<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Обобщая многие формулировки, призванные очертить, обозначить феномен личностной идентичности, приходим к следующему определению (Л.И. Анциферова, 1978; Л.Б. Шнейдер, 2001 и др.). Идентичность - результат активного процесса, отражающего представления субъекта о себе, о собственном, а не навязанном пути развития, и сопровождающегося ощущением личностной определенности, самотождественности и целостности, дающей возможность субъекту воспринимать свою жизнь как опыт продолжительности и непрерывности сознания, единства жизненных целей и повседневных поступков, действий и их значений, которые позволяют поступать последовательно и целеустремленно.
Возвращаясь собственно к процессу становления и развития личности, обратимся к высказыванию Л.П.Станкевича: "В конечном счете, именно в диалектике процессов общения и обособления формируется целостность личности" (Л.П. Станкевич, 1987). Общение, взаимодействие с Другими и обособление через реализацию механизма рефлексии. Здесь под обособлением следует понимать именно ощущение личностью своей уникальности, индивидуальности, отличности от всего другого через призму своих действий и реакции на них. В предпринятом исследовании рассматривалось соотношение феноменов "личностная идентичность" и "реф-
139
лексивность" на материале субъектов переговорного процесса. Исследование осуществлено на выборке, состоявшей из двух групп. Первая группа - студенты университета (70 человек, 3 - 4 курс), обучающиеся социо-номическим профессиям. Вторая группа - опытные переговорщики (15 человек) различных сфер профессиональной деятельности. Цель исследования: определить уровни рефлексивности, идентичности личности и макиавеллизма, а также выявить наличие связей между этими показателями. Данные по уровню рефлексивности личности получены с помощью методики определения индивидуальной меры рефлексивности А.В.Карпова и В.В.Пономаревой. Уровень макиавеллизма личности определялся на основании использования опросника "Мак-шкала". Опросная процедура для определения уровня идентичности была разработана самостоятельно на базе параметров определяющих стадии развития идентичности у Дж. Марсиа.
В исследовании были получены следующие результаты: значимая корреляционная связь уровня идентичности обнаружилась с одним из видов рефлексивности - ретроспективной и она оказалась отрицательной. Отсюда следует вывод, что высокий уровень идентичности отрицательно влияет на ретроспективную рефлексивность. Отрицательный характер этой связи, возможно, объясняется отсутствием у человека, достигшего чувства самотождественности, направленности на анализ прошлых событий, своих прошлых поступков, их результатов и пр.
Подобное погружение в прошлое и особенно разбор ошибок, совершенных ранее, не свойственен индивидам с высоким уровнем идентичности, характеризуемым повышенным уровнем уверенности в себе. Здесь не стоит ассоциировать подобное явления с комплексом самозащиты, который, напротив, может появляться у индивидов с низким уровнем идентичности. В случае высокого уровня уверенности в себе, скорее происходит некоторое "застывание" Образа-Я, консервация найденных и уже проверенных состояний, эмоций и пр. На наш взгляд нечто сходное имел в виду У. Джеймс в своем определении идентичности. "Характер человека проявляется в том его умственном или моральном состоянии, когда в нем наиболее интенсивно и глубоко ощущение собственной активности и жизненной силы. В такой момент внутренний голос говорит ему: "Это и есть настоящий Я!" {О.Н.Павлова, 2001). Однако дальше У. Джеймс вводит понятие и некоего пограничного состояния идентичности, которое скорее будет мешать личности в активной жизни. "Такой опыт всегда предполагает элемент активного напряжения, некоторой стойкости и веры в то, что внешние обстоятельства помогут ему, но не полную уверенность в этом. При полной уверенности это состояние переходит в нечто косное и тупое" (О.Н. Павлова, 2001). Видимо это "косное и тупое" и выражается в снижение чуткости самовосприятия, самоанализа, потребности взглянуть
140
на свои совершенные поступки, передуманные мысли и пережитые чувства со стороны, еще раз пережить это.
Отсюда кажется очевидной необходимость некоторого расширения конструкта "идентичность" добавлением новой качественной составляющей, что позволит оценить феномен "идентичность" не только по уровню наполненности, устойчивости в статике но и с позиции динамики его развития. Как мы отметили, на некотором достаточно высоком количественном уровне идентичности, теряется способность (потребность) к ее качественному развитию. Снижается потребность в рефлексии, другими словами, происходит накопление нового опыта, но этот опыт не рождает новых личностных конструктов, а раскладывается по "полочкам" уже сформированных взглядов и стереотипов.
Следующий этап исследования состоял в определении направления, обнаруженных в процессе выявления корреляционных связей, влияний показателей друг на друга. Определилось направления влияния для корреляционной связи между уровнем идентичности и уровнем ретроспективной рефлексивности: влияние уровня идентичности на ретроспективную рефлексивность однонаправленное, отрицательное. Были получены значимые данные о направлении влияния показателей по линии: идентичность макиавеллизм рефлексивность (общения и ситуативная). Так мы полагаем, что идентичность является базовым и определяющим свойством личности. Значит, исходным звеном в этой цепи является идентичность.
Уровень идентичности является определяющим для уровня макиавеллизма субъекта, который в свою очередь оказывает влияние на уровень рефлексивности. Однако было установлено, что связи между тремя параметрами являются двунаправленными. Поэтому, исходя из установленного двустороннего характера связей, верно выглядит и обратная по направленности цепочка влияния показателей друг на друга. Ниже представлены возможные варианты сочетания относительной величины уровней показателей.
1) Высокий уровень идентичности - низкий уровень макиавеллизма высокий уровень рефлексивности (общения и ситуативной).
2) Низкий уровень идентичности - высокий уровень макиавеллизма низкий уровень рефлексивности (общения и ситуативной).
В заключение хочется, апеллируя к позиции А.В. Брушлинского о том, что психическое имеет процессуальный характер, дополнить приведенное в начале определение идентичности. Идентичность, являясь результатом процесса, сама есть процесс, активно влияющий на другие протекающие процессы, и только в этом измерении, по нашему мнению, возможно рассмотрение идентичности с максимально не субъективизиро-ванным результатом.
141
РЕФЛЕКСИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ
Т.А. Таран (Украина, Киев, Национальный технический университет Украины "КПИ")
В.Н. Шемаев (Украина, Киев, Национальная академия обороны Украины)
Рассмотрим проблему метавыбора, когда субъект, совершая акт осознания, выбирает программу действий, которую он может осуществить в будущем [1]. Рефлексивная модель метавыбора имеет вид:
А\(а\,а2,Въ) = (W(a3, В3)) -"а2) -"al, (1)
где а\ - давление внешнего мира, а2 - психологическая установка (ожидаемое давление внешнего мира) субъекта А, аЪ = аЪ(а\, а2, В3) - интенции субъекта А, Въ - интенции субъекта В. Пусть все переменные принимают значения на булевой решетке норм [2].
Рассмотрим интенциональный (реалистический) метавыбор, которому соответствует уравнение
(W(a3, B3) -^а2)^а\ = аЪ(а\, а2, В3) (2)
Согласно [1], интенциональный метавыбор возможен, если существует по крайней мере одно решение уравнения (2). Найдем эти решения.
Предположим, что субъект В может влиять на планы или желания субъекта А так, что всегда принимается план, имеющий более высокую оценку на шкале норм, т.е. рассмотрим дизъюнктивное (толерантное взаимодействие): W(a3,B3) = аЪ v By Тогда условие реалистического выбора: а\ v -1 а2 & (аЪ v В3) = аЪ. По закону дистрибутивности получаем: а\ v -1 а2 & аЪ v -i а2 & Въ = аЪ. Отсюда следует условие:
(Въ^а2)^а\<аЪ<а2^а\ (3)
Условие (3) означает, что реалистический выбор субъекта А ограничен снизу значением готовности к выбору субъекта А, когда он "моделирует" выбор субъекта В, ставя его на свое место. Сверху реалистический выбор субъекта А ограничен примитивным выбором.
При каких условиях реалистический выбор субъекта А будет совпадать с давлением среды? Как можно воздействовать на него для того, чтобы у него сформировались интенции к выбору, который навязывается ему средой?
В этом случае должны одновременно выполняться равенства:
1. (Въ -* а2) -^а\ = а\,
2. a2->al = a\.
Из (2) получаем: -i a2 v а\ = а\, что возможно, если -i а.2 < а\, т.е. необходимо создать у субъекта А завышенные ожидания. Если выполне-
142
но условие -л а2 < al, то а2 несравнимо с al, т.е. завышенные ожидания субъекта А должны "лежать в другой плоскости" по сравнению с реальным давлением мира. Из 1 получаем: -ia2&B3val = al, откуда следует: -л а2 & В3 < al. Это условие означает, что образ субъекта Д принимающего планы субъекта В, должен быть завышен по отношению к давлению внешнего мира. Субъект А, имеющий психологическую установку а2, прогнозируя выполнение планов субъекта В, должен повышать свою самооценку, если он примет планы субъекта В. Таким образом, субъекту В удастся "навязать" партнеру А свои планы В3, если во-первых, оба придерживаются компромиссного поведения, во-вторых, субъекту В удается создать у субъекта А завышенные ожидания - такие, что принимая предложения партнера В3, субъект А повышает свою самооценку.
Предположим теперь: поведение обоих партнеров таково, что они приходят к согласию только тогда, когда их планы совпадают, а в противном случае принимается тот план, который имеет более низкую оценку на шкале норм, т.е. рассматриваем конъюнктивное (бескомпромиссное) взаимодействие: W(a3,B3) = аЪ & Ву Тогда условие реалистического выбора принимает вид: al v-i а2 & (аЪ & В3) = аЪ, откуда получаем
а\<аЪ<{В3^а2)^а\ (4)
Теперь реалистический выбор субъекта А ограничен снизу давлением среды и сверху представлением о выборе партнера в той же ситуации.
Условие а\ = аЪ будет выполнено только тогда, когда планы субъекта А, во-первых, совпадают с давлением среды, и во-вторых, у него не остается свободы выбора. Последнее будет выполнено, если (В3 -> а2) -> al = al. Это условие предыдущего случая; разница заключается в том, что при таком поведении условия, при которых субъект А подвержен рефлексивному управлению, более жесткие: необходимо, чтобы он имел планы, совпадающие с давлением среды. Невозможно навязать ему решение, совпадающие с давлением среды, если он сам этого не хочет. Рефлексивное управление возможно только в направлении ограничения свободы выбора, а для этого нужно "поддерживать" в нем это решение путем создания у него завышенных ожиданий. В частности, если В3-> а2 > al, т.е. образ партнера "на месте субъекта А" выше давления среды, то (В3 -> а2) -> al Ф I, и субъект имеет ограниченную свободу выбора: al < аЪ < (В3 -> а2) -> al, но если В3 < а2, т.е. планы, предлагаемые партнером, ниже ожиданий субъекта А, то В3 -> а2 = /и (В3 -> а2) -> al = al, тогда выбор субъекта детерминирован влиянием среды: al < аЪ < al.
Рассмотрим теперь, как партнер В может влиять на ожидания субъекта А Тогда уравнение готовности будет иметь вид: А\= (аЪ -> W{a2,B^j) -> al, а условие реалистического выбора: Al=alv-i JV(a2,B2) & аЪ = аЪ, или
143
a\ v -i W(a2,B2)) & (al v аЪ) = аЪ, откуда получаем общее решение:
а\ < аЪ < W(a2,B2) -" al. (5)
Рассмотрим опять два типа взаимодействия: дизъюнктивное и конъюнктивное. Предположим, субъект А имеет опыт толерантного взаимодействия с партнером В, т.е. W(a2,B2) =a2v B2, где В2 - влияние субъекта В на психологическую установку А. Тогда
al<a3<(a2^al)&(B2^al). (6)
В этом случае субъект моделирует свой примитивный выбор и примитивный выбор партнера. Нижняя грань этих выборов определяет верхнюю границу возможностей реалистического выбора. Для того, чтобы аЪ = al, нужно, чтобы (а2 -> al) & (В2 -> al) = al. Это выполнимо, если -i a2 &-iB2<al. Если партнер В имеет или демонстрирует завышенные ожидания, то в результате толерантного отношения с субъектом А ожидания последнего также повышаются. Результирующее значение -ia2&-iB2 будет меньше, чем меньшее из -i a2 и -i B2.
Таким образом, толерантное взаимодействие повышает ожидания субъекта А. Чем выше оценка влияния партнера В2 на шкале норм, тем более повышается оценка психологического ожидания, тем более субъект А подвержен рефлексивному управлению.
Рассмотрим конъюнктивное взаимодействие: W(a2,B2) = а2 & В2. Тогда
а\ < аЪ < а.2 & В2^> а\. (7)
В этом случае при а\= аЪ нужно, чтобы -i a2 v -i B2 < а\. При таком "жестком" взаимодействии, когда партнеры не доверяют друг другу и не идут на взаимные уступки, повлиять на психологическую установку субъекта А труднее. Для этого нужно, чтобы как субъект А, так и субъект В имели высокую оценку ожиданий.
Рассмотрим влияние партнера на уровне давления среды: А\ = (аЪ ->а2) -> JVialtB^. Тогда условие реалистического выбора: W(a\,B^ < аЪ < а2 -> WialfB^ . При дизъюнктивном взаимодействии получим:
а\ v В1 < аЪ < а2 -> (al v B^ , при конъюнктивном взаимодействии:
а\ & В{< аЪ < а2 -^ (al & В) .
Таким образом, при толерантном взаимодействии субъект А формирует план, который соответствует "лучшему" из двух составляющих al и В{, а при бескомпромиссном взаимодействии - "худшему" из этих значений.
144
Литература
1. Лефевр В. Алгебра совести. М.: Когито-центр. 2003.
2. Таран Т.А. Булевы модели рефлексивного управления в ситуации выбора // Автоматика и телемеханика. 2001. №10. С.103-117.
ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ
В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН,
ГДЕ МЕТОДЫ PUBLIC RELATIONS ИСПОЛЬЗУЮТСЯ
В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ
Н.В. Толмачева
{Москва, Холдинг Русская школа РЕ)
Внедряя элементы рефлексивного управления как в политический так и в корпоративный PR мы не только повышаем эффективность собственных действий, но и даем в руки многих способ, который может быть использован в негативных целях. Обоснуем, почему взаимодействие PR-структур мы определяем как часть информационных войн и почему настаиваем на использовании методов рефлексивного управления в Public Relations.
1. Еще АЛЪффлер в своей книге "Футурошок" предсказывал, что вскоре наступит новая эра войн. Войн информационных, где любое целенаправленное информационное воздействие на личность, а также на группу личностей, можно определить как оружие массового поражения. А что такое Public Relations? Концепция Русской школы PR утверждает, что PR это системная гуманитарная технология воздействия на сознание, прежде всего, массовое..
2. По Клаузевицу: "Не важно с какой целью ведется война. Собственно цель военных действий навязать противнику свою волю".
В настоящее время любое крупное предприятие любой отрасли имеет директора по PR или PR-менеджера, состоящего в подчинении у Директора по маркетингу и рекламе. Также любая избирательная кампания использует методы PR для борьбы за голоса избирателей. Задачи их примерно одинаковы. Воздействовать на население таким образом, чтобы оно приобретало именно их продукцию, будь то интеллектуальные услуги, товары народного потребления или кандидат в депутаты.
3. Соответственно между различными PR-структурами, возникает конкуренция, в которой присутствуют три следующие составляющие:
а) взаимодействие ударных сил,
б) соотношение двух информационно-управляющих систем,
в) рефлексивное взаимодействие противников.
И эти представления, насколько нам известно, попадают под определение конфликта В.Лефевра.
145
В итоге мы имеем конфликт между тремя сторонами: собственно между различными PR-структурами и между PR-структурами и клиентами, где каждая из конфликтующих PR-структур имеет своей целью навязать клиентам именно свою продукцию.
3. Учитывая все вышеизложенное, мы получаем вооруженный конфликт, то есть войну, которая по определению Клаузевица "Акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю... Насилие является средством, а целью будет навязать противнику нашу волю".
Причем, следует заметить, что "Война акт насилия и всевозможная филантропия и заблуждения могут обернуться поражением. Неразумно из-за отвращения к суровости войны упускать из виду ее природные свойства". (Клаузевиц "О войне", т.1).
4. Почему мы настаиваем на использовании методов рефлексивного управления в Public Relations?
По Клаузевицу: "Цель военных действий лишить противника возможности сопротивляться. Чтобы сокрушить противника мы соразмеряем наши усилия с силой его сопротивления....определив силу сопротивления противника, мы оцениваем наши силы и стараемся достичь их перевеса. Но, к тому же стремится и наш противник."
Вот здесь на помощь и приходят рефлексивные рассуждения. По Ле-февру: "Формальная логика не выделила рассуждении, употребляемых в конфликтах... Рассуждения и взаимоотношения в конфликте принципиально иные, чем в научном споре". Используя элементы логики рефлексивных игр в теории и практике PR, можно достичь гораздо более действенных результатов, нежели используя одну только классическую теорию управления.
5. "Война требует выдающихся умственных сил. Война область недостоверного, так как 3/4 того на чем строится действие на войне лежит в тумане неизвестности" (Клаузевиц. "О войне", т.1).
Исходя из классического определения В.Лефевра, что рефлексивное управление это процесс передачи оснований для принятия решения одним из персонажей другому, можно сделать вывод, что используя рефлексивное управление "туманом неизвестности" вполне можно управлять.
б.По Клаузевицу, цели воюющих сторон заключаются в следующем:
- воордуженные силы противника должны быть уничтожены, т.е. приведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу;
- территория должна быть завоевана;
- сломить волю противника.
В нашем вооруженном конфликте присутствует три стороны, и все три вышеперечисленные цели имеют к ним ко всем непосредственное отношение. Однако, наиболее незащищенной стороной является потребитель.
146
7. Именно поэтому параллельно с внедрением методов рефлексивного управления в Public Relations крайне необходимо развивать тему информационной безопасности личности (В.Е. Лепский, Ю.Я. Любашевс-кийи др.).
Какие же меры можно предложить в качестве защиты от информационного воздействия на личность? К сожалению, любые меры, принятые государством окажутся недостаточными, так как информационная безопасность личности зависит прежде всего от самой личности. Существует только один путь развития самосознания и рефлексии курс государства на приоритет науки, культуры и образования.
ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРЕПОДАВАНИЯ ФРАГМЕНТОВ РЕФЛЕКСИВНОГО АНАЛИЗА В ВУЗАХ ОМСКА
В.А. Филимонов
(г. Омск, Омский филиал Института математики СО РАН)
Фрагменты рефлексивного анализа преподаются на кафедре программного обеспечения ЭВМ в Омском государственном университете (ОмГУ) на 3-м курсе математического факультета в рамках курса "Интеллектуальные системы и экспертный анализ" с 1998/9 учебного года. Как самостоятельный, курс "Рефлексивный анализ" преподается на кафедре высшей математики и информатики Омского государственного института сервиса (ОГИС) с 2001/2 учебного года. Рабочая программа для специальности 351400 "Прикладная информатика в сфере сервиса" (специализация "информатик-аналитик") рассчитана на 90 часов, из них 36 - лекции. Занятия проводились с использованием "Экран"-техноло-гии (см. [1, 2], а также www.ntam.otnsk.net.ru/˜filimono). Для обеспечения учебного процесса в ОГИС был создан "Экран-сервис центр", комбинирующий возможности ситуационного центра и лаборатории мультимедиа (работа с полиэкраном и запись компакт-дисков с разработками студентов).
Основным материалом для построения курса явились работы В.А. Ле-февра, Г.П. Щедровицкого, PR-технологии, основанные на методике ТРИЗ С.Г. Альтшуллера, система стратагем Китая. Основным принципом организации - тезис В.Е. Лепского о необходимости трёх компонентов коллективной работы:
- проекта (задачи), которую решает коллектив;
- механизма (организма), в котором решается задача (в нашем случае это "Экран-сервис центр", команда поддержки коллективной работы, сам коллектив);
- каждой отдельной личности, которая во всём этом участвует.
147
Соответственно, учебные ситуации по возможности достраивались до перечисленных трёх компонентов. Для каждого проекта проводился поиск заказчиков из сторонних организаций, которые выполняли функции экспертов и потребителей, формировались кризисы коллективной и индивидуальной работы.
Особое внимание уделялось целостному восприятию рефлексии (от формализации до техник медитации). В рамках суфийской традиции на занятиях использовались притчи и анекдоты. На первой лекции преподаватель обозначал для себя в аудитории "место правды" (например, для сообщений о переносе занятий) и оговаривал своё право на мистификации во всех остальных местах. При этом на "месте правды" лектор разъяснял, что обман в корыстных целях лично он считает криминалом и свою задачу видит в том, чтобы, с одной стороны, научить порядочных людей распознавать обман, а с другой - помочь достигать взаимопонимания (в частности, с использованием соционики).
Принятый нами подход предусматривал продолжительную (в течение семестра) коллективную работу группы студентов (до 4 человек) над проектом по выбранной теме с последующим представлением результатов в форме презентации PowerPoint и обсуждением по регламенту конференции.
Типичные ошибки студентов отождествление любых ситуаций принятия решений с рефлексией. Поэтому перед изучением рефлексивного анализа слушателям необходимо освоить, как минимум, следующие инструменты системного анализа и когнитивных технологий [3-5]:
- построение и анализ определений (имя - форма - функция - фундамент);
- схематизацию (изображение ситуаций и соответствующих схем);
- когнитивную визуализацию (фейкодеры, когнитивные карты). Основным итогом преподавания можно считать разработку комплекса
примеров и тренингов (слайд-фильм "Обман обманывающего обманщика" по аналогии с "... о наблюдении наблюдателя за наблюдателями" Ф.Дюрренматта, "Рефлексивный гомеостат"). Комплекс позволил повысить понимание проблематики рефлексивного анализа примерно с 5 до 20% аудитории. В ноябре 2003 г. в ОГИС планируется издание учебного пособия "Введение в рефлексивный анализ". Представляется, что учебный курс рефлексивного анализа, применённый к себе самому, позволяет создать новую технологию учебного процесса. Курс должен быть многослойным: для этого мы практиковали проведение занятий с одновременным участием двух-трёх лекторов (ведущих). Соответственно, учебник по рефлексивному анализу (и синтезу) должен, по нашему мнению, включать комментаторов - персонажей, которые ведут диалог, например, типа сократовского.
148
Некоторые занятия могут быть построены с включением театрализованных эпизодов. Планируется продолжить поиск более совершенной процедуры экзамена (например, в форме суда присяжных). Будет сформирована библиотека из фрагментов художественных произведений (книг, видео, аудио), иллюстрирующих специфику рефлексии. Предполагается также использование ряда наработок, в частности, института учебника "Пайдейя" (www.paideia.ru).
Отдельным направлением является визуализация рефлексивного анализа с использованием когнитивной графики и, в частности, психографики, предложенной В.А. Лефевром.
Перспективы связаны с созданием межвузовского коллектива специалистов, преподающих фрагменты рефлексивного анализа. Помимо упомянутых вузов, в Омске предполагается участие Сибирской автомобильно-дорожной академии. Её возможности позволяют реализовать "Экран-сервис Центр" в стационарном и мобильном вариантах. Более масштабным явилось бы создание сообщества в Интернет [6] для систематической поддержки процесса обучения. Вариантом такого сообщества могла бы стать система дистанционного академического образования и дистанционной экспертизы [7] в области рефлексивного анализа.
Литература
1. Филимонов В.А. Сума технологии. Рефлексия// "Рефлексивные процессы и управление"// Тезисы III Междун. симп., 8-10 окт. 2001 г., Москва. Изд-во "Ин-т психологии РАН". С. 187-189.
2. Попова О.А., Филимонов В.А. Рефлексивные аспекты технологии обучения информатике в сфере сервиса//Там же. С. 215-217.
3. Филимонов В. А. Интеллектуальные системы и экспертный анализ (учебное пособие). Омск: ОмГУ, 2002.
4. Филимонов В. А. Системный анализ и "Экран"- технология (учебное пособие). Омск: ОмГУ, Изд-во "Курьер", 2002.
5. Райков А.Н. Интеллектуальные информационные технологии// Учебное пособие.- М.: Изд-во "Московский гос. ин-т радиотехники, электроники и автоматики (технический университет)", 2000.
6. Лепский В.Е., Рапуто А.Г. Моделирование и поддержка сообществ в Интернет: Препринт / Рос. акад. наук. Ин-т психологии. Лаб. психологии рефлек-сив. процессов. М., 1999.
7. Филимонов В.А. ДАО и ДЭ с российской спецификой//"Интеграция учебного процесса..." //Матер. Всерос. конф., Томск, изд-во Томского гос. ун-та, 2000, Т. II, с. 88-91.
149
ВОЙНА И МИР (ХОЛОДИНАМИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА). ОБЫЧНАЯ ПРОБЛЕМА ТЕРРОРИЗМА С НЕОБЫЧНОЙ СТОРОНЫ
Л.П. Хохлова
{Москва, Институт психологии и педагогики)
Истощение Государства - это отсутствие определенного слоя внутренне защищенных людей. Происходящие периодически террористические акты имеют своей основной целью расшатывание базового доверия к жизни у граждан. Терроризм, обретающий чудовищные масштабы и возможности и становящийся неуловимым - признак самоуничтожения такой иерархической системы управления, которая исчерпав свои возможности, не видит выхода к установлению взаимодействия с матричными структурами, дающим развитие и пространство каждой индивидуальности. Сложившаяся за многие тысячелетия развития общества военная парадигма иерархического мышления предполагает получение энергии и стимула к развитию за счет борьбы противоречий и эксплуатации "образа врага". Усилия в борьбе за мир выглядят либо как мероприятия оборонительного характера, либо как болезненные попытки "убить Зло".
В Российской школе холодинамической психотерапии и консультировании {Л.П. Хохлова. 1989) проблема насилия и терроризма рассматривается в контексте войн, происходящих внутри личности, которые до определенного времени сдерживались психологическими защитами. Но эти защиты уже не в состоянии справляться со скоростью и натиском современных информационных потоков и сумбуром происходящего. На первом плане феномен разрушительных сил, и в этой связи актуальной является задача психологического управления разрушительностью. Невозможно прийти к гармонии, рассматривая разрушительные силы как врага, с которым надо бороться и уничтожать. Эти силы составляющая часть целостности и гармонии.
Наши исследования выявили, в частности, неравномерность развития "темных" и "светлых" сторон "Эго" в процессе онтогенетического развития. У многих людей уровень управления "темной" частью личности соответствует возрасту ребенка до 3 лет. Что делать с давящим изнутри хаосом, бесформенностью, личность не знает. Очень небольшая часть населения как-то более конструктивно с этим справляется самостоятельно, большая часть неосознанно занимается блокированием этой бесформенной массы, и наиболее редуцированная часть населения "берет на себя.как сообщающийся сосуд" эту жуткую по форме миссию взрывов гетерогенных участков неосознанной психики, рассматривая ее как страшного врага, естественно, проецируя "образ врага" на других людей. И если раньше, террористы шли на переговоры, чтобы получить
150
требуемое им, то теперь появились террористы, которые стремятся к массовому спектаклю смерти. Образовались автономно действующие самодостаточные организации, исповедующие массовый террор как средство осуществления своих целей. В последнее время эти организации перешли с иерархического пирамидального строения на концентрическое, что делает их социально трудно уловимыми и непредсказуемыми. Помимо понимания глубинной психологической картины происходящего имеет место быть острейшая проблема психопрофилактики этих явлений.
Итак, участниками террористических ситуаций являются:
• имплицитная часть населения, авансирующая в пространство свою не переработанную агрессию;
• непосредственные участники террористического акта, люди с "вик-тим-комплексом";
• террористы и их руководители;
• присоединившиеся зрители (благодаря СМИ);
• спасатели;
• "пост фактум" - люди, неосознанно отождествившие себя с жертвами. Программы, нацеленные на психопрофилактику включают в себя:
- работу с населением, желающим работать над своими внутренними войнами;
- обучение профессиональных психологов этим методам;
- обучение представителей силовых структур, которые могут, располагая минимальными фактами и сведениями рефлексивно работать над этими ситуациями и профилактировать их;
- непосредственную психологическую работу в момент совершения тех или иных террористических ситуаций (Есть конкретный пример опережающей события психологической работы группы в ситуации заложников "Норд-Оста". В процессе проработки ситуации были выявлены глубинные намерения террористов и заложников, скрытые порядки происходящей ситуации, и с помощью метода управляемого резонанса были осуществлены необходимые резонансные взаимодействия с целью не допущения взрыва и освобождения заложников);
- работа постфактум, с людьми пережившими террор и зрителями, психика, которых "зацепила" холодайны этих ситуаций.
Холодинамические принципы и методы, разработанные В. Вульфом (1989) и представляющие алгоритмические технологии, по сути, нацелены на то, чтобы каждый человек мог самостоятельно работать над своими проблемами. В России разработаны (Л.П. Хохлова. 1989-2002) методы рефлексирующего взаиморазвития интуитивного и рационального мышления (групповые и индивидуальные). Эти методы представляют собой иде-
151
ографически ориентированные подходы к диалогу с внутренним миром личности, позволяют работать как с ретроспективной, так и перспективной неопределенностью, связанной с неоднозначностью взаимодействия причины и следствия, с тем. что последующее состояние системы не является единственным, а связано с необходимостью выбора из некоторого множества возможных состояний.
Разработаны психологическая диагностика и технологии трансформации примитивных иерархических внутриличностных структур, сцепленных с имплицитной, разрушительной агрессией и обеспечение им дальнейшего развития по матричному типу.
Трансдисциплинарный, холодинамический подход представляет собой "внеграничные идеи", глобально проявляющие себя во всех естественных науках. Трансдисциплинарность (от лат. trans - сквозь, через) означает более высокий уровень универсальности по сравнению с междисциплинарной кооперацией. Особенностью трансдисциплинарных идей является то, что они инвариантны по отношению ко всем стратегиям познавательной деятельности (хилотропической и холотропичес-кой). Именно в гармонии обеих тенденций можно строить рефлексивные процессы "на зыбучих песках бессознательного". В действительности, для формирования навыка холодинамической рефлексии субъект должен признать случайность в качестве фундаментального свойства природы и овладеть рефлексией случайных событий, выработать чувствительность к синхронистическим связям (акаузальной смысловой атрибуции). Это специальный процесс научения субъектов прохождению через Неизвестное.
Методы холодинамики применимы для решения и психопрофилактики различных проблем: личных или общественных, раскрывают творческий потенциал личности, содействуют распространению миротворческой парадигмы мышления, дают возможность человеку и обществу получать жизненную энергию мирным путем. Важно понять, что "государство не может сделать все вместо своего гражданина". Вместе с тем никто никого не может заставить меняться. Каждый человек "охраняет свои врата перемен", которые могут быть открыты только изнутри. Психологическая практика показала, что рефлексирующие люди, рассматривающие проблему как приглашение к развитию, обретают источник силы внутри себя.
В наше особое время индивидуальная активность вовсе не бессмысленна. В участившихся состояниях неустойчивости социальной среды действия каждого отдельного человека могут влиять на макросоциальные процессы. Именно от этих действий зависит инициирование таких флуктуации, которые придадут направление течению событий. Значение бифуркации состоит в том, что именно в этой точке можно не силовым, а
152
информационным, холодинамическим способом, т.е. очень слабыми воздействиями повлиять на выбор поведения системы, на ее судьбу. В этот момент малые, но синхронистически адекватные резонансные действия весьма эффективны.
Судьба России - это судьба мира, и ее народ - хранитель равновесия мировых сил. И как писал К. Г. Юнг: "Мир висит на тонкой нитке, и эта нить - психика человека".
РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ, ИНДИИ И США
А.Б. Хромов {г.Курган, Курганский госуниверситет)
Дюби, Бэнки {Индия, Чандигарх, Пенджабский университет)
Мальхотра, Мамта {Индия, Людлиана, Пенджабский
сельскохозяйственный университет)
Моррисон, Дороти {США, Университет Минессота Дюлуз)
От способности рефлексивно представлять других зависит благополучие, а может быть и выживание человечества в XXI веке {В.Лефевр, ВЛепский). Это подтверждается результатами сравнительного межкультурного исследования, в ходе которого выявлялись рефлексивные коллективные представления культурной вариативности индивидуализм-коллективизм у студентов России, Индии и США.
Рефлексивные представления изучались на трех уровнях. Выделение уровней рефлексивного представления обусловлено сложностью процесса социального отражения: нулевой уровень - непосредственные прямые представления особенностей своей и другой культуры; первый - представления о себе и о других за представителей своей культуры; второй - многократное отражение некоторых особенностей культуры, с точки зрения представителей другой культуры.
На нулевом уровне рефлексии оценка культуры осуществляется с позиции - от субъекта к объекту оценки (как Я непосредственно ПРЕДСТАВЛЯЮ оцениваемые культуры). На первом уровне рефлексивного представления оценка культур осуществляется с позиции других представителей одной культуры - МЫ оцениваем себя и других (МОИ представления о том, как НАШИ представляют свою и другие культуры); на втором уровне (уровень двойного рефлексивного представления) культуры оцениваются с позиций представителей других культур - ОНИ оценивают НАС (МЫ знаем, как ИМ представляются особенности нашей и других культур в НАШИХ оценках).
Для оценки культур использовался Культурно-ценностный дифференциал, разработанный Г.У.Солдатовой, И.М.Кузнецовым, С.В.Рыжо-
153
вой. Методика адаптирована А.Б.Хромовым для целей многоуровневого рефлексивного оценивания культур (перевод на английский язык осуществлен в содружестве с американцем Дж.Бэрри). Параметры культуры сравнивались методами математической статистики. Испытуемыми в России были студенты КГУ (N-62), в Индии - студенты Пенджабского сельскохозяйственного университета и Пенджабского университета в городе Чандигарх (N-66), и в США - студенты университета Минее -сота Дюлуз (N-60).
Исследование показало, что социальные представления культур на втором уровне рефлексивных оценок достоверно различаются у российских и американских студентов по параметру направленность на взаимодействие и ориентация на группу. Русские испытуемые предполагают, что американцы в своих оценках России (МЫ знаем, как ОНИ оценивают НАС) акцентируют различия российской и американской культуры по параметру коллективизм. Американцы относят культуру России к восточным коллективистским культурам, так же как и культуру Индии, хотя по параметру открытость к переменам коллективные представления американцев совпадает с автостереотипами русских.
У американцев, в сравнении с русскими, больше выражен разрыв в прямых и рефлексивных оценках культур первого уровня представлений, что в представлении каждого американца может быть интерпретировано как: "Я предполагаю, что ДРУГИЕ американцы могут иметь мнение, отличающееся от моего". Это типичное представление представителя индивидуалистической культуры, в котором проявляется принадлежность к индивидуалистической культуре.
Максимальные значения оценок рефлексивных представлений некоторых особенностей культур показали российские испытуемые и индусы. Россиянам легче, чем американцам представить, что думают и чувствуют представители другой культуры. Исследование показало, что способность рефлексивно оценивать себя и других, в большей степени выражена у русских и у индусов и, сравнительно меньше - у американцев. Зная особенности рефлексивных представлений, можно объяснить многие ошибки в политических прогнозах и оценках международных событий.
¦
МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТА КАК ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ РЕФЛЕКСИИ
Л.И. Цой
{Москва, Институт социологии РАН)
Одна из важных задач, которая может быть поставлена как на теоретическом, так и на практическом уровнях - поиск и исследование такого механизма в конфликтной ситуации, который способствует сохранению
154
конфликтного потенциала, развитию коммуникации конфликтующих сторон и решению социально-значимых проблем для обеих конфликтующих сторон.
Конфликтная ситуация - это неуравновешенная и потенциально противоречивая ситуация, включающая в себя три стадии: предконфликт, конфликт и постконфликт. На этапе открытого конфликта актуализируется конфликтный потенциал и результатом столкновения конфликтующих сторон могут стать переговоры, консенсуальные отношения, сохранение хронической конфликтной ситуации, война, террористический акт, забастовка и другие крайние формы проявления насилия.
Конфликтный потенциал - это имманентно присущее человеку и обществу наличие противоречивых ценностей, интересов и потребностей, лежащих в основе социальной жизни. Сохранить конфликтный потенциал - это значит, создать такую демократическую ситуацию, в которой каждая конфликтующая сторона могла бы открыто реализовать свое право на конфликт, защищая (и согласовывая) ценности, интересы и удовлетворяя свои потребности в рамках правового поля.
Конфликт, в котором оказывается конфликтующий человек, требует большой энергии работы мысли, не говоря уже об эмоционально-психологическом и физическом напряжении, которое способствует вырваться мысли за свои пределы, то есть "выскочить" в рефлексивное пространство, в котором мысль о мысли позволяет дополнить имеющуюся у него в сознании картину конфликтного взаимодействия.
Моделирование конфликта должно быть в центре внимания управленцев и тех субъектов, которые стремится к максимальному выигрышу в конфликте. Моделирование конфликта позволяет:
- Обнаружить новое содержание, которое привлекает любого конфликтующего субъекта, по какому сценарию, будет развиваться конфликт дальше, возможности конфликтного взаимодействия и т.д.
- Развивать рефлексивное мышление, в связи с чем, появляется возможность рефлексивного управления в реально разворачивающемся конфликте.
- Направлять развитие конфликта по тому сценарию, которое наиболее выигрышно для рефлектирующего субъекта, который может критически переосмыслить свое прошлое и настоящее, а будущее наполниться новыми представлениями, нормами и договоренностями, позволяющими разрешить конфликт или удерживать его на новом витке развития.
- Подготовить сознание и психику к разрушающим факторам, а именно к длительной ситуации неопределенности, которая, подвергает психику людей тяжкому испытанию, ведущему к состоянию фрустрации, дистрессу и психосоматическим заболеваниям. То есть подгото-
155
виться к внутриличностному конфликту, так как конфликты имеют
тенденцию перемещаться из среды во внутрь человека.
В реальной конфликтной ситуации моделирование конфликта должно занимать особое место - как в сознании конфликтующих сторон, так и в деятельности управленцев.
На пути препятствия к моделированию конфликта лежат несколько общественных и индивидуальных стереотипных реакций, в которых отражается уровень сознания и степень развитости рефлексивного мышления.
Перечислим основные из них:
• Конфликтофобия - страх перед любым конфликтом. Некоторые люди считают, что все конфликты одинаково опасные, а конфликтующего человека необходимо изолировать от общества. Они нагружают ситуацию разными домыслами и раздувают ее до огромных размеров.
• Люди, неверно воспринимающие конфликты, видят конфликт там, где его нет, но конфликт их не пугает. Они начинают бороться за нечто совершенно не имеющее отношения к тому, о чем вообще идет речь на самом деле. Это, к примеру, человек, который склонен превращать любой конфликт в ситуацию победы/поражения.
• Люди, не воспринимающие конфликт, его не видит даже когда находятся в самом его центре. Надев на себя шоры специальной конструкции, они не видит, что маленькие, незаметные конфликты рано или поздно могут перерасти в неуправляемые процессы, разрушительного характера.
Таким образом, моделирование конфликта это путь институализа-ции конфликта, его дифференциации, формирования новых установок на возможности конфликтного взаимодействия, на развитие рефлексивного мышления и на поиск демократического механизма сохраняющего интеллектуальный конфликтный потенциал человека и общества в целом.
¦
МЕСТО И РОЛЬ РЕФЛЕКСИИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ
Т.А. Чекрыгина
(г. Туапсе, ТРТУ)
В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев соотносят проблему рефлексии с проблемой определения своего способа жизни и выделяют два вида рефлексии: внешний и внутренний. Внешнюю, формирующую феноменальный слой сознания и внутреннюю, которая по их мнению выводит человека за его пределы. С ней связано ценностное осмысление жизни.
156
Именно этот вид рефлексии, по нашему мнению, и является основным механизмом социокультурной идентификации личности. Именно в этой рефлексии возникает новое качество внутренняя диалогическая инстанция, обеспечивающая подлинное приобщение и сопричастность к универсальному бытию. Именно на уровне социокультурной идентификации посредством рефлексии, как мысли Л'-го порядка возможным и реальным становится основной принцип существования человека по И.Канту, выраженный им в Категорическом императиве - поступай так, чтобы максима твоей воли в любой момент могла стать основой всеобщего законодательства.
Это значит, что на этой ступени развития человек выходит на уровень формирования целостного универсального мировоззрения, носящего явно выраженный индивидуальный характер. В основу его сознательно полагаются универсальные базовые, ценностные установки, которые либо усваиваются из вне, но утверждаются как собственные и принимаются как основополагающие, либо извлекаются из внутренней диалогической инстанции, осознаются и закладываются в основу миропонимания и мироотношения.
Человек, таким образом, приобретает способность самодетерминации, как основного принципа личностной организации, в полной мере становится личностью и выходит на уровень универсума. Идентификация здесь идет с ориентацией на базовые ценности, самим же субъектом сформулированные и установленные. Таким образом, процесс идентификации основан на осознанно рационально организованной рефлексии.
РЕФЛЕКСИВНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИКИ КАК СЕТИ СЕТЕВЫХ СТРУКТУР
А.С. Шохов {Москва, консультант по управлению) Д.В. Реут {Москва, МГТУим. Н.Э.Баумана)
В работе [1] В.А. Лефевр ввел ставшую сегодня классической схему рефлексии конфликтующих персонажей на плацдарме. Постепенно выяснилось, что потенциал этой схемы распространим и на кооперативный тип взаимодействия персонажей [2].
В настоящее время в общественной практике, наряду с традиционными отраслевыми организациями, активно заявляют о себе сетевые структуры [3-5]. Они все более востребуются, в частности, в хозяйственно-экономической сфере.
Покажем, что схема рефлексии персонажей на плацдарме применима к описанию процесса становления способа взаимодействия членов сетевых структур. В современной экономке различают кооперативное взаимодействие, при котором хозяйствующие субъекты сохраняют равную эконо-
157
мическую и юридическую самостоятельность, и корпоративное взаимодействие, при котором хозяйствующие субъекты выстраиваются в иерархическую структуру с неравномерным распределением экономических и юридических прав и обязанностей по этажам. Так, функции постановки целей и контроля их достижения обычно делегируются "наверх". Тот и другой способ взаимодействия может быть как "стационарным", отраслевым, так и динамическим, проектным.
До начала хозяйственно-экономического взаимодействия субъекты (возможно, сетевым образом сложно внутри себя организованные) являются равноправными персонажами плацдарма, членами сети, изначально обеспечивающей лишь информационные связи.
Это исходное состояние плацдарма определим как систему сетевой природы Ш. представляющую собою систему связанных в сеть систем, каждая из которых выступает в качестве элемента данной системы.
Введем обозначения для описания различных ее уровней. Нулевым уровнем назовем выбранную для рассмотрения систему, элементы которой рассматриваются как неделимые, не имеющие внутренней структуры единицы. Такую систему обозначим {So}.
Если элементы системы {?} начинают рассматриваться как подсистемы, то система {?} становится системой подсистем, и ее будем обозначать {S Д. Соответственно, если в этих подсистемах рассматривать их элементы как под-подсистемы, то систему {?} следует обозначать {S 2}. Говоря о системе {?}, что она имеет сетевую природу, мы тем самым рассматриваем ее как систему {S' J, п ->j, где у' - количество всех учитываемых в данной модели уровней глубины рассмотрения.
В то же время система {?} может рассматриваться как элемент более общей системы. В этом случае, говоря о системе {?} как об элементе более крупной системы, мы будем обозначать ее {S{}. Если эта более общая система начинает рассматриваться как элемент еще более общей системы, и система {?} перестает быть различимой для рассмотрения, то запись {SJ, где т > 1, перестает иметь смысл. Однако, индекс т>1 продолжает сохранять смысл, если обозначать таким образом внешнюю среду системы {?}. Действия, которые система {?} осуществляет по отношению к внешней среде, могут найти отклик, вообще говоря, на любом из уровней {SJ, где т > 1. Если этот отклик порождает обратную связь к системе {?), то при соответствующей ее организации возникает процесс, нормирующий действия системы {?) по отношению к внешней среде по некоторым зависящим от природы системы параметрам (например, экономической эффективности, экологичности и т.п.).
Полагаем, что в исходном состоянии плацдарма кооперативные и иерархические отношения между персонажами отсутствуют. Однако многие формы практической деятельности могут быть эффективно реализо-
158
ваны только в кооперативных, а чаще - в иерархически организованных структурах.
Отношения, обеспечивающие существование последнего типа структур могут быть осуществлены "наблюдателем", т.е. любым персонажем плацдарма, вышедшим в состояние рефлексии и помыслившим себя начальником либо подчиненным по отношению к другому персонажу плацдарма, при условии, что этот другой персонаж плацдарма у себя в голове устойчиво воспроизведет комплиментарную схему иерархической организации отношений.
Вследствие проектной направленности европейского мышления и стремления к экономической целесообразности попытки установления подобного рода отношений постоянно воспроизводятся. Конкретные основания для установления иерархии бывают разнообразны. Связь между каждой парой субъектов представляет собой многоуровневую систему, в которой каждый выделяемый уровень связи может играть большую или меньшую роль в зависимости от ситуации (под которой понимается множество переменных, параметров и обстоятельств, которые взаимодействующие субъекты учитывают в процессе коммуникации друг с другом).
Поскольку наблюдатель является внутренним, т.е. членом системы, он действует на основании своего рефлексивного представления о плацдарме. Основой функционирования полисистемы в целом является матрица рефлексивных представлений ее членов. Структура этой матрицы обуславливает существование ситуативно возникающих иерархических образований в исходной системе сетевой природы.
Функционирование полисистемы определяется интерференцией (наложением и переплетением) рефлексивных представлений ее членов, которое начинает восприниматься ими как коллективная действительность [6,7]. В ней они находятся и взаимодействуют. Процесс становления интерференционной картины (последовательного "осознания ситуации" персонажами плацдарма [1]) есть латентная фаза развития системы.
Обычно членов системы волнует вопрос об устойчивости этого развития. Для его разрешения производится параметризация рассматриваемого полипроцесса, устанавливаются соответствующие индексы и критерии. Например, отслеживаются экономическое развитие и его устойчивость.
Темпы развития предопределяются динамикой рефлексивных процессов совокупности персонажей плацдарма и их интерференцией. Изменения интерференционной картины рефлексивных представлений накапливаются и проявляются в скачкообразном изменении (в частности, возникновении, исчезновении, поглощении) организационных структур плацдарма. Изучая рефлексивные представления, можно предсказывать судьбу организационных структур, а управляя этими представлениями и
159
процессом их интерферирования - порождать и уничтожать организационные структуры. Указанным целям служит мифодизайн [8.91 •
Возникающие в экономике иерархические структуры суть домены (области плацдарма), которые характеризуются совпадающими у составляющих домен членов сети представлениями о текущем состоянии иерархических отношений и своей включенности в них. Интерференционная картина рефлексивных представлений внутри каждого домена относительно устойчива. Заметим, что традиционные иерархические (в частности, отраслевые, государственные) структуры жизнеспособны до тех пор, пока критическая масса их членов придерживается наработанной рефлексивной картины. Примером может служить ситуация в пост-советской экономике, да и сама ситуация Советского Союза.
В процессе перманентного самоопределения персонаж плацдарма устанавливает свой личный приоритет кооперативной или корпоративной деятельности и актуализирует соответствующую рамочную оргдеятельно-стную схему [10]. Эта схема может содержать несколько вложенных контуров кооперативной и корпоративной деятельности. Например, в корпорации могут осуществляться проекты, предусматривающие кооперацию.
Заслуживает внимания фигура лидера, основателя домена сети, владеющего технологией актуализации доменов (относительно устойчивых матриц рефлексивных представлений). С ее помощью генерируются скачки (переходы) от одного состояния полисистемы к другому, при котором волна изменений распространяется от уровня {S), на котором находится акту-ализатор, на уровни {Sx_J и {Sx+J, где тип - целые числа. Чем мощнее технологическое воздействие и чем точнее оно отвечает текущему состоянию персонажей плацдарма, тем "выше" и "глубже" распространится волна изменений интерференционной картины, способная не только сдвигать границы доменов на плацдарме, но и порождать новые домены на каждом уровне полисистемы сетевой природы. Открывается возможность управления развитием полисистемы, вообще говоря, из любой ее точки.
Важен вопрос о возможности моделирования обсуждаемых процессов. В частности, естественный процесс образования доменов моделируется свободным группообразованием в организационно-деятельностных играх (ОДИ) [11] и родственных им социально-игровых технологиях. Авторы полагают, что возможно построение на основе мифодизайна социальной технологии искусственного доменообразования в системах сетевой природы.
Литература
1. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Сов. Радио, 1973.
2. Тупщын А. Рефлексия в кооперативных системах деятельности. Рефлексивное управление. Тезисы международного симпозиума 17-19 октября 2000 г, М.: Изд-во "Институт психологии РАН". С. 47-48.
160
3. Чучкевич М.М. Основы управления сетевыми организациями. М.: Изд-во Института РАН, 1999.
4. Реут Д.В. Интернет-политика. Рефлексивное управление. Тезисы международного симпозиума 17-19 октября 2000 г. М.: Изд-во "Институт психологии РАН". С. 125-127.
5. Реут Д.В. Релятивистские эффекты информационного пространства. Тезисы докладов III сессии Международной конференции "Эволюция инфосферы" памяти Н.Н.Моисеева 28.02-02.03 2001. Том. 3. М., 2003.
6. Шохов А.С. Структура социальной системы и ее пространство. Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика. Материалы Международной научно-практической конференции в 4-х томах. М., 1997. Том 3. С. 323-327.
7. Шохов А.С. Природа социального пространства. Социальные проблемы Уральского региона. Екатеринбург, 1994. С. 10-11.
8. Реут Д.В. Рефлексивный мифодизайн (тезисы). Сетевые организации. Материалы встречи ОДН 27 марта 2001 года. М.: Московская сеть консультантов по организационному развитию. 2001. С. 24.
9. РеутД.В. Отмифоложества - кмифодизайнуимифопрактике. Сетевыеорга-низации. Материалы встречи ОДН 27 марта 2001 года. М.: Московская сеть консультантов по организационному развитию. 2001. С. 25-29.
10. Щедровицкий Т.П. Схема мыследеятельности - системно-структурное строение, смысл и содержание // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1986. М., 1987.
11. Щедровицкий Г.П. Организационно-деятельностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности. Избранные труды. М.: Школа культурной политики, 1995. С. 115-142.
¦
MODELING SOCIAL INFLUENCE WITH REFLEXIVE PROCESSES
Philipp A. Djang
(USA, Army Research Laboratory White Sands Missile Range)
Diffusion of perceptions, opinions and ideas is an important area of social and political research. This research topic, while broad in scope, has relevance for current world situations such as the recruiting of terrorists, modeling of economic trends and control of crowds. How do ideas or influences propagate through a loosely connected social network of individuals and how do these influences affect the distribution of resources? Reflexive processes have been used to simulate the propagation of influence between two individuals via two person reflexive games. We wish to expand this work by modeling the transmission of influence through groups of people.
Knoke and Kuklinksi have studied the diffusion of innovative technology and established some empirical norms based on analysis of their datasets. While traditional analytic methods have made substantial contributions to the understanding of how new concepts and technologies are disseminated, these methods, in general, fall short of analyzing fast changing complex environments, such the growth of a terrorist network, and further, fail to offer a broader view of
161
how a collective behavior emerges from changes in individual characteristics. In addition, the underlying decision mechanism that drives an individual to adopt an idea is noticeably absent in this field. In order to address these shortfalls, we combine the powerful tools of reflexive processes and stochastic cellular automata to rigorously analyze rates of idea diffusion by conducting studies and examining assumptions in a manner not possible otherwise. In our model, a stochastic cellular automata is used to model a social network of individuals and reflexive processes act as the agent decision engine by serving as transition state rules for the stochastic cellular automata.
Stochastic Cellular Automata (CA) have been employed by a wide variety disciplines to illustrate numerous complex adaptive system principles. The foundations of CA are based upon early Systems Theory and rigorous mathematical analysis done by Russian scientists. Recently, Stephen Wolfram published a landmark book, A New Kind of Science devoted to CA theory and applications. In 1983, Wolfram published a landmark paper in Reviews of Modern Physics. Wolfram based his paper on remarkable contributions by three outstanding scientists Alan Turing, John von Neumann and Stainslaw Ulam. John Conway's "Game of Life" (developed in 1969) was the first popular CA application.
The underlying motivation for employing cellular automata is their simplicity and minimalist approach for simulating complex phenomena. General Systems Theory posits that whole is greater than the sum of the parts. Many physical systems are composed of identical components that obey simple laws; however, it is the interaction of the simple components that gives rise to very complex and unexpected behavior. The laws that govern the transition dynamics of most cellular automata are simple geo-spatial voting mechanisms. Our innovation is to employ reflexive processes as the primary state transition mechanism. We select reflexive processes as a replacement for the simple voting rules because of its relevance to human decision-making. Reflexive processes take into account normative concepts (ethics and morality) as well as game theoretic concepts of value and utility. Most importantly, reflexive processes have been empirical validated as decision prediction algorithms. By employing reflexive processes, our cellular automata can simulate the diffusion of perceptions, ideas and opinions in way that may prove to be a fertile ground for future research.
For an example of an application, we model the spread of popular opinion through a social network of agents. Agents are divided into two categories: politicians and voters. Politicians attempt to influence voters and convince them to vote for them by communicating with voters. Lefebrve's continuous model of the subject: Xl = Xj+(1 - Xj)(l - x2) x3 is model the voters. Voters will vote for a politician if their intention is equal to their readiness. The model also includes a "spin-glass model" component: voters also interact with other voters by observing their neighbor's current opinion. With probability P, a voter may decide to switch their
162
opinion so that it aligns with voters in their social network neighborhood. These two phenomena give rise to the so-called percolation effect of cellular automata. During the course of the simulation, islands of voter preference arise and dissipate as a function of politician-voter interaction and voter-voter interactions.
Our current efforts are concentrated primarily on understanding the dynamics of the interaction of multiple heterogeneous reflexive process agents embedded within a cellular automata for the study of valid model of the social phenomena of idea and opinion diffusion. We have applied data mining tools to gain insight into the behaviors of the agents and have begun to investigate the effects of initial condition parameter values on both short and long term outcomes. We are especially interested in macro-level transient behaviors as the cellular automata transitions between states. We believe by simulating individual level decision characteristics with reflexive process, we can determine how certain psychological assumptions that underlie those very individual characteristics will determine the macro-level dynamics at the cellular automata level.
REFLEXIVE MODELS IN DECISION-MAKING
Xenia Kramer (USA, New Mexico State University) Tim Kaiser (Germany, Darmstadt University of Technology) Vladimir Lefebvre {USA, University of California) Stefan E. Schmidt (USA, New Mexico State University) Jim Davidson (USA, New Mexico State University)
We discuss a formal model and a prototypical example for automated reflexive decision-making. Reflexive decisions involve sending packages of information to a recipient to increase the likelihood for determining his future behavior. In sending the (misleading) information the sender gains knowledge, i.e. he will know that the recipient received his informational packages. The difficulty in reflexive decision-making lies within choosing an appropriate model of how the recipient processes this information. If such a model is available we can compute the recipients behavior and apply a counterstrategy. Automation enables us to evaluate all possible reflexive decisions within a fixed scenario. Therefore we can single out strategies having desired properties. We will explain two different basic schemes of reflexive decision-making using a computer simulation of an application to counterterrorism where one party (US border defense) tries to allocate its resources optimally to block the other party (terrorists) from traversing certain edges in a graph (crossing the country's border).
163
REFLEXIVE MODEL FOR TERRORIST RECRUITMENT
Tim B. Kaiser (Germany, Darmstadt University of Technology), Stefan E. Schmidt {USA, New Mexico State University)
The challenge in modeling terrorist recruitment activity lies in the difficulty of capturing the human psyche. Common modeling approaches understand human decision making processes primarily as optimization of utility gain based only on rationality. However, a disregard of the moral dimension within terrorist behavior makes it impossible adequately to describe this situation. For example, a suicide mission requires a high willingness for sacrifice which goes beyond the concept of a homo economicus. Reflexive Theory allows modeling the combination of external, environmental and internal, moral factors. In contrast to utilitarian optimization, the principle of reflexivity proposes that the subject attempts to reach a state of congruency between the self and the internal model of the self. Using the quadratic model we develop a computational model for terrorist recruitment.
REFLEXIVE THEORY AND MATCHING LAW
Vladimir A. Lefebvre
(USA, School of Social Sciences University of California, Irvine)
Mentalism is a science about subjective matters that gives a living creature a niche for the inner world. Behaviorism is a science about behavior depriving a living creature of it. Both of these sciences have a common feature; in them, an organism appears as an entity. The first one focuses on a subject's relation to the self, while the second one focuses on the relations between the subject and the environment (Tolman, 1932). For the last few decades, the border between mentalism and behaviorism has moved: a formal model of the subject has appeared which includes both its mental domain and its behavior. The model's verification goes through its penetration into various branches of psychology, sociology, and anthropology. Behaviorism represents the most attractive field for such a penetration, because of its strict inner discipline and methodological honesty that allows us to distinguish clearly what is understood and what is not. One of the unsolved problems in the science of behavior is the Matching Law (Hermstein, 1961). It describes the ability of birds and mammals to regulate the ratio between a sequence of reinforcements and a sequence of responses. This ability looks strange from the point of view of the utilitarian common sense (see Williams, 1988). In this work we offer a solution to this problem with the help of Reflexive Model of the Intentional Subject (RIMS).
In creating this model we tried to understand a phenomenon of "moral choice" from a purely scientific point of view, rather than from a moralistic one.
164
A great number of specialists from psychiatrists to sociologists studying criminals and terrorists are interested in finding objective laws of moral choice. A human mental domain must be represented in their studies as clearly and unambiguously as behavior is represented in behaviorism.
RIMS is a special mathematical representation of a subject making a choice between two alternatives. This model reflects two aspects of the subject's activity: utilitarian and deontological. The utilitarian aspect relates to the behavior which is advantageous from the practical point of view, for example, obtaining money or food. The deontological aspect relates to the idealistic behavior, for example, choosing between good and evil. It may happen that the "moral" orientation of the alternative does not correspond to the utilitarian one. For example, a deal with an enemy may be more profitable than the deal with a friend. Both these aspects are connected into a single process of behavior generation by the formal model.
RIMS is a probabilistic model. It predicts probabilities with which the subject chooses the alternatives, one playing the role of the positive pole and the other that of the negative pole. The idea that the subject's choice is probabilistic appeared early in the twentieth century and was used in many theoretical models (Thurstone, 1927; von Neuman & Morgenstern, 1944; Savage, 1951; Mosteller & Nogee, 1951; Bradley & Terry, 1952; Davidson, Suppes & Siegel, 1957; Bower, 1959; Luce, 1959; Audley, 1960; Spence, 1960; Restle, 1961; LaBerge, 1962; Atkinson et al., 1965). This line of investigations changed significantly the view that behavior is a process completely determined by the environment. Although effective methods have been developed to predict the results of probabilistic choice, the problem of its essence remained untouched. We still do not have clear ideas about whether all living creatures are capable of probabilistic choice or only some of them. Also, we do not know how an organism "learns" the probabilities with which it "must"make a choice in a given situation. RIMS connects the subject's probabilistic behavior with its mental domain and allows us to formulate a few new hypotheses. In the framework of this model, prior to the act of choice, the subject's state is uncertain and can be characterized by the distribution of probabilities over alternative choices. Using a quantum-mechanical metaphor we can say that immediately before the act of choice, the subject is in a mixed state, and the act of choice is a "collapse" of the mixed state. As a result, the subject moves into one of the pure states. It is worth emphasizing that the ability of the subject to make a choice between the alternatives with fixed probabilities indicates a rather high level of the development. The specialists in mathematical modeling know well how difficult it is to construct a technical device which would generate a random sequence of 0's and l"s with a fixed probability of their appearance.
We may suppose that probabilistic behavior of organisms appears at the same time as their mental domain. Their appearance indicates the moment of an organism's "liberation" from the "necessity" to respond in one only way to an external influence. To choose alternatives with fixed probabilities, the
165
organism must somehow "download" them into the self. We presume that the "secret" of the Matching Law is that it reflects a procedure of forming a mixed state in the subject, during which the subject processes information received from the environment into probabilistic distribution. Let us imagine that an organism, say a rat, a pigeon, and even a man cannot solve this problem through their inner mental activity. Because of that failure the entire organism becomes involved in a computational process. When an animal is running between the two feed hoppers (in the experiments in which the Matching Law is revealed), it is an external demonstration of this process. As a result of such a "downloading" of the probability the subject became capable of making an instant probabilistic choice. But this ability is not "free" for the subject; to obtain it an organism must spend energy.
The experiments with two keys in which human subjects were used (see Ruddle et al, 1979; Wearden & Burgess, 1982) allow us to hypothesize that generation of a mixed state in humans is also connected with their motor activity. This activity may also reveal itself during a process of estimation. For example, when the subject is given a task to mark the intensity of a stimulus on a scale, the subject's pencil oscillates before it makes the final mark. Sometimes it is even difficult to determine which mark is final (see, for example, Poulton & Simmonds, 1985). We may suppose that these oscillations are functionally analogous to rats' running from one food-hopper to another. Let us note that RIMS can explain the process of categorical estimation as well as that of matching (Lefebvre, 1992a).
The most important difference of RIMS from the models existing previously consists in the introduction of a new special variable which corresponds to the subject's model of the self (Lefebvre, 1965; 1977b). We interpret the value of this variable as the subject's intention to make a choice. The intentional behavior is given as B=I, where В is the value of the variable which describes the subject's behavior, and /is the value of the variable corresponding to the image of the self. In this case, variable /can be omitted, and we obtain a behavioristic type model which can be empirically falsified. In the framework of RIMS, the organism of the subject tends to generate a line of behavior such that it reaches and holds equation B=I. This principle of behavior generation we will call The Law of Self-Reflexion.
REFLEXIVE SYSTEM - A CONCEPTUAL KNOWLEDGE
Dr. Mamta
{India, Ludhiana, Punjab Agricultural University)
A reflex is a response to stimulus, which is so well in grained into our bodies that it bypass the brain altogether. When the person has the ability to react quickly referred as fast reflexes. Reflexive system means that the system may abstract
166
itself, so that simulating the system (or an altered version) inside itself is trivial, and accessible to anyone. The system may also prove things about itself. Reflexive system help in rapid recognition, inferences and planning within a large brief network. Uses of reflective strategies to help to overcome computational limitations and deal with uncertainty. Reflexive system would be capable of stimulating highly proficient, subtle and creative aspects of human decision making in real world domains.
Reflexive system helps in rapidly settlement of situation interpretations and plans in the face of new observations and changing goals. Immediate goal of reflexive system can be understood in terms of causal knowledge structures that we call mental models. Reflexive system helps in dynamically determining the scope of active human memory. Reflexive knowledge is a transitory phenomenon. Reflexive knowledge is as long as the subject is elaborating the new structure or networks. Conceptual knowledge system or declarative knowledge is based on a process of elaboration of perceptual input resulting from perceptual analysis equivalent to a mental comparison model.
Reflexive knowledge can be related to the executive or integrative functions attributed to the prefrontal cortex. Developmental process is recursive, cognitive development could be characterized by a succession of levels of direct and reflexive knowledge. In order to reconstruct a new knowledge system, it is necessary to postulate, in addition to the construction of image schemas, the construction of abstract schema which provide the knowledge to actions transformations. Reflexive abstraction is related to reflexive process in a significant manner. General coordination of actions which give rise to mental operations precisely referred as reflexive abstraction.
Reflexive abstractions consists First of becoming conscious of the existence of one of the actions or operations, Second, the action noted has to be reflected in the physical form. Third, it has to be integrated into a new structure which means that a new structure has to be set up. There are three ways that a human being can improve its reflexive action. The first is by learning to anticipate an opponent's actions. The second is by improving reaction time. Third is by developing speed for responding to stimulus.
9/11 MADE AMERICANS REPORT AN IMPROVED SELF IMAGE. CAN THIS BE?: A REFLEXIVE UNDERSTANDING
Christopher A. Weaver (USA, New Mexico State University Physical Science Laboratory)
For the people of the United States of America, September 11, 2001 was a catastrophe. For the first time in nearly 60 years they encountered an enemy that was willing to attack them on their own soil. Moreover the attack was carried
167
out in spite of their superpower status and military might. Naturally their perception both of themselves and of the world that they occupied shifted.
In an attempt to describe this shift Peterson and Seligman collected people's ratings of themselves in twenty favorable personal characteristic. These were as follows: Appreciation of beauty; bravery; creativity, ingenuity; curiosity, interest; equity, fairness; gratitude; hope, optimism; industry, perseverance; integrity, honesty; judgment; kindness; leadership; love of learning; love of intimacy; perspective, wisdom; prudence, caution, self control; social intelligence; spirituality, faith; and teamwork. Three samples of each were taken: One month before 9/11, one month after and two months after. The data were collected off their website via a 1 -5 rating scale; 1 means "this is most unlike me" and 5 means "this is most like me". These were the means of their results.
Measured Data (a"s): Scale 1 -5 Measured Data (a"s): Scale 1 -5
Category: 9/11-1 9/11+1 9/11+2 Category: 9/11-1 9/11+1 9/11+2
Appreciation of beauty
3.75
3.81
3.8
Kindness
3.87
3.99*
4.01
Bravery
3.63
3.7
3.72
Leadership
3.62
3.73*
3.78
Creativity, ingenuity
3.73
3.75
3.87
Love of learning
3.84
3.87
3.87
Curiosity, interest
3.99
4.03
4.08
Love of intimacy
3.88
4.02*
4.05
Equity, fairness
3.91
3.95
3.98
Perspective, wisdom
3.79
3.81
3.86
Gratitude
3.83
4.02*
4.01*
Prudence, caution
3.48
3.52
3.54
Hope, optimism
3.56
3.68*
3.8*
Self-control
3.28
3.3
3.31
Industry, perseverance
3.6
3.67
3.75*
Social intelligence
3.7
3.76
3.85
Integrity, honesty
3.94
3.97
4.03
Spirituality, faith
3.36
3.57*
3.57
Judgment
3.92
3.98
4.03*
Teamwork
3.48
3.65*
3.73
*'s indicate t-test significance with p<0.1. (Peterson and Seligman p.382).
The curious thing about these data is that people responded as if they generally believed that the events of 9/11 caused them to improve personally!
However, if we consider these data in light of a Reflexive Model of a normal subject in which intention matches readiness (Lefebvre 2001), we see some interesting things if we algebraically identify the image of the self. First, we will consider Peterson and Seligman's data as readiness indicators. We normalize the
data so that the reflexive description of readiness, X = ---------- , where a is
1 4
one of the cited means. We assume by this calculation that a response of "5"
corresponds to the positive pole of the choice presented by Peterson and Seligman, and a response of " 1" corresponds to the negative pole. The experiment avoided varying its influence on people's reports of their estimates. Thus, we may assume that the pressure to choose " 5 ", xl, is constant for each dimension. Mathematically our chosen model is:
X= *'
i Xj + x2 - xpc2
Solving for x2 we see that
1-Х, JC, _ 1-Х,
*2˜ X, • 1-х, ˜k X,
168
Where k is non-negative. The following data show the trends in the x2's derived from the test mean data.


a-\


1
-x,

у -


X{ = (k
= 1) -




4









9.11-1
9.11+1
9.11+2
9.11-1
9.11+1
9.11+2
Appreciation of beauty
0.69
0.70
0.70
0.45
0.42
0.43
Bravery
0.66
0.68
0.68
0.52
0.48
0.47
Creativity, ingenuity
0.68
0.69
0.72
0.47
0.45
0.39
Curiosity, interest
0.75
0.76
0.77
0.34
0.32
0.30
Equity, fairness
0.73
0.74
0.75
0.37
0.36
0.34
Gratitude
0.71
0.76
0.75
0.41
0.32
0.33
Hope, optimism
0.64
0.67
0.70
0.56
0.49
0.43
Industry, perseverance
0.65
0.67
0.69
0.54
0.50
0.45
Integrity, honesty
0.74
0.74
0.76
0.36
0.35
0.32
Judgment
0.73
0.75
0.76
0.37
0.34
0.32
Kindness
0.72
0.75
0.75
0.39
0.34
0.33
Leadership
0.66
0.68
0.70
0.53
0.47
0.44
Love of learning
0.71
0.72
0.72
0.41
0.39
0.39
Love of intimacy
0.72
0.76
0.76
0.39
0.32
0.31
Perspective, wisdom
0.70
0.70
0.72
0.43
0.42
0.40
Prudence, caution
0.62
0.63
0.64
0.61
0.59
0.57
Self-control
0.57
0.58
0.58
0.75
0.74
0.73
Social intelligence
0.68
0.69
0.71
0.48
0.45
0.40
Spirituality, faith
0.59
0.64
0.64
0.69
0.56
0.56
Teamwork
0.62
0.66
0.68
0.61
0.51
0.47
As one can see, the rise in readiness to rate one's self well corresponds to a decrease in expectation of pressure to do so. This indicates a declining view of the world, as the world is expected to press Americans to feel bad about themselves. This pressure can be correlated to the actual value of the image of the self. From the Algebra of Conscience we have: Xl = 1 + X2 - x{X2. So, assuming thatx: Ф 1,
X= *2
2 XJ+X2-XJX2
Thus, X2 increases monotonically with x2. So a drop in x2 implies a drop in X2. That is, although Americans reported an increased self image, but this is superficial. Their view of the world's pressure and the attendant self image has actually decreased as the reflexive model has shown.
References
1. Peterson, C; Seligman, M.E.P; "Character Strengths Before and After September lllh". Psychological Science V. 14 No.4 2003. pp. 381-4. Blackwell Publishing.
2. Lefebvre V.A., The Algebra of Conscience Dordrecht: Kluwer Academic Publishing 2001.
Институт
рефлексивных процессов и управления
125009, Москва, ул. Тверская 6, стр. 3, оф. 288 Тел./факс: 229-63-14 e-mail: lepsky@online.ru
В соответствии с рекомендациями III Международного симпозиума "Рефлексивные процессы и управление" в апреле 2003 года в Москве зарегистрирован Институт рефлексивных процессов и управления (автономная некоммерческая организация).
Целью Института (выписка из Устава) является предоставление услуг в области образования, здравоохранения, культуры, науки, права, физической культуры и спорта по следующим направлениям:
* Разработка рефлексивных технологий установления взаимопонимания и доверия различных типов субъектов (государств, этносов, сообществ, граждан и ДР-)-
* Разработка рефлексивных технологий стратегического управления и развития с участием и учетом интересов разнообразных типов субъектов (государств, этносов, сообществ, граждан и др.).
* Разработка рефлексивных технологий обеспечения защиты субъектов и отношений между субъектами (в частности, государствами) от скрытого вмешательства других субъектов.
* Разработка технологий "пробуждения" и поддержки рефлексии различных типов субъектов, в том числе граждан. Формирование рефлексивной культуры различных типов субъектов (индивиды, группы, сообщества, организации и др.).
* Разработка гуманитарных технологий информатизации общества (включая СМИ) на основе рефлексивного подхода.
* Осуществление экспертизы (рефлексивного анализа) ситуаций, конфликтов, документов и др.
* Координация работ в области рефлексивных исследований и разработки рефлексивных технологий.
Щш/илаша&м, г* с&ггцьууни/ьеопь&у
Генеральный директор Института В.Е.Лепский
Фонд содействия становлению и развитию
гражданского общества и социального государства
"СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ"
125009, Москва, ул. Тверская 6, стр.3, оф.288 Тел./факс: 229-63-14 e-mail: sdfund@mail.ru
Основной целью Фонда является разработка, реализация стратегических документов и проектов развития России, инициатив и программ, направленных на содействие становлению и развитию гражданского общества и социального государства, возрождению духовно-нравственных традиций народов России, созданию условий благополучия для всего населения страны.
ДЛЯ достижения своих целей Фонд ставит и решает следующие задачи:
"Л разработка и реализация с привлечением общественности, так и совместно с
отечественными и зарубежными специалистами, российских и международных проектов, инициатив и программ, входящих в сферу деятельности Фонда;
"& создание и внедрение новейших технологий постановки и решения стратегических проблем развития России;
"& осуществление и финансирование независимой экспертизы отечественных, зарубежных и международных инвестиционных проектов, инициатив и программ, входящих в сферу деятельности Фонда;
"Л финансирование и осуществление в установленном законодательством порядке, как самостоятельно, так и совместно с отечественными и зарубежными юридическими и физическими лицами, курсов, учебных центров, факультетов, лекториев, клубов, школ (колледжей), проведение консультаций, собеседований, конференций, семинаров, симпозиумов, коллоквиумов по проблемам, входящим в сферу деятельности Фонда;
"Л взаимодействие с органами государственной власти Российской Федерации и
органами местного самоуправления по вопросам постановки и решения стратегических проблем развития России;
"Ct непосредственное взаимодействие с любыми зарубежными и международными учреждениями и организациями по вопросам, входящим в сферу деятельности Фонда;
Л вступление в международные общественные объединения, приобретение прав и выполнение обязанностей, соответствующих статусу этих международных общественных объединений, поддержание прямых международных контактов и связей, заключение соглашений с зарубежными некоммерческими неправительственными объединениями;
"& создание в городах и селах Российской Федерации комиссий содействия фонду и использование их инициатив и поддержки для осуществления различных форм практической деятельности Фонда;
"Л создание комиссии (рабочих групп) общественности по наиболее важным и требующим коллективных усилий вопросам, относящимся к компетенции Фонда.
Щш/илашалм, л соггцьуфми/ьоопьбу
Президент Фонда Е.А.Харитонов Вице-президенты: В.Е.Лепский, А.М.Степанов
Международный научно-практический междисциплинарный журнал
РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ
на сайте http://www. reflexion. ru
РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ
Тезисы IV Международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва
Издательство "Институт психологии РАН"
ИД № 03726 от 12 января 2001 г. 129366, Москва, ул. Ярославская, 13
Технический редактор Б.М.Бороденков
Подписано в печать 24.09.2003. Формат60х90/16
Тираж 300 экз. Объем
Отпечатано в ООО "Издательский Дом "Телер-Инфо" 125299 Москва, ул. Космонавта Волкова, 12


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ