<<

стр. 7
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

партнерами администраторов и представителей власти. Произошла сексуальная
революция, в ходе которой рухнула прежде существовавшая система запретов и
вытеснения сексуальных влечений.
Вместе с тем, несмотря на материальное процветание, политическую и
сексуальную свободу, многие индивиды лишились позитивных черт,
относящихся к достоинству человека: у них нет ни собственных убеждений,
почти нет индивидуальности, нет самостоятельности. Социальный характер
10 Там же. - С. 351
11 Там же. - С. 352
187
западного общество обрел следующие качества: "Вместо соперничества мы
находим усиливающуюся тенденцию к совместной работе; вместо стремления к
непрерывному росту прибыли - желание иметь постоянный и надежный доход;
вместо эксплуатации - тенденцию поделиться богатством с другими и
манипулировать ими и самим собой; вместо рациональной или иррациональной,
но явной власти мы обнаруживаем власть анонимную - власть общественного
мнения и рынка; вместо собственной совести - потребность приспосабливаться
и получать одобрение со стороны; вместо чувства собственного достоинства и
чувства хозяина - постоянно усиливающееся, хотя большей частью
неосознаваемое, чувство бессилия"12.
Главная тенденция изменений в социальном характере - это, по мнению
Фромма, отчуждение. Под отчуждением социолог понимает такой способ
восприятия мира, при котором человек становится как бы отстраненным от
самого себя. Он не ощущает себя движителем своих собственных действий.
Более того, он вступает в мир несвободы: хотя индивид питает иллюзию, будто
делает то, что он хочет, в действительности им движут иррациональные силы,
отделенные от его сознательного "Я".
Отчужденный человек, находящийся во власти иррациональных сил,
создает себе идолов в виде вождя, коллектива, клана, власти, денег, вещей и
т.д., почитая которые он надеятся вновь обрести свои силы. Но на самом деле он
утрачивает самость, ибо созданные им идолы возвышаются и главенствуют над
ним. Человек перестает быть творцом, превращаясь в слугу, сделанных его
руками идолов. Фромм, в частности, отмечал: "Человек, движимый главным
образом жаждой власти, уже не воспринимает себя во всем богатстве и во всей
безграничности человеческого существования; он становится рабом своего
частичного, проецируемого на внешние цели стремления, которым он
"одержим". Человек, предающийся исключительно страсти к деньгам, охвачен
этим своим стремлением; деньги - идол, которому он поклоняется"13.
Отчуждение в сфере потребления означает, что акт потребления перестает
быть конкретным человеческим актом, в котором участвуют физические
потребности и эстетический вкус. Акт потребления должен быть значимым,
творческим человеческим переживанием. В социальном характере западного
общества это присутствует в малой степени. Потребление превращается в
удовлетворение искусственно подогреваемой игры воображения. Люди,
замечает Фромм, "пьют" ярлыки, рекламное изображение напитков; аналогично
потребляют "здоровое" мыло или "здоровую" зубную пасту.
При утверждении таких нормативных ориентаций человек начинает
ощущать себя вещью. У вещей нет своего "Я", и люди, ставшие вещами, не
могут иметь чувства "Я". Помыслы и действия отчужденного человека
направлены на то, чтобы выгодно продать себя на рынке. "Его самооценка
зависит от того, насколько он преуспеет: может ли он удачно продать себя,
может ли он получить за себя больше того, с чего он начинал, удачлив ли он.
Его тело, ум и душа составляют его капитал, а его жизненная задача - выгодно
поместить этот капитал, извлечь выгоду из самого себя. Человеческие качества,
такие, как дружелюбие, обходительность, доброта, превращаются в товары, в
ценные атрибуты "личностного набора", способствующие получению более
высокой цены на рынке личностей. Если человеку не удается выгодно
12 Там же. - С. 355-356
13 Там же. - С. 375
188
"инвестировать" себя, он испытывает такое чувство, словно он сама неудача;
если он в этом преуспевает, то он сам успех"14.
В социальный характер ныне вошло истолкование всей жизни как
коммерческого предприятия. По мнению Фромма, эта черта ныне становится
дополнительной причиной самоубийств, на которую не обратил внимание Э.
Дюркгейм. Отчужденный человек с "балансовым" подходом оценивает свою
жизнь, по существу, проводя аналогии с коммерческим предприятием,
деятельность которого может закончиться крахом. Причиной многих случаев
самоубийств, считает социолог, было осознание того, что "жизнь не удалась",
что не получилось выгодно "инвестировать" себя, и теперь жизнь "не стоит
того, чтобы жить дальше". Человек совершает самоубийство подобно, тому как
бизнесмен объявляет себя банкротом, когда убытки превышают доходы.
Типизация социальных характеров
Опираясь на проделанный анализ, Фромм предлагает разграничивать
социальные характеры плодотворной и неплодтворной ориентации. Разумеется,
ведя речь об их "идеальных типах" - характер конкретной личности может
сочетать несколько ориентаций при доминировании одной из них. Под
характером плодотворной ориентации социолог имеет в виду способность
человека использовать свои силы и реализовать заложенные в нем
возможности, подразумевая, что человек должен быть свободен и независим от
кого-то, кто контролирует его силы. Говоря о характере неплодотворной
ориентации, Фромм выделяет следующие его подвиды: рецептивная
ориентация (люди надеются на помощь других в решении своих проблем);
эксплуататорская ориентация (стремление получить желаемое силой или
хитростью); стяжательская ориентация (как можно больше принести в дом и
как можно меньше из него отдать); рыночная ориентация, ныне
доминирующая. "Цель рыночного характера - полнейшая адаптация, чтобы
быть нужным, сохранить спрос на себя при всех условиях, складывающихся на
рынке личностей". Люди с рыночным характером не умеют ни любить, ни
ненавидеть, они не испытывают глубокой привязанности ни к себе, ни к другим,
у них нет "самых близких", они не дорожат даже собой.
3. Патологическое и здоровое общество
Критерии общественного здоровья
Фромм считает, что главным критерием здорового общества является его
приспособленность к человеческой природе, что позволяет удовлетворительно
решать проблемы человеческого существования. Человек может адаптироваться
почти к любой социокультурной системе, но если эти системы противоречат
его природе, у него развиваются ментальные и эмоциональные нарушения,
которые в конечном счете будут побуждать к изменению общества. Фромм не
принял фрейдовский постулат о неизбежности конфликта между обществом и
природой человека, который фактически означал защиту современного
общества.
14 Там же. - С. 389
189
Здоровому обществу социолог противопоставляет не просто "нездоровое"
общество, а общество патологическое, безумное. Примером патологического
общества являются нацистское или сталинисткое общество. Хотя эти общества
по-своему обеспечили индивидам убежище и безопасность, они создали
условия для высшей степени отчуждения, утвердили авторитарное
идолопоклонство, вынудили людей бежать от свободы.
Общей чертой патологических обществ является отсутствие веры в
разумные, творческие действия людей, которая была замещена верой в идолов
- вождя, государство, "отечество". История возникновения патологического
общества в России, как считает Фромм, такова. Ленин, следуя Марксу, исходил
из исторической миссии рабочего класса, суть которой в достижении новой
гармонии между людьми и между человеком и природой, построения общества,
в котором "свободное развитие каждого является свободным развитием всех".
Но Ленин не верил, что достичь этой цели может собственно рабочий класс и
полагал, что во главе его должна стоять группа профессиональных
революционеров. При этом решающим моментом было неверие в разумные
действия собственно рабочих и крестьян, которое исходило, полагает Фромм, из
неверия в человека вообще. Это и привело к выбору в пользу замены веры в
человека на авторитарное идолопоклонство со всеми вытекающими
последствиями - беспощадной эксплуатацией, политическим террором,
отчуждением человека от самого себя и от собственно человеческих сил.
В противоположность патологическому здоровое общество, как "модель
идеального типа", предполагает самоценность человека - ни один человек не
является средством для достижения целей другого человека. Более того, никто
не использует себя в целях, не способствующих раскрытию человеческих
возможностей. Экономическая и политическая деятельность подчинены
собственно человеческим интересам. В здоровом обществе человек - активный
и ответственный участник жизни общества, хозяин своей жизни. Его жизненная
цель быть многим, а не обладать многим. Страстное желание создать и
сохранить богатство заменяется экзистенциальным обладанием - рационально
обусловленным стремлением к самосохранению, что относится пище, жилищу,
одежде человека.
Словом, здоровое общество адекватно потребностям человека.
Причины возникновения общественной патологии
Фромм не согласен со взглядами Фрейда, который полагал, что
общественная патология возникает при особо сильном подавлении
либидонозных влечений, при вытеснении иррациональных страстей - если
конфликт с либидо не может разрешиться нормально, то возникают симптомы
неврозов, которые в тяжелых случаях перерастают в патологию. По его мнению,
это односторонний подход к проблеме. С точки зрения гуманистического
психоанализа, причины возникновения социальной патологии кроются в
вытесненных потребностях в продуктивности, что приводит к неспособности
выработать такой социальный характер, который был бы ориентирован на
реализацию творческих сил человека, на внутреннее единение человека с
другими людьми. Вместо этого фундаментальной посылкой патологического
общества становится неограниченное потребление как цель жизни, жажда
обладания, которые неизбежно воспроизводит эгоизм и алчность. Жажда
обладания ведет к социальной напряженности и конфликтам. Эгоизм,
190
порождаемый таким обществом, замечает Фромм, заставляет её лидеров ставить
личный успех выше общественного долга: "Никого больше не шокирует то, что
ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают
решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для
общества"15.
Зачастую возникновение патологического общества начинается с того, что
экономические или политические программы, декларирующие самые гуманные
цели, не учитывают собственно человеческий фактор и вступают в конфликт с
потребностями человеческой природы. Так, советское общество времен
сталинизма доказало, что экономика может успешно развиваться с точки зрения
производства определенных производительных сил, однако это само по себе не
ведет к возникновению строя, который был бы адекватен человеческой природе.
Умаление и забвение человеческого фактора, отмечает Фромм, привело к тому,
что хотя рассудок людей продолжал прекрасно работать, их разум начал
деградировать, что вело к появлению отчуждения, апатии, иррационализма во
все больших масштабах.
В современных западных обществах ставка сделана на автоматизацию и
роботизм - автоматы исполняют все желания без принуждения, они создают
машины, работающие подобно людям, но одновременно производят людей,
работающих как машины. Знания и понятливость этих людей растут, но их
разум деградирует. Все "счастливы", хотя ничего не чувствуют, никого не
любят и не рассуждают. Жизнь утрачивает смысл - в ней нет ни радости, ни
веры, ни реальности.
На основании этих суждений социолог приходит к выводу о неразрывном
единстве всех сфер жизнедеятельности человека. По его мнению, путь к
здоровому обществу лежит не через самостоятельное развитие экономики или
достижение политической свободы, а лишь через одновременные изменения в
промышленности и политической организации, в духовной и философской
ориентации, в структуре социального характера и культурной деятельности.
Общество не может предоставить человеку возможность свободно мыслить,
если оно не дало ему свободно чувствовать. Оно не может дать человеку
эмоциональную свободу, если не избавит его от экономической зависимости.
Попытки радикального продвижения в одной области при исключении других
не давали в целом положительного результаты для приспособления общества к
человеческой природе. "Без сомнения один интегрированный шаг вперед во
всех жизненных сферах будет иметь гораздо более далеко идущие и
долговременные результаты для прогрессивного развития человечества, чем
сотня шагов, проповедуемых и даже переживаемых в течение короткого
периода в одной изолированной сфере. Несколько тысячелетий неудач,
связанных с "изолированным" прогрессом, должны бы послужить достаточно
убедительным уроком... Истинным критерием реформы является не её темп, а
реалистичность"16.
В каком направлении изменять человека и общество
15 Фромм Э. Иметь или быть? Минск: Издатель В.П. Ильин, 1997. - С. 219
16 Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. М.: Юристъ, 1995. - С.
493-494
191
Фромм высказывает некоторые практические соображения по движению к
здоровому обществу и социальному характеру продуктивной ориентации. Для
этого, как минимум, необходимо осознать причины болезни общества и,
конечно же, начать практические шаги к изменению ситуации во всех сферах
жизни.
Производственная сфера должна быть организована таким образом, чтобы
человек мог принимать участие в управлении и принятии решений. Владение
собственностью на средства производства принципиального значение не имеет.
Главное состоит в том, что трудовая деятельность имеет смысл для человека: он
знает, что делает, влияет на то, что делает, чувствует себя в единстве со своими
коллегами по работе. Кроме того, необходимо переориентировать основную
мотивацию с материального обогащения на духовное удовлетворение. Целью
является не господство над природой, а господство над техникой и
иррациональными социальными силами. "Наша задача - создать здоровую
экономику для здоровых людей".
В сфере политики необходимо пассивную демократию (будь то "народная
демократия" или "централизованная демократия") заменить активной
демократией участия - истинно разумные решения не могут приниматься
путем массового голосования, ибо у современного отчужденного индивида есть
мнения и предрассудки, но нет убеждений, есть симпатии и антипатии, но нет
воли. Поэтому проработка жизненно важных вопросов должна происходить в
малых группах, что предполагает личный контакт и затрудняет иррациональное
воздействие на сознание людей.
В культурной сфере нет надобности создавать новые духовные цели.
Скорее, необходимо реализовать уже созданные великими гуманистическими
учениями ценности, которые способствуют развитию разума, совести и
братской солидарности. А вот систему образования переделать надо, ибо она
вносит в социальный характер такие черты, которые прежде всего требуются на
рынке личностей - конкурентоспособность и конформизм. Учитель считает
ученика хорошим, если он послушен, не доставляет хлопот. Соответственно,
предприниматель считает работника хорошим, если тот приносит ему
максимальную пользу. Акцент же в образовании должен быть сделан на
включение в социальный характер способности к критическому мышлению,
воображению, самосознанию, созидательной активности, коллективному
творчеству. Руководящими принципами человека должны стать разум и совесть,
свобода быть самим собой. Для достижения критического мышления и
эмоциональной независимости, считает Фромм, следует запретить все методы
"промывания мозгов", которые используются в промышленной рекламе и
политической пропаганде, создающие атмосферу полузабытья - человек
одновременно верит и не верит происходящему, теряет ощущение реальности.
Есть ли реальные шансы движения к здоровому обществу? С точки зрения
конформизма, таких возможностей нет. Однако социолог оптимистично
смотрит в будущее, отмечая веру в человеческий разум, добрую волю и
здравомыслие. Фромм утверждает, что лишь установка на плодотворность
должна превратить "разумный шанс", каким бы малым он ни был, в "реальную
возможность". Прообразом будущего, по его мнению, может стать здоровое
общество, в котором на смену рыночному характеру придет характер
продуктивный, а роботизм будет заменен гуманистическим духом.
192
4. Фроммовские подходы к изучению деструктивности в политике
Как Вам стало известно, Фромм выделяет три основные ориентации по
разрешению дисгармонии человеческого существования. Первая - мазохистская
тенденция: человек приобщается к миру, подчиняясь отдельной личности,
социальной группе, организации, партии, государству или Богу. При этом он, как
правило, испытывает удовлетворение от причиняемых ему физических или
моральных страданий).
Вторая - садистская тенденция: индивид достигает сопричастности при
помощи власти над миром, посредством политики господства над другими
людьми. В этом случае он получает удовлетворение от страданий других.
Третья - тенденция, основанная на любви: в отношениях с другими людьми
человек принимает на себя ответственность за самого себя и свои действия. При
этом его путь единения с ними и миром осуществляется посредством любви как
связи с кем-либо при условии сохранения целостности своего собственного "Я".
В российской культуре любая политика - от царей до коммунистов - имела
два первых вышеназванные начала. От руководимых она требовала уничтожение
собственной индивидуальности, личных прав и свобод. Достаточно вспомнить, что
воплощение партийных планов в жизнь связывалось не с саморазвитием людей, а с
их самопожертвованием, готовностью к страданиям, испытаниям, преодолению
трудностей и т.д. Руководители же смотрели друг на друга с нескрываемой
завистью: у кого больше "штыков" (индивидов, находящихся в подчинении), тот и
выше рангом, более значим в государственной и партийной иерархии.
Удовлетворить же завистника невозможно: подчиненных и власти никогда не
бывает достаточно.
Фромм также переосмыслил фрейдистские положения о
детерминированности деструктивности инстинктивными влечениями человека.
Социолог пришел к принципиально новому выводу: общество, характер
конкретной политики могут способствовать либо созидательности, либо
разрушительности.
Политика советских руководителей от Ленина до Горбачева строилась на
положении о том, что человек по своей природе разумен и добр. Добро должно
было восторжествовать, как только будет покончено с определенными
социальными реалиями Зла - частной собственностью, буржуазией, кулаками,
"врагами народа", бюрократами, националистами, империалистами и т.д.
Недооценка сложности человеческой природы, абсолютизация разума,
героизма, жервенности и игнорирование внутренней активности, человеческой
индивидуальности, любви как таковой, приводили к тому, что планы по
строительству "светлого будущего" никогда не сбывались, а экономические
достижения самым причудливым образом сочетались с варскими акциями против
собственного народа, с деструктивностью и жестокостью по отношению "плохих"
образцов иной культуры. Заблуждения советских руководителей относительно
рационалистской сущности человека, их блокировка плодотворной энергии людей
дали Фромму основание считать в принципе несовершенными и неэффективными
политические механизмы советского общественного устройства и прогнозировать
крах этого режима.
К сожалению, и сегодня многие иллюзии прошлого сохраняются.
Демократы, недооценивая силу иррациональных и разрушительных страстей,
полагали, что упразднение государственной авторитарной экономики,
193
политического господства одной партии автоматически создаст свободных людей,
разблокирует плодотворную энергию миллионов людей и они станут готовыми к
сотрудничеству в условиях рыночных отношений. Однако свобода
предпринимательства, приватизация, политический плюрализм сами по себе вовсе
не ведут к возникновению духа единения, созидания и любви. Для этого ещё
требуется политика обеспечивающая, по словам Фромма, "переживание
причастности и общности", политика, дающая реальные права каждому и всем, а в
идеале - каждому гражданину влиять на характер принимаемых решений, неся за
это ответственность.
Политика демократов по реформированию российского общества
изначально была ориентирована на самые различные разрушительные и
прагматические цели, но только не на то, чтобы новое взаимодействие людей
привело к доминированию созидания и любви. И верхи, и низы, подчас не
осознавая того, продолжали жить по иррационально-деструктивным принципам -
одни хотят господства над людьми, другие ищут приемлемую общественную
структуру или даже отдельно взятую сильную личность для подчинения.
Фроммовская методология помогает выявить природу деструктивной
политики в отношениях центра и регионов, понять иррациональность многих
конфликтов, возникших после распада традиционных кровосмесительных
фиксаций времен Советского Союза - заверения национальных лидеров (тогда
партийных секретарей, а ныне - губернаторов) в верности официальному курса,
как правило, гарантировали и гарантируют "отцовское покровительство" Кремля.
Новые взаимоотношения центра и регионов, к сожалению, строятся не на
уровне критического переосмысления прошлой безопасности, ассоциировавшейся
с близостью к "вождям" Кремля. Вместо движения к новым человечески
отношениям, в которых бы присутствовали разум, любовь, гуманистическая
совесть, взаимное уважение прав, на поверхность политической жизни
выплеснулись, освободившиеся от официальной цензуры и самоцензуры эмоции,
которые растревожили иррациональные силы. Залегавшие в слоях подсознания
вытесненные обиды, связанные с той или иной ущербностью национальной или
социальной группы, вероисповедания, теперь вышли на поверхность и обрели
форму противоборства "своих" с "чужаками".
Заметим, что Фромм с оптимизмом смотрит на возможности такой
политики, благодаря которой человек "преуспеет в развитии своего разума и
любви, больше, чем это ему удавалось до сих пор, сможет построить мир,
основанный на человеческой солидарности и справедливости, ощутит, что уходит
своими корнями в опыт всеобщего братства". Социолог считает, что в принципе
природа человека способна к изменениям, к минимизации деструктивности,
поддается гуманизации, и современный человек способен обрести новую,
очеловеченную форму, тем самым став человеком для себя.
Стержнем гуманистического психоанализа является концепция социального
характера как совокупности социокультурных установок и норм для подражания,
существующих в конкретном обществе, которые, как правило, не осознаются
индивидами, но весьма существенно детерминируют их поведение в социальной
жизни, в выборе характера политических стратегий.
Фроммовская методология концепции социального характера может быть
использована и для анализа политических процессов, происходящих в
современном российском обществе. Наш традиционный социальный характер, в
котором, несомненно, весьма сильные позиции в прошлом имела плодотворная
ориентация, ныне подвергается серьезным испытаниям и, конечно же, существенно
194
меняется, нравится нам это или нет. Можно спорить по частностям, но общий
вектор перемен очевиден - синдром отчуждения становится доминирующим, что
предопределяет движение в сторону рыночной ориентации. Это выражается и в
соответствующих политических практиках. Деятельность всех политических
агентов обретает все более нетерпимость, на основе чего возрастает вероятность
решения тех или иных проблем силовыми способами. Периодически происходят
всплески политического экстремизма, которые могут привести к экскалации
внутриполитической обстановки в отдельных регионах и стать фактором
политического терроризма. Среди представителей политической элиты ощущается
явный недостаток творческих индивидуальностей, предлагающих решения
проблем на основе разума, демократических принципов, особенно права,
использования потенциала свободных индивидов, но зато в избытке претенденты
на роль "вождей", новых политических идолов, которые, манипулируя
патриотическими лозунгами, обещают быстрые и легкие решения самых сложных
вопросов.
Напомним, Фромм различает разум (стремление распознать сущность
действительности) и рассудок (мышление, служащее для биологического
выживания, позволяющее манипулировать людьми и вещами). Политические
факты свидетельствуют, что в нашем социальном характере начинает умаляться
роль разума и возвеличивается роль рассудка. Чеченская кампания, использование
некоторыми политическими силами религиозного и национального факторов в
борьбе за власть, нарушения прав русских и русскоязычного населения в регионах,
дискриминация отдельных категорий населения (ученых, военнослужащих, врачей)
при проведении приватизации и др. обнаружили поразительное отсутствие
реализма. Телевидение и пресса подают информацию в расчете на рассудочное
восприятие толпы - трудно понять смысл политических акций в отношении самих
средств массовой информации, тех или иных событий в политической жизни.
Разумеется, в России есть люди выдающегося разума, но их творческий
потенциал оказывается не востребованным в условиях распространяющегося
влияния характера рыночной ориентации. Если деструктивные силы и
иррациональные страсти получат превосходство в нашем характере, отмечал
Фромм, то это вредно отразится и на разуме, и на совести. Они не смогут должным
образом выполнять свои функции.
Традиционно была сильна для россиян такая черта, как совестливость.
Совесть, считает Фромм, по самой природе имеет нонконформистский,
плодотворный характер. Но совесть может существовать лишь тогда, когда человек
ощущает себя человеком, а не вещью. Ныне совесть в политике все более
оттесняется соображениями прагматической и собственно коммерческой
целесообразности. С телеэкранов не сходят фильмы, разжигающие
иррациональные страсти, только потому, что они являются весьма доходным
товаром. Не удивительно, что элита свои политические акции все менее
подкрепляет нравственными идеалами. Вместо совести, сохранения общественной
морали утверждается конформизм, пассивность, духовная пустота, безразличие.
Опираясь на методологию гуманистического психоанализа, можно отметить, что в
нашей стране не получили достаточного развития институты гражданского
общества и правового государства, соответственно не сформировались культурные
и политические реалии, которые бы оказывали достаточно серьезное
противодействие иррациональным влечениям руководителей, их неосознанным
импульсам. Нынешняя российская власть, существующая как бы сама по себе, в
отстранении от социума, вне связи с гражданским обществом неизбежно обретает
195
компоненты деструктивности. Особенностями такой власти является нарциссизм,
стяжательская ориентация, эксплуататорское отношение, как к самим
государственным чиновникам, так и к рядовым гражданам.
Как считает Фромм преодоление деструктивности в значительной степени
возможно путем утверждения "человеческих отношений" в сфере труда.
Э. Фромм рассматривает труд через призму сознательного и
бессознательного, конструктивных и деструктивных действий, адекватности
данного процесса человеческой природе. Социолог отмечает, что в условиях
рыночного социального характера труд перестает быть моральным или
религиозным долгом и выступает как противоестественное, бессмысленное
условие для получения материального вознаграждения, необходимого для
содержания самого себя и семьи. Исследование "человеческих отношений" на
производстве с отчужденным характером труда показали, что в главными
стимулами к труду являются деньги, престиж, власть, что у нанятого инвивида
практически нет возможностей развивать свой разум, чувство прекрасного,
способности к сотрудничеству с другими людьми. Это приводит к
бессознательной враждебности к работе, к идеалу лени и бездеятельности -
стремлению получить ту же оплату за меньший труд. Бессознательная
деструктивность сопутствует и деятельности предпринимателя, который зачастую
вынужден производить втайне презираемый товар, но приносящий прибыль. Он
разыгрывает спектакль с покупателями, чтобы продать товар; он ненавидит
конкурентов; он ненавидит себя, потому что видит, как проходит жизнь без всякого
смысла. Ненависть к себе и другим, как правило, не осознается, будучи
вытесненной. И у рабочих, и у предпринимателей обнаруживаются такие
вытесненные свойства личности, как садизм, отчуждение, конформизм и другие
качества, которые не содействуют развитию собственно человеческих
способностей.
Фромм отмечает, что социологические исследования трудовой
деятельности, как правило, не учитывают неосознанную неудовлетворенность
работой у "удовлетворенных" респондентов, которые однако страдают от
различной нервозности. Есть ли возможность адаптировать организацию труда к
природе человека? Фромм ссылается на классический эксперимент Э. Мэйо, в
результате которого работницы, выполнявшие ту же монотонную сборочную
работу телефонных трансформаторов, но сознательно приобщенные к
осмысленному и интересному эксперименту (к их предложениям прислушивались
и они нередко принимались), повышали производительность труда даже тогда,
когда условия работы заведомо ухудшались. Заболеваемость среди них упала на
80% по сравнению с общей заболеваемостью, в их среде возникла атмосфера
дружеского общения. Словом, социолог приходит к выводу, что социально-
культурный аспект труда оказывает решающее значение на возможность человека
к саморазвитию и на преодоление деструктивных тенденций в обществе.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. Э. Фромм в книге "Анатомия человеческой деструктивности" отмечает, что
институт кровной мести существует практически во всех регионах мира,
встречается у весьма миролюбивых народов (гренладцев). За убийство кару должен
понести любой представитель клана или семьи, откуда вышел убийца. Это делает
кровопролитие бесконечным - кара ведет к новому витку мести.
196
Социологические исследования свидетельствуют, что даже слухи о
злодеяниях могут вызвать жажду мести, чем зачастую пользуются политические
экстремисты. Почему, по Вашему мнению, мстительность так глубоко укоренилась
в ментальности многих народов? Какие меры можно предпринять, чтобы
минимизировать страсть к мщению?
2. В рамках приходящих в Россию новых ценностей практически нет места
совести, которая становится "частным" делом. Однако с умалением совести у
иррационализма, вседозволенности почти не остается преград. Человек без совести
не ценит собственную жизнь дороже вещей, не корит себя за то, что сам не стал
творцом, нет у него и сожаления о загубленных жизнях других людей. Не в этом
ли кроется латентная причина деструктивности в наших политических акциях? Не
в этом ли состоят главные трудности нашего движения к демократическому
свободному обществу?
3. Развитие рыночных отношений в России уже начинает оказывать влияние
на наш социальный характер. Есть ли, по Вашему мнению, адаптировать эти
отношения к природе человека?
Основные термины и выражения:
Гуманистический психоанализ, человек для себя, телесно-духовная
целостность, экзистенциальные дихотомии, мазохистская тенденция, садистская
тенденция, сопричастность с себе подобными, укорененность, кровосмешение,
совесть отцовского типа, совесть материнского типа, любовь, созидательность,
разрушительность, авторитарная совесть, гуманистическая совесть, чувство
тождественности, стадный конформизм, разум, рассудок, социальный характер,
отчуждение, мир несвободы, характер плодотворной ориентации, характер
неплодотворной ориентации, характер с рецептивной ориентацией, характер с
эксплуататорской ориентацией, характер со стяжательной ориентацией,
рыночный характер, патологическое общество, здоровое общество,
экзистенциальное обладание, роботизм, демократия участия, плодотворная
энергия
ЛИТЕРАТУРА
Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН, 2000. -
Лекция 3
Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.
Сравнительный анализ российских и американских политических реалий.
Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: "Экзамен", 2001. - Тема
4: "Социальный и гуманистический психоанализ: роль бессознательного и
деструктивного факторов в политике"
Добреньков В.И. Социология Э. Фромма // История социологии в Западной
Европе и США. М.: Норма, 1999
Додельцев Р.Ф. Фрейдизм: культурология, психология, философия. М.:
МГИМО, 1997
Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.: Аспект Пресс, 1995. - Глава
5, раздел 4 "Возможности психоанализа для понимания иррационального в
конфликтах"
197
История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор -
академик РАН Г.В. Осипов. - М.: Издательская группа: НОРМА-ИНФРА · М,
1999. - Рекомендуется глава 19
Попов В.Д. Социально-психологические законы и социальный психоанализ.-
В кн.: Имидж госслужбы. М., 1996
Судьбы реформ в России. М., РНИСиНП, 1997
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими
эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А.
Кравченко. М.: Экзамен, 2001
Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., ООО "Издательство
АСТ-ЛТД", 1998
Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. Избранные
труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юристъ, 1995
Фромм Э. Человек для себя. Иметь или быть? Минск: Издатель В.П. Ильин,
1997
Хорни К. Новые пути в психоанализе. Собрание соч. в трех томах, т. 2. М.:
Издательство "Смысл", 1997

198
Тема 13. ИНТЕГРАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ П. СОРОКИНА
1. Человек как "удивительное интегральное существо"
2. Социокультурные суперсистемы и флуктуация обществ
3. Социальная стратификация и мобильность, теоремы флуктуации
4. Социология революции
5. П. Сорокин о реформировании общества в условиях его кризиса
Одним из первых, кто попытался ликвидировать противостояние между
структурными и интерпретивными парадигмами был российско-американский
социолог Питирим Александрович Сорокин, создавший так называемую
интегральную социологию. Социолог предложил изучать общество, его явления с
позиций как объективности социокультурных систем, находящихся в сложном
движении - по горизонтали, вертикали и в виде флуктуации (колебания от
оптимальной величины), так и с учетом субъективного фактора - сложной,
интегральной сущности самого человека, его ценностного мира.
П. Сорокин разработал свою теорию на основе синтеза представлений как
известных российских социологов - Л. Петражицкого, М. Ковалевского, Е. Де-
Роберти, так и западных - Э. Дюркгейма, М. Вебера. Вместе с тем, его теория -
принципиально новый взгляд на человека, цивилизацию, общество, суть которого
сам автор характеризовал как интегрализм11. Методологическая основа его
парадигмы включает в себя в качестве внутренних компонентов интуитивный,
эмпирический и рационалистический методы.
Питирим Александрович Сорокин (Sorokin) - выдающийся российско-
американский социолог XX столетия, создатель интегральной парадигмы, на
основании которой им были созданы теории социокультурных систем, социальной
стратификации и социальной мобильности, революции и реформ, знания и искусств
и др.
П. Сорокин родился 21 января 1889 г. в семье ремесленника, занимавшегося
церковно-реставрационными работами. Мальчик рано остался сиротой. Однако с
детства проявил необыкновенную тягу к знаниям, совмещая работу и образование.
После сдачи экстерном экзаменов на аттестат зрелости Сорокин поступает в
Психоневрологический, а затем в Петербургский университет, где встречается с
выдающимся социологом того времени М.М. Ковалевским, становится его
ассистентом и секретарем. Ещё студентом он в 1913 г. создает свой первый крупный
11 В литературе широко распространено мнение о качественно различных этапах в творчестве
Сорокина, согласно которому интегральная парадигма была обоснована лишь в конце жизни ученого,
в то время как многие работы, посвященные осмыслению тех или иных проблем российского и
других обществ, были написаны ранее и не имеют отношение к интегрализму. Бесспорно, это так,
если иметь в виду целостную парадигму в её завершенном виде. Но интегральная социология как
научная система интерпретаций и постижения мира с глубокой и всесторонней аргументацией была
сформулирована не в одночасье, не в одной-двух последних книгах. Те или иные стороны теорий
выкристаллизовывались уже в начале творческого пути ученого и далее им развивались и
конкретизировались в течение всей жизни.
199
труд "Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных
формах общественного поведения и морали".
Занятие наукой Сорокин совмещает с политической деятельностью, являясь
членом партии социалистов-революционеров, редактором её печатных органов.
Накануне Февральской революции 1917 г. Сорокин становится сподвижником
премьер-министра А. Керенского и в итоге оказывается в тюрьме. После
революционных событий Сорокин всецело отдает себя науке. В 1919 г. он создает
первый в России факультет социологии в Петроградском университете. Уже в
следующем году им выпускается в свет "Общедоступный учебник социологии" и
"Система социологии" в двух томах.
В 1922 г. Сорокин навсегда оставляет Россию - переезжает сначала в
Чехословакию, а затем в США. Вскоре он возглавил социологический факультет
Гарвардского университета. Здесь Сорокин публикует свои знаменитые работы
"Социология революции", "Социальная и культурная динамика" в четырех томах,
"Кризис нашего времени" и многие другие.
Сорокин избирался президентом Американской социологической ассоциации.
Как и многие социологи, Сорокин был весьма нетерпим к мнениям своих
оппонентов и даже коллег. Особенно нелицеприятно он отзывался о Т. Парсонсе,
сменившего его на посту руководителя социологического факультета и
преобразовавшего его в факультет социальных отношений.
Среди других работ Сорокина, опубликованных ныне в России:
"Социологические теории современности", "Человек. Цивилизация. Общество",
"Человек и общество в условиях бедствия", "Интегрализм - моя философия", "Об
основных условиях возможности возрождения нашего народного хозяйства",
"Причины войны и условия мира", "Современное состояние России", "Общие черты
и различия между Россией и США", "Таинственная энергия любви", "Долгий путь.
Автобиографический роман".
Умер П. Сорокин 10 февраля 1968 года.
1. Человек как "удивительное интегральное существо"
Доминирование социокультурного начала
Человеческая личность, по П. Сорокину, формируется под воздействием ряда
факторов - космических, биологических, социально-психологических, но прежде
всего - социокультурных. При рождении человек еще не является ни личностью, ни
творцом общественной жизни. Его моральные убеждения, эстетические вкусы и
мировоззренческие взгляды не предопределены.
Связь биологического и социокультурного начала Сорокин определяет
следующим образом: "Человек с лучшей физической конституцией может лучше
проигрывать "социокультурные записи", чем тот, кто рождается с худшими
наследственными данными; но то, какие записи он станет играть, относительно мало
зависит от органических или биологических факторов. Зовут ли его Смит или
Джонс, протестант ли он или буддист, говорит ли он по-английски или по-турецки,
республиканец он или демократ, лифтер или король, является ли он гражданином
России или Сиама, состоит в моногамном или полигамном браке, носит восточную
200
или американскую одежду - эти и другие социокультурные характеристики не
наследуются биологически, а приобретаются в процессе взаимодействия с людьми,
среди которых он рождается, воспитывается, получает образование"2.
Интегральная природа человеческой личности формируется и в процессе
интеракции индивидов друг с другом, которая также проходит под влиянием ряда
факторов. На характер взаимодействия людей оказывает влияние и бессознательные
рефлексы, и биосознательные регуляторы - чувство голода и жажды, сексуальные
влечения, и, наконец, социосознательные нормы и ценности.
"Новая интегральная теория человеческой личности, - поясняет Сорокин, - не
отрицает, что человек является животным организмом, наделенным
"бессознательным", рефлексо-инстинктивным механизмом тела, но она
подчеркивает, что помимо этой формы бытия, человек является сознательным,
рациональным мыслителем и сверх-сознательным творцом или духом"3.
Интегральное использование каналов познания
Интегральное существо человека проявляется и раскрывается в его
способностях отражать и анализировать мир с помощью интегрального
использования каналов познания. По Сорокину, всю окружающую нас
действительность можно представить в виде трех наиболее важных формах: 1)
эмпирически-чувственная форма - постигается нами либо с помощью органов
чувств, либо инструментов их дополняющих (разного рода приборов); 2)
рационально-умственная форма - познается главным образом разумом с помощью
логических операций; 3) сверхчувственно-сверхрациональная форма бытия -
постигается только посредством сверхчувственной и сверх-рациональной интуиции
или "божественного вдохновения", "вспышки озарения".
Все гениальные творения во всех областях культуры - религии, философии,
науки, эстетики - так или иначе были рождены и вдохновлялись интуицией,
милостью "высшего озарения". При этом ученый особо подчеркивает, что истина,
полученная при помощи интегрального использования чувства, разума и интуиции -
это "более полная и более ценная истина, нежели та, которая получена через один из
этих каналов... При интегральном использовании этих трех каналов познания они
дополняют друг друга и контролируют"4. В результате наше знание о
действительности представляет собой совокупный вклад ученых-эмпириков,
мыслителей-логиков, великих религиозных и нравственных деятелей, а также
представителей искусства.
Наконец, интегральное существо человека проявляется и в том, что он
является не только эмпирическим наблюдателем и экспериментатором,
рациональным мыслителем, но и активным участником создания творческого начала
во вселенной. Помимо неорганических и органических явлений, которые
существовали до появления человека, человек создал новую реальность -
суперорганический или культурный мир, имеющий компонент смысла. Именно
смысл, который придает человек неорганическим или органическим явлениям,
радикально меняет их ценность.
Для иллюстрации своего тезиса Сорокин приводит ряд конкретных примеров.
Так, кусок дешевой материи, прикрепленный к палке, благодаря своему смыслу
2 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. - С. 159
3 Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. М.: Институт социологии РАН, 1993. - С.
143
4 Сорокин П. Моя философия - интегрализм.- Социс, 1992, № 10. - С. 134
201
превращается в национальный флаг, символ чести нации, ради которого люди
жертвуют своей жизнью. Биологически и физически нет человеческих организмов,
которые были бы королями или героями, учеными или рабочими. В
социокультурном отношении абсолютный монарх обладает несравненно большей
силой, чем любой из его подданных, каким бы физически сильным он ни был. Все
эти и миллионы других смыслов появились благодаря созданному человеком
суперорганическому миру. Феномен становится социокультурным, в котором
компонент смысла накладывается на физический и биологический компоненты.
Культурный мир
Весь культурный мир Сорокин подразделяет на: 1) бесконечное множество
идеологических смыслов, выраженных в языке, науке, религии, философии,
искусстве; 2) образцы материальной культуры; 3) типы социокультурных личностей
(хозяев и рабов, католиков и протестантов, французов и американцев и т.д.) и
социокультурных групп (политических, экономических, профессиональных,
религиозных и т.д.); 4) образцы поведения, имеющих тот или иной набор смыслов
(церемонии, ритуалы, поступки).
Человек создал суперорганический мир. Теперь же этот мир посредством
вышеотмеченных идеологических, материальных, личностных и поведенческих
явлений формирует как личность каждого индивида, так и облик каждой социальной
группы.
Высшая интегральная ценность
По Сорокину, среди смысловых ценностей суперорганического мира есть
одна высшая интегральная ценность - единство Истины, Красоты и Добра. Человек
весьма преуспел в добыче истины и в создании шедевров красоты. Однако за
последние четыре столетия, как считает социолог, творчество в области Добра резко
отстало от творческой деятельности в области Истины и Красоты. Человеку не
удалось обосновать эффективные пути и средства для своего морального
возвышения, для контроля своих бессознательных инстинктов и чувственных
вожделений, связанных с погоней за материальным благополучием, властью и
наслаждениями. Его судьба, по мнению социолога, в конечном счете, зависит ни от
ООН, всемирного правительства или торжества демократии, а от него самого - от
способности творить Добро, от "увеличения производства и аккумуляции
неэгоистической любви к человеку и человечеству".
Неэгоистическая творческая любовь, утверждает Сорокин, может положить
конец агрессивным нападениям индивидов и групп друг на друга; преобразовать
враждебные отношения в дружеские; может оказать воздействие на международную
политику и умиротворить конфликты.
Кроме того, неэгоистическая любовь необходима для физического, духовного
и нравственного здоровья человека. Опираясь на свои исследования, Сорокин
отмечает, что люди альтруисты живут дольше, чем эгоисты; дети, лишенные любви,
склонны к моральному уродству; любовь - сильнейшее средство против
политического радикализма, экстремизма, социальной аномии. Любовь способна
противостоять тенденциям к преступности, самоубийству, ненависти, психоневрозу.
Энергия любви, по Сорокину, проявляется как "бесконечный универсум,
который неистощим качественно и количественно". Из многих форм этой энергии
202
социолог особо выделяет космически-онтологический, биологический и
психологический ее аспекты5.
Фактор Доброты: возможность целей и средств, адекватных природе
человека
По мнению Сорокина, известные до сих пор формы правления, будь то в
Америке или России, не принимали в расчет Доброту, энергию неэгоистической
любви, и потому "демократические режимы были почти столь же воинственными,
неустойчивыми, как и авторитарные режимы, и имели такой же высокий уровень
преступности"6.
При осуществлении той или иной политики в России никогда не ставился
вопрос о Доброте - прежде всего, вопрос о гуманности путей и средств
достижения поставленных целей, об их адекватности природе человека, об
"умиротворяющей и гармонизирующей функции любви", которая есть "наилучший
"гаситель" межчеловеческой агрессии, вражды и борьбы"7.
Из-за умаления и забвения фактора Доброты, сугубо прагматического подхода
к политическим преобразованиям, в стране никак не может сложиться механизм
согласования многообразных интересов. Изначально политика либеральных
демократов в России в 90-е годы была ориентирована на самые различные
прагматические цели - спекулятивную куплю-продажу, приватизацию,
ваучеризацию, сбор налогов и т.д. - но только не на то, чтобы новое взаимодействие
людей привело к собственно совершенствованию человеческих отношений.
Демократы-реформаторы, недооценивая важность Доброты, полагали, что
нигилистическое упразднение государственной авторитарной экономики,
политического господства одной партии автоматически создаст разумных и
свободных людей, разблокирует творческую энергию миллионов людей и они
станут готовыми к сотрудничеству в условиях рыночных отношений и соблюдения
прав человека. Однако, как показало провидение социолога и подтвердила жизнь,
"без любви все Билли о правах и все конституционные гарантии свободы есть пустая
фраза"8. Любые благие замыслы сами по себе вовсе не ведут к процветанию,
согласию, миру, если они не обеспечивают производство любви и Доброты, их
проникновение в социальные институты и культуры.
К сожалению, место Доброты у нас оказалось занятым завистью, ненавистью и
разрушительностью, что и привело общество в состояние кризиса и социального
беспорядка. И руководители, и руководимые стали жить по иррационально-
деструктивным принципам, подчас не осознавая того.
Вероятно, сорокинские прозрения, акцентирующие необходимость
человеческих отношений, пропитанных взаимной любовью, есть та панацея,
позволяющая стране вырваться из политически бунтарского поля, в котором она
оказалась несколько столетий назад, отойти от постоянного политического
противоборства. Следование установкам ученого на "Дух всеобщей дружбы,
симпатии и неэгоистической любви с взаимной помощью", возможно, позволило бы
выбрать принципиально новый, эффективный вектор политической стратегии, от
которой зависит реализация интегральной сущности человека в объективно сложных
5 Подробнее об этом см.: Сорокина. П. Главные тенденции нашего времени. М.: Институт
социологии РАН, 1993. - Глава 5
6 Сорокин П. Таинственная энергия любви.- Социс, 1991, № 8. - С.121
7 Там же. - С. 131
8 Сорокин П. Таинственная энергия любви.- Социс, 1991, № 9. - С. 150
203
реалиях - когда требуется согласование интересов между людьми в условиях
культурной, ценностной дифференциации, а также дефицита материальных и
духовных благ.
Для западного общества фактор Доброты в общественной и политической
жизни также имеет свою актуальность. Особенно это касается внешней политики
США, представлений ряда политических лидеров об "однополярном мире", в
котором должен доминировать миропорядок с "единственной сверхдержавой".
Отсюда следуют убеждения об особой роли США в поддержании международной
безопасности, урегулировании конфликтов, в процессах демократизации других
стран и т.д.
Именно Доброта, как считает Сорокин, является тем фактором, который
позволяет человеку выдвигать гуманные цели и использовать для их достижения
такие средства, которые адекватны его интегральной природе.
2. Социокультурные суперсистемы и флуктуация обществ
Социокультурные суперсистемы в истории человеческой цивилизации
В культуре человечества Сорокин выделяет множество различных по
величине культурных систем. К основным культурным системам социолог относит
язык, науку, философию, религию, искусство, этику, право. Когда эти системы
утверждаются, они также реализуются в поведении и образе жизни их носителей.
Кроме этих обширных систем, есть еще более обширное культурное
единство, обозначенное Сорокиным как социокультурные суперсистемы, которые
различаются в зависимости от характера своих основных ценностей. По мнению
ученого, все экономические, политические, социальные реалии, типы личностей и
групп необходимо анализировать в контексте процесса периодической смены друг
друга трех известных до сих пор социокультурных суперсистем, характерных для
всей истории человеческой цивилизации - религиозной или идейной, чувственной и
интегральной при доминировании одной из них.
Так, например, в Европе с VI по XII вв. главенствующей была религиозная
суперсистема, согласно ценностям которой экономика, политика, право, мораль,
философия, искусство были подчинены теологии. Высшей истиной считалась
религиозная истина. Хотя чувственные и интегральные системы присутствовали в
средневековой культуре, их роль была незначительна. Начиная с XVI и вплоть до
XX в. в Европе утверждается и доминирует чувственная культура, которая
акцентирует такие чувственные ценности, как благосостояние, комфорт,
наслаждение, популярность, жажда власти и славы - все это детерминирует
преобладающий тип личности, образ социальных групп, характер институтов.
Религиозные ценности остались, но их признают только на словах. В истории
человеческой цивилизации были периоды, хотя непродолжительные, когда
преобладала интегральная суперсистема культуры - греко-римская культура IV-VI
вв. до н. э., европейская культура XIII в. Начиная с XX века на смену чувственной
культуре идет культура интегральная, утверждающая в качестве доминирующей
ценности "бесконечное разнообразие, состоящее из чувственного, рационального и
надрационально-сверхчувственного аспектов"9.
9 Сорокин П. Социологические теории современности. М.: ИНИОН, 1992. - С. 37
204
Основной закон истории
Опираясь на данное видение исторического процесса Сорокин обосновал, как
ему представлялось, "основной закон истории", согласно которому происходит
перманентная флуктуация (колебание от средних параметров) как социокультурных
суперсистем, так и обществ, равно, как их конкретных сфер: типы политики,
экономики, идеологии не являются постоянными и не развиваются по восходящей
линии, а непрерывно "качаются между полюсами тоталитаризма и строго свободных
режимов". Исходя из этого постулата, социолог прогнозировал, что с переходом от
чувственной культуры к новому интегральному циклу произойдет преодоление
нынешнего кризисного состояния, при котором невиданный расцвет науки,
технологий, образованности сочетается странным образом с войнами и
революциями, межчеловеческими раздорами и обесцениванием человеческой жизни.
Основной закон истории Сорокин применяет и при анализе современных ему
обществ. Чувственная форма социокультурной суперсистемы является, по
Сорокину, главной детерминантой современного общества, его образа жизни,
доминирующей ментальности и стремлений людей. Под воздействием флуктуации в
XX веке начался процесс дезинтеграции чувственных обществ, который так или
иначе охватил все страны мира. Нарушились механизмы социального контроля, ибо
произошла дезинтеграция моральных, правовых ценностей, которые управляли
поведением индивидов и социальных групп. Когда люди выходят из-под контроля
общепризнанных ценностей, они превращаются в существа, управляемые, главным
образом, бессознательными рефлексами и биосознательными регуляторами - своими
страстями и вожделениями. В этом социолог усматривал глубинные корни
индивидуализма и эгоизма, обострения борьбы за существование, превращения силы
в право и, наконец, - войн, революций, роста преступности, проявлений социальной
аномии. "Так это было во все великие переходные периоды, - отмечал Сорокин, - от
одного базисного социокультурного строя до другого; и так это происходит в
настоящем столетии. Заметная дезинтеграция чувственного порядка возбудила
взрывы первой и второй мировых войн, множество малых войн, кровопролитнейших
революций, мятежей, преступлений и насилия в их наихудших формах"10.
Цикл флуктуации
По Сорокину, процесс флуктуации социокультурной системы проходит через
ряд последовательных этапов: дезинтеграция - кризис - мобилизация сил - новый
социокультурный порядок.
Катаклизмы, по мнению социолога, являются последствиями дезинтеграции
чувственной культуры - моральных, правовых и других ценностей, которые прежде
контролировали поведение людей. Выход из-под их контроля приводит к тому, что
индивиды начинают, главным образом, руководствоваться своими биологическими
побуждениями, страстями и вожделениями. В этих условиях обостряется борьба за
существование, сила становится правом, революция и другие формы
межчеловеческих раздоров вспыхивают в беспрецедентном масштабе.
Сорокин особо рассматривает природу кризиса. Упадок происходит двумя
путями: (а) путем вырождения свободных институтов, ценностей и идеологии в
"принудительных и мошеннических монстров"; (в) путем растущего обесценивания
прежних институтов, ценностей и идеологий11. Конкретно это выражается в том, что
10 Сорокин П. Главные тенденции нашего времени.- С. 30
11 См.: Там же. - С. 50
205
на фоне торжественных деклараций равных прав всех граждан на жизнь, свободу,
поиски счастья в реальной жизни гигантски возрастает неравенство между
властными магнатами и зависимым "человеческим прахом"; что газеты, радио и
телевидение монопольно контролируются небольшой группой "властной элиты";
что принцип всеобщего избирательного права "в своей выхолощенной форме"
обеспечивает лишь "правительства политиканов, посредством политиканов и для
политиканов"12.
К счастью, замечает Сорокин, процесс дезинтеграции, как правило, вызывает
мобилизацию сил, которая не только борется с дезорганизацией, но также начинают
строить новый интегральный социокультурный порядок, который характеризуется
следующим образом. "Новый социополитический строй ставит целью построение
современного научного знания и аккумулированной мудрости человечества; он
вдохновляется не "борьбой за существование и взаимным соперничествам", но
духом всеобщей дружбы, симпатии и неэгоистической любви с взаимной помощью,
вытекающих из этих отношений"13.
Естественно, что новый социополитический строй предполагает и новые
тенденции в деятельности властных организаций самого разного толка -
правительств, деловых корпораций, профсоюзов и иных организаций. Здесь Сорокин
выделяет следующие "значительные тенденции". Возрастание роли ученых
экспертов в планировании, развитии, контроле и управлении правительственной
деятельности и политики. Многие из высших руководителей существующих
правительств и корпораций уже в значительной степени являются скорее
номинальными главами, чем самостоятельными политиками. Современные
государственные политические деятели, по мнению социолога, все более становятся
просто номинальными фигурами исполнителей "безмолвных приказов" науки и
технологии. Имеет место и тенденция, которая, предвещает окончательное увядание
правительств политиков, посредством политики и для политиков и их замещение
"правительствами ученых и экспертов". Развивая свою мысль, П. Сорокин отмечает,
что "хорошее правительство близкого будущего будет нуждаться в том, чтобы
каждый научный администратор успешно выполнял задачу интеграции узкого
знания во взаимодействии с учеными и мудрецами, и одновременно будет нуждаться
также в моральных руководителях, чтобы вести правительство в их служении только
целях добра, а не зла"14.
Можно сколь угодно критически оценивать деятельность нынешней власти в
России, однако, объективности ради, отметим, что отдельные черты тенденций
интегрального социокультурного порядка (приход во властные структуры ученых-
специалистов) просматриваются и у нас.
3. Социальная стратификация и мобильность, теоремы флуктуации
Абсолютность социальной стратификации
По Сорокину, социальная стратификация - это дифференциация определенной
совокупности людей на классы и слои в иерархическом ранге, что выражается в
неравномерном распределении прав и привилегий, ценностей, власти и влияния.
Конкретное проявление социальной стратификации весьма многочисленны. Однако,
12 См.: Там же. - С. 55
13 См.: Там же. - С. 56
14 См.: Там же. - С. 59
206
как считает Сорокин, их можно свести к трем основным формам - экономической,
политической и профессиональной. Все они находятся во взаимосвязи друг с
другом: представители высших политических кругов, как правило, относятся и к
высшим экономическим и профессиональным слоям. И наоборот: неимущие, как
правило, не занимают престижные места в политической сфере.
Любая социальная группа стратифицирована. Ни одна из попыток
уничтожить экономическую, политическую или профессиональную стратификацию
не увенчалась успехом. Однако это не означает, что социальная стратификация по
своим качественным и количественным параметрам остается неизменной. Напротив,
социальная стратификация любой группы зависит от социокультурного характера
общества и его членов. Кроме того, она постоянно флуктуирует.
Социальная мобильность и ее флуктуация.
Под социальной мобильностью Сорокин понимает переход индивида из одной
социальной позиции в другую. При этом он выделяет два типа социальной
мобильности - горизонтальную и вертикальную. Под горизонтальной мобильностью
подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую,
расположенную на одном и том же социальном уровне (повторный брак, перемена
места работы и т.д.) при сохранении прежнего социального статуса.
Под вертикальной социальной мобильностью подразумевается перемещение
индивида из одного социального уровня в другой, при этом может быть как
восходящая мобильность так и нисходящая.
По степени перемещения индивидов различаются открытые и закрытые типы
обществ. В реальной жизни нет как абсолютно открытых, так и абсолютно закрытых
обществ - между полюсами существует множество средних, промежуточных типов.
По интенсивности вертикальной мобильности можно судить о демократичности
общества - интенсивность вертикальной мобильности меньше в закрытых,
недемократических странах и наоборот.
Социальная мобильность также имеет тенденцию к флуктуации. Ее
интенсивность изменяется от общества к обществу, а в рамках одного и того же
общества отмечается сравнительно подвижные и неподвижные периоды. Так, в
истории России периодами рельефно выраженных перемещений были - правление
Ивана Грозного, царствование Петра I, Октябрьская революция. В то время по всей
стране старая правительственная верхушка была практически уничтожена, а люди из
низших социальных слоев заняли высшие управленческие должности.
Для иллюстрации разной степени интенсивности вертикальной мобильности
в политической сфере Сорокин приводит таблицу, в которой показан процент
"пришельцев" среди монархов и руководителей высших уровней различных стран,
поднявшихся до самого высокого социального положения из низших слоев.
Таблица 4. Интенсивность вертикальной политической мобильности15
Страна Процент "выскочек"
среди монархов и
администраторов
высших уровней
Западная Римская империя 45,6
15 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. - С. 380
207
Восточная Римская империя 27,7
Россия 5,5
Франция 3,9
Англия 5,0
Соединенные Штаты Америки 48,3
Президенты Франции
и Германии
23,1
Вместе с тем, как считает Сорокин, в вертикальной мобильности в ее трех
основных формах - политической, экономической, профессиональной - нет
постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее
интенсивности. Это предположение действительно для истории любой страны, для
истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории
человечества.
Так как вертикальная мобильность присутствует в той или иной степени в
любом обществе, постольку в каждом обществе есть своеобразие "лестницы",
каналы социальной циркуляции, по которым люди могут перемещаться из одного
слоя в другой. К наиболее важным таким каналам социолог относит институты
армии, религии, образования, политических партий, коммерции и семьи.
Рассмотрим две конкретные формы флуктуации социальной стратификации -
политическую и экономическую.
Политическая флуктуация
На основе данного видения социокультурных изменений Сорокин обосновал
свою знаменитую теорему флуктуации, согласно которой циклические колебания
суперсистем по не выявленной ритмической регулярности (хотя в принципе
социолог не исключал возможность установления тенденций ритмичности циклов)
детерминируют флуктуацию обществ между прогрессом и регрессом, развитием
демократических свобод и авторитаризмом, мирным периодом и военным,
революционным и эволюционным и т.д. Изменения происходят в определенном
количественном и качественном направлении, пока не будет достигнута "точка
насыщения". Далее изменения идут по инерции, а то и просто по принуждению.
Исчерпав потенциал политического движения в одном направлении, начинается
обратное движение, хотя и на новой основе. Так происходит замещение одной
властной системы другой, альтернативной системой, которая, в свою очередь, под
влиянием доминирования новых ценностных ориентацией начнет движение уже в
другом направлении до "точки насыщения". Затем весь процесс повторится вновь.
В своих работах социолог подверг критике концепции, по которым власть
развивается по восходящей линии согласно "историческим тенденциям" - от
монархии к республике, от самодержавия к демократии, от правления меньшинства
к правлению большинства и т.д. По его мнению, эти тенденции не подкреплены
фактами. Кроме того, для оценки степени свободы граждан от власти более важным
критерием является характер государственного контроля и вмешательства, а не
альтернативная пара монархия - республика. При этом Сорокин выдвигает и
аргументирует тезис о том, что кривая государственного контроля не постоянна, она
варьируется от страны к стране, а в рамках одного и того же общества зависит от
времени, меняющихся социокультурных ценностей.
Говоря об абсолютизме российской государственной власти, Сорокин
отмечает, что это явление "не есть нечто случайное или исключение" и зависит от
208
ряда факторов и в частности: 1) от военного или мирного состояния страны (если
военное состояние будет длиться, область государственного вмешательства будет
расти); 2) от селекции населения в годы войны и революции - процент гибели лиц
выдающихся, одаренных, умственно квалифицированных, с глубоким сознанием
долга (с красной и белой стороны) был гораздо выше, чем процент гибели "рядовой
серой массы". "Остаются и выживают люди второго и третьего сорта: менее
здоровые, менее волевые, менее независимые, которые менее способны бороться за
личную свободу против государственной опеки, и потому более легко подчиняются
произволу властителей".
Далее, по Сорокину, не подтверждается тенденция смены правления
меньшинства на правление большинства. Процент людей, участвующих в
политической власти, изменяется во времени и пространстве. Это справедливо не
только в отношении демократических правительств, но и коммунистических,
социалистических, синдикалистских и иных политических ориентаций.
Тоже касается и другой альтернативной пары политического равенства -
неравенства. В любом обществе постоянно идет борьба между силами
политического выравнивания и силами стратификации. Иногда побеждают одни
силы, иногда вверх берут другие силы (фактор войны вызывает усиление
политической стратификации, а фактор мира наоборот, возрастание неоднородности
населения приводит к усилению политического неравенства, и наоборот). Когда
колебания профиля политической стратификации в одном из направлений
становятся слишком резкими, то противоположные силы разными способами
увеличивают свое давление и приводят профиль стратификаци к точке равновесия.
Кроме того, флуктуирует высота и профиль политической стратификации. По
Сорокину, здесь проявляется следующие тенденции. При нормальных условиях,
свободных от социальных потрясений в обществе, в котором есть институт частной
собственности изменения высоты и профиля политической стратификации
ограничены. При чрезвычайных обстоятельствах происходят радикальные
изменения высоты и профиля политической стратификации. Профиль может стать
или очень плоским или очень вытянутым и высоким, но такое положение всегда
кратковременно. Если "политически плоское" общество не погибает, то "плоскость"
быстро вытесняется усилением политической стратификации. И, наоборот, если
политическое неравенство становится слишком сильным и достигает точки
перенапряжения, то правящей верхушке общества суждено разрушиться или быть
низвергнутой. Таким образом, в любом обществе, в любые времена происходит
борьба между силами стратификации и силами выравнивания.
Экономическая флуктуация
Сорокин исходит из того, что теории бесконечного экономического прогресса
ошибочны. Исторические факты свидетельствуют, что периоды накопления богатств
сопровождались периодами их уменьшения или растраты. Под этим углом зрения
социолог различает большие и малые циклы в экономическом развитии и
анализирует разные типы флуктуации, их конкретные выражения. Отметим
некоторые из них, которые социолог сформулировал в виде следующих теорем.
Средний уровень благосостояния и доходы различных обществ существенно
меняется от одной страны к другой и от одной группы к другой.
Средний уровень благосостояния дохода в одном и том же обществе
меняется во времени: материальные "подъемы" и "падения" - нормальные явления
будь то для семьи, корпорации, территориальной группы.
209
В истории семьи, нации или любой другой группы не существует устойчивой
тенденции ни к обогащению, ни к обнищанию. Все направления - вниз или вверх -
фиксированы только для ограниченного периода времени. Нынешняя тенденция
увеличения среднего уровня благосостояния и дохода населения в Европе и
Америке, по мнению Сорокина, является, "вероятнее всего частью такого крупного
экономического цикла"16.
Кроме того, флуктуирует высота и профиль экономической стратификации.
По Сорокину, здесь проявляется следующие тенденции. При нормальных условиях,
свободных от социальных потрясений в обществе, в котором есть институт частной
собственности изменения высоты и профиля экономической стратификации
ограничены. При чрезвычайных обстоятельствах происходят радикальные
изменения высоты и профиля экономической стратификации. Профиль может стать
или очень плоским или очень вытянутым и высоким, но такое положение всегда
кратковременно. Если "экономически плоское" общество не погибает, то
"плоскость" быстро вытесняется усилением экономической стратификации. И
наоборот - если экономическое неравенство становится слишком сильным и
достигает точки перенапряжения, то верхушке общества суждено разрушиться или
быть низвергнутой.
Таким образом, в любом обществе, в любые времена происходит борьба
между силами стратификации и силами выравнивания.
Гипотезы о флуктуационных тенденциях в России
Эти и другие соображения социолога о политической флуктуации, если их
экстраполировать на нашу современную российскую действительность, позволяет в
качестве вероятных гипотез предположить следующее: 1) демократизм
политической власти в России будет зависеть не только и не столько от утверждения
институтов парламентаризма, сколько от перехода страны в мирное состояние; 2) в
обозримом будущем характер власти будет умеренно колебаться от авторитаризма к
демократизму и обратно; лишь новое поколение россиян, не испытавшее на себе
тотальный произвол властителей обретет интеллектуальную и волевую способность
бороться за личную свободу против государственной опеки, что резко качнет
амплитуду власти в сторону демократизма; 3) весьма сомнительно, что проявит себя
тенденция собственно народовластия, понимаемая как "политика - дело каждого"; 4)
амплитуда политического равенства - неравенства людей будет колебаться: в одном
месте победу одержат коммунистические силы выравнивания, в другом -
либерально-демократические силы, ратующие за власть политиков-профессионалов.
В отдаленной перспективе характер этой амплитуды будет все более
детерминирован нарождающимися социокультурными ценностями, последствиями
чего станет возрастание роли научных экспертов, людей с чувством моральной
ответственности в принятии политических решений.
4. Социология революции
Негативные демографические изменения
16 Там же. - С. 315
210
Революции и, как правило, сопутствующие им войны усиливают и ускоряют
дезинтеграцию чувственного общества. Это проявляется буквально во всех сферах
общества.
Негативные изменения происходят в численности и составе населения: в годы
революций еще больше, чем в годы войны повышается смертность и падает
рождаемость, что видно из данных проведенных Сорокиным в таблицах 1 и 2.
Таблица 1. Движение кривой смертности. На 1000 чел. умирало17
Годы В Петрограде В Москве
1913 21,4 24,1
1915 22,8 22,1
1916 23,2 20,1
1917 25,2 21,2
1918 43,7 28,0
1919 72,6 45,1
1920 50,6 46,2
1921 27,8 -
В условиях революционного времени браки становятся бесплодными и
превращаются в "легальную форму случайных половых связей" без "санкций и
обязательств, без потомства".
Для исторических судеб любого общества весьма важно, какие качественно
элементы населения в нем увеличились или уменьшились в определенный период
флуктуации. Изучение расцвета и гибели целых народов свидетельствует, что одной
из основных причин тому было резкое качественное изменение состава населения в
ту или иную сторону.
Таблица 2. Движение брачности и рождаемость. На 1000 чел. приходилось
браков и родилось18
Годы Петроград
браки
Москва
браки
Петроград
рождения
Москва
рождения
1913 6,3 - 26,4 -
1914 6,0 5,5 25,0 31,0
1915 5,0 4,1 22,5 27,0
1916 4,7 3,9 19,1 22,9
1917 8,5 5,3 17,8 19,6
1918 9,2 7,5 15,5 14,8
1919 20,7 17,4 13,8 17,5
1920 27,7 19,6 21,8 21,9
1921 26,7 - 36,0 -
Сорокин утверждает, что изменения населения России в годы войн и
революций - погибли преимущественно физически здоровые, трудоспособные и
энергичные, морально и умственно развитые люди - были типичны для всех
крупных войн и революций. Если в целом за эти годы население всех возрастов
17 Сорокин П. Современное состояние России. - Новый мир, 1992, № 4. - C.186
18 Там же. - С. 187
211
уменьшилось на 13,6%, то в возрасте от 15 до 60 лет - на 20%, а мужская часть - на
28%. С начала войны почти все мужчины из высших учебных заведений были
мобилизованы и скоро очутились на поле битвы. Их погибло в 6-7 раз больше, чем
рядовой, умственно не квалифицированной массы. Общая смертность ученых,
писателей, художников прямо и косвенно погибших от войны и революций,
увеличилось в 6-7 раз по сравнению с довоенным временем19.
Закон социального иллюзионизма
Сорокин обратил внимание и на то, что в особые периоды флуктуации
общества, его ценности и идеалы тоже флуктуируют. Причем колеблется не только
их качество, но изменяется и их сущность, и сам характер. Ценности и идеалы,
воспроизведенные в революционный период, как правило, иллюзорны.
Их анализ позволил социологу сформулировать "особый закон", названной
им "законом социального иллюзионизма". Сорокин приводит ряд лозунгов,
выдвинутых Февральской и Октябрьской революциями, сравнивает их с
действительностью по истечению 2-3 лет. Так, ставилась задача разрушить
социальную пирамиду неравенства, уничтожить эксплуататоров и эксплуатируемых.
Действительно, "кто был ничем, тот стал всем", но сама пирамида имущественного и
правового неравенства не исчезла - теперь у массы не стало даже формальных прав,
включая право на жизнь.
Добивались восьмичасового рабочего дня - теперь же под видом
"субботников" и "сверхурочных" рабочих заставляли работать по 12-14 часов, а
крестьяне 3-4 дня в неделю должны были отдать коммунистической "барщине",
выполняя "дровяную, сплавную, гужевую, подворную, строительную, хлебную,
молочную" и т.п. повинности.
Революциями была провозглашена свобода - совести, слова, печати, союзов,
собраний - получили то, что власть стала "учитывать и контролировать" все
стороны поведения и взаимоотношения людей: гражданам предписывалось, какой
профессией заниматься, где жить, что читать и писать, во что верить, что хвалить,
что порицать и т.д.
Провозглашался мир - на деле установился милитаризованный режим,
пронизывающий все стороны общества.
Декларировался принцип автономии народов - установилось невиданное при
царизме централизованное и бюрократизированное управление регионами.
Хотели уничтожить капитализм - разрушили средства производства и
обращения, а в конечном счете - хозяйство страны в целом. Вместо "хлеба" - голод
и вымирание, вместо "диктатуры пролетариата" - неограниченная тирания,
попирающая интересы рабочих и крестьян.
"Закон социального иллюзионизма" Сорокин обосновал в 20 - 30-е годы.
Будучи оторванными от достижения мировой социологической мысли, россиянам
потребовалось несколько десятилетий, чтобы начать понимать иллюзорность идей,
выдвинутых во все периоды радикальных перемен. Достаточно вспомнить заявления
В. Ленина о том, что сам приход большевиков к власти сделал враз страну "самой
демократической" в мире или Н. Хрущева о том, что нынешнее поколение будет
жить при коммунизме, или М. Горбачева - о предоставлении каждой семье
отдельной квартиры к 2000 году и т.д. В настоящее время большинство населения
осознает различие между декларируемыми политиками идеалами и реальной
19 Там же. - С. 188-189
212
действительностью. Хотя определенные слои, как правило, люди, искренне
воспринявшие в свое время революционные идеалы, продолжают связывать решение
современных проблем с верой-иллюзией в скорую и легкую материализацию
высоких и благородных идеалов.
Факторы, определяющие характер власти
Вопрос о власти, о характере политического устройства общества всегда был
центральным вопросом всякой революции. Его анализирует и Сорокин.
Тоталитарно-коммунистическая власть, по его мнению, не является случайностью.
Её глубинные корни опять-таки следует искать в процессе флуктуации обществ. В
истории человеческой цивилизации такой строй возникал в Египте и Вавилонии, в
Спарте и Риме, во Франции времен революций и Наполеона, в Австрии - Иосифа II,
Пруссии - Фридриха II, в России - Петра I. Конкретными же "родителями" этого
строя всегда были, по Сорокину, война и голод, соответственно, сопутствующие
определенным фазам колебания социокультурных суперсистем. Чем рельефнее
проявлялись "независимые переменные" войны и голода, тем выше уровень
коммунизма и этатизма, тем больше власть регулирует поведение и
взаимоотношения граждан. В России силы войны и голода поворачивали "маховое
колесо" истории в сторону данного направления. "Начало коммунизации -
этатизации и в политической, и в правовой, и экономической области, - отмечал
Сорокин, - было положено руками царского правительства (военные положения,
ограничения прав личности, права собственности, частной торговли, контроль
промышленно-торговых дел, права реквизиции и национализации с 25 октября 1915
г. и т.д.)... Временное правительство в лице своего высшего экономического совета и
министерва продовольствия продолжило линию этатизации-коммунизации. При нем,
особенно в области экономической, были установлены все начала принудительного
коммунизма... Большевикам ничего нового не пришлось вносить, кроме введения
классового пайка да дальнейшей уравнительно предельной централизации и
коммунизации. Все главное было сделано до них и без них"20.
Можно спорить с Сорокиным по поводу оценок политических действий
представителей той или иной конкретной власти, но, очевидно, социолог прав по
большому счету: у народа, участвующего в войне, народа, испытывающего дефицит
средств к существованию может быть лишь менталитет, поведение и
взаимодействия, адекватные авторитарной власти. Вся последующая история
подтверждает, что авторитарный режим держался на культивировании "образа
врага" и поддержании дефицита. Социолог верно спрогнозировал падение
коммунистической власти с прекращением войны и ростом сытости населения, хотя
и ошибся в сроках, полагая, что это произойдет значительно скорее.
Если следовать логике П. Сорокина, то можно полагать, что война в Чечне,
массовое обнищание способствовали реставрации в той или иной форме
"этатистско-коммунистической" власти. И напротив, мир и рост благосостояния
будут формировать у народа ценностные ориентации, работающие на утверждение
власти демократической.
Детерминированность ментальности социокультурным фактором
20 Там же. - С. 161-162
213
При исследовании властно-политических отношений, П. Сорокин прежде
всего выделяет социокультурный аспект того или иного политического поведения
индивида и выдвигает тезис о социокультурной обусловленности его ментальности.
По мнению социолога, характер властных структур и политических
отношений, как определенных социокультурных феноменов, не может не
определяться культурой доминирующей суперсистемы. Именно она формирует
критерии того, что есть истина и что есть ложь политических отношений, от нее
зависит и характер менталитета людей, их свойство, стремление и образ жизни.
Поэтому невозможно искусственно внедрить властные структуры в общество, члены
которого, руководствуясь своими смыслами, ценностями и нормами, своими
критериями справедливости, не могут их принять и исповедовать, даже если людям
с другим менталитетом эти властные структуры представляются эталоном. "Дайте
группе дьяволов великолепную конституцию, - писал П. Сорокин, - и все же этим
не создадите из нее прекрасного общества. И наоборот, общество, состоящее из
талантливых и волевых лиц, неминуемо создаст и более совершенные формы
общежития"21.
"Биологизирующая" роль революции
Сорокин отмечает, что революции, несмотря на побуждения самих
революционеров, изменяют поведение людей далеко не в лучшую сторону,
культивируя вражду, злобу, ненависть, разрушение, обман. Освободиться от этих
явлений никому не дано, они неизбежны ибо революции "биологизируют"
поведение людей. Правда, замечает социолог, в революции есть и жертвенность, и
подвижничество, и героизм. Но "эти явления - достояние единиц, а не масс", их роль
ничтожна сравнительно с "биологизирующей" и "криминализирующей" ролью
революции. Для аргументации своего тезиса Сорокин ссылается на статистические
данные.
Таблица 3. Динамика преступности в Москве22
Группы преступлени 1914 г. (коэффициент
принят за 100)
1918-1919 гг.
Кражи 100 315
Вооруженный грабеж 100 28500
Простой грабеж 100 800
Покушение на убийство 100 1060
Мошенничество 100 370
"Закон позитивной и негативной поляризации"
Означает ли, что общество, оказавшееся в кризисе, будет и далее продолжать
воспроизводить силы, способствующие социальной аномии, обрекая себя на
самоуничтожение? Нет, не означает, хотя гибель общества, по Сорокину, в принципе
не исключена.
21 Там же. - С. 188
22 Сорокин П. Современное состояние России. - Новый мир, 1992, № 5. - С. 170
214
Возможность выхода общества из кризиса социолог связывал прежде всего с
интегральной сущностью человека. Проделав анализ поведения индивидов в
кризисные периоды как в России, так и в других странах, социолог его типизировал
согласно закону, названного им "законом позитивной и негативной поляризации".
По этому закону, во время кризисов люди не ведут себя однозначно: одна часть
общества становится более склонной к социальной аномии (негативный полюс), а
другая - к моральному совершенствованию и религиозности (позитивный полюс ). В
зависимости от типа личности, превалирования биологического или социального,
индивиды тяготеют либо к одному полюсу либо к другому. Примерами "негативной
поляризации" может быть рост эгоизма и самоубийств, ожесточения, тупая
покорность судьбе, криминальные деяния и т.д. "Позитивная поляризация", по
Сорокину, проявляется в росте творческих усилий и альтруизма, в жизни по
моральным заповедям, увеличении неинституализированной религиозности,
возникновении и развитии пацифистских и насильственных ассоциаций, во
взаимном проникновении и интеграции разных мировоззренческих ориентаций.
Результат "эпохальной борьбы" между силами "позитивной" и "негативной
поляризации", считает Сорокин, никто "не в состоянии предсказать с
уверенностью". Однако тенденция, по мнению ученого, оптимистическая: "Хотя
силы негативной поляризации кажутся еще превалирующими, тем не менее силы
позитивной поляризации обнаруживают уже заметную способность для
сдерживания и уменьшения гибельных действий сил нерелигиозности и
деморализации"23.
Человек не может пассивно созерцать эти процессы, как считает Сорокин.
Сообразно своему историческому предназначению - творить Истину, Красоту и
Добро - он должен предпринять попытки трансформировать общество.
5. П. Сорокин о реформировании общества в условиях его кризиса
П. Сорокин написал ряд работ, в которых исследуются проблемы
реформирования кризисного общества. Одна из основных - "Человек и общество в
условиях бедствия" до сих пор полностью не издана на родине автора.
Опубликованы лишь отдельные франменты24. И все же в общих чертах можно
познакомиться с основными взглядами ученого по этой теме, которые могут быть
для нас полезны с точки зрения осмысления наших сегодняшних проблем.
Главный смысл реформ, по Сорокину, - они должны исходить из
интегральной сущности человека и ни в коем случае не препятствовать его базовым
инстинктам. Для этого, как минимум, необходимо: 1) чтобы сущности человека
соответствовала форма производства и распределение благ; 2) чтобы функции
государства в конечном счете стимулировали творческую активность населения; 3)
чтобы утвердился морально-правовой порядок, единый как для власти, так и
населения.
Итак, в форму производства должна быть заложена постоянно действующая
пружина, именуемая "личным интересом", "хозяйственной автономностью и
ответственностью". Занесение на красную доску ордена, похвалы в газетах и т.д., по
мнению Сорокина, - "искусственные стимулы", их роль ничтожна, "она не способна
дать сотую часть того положительного эффекта, который дает "личный интерес"".
23 Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. - С.143
24 Сорокин П. Человек и общество в условиях бедствия (фрагменты книги).- Вопросы
социологии 1993, № 3
215
Сорокин предложил ряд конкретных мер: "ясное и категорическое признание права
собственности"; налоги должны быть таковы, чтобы сохранялась "уверенность лица
в прочности своих прав на результаты своей хозяйственной деятельности" (налог по
принципу "чем больше - тем лучше" ущемляет стимул "личного интереса" и его
положительных эффектов); исключить хозяйствование в "формах частного
хищничества" (аренда предприятий, позволяющая выжимать из них сиюминутную
прибыль "ценой окончательного их разрушения"); имущественная дифференциация
не должна быть безмерной, что "толкает нищие массы на разгром существующего
порядка", порождает преступления, бунты, ведущие к разгрому производительных
сил страны (обе крайности - уравнительность и безмерное имущественное
неравенство - ведут к печальным результатам)"25.
Функции государства, особенно экономические не должны подавлять ни
субъективность индивида, ни функцию собственно общества. Огосударствление
общества, по мнению социолога, неизбежно ведет к безынициативным,
примитивным способам ведения хозяйства. В подтверждение своего тезиса Сорокин
приводит ряд примеров. Национализировали промышленность - деятельность
многих предприятий прекратилась. Национализировали жилище - дома, став по сути
бесхозными, начали разваливаться. Национализировали торговлю - прилавки
опустели. Такие следствия огосударствления объясняются не неопытностью и
неумелостью организаторов, а тем, что огосударствление не предусматривает
селекционный механизм, позволяющий в процессе конкуренции и хозяйственного
риска отсеивать людей бездарных и выдвигать действительно талантливых.
Разгрузка государства от несвойственных ему функций позволила бы
государству уделять больше внимания охране внутреннего порядка, суду,
осуществлению культурных функций.
Наконец, реформы должны обеспечить введение надлежащего правового
порядка, который должен содействовать производительной и творческой
деятельности населения. Продуктивная экономическая деятельность, считает
Сорокин, возможна только при правовом поведении как самого населения, так и
органов власти. Для этого необходимо, чтобы все граждане России стали
"субъектами прав, участниками, членами единого общего коллектива, а не
бесправными париями, не объектами прав, не материалом в руках народных
пастырей"26. Для этого от власти, в частности, требуется организация независимого
суда, оздоровление исполнительно-административного аппарата, а от граждан -
усилие к действительному уважению чужих прав, исполнению своих личных прав и
обязанностей, соблюдение общественного мира.
х х х
Сорокинские взгляды на социальную и культурную динамику ныне
подвергаются определенной критике и уточняются. Так, теорема флуктуации
исходит из внутреннего, имманентного источника изменений общества или обществ
одной отдельно взятой цивилизации. Между тем, по мнению ряда современных
социологов, общества имеют и внешние источники изменений, которые становятся
все более значимыми факторами в общем векторе развития. Это связано прежде
всего с изменениями традиционных границ обществ и даже цивилизаций. Появились
наднациональные структуры (в политической сфере - НАТО; в экономической -
ОПЕК, транснациональные корпорации типа "Дженерал Моторс", "Пепси-Кола").
25 Сорокин П. Об основных условиях возможности возрождения нашего народного хозяйства.-
Социс, 1994, № 2. - С. 4-6
26 Там же. - С.14
216
Их политические и экономические действия, столкновения и конфликты на
межнациональном и транснациональном уровнях могут дать куда больший толчок к
социальным, культурным и политическим изменениям, чем реализация
потенциальных возможностей самого общества.
Кроме того, происходят столкновения и конфликты между
социокультурными системами, в результате которых подчас утрачивается
социокультурная самобытность отдельных обществ. Под воздействием всех этих
внешних факторов некоторые общества радикально поменяли вектора своего
развития, что не укладывается в схему цикличности социальных и политических
изменений. К примеру, прежде всего благодаря внешним факторам Бразилия,
Мексика, Южная Корея, Сингапур, Гонконг и др. стали "новыми индустриальными
странами" с доминированием американских социокультурных ценностей, которые
существенно отличаются от их традиционных ценностей.
Далее, уловить направленность цикла флуктуации конкретных обществ ныне
становится почти невозможным. Изменения стали разнонаправленными - они то
ускоряются, то замедляются, подчас столь резко меняя свой вектор (преобразования
в Китае, странах Восточной Европы, России), что прогнозировать их становится
весьма трудно. По большому счету остается открытым и вопрос о том, что
политические изменения в указанных и других странах непременно приведут к
социальным улучшениям или ухудшениям. Более того, ценностный аспект прогресса
размывается, становится относительным. По каким критериям, скажем, оценивать
нынешние изменения в США? По одной шкале - доходам на душу населения,
потреблению товаров - страна является лидером в мире. По другой - количеству
деструктивных действий (убийств, самоубийств) - Америка является больным
обществом.
И ещё. Социокультурный фактор у Сорокина рассматривается как
доминирующий по отношению к политическому и экономическому факторам.
Социокультурная реальность развивается как бы на разных (высшем и низших)
уровнях, органически не связанных между собой. Сегодня же имеет место
взаимозависимость факторов, которые комплексно влияют на характер социальных
действий людей, на выбор ими политических стратегий. В сорокинской системе
циклических изменений человек значительнее более активен по сравнению с
эволюционистской и историко-материалистической теориями развития, но не
настолько, чтобы самому определять свою жизненную стратегию, облик и характер
институтов общества.
Эти и другие слабости пытались преодолеть ученики Сорокина Т. Парсонс, Р.
Мертон и особенно представители современной социологии постмодерна.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. Политика Доброты не имеет ничего общего с американо-центристским
порядком и вообще с блоковой политикой.
Отнюдь не случайно ряд политиков и обществоведов в самих США выступает
за равноправное сотрудничество между всеми народами, включая взаимоотношения
между американскими и российскими народами. Как замечает С. Хантингтон,
дальнейшая эскалация идеологии и политики однополярного мира чревата
превращением США в "одинокую сверхдержаву" и отчуждением от неё многих
стран мира.

<<

стр. 7
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>