<<

стр. 2
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ность своему делу, они дипломатичны, и в то же время, разговорчивы, эмо
циональны. Настойчивость и целеустремленность, помноженные на дипло
матические способности умение общаться, позволяют женщинам быть от
личными предпринимателями! Именно СМИ могут помочь женщинам пред
принимателям развить свои сильные стороны и управлять ими, не позволяя
управлять собой.
Но до сих пор российские СМИ (в том числе и местные) не повернулись лицом
к женщине как социально равному партнеру. Они упорно не замечают той огром
ной и кропотливой работы, которую проводят женские неправительственные
организации по формированию совершенного иного типа женщины — независи
мой, деловой, самостоятельно избирающей свой путь, в том числе и занятие
бизнесом. Наши СМИ, в силу их коммерциализации, незаинтересованы в этих
проблемах. Специализированные женские массовые издания, в свою очередь,
лишь закрепляют гендерные стереотипы, рассматривая свою аудиторию как тра
диционно женскую. О преодолении гендерной ассиметрии в общественном со
знании должны позаботиться сами женщины, выступая на самых высоких уров
нях и пробиваясь на страницы СМИ и в эфир.



М.З. Мамаева (Дагестанский ГУ)

ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРЕССА
ДАГЕСТАНА
Среди дагестанских изданий, вызванных к жизни в середине 80 х годов,
выделялись общественно политические газеты. Их учредителями были как
частные лица, так и политические партии, общественные организации, на
родные движения и общества и т.д.
Первой независимой частной дагестанской газетой стала «Трибуна», учреж
денная Александром Гисцевым 24 ноября 1989 г. Он же был и редактором.
«Трибуна» выходила форматом А 3 на 4 х полосах, тиражом 4 тысячи
экземпляров, 1 раз в месяц или 1 раз в два месяца. Девизом газеты было

32
приписываемое Вольтеру изречение: «Ваше мнение мне глубоко враждеб
но, но за Ваше право его высказать я готов пожертвовать жизнью». Газету
неоднократно пытались закрыть, т.к. на ее страницах печатались материа
лы, направленные против руководства республики. В конце концов, ее вы
ход был приостановлен 24 июня 1994 г. на основании ст. №4 Закона РФ о
СМИ, которая гласит о «недопустимости злоупотребления свободой мас
совой информации».
Республиканская демократическая частная газета «Дагестан» издава
лась с ноября 1990 г. членами инициативной группы по созданию общена
родного демократического движения в Дагестане. Учредителями выступи
ли Магомед Расул Магомедов, старший преподаватель кафедры педагоги
ки и психологии Республиканского института усовершенствования учите
лей, и Ибрагим Магомедов, заведующий кафедрой высшей математики Да
гестанского государственного университета, он же и редактор. Газета вы
ходила форматом А 3, вначале два раза в месяц, затем 1 раз.
Свою газету «Другое небо» издавал Вазиф Мейланов, бывший диссидент,
отсидевший срок за поддержку А.Д.Сахарова. Газета была зарегистрирована
24 мая 1991 г., затем в ноябре 1994 перерегистрирована. Выходила на 6 ти
полосах форматом А 3, один раз в месяц, тиражом 1200 экземпляров.
Учредителями следующих газет выступали политические партии и обще
ственно политические движения: «Маджлис» — Союз демократической
партии Дагестана; «Советский Дагестан» — Реском Компартии Дагестана;
«Товарищ» — городская партийная организация Компартии Дагестана; «Тен
глик» («Равенство») — Кумыкское народное движение «Тенглик»; «За Ро
дину, за Сталина» — Народно демократическое движение «Сталин»; «Кази
Кумух» — Лакское движение «Кази Кумух»; «Садвал» («Единство») — Лез
гинское народное движение «Садвал». Исполком Аварского народного дви
жения совместно с Народным фронтом имени Шамиля выпускал газету
«Цолъи» («Солидарность»), совместно с Фондом Шамиля — газету
«МагIарулал» («Аварцы). «Цези» был органом Цезского народного движе
ния «Возрождение». «Маслиат» («Совет») выпускало Республиканское об
щественное объединение; «За правду» — Народно патриотический Союз
Дагестана; «ЖамагIат» («Общество») — Аварское народное движение «Джа
маат», «Согратль» — Аварское общество «Согратль».
Все вышеперечисленные газеты выходили обычно форматом А 3.
Большинство газет издавались на русском языке. На аварском выходи
ли «МагIарулал» и «ЖамагIат». На двух языках — русском и аварском —
«Цолъи» и «Согратль», русском и кумыкском — «Тенглик», русском и лез
гинском — «Садвал». Все газеты издавались в черно белом цвете.
Регион распространения изданий зависел от задач, которые каждое из
них ставило перед собой. Редактора газет «Другое небо», «Маджлис», «Го
лос правды», «Советский Дагестан», «Дагестан» и других изданий стреми
лись распространять их по всей республике. Это зависело в первую очередь
от материальных возможностей и технической базы редакций.


33
У каждого издания была нацеленность на своего читателя: у «Маджли
са», «Дагестана», «Другого неба» — это демократически настроенная ауди
тория, у газет «За Родину, за Сталина», «Голос правды», «Советский Даге
стан» — коммунисты и прокоммунистически настроенные люди всех возра
стов. Аудиторию «Кази Кумуха», «Тенглика», «Садвала» и других подоб
ных изданий составляли представители коренных национальностей.
Возникнув на волне демократических изменений, новая общественно полити
ческая пресса чутко реагировала на процессы, происходившие в республике. На
ходясь в оппозиции к существующей власти, многие из них являлись инициаторами
всевозможных народных акций: митингов, перекрытий дорог и т.д., таким обра
зом протестуя против местных политических властных структур (и в новые време
на состоявшей из старой номенклатуры). Печатные органы народных движений
открыто проводили мысль о создании внутри Дагестана самостоятельных госу
дарственных образований своих народов («Тенглик», «Садвал»).
Но политическая ситуация в республике постепенно «прояснялась» — ста
рая номенклатура прочно сидела в своих креслах и дозированно допускала в
свои ряды новичков. Надежды многих политических партий и их изданий не
оправдались: мощное демократическое движение не было создано.
С точки зрения содержания все материалы можно сгруппировать сле
дующим образом: это публикации о необходимости создания демократи
ческого движения в Дагестане, о государственном устройстве республики,
о взаимоотношениях России и Дагестана, о путях экономического развития
республики, о проблемах развития родных языков, культуры, об истори
ческом прошлом горного края и т.д.
Тяжелое материальное положение, обострившееся с повышением цен
на бумагу, типографские и почтовые расходы, с одной стороны, и неразви
тость демократического сознания аудитории, с другой, привели к тому, что
в 1994 году все демократические, а также издания национальных движений
прекратили свое существование.



В.В. Панферова, Т.В. Смирнова, А.Л. Факторович
(МГОПУ им. М.А.Шолохова)

ВУЗОВСКИЕ ГАЗЕТЫ
НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ТЕНДЕНЦИЙ СМИ:
ДЕСТРУКТИВНЫЕ НАСТРОЕНИЯ И ИХ
ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ
Объект рассмотрения — эмоциональный негатив и утверждение при
оритетов невежества в студенческих газетах (на одном из подпространств
— печатных вузовских СМИ 2002—2003 годов, включая издания студенчес


34
ких и смешанных сообществ, как столичная «@кция»; при этом отвлекаемся
от другого подпространства — электронной студенческой газеты в Интер
нет с его спецификой).
Привлекаемые феномены разнообразны: от заметок в поддержку рас
прав над преподавателями, типа материала о первокурснике Тюменского
госуниверситета А.С., ударившем ножом в спину преподавателя математи
ки (который не поставил зачет с первого раза) и якобы достойном оправда
ния, — до внутренне связанного с такими заметками следующего стихот
ворного пассажа в газете Красноярского госуниверситета:
Да, я охочусь на людей.
От ярости набухли вены.
Из глотки хлещет злая пена.
Но я от этого сильней.
Репрезентативно здесь практически все, включая заглавие «Интолерант
ное», имя рубрики «ЛИНЧ» («Литературное творчество наших читателей»),
учредителя — ректорат с его сверхплюрализмом и/или слепотой...
Подчеркнем: указанные материалы, являя часть, — суть образ целого, со
держательных доминант издания. Это позволяет использовать такую «метони
мию» операционально, транспонируя анализ на всю рассматриваемую газету.
Основная задача — установить тенденции в трех взаимосвязанных сфе
рах: объектной, структурной и гносеологической.
Объектная сфера представлена группой тенденций, из которых доста
точно иллюстративны две: нарастание эмоционально негативной окраски и
утверждение
приоритетов невежества.
Структурно актуальна тенденция к вытеснению определенных СМИ.
Гносеологически актуальна также одна тенденция — установка расши
рять и уточнять на указанной основе типологию СМИ.
Обратимся к нарастанию эмоционально негативной окраски. Общая не
гативная информационная основа современной событийности — кримино
генная фрагментация, прежде всего сугубая фрагментация участников лю
бого события. Она чревата полным отвыканием от какого бы то ни была
интереса ко всякой позитивной и даже к событийно значимой, но нейтраль
ной информации. Отмеченная и за рубежом (Gross etc., 263), эмоциональ
ная негативация налицо и в российских СМИ.
Между тем она противоречит потребности в эмоциональном балансе,
усиливающейся в современных условиях (см. новое и убедительное объяс
нение значимых для объекта сущностей, обобщающее и являющее собой
особую корреляцию имплицитных и эксплицитно языковых феноменов —
Карасик 2002, С. 411 и след.).
Данную потребность могут насыщать такие носители информации, в ко
торых эмоциональная окраска более сбалансирована или отсутствует.
Отсюда — тенденция иного рода, структурная: вытеснение событийнос
ти СМИ другими источниками, которая сталкивается с представлением о


35
всевластии масс медиа в инфосфере — представлением, порой незаметно
переходящим в миф. Так вновь определяется фаза снижения и потери инте
реса к газетной (а отчасти к эфирной и даже интернетной) информации в
полном смысле слова — на фоне книжной чтивомании и кроссвордной эпи
демии. По понятным причинам именно для студенческих печатных СМИ эта
опасность разносторонне губительна.
Другая объектная тенденция — утверждение приоритетов невежества. (Его
следует отличать от старинной романтизации лени или давнего и недавнего под
трунивания над отличниками). Для исследуемого объекта справедлива оценка,
высказанная выпускником журфака ЛГУ на страницах редактируемой им в Буэ
нос Айресе «Нашей страны», газеты, именуемой «эмигрантское сердце», ду
ховной пристани хранителей вековых ценностей: «К числу самых неприятных
черт теперешней подсоветской журналистики принадлежат пошловатая фамиль
ярность слога и настойчивое хвастовство пробелами своего образования» (Ру
динский 2003, С. 2. Наименование «подсоветский» у автора отражает явления
последних десятилетий, рожденные тоталитаризмом и при этом заслуживающие
сочувственно критического изучения).
Отмеченная черта проявляется в студенческих СМИ вполне рельефно и,
парадоксально заостряя интеллектуальную деструкцию, временно оказы
вается востребованной (ввиду причин, уже анализировавшихся И.А. Руден
ко и вслед за ней — авторами в серии публикаций 2000 х годов).
Обе объектные тенденции, с одной стороны, самодостаточны; с другой
же — ставят вопрос о корреляциях в сфере познания. Для их анализа воз
можны различные точки отсчета; правомерна и телеологичная. Какова ре
альная цель подобного негатива, зачастую имплицитная (по П.Фейерабен
ду), подспудная — и нередко контрастная целям декларируемым?
Непротиворечивый ответ на вопрос о цели — эмоциональная подстрой
ка под аудиторию, точнее — под ее наиболее поверхностную (в разных
планах, и далеко не всегда многочисленную часть. На деле такая газета
ориентируется на маргиналов в простейшем смысле, превращается в узко
групповое (без корпоративности в лучшем смысле). Она перестает быть в
исходном значении «вузовской». Студент как статус и особое личностное
качество (Оберемко 1999, С. 43) для ее характеристики нерелевантен.
И здесь объяснительная сила тенденциального аппарата естественно
переходит от объектов познания к его направлениям. Представление об
объектных характеристиках
(нарастание негатива и т.п.) сопровождается представлением об их зна
чимости для типологии. Реальная (а не декларируемая), причем как явная,
так и имплицитная, подспудная, цель издания — типоформирующий при
знак. Причем материалом косвенно подтверждается типологически ценный
вывод (сколь смелый — столь же и основательный):
«...Качественной журналистики порой больше в городских, районных и
корпоративных изданиях, чем в иных областных и центральных газетах» (Ту
лупов 2003, С. 4, — см. показательное заглавие статьи автора редактора).


36
Типологическая значимость выявленного аспекта принципиальна и не
случайно вынесена на открытие номера специального издания — альмана
ха «Акценты» — на обложке: «Практическая типология».
Косвенным считаем подтверждение потому, что в рассматриваемом ма
териале соотношение изданий несколько иное: коррелируют, с одной сторо
ны, издания более модных, как правило, более крупных вузов и студенческих
сообществ с установкой на массовость — с другой же, более корпоратив
ные и «районные» (как, например, «Перекресток» и др. серьезные и яркие
издания Угрешского филиала Губернаторского университета Дубны).
Причем именно в последних качественная, сущая журналистика опреде
ляется в большей мере...
Усматриваем в рассмотренной сфере развитие недавно выявленной за
кономерности: в современной гносеологической ситуации крепнут необхо
димость и тенденция расширять и уточнять типоформирующие признаки —
без подмены и неоправданного умножения сущностей (Шкондин 2002, 5 и
след.). В противном случае (например, игнорируя ситуацию подмены цели,
ярко охарактеризованную автором редактором «Акцентов», но пока не
нашедшую актуальной реализации в масштабной экземплификации) полу
чим псевдотипологию квазиизданий. Ложное объяснение мнимостей помо
жет их закрепить...
Из приведенных материалов вытекает перспектива преодолевать эмо
циональный негатив и в студенческих СМИ. Условия ее реализации — пред
мет специального анализа, равно как и поверка выводов на другом подпро
странстве студенческих газет — интернетном. Отдельная задача — и диф
ференциация двух аспектов объекта: прямой деструкции и рефлективного,
эпатажно иронического использования «средств деструкции».

ЛИТЕРАТУРА

Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002.
Оберемко О.А., Чупилка Е.Е. Университет как хранитель «научного предания»: концепция С.И. Гес
сена // Человек. Сообщество. Управление. — 1999. №3.
Рудинский В. В глубине падения // Наша страна. — 26 января 2003.
Тулупов В.В. О журналистских предпочтениях и практической типологии // Акценты, 2003. Вып.1—
2.
Шкондин М.В. Система средств массовой информации как фактор общественного диалога. М.,
2002.
Gross R., Craft St., Cameron G.T., Antecol M. Diversity efforts at the «Los Angeles Times»: Are Journalists
and the Community on the Same Page? // Mass Communication and Society. — 2002. Vol.5. №3.




37
В.В. Пугачев (Башкирский ГУ)

НОВЫЕ СЕКТОРЫ РОССИЙСКОГО
ИНФОРМАЦИОННОГО ПОЛЯ
Наше современное отношение к практике функционирования системы
отечественных СМИ можно коротко сформулировать так:
если десять лет назад все в ней вызывало опасения непредсказуемос
тью, то сегодня многое пришло в соответствие с реальностью и система
сама себя отрегулировала. Сохранено единое информационное простран
ство и внутренние интеграционные связи. Однако, на наш взгляд, не все так
просто, как это видится на первый взгляд.
Советская система имела такой мощнейший регулятор в системе коорди
нат как партийность. Сегодня этот вектор не работает потому что партийной
печати в реальном, измерении. просто не существует. Потому что нет партий,
кроме коммунистической, все остальные разговоры о партиях — столичная
имитация демократического партийного строительства. Даже проправитель
ственный «Медведь» в провинции находится только в зданиях местных адми
нистраций и простых читателей и избирателей мало волнует. Наше общество
пока еще продолжает делиться на богатых и бедных.
Поэтому поле информационных политико государственных интересов се
годня распределено между правительственными изданиями («Российская га
зета», негосударственные корпоративные («Коммерсант»), коммерческими
изданиями («Аргументы и факты»), и газетами, мимикрирующими по истори
ческой привычке под государственные, но выполняющими на информацион
ном поле свои цели, чаще всего коммерческие («Известия»). Последнее изда
ние сегодня можно условно назвать федеральным, общенациональным, так
как количество читателей в провинции на это издание резко падает. Кстати, в
таких изданиях, осознающих утрату былых позиций на информационном поле
страны, публикуется наибольшее количество заказных материалов, за которы
ми стоят финансово промышленные группы или областная» республиканская
элита, желающая всероссийской респектабельности.
Однако этот уровень СМИ функционирует с проблемами, но исправно.
Наибольшую трансформацию информация испытывает на республиканско
областном уровне, где в местных суперлегитимных (бывших областных
партийных газетах), продолжающих издаваться на бюджетные деньги и по
этому находящихся под жестким административным контролем местной
администрации. В таких изданиях общегосударственную столичную инфор
мацию разбавляют, а часто тенденциозными комментариями нейтрализуют
местной, работающей в пользу издателя.
На страницах большей части таких изданий отсутствует аналитическая
информация, место на страницах занято преимущественно репортажными,
праздничными сообщениями о новых достижениях местной промышленно


38
сти и общественной жизни. Информационная политика формируется по пра
вилам непрерывной пиаркомпании. Сегодня можно даже очертить круг ти
пологических признаков, характерных для таких изданий. Одним из первых
признаков может служить многократное упоминание фамилий первых лиц,
их фотографии, речи первых лиц, а также всякое отсутствие абсолютных
показателей, по которым можно было бы подсчитать, динамику— эконо
мики. Много места в них занимает местная официальная информация, обя
зательная для опубликования. Но не всегда интересная для читателей, пото
му что она не переведена на язык публицистики.



В.В. Смирнов (Ростовский ГУ)

ФИЛОСОФИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ: МИФОЛОГИЗАЦИЯ
СОЗНАНИЯ
Данная работа является продолжением темы философских проблем
СМК. Если в предыдущих работах (см.: «Философия журналистики новая
пространственно временная сфера».Санкт Петербург, 2000; «Философия
журналистики: способы и формы отражения», Воронеж, 2000; «Филосо
фия журналистики: формы движения в информационном пространстве»,
Ростов на Дону,2000 или Смирнов В.В. «Актуальные проблемы журналис
тики». Ростов на Дону, 2000) были рассмотрены объективные факторы
взаимодействия субстанциональных понятий бытия; материя, движение,
время, пространство, отражение, определяющие физические параметры
и особенности функционирования СМК, в предлагаемой теме обращается
внимание на одну из содержательных сторон деятельности средств мас
совой коммуникации, связанных с диалектическим взаимодействием
объекта и субъекта, процессов творчества, «перерабатывающих» объек
тивную действительность определенными способами с определенными
целями. Систематическую системную обработку массового сознания мож
но назвать мифологизацией. Ее характеристики, приемы воздействия, его
эффект, приобретшие планетарные масштабы, затушевывают суть этого
контакта, навязывающего аудитории определенные представления об ок
ружающей действительности.
«Миф» с греческого переводится как слово, сказание, предание. Все
три значения родственны и в то же время имеют существенные оттенки
различия. Итак, миф для древних греков прежде всего «слово». Позже он
приобретет значение сказания, передающее представление древних наро
дов о происхождении мира. Еще позже появится второе значение — «вы
мысел».
Эти два значения также тесно связаны между собой и в древней эпике,
литературе порой трудно различить исторические события и вымысел. Плу

39
тарх, начиная свои жизнеописания от истоков древней Греции и Рима (горо
да, герои), признает мифологическую сущность первоначальной информа
ции, но ставит ее в исторический ряд. История человечества начинается с
мифов. Она обречена быть мифологической в своих истоках, но эти истоки
оказывали и оказывают до сих пор большое воздействие на историогра
фию. Только в иной форме.
И до сих пор мы в нашем обиходном языке употребляем слово «миф»
как древнее, полусказочное предание и как вымысел, выдумку (искажен
ное представление) о современной реальности. Двойственность понятия,
взаимодействие двух значений лежит в основе современного «творения
мифов».
Одна из важнейших функций речи — воздействие. Вся история цивили
зации это и история воздействия речью, информацией. В начале было слово
и слово было за Бога и слово стало Бог. Функции бога — творение мира
свойственны и слову, с помощью которого человек «творит свой мир». И в
этом творении очень сильно личностное, субъективное начало.
Древние жрецы, священники, шаманы, воздействовавшие на слушате
лей, использовали набор необходимых информационных сведений, их ком
поновку, подачу для того, чтобы добиться наилучшего эффекта, подчине
ния соплеменников, «паствы» власти говорящего, творящего некий мисти
ческий ритуал.
Печать, воплощающая в себе потребность в более масштабной, быст
рой передачи информации, вскоре была понята и как средство воздействия
на массы, управления с помощью слова массовым сознанием, обществен
ным мнением и настроением.
Появление электронных коммуникаций (радио и телевидения) многократ
но усилило эти качества, особенно в сфере эмоционального воздействия на
реципиентов, вывели СМК на планетарный уровень не только по масштабу
охвата аудитории, но и по масштабу этого воздействия.20 й век век космо
навтики, атомной энергетики, электроники, оружия массового уничтожения
— продемонстрировал на примере двух мировых войн и войны холодной
(идеологической, психологической) возросшую роль СМК в области про
паганды как формы распространения, навязывания идей массам. Эти про
цессы выявили и двойственную сущность средств массовой коммуникации.
«Парность» в развитии орудий труда, средств производства и оружия (на
чиная от палки, каменного топора и лука до ракеты), проявившаяся в самых
истоках возникновения цивилизации, развивалась стремительными темпа
ми.Эта парность, идущая от научно технического прогресса, перешла на
формы использования слова в СМК. Оно выполняло и созидающие функции
(образования, воспитания) и играло роль оружия, но главное — огромные
объемы и разнообразие информации, идущей по каналам СМК создало но
вый информационный лик планеты.СМК «творили» свой мир. Динамика и
особенности этого «творчества» в разные периоды, в разных странах были
обусловлены их традициями, менталитетом народов, общественно полити


40
ческими установками, характером власти, религиозными особенностями,
социально экономическими условиями жизни. Характерными примерами
крайнего уровня мифологизации общественного сознания являются тота
литарные режимы (фашистские Италия и Германия, СССР, маоистский Ки
тай, современная Северная Корея и Ирак) Колоссальная концентрация вла
сти требует и крайнего напряжения мифологической энергии СМК. Когда
власть напрямую озабочена своим самоукреплением, внутренние свойства
и резервы средств массовой коммуникации проявляются в полной мере. В
«демократических» государствах эти функции скрыты, закамуфлированы
под объективность.
Мифотворчество современных СМК состоит в том, что слово, сказа
ние и вымысел (миф) взаимодействуют на стадии отбора информации, ее
монтажа, трактовки, контекста изображения, поданных средствами языка
каналов СМК.
Мир, созданный современными СМК, многолик, подвижен, зыбок. Это
эскиз, контур, насыщенный отобранной социальной информацией. В нем
отражаются не только объективные реалии мира, но и идеи тех, кто этот мир
отражает. Кроме того, активную роль в таком мифотворчестве играет и
аудитория со своими представлениями, ожиданиями, предпочтениями, ин
тересами, которые учитываются при создании текстов политиками, обще
ственными деятелями, журналистами. Таким образом, средства массовой
коммуникаций, являясь особым аппаратом, механизмом для познания и от
ражения мира, одновременно творят этот мир, направленный на формиро
вание определенных представлений о действительности, влияющих на ми
ровосприятие, мироотношение мировоззрение людей, а значит, их соци
альное поведение.



В.В. Тулупов (ВГУ)

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ТИПОЛОГИИ ГАЗЕТЫ
Читательская аудитория всегда была, а теперь, когда газеты нахо
дятся в рыночном пространстве, тем более остается главным типоформи
рующим признаком, если издание претендует на влиятельность и независи
мость, экономическую в том числе. Также особую роль при формировании
типа газеты играет владелец (учредитель, издатель).
Если же говорить о всей совокупности типообразующих факторов, то
их можно подразделить на объективные, объективно субъективные и
субъективные.
1. К группе объективных факторов, существующих как данность, влияю
щих как бы извне, отнесем:
общественно экономическую формацию;


41
тип общества;
социально экономическое положение и политическую ситуацию в
стране и регионе (ареале распространения);
законодательную базу;
конъюнктуру информационного рынка;
своеобразие потенциальной читательской аудитории (менталитет
населения);
технологический фактор (уровень развития информационных техно
логий, компьютерной и полиграфической техники);
международный фактор (влияние типов журналистики, СМИ других стран).
2. Группу объективно субъективных факторов, учитывающих природу жур
налистики как особого рода деятельности и определенного вида СМИ, напря
мую зависящих от владельца, учредителя, издателя, редактора, составили:
цель (политическая; экономическая; «престижная»);
тип журналистики (общественно политическая; специализированная;
развлекательная и др.);
профессиональные и этические стандарты (понимание журналисти
ки как духовно практической деятельности, понимание общественной мис
сии журналистики);
характер информирования (объективный, объективированный, субъек
тивный, или безоценочный, оценочный, смешанный);
маркетинго менеджмент (по сути — это набор моделей: финансово
организационной, экономико правовой, содержательной, композиционно
графической, творчески организационной, психолого организационной; но
в этом случае под маркетинго менеджментом, ориентирующимся на ры
ночные отношения, понимается прежде всего наличие Учредительного до
говора и целого набора документов — устава редакции, положений, кон
трактов, договоров, инструкций, регулирующих отношения учредителей, вла
дельцев, издателей, редактора, членов редакционного коллектива, партне
ров; уставного фонда и бюджета СМИ);
целевая читательская аудитория;
авторский состав (штатные, нештатные);
организационная структура редакции;
внутренняя структура (тематика и проблематика, разделы и рубрики);
жанры и формы подачи материалов;
язык и стиль;
география материалов;
реклама (модульная, реклама усложненных форм, частная, вкладывае
мая реклама);
дизайн;
объем (формат, количество «тетрадей»);
тираж (количество экземпляров, структура тиража);
периодичность (частота, день и время выхода);
ареал и характер распространения.


42
43
Среди субъективных факторов выделим не только квалификацию и мас
терство редактора, менеджеров, журналистов, технических работ
ников, полиграфистов и др., но и квалификацию читателей (подготовлен
ность читателя, характер чтения, сотворчество, читательская активность).
Трансформируются объективные факторы — изменяется роль объективно
субъективных типологических критериев: какие то становятся ведущими, какие
то утрачивают лидирующее положение. Значение квалификации субъектов дея
тельности вообще трудно переоценить: тип в конкретном издании оптимально
выявляется лишь тогда, когда конкретные исполнители, реально оценив объек
тивно сложившуюся ситуацию, точно определяют задачи, объект, предмет, и при
помощи конкретных методов, средств, приемов достигают поставленной цели.
Типологическая проблема всегда имела практический смысл: ведь типо
логический анализ в процессе позиционирования периодического издания
является обязательным условием создания эффективной модели, а затем и
выпуска информационного продукта. Типологические факторы представ
ляют своеобразную систему, элементы которой постоянно взаимодейству
ют. Выпадение того или иного элемента или, напротив, внедрение чужерод
ного элемента в некую систему (тип) приводит к конфликтным ситуациям на
самых разных уровнях. Например, подмена цели деятельности нередко при
водит к тому, что под видом журналистики читателю предлагают пропаган
ду, политический заказ или рекламу.
Рассматривая типоформирующие признаки в системе (см. схему), описывая,
анализируя их, можно создать научную модель конкретной газеты — базу для
независимого, экономически успешного СМИ. Во взаимодействии всех моделей
— финансово организационной, экономико правовой, содержательной, компо
зиционно графической, творчески организационной, психолого организацион
ной и других составляющих периодического издания — можно создать газету,
отвечающую определенному типу издания, гарантировать успех СМИ в достиже
нии как идеологических, творческих, так и экономических целей.



П.И. Чуков (Ростовский ГУ)

«ЭТАЖИ» СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ ПРЕССЫ
Исследователи современной российской прессы единодушно отмечают бы
строрастущий и динамично развивающийся сектор специализированной печати в
системе журналистики. Сдерживаемая ранее партийными управлениями советс
кая печать за короткий срок преобразований в России не только видоизмени
лась сама (переименовалась, переадресовалась перетипологизировалась и.т.п.),
но и впустила на информационный рынок «изголодавшуюся» по публике истори
чески отстраненную прессу бывшей царской России (в различных типологичес
ких модификациях), а также «варягов» западной школы журналистики.


44
Среди многочисленных бульварных, информационно рекламных, раз
влекательных и политизированных (многопартийных) изданий особое мес
то заняла специализированная печать, нацеленная на информационное об
служивание специализированных интересов аудитории.
Считается, что специализированная пресса — явление в журналистике
второго порядка («второэтажного»). Массовые газеты универсального типа
(«все и для всех») играют главную роль в ориентации читателя в социуме.
Специализированные же издания удовлетворяют интересы аудитории в до
полнительной информации (возрастные, гендерные, профессиональные,
образовательные, культурные, оздоровительные и.т.п)
Поэтому в мировой практике (в основном в западных странах) пресса
универсальная обитает на газетных полосах, специализированная же — под
журнальными обложками.
Действительно, по логике вещей, газета предназначена для оперативно
го информирования, комментирования и анализа текущих событий, про
блем и явлений политической, социально экономической, культурной и дру
гих областей жизни общества.
По своему характеру этот вид печатных изданий является универсаль
ным, в своих взаимоотношениях с аудиторией газета стремится (с той или
иной мерой качества) удовлетворить, по возможности, самые широкие про
блемно тематические интересы читателей той территории, на которой она
распространяется.
Журнал, обладая меньшей оперативностью (хотя и здесь имеются точки
соприкосновения: «еженедельники» — журналы и газеты), склонен к более
обстоятельным формам текстов (аналитическим, публицистическим, попу
ляризаторским) и выбору «своего» сегмента аудитории. Поэтому журнал
стремится не к универсализму, а к определенной специализации.
Однако в российской системе журналистики сложился некий феномен,
когда большая часть специализированной прессы функционирует не в жур
нальной, а газетной форме. Российские специализированные газеты явля
ются своеобразной типологической прослойкой между массовыми универ
сальными газетами и специализированными (в т.ч. специальными) журнала
ми. Эта «прослойка» вышла из советской системы журналистики. Но сам
феномен специализации газет по социально демографическим и проблем
но тематическим направлениям не только сохранился, но и типологически
значительно расширился.
У специализированной прессы есть свои «этажи» проживания. Деловая
качественная газетная пресса занимает первые этажи, отраслевые, куль
турно оздоровительные (в т.ч. спортивные) газеты — вторые, а далее идут
узкоспециализированные издания журнальной модификации.
Градация специализированной прессы на газетную и журнальную в за
висимости от аудиторных предпочтений несомненно требует углубленных
исследований.



45
О.В. Юрьева (Тамбовский ГТУ)

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ
КАК ДЕТЕРМИНАНТ ПРАВОВОГО ОТЧУЖДЕНИЯ
МОЛОДЕЖИ
Традиционно принято считать, что социальное отчуждение молодой лич
ности возникает вследствие непринятия ею навязываемых социальных ус
ловий развития и последующей социальной блокировки ее самоосуществ
ления. Аналогичная ситуация характеризует и систему отношений между
современной прессой и молодежной аудиторией, когда информационное
наполнение изданий мало соответствует терминальным потребностям ин
формантов, совокупно оцениваясь, с их точки зрения, как искусственная
чуждая картина мира. Мы сталкиваемся с ситуацией «ножниц» во взаимо
действии института печати и молодежной аудитории: читателю предлагают
ся темы, не вызывающие у него повышенного интереса, и, наоборот, чита
тельский спрос на информацию о каких либо конкретных проблемах (в дан
ном случае правовых) не удовлетворяется газетой. Образуется информа
ционный вакуум в сфере правовой информации. Другой его причиной мож
но назвать и тотальную трансформацию молодежных изданий (например,
«Московский комсомолец», «Комсомольская правда»), основной специ
фикой которых стало создание «горячих» новостей, а не аудитории.
Сегодня в информационной сфере значимость общечеловеческих цен
ностей невелика. Постепенно приоритетность индивидуального личностно
го начала в журналистском менталитете подавляется «частными», в значе
нии «принадлежащими отдельным лицам, не обществу в целом — собствен
ническими», концепциями, что приводит к превращению прессы из беспри
страстного информатора в заинтересованного представителя. Более того,
это предполагает отказ журналиста от роли «человека частного» — имею
щего такие же интересы, как и его читатели — молодежь. Он становится
«официальным представителем». И общение (взаимодействие) целевой ауди
тории с журналистом приобретает совершенно иную специфику: снижается
степень близости, нивелируется достоверность, ценность сообщаемых фак
тов. Вместо того чтобы компенсировать коммуникативный дефицит, а вме
сте с ним и недостаток легитимного общения, пресса лишь усугубляет ин
формационно правовую отчужденность.
Низкая степень информационной вовлеченности молодежи, сопряжен
ной с тенденцией к быстрому распространению легковесных масс медиа,
приводит к утверждению и укреплению в сознании формирующейся лично
сти следующих коммуникативных моделей. Первая подразумевает полное
дистанцирование от печатных источников информации. И вторая, как ре
зультат доминирования информационных предпочтений более низкого ха
рактера и значительной регрессии системы информационных потребнос

46
тей, — сближение с некачественными изданиями. Фактически, в информа
ционном пространстве молодежи нарушается баланс между качественно
массовыми и чисто массовыми, зачастую даже бульварными типами газет.
Молодежная аудитория находится в состоянии «информационного нера
венства».
К негативными проявлениями этого феномена можно отнести следую
щее. Так, потребление существенно разной информации затрудняет соци
ально значимые для молодых людей акты общения не только в масштабе
своего возрастного сегмента, но и всего общества. Сначала отсутствие
общего информационного опыта приводит к накоплению разницы в формах
жизнедеятельности, а далее — затрудняет обмен так называемым опытом
освоения новых условий между различными субъектами трансформирую
щегося общества. А, как известно, налаживание и поддержание обратной
связи повышает осведомленность, компетентность граждан и на основе
этого формирует правовую практику, поскольку диалоговые коммуника
ции обеспечивают реальную корректировку позиций, состояния сознания,
моделей поведения и являются средством совершенствования правовых
отношений. Иначе без поддержания двустороннего общения деформиру
ется интегративная функция средства массовой информации — создание
социальных общностей.
Разрушение традиционных межличностных связей приводит к тому, что
индивид начинает противопоставлять себя социальному окружению, обще
ству. Далее нарушается основной принцип формирования индивидуального
человеческого целого: оно складывается и существует только в рамках и на
базе социального целого, становясь его органической составной частью.
Последующий распад целостной человеческой деятельности порождает
ослабление регулятивной силы морали и приводит к нравственным отклоне
ниям, сущность которых заключается в утрате связи с человечеством и
неспособность к конструктивному общению. Утверждение такого образца
поведения — конфронтационного — в правовой культуре неизбежно ведет
к искаженному пониманию общественных ценностей, их противопоставле
нию индивидуальным, обусловливая правовое отчуждение личности. На лицо
имплицитная связь информационного и правового отчуждения, одна из при
чина которого — разбалансированность коммуникационных связей.
Суммируя наши рассуждения, можно отметить, что роль средств печати
как важнейшего инструмента вовлечения молодежи в процесс создания
развитых правовых отношений практически минимизирована. Пресса недо
статочно реализовывает свои возможности налаживать социально значи
мое взаимодействие между индивидами, дающее возможность всем участ
никам коммуникационной цепи уже в качестве личностей лучше познать ус
ловия своего существования, активнее использовать это знание в личных и
общественных целях.




47
История журналистики

Е.Н. Артамонова (ВолГУ)

ПОЛЕМИЧНОСТЬ «НОВОМИРСКОЙ» ПОВЕСТИ
60 Х ГОДОВ
«Новый мир» 60 х годов представлял интересы той части населения,
которая активно выступала за демократизацию политической системы стра
ны. Журнальные повести чутко улавливали изменения, происходящие в об
ществе, и живо откликались на «злобу» дня. Они проникнуты публицисти
ческими тенденциями, так как имели своей задачей не только «широкое
информирование» читателя, но и его «социальную активизацию».
Проза «шестидесятников» жила нетерпением прямо обнажить острую,
болевую проблему. Публицистичность, полемическая заостренность, зло
бодневность проблематики — эти черты, характерные для «новомирских»
повестей, становились свойством их стиля. Для них характерно отражение
«проблемных ситуаций», посредством которых вскрывались реальные про
тиворечия действительности. Обращение к больным вопросам времени (на
пример, в «Хранителе древностей» Ю.Домбровского, в хронике «На Ирты
ше» Ю.Залыгина, в повести «Обмен» Ю.Трифонова и т.д.) соответствовало
литературно эстетической и общественно политической программе журна
ла, который выступал против «лакировки» действительности, против под
мены реальности идеологическими схемами.
Цель публицистических выступлений «Нового мира» — разрушение пси
хологических и социальных стереотипов, сложившихся в сознании и пове
дении людей в советский период. Как следствие этого процесса возникает
острая полемичность «новомирской» повести, выступающая как средство
формирования общественного мнения.
М.И.Стюфляева отмечает, что полемические тенденции выявляются в
публицистических произведениях двояко. «Автор может выступить против
определенной системы взглядов, подвергнуть ее критике, ссылаясь на выс
казывания противника или приводя выдержки из его работ. Есть и другая
форма существования полемического начала в публицистике — авторская
мысль утверждается в полемике — диалоге с собеседником»1.
Ярким примером первой тенденции служат повести В. Быкова, в основе
которых лежат острые проблемные ситуации. Лейтенант Василевич из пове
сти «Мертвым не больно» (1966, №1, 2) встречает в День Победы своего
давнего врага Сахно. Вернее, человека, полностью на него похожего. Он


48
становится оппонентом лейтенанта, к нему обращены вопросы Василевича.
Образ этого страшного героя войны, не задумывающегося о своих жерт
вах, олицетворял режим периода войны и показывал эпоху во всей ее наго
те и ужасе. Эти годы рассматриваются глазами поколения, которое отдало
за победу свою жизнь. Полемичность повести проявляется в том, что Бы
ков писал обвинительный акт (воспоминания Василевича), но дал слово и
обвиняемой стороне (Горбатюк).
Острой полемичностью обладает и повесть В. Катаева «Святой коло
дец» (1966, №5). В ней полемика безадресная, здесь отсутствует конкрет
ный оппонент. В тексте «остается лишь стороннее мнение как инородное
образование, которое приходит в столкновение с концепцией автора». Из
за обличительной направленности эта повесть в докладной записке началь
ника Главлита председателю Комитета по печати была названа памфлетом.
В книге смешиваются видения и события реальной жизни. Обстановка в
стране показывается через состояние кошмарного бреда больного. У ге
роя преобладают настроения оцепенения, подавленности при восприятии
фантастической реальности. Период до 1953 года и послесталинское время
рассматривается как эпоха «небытия», болезненных сновидений, от кото
рых хочется очнуться. Советская действительность населена автором урод
ливыми порождениями культа личности — это «человек севрюга», «гово
рящий кот», ущербные молодые люди — Шакал, Гиена и другие персонажи.
Воссоздавая этот бредовый мир, автор подчеркивает его неодухотво
ренность и абсурдность происходящего в стране. Реальный мир предстает
как мир адский.
Тема внутреннего суда, суда совести решается у Катаева через образ
двойника. Тот же образ и в «Новогодней сказке» Дудинцева (1960, №2). В
его уста писатель вкладывает публицистическое выступление о необходи
мости возрождения душевной чуткости, совести — качеств, которые были
востребованы в советском обществе 60 х годов, делающих человека спо
собным противостоять власти времени, несущего с собой «небытие», вов
лекающего его в сферу антиистории. Полемика для «Нового мира» как
издания, определившегося в «идейно эстетических пристрастиях», была
формой выражения и отстаивания своего направления. Художественные
произведения, функционируя в журнале, вовлекали читателя в процесс по
иска истины.
Повесть 60 х годов оказалась удивительно динамичным жанром. Эсте
тика журнализма определила свободное отношение к форме журнальных
публикаций, совмещение в них художественных и публицистических тенден
ций. Для литературной политики «Нового мира» этот жанр был удобен как
наиболее оперативный, отражающий новые общественные настроения и
изменения в социальной действительности.
1
Стюфляева М.И. Образные ресурсы публицистики. — М.: Мысль, 1982. — С. 85.




49
Н.В. Бергер (ВолГУ)

ИСТОРИЧЕСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ
В ГАЗЕТАХ «ВАШ ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК»
И «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
Тема истории занимает одно из ведущих мест на страницах отечественных
расследовательских изданий. Рубрики в «Совершенно секретно» говорят сами
за себя: «Секреты истории», «Секреты архивов», «Секреты спецслужб», «За
гадка ХХ века», «Военная тайна 1941—1945» и т.п., «фирменное блюдо» «Тай
ного советника» 1999—2000 годов — исторический цикл «Петербург. Опыт
реконструкции», панорамно воспроизводящий быт и нравы, царившие в горо
де на Неве в различные эпохи; в 2002 году появляется новый цикл — «Блиста
тельный и преступный. Криминальный Санкт Петербург: столетие назад».
Среди наиболее популярных тем — версии гибели «звездных» персон
прошлого (например, материалы «Последний костюм Версаче», «Кто убил
Мерилин?», «Тень Гиммлера» и др. в «Совершенно секретно»; «Бойня
№214224», «Мог ли Чапаев дойти до реки?» и др. в «Тайном советнике»);
тайные операции спецслужб (практически в каждом номере «Совершенно
секретно» есть публикации по этим вопросам); неизвестные подробности
легендарных событий, позволяющие по новому взглянуть на расхожие мифы
(«Проклятый рейс», «»Матч смерти»: легенда, обернувшаяся трагедией?»
и др. материалы «Тайного советника»; «Где похоронен Пушкин?» и др. — в
«Совершенно секретно»).
Жанровая палитра исторических публикаций достаточно разнообразна
— здесь и статьи (в большинстве случаев), и интервью, и корреспонденции;
реже встречаются очерки (биографические и путевые). Ведущий метод жур
налистской деятельности при сборе данных — метод изучения документов,
часто авторы прибегают к интервью, совсем редко — в силу объективных
причин — к наблюдению. В основу отдельных публикаций положен метод
журналистского расследования, в данном случае, исторического.
Профессионалы говорят, что журналистское расследование — «штуч
ный товар», расследование историческое — явление еще более экзотичес
кое. Если журналист расследователь, идущий по горячим следам крими
нальных событий, движим во многом азартом частного сыщика (об этом
нам не раз приходилось слышать в частных беседах с инвестигейторами),
ему важно самому со всеми переговорить, лично проверить факты и т.д., то
автором, пытающимся разобраться в событиях многолетней давности, дви
жут несколько иные мотивы.
Здесь азарт другого рода — он сродни научному. О технологии истори
ческого расследования пишет, в частности, публицист Владимир Воронов:
«Ниточкой, ухватившись за которую, начинаешь распутывать загадку, по
рой могла быть ненароком оброненная в, казалось бы, пустопорожней бе

50
седе фраза. После которой я мчался в библиотеку, перелопачивая груды
литературы по интересующей теме, выуживая вроде бы известные, но забы
тые и разбросанные по разным местам факты, имена, события. Удивляясь
при этом: как это никто до меня не догадался свести все воедино, это же так
просто, лежит на поверхности!»1. Журналист признается, что в его работе
ему помогают профессиональные навыки историка.
Как подчеркивает Т.В. Шумилина, исторические науки, такие как исто
рия, источниковедение, археография, имеют несравненно больший, по срав
нению с журналистикой, опыт изучения и анализа документов. В частности,
эти науки «дают нам образцы использования документа как средства ре
конструкции объекта исследования»2.
Реконструкция событий по документам — необходимый элемент истори
ческого расследования. Так, в статье о судьбе Янтарной комнаты немецкого
публициста Г. Вермуша «Ложь Альфреда Роде» («Совершенно секретно»,
2002, №2) автор пытается воссоздать события в Кенигсберге в феврале марте
1944 года, при этом он опирается на архивные документы (в частности, свиде
тельства А. Роде), официальные документы и личные показания очевидцев
событий того времени. Журналист ничего не принимает «на веру», документы
и свидетельства — лишь рабочий материал расследования. Прежде всего, Г.
Вермуш оценивает полученные данные с точки зрения их надежности и досто
верности, затем сравнивает между собой, сопоставляет со сведениями о пре
дыстории Янтарной комнаты и исторической обстановке 1944—1945 годов.
Все это позволяет публицисту делать предположения о степени вероятности
той или иной версии развития событий.
Помимо метода изучения документов большую роль в проведении исто
рического расследования играет метод интервью. Отправной точкой при
создании статьи «Ложь Альфреда Роде» стала публикация в одной из газет
информации о «человеке, который должен был в январе 1945 года вывезти
Янтарную комнату из Торна». Г. Вермуш разыскал этого человека и запи
сал его воспоминания. Также журналист встречался и с другими очевидца
ми давних событий. Прекрасное знание предмета исследования (а в статье
автор сообщает, что занимается темой Янтарной комнаты с 1985 года, опуб
ликовал книгу и десятки статей), а также психологии помогает Г. Вермушу
осуществить профессиональную «критику» полученных свидетельств
(«...Однако именно эта небольшая ошибка придает достоверность словам
фрау Хаузер...»).
Опираясь лишь на текст статьи «Ложь Альфреда Роде», невозможно
точно установить, каким количеством источников пользовался журналист,
полагаем, что не просто большим, а очень большим. Именно поэтому пуб
лицист с уверенностью может утверждать, например, что «ни одного доку
ментального подтверждения этому не существует», касаясь лишь одного
частного факта из истории Янтарной комнаты (о том, что якобы Гитлер
питал слабость к янтарю). О тщательности исторического расследования
говорит и другая ремарка автора: «Пока я не увижу их собственными глаза


51
ми, мои сомнения не рассеются» (о том, что по слухам, «у людей из окрес
тностей Цель ам Зее до сих пор хранятся «пакетики с янтарем», выломан
ном из панно» замка Фишгорн).
Принципиальная схема проведения исторического расследования, по
ложенная в основу статьи «Ложь Альфреда Роде», обнаруживается и при
анализе других «исторических» публикаций «Совершенно секретно» (Бе
лоусова Т. «Не просто Мария», 2002, №6; Светлова Е. «Принцесса из казан
ской психушки», 2002, №4 и др.) и «Тайного советника» (Вашевник В. «»Матч
смерти»: легенда, обернувшаяся трагедией?», 2001, №9; Токарь Л. «Мог ли
Чапаев дойти до реки?», 2001, №13 и др.).
Разумеется, в каждом материале есть свои особенности, своеобразные
«ноу хау» исторических расследований. Так, при подготовке статьи «Прин
цесса из казанской психушки», журналистка Е. Светлова обращалась за
помощью в Российский центр судебно медицинской экспертизы Минздрава
РФ: требовалось установить возможное сходство между портретом Н.В.И
вановой Васильевой и фотографиями Анастасии Романовой, младшей до
чери последнего российского царя (в публикации приводятся не только
результаты экспертизы, читатель может сравнить портреты сам, так как в
качестве иллюстрации опубликованы их половинные совмещения). Важны
ми историческими документами в статье «»Матч смерти»: легенда, обер
нувшаяся трагедией?» выступают афиши футбольных матчей в оккупиро
ванном Киеве, выпускавшиеся на двух языках — украинском и немецком, а
также газеты, издававшиеся в Киеве в период фашистской оккупации. В
статье «Мог ли Чапаев дойти до реки?» автор демонстрирует сугубо науч
ный подход к исследованию вопроса: в материале приводится список са
мых ранних публикаций о Чапаеве (мотивируется это тем, что «чем больше
времени проходило с момента гибели начдива, тем более гладкими стано
вились воспоминания, все более похожими на книгу Фурманова»). Данные,
почерпнутые из всех этих книг, публицист подвергает «перекрестной про
верке». В статье «Не просто Мария» много ссылок на иностранные источ
ники — газеты, научные и документальные книги.
Как видно из публикаций в «Совершенно секретно» и «Тайном советни
ке», полноценные исторические расследования длятся годами и, в принци
пе, практически всегда заканчиваются многоточием. Почти все авторы на
званных публикаций упоминают о том, что за годы работы над темой у них
сформировались собственные архивы, в которых — копии официальных
документов, воспоминания, вырезки из газет, книги, фотографии, отчеты о
собственных наблюдениях и многое другое. Неудивительно, что историчес
кие расследования столь редки — 2—3 в год — на страницах даже специа
лизирующихся на журналистских расследованиях изданий.
1
Воронов В. «Каждый решает сам...» // Шум Ю. Журналистское расследование: методические
рекомендации. — М., 2000. — С. 85 86.
2
Шумилина Т.В. Метод изучения документов в журналистике // Методы журналистского творче
ства / Под ред. В.М.Горохова. — М.: Изд во Московского ун та, 1982. — С. 64.



52
С.Н. Гладышева (ВГУ)

ЛИТЕРАТУРНАЯ ЭМИГРАЦИЯ ПЕРВОЙ ВОЛНЫ
В ЖУРНАЛЕ «ОПЫТЫ»
Литературный журнал «Опыты» выходил в Нью Йорке в 1953—1958 гг.
под редакторством Р.Н. Гринберга и В.Л. Пастухова (№1—3), Ю.П. Иваска
(№4—9). Издание отличало пристальное внимание к прошлому, настояще
му и будущему русской литературы, бережное отношение к опыту русской
классики. В программной статье журнала подчеркивалось: «желаем осво
бождения русского художественного труда от партийно политической опеки
и избавления от «социального заказа» <...>, дорожим русским дореволю
ционным просвещением и опытом, когда наша родина в духовно культур
ной области жила заодно с Европой» (1953. №1. С.4).
По публикациям «Опытов» можно составить своего рода антологию ли
тературной эмиграции первой волны. Антологическим качеством отличалась
подборка материалов каждого номера. В разделе «Стихи» в первом номере
были напечатаны произведения Г. Иванова, Ю. Иваска, С. Маковского, В.
Набокова, И. Одоевцевой, Г. Струве, Ю. Терапиано, В. Смоленского. В раз
деле «Проза» публиковались А. Ремизов («Дягилевские вечера»),
Б. Поплавский («Аполлон Безобразов»). В рубрике «Критика» напечатаны
«Комментарии» Г.Адамовича, статьи «Искусство и любовь» З. Гиппиус,
«Н.С. Гумилев» Н. Оцупа, «Поэзия Игоря Чиннова» С. Маковского. В разделе
«Письма, документы, материалы» опубликованы тексты Б. Зайцева («Дни
(Записи)»), Н. Берберовой («Из петербургских воспоминаний. Три дружбы»),
Г. Струве («Из архива Н.С. Гумилева»). В рубрике «Библиография» даны
рецензии на книги, вышедшие в Нью Йорке в 1952 году: Иванов Г. Петербур
гские зимы (2 е изд.); рецензировалось также 6 сборников, опубликованных
в парижском издательстве «Рифма» (стихи Г. Иванова, И. Одоевцевой, В.
Злобина, В. Набокова, А. Величковского).
Характерно, что на появление «Опытов» откликнулись многие эмигран
тские издания. «Новый журнал», газеты «Русская мысль» и «Новое рус
ское слово» отметили своевременность возникновения нового литератур
ного периодического органа.
«Опыты» напоминали парижский журнал «Числа» (1930—1934 гг.). Сто
ит подчеркнуть, что активным автором этих двух изданий был Г. Адамович.
В новом журнале он опубликовал стихи, очерки, выходившие под общим
названием «Комментарии», и статьи «Поэзия в эмиграции» (№4), «О Штей
гере, о стихах, о поэзии и о прочем (Заметки)» (№7), «Невозможность по
эзии» (№9).
Характерен выбор тем для «Комментариев»: как правило, это «Россия
и Запад», стержневая тема журнала. Анализируя творчество П. Чаадаева,
Ф. Достоевского, Л. Толстого, В. Соловьева, В. Розанова, Д. Мережковско


53
го, Г. Адамович пытается осмыслить опыт России и Запада на пути к «чело
вечности общества, справедливости общества, равенства в обществе». Ав
тор «Комментариев» верит, что в русском народе достаточно сил, чтобы
освободиться от кошмара большевизма.
Важной вехой в развитии журнала стала публикация рецензии М. Канто
ра на книгу Г. Адамовича «Одиночество и свобода» (1955 г.). Рецензент
отмечает, что, рассказывая о старшем поколении эмигрантских писателей,
автор считает их естественным продолжением литературы ХIХ века. Такая
позиция весьма характерна для журнала, одной из особенностей которого
было постоянное обращение к опыту русской классики.
Журнал отличает пристальное внимание к творчеству И. Бунина. Его
памяти посвящена статья В. Вейдле «На смерть Бунина» (№3). Критик отме
чал в поздних книгах писателя «не увяданье, а цветенье; они сильнее и све
жее ранних <...>, они не сумерки, а последний яркий свет» (№3. С. 92).
Попытка соотнести Бунина с западной литературной традицией сделана в
рецензии М. Кантора на последний сборник писателя «Петлистые уши и дру
гие рассказы» (1954). Критик сопоставляет И. Бунина с У. Фолкнером.
В.В. Набоков представлен в журнале стихами (№1, «Неправильные
ямбы»), «Воспоминаниями» (№3) и «Заметками переводчика» (№8).
Публикаций о советской литературе и об отношении к ней русской эмиг
рации в «Опытах» было немного. Редакция выделяла творчество И. Бабеля,
О. Мандельштама, Б. Пастернака. Журнал приветствовал выход за границей
в 1957 г. романа «Доктор Живаго». В девятом номере (1958 г.) публикова
лись стихи из этого романа, статьи В. Франка и Ю. Иваска о творчестве
Пастернака.
Деятельность журнала стала своеобразным подведением итогов дея
тельности литературной эмиграции первой волны, обобщением ее опыта.



Л. Иванова (ТГУ)

ИСТОРИКО ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРЕССЫ
г. ТОЛЬЯТТИ
В топографических указателях известных статистических сборников
(Зеньковского Н.М., Беляевой Л.Н. и др.) не сохранилось ни одного указа
ния на существование в уездном городе Ставрополе на Волге печатного
издания. История Ставропольской прессы начинается после установления в
городе советской власти.
Первой газетой города следует считать «Ставропольскую бедноту»,
издающуюся, по разным сведениям, с февраля по декабрь 1918 г. После ее


54
закрытия в Ставрополе издавалась газета «Ставропольский коммунар».
Первый ее номер вышел в январе 1919 г., затем, а с марта того же года она
выходила под названием «Коммунист большевик». До 1951 г. (начала стро
ительства Волжской ГЭС) в Ставрополе на Волге, городе районного под
чинения, выпускалась эта единственная газета.
Следующий этап развития периодической печати в Ставрополе на Вол
ге непосредственно связан со строительством Волжской ГЭС. Именно это
событие стало причиной возникновения газеты «Гидростроитель». По мере
развития СМИ на Волжской ГЭС стали выпускаться и другие типы изданий.
Например, с 1951 г. — «Производственный бюллетень», учредителем кото
рого выступило бюро рационализаторов и изобретателей (регулярно бюл
летень стал выходить с конца 1952 — начала 1953 гг.). Целью этого издания
было «освещение и закрепление накопленного опыта в организационных и
производственно технических вопросах, для более быстрого решения про
блем, возникающих во время строительства». С 1953 г. на стройке издава
лась газета «На трудовой вахте» для заключенных — основных строителей
ГЭС, с 24 октября 1954 г. — газета «Ленинское знамя» для военнослужащих
охраны лагерей. Газета освещала быт, боевую и политическую учебу, рабо
ту официальных учреждений охраны.
В связи с «третьим рождением» города Ставрополя на Волге, теперь
уже центра автомобильной промышленности, под новым именем Тольятти,
возникает еще одно издание. В августе 1969 г. начинает выходить газета
«Волжский автостроитель». Ее появление было вызвано необходимостью
обслуживать информационные потребности конкретной аудитории — ра
ботников автогиганта (ВАЗа). История газеты очень напоминает судьбу
первой многотиражной газеты «Гидростроитель». «Волжский автострои
тель» также возникает как заводское многотиражное издание, задачи ко
торого состоят в «оперативном информировании коллектива предприятия
о происходящем в других подразделениях и во всей корпорации в целом,
объяснение рабочим целей и задач, стоящих перед заводом, снятие соци
ального напряжения, конфликтных ситуаций посредством комментариев,
разъяснений». Постепенно интересы учредителя и издателя начинают рас
пространяться за пределы заводской тематики и заводской аудитории. На
протяжении нескольких десятилетий редакцией предпринимаются различ
ные шаги в направлении превращения узкоспециализированного издания в
издание, имеющее статус, близкий к городской газете. «Волжский авто
строитель» пытается распространить сферу своего информационного вли
яния на весь город.
В течение 1989—90 гг. одна за другой появляются несколько газет об
щественно политического характера: «Хроника», «Молодежный акцент»
(газета, сыгравшая важную роль в становлении молодежной прессы г. То
льятти) и др. Появление «Молодежного акцента», как и всех предшествую
щих изданий, было закономерно. Строительство Волжского автомобиль
ного завода, возведение «нового города» (точнее, нового района — Авто


55
заводского) стало причиной притока из разных городов большого количе
ства людей, средний возраст которых составлял 30 лет. Вполне естествен
но, что у молодежи города были вопросы, которые требовали ответов, и
проблемы, ждущие решения. Столь большая целевая аудитория не могла
остаться без собственного печатного издания. «Молодежный акцент», воз
никший во время активной перестройки общества, не мог остаться в сторо
не от злободневных проблем. Многие материалы, публикуемые в нем, носи
ли острый и злободневный характер.
Новые политические и общественные процессы конца 80 х — начала 90
х гг. требовали от периодической печати новых подходов в их освещении.
Главная городская газета Тольятти — «За коммунизм», находившаяся в
критическом положении, естественно, не могла мгновенно перестроиться,
чтобы соответствовать новым условиям жизни. Требовалось новое изда
ние, которое смогло бы освещать события, происходящие в городе и стра
не, с новых позиций. Таким изданием стала городская газета «Площадь
свободы». В первые годы своего существования она сыграла решающую
роль в изменении сознания горожан. Газета, учрежденная горкомом партии,
сразу противопоставила себя газете «За коммунизм». Редактор «Площади
свободы» сразу отделил ее от газеты «За коммунизм», назвав органом
Совета народных депутатов, т.е. другой ветви власти. В №1 была дана пол
ная программа: «говорить только правду, не подстраиваться под мнения
партий, публиковать разнообразные материалы, в т.ч. о жизни церкви, увле
чениях, чудачествах, новых партиях и их лидерах, молодежных субкульту
рах, мнения, критика и предложения читателей». Сразу была сделана ставка
на плюрализм и многообразие. Первые номера газеты выходили нерегу
лярно, но отражали яркую индивидуальность издания. Часть материалов
предлагалась самими читателями. На страницах газеты высказывались по
рой парадоксальные точки зрения на известные события и проблемы.
С лета 1994 г. издается газета «Презент». Она выходила сначала в каче
стве рекламно информационного листка, а к 1996 г., с приходом сильной
команды журналистов и насыщением газеты хорошей публицистикой, приоб
рела постоянную аудиторию и вошла систему городских СМИ. Тираж газеты
составляет 200 тыс. экз., она выходит на 16 страницах формата А 4.
С февраля 1996 г. стабильно выходит информационно аналитическая
газета «Тольяттинское обозрение». Концепция газеты была обозначена в
первом номере: «не сбор рекламы, не пропаганда взглядов властей и фи
нансовых магнатов, а объективное исследование любых событий, происхо
дящих в городе». Сегодня газета «Тольяттинское обозрение», несмотря на
реализацию спорной информационной политики, — одна из наиболее чита
емых газет.
Симпатии аудитории все более явно обращаются к еженедельным изда
ниям, содержащим больший объем информации и более качественные ана
литические материалы.



56
С целью сохранения аудитории газеты «Презент» и «Тольяттинское обо
зрение» в последние годы начали выпуск еженедельных изданий: «Пре
зент центр» (тираж 10 000 экз., 24 полосы формата А3) и «Тольяттинское
обозрение. Итоги недели» (тираж 17 000, 32—48 полос формата А3). Это
несколько изменило ситуацию. «Презент центр» в 2001 г. прибавил еще
12,7% читателей к аудитории «Презента». Газета «Тольяттинское обозре
ние. Итоги недели» в 2002 г. по сравнению с 1998 г. увеличила рейтинг изда
ния в среднем на 12%. С лета 2002 г. «Тольяттинское обозрение» помимо
ежедневных и еженедельных выпусков выпускает так называемый «четвер
говый выпуск» (выходит по четвергам, на 16 полосах, с приложениями «Куль
поход» и «Потребитель», тиражом 17 000 экз.).
Прочно утвердился на городском информационном рынке еженедель
ник «Городские ведомости» (издается с 1998 г.). Еженедельник является
официальным печатным органом мэрии г. Тольятти. Основным принципом
отбора материала в газету служит его полезность для аудитории. Именно
такой подход позволил редакции газеты, оставаясь газетой городских вла
стей, привлечь к себе достаточно широкий круг читателей (по рейтингу из
дание занимает четвертое место).
Анализ городских газет общественно политического характера г. Толь
ятти позволяет отметить их большие потенциальные возможности в стрем
лении максимально отразить информационное пространство города. Реа
лизация этих возможностей возможна благодаря высокому экономичес
кому потенциалу города.



О.С. Кобзева (ВолГУ)

ПОВЕСТЬ ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА «ПРОЩАЙ,
ГУЛЬСАРЫ!» В ЖУРНАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ
«НОВОГО МИРА»
В литературной ситуации, когда доминирующим критерием в оценке яв
лений действительности выступал критерий партийности, «Новый мир» ис
подволь, но настойчиво ориентировал читателей на восприятие общечело
веческих ценностей. Журнал настаивал на необходимости радикальных пе
ремен и свою веру в великую будущность народа и государства впрямую
связывал с социальным прогрессом, с улучшением материальных условий
труда и быта, с демократизацией общественной жизни, с распространени
ем просвещения и «цивилизованности». На страницах «Нового мира» сере
дины 60 х годов превалирует социально психологическая проза. Сотруд
ники журнала пытаются выявить коренные сдвиги национальной жизни в
сознании людей, проявляют обостренное внимание к личности, ее нравствен


57
ному облику, к сложности конкретных судеб и обстоятельств. В центре
произведений В. Быкова «Мертвым не больно» (1966. №1—2), «Сотников»
(1970. №5), Б. Можаева «Из жизни Федора Кузькина» (1966. №7) — сфера
чувств человека, процесс его самосознания. Герой поставлен перед необ
ходимостью выбора, правильность которого зависит от того, насколько он
осознает свою ответственность за все происходящее вокруг.
В 1966 году в мартовском номере «Нового мира» была опубликована
повесть Чингиза Айтматова «Прощай, Гульсары!». В критический момент
перед главным героем Танабаем встают трудные вопросы: о смысле жизни,
о достоинстве человека, о бегущем времени. Через жизненный путь Танабая
Бакасова, рядового коммуниста, через его труд и борьбу писатель сделал
попытку показать судьбу послевоенной колхозной деревни. Личная драма
старого табунщика перерастает в драму миллионов крестьян, поверивших в
кооперацию деревни и мучительно переживавших зигзаги и срывы коллек
тивного землевладения. В аналогичной ситуации оказались и герои книги Ф.
Абрамова «Две зимы и три лета» (1968. №1—3). В художественной прозе
«Нового мира» постоянно затрагивались темы, в которых, так или иначе,
находила свое отражение судьба деревни от эпохи коллективизации и после
военного времени до современного (60 е гг.) состояния советской глубинки
(Носов Е. Объездчик — 1966. №2, За долами — 1966. №2, Пятый день осен
ней выставки — 1967. №8; Можаев Б. Из жизни Федора Кузькина — 1966.
№7; Рощин М. С утра до ночи — 1967. №8; Белов В. Плотницкие рассказы —
1968. №7; Дорош Е. Иван Федорович уходит на пенсию — 1969. №1). Пробле
мы сельского хозяйства становятся объектом внимания и в очерках (Белкина
Н. На Памире — 1966. №3; Иванов Л. Новые времена — новые заботы —
1967. №6) и в публицистике (Иванов Л. Лицом к деревне — 1966. №5; Лисич
кин Л. Спустя два года — 1967. №2).
Очень близка к айтматовскому произведению повесть казахского писа
теля Т. Ахтанова «Буран» (1965, №3), герой которой Коспан, пройдя через
тяжелые жизненные испытания и обрушивавшиеся на него удары судьбы,
не сломался, не преступил за грань дозволенного. Айтматовский Танабай
также задумывался: всегда ли жил по совести, не нарушал ли народной
морали, есть ли у него право человеком называться. Тема человека с боль
шой буквы звучит в поэме Ю. Марцинкявичуса «Стена» (1967. №8). Человек
только тогда становится человеком, когда находит в себе силы преступить
через страх: перед войной, перед злом, перед кажущейся неотвратимос
тью судьбы, если он в состоянии победить собственную слабость и обрести
мужество жить, как подобает человеку новой исторической эпохи. Откры
тая публицистичность соединилась здесь с иносказанием, отчего поэзия
стала более интеллектуальной.
В повести «Прощай, Гульсары!» отразился и еще один из пунктов эстети
ческого кодекса «Нового мира»: основной задачей искусства признавалось
познание действительности, но не пассивное ее «отображение, а активное
познание», стремление переменить, «исправить» ее, вмешаться в ход исто


58
рического самодвижения. А Танабай непримирим в борьбе за светлые идеа
лы. Утверждая величие человеческого духа, несгибаемую стойкость идей
ных и нравственных принципов, айтматовский герой доживает свой век в
«должности человека», не забывая оглядываться назад, а время заставляет
переоценить многое... Так сила памяти возвращала человека в прошлое в
книге В. Катаева «Трава забвения» (1967. №3). На страницах журнала публи
куются мемуары И. Эренбурга «Люди, годы, жизнь». Анализ прошлого —
это «верная карта» для движения вперед для В. Каверина (За рабочим сто
лом — 1965. №9). Философски подходят к категории времени В. Катаев в
«Святом колодце» (1966. №5), В.Виткович в воспоминаниях «Дороги. Встре
чи» (1966. №10), И. Ванделоо в «Шутке» (1967. №5). Для них жизнь человека
слишком коротка, чтобы разменивать дни на злобу и ненависть, а в «одной
упряжке с пространством» время иногда становится почти неподвижным.
Каждый по своему проживет свою жизнь, у каждого будет свой пройденный
путь, а перед смертью все будут равны.
В литературе родился образ новой человеческой цельности и совершен
ства — «образ выпрямленного человека». (Горбов Д. Художник и эпоха —
1966. №3). С этой позиции и характеризовались герои, представленные на стра
ницах «Нового мира». В любой самой предельной ситуации человечность, доб
рота, духовность, безошибочность и неподкупность нравственного чувства,
полнота нравственной культуры, внутренняя интеллектуальность человека дол
жны были оставаться его высшим достоинством, его высшей красотой.
Нравственно философская тема — основная в творчестве Чингиза Айтма
това. Пафос его ранних произведений заключался в непобедимости всего ис
тинно человеческого, в торжестве гуманистических идей. Повесть «Прощай,
Гульсары!» представляла собой художественное решение проблемы челове
ческой сущности, раскрывала красоту и силу души простого человека.



О.А. Козлова (ВолГУ)

«ВОЙНА И МИР» Л.Н. ТОЛСТОГО В ОЦЕНКЕ ГАЗЕТЫ
«ГОЛОС»
Скорый выход нового «блистательного» романа Л.Н. Толстого «Война и
мир» стал анонсироваться в «Голосе» в конце 1867 года. В фельетоне «Мос
ковская жизнь» автор сообщал читателям о толстовском произведении как
о небывалом событии в русской беллетристике последних лет: «все действу
ющие лица типичны и разнообразны, характеры выдержаны, поэзии бездна»1.
Первые обзоры нашумевшего романа не заставили себя долго ждать.
Фельетонисты газеты Краевского единогласно признавали: «Успех «Войны
и мира» составляет явление, совершенно выходящее из ряда обыкновен
ных в нашей литературе»2.

59
По мнению одного из сотрудников «Голоса», Льву Толстому удалось
максимально точно нарисовать картины «тогдашнего развитого и стремив
шегося к реформам общества». Герои романа, представители так называе
мого «высшего света», глубоко симпатичны читателю. Однако, замечает
Загуляев, «все эти лица кажутся какими то оторванными от почвы, какими то
нерусскими людьми... Они прежде всего европейцы,... интересующиеся тем,
что скажет о России «генерал Бонапарт»3. Как замечает автор фельетона,
писатель помогает публике понять, почему таким «вожакам» было трудно
преобразовать общественный строй, почему задуманные ими реформы ока
зывались или неосуществимыми или приводили к плачевным результатам.
Четвертый том романа, вышедший в свет несколькими месяцами позднее,
породил на страницах газеты всплеск критической активности. В адрес толсто
вского произведения сыпались упреки в «недостаточности романического
развития»: завязка романа, его «фабула не подвигаются здесь ни на волос...»4,
писатель чрезмерно увлекается изображениями исторических событий.
В «Войне и мире» Толстой не описывает ни одной битвы «в общем ее
ходе», а дает лишь выборочные моменты из этих войн. В результате «увле
ченные мастерским художественным изображением этих эпизодов читате
ли невольно упускают из виду нити самого романа; зато они тем тревожнее
ищут в книге полноты исторического описания... и, разумеется, не находят...
Они обращаются снова к роману, но романа нет — его забыл и сам автор.
Ни истории, ни романа нет в книге гр. Толстого, а главное — нет в ней
единства», — заключает автор статьи5.
Четвертый том «Войны и мира» интересен еще и тем, считает критик, что
Толстой неотступно проводит в нем личные мысли и убеждения. Мысли эти писа
тель вкладывает в уста своего героя — Андрея Болконского. Они мучают ране
ного князя, беспомощно обратившего свой взор в далекое голубое аустерлиц
кое небо. Основная их суть в неизбежности фатализма в истории. Сотрудник
«Голоса» решительно не согласен с Толстым, умаляющим всякое участие воен
ного гения полководцев «в счастливых войнах и выигранных сражениях». Конеч
но, признает он, «случайность и настроение духа войск часто одни решают участь
сражений; но не все же счастье; нужно когда нибудь и уменье...»6.
Оставляя в стороне все претензии к философской стороне романа, кри
тик восхищается талантом Толстого художника. Нельзя не отметить, гово
рит он, великое знание и понимание писателем души простого русского
человека, солдата. Толстой поистине постиг тайну его спокойной, ровной,
невозмутимой неустрашимости.
Другой сотрудник «Голоса» — М.И. Богданович ставит в вину писателю
его «своеобразное обхождение» с исторической наукой. Толстой «бесце
ремонно гнет и ломает исторические факты как ему угодно»7. Обвиняя в
фактических неточностях таких историков, как Данилевский и Тьери, автор
«Войны и мира» предлагает свою трактовку событий тех лет. И хотя его
обвинения не беспочвенны, Богданович склонен больше доверять трудам
Данилевского, нежели «художественному представлению» Толстого.


60
Подобная оценка «Войны и мира» вполне соответствовала литератур
но критической позиции либерально буржуазной газеты. Восхищаясь ху
дожественной стороной романа, фельетонисты «Голоса» упрекали Толсто
го лишь в том, что в своей книге он слишком много места отвел описанию
действительных исторических событий и тем самым нарушил художествен
ное равновесие повествования. Помимо этого, критики «Голоса» не могли
согласиться с толстовским фатализмом в истории.
1
С.П. <Полторацкий С. П.>. Московская жизнь // Голос, 1867. №343, 24 декабря.
2
Х.Л. <Загуляев М.А.>. Прошлая неделя // Голос, 1868. №63, 3 марта.
3
Х.Л. <Загуляев М.А.>. Прошлая неделя // Голос, 1868. №14, 14 января.
4
Библиография. «Война и мир». Сочинение гр. Л. Н. Толстого. Том 4 // Голос, 1868. №83, 23 марта.
5
Там же.
6
Там же.
7
М. Б. <Богданович М.И.>. Что такое «Война и мир» гр. Л.Н. Толстого // Голос, 1868. №129, 10 мая.




А. В. Куэнго (ВГУ)

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АФРИКАНСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ДЕМОКРАТИИ
«То, что вы найдете в СМИ, не существует вообще». Этот афоризм сей
час вполне применим к жизни мирового сообщества. События не становят
ся достоянием общественности и не имеют никакой ценности, пока на них не
обратят внимания масс медиа.
Научно техническая революция сделала возможным эффективное фор
мирование общественного мнения и поведения индивидуума. Вероятно про
гресс, достигнутый в СМИ, создал условия для сближения людей и лучшего
понимания между ними. Журналистика в последние годы значительно повы
шает свое политическое влияние. Это выражается в двух тенденциях. Пер
вая — мощный потенциал журналистики использовать информацию для
службы миру, демократии и прогрессу. Вторая — нивелировать различия
между людьми.
Главная проблема Африки сейчас — предотвратить скатывание в моно
литическую эпоху. И журналистика здесь не может оставаться простым
наблюдателем. Единственной его целью должно быть спасением своей ци
вилизации и своей страны.
Между тем эта эволюция демократической журналистики должна со
провождаться принятием законов о прессе, которые позволят журналис
там честно выполнять свою миссию. Этот призыв обращен ко всем работ
никам СМИ, которые желают бороться за демократию и прогресс, и не
позволят Африке вернуться во вчерашний день, когда журналисты не дела
ли ничего, кроме обслуживания власти. Главный долг журналиста — слу


61
жить правде, согласию и невраждебности, свободе и ненасилию, миру и
демократии.
В эпоху буржуазных революций каждый политик был журналистом, а
каждый журналист — политиком. Изменилась ли ситуация сейчас? Журна
лист, в общем то, не может считаться свободным, если не разделяет убеж
дения своего патрона. Если нет, то он должен уходить. Но куда уходить?
Процесс монополизации приводит к уменьшению выбора, как для журнали
ста, так и для аудитории. Получается, что не журналист выбирает, а журна
листа выбирают.
Все это будет так, пока журналистика будет, в основном, объектом про
дажи, а не социальным продуктом. К сожалению, в Африке, как впрочем и
во всем мире, сейчас ситуация именно такова. А ведь в Международных
принципах журналистской этики, принятых в Праге в 1983 году прямо гово
рится обратное: «новость — социальный продукт, а не товар». Увы, сейчас
цензура государства сменилась цензурой монополий.
Число монополий уменьшается — свобода слова и информации сужа
ются. Если в начале века в США было 95 газет, принадлежавших разным
владельцам, то сейчас весь газетный рынок поделен между десятью корпо
рациями. Приблизительно такая же ситуация сложилась и в большинстве
европейских стран. В целом в капиталистическом мире монополии контро
лируют около 80% ежедневных газет и более 90% электронных СМИ. Такая
жесткая монополизация не может способствовать идеологическому плю
рализму.
В любом случае африканские журналисты должны прилагать все уси
лия, чтобы бороться за то, чтобы подобная ситуация не складывалась в
Африке, а свобода прессы означала возможность бороться за мир, демок
ратию, прогресс и технологическое развитие своей страны и континента в
целом. Так как коммуникационные возможности большинства африканских
стран еще далеки от идеала, то необходима интеграция африканских стран
в целях оптимизации работы информационной инфраструктуры и ее разви
тия.



Ю.А. Лысякова (ВГУ)

НИЦШЕ И СОЛОВЬЕВ В ФИЛОСОФСКОЙ
ПУБЛИЦИСТИКЕ А. БЕЛОГО
Два мыслителя оказали наиболее существенное влияние на формирова
ние раннего творчества А. Белого: русский философ, поэт, критик Вл. Со
ловьев, которого Сергей Соловьев определил и как самого крупного бого
слова России, и немецкий поборник творческого начала Фридрих Ницше,
воспевающий сверхчеловека и заявивший во всеуслышание о смерти Бога.

62
«Младосимволисты», к которым относится и А. Белый, стремились к
созданию «религии свободного человечества», с помощью которой надея
лись преодолеть остро ощущаемые русской интеллигенцией рубежа XIX—
XX вв. противоречия: между народом и интеллигенцией, западной и восточ
ной моделями развития, волей и разумом, верой и знаниями, жизнью и ис
кусством, природой и человеком. Это учение, мыслимое ими как итог раз
вития человеческой цивилизации, гармонично сочетавшее в себе достиже
ния всех эпох и культур, во многом формировалось под влиянием филосо
фии Вл. Соловьева, в которой он утверждал мысль о постепенном возврате
утраченного Единства человека с Богом, и учения Ницше о сверхчеловеке
как воплощении совершенства, сосредоточие силы, красоты и воли.
Влияние трудов двух философов отразилось и в художественном твор
честве А. Белого (сборник «Золото в лазури», «Симфонии»), и в его публи
цистике. Примером тому может служить написанная Белым в 1904 году ста
тья «Символизм как миропонимание», в которой Белый обозначает те фи
лософские системы, которые имеют фундаментальное значение для созда
ваемой им концепции символизма. Наибольшее внимание уделено им Ницше
и Соловьеву.
Соловьев был близок Белому своей идеей синтеза религии и науки. Ниц
ше — идеей создания нового человека, «трепет» которого Белый подслу
шивал в «чреватых будущим» душах — своей собственной и своих совре
менников.
На первый взгляд, между ними Ницше и Соловьевым нет и не может быть
ничего общего. Соловьев выступил против ницшеанства в самом его начале,

<<

стр. 2
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>