СОДЕРЖАНИЕ

С О Ц И А Л И З А Ц И Я М О Л О Д Е Ж И - П Р О Б Л Е М Ы И
П Е Р С П Е К Т И В Ы

КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ МОЛОДЕЖИ АДМИНИСТРАЦИИ Г.ОРЕНБУРГА


С.Г.Воронков С.П.Иваненков А.Ж. Кусжанова






С О Ц И А Л И З А Ц И Я М О Л О Д Е Ж И : П Р О Б Л Е М Ы И
П Е Р С П Е К Т И В Ы





































Оренбург - 1993




С.Г.Воронков, С.П.Иваненков, А.Ж.Кусжанова

СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ.
(Ежегодный доклад о положении молодежи - 1992г.)

Рецензенты:

Кандидат философских наук Гончаров Д.В.
Кандидат социологических наук Сорокина Е.Ю.


Технический редактор А.В.Сальников

Книга написана на материалах исследований, проведенных в г.Оренбурге в 1991-1992 гг. В ней отражены особенности социализации молодежи в современных условиях кризиса социальности и сложной социально-политической обстановки. Исследуются особенности социализации молодежи в различных сферах жизни общества, даются рекомендации по совершенствованию молодежной политики.
Книга предназначена для философов, социологов, социальных работников, сотрудников комитетов и отделов по делам молодежи.


































СОДЕРЖАНИЕ


Страница
Введение
4
1. Молодежь как объект социализации
8
1.1 Отношение молодежи к целям и средствам нашего общества
8
1.2 Основные ценностные ориентации молодежи

16
2. Молодежь в сфере экономики
25
3. Молодежь в сфере политики и права
37
4. Молодежь в сфере национальных отношений
48
5. Нравственная, эстетическая и религиозная культура молодежи
52
































ВВЕДЕНИЕ
Перспективы развития нашей страны, проблемы и пути разрешения ближайших задач (выход страны из кризисной ситуации) и формирование долгосрочных программ жизнеобеспечения нашего общества не могут - теперь это уже очевидно - обойтись без пересмотра всей концепции работы с молодежью, ее места и социальной роли в судьбе всего общества в целом. Во-первых, именно молодежь является всегда одним из важнейших внутренних ресурсов при решении обществом любых проблем. (В нашей прошлой истории - покорение целины, строительство БАМа и пр.). Во-вторых, она составляет одну из наиболее перспективных социальных групп, актуализированных в каждом данном обществе в любой исторический момент. А вместе с тем, это одна из наиболее дискриминируемых социальных групп, нерешенность жизненных проблем которой сегодня с неизбежностью обернется катастрофическими последствиями для всего общества завтра.
В Российской Федерации в целом и в г.Оренбурге, в частности, идет процесс становления государственной молодежной политики. Молодежь теперь признается реальной социальной группой с собственными экономическими, социально-политическими, духовными и другими интересами. И молодежь, естественно, стремится занять свое место во всех сферах жизнедеятельности общества.
Указ Президента Российской Федерации N 1075 от 16 сентября 1992 года "О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики" гласит:
"1. Признать осуществление государственной молодежной политики в России одним из приоритетных направлений социально-экономической политики государства, имея в виду:
- обеспечение соблюдения прав молодых граждан,
установление для них гарантий в сфере труда и занятости, содействия их предпринимательской деятельности;
- создание условий, направленных на физическое и духовное развитие молодежи, предоставление молодым гражданам гарантированного минимума социальных услуг;
- осуществление поддержки молодой семьи, талантливой молодежи, молодежных объединений;
- содействие международным молодежным обменам ." Этот процесс становления с необходимостью имеет определенную специфику, вызванную культурно-историческими традициями и социально-экономической ситуацией в различных регионах. Поэтому очень важно фиксировать моменты реального движения молодежи к созданию своего места и роли в жизни общества в целом и каждого региона в отдельности, помогать ей четко формулировать собственные стратегические и тактические цели.
Естественно, процесс становления молодежной политики в основных своих моментах либо будет повторять некоторые общие закономерности становления и развития массовых общественных и политических организаций, либо примет характер неуправляемого процесса, чреватого непредсказуемостью происходящих событий, переходом от одной крайности к другой: от проявления в одни моменты повышенной политической активности до полной апатии и недоверия к любым политическим и государственным структурам - в другие. Сегодня, когда этот процесс еще только набирает силу, есть уникальная историческая возможность "взять" будущее общества в свои руки. Ибо невооруженным глазом видно, что идет - где открытая, где замаскированная - борьба за умы и души молодого поколения, и от того, в чьих руках они окажутся, будет во многом зависеть судьба нашей страны.
Перед теоретиками и практиками молодежного движения страны стоят далеко не праздные вопросы, что именно можно передать молодежи из своего недавнего прошлого опыта работы с ней, а кроме того, что она, в свою очередь, из предлагаемого примет. Ясно, что опыта осуществления государственной молодежной политики у нас в стране просто нет. Имевшийся опыт работы и функционирования ВЛКСМ сегодня практически бесполезен, а практика разного рода неформальных объединений специально не анализировалась и не обобщалась. Следовательно, и возможные методы работы с современной молодежью могут нарабатываться только в процессе реальной практической деятельности по осуществлению молодежной политики в разных регионах страны. (Опыт реализации государственной молодежной политики в так называемых развитых странах может служить лишь определенным ориентиром, но не более).
Сегодня люди, занимающиеся осуществлением молодежной политики на всех ее уровнях, должны четко представлять себе, чего же они хотят от нашей молодежи. Необходимо знать, какие ценности она сегодня реально принимает, а какие уходят в прошлое, и возможно навсегда.
Одним из принципов, заложенным стать системообразующим при осуществлении государственной молодежной политики, является принцип организованной поддержки молодежи. Это означает, что она сама может и должна решать свои собственные проблемы, преодолевая существующие и широко распространенное сегодня иждивенчество, а государство должно брать на себя функции обеспечения ее поддержки. Этот принцип может быть преломлен сегодня, например, при решении проблемы занятости молодежи следующим образом: молодые люди создают собственные предприятия в различных отраслях экономики (как показывает практика, желающих не так уж и много) и формируют "свои команды" , как правило из своих ровесников, тем самым они практически решают государственную проблему занятости, а государство поддерживает их путем предоставления режима наибольшего благоприпятствования.
Однако, всякая целенаправленная деятельность - будь то организация поддержки молодежи в ее самостоятельной социализации, а тем более попытка управления процессом развития молодежной политики, - требует с необходимостью такого неотъемлемого компонента, как информированность. Здесь предполагается наличие знаний и об объекте управления и развития (объективные и субъективные характеристики социальной группы "молодежь"), и конкретизация социально-исторических характеристик общества, чей облик и динамика в конечном итоге всегда формирует свою специфику молодежной среды, и проверка гипотез и прогнозов о возможных, маловероятных и состоятельных моделях поведения молодежи, локализованной в Оренбургском городском регионе, а следовательно, апробация прогностических моделей управления ею. Коротко говоря, ни о каком осознанном - тем более управленческом - действии здесь нельзя говорить, не введя в практику молодежной политики всестороннее и целостное информирование о положении молодежи (в нашем случае - конкретно молодежи г.Оренбурга), во всей его многоаспектности.
Собственный опыт реализации государственнной молодежной политики в г.Оренбурге, в частности, одобренная Малым Советом "Концепция молодежной политики и первоочередные мероприятия в г.Оренбурге" в которой как раз и был заложен именно как
деятельностный принцип - принцип целостности, свидетельствует о том, что только целостный подход к такому сложному социальному процессу, как молодежная политика, может иметь успех и дать не только краткосрочный, но и долговременный эффект. Признание приоритетности молодежной политики в рамках государственной политики означает, что государство и общество взяли на себя ответственность не только за настоящее, но и будущее, которое в каждый конкретный момент потенциально заложено в молодом поколении страны, области, города.
В наше сложное время обеспечить соблюдение прав молодых граждан во всех сферах жизнедеятельности общества, не просто.
Реализация упомянутого выше Указа Президента Российской Федерации "О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики" требует осуществления целостной политики. Но для этого надо иметь не только общие представления о процессах, идущих в молодежной среде, но и знать их причины, представлять тенденции их развития и работать на упреждение.
Необходимо, анализируя сегодняшнюю реальность, осуществить стратификацию общества и молодежи и, соответственно, выработать критерии процессов, происходящих в этих стратах и в обществе в целом. Каждая группа молодежи должна быть типологизирована. Это значит, что необходимо постоянно фиксировать провозглашаемые и реально проводимые нормы, ценности и идеалы этих групп и, соотнося их с общечеловеческими, попытаться моделировать взаимодействия этих групп в недалеком будущем и в отдаленной перспективе. Это будет означать начало процесса управления молодежью и обществом. Каждый ежегодный доклад - это вешка, ориентир для работы со следующим поколением и соответствующей программой деятельности.
Получить ответ на вопрос, что нас ждет завтра можно лишь точно зная, как себе это завтра представляет молодое поколение и с какими идеалами, ценностями, опытом и навыками оно будет строить свое, а значит и наше будущее.

Весь цивилизованный мир давно понял, что процесс включения молодежи в жизнестроительство должен быть управляемым. Именно здесь должна быть выстроена целая система организованной поддержки молодежной активности, таким образом, чтобы активность эта носила созидательный характер. К этому и призвана молодежная
политика, являющаяся на сегодня одним из приоритетных направлений в социальной сфере мирового сообщества.
Три года назад мы объективно оказались в ситуации полной беспомощности по отношению к молодежным процессам. Провозгласив демократические идеалы строительства общества, мы разрушили все имеющиеся институты молодежной политики старого государства (основной ВЛКСМ) ничего не построив взамен. В момент растерянности и понимания, что в новой плюралистической реальности управлять молодежными процессами гораздо сложнее, чем в тоталитарной системе появилась расхожая фраза "С молодежью что-то надо делать". А это логически значит, что кто-то этим должен заниматься специально. И явно также, что ни одно из существующих ведомств в отдельности этого сделать было не в состоянии.
Надо отдать должное прозорливости и мудрости властей области и города, которые три года назад на правах местной инициативы одними из первых в стране открыли городской и областной Комитеты по делам молодежи.
На сегодня такие Комитеты существуют по всей стране и во всех районах и городах области, вышел Указ Президента, обсуждаются в Верховном Совете "Основные направления молодежной политики".
Молодежная политика приобретает статус государственной программы, нарабатывает свою оргструктуру. И тем ценее, на наш взгляд, анализ уже имеющегося опыта, который представлен в этой монографии.
Анализируя опыт, придется делать определенные фиксации и оценки. И чтобы можно было их обсуждать по принципу, а не по стилистике изложения необходимо предъявить исходные понятия: "Что есть для нашей страны - молодежная политика". "Какие системообразующие принципы в ней заложены".
Со всей ответственностью можно сказать, что молодежная политика - есть экзотическое новшество для нашего общества, с такими характеристиками:

- Впервые ставится государственная задача не руководства сетью учреждений и отрядом государственных чиновников, а управления огромной социальной группой - молодежью. Задачи даже визуально разные, т.к. все многообразие жизни ни одного молодого человека невозможно втиснуть в рамки отдельного учреждения или социального института;
- Вдобавок группы очень специфически активной имеющей собственные цели и интересы, которые отнюдь не совпадают с предложенными "вакансиями" существующего общества.Поэтому сама работа должна строиться с интересами, мотивациями, ценностями молодежи. Это уже качественное отличие.
- Работа связана с такими понятиями, как проектирование будущего, налаживание механизма преемственности поколений, жизнестроительство, что само по себе есть научная и практическая проблема.
Сколько бы мы ни провозглашали необходимость и важность молодежной политики, если мы не выстроим грамотного подхода к внедрению данного новшества (инноввации), то оно никогда не станет реальностью, а останется в лучшем случае политической декларацией или набором отдельных культмассовых мероприятий.
Управление такой широкомасштабной социальной инновацией, как молодежная политика, могут обеспечить следующие факторы :
- Необходимо разработать целый комплекс методов, методик и техник по "включению" молодежи в активное жизнестроительство. Для этого требуется не только особая техническая изобретательность, но и долгосрочная программа действий управляющего органа, которая бы стала привлекательной и приемлемой для молодежи в целом, а также для ее различных групп. Такой программой может быть только поэтапная программа жизнедеятельности поколения во всех сферах. Осложняется ситуация тем, что ни в городе, ни в стране аналогов таких программ нет. Необходима разработка своего NOW-HOW;
- Привлечение всех возможных ресурсов финансовых, научных,
организационных как существующих государственных и иных органов, так и вновь появляющихся. Необходимо понимать ограниченность наших возможностей, особенно на уровне города т.к. задают тон более общие процессы и зачастую совсем противоположный желаемому;
- Механизм социальнай адаптации всех начинаний, проектов и зарождающихся институтов молодежной политики. Для этого необходима просто ювелирная работа, т.к. это связано с распределением сфер ответственности. Это начинается с определения сферы деятельности создающихся новых ведомств по отделам молодежи и их адаптации в органах гос.управления и заканчивается создаваемыми ими структурами. Особенно это сложно делать при отсутствии нормативной и законодательной базы на уровне республики, когда любой шаг носит экспериментальный характер.

Учитывая факторы и характеристики выделяется системообразующие принципы :

- Решение проблем молодежи должно осуществляться самой молодежью при правильно организованной системе ее поддержки;

- Государство не может и не должно брать на себя всю тяжесть финансирования молодежной политики, которая должна иметь общественно-государственный механизм реализации, т.е.государство должно обеспечить частичную, либо полную начальную поддержку программ.
Следовательно реализация молодежной политики возможна в двух направлениях:

- стратегическое - создание условий для реализации наличного и потенциального интеллектуального ресурса молодежи в лице одаренных, талантливых, просто энергичных и предприимчивых людей. А также закладывание предпосылок для появления такого ресурса. (Например переориентация системы подготовки организаторов досуга с развлекательного уклона на способность обучать молодежь навыкам организации собственного досугового пространства и времени);
- тактическое (компенсаторное), как создание условий, для удовлетворения минимальных физиологических потребностей молодежи, ниже которых борьба за выживание становится нормой обыденного сознания и поведения. Требуются формы прямой социальной защиты групп молодежи с фиксированным доходом (студенты), минимальными стартовыми возможностями (сироты, многодетные и неполные семьи), физически ущербных (Инвалиды).
Данная работа обобщает результаты нескольких исследований (социологических, социально-психологических, статистических и пр.), проведенных в последние два года 1991-92 гг. Опираясь на концепцию государственной молодежной политики, принятой Малым Советом г.Оренбурга, и развивая свои исходные концептуальные положения, монография имеет своей главной целью дать целостное (максимально возможное при соответствующей исследовательской информации) представление о положении молодежи в г.Оренбурге.

1. МОЛОДЕЖЬ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛИЗАЦИИ

1.1 ОТНОШЕНИЕ МОЛОДЕЖИ К ЦЕЛЯМ И СРЕДСТВАМ НАШЕГО ОБЩЕСТВА

Каждая страна (государство) и общество, всерьез обеспокоенные за свое будущее, обращают свои взоры к молодежи, в которой данное общество воспроизводит себя на каждом следующем шаге собственного развития. В зависимости от этапа развития, его стадии, потребность сохранения и воспроизведения себе подобного социального организма может либо обостряться, либо утихать. Ранее мы констатировали, что в России идет процесс становления государственной молодежной политики, т.е. целенаправленной работы общества по формированию и развитию своего завтрашнего состояния, реализатором и воплотителем которого станет сегодняшняя молодежь. Насколько правомерно утверждение о том, что идет именно процесс становления? Существует представление, что в Советском Союзе с молодежью много и специально работали. Но если отойти от лозунгов и мифов, то стремительный распад такой организации, как ВЛКСМ - главного института социализации,
т.е. приобщения молодежи к основным социальным ценностям,(фактически монополиста в идеологической сфере) показал, насколько связи, сформированные этой организацией носили принудительный, приспособленческий и формальный характер. Опыт комсомольских строек и строек века показал, что молодежь использовали как дешевую рабочую силу, не затрудняясь вопросами о границах такого потребительского к ней подхода. Этот ресурс тогда казался неисчерпаемым. В отношении молодежи подчеркивалась, прежде всего, ее социальная однородность, обусловленная идеологической ориентацией на коммунистические идеалы. И хотя, признавались некоторые ее социально-демографические различия - пол, возраст, место работы и т.д., но за скобками всегда оставалось ценностное отношение к принятию или непринятию общественных целей. Аксиомой являлось то, что членство в ВЛКСМ - более 40 миллионов человек - свидетельствовало о полной поддержке молодежью высоких общественных целей, приобщаясь к достижению которых, она вырастает достойной частью и сменой своего общества.
На оставшуюся неохваченной не авангардную молодежь предполагалось необходимым воздействовать так, чтобы сделать ее сознательной. Таким образом, социальная однородность заменялась идеологической однородностью и выдавалось за первую. Теперь стало возможным посмотреть на молодежь без каких-бы то ни было идеологических шор, с объективно-научной позиции - и понять, куда, в какое общество собирается врастать молодежь, а вместе с тем - прогнозировать, будет ли она завтра развивать наше общество или строить принципиально другое, свое. Сейчас это важно т.к. тот ваккум ценностного и целевого пространства, в котором оказалось наше общество в целом необходимо понять как единственный источник развития общества, которым мы сегодня располагаем, ибо другого у нас просто нет. Проведенное в рамках подготовки ежегодного доклада в г.Оренбурге в октябре 1992 г. социологическое исследование (с использованием типологии Мертона) дало немалую информацию для размышлений о будущем нашего общества.
Рассмотрим соотношение разных групп молодежи в зависимости от их типа приспособления к существующим и господствующим в нашем обществе социальных целей и средств их достижения. (Типология Мертона). Выделены пять, исключая группу людей,
затрудняющихся определить свое отношение к целям и средствам. Итак, мы имеем следующие данные:




ТАБЛИЦА № 1
Наименование группы
Количество ответов
Мятеж
27,8%
Ритуализм
20,5%

Ретризм
12,3%

Конформизм
8,8%
Инноваторство
7,5%

Надо сразу оговорить, что такие названия условны, но за ними стоит реальное отношение различных групп молодежи к ценностям общества. Если не особо вдаваться в суть предлагаемой типологизации, то обнаруживается ситуация соответствия (в основном) отношения определенных групп молодежи к обществу в ситуации тотального кризиса общества. В этом случае неприятие целей и средств (мятеж) одновременно означает выход данной группы за пределы окружающей социальной структуры, смену ценностных ориентаций (причем кардинальную, а не частичную). Смена ценностной ориентации приводит к тому, что люди стремятся создать новую социальность, новые отношения во всех сферах жизнедеятельности общества, и это приводит к отчуждению от господствующих ранее целей и стандартов. Последние уже представляются как нечто произвольное, и их легитимность ставится под сомнение.
Но наше общество, хоть и охвачено кризисом, сохраняет в неизменности многие институты, которые для отдельного человека могут выступать средством достижения собственных целей, и поэтому ритуализм является также широко распространенным явлением. Его природу можно объяснить, исходя из первой посылки о господстве как тенденции, новых ценностей, пробивающих себе дорогу, - индивидуалистских. Хотя молодежь и является довольно-таки мобильной группой, но и у нее имеется некий инерционный механизм в ценностном регулировании. В данном случае он означает как бы внутреннюю установку индивида на жизненную философию, которая может быть выражается примерно в следующих суждениях: "Я стараюсь не высовываться", "Я играю осторожно", "Не ставьте высоких целей - не будет разочарований". Стоит ли повторяться, что такие роли и маски в недавнем нашем прошлом были господствующими, и при любом раскладе, даже в кризисное время, они позволяют людям, придерживающимся этих правил, выжить. Это тип приспособления индивида, лично стремящегося избежать опасностей и неудач посредством отказа от основных культурных целей и приверженности любому, обещающему безопасность, рутинному распорядку и институциональным нормам.
Третий тип - ретризм: в западном образе жизни под эту категорию попадают люди отверженные - бродяги, наркоманы, болезненные типы, уходящие во внутренний мир. Конечно же, ситуация у нас толкает людей на уход в себя, но ведь они при этом - продукт распада нашего общества: типичная ситуация, формирующая такое отношение, - постоянные неудачи в стремлении достигнуть цели законными средствами и неспособность прибегнуть к незаконным способам, вследствие внутреннего запрета. Люди данного типа не признают навязываемую, особенно у нас в последнее время, цель - успех любой ценой (о чем свидетельствует факт, что главной целью при выборе формы предприятия указывают "заработать побольше денег, стать богатым" - 42,8%).
Конформизм (IУ) был, есть и будет в любом обществе. Другое дело, какова доля людей, исповедующих этот стиль отношения к реальности. Более того, аксиомой является и то, что чем выше стабильность общества, тем шире распространен этот тип поведения. Низкий показатель в нашем случае как раз и свидетельствует о том, что ситуация далека от стабильной, и думается, что и в последующих, более углубленных исследованиях эта позиция вряд ли в ближайшее время начнет доминировать.
Инноваторы (Y) замыкают перечень, и это тоже, наверное, не случайно. Ведь в это понятие сегодня, скорее всего, включаются те люди, которые уже поставили своей целью успех любой ценой, но существующие институциональные запреты не дают возможности быстро достичь богатства и власти или их подобия. Эти люди сегодня во имя личного успеха готовы рисковать.
Думается, что поскольку основная масса опрошенных представляет при всем при том благополучную молодежь, постольку в среде неблагополучной молодежи этот расклад может быть иным. Но это требует специального исследования.
Сопоставление позиций указанных групп по отношению к признанию необходимости наличия цели на всю жизнь дает любопытную картину, хорошо согласующуюся с интуитивными представлениями о том, какова связь между этими группами. Ведь первая (фактически тестовая) позиция о необходимости цели затем проверяется через предъявление определенного отношения к этой цели, и здесь мы обнаруживаем, что инноваторы ближе всего к ретристам (К=0,998), далее конформисты с затруднившимися определиться в собственных целях и средствах (К=0,990), что является дополнительным подтверждением, что конформизм и неопределенность позиции - это две стороны одной медали. Впрочем, и мятеж в наших условиях лежит рядом с неопределившимися (К=0,979), а это значит, что неопределившиеся как бы одновременно являются ресурсом и стабильности (конформизм) и нестабильности (мятеж), а куда именно склонится данная группа, будет зависеть от макропроцессов: возрастет нестабильность - и маятник качнется в сторону мятежа. Не учитывать этого обстоятельства нельзя. Наименьшее совпадение позиций - между инноваторами и ритуалистами (К=0,912), а так, по идее, и должно быть, ведь между ними существует прямая противоположность: первые признают общественные цели, но выбирают средства, запрещаемые обществом, а вторые не согласны с целями общества, но в достижении собственных целей будут использовать законные средства. Сравнение же позиций этих же основных типов в связи с конкретными носителями (учитывая пол, возраст и ориентация на определенные ценности общества) дает также очень убедительную картину и позволяет удидеть основные тенденции. Наиболее тесно связаны конформисты и инноваторы (0,949) конформисты и ретристы (0,946) и значительно слабее связь конформистов с мятежниками (0,937) и затруднившимися ответить (0,936). Это позволяет сделать вывод, что в молодежной среде реально вызревает не бунт, не мятеж как некое революционное действие, и молодежь не пойдет на баррикады, а наоборот, идет процесс интенсивного усвоения новых ценностей, как материальных, так и духовных. Особенно это заметно в обвальном бегстве от политики. Опросы по разным методикам разных социальных групп молодежи дали одинаковую цифру - 0.8% рассматривают как ценность возможность для политической и общественной деятельности, и столько же - 0,8% - являются членами политической молодежной организации. А если учесть, что опрошены были люди от 14 до 30 лет, то это позволяет сделать долгосрочный прогноз о том, что политика в ближайшие 10-15 лет не станет привлекательной сферой деятельности для молодежи, и это, надо полагать, нормально.
Политиков должно быть мало, но качество их должно быть совершенно иное, чем у сегодняшних деятелей.
Бегство от политики очень наглядно отражено в 18 и 19 вопросах анкеты N 1,где лишь единицы смогли назвать конкретно политические партии и движения, которым они симпатизируют , и при этом отнести себя к левым или правым. Большинство же вообще никого не указало и затруднилось выяснить свое политическое положение, хотя 10,9% - максимум называли себя центристами., в то время как левые - 4,0%, правые - 3,6% , крайне левые - 1,3%, крайне правые - 1,0%. Поляризация в общественном политическом сознании не значительна, а поэтому, думается, что только центристские силы (в типологии, проведенной выше, это конформисты, инноваторы и, в какой-то степени, ритуалисты) имеют шанс на выживание в политической борьбе за умы молодежи. Что, кстати, соответствует и долгосрочным интересам развития общества в сегодняшней ситуации.
Для любого поколения вопрос о том, какой вести образ жизни, так или иначе упирается в вопрос о цели или целях, которые каждый отдельно взятый человек или их объединения ставят перед собой, и на достижение которых потом затрачивается жизненная энергия. И в этом отношении, как ни парадоксально или неожиданно в какой-то мере для исследовательской группы, наша молодежь выступает как группа в большинстве своем - 75,7% - опрошенных (по всем возрастным и демографическим группам) - целеустремленная (у младшей группы - 73,5%).
Это хотя пока только вербально фиксируемый, но отрадный факт. В условиях нашего общества, когда возрастает экзистенциальная напряженность, четкое или даже простое видение цели может стать фактом мобилизации индивида и общества. А вот кто и какие цели сможет предложить и показать, что достижение их будет способствовать улучшению жизни конкретных лиц и общества, тот и сможет выиграть исторический шанс - время и аудиторию, чтобы оформить дальше эти цели, довести их содержание и пути достижения до определенных людей и социальных групп. А учитывая, что каждый второй из опрошенных (по расширенной методике) заявил, что с будущим у него связаны большие надежды, а также то, что молодой человек - в этом его родовое качество - устремлен в будущее, которое даже в самые трудные времена является порой больших надежд и свершений, то эти последние смогут реализовать предложенные цели и тем самым обеспечить выигрыш в борьбе за желаемый образ будущего общества.
Но вопрос о целях, поставленных в отрыве от средств, к которым прибегает индивид, остается вопросом открытым, и уже тем более нельзя оставлять открытым вопрос о тех целях и средствах, которые считают для себя приемлемыми индивиды и социальные группы.
Итак, кто выигрывает борьбу за общественные цели и средства, которые примет каждое данное сообщество, тот выигрывает в борьбе за ту или иную модель общества, которую это сообщество объективно будет реализовывать в своей жизнедеятельности. Когда же проблема касается молодежи, то вопрос оборачивается двояко: с одной стороны, цели и средства, поднятые на щит молодежью сегодня - это лицо нашего общества завтра, с другой стороны, согласие молодежи с общественными целями и средствами сегодня - это социальная база, поддержка и основной ресурс осуществления общественного интереса уже сейчас или потенциальный, назревающий и угрожающий прорваться в определенное время конфликт, протест молодежи под лозунгом "Долой ваши ценности, долой ваше общество, долой вас!" , который может принять любые правые и неправые формы. Учитывая же уровень политической, правовой и других форм культуры сегодняшней молодежи (о чем см.ниже), а также готовность и приемлемость для нее насильственных и противозаконных средств действия, можно предполагать самый широкий спектр форм проявления этого конфликта, вплоть до чрезвычайных. Пример Франции 60-х и Китая 80-90 годов может повториться у нас в гораздо более усугубленном виде. К сожалению и объективные и субъективные факторы свидетельствуют: объективная основа конфликта уже имеется, она формируется реальными социальными процессами, независимо от того, думаем ли, хотим ли, знаем ли мы об этом или знать не хотим.
В частности, есть процессы, которые идут независимо от города и даже области, например, демографические процессы - они как лакмусовая бумажка отражают глубину кризиса, в который втянулось наше общество, и на который оно обрекло молодежь, поставив себя в ситуацию "на выживание". Вот цифры, характеризующие положение на уровне области (по городу они специально не просчитываются), но они важны именно как общая тенденция. Коэффициент рождаемости за 1992 год снизился с 14,1 до 13 чел. на 1000 человек. Коэффициент смертности увеличился с 10,4 до 10,7 на 1000 человек. Естественный прирост снизился с 3,7 до 2,3 человек на 1000 человек населения. На 2 брака приходится 1 развод. Такая картина свидетельствует о том, что молодежь - а именно она в первую очередь обеспечивает воспроизводство населения - начинает реагировать на ситуацию угрозы и ухудшения условий ее жизни не только переориентаций своего поведения, избирая другие, нежели раньше, нормы и ценности, но изменение, казалось бы индивидуального, выбора, начинает приобретать социально-значимое звучание, даже в отношении тех факторов, которые еще зависят от ее понимания, принятия, доброй воли (рождаемость, разводы, миграция). Что касается тех факторов, которые зависят от ее выбора в гораздо меньшей степени (смертность, естественный прирост), - хотя нельзя здесь полностью отрицать наличия субъективности (например, сокращение средней продолжительности жизни по этой социальной группе ввиду распространения наркомании и алкоголизма, роста преступности и т.п.) - то увеличение коэффициента смертности тоже есть объективный показатель снижения жизнестойкости населения этого возрастного интервала, индикатор ее благополучия. Сможет ли, захочет ли молодежь поддерживать и развивать те общественные устои, которые гарантируют ей столь не завидную судьбу? Уже сейчас чрезвычайно широкое хождение в молодежной среде имеет декларируемое или скрытое желание уехать за границу. Можно обвинять людей в отсутствии патриотизма и мелочном желании легкой жизни на ниве, возделанной чужим трудом. Но если взглянуть на это как на социальный феномен - это есть не что иное, как отражение в массовом сознании неприемлемости существующих условий жизни здесь, где плохо. Конечно, при этом можно много говорить о недостатках воспитания и прочего, ругать "воспитателей" и "разлагателей" (и правильно говорить, причем!), но не принимать это как адекватную оценку объективной ситуации неблагополучия невозможно. Если же снять с повестки дня возможность отъездом за рубеж разрешить наболевшие проблемы, то и те, кто условно говоря "остался", хотят и предлагают свой стиль жизни, свои мерки в оценке реальности. И традиционные жизненные принципы и ценности их родителей (и общественного уклада, создаваемого, поддерживаемого, транслируемого предшествующим родительским поколением) для них не указ. В частности, если вернуться к демографической ситуации, то логично будет предположить, что ориентированная по своим меркам (о которых - ниже) молодежь начнет строить семью и обзаводиться детьми не раньше, чем удовлетворит свои потребности в жилье и материальном достатке. А судя по сегодняшним показателям, такое состояние наступит не скоро. Поэтому, видно, рождаемость будет падать и далее, и повлиять на этот процесс призывами и демонстрацией семейных ценностей и т.д. вряд ли удастся. Надо добираться до экономических причин и оттуда выстаивать дорожку шагов, которая приведет к переориентации молодежи в нужном для общества направлении.
Сегодня молодежь характеризуется в эпитетах и характеристиках, которые, с точки зрения принятых общественных ценностей, можно смело называть махровым негативом. Безответственность, социальная пассивность, стремление к легкой наживе, бездуховность, аморальность - далеко не полный перечень штрихов к портрету молодежи, имеющий хождение в быту и задающий озабоченность различным общественным инстанциям. При этом само собой разрушается, что "судьи-то" - прямая противоположность и несомненная положительность. Но чаще всего в оценку вносится понимание того, что знак плюс или минус всегда навешивается лишь от определенной точки отсчета, каковой всегда является традиционная база ценностей, принятая в данном обществе. Что крашеный хохолок панка и крестик в ухе- не больший криминал или экстравагантность, чем пудренный парик, косичка или туфли и бриллиантовыми пряжками. А эти последние - такая же "дурь", с точки зрения наших 90-х годов, как и размалеванные в цвета национальных флагов лица спортивных фанатов, с точки зрения предшествующих 50-х. То есть, вопрос здесь - о соответствии (в идеале - совпадения) содержательных критериев норм и ценностей одного общественного уклада с критериями таковых другого. И вопрос здесь не просто в неизбежном конфликте поколений по вопросу о длине юбки или цвете галстука. А проблема - в том, какой набор какого содержания базовых ценностей, обеспечивающих выживание данного общества (в его характеристической видовой определенности) будет принят как инвариант, переходящий от поколения к поколению, как "делающий именно это, а не другие общество". И пока этот инвариант сохраняется (и, принимается) от поколения к поколению, общество сохраняет свою качественную определенность, что является гарантом, "мягкой смены поколений", без мятежей и разрушений. Подрастающее поколение тогда конформно, трансляция ценностей устойчива, уважение к старшим и забота о младших гарантирована традициями, общество стабильно и защищено. Но все это сохраняется лишь в тех исторических рамках, пока доминирующие отношения позволяют благополучно существовать большинству (неудовлетворенное меньшинство подавляется имеющимися общественными институтами). Если же общественный механизм начинает давать сбой, то первыми ощущают его на себе наиболее социально уязвимые слои населения, в том числе и молодежь (хотя при этом есть еще свои защитные механизмы у каждого страта более или менее мощные). На ухудшение положения социальная группа реагирует целевой, ценностной нормативной переориентацией, т.к. не может поддерживать общественный уклад, угрожающий ее благополучию. Общество, докатившееся до социального кризиса, с неизбежностью оказывается перед фактом своего отрицания. А это - мятежность, смена ценностей, ситуация непонимания (как 1 стадия - упадок интереса, равнодушее, апатия, далее - возрастание негативной активности, бунта), возможно попытка смены общественных ориентиров, фактически - создание нового общественного уклада. Нормальный процесс развития - одна возможная оценка. Социальная катастрофа! - другая. Истинность той или другой оценки задается шкалой вечных, общечеловеческих ценностей, критериями общественного прогресса.
Сейчас наша социальность пребывает в глубочайшем кризисе. Удержаться от социальной катастрофы - насущная задача. Понимает, разделяет, сочувствует, помогает, участвует ли в этом процессе молодежь, куда идет сама ли, подталкиваемая ли почти неуправляемой сейчас стихией социальных процессов? Это объективно показывают ее целевые и ценностные позиции, на это она указывает сама''. Безусловно, те, кто сейчас пытается явным образом декларировать в различных политических , правовых и др. документах и удержать общественный корабль и направить его в нужное русло, поднимает на щит общечеловеческие ценности и провозглашает пути следования к ним в той форме, которая представляется ему наиболее эффективной и действенной. (Оставим в стороне вопрос о правоте или неправоте этих представлений). А вот видит ли молодежь это как собственное благо, или здесь она идет своим путем - это проблема, имеющая формулировку в простонародном языке "А для кого мы стараемся?" И если даже "взрослое" общество здесь старается только для себя (что возможно), то и в первом, и во втором случае ему небезразлично, какие ожидания оно должно связать с поведением молодежи. Ожидание ближних перспектив - это обеспечение общественной безопасности себе и сегодня, ожидание дальних - выживание и благополучие своим детям и собственной старости завтра. ( Социальные цели могут явным образом не декларировать в различных политических, правовых и других документах и материалах. Но в конечном счете они будут "прочитываться" в тех реальных шагах, которые осуществляет общественная система через создание и оформление тех или иных общественных отношений, открытие "шлюзов" одним и "перекрывание кислорода" другим социальным процессам. Провозглашение курса на рынок ничего не стоит без реальных шагов по формированию соответствующих структур, институтов, запуску экономических, политических, правовых механизмов благоприятствования развития одних и отмирание других явлений в обществе.)
Сейчас ситуация всего 15% согласия молодежи с провозглашаемыми социальными целями ясно говорит, что любая государственная или общественная программа и инициатива, направленная "во благо", "во исполнение", "для решения" социально-значимых (с точки зрения представителей общественно-государственных структур) не будет понята, оценена и поддержана молодежным движением в его массовости без специального завоевания его мнения. Общество уже сильно потеряло доверие и уважение молодежи. Она предпочитает собственные цели и средства. Почти 50% готовность идти в достижении целей на использование запрещенных обществом средств показывает ситуацию балансирования на острие ножа, когда благие социальные цели молодежью не поддерживаются и не разделяются, а для своих она готова пойти на общественный криминал. В этих условиях любая, правая и неправая идея, специально обработанная и доведенная до освоения молодежью в качестве ее интереса, способна спровоцировать обвал анти социальных действий (отметим при этом, что усугубляющим фактором является группа неопределившихся, составляющая 21%, которая может либо никак не прореагировать, либо примкнуть к одной из сторон, в зависимости от того, как она будет дальнейшем социально ориентирована).
Как показывает анализ позиций среди учащихся и работающей молодежи, наиболее проблематичной является ситуация с пониманием целей общества группой учащейся молодежи, т.к. в числе людей, разделяющих общественные цели 60% - это работающая молодежь.

ТАБЛИЦА №2
(цифры приведены в %)

Согласен с общественными целями
Использую общественные средства
Не согласен с общественными целями
Использую запрещенные средства
Затруд.
ответить
Учащиеся

40
46,2
49
47
65,4
Работающая
молодежь
60
53,8
51
53
34,6


Не определившиеся по этим вопросам тоже является в большей степени учащаяся молодежь, которая составляет в группе "нейтральных" более 65%. Именно эта среда - объект для социальной целенаправленной работы.
Ситуация явно свидетельствует: Необходим пересмотр и усиление работы по 2 направлениям. Во-первых, это образование. Поскольку учащаяся молодежь в своей жизнедеятельности включена в процесс социализации через образовательные структуры, поскольку именно там она должна получать как ответ на свои жизненноважные вопросы, так и основную социальную ориентацию. Раньше до разрешения прежних институтов социализации, пока был комсомол в учебных заведениях, именно он был основным проводником и воспитателем молодежи в ее ориентации на социально-значимые цели.
Сейчас ликвидированы "номенклатурные" структуры, социализаторы превратились из педагогов в преподавателей, а платой за это является разрушение социально-ценностной ориентации учащейся молодежи. Конечно, жизнь еще поправит и научит (и пример работающей и семейной молодежи это доказывает), но сколько до этого может быть наделано дел, наломано дров? Социальная политика обязана сейчас формировать специальную работу в этом направлении, в противном случае ситуация постоянно будет воспроизводить конфликт молодежи с общественными целями.
Во-вторых, свое слово здесь должна сказать пресса, средства массовой информации. Ее влияние на массовое сознание может отрицать только абсолютно безграмотный человек. Вместе с тем, сегодня констатируется ложно понятая свобода слова, усугубленная ложно понятой социальной свободой профессионального пресс-корпуса, превратившиеся из свободы в полный социальный произвол, далеко не всегда осознанно, но объективно определенно формируют у части населения либо позицию социального безразличия, предъявляя людям (особенно, плохо ориентирующимся молодым людям) систему ценностных ориентаций, где вообще плохо просматривается такой фактор, как общественная цель или общественный интерес, било позицию стихийного индивидуализма образца буржуазного общества 17-18 века (точнее, американского общества, зачаточной социализации), где еще не вызрели социальные условия для формирования общественной психологии и идеологии, ориентированный на осмысление и поддержку социальных целей. Но уже сегодня в развитие капиталистической системы, где историческими корнями (Япония, Зап.Европа), а где и социально - выращенными отношениями (США) питают рост и развитие социально-значимых ориентиров у всего населения и особенно у молодежи. Иначе Америка не смогла бы подняться из руин кризиса 1929 года вопросом к самой себе, своему народу : "Мы великая нация?", а Япония не создала бы свое послевоенное экономическое чудо. И мировой опыт гласит, что государство и общество через свои структуры должны так осуществлять свою политику, чтобы осуществлять и получать в конкретных результатах собственный интерес. И использовать для этого имеющиеся у него надлежащие рычаги, и в первую очередь образование и прессу. Подходя к этому вопросу еще более дифферинцированно, можно особо выделить группу от 17 до 21 года, где ситуация особо проблематична. Сравним:

ТАБЛИЦА№3
(цифры приведены в %)
Возраст
Согласен с общественными целями
Использую общественные средства
Не согласен с общественными целями
Использую запрещенные средства
Затруд.
ответить
14 -16

18,2
33,5
54,3
36,0
21,4
17 -21

11,6
28
65,8
53,1
22,6
22 -30
20,0
30,5
61,1
50,5
18,9


Здесь мы фиксируем низкие показатели согласия с общественными целями и средствами, так и самые высокие показатели противостояния общественным целям и готовности использовать запрещенные обществом средства. Следовательно, в пожарном порядке именно тем общественно-государственным структурам, которые отвечают за работу с этой категорией учащихся, необходимо в рамках целенаправленной государственно-общественной программой политики предписать функцию согласования позиции индивида и не декларативно, а программно. Хотя, понятно, что позиция - уже результат, на который "поработали" предыдущие годы, предыдущие структуры социализации молодежи, а значит, в эту работу следует включать и тех, кто формирует членов общества на более ранних этапах.
Последний штрих к этому портрету. Наиболее совпадающими со своими признает общественные цели ныне группа наиболее обеспеченных людей (чей доход свыше 10 тыс. рублей в месяц на одного члена семьи) (и самый низкий показатель несогласия с общественными целями). В выдвижении же собственных целей, ее позиция очень близка к позиции наименее обеспеченных людей (с доходом менее 2 тыс. руб. в месяц на одного члена семьи). Но с той лишь разницей, что самые "богатые" члены общества вдвое чаще высказываются за использование собственных, даже запрещенных обществом, средств для достижения своих целей.

ТАБЛИЦА № 4
(цифры приведены в %)
Доход
Согласен с общественными целями
Не согласен с общественными целями
Использую запрещенные средства
Затруд.
ответить
До 2-х тыс.

17,2
58,1
47
24,7
Св.10-ти тыс.
20,8

54,2
53
45,8 6

Это говорит о том, что сегодняшние общественные цели позволяют людям подняться на высший уровень материального благополучия и этим завоевывают себе их поддержку. Идущие собственным путем, против социального течения (в нашей таблице среднеобеспеченные) оказываются в материальном проигрыше. И этот результат свидетельствует об определенной эффективности оформления современных целей нашего общества в реальные общественные механизмы (адекватность целей и результата). Но факт готовности использовать антиобщественные средства говорит о недостаточности на сегодняшний день одобренных обществом инструментов достижения целей. Возможно, что недостатком малоимущих обрекающим на последнее место в таблице, является их непонимание, неумение, неготовность пойти на общественный криминал, использовать несанкционированные средства. Тогда задачей общественно-государственных органов по социальной защите населения (особенно малоимущего населения) должны стать не сочувствие и раздача подарков, а в числе прочих - выявление, разработка, внедрение организационных, правовых и пр. деятельных факторов и механизмов, являющихся действенным средством достижения личных, не противоречащих общественным, целей законным путем. Тогда можно ожидать большую социальную базу поддержки общественных целей, смягчение конфликта между молодежной средой и обществом, а также расширение возможностей для достижения большего материального благополучия наиболее законопослушной части населения.

1.2 ОСНОВНЫЕ ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МОЛОДЕЖИ

Те или иные формы социальности формируемые или складывающиеся в обществе и предъявляемые им, выживают и процветают или умирают (иногда формально или номинально считаясь существующими) в зависимости от разных факторов: от готовности общества принять те или иные нормы, от готовности самих этих норм стать организующим социальным фактором и т.п. Красиво провозглашенная идея социального равенства и общественной собственности не имела иных шансов на выживание в нашей стране, иначе как в форме равенства в нищете и полурабовладельческой собственности, ввиду объективного уровня развития общественного организма, и в первую очередь, уровня развитости его материального производства. По той же категории причин формально существовали, а не деле превращались в фикцию, многие хорошие начинания, не встретив подготовленной социальной почвы. А таковой в большом числе случаев является наличие социальной базы, людей, готовых "проживать" или осуществлять ту или иную социальную реальность. И здесь значимым и немаловажным фактором является, как уже отмечалось, система социальных ориентиров или ценностей. Большинство из них задается и транслируется объективными общественными процессами - уровнем и характером развития производства, историческими и эстетическими корнями, традициями и особенностями. А часть формируестя воспроизводством и развитием общественного сознания, которое хоть и следует в главном и основном за развитием бытия, но в конкретное историческое время может существовать достаточно автономно, влиять и формировать объективные общественные процессы, придавать им направленность, динамику, конкретизировать их в те или иные формы. Поэтому знание о доминирующих в обществе ценностных ориентирах - это не только необходимое условие формирования социальной политики, это также необходимое условие успешности социального управления, решения социальных проблем как с ориентацией на достижение общественного интереса, так и на удовлетворение индувидуально-группового. Это гарантия от многих ошибок, просчет возможностей социального отклика на те или иные инициативы, ожиданий возможного результата, состоятельности того или иного выбора (например, при формировании инвестиционной
политики и т.п.)
Одним словом, знание о социально-ценностных установках населения - это барометр состояния общества. И здесь наше исследование получило как банальные и ожидаемые так и такие результаты, которые необходимо иметь в виду при формировании государственной политики (в том числе и в работе с молодежью). Уже сегодня с определенностью можно констатировать, что молодежь начинает ориентироваться в жизни общества исходя из некоторой другой шкалы ценностей, которая в принципе является для возникающих рыночных отношений более логичной и напоминающей западные образцы (хотя, и не все здесь просто, о чем речь - ниже), так в указанных ценностях молодежи (опрос-521 человек, октябрь 1992 г.)

ТАБЛИЦА № 5
Место
Наименование ценности
Количество ответов
1
материальная обеспеченность
47-6 %
2
семейное счастье
43-2 %
3
общение с духовно близкими людьми
37,8 %
4
интересная работа
37,6 %


Что сегодня представляет для вас наибольшую ценность?

ТАБЛИЦА №6


область, апрель 1991 г.
г.Оренбург,1992 г. %
Ценность
%опрошен.
Ранг
%опрошен.
Ранг
интересная работа
28,0
5
37,6
4
нравственное духовное самосовершенствование.
22,3
6
14,4
6 -7
семейное счастье
38,9
1
43,2
2
любовь
31,4
3
27,8
5
секс
13,2
8
8,3
10
Друзья, общение с духовно близкими людьми
30,4
4
37,8
3
материальная обеспеченность
32,4
2
47,6
1
творческая, профессио-нальная самостоятельность
7,1
10
14,4
6 -7
возможность для политической и общественной деятельности
1,0
13
0,8
13
общественный успех,
признание окружающих
6,4
11
11,3
9
личная безопасность
8,8
9
11,7
8
социальная справедливость
13,5
7
4,4
11
спокойствие, возможность ни во что не вмешиваться
4,4
12
1,7
12

Таким образом, исследования показывают, что в молодежной среде усиливается прагматическая ориентация, в ряду ее жизненных ценностей наиболее значимыми становятся стремление к материальному достатку, высокому заработку, к хорошим жилищно-бытовым условиям и т.п. Это можно было бы принять как неизбежность и не видеть в этом большого криминала, если бы при этом одновременно не наблюдались падение престижа образования, эрудиции, культуры, девальвация духовных ценностей, низвержение идеалов.
Прагматизм и прагматики хороши тогда, когда существующий социальный механизм позволяет, руководствуясь его нормами, занимать достойное место в обществе, сообразно личному вкладу каждого. В нашей же ситуации скорее нужны реалисты и романтики. Первые - как способные трезво оценить ситуацию и предложить конкретные выходы из сегодняшних трудностей, а вторые, верящие в возможность возрождения нашего общества и превращения его в цивилизованное,- как призванные связать проекты программы первых с долгосрочными перспективами развития именно нашего общества. Но воплощением цивилизованности будут не преуспевающие бизнесмены, чьи образы навязываются сегодня средствами массовой информации, а по крайней мере люди, глубоко озабоченные состоянием среды обитания человека и выстраивающие свою деятельность в соответствии с социальными, нравственными и экологическими ценностями.
Второй яркой чертой ценностной ориентации молодежи сегодня является инидивидуализм. Индивидуализм всегда возрастает в условиях потери доверия и разочарования в социальных средствах. Когда общество становится неспособным своими социальными рычагами защитить индивидуума или социальную группу, тогда действующий субъект переходит к самозащите, и этот переход выражается в смене социально-ценных ориентиров инидвидуально-ценными. Как правило, появление тенденции смещения ценностной в сторону индивидуально-обеспечивающих является сигналом ослабления и беспомощности, несрабатывания социальных механизмов, следствием чего является падение их ценностного значения.
Так, дальнейший перечень ценностей оттеняет индивидуалистическую направленность, как тенденцию в образе жизни молодежи: на пятом месте 27,8% - любовь, и на 6 - 22,1% возможность иметь доступ к престижным и не всем открытым удовольствиям - поездки за границу и т.д.
Индивидуализм, как образ жизни, как некоторый образец для подражания, предъявляет ряд требований и к отдельному молодому человеку, и ко всей когорте, т.е. к будущему своего поколения. Это демонстрируют и другие цифры. Например, отмечая черты, присущие сегодняшней молодежи, каждый второй респондент отметил "стремление жить сегодняшним днем, не думая о завтра", а в качестве доминирующей черты 39% отметили индивидуализм.
В динамике сравнения ценностей (хотя исследование проводилось в апреле 1991 г. и по области, но Оренбург включался в выборку, и потому можно сопоставлять данные), картина особенно ярко демонстрирует сдвиг ценностей в сторону индивидуализма, достаточно посмотреть на снижение отношения к социальной справедливости как в относительных величинах, так и в ранжированном порядке.
Переходя к более детализированному анализу, отметим еще раз, что подавляющим ценностным фактором на 1 взгляд оказывается материальное благополучие (47,6%). Но выяснилось, что построить социальную политику на этом факторе, как основном приоритете, можно потерпеть фиаско (обоснование - ниже). Значит - необходим более детализированный взгляд на систему ценностей и здесь есть над чем поработать.
Так выявилось, что материальное благополучие - ценность №1 не у всей, а лишь у учащейся молодежи. Отметим как примечательный факт, что у работающей молодежи он занял в системе ценностей лишь IY место, пропустив вперед интересную работу, семейное счастье и общение с друзьями. Это показывает, что материальное благополучие при нормальном ценностном раскладе - фактор средственный, а не целевой. Снимок с общества, где оно подминает под себя все остальные ценности, свидетельствует о глубоких проблемах этого общества. Ибо хлеб как суперценность есть показатель очень голодного человека, у человека сытого, позволяющего себе планируемый рацион хлеба, в меню может не оказаться вообще.
Здесь мы выскажем предположение, исходящее из достаточно интуитивного понимания ситуации. ( Здесь отсутствует возможность определить значениеперечисленных ценностей как цели и средства, в пилотажном исследовании не может быть учтено все, и это - вопрос более детальной проработки. Но косвенные аргументы продемонстрируют ниже, что зачастую сдвиг имеется в сторону цели. Материальное благополучие становится самоценностным (самоцелью), и когда оно достигнуто, с ним не знают, что дальше делать.)
Учащаяся молодежь - наименее ориентированная часть населения в плане осознания иерархии ценностей. Она легко поддается идеологической обработке. И выдвижение материального обеспечения в качестве целевого ориентира (что вполне возможно, хотя еще и не является доказательным фактом) могло бы означать следующее. Сейчас, на повороте истории, когда рушится прежняя социальность с ее значимыми факторами, большая часть населения оказывается сильно дезориентированной в том, на какие опорные ценности она должна опираться, идет смена приоритетов, и на изломе она может принять фактически любую навязанную модель. И принимает она (а косвенно это проявляется в декларируемых ценностных установках) ту систему ориентиров, которую продвигают наиболее широко и
интенсивно средства массовой информации и расхожая общественная психология, то, что проще и быстрее можно воспринять без особых усилий, что доступно лежит на поверхности.
Наш социально-ценностный менталитет очищен от прежних "догм" и готов принять любые другие. Ситуация - крайне благоприятная и крайне неблагоприятная, в зависимости от того, чем будет заполнен вакуум. Но, к сожалению, мы вынуждены сейчас констатировать негативную тенденцию этого процесса. Ибо государство и общество фактически устранило "идеологию" и устранилось само от рационального взращивания другой. Но свято место пусто не бывает, и пустота тут же заполняется наиболее расхожим материалом. А таковым оказывается (опять таки ввиду отсутствия целенаправленной политики социализации в работе с механизмами формирования общественного сознания) суррогатные ценности и з подвалов и подворотен "Бронксов", "Шанхаев" и прочих потоком хлынувшие на теле и киноэкраны страны, на страницы полупорнаграфических изданий, брошюр, газет, журналов, ставших наиболее расхожей продукцией, бестселлерами в витринах и афишах, встречающихся на каждом шагу. Культ богатства и насилия, красивой (и незаработанной) жизни, прорастает на почве люмпенизированного сознания духовного пролетария, и в первую очередь всходит буйными всходами в молодых душах, раскрытых на восприятие (позиция ученичества) и лишенных мудрых запретов и ограничений. Идет мощнейший процесс духовного разложения нации, и первые жертвы - это наше юное поколение.
Лозунг деидеологизации социальной жизни лишь тогда чего-нибудь стоит, когда речь идет о замене одной устаревшей идеологии другой, более адекватной новым задачам социального развития на новом витке. Устранение идеологии вообще на деле означает отказ общества от собственного воспроизводства в его социальном, т.е. человеческом аспекте. Это негласное уничтожение социального менталитета, за которым уже не остается общества, за ним - захлестывание стадного полусознания - полуинстинкта. Свидетельство тому - 13-ое место в 15 факторной шкале и 0,8% признания ценности "возможности для политической и общественной деятельности". Это не просто безразличие или непонимание, это социальный развал. Добавим сюда, что за полтора года наша реальность, в том числе и средства массовой коммуникации и информации, преуспели в пропаганде нормы жизни, в которой
социальная справедливость является производной от индивида, его личных качеств, а не является задачей государства. В этом же контексте понятна еще одна сравнительная цифра: рост рейтинга популярности творческой профессиональной самостоятельности - он поднялся с Х места в апреле 1991 г. на YI место в октябре 1992 г. Это и есть качественные изменения в системе ценностей.
Вывод - экстренный и неотложный: в пожарном, экстремальном порядке уже вчера, а не сегодня и не завтра нужна целенаправленная социальная программа формирования целевого, ценностного, эстетического пространства возрождения и формирования социально-значимых ориентиров функционирования и развития общества. Социальная наука во всех ее структурных подразденлениях, и главные социальные субъекты формирования его - образование и пресса обязаны быть приведены в состояние готовности и разворачивания широкомасштабной работы. Надежды еще есть, об этом свидетельствуют данные исследования:

ТАБЛИЦА №7

Ценность
Количество ответов
интересная работа
37,6%
нравственное и духовное самосовершенствование
14,4%
профессиональное творчество
14,4%
социальная справедливость
4,4%


еще хотя бы на декларативном уровне сохраняющие место в шкале ценностей. Если не наполнить их сейчас реальным новым содержанием, а для этого нужна специальная и напряженная работа, они уйдут в небытие даже в виде лозунгов, формальных ценностей.
Заметим: пик популярности ценности материальной обеспеченности - это возраст 18-20 лет, с 21 года и старше она либо вообще отступает на П план, либо не выступает самоценностью и делит свои Ш-IV места наряду с другими факторами, такими, как семейное счастье, интересная работа, общение с друзьями, профессиональное творчество. А это уже показывает, что ситуация меняется в принципе: материальное благополучие из самоценности превращается в средство для утверждения и выживания других. Поднять престиж интересной работы и творческой профессиональной самостоятельности, создать возможности (сейчас - тенденция умирания) для реального нравственного и духовного роста, воспитать потребность социальной справедливости, возродить ценность участия в общественно-политической жизни, при этом укрепив достоинство семейного счастья, любви, дружбы - вот основные направления новой идеологической работы как формы воспроизводства общества и воспитания новых поколений. Вспомним, что образец гражданина и человека является объектом целенаправленной работы во всяком цивилизованном обществе, включая и все современные развитые страны. Это гомеостатический ракурс общества, а не благое пожелание.
Если говорить о возможных формах работы в этом направлении (разработка форм - особая задача), можно для примера указать такой. Скажем, для поднятия престижа интересной работы, можно воспользоваться опять-таки данными этого исследования. Интересная работа в качестве ценности имеет гораздо более широкое распространение среди работающих, а не учащихся. Сравним:



ТАБЛИЦА №8

Группа молодежи
Количество ответов
работающие
19,3%
школьники
15,4%
Учащиеся ССУЗов
12,9%
студенты ВУЗов
11,7%


и добавим еще, что интересная работа в перечне ценностей у работающих занимает I место.
Здесь сразу напрашивается целый ряд выводов, рекомендаций, констатаций. Во-первых, престиж интересной работы формируется в процессе включения человека в интересную работу. Еже раз подтверждена старая, как мир, мудрость многих предшествующих поколений: приобщение подрастающего поколения к труду есть не голо прагматическая процедура увеличения семейного бюджета, а есть проверенная веками форма социализации подрастающего поколения, форма его воспитания и приобщения к истинным ценностям. Уберегая и выключая молодых людей из процесса труда из благих пожеланий, наше общество демонстрирует свою неразумность и движение вспять объективным, проверенным и подтвержденным историей процессам формирования социального. Надо шире ставить работу по приобщению детей к посильному, настоящему, развивающему труду (правда, здесь нужна продуманная и правильная политика).
Во-вторых, процесс "отключения" молодежи от истинных ценностей, в частности, через сферу труда, начинается, по-видимому, где-то с 14 лет (8 класс школы). И самую неблагоприятную картину здесь мы наблюдаем в вузовской среде. Это сигнал о неблагополучной обстановке в стенах высших учебных заведениях. Этот вопрос требует серьезного внимания и активной работы по изменению ситуации в формировании высшего профессионального эшелона страны. Лозунги, пожелания и призывы реальной ситуации здесь не сделают.
Достаточно взглянуть на распределение ценностных ориентаций вузовского студенчества:

ТАБЛИЦА №9
Ценность
Место
%ответивших
интересная работа
5
11,7
нравственное и духовное совершенствование
7
5,8
творческая профессиональная самостоятельность
9
3,4
социальная справедливость
11
2,5
возможность общественнополитической деятельности
-
0


Комментарии, как говорится, излишни. Можно еще привести возможные формы работы с молодежью по воспитанию и приобщению ее к истинным ценностям. Возьмем из исследования еще один ценностный фактор - "спокойствие, возможность ни во что не вмешиваться", и отметим немаловажную деталь. У наиболее обеспеченных материально людей этот фактор как ценность вообще не признан! Они отрицательно относятся к политике невмешательства. Вот информация к размышлению молодежи, стремящейся к материальной обеспеченности.
Невмешательство - удел людей среднего достатка и наоборот, средний достаток - удел позиции невмешательства! Надо использовать этот объективно-научный эмпирический выявленный факт в воспитательно-формирующих целях. Вот что нужно в приемлемых формах обыгрывать в прессе, стоящей на социально-ориентированной платформе "коллективного организатора и воспитателя". Вот пути совмещения интереса индивидуального и интереса общественного.
Что волнует сегодня общественные слои и группы? Решение каких вопросов получат у них одобрение и поддержку? Чего больше всего они ждут? На чем политика сможет поиметь свои дивиденды. Первая тройка наиболее значимых проблем выглядит так:
1 - рост цен, инфляция - 66,8%
2 - рост преступности - 52,8%
3 - экологическая проблема - 52,0%.

Отметим в этом ряду, что проблема № 1 - это, как было выяснено, на сегодняшний день не проблема. Пугает не сам реальный процесс с его проявлениями, а его возможные и малоизвестные последствия.
То, что в ценниках появилось два лишних нуля, мало отразилось на уровне жизни за исключением небольших и определенных групп молодежи. Так что цифра 66,8% - это скорее дань нагнетания атмосферы общественного смятения, вольно или невольно порождаемому открытыми дискуссиями специалистов, аргументирующих и обосновывающих возможные прогнозы, и в гораздо большей степени дань митинговому запалу противостоящих политических сил. Что же касается второго фактора, то, пожалуй, это проблема прочувствованная и в житейских буднях, когда уже не только вечерами небезопасно на улицах города и даже в общественных людных местах - в транспорте, кинотеатрах и дворцах культуры (последнее напрашивается в данной связи быть заключенным в кавычки), и через сообщения поступающие со слухами и в материалах средств массовой информации. Проблема № 1 относится к объективным процессам, которые складываются, протекают и регулируются не на местном уровне. Без социальной государственной политики в этом вопросе, задаваемой сверху, через государственно-правительственные решения, на местном уровне можно разве что пытаться эти проблемы как-то смягчать, если это вообще сколько-нибудь целесообразно и посильно. Проблемы же № 2 и № 3 - это факторы, имеющие не только свою местную специфику, но и возможность регулирования на местном уровне. Однако, проблемы эти достаточно сложные, не говоря уже о том, что и очень затратные - в финансовом, кадровом, интеллектуальном и прочих отношениях. Но решение их - это разумная воля государства, реализующего общественный интерес имеющимися только у него средствами политико-правового режима. Давно пора, не дожидаясь указов сверху или со стороны, изыскивать финансы и интеллектуальные кадры для разработки программы экологизации региона и достижения правовой стабильности. Здесь за эту работу необходимо браться не только непосредственным структурам и учреждениям, чьи служебным и профессиональным назначением является решение этих проблем, но и гораздо более широкая общественная система, в том числе структуры здравоохранения, социальной защиты населения, образования, науки и культуры - один в контрольно-востребующем, другие - в мобилизационно-обеспечивающем порядке. К этим проблемам имеет отношение в частности и проблема №6 "возрастание угрозы здоровью, неразвитость и бедность медицины". Известно, что медицина преимущественно и спасает положение, создаваемое тремя этими факторами, она идет за ними в арьергарде, образно говоря "подбирая раненых, оставленных на полях этих сражений". И здесь следует отметить, что безусловно, ситуация в здравоохранении у нас катастрофическая. Но без решения указанных проблем, она рискует превратиться в бездонную бочку, которая поглотит безрезультатно любые вложения. Проблемы медицины в большей степени носят следственный характер, а потому решить их без решения проблем причинного свойства принципиально невозможно.
Обратим внимание еще на 3 фактора, тесно между собой взаимосвязанных, но имеющих глубокую детерминацию и связь с главными вышеуказанными проблемами. Этот фактор № 5 "падение уровня культуры, науки и образования", № 9 "падение нравственности" и несколько на первый взгляд отстоящая от них проблема № 8 "обострение межнациональных отношений"

ТАБЛИЦА №10
проблемы
ранг
%ответивших
падение уровня культуры , науки и образования
Y
39,9
возрастание угрозы здоровью, неразвитость и бедность медицины
YI
35,1
обострение межнациональных отношений
YIII
32,6
падение нравственности
IX
27,8

Отметим, что падение культуры и образования сопряжено с падением нравственности из которого вытекает рост преступности, и обострение межрегиональных отношений (как одна из связей, но не единственная). Опять же падение науки и образования, наряду с падением нравственности (которая в числе прочих норм содержит и общественный и профессиональный долг) порождает, в числе прочих факторов и неразвитость медицины (интеллектуальную, профессиональную, кадровую). Перечень проблемных факторов условно можно разделить на проблемы индивидуальные (или семейные) и проблемы общественные. К первым можно отнести все вопросы, связанные с обеспечением выживания (цены, продовольствие, промтовары, жилье), т.е. где превалирует индивидуальный интерес, а по вторым - где превалирует интерес общественный (образование и культура, медицина - обеспечивающая общественный гомеостаз, преступность, экология, межнациональные отношения, нравственность). И можно по результатам опроса констатировать угрожающую картину. Все социально-значимые проблемы (экология, образование, культура, межнациональные отношения, нравственность) волнует в первую очередь ... школьников! Школьники, а не более социально-адаптированные или ориентированные группы населения оказались наиболее чуткими к проблемам сохранения социализации. С одной стороны, можно отметить, что школа все же на сегодня лучше других форм включения в деятельность "держит фронт" социальных факторов. С другой стороны, следует понимать, что не поддержанная за пределами школы система формирования социальных ориентиров, неизбежно сдает свои позиции факторам индивидуализации. В озабоченности падением уровня культуры, науки и образования и нравственности группа школьников собрала в 1,5-2 раза больше единомышленников, чем студенты и учащиеся техникумов, разделила первенство с учащимися ССУЗов по встревоженности проблемой роста преступности, оказалась наименее упадшей духом по поводу нехватки продовольствия, дефицита промышленных товаров и жилья. И лишь проблемы медицины (возраст!) не удостоены ею должным вниманием (7 место).
Следовательно, те же усилия, которые принимает школа по воспитанию у молодежи ценности социальных факторов, необходимо развивать и поддерживать за пределами школы. Это - проблемы других учебных и деятельных структур, воспитательной работы ССУЗов, ВУЗов и т.п.
В наиболее индивидуалистических ориентированной позиции находится работающая молодежь. Потому общественно-государственные инициативы по укреплению и развитию социальности будут восприняты ею с меньшим ожиданием, чем меры, направленные на решение вопросов и усиление индивидуализированных показателей жизни людей.
Кроме того, социальной базой поддержки и приветствия социально-ориентированных мероприятий будет среда холостяков, среди которых озабоченность всеми этими проблемами распространена в 1,5-2 раза шире, чем в среде людей, имеющих семьи. Семья сейчас больше рассчитывает на себя и надеется выжить в одиночку. В этом опять-таки наблюдается объективный уровень такого развития общества, когда общественные механизмы обеспечения выживания недостаточны и не пользуются доверием, как - то имеет место в обществе с развитыми социальными механизмами и структурой. Неспособность или ограниченность социальных связей решать проблемы людей подрывает воспитываемые школой их ценность и доверие к ним, трансформируют отношение к ним людей и в принципе могут просто уничтожить их в сознании людей как ценности. Человек теряет к ним интерес и лишь начинает заботиться об индивидуальной защите от их возможного негативного влияния. Это схема начала распада социальности. У нас свидетельства о наличии пространств такого социального некроза имеются и в данном, и в других социологических исследованиях. Социальная позиция женщин несколько превалирует над социальной позицией мужчин (культура, образование, медицина, нравственность).
При выстраивании системы социализации молодежи необходимо учитывать социально-психологические и деятельностно-групповые особенности этого контингента. Школа и образовательные учреждения, безусловно, занимают здесь ведущие позиции и по сей день. И этот факт объективен, как бы не пытался сейчас преподавательский корпус снять с себя в истинном смысле слова педагогические функции. Имеющая сейчас широкое распространение тенденция перехода от педагогической к преподавательской позиции учителей - это тревожный симптом, требующий активного вмешательства в этот негативный, с точки зрения общественного интереса, процесс. Ситуация здесь еще "не ушла", школа, по крайней мере, еще на сегодня не сдала всех позиций, и об этом свидетельствуют данные исследований по многим вопросам. Но изменение настроений в учительской среде, уже имеющий место, требует усиления соответствующей воспитательной и разъяснительной работы. Ибо при дальнейшем развитии наметившихся тенденций, уже в скором будущем можно прогнозировать не просто выпадение школы из социализирующих подрастающее поколение социальных институтов (что объективно невозможно, ввиду того, что школа является основным местом деятельности и функционирования молодежи достаточно большого возрастного интервала), а вырождение школы в фактор негативного влияния на процесс приобщения человека к обществу. (Даже сейчас уже на поверхности обнаруживаются следствия новой мировоззренческой профессиональной ситуации в учительской среде - падение авторитета школы и учителя, о чем см. ниже). В средних и высших учебных заведениях обстановка значительно хуже, и это особый разговор в заинтересованных инстанциях. Положение с нашим профессиональным образованием сейчас уже можно охарактеризовать как критическое, и меры здесь уже требуются государственного масштаба. Сейчас задача N 1 хотя бы не потерять теперь уже и школу. Причем, представляется, что работа здесь еще возможна и эффективна на местном уровне. ВУЗы и ССУЗы, по-видимому, это уже "пациенты" инстанций более высокого уровня, хотя и местный потенциал здесь можно было бы задействовать, но это пройдет, скорее всего, не раньше, чем войдет в силу муниципализация и регионализация высшего и среднего специального образования. Сейчас можно надеяться только на личностный потенциал и государственную позицию руководителей этих учреждений, но объективные результаты пока сводят к минимуму эти надежды. Есть еще по меньшей мере 4 фактора, играющих значительную (или определяющую) роль во вхождении человека в общество и придающих те или иные черты как самой форме, так и качественной определенности результата этого процесса. Это - семья, молодежные групповые и межличностные коммуникации и труд.
Молодежь от 14 до 16 объединяют прежде всего занятия спортом (28,1%) и музыка (8,9%). Все остальные организации сегодня или попросту не существуют, или не являются привлекательными для молодежи. Молодежь это ясно осознает, и в ряду волнующих ее проблем, сразу после отношений с родителями (34,4%), стоит проблема отсутствия в городе возможностей удовлетворять свои потребности в культурном, интеллектуальном, профессиональном росте. Это - практически заявка молодежи, запрос в адрес городской власти - создать такие места (функционально или на постоянной основе), где молодежь могла бы удовлетворять свои культурные потребности, одновременно общаясь со сверстниками, ведь для них быть рядом со сверстниками - 21 % (первое место в ряду причин), которые могут дать совет и поддержать в трудную минуту, т.к. сверстник - это второй человек (36,2%) после матери (44,9%), к кому обращается молодой человек в трудную минуту.
Здесь же уместно рассмотреть и вопрос об основных структурах социализации и их влиянии на человека. Отвечая на вопрос, на кого Вам хочется быть похожим больше всего,- молодые люди ответили следующим образом в порядке убывания:
ТАБЛИЦА №11
Вариант ответа
%ответивших
ни на кого
23,1
на знаменитого человека (артист, спортсмен, ученый)
13,6
на мать
13,1
на героя книги, фильма
11,5
на отца
11,3
не знаю
9,4
на брата, сестру
8,1
на взрослого знакомого
5,5
на своего приятеля, сверстника
2,9
на деда, бабушку
2,4
на своего учителя

0,5

Здесь просматривается прежде всего та же тенденция: право на свою индивидуальность провозглашается высшей формой отношения к действительности. Но дальше перечень, как в калейдоскопе, перемешал знаменитого человека с матерью и героя фильма с отцом. Такая картина есть наглядная демонстрация того обстоятельства, что семья все-таки остается сегодня основным институтом социализации, и она испытывает мощную конкуренцию со стороны средств массовой информации (сумма первого института - 24,4%, второго - 25,1%). А вот третий, традиционно-упоминаемый в джентльменском наборе, - школа (учитель) оказывается далеко на последнем месте и практически не значимым (в субъективном плане) фактором. Конечно же, школа дает знания (39,4%),умения и т.д., но меньше всего она является местом, где молодой человек может проявить свои способности (5,8%) и ему интересно (9,2%).
Далее логично было бы рассмотреть еще такой важный фактор социализации молодежи, как труд. Но его значение выходит за пределы только этого аспекта анализа. Его роль настолько фундаментальна и жизнеопределяюща, что целесообразней было бы уделить ему большее внимание. А поэтому более детально мы рассмотрим его в блоке экономических отношений.

2. МОЛОДЕЖЬ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ

Экономический вопрос - краеугольный вопрос любой политики. Для нашей страны с ее тотальным кризисом всех сфер жизнедеятельности вопрос экономический явился детонатором взрыва внешне благополучной системы, ранее сцементированной в монолит политико-административным тоталитаризмом. 30-60-е годы, будучи годами социального террора, вместе с тем, были и определенной демонстрацией "торжества побед социализма", вселявшей оптимизм в людские души ежегодными понижениями цен, появлением новых промышленных объектов, а позднее - промышленно-территориальных комплексов. Закрытость объективной информации о реальных "достижениях" и особенно - об их национальной цене, плюс идеологическая машина обработки и подачи любой информации в условиях политического террора и удушения свободного мышления, делали свое дело, обрабатывая массовое сознание в угодном тоталитаризму стиле. Но ведь и при этом - не признать этого было бы прегрешением против истины - результат имел не только отрицательную направленность, и уверенность в завтрашнем дне как один из столпов общественной психологии реально имела место в жизни советского общества еще в 70-е годы. Но раскручивавшаяся спираль неизбежного экономического кризиса не могла долго прикрываться щитами "потемкинских деревень" развитого социализма. И объективность экономических законов с неизбежностью вела к краху весь механизм хозяйствования, построенного на идеологических химерах "особенности" социалистического хозяйства. Осознание этого, к сожалению, не только пришло непростительно поздно, но - что гораздо хуже - не смогло послужить уроком, из которого можно было извлечь максимум положительного опыта. Вериги политики, приведшие экономику к краху, - заклеймленные и поруганные - лишь сменили свою форму, маятник качнулся в другую сторону, но не претерпел качественного изменения. Политика опять повисла на шее экономики, связывая последнюю по рукам и ногам, да еще и добавляя ей проблем в виде разделения и обособления территорий, хаотического разрыва сложившихся хозяйственных связей и прочее. И только теперь, в последние 3-4 года, появляются первые попытки встать на конструктивный путь. Правда, в хаосе сопровождающих их негативных социально - политических изменений пробить им себе дорогу, а тем более завоевать позитивное жизненное пространство очень сложно. Оценить их, отличив зерна от плевел, и благие намерения от благих (или неблагих) реализовавшихся мер, способствующих обретению почвы под ногами с тем, чтобы появилась возможность затем пойти вперед, на таком временном промежутке и в таком содоме нагромождающихся событий тоже дело не простое. Это трудно сделать даже действующим политическим структурам и аналитическим институтам. Но круги идут по воде, и оседают определенным - иногда запланированным, а иногда - неожиданным образом в той общественной среде, которая составляет субстрат социального организма, называемый населением. Частью последнего является молодежь, которая тоже в меру сил и возможностей оказывается причастной и вовлеченной в эти процессы, по-своему отражая их в своем сознании и выстраивая собственную (не всегда четко осмысливаемую ей) позицию. Но то, что и как будет ею принято или отвергнуто, что она возьмет, реализуя в себе, будет иметь или не иметь жизненную силу завтра или умрет без социальной базы.
В отсутствие ясно декларируемых ныне общественных целей (а в условиях нынешнего социального и политического плюрализма, наверное, такая декларация и невозможна, ибо рискует превратиться в вавилонское столпотворение), люди могут судить о них лишь по тем практическим шагам, которые оказываются возможными и не встречают действенных преград на пути. Часть из этих возможностей исходит от государственных институтов в виде законов "О кооперации", "О местном самоуправлении", "О поддержке предпринимательской деятельности", "О мерах по поддержке развития малого и среднего бизнеса" и т.п., а часть отыскивается инициативой предприимчивой части населения (хотя иногда эта самодеятельность приобретает криминальный, с точки зрения государственного интереса, характер). Но что не запрещено, то разрешено, и отсутствие общественного пресечения или наказания (а в условиях ослабления механизмов политического и правового режима такое отсутствие не всегда есть подтверждение правоты, а всего лишь нерасторопности или халатности соответствующих инстанций) воспринимается и транслируется как объективация целевых намерений социума, зачастую отождествляемого с государством.
Однако, поддерживая и оценивая государственно-оформленные шаги по формированию нового общественного уклада, люди квалифицируют в оценочном факторе собственную позицию и место по отношению к этим объективирующимся целям, тем самым как бы заявляя, в какой лагерь по отношению к этим целям они себя определяют.

Высоко оценивая тот или иной шаг, они демонстрируют если не уже активное деятельное включение в его реализацию и широкое завоевание жизненного пространства в социуме, то по меньшей мере благосклонность и отсутствие противодействия этому. Анализ мнений будет существенно кореллировать с тем, лучше или хуже люди стали жить, оказавшись вольными или невольными участниками событий. Молодежная среда в этом отношении, можно сказать, судя по данным исследованиям, находится в выжидательной позиции. Примерно на 3 равных части распалась в своих позициях молодежь в утверждении, что жизнь улучшилась, по сравнению с прошлым годом, ухудшилась и не изменилась. Затрудняющихся с ответом 11%, скорее, тоже можно отнести к тем, кого изменения сильно не затронули.


ТАБЛИЦА №12

Оценка ситуации
Данные 1991г.
Данные 1992г.
Скорее улучшилась
14,1%
26,7%
Осталась без изменений
21,9%
32,1%
Скорее ухудшилась
52,5%
28,6%
Затруднилось ответить
11,7%.
11,1%

Полученные 43,2% "уравновешенных" - это группа, которая заставляет остыть особо восторженных по поводу новаций и наших усилий в этом направлении, но и успокаивает самые черные прогнозы и стенания по поводу резкого ухудшения и обнищания жизни народа. Наличие данных опроса за 1991 год позволяет проследить изменение позиций по этому вопросу с 1991 года к 1992 году. Сравним (данные 1991 г.): налицо, как минимум, в целом увеличение доли тех молодых людей, чье положение улучшилось. Не надо большого воображения, достаточно пройти по улицам города, чтобы увидеть массу молодых людей, бойко торгующих всем и вся. Они усиленно осваивают новые образцы рыночного поведения, а в условиях "зажима" производителей купля-продажа становится не просто привлекательной сферой, в которой можно быстро "крутануться" и сорвать свой "лимон", но и единственно доступной для широкого круга молодых людей, мало интересующихся образованием и т.д.
Однако, наряду с отрадным фактом обнаружения не столь уж удручающей картины обнищания молодежи в наше очень непростое время, нельзя не озаботиться тем, какие формы деятельности для поддержания своего материального благополучия она избирает. Понятно, что мелкая розничная "лоточная" торговля всех и везде - это фактор временный и достаточно сиюминутный в историческом масштабе. История многих стран была свидетелем этого, как равным образом может свидетельствовать и за то, что рано или поздно патриархально-ярмарочные эти формы будут сменены другими.
Гораздо больше заставляют задуматься процессы, идущие в общественном производстве, и отношение к ним современной молодежи. Поскольку ясно, что не эта шапочная торговля определяет и будет определять экономическое положение нации и региона. Но этот период безвременья, в котором все же течет жизнь конкретных, именно этих людей, в условиях катастрофического ослабления и целенаправленной работы, и общественных традиций, способен сформировать "потерянное" поколение в плане формирования и нормальных форм жизнедеятельности, и нормальных жизнеобеспечивающих общественных ценностей и позиций. Надежда и успокоение, что это поколение - ничто в исторических масштабах, однако, вытесняются трезвым осознанием, что это то самое поколение, которое "сделает лицо" нашего общества завтра, т.е. будет обеспечивать нашу сегодняшнюю старость и воспитывать послезавтрашнюю молодежь. Разрушительные тенденции текущего момента, до которых у нас не доходят руки или голова, могут перерасти критическую массу, за пределами которой может не остаться ни "старости", ни "младости". Ниже мы еще нарисуем уже актуализованный в настоящем портрет молодежи, рисуемый самой молодежью, чтобы дать понять, что ситуация уже вышла за пределы равнодушия и благодушия, выражаемых в простонародье как "руки не доходят" и "авось кривая вывезет".
Итак, коренными вопросами сферы экономических (как главных жизнедеятельностных в любом обществе) являются вопросы, касающиеся производства. Какое-то время, ввиду определенной проводимой политики, они были для части молодежи не столь близкими и актуальными. Это касается, в первую очередь, учащейся молодежи, которой фактически была закрыта возможность совмещения учебы и труда, и производственно-трудовая деятельность обозначалась как жизненная перспектива, по отношению к которой учеба являлась как бы подготовительным периодом. Возможность зарабатывать на свое жизнеобеспечение в реальных производственных схемах не просматривалась, и если трудоустройство учащейся молодежи и имело место, оно носило вспомогательный, временный, полулегальный и внепрофессиональный по отношению к приобретаемой профессии (для студентов) характер. Фарцовка в студенческой среде, уборщицы, сторожа и дворники с почти высшим образованием были нормально-распространенным явлением, на которое закрывали глаза с пониманием того, что надо же молодым людям как-то выживать, если других форм жизнеобеспечения никто им предлагать не торопился. Не говоря уже о том, какой потенциал и общественный ресурс здесь растрачивался совершенно неэффективно, следует отметить и большой социально-ценностный урон такого положения дел. Для школьников были закрыты даже эти пути. Задавая и воспроизводя, закрепляя в общественном сознании как норму эти "производственные" отношения, через 20-30 лет общество получило результат, в котором обвинило тех, кого само же изуродовало. Иждивенчество, жажда легкого пути, нежелание трудиться, а вместе с ними - безкультурье, аморальность и прочее, прочее, т.е. весь комплекс факторов, в которых объективированы все наши ошибки, непонимание и нежелание, выбор "более важных проблем" и т.д..
Сегодня ситуация где быстро, где не очень, но меняется. И об этом свидетельствует не только тот факт, что купля-продажа покинула стены студенческих общежитий и вышла на улицу, присоединившись к еще большему "базару" немолодых людей. Но иногда изменения - в целом скорее положительные, имея в виду ломку патриархально-крепостнических тисков, - либо приобретают нежелательную направленность (и тогда благом является хотя бы сдерживание их темпа), либо, наоборот, имеют недостаточную интенсивность (при позитивной направленности).
Вот Комитет по делам молодежи городской администрации, исходя из правильно зафиксированной и отслеженной тенденции (исследования (март-апрель 1992г.), "Биржа", исследования по Дзержинскому району) в качестве одного из приоритетов своей деятельности выбрал поддержку предпринимательской деятельности молодежи, причем предпринимательства в самом широком смысле этого слова: начиная с естественного желания подростков иметь свои деньги и заканчивая льготным налогообложением предприятий, принимающих на работу молодежь.
Ставка на самостоятельность молодежи в решении ее проблем ставит вопрос об условиях и средствах этой самостоятельности. Предпринимательство становится главным стержнем в решении социальных проблем молодежи. Молодежь здесь не только эффективно включается в производство и зарабатывает себе на жизнь, она находит собственную форму самореализации, активизирует и актуализирует свой личностный потенциал, обогащает общество, решает проблему занятости, создания рабочих мест, создания социальных гарантий, актуализирует интерес и потребность в новейшем знании и образовании, обеспечивает молодежную политику финансово, расширяет социальную инфраструктуру города, растит в своем лице завтрашний день города, формирует в этом процессе подрастающее поколение и т.д. Через систему подготовки предпринимательских кадров привлекается лучший отечественный и зарубежный опыт, формируется новое поколение предпринимателей, ориентированное на последние достижения высоконаучных производств и их организации.

Поэтому меры по осуществлению этого направления предполагают как поддержку молодежной предпринимательской инициативы по созданию своих предприятий, так и разработку и внедрение государственно-общественных структур, деятельность которых направлена на создание или поддержку этих предприятий. А также подготовку кадров из детей и взрослых по программам, обеспечивающим организационную и коммерческую деятельность молодых людей.
Но предпринимательство как способ отношения к жизни в своих формах имеет возрастную, психологическую, деятельностную и т.п. специфику. В предельно широком контексте оно трактуется как активно-деятельностная позиция человека, готового решать свои проблемы собственными усилиями. И для подавляющего большинства молодежного контингента оно выражается во включении в производственно-трудовую деятельность. Давая в процессе трудовой деятельности подростку различные трудовые навыки или даже специальности, мы готовим его к вступлению на рынок труда и делаем адаптацию менее болезненной. С другой стороны, психологами доказано, что отношение к труду формируется во многом именно вступлением в трудовую деятельность в подростковом возрасте. В городе Оренбурге при том, что из опрошенных школьников 61% выделили жизненным приоритетом материальное благополучие, только 30% - труд, всего 53% желающих работать находят работу.
По данным статистической отчетности подростков в г.Оренбурге около 35 тыс. и каждый второй из них (данные социологического исследования март 1992 г.) хочет иметь или временную, или постоянную работу.
Однако, как упоминалось выше, необходимые социальные процедуры и институты, сформированные у нас в советское время, либо формально-бессодержательны, либо крайне незначительны, либо подлежат больше изживанию как не соответствующие разумным нормам. А потому включение молодежи в трудовую жизнь общества сталкивается в лоб с проблемой трудоустройства.
Проблема эта не только порождена спадом производства, переходом предприятий на новые хозяйственные рельсы и ростом безработицы. Она обостряется еще и спецификой молодежи как особой в этом отношении социальной группы, особо нуждающейся в поддержке, защите, специфицированном подходе к разработке и выбору методов и средств решения этой проблемы.
Применительно к молодежи (и особенно в нынешних условиях) проблема трудоустройства оборачивается проблемой безработицы. Хотя пока общая численность официально безработных не велика, среди молодежи от 16-29 - 105 человек. (Что составляет % от общей численности). Тем не менее, есть все основания полагать, что скрытая пока безработица, вскоре станет открытой, и уже сейчас надо быть готовым и к тому, что крайними здесь окажутся опять молодые люди. У них нет специальности, у них нет опыта и т.д. - основные отговорки кадровиков предприятий. Но это одна сторона медали, - другая сторона - это то, что сама молодежь не идет и не пойдет на заводы и фабрики по разным причинам, но результат будет тот же - рост числа безработных. Ведь цифры красноречиво говорят, что желаемым местом будущей или настоящей работы, в случае возможности выбора, являются совместное предприятие с зарубежным партнером - 35,3% и собственное предприятие 34,0%. Все остальные формы стоят далеко позади.
Здесь любопытна динамика изменения отношения к возможному выбору форм хозяйствования. Если в 1991 году доминировало государственное предприятие и по %, и по рангу, то в 1992 году оно уже на 4 месте и уступает по популярности даже работе по найму на частном предприятии. Это еще одно свидетельство фундаментального сдвига ценностей в молодежной среде в пользу индивидуалистской модели поведения, и не только в современном мире, но и на будущее, которое представляется радужным в "объятиях" зарубежного партнера.

ТАБЛИЦА №13
КАКУЮ ФОРМУ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ ВЫ ЛИЧНО ПРЕДПОЧЛИ?

Апрель1991,область
Октябрь 1992,г.Оренбург
Эксперты
%опрошен
ных
ранг
%опрошен
ных
ранг
%опрошен
ных
ранг
Форма хозяйствования



Гос. предприятие
20,9

I
30,5
I
5,4

Кооператив
14,9

Ш
4,9
УП
2,9
УП
Арендное предприятие
9,3


УI
11,0
У
2,1
IХ-Х
Семейная аренда
11,0


17,1
П-Ш
4,2
У
Инд. трудовая деятельность
9,9

У
9,8
У
3,8
УП
Совместное предприятие с зарубежным партнером
16,4

П
14,6

35,3
I
Народное пред. (принадлежащее трудовому коллективу)
5,8


УП
17,1
П-Ш
2,1
1Х-Х
Владение частным предприятием
4,1

УШ-1Х
8,5
У1
34,0
П
Теневая экономика
2,8

Х
0

4,4
У1
Частное предприятие (работа по найму)
4,1

УШ-1Х
1,2
УШ
5,6
Ш


Как упоминалось выше, среди подростков каждый второй хотел бы работать, это значит что желающих работать подростков оказывается 17-18 тыс. Как временный вариант на лето 1992 года были организованы штабы трудоустройства, подростков которые обеспечили работой более 1000 человек, но ухудшающая экономическая ситуация требует создания и использования постоянных рабочих мест для подростков, и в этом отношении опыт межшкольного предприятия "Оберон" уникален. Это образец из новой экономической реальности. Задействовав более 700 человек, это предприятие обеспечивает реальное трудовое воспитание подрастающего поколения в новых экономических условиях, когда многие " взрослые" не знают, как организовать свою деятельность так, чтобы и себе, и обществу, и государству было хорошо.
В этом же направлении разворачивается и сотрудничество в рамках проекта Регион-ТЭК "Дети-экология-бизнес". Нет сомнений, что именно за таким подходом будущее, потому что проблема трудоустройства и занятости подростков сейчас уже имеет замыкающую структуру - Биржу и отладить дальнейший механизм поиска и создания рабочих мест для подростков вопрос лишь времени и средств.

Но считать экономический эффект можно по-разному, не говоря уже о социальном эффекте, который мы пока считать не научились, и если механически разделить сумму затрат на одного подростка и его трудоустройство, то далеко от истины будет реальная экономическая оценка этого действия. Ведь если посмотреть с другой стороны, то эти 1800 подростков не только создавали товарную продукцию, но еще и помогали семье, а это немаловажный и значимый фактор почти для каждого пятого подростка. Но потребность подростков трудиться не должна сводиться к трудоустройству их на рабочие места, куда взрослые не хотят идти (а такой мотив приема подростков со стороны руководителей предприятий тоже факт, имеющий место), эта работа поднимется на новый, качественный уровень, когда для подростков будут организованы специальные учебно-образовательные структуры, в которых они получат азы предпринимательских знаний и будут выстраивать свою реальную деятельность с уже сформированной социальной ориентацией на рыночные отношения. Сейчас в городе уже есть такие структуры, причем деятельность этих учреждений - группа предпринимателей в промышленном УПК, городская школа юного предпринимателя, класс предпринимателей в школе № 74, - строится по социально упреждающему принципу по отношению к процессам в сфере занятости. Ведь в области из 1000 официальных безработных 90% женщины, а в школах юных предпринимателей 58% - девушки. А это значит, что они, скорее всего не пополнят ряды безработных и дипломированных безработных, которые сегодня среди молодежи от 16 до 29 лет составляют 55%. Но твердые гарантии в бурно меняющемся мире может дать только качественное, в том числе и специальное предпринимательское образование. Ведь сама молодежь (данные октябрь 1992 года) среди наиболее важных факторов, которые обеспечивают и могут обеспечить благополучие и успех в жизни, однозначно и в абсолютном и в относительном смыслах поставила образование. (64,9% опрошенных и первые места и по общему рангу и по абсолютному рангу).
И даже связи с "нужными" людьми - основа основ благополучия недавнего нашего прошлого и вроде бы сохраняющего свое значение и сейчас - уходит на второй план (43,6% опрошенных) (по общему рангу второе место и по абсолютному также второе). Но характерно, что целеустремленность по абсолютному рангу почти сравнялась со связями с нужными людьми. Очень важная тенденция, свидетельствующая все о том же индивидуализме, но осмысленном и поднятом до целостного отношения к собственной жизни и деятельности, начиная с цели и заканчивая результатом и его общественным признанием в виде денежного вознаграждения. Иными словами, проектная пока и поисковая деятельность Комитета по делам молодежи по поиску возможностей для создания полноценных образовательных структур, дающих основы предпринимательского образования (школа бизнеса и бизнес-колледж), есть прямой ответ и на вызов времени (когда просто диплом института уже не гарантия от безработицы) и ответ на социальный заказ молодежи г.Оренбурга. Работа в этом направлении, несомненно, должна быть продолжена и доведена до логического конца - создания бизнес-колледжа и университета, как замыкающего института непрерывного и многоступенчатого образования. Но все принимаемые сейчас позитивные меры, однако, зачастую не поспевают за темпами жизни, и проблемы остаются.
Из 919 человек, зарегистрированных официально на 1 декабря 1992 года в качестве безработных в городе, каждый четвертый -это молодой человек в возрасте до 30 лет. И если на 1 октября 1992 года было 105 безработных до 30 лет, то на 1 декабря 1992 года их было уже 213 - прирост более 100%. И пока нет никаких оснований для оптимизма по поводу возможного уменьшения доли и численности молодых безработных. По экспертным оценкам тенденция роста общей численности безработных будет сохраняться, а молодежь в силу ряда объективных и субъективных причин, всегда является здесь категорией с наименьшими шансами.

Сравним, как обстоят здесь дела в общем по республике (Деловой мир; 22 сентября 1992 г.) и в г.Оренбурге.
Так на сентябрь месяц в органах государственной службы занятости было зарегистрировано 64 тыс.человек в возрасте от 16 до 29 лет - или каждый третий - безработный.
Около половины молодых безработных не могут трудоустроиться в течение 4-х месяцев с момента регистрации (получения статуса), 28% - в течение первого месяца, 23% - более 5 месяцев.
Средняя продолжительность безработицы среди молодежи составляет 3 месяца. Продолжительность получения пособия по безработице у 58% молодежи составила от 1 до 4 месяцев 6 у 25% - менее 1 месяца, у 17% - свыше 4 месяцев.
По городу эти цифры выглядят следующим образом (на 01.10.92 г.) количество безработных от 16 до 29 лет - 105 человек.

ТАБЛИЦА №14
Продолжительность безработицы
Количество человек
до 1 мес.
32 чел.
от 1 до 4 мес.
53 чел.
от 4 до 8 мес.
19 чел.
от 8 до 1 года
1 чел.

ТАБЛИЦА №15
Продолжительность получения пособия по безработице
Количество человек
до 1 мес.
25 чел.
от 1 до 4 мес.
53 чел.
от 4 до 8 мес.
19 чел.
от 8 до 1 года
1 чел


Из числа безработных 57 человек являются выпускниками учебных заведений, в том числе выпускники ВУЗов - 45 человек, выпускники техникумов - 9 человек; выпускники училища - 3 человека.
Рассматривая же шире проблему трудоустройства молодежи - как вырастающую из более широкого социального контекста включения (вовлечения) подрастающего поколения в полноценную жизнь общества, необходимо констатировать, что безработные - это далеко не самая большая проблема, это только вершина айсберга, это то, с чего все остальные проблемы начинаются.
И одной из самых сложных здесь является ситуация такой молодежной группы, как подростки. Ведь молодежь от 16 до 29 лет - это далеко не вся молодежь, желающая трудиться. За порогом официальной статистики остаются подростки от 12 до 16 лет. Каждый второй из них желает трудиться, желает зарабатывать на необходимые вещи, стать самостоятельным, помочь семье (факторы опроса). К тому же, это наиболее интенсивно социализуемый возраст. Ведь, как свидетельствуют социально-психологические исследования, дети в возрасте 12-13 лет больше других подростковых групп хотят работать. Это значит, что в этом возрасте включается личная мотивация ребенка на совершение полезного действия для личности и общества. Подросток должен иметь постоянную возможность - а это самое главное для цивилизованного общества - удовлетворить свою потребность в труде. Проблема состоит в том, что в существующем законодательстве подросткам практически отказано в праве на труд. 17-18 тысяч подростков в г.Оренбурге, но даже при специальной работе городского Комитета и районных отделов по делам молодежи, создавших штабы по трудоустройству подростков в период летних каникул, в 1992 году было трудоустроено всего около 2 тысяч, т.е. 11%.
А теперь уместно вникнуть не только в голые цифры и официальные проценты трудоустроенных, но и сравнить количество и качество предлагаемых рабочих мест (вакансий) с мотивами самих подростков. И здесь вырисовывается отнюдь не отрадная картина. Так, большинство из опрошенных (опрошено 1003 человека, март 1992 года) желают работать в торговле - 57,8%, открыть собственное дело - 50%, 24,9% - в сфере услуг, и лишь 15,3% - на фабрике и заводе, и еще меньше - в бригадах по благоустройству, на сельскохозяйственных и иных подсобных работах.
При этом очень важно учитывать и личностные мотивы по которым подростки хотят работать, и картина здесь следующая:

ТАБЛИЦА №16
Мотивы
%опрошенных
для финансовой независимости от родителей
45,0%
чтобы расширить свои возможности по приобретению желаемого
36,8%
определиться в жизненных планах и выборе профессии
20,6%
помочь семье
19,6%
почувствовать себя взрослым
8,0%
занять свое свободное время
6,9%

Эта статистика наглядно демонстрирует пример личного интереса подростка, и в дальнейшем такая мотивация неизбежно приведет и приводит к семейным неурядицам. Подростки хотят работать и зарабатывать себе на приобретение желаемых вещей, а общество не способствует в удовлетворении этого желания. Как поступает всякий человек, желания которого не удовлетворяются? Он ищет иные способы удовлетворения своих потребностей. И хорошо, если найденный способ их удовлетворения будет носить не противоправный характер. А если сами подростки считают возможным для себя взять где плохо лежит (4%,опрос май 1991 г., 8,8% - опрос март 1992 г.), отобрать (2,9% - опрос май 1991 г., 2,9% - опрос март 1992 года), то стоит ли потом удивляться статистике преступности? Ведь потенциально и очень приближенно это означает, что один из ста подростков - вор, а один из двухсот - грабитель. При умножении этой цифры на 35 тысяч подростков, получаем 350 воров и около 200 грабителей (в месяц, в год?). Иными словами, государство закрывает глаза, ведет страусиную политику по отношению к своему будущему. Протяни вовремя руку помощи - помоги с трудоустройством (хотя бы, о других проблемах пока речь не идет) - и глядишь, меньше работы будет милиции и комиссиям по делам несовершеннолетних. Раньше вообще целенаправленным трудоустройством подростков никто не занимался и сегодня мы уже пожинаем плоды той системы работы (а точнее, не работы с молодежью). Что же будет дальше, если не предпринять усиленных и целенаправленных действий в сфере трудоустройства молодежи и подростков? Нужна подростковая биржа труда, специализирующаяся на трудоустройстве подростков. А на ней должны работать люди, знающие мотивы подростков к труду, специфику возрастной психологии и т.д..
Более того в г.Оренбурге имеется уникальный опыт - создание межшкольного предприятия "Оберон" ( в сферу деятельности включено более 700 подростков), образец из новой экономической реальности - соединение в единую цепочку биржи и опыта "Оберона" дает возможность реализовать многие инициативы самих молодых предпринимателей. Тогда хорошие идеи, подобные осуществленной акции летом 1992 года в рамках проекта "Дети-экология-бизнес", Комитетом совместно с Регион-ТЭК не станут одноразовыми и однодневными кампаниями, а приобретут облик некоторого социально-технологического процесса, в котором молодые инициативные предприниматели, имеющие немало плодотворных идей, при государственной поддержке в лице Комитета по делам молодежи, начнут не просто производить товарную продукцию, что само по себе уже имеет экономический эффект, но дадут значительно большее в социальном плане - новый образец экономического поведения в условиях перехода к рыночным отношениям, который объединяет реально деятельность представителей разных поколений.
Таким образом будет обеспечено проведение государственной политики в сфере труда и занятости не столько посредством одноразовых акций, которыми грешил прежний подход, сколько развертыванием структур, систематически и профессионально занимающихся реализацией предпринимательских проектов.
Бизнес-школа, инкубатор, обеспечение квалифицированных консультационных услуг позволят встать на собственные ноги молодым предпринимателям Оренбурга, которые, в свою очередь, станут собственными, а не "заокеанскими", живыми образцами для подражания и передачи бесценного опыта поколения всем желающим стать творцом своей судьбы.
Социальная поддержка проводимых государством мероприятий будет обеспечена народом, если эти мероприятия покажут свою действенность улучшением жизни людей. И сейчас уже определяются те молодежные группы, которые либо будут осуществлять современный государственный курс, либо уйдут в оппозицию, активную или пассивную. На чью поддержку уже сегодня может рассчитывать политика реформ? В первую очередь, таковыми являются работники предприятий новых форм хозяйствования - акционерные предприятия, кооперативы, даже индивидуалы, и гарантией поддержки этими группами является безусловное превалирование в них группы улучшивших свои материальные условия.

ТАБЛИЦА №17
(ответы в %)
Место работы
улучшилось
Осталось без изменений
ухудшилось
Затруд.
ответить
Кооперативы
42,9

28,6
28,6
-
Акционер.предриятие
45,5
27,3
27,3
-
Школьники
40,3

26,0
23,4
10,4

Следует отметить как позитивный факт, что в число сторонников новых процессов потенциально встают школьники. Безусловным положительным фактором здесь является появление у школьников новых возможностей для улучшения жизни: возможность включаться в трудовой процесс на школьных, малых, кооперативных и др.предприятиях. Включение школьников в труд и зарабатывание средств жизни на предприятиях определенной экономическо-правовой формы, становящееся реальным фактором улучшения их материального благосостояния, будет формировать из них сторонников этих форм хозяйствования и таким косвенным образом - будущих сторонников и реализаторов многоукладного и полиформного хозяйственного уклада. В этом отношении новые предприятия (кооперативы, малые предприятия и т.д.) являются более гибкими и покладистыми в привлечении к работе молодежи. Для них характерен меньший ригоризм в следовании устаревшим законам о труде, который сегодня иногда приобретает формы игнорирования или противозаконности использования детского труда на семейных и других предприятиях, чем государственным предприятиям, оказавшимся лицом к лицу с проблемами сворачивания производства и сокращения штатов. А потому предоставляя подросткам рабочее место, они негласно противопоставляют себя монстрам государственного сектора, отвоевывая себе настоящее и будущее приоритетное признание подрастающего поколения.
В связи с этим встает вопрос о будущности контингента производительных сил государственного сектора экономики и крупных промышленных предприятий. Закрывая перед юной частью населения двери на завод, крупно-производственный сектор не только снимает с себя социально-значимую задачу воспитания подрастающего поколения, не только исключает себя из числа социальных субъектов, желающих и способных решать вопросы повышения материального благополучия самих подростков и их семей, но тем самым обрекает себя в будущем на дополнительные стимулы по привлечению производственных кадров на свое предприятие (конечно, такими стимулами крупное производство будет располагать всегда, речь идет о том, что позднее их понадобится значительно больше, чем если бы завод стал родным предприятием человеку в пору его становления). Следовательно, чтобы не упустить в сиюминутных трудностях текущего момента перспективу существования крупных производств, отделам труда и занятости населения следует иметь в виду и сегодня решать и эту перспективную задачу. Это можно делать обеспечением квот рабочих мест на предприятиях, бронируемых для подростков, разработкой и внедрением специальных мер защиты прав труда подростков на предприятиях. Естественно, ликвидацией организационной волокиты при устройстве на работу и изживанием формализма при обеспечении трудовой жизни молодых людей.
Сегодня мы уже наблюдаем падение престижа госпредприятий, по крайней мере в молодежной среде (а она - завтрашний день всего общества). Это связано, с одной стороны, с реальными трудностями госпредприятий, влекущими и трудности тех, кто на них работает (работников госпредприятий, отметивших ухудшение жизни за последний год, почти вдвое больше, чем улучшивших свое материальное положение.

ТАБЛИЦА №18
(ответы в %)
РАБОТНИКИ ГОСПРЕДПРИЯТИЙ
Улучшилось
Осталось без изменения
Ухудшилось
Затрудняюсь
16,7
41,7
29,2
12,5

(хотя, к чести сказать, подавляющее большинство работников госпредприятий (54,2%) все же хотя бы зафиксировались на прежнем уровне). С другой стороны, это связано и с тем, что госпредприятия оказались наименее мобильными к принятию быстроменяющихся условий и форм труда. Добавим сюда средства массовой информации, отдающие предпочтение в интенсивности потока материалов новых формам (и это в известной степени положительный факт, с точки зрения реализации государственной программы диверсификации форм производства и использования средств массовой информации для внедрения в общественное сознание новых ценностей), и мы получаем 5,4% предпочитающих избрать местом работы госпредприятие. Причем половина всех
отдавших свое предпочтение госпредприятиям - это студенты ВУЗов, и здесь, с одной стороны, сказалась инерция общественного сознания, ибо именно госпредприятиям придется в основном сокращать дипломированные кадры, но с другой стороны, только крупным предприятиям будет по силам тянуть большой контингент дипломированного корпуса - видимо, эти надежды питают современного студента. Быть или не быть сбывшимися этим надеждам - будет зависеть от того, насколько заработает в нашей стране объективный закон стоимости и юридический закон о банкротстве предприятий, которые могут поставить предприятия перед необходимостью отбора не просто дипломированных, а реально высококвалифицированных кадров и сокращения дутых инженерных функциональных мест, ныне занимаемых людьми, не решающими никаких производственных задач инженерного уровня. Соответственно, понимание этих перспектив должно входить в плоть и кровь институтской жизни и ее системы ценностей. Сегодня пока институты не формируют у студентов осознанного выбора своего пути. И если пока контингент студентов держится за счет малой информированности о реальных жизненных перспективах институтских выпускников (отсутствие работы по специальности, самый высокий процент безработицы и т.п.), а также за счет кадровой инерционности перестройки структуры производительных сил, диктуемой невключенностью еще действия вышеуказанных законов производства (определенный процент вносит сюда еще имеющая довольно широкое хождение родственная протекция при трудоустройстве), то не ознакомить их с тем, что их в будущем ожидает, а тем более не перестроить внутреннюю жизнь и содержание вузовского образования с учетом новых социальных реалий - значит, сегодня закладывать основы социального конфликта между обществом и дипломированной, но не готовой к его требованиям и возможностям, молодежью.

Основные мотивационные факторы, распространенные в молодежной среде по отношению к своему трудовому статусу, лишний раз подтверждают очень слабую общественно-полезную ориентацию и уже достаточно широкораспространяющуюся индивидуализацию общественной психологии. Здесь мало упомянуть, что главным мотивом любого производственно-трудового выбора является стремление побольше заработать и стать богатым (42,8%) и стремление к максимуму самостоятельности (36,7%). Соображения общественной пользы и заботы о других членах общества не просто оказались оттесненными в арьергард, но и в своих числовых показателях - в резком отрыве от первых (8,3% и 6,9% соответственно). Это - последние крохи, оставшиеся от прежней социальности, прививавшей сызмальства как норму установку на приоритет общественного над личным. И с этой новой позиции логично признание новых возможностей для себя, если это совпадает с личным (даже если не совпадает с общественным) интересом, например, готовность уйти в теневую экономику (4,4%), причем особо распространенную среди учащихся ССУЗов и студентов ВУЗов (в числе предпочитающих несоциализованные формы хозяйствования 39,1% - студенты ВУЗов и 34,8% - учащиеся техникумов). В целом же молодежь ныне предпочитает как наиболее эффективные формы владение частным предприятием и совместное с зарубежным партнером, видя в них и способ побольше заработать, и проявить самостоятельность, и овладеть высшим мастерством и наиболее оптимальную форму оплаты своего труда. Все это - естественно, и дань моде, и дань рекламе нового образа жизни. Но сочетание индивидуализма, желания стать богатым при низком рейтинге общественной пользы и заботы о других рисует картину, с точки зрения общечеловеческих моральных ценностей внушающую крайнюю озабоченность. Ибо все эти ценности пришли через телеэкран и газету "оттуда", "из-за бугра". Но при этом за кадром остался тот факт, что "там" исторически взращивается веками и имеет широкое распространение и глубокие корни и традиции (хотя бы на уровне нравственного менталитета) обязательное сочетание престижа богатства с обязанностями заботы о ближнем (поддерживается преимущественно религиозными традициями и институтами), а также имидж богатого человека как непременно государственного или общественного человека, небезразличного к судьбе государства и отечества своего, к судьбе своего общества. У нас эти традиции разрушены, несформированы и не формируются сейчас. Следует ли ждать появления нормального гражданского общества и естественного появления этих традиций, на что, как правило, уходят века, или все же переносить на нашу почву чужие ценности нового образа жизни в комплексе с хорошими нравственными традициями? Это -
вопрос о путях и методах формирования социальных отношений, не конституирующихся в организованные институционально оформленные структуры. (Можно ли создать учреждения по формированию нравственности?). Но появление в современности за рубежом все более широкоразветвленных форм благотворительности, нравственного и культурного воспитания детей говорит о том, что, возможно, этот опыт следует изучить, проанализировать на предмет выделения рационализируемых и содержательно-деятельностных форм, а затем разработать долгосрочную программу возрождения национального менталитета на основах общечеловеческих ценностей и значимости общественного интереса не только для общества, но и каждого гражданина. То, что это должна быть специально организованная работа различных общественных структур, в этом нет сомнения (специальные мероприятия в учебных заведениях, общественных организациях, специальные общественно-молодежные движения, профессиональные акции, специальная литература, кино, тематики и рубрики в материалах прессы и т.д.). В этом тоже должно быть заинтересовано общество как в направлении воспитания своего завтрашнего социального контингента, и использовать имеющиеся социальные институты для формирования определенного уровня и характеристик общественного сознания.


И пока мы еще не покинули экономическую рубрику,отметим материальное положение молодежи. Показательным здесь является положение семейной молодежи, т.к.она уже располагает преимущественно собственным бюджетом и сама решает большинство материальных проблем своей семьи:
- 42,1% семейных молодых людей могут рассчитывать на собственный бюджет в обеспечении себя питанием и одеждой, т.е.текущим необходимым.
- 29,6% - это те кто сводит концы с концами, живет "от заработной платы до заработной платы" и проедает весь бюджет;
- 15% - живет в полном достатке (но без роскоши) как видно, ситуация не похожа на катастрофу, хотя, конечно, определенные проблемы молодежная среда испытывает на своем жизнеобеспечении. (Необходимо, однако, при этом учитывать, что довольно большой процент молодых семей, решая самостоятельно вопросы повседневного самоснабжения, как правило решают более финансово-затратные проблемы совместно с родителями. Где и как жить им приходится решать не столько самим, сколько с родителями, у которых, как правило, они и проживают. )
Наиболее проблематична ситуация лишь у 3,4% семейной молодежи, у которой доход не позволяет удовлетворить элементарные потребности. Таким образом, можно признать, что молодежь не является объектом спасения утопающего. Ее материальное благополучие - не самая большая проблема. И защита ее интересов объективно лежит не в этой сфере. 3,4% малоимущих семей подпадает под традиционные формы социальной защиты населения в виде различных пособий, льготного снабжения товарами первой необходимости и т.п. В отношении всех других категорий молодежи ущемление (а значит, защита) ее интересов лежит не в сфере материального обеспечения.

3. МОЛОДЕЖЬ В СФЕРЕ ПОЛИТИКИ И ПРАВА

Положение дел молодежи в ее отношении к сфере политики можно назвать удручающим или никаким - в зависимости от того, что принимать за благо. 78,4% молодежи затруднилось хоть как-то квалифицировать свою политическую позицию. Политика, похоже, вообще лежит в стороне от столбовой дороги движения молодежных интересов. Она не выступает ни фактором формирования ее жизненного пространства, ни способом решения ее жизненных проблем. Поэтому любые политические институты молодежи фактически являются формированиями, самой молодежью не востребованными. Основным каналом формирования политической ориентации является телевидение (76,2% назвали его главным источником формирования мнения о политических событиях).
Лозунг деидеологизации информационной деятельности в данном отношении можно считать полностью и эффективно реализованным в жизнь.
Телевидение сформировало на сегодня политически- слепо - глухонемую молодежь. Но здесь сыграла свою роль не столько устраненность нашего телевидения от политического влияния на умы молодежи (хотя отрицать и этот факт невозможно), но и объективная ситуация невключенности политических факторов и институтов в жизнедеятельность молодежи, ввиду их неразвитости, невостребованности, незначимости. Это хорошо демонстрируется и набором признанных средств, которыми молодые люди готовы действовать в отстаивании своих жизненных интересов. На вопрос: К каким средствам Вы прибегли бы в случае необходимости защиты Ваших интересов?, ответы распределились следующим образом:

ТАБЛИЦА №19
Способ действий
% ответивших
обращение в судебные органы
46,3%
собственные средства и методы, включая
насильственные
33,8%
обращение к средствам массовой информации
24,8%
обращение во властные структуры
20,0%
организация забастовки, митинги
7,9%
помощь депутата
5,4%
объявление голодовки
2,9%
затруднились ответить*
21,9%
*
(Здесь мы пока рассматриваем эти цифры в сугубо политическом аспекте. Правовая их интерпретация - в разделе "Молодежь и право". )
Интересна динамика роста по сравнению с 1991 годом всех форм протеста: 6,1% в 1991 году обратились бы в местные органы власти, сегодня таких 20,0%, 6% обратились бы в средства массовой информации в 1991 году, 24,8% - в 1992 году. Иными словами, можно констатировать определенный рост интенсивности возможных форм протеста в случае попрания прав. Но пока фактически только около 13% догадались бы усилить свою позицию через государственно-властные механизмы. Причем, далеко не факт, что позиция это - четко осознана, вплоть до знания, что во властных органах есть структурное подразделение, отделы, чьей непосредственной функцией является защита интересов молодежи всеми доступными государству средствами. В 3-х из 4-х возможных случаев, где молодой человек готов воспользоваться либо социальными (суд, средства массовой информации), либо собственными средствами, скорее, просматривается и понимание опрошенными вопроса сугубо в индивидуальном плане: если тебя (Петю Иванова) будут обижать и ущемлять, ты - сделаешь? - Подам на обидчика в суд, расправлюсь с ним сам или обращусь за помощью и защите к сердобольным и падким на обличение журналистам. Даже вопрос нашим молодым человеком понимается в совершенно исключающей политику плоскости. Он не позицию (социально-значимую или социальной группы) будет этими средствами защищать, а себя, лично.
Следовательно, формирование политической культуры молодежной среды - специальная и на сегодня совершенно не решенная задача. "Плясать от печки" можно той, что, во-первых, есть часть людей, готовых рассматривать властные структуры как место и средство решения своих проблем. Во-вторых, пусть очень маленький процент, но дает такой фактор, как помощь депутата. А значит, повышение политической культуры молодежи должно осуществляться по осмысленной программе: внедрение в массовое молодежное сознание знания и понимания о существующих институтах и структурах защиты ее интересов (широкое информирование о фактах и формах такой защиты, т.е.канал информации здесь должен быть насыщенным и постоянным, типа частой и регулярной рубрики "Государство защищает интересы молодежи", где называть вещи и расставлять акценты для незнающих и еще не способных к самостоятельному квалифицированию); специальная работа молодежного депутатского корпуса над анализом, пониманием, решением проблем нуждающейся в поддержке молодежи и в реализации программ защиты ее интересов, а также работа ответственных административных структур с этим депутатским корпусом. Здесь требуется особая и специальная работа по повышению социальной и политической грамоты этих депутатов, формированию у них государственной позиции, или если хотите, позиции государственного человека по защите интересов определенной социальной группы, а также по созданию информированности молодежной среды о наличии таких ее защитников, их поименной и должностной определенности, функциональной особенности и специализации по определенным блокам проблем.
Следует отметить, что работающая часть молодежи по этому вопросу более определена в собственных позициях (неопределившихся не 78, а 66%), что свидетельствует, что процесс реальной жизнедеятельности в той или иной сфере приложения собственных усилий и включенность этих структур в общественные отношения способствует усилению социальных ориентаций. Но отсутствие целенаправленной работы здесь и недостаточная вербальная и содержательно-деятельностная оформленность конкретных форм практики в институализированные формы и связи общества не позволяет еще констатировать должный уровень понимания, а значит и грамотного их использования в выборе форм, методов, содержания взаимодействия поведения субъекта с необходимыми социальными институтами, т.е. того, что называется социально-политической культурой населения. Задача эта, безусловно, очень масштабна и фактически совпадает с задачей формирования гражданского общества и востребованности цивилизованных форм деятельности, без которых невозможно существование института демократии. Но если демократический наш выбор и цивилизованный путь - не пустой звук и маниловщина, то эту работу необходимо программировать и закладывать в формирование новой социальности прямо сейчас, особенно в работу с молодежью как с будущим носителем этих норм. Как проблема здесь непременно встанет вопрос о традициях, без которых вживание и трансляция этой социальности - лишь очередная кампания "для галочки", а традиции, как известно, требуют большого времени. Но эпохи "на изломе" обычно очень восприимчивы к внедрению новаций, и не упустить сейчас свой исторический шанс - это задача грамотного политика и конструктивной содержательной политики. Иными словами, это и есть задача построения нового общества. Кто и какой орган возьмет на себя роль мозгового и организационного центра в этом, роль субъекта социального строительства - это вопрос, адресованный к имеющимся сейчас социальным силам, институтам, структурам, политическим и общественным движениям. Одно можно сказать, что задача архисложная, требующая решения экзистенциального порядка, и любая переоценка своих сил или недопонимание уровня задачи выхолостит любое содержание из наших намерений о построении цивилизованного демократического общества. Есть ли сейчас у нас такие общественные силы, способные взять на себя задачу объединения усилий для работы в данном направлении и способные выступить держателем этого целевого идеального плана - это вопрос на самом низком уровне политический (точнее, Политический, где имеется понимание политики с большой буквы, т.е.большой политики, исторического масштаба), а по максимуму - социумный (в отличие от ранних периодов зачатка, становления и формирования социума). По большому счету, это задача "делания истории" и поиска способного на это субъекта (коллективного, общественного - форма может иметь конкретно-исторический характер).

Понятно, что речь здесь идет о задании деятельностных рамок, точек отсчета, масштаба и критерия оценки всех наших сегодняшних начинаний и завтрашних результатов. Сегодня же наш социальный (и политический, в том числе) менталитет содержательно формируется за счет отнесенности общественного мнения к тем конкретным проблемам, которые уже проявлены, встали на повестку для обсуждения в различных инстанциях и пусть пока несистемно, хаотично и лоскутно, но воздействуют на умы людей, создавая некоторые оценочное и позиционное пространство. В спорах и отношениях к ним, люди проявляют себя как мыслящие и действующие определенным образом, реально разбиваясь на группы, имеющие свою качественную характеристику, т.е. неформально и содержательно структурируя пока зачастую большей частью аморфную и безликую массу "населения", придавая те или иные содержательные характеристики своей группе (пока практически никак организационно не оформленной), придавая абстрактному "обществу" реальное лицо. Именно в этих проблемах человек оказывается заживо задетым, и будет действовать в согласии или противодействии к принятым решениям и позициям. Таковыми проблемами являются статус и механизм формирования армии (которая, будучи сугубо фактором государственного интереса, прикасается к жизни почти каждой семьи, делая это самое "государство" реальностью здесь, у себя на домашнем пороге, наполняя эту абстракцию вполне определенным реальным содержанием); проблема интерпретации и реализации идеи социальной справедливости (у нас проходящая через уравнивание доходов граждан); проблемы собственности, свободы слова, прописки, прав на образование и прочее. И здесь уже нельзя сказать, что люди равнодушны и политически индифферентны. Тот факт, что по каждой этой проблеме высказалось по 500-600 человек говорит сам за себя. Вот это реальная, а не декларируемая политика. Политика же зачастую связывается с известными институтами и их деятельностью (заседания Парламента, поездки Президента и т.п.), именно ее особую институциональную оформленность отодвигают от себя люди, далеко не всегда понимая, что политика, пришедшая в дом в виде повестки из военкомата, начинается там, куда люди не собираются вторгаться и что они не воспринимают как фактор собственного даже индивидуального интереса. Поэтому политизация общественного сознания имеет место постольку, поскольку есть по меньшей мере декларируемая позиция по тому или иному вопросу политического звучания. Считаясь с этим как с имеющимся фактом, далее следует смотреть, насколько эта "народная политика" соответствует задачам и намерениям официальной политики. И если эта официальная политика направлена во благо и не в противовес общественному интересу, то ей далеко должно быть небезразлично, отражает ли она в каждом данном случае интересы широких слоев населения, от лица которых она действует, или отцы-политики имеют дело с несознательной массой, благо для которой приходится творить, ломая ее сопротивление и обрекая себя на непонимание и отсутствие поддержки.
В профессиональной политике и исторической деятельности в принципе возможны оба варианта, даже с разумной точки зрения, вопрос только об их соотношении, конкретном историческом моменте и формах реализации. И если конкретное государственное решение совпадает с ожиданиями народа, оно будет популярно, укрепит позиции соответствующих субъектов этого решения. Это будет демократическое решение в реальном наполнении значения этого термина. Если же из соображений государственной (читай - общественной) пользы принимается непопулярное решение, механизм демократии требует дополнительных усилий и средств для разъяснения его необходимости и завоевания в его поддержку общественного мнения. Иначе есть риск блокирования, неподчинения, бунта и т.п. мер, где все равно потребуется привести в движение государственно-политические, режимные меры, а это все равно затраты, но уже в экстремальных и неблагоприятных условиях. Здесь не обсуждается третий вариант - принятия популярных у населения мер, реально противостоящих разумной позиции во благо общества, сейчас получивших название популистских.

Для начала приведем в целом общую оценку деятельности структур официальной политики, своеобразный рейтинг популярности законодательных исполнительных органов республиканского и местного уровня. (Оценки по 10-балльной шкале).
ТАБЛИЦА №20
Уровень власти
Оценка (в баллах)
Президент
4,15
Парламент
2,79
Правительство
3,28
Местные органы
3,54

Также дадим иллюстрацию того, как оцениваются мероприятия, имеющие характер судьбоносных, закладывающих основы нового общественного уклада, с государственно-правительственной позиции. (10-балльная шкала).

ТАБЛИЦА №21
Приватизация
Оценка (в баллах)
жилья.
7,01
земли
6,83
мелких и средних предприятий
6,40
крупных предприятий
5,28

Широко не вдаваясь в комментарии, отметим лишь в целом невысокую оценку нашего государственного корпуса и наибольший рейтинг популярности Президента. А также довольно приличную оценку такого проводимого сейчас мероприятия, как приватизация, среди форм которой наиболее высоко оценена приватизация жилья, а наименее - приватизация крупных предприятий. Надо сказать, что и в том, и в другом примере относительно неплохо обстоят дела у нашего местного государственного корпуса, (П место после Президента), косвенным образом получившего и оценку своей деятельности через высокий балл приватизации жилья, которая осуществляется силами местных властей.
Вот классический пример возможного столкновения воли государства с мнением народа (в данном случае, с его молодежной частью. "Должна ли свобода слова быть ограниченной" - этот вопрос получил 30,7% утвердительных ответов (причем, полностью согласны с ее ограничением являются лишь 6,1% ответивших, 24,6% частично согласны), подавляющее же большинство респондентов возражает против ее ограничения (29,0% категорически не согласны, 26,3% - не согласны). Если здесь имеется в виду истинное значение понятия "свобода слова", а не свобода использования нецензурной лексики в общественном транспорте, то понятно, что государственно-политическое решение, будучи самым разумным, вынуждено будет принять на себя ответственность за общественную реакцию на принятые меры. Ибо не бывает неограниченной свободы слова, поскольку слова имеют организующую и формирующую силу, способны материализовать любую идею, поднимая и завоевывая массы. Есть ограниченная свобода слова для тех или иных классов, позиции и т.п. Вопрос только о поиске таких форм ограничения, при которых не был бы ущемлен позитивный интерес одной группы в отличие от возможностей "зеленой улицы" позитивному интересу другой группы. Но ограничение обязательно должно касаться обеспечения позитива и перекрывания негатива, несущего деструктивные общественные тенденции. Ограничение обязательно должно касаться попыток одной группы быть единственным субъектом общественного развития, ибо здоровый плюрализм - это фактор устойчивости и расширения ресурса развития социума. И ограничение обязательно должно выполнять социально-защитную роль, не давая свободе слова вылиться в антиобщественный произвол мнений. А чем, как не ограничением свободы слова, можно назвать целенаправленное использование средств массовой информации в организации, консолидации,
сплочении противостоящих социальных сил? Но при сегодняшнем раскладе положений и общественных позиций можно прогнозировать возможность различных антигосударственных акций со стороны населения (молодежи), стоит только любой попытке государственно-правового регулирования этой сферы приклеить ярлык ограничения свободы слова. Мы уже сегодня под маркой свободы слова сделали нормой многие деморализующие и духовно-разлагающие издания, фильмы и прочие продукты духовного производства, по отношению к которым нормальная государственно-общественная политика цивилизованных стран не боится взять на себя функции ограничителя, встречая при этом благосклонное понимание и поддержку самых широких слоев населения. Под вывеской свободы слова мы стесняемся положить конец произволу политических скандалов, поливания грязью всех и вся, включая правительство, парламент, президента, партии, движения и конкретных лиц, выступающих на общественной арене в том или ином качестве. Когда наша цивилизованность (а только в ее русле имеет право на существование свобода слова, т.е.свобода цивилизованного, культурного, социально-положительного, благого слова) научится отличать свободу слова от произвола брани? Это вопрос большой культурно-воспитательной работы.
Следующая проблема - сохранение или отмена всеобщей воинской повинности. За ее отмену - 57,2% (в том числе, полностью согласны - 40,5%), против - 21,5% (категорически не согласны - 8,6%). Мы не будем здесь касаться вопросов, порождающих эту проблему, и трудностей, не позволяющих нашему государству решить ее в популярной форме. Но можно констатировать, что желающих просчитать хотя бы финансово, во сколько это обойдется государству и каких усилий будет стоить, найдется очень немного. И ведь вопрос не только в материальном содержании самой армии (на это, может быть, сделав конверсионное усилие, еще худо-бедно бы наскребли), а в обеспечении решения тех проблем, которые худо-бедно, но еще решаются посредством всеобщего призыва, хотя уже сейчас эта форма стала источником порождения проблем не в меньшей степени, чем их решения, свидетельствуя о своей исчерпанности и невозможности уйти от необходимости кардинальной реформы. Силовая попытка хоть на время оставить все на своих местах потребует затрат, с которыми наше общество может не справиться, а разрушительный эффект от нее может превзойти все самые мрачные ожидания.
А вот проблема следующая, которая свидетельствует о том, что слухи о смерти нашего большевистского прошлого сильно преувеличены. "Должно ли государство делать все, чтобы максимально уменьшить разницу между доходами граждан" этот вопрос определил примерно равное противостояние за и против. 37,4% не согласны с тем, что государство это должно делать, а 39% считают, что должно. И сколько лет уже мы твердим про рынок, про предпринимательскую инициативу и изворотливость, про воздаяние по результату твоей активности и прочее, все равно уравнительные идеи так глубоко засели в массовое сознание, что наш казарменный уравнительно-распределительный социализм будет долго еще маячить как общество розовой мечты, вызывая лишь одни сожаления - по поводу того, что распределять поровну мало что есть, но ведь мало у всех, у всех поровну - мало. Заметим, что новое понимание принципиальной невозможности, несовместимости уравнительно-регулирующих мер государства с провозглашенным ныне путем разделяется лишь 37% населения (точнее, молодежи, думается, что старшие поколения, чья "социалистическая" жизнь имеет более длительную историю, дадут другие, более "социалистические" цифры), и, скорее, именно эта часть бывшего советского общества может говорить об осмысленном выборе рыночного пути.
По отношению к вопросу об отмене или сохранении смертной казни за тяжкие преступления наша молодежь предельно определена. За сохранение - 71,2%, против - 14,2%. Можно как угодно широко трактовать эту позицию с этической точки зрения. С социальной же точки, здесь явно присутствует и оценка факта убийств и тяжких уголовных преступлений как очень даже возможных, и понимание степени напряженности этой проблемы, побороть которую на сегодня можно только крайними мерами общественного пресечения, и, наконец, не всегда осознанное ощущение, что более цивилизованные формы пресечения у нас отсутствуют, да и не возымели бы требуемого эффекта, если бы даже были созданы. Факт простой изоляции от общества и от собственной привычной деятельности у нас еще не может выступать суровым общественным наказанием, останавливающим потенциального преступника от свершения преступления. И сколько бы не убеждали нас правоведы, что зло порождает еще большее зло, у нас еще нет уверенности (а даже напротив), что добро породит добро, а не безнаказанность уголовной стихии.
Вопрос об отмене прописки и ограничений на право выбора места можно считать практически решенным на уровне общественного мнения. этот пережиток военно-феодальной диктатуры и казарменного крепостничества эпохи "диктатуры пролетариата" (а фактически диктатуры политического тоталитаризма) предлагают отменить 60,2% и не согласны с отменой 15% опрошенных (категорически не согласны 5,6%). Законодательное закрепление права человека на выбор страны проживания поддерживают 85,8%, не поддерживают 3,4%. Этот исторический факт уже настолько созрел, что пытаться ему противостоять (тем более, что с точки зрения исторического прогресса здесь трудно противопоставить разумные аргументы в возражение против такого права) - это идти вспять гуманистическим тенденциям общечеловеческого развития.
Два следующих вопроса демонстрируют большую живучесть старых (доказывая, что старое не всегда укоренялось из дурных побуждений) тенденций и ценностей.
Вопрос "Должно ли образование, включая высшее, быть бесплатным" получил 72% голосов за бесплатность и 11,4% голосов - за платность образования. Вопрос далеко не праздный, а позиции далеко не формальные. Ибо в числе основных факторов, признанных молодежью в качестве обеспечивающих жизненный успех и благополучие, образование стоит на 1 месте и с большим отрывом от других прочих инструментов завоевания жизненного пространства дало 64,9% высказавшихся в его пользу (2 место - 43,6% заняли связи с "нужными" людьми, 3 - 36,7% - способности и талант). Здесь, видится, имеет место не простая инертность "социалистического" мышления с его большим перечнем (праведным и неправедным) разного рода привычных "бесплатностей". Нет, позиция здесь, представляется, уже более осознанная, животрепещущая. Наша молодежь уже столкнулась с платными формами образования, уже попробовала "на вкус", что это такое. И поняла, что платность образования отнимает у нее первостепенный ресурс для собственного жизнеутверждения. Надо сказать, что во всех странах, даже самых гуманистически и прогрессивно ориентированных, платность образования рассматривается как благо, как фактор, способствующий общественному и личному прогрессу и усиливающий общественный потенциал. Но надо при этом не забывать про очень разветвленную и дифференцированную сеть, систему различных социальных регулятивов, превращающих этот фактор в общественное благо. Наш отечественный, очень молодой опыт платного образования пугает своими перспективами уничтожения образования неразумными формами регуляции. И если уж не уйти нам от зла, и вопрос только в том, чтобы выбрать меньшее, то бесплатное образование - зло, но меньшее. Оно, по крайней мере, не лишает надежды на возможность состоятельности образования для тех, кому оно реально требуется как ценность. Конечно, при этом тянется огромный шлейф попутчиков и попутных проблем (например, отсрочка студентам ВУЗов от призыва в армию, которая действительно является благом, сохраняя интеллектуальный потенциал страны. Но ведь не секрет, что объективно такая отсрочка требуется лишь тем немногим, которые таким интеллектуальным потенциалом являются реально, а не формально. Но под Закон попадают сотни тысяч, превращая институты в отстойники для бездельников). При введении же платного образования без должной системы поддержки и продвижения способных, мы превращаем образование в недоступную роскошь, дозволенную лишь тяжелому карману, а он не всегда совпадает с возможностями интеллекта. Бьем по интеллектуальному генофонду нации. И в демонстрируемом раскладе мнений по этому вопросу надо услышать и реальную позитивную озабоченность общества, а не просто привычное иждивенчество.

Грамотная государственная политика поддержки и развития образования может заключаться в системе мер, на 1 взгляд противоречащих друг другу. С одной стороны, государство должно всячески сдерживая бездумно и повсеместно вводимую платность образования, с другой стороны, поддерживать и инициировать разработку и внедрение системных факторов обеспечения платного образования, без ущерба и потерь образовательного пространства общества. Политика здесь должна быть очень взвешенной и
аккуратной. "Отпускать" платные формы можно только тогда, когда готовы механизмы поддержки интеллекта, в каком бы слое жизненного обеспечения и материального достатка он ни обнаружился. Когда есть уверенность, что интеллектуал не будет вынужден пойти в дворники лишь потому, что его родители не в состоянии заплатить за его образование. Если в общественных институтах и отношениях такой системы обеспечения образования нет, то введение платного образования объективно есть наступление на коренные интересы молодежи, которые требуют их защиты.
И последний вопрос: "Нормально ли то, что безработным может стать любой человек", давший распределение позиций по следующему раскладу. Это не является нормальным, заявляют 45,5%, и является нормальным - 35,7%. (Крайние позиции: категорически не согласен с тем, что это нормально - 20,2%, полностью согласен с безработностью как с нормой - 14,2%). Самая первичная и поверхностная интерпретация этого распределения должна сказать нам, что опять-таки рыночные реалии, где безработица - не только норма, но и необходимость, еще не проникли и не укоренились в нашем ранее не- и антирыночном сознании. Поэтому рост безработицы воспринимается безоговорочно как социальное зло, наличие которого связано с недоработкой "начальства" и "правительства", и на этом всегда можно будет пожинать митинговые политические дивиденды, ругая правителей и начальников. Однако, здесь возможен другой, более глубокий смысл, имеющий уже не столь негативный оттенок, могущий стать как реальным ресурсом социального развития, так и снискания признания на сторону той или иной политической платформы. А именно, если у человека есть какое-то реальное содержание (образование, профессионализм и т.д.), то его безработность - это ненормально, с социальной точки зрения, лишь тогда, когда общество располагает малым предложением возможных вариантов его деятельностной реализации. Закрытие или сокращение одних предприятий должно быть компенсировано широким предложением альтернатив выбора нового места работы, тогда закрытие или сокращение будет нормой и не будет восприниматься как социальное зло или ущемление интересов работника. При такой ситуации безработность человека как негатив обернется не клеймом обществу, а как вопрос к самому этому человеку, имеющему (если действительно имеется) все возможности, но не желающему ими воспользоваться. Тогда "ненормальность" факта безработности человека получит не социальное, а индивидуально-личностное звучание, и не станет даже потенциальным источником социальных катаклизмов. То есть, и здесь проблема, как и в ряде других предшествующих вопросах, упирается в развитие нашей социальности, в создание системы общественных отношений и институтов (гражданского общества, если хотите).
По формам защиты своих интересов можно судить и о приемлемых формах реализации правовой культуры молодежи. И здесь еще имеет место как стихийно-митинговый произвол, так и довольно большой процент распространения силовых и противоправных (или противозаконных) средств. Так, 10,8% признают возможность использования как средства защиты митинг, забастовку и объявление голодовки. Что касается митинговых форм (7,9%), то здесь возможны варианты интерпретации этих данных. С одной стороны, митинг или забастовка требуют специальной организации, использования социально-разработанных техник, при правильно поставленном отношении. И здесь, учитывая невысокую организационную грамоту респондентов, можно предполагать декларирование своих установок без должного понимания, что для этого потребуется, т.е.без адекватной самооценки собственных сил, иначе говоря, своего рода шапкозакидательство. Такой расклад не сулит больших социальных потрясений и позволяет воспринимать эту позицию с должной мерой мудрости и спокойствия. Вместе с тем, учитывая преимущественную скученность молодежных групп, их совместную локализацию в довольно ограниченном пространстве (преимущественно в стенах либо мест учебы, либо мест проведения досуга), а также большую возможность отклика на брошенный в подходящий момент клич, мобильность, отсутствие или недостаточность взвешенных людей в этих молодежных конгломератах, необходимо в каждый данный момент все же учитывать потенциальную возможность поддержки молодежной средой предложенных ее лидерами и авторитетами лозунгов и форм. Поэтому определенный контроль и превентивные меры по воспитанию, разъяснению или сдерживанию горячих ситуаций все же необходимы.
Теперь обратим внимание на другой аспект понятия права. И если сначала мы сделали акцент на правовых формах жизнедеятельности молодежи, имея в виду возможность использования ею неправовых, или противоправных форм, стремясь здесь найти меры, нейтрализирующие негатив и стимулирующий позитив. То теперь надо вспомнить и о ее правах, которые общество должно ей обеспечить, требуя от нее взамен выполнения обязательств. Как общество обеспечивает право на труд, мы уже видели. Забегая несколько вперед, можно говорить и о проблемах обеспечения ее прав на образование, на досуг, духовный рост и прочее. Объективная ситуация свидетельствует: недостаточность обеспечения прав молодежи обществом бумерангом возвращается к нему в виде недостаточности правового поведения молодежи по отношению к этому же обществу.
В частности, возьмем такой фактор, как право молодежи на труд и образование - самые значимые, с ее точки зрения, для обеспечения жизненного успеха. Удовлетворить потребность молодежи в качественном образовании - это социальный заказ молодежи к городским властям и общественным структурам. Существующие институты, как свидетельствует та же бесстрастная статистика все меньше и меньше являются гарантом благополучия, в лучшем случае они дают диплом,с которым выпускник становится безработным. В октябре месяце среди безработных молодых людей города 43% были люди с дипломом о высшем образовании. Комитет по делам молодежи уже сделал первые практические шаги по созданию альтернативного и дополнительного образования. Эти шаги имеют не только тактические цели как-то: дать молодежи в целом новое - предпринимательское образование - (создание совместно с ГОРОНО школы юного предпринимателя, класса юного предпринимателя в школе N 74, группа в Промышленном УПК (всего 100 человек)), поддержка молодых педагогов, и в перспективе - создание бизнес колледжа, основные черты которого концептуально уже обрисованы,но имеют и жизненно важную стратегическую ориентацию. Среди молодых безработных города более 90% - женщины, а в курируемых Фондом и Комитетом школах юного предпринимателя около 60% девушки. Конечно же, обучение в этих школах не гарантирует 100%-ную их адаптацию к новым рыночным условиям,но опять-таки создает принципиальную возможность для определенной социальной группы - женщин, движения к новым моделям поведения. И если всех действительно волнует состояние нашего общества, то, как когда-то было сказано, совершенно определенно о развитости общества можно судить по тому, какое место и роль занимают и играют женщины в этом обществе. Так что создание пансиона "Машенька" - это стремление сделать женщину (пока еще маленькую девочку) женщиной в полном социальном смысле этого слова. Здесь, как в фокусе,сходятся все проблемы общества, и здесь же отношение к ним является той лакмусовой бумажкой, по которой будут судить о благополучии или не благополучии в обществе и городе Оренбурге. Уже сейчас можно сказать, что нам есть, что показать в г.Оренбурге. Поддержка этих тенденций и образовательных инициатив - критерий цивилизованности нашего общества и государства.
На сегодня у нас налицо явный дефицит понимания того, что противоправность - фактор, формируемый социальной средой, деформациями или отсутствием необходимых социальных механизмов. Что с противоправностью, по большому счету, нельзя и невозможно бороться, когда она уже есть. Это - "подставлять ножку" движущемуся поезду. Формируются противоправные явления (и поведение) условиями задолго до того, как они проявятся, а значит и устранять их надо тогда же, когда они еще существуют потенциально, в виде возможности. И понятие профилактики правонарушений - это отнюдь не пустой звук. Не бороться с существующими правонарушениями надо (хотя куда уйти и от этого?), а сегодня создавать такие условия жизнедеятельности, которые завтра не породят социального криминала. Как ни банально это звучит, но это опять - пресловутая задача социализации, которую мы все отодвигаем от себя как второстепенную в сегодняшних "суперважных" проблемах.
Лучше, конечно, если эти меры не будут носить пожарного порядка, а будут целенаправленно и последовательно реализовываться в формах завоевания авторитета и лидерства в молодежной среде, выявления и включения в позитивную работу неформальных лидеров и т.п.. Здесь возможны и развертывание практики клубов, школ, тренинговых и других форм, где сплочение и организованная работа с молодежными группами осуществляется по поводу интересующих ее проблем или деятельностей, т.е.направлена на развивающий ее позитив, где рядом оказываются взрослые, профессионалы, способные мобилизовать внимание и активизацию ее личностного потенциала на обучение, постижение чего-то нового и т.п., в процессе чего формируется авторитет обоснованного, профессионального и личностного подкрепленного взрослого мнения, представленного в лице конкретных людей или структур, осуществляющих эту работу с молодежью. К сожалению, нельзя здесь не упомянуть, наличие очень небольшого круга людей, желающих и умеющих грамотно и неформально, работать с подрастающим поколением. Поэтому выявление и максимальная социальная организованная поддержка этих людей, равно как и создание условий для вовлечения в эту сферу новых энтузиастов - задача первостепенной государственной важности, которая на сегодня очень далека от идеала своего решения. Поиск таких людей необходимо неустанно вести среди профессиональных педагогов (учителей, мастеров, преподавателей), среди спортсменов, работников УВД, деятелей науки, искусства, любых мастеров своего дела, способных привлекать молодых людей не только к своему профессиональному мастерству, но и передавать в этом процессе ценности своего образа жизни, мировоззрения, профессиональной и общечеловеческой этики. Пора переходить и к организованной работе с этими людьми, уже известными и проявившими себя, создавая и внедряя формы их общения (семинары, слеты, соревнования, выставки, лектории, мастерские, творческие площадки с ежегодными показательными отчетами как форумами профессионального общения), тем самым создавая традиции, способные привлекать в эти ряды новых людей. В этой работе требуется неформальная заинтересованная позиция и органов образования, и Комитетов по культуре, спорту, профсоюзов, творческих союзов и центров и т.п.. Сейчас в городе имеются такие центры и площадки, например, городской Центр подростков, спортивные школы и т.п., необходима консолидирующая и организационная работа по замыканию этих разрозненных, предоставленных самим себе и наедине со своими проблемами и трудностями структур в систему, с оформленными идеологическими и содержательно-деятельностными целями и шагами, т.е.практически выход на уровень уже программной воспитательной работы с молодежью. Совершенно непростительно мало оказывается внимания и поддержки новаторам-одиночкам, осуществляющим свою профессионально-поисковую воспитательную работу в учебных заведениях. Например, художники и артисты-профессионалы, пробующие по-новому поставить преподавание традиционных или новых предметов в рамках образовательных программ школ, ПТУ, техникумов и ВУЗов. Новые формы физкультурной и спортивной работы с детьми, осуществляемые спортсменами-энтузиастами тоже в школах или других учреждениях. Возрождение народных ремесел, народного искусства, вкрапленных в образовательную деятельность педагогических или художественно-деятельностных формирований, даже существующие вспомогательные предпрофессиональные или профориентационные группы школьников (педагогические и медицинские классы, школа юных предпринимателей и др.) - при специальной организации и постановке дела на системную почву имеют шанс превращения в структурные и деятельностные составляющие единой системы воспитания нашего будущего цивилизованного сообщества. Мировой опыт здесь очень богат традициями, и будучи целенаправленно изученным и положенным в основу специальной работы, может послужить хорошей отправной точкой в деле создания такой системы. Наше недавнее прошлое тоже могло бы здесь кое-что подсказать. Конечно, слеты вожатых и ежегодные семинары по обсуждению актуальных тем и обмену опытом грешили идеологической зауженностью, однако недостаточность этого опыта должна была бы стимулировать его расширение, включение новых направлений деятельности и т.п., но никак не отказ и разрушение безо всякой замены. К сожалению, в перестройке и деидеологизации мы разрушили отнюдь не только плохое. Однако, хотя бы пример Всероссийского Центра "Орленок", продолжающего использовать некоторые прежние формы (естественно, с современными поправками), когда по-прежнему осуществляются и целевые заезды - смены (например, смена олимпийского резерва, бизнес-смена и т.п.), в рамках которых активно работают и с детьми, но проводятся и семинары для взрослых-организаторов, - дают повод для размышления и разумного восприятия, даже подражания. Но понятно, что там трудности сопряжены с адресностью этих мероприятий на всю республику, иногда СНГ, с их фрагментарностью и т.п., и как раз эти недостатки, отсутствуя в региональной работе, способны давать качественно иной результат.
Тогда, когда в повседневной жизни и деятельности человек будет постоянно включен в какую-то социализованную работу, то позиция крайнего индивидуализма и потенциального криминала не будет иметь столь широкой опоры в массах (33,8% собираются в защите своих интересов бороться самостоятельно, применяя любые доступные средства, вплоть до насильственных). Пока же эта цифра, характеризующая реальную нашу жизнь, где человек чувствует себя никому не нужным, не рассчитывает на чью-либо помощь и надеется только на себя, и есть тот самый "распад социальности", о котором много говорят, но ничего по этому поводу не делают. Или защита и укрепление этой самой социальности обратит на себя благосклонное внимание наших государственных и общественных структур (Советы депутатов, постоянные комиссии, Комитеты администраций, министерства и прочее), когда каждый подъезд и каждая квартира превратятся в вооруженный дот, а по улицам можно будет передвигаться разве что в броневике? Ибо крайний вариант здесь известен и обозначен формулой "Война всех против всех, каждый за себя" (можно продолжить - "наступи на горло соседу, пока это не произошло с тобой" и т.п.), или мы опять надеемся на авось, на то, что пронесет? Но при этом не учитываем, что такого состояния массового сознания, которое складывается сейчас, наша страна в обозримом прошлом еще не знала. Характер и уровень социальных свобод строго иерархизировались в соответствии с социальной стратификацией, которая и удерживала своими социальными механизмами "своих людей" от злоупотребления свободами, до которых определенные слои просто не допускались существующей морфологией социальности. Всяк знал свое место и свою "долю" социальных свобод, что поддерживалось не только традициями, нравами и законами-предписаниями внутри страта, но и соответствующими социальными механизмами между ними. То есть, "кухаркин сын" лишь тогда мог получить доступ к определенным свободам, когда он в процессе жизнедеятельности и собственных усилий (учеба, служба и т.п.) выходил в соответствующую социальную группу, но и приобретал в этом процессе и брал на себя обязательства соответствия принятым в этой новой социальной группе нормам, ценностям, формам поведения, тем самым гарантируя культуру пользования этими новыми, открывшимися ему с его новым статусом,свободами. У нас сейчас картина принципиально иная. Формально у нас все уравнены в правах и свободах, мы все за демократию и права. Но содержательно уровень социализации и культуры у нас очень различен, а потому различна и культура (или бескультурье) пользования свободами. Поэтому, если в предшествующей истории нашей страны периоды социальных кризисов и шаткости социальных связей приходились все же на поддерживаемую традициями, культурой и прочими неформальными связями социальную обстановку, и за счет этого еще не выливались в полный хаос и произвол стадности, то сейчас ситуация качественно иная. Молодежь заброшена в суете о хлебе насущном, в поисках кирпича и топлива, мяса и водки (обсуждения которых в качестве единственно важных и значимых зачастую забивают повестки дня законодательных, исполнительных, а также местных - областных, городских, районных заседаний и сборов самого разного толка), а с другой стороны, она заполняет этот вакуум суррогатами от "свободы слова", "свободы собраний" и т.п., погружаясь в угар полной бездуховности в условиях полной бесконтрольности. Не задумываемся мы, к сожалению, над тем, что когда разрешим оргвопросы по мясу и водке, то кормить уже, может, будет некого и некому. И если исторический удел России таков, что общество в ней испокон веку "задавало" и формировало государство (а не наоборот, как в большинстве стран), то сегодня и ситуация умирания социальности (т.е.общества), и будущий ее развал должны быть приняты на свою ответственность государственными органами. Поезд, как известно, начал уходить уже во времена застоя, но легче нам будет от того,что мы найдем виноватых? Расхлебывать все равно всем нам.
Сама молодежь в этом отношении высказывает следующие точки зрения. 40,3% считает необходимым проявление большей твердости и требовательности к выполнению общепринятых норм поведения и морали. 24,0% считают, что требования к общественным нормам поведения соответствуют времени 10,4% считают необходимым смягчение существующих требований к нормам поведения, а 25% затруднились высказаться на этот счет. Эти цифры говорят о неблагополучии, независимо от того, за или против высказываются опрашиваемые по этому вопросу. 40% молодых людей испытывают на себе падение культуры общественного поведения и нравственности и высказывают, с одной стороны, позитивно-содержательное мнение о необходимости иметь это жизненное пространство, в котором может жить цивилизованный человек, с другой стороны, дают негативную оценку имеющимся механизмам обеспечения такого пространства, в которых уже требуется "завинчивать гайки" , ввиду неудовлетворительного их функционирования и недостаточности обеспечения требуемой культурно-поведенческой среды общественной жизнедеятельности. Можно уличить данную исследовательско-аналитическую позицию Доклада в тенденциозности, но показатель удовлетворенных существующими нормами и требованиями ею тоже интерпретируется как индикатор неблагополучия. Если 34,4% ответивших удовлетворены состоянием уровня общественного поведения и морали, а в том числе треть из них даже ратует за смягчение социальных регулятивов, то мы имеем свидетельство удовлетворенности имеющимся положением дел, тенденции к воспроизводству и усугублению того, что уже есть сейчас. Драки и нецензурная брань, исчезновение любых форм уважения к старшим, женщинам, представителям и структурам государства и закона - эти и множество других форм антиобщественного поведения, махровым цветом расцветшие в стенах учебных, производственных учреждений и за их пределами, во "Дворцах культуры", спорта, общественном транспорте, заведениях труда, учебы, досуга и т.д. полностью устраивают 34,4% молодежи, а 25% вообще никак не вызвали хоть на какое-то к ним отношение. 40% хотя бы не удовлетворены (хотя далеко не факт, что захотят что-то изменить или пойдут на какие-то практические шаги во изменение), остальные - поддерживают (активно или пассивно) и ратуют за усиление этой стихии. Нужны ли здесь слова? Есть ли здесь наше социальное будущее?

4. МОЛОДЕЖЬ В СФЕРЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Проведенное исследование не было посвящено специально межнациональным отношениям. Национальные отношения здесь затрагивались постольку поскольку они являются одной из сторон социальных отношений. Но выборка опрошенных по национальному признаку репрезентативна генеральной совокупности, т.е. численности и структуре населения г.Оренбурга по данным переписи 1989 года, с точностью до 1% по большим группам и 0,5% по малым. Поэтому общие данные отражают общие тенденции и настроения молодежи в возрасте от 14 до 30 лет, а вот тонкие срезы по национальностям, в силу малочисленности выборки по каждой из национальностей, за исключением русских, носят вероятностный характер. Дополнительные и специальные исследования национальных проблем могут углубить полученные данные, скорректировать некоторые цифры, но не опровергнут уже имеющиеся данные.
Среди социальных отношений, а в сегодняшний ситуации особенно, национальные отношения занимают ведущее место. И надо отдавать себе отчет, что все так называемые "национал-патриоты" имеют социальные корни в "бытовом национализме", т.е. когда любому скандалу (даже если это чисто уголовный случай) если в нем принимают участие лица различных национальностей, придается смысл этнического характера.
И здесь цифры, характеризующие разные аспекты человеческой деятельности, рассмотренные через призму национальных, дают следующую картину. Практически по каждому из компонентов общения молодые люди разных национальностей сталкиваются с "бытовым национализмом". Каждый третий отмечает грубость в общении и нежелание знакомиться с культурой, традициями других народов, стремление подчеркнуть свое превосходство во всем. Но это то, что фиксируется на вербальном уровне, а в деятельностном плане цифры здесь более благополучны. Так, отказ от общения во время досуга отметил лишь каждый 20-й (5,2%), нежелание помочь в затруднительном положении - каждый 10-й (10,7%). Но все равно, и эти цифры внушают опасение потому, что ничто так быстро не разгорается и так медленно не угасает, как конфликты на межнациональной почве.
В условиях многонационального города можно лишь надеяться, что (ср.п. 123 - взрослые) старые и давние традиции (в том числе и межнациональные браки) удержат молодежь от крайностей национализма, и национальное различие будет канализировано (отведено) в русло культурно-просветительской деятельности различных национальных центров. Но для них всех надо обрисовать контур реальных проблем, решение которых не несет национальной окраски, а более того, требует объединения усилий всех молодых людей, независимо от национальности.
Оптимизм здесь внушает и другая цифра, показывающая, что у старшей группы молодежи преобладает положительное или безразличное отношение к межнациональным бракам, а при выборе супруга молодые люди руководствуются другими принципами (образование, моральные качества, род занятий).
Рассмотренные же более пристально и в общем виде (т.е. без выделения основных национальностей - русские, татары, украинцы, башкиры, казахи) национальные отношения показывают, что имеет место и довольно-таки широко распространенное, как явление, бытовой национализм. Что очень важно подчеркнуть, так это прямую зависимость распространения этого явления от возраста, но - соответственно - и от частоты социальных контактов в различных сферах деятельности. Отвечая на вопрос, приходилось ли Вам сталкиваться с националистическими проявлениями в поведении молодежи по отношению к людям другой национальности:

ТАБЛИЦА №22
(ответы в %)
отношения
Часто
Редко
Не приходилось
14-16
лет
17-30
лет
14-16
лет
17-30
лет
14-16
лет
17-30
лет
Грубость в общении разговоре
28,9
30,5
33,1
43,2
22,0
19,6
Отказ от общения во время досуга
5,0
5,4
20,5
28,4
45,7
55,3
Нежелание помочь в затрудните- льном положении
7,6
13,1
24,1
34,4
38,8
Неуважение традиций, обычаев, культуры других народов
10,0
23,8
18,1
34,7
40,2
29,0
Нежелание знакомиться с культурой, традициями других народов

15,5
40,5
15,2
24,4
35,7
21,7
Стремление подчеркнуть свое превосходство во всем
18,6
34,7
22,3
35,1
31,5
20,9

Таким образом, рассмотрение безотносительно к какой-либо национальности (т.е. национальные отношения сами по себе) показывает, что в той или иной форме, в том или ином виде сталкиваются с проявлением национализма (надо думать, в отношении, прежде всего, к своей национальности) приблизительно от 50 до 75 процентов молодых людей. Закрывать на это глаза или занять страусиную позицию со стороны местных органов местного управления - это приближать реальные конфликты, которые пока еще не оформились и не обрели институционального характера. В межнациональных конфликтах не бывает ни правых, ни виноватых. "Теория зачинщика" есть лишь попытка оправдать начало конфликта по поводу деления реальных сфер влияния в экономике, политике, культуре и т.д.
Рассмотрим эти цифры через призму пяти преобладающих в г.Оренбурге национальных групп - русские, украинцы, татары, башкиры, казахи.
Естественно, в силу подавляющего большинства русских, они в абсолютном и относительном плане чаще всего отмечают проявление национализма, и здесь фиксируется проявление его как такового, безотносительно к русскому , т.е. каждый из опрошенных указывает на существование явления по отношению как бы к третьему участнику отношений - национальному признаку в рассматриваемом конфликте. И в этом парадокс бытового национализма: когда субъекта национализма очень трудно определить, несмотря на то, что большинство фиксирует национализм, и потому локализовать субъекта в социальном пространстве очень сложно. Есть постоянные условия его возникновения, а кто в конкретном случае станет носителем его - русский, татарин, украинец и т.д. - не важно. В фазе кристаллизации для насыщенного раствора национализма не важно, какой это национализм. В этих условиях достаточно небольшого количества экстремистски настроенных националистов, чтобы раздуть пожар межнациональных конфликтов. Далее расписаны детали различных форм отношений различных национальностей к разным процессам.
Главный вывод из проводимых далее выкладок - национализм есть всего лишь одна из форм (самая доступная и грамотным, и неграмотным людям различных национальностей) реакции на ситуацию тотального кризиса общества и распада социальности.
Так, ответы на один из основных вопросов - отношение к социально провозглашенным целям и законным средствам их достижений показывают, что молодые люди всех национальностей (рассмотрены 5 основных) имеют доминирующую позицию мятежа. Такая позиция кризиса кристаллизуется через национализм в произвол, господство силы, выяснение любых отношений силовыми методами. Такова реальность, и с ней надо считаться. Наиболее благополучный, по сравнению с другими, вариант - у татар, у которых единственных конформизм (самое приемлемое для нашего общества отношение в сегодняшней ситуации) находится в ранге на 4 месте, в то время, как у других - на 5 и 6 местах. Иными словами, с татарской молодежью теоретически легче найти компромиссы по возможным вопросам и проблемам, вынесенным для обсуждения или работая не упреждение, предлагая через имеющиеся средства для мирного обсуждения.
Ранжирование зничимости проблемы (в порядке значимости для опрешенных):
1 - рост цен и инфляция ;
2 - рост преступности;
3 - экологическая проблема;
4 - снижение уровня жизни и доходов простых людей

не носят национального характера, т.е. опрошенные разных национальностей сошлись в мнении, что надо делать в первую очередь. Но дальше возникает фактор "татарского" вопроса (и если данные нашего исследования подтвердятся, то и "казахского" вопроса). Именно для этих национальных групп обострение межнациональных отношений является следующим (4 место) за тремя вышеуказанными факторами и оттесняет по отдельным группам снижение уровня жизни. И что очень существенно, так это теоретическая близость русского и татарского населения (молодежи) и следующие за ней близость татарского и казахского (что усиливает гипотезу о возможности возникновения "казахского вопроса"). Спрашивается, что можно сделать? В данном случае для татарской молодежи? (Если речь идет пока о ней).
Остановить рост цен местные органы не могут, а вот обуздать на месте преступность пока (а может уже иллюзия?) местные органы обязаны, и это приведет к выпусканию части национальных паров.
Точно так же часть этих паров можно переключить на экологию - это по силам местных органам. Нужно только, чтоб кто-то за это взялся не как за очередную кампанию, а как за постоянную заботу и работу. И татары, и казахи, и все остальные займутся делом, а не поиском врага, который вырывает последний кусок хлеба. Корабль тонет! - Вот, что главное, и заделать, хотя бы частично, течь можно, лишь создав условия для самодеятельности молодежи по поводу повышения уровня жизни и доходов. Займите их предпринимательством - и пар националистический воплотится в дух конкуренции и заработает на общество и стабильность в городе. Обеспечит общество здоровье человеку - и нет еще одного условия для "национального" гнева. Займутся культурой (об этом кричат и общие цифры - корни там) - и не будет национализма.
В общей структуре факторов успеха наибольшая близость татар с украинцами (0,954), с русскими (К=0,945), наименьшая (К=910) с башкирами.

ТАБЛИЦА №23
Национальность
Коэффициент корреляции
(татары)
русские
0,945
украинцы
0,954
башкиры
0,910
казахи
0,920

В целом жизненная стратегия молодых татар выглядит как устремленная на получение: - образования ; трудолюбия ; инициативность ; находчивость; связи с нужными людьми, совпадающая с украинцами и русскими и отличающаяся от башкир и казахов. У двух последних стратегии менее разнообразны, что свидетельствует о меньшей возможности адаптации к изменяющимся условиям, но и одновременно к меньшей (агрессивности) экспансии во все сферы жизни общества. А это, в свою очередь, может породить антитатарские настроения в среде башкир и казахов из чувства зависти.В то же время эта экспансия может восприниматься негативно и русскими, и украинцами, в силу схожести позиций и, следовательно, конкуренции интересов. В неуправляемой форме это чревато конфликтами.
Думается, что здесь - одна из ниточек в клубке межнациональных отношений. Нужно либо по принципу спроектировать разрешение этого конфликта между представителями этих позиций в одном социальном пространстве, либо в физическом пространстве будет происходить разделение этих групп и растаскивание всех сфер по национальному признаку с помощью силы и оружия.
Структура возможных форм протеста в случае ущемления жизненных интересов.
Наиболее близки позиции татар с русскими и казахами, но эта близость очень настораживает при незначительной доминанте такой формы защиты, как обращение в судебные органы - что вполне социально приемлемо, но на втором месте у этих трех национальностей - самостоятельная борьба всеми доступными средствами, в том числе и насильственными. Это очень тревожный сигнал об общем росте агрессивности, и традиционные способы снятия напряженности и поиска справедливости - обращение к органам власти, помощь депутата, средств массовой информации - перестают работать. Ставка на силу как способ решения конфликта очень опасна. Какие институты могут снять напряженность? Практически из существующих никаким властным структурам нет доверия и веры, то же можно отнести и к законным (на сегодня) средствам.
Выход - усиленно и оперативно строить пространство - круглый стол - по поводу не существующих, а точнее скрытых, но уже начинающих проявляться национальных позиций и противоречий. Культивировать идеологию партнерства и демонстрировать ее на
практике, причем немедленно. Отметим также, что деление по политическому признаку сейчас предпочтительнее, чем деление по национальному. Первый путь ведет к парламентаризму и демократическим формам (хоть и не сразу), а второй с неизбежностью создает "Карабах по-оренбургски".
Единственным институтом, который пока реально влияет на позицию молодежи, остается семья, и у татарской молодежи здесь есть важное различие в позиции к межнациональным бракам. Если у всех преобладает безразличное отношение к ним, то у татар положительное отношение к таким бракам стоит на первом месте. Хотя в целом, кроме казахов, 80-85% молодежи относятся или безразлично, или положительно к межнациональным бракам.
В целом ситуация диктует: нужна городская концепция и программа управления межнациональными процессами, а молодежная программа должна быть ее существенной составляющей.

5. НРАВСТВЕННАЯ, ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ КУЛЬТУРА МОЛОДЕЖИ

Нравственный аспект ценностной ориентации молодежи содержится в любых видах жизнедеятельности, поэтому выделить его "в чистом виде" довольно сложно. Это обстоятельство определило наличие нравственно-ценностных факторов фактически во всех блоках рассмотренных отношений. Но, тем не менее, выделенные социально-деятельностные сферы еще не исчерпали всех черт нравственного портрета молодежи, и именно этот последний мы позволим дать самой молодежи, сталкивающейся с этим объектом непосредственно и чаще других.

Что же видит сама молодежь в себе, как рисует свой образ? Что считает внутренней природой своей?
ТАБЛИЦА №24
(ответы в %)
Характеристики современной молодежи
% ответивших
стремление жить сегодняшним днем, не думая о завтра
50,5
эгоизм, индивидуализм, пристрастие к спиртному
39,0
пассивность в общественной жизни
34,0
равнодушие к учебе и работе

32,6
потребительское отношение к жизни и людям
32,1
стремление к пустому времяпровождению
30,7
неуважение к людям старшего поколения
24,8
честность, принципиальность
8,4
чуткость, отзывчивость
8,3
Первые 7 позиций кричат о помощи, о необходимости экстренных спасательных работ. Кого же мы растим? О сохранении кого печемся? Решаем важные вопросы о заботе, защите, помощи? "Пробиваем" дотации, распределяем "подарки"? Что здесь выбрано и поставлено на карту нашего общественно-политического энтузиазма? Стремление жить сегодняшним днем или пристрастие к спиртному? А может, потребительское отношение ко всему или стремление к пустому времяпровождению? Во имя чего копья ломаем, распределяем крохи тщедушного общественного продукта? Ведь ситуация вопите о том, что кормежка - то взращивает какого-то монстра, и чем лучше мы ищем, чем ему брюхо набить, тем лучше он растет и развивается? Здесь трудно удержаться на холодной научной объективности, бесстрастно препарируя смертельно больное общество. Мы сегодня говорим о социальном неблагополучии, но понимаем ли, что грядущее его страшно? Что сегодня если и имеем что-то положительное, то лишь то, что взращивалось не нами - в предыдущие десятилетия, и в лице старших поколений удерживает сегодня (пока!) социальную лодку на плаву. Сами же сегодня растим своих могильщиков (дай бог, чтоб не в буквально-персональном виде). Обществу уже пора создавать Комитеты общественного спасения, оно же изыскивает средства, чтобы осуществить "всеобщую ваучеризацию - оперативно и в срок". Говоря в эмоциональных категориях (иначе нельзя, когда видишь, смертельные судороги) - театр абсурда! Есть ли понимающие этого? Посмотрите не слепо на свое подрастающее поколение. Его черты - вот они, в таблице. Молодежь рисует свой собственный портрет.
С чем она связывает свои надежды в жизни, на что ориентируется в представлениях о возможных средствах достижения жизненного успеха?

ТАБЛИЦА №25
средства достижения жизненного успеха
% ответивших
образование
64,9
связи с "нужными людьми"
43,6
способности, талант
36,7
трудолюбие
32,6
целеустремленность, решительность
32,1
отзывчивость, доброта, чуткость
10,0
бережливость
9,4
забота о себе (эгоизм)
5,6
принципиальность
4,6
активное участие в общественной жизни


2,5

Отраден факт хотя бы декларативного признания значимости образования, трудолюбия, целеустремленности. "Декларативность" же здесь напрашивается в сочетании с другими, уже известными позициями. При высоко заявленной ценности образования, откуда равнодушие к учебе? (Смотри предыдущую таблицу). Проинтерпретировать это хотелось бы позитивно, то есть, не уличать респондентов в противоречии и лжи, а понять, какой факт делает совместимыми эти 2 позиции? А таковыми является реальный облик образования, который на сегодняшний день задачу обеспечения успеха может выполнить только формально, но в сочетании со "связями нужных людей" худо-бедно может решать эту проблему и содержательно. Отсюда и понимание значения "образования", за которым кроется "получение диплома", что и обеспечивает истинную цену этого фактора, а во всех других интерпретациях порождает скуку и равнодушие. Вот связи с "нужными" людьми на сегодня еще (а возможно, всегда) - не формальная, а реальная ценность, которая фактически перекрывает содержательно и первый фактор. Кстати, эту ценность не всегда нужно воспринимать критически. Оттенок аморальности он несет тоже сугубо конкретно-исторически. Он плох лишь там и постольку, где и поскольку протекционизм "нужного человека" подменяет реальный уровень таланта, трудолюбия, образованности, культуры. Когда позволяет "пролезть" к общественной "кормушке" серости и никчемности, обедняя фактом своего наличия как общество (дозволяя растрачивать его материальный и не усиливая его деятельностный ресурс), но и саму эту "серость", которая, возможно, таковой стала лишь потому, что изначально ей было известно о существовании "толкачей" и не было необходимости напрягаться, мобилизовываться, растя себя "антисеростью". Не секрет, что этот факт у нас имеет достаточное распространение, являясь каналом ослабления социального потенциала нашего общества.
Но у проблемы этой ведь имеется другая история, интерпретация, оценка. Если же под "нужными людьми" подразумевать субъектов, социально-ориентированных, с государственным подходом к делу, да еще выступающих не только со своей личной позицией протекционизма, покровительства и помощи истинным талантам, истинно целеустремленным и работоспособным, а еще и оформленной в соответствующие общественные структуры, отношения и нормы, то это есть действенный канал как формирования общественного ресурса и усиления его потенциала, так и социальная поддержка, или механизм социализации, подрастающего поколения в истинном позитивном смысле.
Два других приоритетных фактора - способности и трудолюбие являются личностно-отнесенными характеристиками, и играют свою инициирующую роль (или наоборот порождают пассивность) в зависимости от самооценки субъекта. Если он считает себя способным и заставит себя быть трудолюбивым, веря, что этих средств достаточно для достижения успеха в жизни, он может (при адекватной самооценке) стать деятельным субъектом. Если нет - то уйдет в пассив. Здесь необходима социальная работа (если мы не хотим потерять этих людей как социальный ресурс - а в этом общество должно быть заинтересовано) по адекватной самооценке, самоориентации и направлении этой деятельности вовремя в нужное русло и в нужные формы. Здесь обязательно необходима социально-психологическая, психолого-педагогическая работа с молодежью для работы в этих ценностных установках и обращения их во благо этим людям и обществу в целом. Кроме того, нужна содержательно-деятельностная поддержка, своевременное включение молодых людей в какие-то (желательно индивидуально-определенные) виды и формы деятельности, посильные и способные удовлетворить по какому-нибудь параметру (материальный, профессиональный, познавательный и др.) интересы, где молодой человек получал бы подтверждение своей позиции не на словах, а на деле, добиваясь своих маленьких жизненных успехов сейчас, рано, даже с 12-13 лет, проверяя свое понимание ценностных ориентиров и утверждая их в себе.
Обратим внимание и на нижнюю часть таблицы. Активное участие в общественной жизни замыкает таблицу средств достижения жизненного успеха. Объяснение этому фактору дано выше, но его устойчивое замыкающее место говорит о непаханной целине этого направления работы. Наиболее непопулярными, т.е.признанными наиболее недейственными в достижении жизненного успеха, являются сегодня, в понимании и оценках нашей молодежи, принципиальность, бережливость, чуткость, отзывчивость и доброта. Заметим, что это все сплошь - личностно-моральные факторы. Да, мораль к делу не подошьешь - такова наиболее распространенная у нас сейчас нравственная точка зрения. Если совместить, например, эти факторы с головными в таблице ценностей, то получается, что образование несовместимо с чуткостью, отзывчивостью и добротой. Из этого же можно понять, что в отношениях с "нужными людьми" эти характеристики никак не предполагаются. Смелость и решительность не сочетаются с принципиальностью. Перечень можно продолжить. Вывод один - или такова наша реальность, или осмысленности даже в наблюдаемых и в общем-то правильно фиксируемых факторах очень мало. Обыденное мышление плохо простаивает эту логику, взаимосвязи одних фактов с другими. Прогноз здесь такой, а из него и рекомендации. Часть абстрактных и формальных установок будет наполняться новым реальным содержанием (дай бог, чтобы нашими молитвами - позитивным содержанием) и простаивать видимую связь реальных и уже замеченных ценностей с теми, которые еще не видятся и не воспринимаются молодежью как ценности, т.е.движущие факторы успеха. Но осмысленность в этот процесс можно и нужно закладывать через образование, культуру, целенаправленное влияние прессы, телевидения и т.п.. Уже сейчас задача трудная, но решаемая. В конце концов, облик американского супермена, которого невозможно помыслить иначе, как с блистательной улыбкой, в безукоризненном костюме и заметим! - с безукоризненной нравственностью (этика современных ценностей - в большой мере порождение капитализма, осознавшего нравственность не как благое пожелание, а как неизбежное средство выживания) - есть порождение как рекламы (что есть на поверхности), а гораздо больше - длительной, систематической и целеустремленной воспитательной работы и обработки массового сознания. Не позаимствовать ли нам у них, наконец, позитивный опыт, в наших позитивных целях?
Досуг все еще по традиции считают второстепенной сферой, где, якобы, человек отдыхает, а, следовательно ничего полезного для общества не создает. Но в нашем случае он выдвигается в разряд первостепенных. Ведь правильно понятая социальная функция организации досугового пространства и времени вскрывает первостепенность ее именно с точки зрения воспроизводства человека как личности. Мало того, что именно здесь человек набирается сил, которые затем и потребляются, в первую очередь, в собственно производственной сфере, и это означает, что плохо или неправильно организованный досуг не воспроизводит человека даже как рабочую силу, делая его неспособным производить ни материальные, ни духовные ценности. Но кроме этой общей для любого человека позиции, досуг для молодого человека играет особую роль. Можно даже сказать, что досуговые формы, в определенном смысле, для некоторых возрастных интервалов являются определяющим способом жизнедеятельности и становления социализованного индивида.
В нашей стране долгое время господствовал не технологичный и, по сути, неправильный подход к организации досуга населения в целом и молодежи, в частности. Этот подход каждый ощутил на себе, когда массовик затейник изо всех сил стремится расшевелить публику, а та и не знает что и как ей делать. Эстетические установки и ценности нашей молодежи формируются и реализуются формально в выборе тех или иных форм досуга и времяпровождения, а содержательно - в выборе тех или иных форм и жанров искусства и литературы, которые они посещают, читают,потребляют. Здесь сегодня следует отметить превалирование потребительски-пассивных форм. Так, при указании форм проведения досуга главное место занимает телевизор.
ТАБЛИЦА №26
форма проведения досуга
% ответивших
смотрят телевизор
46,1%
общаются с друзьями
35,3%
занимаются домашними делами
32,6%
слушают пластинки и магнитофон
28,0%
читают художественную литературу
26,9%
гуляют с друзьями
20,5%
имеют хобби и занимаются любимым делом
19,8%
ходят на дискотеки
18,0%
занимаются спортом
15,5%
не знают, чем заняться, просто отдыхают
15,5%
читают газеты и журналы
11,3%
тусуются в парке и на улице
8,8%
смотрят видео
6,7%


Общение с друзьями и занятия домашними делами составляют, вместе с телевизором, тройку приоритетов в проведении свободного времени. Самыми непопулярными являются видео, тусовки (не путать с прогулками в обществе друзей по городу) и чтение газет и журналов. Хобби и спорт заняли, соответственно, 7-ю и 9-ю строчку в таблице рангов. Общение с друзьями увлекает почти половину всех молодых людей (эта форма досуга отмечена ок.20% из всех принятых в молодежной среде форм). Заметим, что телевизор, пластинки, книги - это потребление культуры, а это около 30% всех ответов. 7,5% ответов - вообще пустое убиение времени. Около 30% ответов отмечают хотя бы какую-то активность (ходят в гости, гуляют с друзьями, ходят на дискотеки или занимаются спортом).
Понятно, что выбор форм досуга - показатель в большой степени возрастной. Например, тусовка в парке или на улице приемлема как способ времяпровождения только в очень молодом (до 20 лет) возрасте и наиболее распространена в среде 16-18-летних. Прогулки с друзьями по городу - до 22 лет, но наиболее распространены у 15-20 летних. Общение с друзьями - ценность от 16 до 21 года, хотя, в отличие от первых двух досуговых форм, "умирающих" после достижения определенного возраста, ценность этой формы досуга сохраняется во всех возрастных категориях. Чтение газет и журналов начинает привлекать людей после 22, а особенно с 25 лет и старше. Прослушивание музыки в пластинках и магнитофонных записях предпочитают юные, от 14 до 19 лет, хотя сохраняется интерес к этому занятию до 26-27 лет. Дискотека как полноценная форма досуга принимается исключительно самыми молодыми, от 14 до 20 лет, после 23 лет люди на дискотеки уже вообще не ходят. Интерес к художественной литературе имеет свой взлет и падения. Наиболее высоко котируется чтение художественной литературы сперва в возрасте 14-15 лет, затем интерес несколько падает, и снова возобновляется после 25 лет. Телевизор завоевал, как уже говорилось выше, самую высокую ступеньку в таблице рангов, и ему отдают свое почтение и предпочтение все возрастные группы. Занятия спортом заинтересовывают людей старше 17 до 24 лет, домашние дела занимают время у 14-15-летних, затем наблюдается спад, а с 20 лет и старше они превращаются в одну из ведущих форм проведения свободного времени. Видео, будучи еще технически не очень доступным фактором, мало для кого является основным досуговым средством. Наконец, незнание, чем заняться, довольно устойчиво характеризует молодых людей от 14 до 24 лет, особенно в возрасте от 15 до 19 лет.
Эта информация может быть очень широко использована при желании или намерении влиять на процессы организации досуга молодежи. Так, отвлечь, скажем, 16-18-летних от праздных и зачастую криминогенных тусовок можно специальной организацией адресных возрастных телепрограмм или распространением форм музыкального общения. Людям с 20 лет и старше необходимо облегчать домашний труд, занятия которым занимают большую часть досугового пространства. Для молодежи 15-19 лет следует шире разнообразить,ее надо активно информировать и включать в различные формы деятельности, чтобы не только рационально и эффективно занять ее свободное время, которое она сама не знает, чем занять, но и научить организации и построению своего досуга. Учитывая, что наиболее читающей художественную литературу является молодежь 14-15 лет, следует соответствующим образом контролировать и формировать фонд доступной литературы, заботясь о его широте, полноте, качестве. Можно практиковать формы литературного общения для этого возраста. И так далее.
Семейная специфика переставляет ценности. И если на 1 месте у холостяков стоит телевизор, то у семейных - домашние дела. Прослушивание музыки входит в тройку приоритетов у холостяков (после телевизора и друзей), а семейные отдали этому всего 5% голосов и поставили на 7 ступеньку. Тусовки, прогулки с друзьями, дискотеки, спорт - здесь везде можно наблюдать преимущественно несемейную молодежь. Семейные больше общаются с друзьями, читают газеты и журналы, читают книги и отдают дань своему хобби. На тусовках и прогулках, на дискотеках и видеовечерах проводит время учащаяся молодежь. Работающая - общается с друзьями, занимается любимым делом, читает газеты и журналы, занимается домашними делами. Из учащейся молодежи больше всего тусуются в парках и на улицах школьники, популярность общения с друзьями возрастает от школьников к студентам (7,6 - школьники; 11,4 - учащиеся техникумов; 15,0 - студенты). Газеты и журналы больше занимают время у студентов вузов, а меньше всех - у учащихся техникумов. Прослушиванию музыки наиболее отдают дань школьники, но к вузу это увлечение остывает (14,2 - школьники; 10,9 - ССУЗы; 8,0 - ВУЗы). Чаще других посвящают себя любимому делу школьники, менее всего - техникумовцы, зато на дискотеках последних вы встретите чаще других. Художественная литература наиболее распространена в среде школьников, наименее - среди студентов ВУЗов, а спорт, наоборот. По уровню доходов, любопытно отметить разницу в формах досуга у самых обеспеченных и самых малообеспеченных респондентов. Первое место в обеих группах "взял" телевизор, на 3 место вышло общение с друзьями. А вот различия: на 2 месте у малообеспеченных - домашние заботы, а у высокообеспеченных - музыка. На 4 позиции у малообеспеченных - художественная литература, причем заметим, что ее поклонников здесь почти в 3 раза больше, чем среди высокообеспеченных, которые поставили ее на 8-10 места, зато занятия спортом, занявшие 4 строчку у высокообеспеченных,снискали благосклонность у вдвое большего числа людей, чем это имеет место в группе малообеспеченных, для которых спорт находиться на 9 месте. Таким образом: "бедные" больше читают (напомним, что это преимущественно школьники), а "богатые" больше занимаются спортом. Чтение газет и журналов одинаков непопулярно и у тех, и у других, "обеспеченные" в 5 раз больше приобщены к видео, но вдвое меньше их бывает на дискотеках, наконец, их вдвое чаще можно уличить в праздном времяпровождении и незнании, чем заняться. Кстати, отметим, что праздность и незнание, чем занять время, стабильно возрастают по мере повышения обеспеченности людей.
В последнем - просматривается довольно тревожный синдром, хотя он и согласуется с размышлениями по предыдущим блокам вопросов. Обеспеченность людей расхолаживает: они "сдают" по всем содержательно-позитивным позициям: меньше заняты любимым делом, меньше читают, меньше занимаются домом (если только под "домом" не понимать бытовую рутину), больше тусуются, гуляют, занимаются музыкальным прослушиванием, спортом, видео, больше не знают, куда себя деть в свободное время. То есть, обеспеченность больше выглядит не как средство, снимающее с человека проблемы и позволяющее посвятить себя полноценному делу и отдыху, а самоцель - достиг, а дальше что? Куда это деть? Слоняться без дела! Так что новоявленным нашим нуворишам еще только предстоит осваивать культуру времяпровождения и досуга, превращая свою обеспеченность в ресурс для саморазвития. Огромное поле для работы!
Организация общественно-приемлемых и общественно-положительных форм досуга - это работа, требующая высокой информированности о специфически - групповых ценностях, вкусах, пристрастиях, а также грамотного построения не только в плане используемых и распространяемых форм, но и в плане направленности на общественное и личностное благо, на развивающий режим. Естественно, что и в этой сфере надо идти к новым образцам, переходить к принципу поддержки самодеятельности и самоорганизации досугового пространства молодежью. И тогда, казалось бы старые формы организации досуга, наполняется новым содержанием, причем таким, которое опирается не только на отрицание старого, но и восстанавливает, возрождает традиции наших предков. Но для этого эти традиции, как минимум, надо знать и очень умно вписать в реалии дня сегодняшнего, чтобы это не выглядело, по принципу, экзотическим и вымирающим жанром. Поддержка творческих центров именно такой направленности, стимулирование их через различного рода участие в конкурсах - нелегкий и не короткий путь к культурному досугу, но даже самый большой путь начинается с первого маленького шага. И если, по принципу, сегодня не начать учиться "ходить в досуговом пространстве", это значит заблудиться и в дебрях национальных отношений, ведь в том же опросе (октябрь 1992 года) 40,5% - абсолютное большинство - отмечают как часто встречающееся явление нежелание знакомиться с культурой, традициями других народов. И это реальная проблема, от решения которой во многом зависит будущая нормальная жизнь города. Стоит ли лишний раз объяснять, что для молодежи, объективно, как выше уже было указано, выключенной из производственной деятельности, сфера досуга является определяющей в формировании социальных отношений во всех сферах жизни общества, и только через привлечение к реальной деятельности по обмену культурными ценностями в досуговом пространстве государственная молодежная политика сможет разминировать мины замедленного действия - "национализма". Ведь сегодня каждый третий из опрошенных отмечает как часто встречающееся в поведении молодежи стремление подчеркнуть свое национальное превосходство.
Для города Оренбурга с его традиционно многонациональным населением осознание недопущения перерастания роста национального самосознания в национализм возможно опять-таки лишь через демонстрацию новых культурных образцов общения молодых людей в рамках единого культурно-исторического пространства, и дух соперничества и сотрудничества одновременно переместится из национальной плоскости в творческую, не имеющую национальных границ, а принимающую как принцип собственной организации самобытность личности творца.
В этой связи, особое место занимали и занимают средства массовой информации и коммуникации. Ведь в фестивалях, конкурсах принимает участие все-таки ограниченное количество людей, а вот сделать всех соучастниками, заставить сопереживать, сочувствовать и приобщаться к новым формам культурного общения могут средства массовой информации. Но на сегодняшний день, при всем, казалось бы, обилии таких средств на городском уровне программ специально адресованных и выполненных на высоком профессиональном уровне, практически нет. Отдельные попытки
"Региона" и "Планеты", ввиду чисто коммерческой основы деятельности их, не являются решением проблемы, они в лучшем случае гоняют те видики, которые хочет видеть молодежь. Но такое видение своего места в удовлетворении реальных информационных потребностей молодежи обрекает создателей таких программ на ситуации излишества присутствия каких-либо комментаторов, корреспондентов и т.д..
Телевидение, и прежде всего государственное, а его в том или ином случае смотрят 72,4% молодежи, через создание городской телестудии "Свой стиль" должно удержать курс именно на создание своего стиля, своего образа жизни, а не демонстрировать бесконечные второсортные и малоудобоворимые, даже с точки зрения самих западных производителей этой продукции, "боевики",детективы и прочие ужасы, которые ежедневно смотрят более 60% молодежи, поклонников "Региона" и "Планеты". И роль в "вестернизации" образа жизни молодежи нашего города этих демонстраций не так уж безобидна, этот вопрос требует специального изучения, (и, главное, это - широко распространенное явление). Индивидуализм, в худших его проявлениях, все больше и больше становится нормой поведения молодежи. Но такая бесстрастная констатация и более того, осознание необходимости осуществления перехода именно через индивидуализм, что диктуют рыночные отношения, к новым формам организации жизни общества и города, не должна приводить к параличу коллективистских форм и норм организации жизни. Ведь только через обуздание индивидуализма общество приобрело свою историю и культуру, стало обществом в полном смысле этого слова. Идет возврат (откат) к варварству, и не осознавать этой опасности обществу непозволительно. Вот почему молодой человек должен иметь доступ к самой разнообразной информации о месте и времени организации коллективных форм проведения досуга (спорт, кино, выставки и т.д.) и возможность получения любой информации по любому волнующему его вопросу. "Стол справок" станет его верным спутником в личной жизни.

Из видов искусства, которые избирает молодежь, это, в первую очередь, зрелищные виды.

ТАБЛИЦА №27
виды искусства
% ответивших
современная эстрада
61,6
кино
54,5
книги, литература
49,7
рок-музыка
19,0
классическая музыка
14,0
театр
12,3
живопись, скульптура
11,1
фотография, киносъемка

11,1
балет, хореография
7,3
декоративно-прикладное искусство
6,0
ничего не интересует
1,3

Интерес к эстраде реализуется преимущественно в формах просмотра телевизионных программ и посещения дискотек (37,5%). Интерес к кино, несколько уступающий в популярности эстраде, зато несколько чаще сподвигает человека на посещение кинотеатров, которые в молодежной среде лидируют как форма проведения досуга (38,4%). Рок-музыка, имея достаточный уровень популярности (нечужда каждому пятому), тем не менее, собирает на свои вечера значительно меньшую часть поклонников (не посещает вообще 68,9%), свидетельствуя о себе как о жанре, который организационно (по формам организации) не удовлетворяет довольно высокий интерес молодежи, неадекватен ему. Вообще можно отметить существующий разрыв между популярностью и интересом к определенному жанру, с одной стороны, и уровнем удовлетворения (скорее всего, доступности) этого интереса - с другой.

ТАБЛИЦА №28
(в % ответивших)
ПОСЕЩЕНИЕ КУЛЬТУРНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

МЕРОПРИЯТИЯ
Посещение
Непосещение
Интерес
Кино
38,4
10,6
54,5
Дискотека
37,5
35,5
61,6
Видео
16,9
59,3
-
Спортивные мероприятия
9,0
55,7
-
Театр
7,7
40,1
12,3
Концерты рок музыки
3,8
68,9
19,0
Выставки
3,5
60,5
17,1
Концерты
классической музыки
2,7
76,2
14,0


Таким образом, нельзя сказать, что молодежь не имеет эстетических интересов и потребностей, о чем судят, как правило, по пустым залам и непроданным билетам. Здесь еще и вопрос к организаторам культурных мероприятий, насколько они сами заинтересованы в наполнении залов, и всегда ли предлагаемые формы организации и проведения адекватны возможностям потребления и участия в этом молодежи (информированность, место и время проведения, цена, содержание и прочее). Представляется, что нашей сфере культуры (естественно, и тем, кто управляет этими процессами - и отделы культуры, филармонии, Дворцы культуры и т.п.) есть еще над чем поработать в области совершенствования зрелищного менеджмента и маркетинга. Молодежь в данном случае, со своей стороны, демонстрирует наличие определенного незадействованного резерва. Отрадным здесь является тот факт, что и сегодня "из всех видов искусств самым массовым является кино" (В.И.Ленин), самым демократичным и доступным. Кстати, как отмечают деятели этого жанра, имеющие возможность сопоставлять ситуацию у нас и за рубежом, негативным следствием современной западной цивилизации и развития ее культуры является вырождение кино как фактора интереса и духовной ценности. Там кино все чаще смыкается с клипом, удерживая внимание зрителя, на которого обрушивается ураган информации, не более 3-х минут (А.Кончаловский). Мы пока в этом отношении являем собой далеко не безнадежный вариант почти патриархального толка (имея в виду темпы и развития, и функционирования нашего массового сознания), вопрос лишь о том, сумеем ли мы понять это преимущество и, выиграв время, принять соответствующие меры, чтобы не потерять интерес и самого зрителя. Обратим при этом внимание (чтоб уж совсем не расхолаживаться), что наиболее личностно-затратные жанры, требующие специального образования и труда души, замыкают таблицу интересов молодых людей. И по интересу, и по посещаемости (классическая музыка, выставки, балет, живопись, архитектура). И если в отношении, скажем, балета или архитектуры можно предположить неразвитость интереса в связи с отсутствием предложения в г.Оренбурге, то классическая музыка и живопись не обошли своим наличием и вниманием наш город, но распространены в очень узком кругу. Здесь необходимо интенсифицировать культурно-просветительскую, воспитательно-эстетическую работу в 2-х направлениях. С одной стороны, шире внедрять эстетическое образование в массы, и в этом отношении уже есть ряд успешных решений (создание школ гуманитарно-эстетического цикла, внедрение программ эстетического воспитания дошкольников в детсадах и студиях при Дворцах культуры, сохранение функционирования кружков, студий и увеличение разнообразия их форм, поддержка существования и работы музыкальных школ и прочее) в системах народного образования и культуры. Есть надежда, что при расширении и усилении этой работы можно будет переломить недавно царившие у нас негативные процессы поголовной технизации образования и воспитания, приведшие духовную культуру к кризису и умиранию. Начало уже есть и дало первые отрадные результаты. Главное здесь - выстоять на этой платформе в условиях финансового, кадрового, материально-технического кризиса - как задача минимум, при этом не потерять перспективы и понимания, того что "для того, чтобы оставаться хотя бы на месте (а не откатываться назад), надо очень сильно бежать вперед", т.е.работать еще и на опережение и развитие. Ведь те или иные формы работы и воспитания молодежи имеют тенденции устаревать, а значит, чтобы не потерять в содержании и интенсивности, их надо уметь своевременно заменять новыми, постоянно работая в творчески-поисковом режиме.
Второе направление - это максимально использовать хотя бы тот потенциал и резерв, который есть, не дать умереть последнему. Имеется в виду максимально использовать в целях духовно-эстетического развития тот интерес и возможности, которые имеются у кино, эстрады, спортивно-зрелищных и прочих мероприятий. Это еще раз наталкивает на необходимость внедрения и активного влияния на формирование культурно-зрелищной политики с позиций заинтересованного в этом общества и государства (в самом оптимальном виде - разработка и осуществление программы культурного развития молодежи, коррекция содержания и форм всех досуговых мероприятий, продукции и т.п.). Наши киноэкраны, видеотеки, полуофициально распространяемые коммерческие издания пока не несут на себе печати влияния общественного интереса, и зачастую осуществляют (чаще всего неосознанно) антиобщественную линию в воздействии на умы и формирование духовного климата молодежной среды. В этом и недоработка отделов культуры и управлений торговли (или предпринимательской деятельности), и образования, и социальной защиты молодежи, а в целом - всей государственно-общественной системы в части воспитательной работы с молодежью, защиты ее духовности.
В связи с проведенным анализом, весьма проблематичным выглядит вопрос (или утверждение) о бездуховности современной молодежи. То, что оказалось на поверхности и отквалифицировано казенно и бездушно как бездуховность, на самом деле является следствием, у которого есть в основании здоровое начало в виде наличия духовных интересов молодежи, и уничтожающая это здоровое начало неадекватная ему форма (формы). То есть, это - в большой степени вопрос к специалистам и профессионалам, которые срабатывают неадекватно, непрофессионально и порождают своей деятельностью удушение интереса. И обвинения в бездуховности молодежи - это в большой мере перекладывание вины с больной головы на здоровую, где молодежь и является страдательной стороной, и обвиняется в этом. Она и реагирует на это предпочтением доступных ей форм в виде посещения друзей, просмотра телевизора, прослушивания музыки (т.е. все то, чем она сама располагает) и посещения кино и дискотек (максимум, предоставленный ей обществом).
Еще один эстетико-духовный фактор - это литература. Здесь мы тоже еще кое-что, к счастью, сохранили. И почти 50% интерес к художественной литературе - это очень высокий показатель культурного интереса. Принимая уже даже сам этот факт как положительный, заметим, однако, что и здесь нельзя почивать на лаврах. Вспомним, во-первых, степень доступности литературы для молодежи - очень небогатые библиотечные фонды, сейчас вообще испытывающие острый дефицит финансирования, небольшое количество библиотек и разбросанность, удаленность от мест проживания потенциального читателя. В этом отношении в наиболее выигрышном положении находятся библиотеки при учебных заведениях, но их мало, доступ "с улицы" практически невозможен, книжный массив недостаточен и доступен далеко не каждой библиотеке. Магазины с их коммерциализацией, недоступно высокими ценами на одни книги, (кстати, не всегда хорошие, но с раздутым искусственно ажиотажным спросом через установление цен), малым попаданием на прилавок достаточного ассортимента (сейчас вообще хорошая литература доходит до покупателя с трудом), с самоликвидацией даже имевшихся, пусть в незначительном количестве, процедур целенаправленного формирования спроса и рынка книжной продукции (заказы, подписки и прочее) - все это сейчас отнюдь не способствует развитию и расширению увлечения литературой. Во-вторых, безусловным фактором отчуждения молодежи от книг является их цена, диктуемая проворными перекупщиками (сегодня средняя цена хорошей книги колеблется от 500 до 15 тыс.рублей). В-третьих, несформированность культурных связей и отношений, включение в которые, когда они есть, формирует культуру художественного чтения, регулирует вкусы, стимулирует познавательный аналитический интерес, информирует и образовывает читателя, задает направления литературной моды, расширяет литературное пространство, открывает новые имена и т.п.. И с этой точки зрения, ныне смехотворно выглядящие избы-читальни и читательские конференции из культурной жизни 30-50-х годов, все же были явлениями, несшими свой положительный социальный смысл. Переросши их формально и осмеяв как наивность прошлых лет, мы, однако, не предложили практически ничего взамен, и отказавшись от формы, потеряли и содержание. Опять потери и без того мизерного состояния. Не слишком ли мы расточительны в своей бедности? Сегодня молодежь еще (пока!) читает. Что и о чем? Наиболее часто - о любви (43,0%), детективы и приключения (38,0%), о путешествиях (32,9%), фантастику (29,1%), исторические сюжеты (26,1%). Наименее читаемы произведения политического жанра (8,4%) и религиозная литература (7,7%). Что ж, набор интересов более чем благополучный. Во всех этих жанрах мировая и отечественная литература способна предложить огромный выбор произведений очень высокого класса. Вопрос лишь в том, сможет ли их предложить наш книжный прилавок или библиотечный фонд? Так, чтоб без натужных поисков, многомесячных ожиданий очередности, "отлавливаний" или астрономических цен, способных на корню довести до полной выморочности любой, даже самый горячий интерес. И еще не менее важный вопрос, уже к общественным структурам и личностям, небезразличным (личностно ли, или в силу служебного места) к формированию духовного сообщества и культуры. Те ли книги (даже вышеупомянутых жанров) оказываются в продаже или под рукой молодого читателя? Какой продукцией, каких авторов пойдет удовлетворять свой духовный голод и потребность в чтении, о любви и приключениях, путешествиях и фантастике, истории и религии пока еще читающий молодой человек? Что предложит ему озабоченное (или нет) его духовным развитием мудрое общество в самой доступной форме? Посмотрите на яркую пестроту блистательных форм обнаженных обольстительных красавиц и обращенных к Вам улыбок с импортно-полиграфических шедевров в глянцевых суперобложках, каковыми встречают Вас широко распространившиеся книжные прилавки новоявленных коммерсантов и book-shop'ов (слова-то русские скоро забывать начнем) и порадуйтесь тому, что не в любые (особенно юные) руки попадут эти бестселлеры по одной простой благодарной причине, выраженной в ценнике 4-хзначной цифрой. Да, в обществе с развитой социальностью должен быть у человека выбор, в том числе и выбор интересующей его книги. Но безграничный выбор нам не грозит, а неизбежные ограничения должны иметь свою направляющую идею, свою социальную цель. Пока ограничения нашего чтения демонстрируют, скорее, потерю социальной позиции, но уже намечаются тенденции сворачивания в негатив и асоциальность. Мы здесь еще почти ничего не потеряли, но благодушествуя, уже сегодня порождаем риск будущих потерь.
В жизни у молодого человека немало проблем, каждый второй (июнь 1991 г.) из опрошенных молодых людей считает, что у него есть проблемы (надо думать за последний год проблем не убавилось), и эти проблемы отнюдь и не всегда сводятся к чисто экономическим, правовым и т.д., так понятным и близким взрослым. Для молодых людей их переживания по поводу неразделенной любви, потери друга, непонимания окружающих являются проблемами, особенно в переходный возраст, такими же значимыми, как и любые другие. (Ведь хотим мы того или нет, но большинство родителей все-таки пока выполняет свои - родительские функции, и до детей экономические проблемы доходят далеко не в той форме, как до взрослых). Поиск в жизненно-ценностном пространстве у молодого человека сопровождается переоценкой ценностей, поиском соучастия и сопереживания, понимания.
Работа "Телефона доверия" показывают, что поток звонков (в среднем в месяц до 300) не иссякает, и молодые люди, продолжают искать и смысл жизни, и пути ухода от одиночества. И кто сказал, что желание и потребность в трудную минуту выговориться и получить добрый совет, которым - по желанию - можно воспользоваться или нет, менее значимы в жизни молодого человека, чем поиск работы или места учебы. Телефон доверия и адресная работа кабинета психологической помощи - это цепочка человеческой (квалифицированной психологической) поддержки и теплого отношения, а социально-психологическая реабилитация подростков, Дом приют для них могут стать реальными символами внимания к ним стороны взрослых, общества и государства, показать им, что даже в самые трудные минуты в их жизни находятся люди (службы,учреждения), желающие и, главное, могущие им помочь. Для подросткового сознания это очень важная веха, и она может стать определяющей в его отношении к обществу. Потому что, если это вовремя не сделает общество (социум), в желаемых позитивных формах, то найдутся асоциальные силы, которые заполнят вакуум - в негативных.
В последнее время, вместе с перестройкой, в наше жизненное пространство вошла религия. Известно, что религиозность имеет несколько исторических форм своего воплощения и не обязательно связана с определенной культовой обрядностью и институтами. Так же известно, что религиозность в ее "малоцивилизованных", т.е. в неинституализированных формах фактически никогда не покидала широких слоев нашего населения ввиду очень непросто и трудно складывавшейся истории нашей страны, питавшей религиозность такими социальными корнями, как голод и массовая гибель людей, войны, террор, коллективизация и прочее. Однако, следует признать, что за 70 лет советской власти произошел процесс реального отделения народа от церкви. И если первые поколения советских людей либо с революционным энтузиазмом, либо с нереволюционной боязнью демонстративно отказывались или прятали в тайники души свою привычную и воспитанную веру, то послевоенные поколения, взращенные уже нерелигиозными родителями, действительно утратили всякое содержательное отношение к религии.
Перестройка не только вызволила многие факторы социальной жизни, долгие десятилетия находившиеся и выживавшие под спудом, в первую очередь сохраненные в мировоззрении, позиции отдельных людей (диссидентов), но и породила некую моду на них, т.е.произошел некий формальный перевертыш в общественном сознании. Все, что ранее было запрещено, стало не только разрешено, но и приветствуемо. Неразборчивость признания истинных и неистинных ценностей породила проблему, нерешенность которой ощущается и по сей день в широком спектре социальных явлений. В одну корзину "мучеников тоталитаризма" попали и высокогуманистическое диссидентство А.Д.Сахарова, и "пострадавшие" публичные дома, свобода творчества от диктата политической идеологии и видеопорнография. Под общий шум снятия запретов и объявления свобод в нашу жизнь хлынули не только давно ожидаемые факторы цивилизованности, но и теперь трудно обуздываемые явления, усугубляющие и без того бурный развал недоразвитой социальности.
Религия тоже вышла из подполья, но тут же была схвачена в такие варварские объятия, что сегодня рискует быть в них удушенной с гораздо большей эффективностью, нежели за десятилетия целенаправленной работы по ее уничтожению. Сегодня зачастую она находится в такой ситуации, когда от "любви" к ней ею теряется столько и того, сколько и чего умудрилась она сохранить в годы гонений. Ибо понимание того, что религиозность, а тем более религия, за века своего развития превратилась в мощный слой культуры со своими неотъемлемыми атрибутами, отсутствие которых означает ее уничтожение, очень мало еще распространено даже в достаточно образованных кругах. На сегодня молодежь, не имеющая практически реальных исторических и социальных корней религии, отдает ей дань как моде, экстравагантности и оригинальности, не отдавая себе отчета о противодействии в этом самому духу и букве религии, т.е. демонстрируя фактически атеизм, отрицание религии, только в наиболее вульгаризованной, обыденно-примитивной форме. Именно так, а не иначе можно воспринимать сегодня заявление молодых людей о своей позиции в этой области.
Верующими себя считают 35,7% опрошенных, неверующими - 21,7%; 42,2% затруднились с ответом. При этом реализуют свою религиозную позицию через посещение церкви (или мечети) всего лишь 1,2% "посещающих регулярно" и 20,7% "посещающих иногда". Трансформация и вырождение религиозности от поколения к поколению хорошо иллюстрируется следующей таблицей.

ТАБЛИЦА №29
(в % ответивших)

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ВАШИ РОДСТВЕННИКИ ВЕРУЮЩИМИ ЛЮДЬМИ?
Родственники
Д а
Н е т
Затрудняюсь

Мать
34,0
30,9
26,9
О т е ц
9,0
45,9
27,8
Бабушка
58,2
13,6
11,3
Дедушка

15,7
20,2
20,5

Проведенные же интервью с "верующими" молодыми людьми продемонстрировали очень низкую религиозную культуру (знание содержания, идеи, нормативов, традиции, обрядов и т.п.). Так, буквально редкие единицы "православных христиан" слышали о наличии в Библии таких частей, как Ветхий и Новый Завет, и практически никто (опрашивались студенты и школьники) не смог дать ответ на вопрос, почему Завет "Новый" и в чем его "новизна". Из значимых дат и праздников оказались упомянутыми лишь Рождество и Пасха, но ни разница в датах проведения российского и европейского Рождества, ни значение довольно странно звучащего для православного (славянского) уха слова "Пасха" - не было освещено знанием "православных" неофитов. Вопросы, касающиеся исторических корней, литературных источников, символов веры и т.п., ислама вообще не встретили никакого осмысленного отношения. Правда, и опрошенные преимущественно затруднились в отнесении себя к верующим мусульманам. Наблюдение за поведением молодежи в церкви в день празднования Пасхи свидетельствует о крайней отчужденности молодых людей от религии.
Поэтому социальная позиция в этом вопросе, представляется, может быть лишь одной. Это - защита религии (точнее, религиозных людей, для которых религия состоялась, а это преимущественно люди отнюдь не молодежного возраста) от религиозного варварства молодежи. В заботе о формировании культурного пространства необходима большая воспитательная работа по разъяснению и выработке у молодежи уважительного отношения к религии как большому культурному пласту и к чувствам верующих людей. Формирование религиозной молодежной среды, по меньшей мере, на протяжении еще нескольких поколений, нам не грозит. Поэтому главная задача здесь - лишь снизить уровень возможных негативных проявлений молодой и малокультурной активности молодежной среды. Кстати, глядя на благообразных старушек с просветленным и всепрощающим взглядом, терзаемых и истоптанных полупьяной и бранящейся, курящей и визжащей толпой молодежи в церкви на Пасху, в который раз помянешь добрым словом комсомольские кордоны доперестроечных лет, тройным кольцом оберегавшие "молодежь от церкви", а как теперь выясняется, защищавшие религиозные чувства наших пращуров от вольной стихии религиозного (да и не только ведь религиозного) бескультурья. Думается, что работу эту с молодежью надо вести, не важно, под каким лозунгом, защиты ли прав верующего населения на свободу отправления обрядов или защиты молодежи от возможностей проявления ее бескультурья. Второй, более конструктивный, но более затратный и длительный вариант - это повышение культуры молодежи через знакомство и образование ее по отношению к религиозной культуре общества. Итак, использование самых различных форм социализации и культурного развития молодежи - это непосредственная общественная обязанность (условие выживания) социума, и в данный исторический период эта обязанность все еще лежит на государстве. Идет, только начинается, медленный переход на вторую социальную опору - молодые еще и неумелые общественные движения и организации. Пока этот процесс не реализовался в создании хоть небольших, но устойчивых плацдармов, государству нельзя еще ослаблять эту работу, оставляя за собой функцию управления ею сейчас, посильной поддержки и создания режима благоприятствования тем общественным институтам, которые явятся воспреемниками этой задачи в различных направлениях, - в будущем. Сколько молодых людей не встало на путь антиобщественного поведения в результате ощущения поддержки и внимания со стороны общества? А в скольких сломанных судьбах мы обязаны увидеть социальную вину, нерасторопность, безграмотность, халатность?
Нужно готовить социальных работников, вооруженных всеми последними достижениями и техниками работы с молодежью. Они должны знать и отслеживать оперативно состояние молодежной среды. Время одноразовых акций прошло, надо научиться жить в новых условиях и работать по-новому, не ожидая чудодейственных результатов от очередного указа или постановления, а проводя ежедневную работу во имя будущего - своего, своих детей и внуков.
Поддержка молодежных организаций, строящих свою деятельность на принципах уважения прав и законов личности, общества и государства, несмотря на массовый "уход из политики" молодежи, есть также забота о нормальном функционировании будущего общественного организма. Еще долго в обществе политика будет занимать большое место.

Нужно культивировать политическое сознание молодежи, нужно "выращивать" политиков, грамотных и умелых, должны быть свои молодые политики. Государственная мудрость в отношении к этому вопросу состоит в том, что бы дать желающим испытать себя на этом поприще, возможность реализоваться. Нельзя научиться плавать, стоя на берегу. Пусть в спорах, дискуссиях рождаются прожекты будущего устройства политического строя, нашего общества, государства, города. Пусть за круглыми столами, а не по разные стороны уличных баррикад, шлифуют свое умение будущие политики. Ни одно поколение отцов никогда не жило вместо собственных детей, мудрые отцы "учат жизни" своих детей, создавая им условия для всестороннего развития.
Таким образом, только целостная, продуманная, взвешенная и ресурсно-обеспеченная государственная политика может стать - и на уровне города - гарантией будущего процветания города и общества в целом. Социальный механизм передачи опыта поколений должен работать беспрерывно и в режиме постоянной обратной связи (положительной и отрицательной).




СОДЕРЖАНИЕ