<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

Неудовлетворение переживается болезненно, но не представляет угрозы для существования субъекта; невозможна замена одних предметов потребности другими
Количество
Конечно, исчислимо
Не менее числа
видов деятельности
Бесконечно


Таблица 8.2
Типизация коммуникационных потребностей

Субъекты

Происхождение
Индивидуальная личность (И)
Целевая социальная группа (Г)
Общество в целом
(М)
А-потребности

АИ. Абсолютные, индивидуальные
АГ. Абсолютные групповые
AM. Абсолютные общественные
В-потребности

ВИ. Вторичные индивидуальные
ВГ. Вторичные групповые
ВМ. Вторичные общественные
С-потребности

СИ. Спонтанные индивидуальные
СГ. Спонтанные групповые
СМ. Спонтанные общественные


АИ2.5. Потребность в игре.
АИ2.6. Мнемическая потребность - потребность в памяти.
АИ2.7. Контактная потребность - потребность в общении с другими людьми, "потребность в другом человеке"; сюда же относится "лингвистическая потребность" - потребность говорить и понимать услышанную речь.
АИ3. Другие биогенные абсолютные личностные потребности.
Среди биогенных потребностей обнаруживаются такие, которые можно считать предпосылками социогенных коммуникационных потребностей: это прежде всего мнемическая потребность (АИ2.6) и контактная потребность (АИ2.7), а также потребность в игре (АИ2.5), интеллектуальная (АИ2.1) и эмоциональная (АИ2.2) потребности, порождающие смыслы, образующие содержание социальной коммуникации. Если бы человек не владел этими смыслами, коммуникация была бы невозможна, так как ему нечего было бы сказать.
Социогенные АИ-потребности - результат общественного образа жизни хомо сапиенс и культурной трансформации биогенных потребностей. Они столь же естественны для хомо сапиенс, как и биогенные потребности. Их делят на материальные и духовные.
АИ4. Материальные социогенные потребности:
АИ4.1. Потребность в целесообразном преобразовании окружающей среды; потребность в творческом физическом труде и изготовлении орудий.
АИ4.2. Потребность в организации социальной жизни - социально-политическая потребность, включающая потребность в обеспечении личной безопасности и безопасности рода (семьи).
АИ4.3. Другие социогенные материальные потребности личности.
АИ5. Духовные социогенные потребности:
АИ5.1. Потребность в самореализации (самоутверждении, самоактуализации), совпадающая с потребностью в индивидуализации.
АИ5.2. Потребность в социализации, совпадающая с потребностью в принадлежности и устранении одиночества, зарубежными учеными именуемая потребностью в аффилиации.
АИ5.3. Познавательная потребность.
АИ5.4. Этическая потребность.
АИ5.5. Эстетическая потребность.
АИ5.6. Коммуникационная потребность.
В психологическом пространстве личности различные потребности взаимодействуют, сдерживая или, напротив, стимулируя друг друга. Известно, что дети; вырванные из человеческой среды и лишенные контактов с людьми (подавление контактной потребности АИ2.7), необратимо утрачивают социогенные материальные и духовные потребности, если они до возраста 7 лет не возвращаются в человеческое общество. Другой пример. Потребность в свободе АИ2.3 согласуется с потребностью в самореализации АИ5.1, но она может войти в конфликт с потребностью в социализации АИ5.2, который редко разрешается в пользу свободы. Дело в том, что вольное проявление жизненных сил индивида всегда связано с риском, борьбой, неопределенностью, которых хорошо социализированные и, стало быть, конформированные личности стремятся избежать.
В состав духовных социогенных потребностей входит коммуникационная потребностей (АИ5.6), которая развивается на базе биогенных контактной и мнемической потребностей (АИ2.6 и АИ2.7). Эта потребность побуждает человека к использованию не только естественных (вербальный и невербальный), но и искусственных (документных) коммуникационных каналов. Так как коммуникации ради коммуникации не бывает, АИ5.6 удовлетворяется не сама по себе, а во взаимосвязи с другими социогенными потребностями, как материальными, так и духовными. Однако взаимосвязи получаются разные. При взаимодействии с потребностями в творческом физическом труде и организации социальной жизни (АИ4.1 и АИ4.2) коммуникационная потребность реализуется в виде духовного сопровождения материальной интеракции в процессе общения (см. раздел 2.4), т. е. в виде В-потребности, а при взаимодействии с духовными социогенными потребностями АИ5.6 образует с ними единство. Покажем это.
Психологи и философы утверждают, что всем людям, но в разной степени присущ бессознательный импульс к самореализации (самоутверждению) ("человеческая воля к жизни" А. Шопенгауэра, "воля к власти" Ф. Ницше, "стремление к превосходству" А. Адлера, "притязание" К. Левина) и врожденные духовные способности для реализации этого импульса (потребность АИ5.1). Когда советуют человеку "найти себя", "стать самим собой", идет речь о нахождении такой области, где данный индивид мог бы воплотить свой импульс самореализации наиболее полным образом. Различаются внешняя и внутренняя самореализация. Внешняя реализация личностных способностей состоит в приобретении материальных (имущество, хороший дом, финансовый капитал и т. д.) или социальных (почетные звания, ордена, известность, слава) ценностей. Внутренняя реализация - самосовершенствование, развитие личных способностей и задатков, дающие чувство удовлетворения. И внешняя, и внутренняя самореализации невозможны без коммуникационной деятельности в форме управления и диалога. Отсюда - единство АИ5.1 и АИ5.6.
Социализация представляет собой не что иное как освоение индивидом социально признанных смыслов, т. е. коммуникационную деятельность в чистом виде; значит АИ5.2 и АИ5.6 совпадают. Разница в том, что в процессе самореализации индивид выступает в роли коммуниканта, а в процессе социализации - в роли реципиента.
Познавательная потребность (АИ5.3) основана на биогенной интеллектуальной потребности (АИ2.1) и удовлетворяться она может двояко: либо путем познавательного понимания (познание сути явлений), либо путем коммуникационного понимания (познание содержания сообщений) - см. раздел 1.3. В первом случае при благополучном исходе - получении нового знания - познание завершается созданием коммуникационного текста, сообщающего о полученных результатах; здесь познающий субъект превращается в коммуниканта, и значит, АИ5.3 становится АИ5.6. Во втором случае познание тождественно с восприятием сообщения, и единство АИ5.3 и АИ5.6 очевидно.
Этическая потребность (АИ5.4) заключается в целесообразном управлении свободной самодеятельностью индивида в интересах социума, а значит, и в его собственных интересах. Этическая потребность связана с биогенной потребностью в свободе (АИ2.3), являясь ее социальным противовесом. В той мере, в какой этическое воспитание людей осуществляется путем коммуникационного управления, а не физического воздействия, потребности АИ5.4 и АИ5.6 сливаются друг с другом.
Эстетическая потребность (АИ5.5) как потребность в прекрасном, в гармонии и упорядоченности мира, очевидно, связана с биогенной эмоциональной потребностью АИ2.2 и удовлетворяется в единстве с коммуникационной потребностью АИ5.6. Если взыскующий прекрасное субъект обращается к художественному творчеству, он становится коммуникантом в том или ином коммуникационном канале искусства, если он довольствуется чистым созерцанием, "бескорыстным наслаждением гармонией" (И. Кант), то он оказывается в роли реципиента (зрителя, слушателя, читателя).
К числу абсолютных, врожденных духовных потребностей богословами и многими учеными относится религиозная потребность, имеющая, кстати сказать, сильно выраженный коммуникационный аспект. Наличие такой потребности у верующих людей несомненно, но предметом спора является ее происхождение: является ли она первичной, свойственной каждому человеку, или вторичной, а может быть, - спонтанной, проявляющейся лишь у некоторых индивидов? Этот вопрос мы отнесли к terra incognita данной главы.
О жизненной важности коммуникационной деятельности для нормального существования хомо сапиенс свидетельствуют издавна практикуемые меры наказания путем лишения контактов с другими людьми. В средние века одним из самых страшных кар было отлучение - excommunicatio - от церкви120. Отлученный еретик ставился вне религии и вне земных законов, он как бы переставал существовать в социальной реальности. В неокультуре аналогичной мерой наказания служит одиночное тюремное заключение.
Биогенные и социогенные потребности, образовавшие тип АИ, есть потребности общечеловеческие, вытекающие из биопсихологической природы человека. Но "человека вообще" не бывает. Человеческая жизнь детерминируется общественной жизнью, профессиональным трудом, досуговыми занятиями. Они и образуют содержание вторичных и спонтанных потребностей личности, конкретизирующих абсолютные личностные потребности в данных общественно-исторических условиях. Человек рождается с набором абсолютных потребностей в виде неразвитых форм и потенциальных структур. В процессе жизнедеятельности эти форма и структуры заполняются В- и С-потребностями, и в результате образуется уникальная потребностно-мотивационная сфера индивидуальной личности.
Вторичные индивидуальные потребности (ВИ) обусловлены профессионально-производственной и досуговой деятельностью людей. Коммуникационные профессионалъные потребности отдельного исполнителя в системе общественного производства безличны. От смены исполнителей потребности не меняются. Поэтому профессиональные коммуникационные потребности специалистов представляются в виде объективных информационных потребностей (ОИП), которые можно планировать априори, исходя из производственных заданий. Получается, что индивидуальные коммуникационные потребности растворяются в коллективных потребностях целевых социальных групп (см. следующий параграф).
Непрофессиональные коммуникационные потребности - это потребности в знаниях, умениях, стимулах, эмоциях, вытекающих из интересов, увлечений, хобби, которым люди отдаются на досуге. Но эти интересы и увлечения не что иное, как спонтанные потребности личности. Получается, что непрофессиональные ВИ = СИ.
Спонтанные коммуникационные потребности изучаются социологией культуры, где они именуются "культурными потребностями". "Глубинной сущностью" культурной потребности объявляется "потребность в другом человеке, потребность в универсальном, не ограниченном пространством и временем общении людей". Далее выясняется, что "содержательная структура культурных потребностей включает познавательные, нравственные, эстетические и др." аспекты121. Таким образом тождество коммуникационных и культурных потребностей очевидно. Именно эти потребности влекут людей в театры, библиотеки, клубы, на стадионы, в музеи и в туристические путешествия.
Накоплен большой эмпирический материал, характеризующий зависимость индивидуальных культурных потребностей от образования, места жительства (город - село), возраста и других социально-демографических характеристик. Известны попытки группировки спонтанных потребностей, но они малоуспешны, ибо СИ-потребности субъективны и личностно-уникальны, подобно художественным вкусам и читательским интересам. Тем не менее обнаруживаются следующие спонтанные коммуникационные потребности, которые правомерно назвать "культурными":
СИ1. Потребность в освоении культурного наследия, в том числе - потребность в непрерывном образовании;
СИ2. Потребность в самостоятельном духовном творчестве, реализуемая в художественной самодеятельности, техническом конструировании, литературном сочинительстве и т. д.;
СИЗ. Потребность в самопознании и саморазвитии, вплоть до реинкарнации, телепатии, ясновидения, экстрасенсорной диагностики и лечения.
История показывает, что прогресс человеческой культуры обеспечивается самопроизвольно возникающими и развивающимися спонтанно личностными потребностями; отсюда его замысловатость, противоречивость, непредсказуемость.

8.3. Групповые коммуникационные
потребности (информационный подход)
Существует три целевых социальных группы, особенно заинтересованных в коммуникационном обслуживании, т. е. полном, точном и своевременном поступлении смыслов, касающихся содержания решаемых ими задач:
• руководители (менеджеры) всех уровней, осуществляющие руководство отдельными коллективами или обществом в целом;
• ученые, ведущие постоянный диалог с коллегами посредством специальной коммуникации;
• инженеры, разрабатывающие новую технику.
В 50-е годы XX века во всех промышленно развитых странах стали создаваться службы (системы) научно-технической информации, которые взяли на себя заботу о коммуникационном обслуживании перечисленных категорий специалистов. В силу информационного подхода, распространившегося в то время, коммуникационные потребности были переименованы в информационные потребности, реципиенты - в потребителей информации, коммуникационные сообщения - в информацию, коммуникационная деятельность - в информационную деятельность. Оденем "информационные очки" и будем придерживаться в данном параграфе информационной терминологии, чтобы сохранить традиции научной информатики.
В 60-е годы информационным работникам стало ясно, что без изучения спроса на информацию (о потребностях пока речи не было!) нельзя рационально и эффективно организовать информационную деятельность. Обычным методом "изучения спроса" стало анкетирование, дополненное интервью и анализом библиотечной статистики. Были собраны и обнародованы немаловажные факты, характеризующие информационное поведение различных групп специалистов. Так, выяснилось, что большинство инженеров (до 90%) считают журналы более ценным источником информации, чем книги. Вместе с тем анализ книговыдачи научно-технических библиотек показал, что книги затребовались инженерами в 1,3 раза чаще, чем журналы. Оказалось, что руководители больше всего ценят оперативность доставки и удобство восприятия информации, доверяя информационным службам отбор и переработку текущих сообщений. Ученых не очень привлекает оперативность, они готовы мириться с любыми формами представления информации, но зато им нужна гарантированная полнота информирования и минимальная степень смысловой корректировки сообщений информационными работниками. Инженеры-прагматики востребуют не "чтение на сон грядущий", а конкретный опыт, который можно внедрить в производство, - скорее, дешевле и без дополнительных умственных усилий. Обнаружилось, что спрос на информацию зависит от стадии рабочего процесса: он максимален в начале работы, когда исполнители "входят в проблему", знакомятся с состоянием дел, уясняют известное и неизвестное, и на заключительном этапе, когда подводятся итоги, составляется отчет и важно соотнести полученные результаты с результатами коллег; в течение основного этапа (собственно исследование, разработка, конструирование) нужна лишь эпизодическая справочная информация небольшого объема.
Осмысление накопленного эмпирического материала потребовало введения понятия информационная потребность, которое несколько изысканно определялось как "свойство отдельного лица, коллектива или какой-либо системы, отображающее необходимость получения информации, соответствующей характеру выполняемых действий или работы"122. Нетрудно видеть, что это определение сводится к тавтологии: информационная потребность - это необходимость (то есть потребность) в информации. Впрочем, в то время эта тавтология никем не замечалась. Зато большим теоретическим достижением можно считать представление о потребностной структуре, позволившее вскрыть разные предметы информационных потребностей и соответственно - разновидности потребностей в информации. Типичная структура информационных потребностей специалиста (руководителя, ученого, инженера, агронома, военачальника и т. д.) виделась следующим образом.
1. Потребность в текущей и ретроспективной информации. Специалисту, чтобы сохраниться на уровне последних достижений в своей и смежных отраслях знаний, требуется оперативное текущее информирование. Потребность в текущей информации обуславливается профессией специалиста и выполняемыми им производственными функциями, поэтому она относительно стабильна. Отсюда и название запросов, выражающих эту потребность, - постояннодействующие.
Потребность в ретроспективной информации возникает, если нужно выработать обоснованное суждение по данному вопросу. В этом случае нередко требуется обращение к источникам, накопленным в предыдущие годы. Запросы, выражающие потребность в ретроспективной информации, возникают эпизодически и называют их разовыми.
2. Потребность в узкотематической и широкотематической информации. Специализация научно-технической деятельности и дифференциация знаний приводят к постоянному сужению тематических рамок профессиональной информационной потребности. Однако слишком узкая специализация влечет за собой ограниченность научного кругозора, потерю ориентации в научно-техническом прогрессе и в конечном счете - снижение творческого потенциала специалиста. По этой причине специалистам необходима как узкотематическая информация, непосредственно относящаяся к той конкретной производственной задаче, решением которой они заняты, так и широкотематическая, создающая представление об аспекте исследования или разработки в целом. Потребность в узкотематической информации выражается в запросах производственного характера, потребность в широкотематической информации - запросах ознакомительного характера.
В сообщениях, предназначенных для удовлетворения ознакомительных запросов, должен содержаться ответ на вопросы типа "что делается", "что достигнуто в данной области"; в сообщениях, предназначенных для удовлетворения производственных запросов, - "как делать". Разумеется, понятия "узкая" и "широкая" тематика относительны: одна и та же информация может удовлетворять и ту, и другую потребность. Так, например, для инженера, занятого конструированием определенного узла машины, информация об областях применения этой машины, спросе на нее и т. п. является широкотематической, а для руководителя данной разработки - узкотематической. Тем не менее в документных потоках есть виды документов, предназначенных преимущественно для удовлетворения либо ознакомительных, либо производственных запросов. К примеру, научно-популярная литература, обзоры, энциклопедии ориентированы на запросы ознакомительного плана; патентные описания, стандарты, техническая документация, научно-технические отчеты предназначены чаще всего для удовлетворения производственных запросов.
3. Потребность в отраслевой (специализированной) и межотраслевой (неспециализированной, смежной) информации. Усиливающаяся интеграция знаний приводит к тому, что большинство наиболее актуальных проблем решается путем использования не только профильной информации, не выходящей за рамки данной отрасли знания, но и значительного объема смежной, межотраслевой информации из других отраслей знания, иногда, казалось бы, очень отдаленных. Потребность в отраслевой информации выражается в запросах профильного характера, в межотраслевой (смежной) - непрофилъного характера.
4. Потребность в фактографической и концептографической информации. В первом случае - это потребность в фактических сведениях об изделиях, их функциях или устройстве, о материалах и их свойствах, о процессах, событиях, открытиях и т. д. Такие сведения извлекаются потребителем из справочников, баз данных, консультаций со специалистами. Концептографическая информация - это оценка фактических сведений с точки зрения их истинности и достоверности, технико-экономической целесообразности и перспективности. Особенно нуждаются в подобных концепциях руководители при принятии управленческих решений. Потребность в фактографической информации выражается в фактографических запросах, а в концептографической - в концептографических запросах.
В табл. 8.3 представлена формальная (поскольку мы абстрагировались от содержания) структура профессиональных информационных потребностей, свойственная специалистам науки и техники. Она включает 16 составляющих. Как интерпретируются эти составляющие? Iа - это потребность постоянно быть в курсе фактических достижений своей отрасли знания на уровне "что делается"; IIIа - потребность поддерживать свою профессиональную квалификацию в части практических знаний и умений "как делать"; IVб - потребность быть готовым к принятию решений на основе концептографической информации, поступившей из других отраслей знания, и т. д. Для удовлетворения потребности Iа нужные сведения об изделиях, аналогичных тем, разработкой которых занят специалист; потребность IIIа требует изучения передового производственного опыта коллег; потребность IVб обуславливает спрос на информацию о принципах действия и областях применения устройств, разработанных в других отраслях промышленности, но сходных по функциям с контролируемым изделием.
Практическая ценность раскрытия структуры профессиональной потребности специалистов, как можно понять из приведенных примеров, состоит в возможности прогнозировать, какая именно информация потребуется специалисту, решающему данную задачу. Были разработаны модели объективных информационных потребностей различных категорий потребителей информации (инженеров-конструкторов, инженеров-разработчиков, руководящих работников, молодых специалистов и др.). Грубо говоря, суть этих моделей сводится к нахождению разности (дефицита) между объемом знаний, требующихся специалисту для соответствия своему месту в общественном производстве, и его профессиональной подготовкой. Имеется в виду формула:
ОИП = СТЗ - СНЗ,
где: ОИП - объективная информационная потребность, СТЗ - сумма требующихся знаний, СНЗ - сумма наличных знаний.
Если ОИП больше нуля, то возникает потребность в информационном обслуживании; если ОИП равно или меньше нуля, то информационные услуги не нужны. СНЗ определялась путем оценки компетентности коллектива, работников (образование, опыт работы, квалификация) и опроса отдельных специалистов.
Таблица 8.3
Формальная структура профессиональных
информационных потребностей

Характеристика информации
и запросов
широкотематические
(ознакомительные запросы)
узкотематические
(производственные запросы)
Фактографическая
концептографическая

фактографическая
концептографическая
Текущие (постоянно- действующие запросы)
а) отраслевые
(профильные запросы)
б) межотраслевые
(непрофильные запросы)




I6

IIa

IIб

IIIa

IIIб

IVa

IVб
Ретроспективные
(разовые запросы)
а) отраслевые
(профильные запросы)
б) межотраслевые
(непрофильные запросы)

Va




VIa


VIб

VIIa


VIIб

VIIIa


VIIIб

СТЗ выявлялась путем оценки анализа плановых заданий и творческих функций, выполняемых тем или иным исполнителем. Диагностирование ОИП оказалось возможным и практически полезным в условиях местных органов информации, хорошо знающих наличный состав потребителей информации. Важно обратить внимание на то, что объективизация информационных потребностей абстрагируется от личностных особенностей специалистов, ориентируясь на безличных функционеров, имеющих тот или иной уровень СТЗ и не обладающих другими творческими ресурсами.
Теперь попытаемся осмыслить достижения научной информатики с позиции метатеории социальных коммуникаций. Если обратиться к типизации коммуникационных потребностей (табл. 8.2), где представлены три типа группированных потребностей - АГ, ВГ, СГ, возникает вопрос: какому типу соответствуют ОИП и структурные составляющие профессиональных информационных потребностей, приведенные в табл. 8.3? Эти потребности не являются ни изначально установленными (абсолютными) для целевых социальных групп, ни предопределенными их субъектным составом. Значит, они не относятся ни к АГ, ни к СГ-потребностям. Объективная предзаданность их содержания производственной деятельностью специалистов показывает, что они представляют собой вторичные коммуникационные потребности.
Действительно, для органов научно-технической информации, видевших свое назначение в информационном обеспечении производственной деятельности специалистов, углубление в коммуникационную типизацию выглядит излишним теоретизированием. Но для научной информатики такое теоретизирование не только не излишне, но просто необходимо, в противном случае теория информационных потребностей сводится к обобщению эмпирического опыта, и не более того. Здесь опора на метатеоретические выводы оказывается полезной для углубления содержания частной теории.
Абсолютные групповые коммуникационные потребности (АГ-потребности) выводятся из очевидного факта, что целевые группы создаются для решения определенных общественных задач. Если бы искомое решение удалось получить не за счет трудоемких творческих усилий, а путем заимствования готового решения из потоков социальной коммуникации, была бы легко и просто достигнута цель, ради которой создавалась группа. Стало быть, первая абсолютная коммуникационная потребность целевой группы - АГ1 - это потребность в "готовом решении". Есть еще АГ2 - мнемическая потребность, состоящая в том, что коллектив специалистов, образовавших целевую группу, должен обладать определенной профессиональной квалификацией, т. е. знаниями и умениями, достаточными для того, чтобы своими силами выполнять производственные функции, не дожидаясь "готовых решений", которых может не быть вовсе. Обратим внимание, что абсолютные коммуникационные потребности целевых групп хорошо коррелируют с дефиницией социальной коммуникации как движения смыслов в социальном пространстве и времени. Итак:
АГ1 - обнаружение "готового решения" в социальной памяти;
АГ2 - формирование групповой памяти, достаточной для выработки "готового решения";
Поскольку "готовое решение", как правило, не удается получить немедленно, начинается производственная деятельность, инициирующая коммуникационные ВГ-потребности, хорошо известные информационным службам. Очевидна связь между абсолютными и вторичными потребностями: потребность в ретроспективной информации - это потребность в поиске "готового решения" (ВГ1); потребность в текущей информации, как отраслевой, так и межотраслевой - это потребность в пополнении групповой памяти, т. е. поддержании компетенции специалистов на современном уровне (ВГ2). Остальные информационные потребности, представленные в табл. 8.3, - это детализации различных аспектов ВГ1 и ВГ2, а не самостоятельные, независимые от них потребности.
Феномен групповых спонтанных коммуникационных потребностей (СГ) был обнаружен представителями так называемого психологического направления в теории информационных потребностей. Основоположник этого направления С.Д. Коготков выступил с критикой обезличенных моделей объективных информационных потребностей, указывая на роль "информационных интересов" и "информационных установок", т.е. субъективных начал "информационно-потребительской деятельности". Термин "информационно-потребительская деятельность", а не просто "информационная деятельность" введен для того, чтобы акцентировать субъекта: не информационный работник, а потребитель информации. К сожалению, психологическое направление пока не получило заметного развития, и феномен СГ-потребностей остается terra incognita.
Не реализована также идея "советующей парадигмы" информационного сервиса, которая, по сути дела, направлена на переход от удовлетворения ВГ-потребностей, характерного для современной "обслуживающей парадигмы", к ориентации не абсолютные коммуникационные потребности целевых социальных групп. "Советующая парадигма" ставит перед информационными службами задачу не просто найти в информационно-библиотечных фондах "готовое решение", а оценить возможность его получения при современном уровне общественного знания и указать специалистам путь (что и как нужно делать) для получения желаемого результата. Методология "советующей парадигмы" разработана Э.С. Бернштейном в 70-е?80-е гг.

8.4. Общественные коммуникационные потребности
Общество представляет собой самовоспроизводящуюся устойчивую массовую совокупность, сложившуюся естественноисторическим путем. Общество - не искусственно созданный механизм и не результат соглашения (общественного договора) между людьми, а совокупный субъект - живая система, являющаяся носителем специфических общественных потребностей. Эти потребности, как показано в табл. 8.2, делятся на три типа: абсолютные (AM), вторичные (ВМ), спонтанные (СМ).
Абсолютные общественные потребности (AM) во многом подобны, скажем, изоморфны личностным абсолютным потребностям. Правда, биогенные потребности обществу не свойственны; все общественные потребности социогенны, но являются естественными для человеческого общества, так же как социогенные личностные потребности естественно свойственны хомо сапиенс. АМ-потребности делятся на материальные и духовные.
AM1. Материальные общественные потребности:
АМ1.1. Экономическая потребность - потребность в общественно организованном материальном производстве, т. е. создании и распределении материальных продуктов и услуг.
AMI.2. Потребность биологического воспроизводства населения.
АМ1.3. Потребность в защите от стихийных бедствий и агрессии врагов.
AMI.4. Общественно-политическая потребность - потребность в организации общественного бытия, поддержании порядка, сохранении стабильности общества.
АМ2. Духовные общественные потребности:
АМ2.1. Потребность в самоутверждении и самосознании общества; она психологически базируется на МЫ ? чувстве, которое может служить источником патриотизма и национализма; эта потребность аналогична индивидуальной потребности в самореализации (АИ5.1).
АМ2.2. Потребность в социализации подрастающего поколения, включении его в общественную жизнь; очевидно что эта потребность корреспондирует с потребностью в социализации личности (АИ5.2).
АМ2.3. Познавательная потребность, состоящая в производстве, накоплении, хранении и использовании общественного знания и опыта.
АМ2.4. Этическая потребность - потребность в справедливом, т.е. отвечающем общественно принятым нормам справедливости, общественно-политическом устройстве.
АМ2.5. Эстетическая потребность - потребность в гармонизации быта и общественной жизни в соответствии с национальными эстетическими вкусами и обычаями.
АМ2.6. Коммуникационная потребность, выражающаяся, во-первых, в лингво-семиотической потребности, т. е. потребности в национальном языке и вспомогательных знаковых системах; во-вторых, в социально-мнемической потребности - потребности в социальной памяти. Как перечисленные общественные потребности соотносятся с социально-коммуникационной деятельностью? Это соотношение принимает вид причинно-следственной связи в случае коммуникационной потребности АМ2.6, которая инициирует макрокоммуникацию в виде устного общения и неовеществленной социальной памяти. Продуктами устной макрокоммуникации являются фольклор, нравственные нормы, народные обычаи, которые представляют собой нормативные социальные институты. Здесь налицо непосредственная причинно-следственная связь П > Д. Для удовлетворения общественных потребностей в цивилизованном обществе, использующем документные каналы, создаются учрежденческие социальные институты, обслуживающие абсолютные социальные потребности. Так, экономический социальный институт удовлетворяет АМ1.1; институт семьи - АМ1.2; институт государства - АМ1.3 и AMI.4; институт народного образования - АМ2.2 и т. д. Эти социальные институты и выступают в качестве субъектов коммуникационных ВМ-потребностей, которые удовлетворяются специальными коммуникационными службами, участвующими в миди? или макрокоммуникации. Например, государство инициирует цепочку:
AMI.4 Общественно политическая потребность > Государство> Деятельность по организации общественного бытия > Коммуникационная ВМ-потребность > Государственные средства массовой коммуникации > Массовое коммуникационное управление.
Таким образом, вместо простой зависимости П > Д, действовавшей на личностном уровне, появляется сложная цепочка П > Социальный институт > Деятельность > В-потребность и т. д.
Социальные институты, участвуя в массовой коммуникации в качестве социального коммуниканта (формула ГуМ), приобретают собственные групповые коммуникационные потребности (АГ, ВГ, СГ), рассмотренные в предыдущем разделе. Мы специально остановимся на деятельности коммуникационных социальных институтов в следующей главе.
Коммуникационные СМ-потребности проявляются в спросе на форму предлагаемых коммуникационных сообщений, прежде всего - в области искусства и литературы. Эта форма должна удовлетворять противоречивым требованиям: с одной стороны - привлекать новизной, с другой стороны - не противоречить привычным образцам; не быть старомодной и вместе с тем соблюдать общепринятые нормы этикета и ритуала, моральные, религиозные, политические запреты. Разрешение этого противоречия - дело мастерства социально-культурных работников, взаимодействующих с массовыми аудиториями. Если творческим работникам и работникам культуры удается уловить суть СМ-потребностей и найти соответствующие формы, новаторов ждет успех, в противном случае - неудача. Опыт подсказывает, что талантливые новаторы зачастую ориентируются на спонтанные потребности, которых в современном им обществе нет. Если с течением времени такие потребности возникнут, творчество новаторов получит одобрение, а сами они обретут лавры и регалии (к сожалению, нередко посмертно).

8.5. Выводы
1. Движение смыслов в социальном времени и пространстве происходит не самопроизвольно, а в силу коммуникационных потребностей, действующих на личном, групповом и общественном уровне. Эти потребности взаимосвязаны с другими материальными и духовными потребностями личности, социальной группы, общества в целом.
2. Коммуникационные потребности по происхождению делятся на: А - абсолютные (первичные), В - вторичные и С - спонтанные, которые свойственны всем субъектам - носителям потребностей. Типизация коммуникационных потребностей, как и общая типизация человеческих потребностей, насчитывает 9 гипотетических типов. Типизация гипотетична, потому что деление потребностей на типы А, В, С есть авторская гипотеза.
3. Коммуникационная потребность - функциональное свойство субъектов активно реагировать на рассогласование между наличным и нормальным состоянием их сознания. Эта реакция заключается в пространственно-коммуникационной или мнемической деятельности в различных их видах и формах.
4. Посредством социально и коммуникации удовлетворяются две абсолютные коммуникационные потребности: потребность в передаче смыслов в социальном пространстве и потребность в передаче смыслов во времени; эти потребности представлены на всех субъектных уровнях: личностном (АИ), групповом (АГ) и общественном (AM) в качестве социогенных духовных потребностей; кроме того, на личностном уровне имеются их физиологические предпосылки (АИ2.6 и АИ2.7).
5. Личностные духовные потребности образуют единство с коммуникационной потребностью, вследствие чего духовное творчество, т.е. создание новых культурных смыслов, органически связано с социальной коммуникацией. Тем самым подтверждается формула: культурная деятельность = творчество + социальная коммуникация. Эта формула действует и в области материального производства, но здесь коммуникационная деятельность побуждается не абсолютными, а вторичными коммуникационными потребностями.
6. Судить о человеке как о личности следует не по абсолютным потребностям, которые являются общечеловеческими и присутствуют у всех людей, а по развитости профессиональных В-потребностей и непрофессиональных, культурных С-потребностей.
7. Информационный подход оправдывает себя при изучении вторичных коммуникационных потребностей целевых социальных групп, где возможна обезличенная объективация коммуникационных потребностей их членов. В других случаях он не получил применения.
8. Абсолютные общественные коммуникационные потребности, выражающиеся в абсолютной лингво-семиотической потребности и в абсолютной социально-мнемической потребности (АМ2.6), не образуют единства с другими абсолютными социальными потребностями, а служат основой для формирования вспомогательных коммуникационных потребностей социальных институтов (ВМ-потребностей).
9. Существует формальное подобие (изоморфизм, между личностными и общественными духовными абсолютными потребностями (АИ5 изоморфно АМ2): оба перечня содержат одинаковое количество одноименных потребностей. Однако, содержание одноименных потребностей совершенно различно. Так, познавательная или эстетическая потребность личности удовлетворяются совсем иначе, чем общественные социальные и эстетические потребности, обслуживаемые такими социальными институтами, как наука и искусство.
10. В обществознании давно известен закон возвышения потребностей, который заключается в стремлении людей к наиболее полному и комфортному удовлетворению их материальных и духовных потребностей, в том числе - потребностей коммуникационных. Стало быть, можно говорить о законе возвышения коммуникационных потребностей. Этот закон приводит к постоянному росту коммуникационных В-потребностей и С-потребностей, что обусловливает развитие коммуникационных средств и услуг. Смена книжной культуры культурой мультимедийной - одно из проявлений возвышения закона коммуникационных потребностей; другое его проявление - образование в условиях индустриальной неокультуры социально-коммуникационных институтов (см. главу 9).
11. Terra incognita в проблематике коммуникационных потребностей, да и в теории потребностей вообще весьма обширна. Перечислим некоторые проблемы.
• Соотношение категорий "потребность" и "интерес" нуждается в уточнении. Некоторые исследователи полагают, что интерес - это осознанная потребность, другие считают, что интересы и потребности - самостоятельные инстанции, в равной мере управляющие поведением людей, третьи думают, что интерес - это ценностная ориентация, обуславливающая действие спонтанных потребностей. Психологи утверждают, что интересы - субъективное психическое образование, поскольку они не совпадают у разных людей, а экономисты и социологи склонны считать интересы объективно заданными характеристиками социальных групп, ссылаясь на то, что, независимо от субъектного состава, интересы потребителей и производителей, как правило, противоречат друг другу, а интересы капиталистов и эксплуатируемых рабочих антагонистичны. В этом свете соотношение категорий "коммуникационная потребность" и "коммуникационный интерес" приобретает значение одной из проблем метатеории социальной коммуникации.
• Нуждается в уточнении перечень абсолютных потребностей, определяющих в конечном счете жизнедеятельность личностей и обществ. Можно ли считать религиозную потребность абсолютной? Религии, культ сверхъестественных сил сопровождают человечество со времен археокультуры до наших дней, подтверждая абсолютный статус этой потребности для рода человеческого. На этом основании многие ученые включают религиозную потребность в перечень исходных, врожденных, первичных потребностей. Другие полагают, что первичной является потребность в социализации, иначе - потребность в аффилизации, потребность в принадлежности к какому-либо сообществу, дающему ощущение безопасности и комфорта (АИ5.2). Именно эта духовная потребность побуждает людей в поисках защиты и спасения обращаться к всевышним и всемогущим силам. Тогда религиозная потребность становится вторичной, ВИ-потребностью. Подвиги религиозных подвижников, монашеская аскеза, религиозный фанатизм свидетельствуют о наличии религиозной СИ-потребности; но есть и атеисты, равнодушные к религии. Итак, каков статус религиозной потребности: абсолютная? вторичная? спонтанная?
• Начатое теорией информационных потребностей изучение феномена спонтанных групповых коммуникационных потребностей пока не получило развития. Остаются загадкой успех или неудача культурных новаций, предлагаемых вниманию массовых аудиторий различными коммуникантами. Если успех, то талант новатора или чуткость аудитории? Если неудача, то бездарность автора или равнодушие толпы? Со столь прямолинейными объяснениями трудно согласиться, а других мы не знаем, потому что феномен спонтанных потребностей остается тайной.

Литература
1. Блюменау Д.И. Информация и информационный сервис. - Л.: Наука, 1989. ? 188 с.
2. Джидарьян И.А. Эстетическая потребность. - М.: Наука, 1976. ? 191 с.
3. Ершов П.М. Потребности человека. - М.: Мысль, 1990. - 364 с.
4. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. - М.: Политиздат, 1986. ? 221 с.
5. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. - М.: Наука, 1988. ? 193 с.
6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Избран. психолог, произведения: В 2-х т. Т. 2. - М., 1983. - с. 94?213.
7. Магун В.С. Потребности и психология социальной деятельности личности. - Л.: Наука, 1983. - 176 с.
8. Соколов А.В. Коммуникационные потребности: Учеб. пособие. - Краснодар: Акад. культуры, 1996. - 160 с.
9. Ханипов А.Т. Интересы как форма общественных отношений. - Новосибирск: Наука, 1987. - 225 с.
10. Щербицкий Г.И. Информация и познавательные потребности. - Минск: Изд-во Белорус, ун-та, 1983. - 160 с.

9. СОЦИАЛЬНО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ
ИНСТИТУТЫ

9.1. Происхождение и виды социально-коммуникационных
служб, систем, институтов

Археокультурная общинная коммуникационная система не имела коммуникационных служб. Для удовлетворения абсолютных и вторичных коммуникационных потребностей первобытных общин было достаточно двух естественных (невербальный и вербальный) и двух искусственных (символьные и иконические документы) коммуникационных каналов. Посредством этих каналов общинная ОКС осуществляла сущностные функции: функцию распространения смыслов в социальном пространстве (коммуникационно-пространственную) и мнемическую (коммуникационно-временную) функцию, а также прикладные функции: магическую и социализации молодежи. Сущностные функции коммуникационной системы удовлетворяли абсолютные коммуникационные потребности общины (см. сущностные функции языка, речи и документов - пункты 4.2.2. и 4.3.2.); а прикладные функции - вторичные потребности. Таким образом установилась причинно-следственная связь

Коммуникационные потребности
дописьменной общины: > Общинная ОКС:

А - потребности > Сущностные функции
В - потребности > Прикладные функции

С появлением письменности возникла потребность в службах оформления и размножения документов (писцы, переписчики, скриптории) и в службах хранения, обработки и распространения документов (библиотеки, книжная торговля). Сформировалась рукописная документная система (ДОКС), включающая два контура: контур обобществления и контур хранения, обработки и распространения (см. рис. 4.5). ДОКС - важнейшая подсистема рукописной ОКС, которая удовлетворяет как абсолютные, так и вторичные потребности ранних палеокультурных цивилизаций.
Поскольку потребности цивилизованных обществ гораздо разнообразнее, чем потребности первобытных общин, значительно расширились функции рукописной ОКС. В число сущностных функций ОКС, помимо исходных социально-пространственной и социально-временной функций, стали входить функции формирования документных потоков, ценностно-ориентационная (отбор и рекомендация ценных сообщений) и поисковая (разыскание нужных сообщений по запросу). Вместо двух получилось пять сущностных функций, из которых три новых инициированы ДОКС. В составе прикладных функций появились: образовательно-просветительская, идейно-воспитательная (идеологическая), бюрократическая, гедонистическая, научно-вспомогательная (точнее сказать - схоластическая), художественно-эстетическая, товарная, библиофильская функции. Сохранилась магическая функция, которая распространилась на священные писания, а также функция социализации молодежи не по книге, а путем показа. Можно сделать вывод, что в рукописной ОКС документы стали необходимым коммуникационным каналом в социальных институтах духовного производства (религия, литература, наука, философия, право), в государственном управлении и образовании, но коммуникационные социальные институты еще не сформировались, хотя службы документальной коммуникации были налицо.
Становление мануфактурной ОКС несомненно стимулировалось ростом коммуникационных потребностей духовной жизни и социально-культурной практики. Сущностные и прикладные функции мануфактурной ОКС внешне остались теми же, что и при рукописной ОКС, но средства их реализации качественно изменились благодаря механизации печатного процесса, формированию книжной культуры и литературоцентризму, когда основные культурные смыслы стали распространяться и храниться в книжной форме. Появились новые службы в составе ДОКС: типографии и книгоиздательские дома, книготорговые предприятия, библиографические службы, различные библиотеки, включая национальные. В век Просвещения (XVIII век) магическую функцию книги сменила национально-символическая прикладная функция - национальный литературный язык, национальные библиотеки, национальная библиография стали символом самосознания формирующихся европейских наций.
Можно ли говорить о появлении социально-коммуникационных институтов в это время? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно уточнить понятие "социальный институт", которое понимается двояко. Первое понимание можно назвать нормативным, поскольку здесь институт понимается как совокупность исторически сложившихся неформальных социальных норм (обычаев или стереотипов), концентрирующихся вокруг какой-то главной цели, ценности или потребности. Типичные примеры: институт семьи, экономический институт (производство и распределение товаров), институт морали. Нормативными институтами в области социальной коммуникации являются естественный язык, фольклор, искусство, народные традиции и народные промыслы.
Второе понимание социального института учрежденческое, кстати сказать, ближе подходящее этимологии слова "институт", которое изначально имело значение "учреждение". Социальный институт в этом случае понимается как формально организованная система учреждений (служб, центров) и профессиональных групп, обладающая определенным, социально признанным назначением. Нормативные институты отличаются от учреждений тем, что они являются неформальными, т. е. не учреждаются властью, не имеют профессиональных кадров и не нуждаются в официальном признании их общественного назначения.
Учрежденческие социальные институты вырастают из нормативных институтов, что хорошо видно на примере коммуникационных служб. Рукописная ОКС и особенно мануфактурная ОКС располагали разными службами производства, хранения и распространения документов, где трудились профессиональные работники. Но формально организованной системы учреждений не было. Поэтому на этапе мануфактурной ОКС, соответствующей второму поколению книжной культуры, есть основания говорить о нормативных социально-коммуникационных институтах (СКИ). Учрежденческие СКИ появляются в период индустриальной ОКС и третьего поколения книжной культуры.
Индустриальной ОКС свойственно новое сущностное качество, отличающее ее от предыдущих коммуникационных систем, это качество - системная структурность. Различают две трактовки понятия "система":
• Система - любая совокупность, всякая сумма, в том числе - груда камней, толпа людей, звездное небо и т. д.
• Система - внутренне структурированная (организованная, упорядоченная) совокупность, образующая единое целое.
Первую трактовку можно назвать широкой, вторую - узкой; первая относится к суммативным системам, вторая - к структурированным системам. В суммативной системе части предшествуют целому, чтобы познать целое, нужно знать его части. В структурированной системе целое обладает интегративными (системными, эмерджентными) свойствами, которыми части ее, каждая в отдельности, не обладают. Например, если разделить живой организм на составные части, он перестанет быть живым; если разделить стих на отдельные слова, он утратит свой смысл.
Рукописные и мануфактурные общественные коммуникационные системы были суммативными системами. Исчезновение или появление той или иной библиотеки, типографии или издательского дома не вызывало существенных изменений в системе в целом, поскольку все ее элементы автономны и не зависят друг от друга. В индустриальной ОКС элементом является не отдельное учреждение, а система служб, поэтому изменения в ее составе не могут остаться незамеченными. Системность и является тем интегративным качеством, которое делает индустриальную ОКС структурированной системой систем. Как происходит преобразование суммативных ОКС в структурированную коммуникационную систему?
Резкое возрастание социальных коммуникационных потребностей на стадии неокультуры вызывает стремительный количественный рост коммуникационных служб всех видов (книгоиздательств, библиотек, книжных магазинов, музеев и т.д.). Возникает потребность в рационализации их деятельности, которая видится в сотрудничестве, специализации и разделении труда между ними. Прежде независимые и конкурирующие друг с другом службы начинают объединяться в системы, элементами которых становятся функционально специализированные службы, образовавшиеся на базе прежних, неспециализированных служб. Системы делятся на организационные, объединяющие функционально сходные службы и технологические, объединяющие функционально различные службы. Например, сеть детских библиотек или сеть академических библиотек образуют организационную систему, а централизованная каталогизация или путь книги в крупной библиотеке - технологическая система. Признаком структурности является наличие органов управления в коммуникационных системах.
Итак, индустриальная ОКС - это управляемая система систем, располагающая мощными коммуникационными ресурсами, распределенными по различным подсистемам. Так, ДОКС (рис. 4.5.), есть одна из подсистем современной индустриальной коммуникационной системы. Она представляет собой технологическую суперсистему, включающую в свой состав различные функционально специализированные системы, объединенные в контур А и контур Б. Но ДОКС - не социально-коммуникационный институт, она объединяет в своем составе документные СКИ.
Теперь можно дать определение социально-коммуникационному институту. Социально-коммуникационный институт - это элемент индустриальной ОКС, представляющий собой формально учрежденную, т.е. имеющую свой орган управления, совокупность организационных и технологических систем, обладающих определенным, социально признанным назначением. В современной индустриальной ОКС различаются следующие виды институтов.
1. Кумулятивные институты, выполняющие в числе своих сущностных функций социально-временную (социально-мнемическую) функцию:
• архивное дело;
• библиотечно-библиографическое дело;
• музейное дело;
• система научно-технической информации;
• телекоммуникационные сети, например Интернет.
2. Некумулятивные институты, не выполняющие социально-мнемическую функцию и не входящие в состав социальной памяти:
• народное образование;
• система массовой коммуникации (радио, телевидение);
• средства связи: почта, телеграф, телефон;
• газетно-журнальное дело;
• книгоиздательское дело;
• книготорговое дело;
• туристическое дело;
• культурно-досуговая система.
Каждый институт располагает профессионально подготовленными кадрами, занятыми практическим удовлетворением общественных коммуникационных потребностей, обусловивших возникновение института. Кроме того, в его состав входят: отраслевая наука, занятая совершенствованием практики и самопознанием института; отраслевое образование, обеспечивающее подготовку и переподготовку кадров профессионалов; органы управления, организующие работу института; групповая специальная коммуникация - профессиональная пресса, литература, устное общение, формирование специальных фондов.
Кроме социальных институтов, в составе индустриальной ОКС находятся службы или даже системы, не достигшие уровня институциализации. Такими доинституционными элементами являются: агентства по рекламе, фирменные маркетинговые службы, службы паблик рилейшенз, службы референтов-переводчиков, команды имиджмейкеров, биржи труда и справочные городские службы, организаторы массовых праздников, шоу, чемпионатов и т. п.
Перечисленные социально-коммуникативные институты ориентированы на удовлетворение коммуникационных потребностей общества в целом, поэтому входящие в них службы называются общими, или публичными, массовыми, общедоступными. В дополнение к общим, различными ведомствами и общественными организациями учреждаются специальные коммуникационные службы: издательства, редакции журналов, библиотеки, информационные органы, архивы, которые призваны обслуживать групповые потребности тех или иных категорий специалистов. Эти службы обладают двойственностью: с одной стороны они входят в состав индустриальной ОКС, где заимствуют технологии и используют общедоступные ресурсы; с другой стороны они принадлежат некоммуникационным специальным институтам (армия, государственное управление, материальное производство и т. д.) и подчиняются органам управления этих институтов. Эта двойственность обусловила разделение коммуникационных служб индустриальной ОКС на две категории: общие и специальные, нередко соперничающие друг с другом за приоритеты обслуживания специалистов. Специальные службы образуют свои организационные и технологические системы, но до формирования коммуникационных институтов дело не доходит. Исключением является Государственная система научно-технической информации (ГСНТИ), достигшая статуса специального социального института.
Наконец, можно по масштабам деятельности разделить коммуникационные службы на международные, национальные, региональные (областные, краевые), городские, районные, локальные (точечные). По признаку собственности те же службы подразделяются на государственные (федеральные), ведомственные, муниципальные, общественные, частные, личные.
Сказанное не означает, что в индустриальной ОКС не сохранились нормативные социальные институты. Они есть, и ими остаются с давних пор естественный язык, фольклор, искусство, народные промыслы и традиции, создателем и потребителем которых являются массовые аудитории.
В итоге получается четырехслойная структура индустриальной ОКС:
• нормативные коммуникационные институты;
• учрежденческие коммуникационные институты общего назначения, включающие кумулятивные и некумулятивные институты;
• коммуникационные службы некоммуникационных социальных институтов и специальные коммуникационные институты (ГСНТИ);
• доинституционные коммуникационные службы.
В качестве социальных коммуникантов и реципиентов индустриальной ОКС выступают: население, массовая аудитория (М) и специальные социальные группы (Г). При посредничестве ОКС происходит диалог МдМ и ГдГ, а также управление ГyМ, соответствующие миди- и макро- коммуникации (см. рис. 2.2). Взаимодействие индустриальной ОКС со своими коммуникантами и реципиентами наглядно представлено на рис. 9.1.



Рис.9.1. Социальные коммуниканты и реципиенты
индустриальной ОКС

9.2. Сущностные и прикладные функции
социально-коммуникационных явлений
В предыдущем параграфе было показано наращивание сущностных и прикладных функций ОКС по мере перехода от археокультуры к неокультуре. Функциональный подход наглядно демонстрирует динамику развития ОКС, поэтому он заслуживает специального рассмотрения. Мы обращались к этому подходу в пункте 4.2.2, анализируя функции естественного языка и речи, которые осуществляются в процессе устной коммуникации, и в пункте 4.3.2, когда шла речь о функциях искусственно созданных документов. Выяснилось, что язык, речь и документы используются не только в личностной практике, но и в общественной жизни, приобретая сущностные и прикладные социальные функции. Коммуникационные службы, являясь социальными учреждениями, имеют только социальные функции, ибо они взаимодействуют с социальными группами, а не с отдельно взятыми индивидами (см. рис. 9.1). Познавательно сопоставить социальные функции языка, речи, документов с функциями коммуникационных служб. Предварительно уточним отличия сущностных и прикладных функций - см. табл. 9.1.
Заметим, что разграничение функций на сущностные и прикладные можно проследить не только применительно к коммуникационным явлениям (предметам), но и применительно к другим искусственным или естественным объектам, используемым в социальной практике. Например, сущностная функция корабля заключается в способности перемещаться по поверхности воды, а прикладные функции проявляются в его назначении: грузовой, пассажирский, военный, научно-исследовательский и т. д. Многие особенности сущностных и прикладных функций противоположны. В то же время они связаны друг с другом, предполагают и дополняют друг друга. Сущностные функции реально проявляются через прикладные функции. Только в абстракции может мыслиться "корабль вообще", а реально существуют конкретные, функционально специализированные корабли.

Таблица 9.1
Отличительные особенности сущностных и прикладных функций

Сущностные функции
Прикладные функции
Первичны, исходны.
Вторичны, производны.
Независимы от социальных, экономических, политических
условий в пределах археокультуры, палеокультуры, неокультуры.

Зависимы.
Стабильны, неизменны,
ограничены по составу.
Динамичны, изменчивы,
неограниченны по составу.
Раскрывают сущность данного предмета.

Раскрывают конкретные возможности использования данного предмета для решения текущих общественных задач.
Изначально и необходимо
присущи данному предмету.
Появляются в процессе создания или общественного использования предмета

Языку и речи присущи, согласно лингвистическим теориям, две сущностные функции: коммуникационная и познавательная, причем коммуникационная функция расщепляется на коммуникационно-временную (мнемическую) и коммуникационно-пространственную функции. Коммуникативно-временная - сущностная функция языка; коммуникативно-пространственная - сущностная функция речи. На этих функциях основаны многочисленные прикладные социальные функции, используемые на различных уровнях коммуникации - межличностном, групповом и массовом.
Документная коммуникация выполняет те же коммуникационно-временные и коммуникационно-пространственные сущностные функции, но в связи с искусственным происхождением документов им присуща еще одна сущностная функция, которая отсутствует у естественно возникших языка и речи. Эту функцию мы назвали ценностно-ориентационной, и определяется она целевым назначением документа: нет бесцельно созданных документов, значит, ценностная ориентация - сущностное качество документальной коммуникации. Прикладные функции документов обусловлены появлением ДОКС и коммуникационных служб, которые начали оформлять, тиражировать, хранить и распространять документы по заказам различных социальных институтов (церковь, государство, литература, позже - наука).
Индустриальная ОКС, как и предшествовавшая ей рукописная и мануфактурная коммуникационные системы, унаследовала три сущностные функции документов: коммуникационно-временную, коммуникационно-пространственную и ценностно-ориентационную, но, кроме того, освоила еще две сущностные функции: функцию формирования документных потоков и поисковую функцию. Эти пять функций распределились между социально-коммуникационными институтами (см. рис. 9.1) следующим образом: нормативные институты выполняют коммуникационно-временную, коммуникационно-пространственную и ценностно-ориентационную функции (в пределах народных пониманий правды, добра, красоты); общедоступные коммуникационные институты и специальные коммуникационные службы функционально специализировались на кумулятивные, которым свойственны коммуникационно-временная, коммуникационно-пространственная, ценностно-ориентационная и поисковая функции, и некумулятивные, ограничивающиеся коммуникационно-пространственной, ценностно-ориентационной и функцией формирования документных потоков; доинституционные службы имеют ту же функциональную специализацию, что и некумулятивные институты.
Обратим внимание, что все коммуникационные службы и институты выполняют ценностно-ориентационную функцию, т.е. ставят задачу повлиять на сознание массовых аудиторий или специальных социальных групп. Причем все они, за исключением народных нормативных институтов, выражают не собственную точку зрения, не свою мировоззренческую, идейно-политическую, научную позицию, (такой позиции у подлинных коммуникационных органов нет и быть не должно), а пропагандируют взгляды своих органов управления, фактически - заказчиков или хозяев, которые предписывают им выполнять те или иные прикладные функции.
Итак, сущностные функции всех коммуникационных явлений - от естественного языка и речи до социально-коммуникационных институтов включают две основополагающие функции - коммуникационно-пространственную и коммуникационно-временную; остальные сущностные функции наращиваются на их основе по ходу социально-культурной эволюции человечества.
Такое положение естественно и вытекает из определения социальной коммуникации как движения смыслов в социальном времени и пространстве; в противном случае эти явления не были бы коммуникационными.
Сущностные функции, как уже отмечалось, (табл. 9.1) не зависят от социально-культурных, экономических, политических условий в пределах данной стадии социально-культурной эволюции: археокультура, палеокультура, неокультура. Это означает, что сущностные функции социально-коммуникационных институтов западного либерально-демократического общества XX века и советского тоталитаризма одни и те же. Зато коренным образом различаются прикладные функции, предписанные им органами управления. Рассмотрим более подробно схемы управления общественными коммуникационными системами в индустриальных обществах XX века.

9.3. Либерально-демократические принципы и схемы функционирования социально-коммуникационных институтов

9.3.1. Социально-коммуникационные права и свободы
Либерально-демократическая схема управления социально-коммуникационными институтами свойственна правовому государству. Правовым государством, в отличие от деспотии (тирании, охлократии), признается государство, которому свойственны, во-первых, верховенство права, во-вторых, реальность прав и свобод граждан, в-третьих, осуществление принципа разделения властей. Право - это не любой законодательный акт, принятый народным собранием, царский манифест или президентский указ, а независимая от воли законодателя реализация социальной справедливости. Социально справедливым признается удовлетворение абсолютных потребностей личности, социальной группы, общества в целом. Коммуникационные потребности относятся к числу абсолютных, поэтому в правовом государстве законодательно защищаются коммуникационные права и свободы граждан. Право - это мера (норма) свободы, поэтому о правах и свободах говорят одновременно. Коммуникационными свободами являются: свобода слова и печати, свобода союзов и собраний, свобода совести (вероисповедания). Ограничение этих свобод есть коммуникационное насилие.
Правовое государство, в котором нет коммуникационного насилия и беспрепятственно реализуются коммуникационные права и свободы, есть идеал. Исторические, а не утопические государства далеки от этого идеала. Тем не менее человечество со времен античности (Платон, Аристотель, Демосфен, Цицерон) медленно, но верно приближается к правовому государству. Английская, американская и французская революции XVII и XVIII веков стали полигоном для практического опробования идей социальной справедливости, прав и свобод человека.
Первым юридическим документом, "первой декларацией прав человека" (К. Маркс) стала Декларация независимости США, составленная Томасом Джефферсоном в 1776 г. В ней провозглашаются естественные права человека: право на жизнь, на свободу и стремление к счастью, утверждается равноправие всех людей и правомерность народного восстания и свержения правительства, нарушающего права народа и не пользующегося его доверием. В 1787 г. была принята Конституция США, где зафиксированы демократические принципы организации и функционирования государственной власти. Первая поправка к Конституции, принятая в 1791 г., гласила, что правительство США не имеет права использовать прессу в своих целях.
Другим классическим документом, отразившим либерально-демократическую идеологию, стала Декларация прав человека и гражданина, торжественно провозглашенная 26 августа 1789 г. во Франции. Декларация исходит из теории естественного права, в соответствии с которой человек представляет собой самостоятельную ценность. Он от природы, с самого рождения наделен определенными, неотъемлемыми правами, которые не должны произвольно ограничиваться. Государство же, напротив, производно, возникает в результате "общественного договора" и призвано защищать неотъемлемые права человека.
Статьи 10 и 11 Декларации посвящены правам гражданина. В их числе называются свобода вероисповедания, свобода мнений, свобода слова и свобода печати. Статья 11 гласит: "свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека; каждый гражданин поэтому может высказаться, писать и печатать свободно, под угрозой ответственности за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом".
Страстным сторонником свободы слова и печати показал себя М. Робеспьер (1758?1794). В речи, произнесенной в Якобинском клубе 11 мая 1791 г. и повторенной в Национальном собрании 22 августа того же года, он заявлял: "свобода печати не может быть отделена от свободы слова; и та и другая так же священны, как священна природа; свобода печати так же необходима, как необходимо общество"; "свобода печати должна быть безусловная и безграничная, или она вовсе не существует"; "свободная печать - страж свободы, печать связанная - ее бич".
Эти мысли Робеспьера нашли свое отражение в Конституции Франции, принятой в 1791 г., гарантировавшей "свободу всякого говорить, писать, печатать и публиковать свои мысли без того, чтобы они подлежали какой-либо цензуре или надзору до их публикования".
Но после захвата власти якобинцы во главе с неистовым М. Робеспьером стали менее вольнолюбивы. В 1793 г. Конвент принял декрет, в силу которого предаются суду исключительного трибунала и подлежат смертной казни (!) авторы и издатели всякого рода произведений печати, высказывающиеся за роспуск народного представительства или в пользу восстановления королевской власти. Жертвой этого декрета погиб на эшафоте не один десяток журналистов и писателей.
Директория, учрежденная конституцией 1795 г., проявила по отношению к печати не меньшую жестокость (расстрелы, ссылки, тюремные заключения). Пришедший на смену директории консулат во главе с первым консулом Наполеоном Бонапартом в январе 1800 г. закрыл 60 газет из 73, издававшихся в то время в Париже и Сенском департаменте. В 1810г. император Наполеон восстановил цензуру, но в течение своего 100-дневного царствования он был весьма либерален и даровал печати полную свободу. С воцарением Людовика XVIII цензура вновь была введена, хотя и в смягченной форме. В 1830 г. Луи-Филипп провозгласил свободу печати. Наполеон III не решился вернуться к открытой цензуре и ввел "административную систему", осуществлявшую достаточно жесткий контроль за газетами и журналами.
Нет необходимости детально излагать историю осознания и юридического утверждения коммуникационных свобод в западноевропейских странах. Опыт Франции, сводящийся к периодической отмене цензуры и новому ее восстановлению, довольно типичен.
Современное международное право, сформировавшееся после Второй мировой войны, включает нормы, регулирующие сотрудничество государств в области прав и свобод человека.
Всеобщая декларация прав человека была принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Несмотря на рекомендательность Декларации, она пользуется большим моральным авторитетом, стала основой для разработки международных пактов о правах человека; конституции некоторых государств признали положения Декларации обязательными для них. Не случайно по решению ООН в 1950 г. день провозглашения Декларации - 10 декабря - отмечают как День прав человека. Кстати сказать, в 1948 г. делегация СССР во главе с А.Я. Вышинским воздержалась при голосовании, но позже СССР присоединился к ней, хотя провозглашенные в ней права, конечно, не предоставлялись и не защищались советским государством.
Всего в Декларации 30 статей. Перечислим те, которые касаются социально-коммуникационных прав и свобод:
Ст. 18. Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии.
Ст. 19. Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право облегчает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать, распространять информацию и идеи любыми средствами независимо от государственных границ (эта статья гарантирует свободу слова, свободу вхождения в социальную коммуникацию).
Ст. 26. Каждый человек имеет право на образование. Начальное и общее образование должно быть бесплатным. Начальное образование должно быть обязательным. Высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
Ст. 27. Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. (В данном случае речь идет о праве свободного доступа к социальной памяти).
Развернутые и четкие формулировки социально-коммуникационных прав и свобод содержатся в Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 г. Процитируем некоторые из них.
Ст. 19. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Пользование указанными правами сопряжено с ограничениями, которые должны быть установлены законом и являться необходимыми для уважения прав и репутации других лиц или для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.
Ст. 20. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.
Ст. 21. Признается право на мирные собрания.
Ст. 22. Каждый человек имеет право на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы.
В развитие Всеобщей декларации в 1949 г. ЮНЕСКО был принят Манифест о публичных библиотеках (в 1972 г. он был переработан в ознаменование Международного года книги). В Манифесте говорится:
Публичная библиотека является важным средством обеспечения свободного и всеобщего доступа к продуктам разума и творческой фантазии человека.
Публичная библиотека призвана обогащать духовную жизнь человека, предоставляя ему книги для чтения в целях проведения досуга и развлечения, помогать учащимся и студентам, обеспечивая их новейшей технической, научной и социологической информацией. Библиотека должна содержаться полностью за счет государства, и библиотечное обслуживание должно быть бесплатным.
Публичная библиотека должна быть доступна для всех членов общества, независимо от национальности, цвета кожи, возраста, пола, вероисповедания, языка, общественного положения и уровня образования.
Итак, можно сделать вывод, что в международном общественном мнении прочно утвердилась идея социально-коммуникационных прав и свобод, которая закреплена юридически в международных декларациях и договорах, разработанных под эгидой ООН. Всякое государство, являющееся членом ООН, не может игнорировать принятые мировым сообществом документы о правах человека, и даже тоталитарный советский режим был вынужден лицемерно заявлять о своей приверженности им.

9.3.2. Либерально-демократическая схема
функционирования социально-коммуникационных
институтов
Либерально-демократическая концепция правового государства отстаивает право гражданского общества на неконтролируемую государством хозяйственную, политическую, семейную и социально-культурную деятельность. За государством остается роль "ночного сторожа", охраняющего общественный порядок, безопасность, нрава и свободы граждан.
На рис. 9.2. представлена схема индустриальной ОКС, построенной согласно либерально-демократическим принципам.
Схема включает 4 функциональных узла:
1. Публика - социальный заказчик в лице гражданского общества, добровольного потребителя коммуникационных продуктов и услуг.
2. Самоуправляющиеся социально-коммуникационные институты (СКИ) в составе которых действуют:
• коммуникационные работники;
• менеджеры СКИ.
3. Государственное правовое регулирование - законодательные и нормативные акты, регулирующие права и свободы субъектов коммуникационной деятельности.
4. Правительственные, общественные, частные хозяйственные органы (учреждения, фирмы, предприятия, общества), выступающие в качестве источников финансирования (учредителей, спонсоров) коммуникационных учреждений.


Рис.9.2. Схема либерально-демократической индустриальной ОКС

Частные фирмы охотно финансируют коммуникационные учреждения, которые способны приносить прибыль. В этом качестве часто выступают шоу бизнес, информационный сервис, средства массовой коммуникации. Общественные организации (профессиональные общества, ассоциации) обеспечивают социальную коммуникацию между своими членами, как правило, не преследуя коммерческих целей. На долю правительственных органов приходится финансовая поддержка социально-коммуникационных проектов национального значения и бесприбыльных коммуникационных учреждений (учебных заведений, библиотек, музеев, архивов). Правительственная поддержка осуществляется в следующих формах:
• Предоставление налоговых льгот частным лицам или фирмам, жертвующим деньги на образование, культуру, искусство.
• Прямое субсидирование через независимые экспертные советы, принимающие решение о распределении субсидий без участия правительственных чиновников. Действует так называемый принцип "длины руки", который призван держать политиков и бюрократов на расстоянии "длины руки" от распределения денежных средств, а также ограждать СКИ от прямого политического давления. Экспертные советы поддерживают, как правило, элитарное искусство и бесприбыльные проекты, следуя советам профессионалов.
• Прямое субсидирование через правительственные органы (министерство культуры, департамент культуры), которые ориентируются на принятые государственные программы и спрос населения, а не творческий поиск.

9.4. Тоталитарные принципы и схемы
функционирования социально-коммуникационных институтов

9.4.1. Ленинский принцип партийности
Анализ трудов В.И. Ленина показывает, что он обращался к принципу партийности в двух случаях: во-первых, для разоблачения претензий того или иного деятеля на надклассовую объективность; во-вторых, для обоснования конкретных практических решений. В обоих случаях партийность понималась не как формальная принадлежность к политической партии, а как мерило направленности реальной деятельности отдельного человека, учреждения, общественной организации. Для В.И. Ленина высшим проявлением партийности была коммунистическая партийность, заключающаяся в верности марксистскому учению, строгом следовании требованиям партийного устава и текущим решениям руководства партии.
С изменением статуса ленинской партии обнаруживались различные грани принципа партийности, раскрывался его обоюдоострый характер. В истории КПСС выделим период революционной борьбы в подполье, военный коммунизм и послеленинскую эпоху. С этими этапами связаны, так сказать, "партийность подпольная" и "партийность правящая". Их различие состоит в том, что в первом случае критерий партийности распространялся только на членов партии, во втором случае - гораздо шире. Следует различать 4 ипостаси принципа партийности:
1. Путеводный луч научной истины. Неологизм "партийность" появился в 1894 г. в работе "Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве". Здесь Ленин противопоставляет "объективиста" и "материалиста", то есть марксиста, и доказывает, что материалист последовательнее объективиста и глубже, полнее проводит свой объективизм". Далее следуют знаменитые слова о том, что материализм (читай: марксизм) "включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы"123. В этом же смысле В.И. Ленин использовал термин "партийность" в "Материализме и эмпириокритицизме", в рецензии на второй том указателя Н.А. Рубакина "Среди книг".
Итак, принцип партийности предстает в качестве методологического принципа научного познания, подобного, допустим, принципу историзма. Отметается как лицемерие и обман объективистская иллюзия бесклассовости и беспартийности. Истинное познание общественных явлений и процессов, утверждает В.И. Ленин, может быть достигнуто только через призму марксистской партийности. Отсюда вытекает требование к ученым, писателям, работникам культуры - опираться в своей деятельности в качестве методологической базы на марксистскую идеологию.
1. Кредо партии нового типа. Партия большевиков как партия нового типа отличалась бескомпромиссной нацеленностью на социалистическую революцию и диктатуру пролетариата. Понятие партийности получило отчетливо выраженный оценочный смысл: партийный - свой, беспартийный - чужой, антипартийный - враг. Подлинным партийцем-ленинцем считался тот, кто сознательно и добровольно подчинял свою личную волю воле партии, воплощенной в ее Программе, Уставе и текущий решениях. Если в научных спорах "оппонентом" партийности был "схоластический объективизм", то в жизни принцип партийности оказывался противопоставленным свободе личности. Ставя интересы партии выше интересов отдельного человека, принцип партийности допускал ограничение демократических свобод - слова, печати, совести, т.е. противоречил правам человека.
Трактовка принципа партийности, характерная для подпольной партии нового типа (1905 г.), содержится в статье В.И. Ленина "Партийная организация и партийная литература" (Полн. собр. соч. Т. 12.? С. 99?105). В. И. Ленин перечислял формы реализации этого принципа:
• газеты должны стать "органами разных партийных организаций";
• литераторы беспартийные, литераторы-сверхчеловеки изгоняются, и их место занимают литераторы, состоящие в партийных организациях;
•. "издательства и склады, магазины и читальни, библиотеки и разные торговли книгами" контролируются пролетариатом.
Если обратиться к историческому контексту, то станет ясно, что Ленин имеет здесь в виду газеты, издательства, библиотеки, читальни, содержащиеся на средства партии, а не все российское библиотечное и газетное дело начала XX века. Говоря о привлечении литераторов в партийные ячейки, В. И. Ленин не требовал от М. Горького, активно сотрудничавшего в то время с большевистской печатью, вхождения в одну из ячеек. "Свобода слова и печати, - писал Ленин, - должны быть полными".
Итак, партийная печать, так же как члены партии, должна добровольно и бескорыстно, последовательно и неуклонно проводить линию партии, отстаивать интересы партии, подчиняться партийной дисциплине. Приоритет партийности - отличительная черта партийца. Именно пролетарская партийность, по мысли В. И. Ленина, несмотря на дисциплинарное насилие, есть путь к духовной свободе. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя, поэтому истинную свободу приобретает тот, кто сознательно подчиняется партийной дисциплине, а не беспартийный индивидуалист, торгующий своим талантом.
Право партии контролировать деятельность своих печатных органов сомнений не вызывает. Но нельзя согласиться с правом какой-либо партии диктовать, навязывать свою партийность, свою идеологию всем остальным, беспартийным членам общества и социальной коммуникации в целом. Это ? тоталитарное насилие. Но В. И. Ленин и не претендует в этой статье на тоталитарное коммуникационное насилие.
3. Карающий меч диктатуры. Октябрьская революция превратила большевиков из подпольной организации в правящую партию. И мгновенно изменилась трактовка партийности, как и понимание морали. Мораль также стала партийной, "коммунистической".
Выступая на III Всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 г., В.И. Ленин говорил: "Всякую нравственность, взятую из внечеловеческого внеклассового понятия, мы отрицаем... Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем... В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма".
Л.Д. Троцкий, в свою очередь, писал: "Общество без социальных противоречий будет, разумеется, обществом без лжи и насилия. Однако, проложить к нему мост нельзя иначе, как революционными, т. е. насильственными средствами... Цель (демократия или социализм) оправдывает, при известных условиях, такие средства (курс. авт.), как насилие и убийство. О лжи нечего и говорить! Без нее война немыслима, как машина без смазки"124.
Двадцатые годы изобиловали революционными безнравственными проповедями. Так, профессор А.Б. Залкинд в книге "Революция и молодежь" (М., 1924 г.) развивал теорию особой пролетарской нравственности, "необходимой для переходного периода, для периода обостреннейшей классовой борьбы":
• "Не убий" было ханжеской заповедью, пролетариат подойдет к этому правилу строго по-деловому, с точки зрения классовой пользы. Убийство злейшего, неисправимого врага революции, убийство, совершенное организованно, классовым коллективом - по распоряжению классовой власти, во имя спасения пролетарской революции - законное этическое убийство.
• "Чти отца" - пролетариат рекомендует почитать лишь такого отца, который стоит на революционно-пролетарской точке зрения. Других же отцов, враждебно настроенных против революции, надо перевоспитывать: сами дети должны их перевоспитывать.
• "Не прелюби сотвори" - формула неправильная. Половая жизнь есть неотъемлемая часть боевого арсенала пролетариата и должна исходить из соображений классовой целесообразности. Выбор полового объекта должен на первом месте считаться с классовой полезностью и не допускать элемента грубого собственничества. Позорным и антиклассовым становится ревнивый протест, если новый половой объект является в классовом смысле более ценным"125.
Воинствующая пролетарская аморальность захлестнула литературный процесс. РАПП - Российская ассоциация пролетарских писателей - стала ее проводником в литературе, а службы социальной коммуникации, клубы и библиотеки в том числе, были мобилизованы на идеологический фронт и встали под знамена революционной партийности.
В тоталитарном государстве партийность становится тоталитарно-господствующей, нейтральная беспартийность осуждается, а отклонения от партийной линии безжалостно караются. Что получается в результате?
4. Оправдание лжи: свобода есть рабство. В результате почти векового учреждения принципа партийности в Советском Союзе был получен чудовищный урожай тотальной, воинствующей, растлевающей лжи. Ложь стала настолько привычной, что перестала восприниматься сознанием. Справедливо сказал А.И. Солженицын в своей Нобелевской лекции: "Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, неумолимо должен избрать ложь своим принципом. Рождаясь, насилие действует открыто и даже гордится собой. Но едва оно укрепится, утвердится - оно ощущает разрежение воздуха вокруг себя и не может существовать дальше иначе, как затуманиваясь в ложь, прикрываясь ее сладкоречием"126. Невольно вспоминается "двоемыслие" в "1984" Дж. Оруэлла, одной из максим которого было "свобода есть рабство; рабство есть свобода".
В чем конкретно состояло содержание этой лжи? Пропаганда преимуществ советского образа жизни и осуждение пороков загнивающего капитализма, восхваление КПСС и ее вождей и очернение оппозиции, утверждение высоких идеалов коммунистического братства, социальной справедливости, освобождение труда и т. д. находились в явном противоречии с обнищанием, бесправием, бездуховностью населения. Революционный заряд марксизма-ленинизма выхолащивался, а диалектическая теория умышленно догматизировалась. Не случайно и Сталин, и Хрущев, и Брежнев объявляли себя верными ленинцами, постоянно ссылались на классиков марксизма-ленинизма.
Догматизация марксизма-ленинизма открывает широкие возможности для манипулирования общественным мнением и контроля за обыденным сознанием. Подконтрольность идеологии обусловливает подконтрольность социальной психологии, подконтрольность общественного сознания в целом. Готовое, упрощенное, эмоционально преподанное и централизованно внедряемое мировоззрение не только легко усваивается массами, но и мобилизует их на действия в нужном направлении.

9.4.2. Тоталитарная схема управления социально-коммуникационными институтами
Прилагательное "тоталитарный" (от лат. целостность, полнота) появилось в итальянском языке около 1925 г., когда Муссолини стал говорить о "тотальном государстве", противопоставляемом "гнилому либерализму". В "Энциклопедии Итальяна" в 1932 г. авторы статьи "фашизм Бенито Муссолини и Джиованни Джентиле" широко использовали термин "тоталитарный". Кстати, слово "фашист" тоже итальянского происхождения. В Германии о "тоталитарности" говорили в первые годы правления нацистов. Но затем это слово вышло из употребления, так как Гитлер предпочитал термин "авторитарность". В СССР термин "тоталитаризм" был в ходу после 1940 г. в связи с критикой фашизма; в 1970-е гг. диссиденты стали использовать его применительно к советской власти. В англоязычных демократиях тоталитарными называли страны с однопартийным режимом, как коммунистические, так и фашистские. Во время Второй мировой войны осуждался тоталитаризм Гитлера и Муссолини, во время холодной войны американцы и англичане стали клеймить советский тоталитаризм.
В современной науке тоталитаризм понимается как форма диктаторского (авторитарного) государственного управления. Для появления тоталитаризма требуются материальные и духовные средства, которые появляются лишь в индустриальном обществе. Не случайна почти полная синхронность появления на исторической арене фашизма и большевизма - двух "классических" тоталитарных режимов, наложивших мрачный отпечаток на историю XX столетия.
На Западе пик интереса к феномену тоталитаризма пришелся на 50-60-е годы. В это время появились романы Дж. Оруэлла и Р. Кестлера, научные исследования X. Арендт, Т. Адорно, К.И. Фридриха, К. Поппера, Д.Л. Тулмина, Э. Бжезинского, Р. Арона, Л. Шапиро и др. Исследователи пришли к выводам:
• тоталитаризм представляет собой исторически новую форму господства, отличающуюся от старых форм автократии;
• несмотря на внешние различия, есть сущностная общность между социал-нацизмом и большевизмом;
• оперируя демагогическими лозунгами и утопическими целями, тоталитарные режимы добиваются массовой поддержки, в то же время систематически нарушая права человека и практикуя массовые репрессии.
Различные авторы перечисляют разные отличительные особенности тоталитарных режимов, имея в виду, как правило, два "классических": германский и советский тоталитаризм. Наиболее существенными признаются следующие отличительные особенности.
1. Тоталитарный (всеобъемлющий) контроль, полное господство идеологической и социально-политической системы над личностью, государства - над обществом; стремление контролировать не только поведению людей, их личную жизнь, но даже их эмоции и мысли. Джордж Оруэлл точно заметил: "Тоталитаризм посягнул на свободу мысли так, как никогда прежде не могли и вообразить... Не просто возбраняется выражать - даже допускать - определенные мысли, но диктуется, что именно надлежит думать"127. Выдвигаются догмы, не подлежащие обсуждению, но изменяемые по воле властей самым неожиданным образом. Оруэлл пишет о "кошмарном порядке", "при котором Вождь и правящая клика определяют не только будущее, но и прошлое. Если Вождь заявляет, что такого-то события никогда не было, значит, его не было. Если он думает, что дважды два пять, значит так и есть" (там же, С. 255).
2. Способность добиваться массовой поддержки, сплачивая общество (или значительную его часть) вокруг харизматического Вождя, ведущего народ к вдохновляющей массы высокой цели. Культ Вождя играет важную мобилизующую роль во всяком тоталитарном государстве. Цели могут быть разными: советский народ строил коммунизм, отстаивая принципы интернационализма, братства трудящихся всех стран; в фашизме (национал-социализме) главенствовали воинствующий расизм и национализм, воплощавшие социалистическую идею, в "Майн капф" Гитлер писал, что в отличие от "буржуазного и марксистко-еврейского мировоззрения" в национал-социалистическом "народном государстве" значение человека оценивают в "его базовых расовых терминах". Поскольку "вся человеческая культура, все достижения искусства, науки и техники", по его мнению, являются плодами творчества арийцев, то именно арийская раса призвана господствовать в мире. Если в марксизме-ленинизме двигателем истории признавалась классовая борьба, то нацисты видели в этом качестве борьбу наций; если марксизм придерживался материалистического рационализма, то для фашизма характерны иррационализм и мистицизм. Однако исторический опыт показал, что массовый культ Вождя достигается не благодаря содержанию предлагаемой им путеводной идеи, а благодаря умелой ее пропаганде партийным идеологическим аппаратом.
3. Легитимное, общественно признанное господство одной партии и одной идеологии, опирающееся на мощь государства. В тоталитарном государстве исповедуется одна и только одна идеология в качестве единственно возможного мировоззрения. Остальные идеологии отвергаются как враждебные, опасные для государства, и их сторонники подвергаются репрессиям. Признанная идеология становится подобием государственной религии со своими пророками, апостолами, жрецами, священными книгами, догматами, символами веры, обширным аппаратом проповедников и миссионеров. Создается и содержится за государственный счет мощный идеологический аппарат, направляющий и контролирующий духовно-производственные и социально-коммуникационные институты.
4. Культивирование социально-психологического настроения воинствующей мобилизованности для отражения происков коварных "врагов народа", для противостояния враждебному окружению, для умножения мощи государства, чтобы "догнать и перегнать" передовые страны. Отсюда - шпиономания, доносительство, всеобщая подозрительность, готовность на жертвы, и в итоге - укрепление сплоченности вокруг вождя, который служит надежной и защитой.
5. Тоталитарные режимы вызывают следующие экономические, политические, социальные изменения в общественной жизни:
• в экономике - ликвидация свободного предпринимательства; огосударствление (полное - при социализме, частичное - при фашизме) материального производства, внедрение централизованного планового управления им; милитаризация экономики;
• в политике - сращивание государства и партии, формирование административно-командной бюрократической системы, имперская внешняя политика;
• в социальной жизни - расслоение общества по признаку отношения к власти: номенклатура (иерархически организованная правящая элита); партия (резерв номенклатуры); народная масса - объект принуждения. Апофеозом тоталитаристских социальных мутаций является новый тип человека, известный как "советский человек", или "хомо советикус".
Сближает различные разновидности тоталитаризма схожесть их социокультурных корней. Фашистские партии были выпестованы в недрах социалистического рабочего движения, не случайно в название своей партии гитлеровцы оставили слова "социалистическая" и "рабочая". Та же социальная база была у большевиков. Коммунизм и фашизм утверждают коллективизм, осуждая буржуазный индивидуализм, являющийся сердцевиной либерально-демократической доктрины. Известно, что Риббентроп после возвращения из Москвы в марте 1940 г. признался: "Я чувствовал себя в Кремле словно среди старых партийных товарищей".
Какими средствами пользовался тоталитаризм для самоутверждения?
Средства утверждения тоталитаризма делятся на материальные и духовные. Материальные средства - это, во-первых, партия "нового типа", состоящая из дисциплинированных и решительных членов, готовых насилием и трудом, правдами и неправдами самоотверженно добиваться поставленных целей; во-вторых, мощный репрессивный аппарат (ЧК, ОГПУ, КГБ, гестапо, СС, СД, концлагеря, массовые убийства, "ночи длинных ножей" и т.п.), физически устраняющий противников режима или недостаточно преданных Вождю и поддерживающий атмосферу страха, деморализующую общество.
Духовными средствами тоталитаризма являются:
• идеология, способная укорениться в массовом менталитете и заменить закон и нравственность;
• идеологизированные духовно-производственные социальные институты, прежде всего: образование, литература, искусство, философия, общественные науки;
• управляемые партийно-государственными органами коммуникационные институты, а именно: пресса, радиовещание, кино, книгоиздание, библиотеки, музеи, клубы.
Итак, тоталитаризм вызывает существенные преобразования в социально-экономическом и политическом устройстве общества, наглядными проявлениями которых являются: тотальный контроль общественной жизни, массовый культ вождя, монополия догматизированной идеологии, воинствующий милитаризм. Очевидно, что эти изменения возможны только при условии превращения социально-коммуникационных институтов в "опорные пункты" тоталитарной идеологии, пропагандистские и идейно-воспитательные центры. Тоталитаризм немыслим без мощнейшей пропагандистской машины, располагающей индустриальной коммуникационной базой XX века. Правомерно сказать, что для тоталитарного режима социальная коммуникация - одно из его главнейших духовных орудий. Неслучайно школы и театры, библиотечные и клубные учреждения буквально с первых дней советской власти сделались предметами пристального внимания большевиков. Можно сказать, что коммуникационные институты России оказались в железных объятиях тоталитаризма, вырваться из которых они не могли, а часто и не хотели.
На рис. 9.3 представлена схема тоталитарной индустриальной ОКС. Если ее сравнить с либерально-демократической схемой (рис. 9.2), то нельзя не обратить внимание на следующие их различия:
• публика в либерально-демократической схеме выступает как равноправный партнер коммуникационных служб, предлагающий последним социальный заказ (субъект-субъектные отношения); тоталитарная схема превращает публику в пассивный объект манипулирования (субъект-объектные отношения);
• монопольным хозяином коммуникационной системы в тоталитарном государстве являются идеологические органы, диктующие подлежащие пропаганде идеи, имена, события и осуществляющие всеобъемлющую цензуру; в либерально-демократической схеме подобного хозяина нет;
• либерально-демократическая ОКС строится на основе правовых норм и законов гражданского общества, а тоталитарная система приводится в действие директивами руководящих органов;


Рис.9.3. Схема тоталитарной индустриальной ОКС

• включение репрессивных органов в структуру общественной коммуникационной системы - свидетельство аморального коммуникационного насилия в тоталитарном государстве;
• менеджеры, руководящие СКИ в либерально-демократической системе, существенно отличаются по квалификационным характеристикам от своих коллег в тоталитарных СКИ, которые зачастую являлись номенклатурными представителями идеологических органов, подбирались и утверждались ими; различны также требования к рядовым работникам и исполнителям.

9.4.3. Тотальная цензура. Опыт Советского Союза
Одним из существенных признаков тоталитаризма, как уже отмечалось, является тотальный (всеобъемлющий) контроль всех сторон общественной и личной жизни. В области социальной коммуникации этот контроль осуществлялся посредством тотальной цензуры. Тотальная цензура - это запретительная цензура, охватывающая все виды и уровни коммуникации (от массовой коммуникации и научной информации до частной переписки и приватных бесед), все коммуникационные службы (от начальной школы и университетов до детских библиотек и Выставки достижений народного хозяйства), все виды документов (от технических листков, почтовых марок, значков, спичечных коробков до многотомных собраний сочинений). Тотальная цензура - результат практической реализации ленинского принципа партийности. Проследим основные этапы становления и развития тотальной цензуры в Советском Союзе.
1. Октябрь 1917-1921 гг. - подавление буржуазной (кадетской, эсеровской) печати посредством карательных мер: закрытие редакций, лишение бумаги, арест сотрудников, уничтожение тиража.
Одним из первых актов Советской власти был подписанный В.И. Лениным Декрет о печати, опубликованный 27 октября 1917 г., буквально на следующий день после революционного переворота. Декрет гласил: "Всякий знает, что буржуазная пресса есть одно из могущественных орудий буржуазии..., оно не менее опасно, чем бомбы и пулеметы... Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены: для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно широкому и прогрессивному в этом отношении законодательству". Декрет гласил, что поводами для закрытия органов печати могли быть: "призыв к открытому сопротивлению и неповиновению рабочему и крестьянскому правительству", распространение "сеющих смуту, клеветнических слухов" и т. п. Подобные поводы легко находились, и в октябре-ноябре 1917 г. было закрыто около 60 периодических изданий.
Для последовательной реализации декретированной политики 18 декабря 1917 г. постановлением наркомата юстиции был учрежден Революционный трибунал печати, имеющий право закрывать издания, конфисковывать типографии и т. п. На основании заключений трибунала органы ЧК применяли по отношению к журналистам такие меры, как лишение политических прав, заключение в тюрьму, ссылка, высылка из страны. Трибунал предписал всем газетам перепечатывать на первой полосе декреты и постановления советской власти, что закрепилось на долгие годы.
Из сотен независимых газет к лету 1918 г. осталось только 10. На издание книг, прикрываясь дефицитом бумаги, ввели лицензии, которые выдавались местными советами очень выборочно. Тем не менее издатели находили лазейки для выпуска в свет книг Н.А. Бердяева, П.А. Сорокина и других вольномыслящих интеллигентов.
Тоталитаризму, как известно, органически свойственно стремление к бюрократизации и централизации общественной жизни. Проявлением этого стремления является учреждение Госиздата РСФСР, образованного постановлением ВЦИК от 20 мая 1919 г. "в целях создания в РСФСР единого государственного аппарата печатного слова". В Госиздате были сосредоточены полиграфические мощности и бумага; он выпускал до 2/3 книжной продукции страны, а оставшаяся треть также издавалась с его ведома и разрешения. Госиздат регистрировал издательства, утверждал издательские планы, распределял бумагу. В дальнейшем он стал требовать на просмотр рукописи до их издания, т.е. взял на себя функцию предварительной цензуры. В роли цензоров Госиздата выступали Д. Фурманов, В. Брюсов, А. Серафимович.
Централизованное удушение печати привело к возникновению самиздата. По словам М. Цветаевой, произошло "преодоление Гутенберга", которое выразилось в том, что поэты стали продавать в книжных лавках "автографированные" книги, т. е. переписанные от руки собственные сочинения.
2. 1922-1932 гг. - становление советской цензуры. 6 июня 1922 г. декретом СНК РСФСР, подписанным А.И. Рыковым, было создано Главное управление по делам литературы и издательств - Главлит. Таким образом было восстановлено цензурное ведомство, ликвидированное в 1905 г. Главлит был подчинен Наркомпросу, и А.В. Луначарский не без кокетства заявлял: "Да, мы нисколько не испугались необходимости цензурировать даже изящную литературу". Декрет СНК гласил:
• С целью объединения всех видов цензуры печатных произведений учреждается Главное управление по делам литературы и издательств при Наркомпросе и его местные отделы при губернских отделах народного образования.
• На Главлит и его местные органы возлагается: а) предварительный просмотр всех предназначенных к опубликованию произведений, нот, карт и т. д.; б) составление списка произведений, запрещенных к опубликованию.
• Главлит воспрещал издание и распространение произведений: а) содержащих агитацию против Советской власти; б) разглашающих военные тайны республики; в) возбуждающих общественное мнение; г) возбуждающих национальный и религиозный фанатизм; д) носящих порнографический характер.
• Освобождаются от цензуры издания Коминтерна, коммунистическая партийная печать, издания Госиздата и Главполитпросвета, научные труды Академии наук (в 1926 г. этот пункт утратил силу).
* * *
• На Главлит возлагаются: надзор за типографиями, борьба с подпольными изданиями и их распространением, борьба с привозом из-за границы не разрешенной к обращению литературы.
• Зав. типографиями под страхом судебной ответственности обязаны неуклонно следить за тем, чтобы печатаемые в них типографиях произведения имели разрешительную визу Главлита.
9 февраля 1923 г. при Главлите был создан Комитет по контролю за репертуаром и зрелищами (Главрепертком). Ему принадлежало право разрешать к постановке драматические, музыкальные, кинематографические произведения. С 1926 г. предварительной цензуре стали подвергаться афиши, плакаты, пригласительные билеты, почтовые конверты, спичечные наклейки, граммофонные пластинки и даже стенные газеты. В 1927 г. появились уполномоченные Главлита на радиостанциях. В последующие годы сложный и разветвленный механизм тотальной цензуры был достроен до конца и введен в действие в масштабах всей СКС.
3. 1933-1955 гг. - годы тотального цензурного террора. В этот период ярко проявилась еще одна органическая черта тоталитаризма: способность добиваться массовой поддержки господствующей власти и успешно насаждать культ Вождя. Образовалась достаточно большая группа интеллектуалов, возвеличивающих "великого отца и учителя", "гения всех времен и народов" и разжигающих ненависть к "врагам, которые не сдаются". С 1932 г. партия стала принимать меры для организации лояльных режиму деятелей искусства и культуры в творческие союзы, исповедующие доктрину социалистического реализма. Свобода творчества, вырвавшаяся за рамки этой доктрины, как показали примеры многочисленных репрессий, может быть опасной для художника. Поэтому появилось новое, чуждое классической русской интеллигенции явление - самоцензура.
Писатели, журналисты, художники, композиторы, ученые научились "наступать на горло собственной песне", если она получалась несозвучной тотальному хору. Эмигрант "третьей волны" Анатолий Кузнецов (1929-1979) назвал самооценку "уродливой и неизбежной формой надругательства над самим собой". Он вспоминал: "Однажды, еще будучи "советским писателем", я испытывал величайшее счастье писать без внутреннего цензора, но это потребовало от меня огромных усилий, дабы сбросить цепи и стать полностью свободным... Вечерами я запирал дверь, чтобы абсолютно удостовериться в том, что никто не может ни видеть меня, ни слышать меня - совсем как герой романа Оруэлла "1984". И после этого я позволял себе писать все, что мне вздумается. В итоге я написал нечто столь неортодоксальное и столь "подрывающее основы", что немедленно закопал написанное в землю, ибо в мое отсутствие дом мой часто подвергался обыску. Я считаю, что тогда написал лучшее из всего, мною написанного. Но это было столь необычно, настолько дерзко, что и по сей день я не решаюсь показать написанное даже самым близким моим друзьям"128.
Благодаря неформальной самоцензуре создалась такая обстановка, что формальная государственная цензура сделалась не столь потребной, как раньше. Получился парадокс: в сгущающейся атмосфере страха и насилия 30-х годов коммуникационное насилие стало как бы ослабевать. И вот с 1937 года цензура в СССР испарилась! В отличие от прошлых лет, никаких упоминаний о Главлите и его органах в открытой печати не встречается. Конечно, тоталитаризм вовсе и не думал отказаться от услуг цензурного ведомства, оно продолжало свою деятельность с тем же, даже еще большим размахом, но только имя его было засекречено, точнее, знали о нем те, кому положено по службе. В течение более чем 20 лет страна жила под гнетом цензурного террора, а имя террориста вслух не произносилось.
О бдительности Главлита свидетельствуют архивные изыскания А.В. Блюма, недавно обнародованные129. В "Материалах" Главлита о вредительстве в печати" (1937 г.) говорится: "Враги плодили антисоветские опечатки, придумывали всякие гнусности, используя газету как трибуну для антисоветской агитации... Например, в газете "Спартак" (Ленинград) дана была такая "опечатка": "мелкий тоскливый вождь сеял над зеркальным прудом стадиона" (вместо "дождь")... И эти подлые ухищрения газетных вредителей иногда удаются благодаря беспечности некоторых редакторов и работников цензуры".
Интересна "Сводка важнейших изъятий и задержаний", произведенных органами Главлита:
• В либретто "Маскарад" вместо "великосветской черни" набрано "великосоветской". Корректор был снят с работы.
• В газете "Челябинский рабочий" напечатано "достигнутые за 19 лет под куроводством (вместо "руководством") партии Ленина-Сталина". Дело передано в НКВД.
• В радиовещании 14 ноября в детской передаче "Октябрьские звездочки" имелась такая фраза: "Самым большим желанием у меня было побывать в Мавзолее и увидеть Вас, товарищ Сталин".
Засекреченный Главлит активно проявлял себя в кампаниях библиоцида и организации спецхранов. Главлитом разрабатывались списки литературы, подлежащей изъятию из общедоступных библиотечных фондов. Списки обреченной литературы насчитывали несколько тысяч наименований. В 30-е годы подлежали уничтожению все произведения "врагов народа" - Бухарина, Пятакова, Рыкова, Троцкого, Зиновьева, Каменева, Тухачевского.
Мало того, изымались книги, где имелись написанные ими предисловия или просто уважительное упоминание о них.
В 60-е года "Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети" насчитывал 15 тысяч названий. В том числе: программа и устав Российской Коммунистической партии (Л., 1926); В.И. Ленин в Октябре и первые дни Советской власти (М?Л., 1934); 50-летие В.И. Ульянова-Ленина (1870 ? 23 апреля 1920). Речи и стихи, произнесенные на празднике в его честь 23 апреля 1920 г. в помещении Московского комитета (М., 1920); юбилейный альбом в связи с 70-летием И.В. Сталина; сочинения Есенина, Бабеля, Фурманова, Волошина; книга О. Бергольц говорит Ленинград (Л., 1946); даже Л.Б. Хавкиной Руководство для небольших и средних библиотек (все издания по 1930 г. включительно).
В крупнейших библиотеках "репрессированная" литературы попадала в "спецхраны", в массовых библиотеках либо сжигалась, либо пропускалась через бумагорезательные машины типографий. Библиоцид - подлинное преступление против отечественной истории и культуры - неизменный спутник тоталитаризма. В фашистской Германии книги сжигались на площадях, в Советском Союзе они уничтожались без публичной огласки.
Таким же специфическим для тоталитарной СКС явлением являются библиотечные спецхраны. Особенно богатыми был специальные хранилища Библиотеки имени В.И. Ленина, Государственной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеки Академии наук СССР. Эти хранилища в 80-е годы насчитывали более 300 тыс. томов и включали следующие виды изданий: "приказная" литература, изъятая по письмам Главлита (около 20 тыс.); зарубежная немарксистская философия и некоммунистическая политическая и публицистическая литература; зарубежные газеты; русская антибольшевистская литература и эмигрантские издания; издания первых лет Советской власти; ведомственные советские издания с грифом ДСП (для служебного пользования); порнографическая литература.
Массовая передача книг из открытых фондов в спецхраны происходила дважды: в 1935-1938 гг. в связи с разгромом партийной оппозиции и в 1948-1953 гг. в связи с политическими процессами "Ленинградское дело", "Дело врачей", борьбой с космополитизмом и формализмом в науке, культуре, искусстве. В 1953 и 1959 гг. были изъяты из общих фондов все книга Л.П. Берии и участников антипартийной группировки В.М. Молотова, Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича. В 60?80-е гг. та же участь постигла произведения эмигрантов третьей волны (В.П. Аксенов, В.Н. Войнович, А.А. Галич, А.А. Зиновьев, В.П. Некрасов, А.И. Солженицын и др.)130.
4. 1956-1964 гг. Несмотря на некоторое смягчение тоталитарного давления на общество, цензурное ведомство не уменьшало свою активность. Причем, идеологи КПСС и чиновники Главлита иногда оказывались более "партийно выдержанными", чем классики марксизма-ленинизма, основатели и руководители партии. В собрание сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, подготовленное в это время, не вошли такие "радикальные" сочинения как "История тайной дипломатии XVIII века", речи и статьи о Польше. В полное собрание сочинений В.И. Ленина не попали свидетельские показания В.И. Ленина по делу о провокаторстве Р.В. Малиновского, его многочисленные письма Зиновьеву, Каменеву, Рыкову, Троцкому и другим "врагам народа". Совершенно парадоксальный казус произошел с докладом Н.С. Хрущева на XX съезде КПСС, посвященном культу личности Сталина. Текст этого доклада сразу стал известен во всем мире, до советского же читателя он дошел только 33 года спустя.
5. 1965-1985 гг. - двадцатилетие "застоя", которое характеризуется новым "похолоданием" духовного климата в стране. В это время появляются акты открытого протеста, ширится, несмотря на репрессии, диссидентское движение, активизируется самиздат. Самиздат - специфическое коммуникационное явление, которое уместно рассмотреть в настоящем разделе.
По легенде, название "самиздат", пародирующее общеизвестный "Госиздат", было придумано поэтом-диссидентом Н. Глазковым для обозначения рукописной литературы, распространяемой нелегально. "Самиздатовскому" произведению присущи три отличительных признака: во-первых, это литературное произведение, зачастую имеющее высокие художественные достоинства; во-вторых, оно тиражировалось путем переписки (машинописи, копирования) и в силу этого относится не к современной индустриальной книжности, а к догутенберговской рукописной книжной культуре; в-третьих, нелегальный и наказуемый способ распространения вне официально контролируемых формальных коммуникационных каналов. Объединяя перечисленные признаки, получаем следующее определение - самиздат - способ (система) нелегального (неформального) распространения рукописной литературы.
Слово "самиздат" - советский неологизм, но фактически "самиздатовское" производство всегда сопровождало официально признанное издательское дело. Предшественниками советского самиздата являются:
• еретические сочинения, апокрифы, травники, сонники и т.п. отвергнутые цензурными властями;
• бесцензурные политические трактаты, в том числе "вольная печать", основоположником которой в России был А.И. Герцен;
• порнография и морально неприемлемая эротика; российским классиком этого жанра является И.С. Барков (1732?1768)131.
Среди авторов досоветского русского "самиздата" - протопоп Аввакум, А. Пушкин, М. Лермонтов, А. Грибоедов, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Л. Толстой. Произведения этих авторов, несмотря на рукописную форму, становились литературными фактами, а тиражи их превосходили типографские. В советское время ходили в списках сочинения В. Короленко, А. Платонова, М. Булгакова, О. Мандельштама, С. Есенина, А. Солженицына, записи судебных процессов Бродского, Синявского и Даниэля. Более пятнадцати лет выходил самиздатовский бюллетень "Хроника текущих событий". За рубежом самиздатовские художественные и публицистические произведения издавались в качестве серий, например, "Архив Самиздата" (издательство радиостанции "Свобода", Мюнхен), "Библиотека Самиздата" (Амстердам, Фонд имени Александра Герцена), "Вольное слово" (издательство "Посев", Франкфурт на Майне).
Самиздат - не самостоятельный, а дополнительный коммуникационный канал, служивший для обхода цензурных барьеров официальной власти. Потребность в подобном "обходном" канале тем выше, чем жестче цензурный гнет. Привлекательность самиздатовских документов не только в обсуждении запрещенных тем и получении официально не распространяемых сведений, но и в непосредственности общения автора и читательской аудитории, без редакторских правок или цензурных изъятий. Правда, при переписывании манускриптов возможны искажения и ошибки, но они имеют частный характер и с ними можно примириться. Другой, более серьезный дефект самиздата состоит в том, что по рукам ходит множество фальшивок и совершенно бредовых документов, избавиться от которых невозможно.
Сущность политического самиздата застойных лет тоталитаризма хорошо выразил изгнанный в 1976 г. из страны выдающийся философ, мыслитель и писатель А.А. Зиновьев (род. 1925 г.) в стихотворении "Мое издательство".
Допустим, в душе у тебя накипело.
Решение пачкать бумагу приспело.
Не мешкай в сомненьях. Исполнить спеши.
Забудь о цензуре. Что вздумал - пиши.
Но вот ты закончил последнюю строчку,
Но вот ты поставил последнюю точку.
Что дальше? Представь, что твой труд есть солдат
Скомандуй ему: шагом марш в "самиздат"!
И чудо великое вмиг сотворится.
Дитя твоей мысли в борца превратится.
***
Годы пройдут и потомки когда-то
Откроют останки бойца "самиздата".
И скажут... Ну, скажут, конечно, муру.
Я лично потомков в расчет не беру.
Если случается, высижу что-то,
Птенцов отдаю "самиздата" заботам.
Потом узнаю я случайно, что вроде
Они еще живы, они где-то бродят.
Обидно, никто не поверит, что эти
Бродяги-стихи суть родные мне дети132.
Главными потребителями самиздата были гуманитарная интеллигенция и студенчество, но не только они. Во всех грамотных социальных группах имелся самиздатовский репертуар, соответствующий их культурным и коммуникационным запросам. Есть произведения самиздата, интересующие всех, например, рецепты народной (восточной) медицины, частная жизнь кинозвезд и политиков, преступный мир и т. п.
Бесцензурная советская литература, помимо самиздата, включала еще и тамиздат. Тамиздат представлял собой способ публикации за рубежом произведений печати, отвергнутых советской цензурой. Первый прецедент Тамиздата - публикация в Милане романа Б.Л. Пастернака "Доктор Живаго" в 1957 г. В 1966 г. А. Синявский и Ю. Даниэль подверглись судебному преследованию за их "тамиздатовские" произведения, вышедшие под псевдонимами. Роль тамиздата выполняли многочисленные эмигрантские журналы ("Грани", "Континент", "Новый журнал", "Время и мы", "Вестник РХД", "Стрелец", "Эхо" и др.), а также книжные издательства США, Франции, Англии, ФРГ. Кроме современников, эти издательства выпускали в свет книги А. Ахматовой, М. Булгакова, Вяч. Иванова, Д. Хармса, А. Введенского, Н. Олейникова, которые не публиковались в СССР. Наконец, зарубежные русские издательства публиковали писателей-эмигрантов, живущих за рубежом.
Публикации тамиздата поступали в спецхраны крупнейших советских библиотек, доходя таким образом до русского читателя.
Самиздат и тамиздат, помимо политического и социально-психологического аспектов, имели еще аспект экономический. Дело в том, что торговля продукцией самиздата и тамиздата стала одной из первых зон рыночного предпринимательства. Стихийно установился маркетинговый порядок производства и сбыта продукции, круг клиентов, связь с поставщиками. Цены устанавливались по законам свободного рынка. На нелегальном книжном рынке, как и на советском государственном рынке, царил дефицит, а обладание самиздатом или тамиздатом было одним из видов престижного потребления, символом принадлежности к культурно-оппозиционной элите.
Не случайно в процессе перехода к рыночной экономике первыми независимыми издателями стали бывшие диссиденты и активисты самиздата. В 1985-1987 гг. самиздат легализовался. Ему не нужна была реклама, он имел налаженные связи с производителями и запас продукции, поэтому легко добился лидерства на книжном рынке. Благодаря зарубежным связям, самиздатовские предприниматели перешли на компьютерную полиграфию и заказные типографские издания. Чтобы сохранить привлекавший читателей имидж в конце 80-х годов стали практиковать стилизацию самиздата, имитируя внешние формы самодельных брошюрок и журналов. В это время спрос на самиздатовскую и тамиздатовскую литературу достиг максимума. В 90-е годы интерес к диссидентству и советскому самиздату пошел на убыль. Можно констатировать завершение истории советского самиздата и тамиздата133.
Однако мы забежали вперед. В 1965-1985 гг. самиздат и тамиздат играли очень важную роль в духовной жизни страны. Благодаря самиздату была спасена честь русской литературы, деформированной социалистическим реализмом. Между тем дряхлеющий советский тоталитаризм продолжал беспомощные попытки противопоставить вольной самиздатовской мысли подцензурную идеологическую догматику. Ю.В. Андропов в 1983 г. призвал даже к пропаганде, нацеленной против вражеского свободомыслия. Но тотальная цензура, как и советский тоталитаризм в целом, были исторически обречены.
Хронологической вехой падения тоталитарной цензуры является август 1990 г., когда вступил в силу Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации". Под средствами массовой информации - уточняется в Законе - понимается периодическое издание (газета, журнал, альманах, бюллетень и т. д.), радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроника и т. п. Цензура массовой информации, т. е. требование со стороны должностных лиц, государственных органов или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а также наложение запрета на распространение сообщений и материалов, - не допускается. Не допускается также создание и финансирование организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи которых входит осуществление цензуры.

9.5. Выводы
1. Существуют нормативные и учрежденские коммуникационные институты. Нормативные институты (естественный язык, фольклор, искусство, народные традиции и народные промыслы) представлены во всех общественных коммуникационных системах; они базируются на четырех исходных коммуникационных каналах. Рукописная и мануфактурная ОКС обогатились коммуникационными службами, обеспечивающими функционирование каналов письменности и книгопечатания; эти ОКС представляли собой суммативные системы. Индустриальная ОКС является структурированной системой систем, включающей нормативные институты, социальные службы и институты, доинституционные службы.
2. Социально-коммуникационный институт - это элемент индустриальной ОКС, представляющий собой формально учрежденную, т. е. имеющую свой орган управления, совокупность организационных и технологических систем, обладающую определенным, социально признанным назначением. Различаются кумулятивные и некумулятивные СКИ.
3. Всем коммуникационным явлениям - от устной коммуникации до индустриальной ОКС свойственны две основополагающие сущностные функции - коммуникационно-пространственная и коммуникационно-временная. На базе этих функций в документных системах развиваются дополнительные сущностные функции: ценностно-ориентационная, формирования документных потоков, поисковая.
4. Поскольку сущностные функции социально-коммуникационных институтов не зависят от социально-культурных, экономических, политических условий в пределах индустриальной неокультуры, они остаются одними и теми же в либерально-демократическом обществе и в тоталитарном обществе. Зато коренным образом различаются их прикладные функции.
5. Социально-коммуникативные права и свободы являются важнейшей частью международно-признанных прав человека.
6. Главная организационная особенность либерально-демократической схемы ОКС - субъект-субъектные отношения между публикой и социально-коммуникационными институтами.
7. Ленинский принцип партийности - руководящий принцип коммуникационной деятельности всех институтов и служб советской ОКС. Главная организационная особенность тоталитарной схемы ОКС заключается в субъект-объектных отношениях между идеологическими органами и СКИ, которые трансформируются в субъект-объектные отношения между СКИ и Публикой. В результате получается иерархическая административно-командная система.
8. Тоталитаризм невозможен без массированного коммуникационного воздействия на сознание людей. В Советском Союзе за время его существования получен уникальный опыт тотальной цензуры, который показал как силу, так и ограниченность коммуникационного насилия.
9. Принципиальные различия между либерально-демократической и тоталитарной ОКС наглядно проявляются при сопоставлении их характеристик в табличном виде (таб. 9.2)
Таблица 9.2


п/п


Характеристика

Либерально-демократическая
ОКС

Тоталитарная ОКС

1.

Основополагающий принцип

Свободное
предпринимательство

Принцип
партийности

2.

Попечитель-
владелец учреждений
Государство,
общества,
частные лица
Партийно-государственная монополия
3.

Отношение Попечитель/СКИ

Субъект-субъектное, кооперация

Субъект-объектное, административно-командное
4.

Отношение СКИ/Публика
Субъект-субъектное, маркетинговое
Субъект-объектное, манипулятивное
5.

Схема управления

Самоуправление, децентрализованная
Иерархическая, централизованная
6.

Критерии эффективности
Рыночная конкуренция

Идеологическая выдержанность

10. Terra incognita социально-коммуникационных институтов включает следующие проблемы:
• Многоаспектная типологизация институтов и служб, входящих в различные общественные коммуникационные системы (ОКС).
• Разработка функционального подхода к ОКС, раскрывающего динамику сущностных и прикладных социальных функций в связи с эволюцией коммуникационных систем.
• Нуждается в дальнейшем развитии системный подход к индустриальной ОКС, представляющей собой сложную структурированную систему систем. Этот подход должен раскрыть элементный состав этой системы, отношения между элементами, конфигурацию, т.е. состав подсистем.
• Какова возможная функционально-структурная конфигурация мультимедийной ОКС? Какие органы управления могут возникнуть в этой конфигурации? Сохранятся ли социально-коммуникационные права и свободы в мультимедийных ОКС?
• Возможно ли возрождение в будущем тоталитарных принципов и схем функционирования социально-коммуникационных институтов?

Литература
1. Бабиченко Д.Л. Писатели и цензоры. Советская литература 1940-х годов под политическим контролем ЦК. - М.: ИЦ "Россия молодая", 1994. - 173 с.
2. Блюм А.В. За кулисами "Министерства правды". Тайная история советской цензуры. 1917-1929. - СПб.: Академический проект, 1994. - 320 с.
3. Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора. 1929? 1953. ? СПб.: Академический проект. 2000. ? 312 с.
4. Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 - начало 90-х годов). - М.: Изд-во МГУ, 1996. ? 207 с.
5. Панкратов Ф.Г., Серегина Т.К., Шахурин В.Г. Рекламная деятельность: Учебник. - М.: Маркетинг, 1998. - 244 с.
6. Почепцов Г.Г. Информационные войны. - М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2000. ? 576 с.
7. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учеб. пособие. ? М.: Изд-во МГУ, 1995. ? 94 с.
8. Тульчинский Г.Л. Public relations. Репутация, влияние, связи с прессой и общественностью, спонсорство. - СПб.: СПбГАК, 1994. ? 80 с.
9. Яковлев И.П. Паблик Рилейшенз в организациях. - СПб.: Петрополис, 1995. - 148 с.

10. СОЦИАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ
КАК ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ
НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

10.1. Система социально-коммуникационных наук
Методология научного познания предписывает различать объекты и предметы науки. Определив социальную коммуникацию как движение смыслов в социальном пространстве и времени, что мы определили: объект или предмет метатеории социальной коммуникации? Поясним суть вопроса.
Объект познания - это некоторая часть материального или нематериального мира, существующая независимо от нашего знания о ней. Мы можем только назвать объект, перечислить его внешние отличительные признаки, и этих априорных знаний достаточно для того, чтобы начать в принципе бесконечное изучение этого объекта.
Но охватить зараз объект в целом, во всех его многообразных связях и отношениях, с учетом его бесчисленных свойств и аспектов, невозможно. Поэтому разные науки (теории, учения), изучающие данный объект, выделяют одну или несколько его граней, на которые направляется познающая мысль. Эти грани выбираются исследователем не произвольно, а в зависимости от его научных установок и называются предметом познания. Так, химика интересует вещественный состав данного объекта, а историка - история его развития.
Предмет познания существует не в объективной действительности, а в сознании познающего субъекта. Это часть наших априорных знаний об объекте. Предмет познания не содержится в познаваемом объекте, а формируется путем абстрактного мышления исследователя, исходя из традиций и методологии данной науки (теории, учения). Поскольку всякий объект содержит бесконечное количество граней, процесс его познания бесконечен, и можно сформулировать сколь угодно много предметов для наук (теорий, учений), которые могли бы изучать этот объект. Поэтому такие сложные и важные для нас объекты, как Земля, человек, общество изучаются многими десятками наук. Так, человеческое общество изучают экономика, политология, история, социология, этнология, археология, филология, социальная психология, языкознание, этика, культурология, искусствознание, социальная философия и пр. Науки, изучающие один и тот же объект, различаются предметами, и предмет экономики, конечно, совершенно другой, чем предмет социальной психологии, хотя объекты их совпадают.
Определение социальной коммуникации, сформулированное в разделе 1.1., есть описание объекта, существующего в реальной действительности независимо от каких-либо наук. Движение смыслов в социальном пространстве и времени возникло естественным путем в ходе становления и развития человечества (антропогенеза), оно является, как говорят философы, онтологически объективным.
Теперь произведем систематизацию наук по онтологическим объектам их исследования. Таких объектов оказывается четыре - это четыре самостоятельных, но взаимосвязанных мира: X - природа, данная нам в ощущениях; Y - умозрительно постигаемые смыслы; I - личностный психологический мир; S - социальная реальность. Соответственно образуются четыре комплекса научного знания:
X - естественные науки (естествознание);
Y - обобщающие, умозрительные науки;
I - человековедческие науки;
S - обществоведческие науки.
Эти комплексы пересекаются друг с другом, создавая подкомплексы интегральных стыковых наук. Такими подкомплексами являются:
IX - биогуманитарный подкомплекс - науки, изучающие грани соприкосновения естественной природы и личностной субъективной реальности;
IS - культуроведческий подкомплекс - науки, объектом которых являются личность и общество в их взаимосвязи;
SX - подкомплекс технических наук, объект которых - преобразование природы в интересах общества.
Науки, изучающие один и тот же онтологический объект и образующие перечисленные комплексы и подкомплексы научного знания, ограничиваются друг от друга, как уже было сказано, по предмету познания. Перечислим некоторые из этих наук.
X. Естественные науки: астрономия, геология, механика, физика, химия, биология и многие другие. В свою очередь эти науки делятся в процессе научной дифференциации на более конкретные дисциплины, образуя циклы астрономических, геологических и т.д. наук.
Y. Обобщающие (умозрительные) науки оперируют дематериализованными смыслами, которые не привязаны к явлениям, воспринимаемым органами чувств. Таких наук, точнее - научных циклов, можно назвать три: философия, богословие, математика. Как выразился В.В. Бибихин, "всякая философия чревата вещами невидимыми, однако существующими более надежным и неотменимым существованием, чем наблюдаемые вещи"134.
I. Человековедческие науки, предметами которых служат разные стороны человеческой личности как таковой, оказываются немногочисленными. Это - психология личности, педагогика, психиатрия, акмеология, валеология, геронтология, педиатрия. Зато именно человек является неисчерпаемым объектом искусства.
S. Обществоведческие науки гораздо многочисленнее и образуют развитые научные циклы: лингвистика, литературоведение, журналистика, филология, эстетика и искусствознание, этика и юриспруденция, история, политология, социология, экономика, социальная психология.
IX. Биогуманитарные науки - медицина, физиология человека, биологическая антропология, изучающая биологическую эволюцию хомо сапиенс, этнопсихология, психогенетика.
IS. Культуроведческие науки - культурология (общая теория культуры), социология культуры, история культуры, археология, семиотика, этнология, или культурная (социальная) антропология, книговедение, теория массовой коммуникации, библиотековедение и другие прикладные науки о документных коммуникациях.
SX. Технические науки - автоматика, вычислительная техника, информатика, радиотехника, телевидение, телефония и телеграфия, радиолокация и радионавигация, полиграфическая техника.
Социальная коммуникация как движение смыслов в социальном пространстве и времени локализована в объектах S и I, т.е. в общественной жизни и в личностном психическом мире. С развитием научного познания, как показано во Введении, проблематика социальной коммуникации начинает занимать все более значительное место в предметах обществоведческих, человековедческих наук и соответствующих подкомплексах интегральных стыковых наук. Более того, есть основания считать некоторые из научных дисциплин социально-коммуникационными науками по существу, ибо они изучают не что иное, как различные грани коммуникационной деятельности, разновидности коммуникационных каналов и социально-коммуникационных институтов. Перечислим эти частные социально-коммуникационные дисциплины.
Из числа человековедческих наук в систему социально-коммуникационного знания входят:
1.1. Психология общения. Лидер этой дисциплины А.А. Леонтьев определил ее следующим образом: "Психология общения - это раздел общей психологии, предметом которого является психологическая специфика процессов общения, рассматриваемых под углом зрения взаимоотношений личности и общества" (Леонтьев А.А. Психология общения. - М., 1997. - С. 13). В центр человеческого общения Леонтьев ставит речевую деятельность, поэтому в психологии общения центральное место отводится психолингвистике.
1.2. Педагогика - одна из старейших прикладных коммуникационных дисциплин, которая в поисках научной глубины все больше осознает себя коммуникационной наукой. Как известно, педагогическая деятельность представляет собой единство обучения (передача молодежи знаний, умений, навыков, хранящихся в национальном культурном наследии) и воспитания (направленное формирование умственных, этических, эстетических, физических качеств учащихся). Некоторые авторы обращаются к понятию "педагогическое общение" и описывают обучение как "взаимодействие таких трех главных компонентов: преподаватель - содержательная учебная информация - учащийся (учащиеся)" (Орлов В.И. Знания, умения, навыки и обучение. - М., 1995. - С. 18). В связи с компьютеризацией педагогического процесса появился термин "педагогическая информатика", но термин "коммуникация" пока не вошел в педагогический лексикон. Несмотря на это, вполне очевидно, что педагогическая деятельность - это специально организованная коммуникационная деятельность, целью которой является обучение и воспитание учащихся. В роли коммуниканта здесь выступает педагогический коллектив, а в роли реципиентов - группы учащихся. Согласно рис. 2.2 имеет место форма коммуникационной деятельности Гy Г - мидикоммуникация на групповом уровне.
1.3. Коммуникационная проблематика активно разрабатывалась в психоанализе: коммуникационное взаимодействие Эго, Ид (Оно), Суперэго (3. Фрейд), коммуникабельность психологических типов (К. Юнг), "подлинное общение" в социальной группе (К. Роджерс).
Из состава обществоведческих наук к социально-коммуникативной системе относятся:
S.1. Лингвистика, изучающая знаковые средства устной коммуникации, правда, преимущественно вербальные; невербальные знаки - объект паралингвистики.
S.2. Литературоведение имеет своим предметом один из документных каналов, обеспечивающих трансляцию плодов словесного творчества; особенно ярко коммуникационный подход выражен в структурном литературоведении.
S.3. Искусствознание изучает документные и недокументные каналы распространения эстетических смыслов, пытаясь постичь таинственные законы воздействия произведений искусства на публику. А.А. Леонтьев справедливо подчеркивает: "непременным условием художественного ощущения является то, что художник (коммуникатор) сообщает зрителю, читателю или слушателю (реципиенту) нечто такое, что позволяет этому последнему подняться над самим собой, получить от соучастия в художественном общении больше, чем он имел до этого общения... Искусство есть - с точки зрения реципиента - средство развития его личности, а не просто носитель какой-то информации. Искусство должно быть понятно зрителю: но если оно только понятно, это не искусство"135.
S.4. Журналистика бесспорно представляет собой прикладное социально-коммуникационное учение. Здесь аргументы излишни.
Социологию и социальную психологию нельзя, конечно, считать социально-коммуникационными науками, но проблематика социальной коммуникации выражена в них довольно отчетливо и привлекает все большее внимание. В рамках социологии оформляется социология коммуникации, а в социальной психологии, благодаря трудам Б.Д. Парыгина общение становится основополагающей категорией. Не случайно в разделе 2.4. мы квалифицировали общение как социально-психологическую и коммуникационную категорию. Вывод о том, что коммуникационная деятельность есть духовное общение социальных субъектов, имеет принципиальное значение для правильного понимания соотношения между общением и коммуникацией.
Стимулом для роста заинтересованности фундаментальной социологии и социальной психологии в коммуникационной проблематике явилось бурное развитие прикладной коммуникационной деятельности, востребованной политикой и бизнесом в конце XX века, а именно: рекламное дело, паблик рилейшенз, деловое общение, имиджмейкерство. Образовались эмпирические учения, предлагающие рекомендации профессиональным коммуникантам. Эти рекомендации нуждаются в социологическим и психологическом обосновании, которое могут дать лишь солидные академические дисциплины.
Культуроведческий кодкомплекс в системе социально-коммуникационных наук представляют:
IS.1. Социология культуры, изучающая практику общения различных социальных групп с социально-коммуникационными институтами: литература, театр, кино, библиотеки и др.
IS.2. Семиотика включает в свой состав семиотику социальной коммуникации (см. главу 6); ее вклад в социально-коммуникационную проблематику достаточно подробно охарактеризован нами и не нуждается в дополнительной аргументации.
IS.3. Книговедение изучает книжную культуру в историческом и современном аспекте.
IS.4. Теория массовой коммуникации своим названием показывает свою коммуникационную сущность. Именно массовая коммуникация с 30-х годов XX века (X. Ортега-и-Гассет) привлекает внимание культурологов.
IS.5. Другими прикладными культуроведческими дисциплинами, давно укоренившимися, подобно журналистике, в различных социально-коммуникационных институтах, являются: библиотековедение, библиографоведение, архивистика, музееведение, библиополистика (учение о книжной торговле), теория и практика литературного редактирования и книгоиздания.
Технические дисциплины, входящие в подкомплекс SX, изучают социально-коммуникационную проблематику в аспекте формирования и развития материально-технической базы социальной коммуникации. При этом они ориентируются на схему технической коммуникации (рис. 1.3), которая абстрагируется от смысла передаваемых сообщений. Однако важность технического обеспечения смысловой коммуникации достаточно очевидна, и перспективы становления мультимедийной электронной коммуникации придают этому обеспечению высокую актуальность и значимость.
Промежуточное положение между техническими и обществоведческими дисциплинами занимают научная информатика, изучающая научную коммуникацию и пути ее совершенствования за счет использования компьютерной техники и телекоммуникации, а также другие "информатики" (экономическая, педагогическая, военная и т. п.) (см. главу 7).
Наконец, обобщающие науки не могли обойти коммуникационную проблематику. Философия интересовалась этой проблематикой издавна, начиная со средневековой герменевтики, но подлинный ренессанс коммуникации в философии наступил в XX веке на фоне всеобщего разочарования в могуществе философской мысли.
М. Фуко даже заявил о смерти философии; его заявление созвучно настроениям П. Фейерабенда и Р. Рорти, которые считают безответственной и опасной претензию философии изрекать окончательные Истины. "Большие философы" рассматриваются как вымирающие представители уходящей эпохи. "Учителя мысли стяжали себе дурную славу" - написал Ю. Хабермас, имея в виду Гегеля, Канта и Маркса136. Современное поколение философов, подводя итоги XX столетия, приходят к выводу, что философия не должна передаваться абстрактным идеям и тем более навязывать их жизни, ибо это превратило бы ее в идеологическую репрессивную машину. Философия должна осмысливать общие основы человеческого бытия, не претендуя на то, что она видит и знает то, что недоступно ни научному, ни эстетическому, ни этическому, ни религиозному, ни обыденному познанию. Как возможно такое осмысление? Оно возможно, если философия возьмет на себя роль посредника, обеспечивающего сотрудничество между разными, обособленными формами познания. Всякое сотрудничество есть коммуникация, отсюда - приоритет коммуникационной проблематики в западной философии второй половины XX века. Перечислим наиболее авторитетные философские учения "коммуникационного направления".
• Аналитическая философия (философия анализа языка или лингвистическая философия) - Л. Витгенштейн, Р. Карнап, Дж. Мур, Дж. Остин, У. Куайн.
• Философская герменевтика - Г.Г. Гадамер, Э. Бетти, П. Рикёр, Л. Парейсон, Дж. Ваттимо.
• Экзистенциализм - К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, М. Мерло-Понти, Г. Марсель.
• Диалогический персонализм - М. Бубер, Э. Левинас (см. раздел 2.2).
• Структурализм: лингвистический структурализм (Н. Трубецкой, Р. Якобсон) (см. раздел 6.1); антропологический структурализм (К. Леви-Стросс, Л. Леви-Брюль); структурализм истории, "археология знания", раскрывающая механизм социальной памяти (М. Фуко); бессознательное, структурированное как язык (Ж. Лакан).
• Эпистемология (учение о научном познании) - научные революции (Т. Кун), критический рационализм К. Поппера с идеями "фальсификации научного знания" и "миром объективного знания".
• Теория символических форм Э. Кассирера, сводящая философию культуры к философии символизма; также семиотические разработки Ч. Морриса (см. раздел 6.1).
• Теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса (80-е гг.) утверждает, что коммуникативное поведение, рассчитанное на достижение взаимопонимания между людьми - единственный путь к разрешению социальных, национальных, культурных конфликтов, к самореализации личности, к противостоянию порабощающей человека власти.
Коммуникационная проблематика не чужда математике - достаточно вспомнить математическую теорию информации К. Шеннона. Не обошло ее своим вниманием и богословие. Но мы не будем углубляться в достижения этих наук, а подведем итоги сказанному.
Итак, вырисовывается довольно богатый и разнообразный по разработанности и научному статусу познавательный материал, раскрывающий разные грани социальной коммуникации. Но системы социально-коммуникационных наук нет, ибо нет системного взаимодействия между социально-коммуникационными дисциплинами. Правда, накоплен обширный "строительный материал" для создания подобной системы. Чего же не хватает? Не хватает обобщающей учения, метатеории, которая нарушила бы отраслевую замкнутость научных комплексов и подкомплексов и обеспечила бы обмен идеями, методами, достижениями и затруднениями между ними.
На рис. 10.1 приведена гипотетическая система социально коммуникационного знания, на фоне общей системы научного знания. Из всех комплексов и подкомплексов лишь естественные науки не затронуты коммуникационной проблематикой, и видимо, она им в принципе чужда.



Рис.10.1. Гипотетическая система социально-коммуникационных
наук (заштрихованная область) на фоне общей системы
научного знания

Сейчас слабо разработана эта проблематика в биогуманитарных науках, хотя потенциальные возможности имеются в медицине, в физиологии, может быть, где-либо еще. Мы назвали эту систему "гипотетической", потому что реально предъявить ее нельзя, она лишь формируется.

10.2. Общая характеристика метатеории
социальной коммуникации
Рис. 10.1. показывает, что метатеория социальной коммуникации занимает центральное место (служит ядром) системы социально-коммуникационных наук. Это ее положение в сфере научного знания обусловлено тем, что она является обобщающей теорией, а остальные дисциплины - частными обобщаемыми теориями социальной коммуникации.
Объектом метатеории является социальная коммуникация в целом, т. е. все виды, уровни, формы, средства и технологии движения смыслов в социальном времени и пространстве.
Предметом метатеории служат не конкретные социально-коммуникационные явления, а знания об этих явлениях, добытые частными теориями. Поскольку эти теории относятся к различным научным комплексам, метатеория социальной коммуникации приобретает статус межнаучной обобщающей теории.
Функции межнаучных теорий в системе научного знания заключаются в следующем. Помимо объяснительной, описательной и предсказательной функций, которые выполняются всеми научными теориями, метатеории имеют особые функции:
• трансляционную - перенос обобщенного знания из одной частной дисциплины в другую с целью углубления конкретных знаний и раскрытия общих фундаментальных закономерностей и принципов изучаемых предметов;
• стратегическую - ориентация в направлениях дальнейших научных поисков;
• терминологическую - упорядочение и согласование терминологических систем частных наук;
• практическую - содействие решению комплексных практических проблем, требующих участия специалистов разного профиля;
• методологическую - уточнение объекта, предмета, границ и условий применимости конкретных теорий;
• общенаучную - раскрытие содержания общенаучных категорий, входящих в аппарат метатеории; в данном случае - понятия социальной коммуникации и производных от него;
• мировоззренческую - содействие формированию профессионального мировоззрения специалистов (социально-коммуникационных работников).
Содержание метатеорий складывается из обобщения проблематики частных дисциплин, а также собственной проблематики, не затрагиваемой последними и связанной с выполнением стратегических, практических, методологических и общенаучных функций. Это содержание в общих чертах представлено в десяти главах настоящего издания.
Методическому аппарату метатеорий не свойственны такие методы эмпирического познания, как эксперимент и наблюдение, зато широко применяются методы сравнения, аналогии, типологизации, моделирования, формализации. Метатеории часто берут на вооружение общенаучные методологические подходы: системный, информационный, функциональный и др. Согласно определению метатеории, источниками знания, на основе которого она вырабатывает обобщающие закономерности, типологии, принципы, служит содержание частных дисциплин, как фундаментальных наук, так и прикладных учений.
В табл. 10.1. конкретизирована взаимозависимость между метатеорией социальной коммуникации и дисциплинами, входящими в систему социально-коммуникационных наук. Познавательная ценность этой таблицы в том, что она наглядно демонстрирует межнаучный статус метатеории социальной коммуникации и показывает распределение обобщаемых ею проблем между частными дисциплинами.
Таблица 10.1.
Метатеоретические проблемы и обобщаемое научное знание

п/п

Метатеоретические проблемы

Обобщаемое научное знание



Фундаментальные науки
Прикладные учения
1.

Смыслы и понимание
Философия: теория познания;
Психология понимания
?
2.

Коммуникационная деятельность

Психология общения;
Педагогика;
Теория массовой коммуникации;
Риторика

Культура речи;
Деловое общение;
Паблик рилейшенз; Рекламное дело; Конфликтология; Журналистика
3.

Социальная память

Культурология;
Книговедение;
Психология памяти;
Социальная психология
Библиотековедение; Архивоведение; Источниковедение; Музееведение
4.

Коммуникационные каналы

Лингвистика;
Литературоведение; Искусствознание;
Книговедение;
Теория информации
Библиографоведение; Библиополистика; Текстология; Телекоммуникация

5.

Эволюция социальных коммуникаций

История;
Культурология;
Антропология;
Археология
Палеография; Инкунабуловедение; Мемуаристика

6.

Семиотика социальных коммуникаций

Семиотика;
Структурная лингвистика; Структурное литературоведение; Этнология
Теория редактирования; Теория кодирования; Рекламное дело;
Тайнопись
7.

Социальная информация

Философия информации;
Теория информации

Научнаяин форматика; Компьютерная информатика
8.

Коммуникационные потребности

Общая психология;
Социальная психология;
Общая социология
Библиотековедение; Журналистика; Социология культуры
9.

Социально-коммуникационные институты
Общая социология;
Политология;
Социология культуры
Менеджмент

10.

Система социально-коммуникационных наук
Философия:
классификация наук; Науковедение
Библиотечно-библиографические классификации

10.3. Выводы
1. В настоящее время сложилась система социально-коммуникационных наук, включающая человековедческие, обществоведческие, биогуманитарные, культуроведческие, технические и обобщающие дисциплины. Это система охватывает как теоретическое, так и прикладное знание.
2. Благодаря развитию системы социально коммуникационных наук созрели условия для формирования обобщающей метатеории социальной коммуникации, объектом которой являются все виды, уровни, формы, средства и технологии социальной коммуникации в целом, а предметом - знание о социальной коммуникации, полученное частными дисциплинами.
3. Метатеория социальной коммуникации является межнаучной теорией и выполняет следующие особые функции: трансляционную, стратегическую, терминологическую, практическую, методологическую, общенаучную, мировоззренческую, которые обеспечивают консолидацию и дальнейшее развитие системы социально-коммуникационных наук.
4. Terra incognita. На рис. 10.1. система социально-коммуникационных наук названа "гипотетической", т.е. не обладающей статусом достоверного и общепринятого знания. Существование различных дисциплин, включающих в свой предмет те или иные коммуникационные проблемы, - факт несомненный. Однако эти дисциплины оторваны друг от друга и их лидеры не осознают общность изучаемого ими объекта, а именно - социальной коммуникации. Возможно ли установление научно-интеграционных связей между ними, которые преобразуют сумму знаний в системное знание? Вопрос остается открытым. Ясно одно, что без формирования обобщающей метатеории такое преобразование не возможно.

Литература
1. Абельс X. Интеракция, идентификация, презентация. Введение в интерпретативную социологию. - СПб.: Алетейя. 1999. ? 272 с.
2. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. - М.: Наука, 1984. - 268 с.
3. Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика. Теоретические концепции, проблемы, прогнозы. - М.: Изд-во МГУ, 1995. ? 270 с.
4. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учеб. пособие. ? М.: Изд-во МГУ, 1995. ? 294 с.
5. Рождественский Ю.В. Теория риторики: 2-е изд. - М.: Добросвет, 1999. ? 482 с.
6. Рязаев А.В. Парадигмы общения: Взгляд с позиций социальной философии. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1993. - 212 с.
7. Соколов А.В. Введение в теорию социальной коммуникации. - СПб.: СПбГУП, 1996. ? 319 с.
8. Сушков И.Р. Психология взаимоотношений. - М.: Ин-т Психологии РАН, 1999. ? 448 с.
9. Юзвишин И.И. Информациология или закономерности информационных процессов и технологий в микро- и макромирах Вселенной. - М.: Радио и связь, 1996. - 214 с.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Метатеория социальной коммуникации, обобщающая закономерности развития социально-коммуникационных явлений, обладает прогностическим потенциалом. Этот потенциал образуется благодаря раскрытию эволюции общественных коммуникационных систем на различных стадиях развития человеческой культуры. В настоящее время происходит смена стадии неокультуры стадией постнеокультуры. Эта смена представляет собой социально-культурную революцию, сущность которой состоит, во-первых, в переходе от индустриального способа производства к постиндустриальному, во-вторых, в переходе от книжной культуры к культуре мультимедийной (информационной). Последнее означает, что документная коммуникация на бумажных носителях оттесняется на периферию, а господствующее положение в новой ОКС занимает безбумажная электронная коммуникация. Компьютер вытесняет книгу.
Хотелось бы, конечно, верить в то, что глобальные информационные сети смогут мирно сосуществовать с национальными литературами в книжной форме, что на рабочем столе русского интеллигента XXI века будут соседствовать компьютерные мониторы, клавиатуры, мыши-манипуляторы с новинками книжного рынка, сочинениями любимых классиков, толстыми и тонкими журналами. Но эта вера обманчива. Человек не может одновременно существовать в двух разных культурах: либо он мыслит и действует как субъект, воспитанный в лоне книжной культуры; либо он мыслит и действует как субъект, взращенный в информационно-компьютерной среде. Третьего не дано. Культурный дуализм, подобно раздвоению личности, - не норма, а патология.
Всякая революция и разрушает, и созидает. Что созидает и что разрушает социально-культурная революция свидетелями которой мы являемся? Она разрушает традиционную, почти средневековую организацию народного образования и научных коммуникаций, предлагая взамен дистанционное обучение, электронные издания, оптические диски, ресурсы Интернет. Она превращает наивную массовую культуру в духе Чарли Чаплина и Леонида Утесова в тонко рассчитанные и научно обоснованные соблазны паблик рилейшенз. Демократия становится заложницей имиджмейкерских технологий. Наконец, Интернет оказывается могильщиком литературоцентризма. Литературоцентризм жаль более всего, потому что исторически именно он был колыбелью и обителью русской интеллигенции. Судьба русской интеллигенции - от древнерусских книжников до диссидентов 70-х годов XX века - неразрывно связана с книжностью, а русский Литературоцентризм - не только социально-культурный, но и социально-политический фактор, сыгравший громадную роль в установлении советского тоталитаризма и в его крушении. Обменивая привычные пенаты литературоцентризма на виртуальные пространства Интернета, русскому интеллигенту нельзя не задуматься над вопросами:
• Литературоцентризм основан на доверии к писателю, публицисту, ученому, который выступает не просто в роли автора литературного произведения, а в роли учителя и пророка. Интернет децентрализован, никакого общепризнанного центра нет, а есть множество таинственных провайдеров, искусно управляющих из-за кулис Всемирной паутиной. Интеллигент-книжник мог повесить на стену портреты любимых писателей, пользователь Интернет этого сделать не может; если интеллигента-книжника вводили в заблуждение, рано или поздно он распознавал обманщика, Интернет же в принципе не несет ответственности за доброкачественность передаваемой информации.
Пользователь Интернет одинок и беззащитен в отличие от обитателя уютного и патриархального мира книг.
• Литература - национальна, она - важнейшая часть культурного наследия нации; Интернет интернационален и космополитичен, он предвестник общечеловеческой всемирной цивилизации. Поэтому интеллигенты-книжники ощущают родную почву под ногами, а пользователь Интернет - гражданин мира с атрофированным чувством патриотизма.
• Интернет, как и всякая интеллектуальная машина, абсолютно рационален и абсолютно аморален, потому что он лишен совести и сочувствия. Литераторы же своей лирой стремились пробудить "чувства добрые" и воспитанные ими русские интеллигенты отличались самоотверженным правдолюбием, но никак не рациональной расчетливостью. Поэтому, если они погибали ради утопической мечты, ради безумных идей, то это было прекрасно. Рациональному же мыслителю, слава Богу, недоступна абсурдная идея самопожертвования.
Вывод напрашивается один: лишаясь литературы как основного социально-коммуникационного института, нынешняя русская интеллигенция утрачивает духовную преемственность с предыдущими поколениями русских интеллигентов и превращается в новую социальную группу, напоминающую западных интеллектуалов. Эта трансформация, происходящая на наших глазах, - лишнее свидетельство могущества социальных коммуникаций. Видимо, она неизбежна. Как долго продлится в России переходный период к мультимедийной ОКС?
Переход от книжной культуры к мультимедийной культуре возможен лишь при условии перехода от индустриальной цивилизации к цивилизации постиндустриальной (точнее, оба этих "перехода" должны происходить синхронно). Современная Россия весьма далека от постиндустриальных кондиций, хотя соответствующие тенденции налицо. Прогностические предположения относительно будущего России нетрудно разделить на четыре группы:
1. Сверхпессимистический сценарий - "Россия во мгле": потеря Россией политической и экономической независимости, превращение ее в сырьевой придаток постиндустриальных держав, постепенная утрата национального культурного наследия. В этом случае русской интеллигенции нет нужды особенно заботиться о мультимедийной ОКС, поскольку этот вопрос будут решать иноземные хозяева страны.
2. Пессимистический сценарий - "Россия в сумерках": суверенитет России сохраняется, но кризисная ситуация становится хронической. Тогда компьютеризация будет носить спонтанный, случайный характер, иметь локальные масштабы и воспроизводить заимствованные из-за рубежа технические решения. Поскольку конкурентоспособность электронных коммуникаций будет невелика, сохранится господство традиционной книжной культуры, возможно, с элементами литературоцентризма.
3. Оптимистический сценарий - "Россия на рассвете": постепенный выход из кризиса и планомерная информатизация промышленного производства, государственного управления, науки, искусства, образования, быта и, конечно, - социально-коммуникационной сферы. Книжная культура и мультимедийная культура будут находиться в состоянии неустойчивого равновесия и это может продолжаться долго, хотя и не бесконечно. Этот сценарий - самый привлекательный путь перехода к мультимедийной ОКС.
4. Сверхоптимистический сценарий - "Россия - страна чудес": благодаря чрезвычайным усилиям и благоприятному стечению обстоятельств Россия преобразуется в постиндустриальную державу в ближайшем будущем. Подобный социально-экономический переворот отправит книжную культуру в архив истории, потому что ей не будет места в полностью информатизированном постиндустриальном мире.
Сверхпессимистический и сверхоптимистический варианты будущего развития России можно смело отбросить, ибо они нереальны. Реальные сценарии 2 и 3 предполагают сохранение русской книжности не в качестве отживающего культурного курьеза, а в качестве мощного фактора социальной жизни. Стало быть, русская интеллигенция еще не сыграла до конца свою роль в русской истории.

1 Симеон Полоцкий. Избр. соч. ? М. ? Л., 1953. ? С. 73.
2 Ломоносов М. В. Российская грамматика // Полн. собр. соч. Т. 7. - М., 1952. С. 395.

3 Сорокин П. А. Система социологии. Т. 1. Социальная аналитика. ? Л., 1920. ? С. 16.
4 Рейнворд У. Б. Универсум информации. Жизнь и деятельность Отле. ? М., 1976. ? 402 с.
5 Чаадаев П. Я. Полн. собр. соч. Т. 1. ? М., 1991. ? С. 385.
6 Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. - М., 1986. ? С. 207?208.

7 Петров Л. В. Массовая коммуникация и искусство. - Л.: ЛГИТ ? МиК, 1976.? С.12.
8 Отметим, что некоторые авторы предпочитают форму "коммуникатор", а не "коммуникант". Но эта форма не согласуется с формой "реципиент", ибо нужно тогда принять "реципиентор", что травмирует русский язык.

9 Лем С. Сумма технологии. ? М., 1968. ? С. 208.

10 Бореев Ю. Б. Теория художественного восприятия и рецептивная эстетика // Художественная рецепция и герменевтика. - М., 1985. - С. 38.
11 Потебня А. А. Эстетика и поэтика. - М., 1976. - С. 330.

12 Под социальной группой понимается множество людей, обладающих одним или несколькими общими социальными признаками и осознающих свою общность, выражая ее местоимением "мы", например, мы - семья, мы - родственники, мы - инженеры, мы - артисты, мы - москвичи, мы - россияне, мы - мужчины, мы - правоверные, мы - православные, мы - студенты, мы - семнадцатилетние, мы - холостяки, мы - блондинки, мы - земляне и т. д. Массовая совокупность - множество случайно собравшихся людей - уличная толпа, пассажиры транспорта, массовая читательская (телевизионная) аудитория, население, общество в целом.
13 Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статистики и динамики. Предварительный эскиз. - М., 1991. - С. 67.
14 Честерфилд Ф. Письма к сыну // Сенека и др. Если хочешь быть свободным. - М., 1992. - С. 135-138; Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. В.П. Зинченко и Ю.М. Жукова. ? М.: Прогресс, 1989. - 544 с.

15 Герцен А. И. О развитии революционных идей в России // Собр. соч.: В 8 т. Т. 3. - М., 1990. - С. 416.

16 Ключевский В. О. Неизданные произведения. - М., 1983. - С. 303.

17 Петров Л. В. Массовая коммуникация и культура. Введение в теорию и историю. - СПб., 1999. - С. 26.

18 Заметим, что многочисленные, но поверхностные контакты (соседи, сослуживцы, лечащий врач и т.д.) не требует перцепции, в то время как углубленное, взаимопроникающее (говорят - "диффузное") общение обязательно предполагает перцепцию, укрепляющую симпатии и доверие друг к другу.
19 Флоренский П. Столп и утверждение истины. - М., 1914. - С. 446.
20 Бубер М. Я и Ты. ? М.: Высш. школа, 1993. - 175 с.

21 Прилюк Ю.Д. Общественные отношения и социальное общение // Общественные отношения (Социально-философский анализ). - Киев, 1991. - С. 37.
22 Парыгин Б.Д. Анатомия общения. - СПб., 1999. - С. 44, 46.
23 Пави П. Словарь театра. - М.: Прогресс, 1991. - С. 233.

24 Подробное рассмотрение проблемы "ритуалы и ритуализм" содержится в книге: Ионин Л. Г. Социология культуры. - М., 1996. - С. 126 -147.
25 Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. - М., 1992. - С. 14.
26 М.М. Зощенко в своей "Голубой книге" (1935 г.) не без издевательства писал: "Отчасти даже курьезно, что у людей коварство есть, а у остальных этого нету. А люди как бы все-таки, чего бы там ни говорили, в некотором роде есть венец создания, а не наоборот. Вот это даже странно. И как-то нелепо".
27 Полисемичность слова "правда" отражена в словарях. В современном "Большом толковом словаре русского языка" (СПб., 1998) приведены два значения слова "правда": 1) то, что соответствует действительности; истина, например, "сущая правда", "горькая правда"; 2) справедливость, порядок, основанный на справедливости - "жить, поступать по правде"; "пострадать за правду".
28 Лихачев Д. С. Тревоги совести // Лит. газ. 1987. № 1. - С. 6.
29 Толстой Л. Н. Собр. соч. в 22-х томах. Т. 21. - М., 1985. - С. 106.
30 Мандельштам Н. Воспоминания. - Нью-Йорк: изд-во им. Чехова, 1970. - С. 25.
31 Зощенко М. М. Голубая книга. - М., 1999. - С. 203 -204.
32 Наследственность изучает психогенетика - наука на стыке генетики и психологии. См.: Щербо И. В., Марютина Т. М, Григоренко Е. Л. Психогенетика: Учебник для вузов. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 447 с.
33 Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. - М., 1998. - С. 505.
34 Тезаурус (греч. - сокровищница) - совокупность лексических единиц (слов, устойчивых словосочетаний) или высказываний с фиксированными смысловыми (парадигматическими) отношениями между ними (отношения род - вид, целое - часть, сходство, противоположность, предмет - свойство, ассоциации и т.д.).
35 Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х тт. Т.1. - М., 1989. - С. 303.
36 Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х тт. Т.1. - М., 1989. - С. 302.
37 См., например: Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Юнг К.Г. Архетип и символ. - М., 1991. - С. 95-198.
38 Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуализации. 1996. - С.10.
39 Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения. - М., 1945. - С. 206.
40 Топоров В. Н. Об "экропическом" пространстве поэзии // От мифа к литературе. - М., 1993. - С. 31.
41 Чуковская Л. Процесс исключения. - Париж, 1979. - С. 125.
42 Там же. - С. 156.

43 Куфаев М.Н. Избранное. - М., 1981. - С. 42-43.
44 Несмеянов А.Н. Предисловие// Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Основы научной информации. - М., 1965. - С.8.
45 Черняк B.C. Особенности современной концепции науки // В поисках теории развития науки. - М., 1982.- С. 13.
46 Моль А. Социодинамика культуры. - М., 1973. - С. 45.
47 Бахтин М. М. Ответ на вопрос редакции "Нового мира" //Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. - М., 1986. - С. 504 -506.

48 Адам Д. Восприятие, сознание, память: Размышление биолога: Пер. с англ. - М., 1983. - С. 147.
49 Петров Л. В. Массовая коммуникация и искусство. - Л., 1976. - С. 42.
50 История первобытного общества. Эпоха первобытной родовой общины. - М., 1986. - С. 518-522; Ранние формы искусства: Сб. статей. - М.: Искусство, 1972. - 479 с.; Столяр А. Д. Происхождение первобытного искусства. - М.: Искусство, 1985. - 298 с.
51 Рисунок заимствован из статьи: Морозов В. Н. Невербальная коммуникация: экспериментально-теоретические и прикладные аспекты // Психолог, журнал. 1993. Т. 14. № 1. С. 18 - 31.
52 Дарвин Ч. Вырождение душевных волнений. - СПб., 1896. - С. 279.
53 Энциклопедия мысли. - М., 1994. - С. 243.
54 Савранский И. Л. Коммуникативно-эстетические функции культуры. - М., 1979. - С. 100-111.
55 Гипотеза лингвистической относительности формулировалась Бенджамином Уорфом следующим образом: "Основополагающая лингвистическая система (другими словами, грамматика) каждого языка является не просто воспроизводящим инструментом для озвучивания идей, скорее она формирователь идей, она формирует и направляет умственную активность индивида, его анализ восприятий и синтез умственных образований. Формулирование вовсе не независимый, строго рациональный процесс, как думали раньше, а продукт данной грамматики и отличается более или менее сильно в зависимости от языка".
56 Эйнштейн А. Письмо Жаку Адамару // Эйнштейновский сборник. 1967.- М., 1967, - С. 28.

57 Цит. по: Колкер Б. Г. Учебник языка эсперанто. Основной курс. - М.: Наука, 1992. - 160 с.
58 Рейсер С. А. Хрестоматия по русской библиографии с XI в. по 1917 г. - М., 1956. - С. 7.

59 Цит. по: Нотович О. К. Исторический очерк нашего законодательства о печати. - СПб, 1873. - 63 с.
60 Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. - М.-Л., 1961. ? С. 103?105; 108?109.
61 Панаева А. Я. Воспоминания. ? М., 1956. ? С. 88?89.
62 Кстати сказать, в это время в Пруссии цензорами были Александр Гумбольдт и И.Г. Фихте, а И. В. Гете выполнял цензорские обязанности в Веймаре.
63 Мякотин В. Одна страница из новейшей истории русской печати // В защиту слова. ? СПб, 1905. ? С. 84 ?105.
64 Одним из первых прецедентов "Самиздата" было грибоедовское "Горе от ума", которое, по свидетельству Н. А. Полевого (1833 г.), "было переписываемо тысячи раз" и "сделалось достоянием словесности... не имея надобности в изобретении Гутенберговом".
65 Салтыков-Щедрин М. Е. Соч.: В 20 т. Т. 15. ? М, 1973. Кн. 2. ? С. 185?186.
66 Рубакин Н. А. Читатели между строк. Разговор в вагоне // В защиту слова: Сборник. - СПб, 1906. - С. 38.
67 Плотников С. Н. Чтение и экология культуры // Homo legens. Памяти С. Н. Плотникова. ? М., 1999. ? С. 64.
68 Иванов В. Г. Народ эсперанто: от сетевых сообществ к сетевым этносам // Интернет. Общество. Личность. Тезисы для междунар. конфер. ? СПб., 1999. ? С. 323.
69 Генис А. Книга книг // Иностранная литература. 1999. № 10. С, 166 ?168.
70 Согласно "Толковому словарю живого великорусского языка" В. И. Даля, словесность - "это общность словесных произведений народа, письменность, литература".
71 Поэзия и проза Древнего Востока. ? М., 1973. ? С. 102?103.
72 Гаспаров М. Л. Цицерон и античная риторика // Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. - М., 1972. - С. 7.
73 Владимиров Л. И. Всеобщая история книги. - М., 1988. - С. 97.
74 Симон К. Р. История иностранной библиографии. - М., 1963. - С.79.
75 Цит. по: Симон К. Р. История иностранной библиографии. - М., 1963 ? С. 288.
76 Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник ? СПб., 1995. ? С. 356?369.
77 Народное образование и культура в СССР. Статистический сборник ? М., 1989. ? С.369.
78 Цит. по: Петров Л. В. Массовая коммуникация и искусство. - Л., 1976. ? С. 101.
79 Средства массовой коммуникации и современная художественная культура. ? М., 1983. ? С. 78.
80 Цявловский М. Письма Пушкина и к Пушкину. ? М., 1925. ? С. 38.
81 Лотман Ю. М. Символ в системе культуры // Символ в системе культуры: Труды по знаковым системам. Вып. 21. ? Тарту, 1987. ? С. 11.
82 Цит. по: Почепцов Г. Г. История русской семиотики до и после 1917 года. - М., 1998. - С. 102-103.
83 Колшанскйй Г. В. Паралингвистика. - М.: Наука, 1974. - 81 с.
84 Иногда под эстралингвистикой понимают соотношение культуры и языка, взаимодействие общества и языка и т. п.; в этом случав эстралингвистика выходит за пределы паралингвистики.
85 Леонтьев А. А. Психология общения. - М, 1997. - С. 298.
86 Агафонов А. Ю. Человек как смысловая модель мира. Пролегомены к психологической теории смысла. - Самара: Издательский дом "Бахрах ? М", 2000.? 336 с.
87 Проблема конвенциональности, т. е. приписывания имен тем или иным объектам, одна из главных в логической и лингвистической семантике. Произвольность имен, образующих план выражения разных естественных языков, кажется очевидной. Неясно, как произвольное сочетание звуков привязывается сознанием к объекту.
88 Лотман Ю. М. О разграничении лингвистического и литературоведческого понятия структуры // Вопр. языкознания. - 1963. - № 3. - С. 44?52.
89 Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 1. ? М., 1960.? С. 305?318.
90 Выготский Л. С. Психология искусства. - М., 1968. - С. 190.
91 Шрейдер Ю. А. Семиотические основы информатики. - М.: ИПКИР, 1974. ? С. 38.
92 Агглютинативные (досл. "склеивающие") - это языки, в которых каждый аффикс имеет определенное, закрепленное за ним грамматическое значение, а слово строится путем нанизывания таких аффиксов. Например, в киргизском: кол-дол-ум-го "моим рукам", кол - рука, - дол - аффикс множественного числа, - ум - аффикс 1-го лица, - го - аффикс дательного падежа.
93 Винер Н. Кибернетика или управление и связь в животном и в машине. - 2-е изд. - М., 1968. - С. 201.
94 Возникает аналогия с оценкой сенсационности в журналистике: то, что собака укусила человека, это еще не сенсация, а если человек укусил собаку, - это уже сенсационная информация.
95 Бриллюэн Л. Наука и теория информации. - М., 1960. - С. 29.
96 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 18. - С. 91.
97 Дружинин В. В., Конторов Д. С. Проблемы системологии. - М., 1976. - С. 58.
98 Михановский В. Страна Инфория // Альманах научной фантастики. Вып. 10. - М., 1971. - С.99 -109.
99 Шилейко А. В., Шилейко Т. И. Информация или интуация. - М., 1983. - С. 120.
100 "Потенциальная информация - это разнообразие объекта "самого по себе", это его структура, организация, сложность" (Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. - М., 1974. - С. 249).
101 Югай Г.А. Общая теория жизни (диалектика формирования). - М., 1985. - С. 174.
102 Серавин Л.Н. Теория информации с точки зрения биолога. - Л., 1973. - С. 139.
103 Хельми Г.Ф. Основы физики биосферы. - Л., 1966. - С. 270.
104 Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. - М., 1975. - С. 39. Он же. Социальная информация. - М., 1994. - С. 13.
105 Сетров М. И. Информационные процессы в биологических системах: Методологический очерк. - Л., 1975. - С. 123-124.
106 Онтология - философское учение о бытии, в компетенцию "Которого входит установление способа существования той или иной реалии.
107 Павлов Т. Информация, отражение, творчество. - М., 1967. - С. 16.
108 Темников Ф. Б. Информатика // Известия высш. уч. завед. Электротехника. - 1963, № 11. - С. 1277.
109 Большая Советская Энциклопедия. - 3-е изд. Т. 10. - С.348; Советский Энциклопедический Словарь. - М., 1986. - С. 499.
110 Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Научные коммуникации и информатика. - М., 1976. - С. 45.
111 Словарь терминов по информатике на русском и английском языках. - М., 1971. - 359 с.; Терминологический Словарь по информатике на 14-ти языках, - М., 1975. - 752 с.
112 По поводу концепции социальной информатики // Сов. библиография. 1976. № 1. - С. 36-40.
113 Экономическая информатика. - М., 1977. - С. 5.
114 Копылов В. А. Еще раз о термине "информатизация" // Научно-техническая информация. Сер. 1, 1994. № 8, С. 4-7.
115 Урсул А.Д. Информатизация общества. Введение в социальную информатику: Учеб. пособие. - М., 1990. - С. 152.
116 См.: Блауберг И.В. Проблема целостности и системный подход. - М.: Эдиториал УРСС, 1997. - 448 с.; Юдин Э.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. - М.: Эдиториал УРСС, 1997. - 444 с.
117 Гегель Г. Сочинения. Т. 2. М. - Л., 1934. - С. 482.
118 В разделе 3.3 показано, что не все социальные группы обладают мнемическими потребностями, а только целевые социальные группы, объединяющие профессионалов, занятых решением определенных общественных задач. Для этих групп хорошо организованная коммуникационная деятельность имеет практическое значение, поэтому их коммуникационные потребности заслуживают особого анализа (см. далее раздел 8.3).
119 Спонтанный (лат. "самопроизвольный") - вызванный не внешним влиянием, а внутренними причинами и побуждениями, основанный на самодвижении. В современной психологии большое внимание уделяют мотивационным механизмам так называемых самопроизвольных, самоподкрепляющихся действий, которые не имеют прямого биологического объяснения и совершаются как бы "ради самих себя". Такого рода действия встречаются в процессе творчества и в познавательной деятельности. Причиной их можно считать спонтанные потребности.
120 Примечательно значение слов: religio - "связь", communio - "общность", "святое причастие", excommunicatio - "исключение из связей, расторжение всех социальных коммуникаций.
121 Культурная деятельность: опыт социологического исследования. - М., 1981. - С. 56.
122 Терминологический словарь по информатике / Международный центр научной и технической информации. - М., 1975. - С. 159.
123 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. ? С. 419.
124 Троцкий Л. Их мораль и наша //Вопр. философии. 1990. № 5. С. 117.
125 Нанивская В.Т. Анатомия репрессивного сознания // Вопр. философии. 1990. № 5. С. 53.
126 Солженицын А.И. Нобелевская лекция // Новый мир. 1989. № 7. С. 144.

127 Оруэлл Дж. "1984" и эссе разных лет. - М., 1989. - 245 с.
128 Цит. по: Цензура иностранных книг в Российской империи и Советском Союзе: Каталог выставки. М., 1993. С. 11.
129 Блюм А.В. Советские опечатки // Литературная газета. 1993.1 сентября.
130 Более подробно - см.: Варламова С.Ф, Спецхран РНБ: прошлое и настоящее // Библиотековедение. 1993. № 2. С. 74?82; Шикман А.П. Совершенно несекретно // Сов. библиография. 1988. № 6. С. 3?12.
131 О живучести порнографического самиздата свидетельствует тот факт, что осенью 1935 г. было принято специальное постановление ЦИК и СНК СССР, в соответствии с которым в Уголовный кодекс РСФСР была включена статья: "Изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля, хранение с целью продажи или распространения влекут за собой лишение свободы на срок до пяти лет с обязательной конфискацией порнопредметов и средств их производства.

132 Зиновьев А. А. Мой дом - моя чужбина. Хомо советикус. - М., 1991. ? С. 22?23.

133 Голлербах Е. Самиздат на марше // Радуга. 1991. № 4. С. 88?93; Смирнов-Греч Г. Постсамиздат. Новая рукописная книга // Знание - сила. 1991. № 11. С. 94?97; Советский самиздат //Диалог. 1990. № 3. С. 99 ?101.
134 Бибихин В.В. Язык философии. ? М., 1993. ? С. 256.
135 Леонтьев А.А. Психология общения. - М., 1997. - С. 342?343.
136 Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. - СПб., 2000. ? С. 7.
??

??

??

??


<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ