цель превращается в правило, т.е. достигается;
3) правило разрушается другими правилами или фактами;
4) из обломков разрушенной структуры опять возникает цель, часто та же самая, что была и раньше: еда, сон, женщина. Реализованная цель встает из пепла разрушенных правил подобно сожженной птице Феникс.
Именно так и проходит день за днем для живущих этими целями информационных систем.
Вариант 2:
1) рождается i цель;
2) цель с номером i не успевает превратиться в правило, как i становится больше на единичку и управление передается на пункт 1. В результате цели растут словно грибы после дождя, они нагромождаются друг на друга мешают друг другу, вызывая сбои в работе информационной системы.
Для человека подобное развитие событий довольно часто заканчивается визитом к психиатру, а для компьютерной системы - перегрузкой.
Вариант 3 представляет собой полное отсутствие целей. Отсутствие целей блокирует поведенческую деятельность, информационной системы, а тем самым разрушает ее столь же эффективно, как и избыток целей.
Довольно часто к этой ситуации приводит систему работа ее собственных механизмов безопасности, способных предельно точно выполнять задачу по уничтожению лишних собственных или навязанных из вне целей.
Вариант 4:
1) возникает цель;
2) цель достигается;
3) возникает новая цель, для которой достигнутая ранее цель становится вспомогательным правилом.
Движение постоянно и неотвратимо идет исключительно в одном направлении; в том направлении, которое порождают реализованные цели. Подобное движение напоминает течение ручья. Он течет туда, куда проще просочиться, но всегда - сверху вниз.
Вариант 5:
1) возникает цель;
2) цель достигается;
3) возникает новая отличная от предыдущей и никак не связанная с ней цель.
Итого, имеем пять возможных вариантов "движения" информационной системы:
1) первый - равномерное движение по одному и тому же отрезку, бег по кругу;
2) второй - ускоренное хаотическое движение в границах круга;
3) третий - отсутствие движения;
4) четвертый - постоянное движение в одном направлении;
5) пятый - движение в различных направлениях. В результате весь процесс познания для информационно-самообучающейся системы в соответствии с описанными вариантами может быть охарактеризован следующим:
1) вариант 1 - отсутствует или очень слабая собственная внутренняя перестройка, накопление знаний практически не происходит, но система вполне справляется с решением ограниченного круга привычных для нее задач;
2) вариант 2 - система не в состоянии ничему обучиться;
3) вариант 3 - система не в состоянии ничему обучиться;
4) вариант 4 - идет постоянное углубление познания в какой-либо одной области;
5) вариант 5 - идет углубление познания в различных областях деятельности.
Еще раз вернемся к исходной постановке задачи на прогнозирование ведения информационных самообучающихся систем и попытаемся определить ключевые понятия, связанные с прогнозированием. Что означают применительно к самообучающейся системе следующие термины: прогнозирование, управление, наблюдение? Какой единицей можно измерять точность прогноза?
Интересно, что для технических линейных систем ответы на все перечисленные вопросы давно получены.
Информационную самообучающуюся систему назовем тотально управляемой, а поведение ее полностью прогнозируемым на интервале времени [to, t1], если известен алгоритм информационного воздействия (например, методика обучения), позволяющий привести систему в любой момент времени te [to, ti] к требуемому от нее результату (поступку) х.
Информационную самообучающуюся систему назовем частично управляемой, а поведение ее частично прогнозируемым, на интервале времени [to,t1] если известен алгоритм информационного воздействия, позволяющий привести систему в некоторый момент времени te [to, t1] к требуемому от нее результату (поступку) х.
Информационную самообучающуюся систему назовем полностью наблюдаемой на интервале времени [to,t1], если известен алгоритм, позволяющий на основании анализа текущего состояния системы в момент времени t1, определить доминирующее информационное воздействие, направленное на нее в любой момент времени te [to, t1].
Информационную самообучающуюся систему назовем частично наблюдаемой на интервале времени [to, t1], если известен алгоритм, позволяющий на основании анализа текущего состояния системы в момент времени t1, определить отдельные информационные воздействия на интервале времени [to, t1], приведшие ее к этому состоянию.
Примером полностью наблюдаемой системы является человек на страшном суде, где, только взглянув на него, представитель Неба способен огласить весь список добрых и злых деяний за интервал времени от рождения и до смерти.
Примером частично наблюдаемой системы являются персонажи Конан Дойля, приходящие к Шерлоку Холмсу за помощью. Анализируя их внешний вид, Холмс безошибочно определяет отдельные внешние воздействия, связанные с этими людьми, например: "Судя по вашему указательному пальцу, вы предпочитаете крученые папиросы" ("Собака Баскервилей").
Точностью управления информационной самообучающейся системой или точностью прогнозирования ее поведения назовем величину временного интервала между планируемым временем получения требуемого от нее результата (совершения ею соответствующего поступка) и действительным.
Для классических линейных систем существует т.н. критерий управляемости, который позволяет сделать однозначный вывод о возможности управления той или иной линейной системой. Для любой информационной самообучающейся системы, выбираемой из всего множества самообучающихся систем, подобный критерий в принципе существовать не может. Однако, для систем, использующих для обучения какое-то подмножество обучающих алгоритмов, вполне допустимо существование некоторого аналога вышеназванного критерия.
Попробуем его поискать.
Одной из внешних особенностей функционирования самообучающейся системы является отсутствие строгого однозначного соответствия входного сообщения выходному результату. Даже если внешний наблюдатель добросовестно зафиксирует все реакции системы на все возможные входные данные; он не сможет гарантировать, что при тысячекратном повторении системе звука "ом", она вдруг не увидит в этом звуке совершенно иных смыслов.
Кроме того, самообучающиеся системы интересны еще и тем, что даже в том случае, если п объектов обучаются одним и тем же учителем по одной и той же программе, т.е. учитель оказывает на всех своих учеников одно и то же информационное воздействие, однако знания у всех будут различны не только по существу, но и по формальным критериям (бальные оценки экзаменаторов).
В чем в данном случае причина различия знаний?
Предположим, что эти причины в следующем:
1) в способности к усвоению знания, которое определяется механизмами работы памяти. В рамках модели Р-сетей - это в первую очередь информационная емкость системы и "жизненная сила" ее элементов. В рамках ЦПФ-модели- видимость входных данных. Зачастую все то, что вещает учитель, совершенно невидимо для ученика. Ясно, что в подобной ситуации и самый способный ничего освоить не сможет,
2) в целях системы. В рамках модели Р-сетей - это распределение связей между элементами. В ЦПФ-модели - вопросы, сформулированные для системы.
В условиях сделанных предположений поиск критерия управляемости поведением информационных самообучающихся систем следует проводить среди целей системы и ее способностей к усвоению знания. При этом понятно что цели системы и ее способность к усвоению знания достаточно плотно коррелируют между собой и определяются возможностями структурных преобразований системы. Найти критерий управляемости-это значит выработать правило, на основании которого можно судить о возможности создания алгоритма информационного воздействия (методики обучения) для конкретной информационной системы. О разрешимости данной проблемы уже говорилось в первой части работы. Было показано, что проблема во многом сводится к информационной стабильности, к тому, какие процессы структурных преобразований превалируют в системе: изменение связей (возможности влияния элементов друг на друга), уход одних элементов без замены (разрушение структуры и потеря части функциональных возможностей), приход других (создание новых подструктур и появление новых функциональных возможностей).
Гибель одних подструктур и появление других в основном и определяют изменение знания системы.
Таким образом, управляемость определяется тем. какие знания сохраняются и развиваются, а какие скрываются и уничтожаются.
Технологии уничтожения знания к сегодняшнему дню проработаны достаточно хорошо.
1. Уничтожение документальных хранилищ знания- книг. Одним из зачинателей этого направления считается Первый китайский император- строитель Великой китайской стены, предавший огню все до него написанные книги. При этом выявленные укрыватели древних манускриптов использовались в качестве грубой рабочей силы при строительстве великой стены, отгородившей часть земли от мира. Император действовал с размахом, уже тогда, возможно, понимая, что именно информационные процессы опаснее всего. И решения он видел простые и правильные:
а) отгородиться стеной из камня в пространстве;
б) отгородиться стеной из огня во времени.
2. Уничтожение живых носителей какого-либо знания. Если перечислять исторических персонажей, решающих проблему именно таким образом, то не хватит и страницы.
3. Перепрограммирование носителей знания. Этот прием тоже Достаточно древний. Первоначально он базировался на захвате в плен детей и их cooтвeтcтвyющero воспитания. Но если раньше на это уходили годы, а порой Десятилетия, при этом в качестве исходного материала требовались дети, то сегодня для решения подобной задачи с помощью такого инструмента, как средства массовой информации, достаточно нескольких месяцев и взрослые люди превращаются из строителей капитализма в строителей коммунизма и наоборот.
Обсудив способы уничтожения и сокрытия неугодного знания, есть смысл остановиться на проблеме создания, продвижения и сохранения угодного знания.
Основные направления.
1. Создание (рождение) и программирование носителей знания.
2. Перепрограммирование носителей "чужого" знания.
3. Переписывание истории. В смысле масштабности деяний по модификации истории, согласно [67], вряд ли кто в мире способен конкурировать с династией Романовых, перекроившей под свои интересы всю предыдущую историю Российской империи. В свете рассматриваемых моделей переписывание истории позволяет изменить существующие у системы цели и навязать новые. Вот только на долго ли?
Судя по тому факту, что история регулярно переписывается, особенно в России, можно предположить под третьим направлением солидную историческую, а может быть даже генетическую, базу. Практически каждый, вновь пришедший в России к власти, смешивает с грязью не только своего предшественника, но и подменяет у общества имеющиеся к тому времени ценности.
4. Фиксация и сохранение документальных хранилищ знания: книг, фильмов, технологий; создание персонажей в виртуальном мире, типа японской Киоко Дате.
Интересно, что в целом человечество пытается преодолеть неопределенность управляемости и прогнозирования, изобретая нетрадиционные способы защиты собственной независимости и самостоятельности. Самым древним способом защиты стала письменность. Документы, архивы хранят в себе знания умерших людей. Хранение этих знаний - это попытка противостоять операции удаления элементов из системы Причем, чем качественнее реализована в системе защита от операции удаления. тем больше шансов, что для данной системы проблема перспективности, а значит и проблема невидимости станут разрешимыми. Но, перейдя в деле защиты информации от уничтожения определенный порог, возникнет уже несколько другая информационная самообучающаяся система, для моделирования которой, возможно, больше подойдут С-сети, а не СР-сети.
Этому же процессу служит регулярное переписывание истории. Что может быть проще, чем перекрасить нейтральные, невозражающие объекты в цвета своей команды.
Любое историческое исследование- это решение криптографической задачи. Результат полностью определяется тем, какой в руках исследователя криптографический ключ.
Для того, чтобы показать как подобное возможно практически, не будем трогать глобальные исторические теории, ориентированные на человечество, а остановимся на отдельно взятом человеке, на автобиографических работах Карлоса Кастанеды. Одно из направлений работы над собой, согласно учению дона Хуана,
героя К.Кастанеды, заключается в решении задачи по вспоминанию. Воспоминание - это восстановление невидимого знания. Вспомнить себя от дня сегодняшнего до колыбели - как раз и означает обрести способность видеть все,т.е. обрести полноту, увидеть все щели, по которым энергия покидает человека, и понять все возможности по собственному восприятию мира. "Дон Хуан дал мне ясные и детальные указания о перепросмотре, тоявшие в том, чтобы еще раз проживать всю совокупность жизненного опыта, вспоминая всевозможные детали прошлых переживаний. Он видел в пересмотре надежный способ для перемещения и переосмысления энергии" (К.Кастанеда."Искусство сновидения").
А что касается хождений но темному густому пространству времени с отдельными светлыми пятнами, то для решения этой задачи "...дон Хуан предложил мне новую методику для перепросмотра. Мне предстояло разгадать нечто вроде головоломки, составляя второстепенные с виду события моей жизни так, чтобы из мелких разрозненных кусочков получилась цельная картина" (К.Кастанеда. "Искусство сновидения"). А это уже значит то, что в случае успеха получится новая информационная система.
Искусство составления из элементов собственной жизни целостной картины всегда проповедовалось и проповедуется современной наукой. Настоящая кандидатская, а особенно докторская диссертация - это целостная картина, собранная из отдельных теоретических и практических результатов, полученных диссертантом в своей жизни. Ее написание это поиск - что с чем можно склеить. Совсем как в детстве, когда из отдельных разрисованных со всех сторон кубиков надо было сложить картину с изображением животного или растения. Только с возрастом картины становятся разнообразнее и непонятнее.
Кроме уже сказанного, дополнительно следует отметить, что именно Карлос Кастанеда первым отважился более менее строго сформулировать критерий управляемости (прогнозирования) информационной самообучающейся системы. В его терминологии критерий звучит так:
"В случае, когда вони обладает в полной мере контролем, дисциплиной и чувством времени, выдержка гарантирует - то, что грядет неизбежно найдет того, кто этого заслуживает".
Присутствующие в приведенном выше критерии ключевые понятия определены у него следующим образом:
Дисциплина - способность собирать необходимую информацию, в то время, как тебя постоянно колотят.
Чувство времени - способность точно вычислить момент, в который все, что до этого сдерживалось, должно быть отпущено.
Выдержка означает сдерживание с помощью духа того, в неизбежном приходе чего воин полностью отдает себе отчет.
Современные телекоммуникационные, компьютерные технологии это следующий серьезный шаг человечества в деле защиты собственной независимости. Умершие Архимед и Шекспир становятся не менее реальными и более доступными, чем пока еще живые Иванов, Петров, Сидоров. Происходит фиксация уровня смертей и начинается "воскрешение мертвых". Один раз погибнув, они уже помогли человечеству в получении нового знания и теперь возвращаются из глубины веков опять, для того чтобы общество было способно продолжать познавать мир.
Почему не растут открытия в химии и физики с такой же скоростью, как это делается в сфере вычислительной и телекоммуникационной техники?
Они просто не нужны, так как меньше чем кибернетика связаны с будущим человечества.
А компьютеры нужны, потому что они обеспечивают воспроизводство виртуальных людей!
Поэтому-то через "неделю, другую" (три-четыре года), несчастный старик отправляется к золотой рыбке за новым компьютером, позволяющим сменить платформу: перейти из разряда "черной крестьянки" в разряд "столбовой дворянки".
Но "черная крестьянка" не становится красивее и не становится умнее в результате своих превращений.
В сказке А.С.Пушкина блага, сыплющиеся от золотой рыбки, делают старуху высокомерной, предоставляя возможность развития той ее части, которая ранее, в окружении разбитого корыта, ни на что и не претендовала.
Легко ли спрогнозировать поведение взбалмошной старушки?
Любой ребенок совершенно свободно после первых путешествий старика к синему морю предскажет результат следующего похода.
Если известна цель субъекта (в данном случае - власть) и способы ее достижения (достаточно послать старика к золотой рыбке), которые ранее давали благополучный исход, то проблем с точностью прогнозирования не возникает.
Проблемы возникают с самой системой. Следуя логике, она должна и дальше изменяться в соответствии с уже отлаженным алгоритмом, но вдруг "ничего не сказала рыбка", и вот уже сидит его старуха, "а перед ней разбитое корыто".
Может быть, что кроме цели и способов решения задачи прогнозирования, надо знать - будет ли система способной функционировать в новых условиях, которые возникнут в результате произведенного ею же действия? Устоит ли система под градом камней от вызванной на собственную голову лавины?
Ответить на эти вопросы не так-то просто. Предсказать поведение сложнее самомодифицируемой системы в условиях, когда она не включена в разворачивающийся сюжет, когда за ней не закреплена соответствующая роль, когда у нее отсутствуют собственные базовые целеустановки, вообще, невозможно. Интуитивно представляется, что задача предсказания связана и с сюжетом, и с полью, и с базовыми целями. А удовлетворительно решать эту задачу, используя логический подход, можно только на том интервале времени, где все выше перечисленное имеет место быть.

Глава 30(2). Текущее знание как структура процесса
Однажды вступив на путь созерцания человеку больше ничего не надо делать. Все остальное сделает притяжение Бога.
Ошо Раджниш
В этой книге не прослеживается поименованный главный герой способный рискуя жизнью исследовать лабиринты собственной Судьбы и Судьбы человечества. Но на определенном уровне абстракции он, безусловно присутствует. Раз у него имеются родители, которых вполне можно тад именовать, то есть и он сам. Родители любой информационной самообучающейся системы - это его величество Процесс и ее величество Структура.
О Структуре было уже много сказано в первой части работы. И о том, что у нее красивое имя, и о том, что она и есть Знание. Но знание мертвое, законсервированное подобно тушенке в банке или туше мамонта в вечной мерзлоте.
Тут должен прийти принц, склониться над спящей царевной, тогда она оживет и сможет отвечать на вопросы. Более того, сможет продолжить и себя, и пришедшего принца в потомстве, формируя и передавая словно эстафетную палочку генетическое знание, т.е. принцип генерации структуры, похожей на себя.
Сама Структура пришла к своему осознанию из человеческого языка, из речи, из рассказа у костра, где один Первобытный с большой буквы объяснял другому Первобытному с большой буквы, как пройти к дереву, дающему большие и сочные плоды. Возникнув, она уже была интересна тем, что пыталась аккумулировать знания, находя им место в себе, почти также, как это делает губка, всасывая воду, или конденсатор, поглощая электрическую энергию.
Было и есть такое направление в философии и языкознании как структурализм. Именно в этой пауке впервые речь пошла о мире (сознании) как о месте, в котором находятся взаимосвязанные развивающиеся ряды структур, где культура или искусство представляют собой "структуру структуры Ян Мукаржовский сформулировал для любого произведения искусства два важнейших понятия: преднамеренность и непреднамеренность. Первое у него являло ту силу, которая соеденяет воедино отдельные части и придает смысл любому произведению, представляя собой в искусстве семантическую энергию.
В нашей трактовке информационных самообучающихся систем преднамеренность трансформировалась не во что иное как в цель.
Все то, что для субъекта, воспринимающего произведение, сопротивляется в произведении этому объеденению, все то, что нарушает смысловое единство названо Муражковским непреднамеренностью .
Непреднамеренность - это то, что современниками воспринимается как ошибка.При этом ошибка имеет тенденцию к росту.Она постоянно растет. И через какое-то время все произведение становится одной большой ошибкой, а потом вобще теряет первоначальный смысл и преобретает совершенно другое прочтение, особенно если данное произведение являет собой исторический материал.
Непреднамеренность присуща не только произведениям искусства, но и любому продукту человеческого труда.
В нашей трактовке в приложении к информационным самообучающимся системам непреднамеренность это не что иное как ветер, сбивающий ракету с пути, призрак, прячущийся за деревьями и заманивающий путника в ловушку,ошибки, проникающие в любое достаточно емкое програмное обеспечение ЭВМ.Это сила внешнего по отношению к выделенной системе воздействия, находящая свое измерение в погрешности самообучающейся системы при реакции на входную информацию.
Вот так и жила-была Структура - одна одинешенька. Принцы для нее стали появляться в шестидесятых годах нашего столетия. Но появляться они стали достаточно агрессивно, выступая сразу под лозунгами типа "Мир - это процесс", а кто не согласен - будьте добры подвинуться. Структура подвинулась.
Но процессы могут существовать только в структуре, на структуре и за счет структуры.
В результате произошло проявление факта постоянной встречи главных персонажей, они получили прописку и относительную независимость в человеческом коллективном разуме.
Процесс стал искать свою материализацию в виде весомой микросхемы соответcтвyющero микропроцессора, про которую никак не скажешь, что ее нельзя увидеть и потрогать. Структура же, наоборот, от зримого порядка, с которым она всегда олицетворяется, сделала шаг в зыбкий мир связей различных полей баз данных, хранящихся на магнитных носителях.
В результате, с одной стороны возникли однопроцессорные и многопроцессорные вычислительные комплексы и компьютерные программы для них.
С другой - различные структуры для хранения данных: древовидная, сетевая и табличная.
Для таблиц была разработана серьезная математика, позволившая реляционным СУБД выйти победителем на рынке СУБД. И все потому, что в абстрактной алгебре было показано, как для определенного рода структур (пока только таблиц) выполняются удивительные вещи. Оказывается табличные структуры можно объединять, пересекать и каждый раз будет получаться новое знание, которого как бы и не было раньше. Мало того, доказанные теоремы гарантируют, что в результате подобных действий вновь рождающиеся структуры являются истинными для той модели мира, в которой мы и творим свои чудеса. Важность данного результата трудно переоценить. Еще бы: знания можно складывать, разбирать, а потом опять собирать в виде удобных для работы табличек. И они не портятся и не теряют свой товарный вид.
Следующим шагом, позволившим увидеть за тактовой частотой микропроцессора управляющую им структуру, стал шаг, определивший революцию в программировании, благодаря которому оно даже называться стало иначе и превратилось в структурное программирование, в котором только слепой не увидит положенную в основу структуру процесса.
В явном виде было продемонстрировано, что любой процесс тоже обладает структурой и никуда от нее он никогда не денется.
Однако, на столь безапелляционное заявление можно возразить: "А как же логическое программирование? В программе на языке Пролог нет никаких структур, но тем не менее того, что есть вполне достаточно, чтобы порождать процессы!"
Все дело в том, что языки логического программирования в большей степени ориентированы на описание имеющих место быть фактов, правил поведения и целей, которые есть у создателя программы. Но связи между элементами подобных программ спрятаны от зрителя. Они есть, они как бы заново рождаются каждый раз по определенным законам при активизация программы, а при достижении цели опять умирают. Получается, что Процесс как бы порождает Структуру, будит ее, заставляет ожить, заиграть всеми своими лабиринтами в поисках пути к поставленной цели; а наигравшись, засыпает сам и вместе с собой уносит очарование поиска цели в растворяющейся паутине дорог.
Программа - это способ представления знания о том. что и как надо делать. Иногда, в случае языков логического программирования остается только "что", потому что "как" скрыто на уровне транслятора или интерпретатора.
И если мы в своей жизни к чему-то стремимся, чего-то желаем, но не знаем как этого достичь, то это совсем не значит, что этого не знает тот интерпретатор, который переводит наши цели в мир наших действий. Было б, как говорится, желание.
О том как подобный интерпретатор может работать - это отдельный разговор. Сейчас важно отметить, что ничто не мешает подобному интерпретатору существовать либо в области коллективного бессознательного в "структуре структур" человечества, либо в области индивидуального бессознательного, в хаосе стремящихся к независимости структур собственного подсознания.
В свете сказанного любопытно наблюдать за развитием в мире программного обеспечения текстовых процессоров. Тексты создаваемые ими, становятся все более активными, приобретая спосбность влиять на окружающую их среду.

Глава 31 (3). Мир подобных структур
Несмотря на бесконечность многообразия и красочности внешних форм Проявления и свойств отдельных частностей, в их сущности продолжает оставаться нечто перманентное, только в различных условиях дающее себя различно чувствовать и различно проявляющееся во вне.
В.Шмаков
До сих пор в данной работе самозарождающиеся и саморазрушающиеся структуры рассматривались лишь исходя из возможности их применения в качестве самообучающихся систем. А для этого исследовались алгоритмы самомодификации, позволяющие осуществить аккумуляцию в результирующей структуре знания об окружающем мире на базе входной обучающей выборки.
При этом в стороне осталась задача поиска у подобных структур каких-либо интегральных характеристик. В частности, интересен вопрос о том, какими количественными или качественными параметрами можно охарактеризовать структуры:
-обладающие наибольшей устойчивостью к окружающему воздействию (речь идет именно о структуре, а не о ее элементах);
- в наибольшей степени тяготеющие к саморазрушению или самовозрождению;
- обладающие максимальным или минимальным знанием. Но и кроме того, хотелось бы получить ответ на вопрос: "А что могут означать понятия: "минимальное знание" и "максимальное знание"?
В качестве основного постулата было принято, об этом шла речь в предыдущих главах, что знание информационной системы выражается через ее структуру. Тогда для оценки количества воспринятой системой информации логично использовать такое понятие как степень модификации структуры входными данными. Изменились весовые коэффициенты нейронных связей одна информация, погибли или появились новые элементы- другая информация.
При этом было показано в первой части работы, что истинность знания определяется жизненной силой его носителей, т.е. жизненной силой элементов структуры (жизненная сила- показатель способности элемента противодействовать внешней силе, т.е. новому знанию).
Прежде чем сделать следующий шаг. вздохнем глубже и еще раз повторим - носителем знания является структура.
Чем можно охарактеризовать структуру?
В качестве характеристик структур предлагается определить:
1) количество элементов;
2) общее количество связей между элементами;
3) распределение связей между элементами:
4) "жизненная сила" элементов системы;
5) операции, выполняемые элементами (алгоритмы функционирования элементов).
Как можно записать информацию о структуре? Предлагается следующая форма описания структуры с именем А:
A:{a1(a i,aj, ak,..), a2(), a3(),...an(), ...(1)
a1:: =<операции, выполняемые первым элементом, - алгоритм, записанный на одном из известных языков программирования>
ai:: =<операции, выполняемые i-ым элементом, - алгоритм, записанный на одном из известных языков программирования>
an:: =<операции, выполняемые n элементом, - алгоритм, записанный ва одном из известных языков программирования> здесь:
ai - номер элемента;
n - общее количество элементов;
i?n, j?n, k?n;
в круглых скобках перечислены номера элементов, с которыми Дивен тот элемент, чей номер записан перед открывающейся скобкой.
Приведем примеры описания структур.

Иногда требуется в описании структуры указать "жизненную силу" ее элементов. В этом случае значения показателя "жизненная сила" проставляется в виде индекса над номером элемента, например:
треугольная форма - {11(2, 3), 22(1, 3), 3200(1, 2)}.
Легко показать, что при небольшой детализации предлагаемая форма описания структуры и запись алгоритмов па языках высокого уровня станут эквивалентным. Введена была данная форма записи исключительно для удобства преобразования структур и поиска наиболее уязвимых мест тех же алгоритмов и программ, составляющих базу информационного оружия.
Существуют различные способы сравнения структур.
Равенство структур. Две структуры будем называть равными, если описание одной из них можно наложить на описание другой и они совпадут, вплоть до совпадения значений "жизненной силы" элементов. При этом алгоритмы работы совпавших элементов являются равносильными.
Алгоритмы назовем равносильными, если по одинаковым входным данным они будут выдавать совпадающие результаты.
Две структуры назовем почти равными, если описание одной из них можно наложить на описание другой и они совпадут, при этом разница между значениями жизненной силы элементов, имеющих одинаковые номера, не будет превышать некоторой наперед заданной величины. При этом алгоритмы работы совпавших элементов являются функционально подобными.
Алгоритмы назовем функционально подобными, если одинаковое изменение входных данных приводит к одинаковому изменению результатов работы.
Подобие структур. Две структуры назовем подобными, если описание Одной из них можно наложить на аналогичное описание другой и они совпадут (без учета значений "жизненной силы" элементов).
В основе алгоритма определения подобия и равенства структур лежит переномерация элементов.
Покажем как это может быть сделано. Например, надо проверить подобны ли следующие две структуры А и В?

Если в описании структуры В произвести замену номеров в соответствии со следующим правилом:
2 -> 1,
3 ->2,
1 ->.
4 ->3,
то описания структур А и В совпадут. А это значит, что структуры А и В подобны.
Ранее, особенно в первой части работы, неоднократно упоминалось понятие "информационная емкость". Попробуем обосновать необходимость его введения и определить, что такое "информационная емкость". Значимость этого понятия вытекает из решения практических задач, в большинстве которых важно суметь ответить на вопросы: "Как велик багаж знаний у конкретной системы? Способна ли эта система освоить дополнительно еще что-то? Насколько быстро она способна это сделать?" Первый вопрос имеет отношение к текущему состоянию системы, вторые два- к ее будущему. Поэтому предлагается для оценки текущего состояния ввести понятие "информационная емкость". Что же касается оценки возможности системы, то здесь определяющую роль играет не столько исходная структура, сколько входная/выходная информация (обучающая выборка). Отвечать на вопросы о будущих состояниях следует только с учетом прогноза событий, способных затронуть данную систему.
Так как знание понимается через структурную сложность системы, то представляется разумным определить "информационную емкость" пропорциональной количеству элементов структуры и числу связей между ними
E = s+ n, где
s - общее число связей между элементами;
n - количество элементов в системе.

Глава 32 (4). Преобразование структур
Вот неделя, другая проходит, Еще пуще старуха одурилась;
Опять к рыбке старика посылает.
А.С.Пушкин
Считаем, что элементы структуры не способны поддерживать между собой связи, если сила внешнего давления превосходит их среднюю жизненную силу, умноженную на некоторый коэффициент ослабления, определяемый особенностями среды. Безусловно, можно ввести любые другие правила, определяющие гибель связей, и зависящие от того. какой процесс предполагается моделировать. В данном случае важно исследовать саму технологию преобразования структур без привязки к конкретным предметным областям. Например, в первой части работы, говоря о СР-сетях, предполагалось, что внешнее давление направлено в первую очередь на уничтожение элементов, а не их связей, а вот гибель элементов уже приводит к уничтожению связей. Понятно, что в каждом конкретном случае модель будет своя.
Исходя из сказанного, предлагается к выбору правил гибели элементов и их связей подойти несколько волюнтаристически, например:
1) элемент гибнет, если сила воздействия превышает его жизненную силу;
2) связь между элементами уничтожается, если сила внешнего воздействия на эту связь превышает силу сцепления, представляющую собой среднюю "жизненную силу" элементов, образовавших и поддерживающих эту связь, умноженную на некоторый коэффициент ослабления, который определяется условиями среды, типа: удаленность элементов друг от друга, частота взаимодействия, относительный объем передаваемой информации и т.п.
Силой сцепления двух элементов ai(gi) и aj(gj) назовем величину (первая форма) zi,j = Gi,j (gi+ gj)/2 или (вторая форма) zi,j = Gi,j (gi/si+ gj/sj)/2 где
Gi,j - коэффициент ослабления, Gi,j меньше 1, когда i ? j и равен 1, если i = j gi - "жизненная сила" i элемента;
si - число связей i элемента с остальными элементами данной системы,
Вполне допустимы и любые другие формы задания силы сцепления которые определяются исследуемой предметной областью и решаемыми задачами.
Внешнее давление (напряжение) может быть одинаково для все" элементов структуры, а может быть целенаправленным.
Предлагается первоначально рассмотреть процесс модификации структуры системы при постепенном увеличении внешнего равномерно распределенного давления на систему. А затем попытаться ответить на вопрос о том, что можно делать с системой в случае целенаправленного внешнего давления.
Итак, дана структура А.
А: {11(2, 3, 5), 22(1, 4), 32(1, 4, 5), 43(2, 3, 5), 51(1, 3, 4)},
форма которой для наглядности представлена на рис.6.1.

рис. 6.1.
Предположим, что коэффициент ослабления одинаков для всех связей данной структуры и равен 1.
Пусть на структуру А оказывается внешнее давление с силой в одну условную единицу. Под действием внешнего равномерного давления структура А, в соответствии с введенными правилами, приобретет следующий вид:
А: {11(2, 3), 22(1, 4), 32(1, 4, 5), 43(2, 3, 5), 51( 3, 4)},

рис. 6.2.
Если давление будет усилено, то структура системы примет вид (внешнее давление соответствует двум условным единицам):
А: {22(4), 32(4), 43(2, 3)}.

рис. 6.3.
Дальнейшее увеличение внешнего давления, в случае превышения двух услолвных единиц, приведет к тому, что система перестанет существовать, хотя отдельные элементы еще будут "живы".
Как видно из приведенного примера, поэтапное усиление внешнего давления приводит к поэтапному изменению структуры системы.
Первый этап: исходное состояние напоминает хаос - каждый соединен с каждым ; второй этап: структура приобретает древовидную форму, начинается выделение явного лидера, имеющего максимальную "жизненную силу"; третий структура приобретает явно выраженную звездообразную форму; четвертый этап: система растворяется в окружающем мире.
Чем можно охарактеризовать состояние структуры системы на каждом из этапов? Для ответа на этот вопрос хотелось бы опереться на такое понятие как энтропия, но на сегодняшний день оно уж очень тесно связано со статистической неопределенностью, с мерой хаоса. В нашем же случае аппарат
теории вероятностей и математической статистики не используется в силу того что исследуемые события являются в большинстве своем уникальными. Не бывает двух одинаковых информационных войн.
Действительно, как посчитать эту самую вероятность события, если любое событие в конечной человеческой жизни уникально по своей природе и совершенно непонятно, как вырезать его из всей ткани событийного мира?
Как рассчитать вероятность появления события в момент времени t если момент времени t уникален и в принципе неповторим, а поэтому говорить о статистических данных применительно к конкретному моменту времени все равно, что после драки махать кулаками.

Глава 33 (5). Хаос в принятии решения
...Все дороги занесло! Хоть убей следа не видно, Сбились мы, что делать нам! В поле бес нас водит, видно, Да кружит по сторонам.
А.С.Пушкин
Понятие энтропия в наше время как только не определяют. Наиболее традиционно- это мера неопределенности, существовавшая до наблюдения случайной величины, но она может быть и информационным расстоянием Кульбака-Лейблера, взятое с обратным знаком. Наиболее полно на сегодняшний день исследование данного понятия сделано С.Д.Хайтуном [102].
Не претендуя на данный термин во всем его многообразии, попробуем предложить собственную интерпретацию процессов, происходящих в структуре.
Известно, что скорость реагирования системы пропорциональна числу подсистем, с которыми согласуется решение и которые могут принять участие в его реализации. Функциональная зависимость скорости реагирования от числа подсистем может быть самая разнообразная в зависимости от решаемых системой задач, сложности структуры, процедуры принятия решения и т.п.
Предположим, что исследуемая нами структура состоит из n элементов и имеет вид соединений "каждый с каждым". При этом процедура принятия решения даже в этой полносвязной структуре может быть различна.
Вариант 1.
В структуре существует элемент, называемый руководитель, который с каждым членом "коллектива" согласовывает свое решение, либо выясняет способность любого из членов решить поставленную перед системой задачу, например: способный слышать как растет трава, будет предупреждать об опасности, способный делать семимильные шаги, поможет принести весть, а силач будет защищать.
Вариант 2.
Не только руководитель, но и каждый из элементов системы должен согласовывать свое мнение с каждым.
Второй вариант, несмотря на кажущуюся похожесть обоих вариантов предполагает получение ответов па такие вопросы, на которые в случае работы по первой схеме правильного ответа может и не быть. Подобное возможно благодаря тому, что любой из элементов дополняет собственное знание процессе согласования решения по схеме "каждый с каждым". "Умнеет" не только руководитель, но и все члены коллектива.
Однако, если допустить, что во втором варианте время взаимодействия между элементами много меньше времени обработки входных данных самими элементами, то образование, которое благодаря сделанному допущению возникнет, назвать системой можно будет с большой натяжкой- оно по существу является единым и неделимым элементом.
Предположим, что задержка на создание интерфейса между двумя элементами и передачу информации все же значительна и составляет t условных единиц. Попробуем оценить временную задержку в принятии системой решения для второго варианта.
Пусть на один из элементов подан входной сигнал. Представим, что элемент, принявший сигнал, сам не в состоянии его отработать, т.е. выдать результат. Тогда он формирует сообщение, включающее в себя полученный запрос и собственное мнение, и рассылает его по всем своим каналам. Каждый из получивших сообщение, если не может сформулировать ответ, поступает аналогично.
(n-1) - количество посылок на первом этапе (кроме себя самого) выполняются параллельно за одно и то же время t;
(n-l) x (n-l) - количество посылок на втором этапе, каждый обменивается с каждым собственной информацией и т.д.
При этом, если t - время пересылки сообщения от одного элемента к другому, то общее время, которое затратила система на принятие решения, равно 2хt.
В случае, если структура системы типа "звезда" и количество связей n-1, то общее время принятия решения также будет равно 2xt (передал, получил, обобщил).
В данном случае получается, что скорость реагирования системы прямо пропорциональна числу этапов.
Вполне возможно, что именно на подобный режим работы переходит система в случае опасности, т.к. в данном случае время реакции не зависит от числа элементов, участвующих в принятии решения. Когда употребляют при описании работы мозга биологической системы термин "сверхпроводимость", то может быть за ним кроется именно подобный механизм принятия системой решения.
Можно подойти с другой стороны к оценке времени реагирования системы. Например, пусть среди множества элементов системы (n штук) только комбинация выходов k элементов способна составить ответ на заданный
системе вопрос Наличие дополнительных элементов будет только мешать системе, искажая ответ.
Тогда, для того чтобы отобрать из всех n элементов именно k нужных, системе понадобится задать самой себе kxlog2(n) вопросов (в соответствии с формулой Хартли). Если вопросы задаются последовательно, то для этого ей понадобится
kxlog (n) xt единиц времени, если параллельно -
log2 (n) xt.
Понятно, что неточность в принятии решения и отпущенное для этого время взаимосвязаны.
Неточность ответа в общем случае определяется тем, каких связей не хватило для ее устранения в рамках данной системы. Понятно, что неточность может присутствовать в ответах даже полносвязной структуры, если у нее не хватает самих элементов, способных решить поставленную задачу.
Для построения модели, в рамках которой предполагается исследовать процессы преобразования структур, выдвинем ряд утверждений.
Утверждение 1.
Чем больше всевозможных связей в системе, тем дольше время реакции на входную обучающую выборку; тем дольше система "думает", так как избыток связей способен вызывать в системе различные варианты ответов, иногда взаимопротиворечивых (предполагается, что обработка входных данных идет по всем возможным связям).
На выбор и обоснование окончательного ответа требуется время. Избыток связей создает хаос в принятии решения, увеличивая тем самым время реакции системы, снижая ее способность к сопротивлению от угроз, требующих быстрой реакции!
Представьте две ситуации:
1) требуется на общем собрании всех членов академии наук принять решение по какой-либо достаточно спорной научной проблеме путем коллективного обсуждения;
2) требуется, чтобы по этой же проблеме принял решение один человек. который и выносит ее на обсуждение.
Ясно, что время реакции будет разным, а качество может оказаться и одинаковым.
В этой ситуации можно утверждать, что в большинстве случаев чем больше связей, тем быстрее ответ.
Иногда мгновенное время реакции на угрозу- шанс для выживания Любопытно, но именно на учете этого факта построены комплексы тренировочных упражнений по различным видам борьбы. Каждый элемент приема доведен до автоматизма. Когда времени нет, то думать - непозволительная роскошь.
Поэтому, исследуя структуры различных информационных систем предлагается под мерой хаоса функционирования этих систем понимать избыток связей, потенциально способных создавать хаос в принятии решения.
Тогда без большой натяжки для измерения меры хаоса в принятия решения предлагается воспользоваться функциональной зависимостью, основу которой могла бы составить формула Л.Больцмана:
S=kxlog2 (W)-B, (6.1)
где k - константа;
W - статистический вес, который определяется числом возможных вариантов взаимодействия элементов системы между собой;
В - константа, характеризующая состояние системы, способной практически мгновенно принимать решение, т.е. состояние системы, в котором она обладает минимально возможным количеством связей.
В нашем случае статистический вес - это количество устойчивых связей между элементами системы. Что касается постоянной k, то вместо нее предлагается использовать некий коэффициент пропорциональности, равный 1. Константа В пропорциональна минимально возможному количеству связей между элементами системы - log2 (n-l).
Тогда меру хаоса в принятии решения для информационных самообучающихся системы предлагается определять по формуле:
S=log2 (s)--log2(n-1)
или
S = log (s/(n-1)), (6.2)
где s - количество устойчивых связей между элементами структуры;
n - количество элементов системы.
Попробуем оценить максимально возможную меру хаоса в принятии решения. Пусть система обладает структурой, в которой каждый связан с каждым. Тогда общее число связей в системе будет равно
s = nх (n-1)/2.
Отсюда следует, что максимально возможная мера хаоса в принятии решения может быть рассчитана следующим образом
S = log2(nx (n-1)/2) - log2(n-1), S = log2(n/2). (6.3)
Утверждение 2.
Для систем, в которых число связей между элементами больше минимально допустимого количества для существования системы как единого целого, с увеличением элементов системы мера хаоса в принятии решения будет неуклонно возрастать.
Минимально возможной мерой хаоса обладает система состоящая из двух элементов- S = 0. Для системы, состоящей из одного элемента, какая-либо структура отсутствует, в этом случае мера хаоса в принятии решения меньше ноля и равна -1.
Утверждение 3.
Для системы, обладающей строгой иерархической структурой, типа "звезда", даже в случае роста количества элементов, мера хаоса в принятии решения (МХПР) остается постоянной и равна 0.
Теперь посмотрим, как под давлением внешней среды менялась мера хаоса в принятии решения для системы, структура которой изображена на
Для рис. 6. 1 - S = log (7/4) = 0.8;
рис. 6.2 - S=log (6/4) =0.58;
рис. 6.3 - S = log (2/2) = 0.
Утверждение 4
Возрастание внешнего давления приводит к уменьшению меры хаоса в принятии решения.
Уменьшение меры хаоса в свою очередь косвенно способствует уменьшению времени реакции системы на внешнее раздражение и тем самым направлению на обеспечение выживания системы именно в данный момент.
Любопытно провести оценку меры хаоса в принятии решения для коллективов людей. Какая мера считается допустимой, а какая уже нет?
Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо определить какое количество людей может составлять сплоченный коллектив, способньй выполнять поставленные перед ним задачи, используя структуру связей каждый с каждым? При этом было бы желательно, чтобы ответ опирался на оценки, вытекающие из практической сферы. М.Б.Кордонский и В.И.Ланцберг [39] относящие себя к практикам клубной работы, считают, что максимальное количество людей, которые способны поддерживать связи типа каждый с каждым в рамках определенного клуба (лаборатории, коллектива, взвода) не превышает 15 человек. Они пишут по этому поводу: " Более крупная группа перестает быть по-настоящему контактной, в ней уже трудно, тесно заниматься вместе чем-нибудь одним; наконец, в ней образуются свои микрогруппы, легко обнаруживаемые в результате социометрического исследования. Они могут иметь тенденцию к внутриклубной "официализации" в виде секторов, обрастать своей материальной базой, своими формами работы, традициями; у них выкристаллизовываются свои жизненные принципы, возникают свои цели. Общение между людьми разных микрогрупп все чаще идет не напрямую каждого с каждым, а опосредованно- через функциональных представителей и даже лидеров. Клуб, состоящий из развитых микрогрупп, правильнее было бы рассматривать как объединение мелких клубов, иногда достаточно условное, Очень часто развитые микрогруппы отпочковываются, объявляют себя новыми независимыми образованиями (вот они где. корт "парада суверенитетов"!), и это действительно так. Только в контактной группе возможно психологическое единство ее членов, без которого клуб перестает быть таковым.
Тогда
S = log2(n/2) = log2(7.5) = 2.9 .
Утверждение 5.
Структура человеческого коллектива, типа "каждый с каждым", начинает самопроизвольно модифицироваться при приближении меры хаоса в принятия решения к 2.9. Реально это величина много меньше. Указанная цифра по своей сути является верхним пределом.
В качестве следующей важной интегральной характеристики структуры введем понятие устойчивость.

Глава 34 (6). Устойчивость знания
Капля стала плакать, что рассталась с морем. Море засмеялось над наивным горем:
" Все я наполняю, все мое владенье, Если ж мы не вместе, делит час мгновенье".
О.Хайям
Понятие устойчивости является одним из ключевых при исследовании информационных самообучающихся систем. В силу того, что структура олицетворяет собой знание, то там. где произносится словосочетание "устойчивость структуры", там понимается "устойчивость знания".
Ответить на вопрос: Какое знание наиболее устойчиво? - означает найти структуру, соответствующую этому знанию.
Ранее, во второй части в Утверждении №6, уже был применен термин "устойчивость к целенаправленному информационному воздействию".
Однако смысл его был определен более интуитивно, чем строго. При этом понятие устойчивость связывалась с мощностью множества базовых элементов, физических носителей базового набора смыслов и знаний, т.е. элементов, определяющих поведение остального большинства. Ранее было определено, что чем больше базовых элементов, тем устойчивее система к внешним воздействиям.
Здесь же введем более строгое определение устойчивости, в основном не противоречащее определению из второй части работы.
Будем считать, что система устойчива к внешним воздействиям, если количество ее элементов не испытывает резких колебаний от этих воздействий.
Попробуем совместить оба подхода.
Какой структурой должна обладать система, чтобы количество ее элементов не испытывало резких колебаний? Первое, что напрашивается в качестве примера, это структура, в которой есть несколько групп элементов, тесно связанных друг с другом, но при этом связи между группами очень неустойчивы, например:
А:{1 (2, 3, 4), 2 (1, 3, 4), 3 (1, 2, 4), 4 (1, 2.3, 5).5 (4, б, 7), б (5, 7), 7 (5.б)}.

В приведенной структуре А достаточно уничтожить элемент с номером 4 как сразу количество элементов системы уменьшится в два раза. Интуитивно понятно, что эта структура не является устойчивой в смысле данного выше определения, т.е. неустойчивой является любая структура, в которой имеют место одиночные элементы, осуществляющие связку групп элементов. При этом, что характерно, именно четвертый элемент является единственным базовым элементом системы, демонстрируя правоту первого интуитивного определения устойчивости.
И наоборот, максимально устойчивой системой можно считать систему, структура которой обладает максимальным количеством связей- каждый соединен с каждым, т.е. каждый элемент является базовым.
Попробуем формализовать сказанное.
Обозначим через Ui - количество элементов структуры, которые будут потеряны для системы, в случае уничтожения i элемента.
Тогда под первой степенью устойчивости той или иной структуры будем понимать следующую величину:
V = n /(? Ui) . (6.4)
i
Название "первая степень устойчивости" выбрано с предположением, что одновременно из структуры вырывается только один элемент. Если же речь идет об одновременном изъятии из структуры двух и более элементов, то здесь уже надо говорить о соответствующем показателе степени устойчивости внешним воздействиям.
В том случае, если первая и вторая степени устойчивости совпадают, то будем говорить о глубинной устойчивости структуры.
Например, такие структуры как круг (круглая форма) и решетка (клеточная форма) имеют одинаковую первую степень устойчивости. Однако исследование этих структур па уровне второй и третьей степени устойчивости показывает, что в отличие от решетки круг не обладает глубинной степенью устойчивости.
Звездообразная форма структуры не обладает даже первой степенью устойчивости. Достаточно выбить центровой элемент, чтобы система погибли.
Однако данная форма структуры способствует минимальной мере хаоса в принятии решения, т.е. система раньше других способна "почувствовать" опасность и принять соответствующие меры. Устойчивость систем, в основе которых лежит звездообразная структура, к внешним воздействиям определяется исключительно "жизненной силой" центральных элементов и их защищенностью. Если в процессе функционирования центральные элементы вырождаются или поражаются, как в случае СССР, то система распадается.
В дальнейшем при употреблении термина "степень устойчивости" понимается именно первая степень устойчивости.
Структура является устойчивой, если степень устойчивости стремится или равна 1. Это понятно, удаление любого из элементов отражается только на этом элементе и в меньшей степени на структуре, т.е. оставшаяся структура "страдает" от потери только одного этого элемента.
Степень устойчивости всегда меньше либо равна 1.
Система максимально устойчива тогда, когда V=1.
Степень устойчивости минимальна, если изъятие любого из элементов приводит к полному разрушению системы. Наиболее близкий пример подобной структуры- звездообразная форма. Уничтожение центрального элемента приводит к гибели всей системы.
Степень устойчивости структуры, имеющей звездообразную форму, стремится к 1/2.
Аналогичный в смысле определений подход по оценке устойчивости структур можно найти в существующих исследованиях математических моделей в экологии, в частности, Ю.М.Свирежев, анализируя устойчивость как меру флуктуации численности видов в сообществе, отмечает [83]: "Сообщество максимально устойчиво в том случае, когда число трофических связей в нем Равно максимально возможному и интенсивность взаимодействий между различными видами одинакова. Другими словами, максимально устойчивым является сообщество без иерархической структуры".

Глава 35 (7). Проблема проектирования устойчивых информационных систем
И ответила Тень: "Где рождается день, Лунных Гор где чуть зрима громада. Через ад, через рай, Все вперед поезжай, Если хочешь найти Эльдорадо! "
Э.По (К.Бальмонт)
После введения понятий "мера хаоса в принятии решения" и "устойчивость" возникает резонный вопрос: Какая и для кого от них может быть практическая польза?
Представляется, что введенные интегральные характеристики структур станут тем показателем, который сопровождает процесс проектирования сложных информационных самообучающихся систем, обреченных на информационное противоборство друг с другом. Это относится к коммерческим фирмам, выпускающим или продающим функционально близкую продукцию, к политикам, сражающимся за голоса ограниченного контингента избирателей, к государствам, облегчающим жизнь своего народа за счет практической реализации выгодных геополитических решений, вычислительным информационным системам, решающим функционально близкие задачи.
Более того, "устойчивость" и "мера хаоса в принятии решения" во многом характеризуют естественные эволюционные процессы, направленные на модификацию структур - носителей знания.
35 (7).1. Эволюция знания
Доброе так же легко превращается в злое, как и злое в доброе.
Я.Беме
Наша реальная жизнь проходит и окружении структур и любой человек неизбежно является элементом нескольких структур, где и выполняет свои функциональные обязанности: В семье, на работе, на отдыхе. Есть и более общие структуры: страна, человечество, куда человек входит либо как самостоятельная единица, либо как элемент подструктуры, которая сама в ином масштабе может рассматриваться как элемент.
В этой связи интересно исследовать процессы изменения структур и попытаться понять, какие причины стоят за ними.
Понятно, что если все предприятие состоит из двух человек, то эти два человека попутно реализуют и все функции, связанные с обеспечением безопасности. При этом данная структура, как было показано выше, является идеальной, так как в ней удастся сочетать одновременно максимальную структурную устойчивость с минимальной мерой хаоса в принятии решения. Оба сотрудника знают работу друг друга и волей-неволей осуществляют осознанно, а чаще неосознанно контроль друг друга и окружающего мира, принимая при этом устраивающие друг друга решения.
Почему же, данное предприятие вдруг начинает разрастаться и всегда ли это происходит? Объяснение этому достаточно простое. Если среди задач организации присутствуют такие, которые не в состоянии выполнить два человека, например, поднять на двенадцатый этаж рояль, то структура неизбежно будет расширяться. То же относится и к информационным системам. Если требуется в процесс обработки входных данных ввести операцию логарифмирования, то проще добавить дополнительный элемент (подпрограмму), реализующий эту операцию.
Увеличение количества элементов (людей в конторе, элементов в схеме) приводит к тому, что подобная структура приобретает новые функциональные возможности, т.е. способность решать задачи более широкого спектра по сравнению с более примитивными системами, что, естественно, повышает ее шансы на выживание и процветание.
Разрастание структуры первоначально ведется, как правило, за счет соединений каждый с каждым. Эта схема соединений позволяет максимально учесть возможности каждого включаемого в систему элемента.
Однако, увеличение элементов в подобной структуре (каждый с каждым) неизбежно приводит к тому, что система начнет терять оперативность реагировании на поступающие входные данные. От все возрастающего Потока входных данных, направленного на каждый элемент, будет страдать специализация этого элемента - все его время будет уходить на обработку входной информации. Таким образом, подобный процесс расширения неизбежно приводит к увеличению в системе меры хаоса в принятии решения, что снижает ее конкурентноспособность и жизнестойкость.
Из сказанного следует необходимость структурной перестройки. Должно появиться лицо, принимающее решение (ЛПР), и, соответственно, возникнуть структура, близкая к звездообразной. Способности ЛПР хотя и различны, но не небезграничны. Поэтому дальнейшее расширение спектра решаемых задач и увеличение количества элементов опять потребует структурной перестройки - структура изменится на древовидную.
Любая древовидная структура уже серьезно страдает структурной неустойчивостью. С ростом элементов и подструктур структурная неустойчивость будет возрастать. Это не опасно до тех пор, пока не появится умный внешний агрессор и не нанесет удар по наиболее уязвимым точкам системы с целью поглотить ее наиболее ценные части, которые агрессор в состоянии встроить в собственную структуру. Когда-то давно, когда примитивные народы сражались друг с другом более примитивным оружием этими "ценными частями" для захватчиков были женщины, рабы, как грубая мужская сила, а сегодня - дешевые полезные ископаемые, сырье, ученые - интеллектуальная сила, которые, если покупаются, то становятся теми же рабами, только вид, как говорится, с боку.
Не по такой ли схеме работает система саморегуляции планеты? М.И.Дорошин отмечает [26]: "Система саморегулирования работает таким образом, что причина или фактор, приводящие в состояние неустойчивости одну или несколько земных подсистем, свое действующее значение постепенно утрачивали. Но результатом этого процесса всегда был законченный цикл в формировании флоры и фауны с экологической катастрофой в конце. И получается, что экологическая катастрофа, а как еще можно назвать смену растительного и животного мира на огромных территориях планеты, является важнейшим и многократно апробированным элементом формирования земной биосферы"
Выше были рассмотрены основные этапы модификации структуры в процессе функционирования систем, но остался ряд вопросов. Изложенное магистральное направление изменения структур в реальной жизни не всегда соответствует приведенному здесь сценарию. Иногда система наоборот уменьшает количество своих членов, но при этом возрастает эффективность ее функционирования. Кроме того, существуют предприятия, которые годами не расширяются и не уменьшаются - просто на место погибшего элемента встает вновь пришедший. Выходит для подобных систем законы не писаны?
Законы писаны для всех систем. Как уже говорилось, если выполняемые системой функции не расширяются, например, фирма отвечает за уборку одного того же здания, то и расширяться ей нет надобности. Более того, с появлением технических средств автоматизации численность сотрудников можно постепенно уменьшать, если функции системы, а значит и ее знание, не возрастают.
Эволюцию знания можно попытаться рассмотреть и с другой точки зрения - с позиции эволюции системы защиты, ибо эволюция любой системы это и есть эволюция ее системы защиты.
Система жива до тех пор пока хватает сил защищаться. Эволюцию жизни вполне можно трактовать как эволюцию системы защиты в силу того, что любой живой объект является живым до тех пор, пока его собственная система защиты адекватно прогнозирует и реагирует на внешние и внутренние угрозы. При этом жизнь, чтобы защищаться приобретает все новые и новые способности: первоначально- оболочку, как средство выделения себя из окружающего хаоса, затем - возможность перемещаться в пространстве и во времени, умение уничтожать потенциальные опасности, способность к самомодификации и модификации окружающей среды и уже на одном из последних этапов логическим продолжением эволюции системы защиты для наиболее сложных биологических форм жизни становится способность к прогнозированию возможных угроз.
Одним из инструментов решения задач прогнозирования является естественный, а затем уже искусственный интеллект.
Этапы эволюции системы защиты:
1) выделение из окружающего мира - возникновение оболочки;
2) перемещение в окружающем пространственно-временном континууме - возникновение средств перемещения;
3) уничтожение потенциальной опасности - возникновение средств нападения;
4) самомодификация и модификация окружающей среды - возникновение способности к активному влиянию на собственное тело и объекты окружающей среды;
5) дистанционное информационное воздействие друг на друга - возникновение "языковой" (информационной) среды. Иногда крик о помощи является единственным реальным способом защиты. Именно в подобной возможности защищаться и были когда-то заложены семена современных информационных войн.
6) прогнозирование угроз - возникновение способности самообучению, т.е. к активному влиянию на собственный внутренний мыслительно-психический мир.
Есть Жизнь и Смерть, которые переплетаются друг с другом так, что порой становятся неотличимыми. Эти две противоположности являются инструментом познания, воспринимаясь как крайние, по недостижимые точки в движении качелей, на которых раскачивается вся Вселенная.
Жизнь уверенно эволюционирует в направление создания абсолютной системы защиты.
Смерть уверенно эволюционирует в направление создания абсолютной системы уничтожения. Но уничтожение- это всего-то один из способов защиты и не более того.
И они переходят друг в друга, как день переходит в ночь.
Рождение и гибель являются средствами познания в силу того. что они- инструмент для модификации структур - носителей знания.

35 (7).2. Возможности системы через возможности по преобразованию ее структуры
Невозможно найти истину и сохранить себя.
Древняя мудрость
Понятно, что одно и то же знание может быть выражено в разной структуре. Например, аналитическая зависимость вида
z=x•y+ y=y•(x+ 1), может быть представлена в следующих двух вариантах:

Рис. 6.4. Вариант 2: Z = Х•Y+ Y.

Рис. 6.5. Вариант 2: Z=Y•(X+ 1).
Рассчитаем для каждого из представленных вариантов меру хаоса в принятии решения S и степень устойчивости V
Вариант 1.
V1 = n / (? Ui) = 4/(1+ 1+ 2+ 1) = 0.8. S1 = log2 (s/(n-l)) = log2(4/3) = 0.41.
Вариант 2.
V2 = n / (? Ui) = 4/(1+ 1+ 2+ 2) = 0.666... S2 = log2(s/(n-l)) = log2(3/3) = 0.
Видно, что первая структура является носителем более устойчивого знания, но может проигрывать структуре второго варианта по времени на принятие решения. Какую из них выберет практик для решения конкретных задач определяется тем, что для пего менее опасно: хаос в принятии решения или внешнее разрушающее воздействие; возможная гибель системы от того, что она медленно "соображает" или от того, что слишком "слабая". И здесь, в обеспечении безопасности, как и во многом остальном в жизни, главной задачей является постоянный поиск золотой средины.
Именно с этой целью и были введены такие понятия, как: степень устойчивости структуры и мера хаоса в принятии решения.
Осталось рассмотреть класс задач, для решения которого они могут пригодиться?
Задача 1. Оценка возможностей информационной системы, например, пациента психоаналитика по структуре его высказываний или оператора ЭВМ по структуре его поведения за клавиатурой.
Это одна из важнейших задач, решить которую невозможно, не опираясь на знания о структурной устойчивости системы. Поэтому пути ее решения рассмотрим более подробно.
Возможное решение.
Исходная структура определяет чуть ли не все в судьбе любой информационной самообучающейся системы. Ее анализ во многом позволяя прогнозировать ожидаемые события.
Каким образом это можно сделать?
В основу модели для возможного ответа на поставленный вопрос предлагается положить следующие утверждения.
1. Обучение любой системы осуществляется за счет изменения связей между элементами, гибели и рождения самих элементов;
2. Все элементы разбиты на три типа:
- цели;
- правила;
- факты;
3. Изменение связей, гибель и рождение названных типов элементов осуществляется в соответствии со следующими принципами:
Цели устанавливают связи между собой, имеющимися правилами и фактами.
Цели ответственны за активизацию соответствующих процессов по "превращению" целей в правила, т.е. в случае достижения цели, она гибнет.
Существующие правила используются целями для своей реализации. Правило может разрушиться в случае возникновения связи с прямо противоположным правилом. Кроме того, правило разрушается фактами, не соответствующими этому правилу.
В случае разрушения правила рождаются новые цели и факты.
Факты постоянно возникают в системе благодаря поступлению из вне и разрушению существующих правил.
Теперь осталось ответить па вопрос: "Как подобное можно реализовать на практике?"
Достаточно просто. Первоначальная система заполняется элементами разных типов, хаотически соединенных друг с другом. На вход данной системы транслируются входные данные от исследуемой системы. Эти входные данные образуют факты, которые и начинают модифицировать структуру изначально "черного ящика".
Через какое-то время процесс приостанавливается. Начинается изучение полученных результатов.
Входе функционирования информационной системы в соответствии с изложенными принципами, ее структура претерпевает постоянные изменения. Понятно, что если происходит резкий рост числа не связанных между собой целей или цели вообще отсутствуют, то в этом случае судьба системы предрешена.
Наличие ярко выраженной звездообразной формы в структуре деятельности системы говорит о существовании реальной опасности для нее со стороны внешних воздействий. Если с данной целью что-то случится (или система выяснит для себя невозможность реализации цели), то все это неизбежно приведет к активизации программ саморазрушения. Цементируемые целью правила в случае ее потери войдут в конфликт друг с другом и породят новые более "мелкие" цели. каждая из которых может начать борьбу за общие ресурсы.
Практическую реализацию сказанного выше можно наблюдать на форме взаимосвязи привычных нам событий и поступков. Это проявляется не только в том, что в поведении системы имеют место несвязанные между собой поступки но и в любом ее выходном результате. Для человека подобные проявления можно наблюдать в том, как им формулируется какая-либо проблема описываются происшедшие ранее события, строятся предложения естественного языка. Например, Д.М.Зуев-Инсаров в [32] отмечает, что отсутствие связи между буквами слова свидетельствует о "душевном заболевании", а плотное прилегание букв в словах при больших интервалах между словами характерно для лиц, страдающих истерией.
Задача 2.
Определение формы структуры системы, которая именно в данный момент является максимально устойчивой к внешним воздействиям?
Задача 3.
Определение структурной формы существования системы, которая именно в данных условиях обладает минимальной мерой хаоса в принятии решения?
Задача 4.
Прогнозирование изменений в структуре системы. Даны следующие формы структур, состоящие из n элементов: круговая, решетка, полносвязная (каждый соединен с каждым). Требуется провести количественную оценку для них меры хаоса в принятии решения и устойчивости к внешним воздействиям. Следует показать, какие изменения будут претерпевать названные характеристики при увеличении и уменьшении количества элементов в структурах.
Задача 5.
Определение характеристик элемента X. включение которого в структуру системы приведет к возрастанию ее устойчивости?
Задача 6.
Определение характеристик элемента X. включение которого в структуру системы приведет к уменьшению ее устойчивости?
Решение данной задачи требует построения специальной модели.
Задача 7.
Определение стратегии воздействия на структуру системы для ее целенаправленной модификации.
Пусть дана структура вида:
А:{1 (2, 3), 2 (1, 4, 5).3 (1, 6, 7), 4 (2), 5 (2), 6 (3), 7 (3)}.

Какой должна быть стратегия воздействия на систему А (допускается внедрение в нее своего "агента"), чтобы ее реализация привела систему к разрушению?

35 (7).3. Постановка задачи на проектирование структуры информационной системы
Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешить мне языком моим буду обуздывать уста мои, доколе нечестивый предо мною.
Псал. XXXVIII
Итоговой целью исследования структур являются предложения по формулировке задачи на создание типовой структуры организации безопасности информационной системы в соответствии с определением абсолютной системы защиты.
Абсолютной системой защиты назовем систему, обладающую всеми возможными способами защиты и способную в любой момент своего существования спрогнозировать наступление угрожающего события за время, достаточное для приведения в действие адекватных способов защиты.
Способы защити:
Способ 1.
Средства пассивной защиты для перекрытия всех возможных каналов воздействия угроз извне: панцирь, броня, бронежилет, стена и т.п.
Способ 2.
Изменение расположения в пространстве и во времени.
Размножение (создание собственной копии, как способ защиты в первую очередь генетической информации) также относится ко второму способу защиты, представляя собой своего рода передачу эстафетной палочки во времени.
Способ 3.
Профилактическое уничтожение опасности - нападение.
Способ 4.
Модификация самого себя.
Проектирование любой системы начинается с технического проекта, в котором взаимоувязываются такие факторы, как:
1) цель создания;
2) задачи, решаемые системой;
3) ограничения, накладываемые на систему:
- внешним окружением;
- возможностями создателей;
- существующими технологиями, элементной базой и др.
4) предполагаемая технология эксплуатации.
За основу алгоритма работы абсолютной системы защиты возьмем схему, предложенную в разделе пятой части "Алгоритм работы системы защиты".
В силу того, что речь идет о создании системы для информационного противоборства, предлагается считать, что целью информационной самообучающейся системы в конкурентной борьбе является расширение доступа к общему ресурсу, используя целенаправленное информационное воздействие на конкурентов. В данной формулировке цель информационной системы во многом схожа с приведенным в работе определением информационной войны.
Задачи обеспечении безопасности, решаемые системой:
1) защитить себя от разрушений, посредством внешнего воздействия;
2) продолжать и расширять создание собственных промышленных, научных, культурных и других ценностей, в том числе и за счет конкурирующих систем.
Ограничения всегда вытекают из реальной ситуации. Именно ограничения и являются той веревочкой, которая, дергая систему, заставляет ее постоянно модифицироваться. То она пытается стать оптимальной по такому критерию, как устойчивость к внешним воздействиям, то минимизирует меру хаоса в принятии решения, когда требуется действовать немедленно.
Спроектировать начальный вариант структуры системы- это значит заложить в нее базовые знания.
Базовые знания - исходная структура системы, которая может быть предложена, исходя из таких понятий как: устойчивость структуры к внешним воздействиям, мера хаоса в принятии решения, структура алгоритма работы абсолютной системы защиты, функциональные задачи, закрепленные за системой.
Решение данной проблемы в полном объеме по каждому конкретному случаю может потребовать ни один том документации. Предполагая в дальнейшем привлечь в итерационную процедуру корректировки и детализации структуры информационной системы средства вычислительной техники, сейчас остановимся исключительно на требуемых для этого исходных данных.
В качестве исходных данных предлагаются обязательные элементы следующих типов (в соответствии с определением абсолютной системы защиты):
1) множество элементов (a1), отвечающих за сбор информации о состоянии и намерениях окружающих его элементов, - режимные службы;
2) множество элементов (a2), отвечающих за сбор информации о состоянии и намерениях окружающих информационных систем, -разведывательные службы;
3) множество элементов (b1), реализующих способ защиты "охрана" - охранные службы;
4) множество элементов (b2), реализующих способ защиты "скрыться сменить крышу", - параллельные службы. В простонародье данный способ чаще представляется в самом своем простом варианте, описанном еще И.Ильфом и Е.Петровым:
- Вам не нужен председатель? - спросил Фунт.
- Какой председатель? - воскликнул Бендер.
- Официальный. Одним словом, глава учреждения.
- Я сам глава.
- Значит, вы собираетесь отсиживать сами?
5) множество элементов (b3), реализующих способ защиты "нападение", - ликвидационные службы;
6) множество элементов (b4), реализующих способ защиты "видоизменение", - рекламные службы;
7) множество элементов (с), отвечающих за анализ поступившей информации от внутренних и внешних источников на предмет выявления в ней угроз для системы, - аналитические службы;
8) множество элементов (d), отвечающих за функционирование данной информационной системы в соответствии с функциями, обеспечивающими системе средства к существованию (работник), - функциональные службы;
9) множество элементов (е), осуществляющих руководство, - руководящие службы.
В дальнейшем через a1,a2,b1,b2,b3,b4, c, d, e будем обозначать количество элементов соответствующих типов (служб).
Необходимость учитывать существующие внешние и внутренние ограничения требует введения ряда характеристик, определяющих мощности вышеназванных служб.
1. Источником угроз для данной системе могут быть z подобных же конкурентов (величина z определяется внешними условиями).
2. Каждый элемент структуры способен взаимодействовать от одного до k1 окружающих элементов (k1- отражает способность элемента системы к информационному взаимодействию. Причем, чем меньше величина k1 у элемента, тем устойчивее межэлементные связи.
3. Каждый элемент имеет связи от нуля до k2 элементов, находящихся за пределами данной системы.
4. Система обязана выполнять закрепленные за ней функции, т.е. должна обеспечивать нормальное функционирование всем своим элементам, а для этого в нее должно быть включено достаточное количество элементов типа "работник". Желательно, чтобы система функционировала эффективно, т.е. имела минимальные непроизводственные издержки.
В данном случае под эффективностью функционирования будем понимать степень превышения количества элементов функциональных служб ("работник") над всеми остальными элементами, т.е.
max F = d/(a1+ a2+ b1+ b2+ b3+ b4+ c+ e).
Понятно, что чем больше величина F тем "лучше живется" (сытнее) всем элементам системы и самой системе в целом.
5. Для решения поставленных задач, в частности, для защиты собственного базового знания от внешнего воздействия структура системы должна обладать максимальной устойчивостью к внешним воздействиям, что предполагает
V => 1,
где
V = n / (? Ui),
Ui - количество элементов структуры, которые будут потеряны для системы, в случае уничтожения i элемента;
n - всего элементов в системе.
6. Функционирование элементов типа "с" позволяет получить определенный эффект только тогда, когда система успевает принимать и реализовывать принятые решения. Одним из важнейших факторов здесь является минимально возможная структурная мера хаоса в принятии решения
S -> О,
где
S = log (s/(n-l)), s - количество устойчивых связей между элементами структуры;
n - общее количество элементов.
Как видно из выдвинутых требований, проектирование системы представляет собой многопараметрическую задачу с обратными связями в взаимопротиворечивыми условиями: чем больше непроизводственные издержки, тем "тоньше" защитный слой; чем меньше мера хаоса в принятии решения, тем хуже устойчивость к внешним воздействиям.
Попробуем перечислить этапы проектирования подобной системы.
Первый этап.
На первом этапе предлагается считать наиболее важным требованием к системе выполнение закрепленных функциональных обязанностей, хотя данное утверждение и не для всех систем верно. Это значит, что элементов типа "работник" должно быть столько, сколько необходимо. Предположим, что в данном случае необходимо d элементов.
Второй этап. Определить количество обслуживающего персонала.
1) Для контролирования ситуации внутри системы понадобится, как минимум, (d+ c)/k1 элементов типа а1
а1 = (a1+ a2+ b1+ b2+ b3+ b4+ c+ d+ e)/k1.
2) Для контролирования ситуации во вне системы должно хватить z/k1 элементов типа а2.
a2= z/k1.
3) Для руководства элементами типа "работник", учитывая требование 2, понадобится как минимум x/k1 руководителей.
е = (a1+ a2+ b1+ b2+ b3+ b4+ c+ d+ e)/k1.
4) Условимся, что для организации внешней охраны понадобится а1 элементов. Именно условимся, а не определим однозначно потому, что количество элементов типа а1 зависит в первую очередь не от свойств самой системы, а от ее месторасположения в пространстве. Для системы лучше, если эту величину можно будет динамически изменять в зависимости от прогнозов аналитиков.
Аналогичным образом следует определять численность а2 - решающих задачу по смене "крыши", названия и месторасположения системы, а3 -способных нанести соответствующий информационный удар по противнику, а4 - отвечающих за собственный имидж и рекламу (видоизменение).
5) Численность аналитиков зависит от степени автоматизации процессов обработки информации и объемов информации. Достаточно часто аналитическую работу осуществляет руководство системы (элементы е), но для достаточно большой системы, в которой общее число собственных элементов внешних конкурентов значительно превышает величину k1, должен обязательно существовать штат аналитиков.
Третий этап.
Спроектировать множество возможных структур системы, т.е. типовые структуры на все случаи жизни: максимально устойчивая, с минимальной мерой хаоса в принятии решения и т.п.
Четвертый этап.
Разработать несколько вариантов перестроения структур в рамках ранее определенного допустимого множества структур.
Спроектированная подобным образом система будет иметь возможность гибко реагировать на любые внешние и внутренние воздействия мгновенной собственной структурной перестройкой, что, безусловно, скажется на обшей эффективности ее функционирования.
Понятно, что в условиях активного взаимного информационного воздействия, направленного в первую очередь на структуру, как основу любой информационной системы, именно подобный подход, связанный с динамической модификацией структур, позволит системе иметь хотя бы минимальный защитный потенциал. Безусловно, для того, чтобы выйти победителем в заплыве на любую дистанцию, мало одного умения плавать. Но для не умеющего держаться на воде не приходится говорить даже о возможности участия в подобного рода соревнованиях.

Глава 36 (8). О том, что осталось за кадром или по чуть-чуть обо всем
Основной вопрос религии не существование Бога, а существование себя.
Ошо Раджниш
Изложенные в работе материалы неоднократно обсуждались на конференциях и в кругу людей, интересующихся подобными проблемами. При этом в ходе обсуждений порой рассматривались очень интересные темы, имеющие прямое отношение к данной работе, но по вине автора достаточно слабо проработанные. Чтобы как-то ответить на, возможно, возникшие у читателя вопросы, ниже приводится смысловой коктейль, основу которого составили проблемы, вопросы, замечания и предложения, высказывавшиеся в ходе имевших место быть предварительных обсуждений материалов данной книги.
Говоря о самозарождающихся и саморазрушающихся нейроструктурах, такому понятию как "элемент-нейрон" придаются совершенно невероятные свойства, не имеющие ничего общего со свойствами реальных нейронов. Нет ля здесь путаницы в терминологии?
Настоящий живой нейрон - это целый мир. Его нельзя свести к выполнению операции сложения или логарифмирования. Автор и не пытается принизить роль биологического нейрона - о нем здесь нет и речи. В работе говорится исключительно о формальных нейронах, как элементах сугубо математической модели. Нейроны живут и умирают в рамках заданной модели и наделены теми возможностями, которые позволительны в данной модели, и не более того.
Согласно определению системы ее индивидуальность- это структура Если меняется структура, то другой становится и сама система. После изменения структуры, например, после гибели или рождения элементов, перед нами уже другая система. Для самозарождающихся и саморазрушающихся структур получается, что понятие индивидуальность вообще не приемлемо. Насколько данное утверждение аргументировано, чтобы с ним можно согласиться? Если предположить, что так оно и есть, то как же тогда принимать "я"?
Здесь многое, может быть, зависит от степени изменения структуры. Если под индивидуальностью информационной системы понимать неизменность структуры, то тогда ничего индивидуального в мире не существует. Незначительные структурные изменения в сложных самообучающихся информационных системах происходят постоянно. Исследуя проблему индивидуальности, наверное, надо говорить о степени структурной перестройки системы. Интуитивно понятно, что если к миллиону элементов добавится еще один с двумя или тремя связями, то вряд ли система потеряет свою прежнюю индивидуальность. Внезапная же гибель трети элементов приведет к возникновению совершенно иного "я".
Но тогда из сказанного с логической непогрешимостью следует, что один и тот же человек в детском и пожилом возрастах - это совершенно разные люди?
Ребенок и старик, в которого превратился этот ребенок, наверное, в ряде случаев могут быть идентифицированы как одно лицо, но вот как одна и та же информационная самообучающаяся система - вряд ли. В части восприятия и обработки информации они совершенно различны. Единственный вариант, если ребенок был в достаточной степени защищен от окружающей среды и его до самой старости ничему не обучали, то тогда системы могут быть идентифицированы, например, в случае врожденного дебилизма информационная система-старик ничем не отличается от исходной системы-ребенок. Но в этом случае речь идет как раз об информационной системе, неспособной к обучению.
В решение серьезных философских вопросов очень многое зависит от базовых определений. Что касается данной работы, то в ней паролем, открывающим смысл многих определений и доказанных теорем, является отношение автора к закону убывания энтропии, как меры хаоса, сформулированному Шаповаловым: "В абсолютно разомкнутой системе все процессы идут таким образом, чтобы энтропия системы убывала с течением времени".
Этот закон вполне логичен. Для его проверки далеко ходить не надо - достаточно мысленного эксперимента. Представьте себе, что перед вами замкнутая система из n элементов, энтропия которой максимальна. Факт наличия максимальной энтропии предполагает, что каждый элемент этой системы соединен чуть ли не с каждым, т.е. в пределе имеем nх (n-1)/2 связей. Теперь представим, что оболочка лопнула, и система стала абсолютно открытой. Под абсолютно открытой системой в данном случае надо понимать систему, в которой на каждый ее элемент оказывается внешнее воздействие, превышающее силу внутренних связей. Под действием внешней силы ранее существовавшие внутренние связи начинают рваться, их количество сокращается, а тем самым начинает убывать энтропия. Это продолжается до тех пор пока хаос не будет заменен абсолютным порядком.
Известно, что в системах, состоящих из элементов, индивидуальное поведение которых непредсказуемо (хаотично), для случая, когда каждый соединен с каждым, сама система становится предсказуемой. Если же исходить из предложенных в работе функциональных зависимостей, то получается все наоборот, - подобная система как раз и обладает максимальной мерой хаоса я принятии решения. Не странно ли это: максимальная мера хаоса и абсолютная предсказуемость?
Как посмотреть. Давайте проанализируем эту ситуацию. Все дело в том что понятие элемента неразрывно связано с масштабом. В одной ситуации элемент для нас выглядит как достаточно сложная система, в другой он является именно простым элементом, в третьей - его вообще нет. Представим себе систему, обладающую структурой, в которой каждый соединен с каждым. Здесь скорость взаимодействия любого из элементов с любым из элементов (со всеми сразу элементами) практически одна и та же. По сути дела речь в данном случае уже не идет о системе, потому что нет смысла изучать подобную структуру или влияние этой структуры на выходные данные. В данном случае речь идет об элементе, о едином и неделимом элементе. Таким образом, увеличение замкнутости системы превращает ее в элемент, в единый цельный объект.
Понятно, что абсолютный хаос для системы недостижим, но чисто теоретически его ничто не мешает представить в идеализированном пространственно-временном мире, в котором каждый соединен с каждым. Осталось уточнить, что же тогда абсолютный порядок? Предлагается следующее определение: Абсолютный порядок - это такая структура, которая имеет минимальную энтропию.
Абсолютно упорядоченная структура предполагает, что каждый элемент системы имеет с системой минимальное, но большее нуля количество связей. Если число связей у какого-то элемента равно нулю, то он (подструктура) уже не принадлежит системе. Это уже разные системы.
Если энтропию мерить количеством связей, то в абсолютно упорядоченной структуре их число Должно быть равно половине элементов. Но подобную структуру сложно представить в реальной жизни, поэтому в дальнейшем исходим из того, что число связей будет по крайней мере меньше количества элементов, например, n -1.
Понятно, что увеличение степени открытости (количество элементов, находящихся под давлением внешнего мира) приводит систему к разрушению, как начинается разрушение внутренних связей каждого элемента с самой системой.
Абсолютный порядок по логике, как и абсолютный хаос, тоже должен быть недостижимым; а так ли это в реальности? Что может быть реальнее системы типа цепочка или звезда?
Ни цепочка, ни звезда не могут претендовать на звание абсолютно упорядоченной структуры. В цепочке есть элементы, у которых связей с системой больше чем одна, то же самое относится и к звезде (центральный элемент соединен с каждым). Абсолютно упорядоченная структура представляет собой не более чем предельную мечту, мгновение: дуновение ниоткуда взявшегося ветра, случайный неповторимый взгляд, разбившийся о случайный звук и длившийся всего ничего. Абсолютный порядок- это мгновение, которое прекрасно, но которое не способно остановиться. Зритель едва успевает осознать красоту, как ее уже нет. А может быть нет этого самого мгновения осознания, которое тоже является упорядоченной структурой и в соответствии со своим определением не способно жить долго. Не случайно многие великие решения были приняты и реализованы спонтанно, опираясь именно на эту неуловимую и невидимую паутинку предельной гармонии.
Идеальная упорядоченная структура имеет место быть только для двух элементов. Здесь действительно число связей в два раза меньше чем элементов, однако, информационная мощность подобной системы ничтожно мала. Правда, надо признать, что два элемента, соединенные между собой, образуют и абсолютный хаос- каждый соединен с каждым. Данная структура вообще является уникальной, в ней одновременно заключен и абсолютный порядок и абсолютный хаос. Вот только так. неразрывно. Хаос с Порядком и могут существовать. Друг без друга их не бывает!
Если после всего здесь сказанного задать вопрос о том, как в идеале Должны выглядеть системы, обладающие абсолютным порядком и абсолютным хаосом, то ответ будет прост.
Абсолютно упорядоченная структура - это пара элементов, соединенных друг с другом. А все остальное: классическое дерево, обычная древовидная структура, структура типа звезды, т.е. структуры, имеющие всего (n -1) связей - это структуры максимально приближенные к абсолютно упорядоченной, но по сути не являющиеся ею.
Аналогично, абсолютный хаос - каждый соединен с каждым. Но это уже не система- это элемент. Подобная структура воспринимается нами как система, как правило, только тогда, когда в ней всего два элемента, соединенных друг с другом.
На следующем этапе можно попытаться ответить на вопрос о том, как в данной концепции соотносятся между собой понятия сложности и энтропии?
Взаимосвязь названных понятий по многом зависит от того, что понимать под термином сложность? Исходя из здравого смысла, было бы разумным оценивать сложность количеством связей. Тогда сложность системы и ее энтропия становятся где-то близкими по смыслу понятиями. С возрастанием энтропии возрастает и сложность, в том числе сложность понимания системы внешним исследователем. Например, в том случае, когда сложность для понимания какого-либо текста максимальна, мы называем этот текст идеальным шифром. А что такое идеальный шифр, как не хаос?
Вообще, сложность и простота, порядок и беспорядок представляют собой достаточно условные характеристики состояния системы, в каком из них она находится определяется наблюдателем, исходя из отпущенного ему для наблюдения временем. В том случае, если для раскрытия идеального шифра криптоаналитику отпущена бесконечность, то идеальный шифр можно считать упорядоченным. Если же для решения этой задачи отпущена всего на всего одна человеческая жизнь, то, безусловно, исследуемая криптограмма не содержит никаких элементов порядка.
Когда для выживания требуется быстрота в принятии решений, то система неизбежно будет упрощать свою сложность. Сложность - это порядок, требующий времени.
Если жизнь должна стать проще, то и знание, ее сопровождающее, должно измениться. Сказанное означает, что структура системы начнет разрушаться.
Время - это та перекладина между порядком и хаосом, на которой, образно говоря, качаются информационные самообучающиеся системы.
Но если имеет место необратимая эволюция, то тогда о каких качелях можно говорить- стрела времени летит только в одну сторону. Как тогда связать между собой такие процессы, как производство энтропии и эволюция?
А стоит ли их связывать? Увеличение или уменьшение энтропии или сложности не имеет никакого отношения к эволюции.
Эволюция любой системы - это только эволюция ее системы защиты. В одном случае, если для того, чтобы уцелеть, отпущено очень мало временя, то система приобретает знание путем гибели элементов и соответственно связей, в другом - когда времени достаточно, система усложняется, приобретая новое знание за счет увеличения числа элементов и связей между ними.
В последнее время через средства массовой информации идет внедрение в массы утверждения, что такие понятия как открытость и прогресс являются взаимосвязанными. Еще никто не приводил разумного доказательства данного утверждения. Однако для того, чтобы привить воспринимающим
информационным системам какое-либо правило в качестве истинного, совершенно не требуется его доказывать. В этой связи интересен вопрос:
" А каким может быть отношение таких понятий как открытость и прогресс?"
Понятие прогресс - это достаточно неопределенное и субъективное понятие, поэтому в данной работе оно и не было использовано. Однако, для того чтобы ответить на заданный вопрос, необходимо определиться с названными понятиями - другого пути нет. Попробуем это сделать. Но начнем не с прогресса, ибо каждый здравомыслящий человек еще десять раз подумает, прежде чем ответить на то, что же он сам понимает под прогрессом: уровень духовного развития, развитие пауки и техники, способность эксплуатировать земные ресурсы или способность по уничтожению себе подобных?
Начнем с открытости.
На мой взгляд, ни в коем случае нельзя смешивать такие понятия как прогресс и степень открытости, замкнутость и деструктивные процессы. Структура системы - это ее знания, это ее способность отвечать на задаваемые окружающей средой вопросы и самое главное- это ее возможности по выживанию. Для того, чтобы система могла адекватно отреагировать на входные данные, т.е. выжить, она вовсе не должна стремиться к абсолютной открытости. Мгновение абсолютной открытости - это мгновенная смерть. Если считать прогрессом смерть, тогда действительно прогресс и открытость чуть ли не синонимы.
Любая медаль имеет обратную сторону. Эволюция системы защиты, как эволюция самой жизни, и ее стремление к абсолютной защите должно предполагать наличие, хотя бы теоретическое, абсолютной системы уничтожения?
Безусловно это так. Абсолютная система уничтожения - это комплекс взаимоувязанных средств, способных любую систему сделать хотя бы на мгновение абсолютно открытой. Характерный пример сказанного - история Уничтожения СССР.
А как же вечное противостояние добра и зла, света и тьмы? Где место для борьбы Бога и Дьявола в мире открытых систем? Тенденция нашего движения разве не говорит однозначно о том, куда идет человечество? Да и, в конце-то концов, чем отличаются от выше названных вечных противоречий введенные понятия: "абсолютная система защиты" и "абсолютная система уничтожения"?
Следует признать, что понятия абсолютной системы защиты и абсолютной системы уничтожения фигурируют в данном изложении не как философские категории, а как технические термины, за которыми стоит конкретное алгоритмическое воплощение.
Представляется, что у любого понятия, особенно если оно способно чему-то противостоять, должны быть определенные физические носители.
Жизнь и Смерть на определяющим их элементном уровне имеют разную элементную базу.
Сам окружающий мир представляется в виде качелей, раскачивающихся между недостижимыми точками, которые можно назвать "абсолютной системой защиты" и "абсолютной системой уничтожения".
Давайте проанализируем, что произойдет если в своем раскачивании мир достигнет названных крайних точек?
Абсолютная система защита - это совокупность различных способов защиты плюс механизмы прогнозирования и подсистема принятия решения. Понятно, что система защиты станет абсолютной, когда она будет в состоянии прогнозировать и противостоять всем возможным угрозам, т.е. будет знать все. По определению (все и обо всем известно), возврат из этого положения уже невозможен. Качели замрут. Противоречия Жизни и Смерти перестанут иметь место быть. Вся материя станет живой (или частью системы защиты), но жизнь и смерть потеряют смысл. Аналогично выглядит ситуация, связанная с достижением противоположного полюса.
Настало время перейти к более интимным вопросам.
Что есть душа информационной системы и как в рамках сформулированной модели можно трактовать бессмертие души?
Ответ во многом определяется тем, что будем понимать под понятием "душа". Если душу определить как неуничтожимый элемент, составляющий основу жизни, то будет одна трактовка, вытекающая, кстати, непосредственно из определения. Если же душа способна к обучению, т.е. является информационной самообучающейся системой, то будет другая трактовка, заключающаяся в том, что обретение бессмертия возможно только в случае наличия у души абсолютной системы защиты.
Согласно изложенной концепции любая жизнь, любое живое чувство содержит в себе ростки собственной гибели. Более того, получается, что чем существо живее, тем оно ближе к смерти.
И это действительно так. Посмотрите на деревья, которые зимой, во времена самых жутких метелей стоят абсолютно голые. Они голые не потому что им так нравится; они голые потому, что они боятся холода и сильного ветра. Основная масса деревьев умирает не зимой, когда насквозь пронизывают холодные ветра и деваться от них некуда. Наибольшее количество деревьев погибает после того, как на них распускаются свежие листочки. Молодые зеленые листья создают дополнительную поверхность, которую использует ветер для давления на само дерево. Голое дерево очень сложно пригнуть к земле - не на что давить! Молодые же крепкие листья не способны понять, что ем крепче они привязаны к ветке, тем хуже для ветки в то время, когда обезумевший ветер приходит требовать свою дань.
Жить это значит, как говорится, "высовываться". Чем интенсивнее и "ярче" жизнь (возможно, "яркость" измеряется разнообразием входных, видимых данной системе, данных), тем чаще приходится "высовываться". Любое "высовывание" приводит к привлечению себе на вход либо ранее неизвестных сообщений, либо известных, но воспринимаемых сегодня почему-то иначе, чем всегда.
Очень точно на этот вопрос ответил бы К.Г.Юнг, размышляя по поводу души живого, заставляющей первоначально пассивное живое существо суетиться, страдать, грешить и умирать: "Иметь душу значит подвергаться риску жизни, ведь душа есть демон- податель жизни, эльфическая игра которого со всех сторон окружает человека. Поэтому в догмах этот демон наказуем проклятиями и искупается благословениями, далеко выходящими за пределы человечески возможного".
Раз была затронута душа, то стало быть следует искать и Бога. Где же место в данной схеме постоянно взаимодействующих, порождающих и уничтожающих друг друга структур для Бога?
Ответ интуитивно понятен- в масштабе. Любая из систем является частью другой, поглощается ею и живет в ней. Тот же человек является частью многих сложных структур, поэтому-то у пето может быть и много богов. И самым близким Богом всегда является Родина.
Мы живем в Боге и умираем в нем. Рождаемся только раз и умираем только раз и навсегда. Большего от нас и не требуется. И вместе с нами умирает часть Бога, умирает часть его знания, часть его неповторимого знания. Он нами страдает, когда больно, и нами сопротивляется, когда его пытаются поглотить Уже на его масштабе жизнедеятельности. Человек всю эту борьбу понимает не столько на уровне логики, сколько на уровне имеющегося в нем чувства.

www.kiev-security.org.ua
BEST rus DOC FOR FULL SECURITY


Так С.Н.Булгаков в "Софиологии смерти" писал о том, что явилось для него настоящим духовным событием, "откровением, - не о смерти, но об умирании, - с Богом и в Боге. То было мое умирание, - со Христом и во Христе. Я умирал во Христе, и Христос со мною и во мне умирал. Таково было это странное и потрясающее откровение, которое тогда я, пожалуй, не мог бы выразить в словах и понятиях и осознал только позднее".
Смерть народа, особенно народа, являющегося носителем соответствующей идеи - это и есть смерть Бога.
Кстати, часто нечто подобное происходит и в результате информационной войны, когда страна-жертва просто включается победителем в свою структуру и выполняет возложенные на нее этим самым победителем функции.
Характерный пример - страны, поглощенные НАТО. В одном из современных фантастических романов-ужасов Петухова есть образ безобразной твари поглощающей и встраивающей в себя тела жертв. Примерно тоже самое, только не на уровне обычных физических тел, происходит и с информационными системами, с их структурой, а следовательно и с их знаниями.
Настало время перейти от теоретических изысканий к практической реализации сказанного и попытаться ответить па вопрос о том, какой практический результат можно извлечь из всего здесь написанного?
Этот результат на самом деле определяется целями и кругом интересов воспринимающего сказанное. Главная же задача данной работы виделась в том, чтобы предложить механизм выявления хотя бы части скрытых угроз, а тем самым перевода этих угроз в разряд явных, с которыми можно бороться известными методами.
Вся жизнь природы и человечества это постоянная напряженная работа эволюционного механизма над созданием средств защиты от новых и новых угроз. А как возникают эти новые угрозы? Первоначально они все скрыты в том хаосе, который окружает рожденную систему. На первом этапе существования системы все возможные угрозы для нее являются скрытыми. Поэтому все средства защиты первоначально обусловлены развитием магии, религии и искусства. Это уже потом приходит понимание, что болезнь поражает не оттого, что споткнулся с утра па левую ногу, а оттого, что общался с вирусоносителем. Постепенно накапливаются факты, которые затем позволяют перевести угрозу из разряда скрытых в явные.
Получив определенное воспитание и образование, часть угроз мы однозначно трактуем как явные: взрывы, наводнения, эпидемии, войны и т.п. Часть угроз на каком этапе от нас скрыты, но затем они переходят в явные и мы осознаем их: болезни, реформы и т.п. По самая большая часть угроз так И остается скрытой до самого конца жизни. Порой мы так никогда и не узнаем, что причина выбора того или иного пути, приведшего к пропасти, заключалась в том, что в процессе сложного разговора с коллегой, требующего полного внимания, глаза увидели нечто, нсзафиксированное сознанием. Но это нечто, произведя сложную модификацию структуры мозга, через несколько лет вдруг вынырнет из глубин подсознания и потребует свою долю поступков.
Соотношение угроз определяется нашими знаниями о мире. Полнота знаний уничтожает все скрытые угрозы, присуждая Жизни однозначную победу над Смертью. Но возможно ли подобное в бесконечном мире, где проблема обеспечения безопасности в общем виде является алгоритмически неразрешимой проблемой и связана с постоянным и неизбежным обучением в условиях бесконечного входного потока?

Выводы
Любое оружие обладает определенной точностью попадания в цель. Точность информационного оружия - это "расстояние" между тем, что происходит на самом деле, и тем, о чем мечталось применяющей оружие системе. При чем здесь речь идет не только о дне сегодняшнем, но в первую очередь о дне завтрашнем.
Применяя информационное оружие по противнику, агрессор тем самым применяет его и по самому себе. И кто из них раньше разрушится - это не простой вопрос, не всегда имеющий однозначный ответ. Ответ во многом определяется базовой устойчивостью системы и ее способностью вовремя и адекватно реагировать на те или иные входные данные.
Структура любой системы отражает в себе знания этой системы. Информационные воздействия изменяют знания, а значит неизбежно приводят к структурным преобразованиям пораженного информацией объекта.
Критерий возможности прогнозирования повеления информационной системы должен включать в себя знания: о целях системы (желаемое будущее). ее опыте (прошлое, как набор известных системе приемов) и текущем состоянии.
Перефразируя известную пословицу к проблеме прогнозирования поведения самообучающихся систем, учитывая, что знания системы как способствуют формированию цели, так и сами определяются целью, наверное, можно утверждать: "Скажи мне. что ты знаешь, и я скажу, что с тобой будет".
Текущее знание всегда отражено в структуре системы. Однако любая структура также эволюционирует, она не вечна. Внешние удары заставляют ее терять не только связи между элементами, но и сами элементы.
Что нужно для того, чтобы знание системы стало максимально устойчивым по отношению к внешнему знанию?
Для ответа на этот вопрос в работе была предложена схема проектирования системы таким образом, чтобы именно требование "выжить" формировало под себя и динамически модифицировало структуру системы.

Заключение
Долга ночь для того, кто не спит Длинна верста тому, кто устал; долга жизнь для безумного.
Л.Н.Толстой
Если разумно осмысливать все то, что происходит сегодня в мире и вашей стране, то жизнь русского человека на современном этапе может статься бессмысленной. Но это если разумно осмысливать и верить результатам осмысления. Однако, даже для этого крайнего случая в русском эпосе есть интересная история про двух лягушек, нечаянно попавших в крынку с молоком. Одна из них, проанализировав ситуацию, решила, что выхода нет и быть не может, а стоит придти хозяевам будет только хуже и, прекратив барахтанье, утонула. Вторая, полностью поддерживая данную теорию безысходности, тем не менее все равно продолжала взбивать лапами молоко. И оставаясь сама собой, она заставила измениться среду: молоко превратилось в сметану, сметана в масло. Оттолкнувшись от твердой поверхности, лягушка покинула нечаянную тюрьму.
Бедолага лягушонок, конечно же, никогда не читал Токвиля, но, наверное, чувствовал, что "жизнь - не страдание и не наслаждение, а дело, которое мы обязаны делать и честно довести его да конца"
Нам же остается надеяться, что несмотря на логическую безысходность "...великая мысль и великая воля осенят ее (Россию) свыше, как и того безумного бесноватого, и выйдут все эти бесы, вся нечистота, вся эта мерзость, загноившаяся на поверхности... и сами будут проситься войти в свиней. Да и вошли уже, может быть!" [27].
У Л.Н.Толстого в [96] есть очень важная цитата на эту же тему Эмерсона, которая звучит так: "Не желай смерти потому, что тебе тяжело жить. Вся тяжесть мира на плечах каждого нравственного существа заставляет его исполнять свое призвание. Единственное средство избавления от этой тяжести - это исполнение своего призвания. Тебя отпустят, только ты сделаешь назначенное тебе дело".
Конец

Глоссарий
Абсолютная невидимость - в том случае, если при поступлении в информационную самообучающуюся систему входных данных F, в системе не произошло никаких иных изменений, кроме уничтожения входных данных F, то эти данные F (факты, правила) для данной системы являются абсолютно невидимыми.
Абсолютный порядок - структура системы, которая имеет минимальную энтропию. Если энтропию мерить количеством связей, то предполагается что у каждого элемента системы не может быть более одной связи с другими элементами данной системы.
Абсолютная система защиты - система, обладающая всеми возможными способами защиты и способная в любой момент своего существования спрогнозировать наступление угрожающего события за время, достаточное для приведения в действие адекватных способов защиты.
Абсолютная система уничтожения - комплекс взаимоувязанных средств, способных любую систему сделать хотя бы на мгновение абсолютно открытой.
Абсолютно упорядоченная структура - структура, каждый элемент, которой имеет с системой минимально возможное, но большее нуля количество связей. В реальности количество связей в абсолютно упорядоченной структуре не должно превышать n -1. Пример: структуры типа "звезда", "дерево".
Абсолютная открытость - состояние системы, в котором внешнее информационное воздействие на любой из ее элементов превышает внутреннее.
Абсолютная замкнутость - состояние системы, в котором внутреннее информационное воздействие на любой из ее элементов превышает внешнее.
Базовый набор смыслов или знаний - исторически сложившиеся смыслы и знания системы, в основном определяющие ее поведение.
Базовые элементы системы - физические носители базового набора смыслов и знаний.
Базовые элементы суггестивного пространства - множество целей информационной системы.
Входные данные:
Осознаваемые входные данные - данные, попадающие под обработку наблюдаемой цепочкой выполняемых программ (сознание).
Скрытые входные данные - неосознаваемые входные данные.
"Детектор лжи" - алгоритм работы некоего человеко-машинного комплекса, позволяющий организовать информационное взаимодействие с исследуемым объектом таким образом, чтобы в процессе этого взаимодействия выявить наличие у исследуемого объекта скрытых знаний по определенной теме.
Жизненная сила элемента - способность элемента противодействовать внешнему уничтожающему воздействию.
Знание информационной системы - структура системы.
Информация - степень модификации структуры входными данными.
Информация - "информация об объекте есть изменение параметра наблюдателя, вызванное взаимодействием наблюдателя с объектом".
Информационная система - система, осуществляющая: получение входных данных; обработку этих данных и/или изменение собственного внутреннего состояния (внутренних связей/отношений); выдачу результата либо изменение своего внешнего состояния (внешних связей/отношений).
Информационная война - открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере.

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>