<<

стр. 8
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

радавшего. Кроме того, милиционеры вообще уверяли: мол, родственники
погибшего заявили, что журналист упал с лестницы. Но ведь врачи, осмат
ривавшие пострадавшего, в свою очередь, предположили, что подобные ра
нения могли быть получены не от падения и не от наезда автомобиля, а толь
ко от многочисленных ударов металлическим прутом.

213
Острова гласности 2

Тольяттинские милиционеры собрались было завести уголовное дело спу
стя неделю после гибели Логинова, но, как признался один из следователей,
из Самары поступило распоряжение: «считать «дело Логинова» несчастным
случаем, уголовного расследования не производить».
Интересно, что буквально на следующий день после смерти Сергея Логи
нова некий «Совет редакторов города Тольятти» распространил среди толь
яттинских СМИ письмо, в котором убийство журналиста названо «нелепой,
трагической случайностью». Никто из получателей письма ранее о «Совете»
ничего не слышал, попытки выйти на связь с неопознанной организацией
успехом не увенчались. Циркулировали слухи о том, что письмо готовилось
в тольяттинской мэрии, однако версия о причастности высших руководите
лей города к преступлению так и осталась неподтвержденной. Но – и не
проверенной правоохранительными структурами.
Расследования фактов гибели руководителей «Лады ТВ» Сергея Иванова
и Сергея Логинова превратились в очередной «висяк». До сих пор достовер
но не установлены не только личности убийц и заказчиков преступления –
правоохранители даже не потрудились выявить личности тех, кому убийст
во Иванова было мало мальски выгодно. Областная прокуратура, впрочем,
задержала нескольких представителей ОПГ, которые могут считаться воз
можными убийцами С. Иванова. Однако суда еще не было, и конкретных
обвинений, соответственно, тоже.
Тем не менее существует ряд версий, которые могли бы пролить свет на то
льяттинские убийства. Одна из них, официальная, такова: телекомпания
«Лада ТВ» на прошедших незадолго до убийства Иванова выборах депутатов
Тольяттинской городской думы активно поддерживала одного из кандида
тов, который, тем не менее, проиграл.
Между тем как раз в ходе предвыборной кампании и сразу же после нее Ло
гинов и Иванов сделали ряд крупных покупок. Возможно, они как руково
дители телекомпании, получив деньги, посулили кандидату некие гарантии,
выполнить которые не смогли. Версия спорная: в конце концов финансо
вый вопрос можно было решить и по другому. Ведь деньги у телекомпании
водились: недаром на 2001 год было намечено расширение сетки вещания,
мероприятие весьма затратное.
Поскольку доказать жизнеспособность «долговой» версии правоохраните
ли так и не смогли, была придумана другая: Иванов де пытался торговать
вазовскими запчастями и где то перешел дорогу татарской группировке, од
ной из самых влиятельных ОПГ в области. Однако и эту версию милиционе
ры обосновать не смогли: ни одного документа, подтверждающего причаст
ность погибшего Иванова к автомобильному либо к какому бы то ни было
иному бизнесу, найти не удалось.
И все же: кому было выгодно, чтобы руководителей «Лады» не стало?
Людей, которых чрезвычайно волновала дальнейшая судьба «Лады ТВ» и
которым хотелось получить контроль над телекомпанией, было всего двое:

214
Из наших публикаций

мэр города Самары Георгий Лиманский и главный редактор и владелец газе
ты «Тольяттинское обозрение» Валерий Иванов, однофамилец погибшего
Сергея.
Казалось бы: зачем самарскому мэру акции тольяттинской телекомпании?
Есть сведения о том, что Сергей Иванов в последнее время владел лишь 40
процентами пакета акций «Лады ТВ». Приблизительно столько же в тот мо
мент якобы сконцентрировалось в руках мэра Самары Георгия Лиманского.
Есть свидетели, готовые подтвердить, что Лиманский как минимум дважды
предлагал Иванову продать ему акции либо хотя бы их часть. Но Иванов от
казывался. Приблизительно в августе 2000 года Сергей встречался с Лиман
ским и получил «последнее предложение». Именно так он выразился, пере
сказывая своим коллегам разговор с мэром.
Интересно, что сразу после гибели руководителей «Лады ТВ» осенью 2000
года Лиманский большую часть своих акций продал.
По закону собственником телекомпании в течение шести месяцев со дня
гибели оставался покойный Сергей Иванов. Все замерли в ожидании: кто же
станет новым владельцем компании?
С января 2001 года на частоте «Лады» стала вещать новая телекомпания,
образованная на базе газеты «Тольяттинское обозрение» депутатом и хозяи
ном «ТО» Валерием Ивановым.
В. Иванов, обладавший небольшой частью акций, по свидетельству сотруд
ников «Лады ТВ», неоднократно предлагал своему однофамильцу выгодно
продать телекомпанию, но Сергей Иванов проявлял твердость в этом вопро
се. В январе 2001 года у них истек срок. Временное разрешение на трансля
цию получило «Тольяттинское обозрение». Позже Иванов перекупил часть
акций «Лады», а чуть позднее заключил долговременный договор с РТПЦ.
Так главный редактор «Тольяттинского обозрения» и депутат областного За
конодательного собрания Валерий Иванов стал новым хозяином «Лады ТВ».
Ночью 29 апреля главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» и
последнего владельца «Лады» Валерия Иванова не стало. Во время парковки
к автомобилю, в котором находился В. Иванов, подошел молодой человек,
открыл дверцу и расстрелял редактора из пистолета с глушителем. Прибыв
шие на место сотрудники милиции зафиксировали пулевые ранения в заты
лок, в область грудной клетки и в левую руку. С места происшествия были
изъяты гильзы и пули от пистолета Макарова.
Известны ориентировочные приметы убийцы: это мужчина 25 30 лет, ху
дощавого телосложения, с темными волосами, одет в коричневую куртку.
Городская прокуратура возбудила уголовное дело по статье 105 УК РФ
(«Убийство»). Прокурор Тольятти Евгений Новожилов заявил, что преступ
ление носит заказной характер, а причиной убийства стала профессиональ
ная деятельность В. Иванова.
Газета «Тольяттинское обозрение» писала практически обо всех действую
щих в регионе преступных группировках. Коллеги Иванова считают, что Ва

215
Острова гласности 2

лерия могли убить за расследования махинаций на Волжском автомобиль
ном заводе и связей лидеров организованных преступных группировок с
коррумпированными чиновниками. Однако есть и другая версия гибели
В. Иванова, и связана она с «Ладой ТВ».
Известно, что накануне убийства Иванов отказался сотрудничать с пред
ставителями крупной тольяттинской ОПГ. Бандитам нужно было эфирное
время, чтобы разрекламировать местного молодого политика…
Судя по всему, тольяттинская битва за право вещать в метровом диапазоне
будет продолжена. Ибо правоохранительные органы ведут следствие по «Ла
де ТВ» спустя рукава – это доказали зашедшие в тупик расследования гибе
ли С. Иванова и С. Логинова, а телекомпания остается объектом присталь
ного внимания местных политиков, бизнесменов и мафиози. Слишком вы
сока цена предвыборного пиара, слишком лакомым куском остается теле
компания, позволяющая проводить этот пиар эффективно и за бесценок.
Руслан ГОРЕВОЙ
(10.06.2002)

СМЕРТЬ ЭХА?
Там, где можно подозревать, что за ущемлением СМИ стоит верховная
власть, традиционные способы защиты гласности не срабатывают
(17 июня 2002 г.)
Президенту Фонда защиты гласности
А. К. СИМОНОВУ

Дорогой Алеша!
Это довольно странное занятие – писание писем добрым друзьям и колле
гам, тем более если есть возможность просто встретиться и поговорить. Мы,
тем не менее, решились обратиться к тебе письменно просто потому, что в
письменном виде легче сформулировать для самих себя то неопределенное,
но явственное ощущение, которое мы испытываем вот уже несколько меся
цев.
Речь пойдет о предмете, являющемся главной заботой возглавляемой то
бой организации, но, в сущности, имеющем первостепенную важность не
только для тебя и твоего Фонда, не только для нас, активистов других граж
данских организаций, но и для всей страны, и для любого человека, в ней
живущего, даже для такого, который не отдает себе отчета в ключевом зна
чении этой проблемы. Речь пойдет о гласности. А точнее – об одном из важ
нейших ее компонентов: свободе и независимости средств массовой инфор
мации. Мы уверены – и полагаем, что ты разделяешь нашу уверенность, что
нынешний общественный климат в стране становится все менее благопри
ятным для свободных и независимых СМИ.
Во первых, в России, в отличие от развитых демократических обществ, не
мало людей, которые вообще не считают свободу СМИ (равно как и свободу
216
Из наших публикаций

мнений, «прозрачность» государства и других общественно значимых ин
ститутов, право отдельных граждан на доступ к информации) ценностью,
которая требует защиты. Наше дело имеет хотя и значительную, но отнюдь
не всеобщую поддержку. А если говорить не о пассивном отношении, а об
активных действиях в защиту гласности, то придется констатировать, что
людей, готовых к такой активности, еще меньше. Отсюда вопрос № 1: как
нам работать для увеличения общественной поддержки наших ценностей?
Второй же, еще более существенный вопрос состоит в следующем: на
сколько эффективно работают в сегодняшних обстоятельствах наши тради
ционные правозащитные критерии и алгоритмы?
Давай посмотрим правде в глаза.
Да, возглавляемый тобой Фонд защиты гласности ведет огромную и заме
чательную работу по мониторингу нарушений свободы слова в регионах Рос
сии. Да, в целом ряде случаев активность Фонда помогала защитить тех или
иных журналистов от преследований местных держиморд. Мы вовсе не
склонны недооценивать эту деятельность, равно как и активность Союза
журналистов и других организаций, защищающих гласность и свободу слова.
И все же: вспомним наиболее крупные события на этом фронте за послед
ние несколько лет. Те события, которые привлекли максимум внимания об
щественности в нашей стране. Те, по которым мир судит об уровне нашей
гласности.
Дело НТВ.
Дело ТВ 6.
Дело «Новой газеты».
Все эти дела рассматриваются значительной частью общества как этапы
кампании, направленной на подавление свободы слова и ликвидацию неза
висимости СМИ. Причем все или почти все убеждены, что эта кампания
тайно инспирирована и направляется властью. Но дело даже не в том, на
сколько эта убежденность обоснованна, а в том, что она стала социально
психологическим фактором, влияющим на работу журналистского сообще
ства, на владельцев, издателей и редакторов независимых СМИ, фактором,
стимулирующим опережающую лояльность к высшей власти и худший вид
цензуры – самоцензуру. Журналистов убедили (или они сами убедили себя)
в том, что сопротивление бесполезно, что выход за некие, не определенные
никаким законом, но внятные каждому рамки влечет за собой немедленное
уничтожение средства массовой информации, и что человек, позволивший
себе нечто, выходящее за эти рамки, вскоре останется в лучшем случае без
работы.
И, что самое печальное, их, равно как и общество в целом, убедили в том,
что апеллировать к праву в подобных ситуациях – бесполезно и бессмыс
ленно.
Важно отметить еще одно обстоятельство: во всех этих сюжетах официаль
ная версия конфликта никоим образом не касалась проблемы гласности.

217
Острова гласности 2

Речь шла то о «споре хозяйствующих субъектов», то о «правах миноритар
ных акционеров», то о «возмещении морального ущерба», пусть и в несураз
ных размерах («Новая газета»). Это резко затруднило общественные кампа
нии в защиту гласности. Наши анонимные противники сами выбирали по
ле для полемики, и это поле не имело никакого касательства к свободе ин
формации. Нам, следовательно, приходилось или заниматься вопросами, в
которых мы не чувствуем себя компетентными и которые не имеют отноше
ния к тому, что, действительно, могло бы взволновать общество, или огра
ничиваться декларированием собственной внутренней убежденности в том,
что «на самом деле» истинная причина преследований иная, нежели та, ко
торая выставлена в качестве формального повода, а действующие игроки –
не более чем подставные фигуры.
Самое интересное, что если мы правы в нашем убеждении об истинных
причинах и организаторах этих кампаний, то эта наша и всего гражданского
сообщества внутренняя убежденность им только на руку: они хотят, чтобы
мы все понимали и ничего не могли доказать. Лишь в этом случае кампания
против независимого СМИ или строптивого журналиста обретает свое «вос
питательное» значение. Право, иногда кажется, что чем больше мы кричим
о посягательстве на свободу печати, тем удовлетвореннее потирают руки за
казчики этих кампаний, ибо без наших разъяснений не все и не сразу поня
ли бы их истинный смысл.
Если это в самом деле так и если данный mоdus operandi является осознан
ной тактикой, а не просто вульгарной «операцией прикрытия», то надо при
знать, что эта тактика успешна.
А какую тактику мы в состоянии противопоставить этому циничному, но
точному расчету? Это вопрос № 2.
Разумеется, если бы можно было положиться на независимое судебное
разбирательство, картина выглядела бы совсем по иному. Но вот что самое
поразительное – во всех случаях суды в конечном итоге выносят решения,
так или иначе ведущие к ликвидации неудобных или неугодных СМИ. Что
это – все то же опережающее усердие? Или выполнение прямого заказа? Об
щество трактует сюрреалистические перипетии этих судебных тяжб по раз
ному; лишь одно предположение кажется совершенно невероятным – гипо
теза о добросовестности судей. Да ее вроде бы никто всерьез и не выдвигает.
Во всяком случае, решение по делу ТВ 6 (как и приговор по делу журналис
та Григория Пасько, которое тоже ведь имеет прямое отношение к свободе
информации) представляется нам не просто неправосудным, а заведомо не
правосудным.
В общем, на суды надежды никакой, и вряд ли в ближайшее время положе
ние дел может серьезно измениться.
И здесь возникает проблема № 3. В качестве правозащитников да и просто
в качестве законопослушных граждан мы обязаны уважать суд и закон. Но
как мы должны реагировать, когда закон очевидным образом используют?

218
Из наших публикаций

Действовать в русле старой диссидентской традиции – ловить манипулято
ров на нарушении тех или иных процессуальных мелочей? Похоже, этот
путь не вызывает решительно никакого общественного отклика. Да и для
нас самих подобный способ действия не станет ли подменой сущности –
формальным реагированием? А любой иной – не окажется ли уходом от
права как базовой ценности?

***
Подведем итог. Опыт последних лет показал: там, где можно подозревать,
что за ущемлением СМИ стоит верховная власть, – традиционные способы
защиты гласности не срабатывают.
Какие выводы можно сделать из этого обстоятельства?
Кажется, что только один. Если мы не намерены сдаваться – а мы ведь не
намерены сдаваться, правда? – мы должны найти новые эффективные спо
собы и алгоритмы борьбы за свободу слова и независимость СМИ.
Нам кажется, что настало время всерьез обдумать все эти проблемы.

СВИДЕТЕЛЬ, КОТОРОГО НЕ ИСКАЛИ
Гибель редактора: расправа или случайность?

О трагической гибели главного редактора касимовской газеты «Мещерская
новь» мы узнали от наших коллег из рязанского отделения Союза журнали
стов. Леонид Кузнецов погиб при странных обстоятельствах: по версии
следствия, он «разбился, не справившись с управлением велосипеда». Одна
ко люди, знавшие Кузнецова не один год, сразу же усомнились в официаль
ной версии.
По их мнению, у покойного, помимо старого, не ему принадлежавшего ве
лосипеда, было немало влиятельных недоброжелателей, которых такая слу
чайная гибель вполне могла устроить. Публикации «Мещерской нови», а ра
нее «Мещерских вестей», которые также возглавлял Кузнецов, часто задева
ли интересы крупных руководителей и бизнесменов Касимовского района.
А глава районной администрации Вячеслав Лукашкин был одним из посто
янных персонажей разоблачительных материалов и фельетонов обоих «Ме
щерок».
Но следствие продолжало настаивать на своей версии о несчастном случае
при отсутствии свидетелей и при этом не выказывало особого желания отра
батывать какие либо другие варианты.
Фонду приходилось сталкиваться с заключениями и побредовее. К приме
ру, с таким: «Журналист погиб, упав с высоты собственного роста, от ударов
височных областей обеих сторон»…
Коллеги Кузнецова обратились к нам, в Фонд защиты гласности, с прось
бой приехать в Касимов и по возможности разобраться в тайне его гибели,
что называется, на месте. Если уж местная прокуратура не в состоянии…
219
Острова гласности 2

И мы отправились в город Касимов, пятидесятитысячный городок в Ря
занской области с тысячелетней историей. Конечно, мы не собирались да и
не могли подменить собой правоохранительные органы и провести полно
ценное расследование. Цели наши были скромнее: встретиться с родствен
никами и коллегами, поговорить с местными чиновниками. То есть попы
таться понять, что же все таки произошло.
Но нам здорово повезло: удалось сделать то, чего не смогли сделать каси
мовские милиционеры и следователи прокуратуры. Мы нашли свидетеля.
Леонид Кузнецов возглавил редакцию «Мещерских вестей» пять лет назад.
Газета, учредителями которой выступали городская и районная администра
ции, рязанское издательство «Пресса» и редакционный коллектив, в те вре
мена дышала на ладан. Тираж едва доходил до тысячи экземпляров в неде
лю. Даже по местным меркам невысокую зарплату платили крайне нерегу
лярно. К нескольким допотопным печатным машинкам выстраивались
многочасовые очереди сотрудников. Читателям «Мещерка» тоже была не
слишком интересна, покупали ее в основном из за программы телевидения.
Руководитель касимовской горадминистрации мечтал возродить газету, но
не позволял провинциальный кадровый голод. Однажды его случайно по
знакомили с бывшим военным – замполитом из Забайкалья Леонидом Куз
нецовым, недавно ушедшим в запас и перебравшимся в Касимов на ПМЖ.
Мол, к прессе замполит отношения не имеет, зато хозяйственный: к чему
руки ни приложит, во всем порядок наведет.
Мэр рискнул сменить профессионального, но неудачливого главреда на
покладистого хозяйственника. И, как выяснилось впоследствии, не прога
дал.
За год пребывания Кузнецова в кресле главного редактора газета преобра
зилась. Тираж «Мещерских вестей» рос из месяца в месяц, достигнув снача
ла четырех, затем шести, а чуть позже – и девяти тысяч. И это в пятидесяти
тысячном городе! Больше половины тиража расходилось по подписке. Зар
платы сотрудников стали расти, работа в газете перестала считаться непре
стижной. Устаревшие печатные машинки заменили современными компью
терами. В общем, газета стала развиваться.
Рост интереса к газете Кузнецов объяснял читательским доверием. А дове
рие стало следствием сформулированных Кузнецовым принципов: «Не
врать, не приукрашивать действительность, не обелять власть и не превра
щать газету в машину для зарабатывания денег». И коллеги, и соседи Кузне
цова, и даже местные чиновники, с которыми у погибшего были весьма не
простые отношения, единогласно признавали: честен Леонид Иванович был
кристально.
Характерная деталь: водители частники, возившие нас по Касимову, наот
рез отказывались брать с нас деньги, когда узнавали, что мы приехали соби
рать материал для статьи о Кузнецове. Мы разговаривали с тремя десятками
касимовцев – продавцами, гостиничными коридорными, даже с обычными

220
Из наших публикаций

прохожими. И все как один отмечали: Кузнецову верили, как никому. И все
как один утверждали: гибель Кузнецова – вовсе не случайность. Редактора
убили. За правду.
Кузнецов, действительно, резал правду матку, невзирая на лица. Объекта
ми его критики были и руководители межрайонной прокуратуры, и первые
лица городской и районной администраций, и даже сам мэр, пригласивший
в свое время Леонида Ивановича на работу. Ни один номер «Мещерских ве
стей» не обходился без хлесткой передовицы кузнецовского авторства. Не
раз и не два фигуранты критических статей пытались найти управу на Куз
нецова: заместитель прокурора подавала в суд, чиновники и местные воро
тилы пытались подкупить, присылали подметные письма с угрозами.
Однако редактор был тверд. Несмотря на то, что вместе с женой и двумя
взрослыми сыновьями проживал в крохотной квартирке, которую так и не
успел приватизировать, и постоянно нуждался в деньгах.
Прошлым летом Кузнецов окончательно «достал» своим правдолюбием
руководителя района Лукашкина, опубликовав ряд разоблачительных ста
тей о деятельности райадминистрации, венцом которых стал материал, оза
главленный «Хам касимовский».
После того как статья вышла в свет, директор рязанского издательства
«Пресса» Оксана Гоенко наотрез отказалась тиражировать «Мещерские вес
ти», несмотря на то, что издательство было соучредителем газеты. Кроме то
го, Гоенко подписала приказ об отстранении критически настроенного ре
дактора от занимаемой должности в связи со служебным несоответствием
(припомнили Леониду Ивановичу отсутствие журналистского образования)
и о назначении нового главреда – бывшего заместителя Кузнецова Валенти
ны Первушиной.
Однако формального права решать судьбу редактора у руководителя изда
тельства не было, и 30 июля состоялось собрание трудового коллектива ре
дакции по вопросу о соответствии Кузнецова занимаемой должности.
Коллектив вступился за своего редактора, и на следующий день юридиче
ски безосновательный приказ был отменен. Противостояние продолжилось:
Кузнецов ставил в номер очередную «бомбу», а в типографии опасную пуб
ликацию подменяли какой нибудь беззубой статейкой. И опальный редак
тор понял, что работать в «Мещерских вестях» ему не дадут.
Кузнецов ушел, прихватив с собой часть сотрудников, и стал издавать но
вую газету – «Мещерскую новь». Начинать приходилось с нуля: не было ни
компьютеров, ни денег, ни даже подходящего помещения. Кроме того, запу
скаться с газетой в районе, где живут 100 тысяч человек, – предприятие
авантюрное: немногие читатели согласятся покупать обе конкурирующие
друг с другом «районки». Существовала опасность, что касимовцы предпо
чтут уже раскрученный с помощью Кузнецова бренд «Мещерских вестей» и
«Новь» «вылетит в трубу».
Но жители Касимова выбрали не бренд, а человека, которому верили. Ти
раж «Мещерской нови» умножался, а вот у бывших коллег Кузнецова дела
221
Острова гласности 2

шли намного хуже. Руководители района прекрасно понимали, что на пред
стоящих выборах ведущим информационным ресурсом, формирующим
вкусы избирателей, станут отнюдь не официозные «Вести», а критически
настроенная «Новь» Кузнецова. Вновь посыпались телефонные угрозы и
подметные письма, однако семья Кузнецова не обращала на них внимания:
все это уже было, а расправа так и не последовала.
В июне нынешнего года Кузнецов временно приостановил деятельность
газеты. «Мещерская новь» переживала очередной виток напряженности в
отношениях с местными властями, на газету подала в суд помощник проку
рора Касимовского района, накопились финансовые проблемы. И Леонид
Иванович решил взять некий тайм аут. Кроме того, он готовил к выходу
свою книгу, и у него попросту не хватало времени одновременно на нее и на
газету. Решено было продолжить выпуск «Мещерской нови» осенью.
Тираж своей книги Кузнецов печатал по соседству, в типографии поселка
Сынтул. Накануне ему позвонили: отпечатанные книги можно забрать. Ле
онид Иванович одолжил у соседа старенький велосипед и наутро отправил
ся в Сынтул. А на обратном пути буквально у въезда в Касимов произошла
трагедия.
Так что же все таки произошло в сентябрьский полдень на дороге?
Глава Касимовской межрайонной прокуратуры Евгений Попов полагает,
что имел место несчастный случай: «На велосипедах люди гибнут часто, ве
лосипед, вообще, опаснее и коварнее автомобиля». «Кузнецов весил около
80 килограммов, – заявил нам Е. Попов, – кроме того, на велосипедном ру
ле и на багажнике у него был закреплен тираж его книги – килограммов 70
веса. Неудачно зашел в поворот, упал с велосипеда, ударился головой о ка
мень, там на дороге много камней…» Прокурор считает, что гибель Кузнецо
ва – трагическая случайность, но при этом не позволяет родственникам по
койного ознакомиться с материалами дела. С чего бы вдруг?
Прокурорская версия оспаривается достаточно легко. Во первых, повреж
дения велосипеда уж слишком нехарактерны для обычного падения: к при
меру, оторвалась и согнулась приваренная намертво толстая железная рама,
а сам велосипед превратился в бесформенное месиво. Велосипедную каме
ру нашли в двадцати метрах от места предположительного «падения с вело
сипеда». Любопытно, что камеру обнаружили не милиционеры, а родствен
ники погибшего.
Во вторых, раны на теле и голове погибшего также далеки от характерных
повреждений, получаемых при падении с велосипеда. Ну, например, у Куз
нецова лопнуло глазное яблоко. Да, если бы на обочине действительно бы
ли крупные острые камни, подобная травма могла быть получена. Но мы
буквально обтоптали все прилегающие к месту гибели обочины и нашли
единственный камень – небольшого размера, на противоположной от про
исшествия стороне, да еще и в 80 метрах.


222
Из наших публикаций

И в третьих. Кузнецов дважды – на выезде и на въезде в город – проезжал
милицейский пост. И дважды говорил о чем то с милиционерами. Сами по
стовые утверждают, что Кузнецов спрашивал у них дорогу. Но позвольте: за
чем это нужно прекрасно знающему дорогу человеку, тем более что дорога
то – всего одна! Чего то милиционеры явно недоговаривали.
А может быть, редактор заметил слежку и попросил милиционеров о по
мощи?
Косвенные свидетельства подтверждали догадку наших рязанских коллег:
гибель Кузнецова – не просто падение с велосипеда с летальным исходом. Го
раздо больше оснований у версии убийства умышленного либо случайного.
Скажем, в результате столкновения с автомобилем. Тогда понятен характер
повреждений велосипеда и травм погибшего. И мы решили опросить жителей
домов, окна которых выходят на шоссе. Кто нибудь что нибудь мог видеть.
И нам повезло. Мы нашли свидетеля. Молодая женщина, имя и фамилия
которой имеются в нашем распоряжении, подтвердила, что она стала не
вольным очевидцем происшествия.
Она готовила на кухне, окна которой выходят на дорогу, и услышала силь
ный удар. Она и раньше слышала подобные звуки и знала, что их источни
ком могли быть только автомобильные аварии, которые на этом участке до
роги случаются довольно часто. Женщина выбежала на улицу и успела уви
деть, как от лежащего велосипедиста отъезжает «темная легковая машина с
закругленным задом, таким, как у новой вазовской «десятки». Она верну
лась домой, чтобы позвонить в милицию, но из окна увидела, что к месту
происшествия уже подъехали милиционеры.
Женщина ждала, что ее будут опрашивать в качестве свидетельницы, но к
ней никто не обратился. Кроме нас.
Кстати, еще небольшая деталь: свидетельница упомянула, что на месте
трагедии сразу образовалась транспортная пробка, которая не сразу рассоса
лась. А прокурор говорил о том, что место де – пустынное, транспорта поч
ти нет…
Мы готовы назвать ее имя представителям следственных органов, однако у
нас есть веские основания опасаться за безопасность свидетельницы.
В настоящее время Касимовская межрайонная прокуратура передала дело
в местное УВД на дополнительную проверку. Станет ли тайна гибели глав
ного редактора «Мещерской нови» явью – неясно, принимая во внимание
черепашью расторопность следствия. Налицо нежелание правоохранителей
докопаться до истины.
Руслан ГОРЕВОЙ, Владислав БЫКОВ
(18.11.2002)




223
Острова гласности 2

ГЕНЕРАЛЬНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА СМИ
Губернатор Шаманов улучшает свое материальное положение за счет местных
журналистов

В Ульяновске местная власть предпочитает разговаривать с журналистами
в судах. При помощи юристов, оплаченных за счет местного бюджета. Перед
вами хронология судебной порки региональных СМИ, посмевших критико
вать деятельность бывшего боевого генерала, а ныне – губернатора Ульянов
ской области Владимира Шаманова.
Первым можно считать иск о защите чести, достоинства, деловой репута
ции и возмещении морального вреда к издательскому дому «Известия Сим
бирской губернии» и автору статьи «Зиц губернатор Фунт» корреспонденту
«Радио России» Геннадию Демочкину. Моральный вред публикации губер
натор оценил в 500 тысяч рублей. Дело рассматривалось в Сызранском го
родском суде Самарской области, который вошел в положение истца и на
казал редакцию газеты на 70 тысяч, а журналиста – на 30 тысяч рублей.
Через месяц новый иск к тому же изданию и автору статьи «Думали – не
кто, оказался – никто» М. Володарскому. Моральный вред публикации гу
бернатор вновь оценивает в 500 тысяч рублей. И Сызранский городской суд
опять принимает решение в пользу истца, но опускает планку его матери
альных претензий до 2 тысяч рублей.
Проходит еще месяц. Все тот же Сызранский городской суд в очередной
раз принимает от Владимира Шаманова иск о защите чести, достоинства,
деловой репутации по поводу статей «Губернатор Шаманов отдыхал в Евро
пе», «Кто остановит беспредел на машзаводе?», «Избирали одного, а «из
бранных» оказалось много». В этот раз истец просил компенсацию в 100 ты
сяч рублей. Суд удовлетворил просьбу генерала на 5 тысяч.
Летние каникулы в Ульяновске прошли мирно. Хотя в недрах следствен
ных органов уже ждала своего часа «бомба замедленного действия». Взрыв
грянул в августе. Мировая судья г жа Кичигина зачитала приговор по уго
ловному делу в отношении главного редактора еженедельника «Симбирские
известия» Юлии Шеламыдовой. 23 летняя журналистка была осуждена к
одному году исправительных работ с удержанием в доход государства 10
процентов заработка. Кроме того, с нее взята подписка о невыезде. Наказа
на Юлия за статью «С легким паром, губернатор!». Кроме главного человека
в области, персонажами публикации стали два его заместителя: Виктор Си
дорчев и Валерий Курочка. Генерал сотоварищи просили традиционно – по
ловину миллиона, а суд постановил: взыскать 12 тысяч рублей в пользу гу
бернатора и по 10 тысяч двум его оклеветанным заместителям.
Ленинский районный суд Ульяновска постановлением от 8 октября оста
вил приговор мирового судьи в силе, не приняв во внимание доводы адвока
та, которая полагала, что ее подзащитная «не может быть субъектом пре


224
Из наших публикаций

ступления, так как не могла осознавать заведомую ложность сообщаемых в
статье сведений».
Не повлияла на исход дела и кассационная жалоба Юлии Шеламыдовой,
поданная в Ульяновский областной суд. Не помогло и представление проку
рора города о том, что следствие по делу проводилось с грубыми нарушения
ми уголовно процессуальных норм. (Кстати, это подтверждено не только ма
териалами дела, но и признанием о допущенных «нарушениях законности»,
которое содержится в ответе начальника отдела дознания УВД Ульяновской
области г жи Сымакиной.) Не внял жалобам журналистов и председатель За
конодательного собрания региона Борис Зотов. Не проникся проблемой и
главный федеральный инспектор по Ульяновской области Александр Иванов.
А что же коллеги по журналистскому цеху? Региональное отделение Сою
за журналистов России – молчок. Корпоративную солидарность с журнали
стами «Симбирских известий» публично проявили только три издания:
«Симбирский курьер», «Губерния. Ульяновск», «Молодежная газета».
Да и из ульяновских общественных организаций не нашлось никого, кто
бы взял на себя роль миротворцев в конфликте между СМИ и администра
цией. Лишь «яблочники» выступили с официальным заявлением, касаю
щимся не только конфликта с «Симбирскими известиями», но и невыпол
нения губернатором Шамановым своих предвыборных обещаний. В заявле
нии, в частности, говорится: «Социальное положение жителей области не
улучшается, конструктивного сотрудничества с городским руководством
нет, пресса находится под административным и судебным давлением, нео
тапливаемые школы закрываются на карантин, чехарда на «Авиастаре», по
пытки увести из областной собственности акций Цильнинского сахарного
завода и других доходных предприятий – следствие вмешательства высоко
поставленных чиновников обладминистрации».
В этом же заявлении упоминается и суд над профессором Исааком Грин
бергом, выступившим в газете в защиту Юлии Шеламыдовой. Доктор наук
имел неосторожность воззвать к совести губернатора и его замов. В своей за
метке в газете «Губерния» г н Гринберг задал риторический вопрос: «Как мо
гут три здоровых мужика, из которых два генерала, в том числе один – даже
Герой России, «воевать» с женщиной?.. Почему то вспоминается поддержка
Шамановым В.А. полковника Буданова, убившего 18 летнюю девушку! Ни
стыда, ни совести!»
Ленинский районный суд оценил честь, достоинство и деловую репутацию
губернатора Шаманова, правда, не в 500 тысяч рублей, как того требовал ис
тец, и взыскал с ответчиков: 5 тысяч рублей – с «Губернии» и 2,5 тысячи – с
профессора Гринберга.
В октябре текущего года федеральные «Известия» печатают заметку «Улья
новская элита требует назначать губернаторов», в которой несколько подпи
сантов, включая вице спикера Законодательного собрания, председателя
городской думы, председателя областного объединения предпринимателей,

225
Острова гласности 2

бывшего полномочного представителя Президента РФ и других, потребова
ли вмешательства в симбирские дела самого гаранта Конституции.
Кстати, ульяновские журналисты тоже уже жаловались на свою горькую
долю и министру Михаилу Лесину, и прокурору области Валерию Малыше
ву, и главному федеральному инспектору по Ульяновской области Алексан
дру Иванову. Ожидать реакции Президента на симбирские дела было бы
слишком смело, а вот точку зрения «государева ока» в регионе знать не по
мешало бы, учитывая, что заявление коллектива издания г н Иванов полу
чил еще 16 января.
По возвращении из командировки меня отыскал вице губернатор Улья
новской области Дмитрий Пиорунский. Дмитрий Александрович вообще,
на мой взгляд, делает все, чтобы о нем знали как можно больше людей не
только в Ульяновской области, но и за ее пределами. Нет такой сферы реги
ональной жизни, в которой не нашлось бы места для вице губернатора.
Именно господину Пиорунскому принадлежит следующее «крылатое» вы
ражение: «Сегодня мы обязаны, заботясь об общем благе, рассматривать эти
издания (имелась в виду оппозиционная пресса региона), претендующие на
роль СМИ, как пособников террористов, как силу зла… Мы им тоже объяв
ляем свою областную войну. И война эта будет идти столь же бескомпро
миссно, как, вы видите, поступило наше государство в ситуации, когда его
попытались поставить на колени в недавние дни». Вот так. Ни больше ни
меньше. Здесь бы оскорбиться оппозиционным журналистам, публично за
клейменным «пособниками террористов», и организовать несколько заяв
лений по статье 130 УК РФ, чтобы привлечь вице губернатора к уголовной
ответственности. Ведь обиделся же губернатор Шаманов на эмоциональную
идиому профессора Гринберга по поводу стыда и совести…
В телефонном разговоре Дмитрий Пиорунский посетовал на продажность
журналистов, на патологичность отдельных региональных изданий, на не
желание оппозиционных СМИ видеть то, что сделала за два года в регионе
команда губернатора Шаманова, на обилие пресс конференций, телевыс
туплений, посредством которых администрация области разъясняет свою
политику массам. Дмитрий Александрович поведал о росте средней зарпла
ты в Ульяновской области, о радости инвалидов, получивших в кои то веки
спецавтомобили, подтвердил готовность участвовать в разговоре с журнали
стами «в любом формате». «Мы получили регион с восьмилетним отстава
нием по всем позициям». И подытожил в том смысле, что руководству обла
сти не присущ снобизм, и все это выдумки оппозиционеров, которых труд
но назвать политической элитой региона. Элиту надо выращивать, что и пы
тается сделать команда губернатора Шаманова, по словам его заместителя.
Следующим моим телефонным собеседником стал главный федеральный ин
спектор по Ульяновской области Александр Иванов. Мы договорились с Алек
сандром Юрьевичем, что предложения Фонда защиты гласности о проведении
«круглого стола» по проблемам взаимодействия власти и СМИ могут стать на

226
Из наших публикаций

чалом цивилизованного диалога между командой губернатора и теми, кто не
принимает сегодня политику новой администрации. Главный федеральный ин
спектор заверил, что поддержит всякие начинания в этом плане. Надеемся.
А вот надежды многострадального населения Ульяновской области на но
вую, более достойную жизнь после прихода администрации Шаманова сме
нились разочарованием. Одно упоминание о том, что Шаманов собирается
избираться на второй срок, вызывали у значительной части моих собеседни
ков не совсем адекватную реакцию.
Объяснить это можно: нетерпеливый электорат губернии, клюнувший на
свежего губернатора, хочет все и сразу, естественно завышая свои претен
зии. А региональные СМИ пытаются выразить эти чаяния, разбавляя прес
нятину цифр иногда и откровенными выдумками, не всегда корректными
по отношению к своим персонажам. Отсюда раздражение власти, переходя
щее в откровенное изживание неугодных СМИ со свету. Поэтому и газетные
публикации, по словам федерального инспектора Александра Иванова, по
ходят на «боевые листки». Поэтому взаимоотношения губернаторской ко
манды с газетчиками смахивают на «зачистки», когда методы и средства оп
равдывают цель – уничтожить противника. Особой мудрости в такой такти
ке не требуется. Главное – победа. Ведь не для себя же строят светлое капи
талистическое будущее в Ульяновском регионе новые менеджеры из коман
ды генерала Шаманова. Может, потомки когда нибудь и оценят их тщания…
Накануне моего отъезда из Ульяновска произошло еще одно событие. Во
время наружных съемок частного магазина «Антошка» охранники магазина
напали на журналистов телекомпании «Симбирск – Эфир – Плюс», слома
ли ручку дверцы автомобиля, задержали оператора и журналиста, а затем от
пустили, изъяв телекамеру. Досталось и сотрудникам пресс службы УВД,
организовавшим съемку. Нападавшие сломали кассетоприемник телекаме
ры и изъяли у оператора пресс службы УВД видеокассету. По словам пред
ставителя телекомпании Дмитрия Иванова, Заволжским РОВД города Уль
яновска возбуждено уголовное дело по статье 144 УК РФ.
А 21 ноября в вечерней радиопередаче прозвучало заявление журналистов
телерадиокомпании «Европроект» по поводу безрезультатности расследова
ния заказного убийства учредителя ТРК «Европроект» Николая Размолоди
на, которое произошло около четырех месяцев назад.
Петр ПОЛОНИЦКИЙ, корреспондент Фонда защиты гласности, Брянск
P.S. 25 ноября должно было состояться слушание очередного дела по иску губер
натора Шаманова к газете «Симбирские известия». Затем грядет судебное раз
бирательство по иску губернатора к городской газете «Ульяновск сегодня» и депу
тату Законодательного собрания Юрию Орлову (одному из оппозиционеров из
группы «Союз»). Слушание этого дела перенесено в связи с нападением на депута
та, получившего травму головы и находящегося на стационарном лечении. По
факту нападения на Юрия Орлова возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.
(09.12.2002)
227
Острова гласности 2

ФЗГ в журнале «Журналист» (Р. Горевой, П. Полоницкий, Б. Тимошенко)

Уголовное преследование журналиста из Белгорода Ольги Китовой
История случилась после публикации в мае 2000 года газетой «Белгород
ская правда» статьи «Ты виноват лишь в том, что… мне так хочется», в кото
рой журналист Ольга Китова попыталась аргументированно доказать, что
обвинение шестерых студентов одного из белгородских вузов в изнасилова
нии однокурсника сфальсифицировано следствием. После выхода статьи
родители предполагаемой жертвы посчитали, что в публикации содержатся
ложные сведения, порочащие их семью, и обратились сначала в суд – с ис
ком о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда в разме
ре 800 000 рублей (500 000 рублей с газеты и 300 000 рублей – с автора пуб
ликации). Затем последовало и заявление в областную прокуратуру – о воз
буждении уголовного дела по статье 129 УК РФ («Клевета»). После провер
ки следователи возбудили не одно, а сразу два уголовных дела: за клевету,
как просили, и за «воспрепятствование осуществлению правосудия и произ
водству предварительного следствия» (статья 294 УК РФ), так как в ходе
проверки был сделан вывод, что своей публикацией О. Китова хотела запу
тать следствие.
21 марта 2001 года прокуратура Белгородской области возбудила еще одно
уголовное дело. На сей раз по признакам преступлений, предусмотренных
статьей 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя вла
сти») и статьей 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Соверше
ние этих преступлений было инкриминировано О. Китовой после прове
денной в тот же день операции. Журналиста задержали и доставили в проку
ратуру, где предъявили обвинение по возбужденному ранее уголовному делу
о клевете. Правоохранителей не смутило то, что О. Китова была депутатом
областной думы и обладала соответствующим иммунитетом. Для выполне
ния миссии по задержанию были выделены несколько милиционеров, но
О. Китова, кстати, довольно хрупкая женщина, по словам прокурора Белго
родской области Павла Кондрашова, «не подчинялась законным требовани
ям сотрудников милиции, оскорбляла их, применяла насилие, причинив
побои офицерам милиции». В прокуратуре О. Китова, находившаяся на
больничном, почувствовала себя плохо и потребовала вызвать «скорую по
мощь». Приехавший на вызов врач зафиксировал гипертонический криз.
Ольгу доставили в больницу, где ей оказали необходимую помощь, после че
го отправили домой.
Два месяца ничего особенного не происходило. А утром 22 мая О. Китову
арестовали и доставили в следственный изолятор, где у нее произошел сер
дечный приступ. Ольгу отправили в 1 ю городскую больницу и поместили в
реанимационное отделение, оставив в палате милицейскую охрану. На обра
щение Фонда защиты гласности в прокуратуру Белгородской области за

228
Из наших публикаций

разъяснениями, на каком основании ее задержали, последовал ответ замес
тителя прокурора Белгородской области Дмитрия Хлебникова: «Китова аре
стована законно». Сообщить дополнительную информацию относительно
обстоятельств ареста, равно как и внятно мотивировать подобную необхо
димость, Д. Хлебников отказался. Через несколько дней находящейся в
больнице О. Китовой было предъявлено обвинение по пяти статьям Уголов
ного кодекса РФ, предусматривающим ответственность «за клевету и оскор
бления, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству
предварительного следствия, применение насилия в отношении представи
теля власти и их оскорбление». Милицейскую охрану, дежурившую в ее па
лате, сняли: с журналиста взяли подписку о невыезде.
Тем временем события продолжали развиваться, принимая все более пред
сказуемый характер. Прокурор области П. Кондрашов после неоднократных
попыток добился от депутатов областной думы снятия с Китовой депутат
ского иммунитета и согласия на передачу в суд уголовного дела. Это случи
лось 16 июля в ходе внеочередной сессии Думы Белгородской области, на
которую почему то не допустили журналистов немецкой телекомпании
«ARD». А в сентябре начался судебный процесс по обвинению журналиста в
совершении преступлений, предусмотренных пятью статьями УК РФ. В хо
де процесса то и дело возникали паузы, так как после акций правоохрани
тельных органов по задержанию О. Китовой, ее отнюдь не богатырское здо
ровье резко ухудшилось, в связи с чем ей часто приходилось брать больнич
ный лист. Дошло до того, что, по словам О. Китовой, судья Виктор Кошма
нов заявил ее адвокату, что изменит меру пресечения, если она в ближайшие
дни не явится в суд. В конце декабря процесс завершился. Белгородский об
ластной суд приговорил О. Китову к 2,5 годам лишения свободы условно,
оштрафовал ее на 20 000 рублей и лишил права в течение трех лет занимать
выборные должности. Кроме того, суд взыскал с журналиста и редакции га
зеты «Белгородская правда» 25 000 рублей в качестве компенсации мораль
ного вреда, причиненного публикациями О. Китовой семье студента, роди
тели которого инициировали все дело (напомним, что истцы просили 800
000 рублей).
Однако точку в «деле Китовой» ставить рано. О. Китова, назвавшая приго
вор «заказным», считает, что таким образом с ней «рассчитались». В частно
сти, за ее статьи о незаконном списании долгов по налогам Лебединского
ГОКа и продаже белгородского хладокомбината. 25 декабря она обжаловала
приговор Белгородского областного суда в Верховный суд РФ. Представлять
ее интересы будет адвокат Генри Резник.
«Журналист», № 4, апрель 2002 г.




229
Острова гласности 2

Причуды карельской Фемиды
В июле прошлого года петрозаводская газета «Столица Карелии» напечата
ла статью своего обозревателя Ивана Гусева «Семейный подряд». В матери
але шла речь об одной судебной тяжбе, ход которой кардинально изменился
после того, как ее участником стал адвокат Роман Борисович Таратунин,
сын председателя Верховного суда Республики Карелия. Процесс закончил
ся победой таратунинского клиента, проигравшая сторона обжаловала су
дебное решение в Верховном суде Карелии, но оно было оставлено без из
менения. Председатель Верховного суда Борис Таратунин так и написал:
«Оснований для принесения протеста… не нахожу».
Журналист, рассказывая об этой истории, позволил себе усомниться в объ
ективности председателя Верховного суда. А также процитировать письмо
проигравшего участника тяжбы Президенту РФ, в котором говорилось: «мне
неоднократно говорили люди, что моя проблема лишь в том, что не я пер
вый обратился к адвокату Таратунину, так как все вопросы он решает по
звонку к своему отцу, а именно к Таратунину Б. К.». Еще в письме сообща
лось, что судебной властью в Карелии «правят два человека – Таратунин Р.
Б. и Таратунин Б. К., а суд стал семейным предприятием, цель которого про
вести любое выгодное им решение суда».
Реакция отца и сына Таратуниных долго ждать себя не заставила. Сочтя эти
сведения клеветническими, председатель Верховного суда Карелии напра
вил прокурору республики заявление с просьбой о возбуждении уголовного
дела в отношении автора статьи «Семейный подряд» по статье 129 УК РФ
(«Клевета»). Предварительное следствие пошло дальше пожеланий заявите
ля, и кроме испрашиваемой (и ставшей уже дежурной) 129 статьи журнали
сту было предъявлено обвинение по более «тяжелой», 298 статье УК РФ
(«Клевета в отношении судьи»), которая предусматривает наказание в виде
лишения свободы на срок до двух лет. По делу также были заявлены и граж
данские иски – папа Таратунин просил компенсировать причиненный ему
газетной публикацией моральный вред сумой в 550 000 рублей, а его сын – в
350 000 рублей.
Ходатайства адвокатов журналиста о прекращении уголовного дела были
отклонены.
И вот в мае текущего года в здании Верховного суда Карелии судьи Новго
родского областного суда Ражев, Волков и Юршо, специально прибывшие в
Петрозаводск на выездную сессию, рассмотрели дело по обвинению журна
листа газеты «Столица Карелии» И. Гусева в клевете. Прибывшие освещать
процесс журналисты отметили специфическую атмосферу в зале суда: в хо
де судебного заседания судьи препятствовали им в выполнении профессио
нального долга, запретив делать какие либо записи. Попытки представите
лей прессы сослаться на Закон, в соответствии с которым присутствующие
на открытом судебном процессе люди вправе вести записи, решительно пре
секались судьями, которые грозили непокорным удалением из зала суда. Го

230
Из наших публикаций

сударственный обвинитель просил суд назначить подсудимому наказание в
виде исправительных работ (по месту службы) сроком на полтора года с от
числением в доход государства 20 процентов заработка. Выступивший на
процессе Р. Таратунин предлагал применить еще одно наказание – запрет в
течение трех лет заниматься журналистской деятельностью. В результате
рассмотрения дела подсудимый был признан виновным в совершении пре
ступления, предусмотренного статьей 129 УК РФ, то есть в распространении
клеветы. Суд приговорил журналиста к наказанию в виде штрафа в размере
15 000 рублей. Кроме того, с него было взыскано 70 000 рублей в качестве
компенсации морального вреда, причиненного Таратуниным, а также 2000
рублей – на оплату услуг экспертов. И. Гусев оценил суд как «образцово по
казательный процесс, цель которого – запугать карельских журналистов».
Но точку ставить рано – существует еще коллегия по уголовным делам Вер
ховного суда РФ.
Тем временем материалы уголовного дела по обвинению И. Гусева были
рассмотрены региональной общественной организацией «Независимый
экспертно правовой совет», которую возглавляет доктор юридических наук,
профессор, эксперт Совета Европы С. Е. Вицын.
В результате эксперты пришли к выводу, что автор публикации «Семейный
подряд» не совершал преступления. Готовя материал, он действовал как
профессиональный журналист, имеющий конституционное право получать
и распространять информацию любым законным способом. Что касается
фраз, которые квалифицировались следствием как клеветнические, то их
автором является другой человек, а не И. Гусев, и взяты они из текста пись
ма, полностью и в кавычках приведенного в статье.
Анализ материалов, считает С. Е. Вицын, «позволяет сделать вывод о по
пытке оказать давление на журналиста И. Гусева путем необоснованного
привлечения его к уголовной ответственности» и, по меньшей мере, неэтич
ном поведении судьи Б. Таратунина, принявшего решение по делу, выигран
ному его сыном.
«Журналист», № 8, август 2002 г.


Опыты на живых журналистах
Незадолго до губернаторских выборов в Красноярске произошло событие,
не вызвавшее особого резонанса, но лишний раз продемонстрировавшее от
ношение правоохранительных органов к журналистам.
В начале сентября несколько молодых людей из экстремистской группи
ровки предприняли несанкционированное пикетирование офиса телеком
пании «7 канал». Пикетчики развернули плакаты с надписями «Россия – для
русских» и требованиями закрыть границу с Азербайджаном, а затем приня
лись скандировать: «Нет наркотикам!» Вскоре к дебоширам присоедини
лись подвыпившие посетители расположенного неподалеку кафе, добавив

231
Острова гласности 2

шие проводимому мероприятию экспрессии. Стали раздаваться призывы
громить рынки, ситуация накалялась на глазах. Сотрудники телекомпании,
ранее уже получавшие угрозы по телефону и уже морально подготовленные
к возможным хулиганским выходкам, воспринимали происходящее доста
точно спокойно. До тех пор, пока толпа не потребовала кого нибудь из ру
ководителей телекомпании «для разговора».
Чтобы хоть как то успокоить собравшихся, к ним вышла программный ди
ректор «7 канала» Ирина Долгушина. От толпы отделились два человека в
масках и, приставив пистолет к голове Долгушиной, вынудили ее вернуться
в здание.
Террористы протащили Ирину через коридоры в студию телеканала и там
заперлись. Они потребовали предоставления прямого эфира, а также водки,
наркотиков и денег. Шокированные произошедшим сотрудники «7 канала»
позвонили в милицию, и вскоре возле здания телекомпании уже находились
несколько оперативных групп – СОБР, ОМОН, ФСБ. Толпа у входа была
оцеплена и нейтрализована. С террористами начались переговоры.
Тем временем сотрудники спецслужб сумели незаметно проникнуть в зда
ние через запасные ходы и эвакуировать журналистов. Убедить террористов
отпустить заложника и сдаться властям не удалось. Студию пришлось брать
штурмом. Взорвав дверь, бойцы спецподразделений ворвались в помеще
ние, обезвредили террористов и освободили журналистку.
Так закончились совместные учения, организованные правоохранитель
ными органами Красноярского края. Обошлось без форс мажора. Сердеч
ных приступов и нервных срывов у подопытных журналистов не было. А ми
лицейскому руководству учения понравились – начальник ГУВД Краснояр
ского края Юрий Астахов признал действия своих подчиненных «удовлетво
рительными».
Гордиться бы такими орлами. А не хочется. И вот почему.
Как выяснилось позже, учения были не простые, а «максимально прибли
женные к реальности». Именно по этой причине организаторы не сочли
нужным поставить в известность о запланированном мероприятии сотруд
ников телекомпании. Кроме начальства – «героической» И. Долгушиной и
генерального директора Елены Сажиной. Террористов и «пьяную толпу»
изображали специально обученные сотрудники ФСБ. Что ж, убедительно
представить антитеррористическую операцию спецслужбам удалось – во
всяком случае, журналисты телекомпании приняли происходящее за чистую
монету. Все было настолько правдоподобно, что некоторые телевизионщи
ки едва не лишились здоровья. «Хорошо, что ни у кого не было инфаркта –
многие были близки к этому», – заявила продюсер новостей телекомпании
Ирина Бурмакина по окончании «антитеррористической операции».
Впрочем, состояние здоровья сотрудников телекомпании, перенесших
нервные потрясения, не особенно волновали организаторов учений. По
имеющимся сведениям, во время операции рядом с телекомпанией даже не

232
Из наших публикаций

дежурили полагающиеся в таких случаях кареты «скорой помощи». Началь
ник пресс службы ГУВД края Ирина Мужецкая вообще считает: «…то, что
пережили журналисты во время захвата заложника и штурма телекомпании,
не так уж и страшно: лучше проверить себя в запланированной критической
ситуации, чем в реальной жизни».
Только так вышло, что правоохранители проверяли не столько себя, сколь
ко журналистов. На прочность нервов. На крепость здоровья. Да и на здра
вость рассудка. Поражает легкость, с которой спецслужбы отнеслись к про
блемам людей, не подозревавших об отведенной им роли «живца». Органи
заторов учений совсем не волновало, что пережили люди, ставшие заложни
ками больной фантазии руководителей местных спецслужб.
Кстати, подобные опыты на живых людях правоохранители проводят не
впервые. Достаточно вспомнить печально известные учения ФСБ в Рязани
осенью 1999 года с имитацией минирования жилого дома.
И приходится констатировать: у спецслужб все явственнее проявляются
признаки возрождения старого имперского менталитета, прежнего отноше
ния к человеку, роль которого сводилась к функциям винтика.
«Журналист», № 11, ноябрь 2002 г.

Информационная плеть и криминальный обух
Анализ миссий Фонда защиты гласности по поддержке региональных
СМИ в отстаивании права на профессиональную деятельность в атмосфере
административного, экономического и криминального давления.
Метафора, вынесенная в заголовок, как и всякое сравнение, может хро
мать, но другое на ум не приходит после анализа тенденции физического
уничтожения гласности в отдельно взятых регионах нашего Отечества. Тен
денции настораживающей и даже пугающей, которая, будто раковая опу
холь, захватывает все новые и новые участки информационного пространст
ва. Журналистов запугивают. Шантажируют. Увечат. Убивают. А вот убийст
венного влияния СМИ (в прямом смысле этого слова) на что то или на ко
го то – не припомню.
В самом деле, вряд ли кто то из аналитиков медийного пространства от
Москвы до самых до окраин, может назвать случай, когда после разгромной
публикации или телепередачи про какого нибудь нехорошего человека, тот
покончил с собой.
И, не дай, Бог! Пусть себе живет. Но ведь даже в отставку никто не подал в
результате журналистского разоблачения. Хотя нет в России, наверное, ни
одного региона, где против чиновников не возбуждались бы уголовные дела
Можно найти примеры, свидетельствующие об уголовных делах против
представителей власти, возбужденных после выступления СМИ, но выгля
деть они будут каплей море.



233
Острова гласности 2

Нет и статистики благотворного влияния СМИ на оздоровление нравст
венных устоев столоначальников, народных избранников, блюстителей по
рядка.
Зато, к глубочайшему сожалению, есть печальная статистика гибели жур
налистов при исполнении профессиональных обязанностей, нападения на
сотрудников редакций вне работы, разгромов газетных офисов и телерадио
компаний, телефонных и письменных угроз в адрес тех, кто публично заде
вает интересы криминала или власти в делах неправедных.
Фонд зашиты гласности и раньше оказывал «скорую помощь» журналистам,
испытывающим трудности в реализации конституционных прав граждан на
информацию, а попросту тем, кому мешали нормально работать. При этом
природа конфликтов с участием СМИ не всегда оставалась достаточно ясной.
Мониторинг нарушений прав журналистов давал довольно обширную, но не
полную картину происходящего. Все чаще требовался анализ ситуации в наи
более проблемных регионах с выездом на место экспертов Фонда.
В 2002 году исследовательская деятельность приобрела системный харак
тер и была поддержана не только самими журналистами, но и влиятельны
ми международными структурами. В миссиях ФЗГ участвовали эксперты
организации «Репортеры без границ», региональные юристы и волонтеры
Фонда.
Курган, Марий Эл, Пенза, Рязанская область, Иркутск, Ульяновск, Смо
ленск, Калуга, Брянск – такова география миссий Фонда теперь уже минув
шего года. Для экспертов ФЗГ стали обязательными встречи с журналиста
ми, представителями общественных организаций, региональной власти,
правоохранительными структурами. Основная задача миссий – сбор и ана
лиз фактического материала, юридическое консультирование журналистов.
Одним из поводов для организации миссий становится ситуация, когда
правоохранительные органы на местах пытаются объяснить нападения на
редакции, гибель журналистов бытовыми мотивами, не связывая преступле
ния с их профессиональным репортерским долгом. Безусловно, выезды в
регионы представителей Фонда не следует расценивать в качестве некой
альтернативы органам правопорядка. Это, скорее, помощь местным сыщи
кам, которые скованы должностными веригами и не могут публично размы
шлять о мотивах и характере преступления, о его исполнителях и заказчи
ках. У нас же, как говорится, руки развязаны. То, что в сухих правоохрани
тельных сводках можно прочитать только между строк, наши эксперты оз
вучивают в полный голос. Главное, как у врачей – не навредить ни постра
давшим, ни следствию.
Есть не менее «убийственное» давление на прессу с использованием адми
нистративных, экономических и политических рычагов.
Итак, «скорая»! На выезд!



234
Из наших публикаций

СМОЛЕНСКИЕ «ГЛУХАРИ»
Информационная плеть, увы, не может противостоять криминальному
обуху. У журналистов на вооружении диктофоны, телекамеры, блокноты. А
у тех, кому правда жизни поперек горла, – «черемуха», железная арматура,
огнестрельное оружие, коррумпированные чиновники и милиция, зависи
мые суды. В эти жернова, перемалывающие человеческие жизни, попадают
не только журналисты, но и те, кого судьба каким то образом связывала с
медийным пространством. Среди жертв информационных войн учредители
СМИ, правозащитники, депутаты. И, как водится, такие дела становятся
«глухарями», а география обитания этих «птиц» захватывает все большие
пространства нашей необъятной Родины.
Покрыто тайной убийство главного редактора радиостанции «Весна» Сер
гея Новикова и его тезки Сергея Калиновского (региональный «МК») в
Смоленске.
Как удалось выявить на месте экспертам Фонда дело Сергея Новикова
приостановлено, несмотря на широкий круг подозреваемых. По версии
следствия в убийстве Новикова участвовала группа преступников, двое из
которых сидели в машине, а остальные расстреливали Сергея.
Если расстрел первого связывают не только с журналистикой, но и с ком
мерцией, то убийство редактора «Московского комсомольца» в Смоленске –
с профессиональной деятельностью. Наша смоленская командировка в по
следних числах декабря подтвердила приоритет такой версии. Во всяком
случае, этой версии придерживался в беседе с региональным юристом Фон
да защиты гласности Евгением Панченко старший следователь по особо
важным делам областной прокуратуры Александр Кузнецов. Хотя коллеги
Сергея Калиновского не исключают и мотивов личной жизни редактора
«МК», не совсем обычной и даже эпатажной для провинциального города.
Знакомство с публикациями погибшего, шумом в СМИ вокруг этого дела,
мнениями журналистов Смоленска и материалами следствия дают основа
ния для вывода: Калиновского убили, потому что он «очень сильно достал»
тех, о ком писал, о ком вещал с экрана частной телекомпании, не стесняясь
в выборе средств. Однако даже год спустя, следствие даже близко не подо
шло ни к заказчикам, ни к исполнителям убийства. Установлено только то,
что в роковую для него декабрьскую пятницу, он ушел к универсаму «Оке
ан», предварительно условившись о встрече с неизвестным по сотовому те
лефону.
После исчезновения главного редактора «МК» в Смоленске его коллеги
инициировали возбуждение уголовного дела по факту похищения. Труп
Сергея Калиновского 31 марта обнаружил случайный прохожий. Вместе с
пейджером, двумя сотовыми телефонами, по которым Калиновский вел по
следние переговоры, исчезла и папка с документами. Золотые вещи оста
лись не тронутыми.


235
Острова гласности 2

Экспертиза установила, что Сергей Калиновский был задушен. В материа
лах дела содержатся сведения о том, что в день исчезновения 12 декабря 2000
года редактор «МК в Смоленске» намеревался организовать пресс конфе
ренцию с участием людей, которые должны были сделать для журналистов
сенсационные заявления…
Было бы наивно надеяться на оживление следствия в Смоленске после ви
зита в этот город представителей Фонда защиты гласности. Однако совсем
«похоронить» убийства двух журналистов здесь теперь не отважатся.

КАЛУЖСКИЙ МЕТОД
15 октября 2002 года отделом по борьбе с незаконным оборотом наркоти
ков ОВД Ленинского района г. Калуги был задержан и по сей день находит
ся в СИЗО молодой калужский журналист, студент Глеб Гурлин. Ему предъ
явлено обвинение по статье 228, ч. 3 УК РФ – сбыт наркотиков неоднократ
но и группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. Гурлину
грозит лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.
Калужских милиционеров можно было бы поздравить с победой в деле
борьбы с незаконным распространением наркотиков. Однако после выезда
экспертов ФЗГ в регион, встреч с представителями общественности, журна
листами, депутатами возникло несколько вопросов, на которые может отве
тить только непредвзятое, объективное следствие.
Делов том, что Глеб Гурлин и его друг Константин Шутый вели собствен
ное журналистское расследование на тему: легко ли в Калуге сбыть наркоти
ки?
В статье «Канабис на бис», опубликованной в газете «Калужский перекре
сток» 17 октября 2002 года под псевдонимами Максим Вязьма и Лев Поре
зов парни подробно описали свои похождения возле одного из молодежных
клубов, где и реализовали под видом марихуаны смесь мелиссы с табаком из
«Беломорканала». Они поведали читателям, что через несколько дней их
вновь встретили прежние покупатели и попросили продать им еще одну
порцию «зелья». Заподозрив в них работников милиции исследователи
предположили, что их акция «пересеклась с деятельностью соответствую
щих органов». Решив проверить свою гипотезу, Гурлин и Шутый встрети
лись с покупателями на том же месте, осуществив продажу смеси. По версии
следствия в этот раз была продана вовсе не безобидная трава с табаком, а са
мая настоящая марихуана в количестве 3 граммов.
Такая вот история приключилась в Калуге.
Депутат городской думы Сергей Фадеев, некоторые журналисты и право
защитники склонны думать, что милиционеры решили таким образом про
демонстрировать успехи в борьбе с наркоманией, а заодно и проучить не
санкционированных «расследователей». Дабы другим неповадно было пу
таться в ногах у профессионалов.


236
Из наших публикаций

Кроме того, есть сомнение насчет чистоты операции. С момента покупки
смеси и ее экспертизы в стационарной лаборатории прошло около часа, за
который можно было подменить купленное чем угодно и в любых количест
вах.
С момента двух контрольных закупок смеси до возбуждения уголовного
дела прошел месяц.
Свой эксперимент молодые журналисты проводили почти на виду у прохо
жих, нисколько не таясь, и даже догадываясь, что продажу будут снимать
скрытой камерой.
А главное: зачем им было публиковать статью о том, как они сбывали нар
котики? Для прикрытия незаконной торговли? В истории этой пока нет фи
нала. Глеб Гурлин содержится под стражей и меру пресечения ему не изме
нили, несмотря на то, что ранее не судим, следствию не мешал и пришел в
здание РОВД не по повестке, а по телефонной просьбе.
Константин Шутый отпущен под подписку о невыезде.
В беседе с нами один из журналистов ведущей областной газеты предполо
жил, что может быть дело о сбыте мелиссы с табаком не дойдет до суда. Гле
ба Гурлина подержат в СИЗО для профилактики и отпустят. Другой наш со
беседник уверен в обратном – парней обязательно осудят. Они попали в ис
торию, из которой им так просто не выпутаться…

ПОПИРАЯ ТРАДИЦИИ
Поездка в Ульяновск позволила сделать выводы, что местное журналист
ское сообщество хворает недугами, характерными для Брянска, Смоленска,
Калуги и многих других регионов страны. Областной союз журналистов не
работает. Медиасоюз – незаметен. И профессиональными проблемами жур
налистского цеха никто не занимается. Кроме власти и криминала. Власть,
как всегда, старается купить СМИ и втянуть в политические междусобойчи
ки. Бандиты стараются влиять на журналистов по своему.
Несколько месяцев назад здесь расстреляли на глазах у жены и дочери уч
редителя ТРК «Европроект» Николая Размолодина. Белым днем… Коллеги
Николая уже несколько раз публично обращались к правоохранительным
органам с просьбой дать информацию о ходе следствия, но ответа не полу
чили.
Причина нашего выезда в Ульяновск – перманентная «война» генерала
Шаманова против оппозиционных СМИ. Война пока, слава Богу, бескров
ная, которая кроме морального удовлетворения приносит губернатору еще и
некую материальную поддержку. Совокупный «доход» Владимира Анатоль
евича от выигранных дел у СМИ и отдельных журналистов составляет при
близительно 200 тысяч рублей. Я могу ошибиться, но даже по самым грубым
подсчетам судебных баталий такого свойства было не менее двух десятков.
И, попрошу заметить, без участия пострадавшего. Но с участием юристов,
служащих в администрации области.
237
Острова гласности 2

Возможно, в этом нет нарушения права. Возможно, губернатору некогда
искать адвоката вне стен администрации и он платит своему служащему го
норар из средств, выигранных у журналистов. Но мне кажется, что по суще
ству генерал опосредованно берет деньги на защиту своих моральных стра
даний из бюджета, не задумываясь об этической стороне дела. К сожалению,
такая практика имеет широкое распространение. Особенно в регионах. И от
этого пока никуда не деться. Меня и моих коллег по Фонду настораживает
другое – судятся с журналистами, как правило, люди обличенные властью.
В 90 случаях из 100 от ущемления чести и достоинства, а также деловой ре
путации страдают, как правило, люди не из числа простых смертных.
Конечно, отстаивание нарушенных прав в суде – признак цивилизованно
го государства, тяготеющего к правовому. Такое решение споров выглядит,
безусловно, демократичнее молотка или автомата Калашникова, потому что
журналистов, допускающих публичное хамство по отношению к своему
персонажу, следует учить профессиональной и юридической грамотности.
Правда, учеба имеет смысл, когда журналист хочет учиться, хочет быть про
фессионалом. Если же СМИ или журналист, работают по заказу, на «черный
пиар», то совсем необязательно образовываться на факультетах, на специаль
ных семинарах, читать корпоративные журналы и умные книжки, издавае
мые Фондом защиты гласности. Можно за деньги сделать из репортеров
шантажистов и провокаторов, скандалистов и даже информационных убийц.
Примеров тому – несть числа. Особенно расцветает «джинса» и чернуха в пе
риод избирательных кампаний, когда этические и юридические отношения в
обществе меняются на денежные. А затем, после информационных баталий
в судах разных инстанций годами тянутся дела с участием победителей и по
бежденных. Прискорбно то, что редкое издание остается в стороне от «пиара
во время чумы». Даже респектабельные, крепко стоящие на ногах СМИ
«желтеют», соблазняясь крупными политическими заказами. В ходе предвы
борных кампаний как грибы после дождя вырастают газеты и журналы, ра
диостанции и телекомпании. Не все из них выживают без финансовой под
держки заказчиков, но некоторые и после выборов укореняются на инфор
мационном поле, часто меняя редакционную политику и хозяев.

ПОМОГИ СЕБЕ САМ
Каким же образом можно спасти профессиональную журналистскую честь
и достоинство? Что может остановить деградацию отечественных СМИ,
скатывающихся в пропасть дилетантизма и самоудовлетворения? Вероятно,
желание самих журналистов к самоограничению, этической саморегуляции
отношений внутри корпорации, взаимодействия с властью и обществом на
правовых основах. Встречным шагом власти может стать информационная
открытость, стремление к диалогу вместо традиционных монологов. Но для
этого и власти следует учиться внятно излагать свои намерения. В качестве
посредников между СМИ и властью могут стать некоммерческие организа

238
Из наших публикаций

ции, собирающие вокруг себя думающих, неравнодушных людей, составля
ющих наиболее активную и политически менее ангажированную часть
граждан. Такие примеры есть. В ряде регионов приняты специальные, регу
лирующие взаимоотношения власти и общественных организаций. Как
правило, в таких нормативных актах формулируется вполне адекватная ин
формационная политика.
Возможно, когда нибудь для журналистов разной политической окраски
станет нормой гонять чаи за одним столом, думая сообща о нуждах державы,
вместо того, чтобы расплевываться на страницах газет или в телеэфире. Не
что подобное произошло в Пензе, где печатные СМИ договорились о «пере
мирии». Собравшиеся пришли к мнению, что «раскол в среде журналистов
региона, приводивший к публичным нападкам друг на друга, привнесен из
вне и не служит интересам СМИ как бизнеса и профессии».
Однако, зная положение СМИ в некоторых регионах России, мне пока
трудно представить сидящих рядышком и мирно пьющих чай, например,
главных редакторов «Брянского рабочего» и «Брянского времени», калуж
ских «Вестей» и «Приокской газеты», «Орловской правды» и «Орловского
меридиана», «Симбирских известий» и «Ульяновской правды»… Ее Величе
ство Нетерпимость царствует в отношениях между СМИ. Амплитуда толе
рантности зависит от общественных настроений, которые умело режиссиру
ет власть. Поэтому забавно читать в «Орловской правде» панегирики в адрес
Егора Строева и его мудрой региональной стратегии на фоне задолженнос
ти по зарплате бюджетникам. Не менее забавно выглядит «губернаторская
программа газификации Брянской области», раздуваемая прессой Юрия
Лодкина или ульяновские газетные ралли на призы губернатора Шаманова.
Все это похоже на троллейбус в Брянске, который толкали пассажиры сты
лым декабрьским утром у железнодорожного вокзала. «Администрация об
ласти – городу Брянску» – вещала надпись на кузове транспортного средст
ва, ставшего средством массовой дезинформации. И, скорее всего, никто из
пассажиров не задумался, а на какие «шиши» чиновники администрации
купили троллейбус? Написанному – верить! И на заборе, и на троллейбусе,
и в какой нибудь «правде».
Положение в регионах везде разное и, в то же время, очень похожее тем,
что каждый из субъектов общественных отношений: власть, СМИ и населе
ние сегодня живут своими интересами. Пока в центре этого треугольника не
появятся дела, связывающие участников, не обнаружатся общие интересы и
правовые механизмы их реализации, попытки высечь социальные пороки
только с помощью гласности будут обречены.
«Журналист», № 2, февраль 2003 г.




239
Острова гласности 2

Поучительный прецедент
Летом прошлого года волгоградские «слуги народа» окончательно устали
от обид, наносимых журналистами, и решили с ними рассчитаться. Заставить
прессу прикусить язык должен был принятый Волгоградской областной Ду
мой Кодекс об административной ответственности, одна из статей которого
предусматривала наказание за «публичные оскорбления» государственных и
муниципальных чиновников и депутатов различных уровней. Речь идет о
статье 53, позволявшей налагать штраф в размере до 50 минимальных разме
ров оплаты труда за «публичное оскорбление депутатов Волгоградской обла
стной Думы, главы администрации Волгоградской области, депутатов пред
ставительных органов местного самоуправления и глав администраций му
ниципальных образований, а также лиц, замещающих должности государст
венной и муниципальной службы Волгоградской области». Причем в доку
менте было предусмотрено, что он может применяться в случае, если «ос
корбителя» не удается привлечь к уголовной ответственности. То есть если
даже наш российский суд, который многие продолжают считать чуть ли не
силовым ведомством и который не судит, а наказывает, не признает челове
ка виновным, останется возможность привлечь его к ответственности в ад
министративном порядке за любые критические выступления или даже про
сто отрицательные высказывания в адрес «публичных персон».
Чтобы снять лишние вопросы, депутаты определили, что они понимают
под оскорблением: оказывается, это «публичные действия (высказывания,
поступки, жесты), унижающие личность, если они не влекут за собой уго
ловную ответственность». Какие жесты и поступки депутаты надеялись уви
деть и где – непонятно. Кто будет определять степень оскорбительности то
го или иного жеста – тоже неизвестно. Что же касается высказываний, то тут
как раз все ясно: именно журналистам в силу своих профессиональных обя
занностей чаще всего приходится «публично высказываться» о чиновниках
и депутатах.
Когда противоречащий нормам законодательства РФ Кодекс Волгоград
ской области об административной ответственности вступил в действие,
Волгоградский Центр защиты прав прессы предпринял попытку внести в
него соответствующие поправки. Главе областной администрации Н. Мак
сюте, председателю Волгоградской областной Думы Р. Гребенникову и про
курору Волгоградской области Н. Шепелю были направлены письма, в ко
торых предлагалось отменить 53 статью кодекса, так как она «создает реаль
ную угрозу преследования граждан, и в том числе журналистов, за высказан
ные ими мнения». Реакция оказалась обычной: председатель Волгоградской
областной Думы заявил, что статья 53 в кодекс введена обоснованно, а из
прокуратуры сообщили, что доводы заявителя отклоняются, так как в статье
прямо не говорится о том, что она направлена против журналистов. Тогда
Центр защиты прав прессы обратился в Волгоградский областной суд с жа
лобой на действия государственных органов, нарушающих права и свободы

240
Из наших публикаций

граждан. В частности, руководитель центра Е. Калинин просил суд признать
статью 53 местного административного кодекса не влекущей правовых по
следствий и не подлежащей применению, так как она противоречит Евро
пейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также
Конституции РФ.
В сентябре судья Волгоградского областного суда Николай Ванюхин, рас
смотрев заявление Е. Калинина о незаконности статьи 53 Кодекса Волго
градской области об административной ответственности, вынес определе
ние об отказе в приеме к рассмотрению упомянутого заявления, мотивиро
вав его тем, что такое дело неподсудно областному суду и должно рассмат
риваться в Конституционном суде РФ.
Тогда последовала новая попытка привести местный закон в соответствие
с Конституцией РФ. Главный редактор волгоградской газеты «Интер» Ефим
Шустерман обратился в Волгоградский областной суд с заявлением об оспа
ривании статьи 53 кодекса административной ответственности. К делу под
ключился Фонд защиты гласности – по заключению его специалистов, упо
мянутая статья противоречит действующему законодательству РФ. Против
53 статьи высказался и уполномоченный по правам человека в Волгоград
ской области Михаил Таранцов.
В ноябре Волгоградский областной суд рассмотрел заявление Е. Шустер
мана и признал, что законодатели несколько увлеклись, вдвое превысив
предельный размер штрафа – он не может превышать 25 минимальных раз
меров оплаты труда. Но в основной части жалобу отклонил как необосно
ванную. Это решение областного суда было обжаловано редактором в Вер
ховный Суд РФ.
Уже в текущем году судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда РФ рассмотрела кассационную жалобу Е. Шустермана на решение
Волгоградского областного суда, отказавшего в удовлетворении заявления о
признании недействующей статьи 53 Кодекса Волгоградской области об ад
министративной ответственности. В высшей судебной инстанции интересы
Е. Шустермана представляли юрист эксперт Фонда защиты гласности Вла
дислав Быков и руководитель Волгоградского центра защиты прав прессы
Евгений Калинин. Главным доводом представителей заявителя был тот
факт, что статья 53 Кодекса Волгоградской области об административной
ответственности нарушает положения статьи 10 Европейской Конвенции о
защите прав человека, предусматривающей право на свободное выражение
мнения. К тому же оспариваемая статья не соответствовала целям и задачам
административного законодательства. Верховный Суд России, отменив ре
шение Волгоградского областного суда, признал статью 53 Кодекса Волго
градской области об административной ответственности недействующей и
не подлежащей применению с момента издания.
Всего лишь за полгода сравнительно небольшие силы, представляющие
журналистское сообщество, сумели отвести нависшую над волгоградскими

241
Острова гласности 2

СМИ угрозу быть наказанными в административном порядке за любое не
понравившееся чиновникам и депутатам критическое выступление. Создан
ный прецедент позволяет надеяться, что экстравагантные инициативы,
порождаемые некоторыми дилетантами из числа местных законодателей,
будут пресечены.
И Фонд защиты гласности готов принять посильное участие в защите ре
гионального законодательства от чрезмерного рвения любителей наказы
вать прессу за ее деятельность.
«Журналист», № 4, апрель 2003 г.


Генерал губернатор Шаманов продолжает воевать
Заняв должность главы администрации Ульяновской области, боевой генерал
Владимир Шаманов пообещал разобраться с теми средствами массовой инфор
мации, которые в ходе избирательной кампании использовали по отношению к
нему «недостойные приемы». Это не могло не насторожить журналистов, зна
ющих решительный характер Героя России, получившего известность во время
антитеррористической операции в Чечне. И события не заставили себя ждать.
Сначала в Ульяновске был закрыт находящийся в Доме Советов корпункт
представительств «Радио России», радио «Маяк», газеты «КоммерсантЪ» и
РИА «Новости». Незадолго до этого в корпункт приходил заместитель гу
бернатора Виталий Марусин и предложил руководителю объединенной ко
манды журналистов Геннадию Демочкину сменить тональность и не выстав
лять регион в мрачном свете. «Вице губернатор заявил, что губернатор Ша
манов слушает мои репортажи по «Радио России» и очень огорчается, пото
му что слишком плохо в них выглядит», – заявил Г. Демочкин. Он сообщил
также, что В. Марусин поставил условие: или журналисты налаживают отно
шения с областной властью, или весь корпункт выезжает из здания. Вскоре
журналистов попросили освободить помещение.
Затем началась история с уголовным преследованием главного редактора
газеты «Симбирские известия» Юлии Шеламыдовой. Дело по обвинению ее
в клевете было возбуждено прокуратурой Ленинского района Ульяновска по
заявлению В. Шаманова после публикации в этом издании 11 января 2002 го
да статьи «С легким паром, губернатор!». В материале сообщалось о пожаре
в бане, которой пользовались областные чиновники. В рамках дела был так
же заявлен иск о компенсации морального вреда в размере 1 400 000 рублей.
В результате рассмотрения дела Ю. Шеламыдова была признана виновной и
приговорена к году исправительных работ. С нее также взыскано 32 000 руб
лей в качестве компенсации морального вреда, причиненного губернатору.
Приговор был обжалован, и при повторном рассмотрении дела в январе
2003 года Ленинский районный суд не нашел в действиях редактора «Сим
бирских известий» состава преступления и оправдал ее. В. Шаманов, в свою
очередь, также обжаловал судебное решение, но коллегия по уголовным де

242
Из наших публикаций

лам Ульяновского областного суда жалобу губернатора отклонила. Впрочем,
в редакции «Симбирских известий» полагают, что глава областной админи
страции на этом не остановится и точку в конфликте ставить рано.
Тем временем не оставались без внимания В. Шаманова и другие журнали
сты. Тот же Ленинский районный суд рассмотрел иск о защите чести и до
стоинства губернатора Ульяновской области, предъявленный к газете «Сим
бирские известия» и журналисту Г. Демочкину после публикации 28 марта
2002 года статьи «Зиц губернатор Фунт». По мнению истца, в материале со
держатся не соответствующие действительности и порочащие его сведения,
в связи с чем он просил суд обязать ответчиков напечатать опровержение и
взыскать с них денежную компенсацию морального вреда. Суд вынес реше
ние об удовлетворении исковых требований и, кроме публикации опровер
жения, взыскал с газеты 30 000 рублей, а с Г. Демочкина – 10 000 рублей. Был
также рассмотрен иск о защите чести и достоинства, предъявленный В. Ша
мановым к редакции газеты «Губерния» и доктору технических наук Исааку
Гринбергу, связанный с публикацией в этом издании заявления в поддержку
Ю. Шеламыдовой. Претензии истца вызваны содержащимся в заявлении
И. Гринберга утверждением: «Как могут три здоровых мужика, из которых
два – генерала, в том числе один – даже Герой России, «воевать» с женщи
ной, более того, с молоденькой девчонкой! Почему то вспоминается под
держка Шамановым В. А. полковника Буданова, убившего 18 летнюю де
вушку. Ни стыда, ни совести!». По мнению В. Шаманова, последнее предло
жение порочит его, и он просил суд обязать ответчиков напечатать опровер
жение, а также взыскать с них в качестве денежной компенсации морально
го вреда 500 000 рублей. Рассмотрев материалы дела, суд вынес решение о
частичном удовлетворении исковых требований, снизив размер компенса
ции до 5 000 рублей с газеты и 2 500 рублей – с И. Гринберга. Получила при
глашение в суд и редакция газеты «Ульяновск сегодня», напечатавшая ста
тью «Как потратить лишние деньги?» с заявлением депутата Законодатель
ного собрания Ульяновской области Юрия Орлова, в котором, по мнению
истца, содержатся не соответствующие действительности и порочащие его
сведения. Претензии губернатора В. Шаманова, подписавшего исковое за
явление о защите деловой репутации администрации Ульяновской области,
вызваны упреком в неправильной трате денег. Истец просит суд обязать от
ветчиков напечатать опровержение и взыскать с них 1 000 рублей.
Оказались задействованы и другие рычаги давления на СМИ. Так, улья

<<

стр. 8
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>