<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

p (0,01]. Чтобы оценить различия по каждой содержательной категории, мы преобразовывали данную таблицу в таблицу 2 х 2, сопоставляя эту категорию со всеми остальными и принимая df=1. По всем темам, за исключением категории "разное", обнаружены статистически значимые различия.
В собрании граффити со стен "обычных" школ значительно чаще встречаются граффити на темы подростковой субкультуры. На зданиях "других" чаще встречаются ругательства и оскорбления, имена и отметки о пребывании, романтические и сексуальные надписи. Несмотря на то, что "вклад" таких школ в общее количество граффити составил 36%, на них обнаружено 40% от общего числа ругательств и оскорблений, 46% имен и отметок о пребывании, 50% романтических и сексуальных граффити.

Таблица 4. Количество и доля граффити по каждой содержательной
категории в школах разного типа, значения хи-квадрат

Категории надписей
"Обычные" школы
"Другие"
школы
Всего

Значение
критерия
n
%
n
%
N
%
х2
Агрессивные
141
26,0
95
30,4
236
27,6
6,93**
Ругательства
37
6,8
34
10,9
71
8,3
15,14**
Оскорбления личные
58
10,7
46
14,7
104
12,2
9,8 **
Оскорбления групповые
46
8,5
15
4,8
61
7,1
14,04**
Неагрессивные
401
74
217
69,6
618
72,4
--
Названия и символы
подростковой субкультуры
207
38,2
66
21,2
273
32,0
102,62**
Имена и отметки о пребывании
74
13,6
62
19,9
136
15,9
21,04**
Любовь и секс
37
6,8
37
11,8
74
8,7
22,84**
Разное
83
15,4
52
16,7
135
15,8
0,72
Всего
542
100
312
100
854
100
4,13*
*p ( 0,05;
**p ( 0,01

Граффити агрессивной категории в целом чаще обнаруживались на зданиях школ с конкурсным отбором. При дополнительном сопоставлении было обнаружено, что тип школы связан с частотой встречаемости отдельных видов агрессивных граффити. Групповые оскорбления чаще встречаются на "обычных" школах, а ругательства и личные оскорбления - на "других".
Выводы

Стереотипное представление о настенных рисунках и надписях подразумевает агрессивность содержащихся в них высказываний. Когда мы говорим о "заборных надписях", то обычно представляем себе что-то оскорбительное и неприличное. Судя по нашим данным, на самом деле это не совсем так. Надписи, содержащие ругательства или оскорбления, то есть агрессивность, выраженную на уровне языка, в целом составили лишь 28%. Возможно, матерные выражения и другие грубые слова просто больше привлекают внимание.
В целом можно сказать, что тематика настенных надписей оказалась не очень разнообразной. Четыре темы - подростковая субкультура, имена, личные оскорбления и ругательства охватывают 68% всех надписей. К сожалению, в нашем распоряжении нет аналогичных отечественных данных для сопоставления. Имеющиеся зарубежные исследования касаются, как правило, надписей, собранных в туалетах колледжей и университетов8. Их результаты трудно сопоставить с нашими данными из-за возможного влияния культурных различий, возраста авторов и особенностей содержания туалетных надписей.
Главная тема, волнующая авторов настенных надписей, - это выражение своих пристрастий и вкусов в области популярной музыки, а также высказывание пренебрежения к тем командам и исполнителям, поклонниками которых они не являются. Возможно, именно музыкальные увлечения выполняют для них функцию самоутверждения, а также разграничения "своих" и "чужих".
Примечательно, что тема любви и дружбы, столь важная для подростков, оказалась слабо выраженной. То же можно сказать о сексуальной тематике, спорте и наркотиках. Возможно, что эти сферы, в отличие от музыкальных увлечений, не являются существенными элементами подростковой субкультуры. Однако чтобы проверить эти предположения, нужны более подробные исследования.
Обнаруженные нами социальные различия в содержательной структуре надписей, связанные с типом школы, позволяют предположить следующее. Как мы отмечали, на "обычных" школах преобладают надписи, связанные с субкультурной тематикой, тогда как на "других" школах в целом преобладают граффити, касающиеся межличностных отношений. Возможно, эти различия отражают неодинаковость типов личностной идентичности, характерной для учеников школ разного типа. Учащиеся "обычных" школ в большей мере тяготеют к коллективному "Я", соотнося себя с субкультурным сообществом, основанном на сходстве или различии музыкальных пристрастий. Ученикам "других" школ, возможно, свойственна большая индивидуалистичность и потому меньшая значимость самоутверждения посредством соотнесения себя с "мы-группой" или "они-группой". Другое различие касается агрессивности надписей. Представляется, что обучение в "других" школах связано с более серьезными нагрузками на эмоциональную сферу подростка. Учебный процесс в этих школах более напряженный, больше дополнительных и факультативных занятий, труднее поддерживать необходимый уровень знаний. Возможно, что все это вызывает излишнее эмоциональное напряжение, находящее выражение в том числе в анонимных агрессивных высказываниях посредством граффити.

Отношение старшеклассников к граффити

Выборка, метод, инструментарий. Опрос проводился феврале 1999 г. в 6 школах одного из центральных районов Санкт-Петербурга в 9-х классах. Задачами исследования были: выяснить представления подростков о степени распространенности граффити, об их содержании, мотивах их создания, о мерах по регулированию их появления и ряд других. Сравнивались мнения учащихся разных школ, а также юношей и девушек.
Выборка выравнивалась по типу школы. С помощью экспертных оценок были отобраны 3 типичные "обычные" школы и 3 типичные "другие" школы. Всего было опрошено 252 старшеклассника: 123 учащихся в первых и 129 учащихся во вторых. Забраковано 4 анкеты. Таким образом, объем анализируемой выборки составил 248 человек. Средний возраст респондентов 14,4 года. Опрошены 121 юноша и 127 девушек.
Исследование проводилось методом группового опроса. По согласованию с администрацией школы анкета заполнялась в течение урока (40 мин).
Наличие опыта оставления граффити фиксировалось на основании самоотчета респондентов. В соответствии с задачами исследования были разработаны вопросы, касающиеся восприятия рисунков и надписей, отношения к ним, представлений о мотивах оставления граффити и способах регулирования этого явления. Все они являлись закрытыми или полузакрытыми.

Результаты

Сначала мы рассмотрим представления подростков о феномене настенных рисунков и надписей, а затем обратимся к самоотчетам о реальном поведении.
Представления подростков о распространенности и содержании настенных рисунков и надписей. По поводу распространенности оставления граффити среди сверстников наблюдается разнообразие точек зрения. О том, что это делает практически каждый, сообщили 12% опрошенных; что большинство - 28%; примерно половина - 13%; некоторые, меньше половины - 21%, очень немногие - 24%.
Мнения учеников разных школ по поводу распространенности этой привычки не различаются. Статистически значимые различия (p(0,02) обнаружились в мнениях юношей и девушек: девушки чаще полагают, что более половины их сверстников оставляют рисунки и надписи.
Те, кто сообщили, что хотя бы раз за последний год нарисовали что-либо в помещении школы, чаще полагают, что это характерно для каждого или по крайней мере для большинства их сверстников (p ( 0,0000). Та же связь прослеживается для тех, кто оставляют граффити вне школы (p ( 0,0003). Из тех, кто сами рисуют и пишут на партах и стенах, каждый второй считает, что это делают большинство сверстников. Только каждый пятый из тех, кто сообщает, что не делает этого в школе, и каждый четвертый из тех, кто не оставляет граффити вне школы, разделяют подобное мнение. Те, кто полагают, что настенные рисунки и надписи - совершенно нормальное явление, чаще считают, что большинство сверстников имеют такую привычку, а те же, кто порицают это явление, чаще убеждены, что лишь меньшая часть подростков пишут и рисуют на стенах (p ( 0,003).
Ответы на вопрос: "Какие надписи и рисунки, на Ваш взгляд, встречаются чаще всего?" нарисовали следующую картину9: знаки и символы популярных групп, спортивных команд - 72,2%; грубые слова и выражения - 49,6%; имена, фамилии - 17,7%; признания в любви и дружбе - 16,5%; политические призывы и лозунги- 10,5%; другое - 4,4%.
Выбор субкультурной символики в качестве наиболее часто встречающейся категории граффити, как оказалось, не зависит ни от пола респондента, ни от типа школы, где он/она обучается, ни от его/ее отношения к данному явлению, ни от реального поведения по оставлению рисунков и надписей. Что касается следующих трех категорий граффити, то некоторые различия есть. Представление о распространенности грубых надписей и рисунков связано с нормативной оценкой данного явления: те, кто осуждают оставление граффити, чаще остальных убеждены в распространенности грубых надписей. Из них 60,8% считают, что чаще всего встречаются грубые граффити, тогда как среди остальных этого мнения придерживаются только 46,7% (p ( 0,07); они же в 1,5 раза чаще убеждены в превалировании грубых надписей, чем те, кто считают это явление нормальным (p ( 0,08).
Девушки достоверно чаще юношей указывают на распространенность имен и фамилий (p ( 0,03), а также любовных и дружеских признаний (p ( 0,006).
Обсуждая вопрос о том, как они в целом относятся к тому, что на стенах домов и заборах, в транспорте, в помещениях часто можно увидеть разнообразные рисунки и надписи, 17% опрошенных сообщили, что это нормальное явление; 52% - что иногда нормально, иногда нет; 21% - что трудно сказать; 11% затруднились ответить.
Нормативная оценка оказалась не связанной с полом, типом школы, образованием родителей респондента, но она явно связана с реальным опытом оставления рисунков и надписей. Те, кто считают граффити нормальным явлением, почти в четыре раза чаще оставляют граффити в школе (p ( 0,004). Те, кто осуждают оставление надписей, сами в 6,6 раз реже пишут и рисуют на стенах в школе (p ( 0,0001) и в 7 раз реже рисуют граффити вне школы (p ( 0,002), чем те, кто считают это явление нормальным или занимают неоднозначную позицию.
Те, кто привержены современной моде в молодежной культуре, в 4 раза чаще считают граффити нормальным явлением, нежели остальные (p ( 0,02). Они также реже осуждают это явление (p ( 0,03).
Респондентам предлагался перечень различных эмоциональных реакций и задавался вопрос о том, как часто они испытывают эти чувства при виде настенных рисунков и надписей (табл. 8).

Таблица 8. Частота возникновения различных эмоциональных реакций при виде настенных рисунков и надписей, % от ответивших

Реакция
Частота возникновения
Часто
иногда
редко
никогда
Веселье, интерес (N=228)
22,4
40,4
25,4
11,8
Раздражение, неприязнь (N=218)
11,0
31,2
27,5
30,3
Восхищение, удивление (N=219)
7,8
22,8
35,2
34,2
Тревога, опасения (N= 218)
1,4
6,4
21,6
70,6

Ответы показали, что более половины респондентов (63%) по крайней мере иногда испытывают интерес, рисунки и надписи их смешат. О том, что испытывают раздражение и неприятные чувства по крайней мере иногда сообщили 42%. Восхищение и удивление по крайней мере иногда чувствуют 31%, тревогу и опасения - 8% опрошенных.
Попробуем определить баланс положительных и отрицательных реакций. Тех, кто никогда не смеется при виде граффити, в 2 раза меньше, чем тех, кто часто смеется и любопытствует, а тех, кто часто испытывают раздражение, в 2,5 раза меньше, чем тех, кто таких чувств не испытывают никогда. Таким образом можно предположить, что для наших респондентов настенные рисунки и надписи, хотя и вызывают иногда неприятные переживания, не связываются с отрицательными эмоциями.
Посмотрим, как связано переживание тех или иных чувств с различными характеристиками респондентов. Значительно чаще радуются и смеются при виде граффити те, кто сами пишут и рисуют на стенах в школе (p( 0,0004) и вне школы (p( 0,0001), а также те, кто считают данное явление нормальным (p( 0,0000). Так, респонденты, которые придерживаются этого мнения, указывают, что им часто смешно и интересно при виде рисунков и надписей в 13 раз чаще, нежели те, кто осуждаютэто явление. Позитивные чувства также более выражены у тех, кто считают себя приверженцем модных направлений в молодежной среде: эти респонденты в два раза чаще остальных указывают, что никогда не испытывают раздражения и неприязни при виде граффити (p( 0,007).
Восхищение и удивление чаще отмечают опять-таки те, кто имеют привычку рисовать и писать на стенах в школе (p( 0,008) и вне школы (p( 0,01), а также любители рэпа, рэйва и катания на роликах (p( 0,03). Реже испытывают подобные чувства те, кто порицают настенные надписи (p( 0,02): 66% этих последних сообщили, что не испытывают восхищения и удивления никогда.
Тревога и опасения при виде граффити чаще возникает у юношей(p( 0,003) и у тех, кто не имеют привычки рисовать на стенах (p( 0,05).
При ответе на вопрос: "Как Вы думаете, почему люди пишут и рисуют на стенах?" были получены разнообразные ответы (табл. 9).

Таблица 9. Распределение мнений о распространенности различных мотивов создания граффити, % от числа ответивших
Мотивы
Распространенность
чаще всего
часто
иногда
практически никогда
трудно сказать
Скука, желание развлечься (N=236)
34,7
18,6
25,8
11,4
9,3
Художественно выразить себя (N=239)
24,7
19,7
30,1
16,3
9,2
Похулиганить, подразнить других (N=234)
17,5
29,5
35,5
6,0
11,5
Сообщить что-то другим людям (N=234)
16,2
19,7
32,5
20,9
10,7
Обозначить свою территорию (N= 231)
10,8
12,6
25,1
28,6
22,9
Выместить злобу, досаду (N=235)
9,8
17,4
31,1
22,1
19,6

Чаще всего отмечалось избегание скуки и желание развлечься. Стремление выразить себя художественными средствами является наиболее частой причиной оставления рисунков и надписей в глазах четверти опрошенных. Третьим наиболее распространенным мотивом оказывается является желание похулиганить, подразнить других. Желание развлечься и похулиганить оказалось, по мнению более чем половины опрошенных, наиболее распостраненными мотивами создания граффити (на первое несколько больше респондентов указывали как на "самое главное", а на второе - как на "частое").
Художественное самовыражение следовало за ними по сумме голосов, отданных позициям "очень часто" и "часто" (44%). Затем - желание сообщить что-то другим людям (36%).
Обозначение территории и вымещение злобы назвала часто встречающимся мотивом наименьшая часть опрошенных (соответственно 23% и 27%); на эти же мотивы приходится наибольшая доля респондентов, отвергнувших их распространенность и затруднившихся в ответе.
Учащиеся "обычных" школ в 1,4 раза чаще указывают на то, что скука чаще всего является причиной такого поведения, и в 3,5 раза реже полностью отвергают этот мотив (p( 0,02). Юноши и те, кто оставляют граффити вне школы, реже других отмечают скуку (соответственно, p( 0,02 и p( 0,067).
Мотив хулиганства чаще отвергают те, кто рисуют за пределами школы (p( 0,01). Однако они же чаще указывают на присутствие мотива сообщения (p( 0,02). На этот последний также чаще указывают респонденты, чье материальное положение выше среднего (p( 0,04).
Юноши в 1,7 раза чаще, чем девушки, указывают на распространенность мотива мести (p( 0,01) и чаще соглашаются с распространенностью мотива обозначения территории (p( 0,05).
Те, кто оставляют граффити в школе и те, кто это делаютвне школы, чаще отмечают мотив художественного самовыражения (соответственно p( 0,06 и p( 0,03). Чем более терпимо относится респондент к явлению граффити, тем чаще он/она называет самовыражение в качестве распространенной причины оставления рисунков и надписей (p( 0,003). Те, кто осуждаютэто явление, в 2 раза реже называют эту причину частой по сравнению с теми, кто считают рисунки и надписи нормальным явлением.
Среди опрошенных 72% согласились с тем, что нужно что-либо предпринимать, чтобы рисунки и надписи не появлялись в неподходящих места. Реже соглашаются с необходимостью каких-либо мер те, кто пишут на партах в школе (p( 0,0006) и "активные" рисовальщики, то есть те, кто более трех раз оставлял надписи и рисунки и в школе, и вне школы (p( 0,0002).
Мнений об эффективности предложенных для оценки мер разделились (табл. 10).

Таблица 10. Распределение мнений об эффективности мер по регулированию появления граффити, % от числа ответивших
Мера
Может помочь
скорее всего
не поможет
трудно сказать
Создать специальные места для граффити (N=237)
64,1
21,9
13,9
Заставить виновников самих отремонтировать(N=239)
49,4
38,1
12,6
Охранять и блокировать доступ (N=237)
29,1
43,9
27,0
Выявлять виновников и строго наказывать (N=237)
20,3
65,0
14,8
Помещать объявления с просьбой не писать на стенах (N=236)
3,4
87,3
9,3

Как оказалось, мера, эффективность которой признается большинством и отвергается наименьшим количество опрошенных - это отведение специальных мест для рисунков и надписей. Реже всего оценивались как эффективные и чаще всего отвергались объявления с просьбой не писать на стенах.
Девушки в три раза реже юношей считают наказание эффективной мерой (p( 0,0001). Те, кто пишут и рисуют в школе, с этим соглашаются реже (p( 0,05). Те, кто осуждают создание граффити, в 2 раза чаще остальных считают наказание эффективной мерой (p( 0,003).
Порицающие настенные надписи гораздо чаще считают эффективным наказание ремонтом (p( 0,0003). В свою очередь, те, кто считают граффити нормальным явлением, реже соглашаются с эффективностью такой меры, как и те, кто рисуют вне школы (p( 0,03). Те, кто рисуют в школе, несколько чаще отвергают ее и чаще затрудняются в оценке (p( 0,03). Особенно скептичны "активные" рисовальщики: они в 2,4 раза чаще остальных оспаривают ее эффективность (p( 0,0001).
В целесообразности создания специально отведенных мест девушки убеждены несколько больше, чем юноши (p( 0,05); об этом же несколько чаще говорят те, кто имеют обыкновение писать и рисовать в школе (p( 0,08).
По поводу охраны и блокирования доступа "активные" рисовальщики чаще высказывают сомнения (p( 0,01), то же справедливо для тех, кто рисуют в школе (p( 0,05) и вне школы (p( 0,01). Те, кто осуждают рисование на стенах, чаще соглашаются с этой мерой, а те, кто считают нормальным, чаще отвергают ее (p( 0,03).
Создание рисунков и надписей. Рассмотрим, насколько распространено такое поведение среди подростков и как оно связано с их социальными и личностными характеристиками, на основании самоотчетов об оставлении граффити за последний год в помещении школы и вне школы (в транспорте, на заборах, на лестницах и т. п.).
Из ответивших на этот вопрос старшеклассников 71% признали, что хотя бы раз за последний год делали надписи в школе, причем 30% более 3-х раз (табл. 11).

Таблица 11. Частота создания настенных рисунков и надписей,
% от ответивших в каждом из случаев


В школе (N=248)
Вне школы (N=247)
Более 3-х раз
33,3
17,0
1-2 раза
16,9
14,2
1 раз
20,4
8,5
Такого не было
29,3
49,0
Затруднились ответить
9,3
11,3

Опрос показал, что тех, кто оставляют граффити вне школы, 40%, а 17% делали это более трех раз. "Активных" рисовальщиков, то есть таких, кто более трех раз и оставлял рисунки и надписи и в школе, и вне школы, в нашей выборке оказалось 14%.
Рассмотрим различия по категориям респондентов.
Пол. В целом мы не обнаружили статистически значимых различий между девушками и юношами. Однако для школ с конкурсным набором половые различия проявились; девушки достоверно чаще юношей сообщают, что они пишут и рисуют на стенах и партах (p( 0,02). Для "обычных" школ прослеживается обратная тенденция: 76% юношей и 68% девушек сообщили о таких случаях (однако эти различия не являются статистически значимыми).
Успеваемость. Наши данные говорят о том, что привычка оставлять настенные рисунки и надписи в школе и на улице не зависит от успеваемости подростка.
Настроение. В целом различий по этому параметру не обнаружилось. Однако для респондентов из школ с конкурсным набором справедливо следующее: те, кто сообщает, что в последние дни находятся в прекрасном настроении, несколько чаще оставляют граффити, чем те, кто сообщил о том, что их настроение нормальное или же напряженное (p( 0,01).
Злость на окружающих. Респондентам были заданы вопросы о том, как часто они злятся на сверстников, на родителей, на учителей. Те, у кого оказалась сильно выражена злость на родителей, достоверно чаще остальных пишут и рисуют вне школы (p( 0,03). Из тех, у кого сильно выражена злость на учителей, хотя бы раз оставили граффити в школе 76%, тогда как те, у кого эти чувства выражены слабо, сообщили, что такое случалось сделать, только в 48% случаев (p( 0,0007). Те, кто злится на учителей, почти в 2 раза чаще пишут и рисуют на стенах за пределами школы (p( 0,01). Злость на сверстников не оказывает влияния на привычку оставлять граффити.
Идентификация с молодежной субкультурой. Те респонденты, что склонны симпатизировать модным направлениям молодежной субкультуры (рэп, рэйв, катание на роликах), значительно чаще остальных имеют привычку писать и рисовать на стенах и партах в школе (p( 0,0006), а также за пределами школы - в транспорте, на заборах, на лестницах (p( 0,03). Особенно выражена эта привычка у тех, кто не просто симпатизирует молодежной моде, но считают это увлечение важным и чьи друзья его разделяют. Среди них 85% оставляли рисунки и надписи в школе, причем 54% делали это более трех раз (напомним, что в целом по выборке это соотношение составляет 71% и 30%). Гораздо активнее эта последняя группа респондентов и вне школы: 59% оставляли граффити и, в том числе, 33% более трех раз (в целом по выборке соответственно 40% и 17%).
Тип школы. Респонденты из "обычных" школ несколько чаще делают надписи за пределами школы (p( 0,02). А юноши из "обычных" школ чаще оставляют надписи и в школе.
Образование родителей. Чем выше образование матери респондента из "обычных" школ, тем чаще ему/ей свойственна привычка оставлять граффити и в школе (p( 0,01) и вне школы (p( 0,03). Для "других" школ обнаружено обратное: дети матерей со средним специальным и высшим образованием реже сообщают о том, что им случалось писать и рисовать на стенах и партах (p( 0,03).
Материальное положение семьи. Мы не обнаружили значимых различий в склонности оставлять граффити между респондентами из семей разного материального достатка.

Выводы

Девушки считают исследуемое явление более распространенным; те, кто сами делают надписи и рисунки или относятся к этому явлению терпимо, считают привычку сверстников делать настенные надписи более распространенной, чем те, кто не делают надписей или осуждают это явление.
Те, кто безоговорочно осуждают граффити, чаще считают содержание надписей грубым; девушки чаще склонны видеть в настенных рисунках и надписях отметки о пребывании и выражения любовных и дружеских признаний.
Если рисунки и надписи волнуют, то они вызывают скорее положительные эмоции. Неприятные переживания при их виде испытывают, как правило те, кто порицают это явление и сами обычно не пишут и не рисуют на стенах. Тот факт, что юноши несколько больше выражают тревогу при виде граффити, возможно, означает, что они интерпретируют рисунки и надписи как знак присутствия более сильных и потенциально угрожающих им сверстников.
Гедонистические мотивы в глазах опрошенных оказываются ведущими при создании граффити. Те, кто сами имеют привычку делать настенные надписи, чаще приписывают этому поведению просоциальные мотивы (художественное самовыражение, сообщение) и отвергают асоциальные (скука, хулиганство). Юноши чаще видят в граффити средство выражения импульсов ответной агрессии и властных мотивов.
Наиболее эффективной мерой регулирования появления граффити, по мнению подростков, является отведение для них специальных мест, а также меры, предполагающие участие самих подростков в ремонте, необходимом для устранения надписей. Чаще поддерживают легализацию надписей девушки и те, кто имеют привычку рисовать на стенах.
Возможно, граффити являются средством выражения агрессивных эмоций, связанных со статусным неравенством. Однако на злобу и досаду как причины появления граффити сослались менее трети респондентов, в связи с чем можно предположить, что любые меры, способствующие осознанию и разрешению конфликтов между учениками и учителями, окажутся полезными в плане снижения количества настенных рисунков и надписей.
Представляется, что тип школы связан со статусными различиями: действительно, респонденты из "обычных" школ достоверно чаще оказываются из семей низкого материального достатка (p ( 0,006) и имеют менее образованных матерей (p ( 0,0000) и отцов (p( 0,0000). Кроме того, известно, что "обычные" школы имеют репутацию менее престижных. Возможно, что для подростков из менее благополучных социальных слоев именно настенные рисунки и надписи являются одним из доступных способов самоутверждения.

Заключение

Безусловно, проведенное исследование имеет существенные ограничения: полученные сведения о содержании настенных надписей базируются на анализе граффити, собранных со стен школьных зданий. Дальнейшие исследования могли бы сопоставить содержательную структуру надписей внутри помещений, в транспорте, на жилых домах. В нашем исследовании мы не ставили перед собой задачи проследить динамику количества и изменения содержания настенных рисунков и надписей. Учитывая, что граффити отражают социокультурные процессы, такую работу было бы интересно проделать.
В нашем исследовании были получены данные о представлениях и реальном поведении по оставлению настенных знаков 14-15-летних подростков. Однако вполне возможно, что имеются возрастные различия, связанные с привычкой делать рисунки и надписи. Этот вопрос также нуждается в специальном изучении.
Настенные рисунки и надписи являются ценным источником информации для социолога. Изучение граффити позволяет расширить набор методов социологического исследования, делая попытки постижения социальной реальности более глубокими и многогранными.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Александрова Ольга Аркадьевна
Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, научный сотрудник.
Область научных интересов социальная структура общества.
Контактная информация: (095) 332-45-32, 129-04-00.

Балабанова Евгения Сергеевна, кандидат социологических наук.
Нижегородский государственный университет. Факультет социальных наук. Кафедра общей социологии и социальной работы, старший преподаватель.
Область научных интересов: экономическая социология, гендерная социология, социальная политика.
Контактная информация: 603022 Нижний Новгород, ул. Тимирязева, 3а-122.
Тел.: (8312) 30-08-87. E-mail: balhome@unn.ac.ru

Бляхер Леонид Ефимович, доктор философских наук.
Хабаровский государственный технический университет. Кафедра философии и культурологии, профессор.
Область научных интересов: методология социологического анализа, анализ нестабильных социальных систем.
Контактная информация: тел.: (4212) 34-97-81. E-mail: Leonid@Evm.khstu.ru

Бутенко Ирина Анатольевна, доктор социологических наук.
Российский институт кльтурологии Минкультуры,
зав. сектором методологии; член экспертного совета МОНФ.
Контактная информация: тел./факс: (095) 132-36-16. E-mail: ffortuna@mtu-net.ru

Демин Андрей Николаевич, кандидат психологических наук.
Кубанский государственный университет. Кафедра психологии, доцент.
Область научных интересов: социология и психология занятости, адаптация к социальным изменениям.
Контактная информация: 350001 Краснодар, 4-я линия ПРК, д.6А
Тел.: (8612) 69-95-62. E-mail: demin@manag.kubsu.ru

Жижко Елена Валерьевна, кандидат социологических наук.
Красноярский государственный университет. Юридический факультет. Отделение социальной работы. Кафедра теории и методики социальной работы, заведующая кафедрой, доцент.
Область научных интересов: трудовая этика, социальный статус и права женщин, социальная адаптация молодежи, социальная работа на макроуровне.
Контактная информация: 660041 Красноярск, пр. Свободный, 79. Отделение социальной работы.
Тел.: (3912) 21-89-74, факс: (3912) 44-86-25. E-mail: vitiaj@krw.ru

Зеликова Юлия Александровна, магистр социологии.
Европейский университет в Санкт-Петербурге. Факультет политических наук и социологии, аспирантка.
Область научных интересов: социология образования, социальная стратификация.
Контактная информация: e-mail: jzel@eu.spb.ru Тел.: (812) 293-09-62

Иванова Елена Игоревна, кандидат экономических наук.
Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, старший научный сотрудник..
Область научных интересов: социология, демография, репродуктивное поведение молодежи, межпоколенная взаимосвязь, брачность, рождаемость.
Контактная информация: eivan@unix.ecfor.rssi.ru.

Попова Ирина Петровна, кандидат социологических наук.
Журнал РАН "Социологические исследования", научный редактор.
Область научных интересов: маргиналистика, социальная структура, динамика социальных норм.
Контактная информация: 117279 Москва, ул. Островитянова, д.35а, к.1609.
Тел.: (095) 128-84-39

Садовский Михаил Георгиевич, кандидат физико-математических наук.
Институт биофизики СО РАН, старший научный сотрудник. Область научных интересов динамика социальных норм. Контактная информация: 660036 Красноярск, Академгородок. Институт биофизики СО РАН.
Тел.: (3912) 49-41-01, факс: (3912) 43-34-00. E-mail uvenal@ktk.ru

Скороходова Анастасия Сергеевна
Санкт-Петербургский экономический колледж, преподаватель.
Область научных интересов социология образования.
Контактная информация: 197022 Санкт-Петербург, Каменноостровский пр., 55, кв.26.
Тел.: (812) 234-33-16, 272-99-84.

Титов Владимир Николаевич, кандидат экономических наук.
Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, старший научный сотрудник.
Область научных интересов экономическая социология.
Контактная информация: 117519 Москва, ул. Матвеевская, д.10, корп. 2, кв.117.
E-mail: IFIP@ORC.RU

Черкашина Татьяна Юрьевна
Новосибирский государственный университет. Кафедра общей социологии, ассистент.
Область научных интересов: притязания к материальному благосостоянию, субъективное измерение материального благосостояния, деятельностный потенциал среднего слоя России, идентификация среднего слоя в России.
Контактная информация: 630126 Новосибирск, а/я 222.
E-mail: tatch@ieie.nsc.ru

1 Это показывают, в частности, результаты, полученные в рамках широкомасштабного международного проекта, посвященного сравнению социальной динамики 1960-1990-х гг. в 9 странах. Подробнее см., напр.: Бутенко И.А. Сравнительный анализ социальных изменений // Социол. исслед., 1994, N 9; Тенденции социокультурного развития России. 1960-1990-е гг. - М.: ПАИМС, 1996.
2 Бородкин Ф.М. Движение российского социума к государству благоденствия // Социол. исслед, 1997, N 7; Руткевич М.Н. Процессы социальной деградации в российском обществе // Социол. исслед., 1998, N 6.
3 Ручкин К.А. Молодежь и становление новой России // Социол. исслед., 1998, N5.
4 Социол. исслед., 1998, N 2. С. 155.
5 ФОМ-ИНФО, 1997, N 36 (180).
6 Bauman Z. Intimations of Postmoderenity. - London: Routeledge, 1992.
7 Демидов А.М. Социокультурные стили в центарльной и Восточной Европе // Социол. исслед., 1998 N 4.
8 Гребениченко С.Ф. Куда и почему идет Россия? // Социол. исслед., 1991, N 7.
9 Цукерман В.С. Социокультурные предпочтения в Челябинской области // Социол. исслед., 1997, N 10.
10 Курильски-Ожвэн Ш., Арутюнова М.Ю.,Здравомыслова О.М. Образы права в России и Франции. - М.: Аспект-пресс, 1996.
11 По согласованию с авторами редактором в целях сохранения и единства стиля сборника и хотя бы некоторых традиций научного изложения были изъяты наиболее явные несуразности подобного рода.
1 Здесь и далее используются данные Госкомстата Российской Федерации.
2 Bodrova V. Russian attitudes on sex and youth - Choices, 1996, Vol.25, No 1, p.9.
3 Голод С. 20 век и тенденции сексуальных отношений в России. Алетея, 1996, стр. 59.
4 Время между вступлением в брак и рождением ребенка.
5 По данным микропереписи 1994 г.
6 Было исследовано 61497 актов.
7 Так, например, по результатам исследования образа жизни семьи, проведенного НИИ семьи Министерства социальной защиты в 1994 году, среди лиц до 24 лет больше всего сторонников разводов (58% среди мужчин и 54% среди женщин).
1 Гордон Л. Когда психология важнее денег: Социальное и социально-психоло-гическое значение задержек заработной платы и пенсий в России 90-х годов // Международная экономика и международные отношения. 1998, № 3.
2 Нюттен Ж. Мотивация - В кн.: Экспериментальная писхология. Вып. V. - М.: Прогресс, 1975.
3 Wachtel P.L., Blatt S.J. Perceptions of Economic Needs and of Anticipated Future Income // Journal of Economic Psychology. 1990, Vol.11, N 3.
4 Заславская Т.И. Доходы социальных групп и слоев: уровень и динамика // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996. N 2; Красильникова М.Д. Структура представлений о бедности и богатстве. Там же, 1997. N1.
5 Богомолова Т.Ю., Тапилина В.С., Михеева А.Р. Социальная структура: неравенство в материальном благосостоянии - Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 1992; Покровская М.В. Проблемы динамики, дифференциации и единства уровня жизни и потребностей. - В кн.: Состояние и основные тенденции развития образа жизни советского общества. М.: Ин-т социологии АН СССР, 1988.
6 Заславская Т.И. Указ. соч.; Богомолова Т.Ю., Тапилина В.С., Михеева А.Р. Указ. соч.
7 Бондаренко Н. Факторная оценка представлений о прожиточном минимуме и желаемых доходах и их дифференциация // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1997, N 4.
8 Richins M.L., Dawson S. A Consumer Values Orientation for Materialism and its Measurement: Scale Development and Validation // Journal of Consumer Research. 1992. Vol.19.
9 Вопрос звучал так: "Насколько Вас беспокоит то, что Вы не сможете обеспечить себя самым необходимым в ближайшие 12 месяцев?". Предполагается, что ответы отражают уверенность в завтрашнем дне, укрепленную текущим материальным положением, а не просто отсутствие беспокойства. Сравнение ведется на основе ответов всех членов домохозяйств.
10 Это число - среднее из соотношений доходов, указанных отдельными респондентами, а не соотношение средних по выборочной совокупности действительного и субъективно нормального доходов семьи. Соотношение средних значений изменилось в том же порядке: 2.43, 2.51 и 2.62.
11 Покровская М.В. Указ. соч.
12 Богомолова Т.Ю., Тапилина В.С. Кто на что тратит... Финансовое поведение российских домохозяйств // ЭКО, 1998, N 10.
13 О методике стандартизации см.: Ростовцев П.С. Статистическое согласование мер связи в анализе социально-экономической информации // Экономика и математические методы. 1991. Том 27, вып. 1.
* Среди градаций характеристик статуса были выбраны характеризующие полярное положение в частной статусной иерархии. Также учитывалась степень различия средних значений действительного дохода респондентов разного социального статуса: так как высший квинтель по ДДД неоднороден по степени материальной обеспеченности, то выбирались группы с более близкими средними значениями ДДД.
* Знак "-" указывает на разнонаправленность динамики разных видов дохода: снижение величины ДСНД при увеличении ДДД или увеличение ДСНД при снижении ДДД.
14 Нюттен Ж. Указ. соч.
* В 1995 г. работы не имел, находился в декрете или отпуске по уходу за ребенком или неоплачиваемом отпуске.
* Вопрос о субъективно нормальном доходе задавался респондентам, отвечавшем на вопросы "Анкеты семьи", и соотношение действительного и субъективно нормальных доходов было "приписано" остальным взрослым членам семьи как характеристика семьи.
1 Corey L. The Crisis Of The Middle Class. - N.Y., 1935; Hutber P. Decline And Fall Of Middle Class And How It Can Be Fight Again. - L., 1976; Александрова О. Идейный фон становления российского среднего класса // Обществ. науки и современность, 1999, N 1.
2 Александрова О. Процессы социальной стратификации и социальной интеграции. Проблемы формирования "среднего класса. - В кн.: Россия: проблемы социальной адаптации. - М.: ИСЭПН РАН, 1996; Ее же. Так ли уж безопасен "средний класс"? Социальные группы и стабильность власти // НГ-сценарии, 10.04.1997.
3 В смысловой блок позитивного отношения были включены следующие категории:
1) Упоминание причин, которые могут мотивировать интерес к политике, участие в ней; указания на наличие в этом прагматического смысла.
2) Указание на то, что активное и массовое участие граждан в политическом процессе является необходимым условием реального функционирования демократии.
3) Наличие указаний на то, что интерес к политике, участие в общественно-политической жизни общества является достойным занятием для деловых, серьезных, рациональных и прагматичных людей.
4) Упоминания о позитивной связи относительного социально-экономического благополучия в развитых странах Запада с общественно-политической активностью граждан.
5) Упоминание примеров позитивных достижений российских граждан через их активное участие в общественно-политической жизни.
6) Указания на позитивное отношение к общественно-политической активности "лидеров общественного мнения".
4 Несущими негативное отношение признавались фрагменты текста, содержащие один из нижеследующих признаков:
1) Указания на политику как совершенно отдельную, далекую от жизни большинства граждан сферу.
2) Указания на бессмысленность интереса и участия в политике простых граждан ввиду полной невозможности реально на что-либо влиять.
3) Указания на "политику" как на область деятельности, характеризующуюся негативными чертами, делающими участие в ней неприемлемым для достойных людей.
4) Включение "аполитичности" в позитивный собирательный образ представителя "среднего класса" - образованного, серьезного, "занятого делом" человека, отождествление "политического консерватизма" (с которым, как с неизменной характеристикой, российские СМИ сопрягают понятие "средний класс") с политической инертностью, индифферентностью.
5) Указания на негативное отношение к участию в политике, подчеркивание отсутствия интереса к ней со стороны "лидеров общественного мнения".
6) Упоминания о снижении интереса граждан и их участия в политической жизни общества в развитых странах Запада, превращении политики в шоу.
7) "Понимающее" отношение СМИ к отстраненности, "усталости" граждан от политики при настойчиво проводимом СМИ своем отождествлении с читательской аудиторией.
5 Среди прочего это может быть объяснено тем, что в первый из рассматриваемых периодов "Известия" являлись органом печати парламента и в начале второго периода вели борьбу за независимость от Верховного Совета РСФСР.
6 Несущими позитивное отношение признавались фрагменты текста, содержащие один из следующих признаков:
1) указания на опасность для общества бесконтрольной власти;
2) суждения, связывающие законопослушность граждан с возможностью контроля со стороны общества за властью;
3) указания на реальное функционирование демократического контроля, как на фундаментальную основу благополучия развитых стран Запада;
4) информирование о механизмах деятельности институтов демократического контроля в развитых странах Запада;
5) точное, корректное информирование о механизмах деятельности российских институтов демократического контроля;
6) указания на позитивность самого факта существования в России институтов демократического контроля;
7) позитивное освещение деятельности российских институтов демократического контроля.
7 Сюда, во-первых, входили категории оправдания волюнтаризма и злоупотреблений власти спецификой исторического периода:
1) ссылки на необходимость быстрых и радикальных реформ, оправдание действий исполнительной власти "революционной целесообразностью";
2) ссылки на зарубежный исторический опыт, из которых следует, что злоупотребления властью и коррупция - неотъемлемые и потому неизбежные черты (издержки) исторического этапа, переживаемого ныне Россией;
3) ссылки на российскую специфику, делающую коррупцию неизбежным условием "запуска рынка";
4) ссылки на действие объективных экономических законов ("законов рынка"), которые в перспективе преодолеют издержки нынешнего этапа.
Во-вторых, в категориальную структуру негативного отношения к демократическому контролю разделов, объединенного темой сомнений в реальной возможности осуществления внешнего, демократического контроля за властью:
1) ссылки на современный зарубежный опыт, подводящие к выводу (или даже провозглашающие его) о всеобщности и повсеместности злоупотреблений власти и коррупции - что переводит российскую ситуацию в разряд заурядного явления;
2) ссылки на неблагоприятные историко-культурные традиции России;
3) ссылки на отсутствие в современной России недискредитированных субъектов, способных компетентно и беспристрастно осуществлять контроль за властью.
8 Категории анализа:
1) указания на необъективность, предвзятость субъектов контроля;
2) указания на непрофессионализм, некомпетентность субъектов контроля;
3) указания на отсутствие влияния, бесполезность работы институтов демократического контроля (результаты деятельности институтов контроля не влекут за собой серьезных последствий для объекта контроля).
9 К смысловому блоку позитивного отношения к социальному контролю были отнесены следующие категории: указания на социальный контроль как на фундаментальную основу западного общества и рыночной экономики; на негативные последствия атомизации российского общества; упоминания с позитивным оттенком проявлений социального контроля в России; увязывание законопослушности и социального контроля.
В смысловом блоке негативного отношения содержались следующие категории: оправдание любых нарушений закона несовершенством закона; ссылки на этическую неприемлемость "заглядывания в чужой карман" (при этом, если из контекста следовало, что "чужим" называется карман должностного лица, чиновника, то такое высказывание следовало помечать особо); ссылки на приоритет прав человека, прошлый негативный советский опыт и опасность возрождения системы всеобщего доносительства; ссылки на современный зарубежный опыт, из которого делается вывод о том, что социальный контроль не дает результатов.
10 Устанавливалось соотношение числа суждений, несущих противопоставление рыночных принципов в экономике, прав и свобод граждан с одной стороны, и сильного государства - с другой, к числу суждений, отражающих необходимость сильного государства, эффективно осуществляющего свои базисные функции, в том числе, путем принуждения, для обеспечения прав и свобод граждан, функционирования рыночной экономики.
11 Устанавливалось соотношение числа суждений, использующих термины "сильное государство", "сильная власть" - как имеющее право на произвол (и потому опасное и вредное для экономики и граждан); к числу суждений, в которых этот термин несет смысл - как выполняющее базисные функции, обеспечивающее единство "правил игры", жестко карающее за нарушение "правил".
12 В своем интервью газете "Коммерсант-Daily" в октябре 1997 года А.Чубайс так сформулировал причину: "Нам не удалось создать в ходе приватизации широкий слой частных собственников. Не получилось из-за серьезных ошибок, которые мы совершили..." (Чубайс не читатель, Чубайс - писатель (интервью с А.Чубайсом) // Коммерсант-daily 28 октября 1997 г.).
13 Hutber P. Op. cit.
14 Может ли телевидение быть свободным от морали? // НГ-сценарии, 29 апреля 1997 г.
1 "Коммерсант", 1992, N 22.
2 Гильпельсон В. Новое российское предпринимательство: источники формирования и стратегии созидательного развития // Мировая экономика и международные отношения, 1993, N 6.
3 Смольков В.Г. Предпринимательство как особый вид деятельности// Социол. исслед., 1994, N 1.
4 Перепелкин О.В. Российский предприниматель: штрихи к социальному портрету// Социол. исслед., 1995, N 2
5 Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус // Социoл. Исслед., 1995, N 1.
6 Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальгная стратификация общества. - М.: Аспект-пресс, 1996.
7 Вебер M. Основные понятия стратификации// Социол. исслед., 1994, N 5.
8 Вебер М. Избранное. Образ общества. - М.: Юрист, 1994.
9 Simmel G. The Philosophy of Money.- N.Y., 1990.
10 Качанов Ю., Шматко Н. Как возможна социальная группа? // Социол. исслед., 1996, N 1.
11 Bourdieu P. Distinction. A Social Critique of Judgement of Taste. - London, 1984.
12 Bourdiue Р., Passeron J-C. Reproduction in Education, Culture and Society.- London: SAGE Publication, 1977.
13 Bourdieu P. Op.cit..
14 Вебер Основные понятия стратификации// Социол. исслед., 1994,, N 1.
15 "Я тот, кто живет на Елисейских полях, а не на окраине, я тот, кто слушает классическую музыку, а не рок, я хожу в костюме, а не в джинсах" (Бурдье, 1993).
16 Бурдье П. Начала. М.: Socio-Logos, 1993. 287 с.
17 Bourdieu P. Op.cit.
18 Тенишева Р.Л. Воспоминания моей жизни. - Л.: Искусство, 1991.
19 Радаев В.В. Социологические подходы к анализу рынка труда: предложение труда. // Рос. Эконом. Журнал., 1995, N 4.
1 Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2-х тт. - М., Т.1, 1992.
2 См., например: Бутенко А.П. Тоталитаризм в России и пути его преодоления// Социально-политич. журнал, 1994, N 9-10.
3 Там же.
4 См.: Black A.Guilds and Civil Society in European Political Thoought from the 12th Century to the Present.- N.Y., 1984; Фуко М. Слова и вещи. - М., 1993.
5 Поппер К. Указ.соч.
6 Там же.
7 См. например: Ярулин И.Ф. Основания гражданского общества. - Хабаровск, 1998.
8 Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России. - М., 1996.
9 Ионин Л.Г. Социология культуры. - М., 1995.
10 См. подробнее: Бляхер Л.Е. Человек в зеркале социального хаоса. - Хабаровск, 1997.
11 Коллинз Р. Социология: наука или антинаука? - В кн.: Теория общества. - М., 1999.
12 Beck W. How Modern Is Modern Society? - In: Theorу, Culture And Society. - L., 1992, vol.9, N 2.
13 Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социол. журнал, 1994, N 1.
14 См. Голенкова З.Т., Витюк В.В. и др. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социол. исслед., 1995, N 6.
15 Данилова Е.И. Идентификационные стратегии: российский выбор // Социол. исслед., 1995, N 6; Назаров М.М. Политический протест: опыт эмпирического анализа // Социс, 1995, N 1; Дудченко О.И., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социс, 1995, N 6.
16 Бляхер Л.Е. Динамика кризисного стратообразования на Дальнем Востоке России // Вестник ХГАЭиП, 1998, N 2.
17 Бляхер Л.Е. Социальный хаос: философский анализ и интерпретация. Автореф. дисс... доктора философских наук. - Владивосток, 1998.
18 Левин И.Б. Гражданское общество на Западе и в России // Политич. исслед., 1996, N 5.
19 Здравомыслова Е.А. Парадигмы и модели социологии общественных движений. - В кн.: Социология общественных движений: концептуальные модели исследований 1989-90 гг. - М., 1992.
20 Ruinsiman W.Y. Relative Deprivation And Social Justice. - Pontlege and Kegan. Paul, 1966.
21 Hintikka J. Possible Worlds And Episthme Logics // Nous, 1967, N 1.
22 Эмпирическим основанием является авторское исследование, проведенное при поддержке МОНФ в 1996 и 1998 гг. в г. Хабаровске - 60 интервью с путеводителем, а также статистические данные о протестных действиях в городе, анализ материалов прессы.
1См., напр.: Гимпельсон В.Е. Уволенные работники на рынке труда: влияние локуса контроля на восстановление занятости // Социол. журн., 1995. N 2; Радаев В.В. Социологические подходы к анализу рынка труда // Росс. экономич. журн., 1995, N 3, N 4 и др.
2Пригожин И. Перспективы исследования сложности // Системные исследования: Методол. проблемы. Ежегодник 1986 - М.: Наука, 1987; Костюк В.Н. Потенциальная реальность // Системные исследования: Методол. проблемы. Ежегодник 1992-1994 - М., 1996.
3Прокопов Ф. Главная альтернатива безработице. - В кн.: Государственная и корпоративная политика занятости - М.: Моск. Центр Карнеги, 1998.
4Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. - М.: Аспект Пресс, 1999.
5Материальные притязания включают идеальные, реалистические и резервные цели. Идеальные цели обслуживают более или менее отдаленную жизненную перспективу и могут иметь отложенные социально-политические и экономические эффекты. Реалистические и резервные (аналог резервной заработной платы в экономической теории) - обслуживают текущую жизненную ситуацию и ближайшую перспективу и более непосредственно могут учитываться при прогнозе эффектов социально-трудовой адаптации. Их соотношение в разных жизненных ситуациях складывается по-разному. Например, безработный готов выйти на работу при зарплате 600 рублей - это его резервная цель в настоящем, уровень которой располагается между прожиточным минимумом и средней зарплатой в крае, но ему выгоднее получать пособие, которое на 200 рублей выше и привязано по закону к его предыдущей зарплате, то есть реалистической цели в прошлом. Ясно, что указанные числа нельзя назвать большими (хотя они эмпирически обоснованны), но их суммирование создает большую проблему для государства и самих безработных. В целом высказанное соображение поднимает серьезную практическую проблему. Она состоит в необходимости соотносить и согласовывать модели финансового обеспечения деятельности с социально-психологическими моделями ценностей и притязаний.
6Пестель Э. За пределами роста - М.: Прогресс, 1988.
7Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Псих. журн., 1994. Т. 15. N 4; Данилова Е.Н. Идентификационные стратегии: российский выбор // Cоциол. исслед. 1995, N6; Демин А. Адаптация молодежи к социальным изменениям. - В кн.: Социальные изменения в России и молодежь - М., 1997; Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социол. исслед., 1995, N 6; Шабанова М.А. Ценность и цена свободы выбора в процессе социальной адаптации к рынку // Социол.исслед., 1995, N 4 и др.
8Сбор данных проводился в рамках нескольких проектов: "Незанятые выпускники общеобразовательных и профессиональных школ" (А.Н.Демин, М.Г.Бурлуцкая, Л.Е.Петрова); "Положение женщин на рынке труда Краснодарского края" (А.Н.Демин, Н.А.Крылова); "Совладание с жизненными трудностями в пост-коммунистической России: социальные и экономические стратегии андекласса" (В.В. Радаев - рук., участники: Е.С.Балабанова, М.Г.Бурлуцкая, А.Н.Демин, О.Е.Кузина, Л.Е.Петрова).
9Попова И.П. Маргинальность. Социологический анализ - М., 1996.
10Оно имеет физиологические, психологические, поведенческие проявления.
11Gore S., Eckenrode J. Context And Process In Research On Risk And Resilience - In: Haggerty et al. (Eds). Stress, Risk, And Resilience In Children And Adolescents: Processes, Mechanisms, and Interventions - Cambridge: Cambridge University Press, 1994.
12Lazarus R.S. Psychological Stress And Coping Process - N.Y.: McGraw-Hill, 1966; Lazarus R.S., Folkman S. Stress, Appraisal, And Coping - N.Y.: Springer, 1984; Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. - Л.: Наука, 1988; Нартова-Бочавер С.К. "Сoping behaviour" в системе понятий психологии личности // Психол. журн.,1997, N 5.
13Lazarus R.S. Op.cit.
14Folkman S. Coping Across The Life Span. - In: Сummings E.M., GreeNA..L., Karraker K. Life-Span Developmental Psychology. - In: Perspectives On Stress and Coping - Hillsdale, NJ: Erlbaum. 1991.
15Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? - В кн.: Стиль человека: психологический анализ (ред. А.В.Либина) - Москва: Смысл, 1998.
16Lazarus R.S. Forword. - In: Eckenrode J. (Ed.) The Social Context Of Coping - N.Y.: Plenum. 1991.
17Обоснование см. в: Демин А.Н. Психологическое содержание профессиональной ориентации // Прикл. психология, 1999, N 4.
18Eckenrode J. (Ed.). The Social Context Of Coping. - N.Y.: Рlenum, 1991.
19Росс Л., Нисбетт Р. Указ. соч.
1 П. Штомпка. Социология социальных изменений - М., Аспект Пресс, 1996.
2 Н.Е.Тихонова. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике - М.: РОССПЭН, 1999; В. Ильин. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ. 1917-1996 гг. Опыт конструктивистско-структуралистского анализа - Сыктывкар: Сыктывкарский ун-т, Институт социологии РАН, 1996; В.В.Радаев, О.И. Шкаратан. Социальная стратификация - М.: Аспект Пресс, 1996.
3 Тихонова Н.Е. Указ. соч.
4 Попова И.П. Новые маргинальные группы в структуре российского общества (теоретические аспекты исследования) // Социол. исслед. 1999, N7.
5 Park R.E. Race And Culture. Glencoe, Free press, 1950 //Part 26. Marginal Man. Chapt.26. Human Migration And The Marginal Man; Stonequist E.V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict - New Jork: Russel & Russel, 1961.
6 Hughes E.C. Social Change And Status Protest: An Essay On The Marginal Man. // Phylon - Atlanta, 1945, Vol. 10, N1.
7 Kerckhoff A.C., Mc.Cormick T.C. Marginal Status And Marginal Personality // Social Forces, 1955, vol. 34,, N 1.
8 Шибутани Т. Социальная психология - М., 1969.
9 Социология труда: Учебник под ред. Н.И. Дряхлова, А.И. Кравченко, В.В. Щербины - М.: МГУ, 1993.
10 Там же.
11 Российский статистический ежегодник - М.: Госкомстат, 1998.
12 Сигарева Е.П. Безработные в структуре общества // Социол. исслед., 1998, N 7.
13 По данным ВЦИОМ, 48,1% опрошенных в ноябре 1998 г. считали, что безработица в нашей стране недопустима; 35,1% в той или иной степени допускали существование этого явления, и среди них 2% считали его даже полезным в небольших размерах) См.: Работающее население: отношение к проблеме безработицы (ноябрь 1998 г.) //Экономические и социальные перемены. Мониторинг обществ. мнения, 1999, N 1 (39).
14 См.: Павлов А.П.,Попова И.П. Грани "Истины" (интервью) // Поиск, 1999, N 8.
15 Корель Л.В. Социология адаптаций: этюды апологии - Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 1997.
16 см. напр., Тихонова Н.Е. Указ. соч.
17 Хасаев Р.Г. Особенности региональной безработицы // Социол. исслед. 1998, N 4.
18 Автор выражает благодарность к.филос.н. О.М. Масловой, д. соц. н. Г.Г. Татаровой и д. соц. н. Е.П. Тавокину за помощь в его разработке.
19 Скрытая безработица: феномен, анализ, последствия (Ред. Н.А.Волгин, С.В. Дудников) - М., 1998.
20 Наряду с участием в глубинном интервью респонденты заполняли небольшой вопросник.
21 Тихонова Н.Е. Указ. соч.
22 Тихонова Н.Е.. Указ. соч.
23 Хасаев Г.Р. Социальные проблемы экономически активного населения - М.: ИСПИ РАН, 1998.
24 Павлов А.П., Попова И.П. Указ. соч.; Заславская Т.И.. Российское общество на социальном изломе: взгляд изнутри - М.: ВЦИОМ, 1997.
1 Молокоме А. Экономические права женщин в контексте прав человека. - В кн.: Заявляем наши права. - М., 1996.
2 Журженко Т.Ю. Феминизм и экономическая теория: перспективы взаимодействия. - В кн.: Гендерные исследования в России: проблемы взаимодействия и перспективы развития. Материалы конференции. - М., 1996.
3 Култыгин В.П. Концепция социального обмена в современной социологии // Социол. исслед., 1997, N 5.
4 Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь. - Казань, 1997.
5 Отпуска по беременности и родам, уходу за больными членами семьи, запреты нанимать женщин на работу с тяжелыми и вредными условиями труда, ограничения при увольнении женщин с маленькими детьми и детьми-инвалидами.
6 Балабанова Е.С. Социально-экономическая зависимость женщин. - В кн.: Женщины России на рубеже XX-XXI веков - Иваново, 1998; Балабанова Е.С. Социально-экономическая зависимость и социальный паразитизм как формы адаптации к социально-экономическим условиям. - В кн.: Способы адаптации населения к новой социально-экономической ситуации в России (Отв. Ред. И.А.Бутенко) - М.: МОНФ, 1999.
7 Шапкина Н.В. Государство всеобщего благосостояния и статус женщин: перспективы феминистского анализа - В кн.: Социокультурный анализ гендерных отношений. (Ред. Е.Р. Ярская-Смирнова). - Саратов, 1998.
8 Тартаковская И.Н. Социология пола и семьи. - Самара, 1997.
9 Вулли Ф. Феминистский вызов неоклассической экономической теории // THESIS, 1994, N 6.
10 Беляева Ю.В., Тукумцев Б.Г. Социальное самочувствие женщин, занятых преимущественно домашним хозяйством: попытка социологического анализа. // Женщина в российском обществе. 1997, N 4.
1 Сендяшкина Е. Занятость в негосударственном секторе экономики // Экономист, 1996, N 1.
2 Козина И.М. Особенности применения стратегии исследования случая (case study) при изучении производственных отношений на промышленном предприятии. // Социология: 4М, 1995, N 5-6.
3 Simon H.A. Models of Man. - N.Y., 1957.
4 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М., 1997.
5 Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. - М., 1998; в последующих работах Будон довольно успешно стремится объединить аналитически модель "рационального выбора" используемую в основном течение современной экономикс и некоторыми социологами школы "социального обмена" с "когнитивной моделью", которая "предполагает, что действия, решения и убеждения значимы для деятеля в том смысле, что они воспринимаются как основанные на причинах" - см., напр., его же: "Социальные механизмы без "черных ящиков".- В кн.: Социология на пороге XXI века: новые направления исследований. - М., 1998.
6 Вебер М. Основные социологические понятия. - В кн.: Избранные произведения. - М., 1990.
7 Амитаи Этциони рассматривал факторы фрикционного функционирования рынков на примере вызванной "шоковой терапией" массовой уличной торговли в Польше. См.: Amitai Etzioni. Socio-Economic Perspective on Friction. - In: Institutional Change: Theory and Empirical Findings. (Ed. S-E. Sjostrand) - N.Y., 1993.
8 Например, на территории рынка "АО Лужники" силами охранного предприятия рынка ЧОП "Гарант" поддерживается общественный порядок на прилегающей территории. Тот же "Гарант" на безвозмездной основе охраняет проведение спортивных мероприятий на территории спорткомплекса (Юрий Кедров. Дело челноков живет и побеждает. // Столичные вести. Ноябрь-декабрь 1998)
9 Такой крупнейший оптовый рынок, как "Лужники", имеющий федеральное значение, только официально, не учитывая субаренды (когда хозяин киоска или грузовой машины сдает свое место сразу нескольким торговцам), насчитывает более 6 тыс. торговых мест (5).
10 См., напр.: Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть. - В кн.: Начала. - М., 1994; Гидденс Э. Элементы теории структурации. - В кн.: Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас - М., 1995.
11Наши многочисленные беседы, наблюдения других исследователей показывают, что сфера легального предпринимательства обычно описывается респондентами в таких выражениях: "это темное дело", "я в этом ничего не понимаю", "там черт ногу сломит" и т.п. Иногда используется характерное для уголовного жаргона слово "непонятное".
12 Подобного подхода придерживается большинство представителей неоклассической экономикс вне зависимости от различия школ: cм, например:
G.S. Becker. Economic Analysis and Human Behavior. - In: Advances in Behaviorel Sciences. - N.J.: Norwood, 1987; большинство других крупных экономистов "основного течения" экономической мысли придерживаются схожей точки зрения.
13 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. - М., 1995.
14 Санкцией за нарушения может быть временное лишение абонемента на право торговли, иногда поводом для лишения абонемента может быть мусор на торговом месте или отсутствие в момент проверки абонемента на право торговли. На некоторых рынках существует правило, ограничивающее число продавцов на одном торговом месте в целях заполнения всего рыночного пространства.
15 Бурдье П. Указ. соч.
16 Groenewegen J. A Changing Japanise Market For Corporate Control. - In: On Economic Institutions: Theory And Applications. - Cornwall, 1995; такую же функцию социальных институтов выделяют и другие экономисты неоинституциональной школы: см. например: ScrepantiE.. Relative Rationality, Institutions and Precautioary Behavior, - Idem; Д. Норт. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М., 1997 и др.
17 Родные брат и сестра долгое время успешно вели коммерческую деятельность, установив партнерские отношения с одной из польских швейных фабрик в Варшаве, целиком выкупая ее продукцию; вследствие продолжающейся девальвации рубля им пришлось временно уйти с рынка и заняться организацией собственного производства женской одежды, используя накопленный опыт делового партнерства с польскими контрагентами в отношении оценки качества продукции и технологических вопросах. Женщина средних лет, имевшая несколько торговых мест в Лужниках и создавшая свой значительный финансовый капитал на продаже женского нижнего белья, закупавшегося у "цеховиков" из Латвии, после кризиса предприняла энергичные усилия для того, чтобы перевезти цех одного из производителей в Подмосковье. Нам приходилось общаться с группой молодых людей, которые отказались от ставших невыгодными коммерческих поездок в Турцию и организовали размещение заказов на изготовление качественных женских юбок из корейской ткани на швейной фабрике в Туле; женщина, специализировавшаяся на торговле польской и турецкой обувью, после энергичных поисков возможностей продолжения эффективной коммерческой деятельности сумела познакомиться с производителем оригинальной модельной обуви на основе итальянских и отечественных комплектующих из Армавира и в настоящее время они довольно успешно сотрудничают.
18 О тенденции эволюции торгового капитализма в производственный писал, в частности, Джордж Акерлоф, отметивший, что "одна из традиционных закономерностей развития заключается в том, что купцы доиндустриального поколения становятся и первыми предпринимателями", связывая ее со способностью "купца правильно определять качество товара... Аналогичные навыки - умение определять качество исходных ресурсов и удостоверять качество готовой продукции - необходимы и на производстве" (Акерлоф Дж. Рынок "лимонов": неопределенность качества и рыночный механизм. - THESIS, 1994, вып. 5).
19 Э.Шилз, в частности писал: "Центр, или центральная зона, является феноменом мира ценностей и верований. Это центр системы символов, ценностей и верований, которые правят обществом". Цит. по: Ш.Эйзенштадт Революция и преобразование обществ: сравнительное изучение цивилизаций. - М., 1999.
1 Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.
2 Не случайно в западной научной традиции термин "православие" практически не известен, широко используется понятие "ортодоксальная церковь" . (Согласно словарным определениям, ортодоксия (греч. - правильное мнение) - твердая последовательность, приверженность к традициям, основам учения, полностью исключающая даже незначительные отклонения).
3 Христианство: Словарь. - М., 1994.
4 Жижко Е.В. Россия и рынок: православная этика и дух капитализма. - Красноярск, 1995.
5 Под персонифицированным идеалом понимался результат привнесения в образ конкретного человека признаков, свойств, мотиваций, а в конечном итоге - интересов, потребностей, ценностных ориентаций, характерных для определенного типа идеала.
6 Berelson B. Content Analysis in Communication Research. - N. Y., 1952.
7 Turner R. H. A Comparative Content Analisis Of Biography in: Comparative Methodology: Theory And Practice In International Social Research. - London, 1990.
8 Климова С. Г. Изменения ценностных оснований идентификации (80-90-е годы) // Социол. исслед. 1995, N 1.
9 Здравомыслов А. Г. Фундаментальные проблемы социологии конфликта и динамика массового сознания // Социол. исслед., 1993, N 8.
10 Сусоколов А. А. Русский этнос в ХХ в. : этапы кризиса экстенсивной культуры (гипотезы этноэкологической модели) // Мир России 1994, Т. 3, N 2.
11 Кейнс Дж. Россия // Социол. исслед., 1991, N 7.
12 Косова Л. Б. Динамика ценностных ориентаций: анализ результатов эмпирического исследования // Социол. исслед., 1994, N 2.
13 Чернина Н. В. Бедность как социальный феномен российского общества // Социол. исслед., 1994, N 3.
14 Russian-American Communication And Cultural Guide For Mutual Understan-ding And Cooperation. Report - Maryland. The American Сouncil Of Russian Teachers, 1992.
1 Несмотря на очевидность этого тезиса, с его практической реализацией также далеко не всё так просто: новейшая история прямо показывает, что толерантность в обществе к тем или иным маргинальным группам весьма косвенно связана с существованием в нём демократических институтов. Более того, фактом является как раз ксенофобия либо иные формы агрессии по отношению к маргиналам в тех обществах, которые переживают переход от недемократических к демократическим формам правления.
2 Под нормальным поведением мы понимали такое, которое удовлетворяет определённым формально заданным критериям и по ним полностью получает социальное подкрепление со стороны взрослых (хорошая учёба, проживание в нормальной полной семье с развитыми межличностными отношениями в ней, отсутствие документально зафиксированных конфликтов с законом); наоборот, формально девиантное поведение - это проживание вне семьи (в детском доме и т.п.), постановка на учёт в ОППН, плохая учёба и проч.
3 Цилуйко М.В. Влияние средств массовой информации на формирование девиантного поведения у подростков. // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы, 1999, N 2.
4 Не совсем ясно, откуда взялось подобное представление (Прим. ред.).
5 Здесь следует оговориться, что под ограничением мы понимаем скорее намеренное формирование со стороны взрослых у несовершеннолетних искажённых представлений о тех или иных их правах, а также о правовых механизмах защиты своих законных интересов.
6 На существование этой проблемы указывают сотрудники службы ОППН. Они её воспринимают как серьёзное упущение в работе с подростками, проявляющими девиации в поведении, однако ее разрешение выходит за рамки компетенции сотрудников службы ОППН.
7 Ярким примером могут служить некоторые ведомственные инструкции системы МВД, формально направленные на соблюдение прав несовершеннолетних, а в реальности ведущие к их нарушениям. Так, приказом МВД запрещено остригать наголо воспитанников Центров временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Формально приказ направлен на осуществление права несовершеннолетнего на неприкосновенность, права несовершеннолетнего на частную жизнь. В реальности его последовательное исполнение ведёт к росту заболеваемости педикулёзом, что уж совершенно точно нарушает их права на здоровый образ жизни.
(Продолжение сноски.)
Другой пример. Существующие в настоящее время правила запрещают использование наручников при этапировании несовершеннолетних. Последовательное выполнение этого запрета ведёт к тому, что жизнь этапируемых подвергается существенной опасности: они склонны к побегам. Бегут они (если бегут) безоглядно и реально подвергают себя опасности несравненно большей, чем та, которая возникает от использования наручников.
8 Очевидно, имеется в виду стремление к вызывающему поведению (Прим.ред.).
1 Abel E.L., Buckley B.E. The Handwriting On The Wall: Toward A Sociology And Psychology Of Graffiti. - Westport: Greewood Press, 1977.
2 Kokoreff M. Tags et zoulous: Une nouvelle violence urbaine // Esprit, 1991, N 2.
3 Kokoreff, M. Ibid; Lewis D.A., Salem G. Fear of Crime: Incivility And The Production Of A Social Problem. - New Brunswick: Transactions Books, 1986.
4 См. например: Otta E. et al. Musa latrinalis: Gender Differences In Restroom Graffiti // Psychol. Reports 1996. V.78. (3, Pt.1); Brewer D.D., Miller M.L. Bombing And Burning: The Social Organization And Values Of Hip-Hop Graffiti Writers And Implications For Policy // Deviant Вehavior, V.11, 1990, N 4.
5 Седнев В. Надписи и рисунки в общественном транспорте ( попытка классификации) // Филос. и социол. мысль, 1993, N 1; Шумов К.Э. "Эротические" студенческие граффити. - В кн.: Секс и эротика в русской традиционной культуре / Сост. А.Л.Топорков. - М.: Ладомир, 1996.
6 Исследование проводилось при содействии Научно-Методического Центра Управления образования Петроградского района г. Санкт-Петербурга. Мы выражаем признательность директору центра Н. Г. Супоницкой за поддержку. Автор благодарит руководителя Отдела образовательных программ Н. И. Неупокоеву за помощь в организации и проведении опроса старшеклассников, а также за ценные консультации, касающиеся общей темы исследования.
7 Использование критерия хи-квадрат предполагает независимость событий. Однако весьма вероятно, что некоторые надписи появились в ответ на уже имеющиеся. Тем не менее мы сочли возможным пренебречь этой особенностью наших данных, считая, что обнаруженные различия достаточно велики и это компенсирует некоторую нестрогость применения критерия.
8 См. подробнее: Скороходова А.С. Граффити: значение, мотивы, восприятие // Психол. журнал, 1998, N 1.
9 Респонденты могли указать более одной категории.
??

??

??

??




От автора и вместо вступления










































<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ