СОДЕРЖАНИЕ

Методы социологических исследований

2005 г.

П.В. РОМАНОВ

СТРАТЕГИЯ КЕЙС-СТАДИ
В ИССЛЕДОВАНИИ СОЦИАЛЬНЫХ СЛУЖБ

РОМАНОВ Павел Васильевич - доктор социологических наук, профессор, директор Центра
социальной политики и гендерных исследований (Саратов).



Этнография организаций и кейс-стади

Для изучения низового уровня социальной политики, где оперируют такие агентства и акторы, как
социальные службы и социальные работники, полезно использование этнографических кейс-стади. Сразу
отметим, что применение понятия "этнография" относится к трем разным сферам научного знания:
дисциплине, жанру и методу (см. подробнее: [1]). Этнография хорошо известна российскому читателю в
качестве научной дисциплины, занимающейся исследованием образцов традиционной культуры, быта народов,
удаленных от индустриальной цивилизации территориально и во времени. Этнографический подход к
социологическому исследованию повседневной жизни в качестве метода сбора данных и жанр
представления результатов сегодня вместе с другими качественными методами распространяется в
отечественной социальной науке. Отличительный признак этнографического исследования - скрупулезное
внимание к деталям, рассмотрение особенностей какого-либо процесса или института посредством
включенного наблюдения, глубинных интервью, анализа документов. Применяемые в изучении внутренней
жизни учреждений, эти инструменты сбора данных подразумевают аналитический интерес к структурам
повседневной жизни, организационной культуре во всей совокупности ее проявлений. Принципиальное
отличие этой методологии - в той сокращенной дистанции между "своим" и "чужим" миром, между
социологом и информантом, которая выступает условием естественности ситуации исследования, основой
доверия и благожелательного отношения со стороны членов сообщества. Но в то же время для
исследователя, применяющего этнографические методы, такая методология является источником каждо-
дневных испытаний, личностных переживаний и этических дилемм.
Этнография организации является по преимуществу кейс-стади (case-study) и обладает типичными для
этого типа исследования методологическими допущениями. Заметим, что такие исследования проводятся
на одном объекте - случае (case), каким является некое сообщество, отдельно взятое социальное явление,
класс действий или область деятельности. Изучение случая опирается на выделение частных единиц для
анализа - личных биографий, отдельных предприятий, населенных пунктов, типов потребления или трудовой
деятельности (в отличие от индикаторов или переменных, составляющих схему сбора "сырых" данных в
количественных исследованиях). Организации или другие случаи, выбранные для анализа, можно сравнивать
между собой,




101
составлять классификации. Отчет по разным типам кейс-стади содержит описания и рекомендации,
основа которых - не расчет уровня доверия к данным, а представление спектра событий, типов социальной
практики, способов социального взаимодействия. С учетом специфики этих полевых практик и
особенностей представления результатов в отчете, статье или книге сложилась определенная система
увеличения надежности данных, известная под термином "триангуляция" [2]. В качественной социологи-
ческой методологии имеется в виду использование повторной и параллельной проверки надежности
полевых материалов, а также такие способы сбора и анализа полевых материалов, когда в группе
обязательно присутствие исследователей разного пола, расы, возраста, чтобы избежать односторонних
интерпретаций, вызванных возможными предубеждениями участников исследования.
В литературе представлены различные типы кейс-стади. Например, Л. Стенхауз выделяет
эвалюаторное (направленное на оценку эффективности), образовательное и этнографическое кейс-
стади [3]. Р. Йин предлагает свою классификацию, в которой называет такие типы, как аналитическое
(объяснительное) и описательное кейс-стади [4]. Описательная стратегия заключается в поиске
ответов на вопрос "как", и задача состоит в подробном описании некоторого социального явления или
института, В свою очередь, объяснительная стратегия призвана найти ответ на вопрос "почему" и
осуществить поиск причин и факторов, оказывающих влияние на ситуацию. В этом случае кейс-стади не
просто позволяет уточнить факты и упорядочить массу деталей, но способствует формулированию
теории [5],
Сегодня методология кейс-стади - разработанный и широко применяемый в социальных науках
инструментарий. В отечественной науке она используется сравнительно недавно, но уже стала источником
новых идей и интересных открытий. Перспективным направлением в развитии этой полевой стратегии
стало исследование организаций. Достаточно хорошо известен опыт применения подобных методов в
исследовании промышленных предприятий [6], крестьянского подворья [7].
Исследования социальных служб и социальной политики, также как организационная социология,
анализ организационного поведения и прикладной политологии, сформировали традицию в зарубежной
социологии. Опираясь на кейс-стади и методы невключенного наблюдения, П. Блау осуществил
исследование организационных процессов, где продемонстрировал многие достоинства и недостатки
этой методологии [8]. Он весьма осторожно отметил, в частности, что несмотря на то, что выборка в таких
исследованиях не является случайной и количество единиц исследования невелико, все же на основе
сравнения данных возможно сделать определенные обобщения по поводу деятельности формальных
организаций. (В нашей полевой работе по исследованию социальных служб [9] мы тоже исходили из
этого предположения, трактуя полученные данные как примеры воплощения организацией социальных
отношений, характерных для современной российской ситуации.)
В контексте обсуждения методологии Блау приводит и ряд основных трудностей, связанных с
применением наблюдения как основного метода сбора данных. Исследование формальных организаций
неизбежно сталкивается с такими трудностями, как "хоуторнский эффект" (возможное влияние
наблюдателя на деятельность наблюдаемого субъекта), и поиск типичности в череде наблюдаемых
социальных взаимодействий. Иными словами, необходим некоторый навык, чтобы определить, какое из
взаимодействий считать важным, типичным и существенным с точки зрения исследования [10]. Эти
соображения были положены в основу целого ряда исследований организаций, относящихся к системе
социального обеспечения.
Так, Э.С. Холл в исследовании отделов регистрации в социальных службах нескольких британских
городов уделил особое внимание вопросам методологии, в частности, проблеме "хоуторнского эффекта"
[11]. Холл замечает, что если на ранних стадиях исследования присутствие исследователя и оказывает
определенное влияние на организационный контекст, то с течением времени значение этого эффекта
ослабевает и перестает быть существенным [12]. Британский исследователь проводил




102
свое исследование достаточно долго, и работники социальной службы перестали воспринимать
его как нечто непривычное: "я работал в отделе более года, прежде чем занялся
непосредственно практиками регистрации клиентов, и к тому времени воспринимался, в
значительной степени, как элемент меблировки" [12, р. 17]. В нашем проекте в ряде случаев
мы были лишены возможности "превращения" в деталь интерьера, поскольку не могли
уделить столько времени проведению этнографического наблюдения, сколько бы хотелось.
Однако шестеро наших коллег работали в исследуемых организациях, что в некоторой
степени делало их инсайдерами в отношениях с информантами. Другие исследователи
задействовали свой социальный капитал от предыдущего общения с администрацией и
сотрудниками учреждений.
Начиная с 1970 г., стратегия кейс-стади оказалась востребованной за рубежом в
управлении социальными службами при оценке их эффективности. Результаты такой работы,
проводимой независимыми экспертами из академических учреждений, содержали не только
позитивные оценки, но и критику, а также подробные рекомендации по улучшению
деятельности отдельных направлений. Эти отчеты довольно часто публиковались и становились
предметом обсуждения в связи с реформами в социальной политике и поиском оптимальных
способов администрирования в этой сфере. В Великобритании значительным было внимание,
уделяемое изучению социальных служб на местном уровне [13]. Среди работ этого периода
заслуживают внимания исследования отдельных видов социальных сервисов и направлений
социальной работы, например, с пациентами психиатрических клиник [14], пожилыми [15], а
также с лицами, совершившими нетяжкие преступления и отбывающими условный срок
заключения [16]. Кейс-стади имеет общие корни с методом индивидуальной социальной работы
со случаем (case-work), который традиционно практикуется в качестве важной диагностической
процедуры для идентификации условий жизни и проблем клиента.

Контекст и случаи

Концепция кейс-стади опирается на определенные представления о природе случая и на
аналитическую стратегию, представляющую собой логический каркас для сбора и интерпретации
данных. В качестве случая здесь предстают, по сути дела, несколько социальных феноменов,
каждый из которых обладает как уникальностью, так и достаточной степенью типичности. Кейс-
стади, а особенно этнографический вид этого исследования, - всегда динамическое
балансирование между детальной описательностью, фокусирующейся на особенностях той или
иной социальной практики, и стремлением выйти на объяснения более широких закономерностей.
При изучении разных аспектов постсоветской социальной политики и социальных сервисов в
практических и академических целях необходимо стремиться сделать результаты работы
полезными для тех, кто изучает эти же проблемы, пытаясь преодолеть уникальность, присущую
этнографическим нарративам. Этого можно добиться разными способами, например, включая в
каждое описание элементы теоретического и исторического обзора данного типа организации,
профессии, направления социальной политики. Такой анализ, на наш взгляд, позволяет, с одной
стороны, подняться над единичным фактом и поместить его в более целостную и при этом
подвижную картину постсоветской социальной реальности, а с другой стороны, продемонстриро-
вать черты исторической преемственности.
Какие случаи могут стать предметом анализа исследований социальной работы? Договоримся,
что в данной исследовательской области случай представляет собой отдельный фрагмент
социальной реальности, рассматриваемый в пространственно-временном измерении и
воплощенный в том или ином направлении социальной политики, организационном контексте
определенного учреждения и действиях конкретных специалистов. Мы можем выбирать случаи в
контексте места и времени, поэто-




103
му каждый из них имеет пространственно-временное измерение, а также отражает фокус исследования
и уровень рассмотрения социальной проблемы.
Например, проблема социального статуса и социальной защищенности пожилых людей может
рассматриваться как в сравнительно-историческом ключе, так и под "микроскопом" (здесь-и-теперь) в
контексте конкретной организации. Через случай конкретной организации мы рассматриваем не только
специфику и эффективность социальной политики, но и обобщаем проблемы пожилых людей в
современной России. Рассматривая школу-интернат для детей с нарушениями опорно-двигательного
аппарата в качестве такого случая, мы можем увидеть, как относятся к инвалидам в нашем обществе,
откуда рекрутируются взрослые инвалиды в дома престарелых, а рассматривая социальную политику в
отношении инвалидов, анализируем ресурсы и барьеры современной ситуации в этой области [9].
Случаи не просто взяты в пространственно-временном контексте, они дают образ, метафору этого
контекста.
В исторической перспективе изучение социальной работы отражает конкретный временной срез со
всеми его. особенностями и свойствами. Здесь мы имеем в виду изменчивость социально-экономических
обстоятельств, особенно ярко проявляющуюся в условиях трансформационного периода, с одной стороны,
а с другой - тот факт, что любой момент в истории развития какого-либо института предстает отягощен-
ным (или, наоборот, обогащенным, в зависимости от точки зрения) предыдущим опытом. Этот опыт
влияет на настоящее и будущее развитие, включает в себя знания поколений людей, вовлеченных в
деятельность данной институции, а также идеологии, практики работы, особенности организационной
культуры, выраженные в физическом окружении - стенах, мебели, устройстве кабинетов и пространственной
организации учреждений. История учреждений, коллективов и отдельных людей тесно сплетена с
историей их физического окружения. Это - наследие, за которое сражаются действующие лица, чему они
присваивают наименования, переустраивают, реконструируют и создают заново в целях установления
своего порядка.
Вот почему, разрабатывая стратегию кейс-стади, необходимо изучать и давать обзор исторического
среза проблемы. Изучение социальной политики должно стать одним из уровней анализа, в результате
которого тот или иной "случай" помещается в определенный контекст. "Случаи", или образцы
социальной политики по отношению к семье, пожилым или инвалидам позволяют, опираясь на
конкретные факты, проанализировать те структурные элементы, которые "вплетаются" в живую ткань
повседневного опыта людей.
Одна из особенностей работы исследователя социальной службы в стратегии кейс-стади в том, что
очень трудно сохранять актуальность исследования, запечатлевая ускользающий образ времени.
Социально-исторические факты фиксируются и подвергаются систематической обработке и
документированию, предоставляя материал для сравнения. В то же время работы в этой области,
проведенные коллегами в других социальных службах, городах, могут противоречить друг другу по
некоторым вопросам. Новые материалы и противоречия расширяют границы изучаемой реальности, они
позволяют обсуждать нововведения в политическом аспекте, с учетом уже выявленного контекста или
предлагая свое видение ситуации. Однако важно учитывать особенности методологии
этнографического кейс-стади современного общества и затруднения, связанные с попытками
фиксировать постоянные социальные изменения.
Не менее важно географическое измерение "случая" в исследованиях социальной работы. Поскольку
исследование обычно осуществляется в конкретном населенном пункте, оно может содержать указания
на культурный и географический контекст. Многое в развитии социальной политики в регионе зависит
от приоритетов местной власти — губернатора, групп политических или экономических интересов,
отдельных руководителей ведомств, корпораций, а также экономического состояния региона. В одних
регионах могут наличествовать традиционные системы соседской поддержки (совершенно
отсутствующие в других). Традиционная роль сообществ может по-




104
разному проявляться в городе и селе, различаются уровень жизни, содержание и способы
формулирования социальных проблем. Этнокультурные особенности управления и социальной
поддержки тоже проявляют себя по-разному. Все это задает специфический контекст, в котором
развивается социальная работа, формируются определенные типы профессиональных качеств и
организационной культуры. В этом отношении результаты любого исследования в стратегии
кейс-стади, с одной стороны, шляются особенными, характерными лишь для одного города, а с
другой — типичны, содержат узнаваемые повсюду детали и возможность экстраполировать
наблюдения и выводы на другие регионы.


Процедура полевого исследования

Несмотря на то, что исследователи бывают хорошо знакомы как с организацией, в которой
проводятся кейс-стади, так и с сотрудниками тех служб и ведомств, с которыми нужно тесно
взаимодействовать в ходе выполнения проекта, первым важным условием сбора данных
является выработка этнографической дистанции [1]. Это подразумевает попытки смотреть на
привычные практики так, словно бы они были чужими, подмечая такие их особенности и
свойства, которые в обычных обстоятельствах кажутся естественными. Кроме того, важно
сфокусироваться на сюжетах, существенных с точки зрения целей исследования. Чтобы этого
достичь, разрабатывается путеводитель (гид) интервью, включающий вопросы по разным
аспектам повседневной деятельности социальных служб и управления социальной
политикой в регионе. Как правило, это гибкий вопросник, где отражены темы беседы, которая
может фокусироваться тем или иным образом самим интервьюером в зависимости от ее хода.
Кроме того, необходим подготовительный инструктаж-тренинг с исследователями, принимающими
участие в сборе данных, разработка специальных инструкций.
Стратегия такого интервью подразумевает довольно высокий уровень рефлексии У
интервьюера, способность контролировать ход беседы, гибко подходить к последовательности
вопросов и получению дополнительной информации, которая имеет отношение к целям
исследования, но появляется неожиданно. Собрать такую информацию - непростое дело, его
успех во многом зависит от того, насколько интервьюер сумел установить доверительные
отношения с информантом, как была построена беседа и т.п.
Для рассмотрения уникальности и одновременно типичности социальной политики на
местном уровне, исследование можно разбить на три этапа, каждый из которых отличается
своими целями, задачами и стратегией сбора полевых материалов. На первом этапе главной
задачей может стать описание общего контекста развития социальной политики в России и, в
частности, на региональном уровне. Основные методы сбора данных здесь - интервью с
управленцами, поиск ключевых информантов, сбор разрозненных данных из различного рода
документов и средств массовой информации. Одновременно может идти поиск тех организаций
социальной защиты населения, которые в будущем станут объектами детального
этнографического кейс-стади. На втором этапе начинается сбор информации в нескольких
организациях с применением этнографических методов. И, наконец, третий этап посвящен
написанию отчетов, редактированию, систематизации полученных данных и подготовке ма-
териалов исследования к публикации. Каждый из этапов может занимать от месяца до
полугода и более, что часто определяется специфическими целями - например, когда
исследователь считает необходимым лучше узнать организационную субкультуру и ближе
познакомиться с повседневными практиками трудовой деятельности.
Итак, этнографический этап работы, связанный с проведением кейс-стади, предваряется
подготовительным сбором разноплановых материалов. Во-первых, необходимо изучить
документы, отражающие деятельность местных властей по развитию и Управлению местной
социальной политикой - ведомственные отчеты, программы




105
развития, статистику. Во-вторых, важно просмотреть материалы местной и центральной печати, в
которых прослеживается динамика репрезентаций социальных проблем в средствах массовой
информации. В-третьих, провести интервью с представителями местной администрации,
руководителями социальных служб. В ходе исследования организаций при использовании
документальных материалов очень важно понять, как и для каких целей они создавались, какие скрытые
мотивы двигали их авторами, а также искать то, что не нашло отражения в официальных сводках.
Документы, используемые в исследовании организаций, приобретают значимость на фоне устных
свидетельств очевидцев, их воспоминаний и индивидуальных интерпретаций. Следует учитывать
особенности организационного контекста, в частности, те властные отношения, которые влияют на позицию
респондентов. Исследования организаций могут быть представлены следующими примерами: анализ
проблем взаимодействия специалистов и клиентов в Центре планирования семьи, Центре помощи
женщинам, семье и детям; изучение трудовых отношений и управления в социальной службе;
динамика статусов и властных отношений в контексте лечебного учреждения. Выясняя явные и скрытые
установки сотрудников, ценности организационной культуры, механизмы власти и контроля, степень
удовлетворенности клиентов, исследователи могут проводить оценку эффективности, вырабатывать
рекомендации по повышению качества обслуживания.
Первые беседы с сотрудниками помогают определить, кто в организации может быть полезен в
качестве источника информации, кто станет ключевым информантом, какого рода документы
существуют. Фигура исследователя и особенности его личного опыта становятся весьма значимыми
факторами в этой ситуации,
В организационных исследованиях применяются методы включенного наблюдения, которое требует
известного научного и житейского опыта, чтобы определять, какие из ситуаций являются значимыми для
исследования и почему. Для того чтобы адекватно воспринимать многообразие организационных
контекстов, нужно выработать у себя адаптивность и гибкость, оставаясь при этом верным
профессиональной этике, а также академической тщательности и независимости. В качественном поле-
вом исследовании применяют навыки внимательного наблюдения и слушания, записи по памяти и вообще
регулярные записи. До вхождения в поле новичок практикует наблюдение за обычными деталями ситуации
и записывает их. Внимание к деталям и записи по памяти могут совершенствоваться по мере накопления
практики.
Полевое исследование в качественной традиции начинается с общей темы, а не с детальных
гипотез. Исследователь не должен зацикливаться на каких-то первоначальных, может быть, ложных
концепциях. Здесь требуется хорошая подготовка, но еще и открытость для новой информации. Как
считает Л. Ньюман, вхождение в поле похоже скорее на очистку лука, чем на открывание двери,
поскольку социальные отношения обговариваются и формируются в процессе работы в поле [17]. Пе-
реговоры имеют место с каждым новым членом группы до тех пор, пока не разовьются стабильные
отношения, позволяющие добиться доступа к полю, получения информации и ослабления враждебных
реакций. Исследователю приходится снова и снова объяснять, что он делает.
Еще одна цель подготовки к роли полевого исследователя связана с тем, что работа в поле может
иметь сильное воздействие на идентичность исследователя и его мировоззрение, трансформировать
личность исследователя. Знание социального контекста в той или иной мере присутствует у социолога
изначально. Однако полная вовлеченность в контекст мешала бы воспринимать свое как чужое или, по
образному выражению М. Хаммерсли, "делать знакомое неизвестным", то есть выявлять в знакомой
рутине известных связей характерные элементы, типизирующие данную культурную среду и придающие
ей определенную специфику. Являясь "аборигенами", мы часто проходим мимо каких-то событий, которые
людям со стороны могут показаться важными и интересными. Поэтому так значимы постоянные
обсуждения с коллегами, обладающими другим жизненным опытом. Лишь со временем и тренировкой



106
возникает особое чувство отстраненности, помогающее исследовать мир организации извне,
даже будучи в постоянном непосредственном контакте с ним. Особенно актуальна
исследовательская дистанция при изучении властных отношений в организациях. Такого рода
взаимодействия часто скрыты от непосредственных участников, однако постоянно нормируют их
жизнь.
Позиция отстраненности подразумевает следующее: ставить под сомнение обычные вещи и
замечать каждодневные детали или смотреть на них глазами "аутсайдера". Отстраненность
помогает исследователю видеть привычное по-новому, а это обнаруживает те аспекты
окружения, которые не осознаются членами группы. Позиция отстраненности стимулирует
исследователя к тому, чтобы пересмотреть свой собственный социальный мир. Погружение
исследователя в другую среду нарушает привычный ход мыслей и поступков. Полевому
исследователю необходимы навыки общения и личное обаяние, чтобы установить дружеские
отношения. Устанавливая такие отношения, исследователь принимает все на веру и
одновременно ничему не верит, так как подвергает каждый факт рефлексии. Достигая
понимания точки зрения члена группы, полевой исследователь переходит к следующему этапу
- думать и действовать, исходя из этой позиции.
В полевом этнографическом исследовании очень важно обращать внимание на жаргон
организаций, групп или субкультур [17]. Люди, которые взаимодействуют друг с другом в
течение какого-то времени, вырабатывают общие символы и терминологию. Новые слова
появляются благодаря особым событиям, предположениям или отношениям. Жаргон (иначе
говоря - свой язык) имеет большое значение для понимания ценностей группы и тех способов,
какими ее члены постигают окружающий мир. Материалы в полевом исследовании
фиксируются обычно в виде полевых заметок.
Пристальный взгляд организационного этнографа, направленный на повседневную
деятельность сотрудников рассматриваемых организаций, на те пласты информации, которые
не доступны иначе, как при непосредственном участии в каждодневной работе специалистов и
учреждений, обязывает исследователей соблюдать этические принципы, среди которых важную
роль играет анонимность. Этика полевого исследования требует, чтобы информанты или
люди, о которых говорится в публикациях на основе собранных данных, дали свое согласие на
обнародование их подлинных имен, названия организации и города, где эта организация
находится. Часто исследователи прибегают к зашифровке всех наименований, используя
псевдонимы, чтобы достичь анонимности информации (хотя это может вступать в некоторое
противоречие с принципом этнографической детализации контекста). Исследователь, кроме
того, должен решить, в какой мере он расскажет о себе и об исследовании в той группе, где
собирает данные.
Для иллюстрации особенностей работы по изучению организаций социальной работы
приведем план этнографического кейс-стадии в том виде, в каком он нашел применение в
нашем исследовании [9].

План этнографического кейс-стади социальной службы

Историческая справка. Адрес, специфика организации, характеристика помещения,
оснащенность оборудованием, условия работы. Почему возникла служба? Когда? Ее задачи.
Откуда исходила инициатива ее создания? Основные этапы становления и нынешний этап,
отношение с властями.
Описание службы. Подробно описать помещение, расположение рабочих столов, подсобных
помещений, мест для клиентов - выделены ли они, где находятся, имеются ли стулья; описать
"наглядную агитацию": что висит на стенах, какие надписи. Как организовано место, где
принимают клиентов; как происходит выяснение про-
107
блем клиентов, их регистрация и распределение по специалистам. Кто осуществляет прием клиентов?
Как этот прием протекает (описание)?
Финансирование. Составить таблицу финансирования по годам. Источники финансирования (если
разные, то отразить это в таблице и дать динамику по годам). Собрать пояснения по финансированию:
почему именно таким оно было в данном году, что это в результате обусловило; удовлетворенность
общим финансированием, на что не хватает денег, на что бы направили деньги, если бы они
появились. Связь с отечественными и зарубежными программами по социальной работе соответству-
ющего профиля, международная поддержка.
Динамика численности сотрудников центра (службы). Результаты свести в таблицы по годам, дать
пояснения. Образование сотрудников, текучесть, как менялись уровень и характер образования. Откуда
пришли сотрудники, руководители. Практический опыт социальной работы - где приобрели, сколько лет, в
какой области. Теоретический опыт - какие квалификационные дипломы имеют, какого учебного центра,
какая специализация, когда получили. Довольны ли обучением, какие из теоретических знаний оказались
востребованы.
Группы работников. Какие группы работников существуют (по опыту, специализации, профессии и
др.)? Как они отличаются друг от друга по образованию, зарплате, по доступу к определенным ресурсам?
Можно ли осуществить переход из одной группы в другую и как это сделать? Какая группа наиболее
влиятельна и престижна, как она определяет деятельность других групп? Как в нее входят и как
покидают? Опишите элементы групповых субкультур.
Идеология, В каких профессиональных ассоциациях состоят сотрудники? Где и как они обсуждают свои
проблемы? Основные идеологические установки.
Этика. Какие противоречия, дилеммы встречаются в работе? (Собрать примеры.) Чем
руководствуются работники в повседневной работе? Что считают ценным и правильным?
Следующие вопросы можно использовать для интервью с рядовыми сотрудниками и
руководителями: Какими этическими принципами вы руководствуетесь в своей работе? Где
сформулированы эти принципы? Насколько они общеприняты среди представителей вашей профессии?
Как вы их узнали? Что произойдет, если вы узнаете, что кто-либо из тех ваших коллег (руководителям -
коллег и подчиненных), занимающихся социальной работой, нарушил эти принципы?
Язык. Составить словарь "внутреннего языка", особых словечек, терминов, в том числе тех, какие
используются внутри службы для обозначения клиентов, их особенностей. Какими из слов "внутреннего
языка" обозначаются начальники, работа в общем и отдельные ее направления, с какой эмоциональной
окраской. Представить образцы нарративов и способов самовыражения.
Организационная культура и субкультуры. Описать стиль и формы оформления помещений: что
вывешивается на стены, что написано на них (граффити).
Отношения с клиентами, знание, мастерство. Статистика: данные об обращениях в службу по годам
- частота, динамика по отдельным направлениям. Как сотрудники повышают свое мастерство? Как
отношение к клиентам проявляется в языке, оформлении помещений, организационных символах,
документах, инструкциях, коммуникации с клиентами, персонала между собой?
Мотивация работников. Как работники мотивируются к труду? Как часто используется
материальное, символическое поощрение? Кто, как и каким образом контролирует дисциплину, качество
выполнения заданий? Насколько жестко осуществляется контроль? Каковы дисциплинарные практики?
Какие меры стимулирования применяются? Собрать коллекцию типичных практик (истории,
документы): "Как человек попадает на работу в службу11, "Как человек находит там подходящее
место", "Как делается карьера", "Конфликты в сервисной организации", "Почему человек покидает
организацию".

108
Лидерство. Что значит "хороший руководитель" в этой организации? Примеры хорошего
и плохого руководства. Есть ли лидер в организации? Совпадает ли формальное лидерство с
неформальным? Качества лидера. Как формируются навыки лидерства?
Процесс планирования. Описать, как протекает деятельность рядовых работников, как
построено краткосрочное и долгосрочное планирование, как проходят планерки (следует
присутствовать на одной из планерок, вести дневник включенного наблюдения). Принятие
решений - кто их принимает в разных случаях (относительно организации работы,
взаимоотношений с клиентом, сообществом, руководством).
Организация работы. Какие существуют процедуры регистрации, отчетности, насколько
беспрекословно они выполняются, существуют ли исключения из правил во внутренних
отношениях и отношениях с клиентами или, напротив, только правила и буква инструкции
(неформальные нормы), роль социальных работников, работа в группах, активность рядовых
членов, как построено взаимодействие с клиентом, как ведется учет жалоб и предложений?
Взаимодействие с сообществом. Как построено взаимодействие с сообществом, в каких
формах, ставятся ли цели взаимодействовать, планируются ли такие действия? Есть ли
волонтеры, как с ними взаимодействуют и организуют их работу, как сообщают о своей
работе, как работают с общественным мнением, средствами массовой информации? С какими
общественными организациями взаимодействуют в районе, как протекает такое взаимодействие в
деталях и подробностях?
Методы социальной работы. Какие методы работы с клиентами чаще всего ис-
пользуются? Приведите примеры. Откуда социальный работник узнает о методах социальной
работы? Что из этих методов взято из каких-либо книг, пособий, а что -из практики (своей,
коллег)?

Последнее замечание хотелось бы сделать относительно теоретических перспектив,
используемых в планировании, проведении и анализе результатов полевого исследования и
помогающих ориентироваться в потоке информации. Так, социально-конструкционистские,
постструктуралистские и феминистские теоретические подходы часто дают основание
усомниться в тех знаниях, представлениях и установках, которые принимаются как должное, как
неотъемлемый и неизменный фон повседневной деятельности людей. Это поможет распознать
историко-культурную специфику изучаемого контекста, а также признать неразрывную связь
между знанием и социальным действием. Тогда информанты в полевом исследовании
предстанут не пассивными объектами наблюдения, а активными субъектами, которые участвуют
в производстве смыслов социальной работы и социальной политики, с одной стороны, а с
другой - попадают в тесные рамки этих же конструктов, испытывая на себе давление социальных
установок. В этом процессе важная роль принадлежит языку организации, дискурсу социальной
политики, которые подвергаются деконструкции и пересмотру. Феминистская позиция, кроме
того, помогает вскрыть конфликт властных отношений, характерных для определенной
социальной структуры, распознать многообразные системы и факторы неравенства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Романов П., Ярская-Смирнова Е. "Делать знакомое неизвестным..." Этнографический метод в
социологии // Социологический журнал. 1998, № 1/2, С. 145-160.
2. Романов П. Социальная антропология организаций. Саратов; СГТУ, 1999.
3. Stenhaus L An introduction to curriculum research and development. London: Heinemann, 1975.
4. Yin R.K. Case-study research design and methods. Thousand Oaks; London; New Dehli; Sage, 1994.
5. Bassey M. Case-study research in educational settings, Buckingham; Philadelphia: Open University Press, 1999,




109
6. Козина И. Особенности стратегии case-study при изучении производственных отношений на промышленных
предприятиях России // Предприятие и рынок: динамика управления трудовых отношений в переходный период. М.:
РОССПЭН, 1997, С. 30-60.
7. Ковалев Е. М., Штейнберг И. Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М.: Логос,
1999.
8. Blau P.M. The dynamics of bureaucracy: a study of interpersonal relations in two agencies. Chicago: Chicago University
Press, 1963.
9. Социальная политика и социальная работа в меняющейся России / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П.
Романова. Москва: ИНИОН РАН, 2000.
10. На эти проблемы обращали внимание многие исследователи, в частности, у Francis R.G., Stone R.C. Service and
procedure within a bureaucracy. Minneapolis: Minnesota University Press, 1956.
11. Название данного феномена восходит к практике "Хоуторнского проекта" (1927-1932 гг.), где социальные
психологи и организационные антропологи из Чикагского университета под управлением Э. Мейо применяли
метод наблюдения и впервые описали трудности, связанные с его использованием. "Хоуторнский эффект" хорошо
описан в отечественной литературе, например: Батыгин Г. С. Лекции по методологии социологических исследований.
М.: Аспект-Пресс, 1995.
12. Hall A. S. The point of entry: a study of client reception in the social services. London: Alien and Unwin, 1974.
13. Donnison D. Social policy and administration revisited: studies in the development of social services at the local level.
London: Alien and Unwin, 1975; Social work in context: a comparative study of three social services teams. London:
Tavistock, 1983.
14. Christian L. Approved social work?: ten mental health case studies - before and after the 13 Act. Norwich: University
of East Anglia in association with "Social work today", 1985.
15. Godlove C. Time for action: an observation study of elderly people in four different care environments. Sheffield: Joint
Unit for Social Services Research; University of Sheffield in collaboration with journal "Community Care", 1982.
16. "Going local" in probation?: case studies in community practice. Norwich: University of East Anglia Social Work
Programme, 1985.
17. Neuman L.W. Social research methods: qualitative and quantitative approaches, 2nd ed. Boston etc.: Allyn and
Bacon, 1991. См.: Возможности использования качественной методологии в гендерных исследованиях: Материалы
семинаров / Под ред. М. Малышевой. М.: МЦГИ, 1997.




110



СОДЕРЖАНИЕ