<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

работную плату за 30 и более рабочих дней, 5,2% - за 90 и более дней
работы, а 3,6% на момент проведения исследования ждали денег ми-
нимум за 90 дней работы.

По мнению 5,2% мигрантов, 28,3% местных жителей, 23,5% рабо-
тодателей, 23,1% казахстанских чиновников и 71,4% представителей
узбекских государственных органов, эта самая распространенная
форма нарушения прав мигрантов. Кроме того, 28,8% работодателей
честно ответили, что они намеренно выплачивают деньги только после
завершения всех работ (притом, что средний срок выполнения работ
составляет 4,2 месяца). Это позволяет работодателю «вычесть из об-
щей суммы все расходы и убытки, связанные с работой мигрантов».

По словам опрошенных мигрантов, количество рабочих часов в
неделю в среднем составило 62,5, что в 1,6 раза превышает норму,
30
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

установленную статьей 45 Закона «О труде» от 12.12.1999 г. Считается,
что самый ненормированный режим работы - у мигрантов на стройках
в Кызылорде (112 - 120 часов в неделю). Эта цифра подтверждает дан-
ные, полученные от работодателей. По мнению местных жителей, ра-
бочая неделя узбекского мигранта составляет 71,4 часа, а казахстан-
ских чиновников - 72 часа. В то же время лепешечники могут работать
по 140 часов в неделю.

Только одна из всех охваченных исследованием фирм и компаний
оплачивает своим работникам отпуск по болезни и предоставляет 18
дней ежегодного отпуска. Остальные работодатели буквально рассме-
ялись в ответ на вопрос о количестве оплачиваемых отпускных дней
для мигрантов и возможности получения ими отпуска по болезни.
Сверхурочная работа также не оплачивается, хотя мы были свидетеля-
ми того, что, как минимум, треть рабочей недели мигранта составляет
сверхурочное время. Не предусматриваются никакие другие компенса-
ционные выплаты. Опыт работы узбекских мигрантов в Казахстане не
зачисляется им в качестве трудового стажа. Все группы респондентов
знают об этом, и, тем не менее, никто не рассматривает данный факт
как нарушение их прав, так как большинство опрошенных местных жи-
телей находятся в аналогичной ситуации.

Таким образом, в Казахстане повсеместно распространено нару-
шение трудовых прав узбекских мигрантов. Часть связанных с этим
проблем можно урегулировать путем легализации миграции. Однако
это не решит всех вопросов, так как факты нарушений, о которых го-
ворилось ранее, настолько обыденное явление, что уже становятся
нормой.

Лишь 35,5% мигрантов считают, что их трудовые права нарушают-
ся, остальные респонденты вообще не принимают во внимание эти
права.

В действительности 78,6% мигрантов частично или полностью
удовлетворены условиями труда. Тем не менее, 65,5% респондентов
убеждены, что граждане Казахстана ни при каких обстоятельствах
не согласились бы работать в таких условиях, и сами респонденты
(68,1%), будь они в Узбекистане, не стали бы мириться с таким обра-
щением. Такая неприхотливость в принципе является козырной кар-
той рабочих из Узбекистана на международном рынке труда, и другие
группы респондентов, как и мигранты, считают достаточно терпимыми
свои отношения с работодателями. Но это относится исключительно к
гражданам Узбекистана.



31
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




5. легализация СтатУСа МигрантоВ


Огромное количество респондентов во всех группах считает, что
основной причиной нарушения прав мигрантов является их нелегаль-
ное положение. В то же время нелегальность мигрантов - это резуль-
тат нарушения их прав, а также плохой осведомленности мигрантов о
процедурах легализации их статуса. Многие трудовые мигранты из Уз-
бекистана не знают о том, что свой выезд из страны с целью трудоуст-
ройства за рубежом необходимо легализовать. Большинство трудовых
мигрантов убеждены, что в условиях безвизового режима им необяза-
тельно информировать органы о своем отъезде.

Только 7,3% мигрантов предприняли попытку легализовать свой
отъезд и получить необходимые документы в установленном порядке.
Из них 2,8% зарегистрировали свой отъезд по месту жительства для
получения в Казахстане статуса оралмана24, 3/4 из них в этом было
отказано, и, таким образом, они оказались временными трудовыми
мигрантами; 1,2% получили разрешение на выезд в своих колхозах,
чтобы иметь возможность торговать своей продукцией за границей;
0,8% аналогичные разрешения на выезд и занятие трудовой деятель-
ностью в сельском хозяйстве в других странах; 1,6% просто заполнили
таможенную декларацию на контрольно-пропускном пункте узбекской
границы; 4% предприняли безуспешные попытки выехать на законных
основаниях: из них 1,2% обратились в Агентство по вопросам трудо-
устройства за рубежом с просьбой зарегистрировать их контракты, но
не получили никакого ответа (сейчас они легально работают в Алма-
тинской и Кызылординской областях); 1,6% попытались получить от
председателей своих колхозов необходимые разрешения на выезд.
Однако им разрешили выехать «без каких-либо бумаг», и в результате
двое мигрантов на момент интервью были арестованы за нарушение
миграционного режима. Только один человек обратился в собственное
предприятие за разрешением пройти практику за границей, но получил
отказ без каких-либо видимых на то причин и объяснений.

Оралманы – это этнические казахи, иммигрировавшие в Казахстан с целью постоянного
24

проживания.

32
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

В Казахстане путь к легализации трудовых мигрантов - извилист и
долог. Для этого необходимо заполнить миграционную карточку в мо-
мент пересечения границы, зарегистрироваться по месту жительства,
найти работодателя, у которого есть лицензия на привлечение иност-
ранной рабочей силы и разрешение на трудоустройство конкретного
мигранта, а также одобрение его кандидатуры и другие документы в
зависимости от профессии мигранта. К тому же, процедуры, которые
требуется пройти для получения необходимых документов, находятся
в юрисдикции разных ведомств.

Пересекая границу, трудовые мигранты сталкиваются с серьезны-
ми трудностями при заполнении миграционных карточек, 4% предпочи-
тают пересекать границы нелегально, в отличие от остальных (57,3%)
мигрантов, на которых при пересечении границы не выдаются мигра-
ционные карточки, а 28,2% всех мигрантов вообще не знают об этом
требовании.




33
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




6. нарУшение ПраВ МигрантоВ


6.1. Право на свободу передвижения

Меня зовут Гуля. Я из Узбекистана, но уже долгое время проживаю в
Казахстане, в г. Тараз. Мои родственники живут в г. Актау. До моего за-
мужества в прошлом году у меня не было проблем с тем, чтобы поехать
в гости к родственникам. Я вышла замуж за узбека из г. Ташкент. После
свадьбы мой муж переехал ко мне в Тараз. Я сразу же оформила прописку
для него на год. В течение длительного времени он не мог зарегистриро-
ваться. Несмотря на то, что все документы у нас были в порядке, нам
пришлось дать взятку в размере 7 000 тенге. В конце концов, мужу уда-
лось найти сезонную работу.
В ноябре, после сбора урожая, мы решили поехать в гости к моей
родне, в Актау. Мы купили билеты на поезд, но, когда пересекали гра-
ницу Жамбылской области, в наш вагон зашли 4 офицера миграционной
полиции и сразу же направились к нам. Попросив наши документы, они
тщательно, в течение 20 минут, их проверяли. Наконец заявили, что мой
муж незаконно находился на территории Южно-Казахстанской облас-
ти и поэтому будет арестован. Я объяснила, что у моего мужа есть про-
писка в Казахстане, и он женат на гражданке Казахстана. Тем не менее,
полицейские надели на мужа наручники и заявили, что задерживают его
за неподчинение властям. На следующей станции полицейские приказали
мужу выйти вместе с ними. Я не знала, что делать - идти с ними и бро-
сить все наши вещи в вагоне или вернуться в поезд и оставить мужа. Я
решила доехать до Шымкента, а затем вернуться, чтобы найти мужа.
Когда поезд приехал в Шымкент, муж уже ждал меня там. Он рас-
сказал, что полицейские обыскали его, забрали все деньги, но сумма была
мизерной, и они пригрозили ему сроком в 1,5 года. Затем показали моему
мужу протокол, в котором он обвинялся в нарушении пограничного ре-
жима и положений о пребывании иностранных граждан на территории
Казахстана. Полицейские потребовали от него подписать протокол. Но
он отказался и порвал документ. В ответ на это полицейский вырвал две
страницы из паспорта моего мужа и приказал ему уехать. Муж приехал
в Шымкент с человеком, который также был задержан сотрудниками
миграционной полиции.
Сейчас мы находимся в ужасной ситуации. Узбекский паспорт моего
мужа порван в клочья. Он не может вернуться в Ташкент для того, что-

34
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

бы восстановить паспорт, а мы потратили все наши деньги еще до того,
как добрались до Актау. Теперь мы работаем в кафе у наших родственни-
ков, чтобы заработать на дорогу домой.

Из интервью с мигрантами

Право на свободу передвижения на территории Республики Казах-
стан гарантировано Конституцией РК и Законом «О правовом стату-
се иностранных граждан в Республике Казахстан». Иностранцы могут
путешествовать где угодно, за исключением закрытых территорий.
Подписанные Казахстаном международные конвенции также предус-
матривают свободу перемещения в стране. Несмотря на гарантии, это
право зачастую не соблюдается в отношении трудовых мигрантов из
Узбекистана. Работодатели мигрантов и власти ограничивают пере-
мещение трудовых мигрантов из Узбекистана и посягают на их пра-
во выбора места жительства. Во время беседы некоторые сотрудники
миграционной полиции ошибочно заявляли о том, что иностранные
граждане имеют право на свободное перемещение только в границах
той административно-территориальной единицы, где мигрант зарегис-
трирован, что свидетельствует о неправомерном применении закона.

Наибольшее число мигрантов, столкнувшихся с ограничением
свободы их перемещения, зарегистрировано в Кызылорде - 70,9%,
наименьшее - в южном Казахстане. Здесь 20,1% трудовых мигрантов
заявили о нарушении их права на неограниченное перемещение. В
среднем 69,4% мигрантов из Узбекистана, 78% местных жителей, 76,5%
работодателей узбекских мигрантов, 36% казахстанских чиновников и
57,1% узбекских чиновников считают, что мигранты из Узбекистана за-
частую страдают от жесткого ограничения их свободы перемещения и
возможности выбора места жительства. Порой мигрантам запрещает-
ся покидать рабочее место под угрозой ареста либо штрафа в связи
с отсутствием надлежащих документов. Поэтому нелегальное поло-
жение многих трудовых мигрантов из Узбекистана и неразвитая пра-
вовая система по защите прав мигрантов в Казахстане способствуют
созданию благоприятных условий для эксплуатации и посягательства
на права человека.


6.2. Право на свободу от произвольного ареста и содержания
под стражей

Я из г. Наманган, Узбекистан. Мы выращиваем яблоки, виноград, аб-
рикос, инжир, а также сушим фрукты. В течение последних шести лет
я с бригадой из пяти человек приезжал в г. Алматы торговать сухофрук-
тами на рынке. Мы всегда регистрируемся, получаем разрешения на за-
35
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

нятие трудовой деятельностью и заранее оплачиваем место на Зеленом
базаре. В том году со мной поехал мой восемнадцатилетний сын.
6 января 2004 года в 11 часов утра на базаре проходил полицейский
рейд. В это время мой сын спустился вниз на склад забрать товар. Я дол-
го ждал его, но он не возвращался. Позже я услышал от носильщиков, что
его задержала полиция. Он пытался сопротивляться и протестовать,
но полицейские не слушали его и силой затолкали в машину.
Я начал искать своего сына, обошел все приемники-распределители,
полицейские участки, госпитали, морги - ничего! Казалось, что мой сын
исчез. Его не было 21 день. За это время я обращался за помощью во все
силовые ведомства: миграционную полицию, прокуратуру, суд.
Однажды поздно ночью его выбросили у порога нашей квартиры. Он
был избит, истощен и болен. Он рассказал, что сначала его отправили в
какой-то районный полицейский участок, где он сидел вместе с другими
15-16 узбеками. Их посадили в грузовик и отвезли в частный сектор. Хозя-
ин третьего дома забрал моего мальчика. Сына заставили убирать двор,
мыть полы на веранде и работать на огороде. Мой сын попытался бе-
жать, но его поймали и избили. Он жил в сарае и отказывался от пищи.
Таким образом он надеялся заставить хозяина отпустить его.
Однажды в сопровождении четырех человек к ним приехал полицейс-
кий, который отдал моего сына хозяину в работники. Они долго ругались,
и в результате полицейский забрал мальчика. Его избили и пригрозили:
«Передай своему старику, чтобы он помалкивал или мы убьем вас обо-
их!»
Теперь я не хочу, чтобы он здесь оставался. Как только мы накопим
денег, мы возвращаемся в Наманган.
Из интервью с мигрантами

Произвольный арест и содержание под стражей - это второе по
распространенности нарушение прав мигрантов в южном Казахстане.
53,6% опрошенных трудовых мигрантов из Узбекистана хотя бы раз
подвергались задержанию или аресту, и все мигранты подтвердили,
что слышали о таких случаях. 80,1% местных жителей, 76,5% работо-
дателей мигрантов и 52% государственных чиновников в Казахстане
согласились с тем, что мигранты из Узбекистана систематически под-
вергаются несанкционированным арестам и задержанию. Самое боль-
шое количество жалоб (83,3%) было получено в Кызылординской об-
ласти, а наименьшее - в Мангыстауской области (62,5%).

Таким образом, трудовые мигранты из Узбекистана подвергаются
двум видам задержания силовыми структурами: абсолютно произ-
вольному аресту и содержанию под стражей в связи с нарушением
миграционного режима. Последнее, как правило, является результа-
том нелегального положения мигрантов, в котором они оказываются
против своей воли. Коррумпированные представители силовых струк-
36
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

тур, злоупотребляя своим служебным положением, осуществляют про-
извольный арест и содержание под стражей с целью получения денег
от мигрантов либо их эксплуатации.
Как показало исследование, трудовые мигранты из Узбекистана не
склонны заниматься преступной деятельностью, а появляющиеся вре-
мя от времени в казахстанских средствах массовой информации све-
дения о преступных тенденциях в среде мигрантов являются чистым
вымыслом.

как часто, по Вашему мнению, мигранты из узбекистана
совершают преступления в казахстане?
%
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
Мигранты из Совокуп- Работодате- Гос. слу-
Узбекистана ность насе- ли мигран- жащие в
ления тов Казахстане

Постоянно Часто Редко Почти никогда



6.3. Право на свободу от пыток и унижающего
достоинство обращения

Я из колхоза Ватан Гагаринского района Джиззакского вилоята. Вот
уже четыре года как я работаю на хлопковых полях в Махтааральском
районе, в колхозе Алгабас. Здесь узбеков нанимают для того, чтобы выра-
щивать и собирать хлопок и полоть сорняки. В сентябре прошлого года я
и мои приятели-колхозники приехали сюда на сбор хлопка. Мы работали
от рассвета до заката, жили в поле под навесом и недоедали. Под конец
37
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

сезона, после того, как мы собрали весь хлопок, наш хозяин решил устро-
ить праздник для своих соседей. Мы должны были приготовить еду и об-
служивать гостей. Было много выпивки. Пьяные гости стали оскорблять
нас и называть рабочим скотом. Мы сказали, что хотим уйти и попро-
сили нашего хозяина заплатить нам. Однако он заявил, что не заплатит,
пока мы не споем государственный гимн Узбекистана. Мы попытались
возразить, но он пригрозил нам, что в противном случае вообще не уви-
дим наших денег. У нас не было выбора, и мы стали петь. Потом нас за-
ставили танцевать под крики и оскорбления гостей. После этого хозяин
швырнул нам деньги. Он смеялся и смотрел, как мы подбираем их…

Из интервью с мигрантами

Трудовых мигрантов из Узбекистана можно отнести к уязвимой ка-
тегории мигрантов. Зачастую они подвергаются пыткам и унизительно-
му обращению. Такое нарушение прав человека, как правило, является
следствием нелегального положения мигрантов и недостаточных уси-
лий государственных органов Казахстана и Узбекистана по защите их
прав.

33,1% опрошенных мигрантов подвергались унизительному отно-
шению и/или пыткам. Из них 53,3% заявили, что такое оскорбительное
отношение наиболее распространено в Мангыстауской области. В ходе
исследования были выявлены случаи издевательств над работниками
хлопковых полей в Махтаараском районе южного Казахстана. Мигран-
ты рассказали о том, что рабочих, не выполняющих норму, жестоко
наказывали и избивали кнутом. Как правило, мигранты живут в хлеву
вместе со скотом, или просто под навесом в поле. Иногда хозяева на
ночь надевают на них цепи, чтобы они не убежали. Мигранты страдают
от недоедания. Шесть мигрантов рассказали, что по окончании сезона
их работодатели потребовали от них спеть гимн Узбекистана и станце-
вать в обмен на заработанные деньги.

Все опрошенные мигранты говорили о постоянных оскорблениях
со стороны хозяев и о бездеятельности и равнодушии местных орга-
нов полиции к унизительному обращению с трудовыми мигрантами.
Все респонденты отмечали особую уязвимость граждан Узбекистана,
которые часто становятся объектами эксплуатации и нарушения прав
человека из-за отсутствия двустороннего трудового соглашения на го-
сударственном уровне. Отмечалось также, что положение трудовых
мигрантов из Таджикистана и Кыргызстана лучше, чем у узбеков, так
как эти страны подписали двусторонние соглашения с Казахстаном.



38
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

Соблюдается ли, по Вашему мнению, право мигрантов
на свободу от пыток и бесчеловечного отношения?
(статистика положительных ответов)
%
100 Мигранты из Узбекистана
Резиденты
90
Работодатели
80
Гос. служащие в Казахстане
70
60
50
40
30
20
10
0
Южно-Ка- Махта- Талдыкор- Кзылор- Мангыс- Средний
захстанс- аральский ганская динская тауская показатель
кая область район область область область




6.4. Право доступа к правовой помощи и защите

Кто может пользоваться этим правом? В нашем кофе днем и ночью
готовят шашлык25. Однажды мы получили большой заказ, но у нас не хва-
тило шампуров26. Хозяйка отправила повара в другой ресторан, чтобы
тот взял у них шампуры, и дала ему деньги, которые нужно было оста-
вить в залог. По дороге в ресторан повара остановили полицейские, отоб-
рали деньги, а его отправили в участок. Хозяйка ждала повара двое суток,
затем нашла его, и ей пришлось заплатить, чтобы его выпустили.
Сначала хозяйка сказала повару, что вычтет из его зарплаты толь-
ко залог за шампуры, конфискованный полицейскими. Затем она заяви-
ла, что он должен вернуть ей деньги, которые она заплатила в полиции,
чтобы его выпустили. Затем потребовала деньги на такси, которые она
потратила, когда искала его. И он стал работать практически бесплат-
но. Это продолжалось месяц, два, три, четыре... А хозяйка продолжала
говорить, что он все еще должен ей. Наконец, повар решил обратиться
в полицию. В участке ему сказали: «А, значит ты жил в г. Алматы почти

Шашлык - барбикю из маринованного мяса на шампурах.
25

Шампуры - палочки, используемые для приготовления шашлыка.
26



39
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

5 месяцев без регистрации или разрешения на работу? Ты обязан опла-
тить штраф в размере 17 000 тенге ($127)”.

Из интервью с мигрантами


Только 6% опрошенных мигрантов когда-либо обращались за право-
вой помощью в государственные органы Казахстана. 2,4% считают, что это
бесполезно, а 3,2% боятся обращаться в органы, опасаясь, что это лишь
усугубит ситуацию. 88,4% мигрантов даже не рассматривают возможность
разрешения их проблем в Казахстане посредством официальных право-
вых государственных механизмов. За помощью в разрешении конфликтов
или споров мигранты предпочитают обращаться к работодателям - 44%;
родственникам и знакомым в Казахстане - 26,1%; мигрантам из Узбекиста-
на, пользующимся уважением, - 11,7%; ни к кому - 10,4%.

43,1% опрошенных мигрантов заявили, что не смогли получить пра-
вовую помощь, хотя и нуждались в ней; 36,6% мигрантов считают, что не
должны обращаться за правовой помощью из-за своего нелегального
положения; 32,7% подвергаются дискриминации на этнической и нацио-
нальной почве и не верят в правовую помощь; остальные 30,7% не могут
найти объяснений тому, почему им было отказано в правовой помощи и
судебной защите.

Опрос, проведенный среди местных жителей, работодателей и госу-
дарственных служащих, о том, куда мигрантам следует обращаться за
защитой своих прав и интересов, дал следующие результаты: никуда -
23,6%; в официальные органы - 73,1%; к работодателю -1%; к друзьям и
родственникам в Казахстане - 1%; в акимат - 1%; в Посольство Узбекис-
тана - 1%.




40
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




7. КоррУПция и торгоВля людьМи
В целях трУдоВой ЭКСПлУатации В КазахСтане


7.1. Вымогательство

Во время прохождения границы, легализации статуса и регуляр-
ных проверок документов трудовые мигранты из Узбекистана риску-
ют стать жертвами вымогателей. 95,2% всех опрошенных мигрантов
(100% опрошенных - в городах Алматы и Жанаозен), 87,4% местных
жителей (94% - в г. Алматы), 54,9% работодателей (80% - в г. Шымкент)
и 44% государственных служащих в Казахстане (66,7% - в г. Алматы)
подтвердили, что вымогательство является самым распространенным
правонарушением против трудовых мигрантов.

Мигранты рассказали, что на КПП пограничники, таможенники и
сотрудники полиции подвергали их необязательной и унизительной
проверке, если они отказывались давать им деньги. При пересечении
границы с Казахстаном трудовых и коммерческих мигрантов зачастую
принуждают к несанкционированным и неофициальным поборам.

Кроме того, даже при наличии всех необходимых документов для
регистрации, мигрантов могут вынуждать дополнительно оплачивать
неофициальные 200 - 500 тенге ($1,5 - $3,73) за легализацию их пребы-
вания в Казахстане. Сумма увеличивается до 20 - 70 тыс. тенге ($149,25
- $522,39) в случае получения регистрации на один год, необходимой
для выдачи разрешения на занятие трудовой деятельностью или роз-
ничной торговлей. Если у мигранта отсутствуют какие-либо документы,
необходимые для регистрации, он (она) за дополнительную плату мо-
жет приобрести необходимые формы и разрешения.

Однако, из-за незнания законов и своих прав, мигранты либо не
получают нужных документов, либо отдают свои паспорта работода-
телям, доверяя им свою легализацию, тем самым непреднамеренно
становясь жертвами взяточников во время регулярных, но порой не-
обоснованных проверок, устраиваемых миграционной полицией и дру-
гими силовыми ведомствами. Во время проверки документов мигран-

41
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

ты вынуждены давать взятки, если они не могут предъявить на месте
следующие документы: паспорт, миграционную карту, действующую
регистрацию, разрешение на работу, трудовой контракт и копию ли-
цензии работодателя на привлечение иностранной рабочей силы либо
медицинскую страховку. 57,3% из 71,1% фактов конфискации работо-
дателями паспортов мигрантов, связаны с тем, что мигранты не полу-
чили миграционные карты на границе. Работодатели зачастую отка-
зываются подписывать контракты с мигрантами, а также не получают
или не могут получить лицензию на привлечение иностранной рабочей
силы. В результате мигранты не знают, что им необходимо получить
специальное разрешение на работу либо медицинскую страховку на
время работы в Казахстане. Сумма взятки в случае отсутствия необхо-
димых документов при проверке варьируется от 200 до 3000 тенге ($1,5
- $22,39). Работодатели, использующие труд нелегальных мигрантов,
также дают взятки миграционной полиции и проверяющим в размере
от 1000 до 20 000 тенге ($7,46 - $149,25).


7.2. доходы от коррупции

Приблизительный годовой доход сотрудников силовых структур,
берущих взятки у трудовых мигрантов, составляет 14,5 млн. дол. США.
На основе расчетов дохода коррумпированных структур, воспользо-
вавшихся тем или иным способом вымогательства, нашим консультан-
том разработана модель взяточничества в этой сфере. Применив ее,
мы подготовили таблицу, показывающую предполагаемое число миг-
рантов, ставших жертвами вымогателей:

Условия, Усредненное В среднем Предполага- Сумма
благоприятствующие количество емое число USD
тенге USD
вымогательству случаев вымога- мигрантов,
тельства за один ставшими объ-
период трудовой ектами
миграции вымогателей27
Проверка документов 10,5 200 1,46 134185 2 058 339,13
Отсутствие регистрации 3,0 500 3,65 75200 823 357,66
по месту проживания
Отсутствие разрешения 1,0 2 000 14,60 13160 192 116,79
на работу
Отсутствие разрешения 3,1 2 500 18,25 36895 2 113 517,96
на ведение розничной
торговли
Отсутствие медицинс- 10,1 200 1,46 47000 690 296,20
кой справки

Количественное соотношение респондентов, рассказавших о случаях вымогательства во
27

время интервью, умноженное на предполагаемое число всех трудовых мигрантов

42
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

Отсутствие миграцион- 21,0 200 1,46 112800 3 460 605,20
ной карты
Отсутствие паспорта 3,0 500 3,65 43945 481 149,64
Процесс получения 1,2 1 200 8,76 113035 1 188 105,11
регистрации по месту
жительства
Процесс получения 1,0 32 500 238,66 5640 1 346 066,28
регистрации по месту
жительства на 12
месяцев
Процесс получения 1,0 2 000 14,60 56400 823 357,66
разрешения на ведение
розничной торговли
Процесс получения 1,0 500 3,65 30973 113 040,15
медицинской справки
Поиск оружия и наркоти- 1,0 1 000 7,30 1880 13 722,63
ческих веществ
Переход границы 2,0 1 000 7,30 65800 960 583,94
через КПП с большими
сумками
Торговля паспортами 1,0 12 000 87,59 987 86 452,55
Уничтожение протокола 1,8 5 000 36,50 2656 174 448,91
об аресте во время
проверки личности
мигранта
Итого: $ 14 525 159,80


7.3. торговля людьми в целях трудовой эксплуатации

Значительное число трудовых мигрантов, в том числе лиц, не до-
стигших совершеннолетнего возраста, становится жертвами торговли
людьми в целях трудовой эксплуатации. Треть опрошенных мигрантов
рассказали, что в последние несколько лет они подвергались эксплуа-
тации, причем им не платили минимум за месяц. Большинство других
респондентов заявили о том, что получали только часть из обещанных
денег. В некоторых случаях паспорт мигранта, который вернул работо-
датель, был единственной компенсацией за тяжелый труд.
Для оценки ситуации с торговлей людьми, в которую вовлекают миг-
рантов из Узбекистана, в данном отчете использовано определение
ООН о торговле людьми и эксплуатации из Протокола о предупрежде-
нии и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми,
и наказании за нее (здесь и далее - Протокол), принятого в 2000 г. и
дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организо-
ванной преступности. Это всеобъемлющее определение, отражающее
сложность и динамику торговли людьми. Итак, в соответствии со ста-
тьей 3 Протокола:

43
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

(a) «Торговля людьми означает осуществляемые в целях эксплуатации
вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем
угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения,
мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью по-
ложения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения
согласия лица, контролирующего другое лицо». Эксплуатация включает в
себя как минимум эксплуатацию других людей с целью оказания сексуальных
услуг либо другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд
или услуги, рабство или условия, близкие к рабским, сервитут или продажу
органов;
(c) вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение ребен-
ка с целью эксплуатации считается «торговлей людьми» даже в случае не-
применения методов, описанных в подпункте (a) настоящей статьи;

Исходя из этого определения, торговля людьми имеет три состав-
ляющие - вербовку, способы принуждения человека и эксплуатацию.
Тем не менее, согласно пункту (b) статьи 3 Протокола, согласие жер-
твы считается необязательным в том случае, если «имело место при-
менение одного или нескольких методов, указанных в подпункте (a)».
Следовательно, лицо считается жертвой, независимо от его (ее) со-
гласия на эксплуатацию. Это положение соответствует международ-
ным правовым нормам, согласно которым человек не может (с юриди-
ческой точки зрения) дать согласие на применение в отношении себя
насилия, принуждения, обмана или злоупотребления властью. Кроме
того, в Объяснительных Записках к Протоколу «уязвимое положение»
означает «любую ситуацию, в которой у вовлеченного в нее человека
нет реальной и приемлемой альтернативы избежать подчинения наси-
лию». Это положение лишает торговцев возможности в суде свалить
всю вину на жертву, аргументируя это тем, что жертва дала свое со-
гласие на торговлю и, следовательно, подвергалась «справедливой»
эксплуатации.

В Казахстане торговля людьми в целях сексуальной эксплуата-
ции происходит на базарах-однодневках («мардикор») и организуется
«бригадирами», которые координируют процесс покупки и продажи
мигрантов в целях трудовой эксплуатации. Бригадиры могут также вы-
полнять функции вербовщиков или посредников между вербовщиками,
перевозчиками и эксплуататорами. Торговцы людьми на базарах - это,
как правило, настоящие или бывшие граждане Узбекистана, которые
проживают на временной или постоянной основе в Казахстане. Они
вербуют мигрантов как в отдаленных селах и аулах, так и в больших
городах по всему Казахстану. Их можно встретить на станциях или ав-
тобусных остановках, куда приезжают мигранты из Узбекистана, либо
на вокзалах в Узбекистане.

44
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

Например, черный рынок труда есть в Кунграде - маленьком город-
ке на территории Узбекистана. Сюда прибывают ночные поезда из Ка-
захстана с бригадирами, покупающими узбекских рабочих для их даль-
нейшей перепродажи на черных рынках труда в Казахстане клиентам,
заинтересованным в использовании труда узбекских трудовых миг-
рантов. Прямо на станции бригадиры заключают сделки с потенциаль-
ными трудовыми мигрантами и, после согласования условий сделок,
узбекские вербовщики передают казахстанским бригадирам паспорта
купленных рабочих, которые в сопровождении узбекского бригадира
уезжают в Казахстан, чтобы быть проданными в целях эксплуатации.
В зависимости от квалификации и подготовки работника торговцы в
Узбекистане получают от 4000 до 7000 тенге ($30 - $52) за человека.
За женщину, независимо от ее возраста и специальности, они просят
2500 тенге ($19).

Помимо бригадиров, в качестве торговцев людьми на этом рынке
выступают родители, продающие своих несовершеннолетних детей в
целях эксплуатации по 1500 - 2000 тенге ($11 - $15) за ребенка. Брига-
диры с охотой покупают детей, ведь для эксплуатации они подходят
так же, как и взрослые, но их легче контролировать и прятать от орга-
нов, поскольку у детей нет паспортов и, следовательно, за них не нуж-
но нести такой юридической ответственности, как за взрослых.

На черных рынках труда Казахстана бригадиры заключают сделки с
работодателями, желающими нанять для работы трудовых мигрантов
из Узбекистана. В соответствии с условиями сделки бригадир получает
от работодателя всю сумму, предназначенную для мигрантов, а затем
решает, на каких условиях и какой процент из этих денег он отдаст ра-
бочим. Трудовые мигранты, самостоятельно приехавшие в Казахстан
в поисках работы и пытающиеся найти для себя работодателей на
черных рынках, рискуют быть замеченными бригадирами, которые, как
правило, избивают таких мигрантов и держат их в изоляции до тех пор,
пока они не соглашаются стать частью их «бригады». 10,9% опрошен-
ных мигрантов признались, что бригадиры заставили их стать жертва-
ми торговли людьми.

на черном рынке труда в алматы исследователь представилась жи-
тельницей города, ищущей трудовых мигрантов для ремонта дома. Бри-
гадир предложил ей взять 5 рабочих на 2 недели и попросил 45 000 тенге
($333) плюс расходы на питание. По условиям сделки бригадир должен был
получить всю сумму. Исследователь поинтересовалась, какая часть этих
денег будет выплачена рабочим. Бригадир рассмеялся и сказал: «об этом не
беспокойтесь. Мы все решим». на вопрос, имеется ли у рабочих регистра-
ция в г. алматы, бригадир ответил: «не волнуйтесь. они никуда не убегут.

45
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

У меня их паспорта, а любая их попытка сбежать обернется задержанием
миграционной полицией, так как они на нашей стороне». Исследователю не
удалось увидеть самих мигрантов, поскольку их привозят на рынки рано ут-
ром и затем увозят на место работы.



Помимо бригадиров, коррумпированные сотрудники правоохрани-
тельных органов Казахстана также принимают участие в торговле тру-
довыми мигрантами из Узбекистана. В Мангыстауской области черный
рынок труда в г. Жанаозен полностью контролируется местной поли-
цией без участия бригадиров. Приехав утром на рынок, полицейские
ежедневно собирают по 100 тенге ($0,75) с каждого мигранта.

Интервью с одним из жителей г. Шымкент также подтвердило сущес-
твование здесь трудового рынка, через который «проходят» строите-
ли, приехавшие на заработки из Узбекистана. Содержащихся в лагере
людей привозит полиция. Ей мигрантов передают коррумпированные
сотрудники таможенной службы Казахстана, которые арестовывают
мигрантов, приехавших на заработки и отказавшихся давать взятку.

Полицейские занимаются также торговлей паспортами. Работода-
тель или сотрудник правоохранительных органов конфискует паспорт
мигранта, а затем вымогает деньги за его возвращение. Суммы варь-
ируются от 5000 тенге ($37) до 20 000 ($149) - в г. Алматы. В среднем
ставка составляет $100. Коррумпированные офицеры предпочитают
конфисковать паспорта, а не задерживать самих мигрантов, так как за
возвращение документов они могут потребовать больше денег, чем за
освобождение самих мигрантов. Трое из опрошенных мигрантов были
вынуждены выкупать свои паспорта в полиции. Каждый из них знал
о риске, связанном с проверкой документов. Поэтому некоторые трудо-
вые мигранты решаются ехать без паспортов. Они нелегально переходят
границу и берут с собой лишь копию паспорта или выданный милицией
документ, удостоверяющий личность владельца. Затем они покупают за
200 - 300 тенге ($1,5 - $2) миграционные карты с печатью, а в случае
проверки документов предъявляют копию паспорта вместе с миграци-
онной картой, заявляя, что паспорта находятся у работодателя.




46
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




8. отношения С ПриниМающиМ общеСтВоМ

Как местное население в целом относится к трудовым мигрантам
из Узбекистана? По материалам исследования 53,9 % респондентов
одобряют присутствие мигрантов в регионе и пользуются их услугами
(больше всего в Южно-Казахстанской области – 74,1%), 20,4 % респон-
дентов одобряют присутствие мигрантов в регионе, но не пользуются
их услугами, 25,1% опрошенных не одобряют присутствие мигрантов в
регионе (в Мангыстауской области 45%).

25,2% местных жителей утверждают, что они не видят особой раз-
ницы между гражданами Узбекистана и Казахстана; 20,9% рады, что
Узбекистан обеспечивает их дешевой рабочей силой; 12,5% считают
их хорошими работниками, гарантирующими высокое качество рабо-
ты, (7,3%) - готовыми браться за любую работу (2,1%), позволяющими
решить проблему нехватки рабочей силы в важных производственных
отраслях (2,1%), нетребовательными и неконфликтными (1%). 2,1% Ка-
захстанские граждане ценят в узбеках доброту и трезвость; 14,1% с
сочувствием относятся к мигрантам и считают, что Казахстан должен
помогать им кормить семьи в Узбекистане; 1% респондентов негативно
относятся к узбекам в отместку за их отношение к Казахстану. Еще 1%
путают трудовых мигрантов с оралманами и считают, что бездомные
и брошенные своей родиной мигранты получают гораздо больше вни-
мания и помощи от государства, чем простые казахстанцы. По мнению
20,4% казахстанских граждан, принявших участие в опросе, трудовые
мигранты из Узбекистана составляют конкуренцию местным жителям
на рынке труда – (большинство опрошенных проживает в г. Алматы или
в Махтааральском районе).

С другой стороны, большинство мигрантов хорошо относится к
обычным жителям Казахстана. По их утверждению, они могут конф-
ликтовать только с бригадирами, контролирующими их работу и нару-
шающими их права, или с сотрудниками миграционной полиции, среди
которых много коррумпированных работников, зачастую использую-
щих рабский труд мигрантов в собственных целях. 90,5% мигрантов
считают, что их основными врагами являются бригадиры и миграци-
онная полиция.
47
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




9. официальная оценКа трУдоВой Миграции
из УзбеКиСтана

В целом, государственные органы обеих стран признают, что трудо-
вая миграция между Узбекистаном и Казахстаном неизбежна и играет
важную роль в экономическом, политическом и социальном развитии.
68% чиновников в Казахстане и 57,1% - в Узбекистане считают мигра-
цию прибыльной для своих стран, а 52% в Казахстане и 42,9% в Узбе-
кистане – взаимовыгодным процессом. Однако узбекские респонденты
уверены, что Казахстан не заинтересован в легализации потоков тру-
довой миграции. В общем, более 2/3 чиновников в обеих странах счи-
тают, что Казахстан извлекает больше выгоды из трудовой миграции,
чем Узбекистан.

52% чиновников в Казахстане и все респонденты в Узбекистане
пришли к единому мнению о том, что трудовая миграция из Узбекиста-
на позволяет решить проблемы, связанные с нехваткой рабочей силы
на казахстанском рынке труда. Тем не менее, 28,6% неодобрительно
отозвались об этом процессе, так как Узбекистан, по их мнению, теряет
наиболее квалифицированные кадры, а 32% чиновников в Казахстане
считает, что трудовые мигранты из соседних стран создают нездоро-
вую конкуренцию на национальном рынке труда, сбивая цены и отни-
мая рабочие места у местного населения.

48% чиновников в Казахстане связывают присутствие мигрантов из
Узбекистана с различными социальными проблемами в стране, 28%
полагают, что трудовая миграция из Узбекистана способствует росту
преступности, при этом 2/3 из них отмечали, что преступления совер-
шаются не самими мигрантами, а против них; 8% обвиняют мигрантов
из Узбекистана в нарушении санитарных норм, а 12% уверены, что
мигранты являются дополнительной нагрузкой для казахстанских про-
грамм социального обеспечения, так как они не платят налоги; 1 со-
трудник миграционной полиции высказал также подозрение о наличии
связи между трудовыми мигрантами и исламскими фундаменталиста-
ми. С другой стороны, государственные чиновники в Узбекистане ут-
верждают, что незаконное пересечение казахстанской границы явля-
ется единственным нарушением трудовых мигрантов из Узбекистана;
48
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

88% казахстанских чиновников поддерживают упрощение процедуры
легализации трудовых мигрантов, а 8% из них занимаются разработкой
предложений по усовершенствованию существующего законодательс-
тва в области трудовой миграции. Признавая тот факт, что незаконное
положение мигрантов зачастую является результатом действия фак-
торов, не поддающихся контролю, 28% государственных служащих
согласны с необходимостью реформирования законодательной базы,
20% говорили о повышении уровня управления государственной гра-
ницей, 8% призывали к развитию диалога на государственном уровне,
16% обвиняли в чрезмерной бюрократичности и коррупции, а 4% - в
ненужных административных ограничениях и запретах.

Еще 4% казахстанских чиновников утверждали, что корни главных
проблем, на пути легализации трудовых мигрантов из Узбекистана сле-
дует искать в самом Узбекистане; 28,6% опрашиваемых в Узбекистане
согласны с этой точкой зрения. Они считают, что отсутствие полити-
ческой воли в проведении реформ в сфере трудовой миграции, а также
недостаточное внимание, уделяемое государством этому вопросу, сти-
мулируют нерегулируемые потоки трудовых мигрантов, лишенных как
правовой, так и социальной защиты. Высшие эшелоны власти в Узбе-
кистане не признают необходимость реформирования этой сферы. По-
этому до сих пор без ответа остается прошение МОМ о получении ак-
кредитации в Республике Узбекистан, что ограничивает деятельность
этой организации в сфере развития процессов управления миграции в
и из Узбекистана.
Тем не менее, по мнению большинства чиновников обеих стран,
трудовая миграция из Узбекистана в Казахстан является естественным
и неизбежным результатом перемен, произошедших в экономической
среде и демографической ситуации в этих странах. Они поддерживают
необходимость соблюдения прав мигрантов и принятия хотя бы мини-
мальных трудовых стандартов.




49
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




10. Социально-ЭКоноМичеСКое Влияние и аСПеКты
трУдоВой Миграции В УзбеКиСтане
Растущая зависимость населения страны от заработанных за грани-
цей денег привела к изменениям в демографическом составе потоков
трудовой миграции, повлияла на структуру сообществ и семей, а также
на карьерные интересы узбекской молодежи, стимулировала рост де-
нежных переводов, в результате чего появилась необходимость в раз-
витии банковской системы, а также возросло понимание значимости
этого процесса для Узбекистана среди представителей власти.

Изменившийся гендерный баланс трудовых мигрантов оказал свое
воздействие на положение женщин и их роль в обществе, особенно в
сельских районах. Если в 1999 г. менее 2% женщин-трудовых мигран-
тов считали себя главами семей, то сейчас 57,6% женщин говорят о
том, что именно они кормят своих родственников и поэтому являются
главными в семьях. Действительно, в г. Ташкент, Джиззакском, Сыр-
дарьинском и Ферганском вилоятах существуют целые деревни, где
почти все женщины отправляются в Казахстан на работу в сезон сбора
сельскохозяйственных культур, оставляя на 3 - 4 месяца своих безра-
ботных мужей присматривать за детьми и стариками.

В целом, 11,6% мигрантов и более 1% всех трудовых ресурсов из
Узбекистана задействованы исключительно за границей, оказывая
финансовую поддержку 1,3% взрослых и 3,6% материально зависи-
мых от них детей. Таким образом, около 2,2% взрослого населения и
4,4% детей находятся в полной экономической зависимости от денег,
заработанных их родственниками за границей, а для 18,9% взрослых
значительную часть их дохода составляют именно денежные перево-
ды из-за рубежа. Все респонденты согласились с тем, что, однажды
поработав за границей, трудовые мигранты в состоянии значительно
увеличить доход и благосостояние своих семей.

Это благоприятное влияние трудовой миграции стало сказываться
на выборе профессии среди молодежи. В настоящее время значитель-
но возросло количество учащихся в строительных колледжах и на по-
варских курсах. На фоне этого снижается заинтересованность молоде-
жи в таких профессиях, как врачи, учителя и инженеры.

50
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

Трудовая миграция серьезно повлияла на снижение уровня безра-
ботицы в Узбекистане. Наибольшее количество мигрантов приезжает
из Джиззакского, Сырдарьинского и Ферганского вилоятов. Согласно
официальным данным, безработица в этих регионах составляет от
0,2 до 0,4% трудоспособного населения. Однако найти работу удается
лишь 52% жителям трудоспособного возраста.

Трудовая миграция не только благотворно сказывается на уровне за-
нятости населения, но и является источником капитала, необходимого
для развития частного бизнеса в Узбекистане. Согласно предыдущим
исследованиям, 6,5% предпринимателей заработали стартовый капитал
за границей в качестве трудовых мигрантов. В среднем их предприятия
могли предоставить больше (37) рабочих мест, чем мелкие предприни-
матели (7), работающие помногу лет.28 Это пример того, какие преиму-
щества появляются у людей, поработавших за границей, - они не только
обмениваются опытом, но и знакомятся с новыми методами работы и
заводят полезные знакомства, налаживают деловые связи.

Благодаря денежным переводам, трудовая миграция непосредс-
твенно влияет и на рост валового национального продукта, хотя в слу-
чае с Узбекистаном это происходит неофициально вследствие недо-
статочно развитой банковской системы. Согласно оценкам экспертов
Агентства по вопросам внешней трудовой миграции Узбекистана, тру-
довые мигранты из этой страны, работающие в Южной Корее, ежеме-
сячно переводят своим семьям минимум $300. По оценкам российских
исследователей, занятые в России граждане Узбекистана ежемесяч-
но переводят не менее $52.29 Несмотря на отсутствие аналогичных
данных об узбекских трудовых мигрантах, работающих в Казахстане,
можно предположить, что их денежные переводы в целом превышают
500 миллионов долларов США.30 Доказано, что в странах, где трудовая
миграция считается одной из приоритетных задач и осуществляется
на основе политики либерализма, денежные переводы значительно
превышают указанные суммы. Кроме того, гораздо выше уровень за-
щищенности трудовых мигрантов, работающих за рубежом. И, нако-
нец, увеличение доли денежных переводов в ВВП в среднем на 10%
приведет к снижению (на 1,6%) уровня бедности.31
Максакова Л.П. Трудовая миграция населения Узбекистана: тенденции и региональные
28

особенности, Центр эффективной экономической политики, Министерство экономики
Республики Узбекистан, Ташкент, 2005
Тюрюканова Е. Трудовая миграция из стран СНГ и новые практики эксплуатации труда,
29

доклад на международной конференции «Международная миграция: Каир+10», 2004
Максакова Л.П. Трудовая миграция населения Узбекистана: тенденции и региональные
30

особенности, Центр эффективной экономической политики, Министерство экономики
Республики Узбекистан, Ташкент, 2005
Всемирный Банк (2003) “Международная миграция, денежные переводы и снижение уровня
31

бедности”.

51
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




11. ВыВоды и реКоМендации

По результатам опроса среди государственных чиновников, кото-
рый был проведен в рамках данного исследования, трудовая миграция
между Казахстаном и Узбекистаном является неизбежным процессом
и имеет ряд преимуществ. Тем не менее, ни одна из сторон не поста-
вила трудовую миграцию в число национальных приоритетов. Ее ре-
гулирование оставляет желать лучшего как в стране происхождения,
так и в стране назначения мигрантов. Недоработки в правовой системе
и государственном управлении процессами трудовой миграции в Уз-
бекистане способствуют созданию условий, при которых большинство
мигрантов не может выполнить установленные правила и поэтому вы-
бирает неофициальную миграцию. Противоречия в законодательстве
Казахстана и запутанная процедура легализации также лишают трудо-
вых мигрантов возможности узаконить свое положение в республике,
особенно в контексте коррумпированности силовых структур и отсутс-
твия желания у работодателей соблюдать правила привлечения инос-
транной рабочей силы. В результате этого, как показало исследование,
трудовые мигранты из Узбекистана, приезжающие в южный Казахстан,
подвергаются эксплуатации, сопровождающейся нарушением их прав.
Большинство мигрантов работает без контрактов. Долгими неделями
они вынуждены трудиться без выходных, не имея возможности про-
пустить работу даже по болезни, получая за свой труд лишь гроши из
обещанных денег или совсем ничего. Они живут и работают в тяжелых
условиях без соблюдения правил техники безопасности, лишенные
возможности защищать свои права. Несмотря на это, многие отправ-
ляются в другие страны в поисках работы в связи с тяжелой экономи-
ческой ситуацией в Узбекистане.

Трудовая миграция приобретает все большое значение для Узбе-
кистана из-за ограниченных экономических возможностей, которые яв-
ляются результатом неадекватной экономической политики правитель-
ства. Женщины и мужчины из Узбекистана отправляются в Казахстан
в поисках работы. Многие приезжают в сопровождении родственников
и друзей. Казахстан, вероятно, будет продолжать оставаться одной из
главных стран назначения для многочисленных трудовых мигрантов, в
том числе из Узбекистана. Следовательно, вопрос о регулировании тру-
52
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

довой миграции должен решаться в Узбекистане на уровне правительс-
тва, чтобы обеспечить защиту собственных граждан за рубежом. В свою
очередь, Правительству Казахстана следует рассмотреть возможность
разработки и принятия минимальных государственных стандартов по их
трудоустройству.

Правительства Узбекистана и Казахстана должны рассмотреть
возможность подписания двустороннего соглашения о регулировании
трудовой миграции. Для этого в рамках вопросов, предусмотренных
соглашением (лицензирование, заключение трудовых контрактов, ус-
ловия обмена трудовыми ресурсами и легализация различных спе-
циалистов), необходимо обсудить механизмы мониторинга и защиты
прав мигрантов. В целях легализации большего количества мигрантов
Казахстан мог бы рассмотреть возможность распространить амнистию
на нелегальных или нерегулярных мигрантов, работающих в настоя-
щий момент в Казахстане. Благодаря этой мере нелегально работа-
ющие в Казахстане мигранты не станут более избегать регистрации
в государственных органах, опасаясь неприятных для себя последс-
твий, а у государства появится возможность не только улучшить ре-
гулирование процесса, но и значительно снизить риски, связанные с
нелегальной трудовой миграцией. В рамках соглашения необходимо
также предусмотреть меры, в соответствии с которыми в отношении
работодателей будут налагаться взыскания либо штраф при наруше-
нии прав мигрантов.

Кроме того, Узбекистан должен разрешить лицензирование част-
ных рекрутинговых фирм и иностранных компаний, занимающихся на-
бором специалистов из страны, что должно способствовать более эф-
фективной защите прав мигрантов и сокращению срока рассмотрения
заявлений. Сейчас, в соответствии с законодательством Узбекистана,
ходатайства граждан страны, получивших приглашение на работу от
иностранной компании, рассматриваются в индивидуальном порядке.
В целях осуществления контроля потребностей трудового рынка и ус-
ловиями, в которых живут и трудятся узбекские мигранты в Казахстане,
Узбекистану рекомендуется открыть представительство в Казахстане,
которое занималось бы вопросами трудовой миграции узбеков в Ка-
захстан от имени Узбекистана. Например, Правительство Узбекистана
могло бы утвердить должность атташе по трудовым вопросам в Казах-
стане либо наладить сотрудничество с культурными центрами узбекс-
кой диаспоры, проживающей в Казахстане.

Обе страны должны рассмотреть возможность реформирования
законодательных актов, регулирующих процессы миграции. В целях

53
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан

устранения противоречий Казахстану рекомендуется внести поправки
в Закон «О миграции населения». Узбекистану, видимо, необходимо
разработать и принять закон о миграции, предусматривающий все ас-
пекты перемещения мигрантов из, в и по территории Узбекистана на
временной и постоянной основе.

Не менее важный вопрос - коррупция в рядах миграционной поли-
ции, пограничной службы и таможенных органов. Решение этой про-
блемы невозможно без соблюдения законности и повышения эффек-
тивности трудовой миграции для Узбекистана и Казахстана.

Кроме того, для повышения информированности мигрантов и ра-
ботодателей о правовых аспектах трудовых отношений между сторо-
нами, рекомендуется проводить информационные компании, в ходе
которых разъясняются права и обязанности трудящихся мигрантов и
работодателей.

Несомненно, укрепление потенциала страны и развитие сотрудни-
чества между всеми государственными органами окажет благотворное
влияние на инвестирование в трудовую миграцию и развитие челове-
ческого капитала.




54
Трудовые мигранты из Узбекистана
в южных регионах Республики Казахстан




библиография

Агентство Республики Казахстан по статистике (2005)

База данных индикаторов всемирного развития, Всемирный Банк,
http://devdata.worldbank.org/data-query/

Вебсайт классификации доходов. Всемирный Банк,
www.worldbank.org

Исемирная база данных. Центральное разведовательное управле-
ние (ЦРУ),
http://www.cia.gov/cia/publications/factbook/geos/kz.html#People

Глобальные тенденции занятости среди женщин, Международная
организация труда, Женева, 2004

Максакова Л.П. Трудовая миграция населения Узбекистана: тен-
денции и региональные особенности, Центр эффективной экономи-
ческой политики, Министерство экономики Республики Узбекистан,
Ташкент, 2005

Международная кризисная группа, Азиатский брифинг #38, 25
Мая 2005 г., Бишкек/Брюссель

Международная миграция, денежные переводы и снижение бед-
ности. Всемирный Банк, 2003
http://www.eldis.org/static/DOC14719.htm

Тюрюканова Е. Трудовая миграция из стран СНГ и новые практи-
ки эксплуатации труда, доклад на международной конференции
«Международная миграция: Каир+10», 2004
Отчет по человеческому развитию в Казахстане 2004. ПРООН.-
Алматы, 2005

Kazakhstan Infobase, ПРООН, 2004
http://www.undp.kz/infobase/start.html?type=2



55

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ