<<

стр. 4
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

6,5
B
5,0
4,5
5,0
C
5,5
5,2
4,5
E
3,0
4,7
5,5
F
3,0
5,4
5,8
G
6,5
6,9
7,3
Группа 1 и 3
H
3,5
5,3
6,0
I
4,0
5,7
6,3
Группа 1 и 2
L
3,0
4,4
5,2
Группа 1 и 2,
1 и 3
M
3,5
3,8
4,3
N
6,5
6,8
6,3

продолжение таблицы 4
O
4,5
6,0
5,8
Q1
5,5
5,1
4,2
Q2
6,5
6,1
4,0
Q3
6,5
6,1
6,5
Q4
5,0
5,4
5,8
SD
5,0
5,7
7,3
Группа 1 и 3, 2 и 3

В период профессиональной подготовки в вузе студенты должны получить представление о профессиональных возможностях и последствиях деятельности в сфере социальной защиты населения, приобрести навыки самоконтроля, самооценки, умения управлять своими эмоциями и т. д.
Важнейшим принципом предотвращения синдрома "эмоцианального выгорания" является соблюдение требований психогигиены самим социальным работником.

Список литературы

1. Бойко В. В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. - М.: Наука, 1996. - 154 с.
2. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. - 2001. - № 11.- С. 2 - 16.
3. Наенко Н.И. Психическая напряженность.- М, 1976.
4. Орел В.Е. Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Журнал практической психологии и психоанализа. - № 3. - 2001.


К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ ВЗАИМОСВЯЗИ АЛЕКСИТИМИИ, АГРЕССИВНОСТИ И ТРЕВОЖНОСТИ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ
Е. Ю. Брель
Томский государственный университет

Представлен фрагмент экспериментального изучения алекситимии, как психологической характеристики лиц без выраженных соматических нарушений. Предпринята попытка лонгитюдного исследования показателей тревожности в контексте формирования стереотипных агрессивных стилей поведения.
Ключевые слова: алекситимия, агрессивность, тревожность.

Современные социальные условия предъявляют новые требования к пониманию психологической специфики поведения человека. В связи с этим оказывается недостаточным использование в работе социальных служб обычных педагогических и воспитательных мер при взаимодействии с подростками.
При достаточном количестве психологических исследований, посвященных проблематике агрессивного поведения, распространенного в подростковой среде, вопросы нивелирования агрессивных тенденций не утрачивают своей актуальности. Кроме того, чрезвычайно распространено мнение о душевной беспечности и эмоциональной невосприимчивости современных юношей и девушек, об их жестоком отношении к окружающему миру и готовности к агрессивному реагированию даже на эмоционально нейтральные ситуации.
В связи с этим нам представляется важным изучение не просто степени выраженности агрессивности, но и в контексте поиска причин ее формирования и специфики проявления рассмотреть взаимосвязь этого феномена с такими психологическими особенностями как алекситимия и тревожность.
Начало изучению алекситимии положили J. Nemiah и P. Sifneоs в семидесятых годах двадцатого века ?4?. Термин "алекситимия" предложил P. Sifneоs. Буквально он означает: "без слов для чувств" или в близком переводе - "нет слов для названия чувств" (от греч. а - отсутствие, lexis - слово, thymos - чувство). Сифнеос охарактеризовал им некоторые особенности пациентов психосоматических клиник. Эти особенности выражались в утилитарном спосо6е мышления, тенденции к использованию действий в конфликтных и стрессовых ситуациях, обедненной фантазиями жизни, сужении аффективного опыта и, особенно, в трудностях подыскать подходящее слово для описания своих чувств ?5?.
В настоящее время алекситимию понимают как психологическую характеристику индивида, характеризующуюся затруднением или полной неспособностью человека точно описать собственные эмоциональные переживания и понять чувства другого человека, трудностями определения различий между чувствами и телесными ощущениями, фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям ?1?. Алеситимичным людям свойственно бесконечное описание физических ощущений, часто не имеющих связи с определенным заболеванием. Пренебрежение к своему внутреннему психическому и физическому благополучию сочетается с ограниченной способностью к регуляции внутренних состояний. Внутренние ощущения описываются как скука, пустота, усталость, напряжение, возбуждение. Главный дефект в области аффектов у алекситимиков - неспособность дифференцировать эмоции с ощущениями неопределенного физиологического нарушения. Выделяют и такой признак, как ограниченное использование символов, о чем свидетельствует бедность фантазии и воображения. У алекситимичной личности перечисленные особенности могут проявляться в равной степени или может преобладать одна из них ?1?.
Критерии диагностики алекситимии включают поведенческие (вербальные и невербальные) и когнитивные признаки ?2?. Для лиц с алекситимией характерно заметное нарушение образного мышления; их мышление утилитарно и тесно связано с деталями внешних событий (оперантное мышление). Мечты и фантазии отличает простое содержание, бедность красок и отсутствие оригинальности. Лица с алекситимией часто кажутся хорошо адаптированными и демонстрируют высокий уровень социальной конформности, хотя это следует рассматривать как "псевдонормативность". Они механически проходят свой жизненный путь, как если бы жили по инструкции. У них описаны значительные нарушения способности к эмпатии, коммуникативные связи ограниченны с тенденцией к выраженной зависимости или стремлением к одиночеству ?3?.
Хотя первоначально алекситимию рассматривали только как специфический признак психологического статуса у людей с соматическими или психосоматическими расстройствами (бронхиальной астмой, гипертонической болезнью, ожирением и пр.), было установлено, что она может быть выражена в структуре личности у соматически здоровых индивидов.
Экспериментальное исследование взаимосвязи алекситимии с тревожностью, агрессивностью и другими психологическими характеристиками проводили на базе школы №1 г. Кемерово. Всего в работе приняли участие 71 испытуемых (39 юношей и 32 девушки) учащиеся старших классов (возраст 15 - 17 лет).
Первичные материалы исследования были подвергнуты статистической обработке: корреляционный анализ проведен при вычислении коэффициента ранговой корреляции Спирмена, достоверность различий определяли, вычисляя значение t - критерия Стьюдента. Результаты считали статистически значимыми при p< 0,05.
По результатам тестирования мы объединили всех испытуемых в три группы в зависимости от уровня тревожности по шкале Дж. Тейлор. Так первую группу составили испытуемые с низким, вторую - со средним и третью - с высоким уровнем тревожности. Анализ результатов проводили отдельно по выборке юношей и девушек.
При вычислении средних значений по отдельным параметрам и определении достоверности различий между группами мы установили следующую тенденцию. С возрастанием уровня тревожности и у девушек и у юношей увеличиваются значения по другим исследуемым характеристикам. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1
Средние значения алекситимии, индекса агрессивности и враждебности у девушек и юношей с различным уровнем тревожности


Юноши
Девушки

Алекситимия
I вр
I агр
Алекситимия
I вр
I агр
Низкий
1 группа
63,88
9,65
17,81
64,2
6,8
14,8
Средний
2 группа
66,66
10,79
19,53
65,0
9,47
16,83
Высокий
3 группа
73,78
12,0
21,33
70,94
11,6
19,3
Условные обозначения: I вр - индекс враждебности; I агр - индекс агрессивности.

При этом обращает на себя внимание то, что значения по каждому изучаемому параметру изменяются от средних или даже ниже средних к высоким или выше средних по мере возрастания уровня тревожности испытуемых. Так, показатели по алекситимии у низко и средне тревожных юношей и девушек мы относим к средним, тогда как у высоко тревожных они приближены к высоким. Статистически достоверные различия между группами с указанием значений t - критерия Стьюдента представлены в таблице 2.

Таблица 2
Значения t - критерия Стьюдента при определении достоверности различий между группами юношей и девушек с разным уровнем тревожности


Юноши
Девушки

Алекситимия
I вр
I агр
Алекситимия
I вр
I агр
1 гр. - 2 гр.


2,68
1 гр. - 3 гр.
3,19
2,98
3,02
3,97
2,66
2 гр. - 3 гр.
3,25
2,72
2,46
4,08
5,32
3,72

Из указанных числовых значений видно, что первая и третья, вторая и третья группы достоверно отличаются по всем параметрам (исключая алекситимию у девушек), группы низко и средне тревожных - только по враждебности у девушек.
Такая же тенденция выявлена при определении суммарного показателя эмпатии по тесту - опроснику И.М.Юсупова. Хотя достоверных различий по этому параметру не зафиксировано, но среднее значение возрастает с увеличением уровня тревожности (от 42,29 у низко тревожных юношей до 47,33 у высоко тревожных; от 42,8 у низко тревожных девушек до 56,67 у высоко тревожных).
Анализ данных психодиагностики проводили с учетом показателей уровня тревожности испытуемых, зафиксированного у них по шкале А.М.Прихожан при обучении в младших классах. Такой подход позволил выявить три основных блока взаимосвязей алекситимии с другими изучаемыми психологическими характеристиками:
1 направление - взаимосвязь алекситимии с тревожными характеристиками в структуре личности испытуемых;
2 направление - взаимосвязь алекситимии с эмпатийными способностями;
3 направление - взаимосвязь алекситимии с агрессивными и враждебными реакциями.
При психологической интерпретации первого блока взаимосвязей "Алекситимия - тревожность" мы рассматриваем тревожность, зафиксированную у младших школьников, как состояние, а не как свойство личности испытуемых. Однако лонгитюдный характер исследования позволяет говорить о ее трансформации в устойчивую личностную характеристику, о чем свидетельствует положительные коррелянты с уровнем личностной тревожности по шкале Дж. Тейлор, акцентуацией тревожного типа по К. Леонгарду и высокими показателями нейротизма по Г. Айзенку. Обращает на себя внимание наличие взаимосвязи между детской тревожностью и отношением папы к ребенку по типу "Маленький неудачник". По нашему мнению, именно этот показатель можно интерпретировать как один из пусковых механизмов становления устойчивых тревожных характеристик личности, которые, в свою очередь, провоцируют развитие алекситимии. Наличие положительных коррелянтов между алекситимией и тревожностью (r = 0,34), алекситимией и нейротизмом (r = 0,36), алекситимией и отношением папы к ребенку по типу "Маленький неудачник" (r = 0,39) доказывают правильность нашего предположения.
Второй блок выявленных взаимосвязей позволяет нам говорить о схожей психологической природе диады "Алекситимия - эмпатия" (r = - 0,51). При этом обратная зависимость этих характеристик подчеркивает разную психологическую сущность данных феноменов: если эмпатия - это способность к сопереживанию, состраданию и умение распознавать как свое эмоциональное состояние, так и состояние партнера по общению, то алекситимия - это отсутствие таких способностей и невозможность дифференцировать эмоциональные и физиологические ощущения.
Особый интерес представляют выявленные обратные взаимосвязи отдельных проявлений эмпатии с детской тревожностью. Так, эмпатия с родителями и эмпатия с детьми у старшеклассников коррелирует с высокой межличностной и самооценочной тревожностью в младшем школьном возрасте (r = - 0,29 и r = - 0,36 соответственно). Высокая тревожность в данном случае блокирует развитие эмпатийных способностей, так как широкий спектр негативных ощущений, неизбежно сопровождающих тревогу, препятствует эмоциональной идентификации с партнером по общению, необходимой при эмпатийном взаимодействии.
В связи с этим мы считаем закономерными представленные в третьем блоке взаимосвязи алекситимии с агрессивными и враждебными реакциями. В этом случае деструктивное поведение мы рассматриваем как проявление недифференцированного аффекта, характерного для алекситимической личности. Высокая личностная тревожность, с одной стороны, и невозможность позитивного эмоционального реагирования, с другой, приводят к формированию и закреплению особого стиля поведения, которому свойственны различные виды агрессивности и враждебности.
Следует заметить, что виды агрессивных и враждебных реакций старшеклассников связаны с высоким уровнем их тревожности в младшем школьном возрасте.
Лонгитюдный характер нашего исследования позволяет констатировать обусловленность формирования и развития алекситимии высокой тревожностью испытуемых в младшем школьном возрасте. При этом учебную, самооценочную и межличностную тревожность, зафиксированную по шкале А.М.Прихожан, мы рассматриваем как социально обусловленную, формируемую при взаимодействии с ближайшим семейным и школьным окружением (родителями и педагогами). На это указывает и ее взаимосвязь с типом родительского отношения.
Трактуя тревожность как переживание широкого спектра негативных ощущений (беспокойство, внутреннее напряжение, неуверенность в правильности своего поведения и т. д.), можно предположить, что на фоне этого состояния остальные эмоциональные ощущения блокируются и не поддаются идентификации. С этим и связано формирование алекситимии как устойчивой характеристики в структуре личности. При этом эмпатийные способности не могут развиваться, поскольку человек не может адекватно оценить свои собственные переживания, не говоря о переживаниях своего партнера. Важно, что выраженная в этом случае враждебность и агрессивность также не поддаются объективной самооценке.
В рамках современных исследований агрессивности обращает на себя внимание наличие взаимосвязи изучаемых характеристик с отношением отца к ребенку по типу "Маленький неудачник". Отец может быть актуальным образцом успешной социализации, в случае отношения по указанному типу он не оставляет ребенку возможности соответствовать его социальным качествам, поскольку считает его просто не способным на это. В результате можно говорить о возможном нарушении процесса социализации ребенка. При этом вероятность нивелирования агрессивных тенденций в поведении резко снижается.

Список литературы

1. Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В., Грекова Т. И. Традиционные факторы риска ИБС в контексте проблемы алекситимии // Российский медицинский журнал. - 1998. - №6. - с. 45 - 47.
2. Соложенкин В. В., Гузова Е. С. Алекситимия (адаптационный подход) и психотерапевтическая модель коррекции // Социальная и клиническая психиатрия. - 1992. - Т. VIII. - вып. 2. - с. 18 - 24.
3. Apfel R., Sifneos P. E. Alexithymia: concept and measurement // Psychother. Psychosom. - 1979.
4. Nemiah J. C., Sifneos P. E. Affect and fantasy in patient with psychosomatic disorders // Modern Trends in Psychosomatic Medicine / Ed. O. W. Hill. - London, 1970.
5. Sifneos P. E. The prevalence of "alexithymia" in psychosomatic patient // Psychother. Psychosom. - 1973. - Vol. 22. - p. 255 - 262.





ОГЛАВЛЕНИЕ
РАЗДЕЛ 1. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ,
ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ
4
Филатова Е. В. Некоторые методологические проблемы теории социальной работы
4
Яницкий М. С., Зубанов Д. А. Формирование установки на соблюдение норм
политической корректности в ходе обучения социальной работе
12
Ромм Т. А. Борьба с беспризорностью в Западной Сибири в 1920-е годы
18
Давыдова О. И. Этнопедагогическая подготовка социальных педагогов
21
Рассохина И. Ю. Деформация института семьи как фактор социального сиротства
29
Антилогова Л. Н. Альтруизм и его роль в професиональной деятельности
социального работника
35
Овчинников В. А. Социально-каритативная деятельность православных монастырей и женских общин Томской епархии во второй половине XIX - начале XX в.

45
Гуслякова Л. Г. Профессионализм социальной работы: основные направления
54
Ромашина С. Я. Коммуникативный аспект подготовки будущего социального
педагога к профессиональной деятельности
57
РАЗДЕЛ 2. МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
65
Майер А. А. Социально-педагогическая деятельность дошкольного
образовательного учреждения как открытой и развивающейся системы
65
Морозова Н. И., Филатова Е. В. Из опыта англо-российского взаимодействия
в организации социального обслуживания пожилых
76
Большакова М. Н. Социологическое сопровождение учреждений социального
обслуживания
86
Протасова Т. Н. Взаимодействие государственных и общественных структур
в социальной сфере
89
Черняева И. А. Центр социальной помощи семье и детям в системе работы
с молодой семьей в г. Кемерово
95
Янко Е. В., Михайлова В. В. Некоторые аспекты медико-социальной реабилитации
больных алкоголизмом на стационарном этапе
102
Симкин М. Ф. О создании системы непрерывного психолого-педагогического
сопровождения воспитательно-образовательного процесса в условиях
интернатного учреждения
110
РАЗДЕЛ 3. СОЦИАЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
113
Будич Н. Ю. Исследование уверенности в себе
113
Носко И. В.Детство как психосоциокультурный феномен
118
Янко Е. В., Потанина М. С. О психологическом аспекте медико-социальной
работы в детском онкологическом отделении
133
Полетаева А. В., Серый А. В. Ценностно-смысловые ориентации личности
как фактор переживания последствий психической травмы
137
Смирнова О. П. Оценка состояния социальной защиты студентов
142
Брель Е. Ю., Тихонова М. В. К вопросу о взаимодействии типов и направлений
реакций на фрустрацию с видами агрессивного поведения у подростков
153
Морозова Е. А. Современные проблемы кузбассовцев
158
Бусовикова О. П., Мартынова Т. Н. Исследование формирования синдрома
эмоционального выгорания в профессиональной деятельности социальных
работников
164
Брель Е. Ю. К проблеме изучения особенностей взаимосвязи алекситимиии,
агрессивности и тревожности в структуре личности
174

??

??

??

??











3


<<

стр. 4
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ