стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

OCR - Nina & Leon Dotan (06.2002)
ldn-knigi.narod.ru ldn-knigi.russiantext.ru ldnleon@yandex.ru
Выделенные слова - так в оригинале.
{Х} - № страниц. Наши примечания - шрифт меньше, курсив






Д. ШУБ







ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ

(1850-ых-1920-ых гг.)




СБОРНИК СТАТЕЙ
ИЗДАНИЕ "НОВОГО ЖУРНАЛА"
Нью-Йорк 1969










THE RUSSIAN POLITICAL HERITAGE
(From the 1850's to the 1920's)
By DAVID SHUB

Copyright (c) 1969 by David Shub. All rights preserved.
Printed m U.S.A. by WALDON PRESS, INC.
New York City

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ Р. Г.

ГЛАВА I. Основоположники русского
революционного народничества
1. Александр Герцен ..................................................................... 1
2. Николай Чернышевский ........................................................... 15
3. Петр Лавров ................................................................................ 29
4. Николай Михайловский ............................................................ 41

ГЛАВА II. Русские предтечи Ленина ..................................... 54
1. Петр Заичневский ....................................................................... 54
2. Петр Ткачев ................................................................................. 67
3. Михаил Бакунин и Сергей Нечаев ............................................. 71
4. Бакунин, Нечаев и Ленин ........................................................... 81

ГЛАВА III. Г. В. Плеханов и большевики до 1914 г. ............. 101

ГЛАВА IV. Либерализм в России ............................................. 113
Первая Государственная Дума ........................... 129

ГЛАВА V. Социалисты Запада и России в первой
мировой войне .......................................................... 145

Плеханов и Ленин - Циммервальд .......................... 164

ГЛАВА VI. Парвус, Ленин и Вильгельм II ............................. 180
(Германо-большевистский заговор 1917 г.)

ГЛАВА VII. Г. В. Плеханов в 1917 r.
- Его последние дни ............................................. 244

ГЛАВА VIII. Ленин и марксизм-ленинизм ........................... . 266

ГЛАВА IX. Кропоткин и Ленин ................................................ 295

ГЛАВА X. Владимир Короленко и Советская
власть ........................................................................ 319

ГЛАВА XI. Максим Горький и коммунистическая
диктатура ................................................................... 327

ГЛАВА XII. Евреи в русской революции ................................ 353

ГЛАВА XIII. О социализме наших дней .................................. 377




ПРЕДИСЛОВИЕ


Давид Натанович Шуб - известный публицист, пишущий на еврейском и русском языках. Он родился в 1887 году в местечке Поставы Виленской Губернии, учился в Вильне, смолоду примкнул к революционному движению, став социал-демократом (меньшевиком). В 1903 году Д. Н. уехал заграницу, жил в Лондоне, Париже и Женеве. Заграницей он встречался с видными русскими эмигрантами социал-демократами - Плехановым, Лениным, Потресовым, Засулич, Дейчем, Мартовым, Луначарским и другими.
В 1905 году Д. Шуб вернулся в Россию и участвовал в первой русской революции, оставаясь социал-демократом (меньшевиком). В эти годы Д. Н. был несколько раз арестован, сидел в тюрьме и наконец сослан в Сибирь, откуда летом 1907 года бежал за границу и в начале 1908 года уехал в США.
С 1910 года Д. Шуб стал профессиональным журналистом, сотрудничая в еврейских и русских газетах и журналах. Живя в США, Д. Шуб поддерживал связи с многими известными русскими политическими деятелями, и внимательно следил за культурной и политической жизнью в России.
Будучи всегда на самом правом фланге меньшевизма, Д. Шуб после революции поддерживал личные и политические связи с многими видными русскими либералами и умеренными социалистами - с П. Н. Милюковым, Вл. Бурцевым, Ек. Брешковской, дружил с А. Ф. Керенским, Н. Д. Авксентьевым. А. А. Аргуновым, В. М. Зензиновым, И. Г. Церетели, М. А. Алдановым и другими. (также с В. М. Черновым; ldn-kngi)
В 1927 году Д. Н. Шуб стал членом редакции большой еврейской ежедневной газеты "Форвертс", выходящей в Нью Йорке, где он работал больше сорока лет.
В 1948 году Д. Шуб выпустил на английском языке книгу о Ленине, которая дала ему международную известность: книга эта переведена на 20 европейских и азиатских языков и до сих пор является может быть единственной объективной биографией вождя большевицкого переворота. По-еврейски Д. Шуб выпустил несколько книг, из которых упомянем двухтомную работу "Социальные мыслители и борцы" (биографии виднейших западно-европейских и русских социалистических деятелей и мыслителей 19-го и первой четверти 20-го столетия). В ближайшее время на еврейском языке выйдут двухтомные мемуары Д. Шуба - воспоминания о прожитой жизни - с детства до наших дней.
За последние 45 лет Д. Н. Шуб был постоянным сотрудником почти всех русских зарубежных демократических изданий ("Заря", "Дни", "Новый Журнал", "За свободу", "Новое Русское Слово", "Русская Мысль", "Мосты" и др.).
Еще в годы первой мировой войны Д. Н. Шуб отошел от марксизма и от официального меньшевизма. В 1915-17 гг. по отношению к войне и революции Д. Шуб занимал позицию близкую к Г. Плеханову и правым эс-эрам. Будучи непримиримым врагом всякой диктатуры, Д. Н. Шуб определяет себя, как демократического социалиста западно-европейского толка.
Настоящая книга Д. Шуба является на наш взгляд очень ценной хрестоматией по истории революционного и освободительного движения в России. Наряду с известными материалами читатель найдет в ней много и малоизвестного. Но и обо многом известном эта книга напоминает чрезвычайно своевременно. Так, казалось бы навсегда ушедшие в историю, экстремистские и разрушительные идеи Заичневского, Нечаева, Ткачева и Бакунина, в наши дни внезапно стали политической злобой дня, воплотясь в так называемых "студенческих движениях" почти во всех странах. Несомненного интереса заслуживает и всё, что Д. Н. Шуб пишет о русском либерализме, полная история которого до сих пор еще никем не написана.
Также интересно и политически важно всё, что пишет Д. Н. Шуб об истории Германо-болыпевицкого заговора во время первой мировой войны, ибо литература по этому вопросу на русском языке крайне ограничена.
Книга Д. Н. Шуба "Политические деятели России (1850-ых - 1920-ых гг.") будет весьма полезна русскому читателю, как зарубежному, так, особенно, и читателю в Советском Союзе.
Р. Г.


{1}

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Основоположники русского революционного народничества


АЛЕКСАНДР И. ГЕРЦЕН
(1812-1870)

Избранные цитаты из произведений Герцена

I

Александр Иванович Герцен был одним из величайших русских писателей 19-го столетия.
Еще Белинский в одном из своих ранних отзывах о Герцене, о его "Записках одного молодого человека", писал: "Записки полны ума, чувства, оригинальности и остроумия". Позже Некрасов, читая "После грозы" Герцена, признавался: "Это чертовски хватает за душу". А Чернышевский говорил Добролюбову: "В Европе нет публициста равного Герцену". В 1890 году Лев Николаевич Толстой говорил Т. Русанову: "Много ли у нас великих писателей? Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Герцен, Достоевский, ну...я (без личной скромности), некоторые прибавляют Тургенева и Гончарова. Ну, вот и все". А через три года, в марте 1893 года, Толстой говорил П. Сергеенко: "Ведь, если выразить значение русских писателей процентно, в цифрах, то Пушкину надо было отвести тридцать процентов. Гоголю - пятнадцать, {2} Тургеневу - десять процентов, Гончарову и всем остальным - около двадцати процентов. Все же остальное принадлежит Герцену. Он изумительный писатель. Он глубок, блестящ и проницателен". А 20 октября 1905 года Толстой записал в своем "Дневнике": "Герцен уже ожидает своих читателей впереди. И далеко над головами теперешней толпы передает свои мысли тем, которые будут в состоянии понять их".
* * *
Александр Иванович Герцен родился в 1812 году в Москве в богатой дворянской семье. Воспитывался он также в Москве. В 1825 году Герцен познакомился с будущим поэтом и публицистом Николаем Огаревым и тесно с ним подружился. Эта дружба длилась всю их жизнь. Герцену было тринадцать лет, когда в Петербурге произошло восстание декабристов. Восстание поразило воображение молодого Герцена, как и его друга Огарева. В 1827 году оба они, стоя на Воробьевых горах под Москвой, поклялись пожертвовать свои жизни в борьбе за свободу русского народа. Позже Герцен писал: - "Декабристы - наши великие отцы. Мы от декабристов получили в наследство возбужденное чувство человеческого достоинства, стремление к независимости, ненависть к рабству, уважение к революции, веру в возможность переворота в России, страстное желание участвовать в нем".
В 1834 году Герцен был арестован и отправлен в ссылку. В 1840 году он вернулся в Москву, но вскоре был вторично сослан.
В 1842 году, вернувшись из ссылки, Герцен посвятил себя литературной деятельности и в ближайшие годы поместил в петербургских радикальных журналах "Отечественные записки" и "Современник" ряд философских статей и беллетристических произведений. В 1847 году Герцен выехал заграницу. Некоторое время он жил в Париже, потом путешествовал по Италии и Швейцарии.
Революция 1848 г. отразились на взглядах Герцена на роль насильственных революций в истории человечества.
{3} Ему представлялось, что жертвы, принесенные народом в этом году, оказались бесплодными. Победа досталась буржуазии, а не народу. Положение трудящихся масс нисколько не улучшилось. Стоило ли проливать народную кровь ради таких печальных результатов? Этот вопрос невольно вставал перед Герценом, и он начинал сомневаться в целесообразности революции. "Нет никакой роковой необходимости, чтобы каждый шаг вперед для народа был отмечен грудами трупов", - писал он, отрекаясь от "свирепой веры", по которой всякое освобождение должно непременно пройти через "крещение кровью".
Это не значит, что Герцен окончательно отказался от революционных путей. Он допускал их, но лишь "как отчаянное средство, ultima ratio народов"; к этому средству, по его мнению, допустимо прибегать лишь тогда, когда не остается надежд на мирное разрешение конфликтов и столкновений противоположных интересов.
В 1849 году Герцен в своей книге "С того берега" писал: "Свобода лица - величайшее дело; на ней и только на ней может вырасти действительная воля народа. В себе самом человек должен уважать свою свободу и чтить ее не меньше, как в ближнем, так и в целом народе".
В той же книге "С того берега" Герцен писал:
"В самые худшие времена европейской истории мы встречаем некоторое признание независимости, некоторые права, уступаемые таланту, гению. Несмотря на всю гнусность тогдашних немецких правительств, Спинозу не послали на поселение, Лессинга не секли и не отдали в солдаты. В этом уважении не к одной материальной силе, но и к нравственной силе, в этом невольном признании личности - один из великих человеческих принципов европейской жизни".
В апреле 1851 г. правительственный сенат лишил Герцена всех прав состояния и запретил ему возвращение в Россию. Герцен остался заграницей на всю жизнь.

{4}

II

25 августа 1852 г. Герцен уехал на несколько недель в Лондон, но провел там целых тридцать лет. В Лондоне он вместе с Огаревым основал первую Вольную русскую типографию и в 1855 г. начал выпускать журнал "Полярная звезда", а потом и газету "Колокол", которая выходила с 1857 г. до 1869 г. В течение более десяти лет "Колокол" неизменно оставался органом русской либеральной и революционной демократии. Спрос в России на "Колокол" был так велик, что в 1860 г. были вновь переизданы номера, вышедшие с 1857 г. по 1859 г. "Колокол" читала не только вся русская интеллигенция, но и высшие царские сановники и даже сам Александр II.
"Колокол" представлял собой первую русскую свободную трибуну, первый печатный орган, который энергично боролся за освобождение крестьян, за раскрепощение человеческой личности, за установление режима свободы и народоправства в России. "Полярная звезда" и "Колокол" имели большое влияние на читателей в России.
1 декабря 1858 г. Герцен писал в "Колоколе": "Можно ли по совести сказать, что всепоглощающая диктатура в России - окончательная форма ее гражданского устройства, вполне соответствующая ее гению? Не есть ли эта диктатура только опека, оканчивающаяся с совершеннолетием?" А 1 января 1859 г. он писал: "Там, где республика и демократия сообразны развитию народному, там, где они не только слово, но и дело, как в Соединенных Штатах или в Швейцарии, там без всякого сомнения наибольшая личная независимость и наибольшая свобода". В той же статье Герцен говорил: "Тот, кто истину - какая бы она ни была - не ставит выше всего, тот не свободный человек... Все неразумное опирается на силу кулака... Ни сила без права, ни право без силы ничего не решают".
Насколько Герцен любил русский народ, настолько же ненавидел он деспотизм, царивший тогда в России.
{5} "Мы не можем привыкнуть, - писал он, - к этой страшной, кровавой, безобразной, бесчеловечной, наглой на язык России, к этой литературе фискалов, к этим мясникам в генеральских эполетах, к этим квартальным (полицейским) на университетских кафедрах... ненависть, отвращение поселяет к себе эта Россия. От нее горишь тем разлагающим, отравляющим стыдом, который чувствует любящий сын, встречая пьяную мать свою, кутящую в публичном доме". (Герцен, Сочинения, Том 17, Петербургское издание 1917 г., стр. 143).
Но Герцен ни на минуту не забывал того, что "в России сверх царя есть народ, сверх люда казенного, притесняющего, есть люди страждущие, несчастные, кроме России Зимнего дворца, есть Русь крепостная, Русь рудников" (Соч., том 8, стр. 143).
В статье "Россия и Польша", напечатанной в "Колоколе" от 1 января 1859 г. Герцен писал: "Все те, которые не умеют отделить русского правительства от русского народа, ничего не понимают... Обманчивое сходство правительственных форм с западными окончательно мешает пониманию... Были люди, которые стали догадываться, что за знакомыми формами проглядывает какое-то незнакомое лицо. Стали догадываться, что формы набиты насильственно, как колодки, но они не стали щупать характера бедного колодника, а отвернулись от него сказавши: "Коли терпит, видно, лучшего не стоит".
Обращаясь к людям Запада, Герцен писал: "Неужели вам не приходило в голову, глядя на великороссийского крестьянина, на его уменье, развязный вид, на его мужественные черты, на его крепкое сложение, что в нем таится какая-нибудь иная сила, чем одно долготерпение и безответная выносливость? Неужели вам не приходило на мысль, что кроме официальной, правительственной России, есть другая?".
В другой статье он писал: "Какой жалкий прием, выставлять нас врагами России, потому что мы нападаем на современный режим... как будто наше существование {6} не было непрерывной защитой России, русского народа от его внутренних и внешних врагов, от негодяев, дураков, фанатиков, правителей, доктринеров, лакеев, продажных, сумасшедших, от Катковых и других тормозов в колесе русского прогресса" (Соч., том 21, стр. 208).
Задолго до революции Ленин подчеркивал, что "Герцен первый поднял великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом..."
"Герцен, - писал Ленин, - создал вольную русскую прессу за границей - в этом его великая заслуга. "Полярная звезда" подняла традиции декабристов. "Колокол" встал горой за освобождение крестьян. Рабье молчание было нарушено".
Более ста лет тому назад Герцен писал, что "социализм, который захотел бы обойтись без политической свободы, непременно выродился бы в самодержавный коммунизм", в "новую барщину".
В январе 1859 г. Герцен писал в "Колоколе":
"Тот кто истину - какая бы она ни была, - не ставит выше всего, тот, кто не в ней и не в своей совести ищет норму поведения, тот не свободный человек".
10-го июня 1859 г. Герцен писал в "Колоколе":
"Желание географических расширений принадлежит к росту народов, и если оно переживает ребячество, то это свидетельствует о неспособности такого народа к совершеннолетию... Все неразумное опирается на силу кулака... Ни сила без права, ни право без силы ничего не решают. Исторические воспоминания, археологические документы так же недостаточны для восстановления на национальности, как насилие для ее подавления".
А за месяц до этого он в том же "Колоколе" писал:
"Если бы в русском правительстве были серьезные люди, люди честные... с любовью к народу, они поберегли бы из внутреннего религиозного благочестия простое сердце простых людей, которые поддались официальному обману и воображают, что отечество в опасности, и {7} отдаются чувству ненависти к несчастному героическому соседу, который добивается своей независимости и ничего больше не хочет. Эта обманутая любовь, это простодушное заблуждение, которое может привести к рекам крови, бесконечно оскорбляют нас".

III

В 1855 г. в статье "Московский панславизм и русский европеизм" Герцен писал: "Будущность России очень опасна для Европы и полная несчастий для нее самой, если в права личности не проникнут освободительные ферменты...
"Можно ли себе представить, что способности, находимые в русском народе, способны развиться при наличности рабства, пассивного послушания, деспотизма? Долгое рабство - не случайная вещь: оно, конечно, соответствует какому-нибудь элементу национального характера. Этот элемент может быть поглощен, побежден другими элементами, но он способен также и победить. Если Россия может мириться с существующим порядком вещей, то она не будет иметь будущности, на которую мы надеемся".
Далее Герцен продолжал:
"Не следовало бы всеми способами стараться призвать русский народ к сознанию своего пагубного положения?... И кто же должен это сделать, если не те, которые представляют собой интеллигенцию страны? Их может быть много или мало, но это существа дела не меняет... Влияние личности не так ничтожно, как это склонны думать: личность есть живая сила, могучее бродило, действие которого не всегда уничтожает уважение к личности, некоторое признание независимости - некоторые права, уступаемые таланту, гению".
"Власть у нас увереннее в себе, свободнее, нежели в Турции, нежели в Персии, ее ничего не останавливает, никакое прошедшее. От своего она отказалась, до европейского ей дела нет; народность она не уважает, {8} общечеловеческой образованности не знает, с настоящим она борется. Прежде, по крайней мере, правительство стыдилось соседей, училось у них, теперь оно считает себя призванным служить примером для всех притеснителей; теперь оно поучает их".
В той же статье Герцен писал:
"Цель бесконечно далекая - не цель, а если хотите - уловка. Цель должна быть ближе, по крайней мере - заработная плата или наслаждение в труде... Цель для каждого поколения - оно само. Природа не только никогда не делает поколений средствами для достижения будущего, но она о будущих вовсе не заботится".
А 20 ноября 1849 года Герцен писал: "История учит нас тому, что самое ненавистное правительство может существовать, пока ему есть что еще делать, но всякому правительству приходит конец, когда оно уже не в состоянии ничего делать или делать одно лишь зло, когда все, что является прогрессом превращается для него в опасность, когда оно боится всякого движения. Движение - это жизнь; бояться его, значит, находиться в агонии. Подобное правительство нелепо; оно должно погибнуть".
Герцен боролся за освобождение не только русского народа, но и за независимую Польшу и за права всех национальностей. Еще в 1854 г. он писал: "Чего хочет Польша? Польша хочет быть свободным государством, она готова быть соединенной с Русью, но с Русью тоже свободной... Для того, чтобы соединиться с ней, ей необходима полная воля... Польша многострадальная, но верующая, хочет и может стать независимой - пусть станет! Ее независимость сблизит нас. Мы тогда будем говорить друг с другом, как братья, забывая былые раны и бедствия и, глядя вперед, чтобы узнать, одна ли нам дорога в будущем или нет".
1 января 1859 г. Герцен писал в "Колоколе": "Вся московская и петербургская литература без различия направления протянула дружескую руку евреям и встала против плоской выходки какого-то журналиста. Того {9} католического чувства ненависти к евреям, которое не осталось в законодательстве, но осталось в нравах именно в Польше, в России нет. Гонение евреев было делом правительства. Общество не говорило, потому что оно ничего не говорило, рука квартального (полицейского) лежала на его губах. Как только он приподнял один палец, оно и высказалось".
В апреле 1863 г. во время польского восстания Герцен писал в "Колоколе": "Мы с Польшей потому, что мы русские. Мы хотим независимости Польши, потому что мы хотим свободы России. Мы с поляками, потому что одна цепь сковывает нас обоих. Мы с ними потому, что твердо убеждены, что нелепость империи, идущей от Швеции до Тихого океана, от Белого моря до Китая - не может принести блага народам, которых ведет на смычке Петербург. Всемирные монархии Чингисханов и Тамерланов принадлежат к самым печальным и самым диким периодам развития - к тем временам, когда сила и обширность составляют всю славу государства.
Они только возможны с безвыходным рабством внизу и неограниченным тиранством наверху... Да, мы против империи, потому что мы за народ!".
10 октября 1862 года Герцен писал в "Колоколе":
"Что должно делать русским офицерам, находящимся в Польше в случае польского восстания? Общий ответ прост - итти под суд, в арестантские роты... но не подымать оружия против поляков, против людей, отыскивающих совершенно справедливо свою независимость. Поддерживать силой оружия правительство, составляющее польское и наше несчастье, вам невозможно, не совершив сознательно преступления или не унизившись до степени бессознательных палачей. Время слепого повиновения миновало. Дисциплина не обязательна там, где она зовет на злодейство, - не верьте этой религии рабства. На ней основаны величайшие бедствия народов... Нельзя начинать эру свободы в своей родине, затягивая веревку на шее соседа. Нельзя требовать прав и теснить
{10} во имя материальной силы и политических фантазий другой народ".
Еще раньше, 15 марта в 1861 г. Герцен писал в "Колоколе": "Сила народа в земле. Мы не верим больше в перевороты: аристократические, военные и статские, то есть не верим в их прочность. То только и прочно, что запахано в земле, что взойдет плодотворно, что посеяно на ниве, что выросло на свежем воздухе полей и лесов. Не для народа то, что идет через голову крестьянина, что с треском и пылью проезжает мимо деревни, как курьер, не останавливаясь".
А в статье "Америка и Сибирь", напечатанной в "Колоколе" 1-го декабря 1858 г., Герцен пишет:
"Можно ли по совести сказать, что всепоглощающая диктатура в России - окончательная форма ее гражданского устройства, вполне соответствующая ее гению? Не есть ли эта диктатура только опека, оканчивающаяся с совершеннолетием ?"
В этой же статье Герцен говорит:
"У России в грядущем только и есть один товарищ, один попутчик - Северо-Американские Штаты... Если Россия освободится от петербургской традиции, у ней есть один союзник - Северо-Американские Штаты... Оттого, что Россия с Америкой встречаются по ту сторону. Оттого, что между ними целый океан соленой воды, но нет целого мира застарелых предрассудков, остановившихся понятий, завистливого местничества остановившейся цивилизации".

IV

Герцен был не только замечательный писатель и выдающийся политический мыслитель - демократ, но и один из первых демократических социалистов.
Смутное сознание того, что не только в России, но и в других странах общественная жизнь строится и развивается не так, как следовало бы, что в отношениях {11} между людьми много вопиюще несправедливого, рано зарождается в Герцене. Знакомство в начале 30-х годов с сочинениями Сен-Симона, Фурье и других социалистов-утопистов способствовало оформлению этого сознания. "Новый мир, - вспоминал впоследствии Герцен, - толкался в дверь; наши души, наши сердца растворялись ему. Сен-симонизм лег в основу наших убеждений и неизменно оставался в существенном". (Герцен. Сочинения. Том III).
Герцен ценил французских социалистов-утопистов за их критику буржуазного строя, за обличение "всей гнусности современного общественного строя". Вместе с французскими социалистами-утопистами Герцен считал, что "мир ждет обновления", что надобно другие основания положить обществам Европы: более права, более нравственности, более просвещения. "Без всякого сомнения, писал он, у сен-симонистов и фурьеристов высказаны величайшие пророчества будущего, но чечго-то недостает".
А через много лет, 1-го апреля 1863 г. он писал в "Колоколе" : - "Идеал Белинского, идеал наш, наша церковь, наш родительский дом, в котором воспитывались наши первые мысли и сочувствия, был западный мир, с его наукой, с его революцией, с его уважением к человеку, с его политической свободой, с его художественным богатством и несокрушимым упованием".
Герцен решительно выступал против террора, как средства борьбы с самодержавием. По поводу покушения Дмитрия Каракозова на жизнь Александра II Герцен писал 15 мая 1866 г. в "Колоколе": "Выстрел 4 апреля растет не по дням, а по часам в какую-то общую беду и грозит вырасти в еще страшнейшие и в еще больше незаслуженные Россией бедствия... Выстрел безумен, но каково нравственное состояние государства, когда его судьбы могут изменяться от случайностей, которых ни предвидеть ни отстранить невозможно, именно потому, что они безумны".
{12} В своих "Письмах к путешественнику", которые были напечатаны в нескольких номерах "Колокола" в 1865 г. Герцен писал: "Социализм был не меньше задержан в развитии внутренними причинами как и внешними. Чувство боли от общественной неправды было очень ясно, желание выйти из сознано скверного положения очень справедливо, но от этого до лечения далеко. Социализм страстно увлеченный, с желанием кары и мести, бросил свою перчатку старому миру прежде чем узнал силу свою и определил мысль свою. Седой боец поднял ее - и не Голиаф, а Давид пал. С тех пор ему было много досуга обдуматься в горькой школе изгнания и ссылки. Додумался ли он до того, чтобы не бросать перчатки, не имея силы, не зная что будет после битвы, кроме казни врага? - Не знаю".
И далее в том же письме он писал: "Люди недовольны экономическими условиями труда, упроченным неравенством сил, их потерей, рабством работы, злоупотреблением богатств, но они не хотят переезжать в рабочие казармы, не хотят, чтобы правительство гоняло их на барщину, не хотят разрушать семьи и очаги, не хотят поступаться частной собственностью, то есть, они хотят при обновлении, при перерождении сохранить, насколько возможно, свою привычную жизнь, согласуя ее с новыми условиями".
В августе 1864 г. в своих "Письмах к старому другу", Бакунину, он писал: "Насилием и террором распространяются религии и политики, учреждаются самодержавные империи и нераздельные республики. Насилием можно расчищать место - не больше. Петрограндизмом социальный переворот дальше каторжного рабства Гракха Бабефа и коммунистической барщины Кабе не пойдет".
В тех же "Письмах к старому другу" Герцен в 1869 г. писал: "Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы".


{13} "Горе бедному духом и тощему художественным смыслом перевороту, который из всего былого и нажитого сделает скучную мастерскую, которой вся выгода будет состоять в одном пропитании и только в пропитании".
"Но этого и не будет. Человечество во все времена, самые худшие, показывало, что у него больше потребности и больше сил, чем надобно на одно завоевание жизни, развитие не может их заглушить. Есть для людей драгоценности, которыми они не поступятся, и которые у них из рук может вырвать одно деспотическое насилие и то на минуты горячки и катаклизма".
Согласно взглядам Герцена, личность одного человека имеет такую же бесконечную ценность, как и личности многих людей. Каждый человек должен иметь возможность развивать все особенности его личности во всем их своеобразии и многогранности. Верховной целью человеческого общежития является достижение наибольшего внутреннего богатства духовного содержания человека. Герцен был безусловным социалистом, но в то же время его всего более страшило господство толпы, подавление индивидуальности. Это господство толпы он выражал термином "мещанства" и торжество мещанства ему казалось опасностью для человеческой культуры. Задолго до революции известный русский ученый экономист, бывший марксист, профессор Михаил Туган-Барановский, писал о Герцене, что "он предвидел возможность мещанского социализма, но социализм, по его представлению, мог получить осуществление и в другой форме, совершенно чуждой обезличению человека, и за такой социализм он всеми силами боролся".
Герцен много писал во французской и английской печати и очень много сделал для ознакомления европейцев с Россией, русской литературой и русским освободительным движением. Его книга "Былое и думы", переведенная на многие иностранные языки, занимает выдающееся место в мировой мемуарной литературе. В начале 1870 г. Герцен в Париже простудился на одном из {14} митингов и 21 января умер от воспаления легких. Позднее его прах был перевезен в Ниццу и там похоронен, рядом с его женой. В 1912 г. ко дню столетия его рождения, на могиле был поставлен бронзовый памятник.

V

4 апреля 1912 г. Г. В Плеханов в своей речи к столетию дня рождения Герцена на его могиле в Ницце сказал: "Герцен горячо дорожил интересами русского народа. Он не лгал, когда писал о себе, что с детских лет бесконечно любил наши села и деревни. И он был русским до конца ногтей. Но любовь к родине не осталась у него на степени зоологического инстинкта, как известно способного проявляться подчас зверским образом; она была возведена на степень осмысленной человеческой привязанности. И в той самой мере, в какой она возвышалась у него на эту ступень, он становился всемирным гражданином. "Мы не рабы нашей любви к родине, - писал он, - как не рабы ни в чем. Свободный человек не может признать такой зависимости от своего края, которая заставила бы его участвовать в деле, противном его совести". Так говорил он. Это поистине золотые слова, - сказал Плеханов.

- Каждый из нас должен как можно чаще вспоминать их теперь, зайдет ли речь о жестоких и постыдных еврейских погромах, или о нарушении финляндской конституции, или о запрещении украинским детям учиться по-малорусски, или вообще о каком бы то ни было угнетении какого бы то ни было племени, входящего в состав населения нашего государства".
В заключение Плеханов сказал: "Герцену не суждено было вернуться на родину. И если бы он дожил до нынешнего дня, то, может быть, ему и теперь пришлось бы скитаться в изгнании. Дело веков поправлять не легко... Если бы Герцен жил теперь, он, конечно, не разочаровался бы в Западной Европе. Он много страдал от своего разочарования в ней. Но и после этого разочарования он не утратил веры в Россию. Нынешний день оживит и {15} нашу веру в лучшее будущее нашей многострадальной страны".


Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
(1829-1889)

I

29-го октября 1969 г. исполнилось восемьдесят лет со дня смерти знаменитого русского ученого экономиста, публициста и литературного критика Николая Гавриловича Чернышевского. Карл Маркс, который не был щедр на похвалы, печатно назвал Чернышевского "великим русским ученым и критиком". А знаменитому русскому революционеру-народнику Герману Лопатину Маркс не раз говорил, что "из всех современных экономистов Чернышевский представляет единственного оригинального мыслителя, между тем как остальные суть только простые компиляторы".
Чернышевский родился 24 июня 1828 г. в Саратове, где отец его был священником. Он учился сначала в тамошней духовной семинарии, потом поступил в Петербургский университет, который окончил в 1850 г.
Чернышевский был с ранней юности и до конца жизни революционером и социалистом. Еще юношей, в 1848 г., он писал в своем "Дневнике":
"В сущности я нисколько не подорожу жизнью для торжества своих убеждений, для торжества свободы, равенства, братства, уничтожения нищенства и порока, если я только буду убежден, что мои убеждения справедливы и восторжествуют, и если уверен буду, что восторжествуют они, даже не пожалею, что не увижу дня торжества их".
Тогда же он писал в своем "Дневнике": - "Историческое значение каждого русского великого человека измеряется его заслугами родине, его человеческое достоинство - силой его патриотизма".
{16} Далее Чернышевский объяснял, в чем, по его мнению, заключается истинный патриотизм. Он писал: - "Неужели наше призвание ограничивается тем, что мы имеем миллион пятьсот тысяч войска и можем, как гунны, как монголы, завоевать Европу, если захотим?... Таково ли наше назначение? Быть всемогущими в политическом и военном отношении и ничтожными по другим высшим элементам жизни народной? В таком случае лучше вовсе не родиться, чем родиться гунном, Аттилою, Чингисханом, Тамерланом или одним из их воинов и подданных".
Чернышевский был убежденным противником как расового, так и национального гнета. Еще юношей он по поводу подавления венгерского восстания русскими войсками Николая I, писал в своем "Дневнике" 17-го июля 1848 года: - "Я друг венгров, желаю поражения там русских и для этого готов был бы самим собой пожертвовать".
В 1850 г., по окончании университета, он вернулся в Саратов, где был преподавателем в гимназии. В 1853 г. он переехал в Петербург. Сначала он и там занимался педагогической деятельностью, но вскоре всецело посвятил себя литературному труду. Писал вначале в журнале "Отечественные записки", а потом стал писать исключительно для журнала Некрасова "Современник". Благодаря ему и привлеченному им Добролюбову, "Современник" скоро приобрел огромное влияние. "Современник" был самым популярным журналом в русском образованном обществе того времени. В 1861 г. тираж его дошел до 7.125 экземпляров, что было для той эпохи самым большим тиражом. Каждый экземпляр "Современника" читался коллективно, таким образом действительное число читателей журнала во много раз превышало его тираж.
Чернышевский был одним из образованнейших людей в России. Он знал 16 иностранных языков. Из 225 юношеских рукописей Чернышевского было написано: на немецком языке 12 работ, французском - 4, {17} латинском- 62, греческом - 12, арабском - 3, персидском - 5, татарском - 10, древнееврейском - 3. Некоторые из этих рукописей переведены на русский язык. За сравнительно небольшой период (1855-1862) из-под его пера вышло свыше 250 работ, посвященных вопросам внутренней и международной политики, философии, истории, политической экономии, теории и истории литературы.
Верховной ценностью мира Чернышевский, как и Герцен признавал человеческую личность; возможно полная свобода развития человеческой индивидуальности была, в их глазах, конечной целью общественного союза; если они были социалистами, то именно потому, что только социализм мог в их глазах обеспечить человечеству свободу.

II

Чернышевский был убежден в неизбежности крестьянской революции в России, и в этом он расходился не только с тогдашними либералами, но также с Герценом. В 50-х годах Герцен верил в возможность мирного разрешения вопроса об отмене крепостной зависимости. Герцен в своем лондонском журнале "Колокол" взял русских либералов под свою защиту от критики "Современника" и в оскорбительной форме отзывался о Чернышевском и Добролюбове. По настоянию Некрасова Чернышевский поехал в Лондон объясниться с Герценом. Во время встречи с Герценом, состоявшейся 25 июня 1859 г., Чернышевский вел разговоры по принципиальным коренным вопросам, связанным с практической подготовкой крестьянской революции. В мемуарах современников сохранились отзывы Герцена и Чернышевского друг о друге, вызванные их встречей. "Какой умница, какой умница... и как отстал", - сказал Чернышевский о Герцене. "Ведь он до сих пор думает, что продолжает остроумничать в московских салонах и препирается с Хомяковым. А время идет теперь с страшной быстротой: один {18} месяц стоит прежних десяти лет.
Присмотришься - у него все еще в нутре московский барин сидит".
"Удивительно умный человек, - заметил в свою очередь Герцен, - и тем более при таком уме показательно его самомнение. Ведь он уверен, что "Современник" представляет из себя пуп России. Нас грешных они совсем похоронили. Ну, только, кажется, уж очень они торопятся с нашей отходной - мы еще поживем".
Когда в 1861-1862 гг. начались крестьянские восстания, Чернышевский увлекся и написал прокламацию "К барским крестьянам", но прежде чем она была напечатана, провокатор, который видел ее, выдал Чернышевского. Ненавидевшее его правительство, боявшееся его революционного влияния на молодежь, воспользовалось доносом, арестовало его, и после того, как он просидел два года в Петропавловской крепости, он был присужден к семи годам каторги и по истечении этого срока - на вечное поселение в Сибирь.
19-го мая 1864 г. в "Петербургских ведомостях" было опубликовано объявление об исполнении приговора над Чернышевским. В этот день на Мытинской площади в Петербурге над Чернышевским был совершен обряд гражданской казни. Жандармский полковник Дурново в донесении от 19-го мая 1864 г. сообщил шефу жандармов Долгорукову: "По приказанию вашего сиятельства сего числа в 61/2 утра прибыл я на Мытинскую площадь, где в 8 часов должен быть объявлен публичный приговор государственному преступнику Чернышевскому. На площади я нашел, несмотря на раннее время и ненастную погоду, около 200 человек, ко времени же объявления приговора собралось от 2 до 21/2 тысяч человек.
В числе присутствующих были литераторы и сотрудники журналов, много студентов Медико-хирургической академии, три воспитанника училища правоведения, до 20 человек воспитанников корпуса путей сообщения, несколько офицеров пехотных гвардейских полков и офицеров армейских и стрелковых батальонов. Перед приводом {19} Чернышевского, находящийся в числе зрителей, г. Якушкин изъявил желание проститься с преступником, и когда к нему подошел полицмейстер полковник Ваннаш и спросил, он ли желает проститься,
г. Якушкин сказал, что желает не он один, а желают все". (M. H. Чернышевская. Летопись жизни и деятельности H. Г. Чернышевского. Москва, стр. 331).
На другой день, 20-го мая 1864 г. в 10 часов утра закованного в цепи Чернышевского из каземата Петропавловской крепости отправили по этапу в Сибирь на каторгу.
Почти 21 год Чернышевский томился в крепости, на каторге и в Сибирской ссылке, но ничто не могло сломить его железной воли. Еще сидя в Петропавловской крепости и зная, что его впереди ожидают тягчайшие испытания, он писал жене:
"Скажу тебе одно - наша с тобой жизнь принадлежит истории; пройдут сотни лет, а наши имена все еще будут милы людям и будут вспоминать о нас с благодарностью, когда уже забудут почти всех, кто жил в одно время с нами. Так надобно же нам не уронить себя со стороны бодрости характера перед людьми, которые будут изучать нашу жизнь".




III

Трагическая судьба Чернышевского не переставала волновать Герцена. Он проклинал палачей Чернышевского, которого называл "великим борцом за свободу русского народа и одним из самых замечательных русских публицистов".
В своих "Письмах к противнику" Герцен в конце 1864 г. писал в "Колоколе": "Что, Чернышевский отрекся от своих убеждений? Нет, он ушел на каторгу с святой нераскаянностью". А через два года в конце 1866 г., Герцен в статье "Порядок торжествует" писал в "Колоколе":
"Первые представители социальных идей в Петербурге были Петрашевцы. Их даже судили как {20} "Фурьеристов". За ними является сильная личность Чернышевского. Он не принадлежал исключительно ни к одной социальной доктрине, но имел глубокий социальный смысл и глубокую критику современно существующих порядков. Стоя один, выше всех головой, середь петербургского брожения вопросов и сил, середь застарелых пороков и начинающихся угрызений совести, середь молодого желания иначе жить, вырваться из обычной грязи и неправды, Чернышевский решился схватиться за руль, пытаясь указать жаждавшим и стремившимся - что им делать. Его среда была городская, университетская, среди развитой скорби, сознательного недовольства и негодованья; она состояла исключительно из работников умственного движения, из пролетариата интеллигенции, из "способностей". Чернышевский, Михайлов и их друзья, первые в России звали не только труженика, съедаемого капиталом, но и труженицу, съедаемую семьей, к иной жизни. Они звали женщину к освобождению работой от вечной опеки, от унизительного несовершеннолетия, от жизни на содержании - ив этом одна из величайших заслуг их.
Пропаганда Чернышевского была ответом на настоящие страдания, слово утешения и надежды гибнувшим в суровых тисках жизни. Она им указывала выход. Она дала тон литературе и провела черту между в самом деле юной Россией - и прикидывавшеюся такою Россией, немного либеральной, слегка бюрократической и слегка крепостнической. Идеалы ее были в совокупном труде, в устройстве мастерской, а не в тощей палате, в которой бы Собакевичи и Ноздревы разыгрывали "дворян в мещанстве" - и помещиков в оппозиции.
Огромный успех социальных учений между молодым поколением, школа вызванная ими, нашедшая себе не только литературные отголоски и органы, но начала практического приложения и исполнения - имеют историческое значение".
Чернышевский был не только замечательный публицист, но и выдающийся литературный критик. Он раньше {21} других заявил о мировом значении русской литературы. "Каково бы ни было достоинство произведений Пушкина, Грибоедова, Лермонтова и современных нам писателей, писал он еще в начале 50-х гг., - но они еще милее для нас, как залог будущих торжеств нашего народа на поприще искусства, просвещения и гуманности". (Собр. соч. т. 1, стр. 3191).
Чернышевский высоко ценил талант Тургенева. Он первый раскрыл в творчестве Л. Н. Толстого его "глубокий реализм, умение отразить всю полноту человеческих переживаний". Именно Чернышевский первый предсказал блестящее литературное будущее Толстому.

Один из товарищей детства и отрочества Александра II - известный писатель А. К. Толстой - зимой 1864-1865 г. во время охоты, стоя рядом с царем, решил воспользоваться случаем и замолвить слово за осужденного Чернышевского, которого он знал лично. На вопрос Александра II, что делается в литературе и не написал ли он, Толстой, что-либо новое, писатель ответил: "Русская литература надела траур по поводу несправедливого осуждения Чернышевского"...
Александр II не дал ему кончить фразу: "Прошу тебя, Толстой, никогда не напоминать мне о Чернышевском", - проговорил он недовольно и затем, отвернувшись в сторону, дал понять, что беседа кончена.
2 декабря 1871 г. начальство каторжной тюрьмы в которой содержался Чернышевский получило следующее предписание:
"Важность преступлений, совершенных Чернышевским, и значение которым пользуется он в среде сочувствующих ему поклонников, вызывают со стороны правительства особые меры для отстранения ему возможности побега и отклонения его вредного влияния на общество. В этих видах, для поселения Чернышевского, по случаю окончания определенного ему срока каторжных работ, назначается отдаленное и уединенное место Якутской области, именно город Вилюйск, в котором {22} Чернышевский должен помещаться в том здании, где раньше его помещались важные преступники".
В казенной повозке, под конвоем двух жандармов и офицера, Чернышевский в сибирский лютый мороз, доходивший до 50 градусов, был отправлен в Вилюйск. Он проехал раньше больше 1.000 верст до Иркутска и затем 710 верст от Иркутска до Вилюйска. Путь лежал по мерзлым, занесенным снежными сугробами сибирским дорогам. На остановках у нищего якутского населения нельзя было достать даже корки хлеба. Чернышевский прибыл в Вилюйск в январе 1872 г. и был помещен в лучшем здании города - в тюрьме. Тюрьма в то время пустовала - ни одна душа не вышла ему навстречу. Сам он в письмах к родным писал: "Что такое Вилюйск? Это город только по названию. В действительности это даже не село, даже не деревня - это нечто такое пустынное и мелкое, чему подобного в России нет".
В этой пустыне Вилюйск, по словам Чернышевского, представлялся настоящим оазисом. Этот "оазис" был совершенно отрезан от всего культурного мира. Почта приходила туда раз в два месяца. Ближайший рынок - Якутск - находился в 710 верстах оттуда, и товары привозились только раз в год. Достать стакан или тарелку или кусок мыла было нельзя. Условия питания были самые тяжелые. Мясом запасались там раз в год. Чтобы не заболеть, Чернышевский совершенно отказался от такого "свежего" мяса и питался исключительно хлебом, кашей и чаем. Ближайшего доктора можно было найти только - в Якутске. Климат в этих местах сносен только при самых жестоких морозах. В остальное время воздух пропитан болотными испарениями, гибельными для непривычных людей.
Поселившись в "лучшем доме" Вилюйска, Чернышевский перестал ждать смягчения своей участи. Он пришел к заключению, что правительство решило похоронить его заживо, отрезать от всего культурного мира. Всю {23} свою энергию мысли и напряжение воли он сосредоточил на одной цели: сохранить свое духовное "я" и не дать ему погибнуть в глухой сибирской тайге. Может быть, голос его когда-нибудь еще зазвучит, и поэтому надо во что бы то ни стало сохранить себя для того времени. Он зарылся в книги и продолжал по целым ночам писать. Утром рвал все написанное на мелкие клочки, ибо он вечно боялся обыска и не хотел, чтобы какой-нибудь жандарм рылся в его бумагах. Надеяться на то, что написанное когда-нибудь увидит свет, он не мог. Цензура строго запретила русской печати даже упоминать его имя. Днем и ночью два стражника охраняли его дом.
Летом 1874 г. правительство попыталось склонить Чернышевского, чтобы он подал царю просьбу о помиловании. Генерал-губернатор Восточной Сибири направил в Вилюйск (место ссылки Чернышевского) своего адъютанта полковника Винникова для переговоров с Чернышевским. Винников явился к Чернышевскому в острог и, поздоровавшись с ним, передал ему предложение подать царю прошение о помиловании. Чернышевский сказал:
"В чем же я должен просить помилования?... Мне кажется, что я сослан только потому, что моя голова и голова шефа жандармов Шувалова устроены на разный манер, а об этом разве можно просить помилования?"
Лишь в 1883 г. царь Александр III разрешил Чернышевскому вернуться из Сибири и поселиться под строгим надзором полиции сначала в Астрахани, а потом в его родном Саратове.

IV

Влияние Чернышевского на современников было громадно. "Имя Чернышевского, - писал знаменитый историк Н. И. Костомаров, - продолжало служить знаменем развивавшейся в России революционной пропаганды.
{24} Никто в России не имел такого огромного влияния в области революционных идей на молодежь, как Чернышевский".
Коммунистические историки объявили Чернышевского "предшественником Ленина и русских большевиков", но это явная неправда. Чернышевский, действительно, относился с презрением к либералам. Это презрение вызывалось у него тем, что тогдашние либералы не понимали или не хотели понять, что все на свете требует силы для своего осуществления. "Дурное и хорошее, писал он, одинаково ничтожно, когда бессильно". Он едко смеялся над прусскими либералами, наивно ожидавшими, что желательные для них конституционные гарантии упадут с неба. Но либералы 50-х годов прошлого столетия не были похожи на русских либералов 20-го столетия, членов "Союза Освобождения" и Конституционно-Демократической партии, против которых воевал Ленин.
Чернышевский говорил о себе, что он не принадлежит к числу людей, готовых жертвовать нынешними интересами народа ради будущих его интересов. "Выше человеческой личности, - писал Чернышевский, - мы не принимаем на земле ничего". В своей статье "Капитал и труд" Чернышевский изложил план известного французского социалиста Луи Блана, и главной особенностью этого плана было, в изложении Чернышевского, то что его осуществление не стеснило бы ничьей свободы. "Кто чем хочет, тот тем и занимается", "живи, где хочешь, живи, как хочешь". В статье "Капитал и труд" Чернышевский называет план Луи Блана его собственным планом.
Чернышевский был решительным сторонником полного народовластия и раскрепощения всех угнетенных национальностей и их национального самоуправления. Чернышевский был противником национальной ограниченности. Он не отрывал интересов России от общечеловеческих и был решительным врагом всякого шовинизма. Он писал:
"Народность развивается соразмерно {25} общечеловечности: только образование дает индивидуальности содержание и простор. Варвары все сходны между собой, каждая из высокообразованных наций отличается от других резко обрисованной индивидуальностью. Поэтому, заботясь о развитии общечеловеческих начал, мы в то же время содействуем развитию своих собственных качеств, хотя бы вовсе о том не заботились". (Н. Г. Чернышевский. Собр. сочинений. Том 1, стр. 180).
В другой статье он писал: - "Не люблю я тех господ, которые говорят свобода, свобода и эту свободу ограничивают тем, что сказали это слово, да написали его в законах и не вводят в жизнь, что уничтожают законы, говорящие о неравенстве, а не уничтожают порядка, при котором девять десятых народа рабы и пролетарии". (Там же, стр. 110).
Чернышевский был решительным врагом кнута и принуждения в экономической области. Он проповедовал образование производительных товариществ на добровольных началах. "Без добровольного согласия человека, - писал он, - ничто действительно полезное не может быть сделано для него". В одном из его романов один из его любимых героев говорит: "Без свободы счастье невозможно". А в одной из его статей, написанных им в 1879 г., Чернышевский писал:
"Мне всегда было тошно читать рассуждения о 'гнусности буржуазии' и обо всем тому подобном; тошно, потому что эти рассуждения, хоть и внушаемые 'любовью к народу', вредят народу, возбуждая вражду его друзей против сословия, интересы которого, хотя и могут часто сталкиваться с интересами его (как сталкиваются очень часто интересы каждой группы самих простолюдинов с интересами всей остальной массы простолюдинов), но в сущности одинаковы с теми условиями национальной жизни, какие необходимы для блага народа, потому в сущности тождественны с интересами народа". (Однотомник Н. Г. Чернышевского: Избранные статьи. Москва, 1950, стр. 787).
{26} Известно, что Чернышевский писал романы, которые, хотя и не блещут особыми художественными достоинствами, но ни кто иной, как Лев Толстой в письме от 26 сентября 1903 г. о романе Чернышевского "Что делать?" писал:
"Эта книга - проявление силы и величия души, смелый опыт, в котором гармонически соединилось чувство и истинное искусство. Не могу выразить вам того восхищения, которое эта книга вызывает во мне". (Сборник "Литературное наследство" № 31-32. Москва, 1937 г. стр. 1011).
Выдающийся русский философ Николай Бердяев, в книге "Русская идея", так пишет о романе Чернышевского "Что делать?":
"Роман Чернышевского замечателен и имел огромное значение. Это значение было, главным образом, моральное. Это была проповедь новой морали. Роман был оклеветан представителями правого лагеря, - начали кричать о его безнравственности те, кому это менее всего было к лицу. В действительности мораль "Что делать?" очень высокая.
Бухарев, один из самых замечательных русских богословов, признавал "Что делать?" христианской по духу книгой. Прежде всего, это книга аскетическая, в ней есть тот аскетический элемент, которым была проникнута русская революционная интеллигенция.
Герой романа Рахметов спит на гвоздях, чтобы приготовить себя к перенесению пытки, он готов во всем себе отказывать. Мораль "Что делать?" должна быть признана очень чистой. Проповедь свободы любви есть проповедь искренности чувства и ценности любви, как единственного оправдания отношений между мужчиной и женщиной. Чернышевский восстает против всякого социального насилия над человеческими чувствами, он движется любовью к свободе, уважением к свободе и искренности чувства. ...Чернышевский имел самую жалкую философию, которой была заполнена поверхность его сознания. Но глубина его нравственной природы внушала ему {27} очень верные и чистые жизненные оценки. В нем была большая человечность, он боролся за освобождение человека. Он боролся за человека против власти общества над человеческими чувствами".
В сентябре 1884 г., через несколько месяцев после проезда Чернышевского из Вилюйска в Россию, молодому тогда писателю Владимиру Короленко пришлось провести несколько часов на пустом острове Лены. Ему пришлось разговориться с местными ямщиками. Эти люди, которые, как все люди, все ждут чего то и на что то надеются, везли Чернышевского, когда его отправляли в Вилюйск. Они заметили тогда, что этого арестанта провожали с особенным вниманием, и долго в юртах этих мужиков толковали о "важном генерале", попавшем в опалу. Затем его через 12 лет повезли обратно и опять с необычайными предосторожностями. И вот теперь, рассказывая Короленко о своем житье-бытье, один из ямщиков задумчиво сказал:
- Вот разве от Чернышевского не будет ли нам чего?
- Что такое? От какого Чернышевского? - удивился Короленко.
И ямщик рассказал Короленко следующее:
"Чернышевский был у покойного царя (Александра II) важный генерал и самый первейший сенатор. Вот однажды созвал государь всех сенаторов и говорит: "слышу я - плохо в моем государстве: людишки больно жалуются. Что скажете, как сделать лучше?" Ну, сенаторы - один одно, другой другое... Известно уже, как всегда заведено. А Чернышевский молчит. Вот, когда все сказали свое, царь говорит: - "Что же ты молчишь, мой сенатор Чернышевский? Говори и ты". - Всё хорошо твои сенаторы говорят, отвечает Чернышевский, и хитро, да все вишь не то. А дело то, батюшка-государь, просто. Посмотри на нас: сколько на нас золота и серебра навешано, а много ли работаем? Да, пожалуй, что меньше всех! А которые у тебя больше всех в государстве {28} работают - те вовсе, почитай, без рубах. И всё идет навыворот.
А надо вот как: нам бы поменьше маленько богатства, а работы бы прибавить, а прочему народу убавить тягостей. - Вот услышали это сенаторы и осердились. Самый старший из них и говорит: "Это знать последние времена настают, что волк волка съесть хочет". Да один за одним и ушли. И сидит за столом царь да Чернышевский один. Вот царь и говорит: "Ну, брат, Чернышевский, люблю я тебя, а делать нечего, надо тебя в дальние края сослать, потому с тобой с одним мне делами не управиться". Заплакал да и отправил Чернышевского в самое гиблое место, на Вилюй. А в Петербурге осталось у Чернышевского 7 сыновей и все выросли, обучились и все стали генералы.
И вот пришли они к новому царю и говорят: "Вели, государь, вернуть нашего родителя, потому его и отец твой любил. Да теперь он уже и не один будет - мы все с ним семь генералов". Царь и вернул его в Россию, теперь, чай, будет спрашивать, как в Сибири, в отдаленных местах, народ живет? Он и расскажет. Привез я его в лодке на станок, да как жандармы то сошли на берег, я поклонился ему в пояс и говорю:
"Николай Гаврилович, видел наше житьишко?" - Видел, - говорит. - "Ну, видел, так и слава те Господи". Так закончил ямщик свой рассказ в полной уверенности, что в ответе Чернышевского заключался залог лучшего будущего для них. Конечно, Чернышевский не был сенатором и у него не было сыновей генералов. Но он говорил русскому читателю и правительству именно то, что приводится в легенде. Нам нужно работать больше на пользу народа, а народу нужно облегченье. Он твердой рукой разрушал шлюзы, из-за которых в русское общество хлынул поток освободительных идей.
Когда через несколько лет Короленко рассказал эту легенду Чернышевскому, он с добродушной иронией покачал головой и сказал:
"А-а. Похоже на правду, именно похоже! Умные парни эти ямщики!"
{29} Чернышевский умер в Саратове 29-го октября 1889 г. Имя Н. Г. Чернышевского навсегда занесено в число тех, которые всю свою жизнь посвятили борьбе за права и счастье народа и принесли мировую славу великой русской культуре.


ПЕТР ЛАВРОВ
(1823-1900)

"Средством для распространения истины не может быть ложь: средством для реализации справедливости не может быть ни эксплуатация, ни авторитарное господство личности... Люди, утверждающие, что цель оправдывает средства, должны были всегда сознавать: кроме тех средств, которые подрывают самую цель".
Это слова знаменитого русского мыслителя-социалиста Петра Лавровича Лаврова, который родился 14 июня 1823 года в селе Мелехове, Псковской губернии. Отец его был русский дворянин, полковник в отставке, мать - дочь обрусевшего шведа. Петр Лаврович очень рано развился. К четырнадцати годам, когда отец определил его в артиллерийское училище, он знал уже три европейских языка, читал в подлиннике произведения лучших представителей всемирной литературы. Одновременно он усердно занимался историей и математикой и писал стихи.
Еще в артиллерийской школе Лавров проникся энтузиазмом к идеям свободы и прогресса, а молодым офицером он познакомился с сочинениями великих французских и английских социалистов первой половины 19 века. По окончании школы в 1842 году, он был приглашен гуда же преподавателем высшей математики, которую преподавал потом и в других высших военных школах. В середине пятидесятых годов началась его учено-литературная деятельность. Полковник артиллерии, профессор математики, историк культуры, стремившийся всю {30} жизнь к научной работе, стал, "неисповедимыми судьбами русского интеллигента" одним из виднейших революционеров, одним из теоретиков "русского социализма", иначе говоря, русского народничества". В 1862 году он вступил в тайное революционное общество "Земля и Воля", с которым был тесно связан Чернышевский. После покушения Дмитрия Каракозова на Александра II, Лавров был арестован и сослан в Вологодскую губернию за свои "вредные идеи".
В ссылке Петр Лаврович усиленно занимался литературной деятельностью. Там он написал свои знаменитые "Исторические письма", которые печатались в журнале "Неделя", а потом вышли отдельной книгой. Статьи и книга имели огромный успех.
В "Исторических письмах" Лавров в основу своего идеала кладет всестороннее развитие человеческой личности. Это цель. Общественная солидарность - лишь средство для развития личности. Он пишет:
"Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношени, воплощенное в общественных формах истины и справедливости, вот краткая формула, обнимающая, как мне кажется, все, что можно считать прогрессом".
Развивая это положение и изучая отношение личности к обществу, Лавров приходит к выводу, что нельзя ни личность подчинять обществу, ни общество личности. Поэтому он отрицает крайний индивидуализм и крайнюю общественность:
"И то, и другое есть призрак... Общество вне личностей не заключает ничего реального (действительного). Ясно понятые интересы личности требуют, чтобы она стремилась к осуществлению общих интересов; общественные цели могут быть достигнуты исключительно в личностях. Поэтому истинная общественная теория требует не подчинения общественного элемента личному и не поглощения личности обществом, а слития общественных и частных интересов. Личность должна развить в себе понимание общественных интересов, которые суть {31} и ее интересы; она должна направлять свою деятельность на внесение истины и справедливости в общественные формы, потому что это есть не какое-либо отвлеченное стремление, а самый близкий эгоистический ее интерес. Индивидуализм на этой ступени становится осуществлением общего блага помощью личных стремлений, но общее благо и не может иначе осуществиться. Общественность становится реализированным (осуществлением) личных целей в общественной жизни, но они и не могут быть реализированы в какой-либо другой среде".
Знаменитое "движение в народ" в 1871 году началось под самым непосредственным влиянием "Исторических писем". Появление их в 1870 году отдельным изданием было событием для русской молодежи, и знаменовало собой новую эру в жизни русской интеллигенции.
"Надо было жить в 70-ые годы, в эпоху движения в народ, - пишет Н. С. Русанов, - чтобы видеть вокруг себя и чувствовать на самом себе удивительное влияние, произведенное "Историческими письмами"! Многие из нас, юноши в то время, а другие просто мальчики - не расставались с небольшой, истрепанной, нечитанной, истертой в конец книжкой. Она лежала у нас под изголовьем. И на нее падали при чтении ночью наши горячие слезы идейного энтузиазма, охватившего нас безмерной жаждой жить для благородных идей и умереть за них... К черту и "разумный эгоизм", и "мыслящий реализм", и к черту всех этих лягушек и прочие предметы наук, которые заставили нас забывать о народе! Отныне наша жизнь должна всецело принадлежать массам". (Н. Русанов - "Социалисты Запада и России", Спб. 1909 г., стр. 227 и 228).
В начале 1870 года Лавров бежал из ссылки и в марте 1870 года очутился в Париже. "Вывез" его из ссылки и благополучно доставил в Петербург знаменитый революционер Герман Александрович Лопатин. В Париж Лавров приехал по приглашению Герцена, но уже не застал его в живых (Герцен скончался 21 января 1870 г.).
{32} По словам Лопатина, который потом был очень близок к Лаврову и в течение ряда лет чуть ли не ежедневно бывал у него в Париже, Лавров быстро познакомился со знаменитыми французскими учеными и с руководителями рабочего и социалистического движения. Вначале Лавров надеялся на скорое наступление в России лучших времен и на возможность возвращения на родину. Поэтому он рассчитывал "служить делу прогресса в наиболее свойственной ему сфере, путем литературной пропаганды в легальной русской печати наиболее прогрессивных идей из области философии, религии, науки, искусства и политических учений". Практическое участие в политике он считал несвойственным для себя делом и всячески отстранялся от него. И только когда он убедился, что его надежды на возвращение в Россию тщетны, и когда внезапная смерть его второй жены, А. П. Чаплицкой, опустошила его личную жизнь, он решил заняться антиправительственной пропагандой за границей и для этого вступил в сношения с кружком молодых русских революционеров, наиболее близких ему по своим взглядам. Он также стал членом Интернационала.
В начале мая 1871 года, по поручению руководителей Парижской Коммуны, Лавров поехал в Лондон, познакомился там с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом и потом подружился с ними. С 1873 по 1876 год Лавров издавал сначала в Цюрихе, а потом в Лондоне революционный социалистический журнал "Вперед". В статье "Наша программа", опубликованной в первом номере журнала, Лавров писал:
"Перестройка русского общества должна быть совершена не только с целью народного блага, не только для народа, но и посредством народа. Современный русский деятель должен оставить за собой устарелое мнение, что народу могут быть навязаны революционные идеи, выработанные небольшой группой более развитого меньшинства, что революционеры-социалисты, свергнув удачным порывом центральное правительство, могут стать на {33} его место и ввести... новый строй, облагодетельствовав им неподготовленную массу. Мы не хотим насильственной власти, какой бы ни был источник новой власти".
Как и Герцен, Лавров был ярым противником всякой диктатуры. В 1874 году он писал в журнале "Вперед":
"История доказала и психология убеждает нас, что всякая неограниченная власть, всякая диктатура партии, самых лучших людей, и что даже гениальные люди, думая облагодетельствовать народы декретами, не могли этого сделать. Всякая диктатура должна окружить себя принудительной силой, слепо повинующимися орудиями. Всякой диктатуре приходилось насильно давить не только реакционеров, но и людей, просто несогласных с ее способами действия. Всякой захваченной диктатуре пришлось истратить больше времени, усилий, энергии на борьбу за власть с ее соперниками, чем на осуществление своей программы с помощью этой власти.
О сложении же диктатуры, захваченной власти какой-либо партией, то есть о том, что диктатура послужит лишь "исходным пунктом революции", можно мечтать лишь до захвата. В борьбе партии за власть, в волнении явных и тайных интриг каждая минута вызывает необходимость сохранить власть, вызывает новую невозможность оставить ее. Диктатуру вырывает из рук диктаторов только новая революция... Неужели мало доказала история бессилие декретов, мероприятий, распоряжений для облагодетельствования масс?... Истина и солидарность нового социального строя не может быть основана на лжи и лицемерии, на эксплуатации одних людей другими, на игре принципами, которые должны лечь в основу нового строя, на овечьем подчинении кружков нескольким предводителям".
"Немногие диктаторы, поставленные случайно у конца государственного рычага, навязывающие механической силой свои личные фантазии несочувствующему, непонимающему и инертному большинству, суть отвратительные представители принудительной {34} государственности и могут сделать зло, как бы, впрочем, ни были направлены к общему благу их намерения".
Журнал "Вперед" имел большое влияние на широкие круги русской интеллигенции, особенно на учащуюся молодежь.
Иван Сергеевич Тургенев писал Лаврову:
"Программу Вашу я прочел два раза со всем подобающим вниманием; со всеми главными положениями я согласен". (А. Островский. Тургенев в Записках Современников. Издательство писателей в Ленинграде, 1929 г., стр. 266).
Тургенев субсидировал этот журнал. Сначала он давал тысячу франков в год, а потом пятьсот. По словам Германа Лопатина, который встречался в Париже с Тургеневым, Тургенев далеко не разделял программы "Вперед". Но он говорил:
"Это бьет по правительству и я готов помочь всем, чем могу" (Там же).
Лавров в статье "И. С. Тургенев" писал:
"Иван Сергеевич никогда не был ни социалистом, ни революционером. Он никогда не верил, чтобы революционеры могли поднять народ против правительства, как не верил, чтобы народ мог осуществить свои "сны" о новом "батюшке Степане Тимофеевиче" (Стеньке Разине); но история его научила, что никакие "реформы свыше" не даются без давления и энергичного давления - снизу на власть; он искал силы, которые были бы способны произвести это давление" (Там же, стр. 267).
Вследствие разногласий, возникших между так называемыми "впередовцами" и редактором, Лавров в 1876 году вышел из редакции. Появившийся в том же году его труд "Государственный элемент в будущем обществе", составил первый и единственный выпуск четвертого периодического сборника "Вперед". После выхода Лаврова из редакции, вышел еще пятый том, в составлении которого он не участвовал и на котором прекратилась деятельность "впередовцев" в России и за границей.
{35} В мае 1877 года Лавров опять переехал в Париж. В первые годы этого нового периода своей жизни он, по его собственным словам, имел очень мало сношений с русскими революционными группами. Он был связан с французскими социалистами, которые в 1877 году создали орган "Egalite" и принимал участие в этом органе. С того же года он начал читать у себя на квартире, а потом в зале на рю Паскаль, для русской молодежи, жившей в Париже, лекции о разных вопросах теоретического социализма и истории мысли.
В 1881 году в России было создано общество Красного Креста Народной Воли. Желая основать отдел за границей, оно избрало уполномоченными для этого Веру Ивановну Засулич и Лаврова. Публикации в иностранных журналах, приглашавшие к пожертвованиям в пользу только что основанного общества, послужили поводом изгнания Лаврова из пределов Франции.
Об этом ему было объявлено 10 января 1882 года. 13 февраля он выехал в Лондон. Вскоре после этого в газетах появилось сообщение, что какая-то русская дама, в Женеве, стреляла в немца, которого приняла за Лаврова. Ее судили и признали помешанной.
В Лондоне Лавров получил от Исполнительного комитета Народной Воли из России приглашение вступить, вместе с Сергеем Степняком-Кравчинским, в редакцию органа партии, который должен был издаваться за границей, под названием "Вестник Народной Воли". Через три месяца после приезда Лаврова в Лондон, он получил возможность вернуться в Париж. Дело об издании "Вестника Народной Воли" тянулось более года, до приезда в Париж Льва Тихомирова, одного из уцелевших вождей "Народной Воли". Он был назначен редактором, вместо отказавшегося Степняка-Кравчинского; в ноябре 1883 года вышел первый том "Вестника" под редакцией Лаврова и Тихомирова. Последний, пятый том, вышел в декабре 1886 года. В этом журнале Лавров, под своей подписью, поместил много статей по социально-политическим {35} вопросам, а также воспоминания о Тургеневе и критику учения Л. Н. Толстого, под заглавием "Старые вопросы".
После прекращения выхода "Вестника Народной Воли", Лавров продолжал безвыездно жить в Париже. Он часто читал рефераты в "Рабочем обществе", в собраниях, устраиваемых кассой русских студентов в Париже, в "Обществе русской молодежи", в собраниях польских социалистов. Многие из этих рефератов потом были напечатаны отдельными брошюрами. В 1886 году Лавров решил осуществить свой план работы по истории мысли. Он начал писать этот труд, не зная, откуда взять средства для его издания. Нашелся, однако, человек, обещавший дать деньги на первый том - на эти средства, с декабря 1887 года, в Женеве начали выходить, отдельными выпусками, "Опыты истории мысли нового времени", в которых автор резюмировал все свои предыдущие работы. В 1889 году появился уже пятый выпуск "Опытов".
В том же году восемь социалистических русских и армянских групп (из которых одна была петербургская) послали Лаврова делегатом на Международный социалистический конгресс, который состоялся в Париже 14-21 июля и на котором был основан Второй Интернационал. На этом конгрессе Лавров был избран в состав бюро и прочел перед конгрессом реферат о положении социалистического движения в России.
В рефератах, которые Лавров читал в Париже в 1877-82 годах, он, по его собственным словам, много раз возвращался к указанию на те опасности, которые представляют для успеха революционной партии анархические начала и террористические приемы.
"Он с радостью видел, что в самой России анархические начала мало-помалу исчезают, но не мог не заметить и того, что рядом с ослаблением анархизма в России, все группы, кроме так называемых "террористов", теряют значение в движении и успех революционного дела в России все более отожествляется с успехом "террористов". Поэтому он решительно отверг приглашение стать {37} во главе издания, объявлявшего войну "Народной Воле".
Он считал войну против этой партии прямо вредной для дела в России, если история русского революционного движения выдвинула на первое место эту партию, поставившую себе непосредственной задачей сотрясение самодержавия, а потом и его разрушение. Тем не менее, Лавров тогда только вошел в союз с этой партией, когда убедился, что она остается социалистической...
В продолжение своего участия в "Вестнике Народной Воли", он смотрел на свою деятельность в этом издании, как на теоретическое уяснение тех социалистических начал, которые остались основой деятельности этой революционной партии в России, в эпоху, когда она одна, в конце 70-ых и начале 80-ых годов умела выработать нечто похожее на общественную силу" ("П. Л. Лавров о самом себе", "Вестник Европы", Петербург, 1911 г., № 19). Герману Лопатину Лавров тогда говорил:
"Я считаю своим долгом - помогать той партии действия, которая имеется в данный момент налицо, хотя бы я далеко не во всем соглашался с ней. Что до того, что я не мог разделить наивной веры "впередовцев" в возможность скорого и полного социального переворота? Что до того, что я не могу верить вместе с "народовольцами" в осуществимость путем заговора и так называемого "террора" тоже внезапного, коренного, политического переустройства России? Но ведь их конечные идеалы и цели тоже и мои. Ведь их средства действия не противоречат моим моральным принципам, хотя бы они и казались мне иной раз непрактичными и нецелесообразными? Ведь я знал и знаю, что, стремясь к неосуществимому в близком будущем, они все же содействуют попутному достижению хотя бы более скромных, но все-таки прогрессивных, задач более умеренных партий, по известному, ироническому закону истории: "Sic - vos, sed - non vobis?" Так что мне до их иллюзий или до наших чисто тактических разногласий, которые я старался и стараюсь обходить? Повторяю; я всегда был и буду {38} с теми, которые действуют, борются, а не с теми, что сидят у моря и ждут погоды". (Г. Лопатин о П. Л. Лаврове, "Минувшие годы", Москва, 1916г.).
По словам Лопатина, Лавров работал совместно с крайними революционерами-утопистами, хотя - "по собственным взглядам и был, может быть, ближе к некоторым из нынешних левых кадетов - как я представляю их себе, то есть людям, признающим в теории социалистический строй за конечный, неизбежный финал развития современных обществ, но считающим, что сейчас нужно сосредоточить все силы на борьбе за ряд более скромных, но более осуществимых, политических, экономических и социальных перемен общественного уклада".
Лопатин писал это в 1916 году, в той же статье о Лаврове:
"Из моей тесной, многолетней близости с Лавровым, я вынес о нем понятие, как о человеке железной воли, твердого непреклонного характера, упорного до упрямства в своих взглядах, неуклонного в своих замыслах, любезного и уступчивого только с виду, в мелочах, но ни на минуту не забывавшего своей главной цели и настойчиво пробивавшегося к ней через все препятствия, скрытного с посторонними и не откровенного беззаветно даже с друзьями, медленно, обдуманно принимавшего свои решения и затем уже не отступавшего от них ни на шаг, и при этом - неутомимого работника, умевшего заставить себя трудиться с успехом даже в несвойственной ему области. "Мягкого" в этом человеке было только его светская внешность, благовоспитанные манеры да старомодная "любезность"...
Лавров в течение многих лет был умственным и нравственным центром для всей русской молодежи, находившейся за границей.
С. Ан-ский, бывший в последние годы жизни Лаврова его секретарем, пишет:
"К нему прибегали и за советом и за помощью, и по общественным и по личным делам; к нему молодая {39} душа приносила свои первые порывы, свои колебания и сомнения; к нему приходили за решением трудных вопросов теории и практики жизни; у него искали облегчения при личном горе" ("Русское Богатство", "Памяти Лаврова", Петербург, 1905 г., № 8).
Лавров умер 6 февраля 1900 года в Париже. Его похороны состоялись 11 февраля. В похоронной процессии приняло участие более восьми тысяч человек. Было очень много венков от различных эмигрантских организаций, от всех социалистических партий Европы, а также от многих студенческих групп разных городов России.
Особое внимание к себе привлекли суровый терновый венок "От политических ссыльных и каторжан" из России, огромный венок из лавровых листьев от народовольцев, от группы русских писателей в России с надписью "Апостолу свободы и правды Петру Лаврову", и от многочисленных друзей покойного. Из них особенно замечательна была одна надпись: "Петру Лаврову от Германа Лопатина", который сидел тогда в Шлиссельбургской крепости.
На кладбище говорили выдающиеся лидеры французского социализма, представители почти всех русских, польских, еврейских, латышских, литовских и армянских социалистических групп и течений. Было также получено много телеграмм и адресов из России, в том числе телеграмма от "Союза русских писателей" из Петербурга, следующего содержания: "Петербург, 8 февраля. Комитет Союза русских писателей, узнав тяжелую весть о смерти Петра Лаврова, выражает свою глубокую печаль по случаю утраты великого писателя, столь достойно служившего делу человечества и прогресса". Не только все социалистические и радикальные газеты всего мира, но и многие русские газеты в самой России поместили сочувственные некрологи и почтили память Лаврова.
В 1916 году, к пятнадцатилетию со дня смерти Лаврова, его бывший близкий друг Лопатин писал в московском журнале "Минувшие годы":
{40} "Лавров стоял, как могучий кряжистый дуб, как светоч, возженный наверху горы, до самой своей смерти окруженный почтением и симпатиями русских и иностранных социалистов, шедших к нему за участием, советом и посильной помощью и никогда не встречавших отказа в этом со стороны этого несокрушимого человека долга и идеала".
Петербургский "Ежемесячный журнал" во втором номере от 1916 года писал:
"Как народничество, так и народовольческое движение прошли под непосредственным влиянием Лаврова... Он более чем кто бы то ни было из наших выдающихся писателей был учителем молодежи России в течение нескольких десятилетий... Большое значение в нашей общественности имело учение Лаврова о роли личности в истории. Перед всеми нами Лавров выдвигал активную борьбу личности на право своего всестороннего и целостного развития на основах общественной справедливости... Своей литературной деятельностью Лавров много содействовал развитию в России философии, этики и истории..."
К двадцатилетию со дня смерти Лаврова историк и социолог, профессор H. H. Кареев писал о нем:
"Энциклопедически образованный в гуманитарных и социальных науках, сам он не был специалистом, производящим "исследования для всестороннего исчерпания предмета".
Даже культурно-социальная эволюция вдвинута была им в более широкие рамки мировой эволюции с ее космическими, геологическими и биологическими процессам. И здесь сам он не был естествоиспытателем, как не был специалистом ни в психологии, ни в истории, ни в этнографии, ни в государствоведении, ни в политической экономии, ни в юриспруденции, но он не был и дилетантом. Большая эрудиция и самостоятельность мышления сделали его ученым... В России он был первым социологом. В общем развитии социологии Лаврову тоже принадлежит почетное место... То, что составляет {41} объективную сущность его социологии, было результатом синтеза всего того, что сделано было научной и философской мыслью Запада в понимании как задач социологии, так и природы человеческого общества". (Сборник "Памяти П. Л. Лаврова", Петербург, 1922 г., изд. "Колос", стр. 246-248).
"Ежемесячный журнал" писал:
"В Париже на кладбище Монпарнасса есть могила, покрытая скромным памятником на дикой скале. Под ней лежит тот, чье громадное сердце медленно горело в горниле любви к людям, чей широкий ум неустанно искал пути к грядущей солидарности человечества..."


НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВСКИЙ
(1842-1904)

I

Николай Константинович Михайловский, выдающийся русский литературный критик, публицист и социолог, родился в Мещовске, Тамбовской губернии, в бедной дворянской семье. Учился он в горном корпусе, который не окончил, 18-ти лет Михайловский выступил на литературное поприще, стал журналистом, сотрудничал в разных журналах. С 1869 г. становится постоянным деятельным сотрудником журнала Некрасова "Отечественные записки", а после смерти Некрасова одним из трех редакторов журнала (другие два редактора были Салтыков-Щедрин и Г. Елисеев). В "Отечественных записках" 1869-1884 годов помещены были важнейшие социологические и литературно-критические его статьи. Михайловский до конца жизни оставался на "славном посту", развивая свое рано выработанное учение, но не изменяя ему. Об этом сам Михайловский писал: "Я был счастлив, что с тех пор, как стал сколько-нибудь определенным писателем, и, как {42} меня помнят читатели, ни разу не испытывал ломки своих коренных убеждений".
Михайловский был убежденным социалистом, но также горячим сторонником политической свободы и противником бунтарства. Он был одним из первых, который выступил против Бакунина. В начале 70-х годов он был даже против революционной деятельности. В 1873 году, когда Петр Лавров издавал заграницей свой революционный журнал "Вперед", он звал Михайловского в эмиграцию. В ответ Михайловский ему писал:
"В горькую минуту, тянувшуюся, впрочем, не одну минуту, я решил было эмигрировать и пристроиться к вам окончательно и бесповоротно. Мысль эту я бросил по многим причинам... Я не революционер - всякому свое. Борьба со старыми богами меня не занимает, потому что их песня спета и падение их есть дело времени. Новые боги гораздо опаснее и в этом смысле хуже.
Смотря так на дело, я могу до известной степени быть в дружбе со старыми богами и, следовательно, писать в России". "Скажите же мне ваше повелительное наклонение не в теоретической области, а в практической. В ожидании я вам скажу свое: сидите смирно и готовьтесь... Япония, Турция имеют конституцию, должен же придти и наш черед. Я, впрочем, не знаю, в какой форме придет момент действия, но знаю, что теперь его нет и что молодежь должна его встретить не с Молошоттом на устах и не с игрушечными коммунами, а с действительным знанием русского народа и с полным умением различить добро и зло европейской цивилизации. Откровенно говоря, я не так боюсь реакции, как революции. Готовить людей к революции в России трудно, готовить к тому, чтобы они встретили революцию как следует, можно и, следовательно, должно".
Михайловский был последним "властителем дум" русской интеллигенции. Его девизом был идеал двуединой правды: правды-истины и правды-справедливости. Человеческую личность он ставил во главу угла. {43}
Знаменитый русский философ Николай Бердяев, отнюдь не будучи народником, писал о Михайловском: "Под знаком двуединой правды Михайловский более сорока лет оказывал глубокое влияние на несколько поколений. Духовная сила и качество его идеалов выше некоторых формул, в которые он их облекал".[лдн-книги1]
Еще в 60-ых годах прошлого столетия в петербургском журнале "Неделя" Михайловский писал:
"Все умственные, все политические процессы совершаются в личности и только в ней; только она ощущает, мыслит, страдает, наслаждается. Это азбучная истина... Всякие общественные союзы, какие бы громкие или предвзято-симпатичные для нас названия они ни носили, имеют только относительную цену. Они должны быть дороги постольку, поскольку они способствуют развитию личности".
В другой статье Михайловский опять подчеркивал значение личности: "В бесконечном потоке стремящихся ко все большей и большей сложности и самостоятельности индивидуальностей различных степеней, вечно борющихся между собой, есть одна волна, за судьбами которой человек не может не следить с известной тревогой. Это человек, человеческая личность, ибо только ее жизнь может он переживать, только ей сочувствовать, сострадать и радоваться. Именно борьбу за индивидуальность он должен поставить целью своей жизни, на ее победе построить свой идеал правды".
Михайловский также писал: "Если я люблю свое отечество, то люблю ли я и должен ли любить все, что в нем живет, летает и пресмыкается? Если я люблю отечество, то не могу ли в то же время любить некоторые вещи, не отечественные, правда, но и не стоящие в прямом противоречии с идеей отечества; те международные вещи, о которых, употребляя слова Писания, следует сказать, что по отношению к ним "несть эллин, ни иудей"? Такие вещи бесспорно есть, они называются - истина, справедливость, свобода, труд, совесть и прочее...
Любить {44} их не только позволительно, а даже обязательно для истинного сына отечества. Мало того, быть может, вся задача истинного патриота исчерпывается посильным водворением этих прекрасных вещей в своем отечестве.., Видеть свою родину, хотя бы в будущем, облеченной в броню истины и справедливости - называют это "космополитическими грезами". Так ли, полно? По-моему, это не грезы, а если грезы, то во всяком случае патриотические".
Еще в 1872 году Михайловский предупреждал: "Бойтесь прежде всего такого общественного строя, который отделит собственность от труда. Он именно лишит народ личной инициативы, независимости, свободы".
Михайловский в те годы был виднейшим теоретиком народничества. В конце 70-х годов и начале 80-х годов он поддерживал народовольцев и редактировал их издания, писал в их нелегальном журнале "Народная Воля". Собрания редакции "Народной Воли" часто происходили в кабинете Михайловского. Михайловский принимал активное участие в составлении знаменитого "Открытого письма Александру III" Исполнительного комитета Народной Воли, и он окончательно его редактировал. В этом письме было указано, что "революционеров создают обстоятельства, всеобщее недовольство народа, стремление к новым общественным формам. Весь народ истребить нельзя, нельзя и уничтожить его недовольство посредством репрессии, неудовольствие напротив, растет от этого".
Далее авторы Письма, во главе с Михайловским, пророчески предсказывали:
"Общее количество недовольных в стране все будет увеличиваться; доверие к правительству в народе должно все более падать, мысль о революции, о ее возможности и неизбежности - все прочнее будет развиваться в России. Страшный взрыв, кровавая перетасовка, судорожное революционное потрясение всей России завершит этот процесс разрушения старого порядка"...
{45} "Из такого положения, - писали авторы Письма, - есть только два выхода: или революция совершенно неизбежная, которую нельзя предотвратить никакими казнями, или введение правового строя, замена самодержавия царя самодержавием народа.
Условия, которые необходимы для того, чтобы предупредить кровавую революцию и чтобы революционное движение заменилось мирной работой -два: 1) общая амнистия по всем политическим преступлениям прошлого времени, так как это были не преступления, но исполнение гражданского долга, и 2) созыв представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни и переделки их сообразно с народными желаниями... Выборы должны быть всеобщими, никаких ограничений ни для избирателей, ни для депутатов не должно быть. Избирательная агитация и самые выборы должны быть произведены совершенно свободно при полной свободе печати, полной свободе слова, полной свободе сходок, полной свободе избирательных программ... Вот единственное средство к возвращению России на путь правильного и мирного развития".
Теперь ясно, что если бы голос Михайловского и его друзей и единомышленников был бы своевременно услышан царской властью, все страшные бедствия и огромнейшие несчастия, которые обрушились на Россию и населяющие ее народы были бы предотвращены.

II

В 1892 г. Михайловский стал редактором петербургского ежемесячного журнала "Русское Богатство".
Вскоре он привлек к участию в нем Владимира Галактионовича Короленко, с которым он раньше вместе сотрудничал в петербургском журнале "Северный Вестник". Михайловский звал его, в целях ближайшего сотрудничества, переехать из Нижнего Новгорода в Петербург. Переезд этот состоялся в начале 1896 года, и с этого времени Короленко стал соредактором и официальным {46} издателем "Русского Богатства". В 1896 году Короленко вынужден был оставить Петербург и поселиться в Полтаве, но он продолжал участвовать в редактировании журнала и часто приезжал в Петербург, иногда оставаясь там подолгу для участия в редакционных делах.
Ленин в своей статье "Народники о Михайловском", написанной им в 1914 году, признал в качестве великой заслуги Михайловского то, что он горячо сочувствовал угнетенному положению русского крестьянства и энергично боролся против всех и всяких проявлений крепостного гнета. Но Ленин упрекал Михайловского в том, что ему были присущи колебания в сторону буржуазного либерализма и что он, начиная с 90-х годов и до смерти, вел ожесточенную полемику с марксистами.
Что Михайловский вел ожесточенную борьбу против марксизма - это несомненный факт, но делал он это не потому, что он якобы был "буржуазный" демократ и интересы и стремления рабочего народа ему были чужды, как это утверждают коммунистические писатели, а как раз наоборот: именно потому, что ему чрезвычайно дороги были интересы трудящихся масс и всего народа. Он жил и действовал не один десяток лет. И в его литературной деятельности были моменты, когда его влияние на общество достигло очень больших размеров. Как были и такие моменты, когда, в силу тех или иных исторических обстоятельств, оно текло по более узкому руслу.
В 1896 г. в предисловии к первому тому своих сочинений Михайловский писал: "Всякий раз, как мне приходит в голову слово "правда", я не могу не восхищаться его поразительной красотой. Такого слова нет, кажется, ни в одном европейском языке. Кажется, только по-русски истина и справедливость называются одним и тем же словом и как бы сливаются в одно великое целое.
Правда, в этом огромном смысле слова, всегда составляла цель моих исканий. Правда-истина, разлученная с правдой-справедливостью, правда теоретического неба, отрезанная от правды практической земли, всегда {47} оскорбляла меня, а не только не удовлетворяла. И наоборот, благородная житейская практика, самые высокие нравственные и общественные идеалы представлялись мне всегда обидно-бессильными, если они отворачивались от истины, от науки. Я никогда не мог поверить, и теперь не верю, чтобы нельзя было найти такую точку зрения, с которой правда-истина и правда-справедливость являлись бы рука об руку, одна за другой пополняя. Во всяком случае, выработка такой точки зрения есть высшая из задач, какие могут представиться человеческому уму, и нет усилий, которых жалко было бы потратить на нее. Безбоязненно смотреть в глаза действительности и ее отражению - правде-истине, правде объективной, и в то же время охранять правду-справедливость, правду субъективную - такова задача всей моей жизни. Не легкая это задача.
Слишком часто мудрым змеям не хватает голубиной чистоты, а чистым голубям - змеиной мудрости. Слишком часто люди, полагая спасти нравственный или общественный идеал, отворачиваются от неприятной истины, и, наоборот, другие люди, люди объективного знания слишком норовят поднять голый факт на степень незыблемого принципа".
Еще в 1894 г. Михайловский о нарождении марксистов в России писал: "Они снисходительно или презрительно смотрят... на нас, профанов, ищущих ответы на вопросы жизни в их плотью и кровью одетой форме, в идеальной постановке их жгучей и сложной реальной действительности: из-за чего, дескать, бьются эти несведущие и непонимающие люди, когда истина давно открыта и находится у нас в кармане. И они вытаскивают из кармана Марксову схему, тщательно переписанную из сочинений самого Маркса или Энгельса, а, может быть, из какой-нибудь социал-демократической брошюры... Ясно, просто, логично, в четверть часа можно целую философию истории усвоить с гарантированной научностью".
В другой своей статье, сочувственно цитируя одного {48} немецкого философа, Михайловский писал по адресу русских марксистов: "Старое стремление всякой новой партии создать себе свое собственное летосчисление, новый календарь с новыми святыми снова выступает перед нами. Насколько нелепа кажется новая оценка верующим старого строя, настолько же внушающей доверие представляется она своим собственным верующим; только одному они не хотят верить: именно тому, что то, на чем покоится их воззрение на вещи, есть вера, а не знание. Ведь мы же, говорят они, совершенно ясно видим, что история движется в направлении к нашей цели. Но то, что поставило вас на этот пункт, есть не наука, а любовь и ненависть, желание и отвращение - не рассудок, а воля. Кто не разделяет вашей любви и вашей ненависти, ваших надежд и идеалов, тому вы не сможете доказать истинность вашего воззрения. Вы можете только сослаться на будущее, а в том-то и дело, что будущее открыто только вере, а не знанию".
К этому Михайловский прибавляет:
"Научный прогноз экономического материализма в действительности есть дело не знания, а веры... Если марксист говорит:
я знаю, что целесообразный естественный ход вещей ведет к такому-то благому результату, - то ведь и дикарь думает: я знаю, что бог грома поражает людей, переступающих его веления".
Дальше Михайловский говорит: "Марксистская идеология - это не миропонимание, не мироразумение или миросозерцание. Это только тесная клетка, которая могла иметь свои достоинства, как известный уголок миросозерцания, но в которой нечего искать ответов на все вопросы, волнующие душу современного человека".
Так Михайловский вскрывал ненаучность марксизма. Он показывал, что марксисты как бы создали себе идола, которому поклоняются. Михайловский писал:
"Наши противники, марксисты, преклонялись перед единоспасающим идолом "экономического фактора", {49} они издевались над правом нравственного суда над явлениями общественной жизни, они выбрасывали за борт истории многомиллионную массу крестьянства ради его "деревенского идиотизма", они третировали интеллигенцию, как ничтожную или состоящую" на содержании" величину... и так далее. При этом гордые своим "новым словом", они не находили достаточно сильных слов для изображения глупости, невежества и "реакционных стремлений" своих предшественников".

Михайловский признавал факт существования классовых противоречий в современном обществе, но, в противоположность марксистам, он не видел в этом "двигателя прогресса", а идею классовой борьбы называл "школой озверения". Михайловский писал:
"В нашей и в европейской литературе давно уже было указано, что рядом с борьбой классов, и часто совершенно искажая ее, существует борьба рас, племен, наций. Если, например, калифорнийские рабочие всячески гонят иммигрирующих китайцев, принадлежащих к рабочему классу, или если французские рабочие недовольны конкуренцией более дешевых итальянских рабочих и тому подобное, то это, конечно, не классовая борьба. Далее, по признанию самих марксистов, было время, когда общество не делилось на классы, и будет время, когда деление это исчезнет. И, однако, история не останавливала и не остановит своего течения, но она не была и не будет борьбой классов за их отсутствием... Один итальянский писатель, Бенедетто Кроче, остроумно замечает, что история есть, несомненно, борьба классов, когда, во-первых, классы есть, во-вторых, когда их интересы враждебны, и, в-третьих, когда они сознают свой антагонизм. А это, - прибавляет он, - приводит нас в конце концов к тому юмористическому выводу, что история есть борьба классов... когда есть борьба классов".
Михайловский вел ожесточенную полемику с марксистами, но он был страстным защитником свободы {50} cлова для всех своих идейных противников. Об этом говорит такой случай. В конце 1897 года правительство закрыло первый легальный марксистский журнал "Новое слово". В это время парижский корреспондент журнала "Русское Богатство", редактором которого был Михайловский, прислал Михайловскому критическую статью о марксизме. Так как у марксистов не было своего журнала и им негде было бы ответить на эту статью, Михайловский послал Петру Струве, бывшему редактору "Нового слова", рукопись статьи своего парижского корреспондента с предложением ответить на нее на страницах "Русского Богатства". Парижским корреспондентом "Русского Богатства" был тогда известный писатель-народник Николай Русанов. Позже об этом эпизоде Русанов писал:
"Я упомянул об этом эпизоде из истории нашей идейной борьбы потому, что он рисует Михайловского последовательным защитником свободы печати, который не только на словах, а на деле верит в великое значение откровенной борьбы мнений и, несмотря на цельность своего мировоззрения, соглашается в известных случаях сделать из своего органа свободную трибуну, лишь бы не была удушена грубой силой мысль противника".

III

Владимир Короленко в своих воспоминаниях о Михайловском пишет:
"Михайловский недаром писал не только о совести, но и о чести, которую считал обязательным атрибутом личности. Сам он был олицетворением личного достоинства, и его видимая холодность была своего рода броней, которая служила ему защитой с разных сторон...
Его кабинет с бюстом Белинского и его книгами был его храмом. В этом храме суровый человек, не признававший никаких классовых кумиров, преклонялся лишь перед живой мыслью, искавшей правды, то есть познания истины и осуществления справедливости в человеческих отношениях".
{51} А сам Михайловский в одной из своих последних статей писал:
"Если мы в самом деле находимся накануне новой эры, то нужен прежде всего свет, а свет есть безусловная свобода слова, а безусловная свобода мысли и слова невозможны без личной неприкосновенности, а личная неприкосновенность требует гарантий. Надо только помнить, что новая эра очень скоро обветшает, если народу от нее не будет ни тепло, ни холодно".
Короленко также отмечает тот факт, что "горячий и разносторонний ум Михайловского был гораздо выше и шире той арены, на которой происходили схватки между ним и марксистами. Он также был выше и шире того, что в то время называлось "народничеством". Михайловский, пишет Короленко, - "не создавал себе кумира ни из деревни, ни из мистических особенностей русского народного духа". В одном месте, приводя мнение противника, что если нам суждено услышать настоящее слово, то его скажут только люди деревни и никто другой, Михайловский говорит:
"Если вы хотите ждать, что скажут вам люди деревни, так и ждите, а я и здесь остаюсь "профаном"... У меня на столе стоит бюст Белинского, который мне очень дорог, вот шкаф с книгами, за которыми я провел много ночей. Если в мою комнату вломится "русская жизнь со всеми ее бытовыми особенностями" и разобьет бюст Белинского и сожжет мои книги, - я не покорюсь людям деревни. Я буду драться, если у меня, разумеется, не будут связаны руки. И если бы даже меня осенил дух величайшей красоты и самоотвержения, я все-таки сказал бы по меньшей мере: прости им, Боже истины и справедливости, они не знают, что творят! Я все-таки, значит, протестовал бы. Я и сам сумею разбить бюст Белинского и сжечь свои книги, если когда-нибудь дойду до мысли, что их надо бить и жечь. И не только не поступлюсь, а всю душу свою положу на то, чтобы дорогое для меня {52} стало и другим дорого, вопреки, если случится, их "бытовым особенностям".
В 1897 г. Михайловский писал:
"Если я "в смысле г. Струве" народник, то один из столпов народничества, покойный Юзов утверждал, что я "один из вреднейших марксистов". И это перекидывание меня из одного враждебного лагеря в другой, тогда как я заведомо не имею чести принадлежать ни к тому, ни к другому, кажется мне очень интересным, как частный случай вышеупомянутого тяготения к упрощению действительности". ("Русское Богатство" 1897 г., книга 11-я, стр. 119).
В ноябре 1900 г. праздновалось сорокалетие литературной деятельности Михайловского. Министр внутренних дел Сипягин запретил газетам сообщать о предстоящем юбилее, полиция перехватывала и задерживала приветственные адреса, и тем не менее чествование Михайловского приняло небывалые размеры. В письме от 14 ноября 1900 г. Короленко писал жене в Полтаву из Петербурга:
"Завтра торжества в честь Михайловского... Телеграмм, писем, адресов бесчисленное множество, самых разнообразных от разнообразнейших кружков, лиц и учреждений. Из самых отдаленных мест - Сибири, Кавказа, из самых глухих углов, группы и одиночки шлют письма, прозу, стихи. Трудно было ждать такой огромной волны общественного внимания. И главным образом - провинция! Что-то будет завтра".

В следующем письме, от 17 ноября, Короленко пишет:
"Юбилей Михайловского принял размеры просто целого события - и, кажется, можно сказать, что ни один еще литературный юбилей так широко не захватывал читателей. В Союзе писателей было набито битком и пришлось отказывать очень многим за недостатком места... Читались не все адреса, а только те, с которыми прибыли депутации или представители... Целую массу телеграмм не было никакой возможности даже прочесть, {53} и только перечислялись места, откуда получены, и частью фамилии. Некоторые адреса были очень хороши... Среди адресов было немало марксистских, в которых заявлялось о разногласиях, но и о глубоком уважении ко всей деятельности Михайловского. В этом же смысле очень недурно сказал Струве - умно и искренне. От молодежи множество адресов... На следующий день все еще приходила масса телеграмм, преимущественно из-за границы. Вообще - все соглашаются, что ничего подобного по размерам в области литературных юбилеев еще не бывало".
Михайловский прожил после этого только четыре года. Он умер 26 февраля 1904 г., на пороге новой трагической эпохи в истории России, за день до начала русско-японской войны.
Михайловский называл идею классовой борьбы "школой озверения". Это определение оказалось пророческим. Михайловский считал, что только борясь за политическую и социальную свободу каждого отдельного человека, страна может добиться свободы для всего народа и процветания страны. "Личность, - писал Михайловский, - не должна быть принесена в жертву - она свята и неприкосновенна, и все усилия нашего ума должны быть направлены на то, чтобы самым тщательным образом следить за ее судьбами и становиться на ту сторону, где она может восторжествовать". (Михайловский. Сочинения. Том 4-й, стр. 451).
Его слова и сегодня злободневны. Именно поэтому кремлевская диктатура еще при Ленине изъяла из советских библиотек сочинения Михайловского. Его научные и публицистические статьи больше не переиздаются Госиздатом. Но никакой цензуре не подавить того, что навеки вошло в историю русской культуры.


{54}


ГЛАВА ВТОРАЯ

Русские предтечи Ленина


I. ПЕТР ЗАИЧНЕВСКИЙ

1

В мае 1862 года, в Москве появилась нелегальная прокламация под названием "Молодая Россия", вызвавшая большую тревогу в рядах не только правительства, но и русских либералов и даже выдающихся социалистов того времени. Прокламация "Молодая Россия" была издана от имени таинственного Центрального Революционного Комитета, но такого Комитета тогда вовсе не существовало. Ее автором был молодой революционер Петр Григорьевич Заичневский, и издана она была его кружком. В прокламации "Молодая Россия" было сказано:
"Россия вступает в революционный период своего существования. Проследите жизнь всех сословий, и вы увидите, что общество разделяется в настоящее время на две части, интересы которых диаметрально противоположны и которые следовательно, стоят враждебно одна к другой. Снизу слышится глухой и затаенный ропот народа, угнетаемого и ограбляемого всеми, у кого в руках есть хоть доля власти, - народа, который грабят чиновники и помещики, грабит и царь... Сверху над народом стоит небольшая кучка людей довольных, счастливых... Между этими двумя партиями издавна идет спор - спор, {55} почти всегда кончавшийся не в пользу народа... Выход из этого гнетущего, страшного положения, губящего современного человека и на борьбу с которым тратятся его лучшие силы один - революция, революция кровавая и неумолимая, революция, которая должна изменить радикально все, без исключения, основы современного общества и погубить сторонников нынешнего порядка. Мы не страшимся ее, хотя и знаем, что прольется река крови, что погибнут, может быть, и невинные жертвы. Мы предвидим все это и все-таки приветствуем ее наступление; мы готовы жертвовать лично своими головами, только пришла бы поскорее она, давно желанная".
Дальше в прокламации "Молодая Россия" говорилось:
"Мы требуем изменения современного деспотического правления в республиканский - федеративный союз областей, причем вся власть должна перейти в руки Национального собрания и Областных собраний. Национальное собрание должно состоять из выборных от всех областей, и Областные - из представителей каждой области... Каждой области предоставляется право по большинству голосов решить вопрос о том, желает ли она войти в состав федеративной республики или нет. Что касается Польши и Литвы, то они получают полную самостоятельность".
"Молодая Россия" считала, что царствующая династия не только должна быть лишена власти, но и подвергнуться поголовному истреблению. "Молодая Россия" писала:
"Скоро, скоро наступит день, когда мы распустим великое знамя будущего, знамя красное, и с громким криком: "Да здравствует социальная и демократическая республика России!"- двинемся на Зимний дворец истребить живущих там.
Может случиться, что дело кончится одним истреблением императорской фамилии, то есть какой-нибудь сотни, другой людей, но может случиться и что, вернее {56} - что вся императорская партия, как один человек, встанет за государя, потому что здесь будет итти вопрос о том, существовать ей самой или нет. В этом последнем случае с полной верою в себя, в свои силы, в сочувствие к нам народа, в славное будущее России, которой выпало на долю первой осуществить великое дело социализма, мы издадим крик: "В топоры!" и тогда... тогда бейте императорскую партию не жалея, как не жалеет она нас теперь, бей на площадях, бей в домах, бей в тесных переулках городов, бей на широких улицах столиц, бей по деревням и селам. Помни, что кто будет не с нами, тот будет против; кто против, тот наш враг, а врагов следует уничтожать всеми способами".
Автор "Молодой России" считал террор и диктатуру лучшим средством обеспечить окончательную победу революции. "Молодая Россия" писала:
"Мы изучили историю Запада, и это изучение не прошло для нас даром: мы будем последовательнее не только жалких французских революционеров 1848 года, но и великих террористов 1792 года, мы не испугаемся, если увидим, что для ниспровержения современного порядка приходится пролить втрое больше крови, чем пролито французскими якобинцами в 90-ых годах восемнадцатого столетия... Мы твердо убеждены, что революционная партия, которая станет во главе правительства, если только движение будет удачно, должна захватить диктатуру в свои руки и не останавливаться ни перед чем. Выборы в Национальное собрание должны происходить под влиянием правительства, которое тотчас же позаботится, чтобы в состав его не вошли сторонники современного порядка (если только таковые останутся живы)".
Петр Заичневский - автор прокламации "Молодая Россия" был первым русским предшественником Ленина и большевики осуществили программу "Молодой России". Авторитетнейший большевистский историк М. И. Покровский в статье "Корни большевизма в русской истории" еще в 1922 г., когда жил Ленин, писал:
{57} "В прокламации "Молодой России" С ее заключительным возгласом: "Да здравствует социальная и демократическая республика русская!"... на нас глядит тот же большевизм, в шестидесятых годах еще более "утопический", чем в 1905 году. А прошло шестьдесят лет, и то, что предвидели авторы "Молодой России" ...стало обычным жизненным явлением". ("25 лет РКП/большевиков)", издательство "Октябрь", Тверь, 1923 г. стр. 23-24).
***

Петр Григорьевич Заичневский родился в 1842 г. в имении его родителей в Орловской губ. Он учился в Орловской гимназии, которую окончил с серебряной медалью в 1858 г., затем поступил на физико-математический факультет Московского университета. Еще в гимназии Заичневский начал интересоваться общественными вопросами. В университете он прочел некоторые сочинения Герцена и, встречая там слово "социализм", стал изучать произведения западно-европейских социалистов на французском языке - Прудона, Луи Блана, Пьера Леру, Огюста Бланки и других. Одновременно он усиленно изучал историю французских революций.
В университете Заичневский встретился с студентом, который не менее, чем он, интересовался социализмом. Это был Перикл Эммануилович Аргиропуло, который был старше его на три года. Отец Аргиропуло, статский советник, был грек, турецкий подданный, который в 1850 г. перешел в русское подданство. Молодой Аргиропуло в 1857 г. в Харькове окончил гимназию с золотой медалью и поступил на юридический факультет Московского университета. Здесь он, как и Заичневский, познакомился с произведениями Герцена и западно-европейских социалистов и стал одним из первых пропагандистов социалистических идей среди московской учащейся молодежи. По свидетельству лиц, примыкавших к их кружку и хорошо знавших Заичневского и Аргиропуло, Заичневский в спорах был резок и прямолинеен. Аргиропуло, наоборот, {58} был мягок и деликатен. Если Аргиропуло страдал за всех угнетенных, то Заичневский ненавидел всех угнетателей. Одно только сближало этих совершенно противоположных людей, - это одинаковая преданность их идеалам социализма.
22 июля 1861 г. Аргиропуло по высочайшему повелению был арестован в Москве. В этот же день Заичневский был арестован в Орле. Оба были немедленно отправлены в Петербург. Им обоим вменялось в вину распространение сочинений революционного содержания и продажа портретов Герцена, Огарева и других революционных деятелей. На допросах Аргиропуло и Заичневский отказались отвечать, от кого они получали для продажи эти портреты и сочинения революционного содержания, которые они распространяли.
В течение всего времени, пока продолжалось расследование их дела, Заичневский и его друзья находились в заключении. Условия заключения были до того мягкими, что к ним был свободный доступ всем желавшим повидаться с ними. Бывший участник их кружка В. Н. Линд в своих воспоминаниях, напечатанных в 1911 г. в московском журнале "Русская мысль", пишет: "Как это ни странно представить себе теперь, но место их заключения сделалось настоящим студенческим клубом. Посещать их позволялось, можно сказать, всем и во всякое время". А другая участница кружка Заичневского А. Можайская в своих воспоминаниях, напечатанных в 1909 г. в петербургском сборнике "О минувшем" пишет, что "маленькая одиночная камера Заичневского всегда была полна народа. Посещала Заичневского не только молодежь. Не раз мы заставали в его маленькой камере разодетых дам со шлейфами, приезжавших в каретах с ливрейными лакеями послушать Петра Григорьевича, как они сами заявляли. Они привозили ему цветы, фрукты, вино, конфеты. Обычно время проходило в оживленных спорах".
Летом 1862 г. дело Заичневского и других слушалось в Сенате. Известный писатель, князь В. Ф. Одоевский, {59} будучи тогда сенатором, принимал участие в суде над Заичневским и его товарищами. 5 июля 1862 г. Одоевский в первый раз присутствовал в Сенате на заседании по делу студентов, и он записал в свой "Дневник": "Что за полоумные мальчишки". На следующий день, однако, он занес в свой "Дневник" следующую запись:
"В Сенате. - Замечательная личность Петра Заичневского, принадлежащего к так называемым исповедникам социализма, слово, которого значение весьма для них смутно, но за которое они, тем не менее, готовы итти в мученики и чего именно добивается Заичневский, стараясь не уменьшить, а преувеличить свои действия".
Сенат нашел Заичневского виновным в произнесении речей, направленных к ниспровержению существующего образа правления и против верховной власти, а также в распространении запрещенных сочинений и приговорил Заичневского к "лишению всех прав состояния и сослать в каторжные работы на заводы на два годы и 8 месяцев, а по прекращении сих работ, поселить в Сибири навсегда".
Аргиропуло Сенат нашел виновным в распространении запрещенных сочинений и в недонесении о произнесении Заичневским в Подольске речи возмутительного содержания, и он был приговорен к "лишению некоторых прав и преимуществ и к заключению его в смирительный дом" на два с половиной года. Двух других товарищей их Сенат присудил к заключению в смирительном доме на три месяца. Двое других, привлеченных по тому же делу, были оправданы.
10 января 1863 г. Петра Заичневского на почтовых лошадях под конвоем двух жандармов отправили в Сибирь, и лишь 18 апреля он был доставлен в Красноярск, где он был сдан в Устъ-Кут на завод для отбытия каторжных работ.
Прокламация "Молодая Россия" появилась в мае 1862 г. Кто были авторами этой прокламации, вызвавшей страшную тревогу в рядах правительства и {60} возмущение либералов и многих социалистов, Правительству так и не удалось узнать. Представителям власти и в голову не могло придти, что автором "Молодой России", изданной от имени таинственного Центрального Революционного Комитета, является студент Петр Заичневский, который уже год сидит под арестом. Через много лет сам Заичневский рассказал, что прокламация была написана им, проредактирована его товарищами по заключению и через часового была отправлена в Москву для напечатания.

2

Прокламация "Молодая Россия", призывавшая к революции, к беспощадному террору, к диктатуре и к уничтожению не только всех членов династии Романовых, но и всех вообще противников революционной партии, была резко осуждена не только всей либеральной печатью того времени, но и Герценом, и даже Бакуниным, и единомышленниками Чернышевского. Знаменитый петербургский радикальный журнал "Отечественные записки" в ноябрьском номере от 1862 года писал:
"Никто не сомневается..., что неизвестный автор "Молодой России" принес нашему правительству столько пользы, сколько не могло принести ему в совокупности усердие всей полиции. Они (реакционеры) владеют теперь страшным пугалом... "Молодой Россией". У них теперь каждый прогрессист - поклонник теории "Молодой России".
Герцен в своем лондонском "Колоколе" посвятил прокламации "Молодая Россия" две статьи: "Молодая и старая Россия" и "Журналисты и террористы". В статье "Молодая и старая Россия" Герцен 15 июля 1862 года писал в "Колоколе":
"Мы прочли ее раз, два, три раза... со многим очень несогласны. "Молодая Россия" нам кажется двойной ошибкой. Во-первых, она вовсе не русская, это одна из вариаций на тему западного социализма, метафизика {61} французской революции...
Вторая ошибка - ее неуместность. Ясно, что молодые люди, писавшее ее, больше жили в мире товарищей и книг, чем в мире фактов... в ней нет внутренней сдержанности, которую даст или свой опыт, или строй организованной партии".
Во второй статье 15 августа 1862 года Герцен писал:
"Молодая Россия" думает, что мы потеряли веру в насильственные перевороты. Не веру в них мы потеряли, а любовь к ним... Насильственные перевороты бывают неизбежны; может, будут и у нас, это отчаянное средство ultima ratio народов, как и царей, на них надо быть готовым, но выкликать их в начале рабочего дня, не сделав ни одного усилия, не истощив никаких средств, останавливаться на них с предпочтением, нам кажется молодо и незрело, как нерасчетливо и вредно пугать ими... Террор революции с своей грозной обстановкой и эшафотами нравится юношам так, как террор сказок с своими чародеями и чудовищами нравится детям... Мы давно разлюбили обе чаши, полные крови, штатскую и военную, и равно не хотим ни пить из черепа наших боевых врагов, ни видеть голову герцогини Ламоаль на пике. Какая бы кровь ни текла, где-нибудь текут слезы, и если иногда следует перешагнуть их, то без кровожадного глумления, а с печальным трепетным чувством страшного долга и трагической необходимости... Террор девяностых годов (18-гo столетия во Франции) имел в себе чистоту неведения, безусловную веру в правоту и успех, которых последующие терроры не могут иметь. Он развился, как тучи развиваются, и разразился, когда был слишком переполнен электричеством. И при всем этом террор нанес революции страшнейший удар".
Приблизительно такого же мнения о прокламации "Молодая Россия" был и Михаил Бакунин. В своей брошюре "Народное дело. Романов, Пугачев или Пестель", вышедшей в свет в 1862 году, Бакунин писал:
"Прокламация "Молодая Россия" доказывает, что в некоторых молодых людях существует еще страшное {62} самообольщение и совершенное непонимание нашего критического положения. Они кричат и решают, как будто за ними стоял целый народ. А народ-то еще по ту сторону пропасти, и не только вас слушать не хочет, но даже готов избить вас по первому мановению царя. Редакторов "Молодой России" я упрекаю в двух серьезных преступлениях. Во-первых, в безумном и в истинно-доктринерском пренебрежении к народу, а, во-вторых, в нецеремонном, бестактном и легкомысленном обращении с великим делом освобождения. Появление "Молодой России" причинило положительный вред общему делу, и виновниками вреда были люди, желавшие служить ему".
Прокламация "Молодая Россия" глубоко возмутила и расстроила также и Достоевского. На фоне пожаров, как раз в те дни охвативших Петербург, слова прокламации "Молодая Россия" прозвучали тогда для Достоевского зловеще, и он решил поговорить с Чернышевским. Позже, в "Дневнике писателя", Достоевский так писал об этой встрече:
"Я застал Николая Гавриловича совсем одного, даже прислуги не было дома, и он сам отворил мне дверь "Николай Гаврилович, что это такое?" - вынул я прокламацию. Он взял ее как совсем не знакомую ему вещь и прочел.
"Неужели вы предполагаете, - сказал он, - что я солидарен с ними, и думаете, что я мог участвовать в составлении этой бумажки?"
- Именно не предполагал, - ответил я, - и даже считаю не нужным вас в том уверять. Но, во всяком случае, их надо остановить во что бы то ни стало. Ваше слово для них веско, и уж, конечно, они боятся вашего мнения.
- Я никого из них не знаю.
- Уверен и в этом. Но вовсе и не нужно их знать и говорить с ними лично. Вам стоит только вслух где-нибудь заявить ваше порицание, и это дойдет до них.
{63} - Может, и не произведет действия. Да и явления эти, как сторонние факты, неизбежны.
- И, однако, всем и всему вредят. Тут позвонил другой гость, не помню кто. Я уехал". Об этой встрече вспоминал в 1888 году и Н. Г. Чернышевский. По его рассказу, Достоевский просил его повлиять на поджигателей, так как допускал, что пожары в Петербурге вызваны революционерами. Можно предположить, что в беседе Ф. М. Достоевского и Н. Г. Чернышевского речь шла и о пожарах и о прокламациях.
Известный публицист Л. Ф. Пантелеев, член первого революционного общества "Земля и Воля", к которому примыкал Чернышевский, в своих воспоминаниях, опубликованных еще задолго до революции, рассказывает, что по выходе "Молодой России" московский кружок, ее выпустивший, отправил к Чернышевскому со специальным посланным несколько экземпляров этой прокламации для распространения. Чернышевский отказался принять доставленные экземпляры и вообще сухо встретил посланного и решил выпустить прокламацию "К нашим лучшим друзьям", в которой он имел в виду подвергнуть критике высказывания авторов "Молодой России", но его скорый арест помешал ему выполнить его намерение. Гольц-Миллер, один из членов Центрального Революционного Комитета, от имени которого выпущена была прокламация, рассказывал, что Чернышевский прислал к ним в Москву видного революционного деятеля той эпохи, одного из основателей общества "Земля и Воля", писателя Слепцова, уговорить Комитет сгладить как-нибудь крайне неблагоприятное впечатление, произведенное "Молодой Россией".

3

Интересна дальнейшая судьба Петра Заичневского. Его ближайший друг и единомышленник Аргиропуло умер вскоре после освобождения его из "смирительного дома". Сам Заичневский прожил долгую жизнь и до {64} конца дней своих продолжал называть себя "якобинцем-бланкистом". Большим событием в каторжной жизни Заичневского было свидание его с Чернышевским. В 1864 г. Заичневский вышел на поселение в один из самых северных и отдаленных пунктов Иркутской губ. - в Витим. Там он прожил до 1869 г., когда ему дано было разрешение вернуться в Европейскую Россию. Местом для жительства ему была назначена Пензенская губерния. В 1872 г. отец Заичневского возбудил ходатайство об отдаче ему сына на поруки с разрешением жить на родине, в Орле. 27 декабря 1872 г. по высочайшему повелению Заичневскому разрешено было, под личную ответственность его отца, переехать в отцовское имение в Орловской губ. с тем, чтобы и там он находился под полицейским надзором. Так как имение это находилось всего в 27 верстах от Орла, то Заичневский почти все время проводил в Орле. В годы своего пребывания в Орле Заичневский был центром, вокруг которого группировалась орловская революционно настроенная молодежь. К Заичневскому в Орел приезжали за советами и указаниями даже молодые люди и из других городов.
По словам Веры Фигнер, Заичневский "в течение ряда лет был магнитом, который привлекал учащуюся молодежь". Другой современник Заичневского, известный народнический писатель Н. С. Русанов, впоследствии редактор заграничного "Вестника Русской Революции", а потом один из редакторов петербургского журнала "Русское Богатство", в своих воспоминаниях ("На родине", Москва, 1931г.) дает такую характеристику Заичневского 70 годов:
"Заичневский представлял собою яркую, цветную фигуру. Когда я познакомился с ним, то это был высокий, плотный, но не толстый, прекрасно сложенный мужчина лет 35-40, могучую черную шевелюру которого и черную же окладистую бороду прорезали еще редкие, но все же заметные пряди седых волос. Под большим, широким лбом светились, и слегка иронией, очень выпуклые, страшно близорукие глаза, которые забавно {65} выглядывали немножко вкось из-под густых бровей, когда он читал что-нибудь, совсем близко приставив книгу или газету к лицу... Заичневский был прирожденным оратором. Он не только складно говорил, но прекрасно управлял своим звучным баритоном, выходившим легко и свободно из мощной груди. Когда он воодушевлялся - а с ним это случалось нередко - то его речь, может быть, немного напыщенная и не совсем по-русски торжественная, приводила в волнение молодых слушателей, и даже те из нас, которые враждебно относились к якобинизму, оставались некоторое время под его влиянием".
Из орловской молодежи Заичневский образовал ряд кружков. Из его кружков вышло немало женщин, игравших потом видную роль в революционном движении. В рядах Исполнительного комитета партии "Народной Воли" были две бывшие ученицы Заичневского - Мария Оловейникова-Ошанина и Екатерина Дмитриевна Сергеева, жена Льва Тихомирова. Революционная деятельность Заичневского в Орле была обставлена очень конспиративно. Однако в августе 1877 г. он, по распоряжению министра внутренних дел, был выслан в г. Повенец, Олонецкой губернии. Жизнь в этом городке, с населением всего в 500 человек, была для Заичневского очень тяжела. Но и в этом захолустье он успел создать довольно большую библиотеку, которая сделалась центром не только ссыльных, но и местной интеллигентной молодежи. В конце 1880 г. Заичневскому разрешено было переехать в Кострому. Там он вскоре успел сгруппировать вокруг себя кружок революционно настроенной молодежи.
К деятельности "Земли и Воли" и "Народной Воли" Заичневский относился отрицательно. Он по-прежнему продолжал считать, что задачей революционеров является организация заговора с целью захвата государственной власти и установления диктатуры.
Во второй половине 80 годов Заичневскому разрешено было опять вернуться в Орел. Там он вновь ушел в революционную работу. Жандармы в своих донесениях {66} отмечали, что "Орел делается мало-помалу центром скопления значительного числа неблагонадежных лиц" и что Заичневский по прибытии в Орел "тотчас же приобрел ввиду своего революционного прошлого особое влияние на молодежь". Заичневский не только организовал довольно значительный революционный кружок, но он тайно от жандармов неоднократно ездил в Москву, Курск и Смоленск, чтобы наладить и там революционную работу. В марте 1889 г. Заичневский вновь был арестован. Около двух лет он просидел в тюрьме в ожидании приговора, после чего был отправлен в ссылку в Восточную Сибирь на 5 лет. Большую часть этого срока он прожил в Иркутске. Там он сотрудничал в газете "Восточное Обозрение". В конце 1895 г. истек срок ссылки, и он получил возможность вернуться в Европейскую Россию. Он поселился в Смоленске и там продолжал свою пропагандистскую деятельность. 2 февраля 1896 г. он умер. Его бывшая последовательница М. П. Голубева, на руках которой он умер, в своих воспоминаниях о нем пишет:
"Заичневский жил и умер революционером, для него ничего, кроме революции, не существовало; даже в бреду, на смертном одре, он все спорил с Лавровым, кому-то все доказывал, что недалеко то время, когда человечество одной ногой шагнет в светлое царство социализма". Сама Голубева потом примкнула к большевикам.

4

Советский историк Б. П. Козьмин в своей работе о Заичневском и "Молодой России" пишет: "Политические воззрения Заичневского и его товарищей, принимавших участие в составлении, печатании и распространении "Молодой России", носили бланкистский характер. Огюст Бланки, как и Заичневский, представлял себе революцию, как захват государственной власти революционным меньшинством при поддержке народных масс. Но Бланки не довольствовался этим; он проповедовал необходимость после захвата власти революционерами установление {67} диктатуры революционной партии. Задача этой диктатуры сводится к тому, чтобы, опираясь на аппарат государственной власти, провести в жизнь свою программу социальных и политических преобразований. Точно так же смотрел на задачи революционной партии и Заичневский". Точно так же, прибавим мы от себя, смотрел на задачи революционной партии и Ленин.
Б. Козьмин, в общем положительно относящийся к Заичневскому и его прокламации "Молодая Россия", все же вынужден признать, что Чернышевский не был сторонником заговорщицкой тактики, "принципы которой были развиты в прокламации Заичневского". Козьмин также признает, что "явные и тайные друзья "Молодой России", сколько бы их ни было, составляли все же меньшинство в рядах революционеров того времени. Большинство же было настроено отрицательно, а подчас даже враждебно к идеям и тактике этой прокламации".
Так же враждебно относилось большинство русских революционеров и социалистов, как и огромное большинство всего народа после октябрьского переворота 1917 г., к идеям и тактике Ленина и его соратников, осуществивших программу "Молодой России".


II. ПЕТР ТКАЧЕВ

Петр Никитич Ткачев родился в 1844 г. в небогатой помещичьей семье. Он был еще в 60-х годах известным публицистом и критиком, и одним из самых ярых максималистов, которые когда либо существовали в России. За участие в петербургских студенческих беспорядках он в 1861г. сидел в Кронштадтской крепости.
По выходе из крепости он, по рассказу его родной сестры Анны Аненской, известной писательницы детских рассказов, говорил, что он тогда для успеха революции проповедовал, что революция могла произойти скоро, предлагал срубить головы всем без исключения жителям {68} Российской Империи старше 25-ти лет. Позже он отказался от этой идеи (А. Аненская. Из прошлых лет, "Русское богатство", за 1913 г. Книга 1, стр. 63.). В 1862 г. он вновь был арестован за хранение революционной прокламации и был приговорен к заключению в крепость на три года. Еще до того, началась его литературная деятельность. По выходе из Петропавловской крепости в 1865 г. он стал одним из ближайших сотрудников радикального журнала "Русское слово", а после закрытия этого журнала правительством - созданного на смену "Русского слова" - журнала "Дело". В 1867-1868 г.г. он был связан с различными нелегальными революционными кружками. В 1868 г. он сблизился с Нечаевым и позже вместе с Нечаевым составил "Программу революционных действий". В марте 1869 г. Ткачев вновь был арестован и в июле 1871 г. за составление революционной прокламации был приговорен к тюремному заключению на один год и четыре месяца. По отбытии этого наказания, Ткачеву предстояла ссылка в Сибирь, но благодаря хлопотам его матери, она была заменена ему высылкой на родину. В 1873 г. он бежал заграницу. В конце 1875 г. он начал издавать революционный журнал "Набат", который с перерывами выходил до 1881 г. В своем журнале "Набат" Ткачев проповедовал захват власти меньшинством и диктатуру революционного меньшинства для перестройки общества на коммунистических началах.
"Народ, - писал Ткачев, в своей статье "Народ и революция", - не может себя спасти, сам себе предоставленный, не может устроить свою судьбу сообразно своим реальным потребностям, не может провести и осуществить в жизни идею социальной революции".
Только революционное меньшинство может, по мнению Ткачева, "положить основание новому разумному порядку общежития". Народ в революции явится только в качестве "разрушительной силы", действие которой направляется революционным меньшинством.
"Отношение революционного меньшинства к народу {69} и участие последнего в революции, - писал Ткачев, - может быть определено следующим образом: революционное меньшинство, освободив народ из-под ига гнетущего его страха и ужаса перед властью предержащей, открывает ему возможность проявить свою разрушительно-революционную силу и, опираясь на эту силу, искусно направляя ее к уничтожению врагов революции, оно разрушает охраняющие их твердыни и лишает их всяких средств к сопротивлению и противодействию. Затем пользуясь своей силой и своим авторитетом, оно вводит новые прогрессивно коммунистические элементы в условия народной жизни".
Только овладев государственным аппаратом, революционная партия сможет приступить к выполнению своих реформаторских планов, в результате которых будет создано коммунистическое общество.
"Захват власти, - писал Ткачев, - это только прелюдия революции". Овладение государственным аппаратом является первым и необходимым условием, без достижения которого революционная партия не может приступить к выполнению своих задач по перестройке общества на коммунистических началах".

"Революция, - пишет Ткачев, - осуществляется революционным государством, которое с одной стороны борется и уничтожает консервативные элементы общества, упраздняет все те учреждения, которые препятствуют установлению равенства и братства; с другой - вводит в жизнь учреждения, благоприятствующие их развитию. Таким образом, захватив власть, революционная партия ведет деятельность двоякого рода - "революционно-разрушительную" с одной стороны, и "революционно-устроительную" - с другой. "Насильственным переворотом не оканчивается дело революционеров. Захватив в свои руки власть, они должны суметь удержать ее и воспользоваться ею для осуществления своих идеалов". Ткачев также проповедовал создание строго {70} централизованной и дисциплинированной революционной организации для захвата власти.
"Успех революции - писал он, - возможен только при создании организации, сплачивающей разрозненные революционные элементы в одно живое тело, действующее по одному общему плану, подчиняющееся одному руководству - организации, основанной на централизации власти и децентрализации функций". ("Набат". 1875 г. Глинский, том 1, стр. 506-510).
Только такая организация способна, по мнению Ткачева, подготовить и осуществить государственный переворот.
"Для захвата власти - говорит Ткачев, нужен заговор. Для заговора - организация и дисциплина: Если ближайшая, практически-достижимая задача революционеров сводится к насильственному нападению на существующую политическую власть с целью захвата этой власти в свои руки, то отсюда само собой следует, что к осуществлению именно этой-то задачи и должны быть направлены все усилия истинно-революционерной партии. Осуществить ее всего легче и удобнее посредством государственного заговора...
Организация, как средство дезорганизации и уничтожения существующей правительственной власти, как ближайшая, насущнейшая цель - такова должна быть в настоящее время единственная программа деятельности всех революционеров".
По свидетельству Льва Дейча, идеи Ткачева "приводили не только в крайнее негодование, но прямо в ужас тогдашних революционеров".
С 1882 г. у Ткачева появились признаки психического заболевания. Болезнь (паралич мозга) быстро прогрессировала. Он умер в Париже в больнице для душевнобольных в начале 1886 г.
Известный философ Н. А. Бердяев пишет о Ткачеве:
- "Наибольший идеологический интерес, как теоретик революции, представлял Ткачев, которого нужно {71} признать предшественником Ленина... Он государственник, сторонник диктатуры власти, враг демократии и анархизма. Революция для него есть насилие меньшинства над большинством... Нельзя допустить превращения государства в конституционное и буржуазное... Ткачев, подобно большевикам, проповедует захват власти революционным меньшинством и использование государственного аппарата для своих целей. Он сторонник сильной организации.
Ткачев один из первых говорил в России о Марксе. Он пишет в 1875 г. письмо к Энгельсу, в котором говорит, что пути русской революции особые, и что к России неприменимы принципы марксизма... Ткачев более предшественник большевизма, чем Маркс и Энгельс.

Он интересен, как теоретик русской революции и предшественник большевизма. Мысли его острые. Но культурный уровень его очень не высок. Он... признал "Войну и Мир" бездарным и вредным произведением".
Ленин о Ткачеве отзывался весьма одобрительно. В своей брошюре "Что делать?" Ленин писал: - "Подготовленная проповедью Ткачева и осуществленная посредством "устрашающего" и действительно "устрашавшего" террора попытка захватить власть - была величественна".
А большевистский историк профессор Михаил Покровский в статье "Корни большевизма в русской истории" в 1923 г. писал:
"В пророческом предвидении Ткачева на нас глядит большевизм... То, что предвидели авторы "Молодой России", каракозовцы и Ткачев, через 60 лет стало обычным жизненным явлением".
Наконец, об отношении Ленина к Ткачеву у нас есть свидетельство Владимира Бонч-Бруевича, долголетнего друга и соратника Ленина, бывшего управляющего делами первого Совнаркома. В статье "Ленин о художественной литературе", напечатанной в московском журнале "Тридцать дней" за 1934 г., Бонч-Бруевич писал:
"Чернышевский - особенно был близок Владимиру {72} Ильичу... Вслед за Чернышевским Владимир Ильич придавал очень большое значение Ткачеву, которого он предлагал всем и каждому читать, изучать".


III. МИХАИЛ БАКУНИН И СЕРГЕЙ НЕЧАЕВ

Если Ленин свою теорию о грядущей русской революции позаимствовал, главным образом, у Заичневского и Ткачева, то свой план организации строго централизованной партии и тактику партии он в значительной степени позаимствовал у Сергея Нечаева и отчасти у Бакунина.
Михаил Александрович Бакунин - сын тверского помещика родился в 1814 г., воспитывался в артиллерийском училище, произведен был в артиллерийские прапорщики, но скоро вышел в отставку. В знаменитом московском кружке Станкевича, в который входили Белинский, Грановский, Константин Аксаков, Бакунин познакомился с немецкой философией и в 1841 году уехал в Берлин для завершения своего философского образования. В Германии он сошелся с немецкими радикалами. В 1843 году он уехал в Париж, затем в Швейцарию. В Париже он подружился с французскими и польскими революционерами и стал коммунистом (коммунистами тогда называли себя социалисты).
В своей речи 29 ноября 1847 года на международном банкете в Париже в годовщину польского восстания 1831 года, Бакунин сказал:
"Я знаю, в Европе вообще думают, что мы с нашим правительством составляем нераздельное целое, что мы чувствуем себя очень счастливыми, что система принудительная внутри и наступательная вне, прекрасно выражают наш национальный дух. Все это неправда.
Нет, народ русский не чувствует себя счастливым!... Лишенные политических прав, мы не имеем даже той свободы натуральной, которой пользуются народы наименее цивилизованные... Никакое свободное движение {73} нам не дозволено.
Нам почти запрещено жить, потому что всякая жизнь предполагает известную независимость, а мы только бездушные колеса в этой чудовищной машине притеснения и завоевания. Но предположите, что у машины есть душа, и, быть может, вы тогда составите себе понятие об огромности наших страданий".
За речь на польском банкете в Париже, Бакунин был выслан из Франции, куда вернулся после революции 1848 года. Оттуда Бакунин отправился в Германию, участвовал на славянском съезде в Праге, затем руководил обороной Дрездена от прусских войск в мае 1849 года. Был там арестован и приговорен к смертной казни, но выдан был саксонским правительством Австрии, которая выдала его России. В Петербурге он был посажен в Петропавловскую крепость, где он просидел до 1857 года, а затем был сослан в Восточную Сибирь, откуда он через несколько лет бежал через Японию и Америку в Лондон, где его старые друзья Герцен и Огарев издавали "Колокол".
Герцен в своих знаменитых мемуарах "Былое и думы" рассказывает, что как только Бакунин огляделся и учредился в Лондоне, то есть перезнакомился со всеми поляками и русскими, которые были налицо, он принялся за дело.
"К страсти проповедования, агитации, пожалуй, демагогии, к беспрерывным усилиям учреждать, устраивать комплоты, переговоры, заводить сношения и придавать им огромное значение, - пишет Герцен, - у Бакунина прибавляется готовность первому итти на исполнение, готовность погибнуть, отвага принять все последствия".
Далее Герцен дает следующую замечательную характеристику Бакунина: "Это натура героическая, оставленная историей не у дел. Он тратил свои силы иногда на вздор так, как лев тратит шаги в клетке, все думая, что выйдет из нее. Но он не ритор, боящийся исполнения своих слов или уклоняющийся от осуществления своих общих теорий".
{74} Теорий Бакунина Герцен, как известно, не разделял, что, однако, не мешало ему писать о нем: "Бакунин имел много недостатков, но недостатки его были мелки, а сильные качества крупны... В пятьдесят лет он был решительно тот же кочующий студент с Маросейки, тот же бездомный богема, без заботы о завтрашнем дне, пренебрегая деньгами, бросая их, когда есть, занимая их без разбора направо и налево, когда их нет, с той простотой, с которой дети берут у родителей - без заботы об уплате, с той простотой, с которой он сам готов отдать всякому последние деньги, отделив от них, что следует на сигареты и чай. Его этот образ жизни не теснил; он родился быть великим бродягой, великим бездомником... В нем было что-то детское, беззлобное и простое, и это придавало ему необычайную прелесть и влекло к нему слабых и сильных, отталкивая одних чопорных мещан".
По прибытии в Лондон Бакунин проповедовал революционный панславизмом выражал крайнюю ненависть к немцам, как к насадителям "казарменной культуры" в Европе.
В своей речи на "Конгрессе Лиги Мира и Свободы" в 1867 Бакунин сказал:
"Если мы в самом деле желаем мира между нациями, мы должны желать международной справедливости. Стало быть каждый из нас должен возвыситься над узким мелким патриотизмом, для которого своя страна - центр мира, который свое величие полагает в том, чтобы быть страшным соседям. Мы должны поставить человеческую всемирную справедливость выше всех национальных интересов.
Мы должны раз навсегда покинуть ложный принцип национальности, изобретенный в последнее время деспотиями Франции, России и Пруссии, для вернейшего подавления верховного принципа - свободы. Национальность не принцип; это законный факт, как индивидуальность. Всякая национальность, большая или малая имеет несомненное право быть сама собой, жить по своей {75} собственной натуре. Это право есть лишь вывод из общего принципа свободы. Всякий, искренне желающий мира и международной справедливости, должен раз навсегда отказаться от всего, что называется славой, могуществом, величием отечества, от всех экономических и тщеславных интересов национализма. Пора желать абсолютного царства свободы внутренней и внешней".
Закончил он свою речь следующими словами: "Всеобщий мир будет невозможен, пока существуют нынешние централизованные государства. Мы должны, стало быть, желать их разложения, чтобы на развалинах этих единств, организованных сверху вниз деспотизмом и завоеванием, могли развиться единства свободные, организованные снизу вверх, свободной федерацией общин в провинцию, провинций в нацию, наций в Соединенные Штаты Европы".
Через год на "Конгрессе Лиги Мира и Свободы" в 1868 году Бакунин в своей речи сказал:
"Я желаю, чтобы Финляндия была свободна и имела полную возможность организоваться, как желает и соединяться с кем захочет. Я говорю то же самое, совершенно искренне и относительно Балтийских провинций. Я прибавлю только маленькое замечание, которое мне кажется необходимым, потому что многие из немецких патриотов, республиканцев и социалистов имеют по-видимому две мерки, когда дело доходит до международной справедливости - одну для них самих, а другую для всех остальных наций, так что нередко то, что им кажется справедливым и законным, когда оно касается германской Империи, принимает в их же глазах вид отвратительного насилия, если совершается другой какой-нибудь державой".
Бакунин не раз высказывался за свободу Польши и даже, не ограничиваясь платоническим сочувствием полякам, сам принял участие в польском восстании 1863 года. Бакунин писал:
"Я требую только одного, чтобы всякому народу, {76} чтобы всякому племени, великому и малому, были вполне предоставлены возможность и право по воле, хочет он слиться с Россией или с Польшей, пусть сливается. Хочет быть самостоятельным членом польской или русской, или общеславянской федерации, пусть будет им. Наконец, хочет ли он вполне от всех отделиться и жить на основаниях совсем отдельного государства, Бог с ним, пусть отделяется... Где народам жить привольнее, .туда они и пойдут".
Одно время Бакунин был другом Карла Маркса, но потом сделался его резким противником. Он стал анархистом. Вступил в Международное товарищество рабочих (Интернационал) одним из основателей которого был Карл Маркс. Бакунин начал организовывать всюду свои анархические кружки с целью захвата руководства в Интернационале. Борьба между Марксом и Бакуниным закончилась исключением Бакунина из Интернационала в 1872 года.
Бакунин был первым революционером в Европе, который предостерегал против "диктатуры пролетариата", которую проповедовал Маркс и его последователи.
Вот что Бакунин об этом писал:
"Мнимое "народное государство" будет не что иное как деспотическое управление народных масс новой и немногочисленной аристократией действительных или мнимых ученых... опекунов и учителей, начальников коммунистической партии... Они сосредоточат бразды правления в сильной руке... создадут единый Государственный банк, сосредоточивающий в своих руках все торгово-промышленное, земледельческое и даже научное производство, а массы, народ, они разделят на две армии: промышленную и землепашескую, под непосредственной командой государственных инженеров, которые составят новое привилегированное сословие".
Так, возражая Марксу, писал Бакунин о так называемой диктатуре пролетариата. На возражение марксистов, что это руководящее меньшинство будет состоять {77} не из капиталистов и богатых землевладельцев, а из рабочих, Бакунин отвечал:
"Да, пожалуй, из бывших работников которые станут смотреть на весь чернорабочий мир с высоты государственной: будут представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом".
И дальше Бакунин писал:
"Марксисты утешают мыслью, что эта диктатура будет временной и короткой... Мы отвечаем: никакая диктатура не может иметь другой цели, кроме увековечения себя, и она способна породить, воспитать в народе, сносящем ее, только рабство: свобода может быть создана только свободой, то есть вольною организациею рабочих масс снизу вверх...".
"Революция - писал Бакунин - перестает быть революцией, когда она действует деспотически и когда вместо того, чтобы вызвать в массах свободу, вызывает... реакцию".
В сентябре 1870 года во время франко-прусской войны Бакунин писал: "Я уверен, что поражение и подчинение Франции и торжество Германии, порабощенной пруссаками, отбросит Европу в мрак и нищету, в рабство минувших веков. Я до того убежден в этом, что мне представляется, как священная обязанность для всякого, кто любит свободу, кто желает торжества человечности над зверством какой бы национальности он ни был - англичанин, испанец, поляк, русский и даже немец - обязанность принять участие в демократической борьбе французского народа против вторжения немецкого деспотизма".
Бакунин вначале оказывал энергичное содействие знаменитому русскому фанатику-революционеру Сергею Нечаеву, не брезгавшему никакими средствами для достижения своей цели.

***

Сергей Нечаев родился в 1847-ом году в селе Иванове, Владимирской губернии. Он был сыном крепостного {78} крестьянина, который потом стал мещанином-ремесленником. Сначала он учился в сельской школе, а потом сдал экзамен на звание учителя и, по приезде в Петербург, поступил вольнослушателем в университет. Ему был 21 год, когда он вступил в нелегальный революционный кружок. Одним из членов этого кружка был Петр Ткачев. В конце 60-х годов Нечаевым, Ткачевым и другими членами кружка была создана революционная организация под названием: "Комитет русской революционной партии". В "Программе революционных действий", выпущенной этим "Комитетом", говорилось, что целью организации является уничтожение существующего строя, как основанного на эксплуатации и угнетении. Экономический переворот невозможен без политического. Единственный выход - это политическая "революция и истребление гнезда существующей власти".
Полиции очень скоро стало известно о деятельности Нечаева, и во избежание ареста, Нечаев бежал за границу, предварительно распространив слух, что он арестован и заключен в Петропавловскую крепость. А затем из за границы он написал товарищам, что ему при отправке из Петропавловской крепости в Сибирь удалось бежать. Этим он хотел, во-первых, поднять свой революционный престиж среди студентов, надеть на себя корону героя и мученика, а, во-вторых, вызвать этим возмущение против правительства. Нечаев собирался вскоре вернуться в Россию и стать там лидером революционного движения. Попав в эмиграцию, Нечаев стал искать поддержку у эмигрантов-революционеров, имена которых были широко известны в России и любимы молодежью.
Особенно Нечаев надеялся на помощь Михаила Бакунина, и он не ошибся в своем расчете. Бакунин, которому тогда было уже 56 лет, принял 22-летнего Нечаева с распростертыми объятиями и сразу подружился с ним. С большим воодушевлением Бакунин выслушал живой рассказ Нечаева об его аресте и побеге. И еще больше Бакунин воодушевился, когда Нечаев поведал ему тайну, что он стоит во {79} главе большой революционной организации, которая послала его заграницу заручиться моральной поддержкой эмигрантов-революционеров, и в особенности его, Бакунина, которого они считают своим учителем.
Вся эта умелая ложь произвела на Бакунина сильное впечатление, и он сразу оказал Нечаеву свою, "моральную поддержку", выдав ему мандат от "Русского отдела Всемирного революционного Альянса", за номером 2771. На мандате была печать "Альянса" и подпись Бакунина. Так Нечаев, глава несуществующей революционной организации в России, получил от Бакунина мандат быть представителем "Всемирного революционного Альянса" который также существовал только на бумаге. Бакунин помог Нечаеву достать средства для издания брошюры, помог ему в выработке "Программы революционных действий" и в составлении "Катехизиса революционера". Через несколько месяцев Нечаев, снабженный мандатом, выданным ему Бакуниным, и "Катехизисом революционера", вернулся в Россию. "Катехизис революционера" состоял из 26 параграфов.
Первый параграф гласил:
"Революционер - человек обреченный: у него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, или даже имени. Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единой мыcлью, единой страстью - революцией".
Параграф четвертый "Катехизиса революционера" гласил:
"Революционер презирает общественное мнение. Он презирает и ненавидит во всех ее побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все то, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все то, что мешает ему".
Параграф седьмой гласил:
"Природа настоящего революционера исключает всякий романтизм, всякую чувствительность, восторженность и увлечение.
Она исключает даже личную ненависть {80} и мщение. Страсть революционера, став в нем обыденностью, ежеминутностью, должна соединиться с холодным расчетом. Всегда и везде он должен быть не то, к чему его побуждают влечения личные, а то, что предписывает ему общий интерес революции".
Параграф двадцать третий гласил:
"Под революцией народною товарищество разумеет не регламентированное движение по западному классическому образцу - движение, которое, всегда останавливаясь с уважением перед собственностью и перед традициями общественных порядков так называемой цивилизации и нравственности, до сих пор ограничивалось везде низвержением одной политической формы для замещения ее другой и стремилось создать так называемое революционное государство. Спасительной для народа может быть только та революция, которая уничтожит в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции, порядки и классы в России".
По возвращении на родину Нечаев поселился в Москве и сразу же приступил к осуществлению своего плана: создания строго централизованной тайной революционной организации, построенной на принципе строжайшей дисциплины и возглавляемой всесильным Центральным Комитетом из нескольких лиц. Члены Центрального Комитета должны быть диктаторами организации и обладать абсолютной властью. А остальные члены организации слепо исполняют все постановления Центрального Комитета. Вожди должны крепко держать в своих руках всех членов организации и не останавливаться ни перед чем для достижения своей цели.
В России Нечаев везде выдавал себя за агента всесильного Центрального Комитета. На самом деле всесильный Центральный Комитет - это был он сам, других лидеров в ЦК не было. Но ему удалось создать ряд революционных кружков, которые были всецело подчинены его диктатуре. И если кто-нибудь из членов кружка не хотел выполнять какое либо из его распоряжений, {81} Нечаев грозил ему, что выдаст его Третьему Отделению, то есть царской Охране, указав на него как на опасного революционера. Для Нечаева все средства были хороши.
Он пользовался ложью, мистификацией и не останавливался даже перед убийством. Когда один член кружка, студент Иванов, не захотел слепо подчиниться Нечаеву, Нечаев организовал его убийство. Это повело к раскрытию организации. Сам Нечаев успел бежать за границу, но другие участники убийства Иванова были арестованы, судимы и приговорены к каторжным работам на разные сроки. (Как известно, революционная организация Нечаева и убийство Иванова послужили Достоевскому сюжетом для его романа "Бесы").
На этот раз в кругах русской революционной эмиграции в Швейцарии отнеслись к Нечаеву с крайним недоверием, а когда стало известно об убийстве им Иванова, то его прямо обвинили в провокации. В конце концов, и Бакунин порвал с ним.
Нечаев вскоре был арестован в Цюрихе и выдан швейцарским правительством русскому правительству с тем, чтобы его судили только как уголовного преступника (за убийство Иванова). В 1873 году Московский окружной суд приговорил Нечаева к 20 годам каторжных работ. Нечаев был посажен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где умер около 1882 года.


IV. БАКУНИН, НЕЧАЕВ И ЛЕНИН

l

Известно, что Достоевский долго не переиздавался в Советской России. Его романы "Бесы", "Братья Карамазовы", как и все публицистические произведения, считались контрреволюционными и были изъяты из библиотек. После смерти Сталина Достоевского отчасти реабилитировали, и Госиздат приступил к изданию его художественных произведений. Считавшийся наиболее {81} контрреволюционным роман "Бесы" вышел без сокращений, но с обширными редакционными примечаниями. В примечаниях сказано:
"Сюжет "Бесов" тесно связан с конкретным фактом - с происшедшим 21-го ноября 1869 года под Москвой убийством слушателя Петровской земледельческой академии Иванова, члена тайного общества "Народная расправа", С. Г. Нечаевым, при участии членов ее - П. Успенского, А. Кузнецова, И. Прыжова, Н. Николаева".
Далее о Нечаеве говорится:
"Нечаев - вольнослушатель Петербургского университета, один из активных деятелей студенческого движения в Петербурге. Весной 1869 года, бежав заграницу, он сблизился в Женеве с Михаилом Бакуниным и усвоил его анархистскую заговорщическую тактику. Вернувшись в Россию, Нечаев в сентябре 1869 года явился в Москву с планами создания подпольной противоправительственной организации, имея при себе подписанный Бакуниным мандат "Русского отдела всемирного революционного союза". Нечаеву удалось организовать ряд подпольных кружков ("пятерок"), которые и составили так называемую "Народную расправу".
О знаменитом "Катехизисе революционера" в "Примечаниях" говорится, что его автором был Бакунин. "В своем "Катехизисе" - пишут авторы "Примечаний" - Бакунин требовал, чтобы революционер "задавил" в себе "единой холодной страстью революционного дела" даже чувство чести. Провозглашая необходимость террора, "Катехизис" рекомендовал временно даровать "некоторым представителям господствующей верхушки жизнь" - "чтобы они рядом зверских поступков довели народ до неотвратимого бунта". Других обладателей власти и богатства предлагалось "опутать", сбить с толку и, овладев по возможности их грязными тайнами, сделать их своими рабами. Те же приемы шантажа и провокации Бакунин навязывал своим последователям и в отношении либералов, "государственных честолюбцев", женщин из {83} господствующих классов. Революционерам предлагалось "соединиться с лихим разбойничьим миром". В одном из пунктов "Катехизиса" говорилось: "Наше дело - страшное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение"".
Далее о Нечаеве и его деятельности в "Примечаниях" сказано следующее:
"Нечаев действовал авантюристическими методами. Он прибегал к обману, рассказывая членам создаваемых кружков о якобы уже имеющейся в России широко разветвленной подпольной сети; практиковал угрозы и запугивания, прикрывая свои действия авторитетом таинственного (не существовавшего в действительности) центра противоправительственной организации...
Нечаев исходил из того, что цель оправдывает средства, и поэтому можно не считаться с какими бы то ни было моральными нормами: можно и даже должно использовать уголовные элементы, применять метод провокации и т. д. Иванов отказал Нечаеву в повиновении и заявил о своем намерении выйти из подпольного общества, что и послужило причиной убийства Иванова. Действуя методами демагогии, обмана и запугивания, Нечаев заставил группу членов "Народной расправы" принять участие в убийстве Иванова, ссылаясь на то, что Иванов якобы может выдать тайную организацию властям".
В "Примечаниях" также указано, что Маркс и Энгельс и Международное товарищество рабочих, то есть Первый Социалистический Интернационал, во главе которого стоял Маркс, в 1873 году, "сурово и беспощадно осудили "нечаевщину"". Авторы "Примечаний" пишут:
"Эту накипь революционного движения Достоевский в своем романе стремится представить чем-то характерным для освободительной борьбы против царизма... Провокационные авантюристические приемы Нечаева представлены Достоевским с его антиреволюционными убеждениями, как что-то типическое для революционной среды... Применение методов, подобных нечаевским, противоречило самой природе освободительного движения.
{84} Поэтому тактика Нечаева вызвала решительный отпор со стороны ряда участников революционного движения уже во время организации им "Народной расправы"".
Так пишут о Нечаеве и "нечаевщине" авторы "Примечаний" к роману "Бесы". Совершенно верно, что Маркс, Энгельс и Интернационал "сурово и беспощадно осудили "нечаевщину""; больше того, тактика Нечаева вызвала решительный отпор и со стороны ряда участников революционного движения уже во время организации им "Народной расправы"; верно, и то что "применение методов, подобных нечаевским, противоречило самой природе освободительного движения", но неверно, что, якобы, Бакунин "развратил" Нечаева.
Такой знаток истории русского революционного движения, как Л. Г. Дейч, в 1924 году в статье "Был ли Нечаев гениален?" писал:
"Из несомненного факта, что Бакунин был автором "Катехизиса революционера", мне кажется, не следует делать вывод, будто на Нечаева и принятую им тактику главным образом оказал влияние апостол всеобщего разрушения (Бакунин): Нечаев совершенно самостоятельно, ввиду собственного склада ума и характера, пришел к убеждению о необходимости действовать путем лжи, мистификации, насилия. Да и ни в каких других отношениях на него решительно никто не мог оказать влияния" ("Группа Освобождение Труда". Сборник № 2, Москва, 1924 г., стр. 76.).
Из письма Бакунина к его другу Таландье видно, что Бакунин вовсе не разделял всей тактики Нечаева, а, наоборот, ее осуждал. 24-го июля 1870 года Бакунин писал:
"Нечаев один из деятельнейших и энергичнейших людей, каких я когда-либо встречал. Когда надо служить тому, что он называет делом, он не колеблется и не останавливается ни перед чем и показывается так же беспощадным к себе, как и ко всем другим. Вот главное качество, которое привлекло меня и долго побуждало меня {85} искать его сообщества... Это фанатик, преданный, но в то же время фанатик очень опасный и сообщничество с которым может быть только гибелью для всех... способ действия его отвратительный.
Живо пораженный катастрофой, которая разрушила тайную организацию в России, он пришел мало помалу к убеждению, что для того, чтобы создать общество серьезное и неразрушимое, надо взять за основу политику Макиавелли и вполне усвоить систему иезуитов: - для тела одно насилие, для души - ложь.
Истина, взаимное доверие, солидарность серьезная и строгая - существуют только между десятком лиц, которые образуют внутреннее святилище общества. Все остальное должно служить слепым орудием и как бы материей для пользования в руках этого десятка людей, действительно солидарных. Дозволительно и даже простительно их обманывать, компрометировать, обкрадывать и, по нужде, даже губить их; это мясо для заговоров... во имя дела он должен завладеть вашей личностью, без вашего ведома. Для этого он будет вас шпионить и постарается овладеть всеми вашими секретами и для этого, в вашем отсутствии, оставшись один в вашей комнате, он откроет все ваши ящики, прочитает всю вашу корреспонденцию, и когда какое либо письмо покажется ему интересным, т.е. компрометирующим с какой бы то ни было точки, для вас или одного из ваших друзей, он его украдет и спрячет старательно, как документ против вас или вашего друга.
Он это делал с О., со мною, с Татою (т. е. с Н. П. Огаревым и дочерью А. И. Герцена Натальей.) и с другими друзьями, - и когда, собравшись вместе, мы его уличили, он осмелился сказать нам: "Ну да! это наша система, - мы считаем как бы врагами и мы ставим себе в обязанность обманывать, компрометировать всех, кто не идет с нами вполне", - т.е. всех тех, кто не убежден в прелести этой системы и не обещали прилагать ее, как и сами эти господа. Если вы его представите вашему {86} приятелю, первою его заботою станет посеять между вами несогласие, дрязги, интриги, - словом, поссорить вас. Если ваш приятель имеет жену, дочь, - он постарается ее соблазнить, сделать ей дитя, чтобы вырвать ее из пределов официальной морали и чтобы бросить ее в вынужденный революционный протест против общества...
Увидев, что маска с него сброшена, этот бедный Нечаев был настолько наивен, был настолько дитя, несмотря на свою систематическую испорченность, что считал возможным обратить меня; он дошел даже до того, что упрашивал меня изложить эту теорию в русском журнале, который он предлагал мне основать. Он обманул доверенность всех нас, он покрал наши письма, он страшно скомпрометировал нас, - словом, вел себя, как плут. Единственное ему извинение это его фанатизм! Он страшный честолюбец, сам того не зная, потому что он кончил тем, что отождествовал свое революционное дело с своею собственной персоной; - но это не эгоист в банальном смысле слова, потому что он страшно рискует и ведет мученическую жизнь лишений и неслыханного труда. Это фанатик, а фанатизм его увлекает быть совершенным иезуитом. Большая часть его лжей шиты белыми нитками. Он играет в иезуитизм, как другие играют в революцию. Несмотря на эту относительную наивность, он очень опасен, так как он совершает ежедневно поступки нарушения доверия, измены, от которых тем труднее уберечься, что едва можно подозревать их возможность. Вместе с этим Нечаев - сила, потому что это огромная энергия. ...Последний замысел его был ни больше, ни меньше, как образовать банду воров и разбойников в Швейцарии, натурально с целью составить революционный капитал...

...Разве они не осмелились признаться мне откровенно, в присутствии свидетеля, что доносить тайной полиции на члена, не преданного обществу, или преданного наполовину, - один из способов, употребление которого они признают законным и полезным иногда? Овладевать {87} секретами лица, семьи, чтоб держать ее в своих руках, - это их главное средство..." (Письма М. А. Бакунина, под ред. и с объяснительными примечаниями М. П. Драгоманова. Женева, 1896 г., стр. 291-294.) Бакунин, правда, тоже не прочь был воспользоваться мистификациями, и, несомненно, что "Катехизис" написан Бакуниным. "Катехизис" содержит много хорошо знакомых бакунинских мыслей и революционных фраз, но также несомненно, что многие "правила" "Катехизиса", вошедшие в понятие "нечаевщины", были продиктованы Бакунину Нечаевым, как это видно из вышеприведенного письма Бакунина к Таландье.
Это подтверждает и Ю. Стеклов в своей четырехтомной биографии Бакунина. "Мысль об издании "революционного катехизиса", устанавливающего правила для членов организации, - пишет Стеклов, - возникла в России до встречи Нечаева с Бакуниным. Встреча Нечаева с Бакуниным состоялась в конце марта 1869 г. в Женеве... Нечаев увлек Бакунина своим темпераментом, непреклонностью своей воли и преданностью революционному делу... Нечаев одно время овладел волей рыхлого и, несмотря на свою революционную фразеологию, благодушного Бакунина... Нечаев явился к Бакунину с основательными задатками авантюриста и мистификатора" (Ю. Стеклов. М. Бакунин. Его жизнь и деятельность. Том третий. Москва 1927 г., стр. 430, 436, 474.) (4-тый том у нас на стр., ldn-knigi.narod.ru )
"У самого Нечаева, - пишет далее Стеклов, - мы определенных анархических заявлений нигде не встречаем. Возможно, впрочем, что после своего знакомства с Бакуниным Нечаев стал временно поддаваться анархическому учению, но если это и было так, то во всяком случае, это увлечение анархическими воззрениями не было у него глубоким и оказалось скоропреходящим" (Ю. Стеклов. М. Бакунин. Его жизнь и деятельность. Том третий. Москва 1927 г., стр. 426.).
Согласно Стеклову, Нечаев, по существу, был бланкистом. Бланкистом был и Ленин. Еще в 1906 г. Г. В. Плеханов писал: "Ленин с самого начала был скорее {88} бланкистом, чем марксистом. Свою бланкистскую контрабанду он проносил под флагом самой строгой марксистской ортодоксии" (Г. Плеханов. Заметки публициста. "Современная жизнь". (Москва), декабрь 1906 г.). Ленин не только ценил Нечаева и считал его "титаном революции", но многое воспринял от Нечаева в вопросах тактики и методов борьбы с противниками. Он действовал по рецепту и примеру Нечаева, как мы увидим ниже.

2

В 1926 г. в Москве, в издательстве "Московский рабочий" вышла книга Александра Гамбарова: "В спорах о Нечаеве". В ней большевистский историк пишет: "О Нечаеве слишком много писали. Но все, что писалось о нем, это сплошной поток мемуарной хулы, а нередко и злобы его классово-политических противников, сознательно искажавших подлинный облик исторического Нечаева (стр. 3). Не поняли Нечаева и современные ему революционеры, в то время народнического толка, не говоря об их позднейших "эпигонах". В силу своей мелкобуржуазной сущности народники не могли принять Нечаева.
В борьбе с Нечаевым или в борьбе с "нечаевщиной" народническая интеллигенция не останавливалась ни перед какими средствами. Возмущаясь нечаевским лозунгом "во имя революции и борьбы с самодержавием цель оправдывает средства", они сами нередко прибегали к далеко не безупречным средствам - к злобной хуле и явному искажению исторической сущности нечаевского движения".
Никаких доказательств этому большевистский историк не приводит, но интересно его заявление, что Нечаев был одним из самых крупных предшественников большевизма и Октябрьского переворота 1917-1918 гг.
"Между современным движением большевизма и тем, что дано было в нечаевском движении, гораздо более точек соприкосновения, - пишет Гамбаров, - чем {89} между другими этапами революционной борьбы" (стр. 107).
"К торжеству социальной революции Нечаев шел верными средствами, и то, что в свое время не удалось ему, то удалось через много лет большевикам, сумевшим воплотить в жизнь не одно тактическое положение, впервые выдвинутое Нечаевым", (стр. 123, курсив мой).
Далее Гамбаров пишет: "В лице Нечаева история имела первого и при том крупного партийного организатора". (Стр.116).
Но мнению Гамбарова, Нечаев был не только большевиком, но и "ленинцем". Установив, в чем заключается нечаевский "ленинизм", Гамбаров пишет: "Революция одинаково освящает все средства в политической борьбе. За эту основную максиму на Нечаева набрасывались все его политические враги и противники от Каткова до народников и целой плеяды буржуазных историков, считая "отвратительным" присущий Нечаеву "макиавеллизм". Предвидя это, Нечаев неоднократно заявлял о своем "презрении к общественному мнению" и даже гордился подобными выпадами против него. Отсюда положение, служившее Нечаеву девизом: "Кто не за нас, тот против нас" (курсив подлинника). А разве, - спрашивает Гамбаров, - не этим девизом руководились массы в октябре 1917 года, когда они шли против твердыни капитала, против вчерашних лжедрузей революции?" (Стр. 121),
Не массы, конечно, а большевистские вожди.
В результате своих сопоставлений Гамбаров нашел у Нечаева все основные положения, которыми характеризуется большевистский коммунизм. В своей известной брошюре "Что делать", вышедшей в 1902г., Ленин писал: "Дайте нам организацию революционеров и мы перевернем Россию". Гамбаров утверждает, что это "нечаевская максима".
По этому поводу противники Гамбарова (Стеклов и др.) указывают, что Ленин в своей брошюре нигде не упоминает Нечаева. Он неоднократно высказывает пожелание, чтобы у русской социал-демократии явились {90} свои Желябовы, но нигде не говорит, что желает ей своих социал-демократических Нечаевых. Следовательно, не Нечаев, а народовольцы - идеал "профессиональных революционеров" в брошюре Ленина. Но, как известно, Ленин часто публично говорил и писал одно, а думал другое.
Ленин прекрасно знал, как дискредитирован был Нечаев, а главное "нечаевщина" в глазах русской революционной общественности, и он не хотел открыто брать на себя ответственность за его взгляды и за его тактические приемы, вообще за то, что связано с "нечаевщиной".
Но в кругу его ближайших соратников он восторгался Нечаевым, называя его "титаном революции" и проповедовал чисто нечаевские идеи.
При создании своей партии и позднее Ленин всегда применял чисто нечаевские методы. И только в свете "нечаевщины" таинственные пути и методы большевистской партии и большевистской революции становятся понятны.
Нечаев стремился создать строго централизованную революционную организацию, построенную по принципу строжайшей дисциплины и возглавляемую всесильным Центральным Комитетом из нескольких лиц. По Нечаеву, члены Комитета должны были обладать абсолютной властью, а рядовые организации должны были слепо исполнять все постановления Центрального Комитета. Именно этому плану и следовал Ленин.
После второго съезда РСДРП, в 1903 году, на котором произошел раскол партии на большевиков и меньшевиков, Роза Люксембург - левая социалистка - так писала в газете "Искра" от 10 июля 1904 года, об организационном "плане" Ленина.
"Точка зрения Ленина - есть точка зрения беспощадного централизма... По этому взгляду, ЦК, например, имеет право организовывать все местные комитеты партии и, следовательно, определять личный состав каждой отдельной местной организации, давать им готовый устав, безапелляционно распускать их и вновь создавать и в {91} результате, таким образом, косвенно влиять на состав самой высшей партийной инстанции - съезда. Таким образом, ЦК является единственным, действительно активным ядром партии, все же остальные организации - только его исполнительными органами... Раздавленное русским абсолютизмом человеческое "я" берет реванш тем, что "я" русского революционера поспешно объявляет себя всемогущим вершителем истории - в лице Его Величества Центрального Комитета социал-демократического движения".
Через месяц после появления этой статьи Розы Люксембург, Троцкий о том же опубликовал свою брошюру "Наши политические задачи". В ней он так писал об организационном "плане" и методах Ленина:
"Во внутренней партийной политике эти методы Ленина приводят к тому что... Цека замещает партийную организацию и, наконец, диктатор заменяет собой ЦК...
Он, Ленин, знает абсолютную организационную "истину", он имеет "план" и стремится к его воплощению. Партия достигла бы цветущего состояния, если бы он, Ленин, не был окружен со всех сторон кознями, интригами, ловушками. Все как бы сговорились против него и его плана... И Ленин пришел к энергичному выводу: для того, чтобы "сделать работу успешнее, необходимо удалить тормозящие элементы и поставить их в положение, при котором они не могли бы портить партию". Другими словами, для блага партии оказалось необходимым установить режим "осадного положения", во главе которого стал бы диктатор...
Добрые граждане это те, которых политическое сознание, развитое или неразвитое, все равно, поворачивается сегодня стороной к моему "плану"... Злые граждане это те, которых политическое сознание сегодня отвращается от тех или других деталей моего плана. Их нужно... воспитать? Нет! подавить, обессилить, уничтожить, устранить".
Так в 1904 году писал Троцкий о плане Ленина. Это {92} буквально то что проповедовал и стремился провести в жизнь Нечаев.
Бонч-Бруевич, один из ближайших соратников Ленина со дня основания большевистской партии, заведовавший в 1904-1905 гг. архивом и библиотекой большевистского ЦК в Женеве, в 1917 году активный участник октябрьского переворота, а потом управляющий делами Совнаркома, в 1934 г. писал в московском журнале "Тридцать дней" следующее:
"До сих пор не изучен нами Нечаев, над листовками которого Владимир Ильич часто задумывался, и когда в то время слова "нечаевщина" и "нечаевцы" даже среди эмиграции были почти бранными словами, когда этот термин хотели навязать тем, кто стремился к пропаганде захвата власти пролетариатом, к вооруженному восстанию и к непременному стремлению к диктатуре пролета риата, когда Нечаева называли, как будто бы это особенно плохо, "русским бланкистом", - Владимир Ильич нередко заявлял о том, что какой ловкий трюк проделали реакционеры с Нечаевым с легкой руки Достоевского и его омерзительного, но гениального романа "Бесы", когда даже революционная среда стала относиться отрицательно к Нечаеву, совершенно забывая, что этот титан революции обладал такой силой воли, таким энтузиазмом, что и в Петропавловской крепости, сидя в невероятных условиях, сумел повлиять даже на окружающих его солдат таким образом, что они всецело ему подчинялись. Владимир Ильич говорил:
"Совершенно забывают, что Нечаев обладал особым талантом организатора, умением всюду устанавливать особые навыки конспиративной работы, умел свои мысли облачать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятны на всю жизнь. Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос "кого же надо уничтожить из царствующего дома?" Нечаев дает точный ответ: "всю большую ектению". Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого {93} человека, жившего в то время в России, когда православие господствовало, когда огромное большинство так или иначе, по тем или другим причинам, бывали в церквах и все знали, что на великой, на большой ектений вспоминается весь царствующий дом Романовых.
Кого же уничтожить из них? - спросит себя самый простой читатель. Да весь дом Романовых! -должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности. Нечаев должен быть весь издан. Необходимо изучить, дознаться, что он писал, где он писал, расшифровать все его псевдонимы, собрать воедино и все напечатать". Так неоднократно говорил Владимир Ильич" (Вл. Бонч-Бруевич. Ленин о художественной литературе. "Тридцать дней" (Москва), январь 1934 г., стр. 18.).
На публичных собраниях и в партийной печати Ленин выступал, как правоверный социал-демократ и противник террора и всяких "вспышко-пускательств", а в конспиративном письме из Женевы к членам Боевого комитета большевиков в Петербурге от 3 (16) октября 1905 г. он писал:
"Я с ужасом, ей-Богу, с ужасом вижу, что о бомбах говорят больше полгода и ни одной не сделали!.. Идите к молодежи. Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду и у студентов и у рабочих особенно и т.д. Пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т.д. ...Не требуйте никаких формальностей, наплюйте, Христа ради, на все схемы, пошлите вы, Бога ради, все "функции, права и привилегии" ко всем чертям... Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях, тотчас же. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие - нападение на банк для конфискации средств для восстания... Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых: десятки жертв окупятся с лихвой тем, что дадут сотни опытных борцов, которые завтра поведут за собой сотни тысяч". (Сочинения Ленина. Изд. 1929 г. Том 8, стр. 326.).
{94} В октябре девятьсот шестого года Ленин писал:
"Когда я вижу социал-демократов, горделиво и самодовольно заявляющих: мы не анархисты, не воры, не грабители, мы выше этого, мы отвергаем партизанскую войну, тогда я спрашиваю себя: понимают ли эти люди, что они говорят? ...Когда я вижу у теоретика или публициста горделивое самодовольное и нарцисско-восхищенное повторение заученных в ранней молодости фраз об анархизме, бланкизме, терроризме, тогда мне становится обидно за унижение самой революционной в мире доктрины". (Сочинения Ленина. 2-ое издание. Том 10, стр. 86.).[лдн-книги2]
В 1907 г. среди деятелей петербургского нелегального Совета безработных, в котором преобладали анархисты и большевики, возникла мысль бросить бомбу в заседание петербургской Городской Думы с расчетом, чтобы взорвать и перебить главных врагов общественных работ на глазах остальных гласных. У Владимира Войтинского, бывшего в то время видным большевиком и членом Исполнительного комитета Совета безработных, были большие сомнения насчет допустимости такой тактики, и он решил обратиться за разъяснением этих сомнений к Ленину. "Поехал к нему в Куокала, - пишет в своих воспоминаниях Войтинский, - и рассказал о настроениях среди безработных, о "мстителях", о их намерении бросить бомбу в заседание Городской Думы. Ленин слушал чрезвычайно внимательно, вставляя время от времени: "Вот как? Это крайне интересно!" Затем начал расспрашивать:
"- Вы думаете, люди у них найдутся?
- Несомненно.
- Надежные?
- Вполне.
Тогда Ленин сказал раздумчиво:
- А может быть, это было бы недурно. Встряхнуло бы"... (Вл. Войтинский. Годы побед и поражений. Книга вторая. Берлин 1924 г., стр. 227.).
{96} Любимой темой агитации в тесном товарищеском кругу была для Ленина - рассказывает Войтинский, - борьба с предрассудками, остатками "либеральных благоглупостей", которые он подозревал у новичков. ...Это была неуклонная, чрезвычайно ловкая, талантливая проповедь революционного нигилизма", - пишет Войтинский. "Это смешно! - говорил Ленин. - Если на эту точку зрения становиться, то мы должны все бежать в полицию и заявить: мы, мол, такие-то, арестуйте нас, дайте нам пострадать за народное дело!.. Революция дело тяжелое. В беленьких перчатках, чистенькими ручками ее не сделаешь...
Партия не пансион для благородных девиц. Нельзя к оценке партийных работников подходить с узенькой меркой мещанской морали. Иной мерзавец может быть для нас именно тем полезен, что он мерзавец".
Когда при Ленине подымался разговор о том, что такой-то большевик ведет себя недопустимым образом, - рассказывает Войтинский, - он иронически замечал:
- "У нас хозяйство большое, а в большом хозяйстве всякая дрянь пригодится".
Проф. историк Николай Рожков, бывший в те годы одним из лидеров большевистской фракции, рассказывал, что однажды он обратил внимание Ленина на подвиги московского большевика Виктора (Таратуты), которого характеризовал, как прожженного негодяя. Ленин ему ответил со смехом: "Тем-то он и хорош, что ни перед чем не остановится. Вот вы, скажите прямо, могли бы за деньги пойти на содержание к богатой купчихе? Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить, а Виктор пошел. Это человек незаменимый".
"Ленин, - пишет Войтинский, - был снисходителен не только к таким "слабостям", как пьянство, разврат, но и к уголовщине. Не только в "идейных" экспроприаторах, но и в обыкновенных уголовных преступниках он видел революционный элемент" (Вл. Войтинский, Годы побед и поражений. Часть вторая. Берлин 1924 г., стр. 102-103.).
{96} Другой бывший видный большевистский деятель, Станислав Вольский (А. В. Соколов) в 1907 г. делегат от Москвы на Лондонском съезде РСДРП, выразил Ленину свое недоумение по поводу того, что Ленин предложил в будущий ЦК партии кандидатуру некоего X. (Виктора), который по словам Вольского, имел очень плохую репутацию. Ленин ему ответил: "Очень просто! Центральный Комитет для того, чтобы быть работоспособным, должен состоять из талантливых журналистов, способных организаторов и нескольких интеллигентных негодяев. Я рекомендовал т. X, как интеллигентного негодяя" (Volsky Stanislav. Dans le Royaume de la Famine et de la Haine. La Russie Bolcheviste. Paris, 1920, p. 26.).
Летом 1905 г. в своей брошюре "Две тактики" Ленин писал:
"Удастся решительная победа революции, тогда мы разделаемся с царизмом по-якобински, или, если хотите, "по-плебейски"... Якобинцы современной социал-демократии - большевики хотят, чтобы народ, т.е. пролетариат и крестьянство, разделался с монархией и аристократией "по-плебейски", беспощадно уничтожая врагов свободы, подавляя силой их сопротивление, не делая никаких уступок проклятому наследию крепостничества, азиатчины, надругательству над человеком" (Сочинения Ленина. Второе издание. Том. 8, стр. 64. ).
А в декабре 1911 г. Ленин писал в газете "Социал-демократ" :
"Если в такой культурной стране, как Англия, не знавшей никогда ни монгольского ига, ни гнета бюрократии, ни разгула военщины, - если в такой стране понадобилось отрубить голову одному коронованному разбойнику, чтобы обучить королей быть "конституционными" монархами, то в России надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых, чтобы отучить их преемников от организации черносотенных убийств и еврейских погромов" (Сочинения Ленина. Издание 1929 г. Том 15, стр. 285.). Что Ленин, согласно заветам Нечаева, {97} в 1918 г. и осуществил, уничтожив самым зверским образом не только всех членов дома Романовых, но также множество лиц, их окружавших.
Невозможно себе представить, чтобы какой-либо другой выдающийся деятель русской социалистической или революционной партии, кроме Нечаева, мог сказать, что того или другого его политического противника "надо убить", как сказал Ленин о Струве, который, кстати сказать, был тогда одним из главных идеологов либерально-демократического движения в России (К. Тахтарев. Ленин и социал-демократическое движение (по личным воспоминаниям). "Былое". (Ленинград) № 24, 1924 г., стр. 22.).
В своем "Катехизисе революционера" Нечаев писал:
"Революционер презирает общественное мнение. Он презирает и ненавидит во всех ее побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все, что мешает ему".
А Ленин в речи, произнесенной 4 октября 1920 года в Москве, сказал:
"Всякую нравственность внеклассового понятия мы отрицаем. Мы говорим, что это обман. Мы говорим: нравственно то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества".
"Морали в политике нет. Есть только целесообразность", поучал Ленин своих учеников.
Нечаев считал, что нужно действовать путем лжи, мистификации, обмана и насилия. Когда Бакунин, старшая дочь Герцена - Наталия и их друзья, собравшись вместе, уличили Нечаева во лжи, он им ответил: "Ну да! Это наша система - мы ставим себе в обязанность обманывать, компрометировать всех, кто не идет с нами вполне".
В начале 1907 г. ЦК Российской Социал-Демократической Рабочей партии привлек Ленина к партийному суду за то, что он в брошюре "Выборы в СПБ и лицемерие 31 меньшевика" обвинял меньшевиков, что они {98} вступили в переговоры с кадетской партией "для продажи кадетам голосов рабочих". На суде Ленин в своей речи сказал:
"То, что недопустимо между членами единой партии, то допустимо и обязательно между частями расколовшейся партии. Нельзя писать про товарищей по партии таким языком, который систематически сеет в рабочих ненависть, отвращение, презрение и т.п. к несогласномыслящим. Можно и должно писать именно таким языком про отколовшуюся организацию.
Почему должно? Потому что раскол обязывает вырывать массы из-под руководства отколовшихся. Мне говорят: вы вносите смуту в ряды пролетариата. Я отвечаю: я умышленно и рассчитано вносил смуту в ряды той части петербургского пролетариата, которая шла за отколовшимися накануне выборов меньшевиками, и я всегда буду поступать таким образом при расколе. (Курсив Ленина) (Сочинения Ленина. Второе издание. Том 11, стр. 221.).
Восторгаясь произведением прусского генерала Клаузевица, Ленин тут же в заметках на полях книги высказал свою собственную мысль: "Хороший вождь и... недоверие к людям".
Своими главными союзниками Ленин считал не сознательный пролетариат, а, подобно Нечаеву, людское отчаяние и озверение. Подстрекая к дерзанию членов своего ЦК, не веривших в успех восстания, он накануне Октября писал им: "За нами верная победа, ибо народ уже близок к отчаянию и "озверению"". (Подчеркнуто и кавычки в подлиннике).
Г. В. Плеханов был совершенно прав, когда он в своей последней статье, написанной им в январе 1918 г. вскоре после разгона Учредительного Собрания, писал:

"Тактика большевиков есть тактика Бакунина, а во многих случаях просто-напросто тактика Нечаева. Курьезное совпадение. По свидетельству М. П. Драгоманова, {99} который сам пережил эпоху нечаевщины, Нечаев распространял среди учащейся молодежи весть, что в Западной Европе 2 миллиона интернационалистов готовы восстать и поддержать революцию в России. Читателю известно, что теперь у нас распространяется в рабочей среде столь же мало основательная весть о готовности западноевропейского пролетариата поддержать русскую социальную революцию. Это все та же метода, только применяемая в гораздо более широких размерах" (Г. В. Плеханов. Год на рoдине, Париж 1921. Т. 2-й, стр. 267.).
Мартов, в течение многих лет ближайший друг и товарищ Ленина, в 1903 году порвавший с ним, в 1911 году в своей брошюре "Спасители или упразднители"? писал о ленинской "нечаевщине".
Ленин не был "нечаевцем", он был вторым Нечаевым. От первого Нечаева он отличался не только своей образованностью и интеллектуальным превосходством. Сергей Нечаев был совершенно искренний, отчаяннейший фанатик. Он готов был ради торжества своей идеи поджечь мир, но согласен был в любой момент и сам сгореть, что он доказал своим мужественным поведением на суде, а потом за все годы своего заключения в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. О Ленине этого нельзя сказать, хотя фанатик он был, может быть не меньший, чем Нечаев. То, о чем мечтал Нечаев, Ленин провел в жизнь. Но пожертвовать своей собственной жизнью ради торжества своей идеи он не был способен.
В ноябре 1872 г. под влиянием вести об аресте в Цюрихе Нечаева и выдачи его русскому правительству, Бакунин писал Н. П. Огареву:
"Несчастного Нечаева республика выдала. Что грустнее всего, это то, что по этому случаю наше правительство, без сомнения, возобновит Нечаевский процесс и будут новые жертвы. Впрочем, какой-то внутренний голос мне говорит, что Нечаев, который погиб безвозвратно и без сомнения знает, что он погиб, на этот раз вызовет {100} из глубины своего существа, запутавшегося, загрязнившегося, но далеко не пошлого, всю свою первобытную энергию и доблесть. Он погибнет героем и на этот раз ничему и никому не изменит. Такова моя вера! Увидим скоро, прав ли я" (Письма Бакунина, стр. 443-444.).
Бакунин оказался прав. Нечаев ничему не изменил. История, по замечанию E. E. Колосова, "реабилитировала Нечаева ценой дискредитации "нечаевщины"". Сам Бакунин с 1873 года почти устранился от практической деятельности и поселился в Локарно. Умер он в Берне в 1876 году от водянки.
Марксист Ю. Стеклов, ярый противник анархизма все же в третьем томе своего труда о Бакунине пишет:
"Можно по-разному оценивать деятельность Бакунина, в частности, его работу в Интернационале. Можно даже оспаривать за нею всякое положительное значение - точка зрения, с которой мы лично не согласны. Но никто не станет отрицать того, что Бакунин был глубоко предан интересам трудящихся, что он горячо желал освобождения угнетенного человечества, что он страстно стремился к социальной революции и готов был для дела свободы сложить свою голову".
Свой трехтомный труд о Бакунине Стеклов заканчивает так:
"Вся жизнь Бакунина была своего рода героической эпопеей, которая до сих пор сохраняет свое величие и способна пробуждать в новых поколениях лучшие чувства и звать их к подражанию во имя неустанной борьбы с миром угнетения и эксплуатации".

{101}


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Г. В. Плеханов и большевики до 1914 г.

I

Георгий Валентинович Плеханов был выдающимся представителем русского, да и международного марксизма. Н. А. Бердяев говорит о нем: "После Маркса и Энгельса, Плеханов был одним из наиболее значительных среди признанных теоретиков марксизма... Он стал человеком Запада, рационалистического склада... В его книгах находили умственную пищу несколько поколений русских марксистов, в том числе Ленин и вожаки коммунизма".
Бердяев пишет: "В 80-х годах, Плеханов основатель русского марксизма и социал-демократии, ведет ожесточенную полемику против идей Ткачева... Полемика эта представляет большой интерес, т.к., поистине, можно поверить, что Плеханов дискутирует против Ленина и большевиков в эпоху, когда они еще не существовали... Плеханов также - против бакунизма и бунта".
Еще в 1883 году Плеханов в своем первом марксистском сочинении "Социализм и политическая борьба" предупреждал, что попытка какой-либо революционной партии, представляющей меньшинство населения, захватить власть с целью установления в России социализма окончится тем, что производством будет заведовать "социалистическая каста". Плеханов писал:
{102} "При такой опеке над народом народ не только не воспитался бы для социализма, но или окончательно утратил бы всякую способность к дальнейшему прогрессу, или сохранил бы эту способность, лишь благодаря возникновению того самого неравенства, устранение которого было бы непосредственной целью революционного правительства".
Так писал Плеханов в 1883 году в своем первом марксистском произведении "Социализм и политическая борьба". А через год в своем следующем произведении "Наши разногласия" Плеханов предостерегал лидеров тогдашней революционной партии против попытки с их стороны силой вводить социализм в России. Плеханов писал:
"Если бы у нас действительно установилось народоправление, - то... народ на вопрос - нужна ли ему земля и следовало ли отобрать ее у помещиков, - ответил бы: "Да, нужна и отобрать ее следовало"... На вопрос же - нужно ли ему "начало социалистической организации", - сначала ответил бы, что он не понимает, о чем его спрашивают, а затем, с большим трудом поняв, в чем дело, ответил бы: "нет, мне этого не нужно"... Если же правительство, образованное захватившими власть революционерами, станет, тем не менее, вводить социализм, то решить эту задачу оно должно будет или в духе современного социализма, чему помешает как его собственная непрактичность, так и современная степень развития национального труда и привычки самих трудящихся; или же оно должно будет искать спасения в идеалах "патриархального и авторитарного коммунизма", внося в эти идеалы лишь то видоизменение, что вместо перувианских "сынов солнца" и их чиновников национальным производством будет заведовать социалистическая каста".
Так писал Плеханов в 1883 и 1884 годах. И с этой позиции он за всю жизнь никогда не сходил. Плеханов {103} был основоположником русского марксизма и правоверным последователем диалектического материализма, но его марксизм был совершенно иной, чем так называемый "марксизм-ленинизм".
В своей, вышедшей в 1950 г. в Париже, "Истории русской философии" профессор В. Зеньковский пишет:
"В общем надо сказать, что, оставаясь правоверным последователем диалектического материализма, как его строили Маркс и Энгельс, Плеханов всегда оставался все же внутренне свободным. Большой литературный талант, тонкое критическое чутье делали Плеханова живым и интересным писателем, в котором верность марксизму никогда не заглушала ни подлинного морального благородства, ни интереса к истине и ее прогрессу... Плеханов был лично благородным и этически глубоким человеком... В основе всей его идейной -эволюции лежали именно моральные мотивы".
Так пишет в своей "Истории русской философии" беспристрастный русский ученый профессор Василий Зеньковский. И именно потому, что Плеханов был лично благородным и этически глубоким человеком и что верность марксизму никогда не заглушала в нем ни подлинного морального благородства, ни интересов к истине и ее прогрессу, он еще задолго до революции окончательно разошелся с Лениным. Плеханов сурово осуждал политику и тактику большевиков, а в 1917 году был одним из самых ярых противников Октября и считал его величайшим историческим несчастьем.
Еще в 1901 году Плеханов писал в журнале "Заря":
"Самоотверженная защита всех угнетенных и энергическая поддержка всех несправедливо обиженных принадлежит к числу насущнейших интересов пролетариата... Пролетариат должен бороться за общие интересы истины, культуры, справедливости и человечности".
7 ноября 1903 года Плеханов писал в газете "Искра":
"Наши приемы деятельности не могут оставаться без перемен. Чеховский "человек в футляре" был замечателен {104} тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. Нам футляры не к лицу, и было бы очень смешно и очень плохо, если бы мы не сообразовались с требованием политической погоды. Последовательные марксисты не могут быть и, конечно, не будут утопистами централизма!".
Так Плеханов еще до окончательного разрыва с Лениным проповедовал совсем не то, что теперешние правители СССР выдают за "истинный марксизм".
В 1904 году Плеханов в своей речи на Амстердамском международном Социалистическом конгрессе сказал:
"Иностранная политика царского правительства издавна была политикой хищничества и захвата. Это правительство стремилось подчинить себе все те из окружавших нас народов, которые не были достаточно сильны, чтобы дать ему грозный отпор, и оно окружило собственно-русскую землю целым ожерельем из побежденных народностей, возвращавших ему, в виде ненависти, то, что они получили от него в виде угнетения...
От такой политики само русское государство страдало не меньше, если не больше всех, потому что ни один народ не может быть свободен, служа орудием угнетения своих соседей, и потому что "порядок", который благодаря нашему правительству царствовал в Варшаве, в Гельсингфорсе и в Тифлисе, с такой же силой, с какой смерть "царствует" на кладбище, царствовал также в Петербурге, в Москве, в Киеве, в Одессе, словом, во всей России".
В заключение Плеханов сказал: - "Преследуя в нашей несчастной стране все талантливое, все живое и независимое, правительство видит себя теперь изолированным, окруженным жалкими и жадными бездарностями, которые думают только о своей собственной карьере и не могут обеспечить ему ничего, кроме целого ряда постыднейших поражений, и когда я говорю все это, я {105} сознаю, что я выражаю мысли и чувства огромной массы русских людей".
Так говорил Плеханов во время русско-японской войны в 1904 году на международном социалистическом конгрессе в Амстердаме от имени тогда еще единой Российской Социал-демократической Рабочей Партии.
За десять лет до этого, 14 мая 1894 года, на праздновании столетия руководителя польского восстания Косцюшко в Цюрихе, Плеханов в своей речи сказал:
"Есть два способа любить свою страну. Один - это способ каннибала, думающего, что величие и слава его племени находятся в прямом соотношении к числу соседей, которые могут быть уничтожены или порабощены. Это способ наших шовинистов, наших Муравьевых". (Михаил Муравьев в 1863 году был назначен генерал-губернатором Северо-Западного края и при подавлении польского восстания в 1863 году проявил столько жестокости, что получил прозвище "Вешателя". - Д. Ш.).
"Я не принадлежу к числу русских, которые вешают, я имею честь принадлежать к той фаланге русских, которых считают заслуживающими виселицы или, по крайней мере, изгнания. Эти русские твердо убеждены, что чем больше русский деспотизм распространяется на соседние страны, тем больше он укореняется в самой России. Эти русские убеждены, что борясь за освобождение Польши, они защищают дело русской свободы".
Московский Госиздат в 1962 г. выпустил новое издание избранных произведений Плеханова в четырех томах. Там перепечатаны многие статьи, брошюры и письма основоположника русского марксизма к разным лицам, но в этих четырех томах нет ни одной статьи Плеханова о Ленине, о его последователях и о политике и тактике большевицкой партии. А между тем обо всем этом Плеханов в последние пятнадцать лет своей жизни очень много писал. Вот, что например, в августе 1904 г., Плеханов писал в "Искре":
"Ленин объявил социалистическую интеллигенцию {106} демиургом (т.е. верховным разумом) социалистической революции, а самого себя и своих верных беспрекословных последователей - социалистической интеллигенцией по преимуществу, так сказать, сверх интеллигенцией. Всех "несогласномыслящих" он обвиняет в анархическом индивидуализме и в борьбе с ними он апеллирует к той самой массе, которая в его теории играет роль пассивной материи...
У Ленина народная масса служит, главным образом, для того, чтобы пугать и "покорять под нози" всякого - внутреннего или внешнего врага и супостата".
В "Искре" от 1-го мая 1904 г. Плеханов указывал, что, если централизм Ленина восторжествует в социал-демократической партии, если ЦК партии будет наделен диктаторскими полномочиями, как того требовал Ленин, то тогда перед каждым съездом ЦК всюду раскассирует все недовольные им элементы, всюду посадит своих креатур и, наполнив этими креатурами все комитеты, без труда обеспечит себе вполне покорное большинство на съезде.
Съезд, составленный из креатур ЦК, дружно кричит ему "Ура!", одобряет все его удачные и неудачные действия и рукоплещет всем его планам и начинаниям. Тогда у нас, действительно, не будет ни большинства, ни меньшинства, потому что тогда у нас осуществится идеал персидского шаха... Это просто-напросто была бы мертвая петля, туго затянутая на шее партии, это бонапартизм, если не абсолютная монархия старой дореволюционной "манеры".
А в своем "Дневнике социал-демократа" Плеханов в 1911 г. писал: - "Мышам всегда надо грызть что-нибудь, потому что иначе у них слишком отрастают зубы. Ленину и его единомышленникам всегда надо кого-нибудь отлучать от церкви приблизительно по той же причине: иначе у них слишком отросли бы зубы..., которых, очевидно, нельзя назвать зубами политической мудрости.
{107} Сегодня Ленин отлучает "ликвидаторов", и ему в этом помогают киевские и бакинские меньшевики-партийцы. А завтра очередь дойдет до киевских и бакинских меньшевиков-партийцев, причем Ленин не будет нуждаться даже в чьей-либо помощи, так как его новые противники ослаблены своей собственной ошибкой. И заметьте, что для исключения у него всегда найдется достаточный повод... Но предположим, что Ленин повременит с объявлением вне закона меньшевиков. Он оставит право на жизнь меньшевистской организации. Но его терпимость не пойдет дальше Щедринского принципа:
"Оппозиция не вредна, если она не вредит".
В 1905 году Плеханов писал в газете "Искра": "У Ленина марксистская терминология. Но что касается отношения профессиональных революционеров к массе, то Ленин не расходился в его понимании с Бакуниным. О Бакунине Маркс сказал, что у него профессиональный революционер является тем святым духом, который один только способен сообщить революционную жизнь мертвой массе. Совершенно таким же святым духом, оживляющим мертвую массу пролетариев являются профессиональные революционеры в концепции Ленина. И совершенно так же, как у Бакунина, у Ленина профессиональные революционеры создают "союзы", по своему усмотрению распоряжающиеся судьбой рабочего движения".
А в 1906 году Плеханов писал в московском журнале "Современная Жизнь": "Ленин с самого начала был скорее бланкистом, чем марксистом.
Ленинский бланкизм обнаружился во всей своей полноте далеко не сразу. В течение долгого времени он имел вид марксизма - правда, весьма одностороннего, но все же подающего надежды на дальнейшее развитие в надлежащую сторону. И в течение всего этого времени люди, видевшие его слабые стороны, нравственно обязаны были не воевать с ним, а по мере возможности способствовать такому его развитию.
Тут приходилось {108} следовать пословице: "Худой мир лучше доброй ссоры". Когда всякая надежда на благодетельные последствия "худого мира", была потеряна, когда Ленин и его ближайшие единомышленники оказались неисправимыми заговорщиками, тогда "добрая ссора" сделалась, в свою очередь, обязательной. Но тогда дала себя почувствовать та истина, которую высказал Маркс, кажется, в одном из своих писем к Зорге: при массовом движении программа передовых представителей рабочего класса определяется положением этого класса; там же где движение имеет кружковой характер, всегда есть возможность сгруппировать известное количество лиц вокруг какой угодно программы.
Для Ленина такая группировка облегчалась двумя очень важными обстоятельствами. Во-первых, он оставлял в стороне собственные программные вопросы, выражая свою природу заговорщика лишь в своих тактических построениях. Свою бланкистскую контрабанду он проносил под флагом самой строгой "марксистской ортодоксии". Это успокаивало марксистскую совесть тех его сторонников, которые, плохо разбираясь в вопросе о том, какой именно должна быть тактика марксистов, в то же время хотели остаться верными Марксу. Во-вторых, пульс нашей общественной жизни бился все сильнее и сильнее, вследствие чего начинают кружиться даже и такие головы, в которых было несравненно более света, нежели в ограниченных головах энергичных, но очень мало развитых людей, подобранных Лениным к своей тактике" (Г. Плеханов. Заметки публициста. "Современная Жизнь", Москва, декабрь 1906 г.).
В своей заметке по поводу моей статьи "Г. В. Плеханов и большевики", Е. Ананьин (Чарский) счел нужным в парижской "Русской Мысли" от 31 августа 1963 г. напомнить два эпизода из деятельности Плеханова, о которых я не {109} упомянул. Первый, что Плеханов на одном из съездов русской социал-демократии воскликнул: "Если бы в парламенте оказалось враждебное нам большинство, мы были бы обязаны сломить его", и что при этом протестовал с места против заявления Плеханова только д-р Мандельберг". Второй случай грехопадения Г. В. Плеханова - когда он из-за личной обиды на редакцию пятитомника "Общественное движение в России в конце 19-го и в начале 20-го века", и, в частности, на статью А. Н. Потресова, придававшего слишком большое значение легальному марксизму (П. Б. Струве и его группа) в ущерб его, Плеханова, деятельности, опубликовал статью "Под градом пуль" в "Правде" Ленина, где "он жарко и несправедливо нападал на "ликвидаторов".
"Этим своим выступлением, - пишет Ананьин-Чарский, - Плеханов оказал, без сомнения, хорошую услугу якобинскому большевизму".
Последнее совершенно верно. Помню, что и меня в свое время сильно огорчила упомянутая статья Плеханова в ленинской "Правде". Я об этом не писал в своей статье потому именно, что это был незначительный эпизод в деятельности Г. В. Плеханова. Даже А. Н. Потресов, против которого тогда, главным образом, были направлены ядовитые стрелы Плеханова, в своих статьях о Плеханове, написанных им после смерти Плеханова (в петроградском журнале "Былое" и в газете "День") не счел нужным упомянуть этот эпизод.
Что же касается первого эпизода, то тут Ананьину-Чарскому явно изменила память. Упоминаемую им речь Плеханов произнес на втором съезде Российской Социал-Демократической Рабочей Партии, состоявшемся в Лондоне в 1903 году и не д-р Мандельберг (на том съезде он фигурировал под именем Посадовского) протестовал с места против этого выпада Плеханова, а Плеханов, именно, выступил в защиту Посадовского, который произнес весьма антидемократическую речь.
{110} Мандельберг-Посадовский в своей речи на съезде сказал: "Несомненно, что мы не сходимся по следующему основному вопросу: нужно ли подчинить нашу будущую политику тем или другим основным демократическим принципам, признать за ними абсолютную ценность или же все демократические принципы должны быть подчинены исключительно выгодам нашей партии. Я решительно высказываюсь за последнее. Нет ничего такого, что мы не должны были бы подчинить выгодам нашей партии (восклицания с места: "и неприкосновенность личности?) Да! и неприкосновенность личности! Как партия революционная, стремящаяся к своей конечной цели - социальной революции - мы исключительно с точки зрения скорейшего осуществления этой цели, с точки' зрения выгоды нашей партии, должны относиться к демократическим принципам. Если то или другое требование будет невыгодно нам, мы его не будем вводить" (Протоколы второго съезда Р.С.Д.Р.П., Женева, 1904 г. стр. 169).
Вслед за Мандельбергом-Посадовским выступил Плеханов. Он сказал: "Вполне присоединяюсь к словам товарища Посадовского. Каждый данный демократический принцип должен быть рассматриваем не сам по себе в своей отвлеченности, а в его отношении к тому принципу, который может быть назван основным принципом демократии, именно, к принципу, что salus populi suprema lex - в переводе на язык революционера - это значит, что успех революции - высший закон. И если бы для успеха революции потребовалось бы временно ограничить действие того или другого демократического принципа, то перед таким ограничением преступно было бы остановиться. Как личное свое мнение, я скажу, что даже на принцип всеобщего избирательного права надо смотреть с точки зрения указанного мною основного принципа демократии. Гипотетически мыслим случай, когда мы, социал-демократы, высказались бы против {111} всеобщего избирательного права. Революционный пролетариат мог бы ограничить политические права высших классов, подобно тому, как высшие классы ограничивали когда-то его политические права. О пригодности такой меры можно было бы судить лишь с точки зрения правила salus revolutia suprema lex. И на эту же точку зрения мы должны были стать и в вопросе о продолжительности парламентов. Если бы в порыве революционного энтузиазма народ выбрал очень хороший парламент, то нам следовало бы стараться сделать его долгим парламентом. А если бы выборы оказались неудачными, то нам нужно было бы стараться разогнать его не через два года, а если можно, через две недели".
В Протоколах отмечено: "Рукоплескания, на некоторых скамьях - шикание, голоса: "вы не должны шикать!" Плеханов: "Почему же нет? Я очень прошу товарищей не стесняться!" Егоров встает и говорит; "Раз такие речи вызывают рукоплескания, то я обязан шикать. Товарищ Плеханов не принял во внимание, что законы войны одни, а законы конституции - другие. Мы пишем свою программу на случай конституции". Далее в Протоколах отмечено: "Гольдблат находит слова Плеханова подражанием буржуазной тактике. Если быть логичным, то, исходя из слов Плеханова, требование всеобщего избирательного права надо вычеркнуть из нашей программы". (Протоколы, стр. 169-170).
Егоров - это был Ефрем Яковлевич Левин, позже отошедший от социал-демократии, в 1917 году - народный социалист, в годы гражданской войны был расстрелян большевиками, кажется в Крыму. Гольдблат - это псевдоним известного деятеля еврейского социал-демократического "Бунда" Владимира Медема, который до конца дней своих был противником большевиков (он умер в 1923 году в Нью-Йорке). Да и д-р Мандельберг всю свою жизнь был меньшевиком, противником большевизма. Он умер в Палестине.
{112} Для меня совершенно несомненно, что Плеханов в последние годы своей жизни отказался от своего ортодоксального марксизма и, в частности, от своих взглядов на демократию и диктатуру, которые он проповедовал до 1905 года, но по тактическим соображениям в годы войны и революции он не считал для себя возможным об этом открыто говорить. Подробнее об этом в следующих главах.

{113}


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Либерализм в России



"Отныне для меня либерал и человек одно и то же; абсолютист и кнутобой - одно и то же. Идея либерализма в высшей степени разумная и христианская, ибо его задачи - возвращение прав личного человека, восстановление человеческого достоинства".
(В. Г. Белинский, "Письмо к Боткину" от 4 октября 1840г.)

На Западе уже почти забыли, а молодое поколение в СССР никогда и не знало, что в России когда-то было либеральное движение, которое сыграло большую роль в борьбе за народную свободу и права человека и гражданина.
В большинстве "Историй русской революции" о русском либерализме упоминается лишь вскользь. Не только большевистские историки, но и большинство иностранных историков русской революции представляют дело так, будто всю борьбу против абсолютизма, борьбу за торжество идей свободы и права, в России вели социалистические партии. Согласно большевистским историкам, главную роль в этой борьбе играли "рабочие и крестьяне под руководством большевистской партии". Другие социалистические партии, эсэры, народные социалисты, трудовики и даже социалдемократы-меньшевики только и делали, что "вредили" и мешали "героической борьбе большевиков против царизма и всего старого прогнившего строя".
На самом деле в подготовке обеих революций, {114} 1905 года и февральской революции 1917 года, превратившей Россию "в самую свободную страну в мире" (как это в апреле 1917 года признал "сам" Ленин), большевики играли очень незначительную роль. А либералы в подготовке обеих революций играли не меньшую роль, чем все социалистические партии, вместе взятые.
Русский либерализм гораздо старше русского социализма. Русский либерализм имеет за собой более, чем столетнюю историю. Первыми либералами в России были отдельные просвещенные представители русской аристократии. Они боролись главным образом за освобождение крестьян.
Это были в первую очередь писатели Новиков и Радищев. После Отечественной войны в России образовались тайные кружки образованных офицеров из высшей аристократии, которые поставили себе задачей добиться конституции для страны. В декабре 1825 года в Петербурге произошло известное восстание "Декабристов", - им руководили офицеры, большинство которых принадлежало к высшей русской аристократии. После подавления восстания либеральное движение в России на время замерло. Но через 10-15 лет оно ожило вновь.
Настоящее либеральное движение возникло в России вскоре после восшествия на престол Александра II, в так называемую эпоху "великих реформ". Если вначале носителями русского либерализма были просвещенные представители русской аристократии и высшего дворянства, то в 60-х годах и позже в русском либеральном движении, чем дальше, тем все большую роль начала играть интеллигенция: профессора высших учебных заведений, писатели, журналисты, адвокаты, врачи, инженеры и т.д. А позже - служащие земств и городских самоуправлений.
Настоящей истории русского либерализма до сих пор не написано ни на одном языке. Этот пробел отчасти заполнен вышедшей в 1958 году в Соединенных Штатах на английском языке книгой молодого американского историка Джорджа Фишера: "Russian Liberalism - From {115} Gentry to Intelligentsia" ("Русский либерализм - от дворянства к интеллигенции"). Джордж Фишер, сотрудник исследовательского института Гарвардского университета, учился в Москве и прекрасно владеет русским языком.
Но его книга "Русский либерализм" - далеко не полная история российского либерализма. Она обнимает лишь эпоху от начала 60-х годов до революции 1905 года. Почему автор довел историю русского либерализма только до 1905 года, непонятно. Ведь самую существенную роль в политической, культурной и общественной жизни России либерализм играл уже в нашем веке, в течение одиннадцати лет - с 1906 по 1917 года, во время четырех Государственных Дум. Однако, в качестве истории эволюции русского либерализма от эпохи "великих реформ" до революции 1905 года книга Фишера представляет известную ценность. Автор основательно изучил всю богатую литературу по этому вопросу, имеющуюся на русском языке, и книга его хорошо документирована.
Она дает нам картину истории земства, которое было колыбелью русского либерального движения, в борьбе за свободный конституционный строй. Фишер особенно подчеркивает роль, которую в этом движении играли либералы Тверского земства. Они еще в 1862 году требовали отмены сословных привилегий и введения представительного образа правления. При этом он уделяет несколько страниц Ивану Ильичу Петрункевичу, который может быть назван Нестором русского либерального движения.
И. И. Петрункевич первый, еще в конце семидесятых годов, в нелегальной брошюре, выдвинул требование созыва Учредительного Собрания, для выработки конституции. Позже Петрункевич был одним из основателей и главных лидеров Конституционно-демократической партии (кадетов) -- партии Народной Свободы. В 1906 году Петрункевич, как старейший депутат, открыл первое заседание Государственной Думы первого созыва. Он же был одним из основателей петербургской {116} либеральной газеты "Речь", редакторами которой со дня ее основания в 1905 году и до ее закрытия большевиками в 1917 году были П. Н. Милюков и И. В. Гессен.
Петрункевич, как Милюков и как большинство лидеров кадетской партии, были социальными либералами, подобно Ллойд Джорджу в Англии, Вудро Вильсону и Франклину Рузвельту в Соединенных Штатах. В своих мемуарах, опубликованных уже после большевистского переворота, Петрункевич пишет о себе: "Идеи Герцена остались близки моему сердцу в течение всей моей жизни. Более того. Они определили мое направление в политических и социалистических вопросах. С тех пор прошло более шестидесяти лет и я все еще считаю его моим путеводителем".
До 1906 года в России, как известно, никаких легальных партий не было. Политические партии в настоящем смысле слова до конца 1905 года, как и политические собрания и съезды, были запрещены. Вследствие этого борьба российских людей за свободный строй сосредоточилась в печати, в различных научных и культурных организациях и в земствах. В западноевропейских странах борьбу за политическую свободу вели, главным образом, представители буржуазии и средних классов. В России буржуазия до 1904 года не играла никакой роли в либеральном движении и место буржуазии в России заняли сначала просвещенные представители поместного дворянства, а потом профессиональная интеллигенция.
Согласно всероссийской переписи 1896 года, в России уже тогда было полмиллиона людей, занятых в различных либеральных профессиях; число их быстро росло.
Большую роль в истории русского либерализма сыграла московская газета "Русские Ведомости", которую редактировала группа выдающихся профессоров московского университета, и "толстые" ежемесячные журналы "Вестник Европы" в Петербурге и "Русская Мысль" в Москве. Особенно большим влиянием в Москве пользовался профессор Сергей Муромцев, который в 1906 году {117} был единогласно избран председателем Первой Государственной Думы. Муромцев еще в 1880 году, вместе с двумя другими известными московскими либералами, составил меморандум, подписанный двадцатью пятью московскими профессорами, адвокатами и представителями профессиональной интеллигенции, который был представлен тогда министру Александра II Лорис-Меликову. В этом меморандуме было указано, что единственное средство для того, чтобы избежать беспорядков в стране, остановить революционное террористическое движение и вывести Россию на путь мирного прогрессивного развития - это "гарантировать права каждого отдельного человека, свободу мысли и слова и созыва независимого Собрания представителей земств, и предоставить этому Собранию участие в контроле национальной жизни".
После убийства Александра II, когда на престол взошел его сын Александр III, либеральное движение в России подверглось давлению сверху. Права земств были значительно урезаны, а цензура стала гораздо более строгой.
Несмотря на это, либералы не прекратили своей борьбы. За 13 лет царствования Александра III выросло новое поколение, которое добивалось свободы и обеспечения прав личности.
В 90-х годах начали играть выдающуюся роль в русском либеральном движении Федор Измаилович Родичев и князь Дмитрий Шаховской, оба активные земские деятели. Родичев позже был депутатом всех четырех Государственных Дум и получил всероссийскую известность, как один из самых выдающихся ораторов в Думе и неутомимый борец за права человека и свободу населения России. Князь Дмитрий Шаховской в молодости был народником толстовского толка. Позже он стал одним из главных организаторов либерального движения в России.
В 1899 году в Москве создалась группа умеренных либералов "Беседа". Это был своего рода нелегальный симпозиум для обсуждения всевозможных политических {118} вопросов. Члены "Беседы" собирались несколько раз в год. Среди них были выдающиеся славянофилы Михаил Стахович, Хомяков и Дмитрий Шипов, а также сторонники демократической конституции, вышеупомянутый князь-Дмитрий Шаховской и князья братья Павел и Петр Долгоруковы. Оба Долгоруковы потом были в числе основателей партии Народной Свободы и принимали самое активное участие в борьбе за свободную Россию (Впоследствии оба они погибли от рук большевиков). Секретарем "Беседы" был московский адвокат Василий Алексеевич Маклаков, который потом выдвинулся, как лучший оратор в третьей и четвертой Государственных Думах.
Еще в 90-ые годы Петрункевич и другие члены его кружков в Москве и в других городах собирались издавать заграницей журнал, который вел бы систематическую пропаганду за введение свободного конституционного строя в России. В 1900 году им удалось осуществить свой план. Богатый либеральный помещик Евгений Жуковский дал для этой цели первые сто тысяч рублей. В качестве редактора журнала намечался популярный тогда радикальный профессор истории Павел Николаевич Милюков, который впоследствии стал главным лидером партии Народной Свободы. Но в 1900 году Милюков не пожелал оставить свою академическую карьеру.
Редактором намеченного журнала был поэтому избран Петр Бернгардович Струве, известный тогда экономист и публицист, который раньше был социал-демократом и одним из виднейших теоретиков марксизма в России. Когда Струве дал свое согласие на то, чтобы ехать заграницу редактировать там нелегальный либеральный журнал, который они назвали "Освобождение", он по его словам, все еще был социал-демократом, но критикующим марксизм. Однако, в российской социал-демократии не было места для критиков марксизма и Струве окончательно порвал с социал-демократами.
"Освобождение" было с самого начала задумано, {119} как орган объединенной оппозиций, то есть либеральных земцев и демократической интеллигенции, которая не примыкала ни к одной из социалистических партий. В этой среде был целый ряд бывших марксистских писателей и журналистов, которые стали "ревизионистами" или "реформистскими" социалистами и считали, что ближайшей целью всех русских социалистов, как и демократов и либералов, должно быть завоевание политической свободы в стране, для чего необходимо было объединение всех революционных и оппозиционных элементов. В числе этих социалистов, кроме Струве, были тогда С. Н. Булгаков, В. Я. Богучарский, С. Н. Прокопович, Е. Д. Кускова, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк и другие.
Первый номер "Освобождения" вышел в 1902 году. Журнал печатался в Штуттгарте (позднее в Париже) и оттуда нелегальным путем переправлялся в Россию. Большинство сотрудников журнала были либералы и реформистские социалисты, которые жили в самой России. Одним из главных сотрудников стал Милюков, писавший, конечно, под псевдонимом. С первого же номера редактор "Освобождения", П. Б. Струве, призывал к созданию единого фронта между либералами и революционными и социалистическими партиями, его в этом поддерживали И. И. Петрункевич, П. Н. Милюков и другие вожди либералов.
В июле 1903 года на тайной конференции русских либералов и радикалов, состоявшейся в Швейцарии, решено было создать "Союз Освобождения". Среди делегатов, представляющих либеральных земцев, были вышеупомянутые Петрункевич, Родичев, князь Дмитрий Шаховской, Петр Долгоруков и другие. Радикальную интеллигенцию представляли Струве, Бердяев, Булгаков, Прокопович, Кускова, Франк, Богдан Кистяковский - все бывшие марксисты, а также ряд либеральных и радикальных профессоров и журналистов. Через шесть месяцев в Петербурге состоялся первый нелегальный съезд "Союза Освобождения". Союз не был политической партией, {120} а коалицией либералов и умеренных реформистских социалистов. На съезде, в котором участвовали более пятидесяти делегатов из 22-х городов, была выработана программа Союза и избран был Совет Союза.
"Таким образом, - писал в 1907 году в петербургском историческом журнале "Былое" историк освободительного движения И. П. Белоконский, - в начале 1904 года в Петербурге образована была замечательная, единственная в своем роде тайная организация, объединившая все оппозиционные силы населения, направленные к одной цели: уничтожению самодержавия и замене его демократической конституцией. Эта организация сыграла громадную роль в освободительном движении вообще и в земском, в частности".
В октябре 1904 года совет "Союза Освобождения" принял, в целях агитации за введение в России конституционного режима, следующие решения, которые он провел в жизнь:
Первое: принять самое деятельное участие в предстоящем съезде земских и городских деятелей и употребить все силы, чтобы направить его на путь открытого заявления конституционных требований.
Второе: имея в виду, что 20-го ноября того же года исполняется сорокалетие Судебных Уставов, организовать в этот день через своих членов в Петербурге, в Москве и возможно в большем количестве других городов банкеты, на которых должны быть приняты конституционные и демократические резолюции.
Третье: поднять через своих членов земцев на предстоящих уездных и губернских земских собраниях вопрос о введении в России конституционного строя и о необходимости созыва для этой цели народного представительства на широкой демократической основе.
Четвертое: начать агитацию за образование свободных союзов адвокатов, инженеров, профессоров, писателей, врачей, учителей и других лиц либеральных {121} профессий, за организацию их съездов, выборы ими постоянных бюро и объединение этих бюро, как между собой, так и с бюро земских и городских деятелей, в единый Союз Союзов.
Все эти постановления совета "Союза Освобождения" были проведены в жизнь с весьма значительным успехом. При энергичном участии членов совета, 1 ноября 1904 года в Петербурге стала выходить первая ежедневная демократическая газета "Наша жизнь", которая сразу завоевала себе большую аудиторию по всей стране, благодаря, главным образом, энергии "Союза Освобождения".
6-9 ноября 1904 года в Петербурге под председательством известного земского деятеля Дмитрия Шипова состоялся не разрешенный официально съезд земских и городских деятелей. На нем подавляющим большинством была принята резолюция, в которой впервые было открыто сказано, что без коренного изменения всего государственного строя, без постоянного участия свободно избранных народных представителей в законодательстве и управлении страной совершенно невозможно ни умственное, ни нравственное, ни материальное развитие населения, что дальнейшее существование порядка, основанного на бесправии личности и общества, должно вести страну к застою и гибели. Пожелания, высказанные земскими деятелями, вызвали громадное сочувствие в печати и обществе. Петербургский еженедельный журнал "Право" писал, что "исторические дни 6-9 ноября, словно вечевой колокол, встряхнули русское общество".
"Союз Освобождения", через свои отделы, быстро оповестив общество о постановлениях Земского съезда, предложил устраивать повсеместно банкеты, и на них открыто, во всеуслышание, присоединяться к постановлениям Земского съезда.
"Съезд", - читаем мы в марксистском сборнике "Общественное движение в России в конце 19-го и в начале 20-го века", вышедшем в Петербурге в 1909 году, - "на {122} все русское общество произвел огромное впечатление. Съезд был запрещен, однако, он состоялся на глазах правительства, вынес конституционные резолюции - и никто не был ни арестован, ни сослан, ни побит. Народ осмелел. Сначала откликнулись на земский призыв Петербург, Москва и другие крупные культурные центры страны, а потом волны достигли и самых отдаленных углов".
"Без преувеличения можно сказать, - писал в 1907 году в петербургском "Историческом сборнике" историк освободительного движения И. П. Белоконский, - что после Земского съезда вдруг открыто заговорила вся страна, сотни лет до тех пор молчавшая и работавшая для своего освобождения лишь в подполье. Явление было грандиозное, неповторяемое, которое бывает только в моменты весны свободы, когда еще нет партийной вражды и все, как один человек, объединяются для достижения единой цели".
Первый грандиозный банкет - невиданное для России явление - состоялся 20 ноября в Петербурге, в зале Павловой под председательством известного писателя Владимира Короленко. Участвовало около шестисот пятидесяти литераторов, ученых, адвокатов, врачей и других представителей либеральных профессий. После целого ряда речей, в которых охарактеризовано было положение в стране, единогласно была принята и всеми подписана следующая резолюция:
"Мы, представители интеллигентных профессий, в числе шестисот пятидесяти человек, собравшись 20 ноября 1904 года, считаем своим долгом выразить наше глубокое, непоколебимое убеждение, что вывести страну из теперешних затруднений может только сам народ в лице свободно избранных им, на основании всеобщего, прямого, тайного и равного для всех избирательного права, представителей. Самые неотложные сейчас нужды страны - это мир и свобода".
18 декабря 1904 года в Петербурге состоялось такое же собрание-банкет врачей в числе трехсот человек, под {123} председательством известного писателя-врача С. Елпатьевского, на котором была принята следующая резолюция:
"Примыкая к положениям 10 съезда Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова, установившего, что правильное осуществление задач общественной медицинской деятельности невозможно при существующем полицейско-бюрократическом режиме, мы твердо убеждены, что никакие частичные поправки в этом режиме не выведут Россию на путь культурного развития. Непременным условием этого последнего является неприкосновенность личности и жилища, свобода совести, слова, печати, собраний и союзов, обеспечение представительного образа правления на широких демократических началах. В виду этого мы признаем неотложным:
Первое: немедленную амнистию по всем политическим и религиозным делам.
Второе: созыв Учредительного Собрания народных представителей, свободно избранных гражданами обоего пола без различия вероисповедания и национальностей на основе всеобщей, прямой, равной и тайной подачи голосов".
Московская Городская Дума единогласно постановила указать правительству, что, по мнению Городской Думы, неотложно необходимо: во-первых, обеспечить свободу совести и вероисповедания, свободу слова и печати, свободу собраний и союзов. Во-вторых, провести вышеуказанные начала в жизнь на обеспечивающих их незыблемых основах, выработанных при участии свободно избранных представителей населения".
Такого же рода резолюции были приняты на многочисленных съездах и собраниях во многих городах.
В марте 1905 года в Москве состоялся третий съезд "Союза Освобождения", на котором было принято и разослано во все отделы Союза следующее заявление:
"Союз Освобождения" требует немедленного созыва Учредительного Собрания на началах всеобщей, прямой, равной и тайной подачи голосов для выработки {124} русской конституции... Общей и непосредственной целью своей деятельности "Союз Освобождения" ставит коренное преобразование государственного строя в России на началах политической свободы и демократии. Для осуществления провозглашенных Союзом начал политической свободы и демократизма, мы требуем признания в основном государственном законе прав человека и гражданина. В состав их прежде всего входит равенство всех перед законом, без различия пола, вероисповедания и национальности.
Далее сюда относится неприкосновенность личности и жилища. Никто не может быть ни обыскан, ни арестован, ни наказан иначе, как в порядке общего судопроизводства, предоставляющего подозреваемому и обвиняемому все средства защиты на всех стадиях судебного разбирательства. Каждому гражданину должна быть предоставлена свобода передвижения. Паспортная система должна быть упразднена. Затем необходимо обеспечение свободы совести. Равным образом, необходима свобода печатного слова. Свобода печати подразумевает полную отмену цензуры и право издавать и распространять всевозможные произведения печати, как периодической, так и не периодической, на всех языках, без всяких разрешений. Наконец, мы требуем свободы устного слова, публичных собраний и союзов. Все граждане должны иметь право произносить речи, читать лекции, устраивать собрания, как в закрытом помещении, так и под открытым небом. Они должны иметь право образовывать союзы для всевозможных целей... Необходимо, чтобы законодательная власть принадлежала народному представительству, организованному на началах всеобщей, прямой и тайной подачи голосов. Министры должны быть ответственны перед народным собранием. Государственное устройство преобразованной России должно быть утверждено на широком местном и областном самоуправлении. Освобожденная Россия должна сознательно и решительно порвать с угнетением окраин и бюрократической {125} централизацией... Суд должен быть равным для всех. Учреждение исключительных судов по каким бы то ни было поводам недопустимо. Смертная казнь подлежит безусловной отмене".
Далее "Союз" требовал наделения малоземельных крестьян землей, восьмичасового рабочего дня для рабочих, государственного страхования на случай смерти, старости, болезни и неспособности к труду, развития охраны труда женщин и детей и проведения других ре- . форм.
Одновременно в России происходили легальные и полулегальные съезды земств, на которых члены "Союза Освобождения" играли большую роль: благодаря им на этих съездах принимались резолюции с требованиями введения конституции и гражданских свобод в стране, а также равноправия всех национальностей, населяющих Россию. Журнал "Освобождение" пользовался большим успехом не только среди интеллигенции и земских деятелей, но даже и в кругах высшей царской бюрократии. "Союз Освобождения" продолжал мобилизовать общественное мнение страны. В 1904-1905 годах члены "Союза Освобождения" организовали союзы различных интеллигентных профессий: писателей и журналистов, адвокатов, инженеров, врачей, учителей, агрономов и т.д. Они также основали несколько новых радикальных газет в Петербурге и в других городах. 3 июня 1905 года Ленин писал в своей нелегальной газете "Пролетарий":
"Образованные представители имущих классов давно выкинули знамя свободы. Революционная интеллигенция, происходящая главным образом из этих классов, геройски боролась за свободу... Теперь политическая борьба страны разразилась, революция охватила всю страну, самые умеренные либералы стали "крайними"... Такие лозунги, как Учредительное Собрание, всеобщее, прямое и равное избирательное право с тайной подачей голосов (выставленные давно и раньше всех социал-демократами в их программе) стали общим достоянием, {126} принятым нелегальным "Освобождением", вошли в программу "Союза Освобождения", стали лозунгами земцев и повторяются на все лады легальной печатью".
В 1905 году все союзы, созданные "Союзом Освобождения", образовали Союз Союзов под председательством П. Н. Милюкова. Союз Союзов, в который среди других входил также Союз железнодорожных служащих, фактически подготовил всеобщую забастовку в октябре 1905 года, заставившую царя издать манифест о даровании конституции и предоставлении народу политической свободы.
Вскоре после Манифеста 17 октября "Союз Освобождения" раскололся. Либеральные члены его образовали партию Народной Свободы. Большинство реформистских социалистов в новую партию не вошли. Основателями и главными деятелями партии Народной Свободы были: Милюков, Петрункевич, Струве, Родичев, Муромцев, профессор Федор Кокошкин, Дмитрий Шаховской, братья Долгоруковы, юрист Максим Винавер, редактор журнала "Право" Владимир Набоков и другие.
Программа партии Народной Свободы заключала в себе следующие главнейшие требования: равенство всех перед законом; обеспечение свободы совести, слова и печати, свобода союза и собраний, неприкосновенность личности и жилища; всеобщее равное, прямое и тайное голосование как при общих государственных выборах, так и при местных. Однопалатная или двухпалатная система и ответственность министров перед палатой; местное самоуправление и автономия Польши и Финляндии; реформа суда на началах отделения его от администрации; суд присяжных; выборность мировых судей; отмена смертной казни. В области экономической: постепенная отмена косвенных налогов и развитие прямого прогрессивного обложения и налога на наследство; увеличение площади крестьянского землевладения путем отчуждения государственных, удельных, кабинетских, монастырских земель и земель частных владельцев по {127} справедливой оценке, поступающих в особый государственный фонд; распространение рабочего законодательства на сельскохозяйственных рабочих; свобода союзов и стачек; введение восьмичасового рабочего дня там, где это окажется возможным по техническим условиям производства в настоящее время и постепенное введение его в остальных производствах; страхование рабочих; всеобщее бесплатное начальное образование; автономия университетов, и другие требования.
На вопросы социалистических партий, с кем партия Народной Свободы: с революцией или против революции, с народом или с правительством, лидер партии профессор Павел Николаевич Милюков писал в конце декабря 1905 года в петербургской газете "Свободный народ" :
"Да, мы за революцию, поскольку она служит целям политического освобождения и социальной реформы, но мы против тех, кто объявляет революцию "непрерывной", потому что полагаем, что непрерывная революция "во что бы то ни стало" - служит лишь целям реакции и укрепляет контрреволюционные замыслы правительства. Да, мы с народом, но мы отвергаем претензии тех, кто один хочет говорить от имени народа и ограничивает понятие народа книжным понятием "сознательного пролетариата"... Мы говорим правительству: если вы не умеете выполнить народных требований, то уходите и очистите место для настоящих представителей народа... Нашим крайним партиям мы говорим: не забывайте, что у нас общие цели с вами, и тогда вы будете иметь нас на своей стороне. Но вы себя изолируете и сами роете себе яму, ставя революции недостижимые цели, разнуздывая ее стихийные силы и объявляя революцию непрерывной... Мы, наконец, обращаемся ко всем сознательным элементам и говорим: не ждите, пока анархия в стране вызовет беспощадную реакцию.
Не оставайтесь пассивными и как можно скорее организуйтесь, чтобы успеть сохранить завоевания революционного времени от {128} контрреволюционных попыток, которые неминуемо последуют, если дела будут идти так, как идут сейчас..."
Это именно и случилось!
"Партия Народной Свободы, - писал в 1906 году П. Б. Струве, бывший тогда одним из главных идеологов этой партии, - есть партия либеральная: она ставит выше всего свободу личности, гражданские права и широчайшее самоуправление. Она есть партия демократической конституции и демократических социальных реформ... Существенное отличие нашей партии от известного типа партий, стоящих налево и направо от нас, заключается в том, что наша партия есть партия не классовая. Это не значит, что наша партия отрицает всякое значение классового деления, классовой борьбы, классового самосознания, но поверх классовых делений, над ними и в глубине под ними она находит интересы и идеалы общечеловеческие. Носительницей этих общечеловеческих идеалов в исторически данных условиях жизни отдельных народов, по идее нашей партии, должна и может явиться целая нация. Таким образом, классовым партиям наша партия противопоставляет себя, как партию национальную. Партия национальная не в смысле отстаивания интересов одной привилегированной народности, хотя бы и той народности, которая заложила основы самому бытию нашего государства, а в смысле идейно-государственном, в смысле признания того, что интересы отдельных лиц и классов необходимо объединяются в одном высшем идеальном интересе, интересе государства.
Наша партия либеральная. Истинный либерализм требует всестороннего развития личности в самом широком ее своеобразии, во всех ее проявлениях.
Наша партия отстаивает начала свободы личности, для всякой личности, и потому она демократична.
Никакая идея воспитания не может оправдывать примирения с насилием и насильничеством, откуда бы оно не исходило. Никогда мы не должны забывать, что во имя высших начал и целей, которыми живет и {129} должна жить наша партия - мы обязаны оставаться непримиримыми врагами насильничества. Но также мы обязаны быть непримиримыми врагами трусливых и бесчестных компромиссов с ложью, в какие бы соблазнительные одежды она не облекалась. Честная политика, основанная на правде и справедливости, есть в своем существе ни что иное, как воспитание общественного человека".
27 апреля (10 мая по новому стилю) 1906 года в Петербурге состоялось торжественное открытие Первой Государственной Думы, в которой партия Народной Свободы имела большинство. Петербургская либеральная газета "Речь" по этому поводу писала:
"История сохранит светлое воспоминание об этом светлом часе в истории русского народа. Это будет первый час новой эры в жизни страны".
А представитель правительства, статс-секретарь Фриш, открывая первое заседание, между прочим, сказал, обращаясь к народным представителям:
"Вам, призванным к широкому участию в законодательной деятельности, выпала счастливая доля работать при полном свете публичности и гласности и при полной свободе слова. Каждый шаг, вами сделанный по новому пути, каждая высказанная в ваших собраниях мысль, немедленно сделается достоянием всего народа, который при помощи печати будет зорко следить за всеми действиями и начинаниями вашими".
Так оно на само деле и было.


ПЕРВАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

27 Апреля (10 мая по новому стилю) 1906 года в Петербурге состоялось открытие Первой Государственной Думы. Царь Николай II под давлением революции 1905 года вынужден был обещать народу политические свободы и скорейший созыв Государственной Думы из свободно-избранных представителей всего народа для участия в законодательстве и в управлении страной. В {130} силу царского Манифеста от 30 октября (17 октября по старому стилю) 1905 года и по Основным Законам, опубликованным через полгода, Россия юридически превратилась в конституционную монархию. Русская конституция, правда, была наименее либеральной из всех существовавших в то время европейских конституций. Но учреждение Государственной Думы явилось крупнейшим историческим этапом в деле ликвидации старого режима в России. Вместе с тем в лице Думы создался новый фактор первостепенной важности на пути дальнейшего переустройства России на началах политической и гражданской свободы.
Избирательный закон в Первую Государственную Думу давал возможность участвовать в выборах почти всему населению. Согласно закону, депутаты Думы имели полную возможность с трибуны Думы открыто критиковать действия правительства, предъявлять ему запросы, на которые министры обязаны были давать объяснения и никакой новый закон не мог вступить в силу, без одобрения его Государственной Думой. Все прогрессивные и либеральные партии и группы, и, в частности, Плеханов и меньшевики с самого начала объявления о выборах в Государственную Думу высказались за участие демократии в выборах. Большевики же, во главе с Лениным, решительно выступили за бойкот выборов. Надежды на прогрессивную роль Думы, утверждал Ленин, неосновательны.
Ленин писал: "Правительство сделает выборы так, чтобы в лучшем случае допустить в качестве крайней левой кучку конституционных демократов. Поэтому участию в выборах должен быть социал-демократией противопоставлен бойкот их, имеющий целью вырыть пропасть между лженародным представительством и народными массами, отделить контрреволюционные "соглашательские" элементы буржуазного либерализма от демократии, способной к дальнейшему движению и сплотить последнюю вокруг пролетариата".
{131} Так писал Ленин во втором номере "Партийных известий", изданных Объединенным Комитетом большевиков и меньшевиков незадолго до выборов в Думу. И точка зрения Ленина тогда восторжествовала не только в социал-демократической партии, но и в партии социалистов-революционеров. Все революционные партии призывали своих сторонников к бойкоту выборов в Думу.
Ленин предсказывал, что Дума будет черносотенной, то есть, что огромнейшее большинство депутатов Думы будут крайние реакционеры. Но Ленин глубоко ошибся. Народ, включая и огромнейшее большинство рабочих принял живое участие в выборах. Даже многие рабочие социал-демократы, по словам историка Российской социал-демократии Ю. Мартова, соглашались быть выборщиками там, где массы желали участвовать в выборах. В первую Думу было избрано четыреста семьдесят восемь депутатов. Среди них не было ни одного черносотенца.

***
По своему составу Первая Государственная Дума оказалась чуть ли не самым демократическим парламентом в мире. Из 478 депутатов 111 были крестьяне-земледельцы, 25 - рабочие от станка, 24 - торговцы, 2 промышленника, 65 землевладельцев. Остальные депутаты были из представителей свободных профессий и земских и городских служащих. Большинство депутатов Первой Государственной Думы были великороссы, украинцы, белоруссы, но в Думе также были хорошо представлены почти все народы, населявшие в то время Россию: поляки, евреи, грузины, армяне, башкиры, татары, киргизы и другие. Выдающуюся роль в первой Государственной Думе играла партия "Народной Свободы", или Конституционно-Демократическая партия; ее называли сокращенно - кадетская партия. Кадетов в Думе было меньше половины, но эта партия была представлена здесь целым рядом выдающихся общественных деятелей из среды {132} профессоров, ученых, литераторов, адвокатов, врачей и земских деятелей.
Второй по влиянию и по численности фракцией в Думе была "Трудовая Группа", которая образовалась уже в самой Думе из депутатов разных умеренных социалистических направлений. Из 107 членов "Трудовой Группы" 42 были крестьяне земледельцы, 19 - рабочие от станка, остальные - учителя, городские служащие и представители интеллигентных профессий. У социал-демократов в Первой Думе было 18 депутатов. У консервативного "Союза 17 октября" - 16. Была еще в Думе группа беспартийных в 105 человек. Из них 66 были крестьяне. Эта группа потом голосовала по преимуществу с представителями партии "Народной Свободы".
Сам Ленин впоследствии вынужден был признать, что бойкот выборов в Первую Государственную Думу "был ошибкой".
27 апреля (10 мая по новому стилю) в Таврическом дворце, состоялось торжественное открытие Думы.
Государственная Дума была трибуной, с которой депутаты - представители всех партий и всех национальностей, населяющих Россию, могли вполне свободно говорить, обращаясь не только к самой Думе и к представителям правительства, но и ко всей стране. Речи депутатов печатались во всех больших газетах. В ответ на тронную речь царя, Дума единогласно приняла Адрес, обращенный к царю, в котором выражены были, как все главные нужды страны, так и все основные требования ее в истинно-демократическом духе. В этом Адресе было сказано: "Государственная Дума, исполняя долг, определенно возложенный на нее народом, почитает неотложно необходимым обеспечить страну точным законом о неприкосновенности личности, свободе совести, свободе слова и печати, свободе союзов, собраний и стачек, - убежденная в том, что без точного установления и строгого проведения этих начал никакая реформа общественных отношений неосуществима...".
{133} "...Стремясь к освобождению страны от связывающих ее пут административной опеки и предоставляя право ограничения свободы единственно лишь независимой судебной власти, Государственная Дума считает однако недопустимым применение даже и по судебному приговору наказание смертью. Смертная казнь никогда и ни при каких условиях не может быть назначаема".
В своем Адресе, принятом единогласно, Дума не забыла ни общеполитических гарантий, ни свободного развития всех национальностей, ни гарантий свободы личности, ни экономических и гражданских условий улучшения быта многомиллионного крестьянства, рабочих, армии и всего остального населения.
Об этом историческом Адресе Думы венская социалистическая газета "Арбайтер Цейтунг" ("Рабочая газета") писала: "Более независимым и смелым языком, чем язык Думы в ответ на тронную речь, редко приходится говорить народным представителям... В настоящее время русский парламент - Дума - самое демократическое, наиболее преданное идеям свободы представительное учреждение".
Известный русский историк и социолог, депутат Первой Государственной Думы, Максим Ковалевский, в день открытия Думы писал в петербургской газете "Страна":
"В русской истории со времени отпущения крестьян на свободу не было большего свободного народного праздника, как открытие Государственной Думы. Да не омрачится же он тяжкой мыслью, что сотни и тысячи людей, жертвовавших собой для блага родины и объединенных с нами любовью к свободе, томятся в тюрьмах, в изгнании. Да будет же первый день русской свободы и днем амнистии для всех политических заключенных, для всех отправляемых в административную ссылку, для всех, кто словом или пером нарушил букву закона, храня в сердце желание служить правде. "Амнистия! Амнистия!".
И действительно, в первом же заседании Думы, после избрания члена партии "Народной Свободы" {134} московского профессора Сергея Муромцева председателем Государственной Думы, - по предложению депутата Федора Родичева, члена партии "Народной Свободы", единогласно была принята резолюция о необходимости объявления амнистии по всем делам политическим, религиозным и аграрным.

***
Сразу же после выработки Адреса в ответ на речь царя, в Думу был внесен законопроект об обеспечении действительной неприкосновенности личности.
25 мая был внесен законопроект о свободе совести.
28 мая - основные законные положения о гражданском равенстве.
В следующие дни были внесены законопроекты об отмене смертной казни, о свободе стачек и собраний, о бесплатных школах и бесплатных народных библиотеках.
26 мая председатель Совета министров Горемыкин прочел в Думе ответ правительства на требования Думы. Главные требования, выставленные Думой, правительство отклонило. На эту декларацию правительства в том же заседании ответил целый ряд депутатов, представители всех партий и беспартийные. После дебатов, Дума большинством голосов - всех против одиннадцати - приняла следующее постановление, предложенное лидером "Трудовой Группы" Иваном Жилкиным:
"Усматривая в заявлении председателя Совета министров решительное указание на то, что правительство совершенно не желает удовлетворить народные требования и ожидания земли, права и свободы, изложенные в Адресе Думы, и выражая перед лицом страны полное недоверие безответственному перед народным представительством министерству и признавая необходимейшим условием умиротворения государства и плодотворной работы народного представительства немедленный выход в отставку настоящего министерства и замену его {135} министерством, пользующимся доверием Государственной Думы, - Дума переходит к очередным делам".
Вот каким языком свободно избранные представители всего народа, депутаты Первой Государственной Думы, говорили с правительством.
19 июня 1906 года после доклада либерального депутата профессора Кузьмина-Караваева и последовавших за ним дебатов, Государственная Дума единогласно приняла законопроект, гласивший: смертная казнь отменяется. Вся Дума аплодировала докладчику Кузьмину-Караваеву. Когда же на трибуну взошел главный военный прокурор Павлов, чтобы защищать смертную казнь, со всех скамей депутатов послышались негодующие крики. Павлову не дали говорить. Председатель вынужден был прервать заседание.
21 мая в Думу был внесен земельный законопроект. Во время дебатов в Думе по земельному вопросу лидер крестьянской "Трудовой Группы", депутат Аникин, в своей речи сказал:
"Перед нами великая задача русской истории, тот решительный шаг, который неизбежно будет сделан русским народом. Я говорю о переходе всей земли в руки трудящихся... Мы, трудовой народ, говорим: как в свое время кончилась барщина, как в свое время народ порешил с крепостным правом, угрожая разрешить его снизу, так падут и цепи, сковывающие матушку кормилицу землю".
Либералы, партия "Народной Свободы" и партия Демократических реформ, которую в Первой Думе возглавлял профессор Максим Ковалевский, были за передачу малоземельным крестьянам не только всех государственных и церковных земель, но и значительной части земель, принадлежавших помещикам, - "по справедливой оценке", - но они были против идеи национализации земли. Депутат кадетской партии Николай Львов в своей речи говорил об опасности сосредоточения всей или даже части земли в руках государства. Он сказал: "Какая {136} страшная сила будет сосредоточена в руках государства, когда все благосостояние населения, каждого арендатора казенной земли, будет зависеть от приказа центральной власти!.. Я думаю, что этим не свобода будет добыта для русского народа, а прежняя кабала, которая уравняет всех в общей нищете и приниженности. Бойтесь деспотизма, бойтесь самого худшего из них, деспотизма голых формул и отвлеченных построений!".
Народные избранники, депутаты Первой Государственной Думы хотели, чтобы переход земли к крестьянам был связан с хозяйственной и политической свободой крестьянства, как и остальных слоев населения. Тот же лидер "Трудовой Гуппы" Аникин, в своей речи говорил:
"Такое важное дело, как решение земельного вопроса в России должно быть решено всем организованным народом и только такому решению весь народ подчинится".

II

После первых заседаний Государственной Думы знаменитый французский социалист Жан Жорес писал в своей парижской газете "Юманите":
"Что поражает в Думе, это ее почти полное единодушие. Правда, в ней имеется и правая группа, но, кажется, и она увлечена общим настроением... Когда в Думу внесли предложение об амнистии, всего каких-нибудь два или три депутата продолжали хранить молчание, все остальные приветствовали предложение аплодисментами".
Венская социалистическая газета "Арбайтер Цейтунг" тогда же писала: "Парламентарии Государственной Думы, среди которых находятся и представители крупного землевладения, выставили радикальную аграрную программу и ясное требование об удовлетворении социальных нужд рабочего класса и об обеспечении за ними свободы организации. Эта Дума не будет глуха к воле народа".
Таковой действительно и была Первая {137} Государственная Дума. Ее идеалом была свобода личности, равноправие всех народов, населявших Россию, и также широкое социальное законодательство в пользу крестьян и рабочих. Выдающуюся роль в Первой Государственной Думе играла Конституционно-Демократическая или Кадетская партия, хотя кадетов было в Думе меньше половины. Но Кадетская партия или партия "Народной Свободы", как она также называлась, была представлена в Думе целым рядом выдающихся общественных деятелей из земской среды и из среды профессоров, литераторов и адвокатуры. Имена Муромцева, Петрункевича, Родичева, Набокова, Долгоруковых, Винавера, Герценштейна, Маклакова были известны всей России.
Выставив требования всех демократических партий о земле и воле, Дума вступила в борьбу с правительством. В этой борьбе от лица всех своих партий - кадетов, трудовиков, социал-демократов и других, - Дума потребовала ответственного министерства, то есть перехода власти из рук бюрократии в руки народного представительства.
Первая Государственная Дума привлекла к себе симпатии всего цивилизованного мира. Даже такой левый социалист, как известный германский ортодоксальный марксист Франц Меринг, без всякой особой симпатии относившийся к русским либералам, писал тогда о Думе в газете левых германских социалистов "Лейпцигер Фольксцейтунг": "Поведение Думы способно возбудить к ней симпатии в демократических и революционных кругах. Не надо, конечно, быть согласным со всеми речами и постановлениями Думы, но дух, проникающий во все эти речи и постановления, бодр и соответствует революционным стремлениям народа".
А петербургская рабочая социал-демократическая газета "Голос Труда" тогда писала: "Мы должны самым решительным образом поддержать Думу; мы должны помочь ей вырвать исполнительную власть из рук камарильи и передать ее в руки министерства, ответственного {138} перед Думой. Это будет огромная принципиальная победа парламентаризма над бюрократией...".
Большевики же в это время распространяли на митингах и на фабриках резолюцию, написанную Лениным, гласившую, что требование о назначении министерства, ответственного перед Государственной Думой, служит лишь укреплению конституционных иллюзий и развращению революционного сознания народа, порождая надежды на мирный переход власти к народу и затемняя коренные задачи борьбы за свободу".
Петербургская либеральная газета "Речь" от 24 мая 1906 года (11 мая по старому стилю) по этому поводу писала: "На последних столичных митингах Дума подверглась нападкам, грубым и не заслуженным...
Дискредитировать всеми средствами Думу - таков новый партийный лозунг большевиков... В одно и то же время они упрекают Думу в бессилии, добиваются от нее актов политического могущества и делают все, что могут, чтобы лишить Думу силы..."
Далее газета "Речь" обвиняла большевиков, что их резолюции против Думы совершенно совпадают с черносотенными телеграммами "Союза русского народа". Газета "Речь" писала, что черносотенцы посылают своих эмиссаров бунтовать против Думы в ту самую провинцию, куда с той же целью едут большевистские агитаторы.
Другая петербургская газета "Наша жизнь", орган беспартийных социалистов и демократов, тогда же писала: "Большевистская агитация против Думы находит неожиданное поощрение в петербургском градоначальнике - большевики фактически действуют "параллельно с действиями дворцовой камарильи и черной сотни".
В борьбе всей Думы за землю, волю и политические права для всего народа большевики тогда были не с народом, а фактически заодно с черной сотней, подготовляя почву для разгона Государственной Думы, чего добивалось царское правительство.
{139} Коммунистические партийные историки до сих пор продолжают утверждать, что Кадетская партия была контрреволюционная партия, проводившая политику неизменного соглашения буржуазии и монархии против рабочего класса".
Это явная ложь.
Прежде всего основатели и главные деятели партии "Народной Свободы" никогда не были представителями буржуазии. Это были - профессор Павел Милюков, профессор Сергей Муромцев, профессор Федор Кокошкин, экономист и публицист Петр Струве, адвокат Максим Винавер, адвокат Василий Маклаков, либеральные деятели земства - Иван Петрункевич, Федор Родичев, братья Павел и Петр Долгоруковы и другие.
Далее. Главнейшие требования партии "Народной Свободы" были таковы: равенство всех перед законом, обеспечение свободы совести, слова, печати, свободы союзов и собраний, неприкосновенности личности и жилища, всеобщее равное прямое и тайное голосование как в общегосударственных выборах, так и в местных. В области экономической увеличение крестьянского землевладения путем отчуждения государственных и помещичьих земель; введение восьмичасового рабочего дня; распространение рабочего законодательства на сельскохозяйственных рабочих; свобода рабочих союзов и стачек; страхование рабочих; всеобщее бесплатное начальное образование.
Такой беспристрастный свидетель истории, как знаменитый немецкий социал-демократ Эдуард Бернштейн, в течение многих лет состоявший сотрудником русских газет и журналов и всю свою жизнь внимательно следивший за событиями в России, в мае 1906 года писал в немецком журнале "Социалистише Монатсхефте": "Партия русских кадет столь далека от классовой партии буржуазии, сколь далеки были от последней якобинцы во французском Конвенте 1789 года... Достойны не смеха, а самого серьезного осуждения попытки (большевиков) {140} объяснить те или другие шаги кадетов, как начавшуюся измену пролетариату".
Ленин, однако, продолжал гнуть свою линию. 22 июня 1906 года он в своей петербургской газете "Эхо" писал: "Государственная Дума есть непригодное учреждение для осуществления и закрепления победы революции. Только созванное революционным путем всенародное Учредительное Собрание, избранное всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием всех граждан без различия пола, религии и национальности и обладающее всей полнотой государственной власти, - только оно в состоянии будет провести в жизнь полную свободу. Только оно создаст в России демократическую республику, заменит постоянную армию всеобщим вооружением народа, уничтожит невыборное и неответственное перед народом чиновничество, введет полную и неограниченную политическую свободу".
Так писал Ленин в июне 1906 года. По поводу этих статей Ленина и большевистских резолюций, клеймивших Государственную Думу, отец русского марксизма Г. В. Плеханов в своем обращении к российским рабочим писал в петербургской социал-демократической газете "Курьер": "Наше правительство, организующее черносотенные погромы и неуклонно подавляющее всякое проявление свободной мысли, не препятствует самой резкой критике Государственной Думы. Как вы думаете, почему оно так поступает? Потому что оно хочет сделать из вас орудие реакции. Революционеры нападают на Государственную Думу, - говорит себе министр Горемыкин, - это очень хорошо теперь когда наш отказ исполнить требования Думы приведет к столкновению между нами и ею. Чем ниже падет Дума в глазах народа, тем слабее станет он поддерживать ее и тем легче будет зажать ей рот, а, если понадобится, и вовсе разогнать ее".
Плеханов далее писал: "Товарищи рабочие, вы непременно должны расстроить план Горемыкина. Не потому ненавидит Думу Горемыкин, что в ней преобладает {141} буржуазия, а потому, что преобладающая в ней буржуазия требует свободы для всех и земли для крестьян. Не против буржуазии направлен отказ господина Горемыкина, а против всего народа и весь народ должен поддержать Думу. Для успешной борьбы за социализм нужна политическая свобода. Горе будет вам, горе будет всей стране, если вы не сосредоточите теперь на этом всех ваших усилий, всего вашего внимания. Реакция воспользуется вашими роковыми ошибками и нанесет страшный удар делу свободы".
Так писал в июне 1906 года Г. В. Плеханов.

***
К величайшему несчастью, агитация большевиков против Думы тогда возымела свое действие. Революционное движение в стране начало постепенно затихать. Убедившись, что рабочий класс обеих столиц активно не выступит в защиту Думы, правительство 24 июля 1906 года Думу распустило. Большевистские вожди тогда значительно способствовали торжеству реакции на долгие годы.
Историк Первой Государственной Думы Василий Голубев, в 1907 году писал о ней в петербургском историческом журнале "Былое": "Первая Дума отражала политическое мнение и настроения страны, в особенности ее народных масс. Менее всего отражала Дума политические настроения и настроения привилегированных классов - дворянства и крупной буржуазии. Представительство партий, опирающихся на эти классы, в Думе было и совершенно ничтожно и совершенно бесцветно... По своему партийно-политическому составу Дума несомненно была демократической... Она отражала страну в ее полном виде...
Она была резко оппозиционной и, что особенно замечательно, она была широко национальной, а не классовой, и была проникнута глубокими моральными побуждениями, на что указывают единогласно принятый ее первый закон об отмене смертной казни, {142} единодушное требование амнистии и наделения крестьян землей, ее многочисленные протесты по поводу произвола властей. Дума горела страстным стремлением к переустройству страны на широких демократических началах".
Знаменитый русский историк В. О. Ключевский, человек довольно умеренных взглядов в письме к А. Ф. Кони тогда писал: "Я вынужден признать два факта, которых не ожидал. Это - быстрота с какой сложился в народе взгляд на Думу, как на самый надежный орган законодательной власти, и потом - бесспорная умеренность, господствующего настроения, ею проявленного. Это настроение авторитетного в народе умереннее той революционной волны, которая начинает нас заливать и существование Думы - это самая меньшая цена, какою может быть достигнуто бескровное успокоение страны". А после роспуска Думы тот же В. О. Ключевский сделал из случившегося пророческий вывод: "Династия прекратится: Алексей (сын Николая II - Д. Ш.) царствовать не будет". П. Н. Милюков в своих воспоминаниях, приведя эти слова Ключевского пишет: "Трудно было тогда поверить правильности провидения историка. А так оно и случилось, всего спустя 11-12 лет после описанных событий (П. Н. Милюков. Воспоминания (1859-1917). Том 1 стр. 407-408. Издательство имени Чехова, Нью-Йорк, 1955.).
Тогда же после роспуска Думы известный философ и публицист князь Евгений Трубецкой, умеренный либерал, "землевладелец и монархист", как он сам себя рекомендовал, писал царю Николаю II: "Государь, стремление крестьян к земле имеет неудержимую силу... Всякий, кто будет против принудительного отчуждения, будет сметен с лица земли. Надвигающаяся революция угрожает нам конфискацией, подвергает опасности самую нашу жизнь... Гражданская война... не более, как вопрос времени... Быть может, правительству удастся теперь репрессивными мерами подавить революционное движение... Тем ужаснее будет тот последующий и последний взрыв, который {143} ниспровергнет существующий строй и сравняет с землей русскую культуру... И вы сами будете погребены под развалинами" (Цитирую по статье М. В. Вишняка: "19-ое февраля 1861 г." в 2-3 номере "Соц. Вестника", за 1960 г.).

***
За все двенадцать лет своего существования, со дня ее образования в октябре 1905 года и до октябрьского переворота 1917 года, партия Народной Свободы никаких сделок с буржуазией и монархией против рабочего класса и крестьянства, как пишет коммунистическая печать, не заключала. Она неизменно оставалась партией демократической конституции и демократических и социальных реформ и все время вела политику, основанную на правде и справедливости и непримиримой вражде ко всякому насильничеству.
Программа русского либерализма была полностью осуществлена в феврале 1917 года Временным Правительством. Октябрьская, так называемая "социалистическая" революция, отняла у народа все завоеванные им свободы и права. Партийная диктатура сначала объявила лидеров партии Народной Свободы "вне закона", потом подавила все свободы и разогнала демократически избранное Всероссийское Учредительное Собрание, за которое боролись в течение почти столетия российские либералы и социалисты, и окончательно закабалила весь народ.
Из основателей, лидеров и наиболее выдающихся деятелей партии Народной Свободы профессор М. Я. Герценштейн и журналист Г. Б. Иоллос были убиты в 1906-1907 годах черносотенцами. Ф. Ф. Кокошкин и А. И. Шингарев, бывшие министры Временного Правительства и члены Всероссийского Учредительного Собрания, были ночью 6 (19) января 1918 года убиты в Мариинской больнице в Петрограде озверевшими большевиками. Князья Петр и Павел Долгоруковы, Н. Н. Щепкин, {144} К. К. Черносвитов, В. И. Астров, П. В. Герасимов, Н. И. Лазаревский, В. И. Добровольский, Э. А. Дубосарский и многие другие менее известные активные деятели партии были расстреляны большевиками. Многие другие погибли в большевистских тюрьмах и концлагерях.
Один из наиболее блестящих и выдающихся членов Центрального Комитета партии Народной Свободы Владимир Дмитриевич Набоков был в 1922 году убит русским монархистом в Берлине. И. И. Петрункевич, Ф. И. Родичев, М. М. Винавер, П. П. Гронский, Н. В. Тесленко, Н. Астров, А. А. Кизеветтер, П. Н. Милюков, П. Б. Струве, И. В. Гессен, В. А. Оболенский, графиня С. Панина и В. А. Маклаков умерли в эмиграции. Все вместе они на разных поприщах всю свою сознательную жизнь боролись за право и свободу, служили культуре и прогрессу своей родины.
Для всякого мыслящего человека теперь ясно стало, что при отсутствии политической свободы и настоящего свободно избранного всем народом парламента и ответственного перед таким парламентом правительства, невозможно нормальное развитие страны и невозможно человеку в ней жить и дышать свободно.

{145}


ГЛАВА ПЯТАЯ

Социалисты Запада и России в первой мировой войне

Плеханов и Ленин - Циммервальд

I

Война 1914 года не была полной неожиданностью для социалистов Запада и России. Начиная с 1907 года многие выдающиеся деятели социалистического Интернационала предвидели возможность войны и считали это страшной катастрофой для всего мира. Один только Ленин в письме к М. Горькому в 1913 году мог написать:
"Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей Восточной Европе) порукой, но мало вероятия, чтобы Франц-Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие" (Ленин. Сочинения, том 35-ый, 4-ое издание, стр. 43.).
Все же остальные выдающиеся социалисты России и Запада считали необходимым всеми силами предотвратить войну. Вопрос о том, каково должно быть поведение социалистов в случае войны, обсуждался на многих конгрессах социалистического Интернационала еще задолго до 1907 года.
Как известно, в "Коммунистическом манифесте" Маркса и Энгельса говорилось, что "у пролетариев нет отечества" и в течение десятков лет многие европейские социалисты это повторяли. Но с ростом рабочего {146} движения и с созданием массовых социалистических партий во всех передовых странах Европы социалисты постепенно отказались от этого лозунга. Так, в августе 1893 года на международном конгрессе социалистического Интернационала в Цюрихе представитель русских социал-демократов Г. В. Плеханов выступил резко против тех социалистов, которые предлагали, чтобы на объявление войны правительствами ответить всеобщей забастовкой во всех странах, где рабочие могут оказать влияние на войну, а в остальных - ответить на войну отказом от военной службы. Такое предложение было внесено Домела Ньювенгейсом, основателем голландской социал-демократической партии, впоследствии ставшим анархистом. В своей речи Плеханов сказал:
"Решение в духе голландского предложения останется пустой фразой, лишенной какого бы то ни было практического значения. Более того, успехи социализма не везде одинаковы. Так, в Германии уже имеется очень сильная, великолепно организованная и дисциплинированная социал-демократическая партия, тогда, как в России социалистическое движение находится еще в зачатке. Предположим, что в случае войны с этой страной нашим германским друзьям удалось сорганизовать у себя военную забастовку, что получилось бы? Русская армия покорила бы Центральную Европу и вместо близкого торжества социализма, мы имели бы торжество казаков".
На международных социалистических конгрессах в Амстердаме в 1904 году, в Штутгарте в 1907 году, в Копенгагене в 1910 году и почти накануне войны - в 1912 году в Базеле много говорилось о том, что рабочие, которые больше всех пострадают от войны, должны стараться предотвратить ее. Но как это можно было осуществить? Сначала это казалось просто: без рабочего класса невозможна никакая работа. Значит, стоит рабочим договориться между собой не поддерживать войну и даже помешать войне, и войны не будет. А если какое-нибудь правительство начнет войну, - надо всем рабочим {147} восстать и объявить войну всем капиталистам. Тогда начнется классовая война вместо войны международной. Эту мысль особенно горячо отстаивал француз Густав Эрве. Он стоял за первоначальную формулу "Коммунистического манифеста": "у пролетариев нет отечества". "Мне всё равно, - говорил он, - победят ли французы немцев или Вильгельм II возьмет Париж. Я всё равно буду бороться только с капиталистами моей страны".
Но он был в меньшинстве. Подавляющее большинство социалистов не отказывалось от отечества. Так, вождь германских социалистов Август Бебель однажды произнес в германском Рейхстаге замечательную речь на эту тему. В этой речи он резко нападал на германские правящие классы за их захватнические стремления, за усиленное вооружение, за угрозу всеобщему миру. Когда же он сказал, что немецкие рабочие должны помешать немецкому правительству напасть на Россию или на Францию, то ему крикнули со скамей:
- Это измена отечеству! Бебель ответил:
- Нет, мы не изменники! Мы не хотим только, чтобы наше отечество начало войну, как грабитель и разбойник. Но если какой-нибудь другой народ нападет на Германию, то я первый возьму свою старую рушницу (meine alte Flinte) и пойду защищать свою страну.
Чем Бебель был для Германии, тем Жан Жорес был для Франции: Жорес был совестью не только своей партии, но может быть и совестью большинства своего народа. Он тоже боролся с шовинистами своей страны. Но и он говорил, как Бебель: "Если бы случилось, что какой-нибудь другой народ напал бы на Францию, то мы, социалисты, умерли бы в первых рядах ее защитников".
И оба эти вождя социалистов повторяли это на многих съездах, в том числе (за семь лет до войны) на международном социалистическом конгрессе в Штутгарте. Оба они здесь доказывали, что у социалистов не может не быть отечества. Бебель сказал: "Эрве говорит, {148} что отечество это лишь отечество господствующих классов, и что рабочему классу до него нет дела... Но еще вопрос, кому принадлежит отечество... Почему же всякий народ, терпящий иноземное владычество, - если даже в некоторых случаях оно благодетельно, - восстает всей массой для борьбы за свободу, отбрасывая ради этой цели всё остальное на задний план? Мысль Эрве, что пролетариату всё равно, - принадлежит ли Франция Германии или Германия Франции, - это нелепость". И свою речь Бебель закончил так: "Если бы вы, Эрве, захотели провести эту мысль на практике, то ваши соотечественники растоптали бы вас ногами".
И огромное большинство социалистов шло за Бебелем и Жоресом, а не за Эрве. На этом съезде Жорес сказал: "Да, мы знаем, что на совести наших отечеств много несправедливости; что родина бывает для многих мачехой; мы боремся с ее грехами, но мы любим ее и не дадим в обиду в случае нужды".
На слова Эрве и его сторонников, что любовь к родине - неразумный инстинкт и зоологическое чувство, представители большинства ему отвечали: "Нет, любовь к отечеству не только слепой инстинкт. Любить родину - разумно и полезно". Так, германский социал-демократ Фольмар на конгрессе в Штутгарте сказал: "Неправда, будто бы интернационализм враждебен национальным отечествам... Любовь к человечеству не мешает немцу быть добрым немцем. Нельзя прекратить существование наций и обратить их в безразличную народную кашу".
Бебель и немецкие социалисты предостерегали против восстаний и всеобщих забастовок в случае объявления войны. "Мы не хотим ослаблять свои силы для чего-то еще не существующего, чего мы, может быть, в нужный момент и не в силах будем выполнить". "В самом деле, - говорили другие, - Интернационал еще не настолько силен, чтобы обеспечить единство действий всего пролетариата. В одних странах, более культурных, рабочие {149} более организованы. Допустим, что они, повинуясь Интернационалу, обезоружат своих соотечественников. А в это время другим это не удастся, и наиболее сознательный народ будет порабощен и задавлен менее сознательным. Не скажет ли тогда побежденный народ, что свои же братья, социалисты, связали ему руки и сделали беззащитным в общей международной свалке? И это было бы сделано во имя призрачного еще Интернационала, который оказался бессильным его защитить!"
От имени французов Жорес предложил даже внести в постановление штутгартского съезда, что защита независимости всякой страны, которой угрожает иноземное нашествие, составляет настоятельный долг социалистов угрожаемой нации. "Отечество - это сокровищница человеческого гения, - сказал другой французский социалист, Вальян, при общем одобрении, - и не подобает пролетариату разбивать эти драгоценные сосуды человеческой культуры!" А швед Брантинг, обобщая эти мнения, сказал: "Мы должны быть благодарны Эрве: он дал нам возможность обнаружить полное единодушие в том, что интернационализм и национальность не только не противоположны друг другу, а, наоборот, взаимно друг друга дополняют". И, наконец, докладчик съезда бельгиец Вандервельде почти повторил слова Бебеля: - "Существование свободных наций является ступенью для самой интернациональности, так как только из союза свободных народов возникнет будущее единое человечество!"
Между тем на Балканском полуострове уже нарастала угроза войны. Европа разделилась на враждебные лагери. Россия и Франция - с одной стороны, Германия и Австрия - с другой. Многие другие державы вели расчеты: куда им будет выгоднее примкнуть? Дипломаты зондировали почву, государственные деятели собирались на тайные совещания, заключались и расстраивались союзы. Европа жила в беспокойстве, перед бурей. Ввиду этого социалисты решили созвать внеочередной международный съезд, чтобы обсудить угрожающее положение.

{150} В октябре 1912 года Черногория объявила войну Турции и очень скоро почти весь Балканский полуостров оказался в огне. Опасность, что искрами этого столкновения Европа может быть взорвана, как пороховой погреб, стала очевидной и Международное социалистическое бюро организовало антивоенные массовые собрания в большинстве европейских стран и постановило созвать экстренный международный социалистический съезд на 24-25 ноября в Базеле. Базельский конгресс был скорее торжественной, очень внушительной демонстрацией против войны, чем собранием для обсуждения определенных международных проблем. Жан Жорес в своей приветственной речи указал, что международный социалистический конгресс собрался, чтобы оплакивать уже погибших на Балканах в войне, и чтоб призвать живых к миру и рассеять надвигающуюся на Европу грозу. Но что для этого нужно делать? Уже предыдущие съезды выяснили, что социалисты могут призывать к миру своих соотечественников, но настоящей международной силы у них нет.
Поэтому и базельский съезд, как и предыдущий копенгагенский съезд, только повторил резолюцию штутгартского съезда 1907 года: "Социалисты должны помешать возникновению войны. А если война всё-таки начнется, они должны постараться скорее прекратить ее и воспользоваться кризисом для того, чтобы ускорить падение капиталистического строя". Но какими средствами этого достигнуть Интернационал не говорил. Выбор средств предоставлялся "на усмотрение отдельных наций", при чем Базельский съезд впервые провозгласил, что период национальных войн в Европе кончился и начался период войн империалистических.
Российские социалистические партии были представлены в Базеле тридцатью шестью делегатами. Среди них был Г. В. Плеханов. Центральный комитет большевиков имел там шесть представителей. Большевистскую {151} делегацию возглавлял Лев Каменев, тогда официальный представитель большевиков в Международном социалистическом бюро.

Чувства, возбужденные базельским конгрессом, были смутны и неопределенны. Социалисты возвращались в свои страны не с определенным решением, а с общим настроением: надо мешать нападению. Но несмотря на то, что все социал-демократические партии Европы были решительными противниками милитаризма, социалистический Интернационал занял позицию, что единственное средство, при помощи которого можно остановить войну, - это помешать ее возникновению. Вожди европейских социалистических партий говорили: "После того, как война уже вспыхнула, всеобщая забастовка могла бы повредить только наиболее передовым странам, в то время, как остальные, реакционные режимы меньше всего пострадали бы, ибо отсталый рабочий класс их стран не присоединился бы к забастовке".
Следующий конгресс социалистического Интернационала должен был собраться 23 августа 1914 года в Вене. Но после выстрела в Сараеве, где 28 июня 1914 года сербским националистом был убит наследник австро-венгерского престола Франц-Фердинанд и его жена, уже не могло быть речи о съезде, ибо это убийство было использовано австро-германскими милитаристами как повод для нападения на Сербию, в результате чего и была развязана первая мировая война.
Поэтому решено было созвать экстренное расширенное совещание Международного социалистического бюро в Брюсселе на 28 июля. Совещание открылось 28 июля и продолжалось 29 и 30 июля. В Брюсселе никто из выступавших ораторов уже не говорил о всеобщей забастовке, как средстве предотвращения мировой войны. Не говорила даже крайне левая тогда Роза Люксембург, принимавшая участие в дебатах по вопросу о мерах, которые должно предпринять социалистическим партиям для предотвращения войны. Никто и из других левых {152} ораторов тоже ни единым словом не обмолвился о массовом отказе от военной службы или о восстаниях, как средстве предотвращения войны. Всем участникам совещаний в Брюсселе была уже ясна невозможность всех таких мер.
По словам Карла Каутского, присутствовавшего на совещаниях в Брюсселе, все выступавшие там ораторы одинаково резко осуждали Австро-Венгрию и высказывали свое недоверие к России. Они также резко выступали против Германии, которая, как указал Жорес, своей поддержкой Австро-Венгрии ставит под угрозу европейский мир. По этому вопросу ему не возражали, как не возражали и против его заявления, что Франция и Англия искренне стремятся сохранить мир. В резолюции, принятой единогласно представителями всех социалистических партий, рабочие всех стран, которым грозила опасность войны, призывались продолжать и усиливать свои массовые выступления против войны, за мир и за разрешение австро-сербского конфликта путем арбитража. Социалистам Германии и Франции вменялось в обязанность оказывать совместное давление на свои правительства в пользу мира.
30 июля вечером Жорес вернулся из Брюсселя в Париж. Назавтра, во главе социалистической делегации, Жорес поехал в Министерство иностранных дел с заявлением, чтобы французское правительство повлияло на русское, дабы оно не объявляло всеобщую мобилизацию. Но после того, как социалистическая делегация покинула здание Министерства иностранных дел, было получено сообщение, что Вильгельм II объявил военное положение. И в тот же вечер Жорес был убит полупомешанным французским националистом. Плеханов из Брюсселя уехал в Лондон, где в Британском музее он работал над своим трудом "История общественной мысли в России".
Когда 31 июля он прочитал в газетах об убийстве Жореса, по словам его жены, он "мертвецки побледнел". "Мне показалось, - писала она, - что он потеряет сознание. "Что с тобой?" - спросила я. Он ответил: "Ты не можешь {153} себе представить что за война это будет. Это будет избиение народов, которое своей жестокостью превзойдет все, что человечество до сих пор испытало".
На следующий день Германия объявила войну России, а через два дня - Франции. Рабочие и социалисты всех стран были единодушны пока казалось возможным предотвратить войну, но когда война разразилась, Интернационал распался. Плеханов немедленно уехал в Париж. Там на собрании русских эмигрантов-социалистов он выступил с докладом: "Каково должно быть отношение социалистов к войне?"
В своем докладе Плеханов доказывал, что обязанность социалистов всего мира помогать союзникам (Франции, Англии и России) в защите их стран против немецкой агрессии. Войну, говорил Плеханов, начала Германия. Она - нападающая сторона. Германия полудеспотическая страна, Бельгия, Франция и Англия - демократические страны. Наша обязанность поэтому их защищать. Если победит Германия, она заберет у России территории, расположенные у моря, которые являются воротами России в Европу. Россия будет превращена в германскую колонию, в рынок для сбыта германских товаров. Российский рабочий класс сильно ослабеет, и политическое, экономическое и социальное развитие России будет отброшено на многие десятилетия назад. Так говорил Плеханов в своем первом докладе о войне в Париже. Приблизительно то же самое он повторил и в своем напутственном слове уходившим на фронт русским добровольцам во Франции. Среди этих добровольцев были большевики, меньшевики, социалисты-революционеры и анархисты. В "Письме к руским социал-демократам", опубликованном им вскоре после его напутственного слова русским добровольцам, Плеханов писал:
"Со времени нашей революции 1905-1906 г.г. Вильгельм II был сильнейшей опорой своему "брату" Николаю II. Не во имя свободы объявила Германия войну. Нет, товарищи, Германия воюет во имя завоевания ею {154} экономического превосходства. Такова ее империалистическая программа, которую она старается осуществить. И поскольку это касается нашей страны, захваченной Германией, то она станет экономическим вассалом. Германия навяжет России такие условия, которые до нельзя затруднят ее дальнейшее экономическое развитие. А так как это экономическое развитие является предпосылкой социального и политического развития, то Россия потеряет, полностью или почти полностью, шанс покончить с царизмом... Победа Германии это - удар по прогрессу Западной Европы и полный, или почти полный, триумф русского деспотизма".
Так писал Плеханов в начале войны в "Письме к русским социал-демократам". Когда так называемые "интернационалисты" возражали ему, что причина войны это не только злая воля Германии, то Плеханов ответил им:
- "Кто отказывается от решения вопроса о том, какая сторона нападает и какая защищается, тот тем самым признает себя неспособным обсуждать вопрос о войне".



III

В брошюре "О войне", выпущенной Плехановым в Париже в 1914 году, отвечая какому-то иностранному социалисту, Плеханов писал; "До вас дошел слух о том, что я смотрю на возможную победу Германии, как на большое несчастье для всей Европы и вы, зная, что я был горячим сторонником освободительного движения российского пролетариата, с беспокойством спрашиваете себя: неужели он начинает мириться с русским царизмом? Неужели же он переходит в ряды панславистов?
Нет, дорогой товарищ, я как был так и остаюсь непримиримым врагом русского царизма. К панславизму не тянуло и не тянет. И тем не менее меня в самом деле очень пугают последствия победы Германии над Россией... Такое поражение России, которое замедлит ее экономическое развитие, будет вредно для дела русской {155} народной свободы и полезно Для нашего старого порядка, то есть того самого царизма, к низвержению которого мы стремимся. Всё, что замедляет наше экономическое развитие, поддерживает наш царизм, представляющий собой своеобразное политическое следствие экономической отсталости страны".
Так в начале войны писал Плеханов. Ленин летом 1914 года жил в горной деревушке Поронин, в Галиции, которая тогда была частью Австро-Венгрии. 28 июля Австрия объявила войну Сербии, Германия объявила войну России 1 августа. По чисто техническим причинам Австрия объявила войну России только 6 августа. Как раз в это время Ленин получил деньги из России и местная галицийская полиция заподозрила, что Ленин является агентом русского правительства. 7 августа под вечер Ленин пришел к Якову Ганецкому, который тоже проживал в Поронине, и рассказал ему, что у него был обыск и что жандармский вахмистр приказал утром явиться к поезду и ехать вместе с ним в Новый Тарг, к старосте. "Как вы думаете, - спросил Ленин у Ганецкого, - арестуют завтра в Новом Тарге или отпустят?". "Глупый жандарм подозревает вас в шпионаже, - ответил Ганецкий. - Пожалуй, арестуют".
Они решили действовать. Ганецкий дал телеграмму социал-демократическому депутату австрийского парламента доктору Мареку, который еще в 1912 году содействовал переезду Ленина из Парижа в Краков. Сам Ленин послал следующую телеграмму директору краковской полиции: "Здешняя полиция подозревает меня в шпионаже. Живу два года в Кракове, в Звежинце (предместье Кракова), 51 улица Любомирского. Лично давал сведения комиссару полиции в Звежинце. Я эмигрант, социал-демократ. Прошу телеграфировать в Поронин и старосте в Новый Тарг во избежание недоразумений. Ульянов".
Жандармский вахмистр на следующий день поехал с Лениным в Новый Тарг к старосте. В это время, в ответ на телеграмму Ленина, жандарм получил такую {156} телеграмму от краковской полиции: "Жандармерия. Поронин. Против Ульянова не имеется здесь ничего предосудительного в области шпионажа. Краков, 17 августа 1914 года". Эту телеграмму в копии получил и староста в Новом Тарге. Однако, он всё же арестовал Ленина.
"Надежда Константиновна Крупская, - пишет Ганецкий, - ездила к Владимиру Ильичу в тюрьму ежедневно". 11 августа Ганецкий помог Крупской послать Виктору Адлеру, лидеру австрийской социал-демократической партии, телеграмму, в которой она писала: "Очень прошу вас, уважаемый товарищ, помочь моему мужу. Вы знаете его лично: он был, как вы знаете, долгое время членом Международного бюро и хорошо известен Интернационалу. Я просила бы вас отправить настоятельную телеграмму прокурору в Ней-Зандец, что хорошо знаете моего мужа, причем можете уверить его, что это недоразумение... Я уверена, что вы и еще другие австрийские товарищи сделают всё возможное, чтобы содействовать освобождению моего мужа. С партийным приветом, Надежда Ульянова".
Адлер немедленно предпринял соответствующие шаги, после чего австрийское министерство внутренних дел послало в краковскую полицию такую телеграмму: "По мнению доктора Адлера, Ульянов смог бы оказать большие услуги при настоящих условиях. Дирекции полиции предлагается также сообщить об этом военному суду, за которым числится Ульянов".
Ленин был освобожден. И через несколько дней вместе с Крупской и ее матерью, через Краков и Вену, отправился в Швейцарию. 5 сентября Ленин послал Виктору Адлеру из Цюриха открытку следующего содержания:
"Уважаемый товарищ! Благополучно прибыл со всем семейством. Документы требовали только в Инсбруке и Фельдкирхе. Ваша помощь, таким образом, была для меня очень полезна. Для въезда в Швейцарию требуют паспорта, но меня впустили без паспорта, когда я назвал {157} Грейлиха. Привет и благодарность. С партийным приветом, Ленин (В. Ульянов)" (Я. Ганецкий. "Арест В. И. Ленина в Австрии в 1914 г.". "Ленинский Сборник" № 2, стр. 173-186.).
К этому надо добавить, что Виктор Адлер с первого же дня объявления войны стал на сторону австро-германской коалиции и всецело поддерживал войну против России. Ленин это, конечно, прекрасно знал.
Н. Бухарин, бывший тогда в Швейцарии и очень близко стоявший к Ленину, в 1934 году в московских "Известиях" рассказал, что первым лозунгом Ленина, по прибытии в Швейцарию, был лозунг к солдатам всех армий: "Стреляйте своих офицеров!" Этот лозунг не был напечатан. Ильич изобрел более общую формулу: "Превращение империалистической войны в войну гражданскую".
Как говорит Бухарин, Ленин всех расспрашивал о позиции Плеханова. "Ильич, - писал Бухарин, - волновался, бесился, страшно хотел встречи с ним, чтобы такой случай скоро представился. Наконец, эта встреча состоялась. Через десять лет, вспоминая об этой "исторической встрече" Ленина с Плехановым и об их словесном турнире, Крупская писала в "Правде" 11 апреля 1924 г.: "Плеханова Владимир Ильич (Ленин) любил страстно. Плеханов сыграл крупную роль в развитии Владимира Ильича, помог ему найти правильный революционный путь, и потому Плеханов был долгое время окружен для него ореолом: всякое самое незначительное расхождение с Плехановым он переживал крайне болезненно. И после раскола партии он внимательно прислушивался к тому, что говорил Плеханов...
Даже в 1914 году, когда разразилась война, Владимир Ильич страшно волновался, готовясь к выступлению против войны на митинге в Лозанне, где должен был говорить Плеханов". В 1934 году об этой последней встрече Ленина и Плеханова Бухарин писал в московских Известиях": "Мы узнали, что Плеханов в Лозанне выступает 11 октября с докладом в Народном доме и вызвали Ильича телеграммой из Берна. Ильич {158} прилетел, как на крыльях. Битком набитая аудитория. Маленькая группа большевиков. На трибуне Плеханов, со сверкающими из-под густых посеребренных бровей глазами. Скрестив руки, театрально поглядывая по сторонам, он начинает говорить".
В своей статье Бухарин не передал речь Плеханова, но она вкратце была передана парижской русской газетой "Голос" в №№ от 18, 19 и 20 OKT. 1914 г., в отчете о реферате Плеханова и о последовавшем за ним реферате Ленина. Газету эту редактировал лидер меньшевиков Мартов, который по отношению к войне тогда занимал позицию очень близкую к ленинской.
Согласно отчету корреспондента "Голоса", Плеханов в своей речи в Лозанне повторил то, что говорил на собраниях в Париже, но к этому еще добавил: "Социализм отнюдь не исключает любви к отечеству. Но между тем как люди, державшиеся точки зрения эксплуатирующих классов, находят позволительным и даже обязательным ставить интересы своей страны выше интересов всего остального мира, социалист должен иметь мужество пойти против своего отечества, когда оно в своей иностранной политике поступает несправедливо, нарушает простые законы нравственности и права. Только тот социалист, который способен на это и может называться международным социалистом. Только тот социалист, который способен на это - имеет право сказать о себе, что в его любви к отечеству нет шовинизма".
Далее Бухарин рассказывает: "Плеханов, заприметя Ленина, шутит, что его поймали в "заманиловку". И вот подымается Ильич. Лицо его бело, как гипсовая маска. Мне никогда ни до этого ни после не случалось видеть такого смертельно-бледного лица у Ильича. Только глаза его горели, и, сухо картавя, отчетливо и энергично ударами неслыханной силы и неслыханного напряжения, Ильич стал рубить противника. Мы все сидели, как завороженные".
"Ленин сказал: - Нынешняя война не случайность, {159} зависевшая от того или иного нападения, а подготовлена всеми условиями развития буржуазного общества. Она была предсказана давно и именно в такой комбинации и такой линии... Социал-демократы только тогда исполняют свой долг, когда борются с шовинистическим угаром своей страны... И, не забывая слов Маркса, что "рабочие не имеют отечества", пролетариат должен принимать участие не в том, чтобы отстаивать старые рамки буржуазных государств, а создавать новые рамки социалистических республик... Наша задача заключается не в том, чтобы плыть вместе с течением, а в том, чтобы превращать национальную, лже-национальную войну в решительное столкновение пролетариата с правящими классами".
В своем заключительном слове Плеханов, отвечая, Ленину, сказал: "Если Ленин прав, то прав окажется бывший Эрве и тогда надо ссылаться не на Маркса, а на Эрве старой манеры. Маркс говорит, что каждый народ имеет право на существование, на автономию, но ведь это право предполагает право защиты; когда на него нападают, он должен защищаться. Иначе будет не интернациональная политика, а вненациональная, то есть утопическая, а не международная. Конечно, каждый обязан бороться прежде всего с шовинизмом своей страны, но в случае объявления войны нужно решить, кто нападает и со всей силой обрушиться на него".
И Плеханов закончил свое слово ссылкой на Бебеля, который на штутгартском конгрессе в 1907 году говорил, что дело рабочего класса было бы безнадежно, если бы он был бессилен найти в каждом отдельном случае виновника вооруженного конфликта.

IV

Крупская несколько иначе описывает этот словесный турнир между Лениным и Плехановым. Она пишет: "Когда 10 октября пришла телеграмма из Лозанны о том, что реферат Плеханова назначен на завтра, на 11 октября, {160} Ильич засел за подготовку к реферату. Приехав на собрание вместе с Зиновьевым, Ильич сел и целиком весь ушел в слушание того, что говорил Плеханов. С первой частью реферата, где Плеханов крыл немцев, Ильич был согласен и аплодировал Плеханову. Во второй части Плеханов развивал оборонческую точку зрения. Уж не могло быть места никаким сомнениям. Записался говорить один Ильич. С кружкой пива в руках подошел он к столу. Говорил он спокойно и только бледность лица выдавала его волнение. У Ильича было только десять минут. Он сказал лишь основное. Плеханов с обычными остротами возражал ему. Меньшевики - их было подавляющее большинство - аплодировали Плеханову. Создалось впечатление, что Плеханов победил. 14 октября, через три дня, в том же помещении, где читал доклад Плеханов, был назначен доклад Ильича. Зал был битком набит. Доклад вышел очень удачным. Ильич был в приподнятом, боевом настроении. Он развил полностью свой взгляд на войну, как на войну империалистическую... Реферат Ильича имел громадный успех..."
Основные пункты позиции Ленина сжато и точно формулированы в его письме к Шляпникову от 17 октября 1914 года. Там он, между прочим, писал: "В России шовинизм прячется за фразы о belle France (о прекрасной Франции) и о несчастной Бельгии (а Украина и т. д.?) или за "народную" ненависть к немцам (и к "кайзеризму"). Поэтому наша безусловная обязанность - борьба с этими софизмами. А чтобы борьба шла по точной и ясной линии, нужен обобщающий лозунг. Этот лозунг: для нас, русских, с точки зрения интересов трудящихся масс и рабочего класса России, не может подлежать ни малейшему, абсолютно никакому сомнению, что наименьшим злом было бы теперь и тотчас - поражение царизма в данной войне. Ибо царизм сто раз хуже кайзеризма... Лозунг мира, - по-моему, неправильный в данный момент. Это обывательский, поповский лозунг. Пролетарский лозунг должен быть: гражданская война... Мы не {161} можем ни "обещать" гражданской войны, ни "декретировать" ее, но вести работу - при надобности очень долгую - в этом направлении мы обязаны".
Это Ленин писал в частном письме к Шляпникову, это повторил он и в письме к нему от 31 октября.
В декларации же, опубликованной Лениным в его газете "Социал-демократ" от 1 ноября от имени Центрального Комитета большевистской партии под заглавием "Война и российская социал-демократия", Ленин писал:
"Превращение империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг... вытекающий из условий империалистической войны между высоко развитыми буржуазными странами. Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении".
Как известно, этот лозунг Ленина не был принят ни одной социалистической партией Европы и никем из более или менее видных лидеров социалистических партий в России и заграницей. Не был согласен с этим даже Лев Каменев, в то время единственный член ЦК большевиков и заместитель Ленина в Петербурге. Когда Каменева арестовали и предали суду, он на суде заявил, что не разделяет "тезисов" Ленина, отказывается превратить войну внешнюю в войну гражданскую и также отказывается от лозунга, что "поражение России в войне было бы меньшим злом". Что касается П. Б. Аксельрода, одного из основоположников российской социал-демократии, то он сначала одобрил позицию, занятую Плехановым в войне. Но вскоре повернул в сторону так называемых "интернационалистов". И то, что он оказался в лагере противников Плеханова было для него нелегко. Аксельрод и Плеханов в течение десятков лет работали вместе; трудно выразить, как эти два человека были внутренне связаны. Но несмотря на их расхождение по вопросу об отношении к войне, они всё же не прервали дружбы.
{162} Плеханов в письмах и при редких личных встречах (Плеханов жил в Женеве, Аксельрод - в Цюрихе) старался влиять на Аксельрода, переубедить его. Аксельрод делал то же самое. По словам известного деятеля еврейского социал-демократического "Бунда" А. Литвака, тогда в Цюрихе близко стоявшего к Аксельроду, Аксельрод в то время редко говорил о Плеханове. Но когда другие в его присутствии отпускали резкое слово по адресу Плеханова, видно было, как Аксельрод от этого страдал.
Лозунг Аксельрода был: "мир и восстановление социалистического Интернационала". Но хоть и был он интернационалистом, он глубоко болел за Францию и Бельгию, и боялся победы Вильгельма II. В начале войны, когда германские армии шли от победы к победе, а французам угрожала величайшая военная катастрофа, английский флот потопил германское военное судно, - Аксельрод сказал тогда Литваку: "Вот что война может сделать с человеком! Немецкое судно потоплено, много людей погибло. Это должно ведь было бы меня огорчать, а я в душе этому даже немного обрадовался. Пусть это уменьшит их победу, пусть это уменьшит поражение союзников. Я сам себя поймал на этой мысли и хотел ее подавить, но она не дает подавить себя. Вот во что война превращает всех нас".
Когда русские взяли Лемберг (Львов), Аксельрод сказал тому же Литваку: "Я знаю, что население Лемберга пострадает, и русскому народу от этого легче не станет, и всё же: Германия одерживает столько побед, пусть к моменту мирных переговоров будет хотя бы равновесие. Впрочем, это, по всей вероятности, только предлог для оправдания чувства. Вы знаете, где-то в глубине души ведь все мы националисты".
Другой тогдашний лидер меньшевиков - Ю. О. Мартов занимал позицию более близкую к ленинской. О его парижской газете "Голос" Ленин писал: ""Голос" является сейчас лучшей социалистической газетой в Европе. Чем {163} чаще и сильнее я расходился с Мартовым, тем определенней я должен сказать, что этот писатель делает теперь именно то, что должен делать социал-демократ".
Основным лозунгом Мартова был - мир. Статья его в № 190 "Голоса" была озаглавлена "Мир", и он требовал "возможно скорейшего окончания войны". Вначале Ленин как будто не возражал против этого, но уже в ноябре 1914 года в письме к Шляпникову Ленин писал: "Умные буржуа передовой страны за мир... А мы не должны давать смешивать себя с мелкими буржуа, сантиментальными либералами и так далее. Эпоха штыка наступила. Это - факт, значит и таким орудием надо бороться... Объективно, кому теперь сыграет на руку лозунг мира? Во всяком случае не пропаганде идей революционного пролетариата, не идее использовать войну для ускорения краха капитализма".
А в своей статье "Положение и задачи социалистического Интернационала", напечатанной в "Социал-демократе" от 1 ноября 1914 года, Ленин писал: "Долой поповски-сантиментальные и глупенькие вздыхания о мире во что бы то ни стало! Поднимем знамя гражданской войны!"
И естественно, что Ленин назвал "социал-шовинистическими" не только взгляды Аксельрода, ибо они, согласно ему, "как две капли воды похожи на патриотические выступления Плеханова, но более трусливы". Он вскоре ополчился и на Мартова, который в своем докладе в Берне не отгородился от Аксельрода и так же, как Аксельрод, проповедовал "скорейшее окончание войны - и мира". В это время почти всех лидеров социалистических партий Европы Ленин уже называл "подлецами", "лицемерами", "изменниками", "полуидиотами", "дураками", "сволочью". Но Ленин, надо сказать, в своих взглядах был почти одинок. Так продолжалось до Циммер-вальдской конференции 1915 года.
{164}

V

В 10-ом томе "Малой советской энциклопедии" (3-е изд.) о Циммервальдской конференции сказано: "Циммервальдская конференция состоялась 5-8 сентября 1915 года. В ней участвовало тридцать восемь делегатов одиннадцати стран (Россия, Польша, Италия, Болгария, Румыния, Германия, Франция, Швейцария, Голландия, Швеция и Норвегия). Принятый конференцией Манифест признал войну империалистической, осудил поведение социалистов, которые голосовали за военные бюджеты и принимали участие в буржуазных правительствах, призывал рабочих Европы развернуть борьбу против войны, за мир без аннексий и контрибуций".
Дальше "Малая советская энциклопедия" пишет:
"Левая группа (то есть группа, возглавляемая Лениным) голосовала за Манифест, критикуя его непоследовательность, подчеркивая, что он не содержит призыва к борьбе за свержение капитализма, не разоблачает социалистов-шовинистов и каутскианцев, как изменников социализма".
Но, что же в действительности представляла собой Циммервальдская конференция? Прежде всего о ее составе. Единственная значительная социалистическая партия, которая послала делегатов на эту конференцию, была итальянская социалистическая партия. Остальные участники конференции представляли либо самих себя, либо осколки социалистических групп некоторых социалистов-эмигрантов. Ленин и Зиновьев - от большевиков, Мартов и Аксельрод - от меньшевиков-"интернационалистов", Троцкий от своей группки, Виктор Чернов и Бобров-Натансон - от социалистов-революционеров-интернационалистов".
Польшу представляли Радек и Ганецкий, которые раньше были связаны с "социал-демократией Польши и Литвы".
Швейцарская социалистическая партия даже не была извещена о предстоящей конференции. Швейцарию лично представляли Роберт Гримм, {165} Фриц Платен и Нэн. Из Голландии была Роланд-Гольст; Дания, Испания, Америка, Португалия совсем не были представлены. От Швеции были только представители юношеских организаций. Из Болгарии был представитель так называемых "тесняков". Раковский представлял румынскую партию. Германская Независимая Социалистическая партия, которую тогда возглавляли Гаазе, Карл Каутский и Эдуард Бернштейн, тоже не была извещена о конференции. В общем, это была конференция штаба без армии.
Карл Каутский, который тогда вместе с Э. Бернштейном и Г. Гаазе возглавлял антивоенную оппозицию в Германии, пишет в своей последней большой работе "Социалисты и война", вышедшей в 1937 году в Праге, что организаторы Циммервальдской конференции никого из вождей меньшинства германской социал-демократии, которые были противниками войны и военной политики кайзера, не пригласили на конференцию. Они пригласили только маленькую группку "спартакистов" (будущих коммунистов). Каутский пишет: "Бернштейн и я, и насколько я могу вспомнить, и Гаазе узнали о Циммервальдской конференции лишь после ее закрытия. Большинство делегатов конференции было заинтересовано главным образом в том, чтобы привести к скорейшему миру. Они были за то, чтобы социалисты больше не поддерживали своих правительств и силой заставляли бы их закончить войну. Ленин же и его последователи меньше всего заботились о мире. Они были заинтересованы в превращении мировой войны в гражданскую войну" (Karl Kautsky, Sozialisten und Krieg, Prague, 1937, pp. 542, 547.).
Накануне Циммервальдской конференции в Берне состоялось совещание группы делегатов. Как впоследствии рассказал Мергейм, один из французских левых синдикалистов, участвовавших в этом совещании, Ленин тогда требовал, чтобы конференция выпустила воззвание к рабочим массам и солдатам всех стран, чтобы они {166} объявили всеобщую забастовку против войны. Мергейм тогда указал Ленину, что такое воззвание не будет иметь никакого влияния при том настроении, которое господствует в народных массах всех стран. Однако, Ленин и его друзья продолжали настаивать на своем. Дискуссия по этому вопросу длилась целых восемь часов. Та же сцена повторилась после и в резолюционной комиссии Циммервальдской конференции. Там произошло резкое столкновение между представителем крайне левых социалистов Германии Ледебуром и Лениным. Как и Мергейм, Ледебур указал Ленину, что его предложение бесцельно, к тому же, он прибавил, что для делегатов, которые должны после конференции вернуться в свои страны, принятие такой резолюции было бы бесцельным самопожертвованием, ибо по возвращении домой они немедленно были бы преданы военному суду и расстреляны, при чем своей смертью ничего бы не достигли.
В своих воспоминаниях Мергейм пишет: "Ленин, который за всё время этой дискуссии сидел развалившись на мягком диване, не обнаружил ни малейшего интереса к аргументам его противников. Каждый раз, когда он отвечал на речь его противника, он говорил всё более оскорбительным и саркастическим тоном, и если бы не вмешательство болгаро-румынского социалиста Раковского, Циммервальдская конференция вовсе не состоялась бы, ибо как французские, так и германские делегаты решительно отказались принять безумный план Ленина. Принята была компромиссная резолюция. Но Ленин как в резолюционной комиссии, так и на самой конференции голосовал против этой резолюции. В разгар словесной битвы между Лениным и Ледебуром последний, отвечая на саркастическое замечание Ленина, воскликнул, что он, Ледебур, не требует от Ленина, чтобы он после конференции поехал в Россию и выступал там в духе предложенной им резолюции, ибо это означало бы для него верный расстрел. Ленин же требует от него, чтобы он, {167} Ледебур, пожертвовал своей жизнью в то время, как он, Ленин, останется спокойно жить в Швейцарии".
Приведя эту цитату из воспоминаний Мергейма, Эдуард Бернштейн в 1921 году писал: - "Ленин действительно остался в Швейцарии и вернулся в Россию вместе со своими единомышленниками только после того, как революция окончательно победила" (Eduard Bernstein, Ein Dunkles Kapitel, "Vorwarts" (Berlin), Januar 14, 1921. ).
Циммервальдская конференция создала так называемое "Циммервальдское объединение", которое формально просуществовало до 1919 года. В апреле 1916 года в швейцарской деревне Кинтале состоялась конференция Циммервальдского объединения. На этой конференции крайне левое крыло, во главе которого стоял Ленин, было сильнее представлено, чем на первой Циммервальдской конференции. Но и Кинтальская конференция не приняла основных положений большевиков: превращение империалистической войны в войну гражданскую.
Аксельрод и Мартов, вместе с большинством конференции, считали, что задачей "интернационалистов"-циммервальдистов является борьба за скорейшее окончание войны и за мир без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов. Ленин же вместе с небольшим кружком крайне левых отстаивал позицию борьбы не за мир, а за "скорейшее превращение империалистической войны в войну гражданскую", во имя которой интернационалисты должны стремиться "к поражению своего правительства, своей страны".
Ленин настаивал, что отказываться от лозунга поражения своей страны - значит превратить свою революционность в пустую фразу - в одно лицемерие. В № 43 своей газеты "Социал-демократ" от 26 июля 1915 года Ленин писал: - "Кто стоит за лозунг - "ни побед, ни поражений", тот сознательный или бессознательный шовинист; тот в лучшем случае примирительный мелкий буржуа, но во всех случаях враг пролетарской политики, сторонник {168} теперешних правительств, теперешних господствующих классов".
Огромное большинство социалистов как воюющих, так и нейтральных стран были против Циммервальда. Их точку зрения тогда развил известный эльзасский, а потом французский социалист Соломон Грумбах в докладе "Ошибки Циммервальда и Кинталя", прочитанном в Берне 3 июня 1916 года (Доклад Грумбаха был потом напечатан в виде брошюры под названием "Der Irrtum Zimmerwald-Kiental, Bern 1915. Все цитаты из нее позаимствованы мною из книги The Bolsheviks and The World War. The Origin of the Third International, by Olga Hess Gankin & H. H. Fisher, Stanford University Press, pp. 454-462.). Грумбах доказывал, что принципы, провозглашенные в Циммервальде и Кинтале повели бы пролетариат по ложному пути и что они противоречат принципам социалистического Интернационала, а главное, что устроители Циммервальда не остановились перед тем, чтобы обмануть общественное мнение насчет состава Цимервальдской конференции. Грумбах сказал:
"Они не остановились перед тем, чтобы нарочно печатать под Манифестом, опубликованным ими 18 сентября, слова: "За германскую делегацию", "за французскую делегацию", "за голландскую делегацию". В Манифесте жирным шрифтом также было напечатано: "Мы, представители социалистических партий, профессиональных союзов и их меньшинств, мы, германские, французские и т.д." На самом деле ни германские, ни французские социалистические партии, ни синдикаты (профсоюзы) на Циммервальдской конференции не присутствовали. За голландскую партию Манифест подписала Роланд-Гольст, хотя она сама составляла всю "делегацию". Организация, которую она действительно представляла, насчитывала около сорока членов, и в то время она уже успела расколоться, а очень скоро и окончательно распалась. Сама Роланд-Гольст давно перестала быть членом голландской социал-демократической партии. Из присутствовавших на конференции немцев и французов никто не имел права называть себя делегатом германской социал-демократии или {169} французской социалистической партии. Были ли хоть меньшинства этих партий или профессиональных союзов правильно представлены на конференции? Ни в коем случае! Те, кто знают правду прямо поражены легкомыслием, с которым эта фраза написана, и попыткой обмана".
Далее Грумбах говорит: "Правда, на конференции присутствовали два француза - Бордерон и Мергейм. Первый был членом французской социалистической партии, но вся его предыдущая деятельность не давала ему права называть себя "представителем партии". Он скорее мог назвать себя синдикалистом. Мергейм же никогда не принадлежал к социалистической партии и ничего общего не имел с социалистическим Интернационалом. Он был только членом Генеральной Федерации Труда, официальным делегатом синдиката (профсоюза) металлистов и официальным делегатом меньшинства Генеральной Федерации Труда. Самая влиятельная группа германской оппозиции - группа Гаазе-Каутского-Бернштейна отсутствовала" (Эдуард Бернштейн и Карл Каутский, еще во время войны утверждали, что виновниками мировой войны были не Англия, не Франция и не Россия, а властители Австро-Венгрии и германские милитаристы и империалисты. А после германской революции Каутский, специально исследовавший вопрос о виновниках войны по архивам германского министерства иностранных дел, опубликовал книгу, в которой установил полную ответственность Германии за возникновение мировой войны. И в своем последнем труде "Социалисты и война", опубликованном Каутским на немецком языке в Праге в 1947-ом году, за год до его смерти, он пишет: - "Мировую войну 1914-го года Германия хотела и планомерно ее подготовляла, но объявила ту войну превентивной войной. Мировая война не была продуктом капитализма или империализма".
Это именно то, что утверждал и Плеханов в годы войны и с чем теперь согласны все европейские и американские серьезные, беспристрастные историки. В этой же книге Каутский, между прочим, также указывает, что Плеханов пришел к своей позиции в войне, не потому, что он якобы стал русским националистом, а благодаря, именно, своему интернационализму, потому что он сознавал необходимость безусловной защиты европейской демократии. "Как интернациональный демократ, - пишет Каутский, - Плеханов считал необходимым защиту европейской демократии, которой грозила большая опасность со стороны германского империализма, чем со стороны русского абсолютизма".).





{170}

VI

Говоря о Троцком, как участнике и Циммервальдской и Кинтальской конференций, Грумбах указал, что в своей немецкой брошюре "Война и Интернационал", опубликованной им в начале войны в Цюрихе, Троцкий писал:
"Только тот, кто закрывает глаза, не видит, что политика немецкого юнкерства требовала уничтожения Франции. Франция - это враг". А Роберт Грим, председатель Циммервальдской конференции, цитируя эту фразу Троцкого, писал тогда в своей газете "Бернер Тагвахт": "Товарищ Троцкий прав, сказав это". Победа Германии над Францией - достойная сожаления стратегическая необходимость - согласно анализу германской социал-демократии, была бы победой феодально-монархического режима над демократически-республиканским режимом. Теперь же циммервальдист Троцкий отказывается разбирать вопрос об ответственности за войну и различать между войнами агрессивными и защитительными и резко нападает на всех, кто с ним не согласен, зная прекрасно, что уничтожение Франции было целью прусского юнкерства, зная очень хорошо, что Франция подверглась нападению, что она защищает себя и "что теперь ее задача защищать свою территорию и свою независимость" (слова Троцкого на странице 19-й его брошюры "Война и Интернационал").
После анализа Грумбахом французской брошюры Раковского и обвинения ее автора в подобном же отсутствии логики, Грумбах пишет: "Ленин и Зиновьев поступают легче для себя, чем это делает Раковский. Оба они представляли большевиков в Циммервальде и Кинтале. Говоря о них, мы имеем дело с Великими Инквизиторами Интернационала, которые, к счастью, не обладают силой провести в жизнь свои идеи, ибо в этом случае очень {171} многих из нас сжигали бы на медленном огне под аккомпанемент ленинских гимнов о "единственном истинном ленинском социализме" и были бы брошены в ад для социалистических предателей, как потерянные грязные буржуазно - шовинистически - националистически - социал-патриотические души. И при всем этом Ленин добродушный человек, как он это доказал в брошюре, которую он вместе с Зиновьевым опубликовал в 1915 году. На странице 4 этой брошюры, в главе об оборонительных и агрессивных войнах, Ленин писал: "Если, например, завтра Марокко объявило бы войну Франции, Индия - Англии, Персия и Китай - России, то это были бы законные оборонительные войны, независимо от того, кто начал войну". Тут безумие превращается в метод!..
Ленин и его друзья играли важную роль в Циммервальде и решающую роль в Кинтале".
Еще резче против решений Циммервальдской и Кинтальской конференций выступил Г. В. Плеханов. В № 43 парижского русского журнала "Призыв" от 22 июля 1916 года Плеханов писал: "Немцы захватили Люксембург, захватили Бельгию, захватили Польшу, захватили Литву, значительную часть Белой и Малой Руси (Белоруссии и Украины), захватили Сербию, захватили Черногорию, а мы, социалисты этих многочисленных стран, должны уверять наших немецких товарищей, что мы не желаем захватывать их территорию.

Нужно быть донельзя пристрастным в пользу немцев, чтобы предъявить нам такое требование. По здравому рассуждению выходит, что уместнее было бы нам добиваться подобных заявлений от немецких социал-демократов. Но мы их не добиваемся, во-первых, потому что мы не поверим никаким заявлениям, идущим со стороны большинства немецкой партии, а, во-вторых, если бы мы и имели детскую наивность верить этим эгоистическим циникам, то мы всё-таки, надеюсь, не забыли бы, что судьба захваченных немцами областей зависит не от социал-демократов, хотя бы и крайне оппортунистического направления. Она зависит {172} от Вильгельма: она зависит от крупных немецких капиталистов. Она зависит от тех социальных элементов, которые давно уже сказали устами железного канцлера (Бисмарка) : "побежденным нужно оставить только глаза, чтобы они могли оплакивать свое несчастье". Что касается этих элементов, то даже слепому должно быть ясно, что с ними невозможны никакие объяснения, кроме объяснений с помощью штыков, сабель и пушек".
За полгода до революции, в июне 1916 года, в интервью с редактором петербургского марксистского журнала "Современный мир", Ник. Иорданским, Плеханов сказал: "Речи и голосование в Думе социал-демократов Николая Чхеидзе и других возбуждают просто недоумение. В особенности странными представляются поклоны Чхеидзе в сторону Цимервальда. Чхеидзе обнаружил несомненную утопичность своих взглядов и полную неосведомленность о положении дел в Европе. Циммервальдская конференция, которая так увлекает Чхеидзе, в действительности была не выражением международных стремлений социалистического пролетариата, а, наоборот, восстанием против этих стремлений, закрепленных в постановлениях интернациональных конгрессов. В Циммервальде восторжествовали анархические идеи Домелы Ньювенгейса, осужденные, при одобрении Энгельса, еще Цюрихским конгрессом Интернационала..."
Дальше Плеханов сказал: "Аннексий мы тоже не желаем, но мы желаем освобождения угнетенных национальностей, например, в Армении. Кроме того, будучи против новых аннексий, мы вовсе не считаем необходимым поддерживать старые; но все эти вопросы дело будущего. Пока же надо очистить собственную территорию от неприятеля, надо защищать с оружием в руках самих себя. Я знаю, насколько трудна эта задача. Я горячо желаю победы русскому народу, но я вижу, что путь к победе загроможден многочисленными препятствиями... Мы будем тем ближе к победе, чем удачнее справимся с {173} темными силами, которые мешают народной самодеятельности, необходимой для успешной самообороны".
Через месяц Плеханов в "Призыве" от 5 августа 1916 года опять писал: "Господа пораженцы уверяют, что победа Германии нанесет большой удар нашему нынешнему правительству. Но это уверение, крайне выгодное для главного штаба германской армии, не имеет под собой никакого серьезного основания. Совсем напротив: победа Германии очень значительно отдалит час нашего политического освобождения. "Если бы мы думали, что Наполеон благоприятнее нашим интересам, мы посадили бы его вам", - прямо сказал в 1870 году представитель победоносной Германии Бисмарк представителю побежденной Франции Жюлю Фавру. Победив Россию в нынешней войне, Германия всеми своими громадными силами станет поддерживать у нас то правительство, которое будет наиболее благоприятно ее интересам. А какое же правительство может быть им благоприятнее, чем правительство черной сотни? Ведь черносотенцы давно уже показали себя верными вассалами Вильгельма. И ведь им Россия обязана своими поражениями".
Многие социалисты, которые тогда были против Германии и поддерживали союзников, утверждали, что за спиной организаторов Циммервальдской конференции стояло германское правительство и высшее германское командование. Германия тогда очень хотела мира. Германия и Австрия тогда были почти победителями. Они заняли всю Бельгию, значительную часть Франции, всю Польшу и Литву, Сербию, Черногорию и так далее. Союзники же терпели поражения, и естественно, что Германия желала скорее заключить мир. Мир тогда означал бы полную победу Германии.
Поэтому германский штаб не мог не относиться с большой симпатией к такому движению, которое ставило себе целью заставить союзные правительства заключить мир с Германией и Австрией. С другой стороны, Ганецкого и Радека уже тогда обвиняли в том, что они связаны с Парвусом и с германским {174} и австрийским правительствами. Парвус был тогда главным агентом германского правительства. Ленин и его группа открыто агитировали за поражение России в войне, что, конечно, было очень выгодно Германии и Австро-Венгрии. Ганецкий в своей статье "Арест В. И. Ленина в Австрии в 1914 году", напечатанной во втором "Ленинском сборнике", называет Ленина "создателем Циммервальда", что, конечно, сильное преувеличение.
Но несомненно, что Ленин, Ганецкий, Радек и Раковский, который тогда тоже был в связи с представителями германского правительства, были среди главных организаторов и закулисных "мастеров" Циммервальда. Поэтому неудивительно, что подавляющее большинство социалистов Запада и такие выдающиеся русские социалисты как Плеханов резко отрицательно отнеслись к Циммервальду, в то время как немецкий журнал Парвуса "Ди Глоке" приветствовал Циммервальд.

VII

Парвус в первую мировую войну был главным агентом германского правительства и журнал его "Ди Глоке" (Колокол) агитировал за победу Германии и за расчленение России. В октябре 1915 года "Ди Глоке" писал: "Конференция некоторых социалистов, из воюющих и нейтральных стран, которая состоялась в Циммервальде, в Швейцарии, для обсуждения положения, создавшегося в результате войны, заслуживает величайшего внимания, как первая с успехом проведенная попытка соединить разорванные нити пролетарского Интернационала. В конференции приняли участие известные социал-демократы Германии, Франци, Италии, России, Польши, Румынии, Болгарии, Швеции, Норвегии, Голландии и Швейцарии".
Критикуя некоторые решения конференции, журнал Парвуса "Ди Глоке" в заключение писал: "Несмотря на это, мы повторяем: конференция была важным событием. Пролетарская точка зрения несомненно пробьет {175} себе дорогу, как только пролетариат будет действовать опять интернационально" ("Die Glocke," 1915, Heft 3, Oktober l, SS. 143-144.).
В циркуляре бывшего царского Департамента Полиции от 22 декабря 1915 года за номером 1176816, в связи с Циммервальдской конференцией, сообщалось: "15 и 18 сентября в Берне состоялось совещание русских социалистов, участников конференции: Мартова, Мартынова, Рязанова, Боброва и Аксельрода. На этом совещании обсуждался вопрос о распространении в России означенного (Циммервальдского) манифеста. Совещание признало необходимым отпечатать этот манифест в Болгарии при посредстве румынского социалиста Раковского и, затем, переправить манифест в Россию...
По полученным в настоящее время сведениям, выработанный план не удался, ибо Раковский был вскоре арестован в Румынии за оскорбление властей, а выступление Болгарии (на стороне Германии) лишило возможности печатать манифест в ее пределах. Ввиду приведенных обстоятельств, приверженцы "пораженческого" толка избрали другой путь, а именно: в октябре месяце женевская группа содействия издававшейся в Париже газеты "Наше Слово", органа российских социал-демократов, напечатала двадцать тысяч экземпляров манифеста и переслала его в Цюрих на имя русского социалиста Биска, который послал их в трех деревянных ящиках через Германию в Копенгаген, причем Биск получил от немецкого консула в Цюрихе рекомендательное письмо, дабы эта посылка не была задержана в Германии". (Этот документ из загр. архива департамента полиции находится в Институте Имени Гувера, в Калифорнии. Копию цитируемого документа автору этой статьи предоставил А. Ф. Керенский. Д. Ш.)
Газета "Наше Слово" была органом цимервальдистов - Троцкого, Луначарского, Покровского, Мануильского, Антонова-Овсеенко, Чичерина, Павловича, Колонтай, Рязанова. В ней также сотрудничал Мартов. {176} Департамент Полиции в Петрограде был прекрасно осведомлен о делах русских эмигрантов-революционеров через своих агентов-провокаторов, работавших в социалистических партиях. Циммервальдский манифест был отправлен через Германию в Копенгаген для распространения его в России, и германское правительство обязалось не задерживать в Германии эту посылку.
По поводу Циммервальдской конференции Плеханов писал в "Призыве" 19 февраля 1916 года: "Если хочешь доброго мира, то веди хорошую войну пока не опустился от бессилия бронированный кулак германского завоевателя". Парижская газета циммервальдистов "Наше Слово" в номере от 25 августа 1916 год писала: "Плехановских групп "призывцев" в России нет. Но идеи их широко развились среди партийной интеллигенции и рабочих. Пропагандисты и носители этих идей в рабочей среде - ликвидаторы" (то есть правые меньшевики с Потресовым во главе. - Д. Ш.). А Ленин в письме к Шляпникову из Цюриха в Стокгольм в сентябре 1916 года писал: "Самое печальное в слабом контакте между нами и рабочими вождями в России. Совершенно нет корреспонденции. Никого, кроме Джеймса, а теперь и его нет. Так не может продолжаться. Никаких изданий, листовок, нет транспорта, никаких прокламаций, резолюций и так далее".
Таково было положение большевизма в России почти накануне революции.

VIII

В первые же дни революции 17 года Максим Горький послал Временному правительству и Исполнительному Комитету Совета Рабочих и Солдатских Депутатов приветствие, в котором призывал правительство увенчать освободительное дело заключением мира. Горький писал: "Это не должен быть мир во что бы то ни стало. Это должен быть такой мир, который бы дал возможность России с честью существовать перед другими народами земли. Довольно уже истекало человечество {177} кровью; новое правительство снискало бы величайшую заслугу не только перед Россией, но и перед всем человечеством, если бы ему, новому правительству, удалось быстро заключить мир".
В своих "Письмах из далека" Ленин резко обрушился на Горького за это обращение к Временному правительству с призывом о необходимости быстрого заключения мира. Ленин писал: "На мой взгляд, письмо Горького выражает чрезвычайно распространенные предрассудки не только мелкой буржуазии, но и частью находящихся под ее влиянием рабочих. Все силы нашей партии, все усилия сознательных рабочих должны быть направлены на упорную, настойчивую, всестороннюю борьбу с этими предрассудками".
А 5 мая (22 апреля) 1917 года, как бы в ответ на это, в газете Плеханова "Единство" на первой странице жирным шрифтом было напечатано воззвание: "Гражданки и граждане! Отечество в опасности! Не надо гражданской войны! Она погубит нашу молодую свободу. Необходимо соглашение Совета Рабочих и Солдатских Депутатов с Временным правительством. Нам не надо завоеваний, но мы не должны дать немцам подчинить себе Россию. Каждый народ имеет право свободно располагать своей судьбой. Вильгельм германский и Карл австрийский никогда не согласятся на это. Ведя войну с ними, мы защищаем свою и чужую свободу. Россия не может изменить своим союзникам. Это покрыло бы ее позором и навлекло бы на нее справедливый гнев и презрение всей демократической Европы. Г. В. Плеханов, Л. Г. Дейч, В. И. Засулич".
Когда в мае 1917 года Временное правительство вместе с Советом Рабочих и Солдатских Депутатов начали кампанию по подготовке наступательных военных операций на фронте, большевики и другие левые циммервальдисты повели агитацию против наступления. Но, как рассказывает Церетели, руководители Совета получили тогда конспиративным путем через Стокгольм {178} коллективное письмо от Гаазе, Каутского и Бернштейна, т.е. от лидеров антивоенного меньшинства германской социал-демократии (Уже в 1915 году в германской социал-демократии возникла оппозиция. В середине июня 1915 года Гуго Гаазе, Карл Каутский и Эдуард Бернштейн опубликовали в лево-социалистической газете "Лейпцигер Фольксцейтунг" манифест под заглавием "Der Gebot der Stunde", в котором резко осуждали всех германских аннексионистов и не менее резко критиковали военную политику своей социал-демократической партии. Подпись председателя партии под манифестом, враждебным принятой партией политике, была событием не имевшем прецедентов. Подпись Бернштейна говорила, что оппозиционное движение не ограничивается только ортодоксальными марксистами.), в котором они давали знать руководителям Совета о своем полном сочувствии кампании, Временного правительства и Совета. "Не смущайтесь упреками, - писали они, - которые направлены против вас справа и слева противниками наступления революционной русской армии. Бездействие на русском фронте только укрепляет воинствующие настроения в Германии.
Германское правительство и поддерживающее его социалистическое большинство вселяют в народе надежду на сепаратный мир с Россией, который должен способствовать их окончательной победе над западными державами. Разрушение этой надежды в результате русского наступления только облегчит борьбу с воинствующей политикой германских правящих кругов" (И. Г. Церетели, Воспоминания о февральской революции, книга 1-ая, стр. 233.).
Ленин, в своей речи на Всероссийском съезде Советов Рабочих и Солдатских Депутатов 9 (22) июня 1917 года, сказал: "Когда говорят, что мы стремимся к сепаратному миру, то это неправда. Мы говорим: никакого сепаратного мира ни с какими капиталистами, прежде всего с русскими. А у Временного правительства есть сепаратный мир с русскими капиталистами. Долой этот сепаратный мир. Никакого сепаратного мира с немецкими капиталистами мы не признаем и ни в какие переговоры с ними не вступим". {178} И в той же речи Ленин сказал следующее: "Мы не толстовцы. Если революционный класс возьмет власть, если не будет власти у банков и у крупного капитала, то такой класс будет вести революционную войну не на словах, а на деле".
Как известно, в ноябре 1917 года большевики захватили власть и уничтожили власть банков и не только крупных капиталистов, но даже и самых мелких. Однако, никакой революционной войны Ленин не объявил германским капиталистам, а, наоборот, заключил с ними сепаратный мир, так называемый Брест-Литовский договор. По Брест-Литовскому договору, Россия была расчленена. И большевики обязались уплатить Германии огромную контрибуцию.

{180}

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Парвус, Ленин и Вильгельм II

Германо-большевистский заговор 1917 г.

I

24-го ноября 1914г. парижская группа левых русских социалистов, издававшая тогда газетку "Голос", опубликовала за подписью Троцкого следующую заметку под заглавием "Верно ли это?":
"Верно ли, что так называемый "Союз Освобождения Украины", в состав которого входят кое-какие бывшие русские революционеры, состоит на содержании королевско-императорского габсбургского генерального штаба?
"Верно ли, что "Вестник" этого Союза, воспроизводящий прокламации со словами: "Хай живе соцiяльна революцiя" оплачивается из того же габсбургского источника?
"Верно ли, что бывший русский революционер г. Микола Троцкий, адрес которого обозначается на немецких бюллетенях Союза, состоит на службе при венской полиции?
"Верно ли, что эмиссары этого Союза, в оправдание габсбургского доверия и габсбургских ассигновок, разъезжают по Европе в поисках за такими русскими, и в частности кавказскими, революционерами, которые согласились бы свою ненависть к царизму сочетать с любовью к габсбургской короне и особенно к габсбургским кронам?"
{181} 14-го февраля 1915 г. в парижской русской газетке "Наше Слово", которая начала выходить вместо "Голоса", закрытого французским правительством, появилась статья того же Троцкого, специально посвященная Парвусу. Статья начиналась следующими словами:
"В Константинополе русский социалист с интернациональным именем выпустил прокламацию, в которой провозглашает Турцию и ее среднеевропейских союзников оплотом демократии. В Софии немецкий социал-демократ на русском языке перед болгарской аудиторией защищал маладотурецкую идею. Это - Парвус, которого мы в течение ряда лет считали другом, которого теперь вынуждены занести в список политических покойников".
Через две недели после этой статьи в том же "Нашем Слове" (в номере от 28-го февраля 1915 г.) появилась статья под заглавием "Голос Украинской соц.-дем. партии". Эта статья посвящена была номеру (№ 1) газеты "Боротьба". И вот какая характеристика "Союза Визволення України" дается в этой статье "Нашего Слова", вполне солидаризирующейся с "Боротьбой" в оценке "Союза":
"Союз состоит из бывших членов Украинской С. Д. Р. П. Донцова, Дорошенко, Меленевского, Скоропись-Иолтуховского и Жука. Союз называется российской организацией, а по существу является организацией австрийской. Большинство членов союза долгие годы жили в Галиции, забыли свое социалистическое прошлое, залезли в болото буржуазной украинской националистической идеологии австрийского типа, за что и были исключены из украинской социал-демократической партии; их организация является агентурой австрийского правительства, которое проявило к ним великую ласку и внимательность, пополнив приличной суммой крон их кассу.
Один из них, Меленевский, есть не кто иной, как бывший тов. Басок, статьи и имя которого изредка {182} встречались на страницах русских социалистических заграничных изданий.
Считая их темными аферистами "Боротьба" объявляет им бойкот."
2-го апреля 1915 г. в швейцарской соц.-дем. газете "Volkstimme", издававшейся в Сан-Галлене, опубликовано было "Открытое письмо Парвусу в Константинополь" за подписью социал-демократа доктора Я. Фридмана.
В нем рассказано было, что русско-немецкий социалист Александр Гельфанд, писавший в русской и немецкой социал-демократической печати под псевдонимом Парвус после начала войны издал воззвание под заглавием "Против царизма" и подписался своим именем. В этом воззвании он утверждал, что "вся вина за войну падает на русское правительство". Германия и Австро-Венгрия, наоборот, представлены настоящими сиротами, которые борются за всеобщую свободу против русского варварства. Это воззвание Парвус поручил распространять не существовавшим русским соц.-дем. организациям, а "Союзу Вызволення Украины".
В Австрии, писал д-р Фридман, всем известно, что этот "Союз Вызволення Украины", во главе которого стоят Басок, Скоропись и др. ни в коем случае не революционная организация. Он создан немецкими и австрийскими официальными и полуофициальными кругами и существует благодаря тем деньгам, которые в изобилии притекают через Вену и Берлин. "Что вы находитесь в прямых сношениях с Союзом, - писал д-р Фридман, - мне достоверно известно, так как завербованный работником в эту организацию получает рекомендацию к вам, если он отправляется в Турцию. Недавно вы выпустили также брошюру. Издателем ее объявляется Украинская соц.-дем. Дело идет, насколько я знаю, о "Спилке", которая в действительности не существует и имя которой себе присвоил опять-таки г. Басок...
Несмотря на то, что вы русский соц.-дем. и, следовательно, русский подданный, вы как таковой разъезжаете открыто и свободно {183} из Турции на Балканы и оттуда в Вену и Берлин и обратно... Считаете ли вы совместимым с честью и долгом соц.-демократии иметь сношения прямо или косвенно с правительствами чужих держав и против своего государства и своего народа?"
"Открытое письмо" д-ра Я. Фридмана было перепечатано во втором номере журнала "Россия и Свобода", выходившего в Париже под редакцией Григория Алексинского (Григорий Алексинский, бывший лидер большевиков во Второй Государственной Думе, в течение ряда лет был одним из ближайших соратников Ленина. В 1909 г. он порвал с Лениным, но оставался левым большевиком. Когда вспыхнула война, Алексинский занял ярко оборонческую позицию, окончательно порвал с большевизмом, сблизился с Г. В. Плехановым и тесно сотрудничал с ним все годы войны и весь период февральской революции.).
В середине 1915 г. Алексинский в другом номере журнала "Россия и Свобода" выступил с разоблачением копенгагенской деятельности Парвуса, основавшего там "Институт для изучения причин и последствий мировой войны". Алексинский утверждал, что парвусовский институт основан на деньги германского правительства и что его задачей является распространение пораженческой пропаганды в союзных странах, главным образом в России. Изобличение деятельности парвусовского института вызвало печатный отпор со стороны некоторых участников Института (А. Зурабов, В. Перазич и др.), протестовавших против "клеветнических выпадов" Алексинского.
Разоблачения Алексинского многим тогда показались мало убедительными. Довольно известный социал-демократический публицист Евг. Смирнов (Гуревич) в 1917 г. рассказал, что в декабре 1915 г. он был заграницей (в Стокгольме и Копенгагене) по делам Всероссийского Союза городов и что там он имел возможность ознакомиться с статьями Алексинского, в которых тот обвинял Парвуса и некоторых его товарищей, что они состояли агентами Германии, а также с коллективным протестом против Алексинского группы эмигрантов, среди которых {184} были "старые видные деятели социал-демократической партии, люди несомненно честные и беззаветно преданные нашему общему делу. Кроме того, некоторые другие эмигранты, отрицательно относившиеся к коммерческой деятельности Парвуса, с негодованием отвергали обвинения Алексинского, которые называли "клеветническими и преступными" ("Власть Народа" Москва, 7 (20) июля 1917 г.). Далее Е. Смирнов писал:
"Летом 1915 г. присяжный поверенный М. Ю. Козловский, с которым я до того времени несколько раз встречался в Петербурге в квартире своего хорошего знакомого, известного присяжного поверенного (Н. Д. Соколова), попросил у меня по телефону разрешения явиться ко мне по очень важному делу... Он заявил мне, что Парвус, которого он незадолго до того видел в Стокгольме, поручил ему разыскать меня и предложить мне от его, Парвуса, имени взять на себя постановку и редактирование большого марксистского ежемесячника, на который Парвус может ассигновать несколько сот тысяч рублей.

Я выразил удивление, откуда у Парвуса, которого я знал с 1889 года и который жил всегда, насколько мне известно было, исключительно литературным заработком, такие крупные средства. На это Козловский мне ответил, что Парвус нажил большое состояние на поставке хлеба младотурецкому правительству и теперь продолжает увеличивать свои средства другими коммерческими предприятиями.
Повторяю, я знал Парвуса давно и в его личной порядочности никогда не сомневался. Разоблачениям Амфитеатрова, которые незадолго до того появились в русской печати, я не придавал никакого значения. Но во время революции 1905 года Парвус в течение своей кратковременной деятельности в Петербурге обнаружил некоторую склонность к политическим авантюрам, и многие из нас, его товарищей, с тех пор относились к нему с некоторой осторожностью. Поэтому я попросил Козловского передать Парвусу, которого он, по его словам, {185} должен был вскоре снова увидеть в Стокгольме, что я, к сожалению, слишком занят и взять на себя редактирование большого журнала не могу".
В конце года, как указывалось уже, Евг. Смирнов попал в Стокгольм. Здесь его посетил оказавшийся в Стокгольме Козловский - посетил в сопровождении товарища, которого назвал Фюрстенбергом (Только в 1917 г. Смирнов узнал, что Фюрстенберг и Ганецкий одно лицо.). Посетители передали просьбу Парвуса повидаться. Смирнов "наотрез отказался". Через два дня Фюрстенберг и Козловский снова повторили просьбу Парвуса о свидании, и снова Смирнов "отказался от этой чести". На следующий день перед самым отъездом Смирнова в Россию его еще раз посетил Фюрстенберг, обратившийся к нему с просьбой относительно Козловского. Последний-де был юрис-консультом какой-то группы русских промышленников, ведших переговоры с Парвусом о покупке пароходного дела. Конкуренты той группы, интересы которой представлял Козловский, послали на него донос в Департамент полиции, что он якобы является германским шпионом. Департамент полиции запросил посольство в Копенгагене, но, несмотря на благоприятный отзыв последнего, Козловский опасался ехать в Россию. У Смирнова почему-то спрашивали совета, как поступить, и просили повидать в Петербурге Соколова и передать ему просьбу Козловского приехать в Стокгольм. Смирнов просьбу выполнил. "На присяжного поверенного (Н. Д. Соколова), - закончил Смирнов, - рассказ этот, видимо, произвел такое же тягостное впечатление, как и на меня". В Стокгольм он не поехал (С Козловским всё же Соколов продолжал поддерживать столь тесные сношения, что в 1917 г. Козловский, состоявший от большевиков в Исполкоме Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, жил у него на квартире.).
В июле 1917 г. Временное Правительство, как известно, предъявило Ленину, Зиновьеву, Ганецкому, Парвусу {186} и др. обвинение в государственной измене и в сношениях с Германией, с которой Россия тогда была в войне, а также в получении денег от правительства Вильгельма II на разложение русской армии и подготовку восстания против Временного Правительства с тем, чтобы Россия вынуждена была заключить сепаратный мир с Германией на выгодных для Германии условиях.
В ответ на напечатанное 22-го июля 1917 г. сообщение прокурора о привлечении их к суду, Ленин в газете "Рабочий и солдат" от 26-го июля, выходившей вместо закрытой "Правды", писал:
"Прокурор играет на том, что Парвус связан с Ганецким, а Ганецкий связан с Лениным.
Но это прямо мошеннический прием, ибо все знают, что у Ганецкого были денежные дела с Парвусом, а у нас с Ганецким никаких. Ганецкий, как торговец, служил у Парвуса, ибо они торговали вместе, и целый ряд русских эмигрантов, назвавших себя в печати, служил в предприятих и учреждениях Парвуса"...
"Мы не только никогда ни прямого, ни косвенного участия в коммерческих делах Ганецкого и Козловского не принимали, но и вообще ни копейки денег ни от одного из названных товарищей ни на себя лично, ни на партию не получили" - утверждали в своем коллективном письме 11-го (24-го) июля Ленин и Зиновьев. И вот член партии Ганецкий, торгующий контрабандным товаром во время войны не только вместе с "ренегатом", но и "агентом" германского генерального штаба, не дающий ни одной копейки партии, почему-то пользуется, как утверждали Ленин и Зиновьев в своем ответе на обвинительный акт, "уважением во всех фракциях, как член Главного Управления социал-демократической партии Польши и Литвы и член объединенного ЦК русских социал-демократов". (Подробнее о Парвусе речь будет впереди.)

{187}

II

Через четыре года после большевистского переворота, знаменитый немецкий социал-демократ Эдуард Бернштейн опубликовал в берлинской газете "Форвертс", центральном органе германской социал-демократии, большую статью, в который утверждал, что он может с документами в руках доказать, что после падения царского режима в России Ленин получил от правительства Вильгельма II огромную сумму денег на ведение большевистской пропаганды в русской армии и на организацию большевистского восстания.
"Известно, - писал Бернштейн, - и лишь недавно это вновь было подтверждено генералом Гофманом (бывшим тогда главнокомандующим германской армии на Восточном фронте и ведшим в 1918 году переговоры о мире с большевиками в Брест-Литовске - Д. Ш.), что это правительство кайзера, по требованию немецкого генерального штаба, разрешило Ленину и его товарищам проезд через Германию в Россию в запломбированных салон-вагонах с тем, чтобы они могли в России вести свою агитацию. Могут быть различные мнения насчет того, допустимо ли для социалистов принимать такие услуги из таких источников. Но с этим событием связано еще другое событие, которое должно быть еще выяснено.
Ленин и его товарищи получили от правительства кайзера огромные суммы денег на ведение своей разрушительной агитации. Я об этом узнал еще в декабре 1917 г. Через одного моего приятеля я запросил об этом одно лицо, которое, благодаря тому посту, который оно занимало, должно было быть осведомлено, верно ли это? И я получил утвердительный ответ. Но я тогда не мог узнать, как велики были эти суммы денег и кто был или кто были посредником или посредниками (между правительством кайзера и Лениным). Теперь я из абсолютно достоверных источников выяснил, что речь шла об очень большой, почти невероятной сумме, несомненно больше пятидесяти миллионов золотых марок, о такой громадной {188} сумме, что у Ленина и его товарищей не могло быть никакого сомнения насчет того, из каких источников эти деньги шли.
Одним из результатов этого был Брест-Литовский договор. Генерал Гофман, который там вел переговоры с Троцким и другими членами большевистской делегации о мире, в двояком смысле держал большевиков в своих руках, и он это сильно давал им чувствовать" (Eduard Bernstein. Ein Dunkles Kapitel. Vorwarts (Berlin), Januar 14, 1921.).
В другой статье, которая была напечатана в том же "Форвертсе" 20-го января 1921 г., Бернштейн предлагал большевикам или немецким коммунистам, чтобы они привлекли его к германскому суду или к суду Социалистического Интернационала, если они находят, что он оклеветал Ленина. Коммунисты, конечно, Бернштейна ни к какому суду не привлекли.
В моей английской книге о Ленине (Lenin - A biography, Doubleday & Со), вышедшей в Нью-Йорке в 1948 году и переведенной потом на многие языки, в том числе и на немецкий, я перепечатал почти полностью обе статьи Бернштейна и привел целый ряд прямых и косвенных доказательств, подтверждающих утверждения Бернштейна. В своей "Истории русской революции" Троцкий посвятил целую главу "навету", который "Керенский и др. контрреволюционеры" возвели на Ленина и большевиков, что они получали деньги от правительства Вильгельма II. Троцкий там много говорит о французской революции, об антисемитизме, о Христе, о Ньютоне, Маркони и о Распутине. Но ни единым словом он не упоминает статей Бернштейна. Советский историк М. Покровский в своей книге "Интеллигенция в революции" также подробно обсуждает этот вопрос, но и он, как и Троцкий, не упоминает статей Бернштейна, которые в 1921 г. обошли всю мировую прессу.
В конце второй мировой войны американской оккупационной армией в Германии были найдены в пяти {189} замках, расположенных в горах Гарца, архивы германского министерства иностранных дел, в которых хранились документы об иностранной политике Германии с 1867 до 1920 г. Среди этих документов есть тысячи отчетов, писем и телеграмм, касающихся отношений между большевиками и правительством Вильгельма П. Некоторые из этих документов были в 1956 г. напечатаны в лондонском журнале International Affairs, потом в 1957 г. в немецкой социал-демократической газете "Форвертс", издававшиеся в Бонне и в гамбургской демократической беспартийной газете "Die Welt". В том же году в Лейдене, Голландия, вышел под редакцией и с предисловием Вернера Халвега (Halweg) сборник под заглавием "Lenin's Ruckkehr nach Ru?land, 1917" (Возвращение Ленина в Россию в 1917 г.), содержащий целый ряд документов из архива германского министерства иностранных дел, касающихся организации и устройства поездки Ленина в запломбированных вагонах через Германию. Далее, в начале 1958 г. в Лондоне, в издательстве Оксфорд Пресс, вышел на английском языке и с предисловием 3. А. Б. Земана сборник германских документов под названием Germany and the Revolution in Russia, 1915-1918 (Германия и революция в России 1915-1918 г.г.); а в сентябрьской книжке 1958 г. берлинского журнала "Der Monat" была напечатана пространная статья того же 3. А. Б. Земана на ту же тему.
Опубликованные документы германского министерства иностранных дел всецело подтверждают, что то, что писали в 1915 г. Алексинский и др. об украинских сепаратистах, о Парвусе и о его копенгагенском институте, о его роли как главного агента германского генерального штаба, как и все обвинения Временного Правительства по адресу Ленина и его ближайших соратников в получении немецких денег на разложение русской армии, свержение Временного Правительства и подготовку сепаратного мира с Германией, вполне соответствовало действительности.

{190}

III

В редакционной статье от 7-го ноября 1957 г. немецкая "Die Welt" писала: "После первой мировой войны ген. Людендорф, бывший глава германского генерального штаба, писал в своей книге "Военные воспоминания":
"Посылкой Ленина в Россию наше правительство взяло на себя особую ответственность. С военной точки зрения поездка (Ленина) была оправдана. Россия должна была пасть".
"Кроме того, - писала "Die Welt", - в продолжение десятков лет циркулировали слухи, что германское правительство оказывало финансовую помощь большевикам. Теперь мы впервые в состоянии опубликовать выдержки из документов германского министерства иностранных дел, которые подтверждают этот факт. С германской стороны актерами этого странного спектакля, которые выступали как его организаторы или соучастники, были: кайзер Вильгельм II, ген. Людендорф, канцлеры фон Бетман-Гольвег и граф фон Гертлинг, статс-секретарь министерства иностранных дел Рихард фон Кюльман, германский посол в Берне барон фон Ромберг, первый германский посол в Москве граф фон Мирбах (убитый 3-го июля 1918 г. в Москве левым с.-р.), его преемник Карл Гельферих и секретарь германского казначейства граф Зигфрид фон Редерн". Газета также сообщала, что архивы германского министерства иностранных дел в начале второй мировой войны были перевезены из Берлина в пять замков в горах Гарца и они сохранились для будущих поколений только благодаря чувству ответственности д-ра Иогана Ульриха, чиновника германского министерства иностранных дел, который с 1938 г. был архивариусом министерства, а в настоящее время является директором архива министерства иностранных дел Западно-Германской федеративной республики. В архивах Вильгельмштрассе (министерства иностранных дел) имеются все документы, относящиеся {191} к периоду царствования кайзера Вильгельма II, эпохи Веймарской республики и всех трех русских революций (1905 года, февральской революции 1917 г. и большевистской революции 1917-18 г.г.).
Наконец в 1966 г. в Англии, в издательстве Оксфордского университета, вышла подробная биография Парвуса. Авторы ее - Земан и Шарлау - известные историки; первый - профессор Оксфордского университета, второй - немецкий ученый ("The Merchant of Revolution." The Life of Alexander Israel Helfand (Parvus) 1867-1924, by Z. A. B. Zeman and W. B. Scharlau. Oxford University Press, London. 1966.)
Они хорошо знакомы с историей германской социал-демократии и с историей русской революции. В своей работе - кроме других материалов - они пользовались неопубликованными мемуарами лидеров германской социал-демократии и многих выдающихся государственных деятелей Германии и Австро-Венгрии.
Мемуары эти хранятся в разных архивах, главным образом в известном архиве Амстердамского института. Они также имели доступ к остаткам архива Парвуса. В результате тщательных исследований авторы издали хорошо документированную ценную книгу большого исторического значения.
В предисловии к книге "Купец революции" авторы указывают, что в мемуарах бывшего германского канцлера Бетман-Гольвега и других выдающихся деятелей Германии Вильгельма II-го, как Гельферих, Надольный, генерал Людендорф, министр иностранных дел фон-Кюльман, имя Парвуса совершенно нигде не упоминается.
Но главные нацистские пропагандисты Розенберг и Геббельс, еще задолго до прихода Гитлера к власти, не переставали нападать на Парвуса как на "богатейшего еврея и марксистского революционера". Они включили его в список "ноябрьских преступников", врагов немецкого народа, "ответственных за поражение Германии в войне и за крушение Германской империи".
На самом же деле Парвус делал все, чтобы Германия вышла {192} победительницей из войны и чтобы Россия не только была побеждена, но и окончательно расчленена.
Легендарный Парвус, настоящее имя которого было Александр Лазаревич Гельфанд, родился в 1867 году, в семье еврейского ремесленника в местечке Березино, бывшей Минской губернии. Гимназию он окончил в Одессе, где примыкал к народовольческим кружкам.
19-летним юношей Парвус уехал в Цюрих, который был тогда центром русской революционной эмиграции. В Цюрихе Парвус познакомился с членами марксистской "Группы Освобождения Труда", во главе которой стояли Плеханов, Аксельрод и Вера Засулич. Под их влиянием Гельфанд-Парвус стал марксистом. В 1887-ом году Парвус поступил в Базельский университет, где изучал главным образом, политическую экономию. В 1891-ом он окончил университет и получил звание доктора философии. Ему было тогда 23 года. Через некоторое время Парвус перебрался в Германию и вступил в социал-демократическую партию. Русскую революционную интеллигенцию Парвус никогда особенно не любил. Но он, однако, не порвал окончательно и с русским социал-демократическим движением.
По прибытии в Германию Парвус поселился в Штутгарте, где тогда жили Карл Каутский и Клара Цеткин. Каутский был редактором теоретического журнала социал-демократической партии "Ди нойе цайт", а Клара Цеткин редактировала газету для женщин "Ди глейхайт" (Равенство). Каутский и Цеткин были лидерами штутгартской социал-демократической организации.
Парвус часто бывал в доме Каутского и стал постоянным сотрудником его журнала. Он также писал и в журнале Клары Цеткин. Но в Штутгарте Парвусу было тесно, там он не мог развернуться, его тянуло в Берлин. Получив от Каутского надлежащие рекомендации и приехав в Берлин, Парвус сразу же стал сотрудником центрального органа социал-демократической партии, газеты "Форвертс". Но гонорары, которые Парвус получал за свои статьи в {193} социал-демократических изданиях были недостаточны, чтобы жить более-менее сносно, хотя Парвус и показал себя первоклассным журналистом. Вскоре Парвус должен был покинуть Берлин. Прусская полиция заинтересовалась Гельфандом еще до того, как он стал известен среди немецких социал-демократов, и вынудила его оставить столицу. В течение двух лет Парвус переезжал из одного города в другой. Он жил то в Дрездене, то в Мюнхене, то в Лейпциге, то в Штутгарте. Разъезжал он как бедняк, в третьем классе. Каутский был очень высокого мнения о своем молодом друге и рекомендовал австрийским социал-демократам сделать его корреспондентом своего центрального органа, венской "Арбейтер цейтунг". Каутский также запросил лидера австрийской социал-демократии Виктора Адлера, не может ли он помочь Гельфанду стать австрийским гражданином. "Он буквально жаждет стать гражданином какой-нибудь немецкой страны", - писал Каутский. Еще до того, как Парвус перебрался в Штутгарт, он писал Вильгельму Либкнехту в Берлин: "Я ищу государство, где человек может дешево получить отечество".
Живя в Германии, Парвус не порывал связей и с русской революционной эмиграцией. Он даже был членом российской социал-демократической делегации на Международном социалистическом конгрессе в Лондоне в 1896-ом году.
В 1897 году Парвус стал главным редактором саксонской "Арбайтер цайтунг", выходившей в Дрездене, и, как только он стал редактором, из Швейцарии в Дрезден приехал его польский друг Юлиан Мархлевский, став его помощником. Парвус пригласил сотрудничать и Розу Люксембург.
Ее первые статьи появились именно в дрезденской "Арбайтер цайтунг". Дрезденские социал-демократы, однако, не были согласны с направлением "Арбайтер цайтунг" под редакцией Парвуса. Между Парвусом и лидерами партии происходили серьезные столкновения. Так, Парвус называл Бернштейна анти-социалистом, {194} предателем, который "саботирует социальную революцию". На конгресс германской социал-демократической партии в 1898 году в Штутгарте "Тезисы" Бернштейна были отвергнуты, но ему лично конгресс выразил величайшее уважение и полное доверие. Конгресс просил Бернштейна, чтобы он сам пересмотрел свои идеи и потом опубликовал их в форме книги. Парвуса же все лидеры партии резко осудили за его методы полемики и указали, что его аргументы не верны. Но если Парвус не пользовался большим успехом у немецких социалистов, то его статьи против Бернштейна и других "ревизионистов" чрезвычайно понравились лидерам русских социал-демократов.
Г. В. Плеханов, как и более молодые социал-демократические лидеры - Мартов, Потресов и Ленин - с большим интересом следили за выступлениями Парвуса против Бернштейна и были от них в восторге. Плеханов, который лично Парвуса недолюбливал, публично благодарил его за статьи в дрезденской "Арбайтер цайтунг", а Ленин в письме из Сибири к своей матери просил ее присылать ему статьи Парвуса из дрезденской "Арбайтер цайтунг".
В 1893 году Парвуса выслали из Пруссии, а в 1898 его, вместе с его другом Мархлевским, выслали и из Дрездена. Но они заблаговременно позаботились, чтобы Роза Люксембург заняла их место редактора. Парвус переехал тогда в Мюнхен и оттуда продолжал писать статьи для дрезденской "Арбайтер цайтунг". В Мюнхене Парвус материально уже не нуждался. Его дом был открыт для всех видных русских и немецких социал-демократов. Есть основания полагать, что именно Парвус уговорил Ленина устроить редакцию "Искры" в Мюнхене. Ленин и его жена Крупская часто гостили у Парвуса.
Там, между прочим, Роза Люксембург впервые встретилась с Лениным. Парвус был сотрудником "Искры", когда она выходила в Мюнхене, и когда, после раскола партии, она выходила в Женеве, как орган меньшевиков.
Вскоре после вспыхнувшей русско-японской войны в начале 1904-го года Парвус поместил в "Искре" ряд {195} статей под общим заглавием "Война и революция". Статьи эти привлекли к себе внимание не только русских социалистов, но и либералов. В этих статьях Парвус предсказывал неминуемое поражение России в Японской войне и в результате поражения - революцию. В этих статьях он выступил за единый фронт всех революционных и оппозиционных элементов в борьбе против царизма. Одновременно Парвус писал, что грядущая русская революция будет иметь большое влияние на другие страны. "Русская революция, писал Парвус, расшатает основы всего капиталистического мира, и русскому рабочему классу суждено сыграть роль авангарда в мировой социальной революции". Приблизительно тогда же Парвус впервые встретился с Троцким, и то короткое время, которое Троцкий и его жена провели в доме Парвуса в Мюнхене, было одним из важнейших событий в бурной жизни Троцкого. Об этом сам Троцкий потом писал в своей автобиографии. Троцкий был на 12 лет моложе Парвуса, и Парвус несомненно имел на него большое влияние.
Когда заграницу пришли известия о событиях 9-го января 1905 г. в Петербурге, Троцкий был в Женеве. Он решил немедленно вернуться нелегально в Россию. По дороге он остановился в Мюнхене, чтобы посоветоваться с Парвусом о революционной работе в России. Троцкий пробыл в доме Парвуса несколько дней. Обсуждая события в России, Троцкий оставил у Парвуса рукопись своей брошюры, озаглавленной "До 9-го января", с тем, чтобы Парвус написал к ней предисловие. Парвусу брошюра Троцкого понравилась и он написал предисловие и отправил брошюру меньшевистским лидерам в Женеву, чтобы они ее скорее издали. В своем предисловии Парвус старался доказать, что так как буржуазия в России еще крайне слаба, крестьяне невежественны и неорганизованны, а рабочие - единственный класс, который политически сравнительно сознателен и отчасти организован, то победа народа над царизмом закончится тем, что власть {196} перейдет в руки рабочего класса под водительством социал-демократов.
В брошюре Парвуса и Троцкого говорилось, что после падения царского самодержавия пролетариат использует свою власть не только для того, чтобы установить в России демократический строй, но и для того, чтобы политическую революцию в России превратить в пролог к социалистической революции в Европе. И эта революция не остановится до тех пор, пока не будет и в Европе осуществлена диктатура пролетариата. Эта теория, получившая позднее название "теории перманентной революции", - была в полном противоречии с тем, что до тех пор проповедовали не только меньшевики, но и большевики во главе с Лениным.
Когда в октябре 1905-го года вспыхнула первая русская революция, Парвус вскоре приехал из Германии в Петербург и прямо с вокзала отправился к своему другу и ученику Троцкому. Оба сразу договорились насчет дальнейшей политики и тактики. Парвус сразу же вошел в Исполнительный комитет организовавшегося тогда Совета Рабочих Депутатов. Троцкий и Парвус первым делом откупили маленькую газетку "Русская газета", которую читали, главным образом, рабочие. Они превратили ее в живую революционную газету. Оба, Парвус и Троцкий, почти в каждом номере давали короткие статьи, проповедуя свои идеи. Еще недавно тираж "Русской газеты" доходил до 30-ти тысяч, а через 2-3 недели после перехода газеты в руки Парвуса и Троцкого тираж ее перевалил за 100 тысяч.
Все выдающиеся лидеры РСДРП - меньшевики и большевики, - которые тогда жили за границей, приехали в Петербург, когда Парвус и Троцкий уже не только задавали тон в Совете Рабочих Депутатов, но имели также большое влияние на революционно настроенных петербургских рабочих. И когда меньшевистские лидеры - Мартов, Потресов, Мартынов, Дан и другие - основали большую ежедневную социал-демократическую газету "Начало", они привлекли в редакцию Парвуса и {197} Троцкого. И в этой газете Парвус и Троцкий стали главными идеологами, проповедуя и там свою "теорию перманентной революции". Троцкий и Парвус не довольствовались тем, что писали революционные статьи, они старались провести свою теорию и в жизнь. Они сделали все, чтобы изолировать рабочий класс от остальных классов. Они не переставали нападать не только на умеренных либералов, но и на левых либералов и демократов. Они провозгласили введение явочным порядком 8-часового рабочего дня, объявили вторую всеобщую забастовку. В результате их слишком поспешной деятельности царское правительство почувствовало себя достаточно сильным, чтобы арестовать сначала председателя Совета Хрусталева-Носаря, а потом и весь Исполнительный комитет Совета во главе с Троцким.
После этих арестов случайно оставшиеся на свободе члены Исполнительного комитета Совета Рабочих Депутатов основали нелегальный Совет с Парвусом в качестве председателя. Под руководством Парвуса новый Совет объявил третью всеобщую забастовку, требуя немедленного освобождения всех арестованных членов Совета. Но на этот раз забастовка была уже полным провалом и вскоре все члены нелегального Совета с Парвусом во главе были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость. Там Парвус просидел несколько месяцев. Затем правительство административным порядком сослало его на несколько лет в Сибирь, но по дороге Парвус бежал и вернулся в Петербург, а оттуда - дальше в Германию.
За время пребывания Парвуса в России, благодаря той роли, которую он играл в революционных событиях, престиж его среди немецких социал-демократов сильно поднялся. Каутский заказал ему серию статей о России для журнала "Нойе цайт".
В Дрездене вскоре вышла книга Парвуса под заглавием "В русской Бастилии во время революции" и даже берлинский "Форвертс", центральный орган германской социал-демократии, который еще {198} недавно не хотел Парвуса знать, теперь открыл ему свои страницы. Однако Парвус вскоре был вынужден покинуть Германию из-за весьма неприятных для него обстоятельств. Дело в том, что после возвращения Парвуса в Германию русские большевики привлекли его к немецкому партийному суду. Они обвиняли Парвуса в том, что он, будучи литературным представителем Максима Горького в Германии, присвоил себе больше ста тысяч марок.
Эти деньги он получал от германских театров, в которых с большим успехом шла пьеса Горького "На дне". Через два с лишним десятка лет Горький рассказал об этом поступке Парвуса в своей статье о Ленине.
Горький писал: - "Парвус имел от "Знания" доверенность на сбор гонораров с театров за пьесу "На дне". Он получил эту доверенность в 1902-ом году в Севастополе, на вокзале, приехав туда нелегально. Собранные им деньги распределялись так: 20 процентов со всей суммы получал он, остальные делились так: четверть мне, три четверти в кассу социал-демократической партии. Парвус это условие, конечно, знал, и оно даже восхищало его. За четыре года пьеса обошла все театры в Германии. В одном только Берлине она была поставлена свыше пятисот раз. У Парвуса собралось, кажется, 100 тысяч марок. Но вместо денег он прислал в "Знание" Пятницкому письмо, в котором добродушно сообщил, что все эти деньги он потратил на путешествие с одной барышней по Италии. Так как это, наверно очень приятное, путешествие лично меня касалось только на четверть, то я счел себя вправе указать ЦК немецкой партии на остальные три четверти его. ЦК отнесся к путешествию Парвуса равнодушно. Позднее я слышал, что Парвуса лишили за это каких-то партийных чинов. Говоря по совести, я предпочел бы, чтобы ему надрали уши".
Для разбора этого дела была назначена не то специальная "партийная комиссия", не то "партийный суд". Заседания этого суда происходили в глубокой тайне в конце 1907 г. в Германии. Членами "суда" были {199} германские и русские социал-демократы. Август Бебель, Карл Каутский и Лев Дейч. Все эти подробности рассказал автору этих строк в 1913 г. Л. Г. Дейч, который тогда жил в Нью-Йорке. С Дейчем я познакомился еще в 1905 году в Женеве. Я тогда был меньшевиком, а Дейч был "министром финансов" меньшевистской фракции. Он устроил меня на работу в экспедицию "Искры" и между прочим познакомил меня тогда и с Парвусом. Когда Дейч в 1912 г. приехал в Нью-Йорк для редактирования ежедневной социал-демократической газеты "Новый Мир", мы встретились тут как старые знакомые и вскоре близко подружились. О суде над Парвусом в печати никогда ничего не было сообщено.
Из книги "Купец революции", мы узнаем, что после суда Парвус уже долго не мог оставаться в Германии. В 1910-ом году он уехал в Вену, но и там не мог устроиться. Тогда Парвус решил предпринять путешествие по Ближнему Востоку и прежде всего поехал в Турцию. Троцкий устроил, чтобы он оттуда писал корреспонденции для радикальной газеты "Киевская мысль", сотрудником которой Троцкий состоял. Розе Люксембург Парвус писал, что он едет в Константинополь на 4-р месяцев. Прожил же он там почти пять лет, и именно там началась самая сенсационная глава в жизни этого человека.

IV

В Турции Парвус, по словам Дейча, скоро стал политическим и финансовым советником младотурков и главным передовиком их газеты. Слухи о том, что Парвус, благодаря своим связям с Германией и Турцией, якобы заработал миллионы на поставках хлеба из балканских стран для германской армии, распространялись главным образом теми российскими революционерами, которые состояли в тайных сношениях с ним и через него получали от германского правительства субсидии на свою пораженческую пропаганду. Все "торговые дела", {200} которыми Парвус в течение войны занимался, в действительности были скрытыми предприятиями германского правительства. Вполне возможно, что в самом начале Парвус действительно из революционных соображений стал пораженцем для России, надеясь, что поражение русских армий в войне приведет к русской революции, которой он всю сознательную жизнь так жаждал. Близко стоявший к Парвусу немецкий социал-демократический журналист К. Хениш (Haenisch) так передавал аргумент Парвуса: "союз между прусскими штыками и российским пролетариатом приведет к падению царского самодержавия, но одновременно исчезнет и прусский полу-абсолютизм, как только он лишится тыла русского абсолютизма, служившего ему защитой".
"Я желал победы центральным державам, - писал Парвус в декабре 1919 г. - потому что я хотел предотвратить реакцию победоносного царизма и союзнического империализма и потому, что я считал, что в победоносной Германии социал-демократия будет достаточно сильна, чтобы изменить режим" (Z. A. B. Zeman. Verbundete wider Willen, "Der Monat" (Berlin), September 1958.).
В начале войны Парвус действовал в согласии с программой большинства германской социал-демократии. Но так как он всегда любил деньги и никогда не был слишком разборчив в средствах, то он вскоре сделался платным агентом германского правительства.
Из опубликованных документов германского министерства иностранных дел мы знаем, что уже 8-го августа 1914 г. Вильгельм II приказал ассигновать большую сумму на революционную пропаганду в России. Вскоре после этого в Вене и в Львове группа украинских социалистов на деньги австрийского правительства создала "Союз вызволения Украины". Целью его было оторвать Украину от России и создать самостоятельное украинское государство. От австро-венгерского правительства Союз получил большие деньги для ведения пропаганды среди {201} русских военнопленных в Австрии и в Германии, а также в самой Украине.
Как это точно установлено из тайных документов германского министерства иностранных дел, которые после второй мировой войны попали в руки американцев и англичан, а также из документов австро-венгерского министерства иностранных дел, Ленин в самом начале войны получил от "Союза вызволения Украины" 5 тысяч долларов на возобновление своей газеты "Социал-демократ", которую он издавал в Швейцарии. Газета печаталась в незначительном количестве экземпляров и на дешевой бумаге. Отдельные экземпляры ее потом пересылались в Германию. Там фотографическим способом перепечатывались на папиросной бумаге в типографии германского морского министерства уже в большом количестве экземпляров. Потом отпечатанные экземпляры через германского агента и бывшего большевика - эстонца Александра Кескюла - отправлялись в Копенгаген и в Стокгольм и пересылались в Россию.
Лидер "Союза вызволения Украины" Меленевский-Басок еще в самом начале войны в Константинополе встретился с Парвусом. Парвус выразил свою готовность всячески помогать Союзу. Меленевский познакомил Парвуса с неким доктором Циммером, ставленником германской и автро-венгерской дипломатических миссий, руководившим всей деятельностью украинского Союза, и Парвус с тех пор работал рука об руку с доктором Циммером. В первых числах января 1915 года Парвус просил Циммера устроить ему встречу с германским послом в Константинополе. 7-го января 1915-го года германский посол фон Вангенхайм принял Парвуса, и Парвус изложил ему свой план. В чем состоял план Парвуса? Об этом в книге "Купец революции" рассказано следующее:
"Интересы германского правительства, - говорил Парвус германскому послу, - вполне совпадают с интересами русских революционеров. Русские социал-демократы могут достигнуть своей цели только в {202} результате полного уничтожения царизма. С другой стороны, Германия не сможет выйти победительницей из этой войны, если до этого не вызовет революцию в России. Но и после революции Россия будет представлять большую опасность для Германии, если она не будет расчленена на ряд самостоятельных государств. Отдельные группы русских революционеров уже работают в этом направлении. Но между ними нет пока тесной связи и единства. Меньшевики, например, еще не объединились с большевиками. Для успеха дела, говорил Парвус, необходимо в первую очередь созвать, если возможно в Женеве, съезд всех революционных лидеров, как первый шаг к установлению единства между ними. Но для этого потребуются значительные деньги. Таков был план Парвуса. 8-го января фон Вангенхайм, в подробной телеграмме министерству иностранных дел в Берлине, сообщил о своей беседе с Парвусом. Фон Вангенхайм при этом подчеркнул, что позиция этого хорошо известного русского социалиста и публициста была с самого начала войны "определенно прогерманской". Фон Вангенхайм также передал просьбу Парвуса изложить весь его план министерству иностраных дел в Берлине. После беседы с фон Вангенхаймом, Парвус был уверен, что ответ министерства иностранных дел будет положительный. И он не ошибся".
Встреча Парвуса с германскими дипломатами произошла в конце февраля 1915 года. Ввиду того, что переговоры носили строго секретный характер, никаких документов о них не сохранилось, но в архивах германского министерства иностранных дел сохранился меморандум, который Парвус представил германскому министерству иностранных дел через несколько дней, 9-го марта 1915-го года. В меморандуме Парвус доказывал германским дипломатам, что только русские социал-демократы в состоянии подготовить новую всеобщую забастовку в России, под лозунгом "Свобода и мир", и при этом подчеркивал, что большевики под руководством Ленина являются самой влиятельной организацией. {203} Парвус считал, что все социалистические группы, которые будут поддерживать Германию, создадут единый фронт. Меньшевики и большевики должны сговориться.
Еврейский Бунд, украинская "Спилка", обе социалистические партии Польши, латышская и финляндская социалистические партии также должны быть включены в этот единый фронт. Созыв объединительного съезда лидеров всех российских социал-демократических партий Парвус считал лучшим путем для достижения этой цели. Но вместе с этим в самой России и заграницей должна быть развернута широкая пропаганда мира. Для этого нужна усиленная финансовая поддержка эмигрантской русской печати антивоенного и пораженческого направления. Парвус упомянул в своем меморандуме парижскую русскую газету "Голос", которую редактировали Мартов и Троцкий, и которая позже была заменена газетой "Наше слово", главным редактором которой был Троцкий.
В специальном приложении к своему первоначальному меморандуму Парвус так сформулировал свою программу, состоявшую из одиннадцати пунктов.
Первый пункт программы гласил: - "Финансовая поддержка большевистской фракции Российской Социал-демократической Рабочей Партии, которая борется против царского правительства всеми доступными ей средствами. Ее вожди находятся в Швейцарии. Ленинская группа опытных профессиональных революционеров является лучшей гарантией успеха будущей "Всероссийской массовой забастовки".
Властители Германии в то время мечтали о сепаратном мире либо с Францией, либо с Россией, который дал бы им возможность свести счеты с Великобританией. Авторы книги "Купец революции", основываясь на документах архива германского министерства иностранных дел, пишут: - "Сепаратный мир с Россией в 1915 году был единственным выходом из германского военного тупика. Правительство Вильгельма 11-го решило предпринять шаги к примирению с Россией. До конца июля {204} 1915-го года сепаратный мир с Россией казался Берлину вполне достижимым. Мартовский меморандум Парвуса, поэтому, приходился как раз кстати в их общем плане. Германские дипломаты, конечно, не верили в свержение династии в России, что должно было проложить путь к социализму. Но они были заинтересованы в усилении внутренних неурядиц в России, которые могли бы вынудить царя заключить мир. Германское министерство иностранных дел считало поддержку русских революционеров только средством для оказания давления на царя, чтобы ускорить дипломатические переговоры".
Но Парвус думал совсем иначе. Для Парвуса сепаратный мир Германии с Россией означал бы полнейший крах всего его плана. Заключение мира дало бы царскому правительству возможность подавить революцию, как это было в 1906-ом году. По этой же причине и Ленин был тогда решительным противником заключения какого бы то ни было мира.
Начиная с середины марта 1915 года, Парвус стал главным советником германского правительства по революционным делам в России. Ему была поручена организация единого фронта европейского социализма против царского режима в России. Он должен был помочь социалистическим организациям в России при помощи пораженческой пропаганды, забастовок и саботажа привести к крушению существующий режим.
В конце марта 1915-го года Парвус получил от министерства иностранных дел первый миллион марок для этих целей. По его просьбе деньги в иностранной валюте были переведены в Бухарест, Цюрих и Копенгаген. Авторы книги "Купец революции" пишут: "Первые встречи Парвуса с немецкими товарищами в Берлине были не особенно дружественны. Даже те социал-демократы, которые вполне поддерживали военную политику германского правительства, о Парвусе не могли сказать хорошего слова, хотя его политическая позиция почти совпадала с позицией германского правительства. Гуго Гаазе, {205} председатель партии, дошел до того, что предостерег своих товарищей от какого-либо контакта с Парвусом. Гаазе высказал подозрение, что Парвус - агент русского правительства. А когда Парвус пришел к редактору газеты "Форвертс" Штребелю, тот принял его с нескрываемым недоверием. Не лучше отнеслись к нему и его бывшие близкие друзья из левого крыла партии.
Когда Парвус явился к Розе Люксембург, она не дала ему даже говорить, а сразу указала на дверь. Карл Либкнехт, Клара Цеткин и Лев Иогихес-Тышко тоже приняли его очень холодно.
Клара Цеткин назвала его - "сутенер империализма, который продался германскому правительству", - и все они окончательно порвали сношения с Парвусом.
Но в мае 1915 года Парвус прибыл в Швейцарию, где произвел большое впечатление на русских политических эмигрантов. Он остановился в одной из самых роскошных гостиниц Цюриха, жил там, как азиатский монарх, всегда окруженный красивыми блондинками, с которыми пил "самое дорогое шампанское". Екатерина Громан, с которой Парвус был близок, когда она еще работала в петербургской социал-демократической организации, взяла на себя миссию оповестить русскую колонию о прибытии Парвуса. Парвус дал ей значительную сумму для распределения среди нуждающихся эмигрантов. Этот жест еще более усилил слухи о фантастическом богатстве Парвуса. Но самой неотложной задачей Парвуса была встреча с Лениным.
Об этой встрече авторы книги "Купец революции" пишут: "Встреча с Лениным была главной задачей Парвуса. Парвус знал, что из всех фракций социал-демократической партии у большевиков самая лучшая организация. Ленин уже высказался против победы царского правительства в войне. Ленин хотел немедленной революции, - международной революции во всех воюющих странах, путем превращения империалистической войны в ряд гражданских войн, по прежде всего он хотел - революции в России. Поэтому, если Парвусу удалось бы сговориться с Лениным, то ему {206} было бы нетрудно перетянуть на свою сторону и представителей всех остальных фракций.
В плане Парвуса Ленин был ключом к успеху. К концу мая Парвус в сопровождении Екатерины Громан появился в ресторане, где обычно обедали русские политические эмигранты. Один из русских подвел Парвуса к столику, за которым сидел Ленин с Крупской, с ближайшей приятельницей Ленина Инессой Арманд и другом Ленина Каспаровым. После краткой беседы Ленин и Крупская ушли из ресторана с Парвусом и пригласили его к себе в их скромную квартиру.
Сам Парвус в своей немецкой брошюре "В борьбе за правду" так описал их беседу на квартире Ленина: - "Я изложил Ленину свои взгляды на социально-революционные последствия войны и в то же время обратил его внимание на то, что пока война продолжается, никакой революции в Германии не будет, революция возможна только в России, которая вспыхнет в результате германских побед. Он, Ленин, однако мечтал об издании международного социалистического журнала, при помощи которого он надеялся толкнуть весь европейский пролетариат на путь немедленной революции"".
Ленин и Парвус тогда не пришли ни к какому определенному соглашению. Ленин недолюбливал Парвуса, и не исключена возможность, что он видел в Парвусе некоего опасного конкурента. Ленин знал, что если план Парвуса удастся, то он со временем приобретет большое влияние в русских социалистических организациях и, благодаря своим финансовым ресурсам и интеллектуальным способностям, может обойти остальных партийных лидеров.
Авторы книги "Купец революции" пишут: - "Мы знаем, что эта мысль мелькнула и у самого Парвуса. Ленин, однако, к этим переговорам отнесся чрезвычайно осторожно. В своих публичных заявлениях Ленин никогда не упоминал о своей встрече с Парвусом в 1915 году. Он также не поносил Парвуса, как это делали тогда многие социалисты. Возможно, что Ленин хотел держать {207} открытой запасную дверь, которой он позже, как мы это дальше увидим, и воспользовался. Но тогда, в мае 1915 года, Парвусу не удалось добиться сотрудничества Ленина, и в использовании им нелегальной большевистской организации ему было отказано. Без Ленина Парвус не был в состоянии ни создать "единый социалистический фронт", ни работать в этом направлении с какой-либо надеждой на успех внутри России".
Однако Парвус в конце концов нашел выход. Перед своим отъездом из Цюриха, он поручил Екатерине Громан оповестить русских эмигрантов, что он хочет собрать группу исследователей для научно-исследовательского Института: изучать причины и последствия мировой войны. Институт этот он собирался открыть в Копенгагене. Обещание Парвуса, что работники Института смогут поехать в Копенгаген через Германию по легальным паспортам вызвало подозрение у многих русских эмигрантов - не является ли "парвусовский институт" учреждением, созданным на деньги германского правительства для пропаганды в пользу победы Германии? Парвусу удалось тогда завербовать только четырех русских эмигрантов: - Екатерина Громан, Владимир Перазич, Георгий Чудновский и бывший социал-демократический депутат Второй Государственной Думы Аршак Зурабов. Журнал социалистов-оборонцев "Свобода и Россия", выходивший тогда в Париже под редакицей Григория Алексинского, утверждал, что парвусовский институт основан на деньги германского правительства, и его задачей является распространение пораженческой пропаганды в союзных странах, главным образом, в России. По документам германского министерства иностранных дел, опубликованным в Америке и в Англии, точно установлено, что парвусовский Институт был основан на деньги германского правительства и именно с той целью, о которой писал Алексинский.
Позже в Институт вступил Моисей Урицкий, игравший видную роль в большевистской революции, а также {208} - Яков Ганецкий. В 1916 году Н. Бухарин очутился в Копенгагене и хотел вступить в парвусовский Институт. Но Ленин посоветовал ему держаться подальше от Парвуса. Ленин также запретил и своему представителю в Скандинавии Александру Шляпникову вступать в какой-либо контакт с Ганецким. Но Ганецкий, именно, по поручению Ленина вступил в парвусовский Институт. Авторы книги "Купец революции" объясняют, как это произошло: - "Ганецкий был скрытный, вполне надежный конспиратор, способный действовать одновременно в двух и более ролях. Он часто брал на себя, по поручению Ленина, разные деликатные миссии, и так как Ленин хотел иметь своего человека в парвусовской организации, то Ганецкий был самый подходящий для этого человек.
Мы имеем все основания утверждать, что Ганецкий примкнул к Парвусу с одобрения Ленина. Когда Ленин в 1915 году одобрил работу Ганецкого в парвусовской организации, то обе стороны от этого выиграли. Ленин был хорошо осведомлен о работе Института, а Парвус через Ганецкого имел прекрасную связь с большевистским главным штабом".
Доктор Циммер, представитель германского правительства, бывший в постоянном контакте с Парвусом, сообщал в Берлин: - "В организации, созданной Парвусом, работает восемь человек и около десяти разъезжают по России, так как это необходимо для поддержания постоянного контакте между различными организациями. Центр в Копенгагене ведет беспрерывную переписку с лицами, с которыми агенты установили контакт. Работа так хорошо поставлена, что часто даже люди, работающие в организации, не знают, что за всем этим стоит германское правительство".
В сентябре 1915 года Парвус начал издавать в Германии свой журнал "Ди Глоке". В одном из первых номеров Парвус выступил с защитой тех германских социалистов, которые поддержали правительство, когда война была объявлена. Он считал германский {209} генеральный штаб защитником интересов пролетариата против царизма. Появление журнала Парвуса и его статьи заставили Ленина выступить открыто в своей газете "Социал-демократ" с заявлением о Парвусе и его журнале "Ди Глоке". Авторы книги "Купец революции" пишут: - "Статья Ленина против "Ди Глоке" была использована большевистскими публицистами как доказательство, что между их партией и Парвусом не было никакой связи. Но Ленин в своей статье воздержался от того, чтобы назвать Парвуса агентом германского правительства. Ленин ни одним словом не обмолвился об их встрече в мае 1915 года. Ленин считал политически целесообразным открыто отмежеваться от Парвуса, не порвав, однако, с ним окончательно. Молчаливое соглашение насчет роли Ганецкого, как помощника Парвуса и одновременно конфиденциального агента Ленина, ни в коем случае не могло быть расторгнуто из-за критики Лениным журнала "Ди Глоке".
30 ноября 1915 года Парвус представил германскому послу в Копенгагене Брокдорф-Ранцау меморандум, в котором обсуждал проблему мира и делал ряд новых предложений насчет того, каким образом можно усилить революционное брожение в России. Парвус предостерегал германское правительство от сепаратного мира с царским правительством. Если царь заключит мир с Германией, утверждал Парвус, можно ожидать, что к власти придет реакционное ультра-националистическое правительство, которое не будет чувствовать себя связанным обещаниями царя. Германия, таким образом, будет лишена политических результатов своих побед на фронте. Мир с царем может закончить войну, но не может привести к миру. Россия, писал Парвус, уже достигла такой степени политического развития, когда мир с этой страной невозможен до тех пор, пока там у власти не будет правительство, пользующееся доверием народа. Если же, наоборот, Германия не заключит мира с царем, мир снова станет всеобщим лозунгом революционного движения.
{210} Жажда мира и крайнее расстройство в стране немедленно приведут к революции. Революционное правительство, которое придет на смену царскому, вынуждено будет в первую очередь закончить войну и предложить немедленный мир.
Брокдорф-Ранцау послал меморандум Парвуса канцлеру Бетман-Гольвегу вместе со своим письмом, в котором подчеркивал, что меморандум Парвуса написан им на основании тайных сообщений его конфиденциального агента, прибывшего на днях из Петербурга в Копенгаген. Германское министерство иностранных дел немедленно вызвало Парвуса в Берлин. Между 10 и 20 декабря Парвус провел несколько дней в Берлине, где обсуждал свои планы в министерстве иностранных дел и в министерстве финансов. Парвус получил обещание, что германское правительство ассигнует еще один миллион марок специально на пропаганду в русской армии.
Германский канцлер не принял тогда Парвуса, но Брокдорф-Ранцау сделал для Парвуса больше чем мог бы сделать сам Парвус.
В своем докладе министерству иностранных дел Брокдорф-Ранцау писал, что царь Николай II сам возложил на себя страшную историческую вину, вызвав войну, и не заслуживает никакого снисхождения со стороны Германии. Традиционной дружбе с Романовыми должен быть положен конец. Брокдорф-Ранцау писал:
"Победа и ее вознаграждение - занятие первого места в мире - будут обеспечены за Германией, если нам удастся своевременно вызвать революцию в России, разрушив этим Антанту. После заключения мира внутренний развал в России для нас не будет иметь никакой цены, возможно, что даже будет нежелательным. Несомненно верно, что доктор Гельфанд (Парвус) не святоша и не желанный гость. Он, однако, верит в свою миссию и его компетентность выдержала испытание в революции 1905 г. после русско-японской войны. Я думаю поэтому, что мы должны использовать его, пока еще не поздно".
29-го декабря 1915 года Парвус получил новый {211} миллион марок на поддержку революционного движения в России.
3 января 1916 года Парвус телеграфировал Брокдорфу-Ранцау из Стокгольма: "Все идет, как надо. Жду ответов из Петербурга". В Петрограде и в некоторых других городах в январе 1916 года произошли рабочие забастовки. Забастовки эти были стихийные и не привели к революции, вопреки ожиданиям и предсказанию Парвуса. Недоверие германского министра иностранных дел к Парвусу после этого усилилось. Он выразил подозрение, что фонды, предназначенные германским правительством на революцию в России, текут в карманы самого Парвуса.

V

В марте 1917 года революция в России вспыхнула, царский строй пал и у власти стало Временное Правительство. 22 марта 1917 года Парвус писал своему приятелю, что хотел бы видеть в России проведение следующих мер: вооружение пролетариата, публичный суд над царем, раздел помещичьей земли между крестьянами, введение восьмичасового рабочего дня на всех фабриках и заводах, созыв Учредительного Собрания и заключение мира.
Эта программа в общем соответствовала большевистским идеям. 1-го апреля произошел длительный обмен мнениями между Парвусом и Брокдорф-Ранцау. Парвус выразил глубокое убеждение в том, что Россия устала от войны и жажда мира вскоре охватит всю страну. Поэтому германская армия должна во что бы то ни стало пока воздержаться от наступления на Россию. Парвус боялся, что такое наступление может вызвать среди русских масс настроение в пользу защиты завоеванных свобод. Российская революция должна быть предоставлена самой себе, говорил Парвус, чтобы логически развить последствия столкновения классовых интересов, вызванных ею.
В результате, все основы русского государства будут сильно расшатаны. Крестьяне силой {212} захватят землю помещиков, солдаты бросят окопы, перебьют своих командиров. Украинцы, кавказцы и другие национальные меньшинства освободятся от Петрограда и разрушат централизованную организацию российского государства. Голод будет продолжаться, и в результате терпению масс наступит конец. В течение двух-трех месяцев, предсказывал Парвус, самая худшая анархия наступит в России.
Германская политика по отношению к революционной России, говорил Парвус, может следовать по одному из двух путей. Германия может начать широкую оккупацию российских территорий с целью сломить централизованную империю или же может заключить сепаратный мир с Временным Правительством. Для реализации первого варьянта Парвус рекомендовал сильное военное наступление на русском фронте, которое должно быть предпринято месяца через три. Такое наступление, при анархии в стране, приведет к покорению германской армией Южной России и сделает беззащитной остальную Россию.
В этом случае германское правительство должно быть готово безжалостно использовать свою победу до конца: разоружение русской армии, разрушение ее крепостей, уничтожение ее флота, запрещение производства военных орудий и амуниции и расширенная оккупация России. Если это не произойдет, то нет никакого сомнения, что русская империя быстро вновь станет могучей и опасной для Германии. Для того, чтобы подготовить почву для такого радикального разрешения русского вопроса, необходимо "поддержать крайнее революционное движение в России, с целью усиления там анархии". Если же Германия не готова для такого решения русского вопроса, или же считает такое предприятие непрочным, говорил Парвус графу Брокдорфу-Ранцау, то оно должно сделать усилие, чтобы заключить сепаратный мир с Россией, но такой мир, который был бы более или менее приемлем для обеих сторон. В противном случае Парвус боялся "повторения того, что случилось с нашими отношениями с Францией" в 1870-ом году, с той лишь {213} разницей, что Франция не переросла нас ни экономически, ни политически, в то время как Россия несомненно со временем вырастет в могучую экономическую и политическую силу, которая превзойдет территориально-ограниченную Германию.
Но Парвус считал, что шансы на заключение немедленного мира с Временным Правительством очень невелики. Поэтому он склонялся к тому, чтобы Германия оказала полную поддержку "крайне левому революционному движению" в России, то есть Ленину и большевистской партии. Брокдорф-Ранцау протокол своей беседы с Парвусом немедленно послал германскому канцлеру Бетман-Гольвегу и уже в начале апреля канцлер уполномочил германского посла в Берне фон Ромберга войти в контакт с русскими политическими эмигрантами и предложить им проезд в Россию через Германию.
Авторы книги "Купец революции" пишут: - "Пока технические и легальные средства проезда русских революционных эмигрантов в Россию через Германию обсуждались в германском министерстве иностранных дел, Парвус уже предпринял первые практические шаги.
Так как отправка большого числа русских революционеров была довольно сложным делом, то он считал, что в первую очередь надо немедленно переправить в Россию через Германию Ленина и Зиновьева - двух главных большевистских лидеров. Тут связь между Парвусом и Лениным через Ганецкого оказалась очень ценной. Парвус получил сначала согласие на это германского Генерального штаба, а не Министерства иностранных дел, и тогда попросил Ганецкого известить Ленина, что поездка его и Зиновьева через Германию организована, но не говорить ему ясно из какого источника оказана помощь. Германский агент Георг Скларц немедленно отправился в Цюрих сопровождать Ленина и Зиновьева в их поездке через Германию. Но Парвус ошибся, предполагая, что Ленин немедленно примет предложение.
24-го марта по старому стилю, Ленин просил Зиновьева послать Ганецкому {214} следующую телеграмму: "Письмо отправлено. Дядя (то есть Ленин) хочет знать более подробно. Официальный проезд только нескольких лиц - неприемлемо". Телеграмма Зиновьева была потом напечатана в "Ленинском сборнике" № 13.
Но Георг Скларц выехал из Копенгагена до получения Ганецким телеграммы Зиновьева и он еще более осложнил дело в Цюрихе тем, что предложил покрыть все расходы по поездке двух большевистских лидеров. Ленин немедленно прервал переговоры.
Парвус сделал большую ошибку. Без всякого намерения он как бы устроил западню двум большевистским лидерам. Если бы Ленин принял предложение, поехать в Россию только вдвоем с Зиновьевым, он бы так скомпрометировал себя, что не мог бы принести никакой пользы ни большевикам, ни немцам. Когда Парвус узнал обо всем, он немедленно отправился в Берлин для обсуждения хода событий в России с немецкими дипломатами и одновременно с социал-демократическими лидерами. Лидер германской социал-демократии Филипп Шейдеман, который во время войны поддерживал политику германского правительства, в первом томе своих воспоминаний вышедших в 1928 году, писал: - "Я впоследствии узнал, что поездка Ленина и его друзей через Германию в Россию была организована доктором Гельфандом-Парвусом, который об этом информировал только нескольких лиц. Нам (то есть социал-демократическим лидерам) он об этом ни слова не сказал".
Авторы книги "Купец революции" пишут: - "Лидеры германской социал-демократической партии ничего не знали с связях Парвуса с министерством иностранных дел и о его деятельности по поощрению хаоса в России... И они снабдили его письмом, в котором уполномочили вести переговоры с русскими изгнанниками, то есть, с Лениным и другими, официально от имени Центрального комитета социал-демократической партии".
Ленин, по приезде своем в Стокгольм, как известно, {215} отверг предложение Парвуса встретиться лично с ним, но Ганецкий продолжал быть тайным посредником между ними. Вместе с Лениным в Стокгольм приехал Карл Радек. Авторы книги "Купец революции" пишут: - "Фюрстенберг-Ганецкий еще продолжал играть роль посредника между Лениным и Парвусом, но теперь на сцену появился Карл Радек. Он, как известно, был австрийским подданным. Именно с ним Парвус 13 апреля провел большую часть дня. Это была решающая и совершенно секретная встреча". Мы никогда не узнаем точно, что эти два человека говорили друг другу. Мало вероятно, чтобы они потратили много времени, обсуждая марксистские теории. Парвус в состоянии был обещать большевикам большую финансовую поддержку в будущей борьбе их за завоевание власти в России. А Радек был уполномочен Лениным принять это предложение. События последующих месяцев в России дают достаточно доказательств, что именно эта договоренность произошла в Стокгольме 13 апреля 1917 года.
Авторы книги "Купец революции" далее отмечают то, что Радек, как австрийский подданный, тогда не имел возможности ехать с Лениным и другими товарищами в Петроград. Он остался в Стокгольме. Парвус через три дня вернулся в Копенгаген и немедленно отправился к германскому послу Брокдорфу-Ранцау. Он подробно рассказал ему о своих переговорах с Радеком и о том, что Ленин уполномочил Радека принять предложения Парвуса, сделанные им от имени германского правительства. Брокдорф-Ранцау обо всем этом немедленно телеграфировал министру иностранных дел и сообщил, что сам Парвус 18 апреля прибудет в Берлин и будет ждать приглашения на аудиенцию с Циммерманом, главой германского министерства иностранных дел. Через несколько дней Парвус получил такое приглашение. Аудиенция эта была весьма секретной, никаких свидетелей не было, и протокол об этой длительной беседе Парвуса с {216} Циммерманом не сохранился. Авторы книги "Купец революции" пишут:
"Нет никакого сомнения, что Парвус доказывал Циммерману необходимость поддержки Германией большевистской партии. Большевикам нужны были деньги для расширения своей пропаганды мира в русском тылу, а также среди солдат на фронте, которая уже велась в течение многих месяцев. Эта пропаганда должна теперь значительно усилиться и быть связанной с политикой большевиков. Опасность, что германское военное наступление на восточном фронте поведет к объединению всех патриотических элементов в России и парализует пропаганду мира - все еще существует. От этого больше всех пострадают большевики. Парвус вновь настаивал, чтобы никакого наступления на русском фронте не было в течение нескольких месяцев. Еще раньше министерство иностранных дел просило государственное казначейство о новой ассигновке пяти миллионов марок для политических целей в России, и 3 апреля просьба эта была удовлетворена".
Закончив все свои дела в Берлине, Парвус отправился в Копенгаген, а затем в Стокгольм. Последующие недели он провел в разъездах между этими двумя скандинавскими столицами. Авторы книги "Купец революции" пишут:
- "В Стокгольме Парвус большую часть своего времени проводил с лидерами Заграничной делегации ЦК большевистской партии. Похоже было, что он сам, как будто, один из них. Это было единственное заграничное представительство центрального комитета большевиков, который тогда уже находился в Петрограде. Он также был и пропагандным бюро, которое издавало два большевистских органа на немецком языке "Вестник русской революции" и "Корреспонденции Правда". Заведовали этими изданиями Ганецкий, Радек и Вацлав Боровский, который также был известен под псевдонимом П. Орловский... Из всех членов большевистского Бюро Радек был самый деятельный и доминирующий... Кроме Парвуса {217} Радек общался также с неким Гольдбергом, который был агентом депутата германского рейхстага Эрцбергера, а также и с Карлом Моор, швейцарским социалистом, который тогда одновременно работал для швейцарского, австрийского и германского правительств. Через этих людей Радек давал знать германскому правительству, что победа большевиков над Временным Правительством - вопрос только времени. И он говорил всем, кто только хотел его слушать, что он не ищет квартиру на зиму в Стокгольме, так как отправится в Петроград немедленно после победы большевиков".

VI

Все три члена Заграничного бюро ЦК большевистской партии - Ганецкий, Радек и Боровский - были опытными подпольщиками, которые продолжали бороться против Временного Правительства теми же средствами, какие они употребляли в борьбе против царского самодержавия. Но теперь они были в более выгодном положении.
Немцы предоставили в их распоряжение весь свой аппарат дипломатических сношений. Кроме этого еще существовали хорошо испытанные связи между Россией и Скандинавскими странами, которые были установлены экспортной компанией Парвуса в Копенгагене. Директором этой компании был Ганецкий. Слухи о том, что Парвус, благодаря своим связям с Германией и Турцией заработал миллионы, якобы, на поставках хлеба из Балканских стран для германской армии, как уже указано было нами, распространялись, главным образом, теми российскими революционерами, которые состояли в тайных сношениях с ним и через него получали от германского правительства субсидии для своей пораженческой пропаганды.
Авторы книги "Купец революции" приводят следующий рассказ члена австро-венгерскго посольства в Стокгольме Гребинга о тогдашних торговых делах Парвуса: - "Несомненно, что Парвус и Фюрстенберг-Ганецкий могли и действительно вели, с помощью Германии, экспортную {218} торговлю через Скандинавию с Россией. Этот экспорт германских товаров в Россию шел регулярно и в значительных количествах через фирму Парвуса-Ганецкого следующим образом: Парвус получал из Германии некоторые товары, как хирургические инструменты, медикаменты и химические продукты, в которых Россия очень нуждалась, а потом Ганецкий, как русский агент, отправлял их в Россию. Но за эти товары они Германии ничего не платили, все вырученные ими деньги от продажи германских товаров, с первого же дня революции в России, были использованы, главным образом, для финансирования ленинской пропаганды в России".
"Ленин - пишут авторы книги, - всецело доверял своему политическому Бюро в Стокгольме. Между Петроградом и Стокгольмом все время шел обмен многочисленными письмами. В переписке Ленина с Ганецким с самого начала вопрос о деньгах для большевистской партии занимал первое место. В своем первом письме к Ганецкому, написанном Лениным через несколько дней после его прибытия в Петроград, он жаловался, что "до сих пор не получили никаких денег". 12 апреля по старому стилю Ленин писал Ганецкому: "Дорогие друзья, до сих пор ничего, ровно ничего, ни писем, ни пакетов, ни денег от вас не получили. Только две телеграммы от Ганецкого... Пишите чаще. Будьте архиосторожны в сношениях. Ваш В. Ульянов".
В письме от 22-23 апреля старого стиля Ленин писал: - "Деньги (две тысячи) от Козловского получены. Пакеты до сих пор не получены... С курьерами дело наладить нелегко, но все же примем все меры. Сейчас едет специальный человек для организации всего дела. Надеемся, ему удастся все наладить... Радеку шлем привет". Эти письма Ленина впервые были опубликованы Ганецким, через пять лет, в московском коммунистическом журнале "Пролетарская революция", № 9, 1922 г.
В июле Парвус был в Берлине. Там он уверял представителей германского министерства иностранных дел в неминуемой победе большевиков. 22-го июля он уехал {219} в Швейцарию. Как раз в эти дни в Петрограде вспыхнуло восстание большевиков. Авторы книги "Купец революции" пишут: - "16 и 17 июля по новому стилю, в то время как Гельфанд-Парвус уверял дипломатов в Берлине о предстоящей победе большевиков, Ленин и его партия организовали восстание против Временного Правительства в Петрограде. Оно было подавлено с некоторыми трудностями, и правительство Керенского решило расправиться с большевиками.
18 июля министерство юстиции Временного Правительства опубликовало ряд документов, которые имели целью доказать, что Ленин и большевистская партия виновны в государственной измене. Документы эти были воспроизведены, как доказательство, что большевики получали деньги от германского правительства. Среди опубликованных документов были деловые телеграммы от Ганецкого и Козловского к г-же Суменсон, петроградской представительнице фирмы Нестл и телеграммы Ленина Ганецкому и Александре Коллонтай. На следующий день, 19 июля, вся патриотическая русская печать большими заголовками оповестила население страны о предательстве Ленина. Руководители этой газетной кампании два журналиста - Григорий Алексинский, бывший лидер большевистской фракции во второй Государственной думе, и Владимир Бурцев, старый революционер и известный историк революционного движения. (Бурцев - см. на нашей стр., лдн-книги, ldn-knigi)
Оба они обвиняли большевиков в предательской деятельности еще в 1914 году и еще задолго до этого ненавидели Парвуса".
20 июля Бурцев писал в петроградской либеральной газете "Речь": - "Парвус - не агент-провокатор. Он - больше того, он агент Вильгельма II-го". Министерство юстиции Временного Правительства обвинило большевиков в государственной измене. В обвинительном акте говорилось, что Ганецкий и Александра Коллонтай переводили деньги, которые они получали от Парвуса из Стокгольмского Неа-Банк в Сибирский банк в Петрограде на специальный счет госпожи Суменсон, к которому {220} большевики имели доступ. Главное обвинение против обвиняемых было формулировано в следующих словах: - "Расследование установило, что Яков Ганецкий-Фюрстенберг, проживая в Копенгагене во время войны, имел тесные финансовые связи с Парвусом, агентом германского правительства. Деятельность Парвуса, как агента германского и австрийского правительств, была направлена на поражение России в войне и отделение Украины...
Из многочисленных телеграмм, имеющихся в руках представителей юстиции, установлено, что между госпожой Суменсон, Ульяновым-Лениным, Александрой Коллонтай и Козловским, проживающим в Петрограде, с одной стороны, и Ганецким и Парвусом, с другой - шла постоянная большая переписка. Хотя в этой переписке говорилось о чисто коммерческих делах, об отправке разного рода товаров и о денежных операциях, но она дает достаточно оснований, чтобы сделать заключение, что это было просто прикрытие для сношений шпионского характера".
На основе имевшихся доказательств прокурор Временного Правительства считал доказанным, что обвиняемые сотрудничали с Германией с целью ослабить боеспособность России. В обвинительном акте далее было сказано: - "Для этой цели и на деньги, полученные ими от Германии, они организовали пропаганду среди гражданского населения и в армии, с призывом к немедленному отказу от продолжения военных действий против врага, а также с той же целью к организации в Петрограде с 16-го до 18-го июля 1917 года вооруженного восстания против существующего строя".
Ленину и Зиновьеву, как известно, тогда, во избежание ареста, удалось своевременно бежать из Петрограда и скрыться сначала в деревне, недалеко от Петрограда, а потом Ленин перебрался в Финляндию. Козловский, Суменсон, а позже и Троцкий были арестованы. Вся большевистская партия опять ушла в подполье.
Теперь факт большевистско-германского заговора {221} подтвержден официальными документами германского министерства иностранных дел.

VII

Парвус был не единственный посредник между большевиками и правительством Вильгельма II. Некоторые большевики в своих воспоминаниях рассказали об этом немало фактов. Так напр., известный большевик А. Г. Шляпников в своей книге "Канун семнадцатого года" пишет:
"Нам, большевикам, международный военный и полицейский сыск и провокация не давали покоя и заграницей. Наши антивоенные лозунги, наша антицаристская революционная деятельность не могли не привлечь внимания правительств стран, воевавших с Россией, с Антантой. Германский империализм первый учел возможности использования в своих интересах нашей активной революционной работы в России. Мы эти намерения предвидели... Попытки проникновения в наши ряды германо-австрийской агентуры имели место уже в первые месяцы войны. И первыми агентами империалистов явились социал-демократы. Нам было известно желание немецкого социал-демократа и купца Парвуса "помочь" нашей революционной работе. Но одного намека на это было достаточно для того, чтобы наши заграничные товарищи прекратили всякие отношения со всеми, кто имел какое-нибудь отношение к Парвусу и ему подобным господам". (Выше мы видели, как заграничные товарищи Шляпникова "прекратили всякие отношения со всеми, кто имел какое-либо отношение к Парвусу"). "В том же Стокгольме, - рассказывает далее Шляпников, - к тов. А. М. Колонтай, а затем и ко мне явился соц.-дем. (эстонец) Кескула. При свидании он спекулировал своими связями и знакомством с товарищем Лениным, Зиновьевым и другими членами наших заграничных центров.
Кескула вел себя чрезвычайно странно, высказывался в духе германской ориентации и, наконец, предложил свои услуги, если {222} нам потребуется его помощь в деле получения оружия, типографии и прочих средств борьбы с царизмом. Его образ мыслей и поведение показались нам очень подозрительными, и мы тотчас же почувствовали в нем агента германского генерального штаба и не только отвергли его предложение, но даже прекратили с ним всякие сношения. Связи в Швеции у него были большие. Он имел сношения с финскими "активистами", имел друзей в русском посольстве и в русских банковских страховых кругах. Наш отказ иметь дело с Кескулой не остановил его дальнейших попыток проникнуть при помощи других лиц в нашу среду. В конце 1915 г. мы обнаружили связь секретаря стокгольмской группы РСДРП(б) Богровского с Кескулой. Расследованием выяснили, что он получил от Кескулы деньги, но пользовался ими в личных целях. За нарушение постановления о недопустимости сношений с Кескулой Богровский был исключен из партии...
Вскоре нам удалось напасть на новые следы шпионского окружения нашей стокгольмской группы большевиков. Нам удалось напасть на следы связи Кескулы с высланным из Норвегии левым социалистом датчанином Крузе. В 1915-16 гг. зимой я имел встречу с Крузе в Петербурге в датской гостинице "Дагмара".
Его приезд в Россию, мне показался чрезвычайно подозрительным, а его объяснение путаное, только утвердило во мне закравшееся недоверие. Будучи в 1916 г. в Москве у H. M. Бухариной, я получил еще ряд указаний и сведений, оправдывавших мои подозрения относительно роли и характера деятельности Крузе. Очевидно, не предполагая за собой никаких подозрений, Крузе в Москве предлагал все те средства, которые еще в 1914 г. навязывал нам сам Кескула. Одновременно он пытался использовать наши связи в частности, данный ему Бухариным адрес H. M. Бухариной (В другом месте Шляпников говорит, что Крузе появился у Бухариной, воспользовавшись "случайным знанием адреса". Сама же Бухарина свидетельствовала, что Крузе приехал к ней по поручению ЦК большевиков и что она "виделась с ним часто и подолгу разговаривала".) для {223} установления сношений с пребывавшими в Москве друзьями Кескулы.
Из опубликованных документов германского министерства иностранных дел мы узнаем, что уже в сентябре 1914 г. германский посол в Берне фон Ромберг через своего агента эстонца Александра Кескулу вошел в сношения с русскими революционерами, жившими в Швейцарии. Фон Ромберг поручил Кескуле представить ему доклад об организациях, идеях и деятельности русских революционеров в Швейцарии и тут вскоре впервые выплыло имя Ленина. Доклад Кескулы от 25-го марта 1915 г., который Ромберг немедленно переслал Бетману-Гольвегу, содержал данные о состоявшемся совещании "русских социалистов ленинского направления" и его решениях: превращение империалистической войны в гражданскую, создание нелегальных организаций повсюду, где правительство и буржуазия объявили военное положение и отменили конституционные свободы, поддержка братания солдат на фронтах, массовые пролетарские выступления, и в особенности приветствие поражения русской монархии. К этому фон Ромберг от себя прибавил, что для Германии важны в первую очередь решения об образовании "тайных нелегальных партийных организаций" и тезис, согласно которому "совещание высказалось за поражение России" (Werner Haiweg. Lenin's Ruckkehr nach Russland 1917. S. 8.).
В меморандуме от 15-го июля 1915 г., озаглавленном "Внутреннее положение России", Кескула указывал, что Ленин и энергичная деятельность революционных организаций "являются противовесом против опасности образования кадетского министерства" (Там же, стр. 9.).
В сентябре 1915 г. Кескула вошел в контакт с Лениным. 30-го сентября он представил фон Ромбергу подробный доклад о своих беседах с Лениным и о программе Ленина. По мнению Кескулы, писал фон Ромберг канцлеру Бетман-Гольвегу, - "необходимо, чтобы мы немедленно же оказали {224} помощь революционерам ленинского движения в России. Он об этом лично доложит в Берлине... Мы должны действовать быстро, прежде чем социал-патриоты возьмут верх... Программа Ленина, конечно, не должна быть опубликована, во-первых, потому что ее опубликование раскрыло бы наш источник, но также и потому, что обсуждение ее в печати лишило бы ее ценности" (Germany and the Revolution in Russia 1915-1918, p. 7.).
Весной 1915 г. Кескула имел в своем распоряжении фонд, равный приблизительно 50-60 тысячам американских долларов, который он получил от германского министерства иностранных дел для финансирования большевистских изданий, пока они агитируют за поражение России в войне. Газетка Ленина "Социалдемократ" печаталась в незначительном количестве экземпляров и на дешевой бумаге. Отдельные экземпляры пересылались в Германию и там фотографическим способом перепечатывались на гильзовой бумаге в типографии германского морского министерства в большом количестве экземпляров. Отпечатанные экземпляры через Кескулу отправлялись в Копенгаген и в Стокгольм, а оттуда пересылались в Россию (Der Monat, September 1958.).
В феврале 1916 г. в длинном письме Кескула жаловался на осложнения, вызванные попыткой Парвуса в конце 1915 г. встретиться с Бухариным. Бухарин, по-видимому, отказался видеть Парвуса. В то же время взволнованные русские эмигранты начали заподазривать Кескулу. Но к тому времени, когда он писал вышеупомянутое письмо, весь вред, согласно Кескулы, был уже поправлен.
Кескула писал: "Как беспомощны эти русские, когда дело касается организации для какой-либо цели, можно видеть из того, что Бухарин поносил меня, собирая информацию обо мне, днем бегал по городу искать мой адрес, а ночью не мог спать. В то же самое время прилагаемая мною его брошюра была напечатана на мои деньги, без ведома Бухарина, к его, однако, большому {225} удовольствию".
Приложенная к письму Кескулы брошюра Бухарина была озаглавлена "Война и рабочий класс". По мнению Кескулы, она была пригодна для распространения ее среди широких масс, и он рекомендовал Штейнвахсу (агенту германского генерального штаба) напечатать большое издание ее на рисовой бумаге. Кескула также сообщал, что его агент, который имел первоклассные связи и рекомендации, прибыл в Петроград. Самое интересное было, что этот агент Кескулы имел рекомендательное письмо от Бухарина к его жене. в Москве (Germany and the Revolution in Russia 1915-1918, p. 14.). (Это и был тот Крузе, о котором пишет в своих воспоминаниях Шляпников).
8-го мая 1916 г. Штейнвахс в меморандуме министру Бергену сообщал:
"За последние несколько месяцев Кескула установил целый ряд новых связей в России, и он в разное время посылал скандинавских социалистов в Россию с рекомендациями к ведущим лицам, которые так тщательно его информировали о положении в России, что его отчеты, опубликованные после, вызвали восхищение в социалистических кругах северных стран. Он также продолжал поддерживать его исключительно полезный контакт с Лениным, и он передал нам содержание отчетов о положении, полученных Лениным от его конфиденциальных агентов в России. Кескула поэтому должен быть снабжен необходимыми средствами в будущем. Принимая во внимание исключительно неблагоприятные условия денежного обмена, 20 тысяч марок в месяц будет вполне достаточно" (Там же, стр. 17.).
Летом 1916 г. сношения между Лениным и Кескулой и немцами были прерваны по причинам, которые до сих пор не выяснены. Получал ли Ленин финансовую поддержку от германского правительства через другого агента - неизвестно. Но как раз в этот период Ленин и Крупская в письмах к своим родным и друзьям впервые начали {226} жаловаться на крайнюю нужду. Так Крупская уже 14-го декабря 1915 г. в письме к сестре Ленина Марии писала:
"У нас скоро прекращаются все старые источники существования и вопрос о заработке встает довольно остро". (Ленин. Письма к родным. Государственное Издательство, 1931 г. стр. 411.). Сам Ленин в письме к Горькому от 11-го января 1916 г. писал: "В силу военного времени я крайне нуждаюсь в заработке". А в сентябре 1916 г. в письме к Шляпникову он писал: "О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо поколевать ей-ей! Дороговизна дьявольская, а жить нечем" (Ленин. Сочинения. 4-е изд. Том 35, стр. 187.).
Получал ли тогда Ленин какие-либо деньги от германского правительства через Парвуса или кого-либо другого - неизвестно, но теперь точно установлено, что поездка Ленина в Россию в апреле 1917 г. в "запломбированном вагоне" через Германию была организована Парвусом.

VIII

21-го марта 1917 г. (8-го марта по старому стилю, т. е. ровно через неделю после падения самодержавия) германский посол в Копенгагене Брокдорф-Ранцау телеграфировал министерству иностранных дел в Берлине:
"Доктор Гельфанд (Парвус), с кем я обсуждал события в России, объяснил, что, по его мнению, конфликт там в настоящее время главным образом между умеренными либералами и социалистическим крылом. Он не сомневается, что последние возьмут верх... Люди в настоящее время стоящие там у власти, по-видимому, хотят дальше продолжать войну, и вождями фракции, одобряющей эту политику, являются Милюков и Гучков... Доктор Гельфанд верит, что как только амнистия для политических осужденных вступит в силу, явится возможность работать успешно против Милюкова и Гучкова через непосредственный контакт с социалистами" (Germany and the Russian Revolution, p. 25.).
{227} 2-го апреля 1917 г. Брокдорф-Ранцау телеграфировал из Копенгагена министерству иностранных дел: "По моему мнению, мы должны, с одной стороны, тайно употребить все усилия, чтобы углубить разногласия между умеренными и крайними партиями, ибо тогда станет неминуема сильная перемена, которая примет формы, неизбежно расшатывающие самое существование Российской империи. Но даже если умеренное крыло останется у власти, я не могу себе представить что переход к нормальным условиям возможен без крупных потрясений. Тем не менее, я думаю, что с нашей точки зрения было бы предпочтительнее поддерживать крайний элемент, та как это было бы более прямым путем для работы и скорее привело бы к какой-то развязке. Вернее всего мы состоянии рассчитывать, что в течение трех месяцев paспад достигнет той степени, при которой мы сможем военным наступлением сломить силу России".
Во время своего пребывания в Стокгольме Ленин пытался перед своими шведскими единомышленниками мотивировать свою поездку в запломбированном вагоне через воюющую Германию. Для этой цели под председательством левого шведского социалиста Карла Линдхагена в гостинице Регина состоялось закрытое собрание. На этом собрании Платтен и Карл Радек, приехавшие из Швейцарии вместе с Лениным, дали отчет о переговорах с представителями германской власти, а Ленин просил упомянутых ими имен не публиковать.
По словам Пауля Ольберга, корреспондента германского социал-демократического "Форвертса", присутствовавшего на этом собрании, Ленин тогда в Стокгольме "старался создать впечатление, что он и его сторонники не имеют никаких денежных средств, чего на самом деле не могло быть.
Независимо от того, имел ли он тогда в своем распоряжении германские деньги, в кругах швейцарской эмиграции было хорошо известно, что Ленин из других источников получал сравнительно большие денежные суммы для партийных целей. Ленин обратился за финансовой помощью {228} к "Стокгольмскому эмигрантскому комитету" для дальнейшего путешествия его самого и его товарищей. Комитет ассигновал ему требуемую сумму. Каково же было удивление членов Комитета, когда Ленин попросил ассигновать ему дополнительных 1000 крон. Это пожелание Ленина было передано Комитету через польского друга Ленина Фюрстенберга-Ганецкого. В Комитете вопрос о том, следует ли удовлетворить просьбу Ленина, вызвал разногласия, но в конце концов просьба была удовлетворена" (Р. Olberg. Lenins Transaktionen mit Wilhelm II Regierung, Vorwarts, May l, 1957.).
В 1918 г. Парвус писал, что он был в Стокгольме, когда Ленин там находился, и Ленин отказался лично встретиться с ним. "Я передал ему через нашего общего друга, - писал Парвус, - что теперь прежде всего необходим мир, поэтому необходимо объявить условия мира. Что же он предполагает делать? Ленин ответил, что он не занимается дипломатией, его дело социал-революционная агитация. Я велел передать Ленину: он может агитировать. Но если государственная политика для него не существует, то он станет орудием в моих руках" (Parvus. Im Kampf um die Wahrheit, Stockholm, 1918, S. 51.). (Парвус. В борьбе за правду...)
Ленину тогда не было никакой надобности лично встречаться с Парвусом, которого все считали германским агентом. Он из предосторожности поручил Ганецкому и Радеку от его имени вести переговоры с Парвусом, как и с другими германскими агентами.
17-го апреля 1917 г. Брокдорф-Ранцау телеграфировал германскому министру иностранных дел Циммерману: "Доктор Гельфанд сегодня вернулся из Стокгольма, где он вел переговоры с русскими политическими эмигрантами из Швейцарии" (Germany and the Russian Revolution, P. 50.).
В тот же день Штайнвахс, представитель министерства иностранных дел в главной ставке, телеграфировал из Стокгольма в Берлин: "Приезд Ленина в Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели" (Там же, стр. 51.).
А 30-го апреля 1917 г. фон Ромберг из Берна сообщал канцлеру Бетман-Гольвегу: - "Сегодня меня посетил Платтен, который сопровождал русского революционера Ленина и его последователей в их поездке через Германию, чтобы от их имени поблагодарить меня за услуги, оказанные им. К сожалению, Платтену запрещено было сопровождать его попутчиков в Россию. Он на границе был задержан английским офицером, который приостановил его разрешение на въезд. Ленину, с другой стороны, по словам Платтена, его сторонники устроили блестящую встречу. Можно сказать, что он имеет за собой три четверти петроградских рабочих. Труднее обстоит дело с пропагандой среди солдат, у которых еще сильно распространено мнение, что мы собираемся атаковать русскую армию. Как пойдет дальше развитие революции, пока еще не ясно. Возможно, что достаточно будет заменить отдельных членов Временного Правительства как Милюкова и Гучкова социалистами.
Во всяком случае, абсолютно необходимо притоком из-за границы увеличить число безусловных друзей мира... Из замечаний Платтена стало ясным, что у эмигрантов нет достаточных средств для ведения своей пропаганды, в то время как средства их врагов безграничны. Фонды, которые были собраны для них, попали главным образом в руки социал-патриотов. Я постараюсь при помощи агента расследовать деликатный вопрос, возможно ли будет предоставить им эти средства так, чтобы их не смутить. А пока я был бы благодарен за сообщение по телеграфу о том, получают ли уже революционеры финансовую поддержку какими-либо другими путями". На докладе фон Ромберга есть следующая заметка представителя канцелярии Пурталеса: "Я говорил с Ромбергом. Этим вопрос, поднятый последним предложением его отчета, исчерпан" (Germany and the Russian Revolution, p.p. 52, 53.).
10-го мая товарищ министра иностранных дел Штумм {230} телеграфировал германским послам в Берне и в Стокгольме: "Пожалуйста, обратите внимание возвращающихся в Россию эмигрантов, через подходящих агентов, чтобы они потребовали от своего правительства опубликования тайных договоров, заключенных между старым русским режимом и Англией и Францией" (Hahlweg, S.S. 123.).
Как известно, это требование наряду с требованием отставки Милюкова и Гучкова, вскоре стало одним из главнейших требований большевиков и тех групп, которые шли в их форватере. Немецкая агентура проникла и в круги, занятые тогда идеей созыва в Стокгольме конференции социалистических партий воюющих и нейтральных стран для выработки условий мира. В телеграмме германского министра Циммермана германскому посланнику в Стокгольме от 9-го мая 1917 г. сообщалось: "Доктору Гельфанду (Парвус) пожаловано прусское подданство. Он едет через Копенгаген в Стокгольм, куда он прибудет через несколько дней с целью работать в наших интересах на предстоящем социалистическом конгрессе".
29-го сентября 1917 г. новый германский министр иностранных дел фон Кюльман телеграфировал представителю министерства в главной ставке о подрывной работе министерства внутри России: "Наш главный интерес, - писал фон Кюльман, - это усилить, насколько возможно, националистические и сепаратистские стремления и оказывать сильную поддержку революционным элементам. Мы теперь заняты этой работой в полном согласии с политическим отделом генерального штаба в Берлине (капитан фон Хильзен). Наша совместная работа дала осязательные результаты. Без нашей беспрерывной поддержки большевистское движение никогда не достигло бы такого размера и влияния, которое оно сейчас имеет. Всё говорит за то, что это движение будет расти и то же самое можно сказать о финляндском и украинском движениях независимости. Приготовления к восстанию в Финляндии идут усиленным темпом и, как известно {231} Верховному командованию армии, поддерживается нами (Германией) в значительной степени" (Germany and the Russian Revolution, p. 70.).
Интересно, что 9-го мая 1917 г. советник германского посольства в Берне от имени фон Ромберга запрашивал министерство иностранных дел в Берлине, имеют ли его агенты связи в России не только с Лениным и его группой, но также и с лидерами партии социалистов-революционеров, с Черновым и его товарищами? Ответ получился 12-го мая. Он гласил: "Я не имею никаких связей с ними" (Там же, стр. 54.).



IX

3-го декабря 1917 г. министр иностранных дел фон Кюльман сообщил представителю министерства при главной ставке: "Разрыв Антанты и последующее за тем создание политических комбинаций, благоприятных нам, продолжает быть самой главной целью нашей дипломатии. Россия оказалась самым слабым звеном во вражеской цепи. Нашей задачей поэтому было постепенно ослабить ее и, когда станет возможно, устранить ее. Это была цель той подрывной деятельности, которую мы могли вести в России за линией фронта - в первую очередь поощрение сепаратистских тенденций и поддержка большевиков. Лишь тогда, когда большевики начали получать от нас постоянный приток фондов через разные каналы и под различными ярлыками, они стали в состоянии поставить на ноги их главный орган "Правду", вести энергичную пропаганду и значительно расширить первоначально узкий базис своей партии.
Большевики теперь пришли к власти. Как долго они ее удержат - невозможно предвидеть. Им необходим мир для того, чтобы укрепить свою собственную позицию. С другой стороны, это всецело в наших интересах использовать период, пока они у власти, который может быть коротким, для того, чтобы добиться прежде всего перемирия, а потом, если {232} возможно, мира. Заключение сепаратного мира означало бы достижение желанной военной цели, а именно - разрыв между Россией и ее союзниками" (Там же, стр. 95).
Из опубликованных документов германского министерства иностранных дел мы узнаем, что и после прихода Ленина к власти Германия потратила десятки, а может быть и сотни миллионов марок на то, чтобы не допустить падения большевистской власти. Уже 28-го ноября 1917 г., т. е. через три недели после захвата власти большевиками, германский товарищ министра иностранных дел Буше телеграфировал министру в Берн: "Согласно информации, полученной здесь, правительству в Петрограде приходится бороться с большими затруднениями. Желательно поэтому, чтобы им были посланы деньги" (Germany and the Russian Revolution, p. 93.). 17-го мая 1918 г. германский посол в Москве Мирбах в телеграмме министру иностранных дел сообщал: "Я всё еще стараюсь противодействовать усилиям союзников и поддерживаю большевиков. Я, однако, был бы признателен за получение инструкций насчет того, оправдывает ли общее положение трату больших сумм в наших интересах". На это 18-го мая последовал ответ фон Кюльмана:
"Пожалуйста тратьте большие суммы, так как весьма в наших интересах, чтобы большевики остались у власти. Фонды Ритцлера в вашем распоряжении. Если нужны еще деньги, пожалуйста телеграфируйте, сколько" (Там же, стр. 128.). Мирбах не верил в устойчивость большевистской власти. 30-го апреля 1918 г. он писал канцлеру Бетману-Гольвегу:
"Власть большевиков в Москве поддерживается, главным образом латышскими баталионами, и к этому еще большим числом броневых машин, реквизированных правительством, которые беспрерывно летают по городу и могут немедленно доставить солдат на опасные места, если нужно" (Там же, стр. 121.).
{233} 3-го июня 1918 г. Мирбах телеграфировал министерству иностранных дел: "Из-за сильной конкуренции союзников нужны 3 миллиона марок в месяц". 5-го июня фон Кюльман послал заведующему государственным казначейством графу Редерну меморандум, полученный им от советника посольства в Москве Траутмана, в котором, между прочим, сообщалось: "Из-за последних усилий союзников в России убедить Совет Рабочих Депутатов (Съезд Советов?) принять требования Антанты (что мoгло бы привести к ориентации России в сторону союзников), граф Мирбах вынужден истратить значительные суммы, чтобы предотвратить принятие какой-либо резолюции в этом направлении". (Иначе говоря, часть депутатов Совета или Съезда Советов была куплена немцами, чтобы они голосовали за непринятие предложений союзников. Д. Ш.). Далее в этом меморандуме Траутман сообщал: "Фонд, который мы до сих пор имели в своем распоряжении для распределения в России, весь исчерпан. Необходимо поэтому, чтобы секретарь имперского казначейства предоставил в наше распоряжение новый фонд. Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, этот фонд должен быть, по крайней мере, не меньше 40 миллионов марок" (Там же, стр. 133.).
После того, как большевики уже крепко захватили государственную власть, они, естественно, больше не нуждались в посредничестве Парвуса, как не нуждались уже в этом и немцы. Обе стороны, германское правительство и лидеры большевиков, могли вести переговоры через своих официальных представителей. Но еще 14 ноября 1917 года, то-есть, через неделю после большевистского переворота в Петрограде, когда Парвус был в Вене, он получил телеграмму от членов заграничного бюро ЦК большевистской партии в Стокгольме - Радека и Ганецкого, чтобы он немедленно вернулся в Стокгольм. Парвус вернулся в Стокгольм 17 ноября и в тот же день {234} встретился с Радеком, Ганецким и. Воровским. Авторы книги "Купец революции" пишут: -
"Парвус заявил, что он хочет иметь частную беседу с Радеком. К удивлению Радека, Парвус предложил свои услуги советскому правительству и выразил желание просить у Ленина разрешения вернуться в Россию. Ему хорошо известно, сказал Парвус, что в партийных кругах России относятся подозрительно к его военной политике. Поэтому он готов защищать свою политику перед пролетарским судом и готов подчиниться решению такого суда. Парвус просил Радека передать лично Ленину его просьбу и немедленно известить его о решении Ленина".
По словам самого Радека, обращение Парвуса произвело на него глубокое впечатление, и он немедленно отправился в Петроград. По дороге он встретился с Ганецким. Когда они 18 ноября достигли финляндской границы, они оттуда уже послали телеграмму Ленину: "Мы едем экстренным поездом в Петроград. Имеем очень важное поручение. Просим немедленно совещания". К 17 декабря Радек вернулся в Стокгольм. Согласно воспоминаниям Радека, ответ Ленина был не только большим разочарованием для Парвуса, но и глубоко оскорбительным. Радек сообщил Парвусу, что большевистский лидер не может разрешить ему вернуться в Россию и что, по выражению Ленина, "дело революции не должно быть запятнано грязными руками". Политические планы Парвуса окончательно рухнули.
Обе стороны - германское правительство и большевики использовали Парвуса, а потом бросили его. Парвус однако летом 18-го года был убежден, что Германия в состоянии будет продиктовать мир на Западе, как она это сделала на Востоке. Он мечтал об объединенной Европе под политическим руководством Берлина.
Парвус сильно переоценил силу и выносливость Германии. Лишь в сентябре 18-го года Парвус увидел, что Германия войну проиграла. Он долгое время убеждал представителей большевиков в Стокгольме, что революция в {235} Германии невозможна не только во время войны, но даже и немедленно после окончания войны. Когда же окончательное поражение германской армии на западном фронте и революция в Германии произошли в ноябре 18-го года, Парвус, вместо того, чтобы оставаться в Берлине, предпочел отправиться в Швейцарию в добровольное изгнание. В Швейцарии Парвуса заподозрили в том, что он тайный агент советского правительства и он был арестован. Германский посол в Берне Адольф Мюллер, старый приятель Парвуса, заявил швейцарскому правительству, что Парвус член германской социал-демократической партии большинства и политик, который энергично боролся против большевиков. Парвуса немедленно освободили. В ноябре 20-го года известный германский журналист Максимилиан Харден выступил в своем журнале "Цукунфт" с большой статьей, в которой разоблачал закулисную деятельность Парвуса во время войны. Совершенно случайно против Парвуса тогда резко выступил и его бывший старый друг Карл Каутский. В конце месяца Парвус был извещен, что он больше не может оставаться в Швейцарии. Парвус уехал в Германию и поселился в роскошной вилле на Ванзее.
12-го декабря 24-го года Парвус умер от сердечного припадка. Он пережил Ленина только на десять месяцев. Даже большинство германских социал-демократов после его смерти предпочли совершенно забыть его. Так бесславно кончил свои дни Александр Гельфанд-Парвус безусловно очень способный и очень талантливый человек, который сыграл роковую роль в истории России и всего мира.

Х

А. Литвак, один из лидеров еврейского социал-демократического "Бунда", который после объявления войны застрял в Цюрихе, рассказывает о Радеке в своих воспоминаниях (посмертное издание, вышедшее в Нью Йорке в 1949 году), что в августе 1914 г. туда же из {236} Германии прибыл Карл Радек, который "имел очень плохую репутацию". Радек, с которым Литвак часто встречался, хвастался тогда, что у него есть связи с германскими генералами и австрийскими министрами. "Он говорил о тайнах высокой политики, - пишет Литвак, - как человек интимно посвященный в них".
Радек тогда был "интернационалистом" толка Мартова и Троцкого. В то же время он очень любил Австрию. Из его слов было ясно, что он хочет победы Австрии в войне. Сам Литвак был тогда искренним интернационалистом и противником войны. "В Цюрихе был момент, - пишет он, - когда не только мне одному казалось, что Радек готов был активно содействовать официальной Австрии в осуществлении ее политических планов. Радек много рассказывал о Парвусе, по его словам очень способном человеке, но распущенном, нечистом на руку и нечестном с женщинами. Радек отлично знал его со всеми его недостатками, однако говорил о нем с большой теплотой. Даже о его недостатках он говорил добродушно, как говорят о недостатках человека, которого любят. Мне казалось, что причина этого теплого чувства к Парвусу была та, что в самом Радеке было много от Парвуса.

Парвус состоял в близких сношениях с германским правительством. По словам Радека, даже с германской армией. Как служащий у Парвуса работал Ганецкий-Фюрстенберг, и я должен прибавить, что Радек близко стоял к обоим, к Парвусу и Ганецкому" (A. Литвак, Собрание сочинений (на идиш). Нью Йорк, 1945, стр. 245, 252, 256.).
В своей статье в берлинском журнале "Der Monat" Земан признает, что есть доказательства, что Радек и Ганецкий были тесно связаны не только с Парвусом, как агентом Германии, но что имели и другие такие связи. Но он тут же находит для них некоторое оправдание. "Теоретически, - говорит он, - они были гражданами Австро-Венгрии, которые не имели оснований заботливо избегать контакта с центральными державами". Тут, {237} во-первых, фактическая ошибка: Ганецкий, родом из русской Польши, был не австрийским, а русским подданным. Во-вторых, оба они ведь выдавали себя за революционных социалистов, за самых последовательных интернационалистов, оставшихся верными идеям Карла Маркса и Интернационала.
Только совершенным незнанием истории большевистской партии и непониманием сущности большевизма можно объяснить следующее заявление авторов или автора "Введения" к книге "Германия и русская революция 1915-1918 г.": "Среди документов министерства иностранных дел нет доказательств, что Ленин, человек осторожный, был в непосредственном контакте с какой-либо германской агентурой. Насколько он знал о деятельности людей окружавших его - трудно сказать". В своей статье в "Der Monat" Земан пишет, что сношения с немцами в 1917 г. переняли Платен, Радек, Ганецкий, Григорий Шкловский и другие "люди второго разряда, с ведома или без ведома Ленина".
На этом основании большевизанствующие и мало осведомленные или просто политически невежественные рецензенты книги "Германия и русская революция 1915-1918 г." в целом ряде серьезных английских и американских газет и журналов уже писали, что якобы не установлено, что Ленин и его партия были связаны с Германией и получали от нее огромные суммы. А один очень серьезный американец договорился даже до того, что если и доказано, что немцы дали большевикам большие суммы денег, то не доказано, что эти деньги попали в руки Ленина. Если это не попытка "обелить" Ленина, то это просто сверхъестественная глупость. Конечно, Ленин не встречался ни с Вильгельмом II, ни с Людендорфом и не договаривался лично с канцлером Бетманом-Гольвегом и не получал от них ящиков с золотыми германскими марками или с русскими государственными ассигнациями. Ленин лично ведь тоже не участвовал ни в "экспроприациях", которые большевистские "боевики" с ведома Ленина производили {238} в годы первой революции, пересылая ему награбленные деньги. Ленин тоже лично не участвовал и в вооруженном восстании, организованном по его настоянию, которое привело его к власти. Но большевистская партия никогда ни одного шага не сделала без его ведома, больше того, он всегда был инициатором всех решений и выступлений партии. Правительство Вильгельма II давало деньги не отдельным большевикам, "окружавшим" Ленина, но именно партии, а Ленин всегда был ее абсолютным диктатором. Никто никогда не действовал от его имени, не будучи заранее уполномоченным на это Лениным.
Имя Троцкого почти не упоминается ни в документах, опубликованных в книге "Германия и русская революция 1915-1918 г.", ни в статье Земана в журнале "Der Monat", ни в книге "Купец революции" а между тем Троцкий, по крайней мере в 1917-1918 гг. несомненно был соучастником германо-большевистского заговора. До войны Троцкий жил в Вене. Когда вспыхнула война, старый лидер австрийской социал-демократической партии, Виктор Адлер, помог Троцкому получить от австрийского правительства разрешение на выезд из Австрии для него самого и его семьи. Троцкий переехал в Цюрих. Там он опубликовал брошюру на немецком языке под заглавием "Война и Интернационал". В ней он резко критиковал, главным образом, немецких социал-демократов за их поддержку военной политики германского правительства. Но через несколько месяцев он переехал из Цюриха в Париж и там стал ближайшим сотрудником газетки "Голос", органа социалистов - противников войны. Позже, когда французское правительство закрыло "Голос", газета начала выходить под названием "Наше Слово" и Троцкий стал ее главным редактором. Ближайшими сотрудниками "Нашего Слова" были:
Мартов, Луначарский, Покровский, Рязанов, Лозовский, Мануильский, Раковский, Антонов-Овсеенко и Павлович. Все они, за исключением Мартова, в 1917 г. примкнули {239} к Ленину. Если Троцкий в Цюрихе нападал, главным образом, на германских социалистов, то в Париже всё острие его пера было со всей резкостью направлено против Франции и ее союзников.
Старый друг Троцкого Л. Г. Дейч, прочитав статью Троцкого в "Нашем Слове", глубоко возмущенный ею, воскликнул: "Если б я так хорошо не знал Троцкого, то я не сомневался бы, что он подкуплен германским правительством. В конце 1916 г. "Наше Слово" было закрыто французским правительством, а Троцкий был выслан из Франции. Он уехал в Испанию, но и оттуда его выслали. Он переселился в Нью Йорк и здесь, в редактируемой им и Бухариным русской газете "Новый Мир" и в социалистических газетах и журналах на других языках, продолжал гнуть ту же самую линию. В Нью Йорке Троцкий рассказывал, что "Наше Слово" издавалось на средства главным образом Раковского. Вполне возможно, что Троцкий тогда не знал, что Раковский получал эти деньги от Парвуса. Но в июле 1917 г. Троцкий уже вне всякого сомнения знал, что все большевистские "Правды" ("Окопная", "Солдатская" и др.), и весь огромный аппарат большевистской партии, финансируются германским правительством. В своей книге о Ленине, вышедшей в Москве в 1924 г., Троцкий будучи тогда еще всесильным военным комиссаром и членом Политбюро писал: "После июльского восстания Ленин мне сказал: "Теперь они нас перестреляют. Самый для них подходящий момент"". К счастью, - пишет Троцкий, - "нашим врагам не хватало еще ни такой последовательности, ни такой решимости" (Троцкий, О Ленине, Москва, 1924, стр. 58-59.).
Троцкий, как и Ленин, хорошо знал, что за агитацию против Временного Правительства и за немедленный мир никто даже из русских умеренных либералов не потребовал бы расстрела Ленина и его ближайших соратников. Но Ленин, конечно, думал, что Временное Правительство получило в свои руки бесспорные доказательства, что большевистская партия получала от правительства {240} Вильгельма II огромные суммы денег на разложение русской армии и усиление анархии в стране, чтобы таким образом привести к военному поражению России и к сепаратному миру. Троцкий тогда работал рука об руку с Лениным и для него не могло быть секретом, что Ганецкий, Боровский и Радек, которые в Стокгольме являлись официальными представителями Ленина и большевистской партии, находятся в близкой связи с Парвусом.
10-го июля 1917 года в письме на имя Временного Правительства Троцкий открыто солидаризировался с Лениным и Зиновьевым, которые тогда были в бегах и скрывались. Троцкий был арестован, но во время корниловского восстания был освобожден из тюрьмы и стал лидером большевиков в Совете Рабочих и Солдатских Депутатов. Он также был выбран членом ЦК большевистской партии.
Тогда он уже безусловно знал все секреты большевиков, и он не мог не знать о той помощи, которую германское правительство и генеральный штаб оказывали большевикам - раньше для свержения Временного Правительства, а потом для удержания большевиками власти в своих руках. В качестве первого комиссара по иностранным делам Троцкий не мог не быть в постоянной связи с тайными представителями Германии. Он не мог не знать, что назначенный официальным представителем большевистского правительства в Стокгольме В. Боровский постоянно встречается там не только с Парвусом, но и с советником германского посольства фон Ритцлером. Об этом еще в 1928 году подробно рассказал Филипп Шейдеман в своих мемуарах. Самые крупные суммы большевики получали от немцев уже после захвата ими власти, в конце 1917 г. и в 1918 г. вплоть до окончательного поражения Германии на Западном фронте. Троцкий, конечно, знал об этом, ибо тогда он был всесильным военкомом и занимал в советском правительстве первое место после Ленина. Таким образом, если не с самого начала войны, то позже, Троцкий был одним из активных соучастников германо-большевистского заговора.

{241}

XI

Когда 24-го апреля 1918 г. товарищ министра иностранных дел Буше на заседании германского Рейхстага объявил условия мира, выработанные в Брест-Литовске, председатель социал-демократической партии Филипп Шейдеман в своей речи сказал: "Невозможно начать дебаты о политическом положении, забывая о большой трагедии, постигшей Россию... Канцлер уже сказал нам, что русское правительство приняло условия, выработанные германским правительством. Это не было нашим намерением, намерением германской социал-демократической партии, привести Россию к теперешнему ее состоянию. Мы боролись за защиту нашего отечества против царизма. Мы продолжаем бороться против союзнической политики захватов, но мы не боремся за раздел России, не боремся за подавление независимости Бельгии...
Мы считаем необходимым заявить перед всем миром, что политика, которая теперь ведется по отношению к России, не наша политика... Если наша (социал-демократическая) политика не была применена на Востоке, если там предприняты были шаги прямо противоположные нашему совету, шаги, которые по нашему убеждению кроме вреда ничего не принесут нашему народу, то русский большевизм в значительной степени способствовал этому. После поражения царизма на фронте, большевизм всецело разоружил Россию и не проявлял, во всяком случае в своих первоначальных стадиях, ни малейшего интереса к сохранению Российской империи. Он (большевизм) фактически играл на руку расчленению России" (Scheideman. Memoirs of a Social-Democrat, Vol. II, p. 451-452.).
Эдуард Бернштейн в своей выше цитированной статье в берлинском "Форвертсе" в 1921 г. обвинял Ленина, что он всецело был ответствен за позорный Брест-Литовский мир и за расчленение России, и что не заслуга Ленина и его товарищей, что Брест-Литовский мир был позже {242} аннулирован в результате победы союзников на западном фронте (Напомним читателю, что по Брест-Литовскому договору Польша Курляндия и Литва вместе с частями Лифляндии и Эстонии были объявлены окончательно отделившимися от России. Россия также обязывалась немедленно эвакуировать Финляндию, Балтийские провинции, Украину и Закавказье. Украина, как доказательство своей независимости, заключила сепаратный мир с Германией. Россия была расчленена. Кроме того, большевики еще обязались уплатить Германии огромную контрибуцию.).
А через 18 лет, 2-го сентября 1939 года, другой известный германский социал-демократ Рудольф Гильфердинг, который в 1918 г. был одним из лидеров левых независимых социалистов, противников войны, писал в официальном органе германской социал-демократической партии "Neue Vorwarts", выходившем тогда в Праге: "Ленин в марте 1918 года подписал Брест-Литовский мир с Германией, чтобы продолжать войну между Германией и Австрией с одной стороны, и Англией и Францией, с другой, и чтобы обеспечить себе самому мир. Он сделал это, рискуя привести к победе реакционных Габсбургов и Гогенцоллернов над западными демократиями... Вмешательство Соед. Штатов Америки, "американского капитализма", как говорили вульгарные марксисты, вмешательство, которое тогда не могло быть предвидено, спасло его (Ленина) от этой опасности" (В "Neue Vorwarts" Гильфердинг подписывался Richard Kern.).

Ленин и его товарищи поступили как величайшие предатели не только по отношению к своей родине, к российской демократии, но и по отношению к мировой демократии и международному социализму. Циничное сотрудничество Ленина и большевистской партии с правительством Вильгельма II и германскими милитаристами принесло катастрофические результаты для всей Европы, сведя в большой степени на-нет огромные жертвы западных демократий в первой мировой войне и борьбу целых двух поколений русского освободительного {243} движения. В этом же циничном сотрудничестве были заложены моральные основы позднейшего сталинского пакта с Гитлером, развязавшего вторую мировую войну, от которой погибли десятки миллионов людей. Конечно, вся правда о германо-большевистском заговоре 1917-1918 г.г. будет вскрыта только тогда, когда откроются архивы Центрального Комитета большевистской партии, если часть секретнейших документов, хранящихся там, не будет уничтожена или уже не уничтожена.

{244}

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Г. В. Плеханов в 1917 г. - Его последние дни

I

В своей брошюре "Еще о войне", вышедшей в 1916 году Плеханов писал:
"Россия принадлежит не царю своему, а своему трудящемуся населению. Кому дороги интересы этого населения, тот не может быть равнодушен к судьбам России... Мы должны восставать против эксплуатации одного народа другим, как восстаем против эксплуатации трудящейся массы господствующими классами. Я сочувствую своей родине, когда она подвергается нападению, и не сочувствую ей, когда она нападает. Эксплуататор угнетает, следовательно, нападает, эксплуатируемый стремится освободить себя от угнетателя - следовательно, обороняется... Я никогда не говорил, что русский пролетариат заинтересован в победе русского империализма и никогда этого не думал. А убежден, что он заинтересован лишь в одном: чтобы русская земля не сделалась предметом эксплуатации в руках германских империалистов. А, это нечто совсем другое".

II

Весть о революции в России застала Плеханова в Сан Ремо, в Италии, где он обычно проводил зимние месяцы. Плеханов долгое время болел легкими. Несмотря на {245} болезнь, он однако продолжал усиленно работать. Помимо многих статей о войне, которые он писал на разных языках, он в то время подготовлял свой большой труд "История общественной мысли в России". Но вдруг получилось известие о февральской революции, а затем он начал получать вместе с приветствиями и поздравлениями также просьбы друзей, чтобы он немедленно вернулся в Россию, где он теперь очень нужен.
Март месяц был для Плеханова неподходящим для того, чтобы предпринять длительное и тяжелое путешествие по морю, в особенности когда это было сопряжено с большой опасностью для жизни, ибо немцы тогда вели отчаянную подводную войну и они, несомненно, постарались бы взорвать пароход, который вез такого опасного их врага. Однако, когда Плеханов получил приглашение ехать вместе с французской социалистической делегацией, которая направлялась в Россию, он сразу бросил все свои работы и в течение нескольких часов сложил свои вещи и вместе с женой отправился в Лондон откуда вместе с французской социалистической делегацией должен был отплыть в Россию.
В Лондоне тогда находился старый друг и один из ближайших соратников Плеханова Лев Григорьевич Дейч, который тоже собирался ехать в Россию. О решении Плеханова он ничего не знал, как вдруг в одно туманное лондонское утро он получил от Плеханова приглашение придти к нему в гостиницу.
"Моего старого друга, которого я не видал уже восемь лет, - писал в двадцать третьем году Дейч в американском журнале "Ди Цукунфт". - я застал в кровати, сильно кашляющим. Но он был очень бодро настроен и оживлен. И в последующие дни погода в Лондоне была сырая и холодная. При таких условиях его поездка мне казалась слишком опасной для его здоровья. И я поэтому пытался его уговорить, чтобы он не ехал. Но сразу, при первых же моих словах он сам признал, что поездка для него связана с большим риском. "Я предчувствую, - {246} сказал он, - что долго жить в России не буду. Но не поехать я не могу. Старый солдат революции должен быть на своем посту, когда его зовут". Мои доводы в пользу того, почему он должен отложить свою поездку на более благоприятное время, на него не подействовали. Насколько он сам, как и жена его, сознавал всю опасность их поездки морем до Норвегии, показывает тот факт, что оба они у меня оставили прощальные письма, своего рода завещание, которое я должен был передать их дочерям, если они погибнут. Но Плехановым удалось благополучно приехать в Россию".
Ночью тридцать первого марта к финляндскому вокзалу в Петрограде тянулись массы рабочих, учащаяся молодежь, общественные деятели, члены Совета рабочих и солдатских депутатов, члены Государственной Думы и Временного правительства. Вместе с ними шли части бывшей царской гвардии с красными знаменами и оркестрами музыки. Этот огромнейший человеческий поток сразу наводнил весь вокзал, платформу и даже ближайшую площадь. Люди, которые были легко одеты, не по погоде, дрожали от предрассветного холода" но все же терпеливо ждали опоздавший поезд, который должен был прибыть из Финляндии. Но вот издалека послышался свисток, показались огни локомотива, и поезд медленно остановился у платформы. Оркестры грянули "Марсельезу". Многотысячная публика рвалась вперед с возгласами радости и приветствия. То приехал Плеханов.
И когда Плеханов с женой вышел из вагона, тысячи рук потянулись к нему. Глаза у всех сияли. У многих на лицах были слезы и радостные улыбки. Его обнимали, прижимали к себе, целовали. При непрекращавшихся звуках оркестров и радостных возгласов толпа Плеханова оторвала от его супруги и захватила его в людской водоворот. Жена его, которая очень опасалась за его здоровье, напрасно умоляла публику не налегать на него слишком сильно, никто к ней не прислушивался. "От большой любви и большой радости мои {247} соотечественники меня чуть не задушили" - рассказывал потом Плеханов, который после этой торжественной встречи испытывал большие муки. Из-за больных легких ему трудно было дышать. Его так прижали, что он чуть не упал в обморок.
В обширных царских палатах, куда "дорогие соотечественники" его в конце концов привели, начались длинные приветственные речи. Говорил председатель Совета рабочих и солдатских депутатов Николай Чхеидзе, члены Временного правительства и другие. На лицах у всех была радость, у многих в глазах стояли слезы. Несмотря на то, что было уже очень поздно и Плеханов страшно устал, его сразу повели на заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, где опять-таки продолжали приветствовать и обнимать больного гостя, который еле держался на ногах. Все же он вынужден был отвечать на эти речи.
Так петроградский пролетариат, войска, интеллигенция и население приветствовали ветерана русской революции, старого борца за свободу, который 37 лет провел в изгнании, а теперь с большой опасностью для жизни предпринял поездку в Петроград.
В своей речи на заседании Совета Плеханов, между прочим, сказал: "По своему происхождению я мог принадлежать к числу угнетателей. Я мог принадлежать к "ликующим, праздно болтающим, обагряющим руки в крови". Я перешел в лагерь угнетенных, потому что любил страдающую русскую массу, потому что любил русского крестьянина и русского рабочего. И когда я признаюсь в этой любви, разве кто-нибудь обвинит меня в преступлении? Такого человека между нами нет и быть не может. (Шумные аплодисменты). Я всегда был за освобождение русской трудящейся массы от ига ее домашних эксплуататоров. Но когда я увидел с полной ясностью, что к числу Романовых, к числу их приспешников, к числу всех тех, которые стояли жадной толпой у трона, к числу угнетателей русского народа спешат {248} присоединиться Гогенцоллерны, спешат присоединиться немцы, то я сказал: наша обязанность защищать весь русский народ от немцев, защищать его от Гогенцоллернов".
"Я никогда не видел, товарищи, почему эксплуататор, говорящий по-немецки, должен пользоваться каким-нибудь снисхождением с нашей стороны сравнительно с эксплуататором, говорящим по-русски. Это не имеет никакого смысла. Мы желаем России освобождения от всякой эксплуатации, откуда она бы ни шла. Да здравствует вольная Россия, независимая, избавленная от эксплуатации как со стороны внутреннего врага, так и со стороны внешнего!... Мы должны помнить, что, если немцы победят нас, то это будет означать не только наложение на нас ига немецких эксплуататоров, но и большую вероятность восстановления старого режима. Вот почему надо всемерно бороться как против врага внутреннего, так и против врага внешнего".
И в последующие дни, в продолжение нескольких недель двери дома Плехановых не закрывались. К нему приходили разные посетители - члены Исполкома Совета рабочих депутатов, представители фабрик и заводов, депутации рабочих, солдат, матросов и такие лица, как адмирал Колчак, генералы Алексеев, Корнилов, Родзянко и даже монархист Пуришкевич. Со всех концов России ежедневно получались на его имя десятки писем и телеграмм с пожеланиями, просьбами, предложениями от организаций, групп и отдельных лиц.
В 1917 году Плеханов оказался одним из самых ярых и последовательных противников большевизма. В мае 1917 г. он писал в своей петроградской газете "Единство":
"Большевики хотят искусственно ускорить исторический процесс, сделать в России социалистическую революцию в такое время, когда еще нет необходимых для нее условий. Их выступления очень дорого обошлись России. Поэтому необходимо как можно скорее отмежеваться от них. И когда они говорят другим социалистам: "Не душите своих друзей, давайте совместно работать", {249} революционное демократическое большинство должно решительно ответить им: "Работать вместе с вами можно только на гибель русского государства и русской революции..."...
"Захват власти большевиками - будет самым большим несчастьем, которое только могло случиться с русским рабочим, а стало быть, и с Россией".
Так говорил Плеханов еще в мае 1917 года. Незадолго до Октябрьского переворота он писал:
"Социалистический строй предполагает, по крайней мере, два непременных условия: во первых высокую степень развития производительных сил, так называемой техники; во вторых весьма высокий уровень сознательности в трудящемся населении страны. Там, где отсутствуют эти два необходимых условия, не может быть и речи об организации социалистического способа производства. Если бы рабочие попытались организовать его при отсутствии указанных условий, то из их попытки не вышло бы ничего хорошего. Им удалось бы организовать только голод. Неизбежным следствием "организации голода" явился бы жестокий экономический кризис, после которого рабочие оказались бы в положении гораздо более невыгодном, чем то, в котором они находились до своей попытки. Толковать об организации социалистического общества в нынешней России - значит вдаваться в несомненную, и притом крайне вредную, утопию".
5 июля 1917 г., после провала июльского восстания большевиков, Плеханов писал в "Единстве":
"Когда сторонники Ленина начинают гражданскую войну, демократическое большинство обязано защищать свою позицию и свое правительство. А когда на эту позицию и на это правительство предпринимается вооруженное нападение, тогда нельзя довольствоваться добрыми советами по части общественного спокойствия и хорошими речами о выгодах общественной тишины. Оружие критики становится бессильным там, где начинается {250} критика посредством оружия. Проклятие тем, которые начинают гражданскую войну в эту тяжелую для России годину. И горе тем, которые не умеют ответить насильникам ничем, кроме хороших слов!"
А через два месяца, 3 сентября, Плеханов писал:
"Число сторонников Ленинской тактики быстро увеличивается, по крайней мере в Петрограде. Если события пойдут так, как этого хотелось бы ленинцам, то скоро затяжной кризис, переживаемый нашей революционной властью, получит весьма определенное решение: Ленин займет место А. Ф. Керенского. Это будет началом конца нашей революции...
Вскоре после возвращения своего на родину я писал, что опасные не столько Ленин и его последователи, сколько полу-ленинцы, отвергающие мысль о диктатуре пролетариата и крестьянства и в то же время ведущие себя так, как будто бы они одобряли ее. Теперь видно, что я был прав. Торжество - будем надеяться, временное, ленинцев в петроградских органах революционной демократии, больше всего подготовлено было вопиющей политической непоследовательностью их незаконнорожденных братьев-полуленинцев, имя которым - легион. И оно до сих пор поддерживается, главным образом, той же непоследовательностью... Поразительная, почти беспримерная, непоследовательность полу-ленинцев губит революционную демократию, которая в свою очередь погубит революцию, если только не опомнится, пока еще не совсем поздно". (Подчеркнуто Плехановым).
Через две недели, 16 сентября, Плеханов писал:
"Я всегда говорил, что опасны не ленинцы, а полу-ленинцы. Под полу-ленинцами я понимаю тех наших социалистов, которые, отвергая некоторые основные посылки ленинской тактики, все таки подготовляют его победу тем, что разделяют другие его посылки, в практическом отношении более важные... Речь идет именно о практическом действии, об агитационном влиянии на массу. И вот тут то социалисты, разделяющие известную часть {251} основных посылок Ленина, изо всех сил помогают ему, настраивая рабочих и солдат в желательном для него смысле... Когда у нас составилось коалиционное правительство, полу-ленинцы нашли нужным печатно заявить, что в противоположность западным социалистам наши социалистические светила вошли в министерство с тем, чтобы в недрах его продолжать классовую борьбу. Поставить себе такую роль значит отвергнуть идею коалиции на деле, признав ее на словах. Вот какова логика полу-ленинцев!... Нужно соглашение всех тех классов и слоев, которые не заинтересованы в восстановлении старого порядка. К такому соглашению нельзя придти без взаимных уступок. А им то и мешают полу-ленинцы, усердно работающие на Ленина".
Плеханов все время защищая идею честной коалиции между социалистами и либералами. В целом ряде номеров своей газеты "Единство" (номера от 25 мая, 16 июля, 13 и 15 августа, 8, 16, 17 сентября) он писал:
"Коалиция нужна для избежания гражданской войны. Коалиция нам нужна для устранения той грозной хозяйственной разрухи, борьба с которой не может быть успешно ведома силами одной только революционной демократии. Вне коалиции для нас нет спасения. Нужна не капитуляция, а именно коалиция. Власть должна опираться на коалицию всех живых сил страны. Власть, воздвигнутая на узком социальном фундаменте, неизбежно страдает неустойчивостью. А неустойчивость власти так же неизбежно вводит в искушение разных авантюристов, пытающихся заменить ее новой властью, более удобной для их честолюбивых замыслов. Всякое коалиционное правительство возникает как результат взаимных уступок. Коалиция есть соглашение. Соглашение не есть борьба. Кто входит в соглашение, тот в его пределах, - заметьте, я говорю в его пределах, - отказывается от борьбы. А кто продолжает борьбу, тот нарушает соглашение. Тут середины быть не может: не хотите соглашения - идите за Лениным, не решаетесь идти за Лениным - входите {252} в соглашение. Социалисты должны вступить в коалиционное министерство, чтобы работать для удовлетворения насущных нужд страны вместе с несоциалистическими его элементами, а не затем, чтобы вести с этими последними "классовую борьбу". К соглашениям нельзя прийти без взаимных уступок. Нет таких формальных препятствий, с которыми нельзя было бы справиться, обладая нужным запасом благоразумия и доброй воли. Но в том то и дело, что тут много, очень много, требуется как благоразумия, так и доброй воли. Чтобы побороть указанные препятствия, необходимо смотреть на предмет с точки зрения нужд всего населения, а не с точки зрения интересов отдельного общественного класса или слоя. В противоположном случае ничего хорошего не выйдет".
В августе 1917 года Плеханов и его жена были в Москве на знаменитом Государственном совещании. Они прожили там 10-12 дней в доме старого социал-демократического писателя Николая Вольского, писавшего под псевдонимом Николай Валентинов. В. И. Засулич тогда тоже была в Москве. "Войдя однажды в мою комнату, пишет Валентинов, он попросил дать ему "Былое и Думы" Герцена и быстро нашел то место, где тот описывает, как, находясь на Воробьевых горах в 1827 году, он и юный Огарев, обнявшись, "присягнули пожертвовать жизнью" за счастье и свободу народа. В 1853 году, обращаясь к Огареву, Герцен писал:
"Сцена эта может показаться очень натянутой, очень театральной, а между тем, через двадцать шесть лет, я тронут до слез, вспоминая ее, она была свято искренна, это доказала вся жизнь наша. Так, Огарев, рука об руку, входили мы с тобой в жизнь. Путь, нами выбранный, был не легок, мы его не покидали ни разу, раненные, сломанные мы шли и нас никто не обгонял. Я дошел не до цели, а до того места, где дорога идет под гору, невольно ищу твоей руки, чтобы пожать ее и сказать, грустно улыбаясь: вот и всё".
Плеханов вслух, медленно, прочитал это место, {253} особенно нажал на "вот и всё" и, резко захлопнув книгу, обратился к Валентинову:
"Мне очень хотелось бы посетить место присяги Герцена и Огарева. Не могли ли бы вы организовать поездку туда? Это место можно считать священным в истории развития нашей общественной мысли. От этой присяги пошли и "Колокол", и "Полярная Звезда". Я думал о нем теперь едучи в Москву и очень часто раньше, живя в Женеве".
Через день на нескольких автомобилях Валентинов, вместе с Плехановым, его женой и Верой Засулич, в сопровождении некоторых других лиц отправились на Воробьевы горы. Плеханов и Засулич долго любовались панорамой. "Нетрудно было заметить, - вспоминал Валентинов, - что Плеханова что-то волнует. Ставший очень бледным, он вдруг сжал руки Засулич и сказал:
"Вера Ивановна, 90 лет тому назад, приблизительно в этом месте Герцен и Огарев принесли свою присягу. Около сорока лет назад, в другом месте - вы помните? - мы с вами тоже присягнули, что благо народа на всю жизнь будет для нас высшим законом. Наша дорога теперь явно идет под гору. Быстро приближается момент, когда мы, вернее, кое-кто о нас скажет: "Вот и все". Это, вероятно, наступит раньше, чем мы предполагаем. Пока мы еще дышим, спросим себя, смотря друг другу прямо в глаза: выполнили мы нашу присягу? Думаю, выполнили ее честно. Не правда ли, Вера Ивановна? Честно?"
Валентинов не слыхал, что ответила Засулич. Он видел только, что на ее лице отразилось такое волнение, что казалось, она зарыдает. Согнувшись, она быстро отошла в сторону (Н. Валентинов. Трагедия Г. В. Плеханова. "Новый Журнал" (Нью Йорк) № 20.).
По мнению Дейча, болезненное состояние Плеханова в 1917 г. было одной из главных причин, почему он не имел большего влияния на развитие февральской {254} революции, хотя обладал такими исключительными способностями и был так популярен.
Если бы он был здоровее, он мог бы чаще выступать на собраниях рабочих и солдат, у которых он, несомненно, мог быть духовным вождем. "Неоднократно я имел возможность убедиться в этом, - пишет Дейч. - Мне, например, пришлось выступать вместе с ним на огромнейшем митинге на Обуховском заводе, и я видел, какое воодушевление он вызвал у всей огромной массы своей блестящей речью. После долгих, долгих аплодисментов и возгласов рабочие на руках вынесли его к его автомобилю. Не меньший успех он мог бы иметь и у солдат, если бы состояние его здоровья позволило ему выступать на тех митингах, которые тогда происходили в казармах. В юности он сам ведь служил в армии, и военную обстановку он прекрасно знал. Но в то время, как Плеханову приходилось неделями из-за болезни лежать в кровати, его враги нарочно вели против него сильную кампанию. Некоторые из них даже не останавливались ни перед ложью, ни перед наветами, лишь бы очернить его в глазах массы".
"В течение нескольких недель только на одном месте в Петрограде была специальная трибуна, где выступали один за другим ничтожные демагоги из бывших "товарищей", которые "срывали маску" с Плеханова. А окружающая толпа выслушивала этих ораторов, которые искажали мнения Плеханова и представляли его как изменника рабочему классу, который подкуплен капиталистами. Некоторые даже утверждали, что они сами видели, что он имеет собственную виллу и что по своим привычкам и образу жизни - он настоящий "буржуй". Эти устные и письменные нападки большевиков и других, крайне левых, несомненно имели влияние на массу. "Нет дыма без огня" - вероятно думали те, которые не знали скрытых мотивов гнусной травли самого талантливого мыслителя и борца из всех социалистов, которые боролись за торжество русской революции".
"Будучи часто пригвожденным к кровати, он не мог {255} и не имел возможности опровергать все лживые легенды, которые распространяли его враги о нем. Он был всецело занят другим серьезным вопросом... "Пусть они чернят мое имя, - говорил он, - но пусть революция победит. Пусть прусский военный сапог не раздавит ее". Итак, изо дня в день он в своих статьях указывал, при каких обстоятельствах революция может победить и спасти страну от гибели".
10 ноября 1917 г., то есть через три дня после Октябрьского переворота, Плеханов писал, что это событие его глубоко огорчает: "...Не потому огорчает, чтобы я не хотел торжества рабочего класса, а, наоборот, потому, что призываю его всеми силами своей души. Но рабочий класс не может с пользой для себя и для страны взять в свои руки всю полноту политической власти. Навязать ему такую власть - значит толкать его на путь величайшего исторического несчастья, которое было бы в то же время величайшим несчастьем и для всей России... Захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая в конце концов заставит его отступить далеко от позиций, завоеванных в феврале и марте нынешнего года".
Так Плеханов писал в ноябре 1917 года, через три дня после переворота. Плеханов и в этом оказался прав:
Октябрьский переворот вызвал гражданскую войну. В результате Октябрьского переворота рабочий класс России и вместе с ним весь народ утратили все те свободы, которые были завоеваны в феврале 1917 года.

III

А в своей последней статье, написанной им в январе 1918 г., уже после разгона большевиками Всероссийского Учредительного Собрания, Плеханов, отвечая на упреки, сделанные ему, что он в 1903 г. на втором съезде РСДРП высказался за разгон будущего Учредительного Собрания, если революционная партия не будет иметь в нем {256} большинства, писал, что он в своей тогдашней речи сказал, что теоретически мыслим такой случай, когда революционному правительству придется разогнать реакционное Учредительное Собрание. "Но теоретически мыслимый случай, - писал Плеханов, - не есть такой случай, который имеет место везде и всегда. Теоретическая возможность вовсе не есть действительность, к которой мы стремимся при данных условиях... Учредительные Собрания имеют разный характер...
Учредительное Собрание, которое разогнали на этих днях "народные комиссары" обеими ногами стояло на почве интересов трудящегося населения России. Разгоняя его, "народные комиссары" боролись не с врагами рабочего класса, а с врагами диктатуры Смольного института (большевиков)... Захватывая власть в свои руки, они, конечно, не собирались отказываться от нее в том случае, если большинство Учредительного Собрания будет состоять не из их сторонников. Когда они увидели, что большинство это состоит из социалистов-революционеров, они решили: необходимо как можно скорее покончить с Учредительным Собранием... Их диктатура представляет собой не диктатуру трудящегося населения, а диктатуру одной части его, диктатуру группы. И именно поэтому им приходится все более и более учащать употребление террористических средств. Употребление этих средств есть признак шаткости положения, а вовсе не признак силы. И уж во всяком случае ни социализм, вообще, ни марксизм, в частности, тут совершенно не при чем".
В этой же своей последней статье Плеханов вспомнил, что когда-то Виктор Адлер, лидер австрийской социал-демократии, задолго до революции в России говаривал ему полушутя, полусерьезно: "Ленин - ваш сын". "Я отвечал ему на это, - писал Плеханов. - Если сын, то, очевидно, незаконный". "Я и до сих пор думаю, что тактика большевиков представляет собой совершенно незаконный вывод из тех тактических положений, которые проповедовал я, опираясь на теорию Маркса-Энгельса.
{257} Покойный Михайловский как-то заметил, что нельзя считать Дарвина, писавшего о борьбе за существование, ответственным за поступки "дарвиненка", который во имя теории великого английского натуралиста выскакивает на улицу и хватает прохожих за шиворот. Если позволите сравнить малое с большим, - нельзя меня, как теоретика русского марксизма, делать ответственным за всякое нелепое или преступное действие всякого русского "марксенка" или всякой группы "марксят".
Еще за несколько месяцев до большевистского переворота Плеханов предвидел, что при слабости и нерешительности Временного правительства, в результате постоянного давления на него со стороны левых социалистов, возглавлявших Петроградский и Всероссийский Советы Рабочих и Солдатских Депутатов, Ленину и его сторонникам удастся захватить власть. Гуляя в то время однажды по набережной Невы с известным бельгийским социалистом Де-Брукером, Плеханов, указывая ему на Петропавловскую крепость, где в царские времена содержались многие заключенные революционеры, заметил: "Через три месяца моя очередь быть там". Захватившие власть большевики не заключили больного Плеханова в Петропавловскую крепость, а подослали к нему в дом матросов, которые грозили его убить. Большевики, если бы и не убили Плеханова, то наверное со временем арестовали бы.

IV

Вскоре после прибытия в Россию Плеханов поселился из-за его плохого состояния здоровья, в Царском Селе, где климат был лучше чем в Петрограде. Там его застиг октябрьский переворот и сразу же он там подвергся гнусным оскорблениям. К нему в квартиру ворвались подосланные матросы и застав больного Плеханова в кровати, один матрос крикнул ему: "Выдайте оружие, а то если найдем его сами, я тут же убью вас на месте".
Плеханов не растерялся и спокойно ответил: "Убить {258} человека не трудно. Но оружия вы все-таки не найдете".
Супруга Плеханова потом рассказывала, что, увидев опасность, грозящую жизни мужа, она обратилась к матросу со словами: "Уверяю вас всем святым, что мы не храним оружия". На это последовал презрительный ответ матроса: "Ну что мне святые! Не верю я в святых!" Спокойствие Плеханова охладило матроса и он направился к выходу. За ним пошли и его товарищи. В дверях они остановились и опять допрос: "Какого вы звания?" Последовал ответ, озадачивший матроса: "Писательского". "Что вы пишете?" "О революции, о социализме". - "Ну, что революция! И Керенский был революционером! Вы министр?" - "Нет!" - "Вы член Государственной Думы?"
- "Нет". После этого они ушли.
На другое утро опять в квартиру Плеханова явилась группа с требованием выдать имеющееся оружие. Но на этот раз супруга Плеханова не впустила их в квартиру и сказала им решительно, что она не допустит второго обыска, что стыдно поднимать больных с постели. На этот раз один рабочий-красногвардеец ответил извинениями и словами: "Мы не подымаем больных". Этим дело и кончилось. Когда супруга Плеханова сказала Г. В.: "Неужели они к тебе опять придут? Это невозможно!" - Георгий Валентинович ответил ей: "Как ты мало знаешь этих людей (лидеров большевиков)! Они способны подослать наемного убийцу, а после убийства проливать крокодиловы слезы и объяснять случившееся разбушевавшейся народной стихией".
"Как Плеханов потом нам рассказывал подробности, - писал Дейч, - он считал себя уже обреченным и думал только об одном, чтобы он мог овладеть собой и не потерять спокойствия. И, как передает его супруга, ему это вполне удалось. Но несомненно, что те несколько минут ускорили его болезнь и приблизили его смерть. Больного Плеханова товарищи с больной осторожностью перенесли в карету скорой помощи и перевезли его в Петроград, поместив во французский госпиталь, где он мог {259} надеяться, что будет гарантирован от нового нападения. Но Плеханов с тех пор уже не встал с кровати. Он страшно страдал. Внешне, однако, он этого не показывал. Плеханов, как известно, был очень горд. К тому же он мог владеть собой. Только самые близкие люди, которые его знали в течение десятилетий, могли догадываться о его настроениях".
"Вскоре после этого произошло страшное, позорное убийство в больнице Шингарева и Кокошкина (министров Временного правительства), которых матросы застрелили, когда они находились в Надеждинской больнице. Супруга Плеханова и мы, его друзья, серьезно начали беспокоиться за его судьбу. После краткого обсуждения мы решили его отвезти в Финляндию, в санаторий, который находился в 60 верстах от Петрограда. В очень плохую погоду и самым неудобным образом удалось как-то перевезти Плеханова в санаторий в Питкиярви, недалеко от станции Териоки. Это еще больше ухудшило его здоровье. К его физическим страданиям прибавились душевные. Когда мы решили перевести его в Питкиярви, мы думали, что будем в состоянии часто посещать его и держать его в контакте со всеми событиями в России. Хотя болезнь легких его обострилась, он все же самым внимательным образом следил за всеми трагическими событиями, происходившими в стране".
"Но очень скоро после его прибытия в Финляндию, в самой Финляндии разразилась гражданская война.
Связь между Россией и Финляндией была почти всецело прервана. Плеханов и его жена были совершенно оторваны от Петрограда. Нельзя было туда пробраться. Они даже не могли регулярно получать газет. Только в феврале 18-го года мне удалось получить разрешение от советской власти поехать к нему. Плеханов и Розалия Марковна (его жена) очень обрадовались моему приезду. Плеханов, я увидел, за это время сильно исхудал и ослабел. Даже в постели он не в состоянии был сам переворачиваться с одного бока на другой. У него все время была высокая {260} температура. Но все его духовные способности от этого не страдали. Его ясность мысли, исключительная память и остроумие и тогда не покинули его.
"Хотя врачи запретили ему много говорить, он все же меня засыпал разными вопросами о том, что происходит в Петрограде. И он тут же по-своему истолковывал мои ответы о последних политических событиях, опять и опять повторяя "Да, Россия пропала! Да, Россия погибла!" Потом он напомнил нам рассказ Глеба Успенского, где статистик, который подсчитывал число коров у крестьян, от поры до времени отрывался от своего стола и шагая по комнате из одного угла в другой, восклицал: "Две трети коровы на мужика! Россия погибла!" Потом при новом итоге он опять бегал по комнате и кричал: "Россия погибла!"
"То же самое повторяю и я сейчас, - сказал нам Г. В. с горькой улыбкой". Хотя он страшно страдал физически и душевно, он не переставал иронизировать и шутить. Брест-Литовский мир Плеханов считал позором и величайшим несчастьем для России. Он предвидел и надеялся, что союзники с помощью Америки в конце концов победят. "В таком случае, - говорил он, - для России еще не все потеряно, хотя факт предательства всегда останется черным пятном на России". На этот раз я долго не мог оставаться у Плеханова. Я должен был вернуться в Петроград, но я обещал приехать на более продолжительный срок в следующий раз".
"В марте мне опять удалось получить разрешение на въезд в Финляндию. На этот раз я Плеханова застал в еще более худшем состоянии: он начал харкать кровью. Жена его и я не отходили от его постели. Было тяжело видеть его страдания. Он знал, что приближается конец, который он предвидел еще в Лондоне. Мы старались его обнадежить и утешали, что с наступлением весны его здоровье улучшится. Но он не верил этому. Настроение у него было совершенно тяжелое.
Он ясно видел, что большевистские вожди толкают Россию в пропасть. {261} Heоднократно он обращался ко мне с по-видимому глубоко мучившим его вопросом: "Не слишком ли рано мы в отсталой, полуазиатской России начали пропаганду марксизма?"
"Кроме тех минут, когда его душил кашель, он все остальное время не переставал интересоваться всем, что имело какое-либо значение. И хотя врачи ему уже совершенно запретили говорить, он все же продолжал рассказывать о своем прошлом, о своих встречах с разными знаменитостями и т. д. Когда он уставал от разговоров, он просил меня, чтобы я ему вслух читал Лескова, Чехова и Мопассана, При этом он посреди чтения делал очень меткие замечания, сравнения и комментарии. Это были, может быть, самые интересные лекции о мировой литературе. Когда я приходил к себе в комнату после разговоров с Плехановым, я записывал некоторые его меткие замечания и характеристики Ленина, Троцкого, Мартова и других. Если бы возможно было собрать и издать все эти характеристики, воспоминания и комментарии, это составило бы редкую книгу, чрезвычайно интересную, может быть, одну из самых замечательных книг в мировой литературе".
***

В продолжение многих лет Л. Г. Дейчу неоднократно приходилось беседовать с Плехановым с глазу на глаз, присутствовать при его разговорах с другими лицами или слышать его рефераты или речи на разных собраниях, но никогда, по словам Дейча, его речи не были так оригинальны, глубоко захватывающи и интересны, как тогда в финляндском санатории. А главное - замечателен был их тон. "Почему это так было, - писал Дейч, - понятно становится, когда вспоминаешь об историческом и страшном периоде который переживала тогда Россия. Война еще не окончилась, коммунизм только начал свои первые шаги...
И в такое время Плеханов, один из выдающихся русских мыслителей, человек с энциклопедическими {262} знаниями, феноменальной памятью и исключительной наблюдательностью, - лежит пригвожденный к постели в заброшенном санатории, как будто бы скованный. Человек, который привык духовно работать с утра до темной ночи, делиться устно и письменно своими мыслями и мнениями, лежит целыми ночами с открытыми глазами и думает. Его голова не перестает работать и у него рождались разные мысли, воспоминания, сравнения".
"Тут, в тишине и спокойствии, без ежедневной работы, у него начали вырываться наружу все огромные сокровища, которые накоплялись у него в голове в течение десятков лет. Его всесторонние знания, которых он не использовал, его впечатления о многих встречах, переживаниях - все, все рвалось теперь наружу. Получалось впечатление, что он как будто торопился делиться всем тем, что он раньше не успел высказать для того, чтобы не унести с собой все это в могилу. Мне кажется, что только этим его состоянием можно объяснить его тогдашний интимный тон его разговоров".
"Даже после кровоизлияния, когда врачи окончательно запретили ему произнести хотя бы одно слово, его это не удерживало и он продолжал делиться со мной своими мыслями - он записывал на бумажке разные вопросы и высказывал свои мнения о них, а также мнения о разных лицах. Эти записки Плеханова, его последние рукописи я храню как зеницу ока и при случае я их когда-нибудь опубликую". К концу марта положение в Финляндии стало еще беспокойнее. Гражданская война, которая свирепствовала кругом, стала опасной также для санатория".
Нередко санаторий со многими больными оставался без продуктов из-за невозможности достать что-нибудь, ибо та и другая сторона часто конфисковывали все продукты. Дейч вынужден был вернуться в Петроград по личным делам, а также чтобы достать продукты и медикаменты для Плеханова. Но уже при отъезде он страшно беспокоился, сможет ли еще раз приехать к нему. Уже {263} на второй день оказалось, что его предчувствие его не обмануло. "Белые" везде побеждали "красных" в Финляндии, а потом на долгое время всякие сношения с советской Россией были прерваны. Не только нельзя было ездить в Териоки, но даже писем нельзя было посылать туда. "Всякая связь между мной и Плехановым оборвалась.

Невыносимо тяжело было, - писал Дейч, - представить себе, что умирающий Плеханов лежит где-то на чужбине в заброшенном углу одинокий, без всяких средств... В течение нескольких дней мы не знали даже - жив ли еще Плеханов".
" В первых числах июня одна дама, которая каким-то чудом пробралась в Петроград из Финляндии, сообщила мне, что Плеханов скончался 30-го мая. При этом она передала что супруга Плеханова просила ее передать мне, чтобы я получил разрешение перевезти прах Плеханова в Петроград, так как он выразил желание быть похороненным на Волковом кладбище, рядом с Белинским. (Белинский, кстати приходился ему дальним родственником: мать Плеханова была родом Белинская). Хотя я ждал такого сообщения, но это меня поразило как громом и совершенно потрясло".
"Три дня подряд я потом являлся на пограничную станцию Белоостров, пока мне удалось дать знать Розалии Марковне, что нет никаких препятствий для перевезения мертвого Плеханова в Петроград. На том же Финляндском вокзале, где 14 месяцев тому назад его с таким одушевлением встретили огромные массы народа, теперь небольшая группа близких друзей и почитателей встретила его набальзамированный прах. Как известно, советская власть издала приказ, чтобы петроградские рабочие не участвовали в похоронной процессии Плеханова из-за его политики в последнее время. Однако более сознательная часть петроградских рабочих не послушалась этого приказа. И гроб Плеханова сопровождала огромная масса людей".
{264} 9 июня на похоронах Г. В. Плеханова, согласно отчету Горьковской "Новой Жизни" от 11-го июня, приняли участие многочисленные политические, рабочие, профессиональные, национальные и научные, студенческие и пр. организации и множество социалистической и демократической интеллигенции Петрограда, а также целый ряд общественных, литературных, культурно-просветительных и кооперативных учреждений. Ровно в 12 часов гроб на руках друзей и близких покойного был вынесен из помещения Вольно-экономического общества под звуки музыки "Коль славен", исполненной матросским оркестром бывшей яхты "Штандарт". Депутаций и венков было бесконечно много. Обращал внимание венок от монархиста В. М. Пуришкевича - "Политическому врагу, великому русскому патриоту Георгию Валентиновичу Плеханову"...
В 2 часа 15 минут печальный кортеж остановился на Казанской площади, которая была усеяна сплошной массой народа, захватившей весь район площади до Садовой улицы с одной стороны и до Морской - с другой. Оркестр играл похоронный марш Шопена, после которого раздались звуки "Вечной памяти". Небольшую речь с балкона произнес рабочий Берг от имени Собрания Уполномоченных фабрик и заводов.
К 5-ти часам вечера процессия подошла к Волкову кладбищу. К моменту прихода процессии Литературные Мостки, где была приготовлена могила для Плеханова, возле могил Белинского и Добролюбова, были сплошь заполнены народом. Гроб у края могилы. Мимо него проходят бесконечные делегации с венками и знаменами. Начинаются речи. Первым говорит взволнованный до слез ближайший друг покойного Лев Дейч.
"У Христа, - говорит Дейч, - был один только Иуда, а среди учеников Плеханова их было много". Далее Дейч говорит о равнодушии, проявленном рабочим классом к Плеханову.
Это несомненно послужило причиной преждевременной смерти его. История покажет, кто был {265} прав. Плеханов ли который четыре года назад заявил о необходимости защиты России или те, кто его за это прозывали чуть ли не изменником. Далее говорили: председатель совета уполномоченных фабрик и заводов А. Н. Смирнов, рабочий Путиловского завода Глебов, председатель общества "Культура и Свобода", рабочий Иван Кубиков и др.
Рабочий Смирнов сказал: "Смерть этого большого человека давит мысль и чувство. Мы зарываем его в могилу в дни национального бедствия, когда те жалкие остатки, которые еще имеются у нас, с каждым днем отдаются в ненасытную пасть немецкого империализма, когда страна управляется расстрелами, когда земля поливается кровью рабочих, когда у нас нет правосудия и задушено свободное печатное слово. Мы хороним Плеханова в этот ужасный момент, а русское общество хранит упорное молчание. Где те, кто так же умел бороться, как наш покойный учитель? Лед равнодушия должен тронуться или окончательная гибель неминуема".
С глубоким волнением говорил Александр Николаевич Потресов, один из основателей и редакторов газеты "Искра". Он сказал: "Плеханов был нашей национальной честью, национальной гордостью, но он же стал нашей величайшей национальной жертвой".
После речей гроб с останками Плеханова под пение Вечной Памяти тихо опускают в могилу. Могила засыпается, земляной холм увенчивается массой живых цветов и венков.
В 1922 году, когда Бухарин однажды зашел к Ленину, Ильич ему сказал:
"А знаете, что я теперь читаю? Я теперь вновь перечитываю статьи Плеханова, которые он писал во время войны. Интересно! Они вовсе не были так глупы, как мы тогда думали".











стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>