<<

стр. 2
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

наиболее популярных и перспективных социологических парадигмах.
Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение,
понимание социальной реальности. - М.: "Добросвет", 1998. - Рекомендуется глава I
Farley J.E. Sociology. - Prentice Hall, 1998, сhapter one "Sociology: The Discipline";
сhapter two "How Sociology Is Done"
Ritzer G. Classical Sociological Theory. - McGraw-Hill Higher Education, 2000,
сhapter 1 "A historical sketch of sociological theory: the early years"; сhapter 2 "A
historical sketch of sociological theory: the later years"
Schaefer R.T. Sociology. - McGraw-Hill Higher Education, 2001, сhapter one
"The Sociological perspective"

35
Тема 3. ПЕРВЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ: ОБОСНОВАНИЕ
"ОБЪЕКТИВНЫХ" ЗАКОНОВ
1. О. Конт: создание позитивистской социологии
2. Индивиды в системе порядка и прогресса (по мотивам контовских
идей)
3. Г. Спенсер: обоснование структурно-функциональной эволюции
общества
4. Власть, возможности её демократизации (в контексте взглядов Г.
Спенсера)
5. Первые российские социологи: поиски решающих факторов
общественного развития
Первые социологи - О. Конт и Г. Спенсер - стремились к тому, чтобы создать
такую науку об обществе, которая, подобно физике или биологии, могла бы
открывать и обосновывать законы общественного развития. Такие законы, с их
точки зрения позволили бы гармонизировать общественные отношения. Ведь и
руководители, и руководимые тогда могли бы знать, как надо поступать, чтобы в
обществе утвердились благополучие и порядок.
1. О. Конт: создание позитивистской социологии
Основоположником социологии, как самостоятельной науки считается
французский обществовед Огюст Конт. О. Конт стремился к тому, чтобы создать
доказательную, общепризнанную, "позитивную" (научную) социальную теорию
"водворения мира", "укрепления общественного порядка", "улучшения положения
низших классов". По его словам, эта теория должна быть "точной, естественной
наукой", опираться на методы, которые бы позволили результаты одного
исследователя перепроверить и подтвердить или опровергнуть другим
исследователем.
Огюст Конт (Comte) - французский социолог и философ, родоначальник
новой позитивной социальной науки, которая, по его мнению, должна была
освободить научное знание от умозрительной философии (метафизики) и теологии.
По Конту, позитивные знания - это "истинно доступные нашему уму и полезные
для нас" знания, которые противостоят фантастическим представлениям, а также
здравому смыслу ввиду его ограниченности и противоречивости.
О. Конт родился 19 января 1798 г. в семье служащегося, занимавшегося
сбором налогов. В 1817 он становится секретарем и "приемным сыном" известного
философа, социалиста-утописта Сен-Симона, с которым сотрудничает в подготовке
к изданию сочинений в течение семи лет.
По оценкам современников, О. Конт отличался фотографической памятью.
Основные сочинения - шеститомный "Курс позитивной философии" (1830-1842);
"Система позитивной политики"; "Дух позитивной философии" - он написал,
полагаясь исключительно на свою память. Среди других работ: "Рассуждения о
позитивизме в целом", "Позитивистский катехизис", "Призыв к консерваторам",
"Субъективный синтез".
О. Конт был весьма неординарным человеком и в науке, и в жизни.
Ученый имел серьезные проблемы человеческого общения и восприятия
36
окружающего мира в целом. По своей инициативе Конт порывает с Сен-Симоном,
рассорившись с ним. Заявленная им серия из 72 публичных лекций о позитивизме,
которая привлекла внимание многих обществоведов, была прервана после третьего
выступления. У него не сложилась преподавательская карьера (с ним не был
продлен контракт на преподавание). Личная жизнь также не заладилась. Возможно,
основной причиной тому было самомнение ученого о себе, как о высшем
социологе-проповеднике новой позитивистской религии, призванной утвердить в
человеческих отношениях порядок и прогресс. Идеалы позитивизма
рассматривались Контом как высшая и единственная самоценность: им был
составлен список "позитивистского чтения", включавший порядка 100
произведений (предполагалось, что вся остальная литература вообще не имеет
значение для судеб человечества). Тем не менее, несмотря на социальную
отчужденность, нетерпимость к другим научным теориям и мнениям, подчас
граничащую с фанатизмом, позитивистские идеи Конта были подхвачены и
получили развитие в трудах ученых-обществоведов не только во Франции, но и в
России, Великобритании и других странах мира.
О. Конт умер 5 сентября 1857 г. После его смерти было опубликовано
четырехтомное "Завещание Огюста Конта".
Поиск объективных законов социального развития
По Конту, позитивная социальная теория должна опираться на научные
методы, которые бы позволили результаты одного исследователя перепроверить и
подтвердить или опровергнуть другим исследователем, как это имеет место в
естественнонаучных теориях.
Какими могли быть в то время методы анализа общества? Только теми,
которые использовались естественными науками. Других просто не было. Поэтому
не удивительно, что Конт при создании науки об обществе принял на вооружение
эмпирические методы, характерные для естествознания:
- метод наблюдения - собирание, тщательное описание и объяснение
фактов с целью выявления устойчивых, повторяющихся связей между
явлениями. Ученый отмечал, что наблюдение, взятое само по себе, ничего
не значит для позитивной социальной теории. Само наблюдение должно
быть основано на принципах теории, его результаты должны быть
проанализированы опять-таки с позиций определенной теории, что в итоге
позволяет устанавливать устойчивые связи - законы;
- метод эксперимента, имея в виду косвенный, опосредованный
эксперимент в виде исследования общественных аномалий (войн,
революций), полагая, что по болезни общества можно судить и о его
норме;
- метод сравнения "различных последовательных состояний
человечества". По Конту, можно сравнивать общества и культуры в
разных частях мира, разные стадии развития конкретного общества,
общественное положение различных классов, а также исторические и
культурные памятники, традиции и обычаи.
Контовский позитивизм, по существу, представляет синтез эмпирического
исследования и его теоретического обобщения. Исследование и теоретизирование -
два способа познания социального мира. При этом сам ученый особо подчеркивал,
37
что эмпирическое исследование имеет подчиненное значение по отношению к
теории.
Не удивительно, что на структуру его теории сильное влияние оказала одна из
естественных наук - физика. "Социальная физика" - таково первое определение,
которое ученый дает социологии как позитивной науки. По аналогии с разделами
физики Конт подразделил социологию на "социальную статику" и "социальную
динамику". Первая была сфокусирована на изучении того, как части (структуры)
общества, функционируют, взаимодействуют друг с другом по отношению к
обществу в целом. Прежде всего, он рассматривал, как функционируют основные
институты общества (семья, государство, религия), обеспечивая социальную
интеграцию. В кооперации, основанной на разделении труда, он видел фактор
утверждения "всеобщего согласия". Эти идеи Конта в последствии будут развиты
учеными, представляющими структурный функционализм в социологии и
изучающими главным образом институты и организации общества.
Социальная динамика была посвящена осмыслению проблем социального
развития и политики изменений. Ученый стремился создать, по своим собственным
словам, "абстрактную историю" без имен и без отношения к конкретным народам.
По Конту, каждая стадия в развитии человечества подготавливает следующие
стадии. Поэтому настоящее органично связано как с прошлым, так и с будущим.
Сегодня эти идеи, разумеется, на принципиально новом уровне разрабатывают
социологи, чей интерес находится в сфере изучения социальных изменений.
Подобно тому, как физика занималась открытием законов движения материи,
социология была призвана открывать законы социальных перемен. В открытии
объективных, "истинных законов общества", первые социологи видели свое
призвание. Сам Конт полагал, что ему удалось открыть ряд законов.
Законы, обоснованные О. Контом
Закон классификации наук определяет иерархию позитивных наук. В ней
отражена последовательность достижения различными отраслями знаний
позитивного состояния: математика - астрономия - физика - химия - биология -
социальная физика (социология), т.е. позитивная наука об обществе. В работах
последнего периода жизни к этому списку Конт добавляет ещё одну "позитивную
науку" - мораль. "Сфера морали, - писал он, - более специфична, более сложна и
более благородна, чем та, что есть у социологии". Включив мораль в позитивные
науки, ученый вообще провозглашает позитивизм религией. "Позитивизм
становится в истинном смысле этого слова религией; единственной религией,
которая реальна и совершенна и потому её предназначение состоит в замене всех
несовершенных и временных систем", - заключает он.
Заметим, что предложенная классификация основывается на структурных
связях наук, а не генетических, что в целом было характерно для метафизических
взглядов на науки в первой трети XIX века.
Закон двойной эволюции обосновывает прямую зависимость уровня
социального прогресса от состояния развития позитивных наук. Иными словами,
чем выше уровень развития наук в обществе, тем оно, по Конту, находится на
исторически более высокой стадии.
Закон трех стадий интерпретирует основные этапы развития человеческого
мышления, всех социокультурных реалий, включая отрасли научного знания, а
также самих обществ. Так, трем стадиям развития человеческого ума -
теологической, метафизической и позитивной - соответствуют три аналогичные
38
стадии исторического развития человечества. Первая, охватывающая древность и
раннее средневековье, характеризуется господством религиозного мировоззрения
и, соответственно, "абсолютного знания": все явления природы и общества
объясняются сначала через влияние находящихся в них потусторонних сил
(фетишизм), затем множества богов (политеизм) и, наконец, - одного бога
(монотеизм). Вторая отмечается выдвижением в центр общественной жизни
философов-метафизиков, которые все трактуют с позиций либо "сил природы",
либо "воли людей". Третья - высшая, начавшаяся в XIX в., утверждается на
основе научного, позитивного сознания в обществе. Наступает расцвет наук, на
смену аристократии приходит социократия - социологии-проповедники,
предназначение которых состоит в поиске и обоснование конкретных и
абстрактных законов. Первые вырабатываются индуктивно на основе
эмпирических исследований, вторые (более важные!) - дедуктивно с помощью
теоретических обобщений. Они позволяют разрешить кризис социальный с
помощью научно обоснованной, позитивной политикой. Кризис в менталитете и
духовной жизни людей также разрешается путем замены старой, традиционной
религии с Богом на "религию человечества". Торжество позитивных наук, по
Конту, неизбежно предопределяет эволюционный прогресс в направлении
утверждения позитивного общества, как цели, которая желанна для всех
политиков, овладевших законами социальных изменений.
2. Индивиды в системе порядка и прогресса (по мотивам контовских
идей)
Как правило, все социологи демонстрировали значимость своей теории, её
методов на примере более детального исследования конкретных социокультурных
реалий - отдельного случая. Представляется, О. Конт в своих произведениях
весьма рельефно показал, как "работают" обоснованные им законы в отношении
движения индивидов к позитивному обществу, олицетворяющему собой систему
порядка и прогресса одновременно.
Как считал ученый, человек сам по себе несовершенен. Его поведение
детерминируется скорее "низшими" проявлениями эгоизма, чем "высшими"
соображениями альтруизма. Природные инстинкты порождают негативные
импульсы, эгоистические мотивы и соответствующие деструктивные действия в
отношении общества. В конечном итоге, они создают предпосылки несвободы
индивида, его социальной слабости и незащищенности перед лицом
интеллектуальной анархии, морального и политического беспорядка. Негативные
импульсы не могут контролироваться изнутри самим индивидом, но на них можно
воздействовать извне со стороны общества и его структур. Более того, последние
(прежде всего семья и религия) потенциально могут вырабатывать
альтруистические мотивы поведения. Но чтобы их потенциал был полностью
реализован нужны еще исторические основание в виде позитивизма. С точки
зрения ученого, теологическая стадия способна обеспечить порядок, но не
прогресс. Метафизическая наоборот - прогресс без порядка. Позитивизм же
позволяет утвердить как порядок, так и прогресс, причем впервые с рациональной
свободой индивида: "настоящая свобода ничто иное, как рациональное подчинение
законам природы", - заявляет ученый. Более того, позитивизм привносит ещё один
фактор интеграции людей в систему порядка и прогресса - разделение
профессиональной занятости, которое обеспечивает взаимозависимость
39
индивидов на уровне позитивных эмоций, чувств и в конечном итоге любви друг к
другу. "Девиз позитивизма - Любовь, Порядок, Прогресс", - утверждает О. Конт.
х х х
Обращаясь к последующим поколениям социологов, Конт поставил перед
ними долговременную задачу: важно искать и обосновывать законы и
закономерности! И социологи пытались найти причинно-следственные
закономерности развития общества, экономических и политических реалий. В
России приверженцами объективных законов были М.М. Ковалевский, Г.В.
Плеханов, В.И. Ленин, советские обществоведы; в Америке - такие известные
социологии, как Г. Мид, Т. Парсонс и некоторые их ученики.
Идеология теорий, основанных на объективных законах, состоит в том, что,
опираясь на прошлое и настоящее, можно верно, "научно" предвосхищать
будущее. Коль скоро законы объективны, они с "железной неизбежностью"
обеспечивают практическое воплощение "научного предвидения" в жизнь. Вожди,
элиты, массы, будучи "вторичным, производным фактором", своими конкретными
политическими действиями могут лишь ускорить или замедлить ход
общественного развития, идущего-де в направлении универсальных образцов
развития, единой цивилизации.
Однако очевидные факты свидетельствуют, что объективные законы
исторического прогресса не подтверждались реальными социально-
экономическими и социально-культурными процессами. Сохраняют свою
специфику европейская, северо-американская, латино-американская, афро-
азиатская и другие цивилизации.В чем тут дело? Очевидно, необходимо сегодня
признать, что социологические теории, основанные на жестких "объективных
законах", имеют ограничения во времени и в пространстве. Многие из них не
оказались столь универсальными, как это полагали их создатели и последователи.
Другие были опровергнуты социальными фактами, взятыми из другого социо-
культурного контекста. Как отмечает известный российский социолог В.А. Ядов,
"более существенно то обстоятельство, что каждая страна, каждое общество
включается в общемировой социальный процесс своим неповторимым путем"1.
Проблему отличия общественных наук и теорий от естественных,
соответственно, законов общества и природы, мы ещё рассмотрим подробнее.
Сейчас же снова вернемся к первым социологам. Их теоретическое наследие, во
многом не востребованное учеными и политиками до сих пор, позволяет не только
осознать современную значимость их научной и просветительской деятельности,
но и глубже понять нынешние реалии в России и других странах.
3. Г. Спенсер: обоснование структурно-функциональной эволюции
общества
На позициях социального номинализма стоял и английский социолог Г.
Спенсер. Физико-нравственная конституция индивида, постоянно
воспроизводящая в его сознании потребность наибольшего счастья, является, по
его мнению, основным двигателем социальной и культурной эволюции. При этом
Спенсер исходил из того, что общество сводится к сумме составляющих его
индивидов: каковы люди - таково и общество. Такая позиция получила название
1 Ядов В.А. И все же умом Россию понять можно. - Россия: трансформирующееся общество. М.:
Канон-Пресс-Ц, 2001. - С. 10
40
социального номинализма. Как будут показано ниже, она обрела широкое
распространение как в европейских странах, так и в России, Америке, хотя,
разумеется, в различных формах.
Герберт Спенсер (Spenсer) - английский социолог, один из
основоположников структурного функционализма в социологии. В традициях
позитивистской социологии, а также опираясь на исследования Ч. Дарвина,
социолог предложил весьма оригинальную эволюционную теорию общества,
которая объясняла социальные изменения, характер общества законом
усредненного уровня развития его членов.
Г. Спенсер родился 27 апреля 1820 года в Англии. Получив техническое
образование, он почти десять лет проработал инженером на железной дороге. В
свободное от работы время Спенсер продолжил самообразование и начал
публиковать научные работы. В 1848 году он становится редактором журнала
"Экономист", в котором публикует ряд своих работ. Так началась его карьера как
ученого. Однако Спенсер никогда не защищал диссертаций и не имел ученых
степеней.
Особый интерес для Спенсера представляло сравнительно-историческое
изучение стадий развития различных обществ. Результатом чего стало
многотомное исследование как древних, так и современных ему обществ. Среди
других наиболее известных работ ученого: "Социальная статика",
"Синтетическая философия", трехтомный труд "Принципы социологии",
"Изучение социологии", "Грехи законодателей", "Личность и государство",
"Принципы этики".
Спенсер подобно О. Конту был очень трудным человеком для окружающих.
Ч. Дарвин упрекал его в нежелании читать труды других исследователей. Сам
Спенсер по этому поводу говорил: "Всю мою жизнь я был мыслителем, а не
читателем". Это, несомненно, сказалось на характере ряда высказанных идей
ученого. Некоторые из них столь радикальны, что не могут быть приемлемы
современными социологами.
Умер Г. Спенсер 8 декабря 1903 г.
Развитие социологии и её принципов
По словам Г. Спенсера, социология есть наука об "изучении структурных и
функциональных изменений, которые проходят общества". По существу ученый
предопределил зарождение и становление структурного функционализма в
социологии.
В принципе Спенсер воспринял позитивизм О. Конта. Однако
противоположность Конту он сделал акцент не на использовании достижений
физики, но, прежде всего, биологии и психологии. Так, ученый исходил из того,
что все социальные действия, в конечном счете, детерминированы основными
биологическими законами, которые предопределяют жизнь и поведение людей. По
его мнению, биологические и социальные организмы развиваются по общим
принципам, что проявляется в тенденциях их развития, в характере взаимовлияния
структур и функций. Из психологии Спенсер взял постулат о том, что процесс
обучения индивида одновременно способствует развитию контроля над его
чувствами и желаниями. На этом основании ученый делает вывод, подтверждая его
41
и эмпирическими данными, о том, что современные люди более альтруисты, чем
люди, жившие в примитивных обществах.
Социолог особо изучал пристрастия, которые невольно могут проявляться
при проведении эмпирических исследований. В частности, он отмечал, что
пристрастие может быть вызвано следующими факторами: образованием,
патриотизмом (или антипатриотизмом), социальным положением исследователя,
политическими предпочтениями, религиозными взглядами.
В этой связи Спенсер сформулировал и обосновал, по его мнению,
основополагающий принцип социологии - "свободы от оценочных суждений",
который предполагал разделение того, что есть в действительности, что
подтверждается фактами и может быть эмпирически перепроверено другими
исследователями, от того, что желательно с позиций социальных групп,
политических движений или религиозных (идеологических) воззрений. С момента
своего возникновения социология формировалась как ценностно-нейтральная
наука. Последователи Спенсера исходили из того, что ученые-социологи должны
быть беспристрастными исследователями, т.е. независимыми от каких-либо
идеологических или моральных соображений. За этот принцип до сих пор ратует
большинство социологов, видя в нем залог научной объективности,
беспристрастного изучения социальных и культурных реалий.
Эволюционная теория
По мнению Спенсера, все элементы Вселенной - неорганические,
органические и надорганические (социальные) эволюционируют в единстве.
Социология же призвана изучать, прежде всего, надорганическую эволюцию,
которая проявляется в развитие обществ, в количестве и характере разного рода
общественных структур, их функциях, в том, на что собственно нацелена
деятельность политических, церковных, профессиональных, обрядовых
учреждений. Она исследует то, как "постоянно накапливающиеся и
усложняющиеся над-органические продукты, вещественные и духовные, образуют
новый класс факторов, которые становятся все более и более влиятельными
причинами изменений"2.
По Спенсеру, эволюция предполагает прогрессивное изменение,
развивающееся по трем направлениям:
1) менее связанные формы общественной жизни становятся более
сцепленными, иными словами, происходит их интеграция;
2) одновременно осуществляется движение от однородности к
разнородности, т.е. увеличивается дифференциация;
3) наконец, эволюция предполагает движение от неупорядоченности к
порядку, от неопределенности к определенности.
Через призму этих трех критериев - интеграции, дифференциации и
определенности - Спенсер рассматривает эволюцию конкретных обществ и их
структур. Причем, по его мнению, эволюция одновременно приводит к изменениям,
как в структурах, так и в их функциях. Дифференциация структур, например,
сопровождается увеличивающейся дифференциацией функций.
2 Спенсер Г. Синтетическая философия. Издательство "Ника-Центр", Киев, 1997.- С. 253
42
Так, на основе этих трех критериев Спенсер выделяет четыре типа обществ.
"Общества могут быть распределены прежде всего по степени их сложности, -
пишет он, - как простые, сложные, двойной сложности и тройной сложности"3.
Для простых обществ характерна несвязность социальных реальностей
(отношения между дикарями, которые по существу ничем не отличаются от
отношений у животных).
Вторые - сложные общества, в которые присутствует иерархическая
система управления, дифференцированная социальная структура, разделение труда.
Третьи - общества двойной сложности. Здесь в политической сфере можно
наблюдать более развитые и стабильные правительства. Право отделяется от
религии и традиций: "...возникает собрание законов несомненно человеческого
происхождения; хотя эти законы и обретают авторитет, основанный на уважении к
людям, издавшим их, и к поколениям, одобрившим их, однако они не имеют
священного характера законов божественного происхождения: закон человеческий
дифференцируется от закона божьего"4. Углубляется экономическое разделение
труда, что находит проявление в росте сфер научного знаний, искусств и т.д.
Четвертые - общества тройной сложности. По Спенсеру, это наиболее
развитые современные страны мира, а также будущие общества, в которых
функции государства сведены до "охраны членов общества от возможности
нанесения вреда друг другу, причем здесь принимается во внимание не только
непосредственный вред, но и вред отдаленный: всякое нарушение равенства"5.
В рамках данной классификации Спенсер подразделяет общества на
военные и промышленные. По мере возрастания структурной сложности общества,
его военные характеристики уступают место промышленным. Однако
принципиально важно подчеркнуть, что Спенсер не допускает однолинейной
эволюции от военного к промышленному обществу. Социолог признает
возможность общественной регрессии - промышленное общество может
приобретать параметры военного, особенно при международных столкновениях.
В военном обществе армия и народ слиты воедино, для него характерен
тотальный контроль над индивидами, жесткая социальная иерархия,
принудительное участие граждан в общественном производстве, которые должны
выполнять определенные функциональные обязанности. Все социальные
структуры, задействованные в них люди, подчинены, в конечном счете,
выполнению военных функциям общества: "Подобно тому как воля солдата
настолько подавляется, что он во всех обстоятельствах является простым
исполнителем воли своего офицера, так и воля гражданина во всех видах
деятельности, как общественной, так и частной, руководится волею
правительства"6.
В промышленном обществе структуры и функции более интегрированы,
дифференцированы и упорядочены. Принципиально иная система социального
контроля предполагает, что люди более свободны в исполнении социальных
функций и лишь не должны делать определенные вещи. Управление более
децентрализовано и демократично. Общественные отношения основываются на
"добровольной кооперации, при котором взаимный обмен услугами не имеет
принудительного характера и ни один индивид не подчиняется другому"7. В
3 Там же. - С. 295
4 Там же. - С. 352
5 Там же. - С. 362
6 Там же. - С. 296
7 Там же. - С. 296
43
промышленных обществах усиливается социальная и профессиональная
дифференциация людей. Вместе с тем, "потребности промышленного типа
исключают возможность деспотически контролирующего деятеля"8.
Заметим, что в самых общих чертах Спенсер поставил вопрос о
непредвиденных негативных последствиях, о латентных (скрытых) функциях
политической организации, которая, с одной стороны, "прямо способствует
благосостоянию, удаляя те препятствия для сотрудничества, которые возникают из-
за антагонизма индивидов". Однако, продолжает социолог, с другой стороны,
"организация предполагает известные ограничения индивидов, и эти ограничения
могут достигнуть таких крайних пределов, что сделаются хуже анархии со всеми её
бедствиями. Политический контроль косвенно сопряжен с невыгодами как для тех,
в курах которых он находится, так и для тех, над кем он практикуется"9.
Законы, обоснованные Г. Спенсером
В рамках эволюционной теории Спенсер обосновывает закон
детерминированности общества усредненным уровнем развития его членов,
согласно которому основополагающие структурно-функциональные изменения
происходят в обществе лишь по мере того, как адекватные изменения происходят в
среднем уровне всестороннего развития его членов. Иными словами, люди в своей
массе должны адекватно дорасти до этих изменений в культурном, научном,
интеллектуальном, демократическом отношениях. И особенно - в плане жизни в
условиях большей интеграции и дифференциации социальных структур, большей
упорядоченности общественных отношений посредством неукоснительного
следования законам. Также адекватно должна измениться природа человека в
направлении смягчения нравов.
Закон выживания сильнейших и лучших. Спенсер распространял его не
только на отдельных индивидов, но на общества в целом, их структуры и функции.
Так, индустриальное общество как более совершенное приходит на смену
военному. Социолог приводит многочисленные эмпирические свидетельства тому,
что моногамная семья заменила полигамные формы брака именно благодаря
утверждению более совершенных отношений между мужчиной и женщиной,
между родителями и детьми.
4. Власть, возможности её демократизации (в контексте взглядов Г.
Спенсера)
По Спенсеру, характер власти, исходящее от нее добро или зло, зависит в
конечном счете от "среднего уровня человеческого развития в данное время" и
потому "несправедливость правительства может существовать при помощи народа,
соответственно несправедливого в своих чувствах и действиях"10.
Идейная основа этих суждений - вера в принципы эволюционизма,
социальную преемственность, постепенное изменение природы человека,
преодоление её агрессивности через адаптацию людей к процессу образования и
развития обществ: "свирепые свойства индивидов, вызванные самим процессом
образования обществ, перестают быть необходимыми и исчезают, - писал он. - В
то время как приобретенные выгоды сохраняются как неизменное достояние,
8 Там же. - С. 358
9 Там же. - С. 331, 332
10 Спенсер Г. Социология как предмет изучения. Т.2, Спб. 1896.- С. 268, 401
44
соединенное с ними зло убывает и постепенно исчезает"11. В этой связи социолог
выступал против политического ускорения общественного прогресса, заявляя, что
любые попытки искусственно подтолкнуть социальную эволюцию с помощью,
например, политики регулирования спроса и предложения, или радикальных
политических реформ без учета свойств членов, составляющих общество, должны
обернуться катаклизмами и непредсказуемыми последствиями. Вмешательство в
естественный порядок природы, отмечал Спенсер, нередко оборачивается тем, что
никто не может предсказать конечных результатов. "И если это замечание
справедливо в царстве природы, то оно еще более справедливо по отношению к
социальному организму, состоящему из человеческих существ, соединенных в
единое целое"12. На этом основании социолог не принял идею революционного
перехода ни к социализму, ни к либерализму, хотя сами идеалы свободы индивида
от государства были для него высшей ценностью. "Социальному развитию,- писал
он,- значительно больше способствовала индивидуальная активность людей и их
добровольная кооперация, чем работа под контролем правительства"13.
Если попытаться применить теорию Спенсера к анализу современных
российских реалий, то получается картина с удручающими перспективами. Во-
первых, для перехода страны к демократии, основанной на правопорядке
("определенной и связной разнородности"), необходимо, по существу, ждать пока
заработает и даст конкретные результаты объективный, причинно-следственный
закон детерминированности общества усредненным уровнем развития его членов.
Однако не является ли это своеобразной идеологической абсолютизацией
фатальной формы протекания исторического процесса? Так ли уж "объективен"
этот закон?
Во-вторых, надо опять ждать изменений доставшейся нам по наследству
самой природы "советского человека", выражающейся, в частности, неприятием и
неисполнением каких бы то ни было законов. Если, например, в Америке или
Европейских странах свобода и закон едины и для всех, то в России многими
гражданами свобода мыслится вне закона, который исполняется лишь иногда и
выборочно в отношении людей социально и экономически незащищенными, с
низким социальным статусом.
Однако вспомним первых европейских переселенцев в Америку. Все ли они
были в ладах с законом? Где те силы или факторы, которые изменили
авантюристическую природу этих людей? Что заставило их признать нужду в
защите закона? Могут ли россияне сегодня найти в себе (или добыть извне) силы,
которые обеспечат добровольное, участливое соблюдение закона и причем всеми?
Сегодня можно лишь констатировать, что законы плохо функционируют: им не
подчиняются ни преступники, ни чиновники, ни собственно органы,
"обеспечивающие" правопорядок.
В-третьих, чтобы перейти к более демократическим структурам власти и
более эффективным функциям, нужно добиться не просто законопослушания, а
утверждения законов, адекватных уровню развития индивидуальной свободы
человека. Плохие и неудачные законы лишь порождают деструктивность и зло:
"некомпетентный законодатель,- замечает Спенсер,- постоянно увеличивает
человеческие страдания, пытаясь их уменьшить"14. Более того, плохие законы
могут повлечь регрессивную эволюцию личности человека, что может проявиться
11 Спенсер Г. Синтетическая философия. Издательство "Ника-Центр", Киев, 1997.- С.331
12 Спенсер Г. Грехи законодателей. - Социс, 1992, № 2.- С.135
13 Там же. - С. 135
14 Там же. - С. 131
45
не сразу, а как отдаленный результат. "Каждый закон, - пишет Спенсер,-
направленный на изменение человеческого поведения, принуждая, сдерживая или
способствуя ему, постепенно воздействует таким образом, что происходит
изменение самой природы человека. Кроме любого немедленного эффекта, законы
дают и отдаленный результат, большинством игнорируемый, - изменение самой
личности человека, желательное или нет"15.
Самый беглый взгляд на российскую историю свидетельствует, насколько
невежественны были наши законодатели, не учитывавшие мировой
социологический опыт. То, видите ли, "караул устал" и потому законодательный
орган власти вообще был упразднен, его заменила революционная
целесообразность; то во имя политики достижения "единства народа" и "высшей
социальной справедливости" устанавливались фиксированные цены на продукты,
в результате чего полки магазинов пустели; то провели "ваучеризацию" страны с
целью формирования института частной собственности - "как в США" - с
известными результатами.
Наконец, в-четвертых, следование духу спенсеровской эволюционной теории
означает, что политическая борьба за власть и даже конкретные избирательные
кампании принципиального смысла не имеют. Будет ли президентом страны В.
Путин или А. Зюганов, Г. Явлинский или В. Жириновский, или большинство в
законодательных органах власти составят коммунисты или партии либеральной
ориентации - все едино: эволюция и, следовательно, прогресс в экономических и
политических институтах, их функциях по большому счету станет возможен лишь
тогда, когда качественно вырастет средний уровень человеческого потенциала
российского общества. Но разве российская или американская история не знает
фактов, когда благодаря политическому или интеллектуальному лидеру
осуществлялись скачки, буквально прорывы в эволюционном развитии?
Достаточно вспомнить "новый курс" Ф. Рузвельта или "оттепель" Н. Хрущева, или
крах монополии КПСС на власть, предопределенный деятельностью А. Сахарова и
его сторонников.
Лишь некоторые поставленные вопросы и контраргументы свидетельствуют,
что теорию Спенсера нельзя абсолютизировать, и к мрачным выводам о
долговременном эволюционном приобщении России к цивилизованным, свободным
обществам следует отнестись критически. Действительно, рассматриваемая теория
(как и любая другая!) не универсальна. Однако её выводы о деструктивности
произвольных (тем более революционных) манипуляций со структурами общества,
смены их функции до сих пор актуальны. Бесспорно, в социодинамике России
возможности революционного компонента ограничены, если не исчерпаны.
Вспомним, каким крахом обернулись попытки "догнать и перегнать Америку",
построив коммунизм в пику "загнивающему Западу", или за десять лет обеспечить
всех россиян индивидуальным жильем. Аналогично, политика скачка в
предоставлении свободы и суверенитета по принципу "берите, сколько можете"
обернулась ростом национализма, нефункциональностью и дисфункциональностью
многих политических и экономических структур, включая центр, что вызвало
увеличение зон социального бедствия. Так, может быть, Спенсер прав по большому
счету: "тише едешь" к демократической власти "дальше будешь"?
И последнее замечание. Спенсер считал, что в движении к демократической
власти без политической организации обойтись никак нельзя. Но при этом важно,
чтобы мера политического контроля не подавляла функциональность индивидов.
15 Там же. - С. 134
46
"Политическая организация, постоянно распространяясь на все большие массы,
прямо способствует благосостоянию, удаляя те препятствия для сотрудничества,
которые возникают из антагонизма индивидов... - отмечал он. - Но политическая
организация также имеет свои невыгоды, и вполне возможны случаи, когда эти
невыгоды перевешивают выгоды... Организация предполагает известные
ограничения индивидов, и эти ограничения могут достигнуть таких крайних
пределов, что сделаются хуже анархии со всеми её бедствиями"16.
В этой связи Спенсер особо рассматривает взаимоотношения личности и
государства в работах "Грехи законодателей", "Личность и государство" и др., и
делает это с позиций классического либерализма (Спенсеру, как, впрочем, и другим
социологам оказалось весьма трудным следование принципу "свободы от
оценочных суждений"). Их основной лейтмотив - государство должно быть
сторонником демократических свобод и свободного предпринимательства. При
этом Спенсер неоднократно проводит мысль о том, что цивилизованный характер
взаимоотношений личности и государства может сложиться лишь в результате их
эволюционного "созревания", что, пожалуй, крайне актуально для современной
России. Если следовать его эволюционной теории, то темпы изменения властных
структур должны быть оптимальны (не слишком быстрыми, позволяющими
адаптироваться к социально-экономическим переменам), в противном случае -
власть может оторваться от социума и утратить контроль над обществом в целом.
Мудрая и добрая власть может быть утверждена лишь народом, у которого в
основе политической культуры лежат доброта, ум, рациональность, уважение к
закону.
5. Первые российские социологи: поиски решающих факторов
общественного развития
Определенный вклад в становление социологии как самостоятельной науки
внесли и российские обществоведы. Взаимное обогащение идеями отечественных и
зарубежных социологов тогда осуществлялось практически беспрепятственно.
Поэтому, на наш взгляд, вряд ли правомерно говорить о том, кто у кого и что
заимствовал. Важнее подчеркнуть, что социология стала самостоятельной наукой,
отвечающей потребностям всего человечества, благодаря усилиям
представителей всех национальных школ.
Отметим, что российские социологи XIX века свою задачу видели как в
выявлении ценностных связей и отношений между явлениями, решая тем самым
вопросы изучения институтов общества, социальных слоев и групп, их
взаимодействия, так и в исследовании общих вопросов исторической
преемственности и судеб мировой цивилизации.
Достаточно широк был спектр самих социологических школ. Так,
географическое направление представляли Л.И. Мечников, С.М. Соловьев, В.О.
Ключевский. Мечников, в частности, пытался найти и обосновать законы,
объясняющие неравномерность общественного развития условиями водных
ресурсов и путей сообщения, выделяя в человеческой истории три периода -
речной, средиземноморский и океанический;
психологическое - Л.И. Петражицкий, Н.И. Кареев. Так, Петражицкий
анализировал социальные процессы через призму психологических законов,
16 Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев: Издательство "Ника-Центр", 1997.- С. 331-332
47
которые обосновывали природу мотивов и эмоций людей, видя в них
доминирующий фактор социального поведения;
субъективистское - П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский. По мнению Лаврова,
индивиды, интерпретируя субъективно исторически объективный процесс,
становятся единственной реально движущей силой развития общества.
Одним из первых, кто пришел к мысли о необходимости учета совокупности
факторов, воздействующих на характер социальных явлений, был М.М.
Ковалевский, который обосновал многофакторный подход к изучению общества.
И все же, несмотря на различия в предметах исследования
социальнокультурных реалий, методах их анализа, О. Конт, Г. Спенсер, российские
социологи XIX века рассматривали создаваемую ими науку прежде всего в рамках
позитивистской традиции, для которой особенно было характерно следующее:
вера в возможность объективного познания социальных реалий с помощью
поисков взаимозависимости между разными явлениями, выявления между ними
причинно-следственных связей, использование естественно-научных методов для
изучения общества. Подчеркнем ещё раз, первые социологи исходили из постулата
о том, что законы социального мира так же объективны, как и законы природы.
Наконец, нельзя не сказать о том, что для российских социологов была характерна
политическая пристрастность. Чтобы они не писали и говорили о своей научной
объективности, их оппозиционность по отношению к существовавшему в России
общественному строю была очевидной.
Так, в самых общих чертах, выглядели первые социологические теории.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. Сегодня очевидно, что синтез естествознания и обществоведения,
задуманный О. Контом, им так и не был реализован. Означает ли это, что
социология вообще не может сотрудничать с естественными науками?
2. По Г. Спенсеру, характер власти, в конечном счете, детерминирован
"средним уровнем человеческого развития в данное время". Верно ли это положение
применительно к политическим реалиям российского общества?
Сегодня и в печати, и в электронных СМИ власть часто подвергается весьма
суровой критике. При этом раздаются требования радикального обновления
властных структур. Какова, на Ваш взгляд, вероятность того, что на смену
некомпетентным чиновникам придут мудрые и совестливые люди?
3. Перефразируя эволюционистский постулат Спенсера, можно утверждать
следующее: чем меньше власть вмешивается в естественный ход общественного
развития, тем это лучше для положения масс, для утверждения демократических
принципов и порядка в обществе. Согласны ли Вы с этим? Всегда реформы,
инициируемые властями, приводят к негативным непредвиденным последствиям?
Основные термины и выражения:
Позитивистская социология, социальный номинализм, метод наблюдения,
метод сравнения, метод эксперимента, социальная статика, социальная динамика,
закон классификации наук, закон двойной эволюции, закон трех стадий, закон
усредненного уровня развития членов общества, надорганическая эволюция,
простое общество, сложное общество, общество двойной сложности, общество
48
тройной сложности, непредвиденные последствия, латентная функция, закон
выживания сильнейших и лучших, географическое направление, психологическое
направление, субъективистское направление, многофакторный подход
ЛИТЕРАТУРА
Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.
Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М.,
Экзамен, 2001. - Тема 1 "Позитивистские теории: поиск объективных законов
политических изменений"
Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология. М.: Гардарика, 1998. -
Рекомендуются темы 1 и 2
Гидденс Э. Социология. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. - Глава 1
История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор -
академик РАН Г.В. Осипов. - М.: Издательская группа: НОРМА-ИНФРА · М,
1999. - Рекомендуются главы 1 и 2
Новикова С.С. История развития социологии в России. Москва - Воронеж,
1996
Новикова С.С. Социология. История, основы, институционализации в России.
Москва - Воронеж, 2000
Общая социология: Учебное пособие / Под общ. ред. А.Г. Эфендиева.- М.:
ИНФРА-М, 2000. - Глава 1
Современные международные отношения. Общая редакция А.В.
Торкунова. М., РОССПЭН, 2000, раздел I, глава 1: "Природа и закономерности
международных отношений"
Спенсер Г. Синтетическая философия. Издательство "Ника-Центр", Киев,
1997. - Рекомендуется часть IV "Основания социологии"
Спенсер Г. Грехи законодателей. - Социс, 1992, № 2
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими
эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция
С.А.Кравченко. М.: Экзамен, 2001
Фролов С.С. Основы социологии. М.: Юристъ, 1997. - Главы 1 и 2
Ritzer G. Classical Sociological Theory. - McGraw-Hill Higher Education, 2000. -
Сhapter 1 "A historical sketch of sociological theory: the early years"; сhapter 2 "A
historical sketch of sociological theory: the later years"
Schaefer R.T. Sociology. - McGraw-Hill Higher Education, 2001. - Сhapter one
"The Sociological perspective"

49
Тема 4. СТРУКТУРНЫЙ ФУНКЦИОНАЛИЗМ Э. ДЮРКГЕЙМА
1. Институционализация социологии
2. Влияние разделения труда на общественное развитие
3. Анормальное разделение труда
4. Применение принципов "социологизма" к исследованию права
(кросскультурный анализ российских и американских реалий)
Структурный функционализм - направление социологической мысли,
социологическая парадигма, сущность которой заключается в выделении элементов
социального взаимодействия, определении их роли и места в бoльшей социальной системе
или обществе в целом, а также их социальных функций.
Как Вы помните, определенные идеи такой возможности исследования общества были
высказаны ещё О. Контом и Г. Спенсером (тема 1 и 2). Г. Спенсер, например, считал, что
каждая система, чтобы нормально развиваться и функционировать, должна иметь свои
конкретные функции и каждая часть структуры, выполняя свои, строго определенные
функции, может существовать только в рамках целостности. Однако именно Эмиль Дюркгейм
впервые теоретически и методологически обосновал коренные постулаты структурного
функционализма, высказал положение о том, что социология является структурирующей
наукой, т.е. наукой, изучающей целое, которое нельзя свести к сумме ее частей.
Научно-биографические сведения:
Эмиль Дюркгейм (Durkheim) - французский социолог, развернуто обосновавший
теоретические, методические и методологические принципы структурно-функционалистской
парадигмы, внесший особый вклад в институализацию социологии как науки, в превращению
её в учебную дисциплину и профессию.
Дюркгейм родился 15 апреля 1858 г. в г. Эпинале (Франция) в семье потомственного
раввина. Образование будущий ученый получил в различных учебных заведениях Франции и
Германии. В 1887 году он становится преподавателем Бордоского университета, где им были
предложены курсы социальной науки и морали. С 1902 г. Дюркгейм преподает в Сорбонне,
где возглавляет социологическую кафедру.
Дюркгейм не избежал влияния социалистических идей, весьма популярных в то время.
Однако, по его мнению, социализм имеет не столько экономическое, сколько моральное
основание. В социализме ученый видел движение, нацеленное на моральное возрождение
общества посредством научной морали. Дюркгейм имел в виду, прежде всего, моральные
принципы выявленные и обоснованные учеными-социологами.
Дюркгейм был очень плодотворен. Среди его работ: "Метод социологии", "О
разделении общественного труда", "Самоубийство. Социологический этюд", "Социология
образования", "Ценностные и "реальные" суждения", "Материалистическое понимание
истории", "Представления индивидуальные и коллективные", "Педагогика и социология",
"Социология и социальные науки" и др.
Э. Дюркгейм считается классиком социологии. Его произведения стали всемирно
известными. Они издавались в России, в европейских странах и в Америке, но влияние их
оказалось разным. В нашей стране многие из его работ1 были изданы до революций 1917 года.
Теоретические конструкции целого ряда российских социологов того времени - Л.
1 См.: Метод социологии. Киев-Харьков, 1899; О разделении общественного труда. Одесса, 1900;
Самоубийство. Спб., 1912; Социология и социальные науки.- Метод в науках, Спб., 1911; Социология и теория
познания.- Новые идеи в социологии. Спб., 1914, № 2; Кто хотел войны? Пб., 1915; Германия выше всего. М.,
1917
50
Мечникова, Л. Петражицкого, Н. Михайловского, М. Ковалевского и др. - строились на
основных положениях социологии Э. Дюркгейма. Однако его своеобразные идеи социализма,
либерализма, эволюционного развития, решающей роли общественного разделения труда в
прогрессе общества в нашей стране не были востребованы. Политические теории, согласно
которым можно скачком обрести счастье и свободы взяли верх, и на долгое время труды
Дюркгейма были забыты и находились в спецхранах. Лишь в 90-е годы они в новых редакциях
и переводах2 стали доступны массовому читателю.
В Америке, напротив, наряду с теорией и методологией структурного функционализма
были востребованы и идеи либерализма. По существу на плечах Дюркгейма стоит
современный структурный функционализм Т. Парсонса и Р. Мертона. Практически все
исследования современных социологов, посвященные проблемам социального согласия,
порядка, основываются на дюркгеймовских традициях.
Дюркгейм умер 15 ноября 1917 года.
1. Институционализация социологии
Вычленение предмета социологии
Как известно, термин социология, определенные её основы были созданы ещё О.
Контом. С тех пор появились ученые-энтузиасты, которые пытались развивать это
направление. Однако вплоть до конца XIX века социология не была институализирована - не
было социологических кафедр и факультетов, не велось её преподавание как дисциплины.
Главная причина тому - оппозиция со стороны ведущих обществоведов, которые занимались
философией и психологией. Многие из них полагали, что социология может быть
соответствующими подразделами философии и психологии. Чтобы институализировать
социологию, нужно было для неё создать свою, особую предметную и методическую нишу.
Принципиальное отличие социологии от философии состояло в том, что новая наука
была направлена на эмпирический сбор и систематизацию данных. Э. Дюркгейм не просто
декларировал эмпиризм (как это делали О. Конт и Г. Спенсер), но провел конкретное
эмпирическое исследование, посвященное исследованию самоубийств, и на этой основе
сделал определенные теоретические выводы.
Труднее обстояло дело с определением самостоятельности социологии по отношению к
психологии, которая, будучи тоже эмпирической наукой, через изучение психики человека в
конечном счете выходила на интерпретацию его поведения. В этой связи Э. Дюркгейм пишет
работу "Правила социологического метода" (в русском переводе - "Метод социологии"), в
которой весьма рельефно показано, в чем же суть предмета социологии, её отличие от
психологии.
Социологизм Э. Дюркгейма: основные методологические принципы познания
общества
В противоположность социального номинализма, характерного для его
предшественников, им был обоснован принципиально иной взгляд на общество, его
структуры и людей - социальный реализм. Его суть заключается в том, общество, хотя и
возникает как результат взаимодействия индивидов, обретает самостоятельную реальность,
которая, во-первых, автономна по отношению к другим видам реальности, во-вторых,
развивается по своим собственным законам; в-третьих, имеет место примат структур и
функций общества по отношению к индивиду и функциям его сознания и поведения, т.е.
индивидуальная реальность считается вторичной.
2 См., например: Социология. Её предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. В данное издание включен
ряд работ разных лет: Курс социальной науки, Материалистическое понимание истории, Представления
индивидуальные и представления коллективные, Ценностные и "реальные" суждения и др.
51
В концентрированной форме свое методологическое кредо ученый изложил в
знаменитой формуле: "Социальные факты нужно рассматривать как вещи". По Э.
Дюркгейму, социальные факты в принципе отличаются от фактов психологических. Отличие
это двоякое. Во-первых, социальные факты являются внешними по отношению к индивиду
(психологические факты им мыслились как внутренние, главным образом относящиеся к
психике индивида). Во-вторых, социальные факты оказывают принудительное воздействие на
индивида, который вынужден им подчиняться, что конкретно проявляется в типизации
характера поведения людей. Отнюдь не случайно ученый подчеркивает, что социальные
факты по своей сути являются вещами, что нельзя сказать о фактах психологических или
философских понятиях.
По Дюркгейму, социальные факты могут быть двоякого рода:
1) материального характера:
- само общество;
- его социальные структуры (государство, религия, право);
- морфологические компоненты общества (характер территории, собственности,
объем и плотность населения, его жилищные условия, способы коммуникации и
т.д.;
2) нематериального, духовного характера:
- мораль, ценности и нормы;
- коллективное сознание;
- коллективные представления, верования.
Таким образом, по Дюркгейму, предметом социологии являются социальные факты,
как материальные, так и нематериальные (именно они главным образом интересовали
ученого), ибо социологически позволяли интерпретировать, должное, приемлемое поведение
и поведение девиантное, проявляющееся в отклонении от общепринятых норм. Как, какими
методами исследовать социальные факты?
Методы
В принципе Э. Дюркгейм исходил из того, что в социологии должны применяться
объективные методы, аналогичные методам естественных наук. Задача социолога, по
мнению ученого, сводится к тому, чтобы исследовать и находить причинно-следственные
связи между социальными фактами в контексте взаимоотношений общества, его структур и
индивидов, что позволяет обосновывать общественные законы и на этой основе формировать
общие представления ("норму") о социальных и политических реалиях, а также, анализируя
отклонения от нормы, выявлять социальную патологию, как в развитии общества, его
социальных структурах, так и поведении индивидов.
Использование объективных методов естественных наук для изучения материальных
социальных фактов приемлемо и понятно. Например, можно путем наблюдения, измерения
зафиксировать определенные параметры населения. Но как измерить нематериальные
социальные факты, например, коллективные представления, верования? Не впадем ли мы
опять в философствование, если будет напрямую их оценивать? Дюркгейм считал
принципиально невозможным для социолога непосредственно изучать нематериальные
социальные факты. Тогда, где же выход из создавшегося положения?
По Дюркгейму, выход состоит в том, чтобы социальное объяснять социальным. Если
материальные и нематериальные факты находятся во взаимной зависимости, являются
причиной друг друга, то чтобы научно, эмпирически изучить нематериальные социальные
факты, социолог должен найти и исследовать материальные социальные факты,
непосредственно влияющие на первые, отражающие их природу. Скажем, определенная
структура семьи (материальный факт) непосредственно способствует формированию,
52
определенной брачной морали, коллективных представлений о должном в семейных
отношениях. Так, эмпирически изучая структуру и функции семьи конкретного общества,
социолог может получить данные о характере коллективного сознания членов этого общества.
2. Влияние разделения труда на общественное развитие
Разделение труда как социальный закон
Конкретизацию своего теоретико-методологического инструментария Дюркгейм дает в
докторской диссертации, которая затем была опубликована в виде книге под названием "О
разделении общественного труда" (1893). По его мнению, разделение труда "составляет
необходимое условие материального и интеллектуального развития обществ, источник
цивилизации"; это - закон, который управляет обществами "почти без их ведома"3. Изучив
разделение общественного труда, социолог обретает возможность познать суть общества, его
явные и латентные (скрытые) функции его структур, сделать заключение, является ли
конкретное общество в историческом смысле нормальным или патологическим, какова его
мораль, в чем особенности коллективного сознания и коллективных представлений членов
этого общества. Разделение труда - это тот основополагающий фактор, который в конечном
счете определяет характер причинно-следственных связей и закономерностей, существующих
между социальными фактами общества и прежде всего - создает связи людей, которые
воспроизводят и поддерживают социальную солидарность.
Типы социальной солидарности
По Дюркгейму, в истории человеческих обществ можно выделить два типа разделения
труда и, соответственно, два вида солидарности - механическую и органическую.
Для механической солидарности характерно следующее (материальные социальные
факты): низкий уровень разделения труда (индивиды практически могут заменять друг друга
в выполнении производственных и общественных функций), социальные структуры слабо
дифференцированы, их функции носят жесткий, рельефно выраженный характер. Им
соответствуют духовные социальные факты: наличие общей для всех морали, общих
ценностей и норм, общей для всех религии или идеологии; одинаковость отношений
индивидов к обществу, существующим структурам; их сходство, особенно по
индивидуальному сознанию, которое полностью подчиняется сознанию коллективному, что
создает ситуацию, когда люди связаны между собой подобно "социальным молекулам", не
имеющим возможности для "собственных движений". Поэтому-то социолог предложил
назвать этот вид солидарности механическим. "Солидарность, вытекающая из сходств, -
отмечает Дюркгейм, - достигает своего максимума тогда, когда коллективное сознание точно
покрывает все наше сознание и совпадает с ним во всех точках; но в этот момент наша
индивидуальность равна нулю"4.
Органическая солидарность предполагает качественно иное разделение труда,
связанное с выполнение каждым индивидом специфических профессиональных и
общественных функций, которые в силу сложности и специфичности не могут быть
выполнены всеми. Резко увеличивается количество структур и их функций. Люди
отличаются друг от друга, имеют свою собственную сферу деятельности, своеобразное
индивидуальное сознание и, следовательно, являются личностями. Влияние общества на
индивида не утрачивается, но коллективное сознание оставляет открытым часть
индивидуального сознания, которую оно не может регламентировать. "И чем обширнее эта
область, тем сильнее связь, вытекающая из этой солидарности. Действительно, с одной
стороны, каждый тем теснее зависит от общества, чем более разделен труд, а с другой -
3 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М.: Канон, 1996.- С. 46
4 Там же. - С. 138
53
деятельность каждого тем личностнее, чем она более специализирована... Здесь, стало быть,
индивидуальность целого возрастает вместе с индивидуальностью частей; общество
становится способнее двигаться согласованно, в то время как каждый из его элементов
производит больше собственных движений"5.
В обществах с механической солидарностью доминирует репрессивное право со всеми
вытекающими последствиями для морали, коллективного сознания и коллективных
представлений. Соответственно эти социальные факты в конечном счете определяют характер
прав и свобод индивида - они практически отсутствуют. В обществах с органической
солидарностью действует реститутивное право, суть которого сводится к восстановлению
порядка вещей. "В этом случае тому, кто нарушил закон или не знал его, не причиняется
страдания, он просто приговаривается к подчинению ему. Если имеют место уже
свершившиеся факты, то судья приводит их к нормальному состоянию. Он утверждает право,
но не наказание. Возмещение убытков не имеет карательного характера"6
По Дюркгейму, фактором, обеспечивающим переход общества от механической
солидарности к обществу органической солидарности, является динамичная плотность,
которая предполагает радикальные и одновременные изменения двух параметров общества
(наличие одно из них недостаточно для этих перемен). Речь идет, во-первых, о резком
увеличении численности населения и во-вторых, - столь же значительном увеличение
взаимодействия между людьми. Эти компоненты динамичной плотности, будучи взятыми
вместе, приводят к утверждению более эффективных общественных отношений,
позволяющих при сохранении дефицита ресурсов мирно сосуществовать все большему числу
людей.
3. Анормальное разделение труда
Аномия
Как считал Дюркгейм, любое общество в зависимости от состояния функционирования
свои структур может находиться в нормальном или патологическом состоянии. Основная
причина патологии - анормальное разделение труда, которая, в свою очередь, ведет к аномии.
Аномия - рассогласованность ценностного мира, расшатывание базовых ценностей,
нравственных норм и идеалов, смешению законного и незаконного. Аномия проявляет себя в
функциональной рассогласованности элементов социальной структуры, в конфликтах между
поколениями и социальными группами, в девиантном поведении, утрате воли к жизни,
стремлении убежать от реальности. В политике аномия проявляет себя в смуте,
политиканстве, диффузии власти, появлении множества "спасителей" Отечества. Дюркгейм
прямо указывает на прямую связь аномии и анархии.
Вместе с тем, рассматривая аномию как патологию, вызванную, прежде всего,
анормальным разделением труда, Дюркгейм полагал, что она в принципе поддается лечению.
Очевидно, что в обществе с органической солидарностью уже нельзя восстановить единую
мораль, религию, общие коллективные представления. Но их функциональной альтернативой
может стать углубляющееся структурное разделение труда.
Сейчас Россия находится в состоянии аномии. Растет смертность и снижается
рождаемость, стремительно увеличивается алкоголизм и наркомания. Социальные и
экономические коллизии не получают правового разрешения.
Может ли социологизм Дюркгейма помочь нам найти верные подходы к преодолению
кризиса и выхода из состоянии аномии?
Говоря о предназначении социологии, Дюркгейм отмечал, что "наука может помочь нам
отыскать направление, в котором мы должны ориентировать наше поведение, определить
5 Там же. - С. 139
6 Там же. - С. 119
54
идеал"7. Тогда, может быть, новый всплеск созидательной пассионарности россиян будет
обращен к обществу с органической солидарностью, в котором структуры позволяют человеку
функционально быть классным специалистом в своей профессии. По большому счету, стать
личностью, иметь возможность, опираясь на закон, пользоваться реальными правами и
свободами.
О самоубийстве
Одним из проявлений аномии является самоубийство. Исходя из постулатов своей
теории, Дюркгейм считал, что самоубийство прежде всего зависит от внешних причин -
определенных социальных фактов.
Используя данные официальной статистики, социолог выявил ряд тенденций: процент
самоубийств среди мужчин выше, чем среди женщин; военные чаще совершают самоубийство
в сравнении с людьми, имеющими сугубо гражданские профессии; одинокие или разведенные
чаще, чем лица, находящиеся в браке; протестанты чаще, чем католики и т.д. В этой связи
социолог продолжил исследование с акцентом на то, какие именно по характеру социальные
переменные способствуют самоубийству. Он пришел к выводу о том, что эти социальные
переменные напрямую связаны с социальной изоляцией: чем больше изоляция индивида от
своей социальной группы, тем более он подвержен самоубийству. И наоборот: бoльшая
степень интеграции обратно пропорциональна числу самоубийств.
Дюркгейм выделил четыре типа самоубийств: аномическое, эгоистическое,
альтруистическое и фаталистическое.
Аномический тип самоубийств получает распространение, когда в обществе возникает
рассогласованность ценностного мира. Люди могут пережить экономические невзгоды, войны
и другие катаклизмы без процентного роста самоубийств, если сохраняется высокая степень
их социальной интеграции. Но ценностная рассогласованность, как правило, приводит к
социальной дезинтеграции. Это неизбежно способствует социальной изоляции и как следствие
- рост числа самоубийств.
Эгоистическое самоубийство обусловлено разрывом социальных связей в силу тех или
иных причин (смерть близких, развод, коллективное бесчувствие). Социальная разобщенность
в этих и подобных случаях порождает чувства никчемности, одиночества, бесцельности
существования.
Альтруистическое самоубийство, напротив, обусловлено сверхсильным поглощением
индивида социальной группой. Примерами подобного типа может быть самоубийство жены
после смерти мужа (обычай, существовавший в некоторых архаических обществах),
самоубийство прислуги после смерти господина и т.д.
Наконец, фаталистическое самоубийство возникает, когда со стороны группы исходит
избыточный контроль, выражающийся в строгой регламентации личной жизни. Для
некоторых индивидов это может стать невыносимым.
4. Применение принципов "социологизма" к исследованию права
(кросскультурный анализ российских и американских реалий)
Право, по Э. Дюркгейму, является материальным социальным фактом, который
представлен конкретными социальными структурами, их функциями и определенными
образцами взаимодействия людей. Социолог в работе "О разделении общественного труда"
показывает, как анализируя характер права, можно тем самым изучить мораль и коллективные
представления людей - духовные социальные факты.
Во-первых, в обществах с механической солидарностью количество деяний,
относящихся к правонарушениям, на порядок меньше, что касается предписаний,
защищающих личность, и на порядок больше, что связано с различного рода табу, которые
7 Там же. - С. 41
55
сами по себе не вредны для общества. Некоторые табу корнями уходят вообще в низшие
общества, в которых господствовало религиозное право. Прежде всего, это относится к
"нечистым" обрядам и предметам иной культуры, различным формам святотатства, неточным
воспроизведениям идеологических и религиозных догм, игнорированиям праздников,
ритуалов, церемониалов8.
В самом деле, какую социальную опасность мог представлять художник,
исповедующий принципы абстракционизма, или обществовед, давший свою интерпретацию
высказываниям Маркса, Ленина или Сталина, или крестьянин, решивший, что 1 мая как раз
пришла пора пахать землю? Но ко всем этим и им подобным людям, идеологическим
отступникам от общих коллективных представлений, государство вплоть до недавнего
времени, как к преступникам, применяло самые суровые меры с целью уничтожения
индивидуальности сознания, человеческой личности и поддержания безусловного авторитета
общей морали, сложившихся коллективных представлений.
Представляется, сегодня положение в принципе мало в чем изменилось. Да, сложился
партийный плюрализм, который вызвал динамизм в политической и общественной жизни.
Однако есть массово распространенные давления на граждан во время избирательных
кампаний, вплоть до увольнений с работы. Уходят в прошлое ограничения прав по
религиозно-идеологическим соображениям, но свободное выражение идей ограничено
кланово-экономической зависимостью средств массовой информации. Безусловно, положено
начало развитию рыночных отношений, но реальные производители товаров и услуг не могут
по большому счету проявить экономический динамизм и свою индивидуальность, будучи под
прессом и государства, и криминальной "крыши". Отечество мы любим в традиционном,
механистическом духе: борьба с экологическими загрязнениями среды, которые могут быть
действительно гибельными для общества, подчас оборачивается для её активных участников
тюрьмой и обвинениями в "измене, разглашении государственных тайн". При этом действия
(или бездействия) чиновников по отношению к новым опасностям, которые могут быть
действительно гибельными для Отечества, не вызывают, как правило, судебных
преследований. Но, к счастью, судебные разбирательства все чаще решаются не в пользу тех,
кому "честь мундира" дороже здоровья грядущих поколений и судьбы России.
Иная ситуация складывается в обществах с органической солидарностью. Там
принципиально иное правовое поле, в котором господствует реститутивное право. Для него
характерна кочественно-качественная развитость правовых структур. Их функциональность
направлена на обеспечении социального контроля в условиях, когда отсутствуют
обязательные для всех мораль, идеология, общие коллективные представления. Общество с
таким правом, по словам Дюркгейма, "будет походить на громадное созвездие, в котором
каждая звезда движется по своей орбите, не нарушая движения соседних звезд"9. И
действительно, индивиды в таких обществах имеют реальное право быть личностями,
заниматься своим бизнесом, разумеется, в тех формах и пределах, которые не нарушают права
друг друга.
Во-вторых, для репрессивновного права, функционирующего на основе силы,
характерна карательная направленность, что выражается в пренебрежении к личности
человека, жестокости наказания. Дюркгейм замечает, что оно "указывает только на санкции,
но ничего не говорит об обязанностях, к которым они относятся. Оно не повелевает уважать
жизнь другого... Оно не говорит в самом начале, как это делает гражданское право: "Такова
обязанность", но сразу же: "Таково наказание""10.
До сих пор практика исполнения законов в России имеет иррациональное основание -
страх жестокости законов. Сознательное следование им кажется россиянам совершенно
диким, и потому исторически сложился определенный алгоритм поведения: не подчиняться
законам, убежать от них.
8 См.: Там же. - С. 79
9 Там же. - С. 125
10 Там же. - С. 82-83
56
Реститутивное право, в отличие от репрессивного, основывается на защите интересов
человека и, прежде всего, прав собственности. Не удивительно, что большинство граждан
стран Европу и Америки рассматривают законы, как фактор, который защищает их, позволяет
нормально взаимодействовать друг с другом.
В-третьих, характерной особенностью репрессивного права является его
функциональная диффузность11. Это проявляется в том, что закон дифференцированно
применяется в отношении людей с разными социальными статусами. В советское время
партийная верхушка вообще жила, не ведая законов. Более того, существовало "телефонное
право", позволявшее человеку от "самого Ивана Ивановича" на личностном уровне, вне
правового поля решать свои проблемы. Диффузность права выражалась и в том, что закон по
разному подходил к одним и тем же преступлениям, к одному и тому же нанесенному ущербу
- значительно более сурово наказывались деяния против государственной собственности, чем
собственности граждан. Аналогично, правонарушения против общества карались строже, чем
против личности.
Сегодня в России приняты законы, практически уравнивающие значимость всех форм
собственности. Многие новые законы непосредственно касаются защиты прав и свобод
граждан. Утратил силу ряд законов, сдерживающих экономическую инициативу граждан. И
все это свидетельства того, что сделаны первые шаги отхода от репрессивного права. Однако
возникли новые проявления диффузности: законы дифференцировано действуют в разных
регионах страны, а кое-где не работают вовсе; беда не в том, что законы субъектов федерации
разные, а в том, что они подчас противоречат Конституции; законы применяются лишь к
социально слабым и почти не применяются к сильным (с той лишь разницей, что сила теперь
измеряется не партийным, а экономическим фактором); у руководителей регионов,
чиновников на местах практически нет законного лимита власти - каждый берет себе столько
полномочий, сколько хочет и может и т.д.
В Америке иная ситуация, хотя её не следует идеализировать. Здесь действует принцип
равной защиты законом прав и свобод личности, и это касается всех. Хотя, несомненно, у
миллионера больше возможностей отстоять свои интересы, чем у рядового гражданина. Но
сделать это можно по закону, через обращение к закону, к помощи адвокатов, а не к
конкретной персоне "самого Джона" и не в обход закона. Закон же определяет полномочия
чиновников, конгрессменов, сенаторов, президента, преступить которые не дано никому.
По Дюркгейму, диффузность карательного права проявляется и в том, что "все
общество в той или иной мере принимает в нем участие"12. В нашей стране практически
вплоть до 80-х годов собрания трудящихся являлись полноправным субъектом
судопроизводства. На них с позиций "пролетарской морали и идеологии" разбирались
уголовные дела "кулаков-кровопийцев", "врагов народа, агентов мирового империализма".
"По требованию трудящихся" к высшей мере наказания приговаривались спекулянты-
валютчики, сурово наказывались и те, кто просто проявлял любопытство к иностранной
литературе и культуре. На собраниях принимались решения, кого из жуликов и хулиганов
направить в тюрьму, а кого "взять на поруки", на "перевоспитание", кого из диссидентов
направить в ссылку, а кого депортировать на "загнивающий Запад". Даже вопросы брака и
развода не были индивидуальным делом. Достаточно вспомнить благословения молодоженов
коллективом - "комсомольско-молодежные" или "безалкогольные" свадьбы. Ну, а если жизнь
не заладилась, без партийно-профсоюзного "промывания мозгов", без общественного
порицания развестись было невозможно. Так, законы государства, по существу, дополнялись,
а иногда и подменялись законами массы (к этому вопросу мы вернемся в ряде следующих тем,
посвященных массовому поведению).
Ныне одиозные формы этой практики уходят в прошлое. Однако сохранилось влияние
общества, но теперь уже в форме давлений властных элит, мнений средств массовой
информации на ход и исход судебных разбирательств. Так, "дела" Скуратова, Березовского,
11 См.: Там же. - С. 84
12 Там же. - С. 84
57
Гусинского и др. буквально колеблются вместе с колебаниями всех этих давлений и мнений.
Законы же государства в этой ситуации выступают скорее, как виртуальный, чем реальный
фактор. Это касается не только данных конкретных случаев, но и ситуации в стране в целом.
Получает развитие тенденция утраты населением веры в государственную
правоохранительную систему. Стало происходить худшее: прежнее участие народа в
судопроизводстве заменяется не качественным усилением структур и функций
специализированных государственных юридических институтов, авторитета чиновников-
юристов (по Дюркгейму, данная особенность является атрибутом реститутивного права13), как
это имеет место в США и других современных цивилизованных странах, а возрастанием
значимости отдельных экономических группировок, частных охранных агентств,
криминальных организаций, всякого рода "крыш". Тем самым утрачивается монополия
государства на легитимное насилие, и государственный закон дополняется законом
криминальным.
В-четвертых, репрессивное право основывается на страсти и мщении, которые
органично входят в коллективное сознание. Дюркгейм отмечает, что народы,
руководствующиеся этим правом, "наказывают ради наказания, заставляют виновного
страдать исключительно с целью страдания..., заботятся не о справедливом или полезном
наказании, а о наказании как таковом". При этом "оно часто распространяется далеко не
только на виновного и поражает невиновных: его жену, детей, соседей и т.д."14 В этом тоже
проявляется диффузная кара. Кроме того, собственно наказание дополняется "общественной
местью", ритуалами позора, гневом коллективного характера и требует искупления. Вот как
социолог описывает типичное поведение людей, живущих в обществе с механической
солидарностью, после поступка, который зачастую - суть преступление против чего-то
трансцендентного: "Останавливаются на улицах, посещают друг друга, сходятся в
условленных местах, чтобы говорить о происшествии и сообща негодовать. Из всех этих
обмениваемых, подобных друг другу впечатлений, из всех этих выражений гнева выделяется
один гнев, более или менее определенный, смотря по обстоятельствам. Он является гневом
всякого, не будучи ничьим в частности. Это - общественный гнев"15. Функция общественного
гнева - "выразить единодушное отвращение, вызываемое преступлением, при помощи
подлинного действия, которое может состоять только в страдании, причиняемом виновному".
Не правда ли, знакомая картина для нашего совсем недавнего прошлого? А ведь там,
где общественный гнев, там и ритуалы по его высвобождению, там и искупления и
жертвоприношения. По существу, одно наказание дополняется ещё одним. Кто сегодня
скажет, сколько жертвоприношений принесли россияне с целью искупления "вины",
выразившейся в стремлении к человеческой индивидуальности или в преодолении
безоговорочной правоты коллектива? Как это все сказалось и ещё скажется на судьбах
страны? В жертву-то приносились лучшие - кулаки, кто брал персональную ответственность
за своё хозяйствование, ученые, отстаивавшие свою позицию в науке, инакомыслящие,
ратовавшие за права и свободы индивида. Словом, все те, кто, став личностью, всячески
противились уничтожению собственной индивидуальности.
Для реститутивного права не характерны мщение, общественный позор и искупление,
и это естественно для коллективного сознания. В Америке человек, совершивший
преступление, подвергается наказанию, но одному, а не двум одновременно. Восстановление
существующего порядка вещей не требует и наказания ради наказания с причинением
страданий преступнику. Нет надобности говорить о том, что невиновные родственники
правонарушителя не несут ответственность за несовершенные преступления.
Наконец, в-пятых, отметим, что своеобразие правовых систем и коллективных
представлений о должном благодаря специфике причинно-следственных связей приводит к
установлению также своеобразного порядка в обществе.
13 См.: Там же. - С. 121
14 Там же. - С. 94
15 Там же. - С. 111
58
В обществе с механической солидарностью социальный порядок основывается на
страхе наказания. Вот как Дюркгейм определяет истинные и второстепенные функции
наказания в обществе с механической солидарностью: "Оно не служит - или служит только
второстепенным образом - исправлению виновного или устрашению его возможных
подражателей... польза его по справедливости сомнительна и, во всяком случае,
незначительна. Его истинная функция - сохранить целостность общественной связи,
поддерживая всю её жизненность в общем сознании"16.
Дюркгейм особо подчеркивает, что в обществах такого типа преступники наказывается
с особой жестокостью. Как это не парадоксально, но в функциональном плане страдания
виновного "не есть бесцельная жестокость", они, по существу, служат единению
индивидуальных сознаний, укреплению и поддержанию сложившихся социальных связей.
"Единственное средство" утвердить порядок, основанный на единомыслии, на общем
сознании - "это выразить единодушное отвращение, вызываемое преступлением, при помощи
подлинного действия, которое может состоять только в страдании, причиняемом виновному.
Таким образом, это страдание, будучи необходимым продуктом порождающих его причин, не
есть бесцельная жестокость. Это знак свидетельствующий, что коллективные чувства все ещё
коллективны, что единение умов в одной и той же вере сохраняется"17.
В СССР социальный порядок репрессивного типа поддерживался извне тем, что
основывался на страхе наказания, на общем коллективном сознании, которое поддерживалось
страданиями "виновных" и "единодушным гневом" общественности, массовыми ритуалами
коллективного единения - марширующими колонами, в которые сливались миллионы людей.
Для многих такой социальный порядок был удобен и даже комфортен. Изнутри он
поддерживался тем, что люди отчуждали свои индивидуальные права и свободы, получая в
замен патернализм коллектива и общего коллективного сознания. Действительно, многим
нравился такой образ жизни, когда за них думают и решают - надо только беспрекословно и с
самопожертвованием выполнять принятые решения.
Однако не все люди, включая вождей, могли понять, что обратной стороной
"железного" порядка был неизбежный беспорядок. И никакого противоречия здесь нет:
порядок, основанный на страхе, месте, искуплении, жертвенности, не мог не порождать
аффективное коллективное сознание, эмоциональные порывы, иррациональные и
деструктивные действия. Беспорядок и хаос, беззаконие и ритуалы жертвенности -
неизбежные спутники нашей действительности. Не зря в России говорят: "Лес рубят - щепки
летят". И летели щепки-головы и во времена коллективизации, и индустриализации, и
строительства "развитого социализма". Не миновала чаша сия ни высшее руководство, ни
военных и ученых, ни рядовых граждан.
Принципиально иной тип порядка существует в обществе с органической
солидарностью. Здесь порядок извне поддерживается законом, а изнутри тем, что
индивидуальное сознание имеет самостоятельную значимость в функционировании индивида,
деятельность которого становится все более специализированной и личностнее18. Более того,
подчеркивает Дюркгейм, необходимо разделяемое всеми правосознание, которое позволяет на
практике соизмерять свои права с правами других людей: "Для того, чтобы человек признал
права другого не только в логике, но и в практике жизни, нужно было, чтобы он согласился
ограничить свои права, и, следовательно, это взаимное согласие могло быть сделано только в
духе взаимопонимания и согласия"19.
В Америке большинство людей не рассчитывает на чей-либо патернализм. Они
стремятся сами сделать свою карьеру, сами устроить свою жизнь. Отсюда и социальный
порядок, который основывается и поддерживается сознательными выборами альтернатив,
рациональными действиями, правовым самосознанием. Стало быть, может существовать
16 Там же. - С. 116
17 Там же. - С. 117
18 См.: Там же. - С. 139
19 Там же. - С. 128
59
порядок без страха репрессий, без ритуальных кар и общественного гнева. К осознанию самой
возможности таких реалий россиянам ещё предстоит привыкать.
В завершении заметим, что выдающийся современный английский социолог Э.
Гидденс предложил различать коллективное сознание двух типов обществ - с механической и
органической солидарностью - по следующим четырем критериям: 1) объем - в обществе с
механической солидарностью оно практически распространяется на всех членов общества; 2)
интенсивность - особенно проявляется в характере исполнения санкций; 3) жесткость -
количество табу, характер санкций, применяемый к нарушителям; 4) содержание, его
детерминированность религией или идеологическими воззрениями.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. В современных обществах у многих социальных структур (государство, право)
отпадает функция поддержания морали. Как эти процессы сказываются на содержании
морали? Не означает ли это, что происходит плюрализация морали? А может быть, у морали
вообще нет будущего?
2. Все советские, а теперь и российские руководители всегда выступали и
выступают за порядок. Однако важно, какого порядка мы хотим. Порядка, основанного на
страхе репрессий, показательных судебных процессов с общественным гневом? Порядка с
доминированием общего сознания и единением умов? Если следовать логике социологизма
Э. Дюркгейма, то возврат в какой бы то ни было форме к подобного рода порядку будет
означать консервирование взаимодействия людей на уровне механической солидарности,
функционально более низком типе общественных отношений со всеми вытекающими отсюда
последствиями для судеб страны. Так к какому же порядку нам стремиться? Готово ли
коллективное сознание россиян к возможным Вашим предложениям?
3. Россия, как считает большинство социологов, находится ныне в состоянии аномии.
Какие политические шаги Вы порекомендовали бы предпринять нашим руководителям в
сложившихся условиях? Просто ждать, пока произойдет саморегуляция ценностно-
нормативного социокультурного пространства, как это, по существу, делала команда Б.
Ельцина? А может быть попытаться восстановить роль христианства, как регулятора базовых,
нравственных ценностей? Или сформировать новую патриотическую идеологию
национального толка, которая могла бы призвать под свои знамена миллионы россиян и вновь
объединить их общим коллективным сознанием? Что ещё?
Основные термины и выражения:
Структурный функционализм, институализация социология, социальный реализм,
социальный факт, социальная патология, социальная солидарность, механическая
солидарность, органическая солидарность, репрессивное право, реститутивное право,
динамичная плотность, аномия, девиантное поведение, табу, мораль, диффузность права,
индивидуальное сознание, коллективное сознание
ЛИТЕРАТУРА
Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики. Сравнительный
анализ российских и американских политических реалий. М.: Экзамен, 2001. - Тема 1
"Позитивистские теории: поиск объективных законов политических изменений"
Гофман А.Б. 7 лекций по истории социологии. Учебник для вузов. М.: КДУ, 2000
Гофман А.Б. Эмиль Дюркгейм в России. Рецепция дюркгеймовской социологии в
российской социальной мысли. М.: ГУ ВШЭ, 2001
60
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М.: Канон, 1996
Дюркгейм Э. Социология. Её предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. - В
данное издание включен ряд работ разных лет: "Курс социальной науки",
"Материалистическое понимание истории", "Представления индивидуальные и
представления коллективные", "Ценностные и "реальные" суждения" и др.
Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.: Аспект Пресс, 1995. - Глава 2, раздел 2:
"Конфликт и девиантное поведение: Эмиль Дюркгейм"
Ильин И.А. Сочинения: В 2 т. М.: "Медиум", 1994. - Раздел: "О сущности
правосознания".
История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор - академик
РАН Г.В. Осипов. - М.: Издательская группа: НОРМА-ИНФРА · М, 1999. - Рекомендуется
глава 7
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими эквивалентами. Издание 4-
е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А.Кравченко. М.: Экзамен, 2001
Ritzer G. Classical sociological theory. - McGraw Higher Education, 2000. -
Сhapter 6 "Emile Durkheim"

61
Тема 5. ДИАЛЕКТИКО-МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ
К. МАРКСА И Ф. ЭНГЕЛЬСА
1. Концепция отчуждения
2. Создание диалектико-материалистической социологии, её предмет и
методы
3. Противоречия и конфликты
4. К. Маркс о власти, обращенной к человеку
Общепризнан вклад К. Маркса и Ф. Энгельса в развитие социологической науки.
Практически нет ни одной серьезной работы по теоретической социологии, в которой
не упоминались бы эти имена (позитивно или критически). Все сколько-нибудь
авторитетные учебники по социологии имеют специальный раздел, посвященный
марксистской социальной теории, справедливо называют самого К. Маркса классиком
социологии.
Мировая социологическая мысль оценивает творческое наследие Маркса и
Энгельса прежде всего в контексте социокультурных и научных ценностей того
времени, когда они жили. Тем не менее, многие их идеи находят свою
востребованность сегодня во многих социологических парадигмах. Некоторые
социологи прямо считают себя их последователями, а свою теорию именуют
"неомарксистской".
Отношение российских обществоведов к творчеству Маркса неоднозначно.
Некоторые склонны отождествлять распад социалистической системы и крах
Советского Союза с "кризисом марксизма", "крахом" самой теории, не замечая ныне
растущий интерес мировой социологической мысли к трудам Маркса и Энгельса.
Другие пытаются, так или иначе, сохранить приверженность марксизму, но в его
советской - "марксистско-ленинской" - версии. Иногда верность марксизму
парадоксальным образом сочетается с идеями соборности, возрождения христианства в
современной России. В лучшем случае предлагается отделить Маркса-ученого от
Маркса-политика.
Сказанное делает задачу интерпретации теории Маркса и Энгельса в целостном
виде весьма сложной. Есть ещё ряд обстоятельств, которые должны быть нами
изначально приняты во внимание.
Ещё при жизни Маркса и Энгельса возникли различные версии марксистской
теории, т.е. образовалось множество "марксизмов", подчас весьма далеких от того,
что обосновали её создатели. Поэтому неправомерно отождествлять марксистскую
теорию с ленинизмом, сталинизмом, троцкизмом, маоизмом и т.д., представители
которых использовали авторитет и отдельно взятые положения работ Маркса и
Энгельса как идейное средство легитимировать политические деяния самого разного
толка и к тому же в совсем иных социокультурных реалиях.
Кроме того, в рамках академической социологии предпринимались попытки
осовременить теоретический и методологический инструментарий их теории,
результатом чего стало появление неомарксистской социологической парадигмы.
Словом, есть марксистская теория и множество постмарксистских течений, школ,
которые трактуют ее по-разному.
Наконец, сама марксистская теория имеет сложный, междисциплинарный
характер. В ней соединены философия, экономия, культурология и собственно
социология. У Маркса и Энгельса нет специфически социологических работ. Более того,
они не употребляли сам термин социология, ввиду того, что он напрямую
ассоциировался с О. Контом, эволюционистские воззрения которого были для них
62
категорически неприемлемыми. "Я занимаю решительно враждебную позицию по
отношению к контизму"1, - отмечал К. Маркс.
Тем не менее, социологи всего мира ценят Маркса и Энгельса за то, что они
создали оригинальную теорию - диалектико-материалистическую социологическую,
позволяющую анализировать общество, его структуры, функции в контексте динамики
ментальности больших социальных групп, их взаимодействия и борьбы. Её
методологический инструментарий весьма эффективен для интерпретации
общественных конфликтов и противоречий, путей их разрешения. К ней до сих пор
обращаются и потому, что она имеет гуманистическую направленность.
Научно-биографические сведения:
Карл Маркс (Marx) - основоположник диалектико-материалистической
социологии, согласно которой структуры общества, сознание и поведение живущих в
нём людей анализируются через призму материальных условий их жизни, через
противоречия и конфликты в существующем способе производства, ибо эти факторы, а
не субъективные мотивы, желания, идеи людей в конечном счете определяют, с точки
зрения данной теории, характер социальных фактов.
Маркс родился 5 мая 1818 года в семье адвоката. Учился в Боннском и
Берлинском университетах. В 1841 г. получил докторскую степень на философском
факультете Иенского университета, по окончании которого занимается
публицистической деятельностью, практически существуя на гонорары за публикации.
В 1843 г. Маркс женится на Женни фон Вестфален, которая была вынуждена разделить
с ним все экономические и эмиграционные тяготы. Из-за его политического
радикализма под давлением властей семья покидает Пруссию, затем Францию и
Бельгию, найдя, наконец, в 1849 г. прибежище в Англии. Здесь Маркс жил и работал до
самой смерти, наступившей 14 марта 1883 г.
К Марксу, его научной и политической деятельности, как в мире, так и у нас,
относятся по-разному. Западные исследователи большое внимание уделяют проблемам
отчуждения, затронутым в таких работах как "Экономико-философские рукописи 1944
года", "К Критике гегелевской философии права", "Немецкая идеология" -
последнюю, как и многие другие, Маркс написал в соавторстве со своим идейным
единомышленником Ф. Энгельсом. Советские обществоведы прежде всего
рассматривали Маркса и Энгельса как создателей "науки о всеобщих законах развития
природы, общества и мышления", имеющей универсальное значение, пригодной для
всех времен и народов, а между тем канонизировали отдельные положения их работ,
особенно относящиеся к анализу революционных процессов в Европе в конце 40-х г.
XIX века. Практически не учитывалось то весьма важное обстоятельство, что с
переходом европейских стран от революционного к эволюционному периоду развития
воззрения Маркса и Энгельса становились другими. После поражения европейской
революции 1848 года, Маркс отставляет политическую деятельность и в течение
пятнадцати лет (до создания "Интернационала" в 1964 году) всецело занимается
наукой. С позиций своего диалектико-материалистического метода он анализирует
новые реалии развития капиталистического общества. Однако для читателя,
воспитанного на трудах советского обществоведения, Маркс так и остался прежде
всего автором "Манифеста коммунистической партии" (1848). Такие его
произведения, как "Гражданская война во Франции" (1871), второй и особенно третий
том "Капитала" (1885 и 1894), произведения последних лет жизни, в которых сам
Маркс дезавуирует многие положения своих ранних работ, отмечая в них и "наивные
1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2 изд. - Т.33. - С. 189
63
иллюзии", и "почти детский энтузиазм"2, оказались не востребованными в полном
объеме их новаций.
Среди других его произведений отметим: "Восемнадцатое брюмера Луи
Бонапарта", "Гражданская война во Франции", "Критика Готской программы" и др.
Фридрих Энгельс (Engels) родился 28 ноября 1820 года в семье
промышленника и был одним из всесторонне образованных людей своего времени.
Маркс и Энгельс одними из первых стали применять эмпирические
социологические исследования в своих теоретических трудах. Примеры использования
конкретно-эмпирических данных можно найти в работах "Положение рабочего класса
в Англии", "К жилищному вопросу" и др. Непреходящая значимость этих работ -
обоснование принципов сбора социологической информации при изучении постоянно
эволюционирующей реальности.
Другие работы Энгельса: "Происхождение семьи, частной собственности и
государства", "Диалектика природы", "Крестьянская война в Германии" и др.
Вместе Маркс и Энгельс занимались и политической деятельностью: в 1847 г.
создают "Союз коммунистов", а в 1864 - "Интернационал".
Умер Ф. Энгельс 5 августа 1895 года.
1. Концепция отчуждения
Проблема дегуманизации человека
В западной культуре особое внимание уделяется свободам индивида. Отнюдь не
случайно первые работы К. Маркса - "К еврейскому вопросу", "К Критике гегелевской
философии права", "Экономико-философские рукописи 1944 года" - посвящены
проблемам эмансипации, конкретных прав индивида, которые рассматриваются через
призму популярной в то время концепции отчуждения (её, в частности, использовали
Гегель и Фейербах).
Молодой Маркс, приступая к исследованию противоречий и социального
угнетения в Германии, связывал механизм дегуманизации человека с процессом
отчуждения - формирования "чуждой воли" (alien will) у социальных субъектов в
условиях экономических и социальных структур, характерных для классово-
антагонистического общества. Не психологические, а именно социальные факты
являются причиной отчуждения.
По мнению Марксу, изложенного им в работе "Экономико-философские
рукописи 1944 года", отчуждение конкретно проявляется, прежде всего, в разрыве
единства рабочего и предметов его производства. Рабочие отчуждены от продукта
своего труда. Результаты труда принадлежат не им, а собственникам: "Конечно, труд
производит чудесные вещи для богачей, но он же производит обнищание рабочего. Он
создает дворцы, но также и трущобы для рабочих. Он творит красоту, но также уродует
рабочего. Он заменяет ручной труд машиной, но при этом отбрасывает часть рабочих
назад к варварскому труду, а другую часть превращает в машину. Он производит ум, но
также и слабоумие, кретинизм как удел рабочих"3. Такое положение дел обусловлено
принудительным характером труда. Вынужденная работа приводит к тому, что
производственная деятельность не является для трудящихся самоценностью,
доставляющей внутреннее удовлетворение. Они работают исключительно за деньги,
необходимые для существования.
Принудительный труд выступает как некая внешняя сила, обрекающая рабочего
на принесение себя в жертву, самоистязание: "он в своем труде не утверждает себя, а
2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2 изд. - Т.30. - С. 286
3 Маркс К. "Экономико-философские рукописи 1944 года". - В кн.: Маркс К. Социология.
Сборник. М.: "КАНОН-пресс-Ц", "Кучково поле", 2000. - С. 229
64
отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развертывает свободно свою
физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает
свой дух"4. Из-за отчуждения люди теряют свой собственно человеческий потенциал.
Они превращаются в живые винтики гигантской производственной машины,
приобретают одностороннее развитие, что в принципе не может приносит
удовлетворение им самим. По существу, за деньги люди продают свои потенциальные
возможности стать более образованными, более всесторонне развитыми.
Процесс отчуждения затрагивает сами отношения между рабочими.
Утрачивается кооперативный характер работы, люди становятся изолированными друг
от друга, разрушаются дружеские связи - все подчинено сохранению своего рабочего
места в противоборстве со своими коллегами и зарабатыванию материальных средств.
Непредвиденными последствиями отчуждения является формирование ущербной
ментальности. Многие люди начинают чувствовать себя комфортно от исполнения
примитивных функций винтиков машины и не выражают стремления к
самосовершенствованию.
Суммируя следствия отчуждения, Маркс выделяет четыре позиции.
"Отчужденный труд человека", отчуждает от него 1) природу; 2) его самого, его
жизнедеятельность; 3) "родовая сущность человека - как природа, так и его духовное
родовое достояние - превращается в чуждую ему сущность, в средство для
поддержания его индивидуального существования"; 4) происходит "отчуждение

<<

стр. 2
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>