<<

стр. 6
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

автора статьи, активности политического деятеля. Кроме того, для второго
значения слова «недееспособный» типичны употребления: признан недее-
способным, не может совершать таких-то действий как недееспособный,
признание кого-либо недееспособным, недееспособный вследствие болез-
ни, психического расстройства. Сравните примеры из публицистических
текстов: демократия недееспособна, вы как физик недееспособны.
Таким образом, наш эксперт убедительно доказал уместность использо-
вания слова «недееспособный» в статье В.Красули и тем самым помог суду
отклонить чиновный иск в его адрес о клевете.
Вполне очевидны и некоторые общие уроки, которые дает наш эксперт-
ный опыт:
1). Всякий журналистский материал, публичное выступление — цельное
речевое воспроизведение.
2). Следовательно, составляющие его языковые средства, приемы, спосо-
бы их использования, организации внутри данного речевого произведения,
т. е. текста, взаимосвязаны и соотнесены друг с другом, а речевая структура в
целом, отдельные ее компоненты тесно увязаны с композицией текста.
3). Поэтому каждая языковая деталь текста воспринимается (и оценива-
ется) в контексте целого текста, а также в рамках микротекста (непосредст-
венного фразового, абзацного окружения слова, словосочетания, граммати-
ческой формы, конкретного предложения).
Все это важно учитывать при создании (и анализе!) текста, потому что
языковые единицы (особенно слова, выражения) в контексте с другими
языковыми средствами данного текста приобретают, могут приобретать до-
полнительные осмысления и стилистические оттенки (коннотации) под
влиянием микро- и макроконтекста данного речевого произведения в раз-
витие тех смысловых и стилистических значений, которые они (языковые
единицы, особенно слова и выражения) имеют в языке. Такие значения от-
ражены в словарях (в первую очередь — в толковых), в академической грам-
матике, в разного рода филологических справочниках.
4). Вот почему и в работе над текстом, и в ходе его стилистического ана-
лиза при особом, необычном употреблении слова, грамматической формы,
фонетического варианта слова, словоформы (слова в падежной форме с
предлогом или без предлога), при оригинальном построении фразы и т. п.
151
Острова гласности-3

архиважно всегда иметь в виду общий контекст (или речевую ситуацию) все-
го журналистского материала (текста) и уж непременно — микроконтекст
употребления языковой единицы или особого стилистического приема.
Наш опыт по проведению судебных лингвистических экспертиз убежда-
ет, что журналисту жизненно необходимо — и примите это как одно из фун-
даментальных условий профессионализма! — задумываться над словом, над
взаимным соединением слов во фразе, в тексте, вникать в их словарные зна-
чения и те дополнительные осмысления («созначения», как говорят лингви-
сты), которые они могут приобретать в том или ином контексте, как они со-
относятся с другими словами, употребленными в данном тексте и не упо-
требленными, но потенциально подразумеваемыми в силу смыслового со-
держания и экспрессии слова — сказанного или написанного.
И еще об одном аспекте журналистской деятельности заставляют заду-
маться наши лингвистические экспертизы. Многие конфликты, ставшие
предметом судебных споров, убеждают в том, какое громадное, принципи-
альное значение для доброкачественности журналистского материала (а
также и устного публичного выступления) имеет этическая установка созда-
теля текста.
«Как слово наше отзовется» — это исходный принцип всякой речи, любо-
го пишущего, говорящего (даже в бытовой ситуации), а тем более профессио-
нального литератора. А он предполагает не только заботу о моральном, нрав-
ственном комфорте адресата речи, текста (за исключением, конечно, филип-
пики, создаваемой с действительно благородными целями), но и в не меньшей
степени — элементарную порядочность, гражданскую честность журналиста.
Лозунг «Газету надо делать чистыми руками», родившийся на факультете жур-
налистики МГУ в конце 50-х годов, остается в силе при всех обстоятельствах!

Сентябрь 2003 г.


???

ПРИТЧА О... ЯЗЫЦЕХ
Журнал «Журналист»

Когда затрагивается конфликт, в котором главенствует слово, звучащее
или написанное, я нередко вспоминаю строфу из стихотворения Я. Козлов-
ского «Слово»:
Призывом стать, и отзывом, и зовом
Способно слово, изменяя лад,
И проклинают, и клянутся словом,
Напутствуют, и славят, и чернят.
К сожалению, последнее, то есть очернение, встречается все чаще и ча-
ще. И прошедший год меня еще раз в этом убедил. Деградация языковой
152
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. М.Горбаневский

культуры и нравов, культуры поведения в публичных местах просто ужасает.
Мерзкий случай нецензурной брани певца Киркорова в адрес ростовской
журналистки Ирины Ароян — одно из наиболее наглядных подтверждений
этого.
Русская речь в современном российском обществе до сих пор находится
в положении не только нелюбимой дочери, а падчерицы. Более того, к сожа-
лению, она превратилась в инструмент сознательных (а потому особенно
позорных, преступных) и неосознанных нарушений этических норм и тра-
диций России, ее гражданского и уголовного законодательства. И вот одно
из объяснений: долго и тяжело болеют наше общество и государство — со-
ответственно, болен и язык народа, создавшего (или, если хотите, получив-
шего) такое государство, которому заботы о языке, как это мне видится, яв-
но в тягость.
Вот факты. Совет по русскому языку при Президенте РФ уничтожен
еще самим Ельциным. Существующий Совет по русскому языку при пра-
вительстве РФ все время лихорадит от совершенно очевидной нехватки
средств, а также от того, что постоянно меняются — в соответствии с пере-
трясками правительства — его руководители: то г-жа Матвиенко, то г-жа
Карелова, то неизвестно кто... И вообще, Совет этот (в котором есть даже
специальная высокомудрая комиссия «Русский язык в СМИ»), в моем
представлении, работал в последние годы недостаточно энергично. А са-
мостоятельное Отделение литературы и языка в Российской Академии на-
ук тоже более не существует: оно влито лишь как структурное подразделе-
ние в Отделение истории.
Прекрасный справочно-информационный интернет-портал Грамота.Ру
(www.gramota.ru), создававшийся при поддержке государства в лице Минпе-
чати, ныне влачит жалкое существование. Его редакционный совет превра-
тился в фикцию. А ведь ранее и редсовет Грамоты.Ру, и сам портал работали
весьма эффективно, в чем, кстати говоря, огромная заслуга главного редак-
тора портала — прекрасного филолога и отличного менеджера доцента
Ю.Сафоновой, члена нашей Гильдии. Но в начале 2004 года она была фак-
тически вынуждена уйти из Грамоты.Ру, ибо проект перестал развиваться и
финансироваться...
И все это совсем не случайно именно для современного этапа развития
страны. Наш нынешний строй один современный российский публицист
метко назвал «подмороженной демократией», подчеркнув, что мы имеем де-
мократию с ленинским мавзолеем, сталинским гимном, с аморфной массой
завхозов в парламенте и военными в гражданской администрации. База этой
демократии — не малый бизнес и свободный предприниматель, но чинов-
ник, столоначальник, очень часто еще и в погонах, не регулирующий ры-
ночные отношения, а участвующий в них! Так к чему ему забота о русском
языке? Выгоду свою в «американских рублях» он считать научился, а разго-
варивать с людьми можно и матом — и с подчиненными, и с родственника-
ми, и с журналистами... Похоже, нынешняя российская государственная
153
Острова гласности-3

машина надеется в своих интересах реализовать мысль А.И. Герцена о том,
что иногда народам легче переносить рабство, чем справляться с даром сво-
боды. И давайте признаемся честно еще в одном факте: в российском обще-
стве снова появляется страх перед властью, а СМИ вынуждены снова гово-
рить с читателями и слушателями эзоповым языком!.. На память приходят
строки Николая Гумилева:
И как пчелы в улье опустелом
Дурно пахнут мертвые слова...
(«Слово», 1919 г.)
За прошедший 2004 год эксперты ГЛЭДИС провели в Москве и регионах
России десятки исследований спорных текстов печатных и электронных
СМИ по запросам судов, следственных органов, адвокатов и юристов редак-
ций. Какова же типология конфликтов, в которых производилась судебная
лингвистическая экспертиза? Прежде всего следует знать: количество кон-
фликтных ситуаций, количество исков к СМИ не уменьшается, а увеличи-
вается. Об этом свидетельствует не только наш опыт, но и данные службы
мониторинга Фонда защиты гласности. А типология конфликтов и исков
остается примерно той же, что и год назад: более 60% общего объема посту-
пающих к нам судебных дел, определений судов о назначении судебной
лингвистической экспертизы, запросов адвокатов составляют материалы
гражданских исков к СМИ о защите чести и достоинства. Приблизительно
25% запросов связано с исками о защите деловой репутации (это уже компе-
тенция арбитражных судов), а около 5% — материалы, по которым мы про-
водим судебную лингвистическую экспертизу в уголовных делах по статьям
129 («Клевета») и 130 («Оскорбление») УК РФ. Единичны случаи постанов-
лений или запросов о проведении лингвистической экспертизы по статье
282 УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной враж-
ды»), а также по нарушениям авторского права или документационным спо-
рам, когда для вынесения справедливого вердикта нужно помочь судье рас-
толковать уж слишком мудрено или просто неудачно сформулированный
текст закона, договора, иного документа.
Проводимые нами экспертные работы показывают и еще одну тревожную
закономерность: в 2/3 всех конфликтов, к сожалению, неправы журналисты,
использующие в своих статьях, репортажах, заметках, очерках такие слова,
которые с очевидностью унижают честь и достоинство физических лиц, чер-
нят деловую репутацию юридических лиц, возбуждают национальную, расо-
вую или религиозную вражду, публично оскорбляют людей в неприличной
форме. С чем это связано? По экономическим и социальным причинам неу-
клонно повышается «градус конфликтности» внутри российского общества,
что при отсутствии моральных преград, ограничений, если хотите, даже поня-
тия греха приводит к вседозволенности в делах и словах. О соблюдении писа-
ных и неписаных правил профессиональной этики тут и речи нет. Особенно
когда разоблачительная публикация уже кем-то оплачена. Все это только сни-
жает корпоративную репутацию самой журналистики в российском общест-
154
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. М.Горбаневский

ве. Мне больно об этом говорить, но я нисколько не сгущаю краски, а выпол-
няю свой долг: ведь эксперт фактически — тот же доктор, который обязан не
скрывать развитие эпидемии, а, наоборот, предупреждать о ней!
Конечно, бывают и случаи, когда иски к СМИ и их сотрудникам, исполь-
зовавшим в своих материалах тот или иной словесный оборот-характеристи-
ку, определение, сравнение, эпитет, суть лишь форма сведения счетов с не-
угодным «журналистом-критиканом», в печенках сидящим у местных влас-
тей. Вот свежий пример. Суд Центрального района города Курска признал
главного редактора еженедельника «Свободный голос Курска» Сергея Саве-
льева, арестованного и заключенного в СИЗО 8 декабря 2003 года, виновным
по статье 130 «Оскорбление», потому как он поведал общественности в своих
статьях и выступлениях о неблаговидных делах прокурора области Александ-
ра Бабичева. Суд использовал в качестве одного из доказательств не вполне
профессиональное, по нашему мнению, экспертное заключение, выполнен-
ное по постановлению прокуратуры доцентом факультета журналистики, зав.
кафедрой стилистики и литературного редактирования Воронежского госу-
ниверситета А.Шишлянниковой. Однако независимая и квалифицированная
комиссия трех экспертов ГЛЭДИС (из них два доктора филологических наук
по специальности «Русский язык») провела через полгода по запросу адвока-
тов ответчика свое исследование тех же текстов С.Савельева и сделала одно-
значный вывод: «В проанализированных высказываниях не содержится ин-
формации (сведений) оскорбительного характера, то есть в этих высказыва-
ниях отсутствуют неприличные словосочетания, слова; вся лексика (все сло-
ва, выражения) — относится к литературному языку. Кроме того, важно заме-
тить, что тексты, в которых содержатся проанализированные высказывания,
являются критикой действий лиц, занимающих определенное служебное по-
ложение...» При желании читатели «Журналиста» могут познакомиться с по-
дробностями данного дела в разделе «Хроника беззакония» этого номера.
Кстати, должен напомнить читателям нашей рубрики о неоднократно про-
звучавшей в «Журналисте» рекомендации ГЛЭДИС: во всех спорных случаях
весьма желательно назначать комиссионную экспертизу из нескольких специа-
листов, имеющих ученую степень в области филологии и квалификационное
свидетельство на право производства лингвистических экспертиз, выданное в
установленном порядке. В отличие от дактилоскопической, трассологической,
судебно-технической и иных экспертиз судебная лингвистическая экспертиза
имеет дело с особым объектом — языком, и (за исключением фоноскопичес-
кой экспертизы звучащей речи), как правило, у нее нет возможностей, предо-
ставляемых специальной аппаратурой, измерительными инструментами и т.д.
В связи с этим исследование спорных текстов комиссией авторитетных экс-
пертов (из 3-4 человек) существенно повышает надежность результатов и объ-
ективность выводов, представленных в экспертном заключении.
Есть и другая «скорая помощь»... Дело в том, что ГЛЭДИС уже создала в
ряде регионов независимые экспертные сообщества, в которых работают
специалисты высокого класса, имеющие постоянную связь с нами. Такие
155
Острова гласности-3

сообщества есть сейчас на Алтае, в Чувашии, в Ивановской области. Идет их
формирование и в других регионах России. В условиях все возрастающего
диктата власти появление на местах независимых экспертных лингвистиче-
ских структур, действующих на основе апробированной методики ГЛЭДИС,
— это я считаю принципиально важным приобретением. Постараемся, что-
бы статьи экспертов-лингвистов из других регионов России и дальше публи-
ковались под рубрикой «Будь осторожен, выбирая слово».
В выступлениях наших авторов на страницах «Журналиста» нередко упо-
минался сборник «Цена слова», уже тремя изданиями выпущенный Гильдией
совместно с Фондом защиты гласности. Безусловно, эта книга, в которой до-
кументально запечатлены сложнейшие перипетии борьбы журналистов с пер-
сонажами, будет пополняться новыми фактами и переиздаваться снова, а пока
ее текст можно бесплатно «скачать» с веб-сайта ГЛЭДИС (www.rusexpert.ru).
Воспользуюсь случаем, чтобы известить читателей: за год существования
нашей рубрики в «Журналисте» мы выпустили «Памятку по вопросам назначе-
ния судебной лингвистической экспертизы: для судей, следователей, дознава-
телей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов» (ее вы тоже може-
те скачать с веб-сайта ГЛЭДИС или заказать оригинал по почте) и «Понятия
чести, достоинства и деловой репутации: спорные тексты СМИ и проблемы их
анализа юристами и лингвистами». Эту книжную новинку, по-моему, полезно
было бы иметь под рукой каждому главному редактору и юристу СМИ. А по-
лучить ее бесплатно — только до конца этого года, еще успеете! — можно по
письменной заявке редакций и журналистских организаций в Фонде защиты
гласности в Москве (Зубовский бульвар, 4, подъезд Союза журналистов, к.
432). Мы дорожим своим партнерством с Фондом защиты гласности, возглав-
ляемым Алексеем Симоновым. Именно благодаря этому партнерству в 2005
году ГЛЭДИС и ФЗГ издадут еще одну новую книгу — «Спорные тексты СМИ
и судебные иски: комментарии и рекомендации экспертов-лингвистов».
А теперь отвечу на вопросы, которые скопились в почте журнала и у нас,
в Гильдии. По всей очевидности, их вызвало судебное дело Ароян — Кирко-
ров. Спрашивают: что считать оскорблением, а что сквернословием и ос-
корбительно ли звучат просторечные слова при официальном, публичном
общении?
Оскорбление — это уголовно-правовая квалификация правонарушения,
совершаемого посредством слова, ответственность за которое предусмотре-
на ст. 130 УК РФ. С юридической точки зрения (см., например, коммента-
рий к УК РФ Института государства и права Российской академии наук, М.,
1997) при оскорблении унижение чести и достоинства выражается в отрица-
тельной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в
глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе. Оскорбление
как преступление — это нанесение обиды конкретному человеку посредст-
вом употребления, например, устных ругательств или нецензурных про-
звищ. Субъективная сторона данного преступления выражается в прямом
или косвенном умысле, например, когда виновный (косвенный умысел)
156
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. М.Горбаневский

прямо говорит, о том, что ему безразлично («по х...»), унижает ли он честь и
достоинство другого лица своими высказываниями. Необходимо различать
оскорбление и хулиганство. При оскорблении мотив выражается в проявле-
нии неприязни к лицу, честь и достоинство которого публично унижается.
При оскорблении всегда есть конкретное лицо, к которому обращено оскор-
бление. При хулиганстве нарушитель посягает на общественный порядок,
конкретного оскорбляемого лица здесь может и не быть.
Еще вопрос того же порядка: как отделить вменяемое в вину скверносло-
вие от фонового, почти превратившегося у нас в норму? Здесь требуется экс-
пертно-лингвистический анализ коммуникативного акта, то есть конкрет-
ных обстоятельств (экстралингвистического контекста) и лингвистического
контекста. Если мат высказан в реплике-ответе на реплику-стимул (вопрос)
и обращен к тому, кто задавал вопрос, то это уже компетенция лингвиста. По
признакам, о которых говорилось выше, высказывания Ф. Киркорова есть
оскорбление.
И, наконец, еще один вопрос: несет ли эксперт ответственность за дачу
ложного заключения и можно ли его купить? Эксперт, давший в письмен-
ной форме заключение, одновременно дает подписку о том, что он преду-
прежден по ст. 307 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо
ложного заключения. В отличие от эксперта специалист, который по прось-
бе или заказу одной из сторон написал свое мнение по тому или иному во-
просу, ни уголовной, ни иной ответственности не несет до тех пор, пока он
не пришел в суд и лично не дал подписки о том, что предупрежден об ответ-
ственности по ст. 307 УК РФ.
«Купить» заключение комиссии независимых экспертов негосударствен-
ного экспертного учреждения вряд ли можно, так как овчинка не стоит вы-
делки. Создавать репутацию трудно и долго, продать репутацию можно
только один раз, а купить ее вообще невозможно.
Главное, чтобы экспертиза была выполнена профессионально. Язык —
очень тонкая материя сама по себе. Экспертиза такой материи — это еще бо-
лее тонкая и деликатная вещь, которая не приемлет фальши. Повторяю, что
зарабатывать репутацию в такой деликатной сфере — процесс очень труд-
ный и долгий, а разрушить ее можно в одно мгновение — одним неосторож-
ным словом.

Октябрь 2004 г.




157
Острова гласности-3

?????
Руслан ГОРЕВОЙ,
руководитель службы информации Фонда защиты гласности
???
КТО «ЗАКАЗАЛ» «КОВРОВСКИЕ ВЕСТИ»?

Городские власти, похоже, поставили себе задачу: пересажать весь кол-
лектив «Ковровских вестей». Более полутора лет томится за решеткой в ожи-
дании решения суда издатель газеты Валерий Загурский, к полутора годам
исправительных работ приговорен журналист Марсель Гатауллин. Два уго-
ловных дела возбуждены в отношении обозревателя Ирины Табацковой.
Недавно из заключения освободился бывший главный редактор Николай
Фролов.
Четверо представителей редакции, угодившие под уголовный пресс, —
плата за читательское доверие. Или, если хотите, расплата.
«Ковровские вести» — газета уникальная. Судите сами: в городе Ковро-
ве живет чуть более ста тысяч человек. И в районе еще пятьдесят тысяч. А
тираж одного вторничного номера — 30 тысяч экземпляров. То есть газета
попадает в каждую ковровскую семью. И не бесплатно — на нее подписыва-
ются, ее покупают. Тираж расходится целиком. Наверное, потому, что газете
доверяют.
Однажды газета вывела на митинг несколько тысяч человек. Ни одной
политической партии за последние пятнадцать лет подобного не удавалось.
А «Ковровским вестям» — удалось, правда, повод для митинга был не поли-
тический, а вполне гражданский — протест против реформы ЖКХ. Тогда го-
рожанам, которых вывели на улицу «Ковровские вести», удалось заставить
власть ввести мораторий на повышение тарифов. Правда, ненадолго.
Еще один важный и нехарактерный для нашего времени момент. За газе-
той никто не стоит. Никто ее не финансирует — только читатели, выклады-
вающие за очередной номер свои кровные, и сама редакция. Такова принци-
пиальная позиция издателя и коллектива. «Иначе не оправдаем читатель-
ского доверия, — говорит директор издания Елена Пак. — Скажут, что мы
печатаем заказуху. Закончится доверие — тираж упадет незамедлительно. Га-
зеты не станет».
Так и живет газета. Режет правду-матку о чиновничьих интригах, автома-
тически становясь жертвой этих самых интриг. Поразительно вот что: выиг-
рывает в этом противостоянии, как это ни парадоксально, слабейший. Газе-
та живет, несмотря на постоянное выкручивание рук. В состоянии перма-
нентного конфликта. Иногда не имея достаточно средств на то, чтобы во-
время выплатить сотрудникам скудную даже по местным меркам зарплату.
На голом энтузиазме. И на читательской любви.
158
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

Естественно, не всех эта читательская любовь радовала. Городскую ад-
министрацию, к примеру, «неконтролируемая» популярность независимой
газеты откровенно раздражала. Еще бы: какой политический ресурс! Да и
другие чиновники — потенциальные фигуранты фельетонов и журналист-
ских расследований — не разделяли всеобщего восхищения газетой. Вот что
говорит о «Ковровских вестях» прокурор города Коврова Александр Клоков.
— Пишут много, задевают резко, но люди в суды не обращаются. Не хо-
тят связываться, нет времени на ерунду. Поначалу воспринимали болезнен-
но, теперь — привыкли. Года два назад мэр подавал в суд на газету. По неко-
торым публикациям прокуратура проводила проверки. За газетой может
стоять промышленно-финансовая группировка, ставящая целью смену мэ-
ра г. Коврова.
Нужно ли говорить, что никакой промышленно-финансовой группи-
ровки, якобы поддерживающей газету, нет и в помине. Отсутствие матери-
альной базы попытались восполнить люди из окружения мэра города. Они
не раз предлагали издателю Валерию Загурскому выкупить у него газету. За-
гурский не соглашался. И тогда газету решили задавить.
3 июля 2001 года в редакцию «Ковровских вестей» нагрянули милицио-
неры. Предъявив главному редактору Николаю Фролову прокурорскую
санкцию на проведение обыска, правоохранители учинили в редакции че-
тырехчасовой обыск. Искали контрафактный компьютерный «софт» — ком-
пакт-диски, дискеты. Напрасно Фролов убеждал милиционеров, что в поме-
щении редакции нет и не может быть средств, запрещенных к обороту в РФ,
что редакция принципиально работает только на лицензионном программ-
ном продукте (еще бы, ведь сотрудники редакции отдавали себе отчет, что
расплата за критические материалы последует рано или поздно). После обы-
ска журналисты недосчитались семи компьютеров — их унесли сотрудники
милиции.
Коллеги из столичной газеты «Труд» тогда высказывали предположение,
что причиной приступа милицейской бдительности могла стать публикация
статьи «Ковровские заводы: всем спасибо, все свободны». В материале рас-
сказывалось о критическом состоянии крупнейших промышленных пред-
приятий Коврова и о мере ответственности их руководителей и администра-
ции города за все происходящее. По факту публикации немедленно возбу-
дили уголовное дело. Автора статьи обвинили в клевете, но выявить не смог-
ли: подпись «С.Беляев» оказалась псевдонимом. Главного редактора вызва-
ли повесткой в УВД города и потребовали раскрыть псевдоним и источники
информации, Фролов, естественно, отказался, сославшись на Закон РФ о
СМИ: только суд вправе обязать редакцию предоставить полные сведения
об опубликованном материале.
Но вынесенные из редакции компьютеры были только началом проти-
востояния. По заявлению руководства завода имени Дегтярева в отношении
главного редактора газеты Фролова было возбуждено уголовное дело по ст.
129 УК РФ («Клевета») в связи с публикацией статьи «Ковровские заводы:
159
Острова гласности-3

всем спасибо, все свободны». Осудить Фролова тогда не удалось: после вме-
шательства Фонда защиты гласности и Союза журналистов России дело бы-
ло закрыто. Но страсти улеглись ненадолго.
26 ноября 2002 года неизвестные преступники окатили старенькие «Жи-
гули» Загурского бензином и попытались поджечь машину. Но не успели —
увидели наряд милиции и сбежали, бросив на месте несостоявшегося пре-
ступления пару резиновых перчаток.
А в ночь на 28 ноября Валерия Загурского и Николая Фролова задержа-
ли сотрудники городской прокуратуры. Против них возбудили уголовное де-
ло по статье 163, пункт 2 УК РФ («Вымогательство, совершенное группой
лиц по предварительному сговору»).
Глава местной администрации Вячеслав Арсентьев давно мечтал «под-
мять под себя» популярную газету, убивая тем самым двух зайцев: во-пер-
вых, прекратить критику, а во-вторых — обрести солидный информацион-
ный ресурс. Ведь мэра Коврова избирают не рядовые горожане, а 21 депутат
городского собрания, и есть риск быть отозванным. Риск, впрочем, неболь-
шой, но постоянный, а оттого особенно неприятный.
Арсентьев предложил Загурскому и Фролову встретиться и поговорить
«по душам». 16 ноября, за несколько дней до задержания Загурского и Фро-
лова, Арсентьев назначил им встречу. В здании мэрии, ранним утром, до яв-
ки служащих на работу. Сам Арсентьев уверяет, что тему беседы определили
Загурский и Фролов. Им, якобы, требовалось частично профинансировать
выпуск газеты. Кроме того, разговор шел и о возможной смене учредителя
газеты, и о дальнейшем сотрудничестве с мэром, и даже о возможности не-
коего бюджетного финансирования.
Ни редактор, ни издатель на выдвинутые мэром условия не согласились.
Встреча закончилась безрезультатно. Арсентьев стал названивать в редак-
цию, предлагая еще раз встретиться. И эта вторая встреча, состоявшаяся, за-
метим, также по инициативе руководителя городской администрации, за-
кончилась задержанием В. Загурского и Н. Фролова.
Поздним вечером 27 ноября издатель и редактор вошли в здание город-
ской администрации, около часа беседовали с мэром, а затем вышли из офи-
са и направились к поджидавшему их автомобилю. Неожиданно за ними вы-
бежал мэр, сжимая в руках спортивную сумку. Он добежал до машины, рас-
пахнул заднюю дверцу и швырнул сумку на сиденье. По мнению правоохра-
нителей, в пакете находилась сумма, эквивалентная ста пятидесяти тысячам
долларов США. Рублями.
Спустя несколько минут на запястьях Загурского и Фролова защелкну-
лись наручники: сотрудники прокуратуры и ФСБ не дремали.
Наутро В. Арсентьев спешно собрал пресс-конференцию. «Теперь абсо-
лютно ясно, что сотрудники газеты занималась не информационной дея-
тельностью, а личным обогащением», — заявил он местным журналистам.
Горожане не поверили своему мэру. Тираж газеты нисколько не упал, а
критики городских властей в ней не стало меньше. Но Загурский и Фролов
160
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

оказались за решеткой. Их обвинили в вымогательстве денег у главы город-
ской администрации и грозили большими сроками лишения свободы — от
десяти лет. 1 марта 2003 года Ковровский городской суд вынес приговор ру-
ководителям самой успешной во Владимирской области газеты. Издатель
Валерий Загурский и главный редактор Николай Фролов признаны винов-
ными в совершении преступления, предусмотренного статьей 204, частью 4,
пунктами «а, в»: «Незаконное получение лицами, выполняющими управ-
ленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение дей-
ствий в интересах дающего в связи с занимаемым этими лицами служебным
положением, совершенное группой лиц, сопряженное с вымогательством».
В.Загурский приговорен к 3 годам лишения свободы с отбыванием срока в
колонии-поселении, Н.Фролов — к 1 году 6 месяцам. Фролов вскоре вышел
на свободу. Сломленный. В редакцию он не вернулся.
О том, как следствие давило Фролова и Загурского, мы знаем не пона-
слышке. В нашем распоряжении имеется видеокассета, на которой записан
допрос Загурского заместителем прокурора города Макаровым и руководи-
телем местного УФСБ Смирновым. Поздним вечером, в нарушение всех
норм УПК, запрещающим проводить следственные действия после 22 ча-
сов, так называемые «правоохранители» угрожали, шантажировали, давили
на Загурского, принуждая его к «сотрудничеству» со следствием.
Смирнов: Избрал бы другую позицию. Сотрудничество. Сотрудничест-
во...
Макаров: Не понимаю вас, Валерий Георгиевич, вам протягивают руку...
Упрямство — качество животных, свойственное мулу, ослу...
Смирнов: К разговору с нами вы не настроены...
Макаров: Вы сами подумайте, порассуждайте. Вы — взрослый, умный
человек. У адвоката единственная задача...
Загурский: Мне помочь.
Макаров: Нет, больше денег получить.
Смирнов: Нам абсолютно по барабану, сколько вам дадут: десять лет, во-
семь, шесть. Нам совершенно по барабану... На полную катушку вам ввалят.
Загурский: Меня это не касается.
Смирнов: Именно вас касается: сколько вы будете сидеть, как вы будете
сидеть. Проблемы создаете близким... Зачем? Я вам скажу так: если человек
идет навстречу, мы с ним разговариваем. В суде — идем, разговариваем. Че-
ловек понял, значит, признал, значит, осознал. Надо эти моменты учиты-
вать. Никто вам не будет гарантировать условный срок. Не будет этого. На-
до думать, как выжить в этих условиях, выжить, уменьшить срок, в нормаль-
ных условиях там пробыть, не в условиях беспредела, а в других условиях.
Макаров: Минимально возможный срок... Минимально возможный
срок...
Смирнов: Вот об этом надо думать!
Макаров: Что вас останавливает?
Загурский: Надо поговорить с адвокатом.
161
Острова гласности-3

Смирнов: Своей головы не хватает?
Макаров: Вам сидеть, а не адвокату.
Смирнов: То, что я вам говорю, это не пустой звук. Вам даю честное сло-
во офицера. Идете с нами на контакт — вопросы будут решаться по-другому.
У нас с правоохранителями есть контакт. У нас и с судьями есть контакт... На
то мы и ФСБ, чтобы иметь контакт... Мы вам поможем. Игнатьева (адвокат.
— Прим.) вам не поможет в этой ситуации... Ну что она может вам посовето-
вать... Бесполезно... На любом уровне: Москва, Владимир... Бесполезно. Вот
у нас практика с ними есть. То есть человек пошел навстречу — выходим на
того судью, у которого будет рассматриваться это уголовное дело... И на та-
кие вещи идем.
Загурский: Я две ночи не спал. Лег в 4, а в 5 подняли, потом опять под-
няли. Я бы лучше поспал... Может, еще что-нибудь придумаю...
Пименов (сотрудник ФСБ, заскочивший «на минутку»): Придумывать
не надо! Вспомнить надо!
Удивляет, как представители следствия не побоялись записать на видео
этот «допрос». И что же тогда могло происходить при выключенной видео-
камере?
Теперь немного о приговоре. Говорит юрист Фонда защиты гласности
Владислав Быков.
— Мы исходим из того, что приговор должен быть мотивированным,
обоснованным и непротиворечивым. Фролов и Загурский признаны Ковров-
ским судом виновными в коммерческом подкупе, т.е. в получении денег за со-
вершение действий в интересах Арсентьева. Эти действия, по мнению Ков-
ровского суда, были сопряжены с вымогательством, т.е. с требованием пере-
дать незаконное вознаграждение в виде денег под угрозой совершения дейст-
вий. Получение денег за совершение действий в интересах Арсентьева может
признаваться преступным только в том случае, если действия, которые долж-
ны были совершить Фролов и Загурский, являлись бы незаконными.
Фролов и Загурский утверждали, что они предложили Арсентьеву ин-
формационную поддержку и учредительство в газете. Каждое из этих пред-
ложений является законным. Арсентьев же настаивает, что речь об учреди-
тельстве не шла, и все происходившее было чистой воды вымогательством.
Кто же из них говорит правду? В этом уголовном деле есть четыре видео-
кассеты, на которых записаны встречи Фролова и Загурского с Арсентье-
вым. Именно эти записи должны подтвердить: предлагали Фролов и Загур-
ский Арсентьеву место учредителя газеты или не предлагали, предлагали Ар-
сентьеву информационную поддержку или не предлагали, было вымога-
тельство или его не было. Но... В приговоре нет расшифровок этих записей.
Суд утверждает, что записи есть, что эти записи подтверждают состав пре-
ступления в действиях подсудимых. Но какие именно фразы подтверждают
преступность действий Загурского и Фролова, в приговоре не указано.
По мнению суда, Загурский и Фролов вымогали у Арсентьева деньги.
Как следует из показаний подсудимых и Арсентьева, инициатором всех
162
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

встреч всегда выступал мэр Коврова Арсентьев. Мы в первый раз сталкива-
емся с ситуацией, когда тот, с кого вымогают деньги, сам звонил вымогате-
лям и настаивал на встрече.
Учитывая только эти несколько обстоятельств, мы считаем, что доказа-
тельства преступности действий Загурского и Фролова, мягко говоря, не
убедительны. Приговор по делу необоснован и немотивирован и заставляет
серьезно задуматься о справедливости правосудия над журналистами.
В общем, издателя и главреда в конце концов удалось «упечь». Но кон-
фликт на этом не был исчерпан. Газета продолжала оставаться бельмом на
глазу городской администрации. 7 мая 2003 года Ковровский городской суд
рассмотрел заявление редакции «Ковровских вестей», обжаловавшей реше-
ние городской прокуратуры, вынесшей газете предупреждение о недопусти-
мости распространения экстремистских материалов через СМИ. Преду-
преждение было вынесено 30 января 2003 года за публикации весной и ле-
том 2002 года ряда статей, имеющих, по мнению прокурора города Коврова
А.Галкина, «признаки экстремистского материала», в котором содержится
«пропаганда неполноценности граждан по признаку принадлежности к
азербайджанской национальности и мусульманской религии». К «пропаган-
де» А. Галкин отнес следующее сообщение: «Не успели депутаты возмутить-
ся договором «о совместной деятельности» «товарищей» Вячеслава Арсенть-
ева и захватившего муниципальный рынок Икрама Зульбалаева, в результа-
те чего центральный рынок стал бы азербайджанским, как возникли новые
коллизии».
На сей раз Ковровский городской суд отказался идти на поводу у проку-
ратуры и признал предупреждение незаконным и необоснованным. На сто-
роне газеты в судебном процессе принимал участие юрист Фонда защиты
гласности.
25 апреля 2003 г. в начале седьмого вечера не представившиеся сотрудни-
ки ФСБ произвели наложение ареста на имущество газеты «Ковровские ве-
сти» на основании якобы определения федерального судьи Ковровского
районного суда.
Фонд защиты гласности немедленно отреагировал факсом на имя проку-
рора города. Копия ушла в Генпрокуратуру РФ. «Производство такого рода
действий в пятницу вечером, после окончания рабочего дня, дает нам осно-
вания утверждать, что эти так называемые «следственные действия» произ-
ведены с грубейшими нарушениями уголовно-процессуальных норм, — го-
ворилось в обращении Фонда. — Нет никаких законных оснований для на-
ложения ареста на имущество местной газеты, особенно учитывая то обсто-
ятельство, что расследование по уголовному делу еще не завершено и не вы-
несен вступивший в законную силу приговор суда. Очевидно, что надлежа-
щий прокурорский надзор в ходе расследования уголовного дела в отноше-
нии сотрудников «Ковровских вестей» отсутствует. Просим немедленно
принять меры прокурорского реагирования и сообщить нам о результатах
проверки».
163
Острова гласности-3

Заместитель ковровского городского прокурора М.Макаров ответил
практически сразу: «Сведения, изложенные в Вашем письме о том, что дан-
ное следственное действие производилось »... не представившимися сотруд-
никами ФСБ... в пятницу вечером после окончания рабочего дня...» основа-
ны на скоропалительных и не проверенных Вами заявлениях одной стороны
и не соответствуют действительности. Нарушений уголовно-процессуаль-
ного законодательства не установлено».
Ну откуда зампрокурора было знать, что президент ФЗГ Алексей Симо-
нов именно в пятницу вечером связывался по телефону с редакцией «Ков-
ровских вестей» и разговаривал не только с представителями газеты, но и с
сотрудниками ФСБ. А после этого звонил прокурору города, но его телефон
был переведен в режим факса, ибо рабочий день уже кончился.
В итоге имущество газете так и не вернули. Непонятно, почему арест до-
ли, равной 2200 руб., привел к аресту имущества стоимостью сто тысяч руб-
лей? Мы поинтересовались у прокурора города, почему арестовали компью-
теры, хотя на расчетном счету редакции было достаточно денежных средств,
чтобы оплатить арестованную долю. Вместо ответа прокурор нам напомнил
об ответственности общественных организаций за давление на следствие.
Действия местной власти в отношении «Ковровских вестей» напомина-
ют ковровую бомбардировку. Уголовные дела против журналистов. Вал
гражданских исков. Бесконечные допросы сотрудников. За три года — два
глобальных изъятия компьютеров и оргтехники. Издатель сидит в тюрьме.
Кто-то запустил «утку» о том, что «Ковровские вести» — «лимоновская» га-
зета. Нацболы. И многие московские коллеги поверили.
А газета живет. Ей по-прежнему верят, ее покупают, на нее подписыва-
ются. Газетные полосы пестрят рекламой, значит, не отвернулись от «Ков-
ровских вестей» и рекламодатели. Сотрудники шутят: «всю редакцию не пе-
ресажают».
А ведь могут. Всего-то два десятка человек.

http://www.gdf.ru/arh/pub/ruslan10.shtml


???
УБИЙСТВА ТОЛЬЯТТИНСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ:
КТО ПОКРЫВАЕТ УБИЙЦ?

За последние восемь лет в Тольятти шесть раз хоронили руководителей
местных СМИ. И при этом — ни одного обвинительного приговора в отно-
шении убийц. Нет в мире другого такого города, где редакторский стол так
явно ассоциировался бы с погостом.
В октябре 1995 года на пороге квартиры расстрелян редактор газеты «То-
льятти сегодня» Андрей Уланов. Два года спустя пуля убийцы обрывает жизнь
164
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

Николая Лапина — редактора газеты «Все обо всем». В октябре 2000 года от
пулевых ранений гибнет Сергей Иванов, генеральный директор «Лады-ТВ»,
— единственной в Тольятти негосударственной телекомпании, вещавшей в
метровом диапазоне. А месяцем позже при невыясненных обстоятельствах
погибает главный редактор «Лады-ТВ» Сергей Логинов, унаследовавший по-
сле смерти С. Иванова сорокапроцентный пакет акций телекомпании.
Акциями «Лады-ТВ» интересовались не только мэр Самары Георгий Ли-
манский и целый ряд бизнесменов с криминальным прошлым, но и состоя-
тельные коллеги-журналисты. К примеру, Валерий Иванов, главный редактор
популярной газеты «Тольяттинское обозрение», полтора года спустя разде-
ливший участь своего однофамильца. В апреле 2002 года в В. Иванова, парко-
вавшего свою «Ниву» на стоянке возле дома, неизвестный убийца всадил не-
сколько пуль. «Тольяттинское обозрение» возглавил Алексей Сидоров — дав-
ний друг и коллега Валерия Иванова. Еще полтора года спустя не стало и его.
Ни заказчики, ни исполнители этих преступлений на сегодняшний день
достоверно не установлены. Впрочем, Генеральная прокуратура идет в нуж-
ном направлении семимильными шагами. Три года назад, после убийства
Сергея Логинова, следователи выдвинули несколько версий убийства. Ги-
бель могла наступить в результате падения с высоты, удара тупым тяжелым
предметом по голове и даже при наезде автомобиля. Сходились в одном —
профессиональная деятельность покойного, естественно, ни при чем. Через
полтора года, когда погиб Валерий Иванов, это самое «ни при чем» без авто-
ритетного подтверждения могло прозвучать легковесно. И тогда из Генпро-
куратуры выкатили крупнокалиберное орудие. В Тольятти поехал замести-
тель генерального прокурора Владимир Колесников. Тогда же он во всеус-
лышание заявил, что, дескать, хоть мы и убеждены в том, что причиной ги-
бели В. Иванова стала не профессиональная деятельность, но на всякий слу-
чай проверяем и эту версию. Проверяя, малость перестарались: посадили
троих подозреваемых. Несколько месяцев их промурыжили в СИЗО. Двоих
пришлось в конце концов отпустить, а один — вот беда — до освобождения
не дожил: умер. Говорят, заболел чем-то. Чем у нас «заболевают» в тюрьмах
не желающие признаться в убийстве?
Полтора года назад слово Колесникова сработало, общественный инте-
рес был удовлетворен. И на сей раз решили воспользоваться тем же инстру-
ментом. Вечером 9 октября гибнет Алексей Сидоров, а уже спустя неделю,
утром 17 октября, заместитель генерального прокурора В. Колесников до-
кладывает о том, что убийца задержан, а «следствие полностью исключает
версию убийства, связанную с профессиональной деятельностью журналис-
та. Убийство было совершено из хулиганских побуждений... Мотивы и при-
чины преступления понятны, однако существующие жесткие нормы УПК
не позволяют следствию продвинуться дальше». Только жесткость «норм» не
позволяет Генпрокуратуре приблизиться к истине...
Итак, по версии следствия, озвученной заместителем прокурора Самар-
ской области Евгением Новожиловым, дело было так. Вторую половину дня
165
Острова гласности-3

Алексей Сидоров провел на церемонии награждения областной журналист-
ской премией «Золотое перо». Около девяти часов вечера он припарковал
свою машину на стоянке возле дома, откупорил припасенную бутылку пива
и, прихлебывая из горлышка, двинулся к дому. Возле входа в подъезд Алек-
сея окликнул незнакомец: поделись, мол, добрый человек, пивом. К прось-
бе Алексей остался глух, за что и поплатился: убийца набросился на журна-
листа с кулаками, а затем достал заточку и нанес Сидорову тринадцать ране-
ний, из которых десяток пришелся по касательной, а остальные — проника-
ющие. В спину, под сердце и в селезенку. Журналист успел дотянуться до
кнопки домофона и выдохнуть: «Помогите»... Жена с подругой бросились
вниз по лестнице и нашли истекающего кровью Алексея, который через не-
сколько минут скончался.
Небольшое отступление: на пресс-конференции, которую силовики
провели в Тольятти спустя несколько дней после гибели Алексея Сидорова,
начальник Главного управления МВД РФ по Приволжскому федеральному
округу генерал-полковник Владимир Щербаков поспешил объявить журна-
листам, что виновные-де уже задержаны. «Мне ничего об этом не известно»,
— парировал заместитель прокурора Самарской области, тот же Евгений
Новожилов. Однако на следующий день его точка зрения на скорую поимку
преступников неведомым образом совпала с мнением руководства, озвучен-
ным накануне.
Коллеги Алексея Сидорова немедленно связали гибель редактора с его
профессиональной деятельностью. И, вероятно, были правы: даже несмот-
ря на то, что в последнее время тираж газеты падал, материалы теряли бы-
лую остроту, а в городе у издания появился сильный конкурент — газета
«Площадь Свободы», куда ушла часть журналистов «Тольяттинского обозре-
ния», — время от времени в газете появлялись публикации, способные на-
влечь на редакцию гнев сильных мира сего. В основном представителей ор-
ганизованной преступности и теневого бизнеса.
В июне этого года «Тольяттинское обозрение» опубликовало материал
«Царь горы», повествовавший о переделе собственности на крупном строи-
тельном предприятии — в Жигулевском карьерном управлении. В результа-
те передела предприятие перешло под контроль некоего Игоря Сиротенко,
известного под авторитетной кличкой Сирота. Статья могла негативно по-
влиять на бизнес Сиротенко. Был и еще один материал — о конфликте меж-
ду группировкой Игоря Филиппова (Филиппка) и самарским бизнесменом
Владимиром Захарченко: последнего пытались заставить отказаться от вла-
дения акциями ОАО «Спецстрой» в пользу Филиппка.
Но вот заместитель прокурора Самарской области Евгений Новожи-
лов, к примеру, считает, что «за последние полтора года газета не подняла
ни одной острой темы. Все конфликтные публикации на самом деле были
продолжением тем, поднятых еще при Иванове». Как будто поднятые при
старом редакторе и продолженные при новом темы от этого потеряли ак-
туальность.
166
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

Накануне своей гибели, а точнее, за несколько месяцев до октябрьской
трагедии, Алексей Сидоров тщетно пытался найти желающих купить газе-
ту. Таковые имелись: к примеру, Владимир Аветисян, председатель правле-
ния холдинга «Волгопромгаз». Но все соискатели предлагали немного —
тысяч пятьдесят долларов от силы. Стандартная стоимость раскрученной
региональной газеты. Но предлагаемая сумма по каким-то причинам не
устраивала Алексея Сидорова. Возможно, все объяснялось финансовыми
нуждами фирм, принадлежавших газете (туристическая, реализующая ав-
томобили, и др.), ставших убыточными после гибели В.Иванова. Требова-
лись финансовые вливания. Лишь один человек предложил достаточную,
по мнению Сидорова, сумму — двести тысяч долларов. Это был некто Вла-
димир Кожухов, руководитель местной ячейки «Единой России». Однако
что-то у них не заладилось: в назначенный день, когда сплавивший осталь-
ных соискателей Сидоров готовился получить деньги от Кожухова, по-
следний платить отказался.
По свидетельствам коллег Сидорова, именно с этого момента Алексей
стал все чаще выпивать, а выражение отстраненной озабоченности стало то
и дело появляться на его лице. Можно допустить, что вовремя не погашав-
ший долги своих субструктур редактор становился не только заложником
ситуации, но и потенциальной жертвой кредиторов.
Правда, эту версию, в свою очередь, не спешила подтверждать большая
часть редакции «Тольяттинского обозрения». И уж совсем неуместным в
этом контексте выглядело появление министра внутренних дел Бориса
Грызлова, ведомство которого, по сути, не имело никакого отношения к
происходящему. На следующий день после убийства Грызлов поспешил за-
явить об отсутствии политической подоплеки в деле. С чего такая спешка?
И не причастен ли к сколь громкому, столь же и поспешному заявлению ми-
нистра — руководителя «Единой России» — его скромный однопартиец?
Евгений Майнингер работает газоэлектросварщиком в тольяттинском
ЗАО «Куйбышевазот». Двадцатидевятилетний парень звезд с неба не хвата-
ет, но пашет, что называется, на совесть. Была у Евгения мечта: завести пол-
ноценную семью. И мечта стала сбываться. О таких говорят: «честный рабо-
тяга». Зарабатывает Евгений неплохо по провинциальным меркам — тысяч
десять в месяц выходит.
Родители Майнингера живут в соседнем с семьей Алексея Сидорова до-
ме. 9 октября Евгений заходил к ним ненадолго, проведать. Около полови-
ны десятого вечера засобирался домой. Проходя мимо соседнего дома, обра-
тил внимание на то, что возле подъезда лежит человек, истекающий кровью.
Совершенно незнакомый человек. Рядом вертелись какие-то люди. Погла-
зел — и прочь. Домой, к беременной жене и ребенку.
На следующий день отцу Евгения позвонили из милиции. Звонивший
представился: «следователь Добров». Мол, сын ваш тут давеча по пьяной ла-
вочке накуролесил, так пускай зайдет в отделение. Разговор есть. Законопо-
слушный Майнингер-старший, не допускавший и мысли о том, что его сын,
167
Острова гласности-3

не имевший до этого ни судимостей, ни даже приводов, может быть реально
замешан в каком-нибудь «темном деле», буквально притащил сына в мили-
цию. Разобраться.
Евгения сразу же увели куда-то, а через несколько часов ожидавшему его
отцу сообщили: сын разбуянился, милиционера оскорбил, так мы его арес-
товали на трое суток.
На четвертый день Евгений Майнингер признался в том, что это он убил
Алексея Сидорова. Одновременно с Майнингером по подозрению в убийст-
ве были арестованы еще семь человек. Теперь их можно было отпускать. Лю-
бопытно, что признание от Майнингера получили накануне пресс-конфе-
ренции силовиков, но озвучивать его не спешили. Видимо, на тот момент не
определились еще в отношении «козла отпущения»...
По словам нынешнего редактора «Тольяттинского обозрения» Игоря
Изотова, убийство произошло при свидетелях. Имена этих свидетелей изве-
стны и представителям следствия, и адвокату Е.Майнингера Карену Нерси-
сяну. Свидетели утверждают следующее: двое мужчин лет сорока или старше
шли за А. Сидоровым с автостоянки. Шли относительно долго: от стоянки к
дому Сидорова — несколько минут ходьбы. Через трассу, вдоль по дорожке
и за угол. Вначале завернул Сидоров, потом те двое. Через минуту журналист
истекал кровью, а тех двоих и след простыл. Майнингер появился на месте
преступления на пятнадцать-двадцать минут позже.
22 октября 2003 г. Фонд защиты гласности выступил с заявлением по по-
воду убийства главного редактора «Тольяттинского обозрения» Алексея Си-
дорова.
— Фонд защиты гласности с тревогой наблюдает за ходом расследования
убийства главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея
Сидорова.
По сообщению РИА «Новости», вчера, 21 октября, заместитель Гене-
рального прокурора Владимир Колесников заявил, что уголовное дело об
убийстве Алексея Сидорова «в оптимальные сроки будет передано в суд». По
словам Колесникова, следствие решило, что убийство совершено из хули-
ганских побуждений. Версию, что убийство связано с профессиональной
деятельностью, следствие посчитало несостоятельной.
Фонд не первый год следит за состоянием СМИ Самарской области. На-
ши сотрудники неоднократно выезжали в Тольятти, встречались с журнали-
стами, в том числе и с погибшим Алексеем Сидоровым и предыдущим гл.
редактором, тоже убитым, Валерием Ивановым.
Информация, которой мы располагаем, не позволяет нам согласиться с
версией следствия. Нам известно, что Алексей Сидоров имел серьезные дол-
ги, ему неоднократно предлагали продать газету и предлагали за нее 200 тыс.
долларов.
Мы не останавливаемся на многочисленных обстоятельствах, которые не
только подтверждают наше несогласие с выводами следствия, но и наводят
на мысли о желании поскорее отрапортовать об успешном расследовании.
168
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

К сожалению, наши сомнения по этому делу подтверждаются поведени-
ем Генеральной прокуратуры при расследовании убийства Валерия Иванова.
Буквально через две недели после его убийства мы получили ответ за подпи-
сью Колесникова, в котором сообщалось, что исполнитель задержан, а за-
казчики выявлены. Но, как оказалось, ни исполнителя, ни заказчиков не
было не только тогда, но они отсутствуют и сейчас.
Мы надеемся, что следствие еще раз проверит все обстоятельства убий-
ства Сидорова и получит неопровержимые доказательства, убедительно ис-
ключающие версию убийства в связи с профессиональной деятельностью.
Мы также надеемся, что расследование убийства Алексея Сидорова не по-
мешает прокуратуре довести до конца расследование убийства предыдущего
главного редактора — Валерия Иванова.
Карен Нерсисян, известный московский адвокат, в прошлом следова-
тель по особо важным делам, взялся за «дело Майнингера». «Меня просили
подключиться к этому делу многие правозащитные организации — Фонд за-
щиты гласности, российское отделение международного ПЕН-центра,
Фонд гражданских свобод. Я разговаривал с членами семьи Сидорова, чьи
интересы я официально представляю, с родственниками обвиняемого Май-
нингера, со следователем, который ведет это дело, — рассказывает Карен. —
Я считаю недоказанным факт, что убийство совершил Майнингер. Следст-
вие не устояло перед политическим натиском, его поставили в тупик заявле-
ниями высоких чиновников из Москвы. Следователь Евгений Лаптев — за-
ложник ситуации. Молодой парень с пятилетним стажем работы. Учитывая
своеобразие Тольятти, у него год идет за три, так что опыт большой. Наде-
юсь, он сумеет перебороть себя и не поддастся натиску».
Появление в Тольятти московского адвоката активизировало процесс за-
щиты. И вот уже адвокат Е.Майнингера Юрий Логвиненко заявил, что ему
удалось побеседовать со свидетелем — очевидцем событий 9 октября. Этот
свидетель утверждает, что обвиняемый подошел к месту происшествия, ког-
да Сидоров уже лежал возле подъезда. По словам Карена Нерсисяна, «с
Майнингером правоохранители «работали» трое суток, пока он находился
под административным арестом».
3 ноября 2003 г. Евгений Майнингер сделал следующее заявление: «Я от-
казываюсь от ранее данных мною показаний, в том числе и в ходе следствен-
ного эксперимента, в силу того, что я оговорил себя. В настоящее время я
отказываюсь давать показания на основании статьи 51 Конституции Рос-
сийской Федерации».
Родители Алексея Сидорова направили в адрес заместителя генерально-
го прокурора РФ В.Колесникова открытое письмо, в котором, в частности,
говорится:
— Вам, конечно, детально известны все обстоятельства расследования
убийства моего сына, и Вы одним из первых на весь мир объявили о рас-
крытии убийства моего сына и аресте обвиняемого в этом убийстве
Е.Майнингера.
169
Острова гласности-3

С тех пор прошло несколько месяцев и вроде бы я, как отец, должен ад-
ресовать Вам слова благодарности за оперативную поимку убийцы, но у ме-
ня не поворачивается язык благодарить Вас, наоборот, я вынужден адресо-
вать Вам слова осуждения и гневной критики.
С самого начала я пытался убедить себя в том, что раскрытие убийства
моего сына является успехом правоохранительной системы. Но вскоре при-
шло чувство разочарования и досады, а сегодня уже — осуждение и гнев. Я
не верю, что моего сына убил, на почве пьянки и хулиганства, Е.Майнингер.
Для подобного неверия у меня есть весьма веские основания.
Я возмущен тем, что смерть моего сына стала объектом политической
спекуляции и используется в качестве ширмы для создания иллюзии якобы
эффективной работы прокуратуры.
Мне представляется, что лично Вы являетесь главным действующим ли-
цом, которое, по каким-то одному ему известным причинам, предпринима-
ет все возможные и невозможные меры для неустановления истинных при-
чин убийства моего сына, исполнителей, а самое главное — заказчиков.
Догадываюсь, что если в ходе следствия будет установлена невиновность
Е. Майнингера, то вряд ли он будет отпущен на свободу, потому что запу-
щенный Вами механизм лжи в сегодняшней России не способен остано-
виться без команды оператора, то есть Вашей.
После смерти моего сына я, вместе с моим представителем, провели соб-
ственное расследование и, хотя мы не профессионалы, но результаты наше-
го, весьма поверхностного, расследования камня на камне не оставили от
обвинения.
И мне не понятно, когда же этот механизм заработает на благо правосудия.
Я много беседовал с работниками милиции и прокуратуры, которые не-
посредственно занимались расследованием убийства моего сына. Почти все
они уверены в невиновности Е.Майнингера и признаются, что он «назна-
чен» убийцей моего сына с целью спасти честь мундира, так как перед ними,
высоким начальством, была поставлена задача — раскрыть это убийство в
самые кратчайшие сроки. Они не скрывали от меня самое важное, что и по-
служило поводом для обращения к Вам с открытым письмом.
Если бы не боязнь перед Москвой, особенно лично перед Вами как кура-
тором Самарской области, боязнь потери своих должностных кресел, и убий-
ство предшествующего главного редактора газеты Иванова, и убийство моего
сына были бы раскрыты. По крайней мере, их старались бы раскрыть.
Как я понимаю, наша правоохранительная система функционирует та-
ким образом, что обслуживает политические интересы власти, а не интере-
сы общества и, к сожалению, сегодня власти удобно и выгодно не выявлять
истинные причины убийства журналистов независимых СМИ.
В своем открытом письме призываю Вас в своей профессиональной де-
ятельности как заместителя генерального прокурора РФ, отречься от кура-
торства над городом Тольятти и, может быть, тогда следственный фарс по
делу убийства моего сына прекратится и появится надежда, что будут уста-
170
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Р.Горевой

новлены истинные убийцы журналистов в нашем городе, в том числе и мо-
его сына.
Карен Нерсисян рассказал о том, как складывается ситуация с расследо-
ванием на сегодняшний день.
— За время Вашего пребывания в Тольятти вскрылись ли какие-то новые
обстоятельства дела об убийстве Алексея Сидорова?
— Те свидетели, которых мне удалось опросить, уже попали в поле зре-
ния местной прокуратуры. С ними «работали», взяли у всех «объяснения»,
запротоколировали. Но даже из этих объяснений очевидна полная неприча-
стность Евгения Майнингера к убийству Алексея Сидорова. Не только для
меня очевидна — для любого студента юрфака.
Почему же следствие так цепляется за этого Майнингера, так настаивает
на своей версии убийства? У меня готов ответ: для того, чтобы не дать воз-
можность представителям защиты и журналистам докопаться до мотивов
убийства. Налицо факт расплаты за слишком скрупулезное выполнение
журналистом своих профессиональных обязанностей. Но вот чьи интересы
могла затронуть деятельность главного редактора «Тольяттинского обозре-
ния» — это нам еще предстоит выяснить. Необходимо детально проработать
мотивы: кто мог быть заинтересован в устранении Алексея Сидорова. Ведь,
насколько мне представляется, убийство редактора стало актом отчаянья, у
заказчиков, скорее всего, не осталось выбора.
Как известно, двое свидетелей убийства подтверждают алиби Майнинге-
ра. Я попросил следователя допросить их в моем присутствии. Следователь
дал добро, но в тот день от допроса уклонился. Ладно, перенесли допрос на
следующий день, 13 ноября. Но днем позже следователь «ушел в отказ»:
«свидетели уже были допрошены ранее, их новый допрос нецелесообразен».
— Не связано ли, на ваш взгляд, убийство Сидорова с попытками продать
газету?
— Уверен, что не связано. Во-первых, все переговоры о купле-продаже
велись открыто. В них принимал участие не один Сидоров, а трое-четверо
представителей газеты. А во-вторых, Алексей Сидоров не был хозяином га-
зеты.
— Трудно московскому адвокату, не знакомому с местной спецификой, ра-
ботать в Тольятти? Не испытываете ли Вы давления со стороны?
— Адвокату «со стороны» в Тольятти работать легче, чем местному. Пока
я давления не ощущаю. После того, как дело об убийстве редактора «Тольят-
тинского обозрения» Алексея Сидорова получило широкий резонанс в сто-
личной прессе, приехал адвокат из Москвы, местные «силовики» были по-
ставлены перед выбором: либо совместными усилиями добиваться правды,
либо продолжать говорить о том, что убийство Алексея Сидорова раскрыто,
а убийца — найден. До того, как Фонд защиты гласности, Русский ПЕН-
Центр и Фонд гражданских свобод привлекли всеобщее внимание к тольят-
тинскому убийству, речи о таком выборе вообще не было: назначили убий-
цу, и дело с концом.
171
Острова гласности-3

Заместитель генерального прокурора РФ Владимир Колесников сразу
после убийства заявил, что дело раскрыто, убийца журналиста задержан. На
днях, отчитываясь в Госдуме, он повторил свое заявление. Глава МВД Борис
Грызлов также сделал громкое заявление о раскрытии убийства Сидорова.
Оба сошлись на том, что в деле нет никакой подоплеки — обычное бытовое
убийство. Такое «совпадение мнений» может быть продиктовано и совпаде-
нием интересов: определенные круги заинтересованы в том, чтобы никто не
докопался до реальных мотивов убийства. Кстати, тольяттинские коллеги
Колесникова не могут себе позволить быть столь же категоричными: дело
шито белыми нитками, и это заметно. Что-то мне подсказывает, что пока не
пройдут выборы, Майнингер останется в роли «назначенного убийцы».
— Означает ли это, что «назначенный убийца» Евгений Майнингер не вино-
вен?
— На основании того, что мне удалось узнать за время моей поездки в
Тольятти, возьму на себя смелость утверждать: Евгений Майнингер непри-
частен к убийству Алексея Сидорова. Это подтверждают не только собран-
ные мной факты, о невиновности Майнингера свидетельствуют и результа-
ты журналистского расследования, которое проводили в Тольятти журнали-
сты из BBC. Они снимали фильм о состоянии свободы слова, и наши инте-
ресы в какой-то момент совпали.
— Что могло заставить Майнингера признаться в убийстве?
— Есть такая версия: до сентября этого года Евгений жил с родителями
по соседству с убитым Сидоровым. В июне-июле на чердаке дома, где про-
живал Майнингер, была изнасилована двенадцатилетняя девочка. Тогда
следствие опрашивало всех соседей, в том числе и Евгения Майнингера.
Сейчас это припомнили: скорее всего, следствие предложило Евгению вы-
бор: либо ты идешь в зону, как насильник со всеми вытекающими последст-
виями, либо берешь на себя «почетное преступление» — убийство.
— И каковы шансы Майнингера?
— Евгений Майнингер оказался в сложном положении, даже трагичес-
ком. Драки, «несчастные случаи» в следственном изоляторе — дело обыден-
ное. Предположим, Майнингера не стало: дело автоматически будет прекра-
щено. «Нет человека — нет проблемы». Ведь Майнингер признался в убий-
стве, а отказался от своих показаний только тогда, когда в дело вступил ад-
вокат. Такой расклад многим на руку.
Я беспокоюсь за жизнь Евгения Майнингера. Гарантий, что он выйдет из
СИЗО живым, у меня нет.
Трагическая гибель Алексея Сидорова тесно связана с нераскрытым
убийством в апреле 2002 года Валерия Иванова, предшественника А.Сидо-
рова на редакторском посту.
16 марта 2004 г. Фонд защиты гласности сделал очередное заявление по
делу об убийстве Алексея Сидорова. В нем говорится:
— Евгению Майнингеру, обвиняемому в убийстве главного редактора
«Тольяттинского обозрения» Алексея Сидорова, предъявлено обвинение по
172
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. П.Полоницкий

части первой статьи 105 УК РФ — «убийство без квалифицирующих призна-
ков».
Только первая часть этой статьи исключает возможность рассмотрения
дела судом присяжных. Применение любой другой ее части означало бы
рассмотрение уголовного дела коллегией из двенадцати присяжных, неиз-
бежный развал наспех состряпанного уголовного дела и оправдательный
приговор «назначенному убийце» Евгению Майнингеру.
Юристы считают, что обвинение в убийстве А.Сидорова подлежит ква-
лификации по ч. 2 ст. 105 УК РФ — то есть убийство, совершенное с особой
жестокостью (пункт «Д») и из хулиганских побуждений (пункт «И»). А.Си-
дорову нанесено не менее 15 ударов проникающего характера, в том числе в
жизненно важные органы.
Но дело в том, что истинный убийца не пойман, мотивы преступления не
выявлены и только в суде присяжных эти факты найдут свое подтверждение.
Комсомольский районный суд г. Тольятти, в котором предполагается
слушание дела, весьма благосклонен к следственным органам. Адвокаты се-
мьи А.Сидорова и «назначенного убийцы» Е.Майнингера высказывают опа-
сение, что в результате рассмотрения уголовного дела в этом суде судебное
следствие станет органичным продолжением предварительного следствия, и
в итоге никто и никогда не узнает истину и истинных убийц.
Фонд защиты гласности, который обеспечил московскими адвокатами и
потерпевших, и «назначенного убийцу», требует переквалификации дела и
рассмотрения его в суде присяжных.
Истина должна быть установлена.

www.gdf.ru
Январь 2005 г.




?????

Петр ПОЛОНИЦКИЙ,
руководитель региональной корреспондентской сети ФЗГ
???
ЗАСТАВИТЬ МОЛЧАТЬ ЖУРНАЛИСТА МОЖНО,
ЕСЛИ ПОКОПАТЬСЯ В ЕГО ЧЕРНОВИКАХ

21 января 2005 года по ходатайству прокуратуры Саратовской области
решением Волжского районного суда г. Саратова заключен под стражу жур-
налист и политолог, советник губернатора Эдуард Абросимов. Органами
предварительного расследования ему предъявлено обвинение в совершении
173
Острова гласности-3

преступления, предусмотренного двумя частями (2 и 3) статьи 129 Уголовно-
го кодекса Российской Федерации, то есть, в клевете.
Сообщение о задержании и аресте Эдуарда Абросимова мы с коллегами
обнаружили в пятницу вечером, 21 января, во время традиционного просма-
тривания в Интернете информационных лент.
Агентство «Росбалт» сообщало: «В Саратове областная прокуратура за-
держала известного журналиста и политолога Эдуарда Абросимова. Осно-
ванием для задержания стала информация, содержащаяся в черновом вари-
анте одной из его статей, предназначенной для размещения в местной газе-
те. Следователи обнаружили черновик статьи на сервере электронной поч-
ты журналиста. В черновике говорилось, что один из следователей проку-
ратуры получил взятку в ходе следственных мероприятий. Уникальность
ситуации заключается в том, что эта информация не была опубликована.
Редактор вычеркнул упоминание о взятке, сочтя его неприемлемым для
публикации»…
Позвонили в Саратов. Выяснили, что по решению районного суда жур-
налист взят под стражу. Учитывая необычность происходящего, подготови-
ли письмо прокурору области с просьбой не лишать журналиста свободы до
окончания следствия.
В понедельник просмотрели федеральную прессу в надежде отыскать по-
дробности по делу Абросимова. Только в «Коммерсанте» нашли публика-
цию, посвященную аресту журналиста, в общих чертах объясняющую пре-
цедент. Удивило молчание солидных изданий, имеющих в Саратове свои
корпункты. В среду по делу Абросимова отписалась «Российская газета».
Для выяснения обстоятельств дела двух газетных публикаций было явно не-
достаточно. Пришлось выехать в Саратов,
Перелопатив газетные статьи Эдуарда Абросимова, а также региональ-
ную прессу о нем самом, нам не составило особого труда определить степень
«социальной опасности» публициста и его интеллектуального продукта для
граждан Саратова.
Встречи с журналистами Саратова, сотрудниками министерства печати,
администрации области, прокурорами и адвокатом обвиняемого позволили
даже в течение двух суток ощутить на себе тягучую атмосферу ОЖИДАНИЯ
смены губернатора.
Сакраментальное решение Президента РФ — отменить прямые выборы
глав регионов и назначать их из Москвы еще более обострило и без того не
простую внутриполитическую жизнь губернского города, выявив сторонни-
ков Дмитрия Аяцкова и его оппонентов во главе с вице-спикером Госдумы
Вячеславом Володиным. Соответственно, как это и бывает обычно, журна-
листы тоже разделились на два лагеря. Одни — явно, напрягаясь в обличи-
тельном пафосе. Другие — осторожно, боясь ошибиться в выборе героев и
антигероев своих публикаций, выжидая, чья возьмет? На этом фоне выделя-
лись статьи журналиста и политолога, штатного советника губернатора Эду-
арда Абросимова, выступавшего, что вполне естественно, на стороне дейст-
174
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. П.Полоницкий

вующего руководителя региона. Основным полигоном для его публицисти-
ческих заметок стали два близких администрации Аяцкова издания: «Сара-
товские вести» и «Саратов — столица Поволжья».
Казалось бы — ничего особенного в Саратове не происходит. Везде и все-
гда смена власти, на любом уровне, проходит с шумом. И писал бы себе ме-
стный публицист Эдуард Абросимов едкие статьи, прозрачно намекая на от-
сутствие политической культуры у претендента на губернаторское кресло,
если бы не цеплял заодно областного прокурора.
Он, вероятно, догадывался, что с прокурором области тягаться — себе
дороже, но пел себе, словно глухарь, не замечая крадущегося охотника. Не
знал, вероятно, что в не очень далеком от Саратова городе Курске уже есть
один поборник гласности — редактор газеты «Свободный голос Курска»
Сергей Савельев, осужденный на полтора года за свои борения с тамошним
прокурором области Александром Бабичевым. Курский редактор взят был
под стражу совсем по иным статьям УК РФ, а осужден в конце концов — за
клевету…
В ноябрьском номере «Собеседника» появилась статья «Не смотрите в
замочную скважину», подписанная — «Андрей Забелин», в которой автор
повторяет слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации господина Во-
лодина, ссылаясь на сайт «Компромат.ру». А в конце заметки советует вице-
спикеру Госдумы не «игнорировать даже столь бредовые слухи и сплетни, за-
пускаемые кем-то с целью очевидной компрометации, публично объяснить-
ся и прямо назвать имена тех, кто наводит тень на плетень, а не замалчивать
тему, предоставляя возможность распространять новые кривотолки»…
Вице-спикер решил, что статья дело рук Эдуарда Абросимова, и проку-
ратура Саратовской области возбудила уголовное дело по факту клеветы.
Уголовное дело совпало с пиком публицистической активности советника
губернатора, напечатавшего 11 ноября 2004 года статью «Размышляя над
портретом», в которой дана негативная оценка деятельности областной про-
куратуры.
15 декабря в служебном кабинете Эдуарда Абросимова провели обыск, в
результате которого изъяли системный блок персонального компьютера,
ноутбук, рукописи статей, компьютерные дискеты, компакт-диски, видео-
и аудиокассету. На одном из жестких дисков обнаружили черновик статьи
«Размышляя над портретом» с фразой, которую следователи расценили как
клеветническую, несмотря на то, что фраза не попала в газету после редак-
торской правки.
Что же сочла прокуратура фактом распространения клеветы?
Цитирую обвинительное заключение: «Абросимов 4 ноября 2004 года
распространил названный текстовый документ посредством электронной
почты главному редактору газеты «Саратов-СП» Козенко Дмитрию на адре-
са электронной почты, а последний получил его в этот же день»…
Главный редактор прочитал текст и вычеркнул сомнительную, на его
взгляд, фразу, согласовав правку с автором, но это не спасло журналиста от
175
Острова гласности-3

уголовной ответственности. Абсурдность ситуации заключается в том, что
главный редактор не может БЕЗ ЗНАКОМСТВА С ТЕКСТОМ выправить
материал. Это неотъемлемая творческая и технологическая часть редакци-
онно-издательского процесса. Иначе этот процесс лишается здравого смыс-
ла. Но в рамках УК РФ, оказалось, знакомства редактора с текстом вполне
достаточно, чтобы узреть в этом состав уголовного преступления. И к части
2-й статьи 129 «Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публич-
но демонстрирующемся произведении или средствах массовой информа-
ции» («Не смотрите в замочную скважину») обвинители присовокупили
часть 3-ю этой же статьи («Размышляя над портретом»). А это уже «клевета,
соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого
преступления», которая наказывается ограничением свободы на срок до
трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишени-
ем свободы на срок до трех лет»…
В такие вот тенета попал саратовский публицист Эдуард Абросимов, кото-
рого, по словам прокурорских работников, пригласили для дачи показаний. А
он не явился. Его и взяли 20 января белым днем в центре города, словно опас-
ного рецидивиста или бандитского авторитета. Цитируя «Российскую газету»,
советника губернатора «выволокли из служебной машины, скрутили и обыс-
кали, нет ли оружия. Затем доставили в областную прокуратуру. Вечером сле-
дующего дня Волжский районный судья посчитал, что Эдуард Абросимов
«представляет общественную опасность и может, используя свое служебное
положение, повлиять на ход следствия и совершить преступные действия»…
А что же говорят по этому поводу в Саратове люди?..
Разное. И это нормально. Сколько людей — столько мнений. Тем более
в обстановке предполагаемой смены власти. Журналисты не стали исключе-
нием из правил, продиктованных ситуацией. Те, которые считали Эдуарда
товарищем по цеху — осудили действия прокуратуры, посчитав меру пресе-
чения неадекватной. За круглым столом в информагентстве «Росбалт» после
ареста Эдуарда Абросимова собрались саратовские журналисты, политоло-
ги, общественные деятели, правозащитники.
По словам главного редактора газеты «Саратовские вести», председателя
регионального отделения «Медиасоюза», Татьяны Артемовой, лейтмотивом
обсуждения стала констатация того, что на протяжении всех постсоветских
лет в Саратовской области было немало газетных статей с выпадами против
самых высокопоставленных лиц. Были судебные разбирательства, но до аре-
стов дело не доходило. Эту точку зрения высказал редактор «Земского обо-
зрения» Игорь Сухарев.
На президиуме регионального Союза журналистов России вопрос об
аресте Эдуарда Абросимова не включили в повестку дня, мотивируя это ре-
шение формальностью — непринадлежностью арестанта к профессиональ-
ному цеху… Хотя председатель отделения Лидия Златогорская в беседе с на-
ми заметила, что это решение считает ошибочным, так как арестован совет-
ник губернатора за журналистику.
176
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. П.Полоницкий

В кабинете старшего помощника прокурора области Нины Геллерт мы ус-
лышали и другую точку зрения на события вокруг ареста Эдуарда Абросимо-
ва, озвученную в короткой беседе с представителями федеральных изданий в
Саратове. Если коротко — он пиарщик, не журналист, и странно, что его
приехали защищать из Москвы. На мою реплику, что все под Богом ходим,
представитель одной из солидных газет заметил: «Каждый — под своим»…
Возможно, входящий в прокурорский пул журналист знает что-то такое,
чего не знаем мы и Эдуард Абросимов. Только стоит ли гордиться этим зна-
нием, если оно оценивается несоизмеримо? Одному — возможностью наду-
вать щеки и пить кофе с прокурором, получая информацию почти на блю-
дечке. А другому — слезами родных, лишением свободы и невозможностью
кормить малолетних детей.
Первый заместитель прокурора Саратовской области Анатолий Горшков
в разговоре с нами посетовал на 51-ю статью УПК и конституционное пра-
во, которыми не преминул воспользоваться арестованный. Не дает против
себя показаний Эдуард Абросимов, и все тут. Мол, статья, такая-сякая и на-
писана на американские деньги.
Конечно, Анатолий Дмитриевич на служебном поприще «собаку съел»
(специально ставлю кавычки, чтобы не обвинили в клевете), но, вероятно, и
ему не под силу переписать «вредную» статью, получив на этом благородном
деле не только признание всего прогрессивного обвинения, но и ученую
степень…
Мои робкие попытки подискутировать относительно необходимости та-
кого института защиты граждан, как адвокатура, не были приняты в качест-
ве серьезного аргумента. Как не были поняты и наши уверения в том, что
нам не заказывали защиту Эдуарда Абросимова, который в отдельных кру-
гах Саратова журналистом не считается. Ни старший помощник прокурора,
ни даже первый зам. прокурора области не поверили, что нам не важно —
кем считают в Саратове Эдуарда Абросимова.
Арестовали гражданина за журналистскую деятельность, за осуществле-
ние им своих конституционных прав на поиск и распространение информа-
ции. Для Фонда защиты гласности — это главное, а совсем не статус или
профессиональная принадлежность человека. Нам важна правовая сторона
вопроса, а не морально-этическая. Личность Эдуарда Абросимова в кон-
кретном деле не имеет никакого отношения к проблеме. Нравственные ха-
рактеристики — дело церкви и профессионального сообщества. Действия
саратовской прокуратуры, на наш взгляд, мало похожи на правовые и ярко
окрашены в цвета политической конъюнктуры. Предъявить обвинение в
уголовном преступлении человеку за черновик, не ставший предметом пуб-
личности — это смелый прецедент, но не новый. Такое в нашем Отечестве
уже происходило. И не дай Бог, чтобы повторилось.

www.gdf.ru
Январь 2005 г.

177
Острова гласности-3

?????
Борис ТИМОШЕНКО,
руководитель службы мониторинга ФЗГ
???
ПРЕДВЫБОРНЫЙ НАМОРДНИК
Журнал «Журналист»

Как и предполагалось, с приближением выборов увеличилось количест-
во конфликтов с участием СМИ. И сразу сложилось впечатление, что к во-
просу о наказании виновных в нарушении правил предвыборной агитации
существует творческий подход. К примеру, спикеру Совета Федерации
С.Миронову агитировать за его Партию жизни нельзя, а главе МВД РФ
Б.Грызлову за «Единую Россию» — можно. Потому что министр, во-первых,
формально не является членом партии, а возглавляемый им высший совет
«Единой России» не относится к руководящим исполнительным органам, и,
во-вторых, агитирует он, оказывается, в нерабочее время.
Стоит ли после этого удивляться, что в регионах это «руководство к дей-
ствию» было воспринято с энтузиазмом. Создается ощущение, что местные
избиркомы применяют в своей деятельности принцип «революционной це-
лесообразности» — за похожие нарушения одних наказывают, а других про-
щают. Так, избирательная комиссия (какое точное название!) Брянской об-
ласти вынесла официальное предупреждение газете «Десница» за публика-
цию интервью одного из лидеров партии «Яблоко» И.Артемьева, а «Брян-
ская правда», напечатавшая статью лидера КПРФ Г.Зюганова, предупрежде-
ния избежала. Местные наблюдатели связывают это с тем, что большинство
членов избиркома — сторонники КПРФ.
Редактор газеты «Новости Ленинградской области» К.Скоморохов был
вызван в облизбирком для официальных объяснений по факту публикации
«агитационных материалов», которыми комиссия сочла аналитический
обзор пресс-релизов областной администрации и результаты проверок
Контрольно-счетной палаты Ленинградской области, напечатанные в
этом издании в июле 2003 года. На заседании избирательной комиссии вы-
яснилось, что юридических нарушений редакцией допущено не было, так
как главный герой указанных публикаций В.Сердюков объявил о желании
выдвигаться на пост губернатора через сутки после выхода газеты со спор-
ными материалами. Однако избирком потребовал от редактора «обеспе-
чить равное количество печатных площадей для остальных кандидатов» и
направил жалобу в ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, по-
сле чего в редакцию поступили требования немедленно предоставить в
ГУВД уставные документы учредителя газеты и назвать имена лиц, опла-
тивших «заказные материалы».
178
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Б.Тимошенко

В Омске после завершения голосования сотрудников негосударственных
СМИ не пустили к членам областной избирательной комиссии и в пресс-
центр. Распоряжение не пускать журналистов отдал лично председатель об-
лизбиркома А.Кушнарев. Встретиться с представителем ЦИК Е.Дубровиной
журналистам также не удалось, поскольку милицейский пост получил ука-
зание пропускать в здание только работников государственных СМИ.
Но не только избирательные комиссии создают проблемы журналистам.
Председатель комитета по СМИ администрации Псковской области А.Сот-
ник направил в местный избирком добрый десяток жалоб на телекомпанию
МКТВ, независимое информационное агентство «Псковская лента ново-
стей», еженедельник «Псковитянка» и газету «Комсомольская правда». По
словам члена облизбиркома Ю.Куликовой, все жалобы связаны с упомина-
нием в средствах массовой информации действующего депутата Госдумы
М.Кузнецова. «Создается впечатление, что любое упоминание этого поли-
тика вызывает неадекватную реакцию у областной администрации. Боль-
шая часть жалоб безосновательна и уже отвергнута избирательной комисси-
ей Псковской области», — заявила Ю.Куликова.
Не стоят в стороне от процесса и сотрудники милиции. В ночь с 1 на 2
октября в Оршанском районе Республики Марий Эл они задержали глав-
ного редактора газеты «Молодежный курьер» Сергея Щеглова и водителя
редакционного автомобиля, перевозивших из Кировской области в столи-
цу Республики Марий Эл Йошкар-Олу тираж очередного номера газеты.
Правоохранители поинтересовались грузом, проверили документы и, изъ-
яв у водителя водительское удостоверение и техталон, потребовали про-
ехать в отделение милиции. В РОВД журналистов заставили выгрузить ти-
раж газеты для проверки. Газетчикам объяснили, что она проводится в свя-
зи с предстоящими выборами. В Кировской области милиционеры также
заинтересовались марийской прессой, которая уже не первый месяц печа-
тается в Яранской типографии (надо сказать, что там печатаются практи-
чески все негосударственные марийские газеты, так как администрация
президента Л. Маркелова на протяжении нескольких лет проводит плано-
мерную политику травли местных СМИ). Сотрудники ОБЭП МВД Киров-
ской области побывали на предприятии и провели проверку финансовых
документов. Как пояснили милиционеры руководству издательства, их ви-
зит связан с тем, что депутаты Госдумы РФ обеспокоены большим количе-
ством публикуемых на страницах марийской прессы некорректных мате-
риалов о депутате Госдумы РФ В.Комиссарове, который намерен участво-
вать в ближайших выборах.
Наконец, в Санкт-Петербурге шесть сотрудников 71-го отделения мили-
ции во главе с начальником Петроградского отделения УБЭП Ю.Кайдой,
проводившие 1 октября обыск в избирательном штабе кандидата А.Марко-
вой, попытались заодно изъять тираж только что напечатанной и привезен-
ной газеты «Дело чести». Однако из-за отсутствия нужных документов вы-
везти газеты они не смогли.
179
Острова гласности-3

Но не везде милицейские мероприятия проходят мирно. В городе Эн-
гельсе (Саратовская область) милиционеры провели операцию по изъятию
тиража газеты «Особо секретно», в которой рассказывалось о кандидате в
депутаты Госдумы РФ Н.Сухом. В ходе акции были также задержаны рас-
пространители издания. По свидетельству «Новой газеты», «у водителя, до-
ставляющего тираж, отобрали права и российский паспорт. Одну из распро-
странительниц так усаживали в милицейский УАЗ, что она оказалась вся в
синяках. Людей продержали в отделении девять часов, сняли на видео, снаб-
див запись комментариями двух милицейских чинов, пообещали посадить
на три года и отпустили». Интересно, что для проведения операции оказа-
лось достаточно заявления героя публикации в УВД города Энгельса.
Ну, а на Кавказе во время выборов прессе уделили особое внимание. И без
применения силовых методов здесь также не обошлось. Было и нападение на те-
лестудию в чеченском селе Самашки (что можно отнести на счет «специфики
региона»), и изъятие из киосков газет с материалами о кандидате в президенты
Чечни Ш.Бураеве. А в Черкесске охранник кандидата в президенты Карачаево-
Черкесии В. Семенова отобрал и засветил фотопленку у обозревателя «Извес-
тий» Дмитрия Филимонова после того, как журналист сделал снимок в штабе
этого кандидата. Впрочем, были и вполне цивилизованные разбирательства — в
Грозном Ленинский суд оштрафовал главного редактора газеты «Вести респуб-
лики» Магомеда Ходжиева и главного редактора «Молодежной смены» Рамзана
Гуциева на 2 000 рублей каждого за публикацию этими изданиями 23 августа сте-
нограммы пресс-конференции тогдашнего министра печати и информации
Чечни Б.Гантамирова. Суд решил, что в нарушение законодательства о выборах
этот материал содержал предвыборную агитацию против А.Кадырова.
Что ж, понятно, что положение с работой СМИ на выборах складывает-
ся ненормальное, и показательно, что об этом говорят не только журналис-
ты. В официальном заявлении для прессы, распространенном 2 октября,
министр печати М.Лесин выразил обеспокоенность ситуацией с мерами,
предпринимаемыми к СМИ в период проведения предвыборной кампании.
Он отметил, что «уже сейчас многие СМИ напуганы и боятся публиковать
любые, хоть сколько-нибудь острые материалы на предвыборную тему».
Министр подчеркнул, что «результатом этого может быть негативное отно-
шение избирателей к самому процессу голосования, и, как следствие, это
проблема явки на избирательные участки».
В этой ситуации даже председатель Центризбиркома А.Вешняков был
вынужден сделать заявление, в котором признал, что избирательные комис-
сии на местах допускают перегибы в толковании избирательного законода-
тельства. «Чувствую, что перегибы уже есть», — отметил глава ЦИК и привел
в качестве примера действия упомянутого уже избиркома Брянской области.
Вешняков напомнил также, что избирательные комиссии не должны брать
на себя роль «предупредителя», так как закон этого не предусматривает.
Но результат деятельности избирательных комиссий и правоохранитель-
ных органов, преследующих журналистов за сделанные в ходе избиратель-
180
Часть 4. Из наших публикаций и выступлений. Б.Тимошенко

ной кампании «шаг влево, шаг вправо», уже есть. Газета «Независимое обо-
зрение» обратилась к сотрудникам российских средств массовой информа-
ции с призывом бойкотировать избирательную кампанию. В документе го-
ворится, что чиновники используют свои полномочия, поддерживая угод-
ных им кандидатов, а «блюстители юридических норм и нравов избиратель-
ной кампании мгновенно впадают в слепоту и глухоту, демонстративно не
замечая подобного политического цинизма». И в то же время, подчеркива-
ется в обращении, появляется все больше фактов открытого давления влас-
ти на СМИ, позволившие себе подробное освещение предвыборной ситуа-
ции. Отмечая, что ряд московских и региональных газет уже получили пре-
дупреждения за якобы допущенные ими нарушения правил предвыборной

<<

стр. 6
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>