<<

стр. 8
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Есть ли, по Вашему мнению, основания полагать, что ситуация в ХХI веке
изменится, и народы мира предпримут существенные усилия для производства
217
Доброты? А может быть Доброта и Любовь - то средство, с помощью которого
можно преодолеть политический радикализм и экстремизм? Так, что же будет
доминировать в будущих человеческих отношениях: борьба за существование или
Доброта?
2. По "закону позитивной и негативной поляризации", обоснованному П.
Сорокиным, люди во время кризисов не ведут себя не однозначно: одна часть
общества становится более склонной к социальной аномии, а другая - к моральному
совершенствованию и религиозности. Если свидетельства тому, что особенности
современного российского общества отвечают духу этому "закону"?
3. Ценности и идеалы, воспроизведенные в революционный период, как
правило, иллюзорны. Это вытекает из "закона социального иллюзионизма". Сорокин
распространял действие этого "закона" на глобальный уровень. А что Вы можете
сказать по поводу "революционных" преобразованиях на локальном уровне -
предприятии или фирмы?
Основные термины и выражения:
Интегральная социология, эмпирически-чувственная форма познания,
рационально-умственная форма познания, сверхчувственно-сверхрациональная
форма познания, культурный мир, идеологические смыслы, материальная культура,
социокультурные типы личностей, образцы поведения, высшая интегральная
ценность, социокультурные суперсистемы, религиозная социокультурная
суперсистема, чувственная социокультурная суперсистема, интегральная
социокультурная суперсистема, "основной закон истории", теоремы флуктуации,
социальная стратификация, социальная мобильность, горизонтальная социальная
мобильность, вертикальная социальная мобильность, восходящая мобильность,
нисходящая мобильность, "закон социального иллюзионизма", "закон позитивной и
негативной поляризации"
ЛИТЕРАТУРА
Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.
Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М.,
Экзамен, 2001. - Тема 5 "Интегральные подходы к политике: возможности их
использования для анализа власти и господства"
История социологии в Западной Европе и США. М., НОРМА - ИНФРА, 1999.
- Рекомендуется глава 20
Сорокин П. Интегрализм - моя философия. - Социс, 1992, № 10
Сорокин П. Об основных условиях возможности возрождения нашего
народного хозяйства. - Социс, 1994. - № 2
Сорокин П. Общие черты и различия между Россией и США. - Социс, 1993,
№ 8
Сорокин П. Причины войны и условия мира. - Социс, 1993, № 12
Сорокин П. Современное состояние России. - Новый мир, 1992, № 4, 5
Сорокин П. Таинственная энергия любви.- Социс, 1991. № 8, 9
Сорокин П. Человек и общество в условиях бедствия (фрагменты книги). -
Вопросы социологии, 1993, № 3
218
Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. М.: Институт социологии
РАН 1993. - Рекомендуются главы 1, 2,3,5
Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. М.: Наука, 1994. -
Дополнительная литература
Сорокин П.А. Система социологии. М.: Наука, 1993, т. 1 и 2. -Рекомендуется
как дополнительная литература
Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика: Исследование изменений в
больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений. -
СПб.: ЗХГИ, 2000
Сорокин П.А. Социологические теории современности. М.: ИНИОН, 1992. -
Рекомендуются главы 2 и 11.
Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. -
Необходимо ознакомиться с разделами "Революция и социология" и "Социальная
стратификации и мобильность"
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими
эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А.
Кравченко. М.: Экзамен, 2001
Return of Pitirim Sorokin. // Ed. by S.A. Kravchenko and N.E. Pokrovsky. M.:
International Kondratieff Foundation, 2001

219
Тема 14. Т. ПАРСОНС: СОЗДАНИЕ РАЗВЕРНУТОЙ CТРУКТУРНО-
ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ТЕОРИИ НА ОСНОВЕ ИНТЕГРАЛЬНОГО ПОДХОДА
1. Теория социального действия
2. Теория социальной системы
3. Общественный порядок и факторы его обеспечивающие
Толкотт Парсонс в автобиографическом очерке "О построении теории
социальных систем: личная история" отметил, что его целью жизни было создание
общей, универсальной теории, пригодной для анализа любых живых систем, начиная
от одноклеточного организма и кончая сложнейшими человеческими цивилизациями.
Что же общего могло быть у этих микро и макро реалий - простейшего организма и
человеческого общества? Наличие структурированной системы, которая в своих
действиях стремится к порядку и определенной рациональности. Естественно, что Т.
Парсонс, прежде всего, пытался сделать свою теорию применимой для исследования
человеческого общества. Последовательно идя к этой цели, ученый создает сначала
теорию социального действия, а затем на её основе теорию социальной системы, в
которых раскрываются принципы функционирования систем разных уровней во
взаимосвязи с другими системами.
Как видно, амбиции ученого - объять необъятное. Понятно, чтобы к этому
приблизиться потребовалась весьма сложная аналитическая конструкции, которая, по
мысли ученого должна помогать интерпретировать конкретные явления
действительности.
Сразу скажем, по мнению многих современных социологов, Т. Парсонсу не все
удалось, есть очевидные противоречия в преемственности базовых понятий,
использовавшихся в разные периоды творчества (хотя сам Парсонс в упоминавшемся
выше труде особо подчеркивает постоянство своего теоретико-методологического
инструментария). И все же мировая социологическая мысль необычайно высоко ценит
ученого за то, что ему удалось реально сделать - создать принципиально новую
теорию, позволяющую исследовать общество на разных системных уровнях - микро и
макро. Такой подход оказался очень востребованным. По существу, Т. Парсонсом
была создана школа современного структурного функционализма с
Многочисленными учениками и последователями, в числе которых Р. Мертон, Н.
Смелсер и др.
Толкотт Парсонс (Parsons) родился 13 декабря 1902 года в профессорской
семье. Его отец был президентом колледжа.
Т. Парсонс получил всестороннее образование как в американских, так и
европейских учебных заведениях. По окончании в 1924 году Амхерст колледжа он
переезжает в Англию, поступает в Лондонскую школу экономики, где
специализировался в области экономики, антропологии и социологии. Его
наставником был Б. Малиновский - один из крупнейших социальных антропологов
XX века. В следующем году он переезжает в Германию для продолжения учебы в
Гейдельбергском университете. Здесь он защищает докторскую диссертацию о
220
капитализме, в которой в значительной степени присутствуют идеи М. Вебера и
других европейских социологов.
В 1927 году Парсонс возвращается в Америку и начинает преподавательскую и
научную деятельность в Гарвардском университете. Ученый переводит и издает с
обширными комментариями ряд работ М. Вебера, Э. Дюркгейма, В. Парето.
В 1937 г. выходит в свет его книга "Структура социального действия", в
которой критически анализируются взгляды М. Вебера, Э. Дюркгейма, В. Парето, А.
Маршалла и на основе их интеграции предложена собственная теории социального
действия. В 1951 г. он издает вторую фундаментальную работу "Социальная
система", в которой свою теорию распространяет на анализ собственно человеческого
общества. Её центральная тема - социальный порядок, природа интеграции и
стабильности социальных реалий.
С середины 40-х годов Парсонс становится наиболее авторитетным
социологом США. В 1946 г. он сменяет своего наставника и учителя П. Сорокина на
посту декана социологического факультета, а затем преобразует его в факультет
социальных отношений (что вызвало крайнее раздражение у П. Сорокина). В 1949 г.
Парсонс избирался президентом Американской социологической ассоциации.
Среди других работ Парсонса: "Рабочие тетради по теории действия",
"Система современных обществ", "К общей теории действия", "Общетеоретические
проблемы социологии", "Социологическая теория и современное общество",
"Социальная структура и личность", "Социальная система и эволюция теории
действия" и др.
Умер Т. Парсонс 8 мая 1973 года.
1. Теория социального действия
Идейно-теоретические истоки
Социолог начал свою преподавательскую и научную карьеру, когда
американское общество переживало депрессию. Ни одна социальная теория того
времени не давала достаточно всеохватывающего объяснения тем процессам, которые
разворачивались тогда в Америке, переживавшей глубокую экономическую
депрессию. Эти теории упрощали, огрубляли и примитивизировали представления о
социальной системе, её функциях, способностях к самосохранению и
совершенствованию.
Т. Парсонс, в частности, подверг критике интерпретивные теории,
рассматривавшие поведение индивида на микро уровне и, с его точки зрения,
абсолютизировавшие индивидуальную и общественную рациональность (М. Вебер).
Не принял он и популярные в то время макро теории, в которых главным фактором
общественного развития рассматривалась политическая борьба, а поддержания
порядка - власть или навязанные ею санкции (К. Маркс).
221
Что же предложил Парсонс вместо этого? Во-первых, объединение достижений
ряда социальных наук. Преобразование в Гарвардском университете факультета
социологии в факультет общественных отношений было отнюдь не случайно. Эта
новация была подчинена интегративной цели - для задуманного ученым анализа
любых живых систем потребовались усилия клинической и поведенческой
психологии, антропологии и, конечно, социологии.
Во-вторых, Парсонс предпринял попытки интеграции собственно
социологических принципов, которые разрознено содержались в работах таких
известных социологов, как М. Вебер, Э. Дюркгейм, В. Парето, З. Фрейда и
английского экономиста А. Маршалла. Сюда же, очевидно, следует добавить П.
Сорокина, который один из первых стал разрабатывать интегральные идеи.
Парсонса, в частности, привлекли веберовская трактовка социального действия
как действия, имеющего субъективную мотивацию индивида и ориентированного на
окружающих людей. Ему были также симпатичны "идеальные типы", которые
позволяли создавать обобщенные представления конкретных явлений
действительности. Вместе с тем он считал, что Вебер остановился на полпути к
созданию теории социального действия, ибо не учитывал сочетание, систему,
предложенных им переменных. В этой связи, по мнению Парсонса, возникает
опасность произвольного выбора переменных, что могло привести к искажению или
мозаичному толкованию социальной реальности.
В теории Э. Дюркгейма его особенно заинтересовали структурно-
функциональный метод и идея порядка как результата коллективных представлений.
Так же как и Дюркгейм, Парсонс исходит из того, что для социальной жизни более
характерны "взаимная выгода и мирная кооперация, чем взаимная враждебность и
уничтожение". При этом утверждалось, что только приверженность общим ценностям
обеспечивает основу порядка в обществе. Свои взгляды социолог иллюстрирует
примерами коммерческих сделок. При осуществлении сделки заинтересованные
стороны составляют контракт, в основе которого лежат нормативные правила. С
точки зрения Парсонса, страх санкций за нарушения правил недостаточен, чтобы
заставить людей безусловно следовать им, главное - моральные обязательства.
Поэтому правила, регулирующие коммерческие сделки, должны вытекать из
общепризнанных ценностей, которые констатируют, что является правильным,
должным. Порядок в экономической системе, следовательно, основывается на общем
согласий относительно коммерческой морали. Однако, по мнению Парсонса слабость
дюркгеймовской теории состояла в том, что в ней не высвечивалась роль самого
действующего лица, его отношение к ценностям и нормам, возможность конкретного
выбора из иерархии ценностей и целей. В этой связи Парсонс критически относился к
позитивистской социологии вообще, предполагающей видение мира, как закрытой
системы, сводящей на нет роль сознания конкретных индивидов.
У А. Маршалла плодотворной была идея трактовки действия как
"рационального преследования собственного интереса". У В. Парето и З. Фрейда
Парсонс посчитал важным постановку вопроса о роли рациональных и
иррациональных сил в детерминации характера действия. Соответственно, во взглядах
на общество социолога, прежде всего, интересовали вопросы, как социальной системе
удается справляться с человеческой иррациональностью, избегать "войн всех против
всех" и не доводить социальные конфликты до катаклизмов.
222
В-третьих, Парсонс, очевидно, на основе интегральных идей П. Сорокина
предложил интегрально рассматривать социальную систему и личность индивида. В
этой связи он уже самостоятельно выдвинул оригинальную идею четырехуровнего
анализа, который основан на принципе системного рассмотрения поведенческого
организма, личности, социальной и культурной систем.
"Волюнтаристская теория социального действия"
Именно так сам Парсонс определяет суть своей теории. В самом названии
содержатся два принципиальных момента. Во-первых, определение
"волюнтаристская" подчеркивает дистанцирование ученого от постулата Дюркгейма
о том, что коллективные представления, как социальные факты, оказывают на
индивида принудительное воздействие, побуждая к определенным, нормативно
заданным способам поведения. По Парсонсу, усвоенные индивидами ценности и
нормы, входящие в традиции общества, несомненно, определяют границы дозволенно
в индивидуальных действиях. Однако, замечает он в работе "Структура социального
действия", это "ни в малейшей степени не отрицает роли ситуативных и других
ненормативных элементов". Добавляя при этом, что его теория "рассматривает их во
взаимосвязи с нормативными". Иными слова, в зависимости от ситуации индивид,
обладая свободной волей, может осуществить конкретный выбор, как ему
действовать, т.е. его теория социального действия предполагает учет как
рационального, так и иррационального компонентов в действиях людей. Но
подчеркнем, волюнтаризм не равняется абсолютно свободной воли - индивиды не
свободны вообще в своем выборе.
Во-вторых, в то время весьма популярной была бихевиористская теории
поведения, трактовавшая поведение, как механическую реакцию на тот или иной
стимул. От неё Парсонс также дистанцируется, выбирая термин действие,
предполагающий осмысленный процесс, активность самого действующего индивида.
Система элементарного действия
По Парсонсу, самой общей системой является система действия. "Действие, -
замечает он, - образуется структурами и процессами, посредством которых люди
формируют осмысленные намерения и цели и более или менее успешно их реализуют
в конкретных ситуациях"1.
По мнению ученого, мельчайшей единицей действия, выступающей как
система, является единичный акт (unit act), который впоследствии стал называть
элементарным действием. Дальнейшее дробления элементарного действия ведет к
утрате его системной характеристики. Таким образом, элементарное действие это,
прежде всего, система. Также системно Парсонс рассматривает все общественные
институты и само общества, все явления, принадлежащие к области действия, ибо все
они представляют реальность, для которой характерно общее качество -
системность. Поэтому с точки зрения ученого нет принципиальной разницы между
1 Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // Современная западная
теоретическая социология. Т. Парсонс. М.: ИНИОН РАН, 1994. - С. 104
223
теорией действия и теорией системы. Один и тот же теоретико-методологический
подход используется для анализа системы любой сложности.
Итак, рассматривая элементарное действие, Парсонс выделяет следующие
четыре его компонента, образующие в целом систему:
1) наличие действователя или актора - действующего организма;
2) существование цели, на достижение которой направлено действие актора -
"предполагаемое будущее положение вещей";
3) наличие ситуации, в которой происходит действие (это - "внешняя среда"
действия), которую в свою очередь можно представить в виде двух составляющих - а)
условия действия, определяемые объективными обстоятельствами и б) выбираемые
средства для достижения цели;
4) существование нормативной ориентации, т.е. усвоенных стандартов
поведения.
Подчеркнем еще раз, для Парсонса элементарное действие любой живой
субстанции и действие социального актора - индивида, коллектива или любой другой
общественной структуры едины по своей внутренней природе - они выступают как
системы, представляют лишь её разные уровни. Разумеется, при рассмотрении
собственно социального действия Парсонс отмечает его специфику.
Система социального действия и её подсистемы
Четырехуровневая структура социального действия точно такая же, как и
элементарного действия. Но каждый элемент здесь имеет свою, значительно более
сложную специфику.
Так, действователь обладает социальной природой, что проявляется в его
статусах и, соответственно, адекватных им ролях. Статусы обозначают позицию
индивида по отношению к другим, в то время как роли выражают "процессуальный
аспект". Роли - это своего рода относительно постоянные каналы ориентации между
социальным действователем и другими социальными объектами.
Нормативная ориентация приобретает социально-культурную характеристику.
Она детерминирована усвоением индивидом ценностей и норм своей культурной
среды, которые позволяют связывать воедино цели и средства, определять, что
приемлемо в качестве цели и средств. ""Нормативная ориентация" действия, -
отмечает Парсонс, - направляет внимание на решающую роль тех "стандартов",
которые определяют желаемое направление действия в форме целей и стандартов
поведения. Эту систему нормативных стандартов, по-видимому, лучше всего
рассматривать в качестве одного из наиболее важных элементов "культуры"
группы"2.
Человеческое действие всегда детерминировано границами генетического вида
и упорядоченно культурными образцами.
Вот как его схематически изображает сам Парсонс:
Действие
2 Парсонс Т. Современное состояние и перспективы систематической теории в социологии //
Современная западная теоретическая социология. Т. Парсонс. М.: ИНИОН РАН, 1994. - С. 39
224
Подсистемы Преимущественные функции
Социальная Интеграция
Культурная
Личностная
Поведенческий организм
Воспроизводство образца
Целедостижение
Адаптация
Как видно, в итоге получилась система, состоящая из четырех подсистем и
адекватных им преимущественных функций. Причем для социальной подсистемы все
другие подсистемы - культурная, личностная, поведенческий организм -
представляют собой окружающую среду.
И ещё важно подчеркнуть то обстоятельство, что отмеченное иерархическое
расположение подсистем показывает их двустороннюю взаимосвязь. С одной
стороны, каждый нижний уровень создает условия, производит энергию для более
высоких уровней, а с другой - высшие уровни контролируют те, которые
расположены ниже.
Социальная подсистема прежде всего через статусы и роли обеспечивает
взаимодействие индивидов и тем самым осуществляет функцию интеграции.
Культурная подсистема выполняет в основном "функцию сохранения и
воспроизводства образца, равно как и творческого его преобразования"3.
Личностная подсистема, главным образом, выполняет функцию
целедостижения. Это главный исполнитель процессов действия, который способен
учесть усвоенные в процессе социализации культурные принципы и предписания. В
смысле мотивации "главной целью действия является обеспечение личных
потребностей или удовлетворенность личности"4.
Поведенческий организм выступает как адаптивная подсистема. Он
определяет генетически заданные возможности человека, на которые опираются
остальные подсистемы. "В нем содержатся условия, с которыми должно
сообразовываться действие, и основные механизмы взаимодействия с физической
средой, в частности механизм получения и обработки информации в центральной
нервной системе и механизм двигательной реакции на требования физической
среды"5.
Парсонс особо подчеркивает, что при анализе взаимоотношений между
четырьмя подсистемами действия важно учесть процесс их взаимопроникновения. Так,
в процессе социализации личность индивида способна усвоить как социальные
объекты, так и культурные нормы.
По отношению к системе действия есть две системы реальности, являющиеся
её средой. Первая - физическая среда. Это, по существу, окружающий мир живых
организмов. Вторая - "высшая реальность". Это все то, что М. Вебер назвал
"проблемой смысла" человеческих действий.
Социальный актор - ситуация
3 Там же
4 Там же
5 Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1997. - С. 16
225
Естественно, возникла необходимость конкретного исследования отношений
"социальный актор - ситуация (среда)". Эти отношения всегда динамичны, что
обусловлено двумя факторами - наличием мотивационной и ценностной ориентаций
у действователя. Рассмотрим ориентации социального действователя.
Мотивация. "В каком-то смысле "мотивация" - это ориентация относительно
улучшения баланса удовлетворение - неудовлетворение действующего лица"6.
Мотивация в совокупности включает в себя три модуса ориентации:
а) когнитивная (познавательная) ориентация, которая предполагает учет
расположения физических и социальных объектов, определение их специфики, в
особенности их функций в контексте цели, поставленной индивидом и т.д.;
б) катектическая (эмоциональная) ориентация проявляется в положительной
или отрицательной установке по отношению к тому или иному объекту, в
эмоциональной тяге к удовлетворению конкретных потребностей;
в) оценочная ориентация предполагает выбор из множества альтернатив,
чтобы оптимизировать свои усилия по удовлетворению потребностей. Иными
словами, действователь не может сразу направлять энергию на удовлетворение
широкого круга потребностей. Ему приходится делать выбор.
Ценностная ориентация. Она также включает в себя три модуса ориентации:
а) когнитивная (познавательная) ориентация опирается на нормы, усвоенные
индивидом в процессе социализации;
б) эмоциональная ориентация предполагает эмоциональную оценку
значимости того или иного объекта для удовлетворения потребности на основе
оценочных стандартов;
в) моральная ориентация осуществляет синтез ранее вынесенных суждений о
способе действия. Она, по Парсонсу, является своего рода "высшим апелляционным
судом", выносящим вердикт о направленности действия в контексте сложившихся
моральных стандартов.
Типы социальных действий
В зависимости от соотношения модусов мотивационной и ценностной
ориентации Парсонс выделяет четыре типа социальных действий.
Итак, первый тип - интеллектуальное действие, которое включает в себя
когнитивную мотивационную ориентацию и когнитивные ценностные стандарты;
второй тип - экспрессивное действие, предполагающее единство
катектической эмоциональной ориентации и оценочных стандартов;
третий тип - моральное действие, включающее мотивационную оценочную
ориентацию и моральные стандарты;
четвертый тип - инструментальное действие, наиболее сложное, которое
включает в себя будущие цели, детерминированные катектической мотивационной
ориентацией и оценочными стандартами, и средства достижения этих целей,
детерминированные когнитивными стандартами. Как заметил Дж. Ритцер,
6 Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и
место социальных систем. М.: ИНИОН РАН, 1994. - С. 65
226
инструментальное действие, по существу, представляет собой веберовское
ценностно-рациональное действие7.
Типовые переменные
Продолжая обосновывать синтез субъективного и объективного в
детерминации социального действия, Парсонс обосновал методический
инструментарий, позволяющий исследовать явные и латентные выборы, которые
осуществляет актор по отношению к объектам ситуации, прежде чем действовать. В
этой связи ученый предложил набор из пяти типовых переменных, содержащих
дилеммы, решая которые индивид выбирает возможные ориентации действия. Они
следующие:
1. "Аффективность - аффективная нейтральность". Она выражает наше
эмоциональное отношение к социальному явлению - какова эмоциональная
интенсивность, проявляемая актором по отношению к социальным объектам в данной
ситуации. Например, следует ли профессору иметь приятельские, панибратские
отношения со своими студентами или ему все же следует быть аффективно
нейтральным, как говорится, соблюдать дистанцию, держаться на расстоянии?
2. "Диффузность - специфичность". Дилемма предполагает выбор отношения
к социальному объекту с позиции целостной совокупности его свойств или
конкретной специфики. Она может принять следующую форму: следует ли
профессору учить своих воспитанников по самому широкому кругу вопросов жизни
или ему лучше ограничиться специфической сферой своего лекционного курса?
3. "Партикуляризм - универсализм". В этом случае речь идет о выборе в
процессе взаимодействия общих или партикулярных стандартов. Партикуляризм, в
частности, предполагает выбор в пользу лояльности по отношению к членам своей
группы, но не к "чужим". В нашем случае суть этой дилеммы может быть
представлена так: следует ли профессору применять особые, партикулярные
стандарты к конкретным категориям студентов (российским, зарубежным, девушкам,
юношам, верующим, неверующим и т.д.) или, напротив, в оценке всех студентов в
данной ситуации взаимодействия (учебные занятия) ему лучше руководствоваться
общими, универсальными критериями?
4. "Аскрипция - достижение". Проблема здесь в том, какой сделать выбор в
плане оценки исполняемых индивидами социальных ролей - на основе заданных от
природы и общества качеств или на основе их достижений. В нашем примере это
могут быть оценки профессором способностей своих воспитанников адекватно
выполнять роли студентов: являются ли они изначально заданными или же это есть
результат научения.
5. "Ориентация на коллектив - ориентация на себя". Эта дилемма вводится
социологом для выяснения того, что для индивида важнее: цели социальной группы
или личные цели. В рассматриваемом примере можно выяснить, ориентированы ли
действия профессора на интересы студенческой группы или, прежде всего, на свои
собственные?
Своей теории социального действия, по сути интерпретивной, нацеленной на
понимание мотивации действия актора, Парсонс в конечном счете пытается придать
7 Ritzer G. Classical Sociological Theory. - McGraw-Hill Higher Education, 2000. - Р. 440.
227
структурно-функциональное обличье. В этом также проявляется его интегрализм при
создании теории социальной системы.
Функциональная сетка AGIL
По Парсонсу, функция позволяет, с одной стороны, выявить важность
элементов, частей внутри любой системы, а с другой - понять то, как сама система
взаимодействует с её окружением. "Понятие функции, - пишет он, - имеет решающее
значение для понимания любых живых систем, обозначая определенные черты, во-
первых, взаимодействия системы с окружение, во-вторых, внутренней
дифференциации самой системы"8.
Парсонс считал, что любая система, чтобы быть жизненной и эффективной
должна отвечать четырем основным функциональным требованиям:
1. Адаптация (adaptation) предполагает приспособление системы к её внешней
среде.
2. Целедостижение (gоа1 attainment) означает, что система должна
вырабатывать цели и достигать их.
3. Интеграция (integration) предполагает способность системы осуществлять
внутреннюю регуляцию и координацию элементов системы действия.
4. Латентность (latenсу) в живых организмах, по существу, выполняет
функцию генетического кода, обеспечивая скрытое поддержание и воспроизводство
общезначимого действия. Если имеется в виду социальная система, то латентность
предполагает наличие общезначимого символа, который осуществляет "поддержание
культурного образца" (связанного главным образом с языком), а также мотивацию
акторов к его сохранению.
Функциональную сетку AGIL Парсонс использует на всех уровнях - будь то
система действия или социальная система.
2. Теория социальной системы
Социальная система: общая схема
Социальная подсистема системы действия Парсонсом рассматривается как
самостоятельная система. Её структура анализируется социологом также через
призму четырех независимых переменных.
Ценности занимают ведущее место в социальной системе и выполняют
функцию сохранения и воспроизводства образца.
Нормы выполняют интеграционную функцию.
Коллективы выполняю целедостиженческую функцию.
Роли индивидов играют прежде всего адаптивную функцию9.
Общество как тип социальной системы
8 Парсонс Т. Некоторые проблемы общей теории в социологии. М.: ИНИОН РАН, 1994. - С. 80
9 См.: Там же. - С.18-19
228
Парсонс определяет общество как тип социальной системы, обладающий
наивысшей степенью самодостаточности. Самодостаточность общества проявляется
прежде всего во взаимообмене с окружающей средой, в регулировании доступа к
материальным ресурсам. Общество самодостаточно и в том смысле, что его члены,
как правило, вносят вклад в его функционирование через многочисленные
экономические и политические институты, а также коллективы. "Но если, - замечает
Парсонс, - подавляющее большинство членов какого-то общества испытывает
крайнее "отчуждение", то говорить об этом обществе как о самодостаточном
нельзя"10.
В соответствии со своей четырехфункциональной схемой, выработанной для
анализа систем действия, Парсонс подразделяет общество на четыре основные
подсистемы.
Общество
Подсистемы Структурные компоненты Основная функция
Социетальное сообщество
Фидуциарная подсистема
Политика
Экономика
Нормы
Ценности
Коллективы
Роли
Интеграция
Воспроизводство образца
Целедостижение
Адаптация
Социетальное сообщество - это, по Т. Парсонсу - коллективы с
определенными нормами (государственные органы, правовые институты, другие
общественные инстанции), регулирующие поведение индивидов, обеспечивающие
их лояльность по отношению к обществу в целом. В системе норм, которые
управляют лояльностями, права и обязанности различных коллективов должны
быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями
порядка в целом11. Функция интеграции способствует координации частей
социальной системы. Главным институтом, посредством которого реализуется эта
функция, является право. Через правовые нормы упорядочиваются отношения
между индивидами и институтами, что уменьшает потенциал конфликта. Когда же
конфликт все же возникает, его, как правило, удается уладить через правовую
систему, избегая дезинтеграции других подсистем и общества в целом.
Под фидуциарной подсистемой имеются в виду институты, занимающиеся
генерализацией ценностей (семья, учебные заведения). Их главная функция -
воспроизводство и поддержание существующих в обществе культурных образцов.
Политическая подсистема мобилизует коллективы и ресурсы для
достижения определенных общественных целей. Функция целедостижения
выражает потребность всех обществ устанавливать цели, на которые направляется
социальная активность.
Экономическая подсистема создает условия для регулирования трудовых
ресурсов, их включение в производство. Прежде всего, через роли, выполняемые
10 Там же. - С. 21
11 Там же. - С. 26
229
индивидами в экономической жизни, осуществляется функция адаптации. Для
эффективного функционирования общества в целом особое значение имеет
решение проблемы по обеспечению людей необходимым уровнем материальных
благ.
Подвижное равновесие общества
Консенсус в отношении нормативного порядка является фундаментальным
интегративным принципом в обществе. Из общепризнанных норм и ценностей
вытекают общие цели, которые определяют направление движений в конкретных
ситуациях. Так, например, в западном обществе члены конкретного предприятия
разделяют цель эффективного производства на своей фирме, которая вытекает из
общего взгляда на экономическую продуктивность. Общая цель становится
побудительным мотивом для сотрудничества. Средствами воплощения целей в
конкретные действия являются роли. Любой современный социальный институт
предполагает наличие целой комбинации ролей. Между нормами и ролями имеет
место процесс взаимопроникновения: нормы стандартизируют и упорядочивают
ролевое поведение, делая его предсказуемым, что в итоге создает основу для
консенсуса и социального порядка.
Исходя из того, что консенсус является важнейшей общественной ценностью,
Парсонс усматривает главную задачу социологии в анализе институализации
образцов ценностных ориентаций в социальной системе. Когда ценности
институализированы и поведение индивидов структурировано сообразно им,
возникает состояние стабильного "социального равновесия".
Консенсус и стабильность системы не означает, что она не способна к
изменениям. Напротив, Парсонс считал, что на практике ни одна социальная система
не находится в состоянии идеального равновесия, хотя определенная степень
равновесия необходима для жизнеспособности системы. Поэтому процесс
социального изменения Парсонс представляет как "подвижное равновесие". Так, если
изменится взаимоотношение общества со своей средой, то это приведет к переменам в
социальной системе в целом. Процесс "подвижного равновесия" может затрагивать не
только части, но и все общество.
Отнюдь не случайно эволюцию общества и его подсистем Парсонс
анализирует в контексте упоминавшихся выше типовых переменных, что позволяет
интегрально рассмотреть изменения, происходящие в макро подсистемах общества и
изменения в характере ориентаций действий, осуществляемых индивидами на микро
уровне. Напомним эти переменные:
"Аффективность - аффективная нейтральность".
"Диффузность - специфичность".
"Партикуляризм - универсализм".
"Аскрипция - достижение".
"Ориентация на коллектив - ориентация на себя".
Нетрудно видеть, что, по существу, эти типовые переменные построены вокруг
способов, с помощью которых люди решают самые жизненно важные вопросы: "Как
индивиды получают вознаграждение?" и "Следует ли членам общества самим искать
230
пути реализации своих интересов или же это сделают социальные группы, к которым
они принадлежат?".
Согласно Парсонсу, выборы в пользу первых составляющих дилемм -
аффективности, диффузности, партикуляризма, аскрипции, ориентации на коллектив
- характерны для традиционных обществ, в то время как выборы в пользу
противоположных составляющих - аффективная нейтральность, специфичность,
универсализм, достижение, ориентация на себя - свойственны исторически более
высоким современным обществам. По его мнению, социальная эволюция обществ
предполагает движение ко все большему увеличению в действиях индивидов выборов
второго типа. Если же общество окажется не в состоянии двигаться в этом
направлении, то в нем начинается стагнация. Так, общество, в котором статусы в
основном предписаны, а также слишком сильны ориентации на коллектив
препятствует наиболее способным индивидам проявлять творческую инициативу и
выполнять важные социальные роли. Вместе с тем Парсонс допускал, что выборы в
пользу первых составляющих дилемм не исчезнут полностью даже в наиболее
развитых обществах (так, есть значительная возможность их сохранения в семье).
3. Общественный порядок и факторы его обеспечивающие
О реальном демократизме и свободе общества можно судить по характеру
общественного порядка, по тому, какие общественные силы его обеспечивают, как
граждане включаются в общественную и политическую жизнь.
Естественно, что в разных обществах в зависимости от культурных ценностей
и норм, а также от мотивационной и ценностной ориентаций членов общества
отношение к участию в политической жизни различно, иногда весьма существенно.
Так, в советское время россияне жили по принципу: "Политика - дело каждого".
Коллективное участие миллионов людей в политических акциях, демонстрациях,
разного рода организациях, включая органы власти, безусловная поддержка
политического курса КПСС были проявлениями коллективистских лояльностей,
сформированных социетальным сообществом традиционного типа. Они были также
адекватны характеру действий россиян на микро уровне - их выборов в пользу
аффективности (быстрого решения сложных проблем), партикуляризма (веры в
исключительное превосходство советского образа жизни), ориентации на коллектив
(надежды на патернализм государства, партии, общественных организаций).
В Америке же подавляющее большинство людей не "ходит во власть" и не
принимает непосредственного участия в политических процессах. Американцы
больше делают выборов в пользу ориентаций на себя и потому предпочитают
индивидуальные формы жизни. Они хотят просто свободы, права быть самими собой,
не будучи принудительно вовлеченными в членство каких-либо структур. Те же, кто
проявляет интерес к политике, имеют возможность выбирать политические
коллективы (партии и движения), предполагающие, как разные роли, так и разные
линии политического поведения вплоть до принятия или вообще отвержения
официальных политических целей.
Начиная с 90-х годов прошлого столетия, в России стали происходить
радикальные изменения. Социетальное сообщество дало перестало производить
лояльности адекватные вождизму и "коллективистской" политике. Фидуциарная
231
подсистема дала сбой в генерации и поддержании традиционных ценностей. Более
того, она стала производить принципиально новые идеалы либерально-
демократического толка - представления об индивидуальных правах и свободах, о
гражданском обществе и правовом государстве. Разумеется, это не могло не сказаться
на политике как подсистемы. Характер политического поля стал кардинально
меняться, вплоть до переосмысления ценностной парадигмы c коммуно-
патерналистской на демократическую. Это, соответственно, повлекло за собой
изменение экономической подсистемы. Расточительные действия индивидов и
коллективов, характерные для советской экономики, стали осуждаться. Новые роли
предполагали обязательство эффективно трудиться в соответствии с легитимными
условиями найма. Соответственно, экономическая и практическая рациональности
стали регулироваться главным образом институтами собственности и контракта.
Естественно, стали изменяться представления о социальном порядке, роли в
нем человека, об основных политических целях и средствах их достижения. Отныне
россияне могли индивидуально осознанно играть активную политическую роль,
переходя от одной альтернативы к другой: участвовать или нет в политических
партиях и движениях, спектр которых стал весьма внушительным; голосовать ли и
как на выборах в Государственную думу; кому отдать предпочтение на выборах
президентских, по каким ценностным критериям оценивать кандидатов. При этом
возникли невиданные ранее отклонения поведения отдельных индивидов и
социальных групп от того, что принято определять "нормальным" состоянием.
В этой связи структурно-функциональная парадигма интегрального толка Т.
Парсонса может быть полезной в исследование того, как в обществе складывается
порядок, какие факторы являются решающими в его поддержании, как возникают
социальные и политические новации и, соответственно, как ориентации действий
людей, их явные и латентные выборы адаптируются к новым социокультурным
реалиям.
По мнению Парсонса, власть не является главной силой, способной
предотвратить социальное противоборство и её негативные последствия. Применение
силы может быть эффективным средством, но лишь в течение исторически
непродолжительного периода. В долговременной же перспективе ставка на силу
может лишь усугубить проблемы взаимодействия подсистем общества. Насилие
способно вызвать разлад в мотивационных и ценностных ориентациях людей, что
также способствует общественной дезинтеграции. Оно не эффективно и по трудовым
и временным затратам, которые неизбежно требуются для поддержания порядка.
В качестве альтернативы власти как средства для поддержания порядка в
обществе Парсонс видит иные факторы. По его мнению, более эффективным
средством является утверждение такого социетального сообщества и фидуциарной
подсистемы, которые через нормы и ценностности, способны обеспечить взаимное
сотрудничество людей, их коллективов на основе учета и согласованности общих
целей и базовых потребностей.
В современном обществе решающим фактором поддержания порядка
являются самоограничения людей, добровольное принятие ими норм и ценностей
общества, а также все большая ориентация их выборов в процессе действий на
аффективную нейтральность, универсализм, достижение, ориентацию на себя. В
идеальном случае вообще исчезает надобность во внешнем источнике власти, чтобы
232
обеспечивать порядок в обществе. А если же правящая элита часто прибегает к
насилию, то это значит, что произошло рассогласование во взаимодействии
подсистем общества, нарушилась его адаптация со средами. Словом, в обществе
возникла функциональная патология и ему угрожает дезинтеграция.
Структурно-функционалистская парадигма Парсонса, будучи примененной к
российским реалиям, позволяет пролить свет на некоторые стороны как нынешней
дезинтеграции страны, так и функциональных патологий, имевших место в разные
периоды её развития.
Произвольные манипуляции советских, а затем и российских властей с
институциональными структурами и их функциями, согласно данной парадигме,
неминуемо должны были вызвать рассогласование всех подсистем общества,
привести в движение дезинтеграционные силы, что в действительности неоднократно
случалось. Достаточно вспомнить, какие институциональные перемены и
последовавшие социальные взрывы вызвала политика В. Ленина по "коммунизации"
экономики, или попытки Н. Хрущева ради доказательства идеи "отмирания"
государства в условиях "развернутого коммунистического строительства", передать
собственно государственные функции профсоюзам и трудовым коллективам. Им, в
частности, в принудительном порядке предписывалось брать "на поруки" лиц,
совершивших правонарушения. В итоге вместо ожидаемой социальной гармонии
общество столкнулось с дисфункциональностью государственных
правоохранительных органов и трудовых коллективов и, соответственно, невиданной
волной социальной деструктивности.
В приведенных примерах нарушались сразу все четыре функциональные
требования - адаптации, целедостижения, интеграции и воспроизводства культурного
образца. Так, были резко ослаблены адаптационные возможности экономической
подсистемы за счет навязывания ей "воспитательных" функций; переосмысливались
прежние цели государства и профсоюзов, при этом ставились новые, подчас
искусственные, навеянные идеологическими догмами; нарушалась интеграция
внутренних компонентов государственных и общественных структур; наконец,
переосмысливались мотивации и ценностные ориентации индивидов, что нарушало
воспроизводство устоявшихся образцов поведения людей на работе и в быту. Все это
в конечном счете привело к дезинтеграции, резкому ухудшению социального и
экономического благосостояния людей.
Уже через некоторое время в срочном порядке пришлось принимать меры по
укреплению органов судов, милиции и прокураторы. Но разве можно срочно, "на
заказ" восстановить взаимопроникновения между подсистемами, вернуть отлаженную
функциональность?
Особая масштабность нынешней дезинтеграции не в последнюю очередь
вызвана поспешно-непродуманным разрушением в начале 90-х годов прежних
структур, их функциональности, особенно управленческой вертикали. В то же время
новые, только что утверждавшиеся экономические и политические структуры не
могли предложить общую для всех нормативно-ценностную парадигму, а потому не
обеспечивали лояльность значительного числа членов общества. В итоге в
российском обществе пока не сложились структурно-функциональные предпосылки,
которые могут гарантировать стабильный общественный порядок, адекватный
демократическому свободному обществу.
233
Замена одних структур на другие не может автоматически повлечь за собой
адекватную трансформацию статусов и ролей у миллионов людей, что конкретно
вылилось в серьезные потери функциональности вновь создаваемых как
политических, так и экономических структур. Для многих людей они просто
нефункциональны и даже дисфункциональны, ибо в массовом сознании доминируют
выборы в пользу действий, ориентированных на прежние структуры
патерналистского толка, с которыми связываются ожидания стабильности и порядка.
Отнюдь не случайно некоторые политические силы, прежде всего
прокоммунистической ориентации, ратуют за стабильность и порядок. Однако
осознанно или нет, в стороне остается принципиальный вопрос о характере
социального порядка. Какой порядок мы собственно хотим? Прежний, основанный
"на сильной руке" вождя с тотальным государственным контролем и предписанными
сверху статусами, ограниченным числом возможных ролей, или новый,
демократический, предполагающий индивидуальную инициативу и регулирование
человеческих отношений на основе универсализма?
В утверждении социального порядка Парсонс особую роль отводит культуре.
Культура обладает особой способностью проникать во все другие подсистемы
общества, будучи их органической частью. Так, культурные нормы входят в личности
индивидов, включая их в социальную систему, определяют суть, качество
интеракций между социальными акторами вообще.
Культура может иметь самостоятельную форму существования, выступая в
виде знания, идей, ценностей и норм. Поэтому культура обладает, по словам
Парсонса, "сверхординарной интеграционной техникой системы действия". Однако
культура традиционного общества закрепляет старые неравенства предписанного
толка, предполагает использование силы для поддержания порядка, даже если
общество является формально эгалитарным в основе своей, каким, например, было
советское общество.
Американская культура, связанная с либерально-демократическими
ценностями, напротив, по мнению Парсонса, создала "новый тип социетального
сообщества", обеспечивая стабильное взаимодействие, социальный порядок и
общественное равновесие не силой принуждения, а прежде всего авторитетом самих
"ценностных приверженностей". "Новое социетальное сообщество, понимаемое как
интегративный институт, - заявляет Парсонс, - должно функционировать на уровне,
отличном от тех, что привычны нашей интеллектуальной традиции; оно должно
выйти за те пределы, где правят политическая власть, богатство и факторы, их
порождающие, и подняться на уровень ценностных приверженностей и механизмов
влияния"12.
Из этого суждения применительно к российскому обществу следует, что оно
практически уже с конца 60-х - начала 70-х годов оказалось на перепутье между
властно-силовой и культурной легитимизацией нормативного порядка. Наша страна
продолжала жить по принципам первого типа, который исторически характерен для
традиционного общества. Америка, напротив, перешла к культурной легитимизации,
которая действует через институциональную систему ценностей. Именно система
ценностей, а не сила главным образом стала управлять лояльностями, регулировать
права и обязанности коллективов и индивидов.
12 Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1997. - С. 162
234
Т. Парсонс отмечает, что противодействия людей друг другу вообще избежать
нельзя, но от этого общество не входит фатально в кризис и социальную вакханалию.
Главное - чтобы работал механизм социального контроля, обеспечивающий
непременное преимущество силам взаимодействия людей, что не исключает
использование материальных, духовных, репрессивных и воспитательных средств.
Стабильное развитие в конечном счете детерминируется общей системой ценностей,
которая формирует единую мотивацию поведения, гармонизирует социальные роли
через большинством разделяемые моральные ориентации.
Применительно к современному российскому обществу можно утверждать, что
преодолеть нынешнюю дезинтеграцию невозможно, если подавляющее большинство
россиян не примет общую систему культурных ценностей. Причем, это может быть
только система ценностей, адекватная модели демократического свободного
общества в её российской форме. Бесперспективность ценностей патерналистского
толка очевидна - их добровольно не примут социально активные слои и группы, в
своей совокупности они диссонируют с тенденциями общемирового развития.
Переход от властно-силового порядка к порядку, основанному на культурной
легитимизации, не может осуществиться быстро, ибо для этого требуются
принципиально новые для России структурно-функциональные связи. Но не только. В
стране должно произойти высвобождение индивидуальных статусов из рода
коллективных уз и развитие ролевого плюрализма.
То, что этот переход лежит в русле общемирового развития, - в этом мало кто
сегодня сомневается. Но насколько наши социальные акторы - политическая элита,
население - осознавали эту необходимость и готовы к ней, причем не декларативно, а
функционально?
Как правило, наши революционеры и реформаторы при выдвижении
политических целей полагались на чрезвычайные меры без учета того, готовы ли
подсистемы нашего общества функционировать сообразно желаемым идеалам и есть
ли люди с адекватными социальными статусами и соответствующим ролевым
набором.
Очевидно и то, что исторические предпосылки (прежде всего отсутствие
предрасположенностей в пользу выборов универсализма, ориентации на себя) были
крайне неблагоприятны для этого перехода. Это обрекало страну на особую
дезорганизацию в процессе перехода от старых к новым подсистемам, а затем и
кризисное развитие, катаклизмы, которые рельефно проявились в конце 80-х - начале
90-х годов прошлого столетия. Усилиями подсистем советского общества были
сформированы устойчивые "коллективистские знания" и патерналистские ценности,
ориентированные на авторитарную (тоталитарную) модель государства, которое
"может все " - предоставить жилье, работу, прописку, другие привилегии. Эти
ценности и нормы были практически всеми - и руководителями и руководимыми -
разделяемы, что делало социальный порядок понятным и предсказуемым. Суть
советской стабильности в социальном порядке, основанном на личной зависимости
людей от коллективов, к которым они принадлежали - особенно от производственных
и партийных структур.
Кроме того, народам России в годы тоталитарного режима внушался комплекс
превосходства "советской культуры", плоды чего мы пожинаем и ныне. Многие
современные социальные акторы, воспитанные на идеалах нарциссизма, конфликтных
235
стереотипах, не готовы к диалогу культур, к жизни в обществе, в котором
доминируют иные ценности, в частности, достижимые статусы, универсализм,
ориентация на себя.
Таким образом, опираясь на положения парсоновской структурно-
функциональной парадигмы, можно сделать следующее заключение: для перехода от
социального порядка, основанного на властном насилии, на авторитаризме,
деспотизме или тоталитаризме, на предписанных статусах к социальному порядку с
культурной легитимизацией, предполагающего свободных индивидов, правовое
регулирование отношений между ними, нужны не только демократические и
рыночные институты, значительный уровень индустриализации, информатизации и
образовательного потенциала народа, но и в качестве необходимых и достаточных
условий - культурные основания в виде либерально-демократических ценностей,
достижимых социальных статусов, значительного расширения ролевого плюрализма.
Этим объясняется, почему восточноевропейские страны даже с меньшим
индустриальным и образовательным потенциалом смогли быстрее справиться с
кризисом авторитарного порядка, с аномией и начать движение к социальному
порядку демократического, свободного общества. Там не были разрушены до
основания частная собственность, рыночные отношения, которые воспроизводили
соответствующие ценности и образцы индивидуально-инициативного поведения. Там
отчасти сохранялись институты гражданского общества, а главное, не успели
вытравить потребность человека самому распоряжаться своей судьбой в контексте
партнерских отношений с другими акторами.
Вопросы на развитие социологического воображения:
1. Предложенная Т. Парсонсом типизация социальных действий, разумеется, не
подменяет веберовских представлений о типах социальных действий. У Парсонса
несколько иное основание для типизации. Это - сочетание ориентаций
действователя (мотивационной и ценностной) на ситуацию. Кроме того,
предложенные им типовые переменные, выражающие дихотомический характер
решений действователя, позволяют проанализировать особенности явных и латентных
выборов актора, их соотнесение с традиционностью и современностью.
Используя веберовский и парсоновский подходы проделайте анализ
социальных действий россиян. Насколько мы готовы к тому, чтобы перейти к более
или менее цивилизованным рыночным отношениям?
2. Сейчас начался процесс реформирования российской армии в направлении
перехода на контрактную службу. Параллельно идет строительство правового
государства. Используя положения структурного функционализма Парсонса покажите
взаимопроникновение этих реформ. Каковы лояльности россиян по отношению к
этим государственным структурам? Как они изменились за последнее время?
3. Почти все россияне ныне обеспокоены "решением" поставленной ещё Т.
Гоббсом проблемы - как уберечь человеческие отношения от вырождения в "войну
всех против всех". При этом различные политические силы вкладывают в понятие
"общественный порядок" свое специфическое содержание.
236
Из теории Парсонса следует, что дело не только в желательности конкретного
порядка, но и в возможности его установления. Как Вы полагаете, какой
общественный порядок Россия реально будет иметь в обозримом будущем (10-20
лет)?
Основные термины и выражения:
Универсальная теория, система, четырехуровневый анализ, волюнтаристская
теория социального действия, единичный акт, элементарное действие,
действователь (актор), интеграция, воспроизводство образца, целедостижение,
адаптация, социальная подсистема, культурная подсистема, личностная
подсистема, поведенческий организм, мотивация, когнитивная ориентация,
катектическая ориентация, оценочная ориентация, ценностная ориентация,
моральная ориентация, интеллектуальное действие, экспрессивное действие,
моральное действие, инструментальное действие, аффективность - аффективная
нейтральность, диффузность - специфичность, партикуляризм - универсализм,
аскрипция - достижение, ориентация на коллектив - ориентация на себя,
функциональная сетка AGIL, общество как тип социальной системы, социетальное
сообщество, фидуциарная подсистема, политическая подсистема, экономическая
подсистема, подвижное равновесие
ЛИТЕРАТУРА
Американская социологическая мысль. М.: МГУ, 1994. - Раздел "Структурно-
функциональный анализ"
Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.
Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М.:
Экзамен, 2001. - Тема 3 "Современный структурный функционализм: социальный
порядок, политическая инновация и адаптация к ней"
История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор -
академик РАН Г.В. Осипов. - М.: Издательская группа: НОРМА-ИНФРА · М, 1999. -
Рекомендуется глава 14
Классики теоретической социологии ХХ века: Рабочая тетрадь по истории
социологии. М.: ГУ ВШЭ, 2001
Ковалев А.Д. Обновленная версия теории действия и социальной системы; Его
же. Формирование теории действия Толкотта Парсонса. - История теоретической
социологии. - Т. 3. - М.: Канон, 1998. - Главы шестая и седьмая
Култыгин В.П. Классическая социология. М., Наука, 2000. - Раздел пятый
Парсонс Т. Современное состояние и перспективы систематической теории в
социологии // Современная западная теоретическая социология. Т. Парсонс. М.:
ИНИОН РАН, 1994
Парсонс Т. Некоторые проблемы общей теории в социологии. - Там же
Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия:
культура, личность и место социальных систем. - Там же
Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект пресс, 1997
237
Парсонс Т. Функциональная теория изменения. - В кн.: Американская
социологическая мысль. М.: МГУ, 1994
Учебный социологический словарь с английскими и испанскими эквивалентами.
Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А. Кравченко. М.:
Экзамен, 2001
Haralambos M., Holborn M. Sociology. - Collins Educational, 1995. - Сhapter
14 - "Sociological Theory"
Ritzer G. Classical Sociological Theory. - McGraw Higher Education, 2000. -
Сhapter 14 - "Talcott Parsons"

238
Тема 15. Р. МЕРТОН: СОЗДАНИЕ ПАРАДИГМЫ СТРУКТУРНОГО
ФУНКЦИОНАЛИЗМА В ВЕРСИИ ТЕОРИИ СРЕДНЕГО УРОВНЯ
1. Теоретико-методологические основы мертоновской парадигма
структурного функционализма
2. Функционалистская теория аномии
3. Применение принципов Р. Мертона к исследованию способов
адаптации индивидов к политическим реалиям
Роберт Мертон, современный американский социолог, предпринял
попытку усовершенствовать и развить теорию и методологию структурного
функционализма. С его точки зрения социология пока не готова к созданию
всеобъемлющей теоретической системы. Парсоновская теория, по существу,
представляла собой философскую систему, которую трудно сочетать с
эмпирическим анализом. В этой связи Мертоном была разработана и
предложена альтернативная парадигма структурного функционализма,
позволяющая анализировать ограниченный и конкретный круг социальных
явлений, но с включением эмпирических данных.
Роберт Кинг Мертон (Merton) родился 5 июля 1910 года в
Филадельфии. Образование получил в Темпльском и Гарвардском
университетах. Там же в Гарварде защитил докторскую диссертацию и начал
преподавательскую деятельность.
В научной автобиографии Мертон отмечает, что на его взгляды оказали
большое влияние П. Сорокин, ориентировавший на изучение европейской
социологической мысли, прежде всего, трудов М. Вебера и Э. Дюркгейма, Т.
Парсонс, Дж. Сартон и особенно П.Ф. Лазарсфельд, разрабатывавший
проблематику методологии применения социальных и эмпирических наук в
социологических исследованиях. С последним Мертон сотрудничал более
тридцати лет в осуществлении различных исследовательских проектов, основав
знаменитое Бюро прикладных социологических исследований.
Р. Мертон на основе европейских социологических традиций и, взяв
многое от П. Сорокина и Т. Парсонса, создал свою оригинальную парадигму
структурного функционализма, ориентированную на стандарты эмпирических
исследований и с помощью методологического инструментария которой
обосновал конкретные теории - социальной структуры и аномии, науки,
бюрократии. Эта парадигма была ориентирована на теории среднего уровня и,
по существу противостояла парсоновской стратегии построения
"всеохватывающей теории".
Особую известность Мертону принес фундаментальный труд
"Социальная теория и социальная структура". В нем социолог сосредоточился
на изучении проблем аномии и дезорганизации общества, впервые введя
понятия явных и латентных функций, а также дисфункций.
В 1957 году Мертон избирался президентом Американской
социологической ассоциации. Среди известных работ ученого: "О
теоретической социологии", "Социальная амбивалентность и другие очерки",
"Качественные и количественные социальные исследования" (Мертон являлся
главным редактором этой книги, посвященной творчеству П.Ф. Лазарсфельда),
"Социологические традиции от поколения к поколению".
239
На протяжении всей жизни Мертона особенно волновало то, как люди
совершают великие открытия. Интерес к этой проблеме обострился, с тех пор
как его родной сын стал лауреатом Нобелевской премии по экономике (долгов
время он занимался исключительно математикой и лишь в зрелые годы с
большим трудом получил экономическое образование). Теме новаторских
открытий посвящены такие работы, как: "Социология науки", "Наука,
технология и общество в Англии семнадцатого века", "На плечах гигантов",
"Наука и социальный порядок".
Мертон с особой теплотой относится к российским социологам. Не имея
ныне возможности по состоянию здоровья приехать в Россию, он дает
консультации, направляет тексты своих выступлений на конференции. Так, с
его участием вышла в свет книга: "Return of Pitirim Sorokin" (M., 2001).
1. Теоретико-методологические основы мертоновской парадигмы
структурного функционализма
Критика классического структурного функционализма
Мертон поставил под вопрос правомерность трех постулатов, широко
используемых социологами, работающими в рамках классического
структурного функционализма (Б.К. Малиновский, А.Р. Радклифф-Браун).
1. "Постулат функционального единства общества". Из него следует,
что любая часть социальной системы функциональна для всей системы,
благодаря чему обеспечивается высокая степень интеграции всего общества.
По оценке Мертона, это может в основном быть справедливым в
отношении традиционных социальных систем, особенно ранних, дописьменных
обществ. Однако социолог высказал сомнение в правомерности
распространения постулата о "функциональном единстве" на сложные, сильно
дифференцированные современные общества. В качестве аргумента он
приводит пример религиозного плюрализма. В обществе, в котором существуют
разнообразные верования, религия имеет тенденцию скорее разделять, чем
объединять. Поэтому социолог считает, что ныне нужно вести речь о степени
функционального единства, а какова она - определяется конкретным
социологическим исследованием. "Степень интеграции является эмпирической
переменной, изменяющейся во времени в одном и том же обществе и
являющейся различной в разных обществах, - пишет он. - То, что все
человеческие общества должны иметь некоторую степень интеграции, есть
вопрос определения и постулируется нами в качестве истинного положения. Но
не все они имеют ту высокую степень интеграции, при которой каждая
культурно-стандартизированная деятельность или убеждение являются
функциональными для людей, живущих в нем"1.
2. Согласно "постулату универсальности функционализма", все
стандартизированные социальные или культурные формы имеют позитивные
функции. Этот постулат предполагает, по существу, "полезность" любой
социальной практики.
По мнению Мертона, данное утверждение является не только
упрощенным, но может быть и неправильным. При функциональном анализе,
1 Мертон Р. Явные и латентные функции. В кн.: Американская социологическая мысль. Тексты.
М.: МГУ, 1994. - С. 388
240
считает он, следует исходить из посылки, что часть общества может быть
функциональна, дисфункциональна или нефункциональна. Отдельная структура
(игорный бизнес) может выполнять функции, но она же может вызвать
дисфункции отдельных частей, либо всей системы (рекреационной, культурно-
развлекальной).
Более того, социолог ратует за четкую регистрацию тех социальных
единств (индивидов или социальных групп), для которых конкретная
социальная структура является функциональной, дисфункциональной или
нефункциональной. Поэтому Мертон предлагает заменить постулат
универсальности функционализма на критерий, согласно которому
существующие культурные формы обладают целым набором функциональных
последствий. "Вопрос о том, являются ли последствия того или иного
культурного явления функциональными, решается не априорно, а в процессе
исследования"2, - заключает он.
3. "Постулат необходимости". Его суть заключается в том, что в
обществе есть "универсалии" - социальные или культурные явления, которые
являются атрибутами, незаменимыми компонентами для существования
общества в целом.
Мертон подверг критике положение о существовании необходимых
"универсалий", не без оснований указав на то, о чем собственно идет речь: о
существовании функциональных универсалий (условий выживания, сохранения
социального порядка) или же о незаменимости отдельных структур общества.
С первым положением Мертон соглашается, как и Парсонс, он считает, что
любая система чтобы существовать должна удовлетворять необходимые
(обязательные) функции. Однако категорически отрицает второе. По его
мнению, нет убедительных доказательств, какие из структур (назывались такие
институты, как семья или религия и др.), являются атрибутами всех
человеческих обществ.
Для замены постулата необходимости социолог предлагает концепцию
"функциональных эквивалентов" или "функциональных альтернатив". Он
приводит пример того, что функциональной альтернативой религии может быть
идеология: "С этой точки зрения политическая идеология, такая, как, например,
коммунизм, может обеспечить функциональную альтернативу религии. Она
может отвечать тем же функциональным требованиям, что и религия".
Вместе с классическим функционализмом Мертон не принял и
структурно-функционалистскую парадигму Парсонса. Не ввиду её
принципиальной ошибочности, а, главным образом, из-за несогласия с
предложенной стратегией изучения общества. Парсоновская теория, по
существу, представляла собой философскую систему, которую практически
невозможно было соединить с эмпирическим анализом.
Какой теоретико-методологический инструментарий предложил Мертон
взамен? Прежде всего, теорию среднего уровня и свою собственную стратегию
функционального анализа.
Теория среднего уровня
Р. Мертону принадлежит заслуга разработка методологического
инструментария для теории среднего уровня (middle-range theory). Его суть
2 Там же. - С. 394
241
состоит в том, чтобы обеспечить гибкую связь между эмпирическим и
теоретическим уровнями исследования. В отличие от парсоновской
всеобъемлющей теоретической системы, его теория пригодна для анализа
определенной, конкретной группы фактов, характерных для отдельных сфер
общественной жизни. Её несомненным достоинством являлась легкость
проверок гипотез с помощью эмпирических исследований.
К числу теорий среднего уровня социолог относил, например, теории
социальной структуры, аномии, бюрократии, науки и др. В принципе Мертон не
исключал, что в перспективе на базе теорий среднего уровня можно создать и
всеобъемлющую теорию. Но для этого необходима "консолидация
специальных" теорий на основе выработки взаимно согласованных понятий, а
самое главное - использования общих подход исследования. Такие подходы он
также предложил в своей стратегии функционального анализа.
Стратегия функционального анализа
Р. Мертон сформулировал основную теорему функционального анализа,
которая гласит: "Точно так же как одно и то же явление может иметь
многочисленные функции, так и одна и та же функция может по-разному
выполняться различными явлениями"3.
Из неё прежде всего следует:
- может существовать ряд структур, которые способны выполнять ту
или иную функцию;
- социолог должен иметь в виду наличие функциональных альтернатив
или функциональных заменителей;
- необходимо учесть требование спецификации той социальной единицы
(системы или её части), которая обслуживается конкретной социальной
функцией.
Для раскрытия смысла стратегия функционального анализа Мертону
потребовалось ввести ряд понятий. Социолог, в частности, различает понятия
"функции", "дисфункции" и "нефункциональность".
"Функции - это те наблюдаемые последствия, которые способствуют
адаптации или приспособлению данной системы.
Дисфункции - это те наблюдаемые последствия, которые уменьшают
приспособление или адаптацию системы"4. Дусфункция указывает на наличие
напряжения на структурном уровне.
Нефункциональность - это наблюдаемые эмпирически те последствия,
которые безразличны для рассматриваемой системы5.
Мертон также вводит понятие "социологическая амбивалентность",
обозначающее, что некая форма, способная выполнять позитивные функции,
может также играть и дисфункциональную роль в этой же системе.
При исследовании тех или иных реалий социолог сталкивается со
случаями, когда субъективные цели совпадают с объективными последствиями
и когда они расходятся. Для учета данного разграничения Мертон предложил
ввести понятия "явные функции" и "латентные функции".
3 Там же. - С. 396
4 Там же. - С. 414
5 См.: Там же. - С. 414
242
"Явные функции - это те объективные последствия, которые вносят свой
вклад в регулирование и приспособление системы и которые входили и
осознавались участниками системы.
Латентные функции, соответственно, те объективные последствия,
которые не входили в намерения и не были осознаны"6.
Что дает социологу подобное разграничение функций? Оно позволяет
понять стандарты социального поведения, которые на первый взгляд кажутся
иррациональными.
Мертон, в частности, приводит в качестве примера церемониал по
вызыванию дождя, распространенный среди некоторых народов. Для
большинства современных наблюдателей - это просто предрассудок. Однако
социолог на этом не может остановиться. Для него важно понять истинную
роль этого церемониала в жизни людей. Вот здесь-то понятие латентной
функции употребляется для объяснения того, что церемониал по вызыванию
дождя может выполнять для участвующих в этом процессе людей функцию,
совершенно отличную от её явной цели. Данное понятие может направить
социологическое воображения исследователя на иной срез анализа - в
частности, выполняет ли этот церемониал функцию укрепления групповой
солидарности. Социолог пишет: "Путем систематического применения понятия
латентной функции иногда можно обнаружить, что явно иррациональное
поведение является положительно функциональным для группы"7.
Мертон прямо указывает на то, что специфический интеллектуальный
вклад социолога в исследовании социальных реалий состоит прежде всего в
изучении непреднамеренных последствий, к которым относятся латентные
функции. Это принципиально отличает познавательные возможности
социологии от того, что может здравый смысл.
Обнаружение латентных функций способствует увеличению
социологического знания. Каковы, например, были латентные функции
показательных публичных процессов над "врагами народа" в советское время?
Явные функции очевидны: покарать "отступников, чужаков", вызвать всеобщий
страх перед возможностью любого несанкционированного поведения. Что же
касается латентных функций, то можно предположить следующее: эти акции
способствовали групповому сплочению индивидов, участвовавших в них;
утверждению лояльностей по отношению к партийно-государственным
структурам, общих, разделяемых большинством населения, моральных
ценностей коллективистского толка; отчуждению индивидуальных прав в
пользу коллективов; утверждению аффективных выборов вообще.
Одиннадцать заповедей функционализма
Мертоновская парадигма функционального анализа, была в
концентрированной форме изложена самим автором в виде одиннадцати
положений, получивших название одиннадцати заповедей.
Итак, первая заповедь. Объектом анализа является
"стандартизированное (т.е. типизированное, повторяющееся) явление, такое,
как социальные роли, институциональные типы, социальные процессы,
культурные стандарты..."8
6 Там же. - С. 414
7 Там же. - С. 429
8 Там же. - С. 413
243
Вторая заповедь. Функциональный анализ может быть направлен на
мотивы деятельности индивидов.
Третья заповедь. Объективные последствия составляют главное
содержание функции или дисфункции. При этом исследователям необходимо
учитывать, как множественность последствий, так и чистый балансовый итог
совокупности последствий. Соответственно, осуществлять разграничение
объективных функций и субъективных мотивов, выявляя явные и латентные
функции.
Четвертая заповедь. Необходимо четко представлять социальную
единицу, обслуживаемую функцией. То, что является функциональным для
одних индивидов и подгрупп, может быть дисфункциональным для других.
Иными словами, нужно видеть специфику функций у конкретных социальных
единиц - индивидов с разным статусом, разных подгрупп, больших социальных
и культурных систем.
Пятая заповедь. Анализ предполагает выявление функциональных
требований рассматриваемой системы, а также типов функциональных
требований (всеобщих versus специфических).
Шестая заповедь. Функциональный анализ предполагает выявление
механизмов, через которые выполняются функции. Речь идет о социальных (не
психологических) механизмах, к которым относятся: разделение по социальным
ролям, иерархическое расположение ценностей, разделение труда, ритуалы и
церемонии и т.д.
Седьмая заповедь. Следует иметь в виду возможность функциональных
альтернатив или эквивалентов. Это ставит перед исследователем проблему
"определения диапазона изменчивости явлений, оставаясь в котором, они могут
выполнять определенную функцию".
Восьмая заповедь. Функциональный анализ предусматривает учет
фактора структурного контекста (или ограничивающего влияния структуры).
Взаимозависимость элементов социальной структуры неизбежно минимизирует
число функциональных альтернатив. Игнорирование этого принципа ведет к
утопическому мышлению, к представлению о том, что "определенные элементы
социальной структуры могут быть устранены, не повлияв при этом на всю
систему. Мертон замечает, что взаимозависимость структур признается и
Марксом (выходит советские реформаторы, произвольно манипулируя
структурами и функциями, проводили политику отнюдь не по-марксистски).
Девятая заповедь. Функциональный анализ, не отрицая в принципе
значимости исследования статических аспектов социальной системы, особый
акцент делает на изучение её динамики. Этому, прежде всего, способствует
изучению дисфункции, как фактора накопления напряженности и деформаций,
что непосредственно ведет к социальным изменениям.
Десятая заповедь. Особое внимание следует уделять проблеме
достоверности исследования, что требует разработки строгих методик анализа,
приближающихся к логике экспериментального исследования. Соответственно,
учитывать возможности и слабые стороны кросскультурного и кроссгруппового
анализа.
Одиннадцатая заповедь. Функциональный анализ в принципе не связан с
определенной идеологией. Тем не менее, отдельные работы, выполненные
социологами-функционалистами могут иметь идеологическую окраску, что
обусловлено мировоззренческой ориентацией исследователя или фактором
клиента, финансирующего данное исследование. Поэтому нужно иметь в виду
244
влияние идеологического фактора на окончательные результаты выполненной
работы9.
2. Функционалистская теория аномии
Понятие аномии
В работе "Социальная теория и социальная структура" Р. Мертон
поставил задачу "понять, каким образом социальная структура побуждает
некоторых членов общества к несоответствующему предписаниям поведению".
По Мертону, среди множества элементов социальной структуры можно
выделять два особенно важных, которые определяют её суть. "Первый состоит
из определенных культурой целей, намерений и интересов, выступающих в
качестве законных целей всего общества или же для его отдельных слоев"10.
Второй элемент - "определяет, регулирует и контролирует приемлемые
способы достижения этих целей... В любом случае выбор средств достижения
культурных целей ограничивается институализированными нормами"11.
Разбалансированность между культурными целями и
институциональными средствами их достижения приводит к состоянию
аномии. Аномия - это ценностно-нормативный вакуум, безнормие, которое
означает, что ценностные регуляторы поведения резко ослаблены,
фрагментированы и рассогласованы. Мертон считал аномию производным
результатом от деформированного состояния социальной структуры,
побуждающей членов общества к отклоняющемуся, девиантному поведению.
Типологизация способов адаптации индивидов в условиях аномии
Р. Мертон предложил анализ состояния социальной структуры через
призму двух взаимосвязанных переменных: 1) какие существуют цели,
определяемые культурой и 2) каковы законные, институциональные
средства достижения этих целей. Противоречия между целями и средствами,
их характер и острота, влияют на то, принимают ли люди общественные цели
и используют ли они нормативные или незаконные средства для их
достижения.
Так, в принципе может быть ситуация, когда большинство людей
достигает желаемого участия в общественной жизни, используя
институциональные средства. В таком случае структура находится в
устойчивом равновесии, обладает достаточной стабильностью. Однако в
реальной жизни, как правило, имеет место большая или меньшая
разбалансированность отношений между целями и средствами, что
способствует возникновению различных способов адаптации индивидов к
социальным условиям.
Учитывая различное отношение индивидов к общественным целям и
средствам, Р. Мертон выделил пять типов наиболее характерного поведения
- конформность, инновация, ритуализм, ретритизм, мятеж.
9 См.: Там же. - С. 413-418
10 Мертон Р. Социальная теория и социальная структура // Социс, 1992, № 2. - С. 118-119
11 Там же. - С. 119
245
Формы
приспособления
Определяемые
культурой цели
Институализиро-
ванные средства
Конформность + +
Инновация + -
Ритуализм - +
Ретритизм - -
Мятеж + - + -
В таблице "+" обозначает "принятие, "-" - "отвержение", "+ -" -
"отвержение господствующих ценностей и замена их новыми"12.
Конформность
По Мертону, этот тип приспособления индивидов к социальным
условиям распространен, когда степень стабильности общества высока.
Имеет место соответствие поведенческих моделей как культурным целям,
так и институционализированным средствам.
В России сегодня дело обстоит иначе. Лишь сравнительно небольшая
часть населения способна принять одобряемые культурой демократические и
рыночные цели. При этом речь идет не о том, чтобы декларировать их
принятие. Важно, чтобы на поведенческом уровне люди использовали
институциональные средства их достижения. В российском обществе пока не
сложились механизмы, посредством которых выполнялась бы эта функция -
необходимо соответствующее распределение ролей, новый иерархический
порядок ценностей с акцентом на значимость собственно демократических
ценностей, адекватное социальное разделение труда, ритуалы и церемонии
демократического толка (см. шестую заповедь).
Инновация
"Эта форма приспособления вызывается значительным
акцентированием цели-успеха и заключается в использовании
институционально запрещаемых, но часто бывающих эффективными средств
достижения богатства и власти, или хотя бы их подобия"13.
Данный тип поведения, предполагающий сильное эмоциональное
восприятие цели, вызывает установку на готовность рисковать, вырабатывая
инновационные методы достижения цели. Он весьма характерен для
современной России и конкретно проявляется в использовании, хотя и
эффективных, но институционально запрещаемых средств достижения
богатств и власти. Распространено взяточничество, злоупотребления
служебным положением, имеет место коррупция.
Дело не только в том, что далеко не все факты правонарушений
выявляются правоохранительными органами. Куда большую проблему
представляют латентные функции непоследовательной борьбы властей с
преступностью и девиантным поведением (см. третью заповедь), что важно
для понимания характера и динамики социальной структуры. У многих
россиян возникает снисходительное отношение к преступным и
12 Мертон Р. Социальная теория и социальная структура // Социс, 1992, № 3. - С. 105
13 Там же. - С. 105
246
безнравственным практикам. Виноваты ли в этом только люди? Отнюдь нет.
"Если бы общественное сознание не принимало мошенников, их было бы
намного меньше"14, - отмечает Мертон. Добавляя при этом, что основная
причина подобной ситуации не столько в личных пороках, сколько в
"болезни" социальной структуры, которые сужает каналы
институциональных средств для достижения целей, свертывает возможности
обретения новых социальных статусов, необходимых для участия в
демократической жизни и вхождения в рыночные отношения.
Ритуализм
Этот тип приспособления, как отмечает Мертон, предполагает
понижение целей-успеха при возможности быстрой социальной
мобильности. Для общества такое поведение не оборачивается социальной
проблемой, ибо индивиды не нарушают институционально допустимых
средств достижения целей.
В России есть немало людей, для кого богатство, власть высокий
социальный статус и т.д. не стали стимулом для особой активности. Мотивы
понижения целей-успеха могут быть разные. Одни презрительно к богатству,
если оно не нажито трудовой деятельностью. Другие и в советское время и
ныне стремятся "не высовываться" - сказываются последствия того, что в
течение десятилетий смыслопроизводящие институты, официальная
пропаганда осуждали "карьеризм". Безинициативный тип поведения при
почти следовании институциональным нормам стал распространяться среди
рабочих, инженеров, деятелей науки и культуры. Угроза безработицы и
увольнения, войдя в нашу жизнь, вопреки ожиданиям реформаторов сковала
стремления к продвижению вперед, вверх в общественной иерархии. Этим в
значительной степени объясняется сохранение и воспроизводство таких
культурных целей, которые могут обеспечить относительное благополучие
при следовании рутинному распорядку. Многие россияне живут по
принципу: "Не ставь высоких целей - не будет и разочарований". Но новая
социальная структура с настойчивым упорством подталкивает этих людей к
новым целям. И тогда случается переход к другим типам приспособления, в
частности, к инновации. Творческая интеллигенция и специалисты высокой
квалификации, ощущая свою невостребованность, уходят в коммерческие
структуры, либо уезжают в западные страны.
Ретритизм
Этот тип поведения связан с отвержением и культурно одобряемых
целей, и институциональных средств. Обычно ретретисты представляют
собой людей, отверженных обществом. Это - бродяги, алкоголики,
наркоманы. Однако в обществе, находящимся в состоянии аномии, к ним
подчас примыкает и часть населения, пережившая всевозможные неудачи от
инновационного поведения. В итоге совершается бегство людей из общества.
В самых крайних случаях оно может принять форму самоубийства.
Ретритизм обычно связывают с игнорированием социальной
направленности реформ. В этом, несомненно, есть доля истины - многие
14 Там же. - С. 106
247
люди не смогли приспособиться к "шокотерапии", иначе как с помощью
алкоголя и наркотиков. Глубинные же корни этого типа приспособления
уходят в смену социальных реалий, социокультурных ценностей и,
соответственно, социальных статусов и ролей. Процесс этот болезненный для
любого общества и, как правило, для смягчения его последствий
подключается государственный ресурс. У нас же государство до сих пор не
определились ни с декларацией приоритетных ценностей, которые
собирается поддерживать в долговременной перспективе, ни с программой
социальной помощи людям, которые в принципе могут адаптироваться к
новым ценностям и нормам.
Мятеж
Мятеж единственный тип приспособления, связанный со стремлением
изменить существующую социальную структуру. "Этот тип
приспособления, - пишет Р. Мертон, - выводит людей за пределы
окружающей социальной структуры и побуждает их создать новую, то есть
сильно видоизмененную социальную структуру. Это предполагает
отчуждение от господствующих целей и стандартов. Последние начинают
считаться чисто произвольными, а их претензия на законность и
приверженность индивидов - несостоятельной, поскольку и цели, и
стандарты вполне могли бы быть другими"15.
Мятеж, как реакция приспособления, возникает, когда существующая
социальная система препятствует достижению законных целей
определенным социальным слоям. По Мертону, мятежная адаптация
способствует производству мифов мятежа, консолидирующих недовольных
в революционные группы. Им противостоят консервативные мифы, функция
которых выражается в сокрытии источника массовых разочарований,
лежащего в социальной системе, переключение его либо на саму природу
вещей, присущих любой социальной системе, либо на индивидов-
неудачников.
Как мифы мятежа, так и мифы консерватизма направлены на
"монополизацию воображения", заключает социолог.
3. Применение принципов Р. Мертона к исследованию способов
адаптации индивидов к политическим реалиям
Теперь перейдем к анализу типов приспособления индивидов к
политическим структурам. Как, например, люди, не имеющие ни убеждений
относительно политических целей, ни собственной воли, ни желания быть
индивидуальностью, могут выражать "свое" волеизъявление, ставить те или
иные политические цели? Или, как на "воле народа" сказывается
использование отдельными политиками ненормативных средств борьбы за
власть? Попытаемся ответить на эти и другие вопросы, используя
мертоновскую типологию форм индивидуального приспособления.
Конформизм в выбранном нами случае для анализа будет означать
признание как официальных политических целей, так и институциональных
средств их достижения. Этот тип распространен, когда степень стабильности
15 Мертон Р. Социальная теория и социальная структура // Социс, 1992, № 4. - С. 93
248
общества высока, когда имеет место соответствие и культурным целям, и
институциональным средствам.
В Америке, например, главная политическая цель - безусловное
обеспечение прав и свобод личности, что связано с организацией и
мобилизацией ресурсов для достижения коллективами (государством,
деловыми кампаниями, церквами и т.д.) их целей. При этом власть
политических лидеров коллективов весьма зависима от поддержки широких
слоев населения. Для американцев характерна всеобщая ориентация
поведения на использование институциональных политических средств:
избрание законодательной власти от всех штатов, участие в конкуренции за
властные полномочия в федеральных и местных органах власти через
политические партии, обращение с петициями к правительству, уважение
законов и со стороны государства, и со стороны рядовых граждан и т.д.
В России сегодня дело обстоит иначе. Если считать официальной
целью участие в политике ради оказания благотворного влияния на решение
общественных проблем, а не ради собственно властвования над людьми и не
ради решения своих материальных проблем, то можно утверждать, что лишь
сравнительно небольшая часть россиян способна искренне принять
соответствующую мотивацию. И дело здесь вовсе не в персоналиях и не в
особенностях российского этноса, имеющего особую "жажду власти", а в
том, что веками и вплоть до 90-х годов ХХ века люди жили в иных
ценностных координатах - одни, осуществляя авторитарно-деспотическое
властвование, привыкли лгать о "добрых намерениях", прекрасно сознавая,
что делают; другие, периодически бунтуя, затем успокаиваясь, все же
свыклись с бременем чуждой власти и тем, что их обманывают; третьи сами
хотели обманываться и никогда не спорили о своих правах. Приоритет
государственной власти над человеком, подкрепленный идеями единства
православия и державности, а также обманом и самообманом об "участии" к
народным нуждам был основой политического поведения, считавшегося
нормативным, ибо все политические деяния так или иначе оправдывались
"высшей целесообразностью", исходившей от государственного или
партийного чиновника.
Современный этап политической жизни, несмотря на выдвижение
новой ценностной парадигмы либерально-демократического толка,
объективно несет в себе значительное наследие прошлого. Даже при
искреннем желании адаптироваться к новым реалиям люди от политики, во
всяком случае, значительное большинство из них, просто не смогут
отказаться от мотивов державности, "политики для государства",
характерной для традиционного, закрытого общества. До сих пор у нас есть и
руководители, и руководимые, которым близка политика "твердой руки",
опирающаяся на жесткие государственные структуры, которые, по существу,
насильственно закрепляют за людьми заданные сверху функции и роли. Эти
люди с трудом приемлют характерную для демократического, свободного
общества "политику для человека". Груз прежних ценностных ориентаций не
позволяет им жить по принципу признания естественности и неотъемлемости
прав человека на свободу. По тем же причинам у нас пока слишком мало
политиков, готовых признать и принять новые средства борьбы за
политический капитал, за руководящие должности - цивилизованные
правила игры, предполагающие соревнования умов, талантов, способностей,

<<

стр. 8
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>