<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

В 1988 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, который мало кому известен в России. Поэтому мы приведем полный текст Свода в приложении к учебнику.
А вот как характеризует эту же проблему Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем специальном докладе, направленном в Государственную Думу:
"...через следственные изоляторы проходит ежегодно до 2 млн. заключенных, что почти в два раза превышает количество лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Все эти люди слабо защищены от насилия и произвола работников органов внутренних дел. Подвергающих испытаниям их честь, достоинство и физическое здоровье.
Особое беспокойство вызывают действия сотрудников милиции, носящие характер пыток, описываемые пострадавшими, а также в средствах массовой информации".
Уполномоченный приводит массу примеров и цитирует множество источников. Приведем только один вывод исследовательского проекта о грубейших нарушениях прав человека в системе Министерства внутренних дел.
"Масштабы применения к задержанным пыток и недозволенных методов... приобрели в России вопиющий характер. Вопреки неопровержимым свидетельствам того, что пытки стали неотъемлемой частью деятельности милиции, российское
Е.В. Кузбагарова. Условия применения заключения под стражу в качестве меры пресечения. Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях. Материалы российской научно-практической конференции в 2-х частях. Уфа. 2001. Ч. 2. С. 148.
Там же. С. 150.
165
правительство и правоохранительные структуры, как правило, отрицают наличие проблемы пыток или недозволенных методов и ничего не предпринимают для пресечения этой порочной практики.
Следствием такого подхода, - пишет Уполномоченный по правам человека, - становится возрастание и без того немалого количества вопиющих нарушений прав и свобод личности сотрудниками государственных органов, призванных законом охранять и защищать граждан".1
Безусловно, пыточными являются у нас условия содержания в СИЗО, колониях и тюрьмах, пыточными условиями являются и многолетние ожидания суда, бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство являются почти все взаимоотношения гражданина с милицией, прокуратурой, судом. Нормальный ум затрудняется понимать, как можно довести до такой степени безнаказанность и произвол в органах МВД, ФСБ, прокуратуре.
Трудно предсказать, сможет ли россиянин когда-нибудь вслед за поэтом восторженно сказать: "Моя милиция меня бережет!", имея в виду и армию, и прокуратуру, и многочисленные службы безопасности.
Свобода от рабства и подневольного состояния
Всеобщая декларация посвящает этой проблеме четвертую статью, которая гласит: "Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех видах".
Намного обширнее и детальнее трактуется рассматриваемая свобода Международным Пактом о гражданских и политических правах:
1. Никто не должен содержаться в рабстве: рабство и работорговля запрещаются во всех их видах.
2. Никто не должен содержаться в подневольном состоянии.
3. а) никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду;
Ь) в тех странах, где в виде наказания за преступление может назначаться лишение свободы, сопряженное с каторжными работами, предыдущий пункт не считается препятствием для
1 Защита прав человека. Сб. документов 1998-2000. М. 2001. С. 390, 393, 394, 398,400.
166
выполнения каторжных работ по приговору компетентного суда, назначившего такое наказание;
с) термином "принудительный или обязательный труд" в настоящем пункте не охватываются:
какая бы то ни была работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения; какая бы то ни была служба военного характера или служба, предусмотренная для лиц, отказавшихся от военной службы;
какая бы то ни была работа, обязательная в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения;
какая бы то ни была работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности. Очень сходную классификацию и пределы применения указанной статьи дает статья 4 Европейской Конвенции. Конечно, актуальность и значение этих прав, в современном мире, несколько снижена, ибо пик рабовладения и работорговли человечеством, видимо, пройден. Столь варварское и жестокое попрание человеческой личности невозможно даже представить. В то же время можно допустить существование обращения с людьми сходного с рабством и тем более, подходящего под понятие подневольного состояния, о чем порой сообщается в СМИ и судебной практике.
Изучение дел должной категории рассмотренных Европейским Судом представляют собой скорее, судебные курьезы или казусы к учебным пособиям для студентов, с целью совершенствования их остроумия и проницательности. Так, в деле Ван дер Мюсель против Бельгии, молодой адвокат посчитал, что обязанность оказывать бесплатные юридические услуги бедным клиентам приравнивается к принудительному или обязательному труду. Заявитель считал, что в этом случае нарушается пункт 2 статьи 4, которая гласит:
"Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду". В то же время им оставлен незамеченным следующий пункт статьи, в котором перечислены обстоятельства, позволяющие исключить их из действия данной статьи.1
Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Хартия: право и практика. М. 1998. С. 158.
167
Комментаторы этой статьи обычно ссылаются на Конвенцию Международной Организации труда (МОТ) №105, в которой указано пять категорий принудительного труда: политическое воздействие или воспитание в качестве меры наказания за наличие или за выражение политических взглядов или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе; мобилизация или использование рабочей силы для нужд экономического развития; поддержание трудовой дисциплины; наказание за участие в забастовках; и дискриминация по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания. Необходимыми элементами принудительного или обязательного труда являются то, что к данному труду человек привлекается против своей воли и, если такие требования к нему являются деспотичными, а сама работа влечет за собой тяготы, которые можно избежать.
В тех же случаях, когда нет принуждения, и человек осознанно выбирал тяжелую или непрестижную работу, например, в войсках, в тюремной охране, в шахтах, в коммунальной службе и т.д., не может быть нарушения статьи 4 Конвенции. Наряду с изложенным, было бы заблуждением считать, что международно-правовые, как и национальные нормы, запрещающие рабство и подневольное состояние, теперь потеряли актуальность и подлежат забвению. Социально-политическая обстановка в России являет нам немало примеров нарушения прав человека в этой сфере. В некоторых СМИ приводились и приводятся факты использования рабского труда, когда группу лиц содержат в подневольном состоянии на положении рабов или захваченных в Чечне заложников и пленников содержат в подневольном состоянии.
Представляется, что именно по этой статье могут защищать свои права молодые люди, ставшие жертвами милицейских облав в Москве и отправленные служить в войсковые части страны. В отношении тех, кто имел отсрочку по учебе, тех, чье здоровье не позволяет им служить в армии, тех, чье семейное положение позволяло оставаться с престарелыми родителями или малолетними ' детьми, безусловно, допущен произвол и в отношении них нарушена статья 4 Европейской Конвенции.1
1 См. об этом "Новая газета". №2, 2002.
168
III1
В законодательстве Российской Федерации не содержится специальных норм, посвященных свободе от рабства и содержании в подневольном состоянии. Такое положение объясняется властями нецелесообразностью иметь такие нормы, ибо "международные стандарты на этот счет являются составной частью ее правовой системы".
Следует подчеркнуть, что это большое лукавство. Во-первых, национальное законодательство необходимо, даже если оно отвечает всем международным стандартам. Во-вторых, на практике ссылка ведет и к тому, что столь тяжкое преступление против личности как рабство и подневольное состояние остается в России безнаказанным и будет иметь тенденцию к возрастанию.
Тем временем, средства массовой информации все чаще публикуют факты насильственного удержания людей в подневольном состоянии и использования их рабского труда. Множество мировых СМИ рассказали о 12-летнем рабстве гражданина Е. в чеченском плену. В рабском состоянии в Чечне один гражданин Республики Башкортостан пробыл 10 лет.
Свобода от рабства, запрет на принудительный и подневольный труд
На территории Амурской области, как и в предыдущие годы, действуют организации, набирающие девушек для работы в странах тихоокеанского региона. Им гарантируется хороший заработок и нормальные условия труда. По рассказам девушек, с ними заключались договоры, в которых оговаривались и условия труда, и срок действия договора. Но после пересечения границы у них отбирали все документы, а условия работы резко отличались в худшую сторону от тех, о которых говорилось в договорах. Позже оказывается, что их привезли вовсе не для работы на сцене или официантками, а для занятия проституцией. Из-за отсутствия документов и денежных средств, не имея возможности самостоятельно выехать, они бывают вынуждены заниматься унизительной и грязной работой.
По разным оценкам, на территории Амурской области в 2000 г. трудилось около 270 тыс. граждан КНР, что составляет более 50% экономически активного населения области. Основная часть из них находилась на территории России нелегально. Данное обстоятельство заставляет людей соглашаться на любые условия труда. Они
169
вынуждены трудиться от заката до рассвета, в том числе на лесозаготовках, строительстве и сельскохозяйственных работах. Как правило, эти люди вынуждены круглый год проживать в неблагоустроенных помещениях - землянках, бараках, не пригодных для жилья, или в общежитиях, где на 1 человека приходится менее 1 м2 площади, а подчас и просто на рабочих местах. При этом в качестве оплаты за труд они иногда получают только питание. Данные условия нельзя назвать иначе, как рабские. При этом рабочие из КНР или КНДР, согласно информации самих рабочих данных стран, могут подвергаться за разного рода нарушения наказаниям, в том числе и физическим.
За последние годы на территории Амурской области сложилась практика, когда на работу принимаются лица, не имеющие постоянного места жительства. Данные люди принимаются в качестве сторожей домов, а также для ухода за хозяйством. При этом в качестве оплаты труда им предоставляется только питание и крыша над головой. В любой момент работник может быть выгнан, и никто за это ответственности не несет, так как он не сможет доказать наличие трудовых соглашений. По своему правовому положению данные люди являются рабами, так как, уйдя от хозяина, они не имеют возможности выжить в суровых условиях зимы Амурской области. Наибольшее распространение такого вида рабство получило в поселках Моховая падь и Владимировка, где расположены коттеджи наиболее богатых людей г. Благовещенска.
Культпросветучилище г. Благовещенска в 2000 г. сформировало концертную бригаду с участием несовершеннолетних детей для гастролей по КНР и Южной Корее. Участникам концертной бригады было обещано: оплата за труд и не более 2-х концертов в день. Обещанного денежного вознаграждения участники не получили, при этом в день они давали 3-4 представления.
В 2000 г. прекратили существование два семейных детских дома в городах Свободном и Тында. На принятие данного решения повлияло то, что в этих детских домах использовался детский труд для извлечения доходов. Из рассказа Александра LLL, окончившего в , 2000 г. школу-интернат г. Зея, стало известно, что школьникам ежедневно приходилось работать в подсобном хозяйстве школы, кормить крупный рогатый скот, чистить помещения, девочкам поручали доить коров, а осенью заготавливать разного рода корма для подсобного хозяйства.
170
Что касается таких современных форм рабства, как торговля детьми и детская проституция, то в России отсутствует даже статистика и учет преступлений в этой области. Но отсутствие статистики, к сожалению, не означает отсутствие явления.
ТЕМА 11
СВОБОДА СЛОВА, ПЕЧАТИ, МЫСЛИ, СОВЕСТИ, РЕЛИГИИ,
А ТАКЖЕ МНЕНИЙ И ИХ ВЫРАЖЕНИЯ, ПРАВО НА СБОР,
ПОЛУЧЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ.
Свобода совести и вероисповедания.
Свобода - это возможность социального поведения, согласующегося с интересами и желаниями личности. Своеобразие гражданских свобод в ряду прав человека заключается в том, что государство, закрепив их в нормативно-правовых актах, обязано не только не чинить препятствий в их осуществлении, но и обеспечивать их реализацию.
Гражданские права и свободы составляют основу либеральной политической идеологии. Согласно этой концепции, обязанности государства и личности разводятся по очень простому и реальному для исполнения • (и понимания) принципу: граждане создают государственную власть для решения вопросов, которые граждане сами, усилиями гражданских институтов решать не могут в силу особенностей этих проблем. К ним относятся: общественная безопасность, дипломатия, военные дела, которые не возможно решать индивидам, частным гражданам. Их могут решать только государственные органы, движимые единой политической волей, координируемой и управляемой единым центром и пониманием национальных интересов государства.
Во все иные отношения граждан, которые они способны решать самостоятельно или благодаря гражданским институтам, государственные органы вмешиваться, руководить или командовать ими не должны. В ряд сфер, куда вмешательство государства считается неуместным, входят и гражданские свободы. Они провозглашаются как естественные и неотъемлемые права, которыми граждане пользуются самостоятельно, исключительно по своему усмотрению. Некоторые из этих свобод составляют фундамент, основу демократического государства. Свобода слова, мысли, передвижения, собраний, манифестаций, ассоциаций, петиций, возможность получения и распространения правдивой и полной информации являются необходимым условием демократической формы правления. Свобода вероисповедания, совести, свободное
172
определение своей национальной принадлежности относятся к сугубо индивидуальным правам.
О ценности этих прав ранее всех в Европе стал говорить великий английский поэт Джон Мильтон. Он отстаивал индивидуальное право человека на свободу вероисповедания, на свободу слова и мысли. Он уже различал свободу вероисповедания и свободу совести. Последнее, по мысли Мильтона, не только выбор между различными вероисповеданиями, но и возможность самостоятельного выбора между верой и атеизмом. При этом никакая власть, ни духовная, ни тем более светская, не вправе брать на себя решение духовных вопросов личности.
Отстаивая свободу слова и печати, он яростно выступает против всяческой цензуры и со свойственной поэту образностью говорит: "Пусть-ка сцепится истина с ложью, кто когда-либо видел, чтобы истина побеждалась ложью в открытом бою. Ибо кто не знает, что истина сильнее, почти как сам Всемогущий. Ей не нужны ни полиция, ни ухищрения, ни цензура: нужен один только простор".
Рассматриваемые в этой теме свободы и права закреплены в 18 и 19 статьях Всеобщей Декларации. Статья 18 гласит, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.
Международный Пакт о гражданских и политических правах в п. 1 статьи 18 повторяет приведенную выше формулировку о праве на свободу мысли, совести и религии, а затем в трех дополнительных пунктах расширяет, конкретизирует, углубляет содержание этих прав. Так пункт второй гласит: "Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу, иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору". Пункт 3: "Свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц".
Европейская Конвенция закрепляет рассматриваемые права и свободы в статьях 9 и 10. Статья 9 гласит:
1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения
173
и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, в богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов. 2. Свобода исповедовать свою религию или свои убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц.
Рассматриваемые здесь права: на мысль и ее выражение, на свободу слова и совести, на убеждения и выражение, на свободу мнений и печати не просто тесно взаимосвязаны, но и не могут отдельно существовать. Кроме того, свобода мысли, совести, религии, а также возможность придерживаться своего мнения и своих убеждений, собирать, получать и распространять информацию, является частью демократического жизнеустройства и представляют собой социальную ценность. Она заключается в возможности быть самим собой, сохранять свою идентичность и достоинство, определять свое политическое и гражданское будущее.
Изучение практики защиты свободы мысли, совести и религии, а также право иметь убеждения и их выражения Европейским Судом, показывает одну важную особенность этих прав. Они, будучи достаточно широко употребительными и распространенными в быту, во взаимоотношениях людей, в моральной проблематике, оказываются трудно уловимыми и мало осязаемыми на весах Фемиды. Их нельзя увидеть, потрогать, зафиксировать. Тем более нельзя проверить, насколько они соответствуют истине. И чаще всего они обнаруживают себя в речи человека, в письменных источниках, в тесной взаимосвязи. Прежде всего, все они в своем единстве являются основополагающими условиями функционирования демократических институтов.
Европейский Суд по делу Коккинакиса против Греции, в частности подчеркнул, что провозглашенная в статье 9 свобода (мысли, совести и религии является одним из устоев "демократического общества". Эта свобода в своем религиозном аспекте является одним из наиболее важных факторов, формирующих индивидуальность верующих и их жизненную концепцию, и в то же время представляет собой ценное средство для атеистов, агностиков,
174
скептиков и безразличных людей. От этого зависит плюрализм, неотделимый от демократического общества, завоеванного дорогой ценой за многие столетия".1
Практика Европейского Суда по защите этих прав и свобод показывает, что конфликты в европейских странах возникают, в основном, по религиозным вопросам. Обычными нарушениями являются наличие или стремление отдельных конфессий занять доминирующее положение или занять место официальной государственной религии, прозолетизм или его расширительное толкование, запреты и ограничения некоторых религиозных обрядов. О том, насколько дальновидным было ограничение свободы мысли, совести и религии в пункте 3 статьи 18 Международного Пакта, свидетельствует непомерное развитие религиозных и псевдорелигиозных экстремистских, тоталитарных, террористических, радикальных организаций, течений, сект в современном мире, в том числе в России. Они подчиняют себе слабовольных людей, внушают человеконенавистнические идеи.
Право на свободу мысли, совести и религии имели в России всегда более гипотетическое, чем практическое значение. В условиях, когда господствовала государственная и единственная идеология, когда провозглашался атеизм, а религиозные организации всячески притеснялись, ни о какой свободе мысли, совести или религии не могло быть и речи. Имевшееся законодательство оставалось мертвой буквой. В постсоциалистической России положение заметно изменилось. Статья 28 Конституции РФ гарантирует каждому свободу совести, вероисповедания, разрешает иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Статья 29 (ч.1) гласит: "Каждому гарантируется свобода мысли и слова". Подтверждением тому, что это уже не просто декларация, а реальная политика российских властей может служить передача в собственность религиозных объединений множества культовых зданий и сооружений, невмешательство государственных органов в жизнь конфессий, поощрение религиозной деятельности, как способ возрождения духовности народа. В то же время статья 14 Конституции определяет, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной.
1 Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998 г. С. 344.
175

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Тем не менее, русская православная церковь (РПЦ) стала претендовать на роль государственной, первенствующей в России церкви, несмотря на то, что в Конституции РФ указано, что наше государство является светским и церковь отделена от него, а в Законе о свободе совести декларировано правовое равенство всех религий. Однако священоначалие РПЦ со сталинских времен пребывало в "послушании" у властей, и в новой политической ситуации не отказалось от политики и борьбы за власть над душами людей. Видимо, поэтому некоторые из авторитетных епископов и священников, отвечая на вызов реакционных национал-патриотических, шовинистических и черносотенных сил, стали активно способствовать созданию национально-патриотической идеологии... Ощутив свою силу, РПЦ стала угнетать другие деноминации России.' Поэтому можно постоянно видеть сцены открытия церкви во дворе ФСБ, в колониях, освящения православным батюшкой корабля или подводной лодки, участия в принятии присяги или при награждениях государственными наградами, в составе различных групп, где их присутствие является явно неуместным. Совершенно правильно описана возникшая ситуация в статье С.А. Бурьянова "Сакрализация власти, нарушая права и свободы человека, угрожает конституционному строю российской федерации".2 Демонстративное сакральное поведение российской политической элиты говорит не только о недостатке политического чутья, но и о низком правосознании. Банальными и пустыми словами для россиян остаются нормы Конституции об отделении церкви от государства, о равенстве всех конфессий, о свободе вероисповедания и т.д. Но вот оборонное предприятие построило военный корабль и идет спуск его со стапелей. В торжественной церемонии многоконфессионального общества православный священник выступает в роли главного действующего лица - он освящает линкор ВМФ РФ. На принятии военной присяги под благословение православного священника попадают все подвернувшиеся: и мусульмане, и христиане, и атеисты и другие. Вот по TV россияне наблюдают открытие Исторического 'музея в Москве, состоявшееся после длительного ремонта. В
культурном мероприятии участвуют представители политической элиты. И снова высшие государственные чиновники не могут обойтись без участия представителей РПЦ в этом сугубо культурном гражданском деле. И мало кого смущает эта нелепость, перерастающая в кощунство, в надругательство над религиозными или атеистическими чувствами людей, а попросту говоря, произвол. Последствия сакрализации власти, на первый взгляд безобидные, могут сказаться самым печальным образом.
Епископ Элистинский и Калмыцкий на страницах газеты опубликовал письмо против иных верований, в котором пишет: "мы, православные христиане, знаем, сколько наносного и одичавшего ото лжи проявлений сектантства появилось в наши дни. В дни, когда православный мир постится, молится, готовясь к самому главному празднику - Пасхе, силы зла особенно усиливают свои деяния против Церкви Божией. ...Прикрываясь благовидной "христианской" ширмой, можно вести вполне определенную антихристианскую и антироссийскую деятельность, сея в народе раздор и разделение. Факты этому есть. И очень жаль, что до сих пор сектантам беспрепятственно отдают школы, залы кинотеатров и представляют свободу рекламной деятельности. Мы напоминаем нашим согражданам - нас никто не защитит от экспансии сект, а затем и от иностранных покровителей.
Враги церкви и России понимали: не сокрушишь православие, объединяющее народ, - не сокрушишь Россию".
Наиболее пагубным образом этот произвол отражается в строго иерархических структурах: во всех видах воинских учреждений, полувоенных и авторитарных органах. В статье 8 Закона "О статусе военнослужащих" предусмотрены возможности отправления религиозных обрядов для военнослужащих:
1. военнослужащие в свободное от службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица;
2. военнослужащие не вправе отказываться от своих служебных обязанностей по мотивам отношения к религии и использовать свои служебные полномочия для пропаганды того или иного отношения к религии;
Крахмальникова 3 "О правовой ситуации и духовных ценностях". "Правозащитник". №2, 1995. С. 95-96. 2 "Право и политика". №9, 2000 С. 139-140.
176
1 "Известия Калмыкии". 20 марта, 2001.
177
3. религиозная символика, религиозная литература и предметы культа используются военнослужащими индивидуально;
4. государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов;
5. создание религиозных объединений в воинских частях не допускается.
В то же время в России признается возможность отказа от военной службы по соображениям совести в качестве законного осуществления права на свободу совести и религии. Все это соответствует требованиям Международного Пакта о гражданских и политических правах, но содержит в себе глубокие противоречия.
Комментируя статью 9 Европейской Конвенции, А.И. Ковлер
пишет:
"К сожалению, Преамбула Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" нарушает конституционные принципы равенства конфессий, признавая "особую роль православия в истории России" и высказывая "уважение" ряду иных религий, оставляя без внимания другие. Этот закон так же противоречит статье 9 Конвенции, как и другим международным правовым актам, ограничивая возможность регистрации и деятельности "нетрадиционных" конфессий и зарубежных миссионеров.
Не соответствует требованиям пункта 2 статьи 9 Конвенции и ограничения прав и свобод гражданина, обосновываемые необходимостью "обеспечения обороны страны и безопасности государства". Теперь главным доводом для каких-либо ограничений прав человека служат их законность и необходимость в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, или защита прав и свобод других лиц.1 Но не только доминирование одной религии наблюдается в России, а даже прозелитизм и ограничение прав приверженцев иных конфессий.
Свобода выражения мнений.
1 Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 350-351.
178
"Право на свободу выражения своего мнения является не только одним из главных устоев западной демократии, но и необходимым условием для осуществления многих других прав и свобод, провозглашенных в Европейской Конвенции о правах человека".1
Статья 19 Всеобщей Декларации гласит: "Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ". Статья 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах, как было задумано авторами, расширяет положения Декларации о праве беспрепятственно придерживаться своих мнений, одновременно ограничивая это право по двум основаниям: для уважения прав и репутации других лиц, а также для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.
Статья 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит:
1. Каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это 'право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Эта статья не препятствует государствам вводить лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными Законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной
Указ. соч. Д. Гомьен и другие. С. 352.
179
конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.
Изучение практики Европейского Суда показывает, каких высот достигла демократия, как строго соблюдаются права граждан на выражение своего мнения, на получение, сбор или распространение информации, сколь высоко ценится свобода слова и печати. По одному из рассматриваемых дел Суд заявил:
"Свобода выражения мнения представляет собой одну из главнейших основ общества, одно из основных условий для его развития и для развития каждого человека... Она применима не только к информации или идеям, которые получают положительный отклик или рассматриваются как неоскорбительные или нейтральные, но и к тем идеям, которые для государства или любой ее части населения являются оскорбительными, шокирующими или нарушающими спокойствие. Таковы требования плюрализма, толерантности и терпимости, без которых не может существовать "демократическое общество".1 По поводу термина "выражение своего мнения", Суд пояснил, что он включает выражение творческих взглядов, что дает возможность участвовать в обмене культурными, политическими и социальными идеями и информацией любого рода.2 Европейский Суд, в то же время, заметил невозможность единого определения для всех народов и времен столь изменчивой категории и предостерег лишь от превышения правительствами пределов необходимого вмешательства. Для правильного решения этой проблемы авторы цитируемого сочинения предлагают правоприменителю поставить перед собой такой вопрос: являются ли выбранные заявителем средства выражения своего мнения единственными средствами, с помощью которых он может выразить свои идеи или передать свою информацию? В случае положительного ответа на этот вопрос заявитель преодолевает порог, после которого начинает пользоваться защитой статьи 10 Европейской Конвенции.3 Представляется, что в этом пассаже не упоминаются и другие возможные ограничения, связанные не только с
1 Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 354.
2 Там же. Хейдисайт против Великобритании.
3 Указ. соч. С. 356.
180
субъективной оценкой "единственности" использованных средств, но и других факторов.
Очень часто судьи запрещают доступ корреспондентов газет и телевидения на судебные процессы, и это можно расценивать и как ограничение свободы прессы на распространение информации, и как способ защиты общественной нравственности от шокирующих сведений преступного характера. Порой и распространитель информации и государство, стремящееся запретить эту информацию, ссылаются в своих действиях на интересы общества. Нам представляется, что свобода информации всегда или в большинстве случаев важнее, чем ее сокрытие. Какую общественную пользу, кроме беды для тысяч человек, принесло сокрытие Чернобыльской трагедии? Какие плюсы получило государство, скрыв от общественности причины гибели атомных подводных лодок "Комсомольск" или "Курск"? Никаких. А минусы очевидны. Это общественное недоверие власти, сомнения в правдивости поступающей информации, отчуждение, апатия, пассивность.
Европейский Суд в этом вопросе также являет пример мудрости. Он рассматривает содержание той или иной статьи, публикацию которой государство хочет ограничить, с точки зрения ее "общественного интереса", чтобы установить правильный баланс между интересами прессы, как стороны, определяющей право общественности на получение информации и интересами государства, в том, что касается ограничения ее получения общественностью.1
Поучительным в этом смысле является дело "Санди Тайме" против Соединенного Королевства. В сентябре 1972 года газета "Санди Тайме" опубликовала статью под заголовком "Наши таломидные дети - причина национального позора". Оказалось, что многие матери во время беременности принимали в качестве успокаивающего или средства от бессонницы талидомид и у большинства из них дети родились с дефектами.
Компания, выпускающая лекарства, обратилась к Генеральному Атторнею, утверждая, что публикация представляет собой неуважение к суду, ибо дело об этом уже находилось в судебном ведомстве на стадии рассмотрения, и газета, таким образом, оказывает на суд давление. Высокий Суд, а затем Палата Лордов согласились с таким доводом.
Указ. соч. С. 361.
181
Заявители, в свою очередь, обратились в Европейский суд, считая, что стали жертвами нарушения статьи 10 Конвенции. Суд отметил:
"Суды не могут действовать в вакууме. Хотя они и являются форумом для разрешения споров, это не означает, что предварительное обсуждение споров не может происходить где-то еще, будь то специальные журналы, широкая пресса или население. СМИ не должны преступать рамки, установленные в интересах надлежащего отправления правосудия, но на них лежит также обязанность распространять информацию и идеи, касающиеся вопросов деятельности судов, точно так же, как это происходит в других сферах деятельности, представляющих общественный интерес. Суд далее отметил, что статья 10 гарантирует не только свободу прессы информировать общественность, но также и право общественности быть информированной должным образом".1
В настоящем деле у многочисленных жертв трагедии, не знавших всех юридических тонкостей, имелся жизненно важный интерес и необходимость ознакомиться как со всеми обстоятельствами дела, так и возможными путями решения возникших проблем. Их можно было бы лишить этой информации, которая имела бы для них столь важное значение, только если бы существовала абсолютная уверенность в том, что ее распространение представляет угрозу для "авторитета правосудия". Суд пришел к выводу, что в данном случае имело место нарушение статьи 10 Конвенции.2
В деле "Информационсферайн Лентиа" и другие против Австрии, заявители, несколько компаний, считали, что их права на распространение информации нарушаются австрийскими властями, путем отказа в лицензировании их деятельности. То, что "вмешательство" в право на распространение информации было, не возражал даже ответчик, ссылаясь при этом на правомерность своего запрета. И Суд ставит вопрос - было ли такое вмешательство оправданным и "насколько необходимым в демократическом обществе". Имея право лицензировать такую деятельность, Австрия,
1 Санди Тайме против Великобритании. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 209.
2 Указ. соч. С. 210.
182

по мнению Суда, должна была руководствоваться убедительными доводами, а не формальными и казенными суждениями. Обсудив все доводы, Суд посчитал, что вмешательство, ставшее предметом спора, несоразмерно преследуемой цели и не является "необходимым в демократическом обществе. Таким образом, имело место нарушение статьи 10 Конвенции".1
Австрийский журналист Лингенс опубликовал в венском журнале две статьи с резкой критикой г-на Крайского, бывшего в то время канцлером, за снисходительное отношение к одному бывшему гестаповцу. Крайский обвинил журналиста в диффамации, и суды Австрии частично признали его виновным. На его обращение в Европейский Суд правительство в свою защиту выдвинуло довод о конфликте двух гарантированных Конвенцией прав - свободы слова и уважения личной жизни, которые в данном случае равнозначны. Не соглашаясь с такой трактовкой проблемы, Суд напоминает, что требования плюрализма, толерантности и либерализма, на которых зиждется "демократическое общество", приобретают особое значение в том, что касается прессы. Именно на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам... Если на прессе лежит задача распространять такую информацию и идеи, то общественность, со своей стороны, имеет право получать их. В этой связи Суд не может разделять мнения венского суда о том, что задачей прессы является распространение информации, толкование которой принадлежит главным образом читателю. Свобода печати наделяет общество одним из самых совершенных инструментов, позволяющих узнать и составить представление об идеях и позициях политических лидеров... Поэтому Суд посчитал, что "пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому его слову и действию".2
Конечно, это правильно. Ведь поведение политического лидера его слова и дела, его позиция и решения, в отличие от частного лица, влияют на жизнь множества людей, а часто и всего народа. И он должен из этого исходить при определении своих пристрастий, антипатий и симпатий. Взяв на себя ответственность за судьбы страны
Указ. соч. Т. 1. С. 828-830.
Лингенс против Австрии. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 526-527.
183
и народа, он поставил себя под социальный контроль, и общество вправе знать, куда поведет данный лидер свой народ. И Суд весьма прозорливо заметил, что статьи Лингенса были направлены против позиции канцлера Крайского, а это явилось скорее реализацией права выражения своего мнения, а не общее право распространять информацию. Суд заметил, что если занимать другую позицию, то есть ту, которую заняли власти Австрии, то такими запретами и приговорами можно отвратить журналистов от стремления внести свой вклад в публичные обсуждения проблем, затрагивающих жизнь общества. Исходя из таких позиций, Суд сформулировал свое решение, что вмешательство в осуществление свободы слова г-ном Лингенсом не было "необходимым в демократическом обществе... оно было несоразмерным с преследуемой законной целью".
По делу Йерсилда против Дании, заявитель защищался от судебного осуждения и приговора, якобы совершенных им пособничества и подстрекательства к расистским взглядам и идеям. Журналист взял интервью у трех подростков, которые отпускали оскорбительные и пренебрежительные замечания в адрес эмигрантов и этнических групп в Дании. Суд установил, что сам журналист не делал предосудительных заявлений, стремился показать опасность расовой дискриминации, постоянно возраставшей в Дании. Поэтому наказание журналистов за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом по ходу интервью, могло бы серьезно помешать прессе вносить свой вклад в обсуждение проблем, представляющих общественный интерес...2 "Если бы это было иначе, - решил Суд, - то пресса была бы не в состоянии играть свою жизненно необходимую роль "сторожевого пса общественности". В контексте сказанного о защите Европейским Судом свободы мнений, получения и распространения информации, свободы слова и печати роль контрастного душа выполнит обращение к российской действительности.
Конституция РФ в статье 29 провозгласила, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется
1 Указ. соч. С. 528-529.
2 Указ. соч. Т. 2. С. 27. 3Указ. соч. Т. 1.С. 25.
184
федеральным законом. В стране гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.
Вначале рассмотрим несколько частных аспектов.
Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Закон "О государственной тайне" содержит такой перечень, куда естественно относятся сведения о военной, внешнеполитической, разведывательной и контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, которые в случае их разглашения могли бы нанести урон национальным интересам. И к этим тайнам допущен узкий круг лиц, на коих и лежит ответственность за неусыпное хранение государственных секретов.
Но законом определен и круг общественно важных проблем, которые нельзя засекречивать. Это сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах; о стихийных бедствиях; о состоянии окружающей среды, здравоохранения, преступности; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина; о нарушении законности органами государственной власти и их должностными лицами. Вот обо всех этих явлениях можно свободно писать в средствах массовой информации. Теоретически.
Практически же в стране господствует мания секретности. Поэтому трудно даже попасть в публичные органы власти, в том числе и представительные, трудно получить самую простую информацию, очень трудно опубликовать критическую статью, узнать достоверную информацию о преступности или о состоянии окружающей среды. Невозможно воспользоваться своим законным правом на получение достоверной информации. И это, безусловно, выгодно чиновникам и во вред обществу. Именно в условиях секретности и закрытости от общественного контроля и совершаются все неприглядные дела: коррупция, взяточничество, злоупотребления служебным положением, произвол.
Еще один аспект права на выражение своего мнения, свобода слова и печати, касается конституционного запрещения цензуры. Однако наивно полагать, что это положение Конституции одним махом уничтожило стройную и строгую систему тотального цензурирования.
В России вмешательство в осуществление каких-либо свобод вводиться только под лозунгом обеспечения этих свобод. Но приоритет общественных интересов над индивидуальными
185
генетически заложен в российской системе взаимоотношений и поэтому первый лозунг всегда лицемерен и означает не защиту или обеспечение гражданских свобод, а их ограничение. Поэтому "министерство правды" занято размножением и распространением лжи, оболваниванием масс и сокрытием правды.
В стране, где законодательно запрещена цензура, при министерствах печати регионов созданы, так называемые, комиссии по обеспечению свободы печати, единственной заботой которых является борьба с независимыми СМИ. Не подходит нам пока и либеральная парадигма о невмешательстве государства в судьбу СМИ. От этого положения следует перейти к совершенно новой парадигме: государство должно вмешиваться, но ради действительного обеспечения свободы граждан. Но беда в том, что сами государственные структуры, а не граждане, занимаются ограничением свободы слова, печати, информации. Наша власть, уверяющая, что она стоит на защите интересов людей, постоянно и во всех случаях демонстрирует, что его главной целью является собственное спокойствие и самосохранение. Любое несогласие с действиями чиновников, любую критику в свой адрес современные российские государственные служащие представляют как антиобщественный, антигосударственный выпад и применяют для подавления инакомыслия всю силу государственного репрессивного аппарата. Отсюда преследование инакомыслящих, все способы запугивания несогласных с существующими порядками, что тут же выдается как ответ на их преступное поведение, а служители правоприменительных органов используют весь свой арсенал и, злоупотребляя правом, откровенно выполняют политическую функцию.
На виду всего мирового сообщества были закрыты первые в истории современной России два независимых телевизионных каналов НТВ и ТВ-6. Миллионы граждан были лишены права на получение более или менее достоверной информации. Власть лишилась взаимной связи с множеством людей и возможности узнавать иную точку зрения, кроме официальной. Людям, в очередной , раз, доказали и показали, что их интересы, их потребности не представляют для власти никакой ценности и народ никак не может являться "носителем суверенитета и единственным источником власти", как это утверждается в Конституции страны.
186
В рассматриваемой нами сфере допускается, пожалуй, самое большое количество нарушений прав человека и даже произвол, что, безусловно, является данью нашему тоталитарному прошлому.
Гарантированная Конституцией "свобода слова включает несколько структурных элементов, которые тесно взаимосвязаны и существуют в неразрывном единстве. Во-первых, что свобода каждого человека публично выражать свои мысли, идеи и суждения и распространять их любыми законными способами. Во-вторых, это собственно свобода печати и других средств массовой информации как свобода от цензуры и право создавать и использовать органы информации, позволяющие материализовать свободу выражения мнений. В-третьих, это право на получение информации, представляющий общественный интерес или затрагивающий права граждан, то есть на свободу доступа к источникам информации".
Право на информацию.
Право на информацию, гарантированное Конституцией РФ не определяет перечень способов получения и распространения информации и полностью зависит от усмотрения самого лица. Они могут делать это путем общения друг с другом, высказывать или обсуждать на собраниях и митингах, в переписке друг с другом, посредством средств массовой информации. Трудно предположить, чтобы граждане могли использовать еще какие-то "незаконные" способы сбора или распространения информации. Однако, необходимым требованием, ограничивающим это право, является соответствие способа закону.
Нарушения права на свободу информации скорее может быть допущено органами государственной власти, правоприменительными органами, скрывающими, дозирующими или вообще закрывающими доступ к информации. Наиболее ярко это проявляется в стремлении засекречивать любые неприятные факты, в расширении перечня сведений, относящихся к государственной тайне, в закрытости большинства публичных органов.
Между тем, логика таких устремлений проста. К закрытости от общества могут стремиться только те органы власти, те чиновники, которым есть что скрывать. Коррупцию, бюрократизм, волокиту, непрофессионализм, косноязычие, равнодушие к проблемам граждан.
Права человека. Под ред. Е.А. Лукашевой. М. 1999. С. 155-156.
187
т
И наоборот. Структуры, которые делают добрые дела, служат интересам граждан, профессионально решают вопросы, добросовестно выполняют свои функции, стремятся к гласности и "прозрачности", они открыты для граждан и средств массовой информации, ибо им нечего скрывать.
Это право предполагает корреспондирующую обязанность органов государственной власти общественных организаций и объединений, иных органов предоставлять обществу и частным лицам необходимую им информацию.
Более того, сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом (статья 41 п. 3 Конституции РФ).
Особое право имеет гражданин в отношении информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Такая информация, например, собранная против него в результате оперативно-розыскных мероприятий, но не давшая оснований для привлечения его к уголовной ответственности, может быть им истребована от органа, осуществляющего эту деятельность для ознакомления.
Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан, признается уголовным преступлением.1
В России, по-прежнему, почти невозможно открыть независимую газету, основать частную типографию, по своему усмотрению распространять информацию, а также собирать ее. Конечно, теперь трудно запретить мыслить, иметь свое собственное мнение или высказывать его в обыденной жизни. Однако, властными структурами делается все возможное, чтобы ограничить мнения и мысли, а распространение информации держать в определенных рамках. Понятно, что инакомыслие, неугодные мнения не очень страшны, если нет возможности их распространять. Поэтому узда накидывается на средства массовой информации и коммуникации. Это наиболее эффективный способ блокады неугодной информации и
I
См. об этом: Е. Кандыбина. Конституция РФ о доступе к информации. Правозащитник. №1, 2002. С. 101-102.
188
пресечения критики, распространения компрометирующих данных или осуждающего общественного мнения.
Распространение свободной, правдивой и критической информации может позволить себе сейчас в России небольшое количество средств массовой информации. Это несколько центральных газет и журналов, успевших завоевать место "под солнцем" с самого начала демократических преобразований и закрепивших свой свободолюбивый имидж. Сюда же можно отнести небольшое количество областных или республиканских газет, существующих за счет независимых источников. Огромное большинство средств массовой информации живет угодничеством и восхвалением властей, которые никак не научатся эффективно управлять, но умеют обуздывать непокорные и самонадеянные средства массовой информации.
Региональные политические власти прибегают к различным методам для закрытия критически настроенных газет. Фонд защиты гласности сообщал о десятках подобных инцидентов. В каждом регионе России нашлось по 2-3 неугодных издания, которые были запрещены местными властями. Региональные политические власти могут увеличить налоги, обнаружить долги, объявить об отсутствии типографских мощностей, даже когда типография не загружена заказами и простаивает, увеличить арендную плату или просто отнять помещение редакции. Неприкрытым угрозам и давлению подвергаются принципиальные редакторы и журналисты. В связи с военной акцией в Чечне, журналисты сообщили об усилиях, прилагавшихся российскими официальными властями и военным персоналом, включая преследования и угрозы применения силы, чтобы воспрепятствовать посещению журналистами отдельных районов или склонить их к определенному образу освещения событий. Министерства обороны и внутренних дел стремились всячески контролировать СМИ и препятствовать нежелательному описанию фактов и реальностей.
В ежегодном докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ за 1999 год этой проблематике дана такая оценка. Неблагоприятной в смысле обеспечения свободы слова оставалась ситуация в ряде субъектов Российской Федерации. Так, в Чеченской Республике на протяжении ряда лет были закрыты все оппозиционные издания, прекратилось вещание общероссийских каналов телевидения
189
и радио. Отключение передач центрального телевидения происходило в Республике Башкортостан и в некоторых других республиках.
Региональные власти нередко предпринимали действия, которые в нарушение федерального законодательства оказывали давление на неугодные им СМИ, закрывали критиковавшие их газеты или фактически вводили цензуру. Например, Законодательное собрание Пермской области в апреле 1999 года приняло решение о предоставление субсидий местным СМИ в зависимости от того, как много места или эфирного времени эти СМИ уделяют распространению официальной информации. В мае того же года, председатель ГТРК Республики Адыгея отказался предоставить бесплатное эфирное время неугодным кандидатам на пост главы Красногвардейского района. Тогда же в Белгородской области было в нарушение закона отказано в регистрации газеты "Звезда" только на основании подзаконного акта, подписанного главой местной администрации. В Воронеже по произволу чиновников не было зарегистрировано местное издание московской "Новой газеты" из-за "неправильного освещения" ее редакцией работы администрации.' Все перечисленные в докладе грубейшие нарушения законов и права граждан на свободу слова, на получение правдивой информации и на ее распространение имеют место по всей России и во множественном числе. И досадно, и за "державу обидно", не потому, что таких нарушений несметное количество, а потому, что за этот беспредел виновные в беззакониях и произволе почти никогда не несут ответственности, прописанной и/или в Уголовном, в Гражданском кодексах, в кодексе Административных правонарушений и в иных нормативно-правовых актах. Нередко, особенно на региональном и местном уровнях, использовались административные, финансовые и иные средства давления на СМИ. Так, отдельные "строптивые" СМИ лишались лицензий, их редакционные помещения опечатывались под предлогом обеспечения противопожарной безопасности или сангигиены, отключались передатчики. Например, московские пожарные под предлогом нарушения противопожарной безопасности, опечатали издательство газеты "Коммерсант", приостановив ее выход. Использовались и такие приемы воздействия на некоторые СМИ, как повышение тарифов на услуги связи и цен на бумагу,
О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1999 году. Доклад Комиссии по правам человека при Президенте РФ. М. 2000. С. 7.
190
ПОЛИграфические работы, расторжение или пересмотр договоров
аренды.
Ответственных за такой произвол и беззаконие, установить, как правило, не удается, ибо почти все сто процентов таких "фокусов", делается по распоряжению местных властей, чьи беззаконные распоряжения ретиво выполняют находящиеся в их распоряжении пожарники, участковые, врачи и прочие послушные исполнители. Именно должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления проводили предвыборную агитацию в СМИ в период исполнения ими служебных обязанностей, получали незаконные преимущества в доступе к ним. Все перечисленные нарушения являются грубым нарушением Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ".
Серьезной проблемой остается физическая безопасность журналистов. В 1999 году 10 из них погибли в обстоятельствах, так или иначе связанных с исполнением ими профессиональных обязанностей. Было зарегистрировано множество случаев избиений журналистов, угроз в их адрес и в адрес их семей. Большинство этих преступлений осталось нераскрытыми. Правоохранительные органы вяло реагировали на случаи запугивания неугодных региональным и местным властям журналистов и членов их семей, насилия над ними.2
В сборнике Фонда защиты гласности с оригинальным названием "Зоны бесконфликтности" (М. 1998) и остроумным подзаголовком "Положение СМИ и свобода слова в некоторых "благополучных" субъектах РФ" даже названия многих статей ярко отражают обстановку в стране с соблюдением свободы слова и печати, реализацией права на получение и распространение информации и/или свободой выражения своего мнения. Вот некоторые заголовки: "Пресса Калмыкии против свободы слова"; "Как заставить замолчать радио "Титан", что работало в Республике Башкортостан"; "Пресса Дагестана без компроматов"; "Северная Осетия и Ингушетия: власть, пресса и неоконченная война".
В конце октября 2002 года международной группой "Журналисты без границ" был опубликован рейтинг стран по уровню свободы печати. Критериями оценки явились такие важные показатели, как уровень цензуры, количество арестованных и убитых
г Указ доклад. С. 9. " Указ, доклад. С. 8
191
журналистов, доля государства в акционерных капиталах СМИ, законодательная база журналистской деятельности. Верхние строки заняли:
1) Исландия,
2) Норвегия,
3) Голландия,
4) Канада,
5) Ирландия,
6) Германия,
7) США
(как видно, свобода печати как-то соотносится с высоким жизненным уровнем населения и демократией). 112 место в этом рейтинге заняла Украина, 121 -Россия.
Поскольку в рейтинге представлены всего 139 государств, то ниже России их осталось совсем немного. Они все известны своими антидемократическими режимами, суровыми законами, закрытостью и агрессивностью и очень скромными достижениями в науке или экономике.
53 государства осуществляют цензуру в Интернете. Под предлогом защиты от распространения разрушительных идей и ради обеспечения безопасности, в 20 странах запрещен Интернет или ставятся серьезные ограничения для пользования материалами всемирной компьютерной сети.
Фонд защиты гласности в октябре 2002 года обратился с письмом к Президенту страны с просьбой защитить пензенских журналистов, ставших жертвой междоусобной борьбы губернатора области и мэра города Пензы. В результате за два осенних месяца жестоко пострадали 9 журналистов, причем один был убит, на одного было совершено покушение, еще один исчез, а в результате четырех бандитских нападений несколько человек были жестоко избиты. Причем нападению подвергались журналисты даже в своих редакциях, и никто из них не был ограблен. Сами журналисты назвали этот беспредел кровавым террором, который, почему-то, совершенно не заинтересовал ни губернатора, ни мэра, ни депутатов, ни правоохранительные органы. По столь очевидным преступным проявлениям даже уголовные дела возбуждались с большой задержкой или не возбуждались совсем.
Таким образом, органы государственной власти Пензенской области совершенно самоустранились от своей важнейшей функции -
192
защиты граждан от преступных посягательств, охраны их жизни и здоровья.
Из анализа региональных докладов о состоянии со свободой слова и печати, с правом на получение и распространение информации в 2000 году от Амурской области до Якутии проглядывает безрадостная и беспросветная забитость и ангажированность существующих СМИ и память о загубленных изданиях, вознамерившихся внести свой посильный вклад в общественное развитие страны.
Уполномоченный по правам человека в РФ в своем докладе за 2000 год о состоянии дел со свободой слова и правом на получение и распределение информации пишет:
"Государство, которое не может обеспечить гласность, гарантировать своим гражданам беспрепятственный доступ к информации, затрагивающей их права и свободы, либо представляющей общественный интерес, не может именоваться правовым, демократическим, социальным. Право на информацию и свобода информационного обмена, с одной стороны, принадлежит к числу основных прав и свобод граждан, а с другой - выступает как один из главных механизмов реализации прав граждан на участие в управлении общественными делами, принципа народовластия и публичности власти".
И еще:
"По оценке зарубежных экспертов, в России нет ни одного по настоящему независимого издания, а 80 процентов СМИ напрямую контролируются федеральными и региональными государственными органами. Власти сохраняют жесткий контроль над СМИ, включая предварительный просмотр публикуемых материалов и неофициальную цензуру. Так, согласно Докладу о состоянии прав человека, подготовленному Московской Хельсинской группой, в Новгородской области 92% печатных изданий учреждены органами I исполнительной власти разного уровня. В законах и нормативно-правовых актах, принятых в Республике Башкортостан, эксперты | обнаружили 38 нарушений федерального законодательства".'
Ограничение доступа к информации можно назвать массовым I и типичным нарушением прав журналистов. Неоправданный отказ в аккредитации, ее аннулирование, сокращение сроков действия,
' Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 г. М. ЮЛ.
2001. С. 121, 124.
7 - 2027 193
невозможность обжаловать эти решения - наиболее распространенные формы нарушения прав на получение информации. Исполнительная власть творит произвол в отношении неугодных, критически настроенных и неангажированных изданий. Так, 5 мая 2000 года в г. Ростов-на-Дону был уничтожен тираж местной газеты "Перекресток Кентавра". В Республике Башкортостан была временно прекращена трансляция информационных программ ОРТ и РТР. В Республике Марий Эл уничтожался тираж газеты "Совершенно секретно". В Саратовской области и в г. Санкт-Петербурге милиция арестовывала тиражи газет "Коммунист - век XX-XXI" и "Моя столица", повсеместно типографии отказываются печатать оппозиционные СМИ.
Самым печальным в этом скорбном списке способов укрощения неугодных властям СМИ нет ни одного упоминания о материальной или административной ответственности всех тех, кто, злоупотребляя своим служебным положением, не только не выполняет своих прямых служебных обязанностей по предоставлению и распространению информации, а занят совершенно противоположным делом - сокрытием от общества социально-полезного компонента его развития. Пока чиновники за свой произвол не понесут ответственности, они "по умолчанию" будут творить беззакония и нарушать права человека и гражданина.
Наиболее распространенный способ сокрытия информации в современной России - это окружение всего и вся туманом секретности. Признаки полицейского государства проявляются даже в том, что милиция, вместо борьбы с правонарушениями, без всяких правовых оснований воюет со СМИ, мешает телевизионным журналистам вести репортажи с общественных мероприятий, вмешивается в сбор подписей граждан, в опросы общественного мнения... и прочие гражданские инициативы.
Вопреки конституционному запрету цензуры, она практически повсеместно осуществляется. Чаще всего в косвенной форме, самими ангажированными и государственными СМИ, а порой в открытой и прямой форме. Нормы международного права, запрещающие государству вообще какое бы то ни было вмешательство в информационные потоки и уж тем более цензуру, игнорируются и/или грубо нарушаются. Реальная угроза тотального контроля нависает и над Интернетом.
194
ТЕМА 12
НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ И СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ.
У каждого человека есть собственный взгляд на окружающий мир и на себя, осознание своих возможностей и жизненных планов, амбиции и жизненные интересы, симпатии и антипатии, чувства приязни, дружбы, любви. Отсюда проистекают его приоритеты в выборе образа жизни, друзей, спутника или спутницы для семейной жизни.
Все эти его предпочтения совершенно естественны и полностью зависят от его личного решения. На его выбор и устройство личной и семейной жизни никто не может посягать - ни общественные институты, ни государственные структуры. То есть, частная и семейная жизнь индивида неприкосновенны. Об этих и близких к ним правах и пойдет речь в этой главе.
Согласно Марксистско-ленинской идеологии, личная жизнь подчинялась общественным интересам; отрицалась частная жизнь как индивидуальная установка. На самом деле частная и общественная жизнь взаимодействуют, образуя некое единство. Не может быть активной и эффективной общественной деятельности без представления человеку возможности уединяться, общаться с близкими ему людьми, самовыражаться за пределами исполнения служебных обязанностей.
"Стремление сделать личную жизнь предметом правового регулирования свойственно полицейскому государству... мелочными предписаниями и запретами, не оставляющего простора для индивидуальных проявлений личности. Должны быть неприкосновенны личные бумаги, дневники, зарисовки человека, его личная переписка. Неприкасаемы брак, усыновление, развод, раздел имущества, семейный бюджет, тайны вкладов, завещание, здоровье".1
Возникнув как добровольный союз лиц, со взаимными правами и обязанностями, и брачные узы, и отношения между родителями и детьми, братьями и сестрами, и иными родственниками, не слишком-то и зависели (и зависят) от нормативного регулирования. Очевидно, что семейные права и отношения развивались не благодаря
' Петрухин И.Л. Государство и право. №1, 1999. С. 164. 7* 195
нормам права, а в зависимости от обычаев, принципов нравственности и отношений власти и подчинения, сложившихся у каждого народа. Не будучи связанными юридическими нормами, муж, жена и иные родственники имели в отношении друг друга моральные обязанности взаимной помощи, покровительства, заботы.
Поэтому, в условиях патриархальной семьи, ни государственная власть, ни нормативное регулирование не находили возможность "проникать" в семейные отношения. Только церковь, там, где она не была отделена от государства как в России, находила способы вмешательства в семейную жизнь людей. А, поскольку, религиозная догматика и давление на подданных было опорой политического подчинения, церковь добилась вмешательства в семейную жизнь не только православных, но и для всех других. Так, церковному браку подлежали не только подданные, относящиеся к господствующей церкви, но и все "инакомыслящие". По мере развития демократических форм правления, раскрепощения личности, признания равноправия между мужчинами и женщинами, развивается идея личных прав человека независимо от пола и равенство прав и обязанностей в семейной жизни.
Статья 16 Всеобщей Декларации гласит:
1. Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семью. Они пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения.
2. Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон.
3. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.
Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, который принят с целью углубления, детализации и конкретизации прав человека, провозглашенных во Всеобщей Декларации право на семейную жизнь закрепляет в статье 10. В ней признается, что семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться, по возможности, самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее
196
ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании.
При этом надо понимать, почему мировое сообщество формирует эти положения не в форме категорического императива. Дело в том, что экономическое положение стран далеко не одинаково, а у некоторых даже неблагополучное. В этих условиях определить некий критерий охраны и/или помощи семьям и их малолетним детям совершенно невозможно. Поэтому здесь и оговорено, что это должно делаться по возможности.
Такая вынужденная уступка, в свою очередь, ярко обнаруживает, как то или иное государство помогает своим семьям, в том числе молодым, как заботиться о подрастающем поколении, воспитании и обучении малолетних граждан.
Международный Пакт считает, что особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.
Столь же важное место уделяется в Пакте мерам охраны и помощи в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации.
Статья 12 Всеобщей Декларации прав человека закрепляет право каждого на частную жизнь в такой формулировке: Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательством на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
Статья 7 Пакта о гражданских и политических правах гласит:
Ни одно лицо не должно без его свободного согласия
подвергаться медицинским или научным опытам.
Статья 17 Пакта закрепляет такое положение:
1. Никто не может подвергаться произвольному и незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его
197
корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. 2. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого
вмешательства или таких посягательств.
В Европейской Конвенции прав человека право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, право вступать в брак и создавать семью и равенство супругов закреплено соответственно в статьях 8 и 12, а также в статье 5 протокола №7. Статья 8 гласит:
1. Каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции.
2. Вмешательство публичной власти в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.
Из процитированной нормы очевидно, что защите подлежат права, нарушенные публичной властью, или не гарантированные национальным законодательством или необеспеченные механизмом защиты прав человека. Европейская Конвенция прав человека и особенно Европейский Суд ярко демонстрируют гуманизм и человеколюбие, всемерно расширяя индивидуальные права и защищая гражданские свободы. Европейский Суд являет собой образец суда справедливого и человечного, когда в центр своих юридических изысканий и суждений ставит интересы конкретного индивида, а не абстрактные общественные интересы даже самого демократичного и правового государства.
Так, в контексте статьи 8 Конвенции рассматриваются, конечно, не семейные дела, не сама семья, а отдельные члены семьи, чьи права могут быть нарушены публичной властью. Статья оберегает семейный покой, жилище, семью, детей, частную жизнь каждого отдельного человека, в судьбу которого ворвется произвол.
Блестящий образец судебной справедливости и гуманизма защиты семейной жизни, Европейский Суд продемонстрировал в деле Маркс против Бельгии.
198
По мнению Суда, "семейная жизнь" по смыслу статьи 8, включает как минимум связи между ближайшими родственниками, например, между дедушками, бабушками и внуками, поскольку такого рода отношения могут играть существенную роль в семейной жизни.
"Уважение" к семейной жизни, понимаемое таким образом, накладывает на государство обязательство способствовать нормальному развитию таких связей. Однако развитие семейных отношений между незамужней матерью и признанным ею ребенком может осложниться, - считает Суд, - если ребенок не становится членом всей семьи его матери и если установление факта материнства касается отношений лишь между матерью и ребенком.1
В деле речь идет о "незаконном" ребенке, которого мать признает своим, но Бельгийское законодательство все еще различает "законных" и "незаконных" и вынуждает мать удочерять своего ребенка, чтобы защитить его права. Госпожа Маркс и Европейский Суд посчитали этот факт неуважительным отношением к семейной жизни, хотя это положение существовало только(!) в течение одной недели.
А вот этот факт мы может выделить как наличие высокой гражданственности и огромного достоинства госпожи Маркс, не смирившейся даже на короткое время с нелепой и архаичной правовой системой своей страны, посягнувшей на честь и репутацию ее самой и ее ребенка.
Европейский Суд резонно замечает, что "если целью государства является создание условий для нормального развития семейных отношений между незамужней матерью и ее ребенком, то государство не должно допускать какую то ни было дискриминацию по признаку рождения".2
Что касается нелепого положения, по которому родная мать вынуждена удочерять дочь, чтобы сохранить все ее законные права, Суд отметил: "уже сама необходимость прибегать к процедуре удочерения для устранения вышеуказанного неравенства является дискриминацией... Сам факт, что незамужняя мать вынуждена прибегнуть к подобной процедуре для улучшения имущественного положения своей дочери, является игнорированием кровных
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 240. 2 Указ, сборник. С. 235.
199

отношений; это использование института усыновления в несвойственных ему целях".1
Доктрина невмешательства публичной власти в частную жизнь в контексте статьи 8 Конвенции охватывает не только семейную жизнь, но и множество других сфер. Правовую основу такого подхода составляет принцип, по которому в демократическом обществе индивид имеет право на повседневную жизнь без какого-либо надзора или контроля за его деятельностью со стороны государства.
"Право на уважение "частной жизни является правом на невмешательство в личную жизнь, правом жить так, как хочется, без предания огласке подробностей личной жизни... однако право на уважение частной жизни этим не исчерпывается. Оно включает также, в определенной степени, право на установление и поддержание отношений с другими людьми, особенно в эмоциональной сфере, для развития и реализации личности человека" - так сформировала свою позицию по этому вопросу Комиссия по правам человека в своей Петиции № 6825/V4.2
По делу А. Европейский Суд констатировал нарушение статьи 8, в котором частное лицо тайно произвело запись телефонного разговора при содействии высокопоставленного сотрудника полиции.3
В России ограничения в наблюдении, прослушивании и сборе данных на граждан устанавливаются статьей 24 Конституции, которая устанавливает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Это право, как впрочем, и другие тоже, защищается и иными нормами права, в частности законами "Об органах ФСБ", "О милиции", "Об оперативно-розыскной деятельности". Проблема заключается не всегда в слабости законодательной базы, как часто нас уверяют, а в недостатке строгого и безупречного их исполнения и в отсутствии ответственности за их нарушение. Неприкрытое вмешательство в частную жизнь, прослушивание разговоров, просмотр писем и электронных сообщений в России в основном проводится незаконно, по произволению начальников, в нарушение всех норм права. Подается это чаще всего как способ борьбы с преступностью или терроризмом. Но, как известно, неправедными средствами никогда не
1 Указ, сборник. С. 243.
2 Цит по: Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак. "Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика" М 1998. С. 292, 295.
3 Указ. соч. С. 303.
200
достигаются благие цели. И незаконными способами не может быть установлена законность и правопорядок, а лишь еще большее беззаконие и произвол.
Именно поэтому, Европейский Суд неоднократно причислял идеологию расширения полицейский функций и ущемления прав человека, ради борьбы с преступностью к нарушениям статьи 8 Конвенции. Но самое главное, Суд считает, что даже в случае законного наблюдения и сбора данных вмешательство в частную жизнь должно быть ограниченным и разумным.
Европейский Суд неоднократно пояснял взаимосвязь вопросов невмешательства со стороны публичной власти в личную жизнь граждан с позитивным обязательством государства обеспечить право на уважение, на то, чтобы все лица имели в своем распоряжении эффективные средства защиты от какого-либо произвола. Таким образом, государство может быть ответственно при определенных обстоятельствах и за вмешательство в частную жизнь и за то, что оно оставалось в стороне при вмешательстве кого-либо в частную жизнь. Единственным исключением, и значит законным вмешательством в личную жизнь, Конвенция признает необходимость защиты государства от каких-либо угроз. Она должна быть реальной, а не выдуманной, а реакция государства при ее отражении должна быть адекватной угрозе и не чрезмерной. Сформулировано это положение как необходимая в демократическом обществе в целях предотвращения беспорядков и защиты прав других лиц. В иных случаях, конвенционные органы вынуждены искать приемлемый баланс между интересами индивида и общества.
Например, в петиции против Соединенного Королевства индивид жаловался на нарушение его права на жилище, поскольку шум аэропорта Хитроу нарушает его семейную и домашнюю жизнь. По делу было достигнуто дружеское урегулирование.1
По делу Лопес Остра против Испании, Европейский Суд, наоборот, посчитал, что государству не удалось установить справедливый баланс между интересами экономического благосостояния города и надлежащим соблюдением прав заявительницы на неприкосновенность ее жилища, личной и семейной жизни. Госпожа Лопес Остра и ее семья в течение более трех лет были вынуждены испытывать неудобства, связанные с работой предприятия
1 Указ. соч. Стр. 317.
201
по переработке отходов, прежде чем их переселили в новый дом, со всеми сопутствующими такому переезду дополнительными заботами и неудобствами. В сложившихся условиях даже переезд по предложению муниципалитета в новый дом не мог полностью компенсировать неприятности и неудобства, которые испытывала семья. Суд определил компенсацию заявительнице за моральный вред, основываясь положением Конвенции о справедливом возмещении причиненного ущерба.1
25 статья Конституции Российской Федерации гласит: "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения". В контексте права на неприкосновенность жилища, статья адресована правоприменительным органам, которые, злоупотребляя своими служебными полномочиями, зачастую посягают на права граждан. Поэтому гражданам очень полезно знать, что права человека и гражданские свободы защищаются не только нормативно-правовыми актами, имеющими специальный правозащитный характер, но и любыми иными. Так, за нарушение неприкосновенности жилища должностными лицами предусмотрено уголовное наказание статьей 139 Уголовного кодекса РФ.
Наряду с неприкосновенностью семейной жизни и жилища можно назвать близкие к ним и часто взаимосвязанные права опекунов и подопечных, права иммигрантов и апатридов, неприкосновенность корреспонденции вообще и в местах заключения в частности. Особенно важно это обстоятельство при переписке с адвокатами и/или судебными органами.
По делу Голдер против Соединенного Королевства Европейский Суд дал прекрасную и обоснованную отповедь любителям всяких запретов, в том числе и посягающих на уважение корреспонденции. Отказ министра внутренних дел удовлетворить ходатайство заключенного вступить в контакт со своим адвокатом является нарушением статьи 8 Европейской Конвенции, которая закрепляет право на уважение личной и семейной жизни, , неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. При этом Суд особо подчеркивает лояльность тюремных властей, не допустивших ни цензуры, ни запрета на отправку заключенным письма, чем могли
1 Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 2. С. 77.
202
еще больше усугубить нарушение прав заключенного. Суд отметил, что воспрепятствовать вступлению в переписку - это наиболее радикальная форма "вмешательства" в осуществление "права на корреспонденцию".'
В деле Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства второй заявитель жаловался на то, что тюремные власти не разрешили ему вести переписку с двумя монахинями, ссылаясь на букву закона, по которой переписка заключенному разрешена только с родственниками и друзьями. Заключенный отец Фелл настаивал на том, что его право на переписку нарушено, ибо никто не станет спорить с тем, что и монахини могут быть отнесены к друзьям. Европейский Суд констатировал нарушение статьи 8 Конвенции.
Здесь же будет уместным обратить внимание на то, что Европейский Суд в своих решениях неоднократно указывал, чтобы тюремными властями не чинились никакие препятствия для обращения или переписки заключенных со своими адвокатами и для направления жалоб в Европейский суд.
Интересная коллизия возникла в европейском Суде по поводу жалобы Класса и других против Федеративной Республики Германии. Граждане Германии обратились в Суд с жалобой на ограничение их прав на тайну переписки, почтовых отправлений и телефонных разговоров тем, что даже, если такое вмешательство в их личную жизнь проводится на законном основании, то власти обязаны уведомить о таких мерах заинтересованных в этом лиц, создав таким образом возможность оспаривать эти меры в судебном порядке!
Суд согласился с правомерностью такого подхода и отметил, что Конвенция и ее институты были созданы с целью защиты отдельных лиц, соответственно процессуальные нормы Конвенции должны применяться таким образом, чтобы сделать действенной систему индивидуальных обращений.
Поэтому суд признает, что лицо может при определенных условиях утверждать, что оно является жертвой нарушения в связи с самим существованием тайных мер или законодательством, допускающим такие тайные меры, без необходимости подтверждать, что оно фактически подвергалось действию этих мер. Суд указал, что там, где государство вводит тайное наблюдение, существование которого остается для лиц, находящихся под наблюдением тайной и
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 47. ! Указ, сборник. Т. 1. С 457-458.
203
не могущих поэтому обжаловать эти действия в судебных органах нарушает права человека, гарантированные статьей 8 Конвенции.1 Конечно, речь идет не о том, чтобы всем, в отношении кого устанавливается слежка, сообщалось о принимаемых мерах, тогда все следственно-розыскные мероприятия теряли бы свой смысл, а о том, чтобы в орбиту наблюдения не попадали лица, ведущие себя правомерно, правоохранительные органы не распространяли без достаточных оснований свое наблюдение на законопослушных граждан.
В нарушение всех международных норм российское законодательство и в частности статьи 91 Уголовно-исполнительного кодекса устанавливает, что получаемая и отправляемая заключенными корреспонденция подлежит цензуре. По смыслу статьи понятно, что установлена тотальная и бесспорная цензура за всей перепиской, хотя Конвенция переписку заключенного с юристом или судебным органом считает неприкосновенным, как главное средство, с помощью которого индивид может защитить свои права.2
Рассматриваемые в этой главе права достаточно четко регламентированы в Конституции Российской Федерации.
Согласно статье 21, достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.
По статье 23, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допустимо только на основании судебного решения.
Статья 24 гласит, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.
Согласно статье 25, жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц
1 Класс и другие против Германии. Указ, сборник. Т. 1. С. 171.
2 Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак. "Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика". М. 1998. С. 319.
204
иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.
Как уже неоднократно говорилось, статьи Конституции имеют прямое действие и на их основе граждане могут требовать соблюдения своих прав.
Но, кроме того, существует множество нормативно-правовых актов, которые конкретизируют, уточняют, расширяют возможности защиты прав и свобод граждан. Так, многие права, связанные с личной и семейной жизнью адресуются органам ФСБ, МВД, налоговым и иным государственным службам. Обращаясь к законам "Об органах ФСБ", "О милиции", "Об оперативно-розыскной деятельности" и другим, граждане могут узнать об ограничениях, которые налагаются на эти службы и которые не должны ущемлять интересов людей. Знание законов помогает также лучше ориентироваться в механизме защиты прав человека и способствует их защите.
Так в законе "Об оперативно-розыскной деятельности" приводится перечень оснований, по которым проводятся эти мероприятия. Законом "О почтовой связи" устанавливается, что задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений документальной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров... допускается только(!) на основании судебного решения. Значит, если это делается без судебного разрешения, то допускается произвол и нарушение прав человека.
Уголовный Кодекс предусматривает наказания за незаконное вмешательство в частную жизнь, посягательства на семейную или личную тайну. Гражданский Кодекс содержит возможность защиты чести, достоинства и доброго имени человека.
Как уже отмечалось, следует признать весьма добротной законодательную основу защиты прав личности в рассматриваемой сфере жизни и ее реальную действительность.
Основная причина расхождения между провозглашенными "желаниями" и "возможностями" в реальной жизни сводятся к отсутствию какого бы то ни было механизма защиты прав личности. Желающих нарушить права человека может быть любое количество: и милиция, и прокуратура, и служба безопасности, и преступные группировки, и чиновники ГТС или почты, и работники жилищных систем и т.д. Но почти никто не сможет обнаружить инженера телефонной станции, подслушивающего конфиденциальный разговор; почтальона, вскрывшего чужое письмо; работника милиции, ведущего
205
незаконное наблюдение. Не было до сих пор, и вряд ли будут впредь часто раскрываться грубые нарушения прав человека такого распространенного свойства: глава администрации какого-то уровня дает поручение милиции или службе безопасности установить слежку или собрать компрометирующий материал на неугодное ему лицо или на политического противника. Это станет возможным в столь отдаленное время, когда разовьется парламентский контроль, о котором у нас мало знают даже сами парламентарии.
Право на свободное передвижение по стране и свобода выбора местожительства в ней отражены в части 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации.
С 1 октября 1993 года введен в действие закон "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", который фактически ознаменовал начало поэтапного упразднения пресловутого института прописки. Этот закон направлен на ликвидацию запретительного и разрешительного режима и устанавливает свободный режим, требующий лишь регистрационного учета граждан России.
Но, как часто бывает в нашей стране, от благого намерения до исполнения какого бы то ни было решения остается "дистанция огромного размера". Вопреки более развитому правовому сознанию в России федеральные законы могут оказаться бессильными перед региональными или местными чиновниками. Так, мэр Москвы принял свое распоряжение по этому поводу, а глава администрации Амурской области свое постановление, по которым действия федерального закона сводилось практически на нет.
Можно констатировать, что ни Конституция РФ, ни упомянутый закон не соблюдается на всей территории России. Особенно острая ситуация, в смысле нарушения прав личности, складывается в столице, в крупных городах, в курортных зонах. Разрешительный характер прописки сохранился по всей стране. Органы власти полностью игнорируют Конституцию и федеральные законы и не несут за это никакой ответственности. В ряде случаев ( отдельные лица обращались в суд за защитой своих прав на свободу передвижения и свободу выбора места жительства и выигрывали процесс, но такие примеры редки. Такие примеры приводятся только для того, чтобы подчеркнуть всю абсурдность ситуации, при которой
206
человек испытывает такие затруднения, чтобы добиться соблюдения своих конституционных прав.
Очень близко соприкасается с правом на личную жизнь и с ее неприкосновенностью весьма распространенная проблема дачи свидетельских показаний. Свидетель, как участник уголовного процесса, самая важная фигура в поиске истины и в установлении правосудия. Его гражданские обязанности здесь очевидны, а в случае дачи заведомо ложных показаний или отказе от дачи показаний он может быть привлечен даже к уголовной ответственности.
Однако в определенных обстоятельствах человек может не исполнить своих гражданских обязанностей и при этом не наступит никаких нежелательных последствий. "Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом" -гласит статья 51 Конституции РФ. Это право называется свидетельским иммунитетом, то есть исключительным правом не подчиняется общим правилам. Это исключительное право, закрепленное в Конституции, весьма гуманно с точки зрения неприкосновенности семейной жизни, личной тайны, тайны семейных отношений. Ведь ближайшие родственники и входят в понятие семья и семейная жизнь, и возможность воспользоваться иммунитетом может оказать бесценную роль в деле сохранения семейных устоев, взаимоотношения поколений и дальнейшей судьбы членов семьи.
В то же время речь идет о праве. То есть только в тех случаях, когда свидетель не желает давать показаний против себя самого, против родственников он может воспользоваться свидетельским иммунитетом, а в иных случаях он остается обычным свидетелем. Неприкосновенность частной и семейной жизни ценность не абсолютная, но случаи вмешательства могут вызваться исключительными обстоятельствами, строго определенными нормами права. Обстоятельства, ограничивающие права, содержаться в "отраслевых" нормативно-правовых актах.
Статья 8 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" предусматривает такие ограничения в личной жизни при наличии данных:
о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;
207
о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;
о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экологической или экономической безопасности РФ.
В законах "О почтовой связи", "О милиции", "О банках и банковской деятельности" предусматриваются особые случаи, когда в интересах борьбы с преступностью и в отношении лиц, подозреваемых в прикосновении к преступлению допускаются ограничения прав граждан. Для нас эти исключительные случаи вполне понятны, но остается проблема нашего низкого правосознания, законопослушания, честности и правдивости, когда любой служащий милиции, почты, больницы, банка нарушит личную или семейную тайну, тем самым, попирая права человека, и никто не узнает, не осудит в силу нашей слабой гражданственности, отсутствия социального контроля над их действиями.
ТЕМА 13
ПРИНЦИП РАВНОПРАВИЯ И НЕДИСКРИМИНАЦИИ,
ПРАВО НА ПРАВОСУДИЕ, ПРОБЛЕМА ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Принципы равноправия и недискриминации людей, по какому бы то ни было признаку, красной нитью проходят через всю ткань международного законодательства, посвященного правам человека и гражданским свободам. Эти два понятия неразрывно связаны друг с другом, взаимосвязаны и взаимообусловлены.
Принцип равноправия граждан во Всеобщей Декларации сформулирован уже в первых статьях:
Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах (статья 1). Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией (статья 2).
Международный Пакт о гражданских и политических правах закрепляет равноправие в статье 26 в следующих выражениях:
Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то: расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.
Европейская Конвенция принцип равноправия излагает в статье 14 в таком варианте:
Пользование правами и свободами, изложенными в настоящей Конвенции, обеспечивается без какой-либо дискриминации по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иным признакам.
В наиболее драматичной и поучительной форме борьба за гражданское равноправие происходила в США, развернувшаяся вначале как протест против сегрегации, а затем против дискриминации по расовому признаку и цвету кожи, вообще.
209
Определение "гражданские свободы" чаще всего относится к свободе личности от налагаемых властью ограничений в таких сферах как выражение собственного мнения и взглядов, печать, религия, информация. Понятие "гражданские права" широко применяется в контексте правовых норм, признающих конкретные права личности, в том числе право на пользование социальными благами без дискриминации по какому бы то ни было признаку.' Дискриминация в этом смысле означает любое различение людей, дифференциацию их по несходным качествам, знаковости, в результате которого нарушается принцип равноправия, равенство перед судом и законом.
Верховный Суд США в результате тщательного и скрупулезного анализа выработал определенные критерии оценки дел по равной защите со стороны закона. Вначале один из критериев включал "непреложный интерес властей", затем обособление должно было быть совершенно необходимым с точки зрения реализации цели, преследуемой законом. В итоге получилось так, что на протяжении пятидесяти лет не устояло ни одно положение, вводившее дифференциацию, исходящего из расового фактора, если оно имело неблагоприятные последствия для расового меньшинства.2
Более ста лет тому назад Верховный Суд США оценивал конституционность закона штата Луизиана, по которому в вагонах поезда должны были быть отдельные купе для белых и "цветных". И он признал такое положение разумным и законным.
И только один судья выразил несогласие с такой трактовкой и выступил против мнения большинства. Судья Харлан сказал: "В свете Конституции, перед лицом закона не существует в нашей стране какой-либо высший, господствующий и правящий класс граждан. У нас нет каст. Наша Конституция "слепа" к цвету кожи, не знает и не допускает деления граждан на классы. Человек самого низкого сословия равен самым могучим. Там, где речь идет о гражданских правах, гарантируемых основным законом нашей страны, право подходит к человеку как к личности, невзирая на цвет ее кожи".
В обоснование своей позиции судья Харлан прозорливо
заметил, что и сама сегрегация, и решение суда могут оказаться
, весьма неблагоприятными, так как судьбы представителей обеих рас
неразрывно взаимосвязаны. В интересах как одной, так и другой расы,
1 С. Франковски, Р. Гольдман, Э. Лентовска. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава. С. 15.
2 Указ. соч. С. 70.
210
жить в согласии и не сеять вражду, санкционированную законом. Разве может что либо более действенно вызывать расовую ненависть, создавать и поддерживать взаимное недоверие, как принятое положение, выходящее из предпосылки, что "цветные" значительно хуже и настолько хуже, что не позволяет им путешествовать в вагонах, занимаемых белыми.1
Со временем Верховным Судом США было расценено как дискриминационное раздельное обучение детей. И здесь подход к проблеме отличался гуманизмом и прозорливостью. Вот как растолковал Суд антиконституционность существующего положения:
Размежевание одних детей от других одного и того же возраста и на том же самом уровне обучения исключительно по признаку расы рождает в них ощущение принижения их общественного положения, что может неблагоприятно и безвозвратно повлиять на их сердца и сознание.2
Первое дело, рассмотренное Верховным Судом США и признанное неконституционным из-за дискриминации по половому признаку, относится только к 1971 году. Согласно закону штата Айдахо кандидатом на должность управляющего имуществом можно было выбрать только мужчину. Через два года рассматривалось дело Фронтьеро против Ричардсона, по которому истец, женщина-лейтенант авиации, добивалась признания своего мужа лицом, находящимся на ее иждивении.
Судьи обратили внимание на то, что в США проявляется длительная и заслуживающая порицания традиция дискриминации женщин. Традиционно такую дискриминацию оправдывали "романтическим патернализмом", который на практике не столь возводил женщину на пьедестал, сколь замыкал ее в клетке. На самом деле к женщинам относились как к гражданам второй категории. Женщины длительное время не допускались к службе в государственных органах, они не могли заседать в жюри присяжных или от собственного имени обращаться в суд. Замужним женщинам отказывали в правоспособности на владение или передачу собственности, а также не позволяли быть законным опекуном собственных детей. Хотя в 1879 году темнокожим было гарантировано право голоса, женщины не имели этого права, которое само по себе является фундаментом основных гражданских и
Указ. соч. С. 70, 72. ! Указ. соч. С. 73.
211
политических прав, еще на протяжении полувека. Судьи отметили, что разделение людей по признаку пола является "зафиксированным" свойством, то есть не изменяющийся во времени и предопределенный в момент рождения. Принятие особых ограничений прав в силу принадлежности к полу представляется нарушением одного из фундаментальных принципов правовой системы, согласно которой возлагаемые законом ограничения должны находиться в какой-то взаимосвязи с персональной ответственностью.1 Уже в последние годы, с развитием принципа равноправия и недискриминации, стали обсуждаться возможности поступления мужчин в школы медсестер, а женщин - в военные академии.
Комментируя деятельность Верховного Суда США в укреплении равноправия и недискриминации, известный польский юрист и правозащитник, профессор Ева Лентовска пишет: "Во-первых, о существовании дискриминации в том или ином государстве следует судить не по декларациям в Конституции или каком-либо законодательном акте, а по реальной действительности в практической жизни. Во-вторых, часто дискриминация исходит не из законодательства, а из действий администрации. В-третьих, если полиция большой, многонациональной страны проводит на базаре превентивное действие, связанное с поиском торговцев наркотиками или оружия, задерживая и обыскивая только смуглых брюнетов, тогда можно констатировать, что это дискриминация, ибо на втором плане оказались вопросы борьбы с преступностью.
Все это тщательно учитывалось в деятельности Верховного Суда США, предметом внимания которого были не свобода "на бумаге", а практическое функционирование государства, независимо, кто допустил дискриминационную практику: законодатель, устанавливающий правила, функционер, издающий постановления, простой исполнитель или даже суд, выносящий решения по делам".2
Принцип равноправия и недискриминации закреплен в статье 19 Конституции РФ в следующей формулировке:
1. Все равны перед законом и судом.
2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии,
Указ. соч. С.! 2 Указ. соч. С.:
8, 94-95.
212

убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и
равные возможности для их реализации.
Приведенный в пункте 2 перечень оснований запрещенной дискриминации является весьма обширным, но по смыслу статьи этим перечислением не исчерпывается возможность произвола и нарушений прав человека и гражданских свобод в виде дискриминации.
Принцип равноправия прослеживается в содержании многих статей Конституции; терминологически это выражено в формулировках "равные обязанности", "равный доступ", "равны перед законом", "наравне". Но равноправие - это не только предоставление равных прав и свобод, но и равенство обязанностей.' Когда речь ведется о какой-либо дискриминации, почти всегда возникает предположение о предоставлении ущемленным лицам или группам каких-либо привилегий. Квоты для поступления в высшие учебные заведения, льготы для избрания в представительные органы власти, привилегии для пенсионного обеспечения.
Такую дискриминацию принято называть "позитивной", исходя из замысла, что такое различение граждан пойдет им на пользу. Так, в проект нового избирательного закона предполагается ввести положение, по которому в избирательных списках представители одного пола не должны превышать 70 процентов. (Совершенно очевидно, что остальные тридцать процентов составляют квоту для женщин, ибо представительные органы у нас стали достоянием почти только мужчин). Между тем, Французский Конституционный Совет (аналог нашего Конституционного Суда) подсчитал такой подход дискриминационным и не согласился с законом, который гарантировал женщинам не менее 25 процентов в списках кандидатов.
В Трудовой Кодекс некоторые ограничения на труд подростков, запрет тяжелых работ для женщин, работы в выходные
Конституция РФ. Проблемный комментарий. М. 1997. С. 104. См. также об этом: Ю. Лейбо, Г. Толстопятенко, К. Экшайн. Права и свободы человека и гражданина. М. 2000. С. 77.
213
дни, в вечернее или ночное время, явно внесены законодателем из благих устремлений. Между тем, такая забота вызвала немало критических суждений, ибо таким образом малоимущим закрывают возможность зарабатывать и этим только ухудшают их материальное положение, нарушая этим и право на труд.
Такой протекционизм, как показывает опыт, может иметь и положительное, и отрицательное значение. Видимо в столь спорном вопросе следует предпочесть индивидуальный подход и исходить из интересов каждого конкретного человека.
Равенство или неравенство граждан в наиболее яркой форме обнаруживается при отправлении правосудия. Поэтому многие правовые нормы посвящены правам человека в доступе к правосудию. Международный Пакт о гражданских и политических правах провозглашает, что каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности (статья 16). Это означает, что каждый человек с момента своего рождения обладает способностью быть носителем субъективных прав и юридических обязанностей.
Правосубъектность любого человека, пребывающего на территории, например, России, также признается как важный элемент гарантий прав и свобод человека с учетом специфики законодательного и практического регулирования прав и обязанностей, которыми пользуются различные категории людей. Весьма актуальной для России остается право граждан на правосудие, проблема равенства граждан перед законом и судом, на справедливое судебное разбирательство, чем и объясняется проводимая судебная реформа.
Всеобщая Декларация прав человека закрепляет рассматриваемые в этой главе права в статьях 7 и 10 в следующей редакции:
Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации (статья 7). Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с
214
соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (статья 10).
Международный Пакт о гражданских и политических правах устанавливает, что все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право..., то есть каждый наряду с другими обладает такими же правами при рассмотрении любого дела в суде и ему положены некие гарантии на основе полного равенства.
Практика Европейского Суда свидетельствует, что закрепленные в статье 6 Европейской Конвенции права индивида являются наиболее конфликтогенными, острыми,
бескомпромиссными. И оно понятно. Этой статьей охватываются, во-первых, как гражданское, так и уголовное судопроизводство, а понятие правосудия вбирает в себя как минимум два аспекта: институциональный (независимость и беспристрастность суда) и процедурный (обеспечение справедливого характера суда).1
Структура статьи 6 Европейской Конвенции является сложной, многоступенчатой, гарантирующей многочисленные права. Это понятно, принимаемая во внимание важность защищаемых прав. Еще Монтескье говорил, что, когда смотришь на судебную процедуру снаружи, ее кажется слишком много. Когда ты смотришь на нее изнутри, то есть, когда на себе ощущаешь ее действие, ее кажется слишком мало.
Первый пункт статьи 6 может применяться в отношении гражданских и уголовных дел, второй - только в уголовных делах, и эти права, как правило, толкуются широко, ибо имеют основополагающее значение для функционирования демократии.2 Поэтому Суд тщательнейшим образом трактует основные положения этой статьи и вырабатывает общие подходы к самой концепции и к отдельным основополагающим категориям.
Таким образом, реализуется важнейшая цель европейской интеграции, которая была сформулирована в Преамбуле Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следующим образом: ...преисполненные решимости как Правительства европейских стран, придерживающихся единых взглядов и имеющих общее наследие политических традиций и идеалов, уважения свободы и верховенства права, сделать первые шаги на пути коллективного осуществления
Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 201. 2 Указ. соч. С. 203.
215
некоторых из прав, сформулированных во Всеобщей Декларации". Принцип верховенства права может быть реализован только в условиях свободного доступа к правосудию, подчеркивал Суд. И он приходит к выводу, что статья 6 п. 1 обеспечивает каждому человеку право на рассмотрение в суде любого спора, относящегося к его гражданским правам и обязанностям. Она признает "право на суд". Где право доступа, как возможность инициировать судебное производство по гражданским делам, составляет лишь один из аспектов. К этому следует добавить гарантии статьи 6 п. 1, относящиеся к организации и составу суда и к движению процесса. Все это в целом представляет собой право на справедливое разбирательство.'
По другому делу, - Эйри против Ирландии, - заявительница, муж которой был осужден за жестокое обращение с ней, а затем оставил супружеский кров, не могла добиться судебного постановления о раздельном проживании с ним. Такое решение входит только в компетенцию Высокого Суда, к защите которого госпожа Эйри не смогла обратиться из-за отсутствия средств на адвоката. При этом бесплатная судебная помощь в подобных делах не предусмотрена. В своей жалобе в Европейский Суд заявительница утверждала, что государство, гражданкой которого она является, вначале не смогло защитить ее от жестокого обращения со стороны мужа, а когда семья распалась, лишило ее возможности получить судебное решение о раздельном проживании.
Как всегда в таких ситуациях, правительство выдвинуло свои доводы, отвергающие необходимость обращения в Суд, в частности, не исчерпание внутренних средств правовой защиты, что заявитель ничего не выиграл бы от такого решения и, наконец, что ее дело могло быть рассмотрено и без участия адвоката, ибо сам ирландский судья оказывает помощь сторонам, когда они действуют лично.
Суд убедительно и последовательно отклонил все доводы Правительства. Более того, Суд подчеркнул, что выполнение обязательств по Конвенции требует временами совершения со стороны правительств определенных позитивных действий; в подобных обстоятельствах государство просто не может оставаться пассивным. Обязанность обеспечивать эффективность доступа к правосудию подпадает как раз под такую категорию.
Гарантируя тяжущимся право доступа к эффективному правосудию, Конвенция оставляет свободу выбора средств за государством. Но при этом главная задача сводится к тому, чтобы гражданин мог реально пользоваться своим правом доступа к правосудию.1 В деле Девеера против Бельгии Суд сформулировал замечательное заключение: в области прав человека тот, кому положено больше, не должен принуждаться получить меньше.2
В Конституции РФ праву на справедливое разбирательство дела посвящено множество статей. Целям статьи 6 Европейской Конвенции прав человека соответствует и статья 18 Конституции, которая гласит:
Права и свободы человека и гражданина является непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Отсюда вытекает важнейшая задача всех органов государственной власти - блюсти права и свободы человека и гражданина, а судебной власти надлежит защищать и восстанавливать нарушенные права, а посему быть доступным, скорым, справедливым. Любованию Конвенции о доступе к правосудию соответствуют статьи |42 и 52 Конституции РФ. В первой из них записано:
1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.
Нарушением прав человека на доступ к правосудию может [являться необоснованный отказ суда в принятии дела к своему (рассмотрению, а также отказ на получение квалифицированной [юридической помощи. Европейский Суд по упоминавшемуся выше
1 Голдер против Соединенного Королевства. Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 45.
216
I Эйри против Ирландии. Указ. сб. решений. Т. 1. С. 276.
' Там же. С. 314.
217
делу Гольдера против Соединенного Королевства усмотрел нарушение права на доступ к правосудию в запрете заключенному обратиться за помощью к адвокату.
Статья 52 Конституции РФ гласит: "права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба".
Элементом правосудия является справедливое судебное разбирательство. Понятие справедливости весьма расплывчатая и обширная категория, включающая в себя часто противоположные и противоречивые суждения. Тем не менее, суд должен стремиться к справедливому вердикту и когда это стремление искренне, профессиональный суд способен принять справедливое решение.
Примером тому служит Европейский Суд. В деле Колоцца против Италии фактическая сторона казуса была простая и довольно распространенная. Заявитель был подвергнут судебному преследованию за мошенничество. Так как он не проживал по адресу, указанному в адресной книге, окружной суд в Риме посчитал его лицом, скрывающимся от правосудия, и осудил его заочно. На следующем этапе, назначив для представительства заявителя официального адвоката, суд приговорил его к лишению свободы и штрафу. Когда Колоцца был арестован, он обратился в Апелляционный, а затем в Кассационный суд с возражением, но безуспешно. Такой исход едва ли соответствовал понятию справедливости.
Европейский Суд напоминает вначале известный юриспруденции принцип: "человек, которому предъявлено уголовное обвинение, имеет право участвовать в разбирательстве дела". Статья 6 Конвенции гарантирует в этом случае каждому человеку право "защищать себя лично", "допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены", "пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке". И трудно представить себе, - констатирует Суд, - как . подсудимый может осуществлять эти права, не присутствуя на судебном процессе. Национальные органы не предприняли всех возможностей, чтобы заявитель мог реально воспользоваться своими правами. Нет убедительных доказательств, что он отказался от права
218
предстать перед судом, равно как и о его стремлении уклониться от встречи с правосудием.
"Таким образом, - заключает Суд, - дело господина Колоцца в конце концов так и не было рассмотрено в его присутствии "судом", который был бы компетентен устанавливать все аспекты данного дела". Здесь имело место нарушение статьи 6 п. 1.'
Поставив слово "судом" в кавычки, справедливый Суд показал, что этим словом нельзя называть формальный орган, не отвечающий своему истинному назначению. Когда-то наш суд дорастет до таких высот.
Нарушением справедливого судебного разбирательства признал Европейский Суд осуждение Саундерса, рассматривая его заявление против Соединенного Королевства. Заявитель являлся директором акционерной компании "Гиннес". В апреле 1986 года она приобрела родственную компанию, на которую были и другие претенденты. Возникло подозрение, что во время борьбы, "Гиннес" искусственно удерживала стоимость своих акций или играла на их повышение путем противозаконной операции. Инспекторы, назначенные Министерством торговли и промышленности, девять раз опрашивали заявителя в присутствии адвокатов. По закону он был обязан отвечать на поставленные перед ним вопросы. Ответы записывались на магнитофон. Закончив расследование, инспекторы уведомили Министерство о возможности в этом деле состава преступления. Записи опросов и другие документы были переданы в Службу государственного обвинения, и заявитель был осужден. Суд короны признал его виновным. Апелляционный суд отклонил его жалобу, а палата лордов отказала ему в разрешении на жалобу в палату.
Заявитель обратился в Европейский Суд, полагая, что он был лишен "справедливого разбирательства", гарантированного статьей 6 п. 1, ибо было нарушено его право не быть вынужденным давать показания против самого себя, используемые затем в суде. Суд согласился с доводами заявителя и отметил, что функции, выполняемые инспекторами, носят главным образом расследовательский характер и не являются судебными ни по форме, ни по существу. Их цель состоит в установлении и фиксации фактов, которые могут быть в последующем использованы в качестве основы
' Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 494-496.
219
для действий других компетентных органов - следственных, распорядительных, дисциплинарных и даже законодательных.
Суд напомнил также, что право молчания и его составная часть право не давать показаний против самого себя являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой процедуры судебного разбирательства.
В национальном суде Соединенного Королевства протоколы опроса заявителя зачитывались адвокатом обвинения присяжным, несмотря на его возражения. Это подтверждает, что зафиксированные в протоколах опроса ответы заявителя были использованы в ходе судебного процесса, чтобы изобличить заявителя.
Суд особо подчеркнул, что нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования ответов, добытых принудительным путем в ходе досудебного расследования, для того чтобы изобличить обвиняемого в ходе судебного разбирательства. И потому Суд определил нарушение права обвиняемого не давать показаний против самого себя, а значит и на справедливое судебное разбирательство.1 Право на справедливое судебное разбирательство может быть соблюдено только в правовом государстве, где соблюдается верховенство права, независимость судебной системы и, разумеется, судьи являются высококвалифицированными приверженцами законности, гуманизма и справедливости.
К сожалению, в нашей стране гораздо больше судей другого толка и нарушений права на правосудие великое множество, которое надо знать, чтобы всемерно сокращать их. Сказанное относится и к праву на независимое и беспристрастное судебное разбирательство. В деле Ремли против Франции, заявитель, алжирец по происхождению, осужденный за умышленное убийство, получил сообщение о том, что один из членов жюри сделал заявление расистского толка. Оно было сделано в неофициальной обстановке, но подтверждено письменным заявлением свидетельницы. Адвокаты просили приобщить это заявление к делу, но получили отказ от суда ассизов. Кассационный суд отклонил его жалобу по поводу беспристрастности такого суда. Заявитель обратился в Европейский Суд, считая нарушенным право на , беспристрастность и на недискриминацию по расовому признаку. В столь ясном деле национальный суд счел достаточным констатировать, что адвокаты заявителя обратили внимание суда, на
1 Саундерс против Великобритании. Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 2. С. 313-315
220
упомянутое обстоятельство, которое носит серьезный характер в контексте данного дела, и попросили его зафиксировать. Национальный суд отклонил эту просьбу, не вникнув в представленные ему доказательство, под чисто формальным предлогом, что он не может "приобщить к делу факты, имевшие место вне суда". И он не распорядился провести расследование по указанному факту. Европейский Суд полагает, что любой национальный судебный орган в подобных случаях, обязан проверить, является ли данный судебный состав "беспристрастным судом" в свете статьи 6 п. 1.
Суд ассизов Роны не сделал ничего в этом направлении, создав тем самым ситуацию, противоречащую требованиям Конвенции. Этого уже достаточно, учитывая важность доверия, которое суды в демократическом обществе обязаны внушать представившим перед ними, чтобы Суд констатировал факт нарушения статьи 6 п. 1.
В деле Пьерсак против Бельгии заявитель уверял, что осудивший его национальный суд не был "независимым судом". Дело заключалось в том, что председательствовал в этом суде ассизов господин Ван-де-Велле, служивший до этого в прокуратуре Брюсселя, и в том самом отделе, которому было передано дело заявителя. И дело совсем не в сомнительном поведении господина Ван-де-Велле, которому заявитель выразил признательность за его личную беспристрастность и не высказал каких-либо причин сомневаться по этому поводу. Суть дела, по мысли заявителя, сводится к тому, что тот, кто вел его дело, как прокурор, тот не может быть беспристрастным как судья. И Европейский Суд согласился с таким доводом. Даже встав на позицию презумпции личной беспристрастности господина Ван-де-Велле, он подчеркнул в очередной раз о необходимости безупречного ведения дел, щепетильного отношения к внутренней организации с тем, чтобы не давать ни малейшего повода общественности сомневаться в его беспристрастности и не поколебать доверия народа к судебной системе.
И если рядом с этими тончайшими весами Фемиды поставить нашу судебную систему и сравнить их деятельность станет очевидным, в каком направлении и как следует вести судебную реформу. Но пока это нашему государству не по плечу и не по силам.
Конечно, истинное правосудие имеет в виду суд и справедливый, но и скорый. Поэтому человек имеет право на
221
"разумный срок" судебного разбирательства своего требования. И это требование также вытекает из смысла статьи 6 п. 1 Конвенции.
Показательным в этом смысле является дело Гинчо против Португалии. Заявитель и еще два человека в 1976 году стали жертвами ДТП. Заявитель был ранен и утратил зрение левого глаза. 7 декабря 1978 года Гинчо подал гражданский иск в окружной суд против владельца и водителя автомобиля, который стал причиной аварии.
Уже 9 декабря 1978 года судья принял иск к производству и распорядился уведомить об этом ответчиков. Первое истинное разбирательство состоялось лишь в октябре 1982 года. Суд признал право заявителя на возмещение ущерба. Однако он не смог решить вопрос об оценке ущерба и отложил его до рассмотрения вопроса о порядке исполнения данного судебного решения.
Европейский Суд ограничился рассмотрением только первой стадии, которая длилась три года десять месяцев и восемнадцать дней. Правительство, как ответчик в Европейском Суде, указало, что вины и нарушения "разумных сроков" не усматривает, ибо не столь значительная затяжка дела произошла по объективным причинам, в том числе по вине самого заявителя, а также демократических преобразований в стране и связанных с этим трудностей судебной системы. Правительство указало также на "принцип диспозитивности", по которому правом начать процесс наделены стороны, заинтересованные в скорейшем прохождении дела в судебных инстанциях
По мнению суда, указанный принцип, не освобождает национальные суды от рассмотрения дел в надлежащие сроки, как того требует статьи в Европейской Конвенции. Более того, законодательство Португалии обязывает судей соблюдать разумные сроки прохождения дел, а Дорожно-транспортный кодекс предусматривает возможность сокращения некоторых
процессуальных сроков.
По мнению Суда, дело дважды оставалось без движения по незначительным поводам, а трудности, с которыми столкнулась Португалия, не были такими, которые лишали бы право людей на правосудие. Решение не было принято в "разумный срок". Следовательно, имело место нарушение статьи 6 п. I.1
Европейский Суд по правам человека Т 1 С 470-473
222
В российских судах дело обстоит иначе. В докладе "Амурского центра прав человека" о состоянии с соблюдением прав человека в 2000 году характеризуется положение с правами на эффективную судебную защиту следующим образом. Количество нарушений прав граждан на судебную защиту возрастает Остается неразрешенной проблема обеспечения граждан, особенно подозреваемых, квалифицированной юридической помощью В ряде районов области нет ни одного адвоката. По закону некоторым категориям граждан государство обязано предоставлять адвокатов и без их участия запрещает проводить следственные действия, например, с несовершеннолетними. Но суды принимают к рассмотрению дела с грубейшими нарушениями права на защиту, рассматривают их и даже выносят по ним приговоры.
Следующая составная часть права на правосудие относится к требованию публичности, гласности, открытости судебного разбирательства. В статье 6 Европейской Конвенции перечислены ограничения публичности судебного заседания по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.
В деле Претто и других против Италии Суд подчеркнул значение публичности судебного разбирательства.
Публичный характер судопроизводства, - отметил Суд, -защищает тяжущихся от тайного отправления правосудия вне контроля со стороны общественности; он служит одним из способов обеспечения доверия к судам, как высшим, так и низшим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей статьи 6 п. 1, а именно, справедливости судебного разбирательства, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического общества.
Далее Суд констатировал, что все государства - члены Совета Европы признают принцип публичности, но их законодательные системы и судебная практика показывают определенные различия в отношении объема и способа их реализации как применительно к проведению слушаний, так и оглашению судебных решений. Это допустимое различие, ибо оно не ведет к нарушению публичности судебного разбирательства и ограничению прав тяжущихся
223

Кассационный суд Италии принял свое решение, проведя публичные слушания, и хотя решение, отклоняющее жалобу, не было публично оглашено, каждый (!) мог ознакомиться с ним или получить его копию, обратившись в канцелярию суда. Таким образом, преследуемая статьей 6 Конвенции цель - обеспечить общественный контроль за судебной властью и тем самым гарантировать справедливое судебное разбирательство вполне достигнута.1
Теперь рассмотрим пункт 2 статьи шестой, посвященный старинному юридическому принципу - презумпции невиновности. Ранее приводились определения этого принципа во Всеобщей Декларации, в Международном Пакте о гражданских и политических правах, а также в пункте 2 статьи 6 Европейской Конвенции.
Европейский Суд в своем толковании принципа "презумпции невиновности" сформулировал некие критерии, позволяющие считать лицо невиновным. Оно адресовано всем правоохранительным структурам и рекомендует, например, судьям и членам суда при исполнении своих обязанностей не исходить из предубеждения, что обвиняемый совершил преступление, в котором он обвиняется. На всех стадиях уголовного процесса, бремя доказывания вины ложится на обвиняющую сторону, и на противной стороне нет никаких обязательств, вплоть до того, что обвиняемый, вообще, может не давать никаких показаний и тем более против себя. Любое сомнение, недоказанные догадки или логические умозаключения не должны толковаться против обвиняемого. То, что не доказано четко и недвусмысленно, не может лечь в основу обвинения и осуждения. Обвинение всегда обязано уведомить обвиняемого о возбуждении против него уголовного преследования и дать возможность подготовиться и провести свою защиту лично или с участие профессиональных защитников.
Остальные права обвиняемого, закрепленные в пунктах За, ЗЬ, Зс, 3d, Зе статьи 6 Конвенции достаточно ясны и недвусмысленны. Это право "быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения". Таких нарушений зафиксировано Европейским Судом немного, но в неправовых государствах они еще довольно распространены.
1 Указ сб. решений. Т. 1 С. 431-433
2 См. об этом Д Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия' право и практика. М. 1998. С. 234.
224
"Право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты" (ЗЬ) тесно связано с пунктом Зс статьи 6, то есть с правом обвиняемого защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника; или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг адвоката, защитник должен быть предоставлен ему бесплатно, когда того требуют интересы правосудия. Это право имеет три аспекта:
а) эффективная помощь защитника и заочное судопроизводство;
б) конфиденциальное общение с защитником;
в) назначение защитника, когда того требуют интересы правосудия.1
Пункт 3d статьи шестой определяет право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него.
И, наконец, право пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке, пункт Зе статьи 6.
Презумпция невиновности провозглашена в статье 49 Конституции РФ, которая звучит так:
1. Каждый обвиняемый в совершении преступления
считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в
предусмотренном федеральным законом порядке и установлена
вступившим в законную силу приговора суда.
2.Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
3.Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в
пользу обвиняемого.
Если бы все это стало реальной практикой деятельности правоохранительных органов, положение с соблюдением прав человека в этой сфере значительно изменилось бы в лучшую сторону. К гарантиям прав, предусмотренным статьей 6 Конвенции, можно отнести дополнительные гарантии, предусмотренные статьей 50 Конституции РФ. Она гласит:
1. Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.
1 Указ. соч. С. 245. 8 - 2027
225
2. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
3.Каждый осужденный за преступление имеет право на
пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке,
установленным федеральным законом, а также право
просить о помиловании или смягчении наказания.
В России существует много очевидных и скрытых препятствий
в доступе к правосудию. Одним из них является прекращение
уголовных дел. Очень часто на эту меру идут, чтобы скрыть от суда и
общественности не только некачественно проведенное
предварительное следствие, но и факт незаконного, необоснованного
возбуждения уголовного дела и нарушения прав человека.
Обвиняемые нередко соглашаются на прекращение уголовного дела,
чтобы не искушать судьбу, будучи неуверенными в справедливости
российской Фемиды.1
В 1999 году группа независимых экспертов провела мониторинг деятельности некоторых судов Москвы с точки зрения выполнения статьи 6 Европейской Конвенции о праве на справедливый суд. Эксперты пришли к следующим выводам о деятельности столичных судов:
нарушается принцип гласности и публичности судебного разбирательства;
нарушается принцип независимости и беспристрастности суда;
нарушается принцип справедливости судопроизводства; нарушается принцип равенства сторон; нарушается право на эффективную защиту и обеспечение квалифицированной помощи;
нарушается принцип рассмотрения дел в разумные сроки; нарушается принцип презумпции невиновности обвиняемого.
Наконец, подсудимым и их родственникам не всегда разъясняются права граждан не свидетельствовать против самого себя и против своих родственников.2
1 См. об этом: Мониторинг судов - российский опыт. Российский бюллетень по правам человека. Выпуск14. 2001. С. 38.
2 Указ. соя. С. 39.
226
Как видно из процитированного фрагмента мониторинга, все требования Европейской Конвенции о праве граждан на справедливое судебное разбирательство дела в российских судах нарушаются. Драматизм ситуации обострится, если обратить внимание на то, что все нарушения были допущены даже, несмотря на присутствие международных наблюдателей, а также в столичных судах. В силу естественных причин, столичные судьи имеют лучшую квалификацию и они более профессиональны.
Наблюдатели московского Комитета за гражданские права тоже вели мониторинг деятельности судов, и они определили 12 факторов, препятствующих справедливому судебному
разбирательству. Эксперты отметили наиболее распространенные нарушения:
1. Фальсификация протоколов судебного заседания;
2. Запрет участникам судебного заседания вести аудиозапись судебного заседания;
3. Несвоевременность и волокита с выдачей заинтересованным лицам копии протокола заседания и судебного решения;
4. Слабая подготовка судей к слушанию;
5. Несоблюдение процессуальных сроков;
6. Неэтичное поведение судьи в процессе;
7. Ограничение в правах участников процесса;
8. Безответственность судьи за принимаемые решения;
9. Нечеткое движение дела в суде;
10. Сохранность документов в деле;
11. Несвоевременное оповещение участников о времени и месте судебного заседания;
12. Безответственность к правилам оформления и хранения материалов дела.1
Важнейший документ судебного заседания - протокол, в российских судах все еще ведется допотопным способом и почти целиком зависит от квалификации, добросовестности и даже почерка секретаря судебного заседания. Она может не все понять, неадекватно сказанному записать, вовсе не записать или зафиксировать противоположное сказанному и, наконец, может записать так, что ни
Указ. соч. С. 41.
227
одна кассационная или надзорная инстанция не сможет понять, что же происходило в судебном заседании на самом деле.
Поскольку от сказанного зависит судьба человека, в российских судах следует немедленно перейти к надежным современным способам фиксации судебных заседаний.
Наиболее острой остается проблема доступа к правосудию для наименее защищенных слоев населения: лиц, находящихся в домах социальной опеки; престарелых и хронически больных; лиц, находящихся в лечебных психиатрических учреждениях; несовершеннолетних, содержащихся в детских учреждениях, воспитательных колониях; инвалидов; лиц, находящихся в местах лишения свободы; беженцев и вынужденных переселенцев.'
Проблема ограничения прав.
При значительности социальной ценности прав человека необходимо осознавать, что они не могут быть абсолютизированы. Как пошутил классик: ваша свобода размахивания руками заканчивается у моего носа. На самом деле, права одного человека ограничиваются правами другого человека.
Главная проблема ограничения прав проистекает из-за столкновения двух равных прав или соотношения общественных и индивидуальных интересов. В этих случаях важно установить приемлемый баланс и найти компромиссное разрешение конфликтной ситуации. Оно может быть найдено путем взаимных уступок и ограничения прав. Поэтому во многих нормативных актах определяются основания, по которым государство берет на себя ответственность за такое ограничение.
Всеобщая Декларация возможность ограничения прав человека сформулировала в статье 29 в следующей форме:
1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.
2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали,
'Указ. соч. С. 41.
228
общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.
3. Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций.
В этой формулировке первым критерием для ограничения прав служит его законность, то есть они легитимны только в том случае, если "установлены законом". Равны этому выражению понятия "в соответствии с законом", "предусмотрено законом". Другим критерием для ограничения прав является цель обеспечения "признания и уважения прав и свобод других". И, наконец, третьим основанием для ограничения прав по Всеобщей Декларации является соблюдение "требований морали, общественного порядка и общественного благосостояния в демократическом обществе".
С некоторыми изменениями эти критерии остаются действующими и по сегодняшний день.
В Международном Пакте о гражданских и политических правах рассматриваемая проблема регулируется в п. 3 статьи 19 следующим образом: пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:
a) для уважения прав и репутации других лиц;
b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.
В контексте статьи 19, которая гарантирует лишь свободу мнений и информации, перечисленные основания ограничения прав относятся только к реализации этих прав. Но, может быть, в том и состоит ценность такого узкого толкования ограничений прав, в отличие от общего расширительного толкования международными нормами прав и свобод человека и гражданина. Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах гласит:
Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что в отношении пользования теми правами, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с настоящим Пактом, это государство может устанавливать только такие ограничения этих прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью
229
способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе (статья 4).
Глубоко и всесторонне разработаны основания ограничения прав в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В статьях 8, 9, 10, 11, а также в статье 1 Протокола №1, пункт 3 статьи 2 Протокола №4, статье 1 протокола №7, которыми определяются конкретные права, приводятся и основания их возможного ограничения. При этом каждое основание, ограничивающее право логично и естественно, относится к конкретным правам и свободам, и в тоже время имеет общие основания. Сделано это очень благоразумно, ибо четко определяет факторы, на которые может ссылаться государство при ограничении прав человека, с другой стороны это ограничивает произвольное вмешательство и расширение оснований для ограничения индивидуальных прав.1
Наиболее распространенным основанием для ограничения прав, конечно же, является то, которое "предусмотрено законом", так как только законодатель в своей концепции прав человека соединяет и законодательство и национальный механизм защиты прав человека. От него зависит качество законов и, в конечном счете, законность и правопорядок. Как отмечал Европейский Суд:
Если бы дискреционное право, предоставленное исполнительному органу, выражалось неограниченной свободой действий, это противоречило бы принципу господства права. Поэтому закон должен определять рамки любого такого дискреционного права, предоставленного компетентным органом, и способы его осуществления с достаточной степенью четкости с учетом законной цели рассматриваемой меры, с тем, чтобы обеспечить лицу надлежащую защиту от произвольного вмешательства.
Таким образом, при оценке обоснованности ограничения прав важнее всего установление того, осуществлено ли вмешательство "в соответствии с законом". Если выясняется, что вмешательство не соответствовало закону, можно констатировать нарушение прав и свобод. Если же вмешательство и ограничение прав было проведено на законных основаниях, возникает следующий вопрос, а именно:
См. об этом Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия: право и практика. М. 1998. С. 269. 2 Указ. соч. С. 274.
230
насколько это было "необходимым в демократическом обществе" для достижения одной из целей, предусмотренных данной статьей.1
Европейский Суд неоднократно констатировал, что ограничение тех или иных прав могло быть законным, но это вмешательство не было необходимым в демократическом обществе.
Так, в деле "Санди тайме" против Соединенного Королевства, в деле Даджен против Соединенного Королевства, Европейский Суд посчитал вмешательство и ограничение прав истцов несоразмерными преследуемой правомерной цели, а также не являлось необходимым в демократическом обществе.2
Кроме того, любые ограничения прав должны исходить из разумного баланса общественных и личных интересов граждан, а также быть соразмерными тем целям, на достижение которых направлена та или иная норма права.
Конституция РФ также предусматривает основания для ограничения прав и формулирует это следующим образом:
1. Перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.
2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.
3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55).
Как видим, базовая формулировка оснований к ограничению в целом близка к международным нормам, однако не содержит понятия "необходимости в демократическом обществе". В отдельных нормах права российского законодательства также содержаться положения об ограничении прав.3
Ограничение личных прав и свобод совершенно неизбежно связано с исполнением некоторых гражданских обязанностей. И
Указ. соч. С. 272.
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. Т. 1. С. 211, 368. 3 Права человека. М. 1999. С. 103.
231
добросовестная выплата всех законно установленных налогов и сборов, и обязанность сохранять природу, окружающую среду, и природные богатства, и тем более защита Отечества в определенном смысле требуют самоограничения или даже ограничения прав и свобод. Еще более веские причины для вмешательства государства в права человека возникают в условиях чрезвычайного положения, связанного с техногенными катастрофами, эпидемиями, природными катаклизмами.
В свободе выражения мнения, мысли, слова есть предел, до которого эта возможность благо, а затем - зло. Поэтому не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (статья 29 пункт 2).
Основанием для ограничения права на свободу информации обычно считают охрану личной, семейной...государственной тайны.1
Между тем, Конституция РФ однозначно устанавливает: "Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом" (пункт 4 статьи 29). Это конституционное положение не допускает дискреционные полномочия исполнительной власти по определению перечня сведений, составляющих государственную тайну. Таким образом, существующий порядок ограничения свободы информации по мотивам государственной тайны является неконституционным.
В контексте сказанного, грубейшими нарушениями прав и свобод человека и гражданина выглядят уголовные преследования активистов экологического движения, обвиняемых в разглашении государственной тайны. Совершенно очевидно, что состояние окружающей среды не может (не должно!) составлять тайну. Тем более не могут быть носителями государственной тайны лица, не допущенные к ним, а собравшие эти сведения самостоятельно. И, наконец, не раскрытие данных о состоянии окружающей среды, а сокрытие информации или предоставление ложной информации является по российскому законодательству правонарушением.
О некоторых других основаниях ограничения прав человека будет сказано также в соответствующих главах учебника.
Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий. М. 1997. С. 203. '• Там же. С. 205.
232
ТЕМА 14
СВОБОДА МИРНЫХ СОБРАНИЙ И АССОЦИАЦИЙ, ПРАВО НА УЧАСТИЕ В УПРАВЛЕНИИ
ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ДЕЛАМИ
И РАВНЫЙ ДОСТУП К ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ, ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ПРАВА ГРАЖДАН.
Рассматриваемые в данной теме права и свободы закреплены в статьях 20 и 21 Всеобщей Декларации. Статья 20 гласит:
1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций.
2. Никто не может быть принужден вступать в какую-либо ассоциацию.
В статье 21 записано:
1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.
2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.
3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.
В развитие этих положений Международный Пакт о гражданских и политических правах сформулировал три статьи.
Статья 21 признает право на мирные собрания. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государства или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.
Согласно следующей статьи Пакта, каждый человек имеет право на свободу ассоциаций с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
233
Ограничение этого права, как и в предыдущей статье, может быть вызвано только перечисленными в пункте 2 обстоятельствами.
Статья 25 гласит: Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, и без необоснованных ограничений право и возможность:
а) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;
б) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;
в) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.
Европейская Конвенция закрепила только свободу мирных собраний и свободу ассоциаций, в редакции Международного Пакта (статья 11). Видимо поэтому практика Европейского Суда в защите этих прав и свобод не очень обширна. Тем не менее, сущность этих прав вполне сформулирована и обязанности граждан и государства четко определены.
Страсбургские органы дали такое описание понятия мирного собрания:
"Право на мирные собрания, указанные в настоящей статье, является одним из основных прав в демократическом обществе... и одним из устоев этого общества... В качестве такового данное право охватывает как частные собрания так и собрания в общественных местах. В случае последних, установление предварительной процедуры получения разрешения, как правило, не противоречит существу этого права. Такая процедура соответствует пункту 1 статьи 11 только в том случае, если она необходима для того, чтобы власти могли обеспечить мирный характер собраний и, соответственно, как таковая не представляет собой вмешательства в осуществление данного права".1
Необходимость уведомления властей и установление предварительных процедур, конечно, важно для властей, чтобы быть в курсе происходящих событий и получать информацию о деятельности тех или иных общественных движений и ассоциаций. И такое
' Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 392.
234
ограничение оказалось вполне оправданным, с точки зрения безопасности участников, когда на мирные собрания и демонстрации, организованные демократическими силами, участились нападки радикальных и террористических групп. То есть, некоторые ограничения оказались важными и необходимыми длЯ самих организаторов собраний и демонстраций.
Об этом страсбургские структуры сформулировали такую точку зрения:
"Право на свободу мирных собраний гарантируется каждому, кто имеет намерение организовать мирную демонстрацию... Возможность контрдемонстрации с применением насилия, или же с возможностью того, что к данной демонстрации присоединяться экстремисты, имеющие намерение проявить насилие, которые не являются членами асс°Циац.ии> организующей ее, не может сама по себе отменить это право.
Даже в том случае, если существует реальная угроза
того, что какая-либо общественная процессия приведет к
беспорядкам в связи с развитием событий, которые
организаторы не смогут контролировать, такая пр°Цессия>
только по одной этой причине, не подпадает под действие
положений пункта 1 статьи 11 Конвенции, однак° любое
ограничение, наложенное на такое собрание, должно
соответствовать условиям пункта 2 этого положения".
Рассматривая дело организации Платформа "Врачи з^ жизнь"
против Австрии, Европейский Суд встал на точку зрения заявителей,
утверждавших, что австрийские власти, не предприняв практических
шагов по обеспечению беспрепятственного проведения демонстрации,
пренебрегли истинным значением свободы собраний. Соответственно,
Суд отверг позицию государства-ответчика, будто бы статья 11 не
порождает обязанности государства принимать меры по защите
демонстраций.
Суд тщательно обосновал свою позицию и подчеркнул: Любая демонстрация может раздражать или оскорблять тех, кто выступает против идей или требований, в п?>ДДеРжкУ которых она проводится. Однако, у участников демонстрации должна быть возможность проводить ее без опасений подвергнуться физическому насилию со сторон*1 своих
1 Указ. соч. С. 393.
235
противников; такие опасения могли бы воспрепятствовать ассоциациям и иным группам, разделяющим общие идеи или интересы, открыто выражать свое мнение по самым актуальным вопросам, затрагивающим общество. В демократическом обществе право, на проведение контрдемонстрации не может выливаться в ограничение осуществления -права на демонстрацию. Исходя из этого, обеспечение истинной, эффективной свободы проведения мирных собраний не может сводиться лишь к обязанности государства воздерживаться от вмешательства: чисто негативная концепция роли государства противоречит предмету и цели статьи 11. Эта статья также, как и статья 8, требует порой совершения позитивных действий, при необходимости даже в области отношений между физическими лицами...'
Интересно с познавательной точки зрения, как суд высоко оценивает национальное законодательство Австрии по защите демонстраций. Суд, например, указывает, что статьи 284 и 285 Уголовного кодекса Австрии запрещают лицу создавать помехи, разгонять или срывать собрания, проведение которого не запрещено; статьи 6, 13, 14(2) Закона о собраниях Австрии, наделяют власти полномочиями в определенных случаях запрещать, прекращать или рассеивать собрание, используя силу...2
В Конституции Российской Федерации право и свобода демонстрировать и провозглашать общественные интересы трактуются намного шире, чем свобода мирных собраний:
Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (статья 31). До этого конституционного положения уже действовали Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 года "О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР", а затем Указ Президента РФ от 25 мая 1992 года "О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования".
Так что законодательная база для проявления гражданской позиции, соучастия и участия в управлении государственными делами
'Указ. сб. Т. 1.С. 600. 2 Там же. С. 600.
236
была достаточно добротной. Тем не менее, активная гражданская позиция, вспыхнувшая вначале 90-х годов XX века, быстро пошла на спад и почти совсем завяла с установлением желанной крепкой руки и "регулируемой демократии". Но это выбор суверенного народа и его право, который следует уважать.
Как сообщает "Новая газета" 27 февраля 2002 г. в Петербурге был разогнан пикет в защиту свободы слова. Демонстранты организованно, и в назначенный час, развернули рукописные плакаты с призывами против ликвидации ТВ-6, единственного негосударственного общероссийского канала, и несправедливого приговора Григорию Пасько.
Пикетирование собрало четыре десятка человек: полтора десятка активистов и сочувствующих (!) (15 человек на 3,5 миллиона жителей северной столицы), два десятка журналистов и пять милиционеров, один из которых переписывал лозунги, чтобы они "соответствовали заявленной теме, без экстремизма и разжигания межнациональной розни".1
Это, как говорится, сухая хроника. И вот вполне адекватные оценки журналистов этого беспрецедентного шага государства по ограничению свободы слова и выражения своего мнения: "Вы имеете право молчать" называлась статья с подзаголовком "Народ забыл, как надо реагировать на унижение". Забыть можно только то, что знал. Поэтому правильнее сказать: народ России никогда не знал, как надо реагировать на унижения, а потом забыл!
На глазах поколения, на сломе двух веков, Российское государство уничтожило два независимых (конечно, от государства и только в этом может быть и есть смысл независимости) телевизионных канала, и, если в защиту НТВ вышли сотни, то в защиту ТВ-6 лишь десятки человек, ибо остальные поняли бессмысленность "борьбы с сильным".
В России всегда так: есть сила на первый вздох свободы, а если приходится бороться долго (хотя бы несколько дней), то на это ни упорства, ни настойчивости не хватает. Вот почему ни одна реформа в России не была доведена до логического завершения. Здесь уместно вспомнить, как боролись за свое телевидение граждане Чехии. И они победили.
Новая газета. №5. 2002 г.
237
Согласно существующему законодательству, в России для проведения собраний, митингов и прочих общественных акций, организаторы должны подать в соответствующие органы заявление в определенные сроки и с принятием на себя некоторых обязательств по поддержанию общественного порядка и т.д. Такое обязательство противоречит Европейской Конвенции, ибо функция поддержания общественного порядка принадлежит государству и только государству, имеющему соответствующие полномочия и силу. Обязательство общественных организаций и ассоциаций по обеспечению правопорядка способно привести только к конфликтам, насилию и нарушению правопорядка.
Основание для ограничения права на проведение собраний четко обозначены в пункте 3 статьи 55 Конституции, которые никем не могут быть истолкованы в расширительном смысле. Этот пункт гласит: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Эта формулировка сама по себе более ограничительна в осуществлении рассматриваемого права, чем статья 11 Конвенции, а, учитывая запретительный характер нашего государства, она способна значительно урезать права на свободу собраний, что и происходит в реальности.
В будущем федеральном законе о свободе собраний и ассоциаций было бы целесообразно установить уведомительный характер проведения мирных собраний, митингов, демонстраций и т.д., памятуя о презумпции благоразумия народа и ответственности государства за общественный порядок во время проведения мероприятий, имеющих важное социальное значение.
Закон "О статусе военнослужащих" в статье 7 предусматривает, что "военнослужащие вправе в неслужебное время участвовать в митингах, собраниях, уличных шествиях, демонстрациях, пикетировании, не преследующих политических целей (?) и не запрещенных органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления. В служебное время военнослужащие принимают участие в собраниях и общественных мероприятиях, в порядке, предусмотренном общевоинскими уставами Вооруженных сил Российской Федерации. Участие военнослужащих в забастовках запрещается". Согласно статье 9 закон "О статусе
238
военнослужащих", они могут состоять в общественных объединениях, не преследующих политических целей, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении обязанностей военной службы. Сотрудники милиции имеют право объединяться в профессиональные союзы.
Относительно реализации права на свободу ассоциаций, Европейские структуры сформулировали несколько
основополагающих положений, которые помогают пониманию сущности общественных объединений.
Во-первых, по смыслу статьи 22 Международного Пакта о гражданских и политических правах видно, что свобода объединения граждан в ассоциации с другими распространяется на создание и деятельность самых различных гражданских институтов, в том числе, профессиональных союзов и политических партий.
В деле социалистической партии и других против Турции, Европейский Суд указал, что политические партии представляют собой форму ассоциации, жизненно необходимую для надлежащего функционирования демократии, и что ввиду важности демократии в системе Конвенции не может быть сомнения, что политические партии подпадают под действие статьи 11 Конвенции. С другой стороны, Суд отметил, что ассоциация, в том числе политическая партия, не может быть лишена защиты, предоставляемой Конвенцией, лишь потому, что ее действия расцениваются национальными органами власти как подрыв конституционных основ государства и требуют применения принудительных мер.'
Этот пассаж Суд сформулировал против необоснованных обвинений правительства - ответчика Социалистической партии в антиконституционной, подрывной деятельности, хотя эта партия действовала легально и не была запрещенной ассоциацией. Суд в очередной раз сформулировал основополагающий тезис западной демократии в следующих выражениях:
"...одной из основных характерных черт демократии является возможность, которую она открывает для решения проблем страны через диалог, не прибегая к насилию, даже когда этот диалог вызывает раздражение. Демократия процветает в условиях свободы выражения мнений. С этой точки зрения, не может быть никакого оправдания созданию препятствий политической группе, исключительно потому,
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х т. М. 2000. Т. 2. С. 498-499.
239
что она стремиться обсуждать публично ситуацию, затрагивающую часть населения государства, и участвовать в политической жизни страны, чтобы, руководствуясь демократическими правилами, найти решения, способные удовлетворить каждого заинтересованного человека".'
Попутно подчеркнем, что процитированное суждение Европейского Суда представляет собой образец блестящей отповеди некоторым российским политикам-любителям, мнящим только себя истинными общественными деятелями и укоряющих других, в том числе судей, в том, что "лезут в политику". Впору вспомнить мудрого Аристотеля, который говорил, что не может быть права вне политики так же, как и не может быть политики без права.
Суд подчеркнул, что сущность демократии как раз в том и состоит, чтобы позволить выдвигать и обсуждать разнообразные политические программы, даже те, которые подвергают сомнению тот порядок, согласно которому организовано в настоящее время государство, при условии, что они не наносят ущерба самой демократии. И для запрещения или ограничения права на ассоциацию граждан, государство должно иметь убедительные и веские причины. В ином случае будет нарушена статья 11 Конвенции.
В деле госпожи Фогт против ФРГ, заявительница обжаловала неправомерные судебные решения национальных судов Германии, применивших в отношении активистки Германской Коммунистической Партии известный "запрет на профессию". Ее деятельность в партии, как она доказывала, вполне совместима с принципами Германского конституционного строя и ни один суд не мог найти опровержения ее словам. Европейский Суд согласился с ее доводами и, поскольку ГКП не была запрещенной партией, посчитал ее деятельность полностью правомерной. Суд нашел, что в отношении заявительницы нарушены и статья 10 и статья 11, ибо свобода мнений, обеспечиваемая первой из них, является одной из целей свободы собраний и ассоциаций, защищаемых следующей статьей.
В практике Европейского Суда были некоторые дела с
заявлениями о нарушении статьи 11 Конвенции внутри самих
ассоциаций, в частности профсоюзов, допускающих дискриминацию,
' несправедливость или иные неправовые способы воздействия на
своих членов. Такие отношения не регулируются Конвенцией, в
Там же. С. 503.
240
которой закрепляется право граждан вступать или не вступать в ассоциацию, в том числе в профессиональный союз, и никто не может заставить кого бы то ни было вступать в ассоциацию против своей воли.
Статья 30 Конституции РФ гласит:
1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.
2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.
Свобода ассоциаций, в частности, в том, что касается политической и другой деятельности в сфере общественной жизни, является основополагающим условием демократической жизни. На всем протяжении коммунистической эпохи, такой свободы в Советском Союзе не существовало. Теперь эти свободы гарантированы. Это свобода создавать профессиональные союзы и право не вступать в какие-либо объединения или пребывать в них. Помимо этого, гарантируется свобода деятельности общественных объединений. Практика субъектов федерации являет множество примеров, когда на местах органами власти создаются препятствия для регистрации и функционирования общественных объединений оппозиционного характера. Так, в Республике Башкортостан под всякими благовидными предлогами Министерство юстиции не регистрировало "Фонд поддержки правового государства" и "Общественное объединение по правам человека", хотя главные цели обоих организаций значатся в РБ как приоритетные. Просто Министерство юстиции чувствует и надеется, что провозглашение правового государства и прав человека является не более чем декларацией, не рассчитанной на исполнение. Чиновники Министерства юстиции не могут позволить "романтикам" правового государства и прав человека превращать их постулаты в действительность. То есть они злоупотребляют правом и нарушают законность.
Право на участие в управление страной и равный доступ к государственной службе закреплены в пунктах 1 и 2 статьи 21 Всеобщей Декларации и пунктах "а" и "с" статьи 25 Международного Пакта о гражданских и политических правах и процитированы ранее в этой главе учебника.
241
Право граждан на участие в управлении делами государства регламентируется первым пунктом статьи 32 Конституции РФ, в которой хотя и отсутствует положение о том, что представительные органы законодательной власти свободно избираются, но в контексте других положений Конституции имеется в виду именно такой аспект.
Участие граждан в управлении делами государства зафиксировано также в части 5 статьи 32, где указано: "Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия".
Право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления имеют все граждане страны, за исключением граждан, признанных судом недееспособными, а также содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Равноправный доступ граждан к государственной службе в России гарантируется частью 4 статьи 32 Конституции РФ и регулируется Положением о федеральной государственной службе. Положение основывается на принципе равного доступа граждан России к государственной службе в соответствии со своими способностями и уровнем профессиональной подготовки, без какой-либо дискриминации. Не допускается установление при приеме на государственную службу "каких бы то ни было прямых или косвенных ограничений в зависимости от расы, пола, национальности, языка, социального происхождения, имущественного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям" (п. 21 раздела III Положения).
На практике многие справедливые и вполне демократичные возможности участия граждан в управлении государственными делами остаются не более чем декларациями. На местах при выдвижении на государственную службу или в представительные органы зачастую учитывается все: и пол, и национальность, и язык, и, что немаловажно, лояльность человека к существующей власти. Наоборот, образование, компетентность, интеллект редко имеют какое-либо значение.
В 2002 году прошли выборы в региональные представительные органы Красноярского края, Нижегородской области и президента Калмыкии. Во всех этих, как и в других случаях, наблюдалось грубое и неприкрытое нарушение избирательного законодательства, подтасовки, фальсификация, нарушение активного и пассивного права избирателей. В этих условиях совершенно
242
1
неправомерно говорить о выявлении подлинного волеизъявления избирателей, или о народном суверенитете, или о праве избирателей на смену власти, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ею своих функций.
Приведем пример Калмыкии и процитируем прямую предвыборную речь действующего президента на встрече с коллективом редакции газеты "Хальмг Унн" (Калмыцкая правда):
"Что касается выборов президента Калмыкии, то на сегодняшний день уже сотни телеграмм поступили от наших хозяйств, федераций борьбы, бокса, шахмат и других организаций, в которых говорится о том, что они хотят выдвинуть мою кандидатуру на пост президента Калмыкии на третий срок. Поэтому сейчас я заявляю, что я и вице-президент будем выдвигаться на третий срок. Поэтому мы хотим пожелать, чтобы другие кандидаты в президенты не тратили, во-первых, время, во-вторых, деньги, и, в третьих, не вводили в заблуждение избирателей. Помните, прежние выборы мы провели спокойно, без суеты и волнений. (В самом деле, тогда не было и не могло быть ни "суеты", ни "волнений", ибо выборы были без выбора с одним кандидатом, то есть безальтернативными и потому незаконными.) Я думаю, эти выборы тоже спокойно пройдут, тем более, что согласованность есть. Заявлено о безоговорочной поддержке моей кандидатуры со стороны Администрации Президента РФ и аппарата представителя Президента РФ в Южном федеральном округе, непосредственно их руководителей.
...Мое жесткое указание всем руководителям, министрам и главам районов - забудьте слово "выборы"(!). Чтобы вообще об этом не думали.
...Беганий от одного штаба к другому не будет. Я руководителям сказал, что, кто будет замешан в политическом вилянии, тот сразу же будет отстранен от работы".'
Этот опус может служить прекрасным учебным материалом при изучении феодальных, единовластных, авторитарных форм правления, давно выброшенных цивилизованными народами. Но это еще и образец высокомерного отношения к законам, пример правового нигилизма, барского и неуважительного отношения к гражданам, избирателям своей республики.
Доклад о положении ww\y, hro. org. htm.
с правами человека в республике Калмыкия в 2001 году.
243
О безответственности государственных служащих за ненадлежащее исполнение своих обязанностей в контексте их полномочий в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина, определенных Конституцией (статья 18) и Указом Президента № 810 от 06.06.1996 г. "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы", говорит множество фактов.
Фактически почти все виновные в катастрофах, авариях, чрезвычайных происшествиях, остаются безнаказанными. Так было с гибелью атомохода "Курск", трагедией в концертном зале на Дубровке, беспрепятственным передвижением боевиков или террористов, объявленных в розыск, по территории России или через охраняемую Российско-Грузинскую границу и т.д.
Опубликованные в средствах массовой информации сведения о нарушениях государственными служащими законов и своих должностных обязанностей остаются без какой-либо реакции руководителей, оберегающих таким образом "честь мундира". Между тем, они обязаны быстро реагировать на сообщения, устранять выявленные нарушения, наказывать виновных и сообщать в СМИ о принятых мерах.
В России ведется работа над усовершенствованием избирательного права, но никакие нормы не смогут полностью гарантировать справедливые и честные выборы, если граждане, избиратели не станут проявлять политическую активность, участие в выборах, не установят общественный контроль за их проведением.
Избирательные права граждан.
Избирательное право двойственно: результатом выборов является формирование власти, но и правила проведения выборов разрабатываются самой властью.
История изменения избирательных законов,
переписывавшихся на протяжении последних девяти лет под каждые федеральные выборы, свидетельствует об отсутствии в России правовых гарантий защиты демократического строя и правового государства.1
Право избирать и быть избранным закреплено в пункте 3 статьи 21 Всеобщей Декларации и в пункте 8 статьи 25
Международного Пакта о гражданских и политических правах, ранее процитированных на страницах данного учебника.
Европейская Конвенция не содержит этого права, но статья 3 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод сформулировала это право следующим образом: "Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивают свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти". Последние слова резко сужают сферу действия данной нормы и, видимо, снижают ценность ее. По смыслу данной статьи, контрольные функции Европейского Суда не распространяются на местные выборы глав исполнительных органов власти. Правда, толкуя статью 3, Европейский Суд под термином "законодательная власть" советовал понимать не только парламент страны, но и представительные органы низшего уровня. При этом Суд не стремиться унифицировать избирательные системы или выборные технологии, и, тем более, законодательство, но это разнообразие не должно нарушать важнейшее требование демократии при выборе законодательной власти.
Исходя из этого постулата, Суд сформулировал такую позицию: "Перед избирательными системами стоят, порой, почти несовместимые задачи: с одной стороны - более или менее точно отражать мнение народа, с другой - объединять различные идейные движения и содействовать формированию достаточно логичной и ясной политической воли. Следовательно, под словами "в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти", подразумевается, главным образом, наряду с уже закрепленной в статье 10 Конвенции свободой выражения своего мнения, принцип равенства всех граждан при осуществлении ими права голоса и права выставлять свою кандидатуру на выборах".1
Конституция РФ закрепляет избирательные права граждан в пунктах 2 и 3 статьи 32:
2. Граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.
Законотворческий процесс в Государственной Думе. Сороковой выпуск.
www.demokratia.ru/analvst/reviewlaws/
244
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т 1. С. 535.
245
3. Не имеют право избирать и быть избранными граждане,
признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в
местах лишения свободы по приговору суда.
Избирательные права граждан, их активное и пассивное избирательное право регулируется множеством нормативно-правовых актов как общефедерального, так и регионального значения. Самые главные из них: федеральный закон от 19 сентября 1997 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ", федеральный закон от 21 июня 1995 года "О выборах в Государственную Думу Федерального собрания РФ" и федеральный закон от 17 мая 1995 года "О выборах Президента РФ".
В субъектах РФ избирательные права регулируются местными нормами права, в некоторых из них они кодифицированы. Избирательные права граждан являются базовой для осуществления народного суверенитета, на участие и соучастие в управлении государственными делами, формирования представительной демократии.
Самое большое значение избирательного права в демократическом государстве заключается в том, что это единственный способ проявления народной воли, когда возникает необходимость смены правления из-за неблагого управления существующей власти. Как сообщается в докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ "О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1999 году", основные формы и виды нарушений избирательных прав в России сохраняются все последние годы, несмотря ни на какие изменения законодательства, критику или призывы к чистым и честным выборам. Так, на последних выборах в Государственную Думу нарушения допускали сами избирательные комиссии. Были установлены и факты наличия фальсифицированных избирательных бюллетеней в пользу определенных кандидатов и избирательных объединений, устранение наблюдателей при подсчете голосов, отказ в выдачи копий протоколов голосования, оставление ряда жалоб и заявлений без реагирования, нарушение сроков их расрмотрения, принятие необоснованных решений по жалобам и • заявлениям, а также немотивированных решений по вопросам регистрации кандидатов в депутаты, избирательных объединений и блоков. Подобного рода нарушения были и в деятельности участковых избирательных комиссий Тюменской области, Саратовской области, Республики Башкортостан, окружных
246
избирательных комиссий Хабаровского края, Астраханской, Тульской и других областей.1
Самым ярким доказательством того, что увлечение правотворчеством и множественность нормативно-правовых актов не только не способствует нормальному правовому регулированию общественных отношений, но скорее запутывает и усложняет обеспечение и защиту этих прав, служит избирательное право. В настоящее время количество различных федеральных и региональных законов о выборах достигает почти трехсот. В этом противоречивом, разномастном, несостыкованном множестве законов никто не способен разобраться, да никто и не разбирается. Зато возникает масса лазеек для нечестных, грязных технологий для злоупотреблений, подтасовок, фальсификаций и прочего. Именно поэтому, все последующие годы для оценки российских выборов любого уровня подходит лишь одно определение: "хроника абсурда".
Во время написания этой темы пришла информация о ходе выборов Президента Кабардино-Балкарии 2002 года. Сбором подписей по выдвижению действующего Президента Кокова занимались учителя и милиционеры. Студентов университетов заставили сдать паспорта в деканаты и им было объявлено, что, если они не проголосуют за Кокова, то будут отчислены. Агитацией за Кокова в рабочем режиме занимались руководители государственных органов: главы администраций, члены парламента, министры, премьер-министр и его заместители.
МВД республики и все его структурные подразделения стали группой поддержки Кокова. Министр Шогенов провел совещание с руководителями служб и подразделений, где обязал подчиненных обеспечить голосование всех сотрудников за Кокова. Цинизм стал нормой поведения, и милиционеры в своих рапортах подобострастно докладывали о проведенных ими агитационно-массовых мероприятиях по обработке избирателей. Через дежурную часть МВД пошла директива, адресованная всем Шогеновым также голосовать за Кокова. В Нальчике был проведен сход рода Шогеновых, где было принято аналогичное решение. На участках для голосования наблюдатели задерживали избирателей с уже заполненными и отмеченными в пользу Кокова избирательными бюллетенями, заверенными печатями избиркомов.2
1 Москва. 2000 г. С. 6. Новая газета. №4, 2002 год.
247
Вот так по преимуществу "голосует" вся российская провинция, отчего результат выборов выглядит зазеркальным: кого больше всего ругают, тот и садиться рулить народом.
В 1999 году в Республике Башкортостан проходили выборы местного Президента. В числе претендентов на этот пост были два наиболее перспективных политика, реально претендовавших на лидерство. Действующий Президент во всю использовал весь административный ресурс. Послушные министры, главы городских и районных администраций, директора всех рангов, денежные потоки -все было подчинено одному - избранию действующего Президента.
А избирательные законы, права граждан и их воля, права претендентов бессовестно попирались. Началось с переноса сроков выборов на несколько месяцев вперед. О том, что это такое же нарушение закона, как и перенос выборов на более поздний срок, ни один служитель Фемиды не задумывался. Ни прокурор Республики, ни Верховный Суд не увидели в этом злоупотребления правом. А нарушения избирательных прав продолжались. Обоих нежелательных претендентов под надуманным предлогом исключили из регистрации в качестве кандидатов в Президенты.
Оба они обжаловали эти решения в судебных органах, но местные судьи отказали им в иске, а российский Верховный Суд удовлетворил их требование. Выполняя решение Верховного Суда РФ, они были зарегистрированы и тут же сняты с регистрации по другим надуманным причинам.
И вновь нежелательные претенденты прошли этот круг -бесполезное обращение к служителям местной Фемиды, а затем обращение в Верховный Суд РФ. И снова Верховный Суд РФ нашел в действиях избирательной комиссии Республики Башкортостан грубейшее нарушение избирательных законов. Вся подготовка шла в таком режиме. Но потом все-таки подошел день выборов, и .избирательная комиссия зафиксировала избрание действующего Президента.
Претенденты обжаловали результаты выборов в Верховный Суд РФ. И тот самый Суд, который дважды выносил решения о злоупотреблениях в ходе подготовки к выборам, который фиксировал и констатировал грубейшие нарушения... вдруг вынес вердикт: выборы признать состоявшимися!
Опробованная в Республике Башкортостан технология "выборов" покатилась по России. Кто-то предпочитал вопреки закону
248
переносить выборы вперед, кто-то подавал в отставку, что на юридическом языке означает признание неспособности человека справляться со своими обязанностями, а потом участвовал в назначенных выборах.
При этом попиралась главная цель выборов - выявить волеизъявление народа и создать благое управление. Но здесь явно присутствует и нарушение другого важного права "необходимого в демократическом обществе" - это равный доступ к государственной службе.
И вот появилось новое яркое доказательство того, что нарушение законов государственными служащими, не повлекшее никакой ответственности, способно поощрять новые беззакония и злоупотребления. 5 марта 2003 года Курултай Республики Башкортостан продлил срок полномочий действующего президента и перенес выборы на декабрь текущего года, для того, чтобы совместить выборы Президента с выборами депутатов Государственной Думы и тем самым сэкономить народные деньги. Мудрость такого решения подтверждена исторически. Точно такая же эквилибристика была проведена в описанном выше случае в 1999 году. Тогда выборы Президента были перенесены наоборот с декабря на июль, как объяснили "государственные младенцы", исключительно из-за того, что в декабре работники сельского хозяйства сильно заняты производством, которое совсем не тяготит их в июле. Анекдотичность ситуации, похоже, никого не волнует, ибо беспардонное попрание законов и морали давно превратилось в правило.
249
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ПРАВА.
Рассматриваемые в этом разделе права человека и гражданина, являются важной сферой жизнедеятельности и приоритетной задачей государства. Конституция РФ определяет Россию, как социальное государство, политика которого направлена на обеспечение достойной жизни граждан и свободного развития человека. Однако, после определения вектора общественного развития, требуется активная деятельность, ибо, за общими обещаниями и декларациями, государство должно расслышать своих бедствующих, страждущих, больных. Оно должно обеспечивать достойную жизнь, нормальное и гармоничное развитие каждого, соблюдение его индивидуальных интересов, прав и свобод.
Социальное государство должно установить справедливые нормы труда и заработной платы, нормальные условия труда и отдыха, охранять здоровье и обеспечивать безопасные условия труда, проявлять особую заботу о тех, кто не способен позаботиться о себе сам, добиваться нормального развития молодого поколения и его образования, культурного, духовного развития граждан.
России предстоит ратифицировать ряд важных международных соглашений, содержащих международные стандарты защиты социально-экономических прав и свобод. В частности, пока не ратифицированы Конвенция Международной Организации Труда №117 об основных целях и нормах социальной политики. В ней содержится исключительно важное для России положение, которое определяет прожиточный минимум с учетом таких основных потребностей, как потребности в продуктах питания с учетом калорийности, жилище, одежде, медицинском обслуживании и образовании. Эти научно обоснованные нормы прожиточного минимума могут обеспечить достижение того, что Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах признает стандартом достойного существования и развития индивида и его семьи. Таким образом, присоединение к этой Конвенции, и, тем более, претворение ее норм в жизнь, значительно повысило бы жизни россиян и закрепило бы минимальный уровень благосостояния, на который могли бы ориентироваться прогрессивные силы страны.
По официальным данным, четвертая часть населения РФ имеет доходы ниже прожиточного минимума, а угроза безработицы нависла
250

над каждым третьим членом общества. Тем не менее, органами занятости населения зарегистрировано лишь 1,87 млн. безработных. Сложная процедура присвоения гражданину статуса безработного лишает пособия по безработице свыше 6,5 млн. человек. Скрытая безработица, по разным оценкам, составляет более 10 млн. чел. Это не могло не сказаться на физическом здоровье населения. Резко сократилась средняя продолжительность жизни, почти достигнув уровня слаборазвитых стран, а число инвалидов вследствие психических расстройств за последние 10 лет возросло на 30%.'
Гражданам страны важно понимать глубинные причины такого положения. Это системный кризис и поэтому мало видеть отдельные проблемы безработицы, пенсионеров, беспризорности и еще тысячу других. Надо осознавать одну большую потребность в установлении демократического общества, где все направлено на благо граждан, где власть избирается народом и ему подотчетна и подконтрольна, а также представительна и сменяема.
А Петров Европейская Конвенция по правам человека и Конституция России В сб. Европейской Конвенции о защите прав человек и основных свобод: проблема реализации. С 430
251
ТЕМА 15
ПРАВО ЧАСТНОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ, ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА,
СВОБОДА ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
Перечисленные права в той или иной мере закрепила Всеобщая Декларация прав человека в статье 17. Она гласит:
"1. Каждый человек имеет право владеть имуществом как
единолично, так и совместно с другими.
2. Никто не должен быть произвольно лишен своего
имущества".
Эта самая значительная международно-правовая норма, которая могла быть принята мировым сообществом, в условиях всяческого противодействия стран коммунистического блока какому бы то ни было нормативному закреплению права частной собственности. И это удалось им, в результате чего даже Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах сумел обойти молчанием этот важнейший институт экономических отношений.
Трудно было закрепить это право и в Европейской Конвенции, что она частично изменила, приняв статью 1 Протокола № 1, в которой записано:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право
беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не
может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах
общества и на условиях, предусмотренных законом и общими
принципами международного права".
Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.
Примечательно, что приведенные формулировки о праве частной собственности записаны в документах сугубо политико-правового характера. Этим, на наш взгляд, подтверждается естественное происхождение этого права.
В деле Папамихалопулос и другие против Греции заявители обратились в Европейский Суд за защитой своих прав собственности.
252
Военная диктатура греческого государства передала Фонду Военно-морских сил большой участок земли в Аттике, где были построены морская база и курорт для офицеров. Вскоре выяснилось, что часть переданной земли принадлежала на праве частной собственности четырнадцати гражданам. Их попытки виндикации принадлежащих им земель имели лишь частичный успех, выражавшийся в признании их прав, но не сопровождавшийся ни возвратом земли, ни выделением равнозначных участков, ни выплатой компенсации.
Суд констатировал, что завладение спорной земельной собственностью Фондом ВМС представляет собой явное вмешательство в осуществление заявителями права беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Суд отметил, что полная утрата возможности распоряжаться спорной землей в совокупности с неудачей предпринятых... попыток исправить ситуацию повлекли за собой достаточно серьезные последствия для заявителей, de facto подвергшихся экспроприации способом, не совместимым с их правом беспрепятственно распоряжаться своим имуществом, а посему имело место нарушение статьи 1 Протокола №1.'
В деле Спорринг и Лоннрот против Швеции, заявители жаловались на то, что Правительство намеревалось на принадлежащих им участках построить путепровод и в течение длительного времени откладывало свои планы и запрещало владельцам какое-либо строительство. В обоснование своих претензий, владельцы утверждали, что утратили возможность продать свои земельные участки по нормальной рыночной цене и в течение многих лет их право собственности было тем, что называют "голым правом".
Правительство-ответчик, соглашаясь с этими доводами, настаивало, что такие ограничения неизбежны в условиях городского планирования, но они не ограничивают право собственников на "беспрепятственное пользование своим имуществом". Суд не воспринял точку зрения правительства, а согласился с мнением заявителей и сформулировал такое заключение:
"Хотя разрешение на отчуждение не затронуло... права собственников пользоваться и распоряжаться своим имуществом, на практике, тем не менее, они существенно ограничили возможности его осуществления. Они затронули саму суть собственности,
Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 822-823.
253

поскольку заранее признали, что любое отчуждение будет законным, и муниципалитет Стокгольма вправе отчуждать земельные участки в любое время, когда он посчитает это целесообразным. Таким образом, право собственности заявителей становилось условным и отменяемым.
Запрещение на строительство также, несомненно, ограничивало право заявителей на использование своей собственности. Таким образом, имелось нарушение статьи 1 Протокола №1".'
Весьма показательна, с юридической точки зрения, ситуация, связанная с реализацией права на беспрепятственное пользование своим имуществом, гражданкой Кипра, госпожой Лоизиду. Она родилась и проживала на севере страны, где владела несколькими участками земли. Когда она вышла замуж и стала проживать в Никосии, остров был поделен на греческую и турецкую части, и она лишилась возможности доступа к своей собственности. Однажды Лоизиду и другие, находившиеся в подобной ситуации, женщины перешли буферную зону и линию расположения турецких войск. Часть из них была арестована полицейскими турецкой общины и освобождены лишь при участии представителей ООН.
В своем заявлении в Европейский Суд госпожа Лоизиду указала, что с начала турецкой оккупации ей было отказано в доступе к ее собственности и это является неоправданным вмешательством в осуществление ее права, гарантированного статьей 1 Протокола №1. Правительство-ответчик заявило, что госпожа Лоизиду фактически перестала владеть землей, в связи с созданием на севере Кипра нового государства - Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) и она, Турция, не обладает на этой территории юрисдикцией.
По заявлению Правительства Кипра на протяжении ряда лет кипрские греки лишены права беспрепятственно пользоваться своей собственностью из-за оккупации, тем не менее, это не привело к потере права собственности.
Выслушав стороны, Суд констатировал несколько аксиоматических положений. Во-первых, Резолюция 541 Совета Безопасности ООН объявила создание ТРСК юридически недействительным и призвала мировое сообщество не признавать иного государства на Кипре, кроме Республики Кипр. Поэтому любые
' Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 395-397.
254
ссылки на действия несуществующего государства безосновательны. Во-вторых, Суд не обнаружил никаких правовых положений и норм, которые могли бы повлечь за собой утрату заявительницей ее права собственности. Более того, Суд разделяет точку зрения Правительства Кипра, что греки-киприоты, владеющие недвижимостью на севере Кипра, продолжают сохранять свой правовой титул и должны иметь возможность вновь свободно распоряжаться ею. В-третьих, поскольку совершенно очевидно, что Республика Кипр не может нести ответственность за положение дел на оккупированной Турцией части острова, ответственность за это лежит на Турции. Иначе северная часть Кипра представляла бы собой правовой вакуум в плане ответственности за права человека. Признание такого факта противоречило бы принципу эффективности защиты прав человека, лежащему в основе Конвенции.
Суд констатировал множество доказательств тому, что Турция полностью контролирует оккупированную часть острова и обладает определенной юрисдикцией. Поэтому обязательства обеспечить на такой территории права и свободы, гарантированные Конвенцией, вытекают из самого факта контроля над ней со стороны государства -члена Конвенции.
Из-за длящейся невозможности осуществить право доступа к собственности госпожа Лоизиду фактически утратила над ней всяческий контроль, равно как и возможность использовать, продавать, завещать, закладывать, улучшать свою землю и просто радоваться жизни на ней. Подобная ситуация, в соответствии с практикой Суда, может рассматриваться как экспроприация собственности. В данных обстоятельствах имело место, и продолжает существовать, нарушение статьи 1 Протокола №1.'
Таков замечательный образец защиты права собственности вообще и уважительного отношения к земельной собственности, пример гуманизма и справедливости подает всем Европейский Суд по правам человека.
Право частной собственности в России, прервавшееся на много лет коммунистическим экспериментом, вновь официально восстановлено Конституцией РФ. Статья 35 гласит:
1. Право частной собственности охраняется законом.
1 Указ, сборник. Т. 2. С. 362-373.
255
2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.
3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
4. Право наследования гарантируется.
Как можно убедиться по практике Европейского Суда, им понятие "имущество" трактуется в расширительном смысле. Сюда может относиться как движимое, так и недвижимое имущество, а также все "закрепленные права", которые может доказать заявитель. К ним относятся акции или денежные требования, основанные на договоре или деликте, то есть активе, не являющиеся физической собственностью.'
По другому делу Суд посчитал, что даже и "репутация" может быть приравнена к праву собственности, выводя это из деятельности одной из компании, имевшей свою "собственную" клиентуру.2
В деле Маркс против Бельгии Суд подчеркнул, что статья 1 Протокола №1 лишь констатирует право любого лица на беспрепятственное распоряжение "своим" имуществом, а следовательно, эта норма применительна только к существующему имуществу конкретного лица и не гарантирует право на приобретение имущества путем наследования.3
Рассматривая дело Нефтеперерабатывающие заводы против Греции, Суд отметил, что арбитражное решение, которое давало право на получение ими присужденных сумм уже составляло "имущество" и покушение на это право явилось нарушением защищаемых статьей 1 Протокола №1 прав.4
Для современной России очень актуальным является осознание ценности права интеллектуальной собственности. Это самоочевидное естественное право индивида, способного создать
Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 409.
2 Там же. С. 412.
3 Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 241-242.
4 Указ. сб. Т. 2. С. 62.
256
нечто оригинальное и имеющего практическое значение. В соответствии с Конвенцией ВОИС объектами интеллектуальной собственности являются:
1) литературные, художественные произведения и научные труды;
2) исполнительская деятельность артистов, фонограммы и радиопередачи;
3) изобретение во всех областях человеческой деятельности;
4) научные открытия;
5) промышленные образцы;
6) товарные знаки, знаки обслуживания и коммерческие наименования и обозначения.
Как подчеркивалось Европейским Судом, в статье 1 Протокола №1 содержится три нормы: первая - это право беспрепятственного пользования имуществом; вторая - условия и обстоятельства отчуждения имущества и, наконец, третья - государственное регулирование имущественных отношений, а также контроль за использованием имущества в свете соотношения индивидуальных и общественных интересов.
Все эти три нормы охватываются статьями 35 и 55 Конституции РФ. В пункте 3 последней, устанавливается, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только (и только!) в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Можно видеть достаточно обширные и расплывчатые основания ограничения прав и свобод человека и гражданина, что, может быть, порой использовано в неблагих целях. Поэтому следует сразу обращать внимание на главное основание, -предусмотрено ли данное ограничение федеральным законом. Вторая особенность в том, что Европейская Конвенция допускает ограничения прав, когда это необходимо в демократическом обществе, в интересах национальной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (См. статьи 8-11 Конвенции).
9 - 2027
257
То, что мы называем правом свободного экономического поведения, в Конституции РФ сформулировано в статье 34, следующим образом:
1. Каждый имеет право на свободное использование своих
способностей и имущества для предпринимательской и иной
не запрещенной законом экономической деятельности.
Понятно, что люди от природы наделены различными способностями и именно от этого во многом зависит их экономическая деятельность, а значит и материальное положение. Совершенно очевидно, что более умелый и умный, более расторопный и трудолюбивый, более рачительный и настойчивый имеет больше возможностей накопить и приумножить свои богатства. И он должен иметь возможность использовать свои способности в полной мере.
Аристотель воззвал к благоразумию в отношении частной собственности, считал ее неотъемлемой, а средний класс - хранителем устоев государства. Частная собственность отвечает естественным потребностям человека и служит ему в удовлетворении его личных интересов. Именно владельцы собственности являются стержнем общества, именно они двигают общественный прогресс и составляют самый устойчивый каркас государства. После Аристотеля еще множество мыслителей подчеркивали естественность экономического неравенства и призывали не заблуждаться на этот счет, ибо посягательство на частную собственность приведет к неисчислимым бедствиям всего населения и к его разорению. Коммунистический эксперимент блестяще доказал обоснованность этих опасений. Устраняя соревнование и конкуренцию, нерыночные отношения уравнивают ленивого с трудолюбивым. Но это никак не меняет экономическое поведение лодыря, и он остается самим собой.
Поведение, диктуемое в этом случае, несвойственно трудолюбивому. Ему совершенно нет нужды проявлять трудолюбие, смекалку, находчивость и все иные свои способности, если они не приносят ощутимых улучшений в жизни. Таким образом, оба типа экономического поведения сходятся, но не в высшей точке экономической активности, а в самой низшей. В этих условиях экономическая деятельность начинает терять свою привлекательность, в экономике начинается застой, а затем и деградация. Свобода экономического поведения, отвергнутая в угоду наиболее понятному пресловутому принципу равенства, привела к уравниловке всех, и к равенству в нищете.
258
Только в последнее время мы осознали, что наиболее привлекательным правилом общественного устройства является принцип: "разрешено все, что не запрещено законом". Однако многочисленное чиновничество, идеологические шоры, заскорузлое законодательство, народный дух - не способствуют внедрению этого принципа в жизнь. Между тем, авторам Французской Декларации прав человека и гражданина была ясна ценность такого подхода. Поэтому в статье 5 было записано: "Закон вправе запрещать лишь деяния, вредные для общества. Все, что не запрещено законом, то дозволено. Никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом".
Это правило стало во многих странах "золотым" правилом социального поведения людей и относится к числу естественных и неотъемлемых прав. В этом контексте свобода экономического поведения не должна ограничиваться государством, а регистрация предпринимателей должна быть не разрешительной, а уведомительной.
Конституционные положения, рассматриваемых прав нашли свое отражение в нормах отраслевого и текущего законодательства. Наибольшая регламентация и раскрытие содержания права собственности, а также правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом даются в статье 209 Гражданского Кодекса.
Таким образом, если законодательную базу гю защите права собственности, имущественных прав, а также свободе экономического поведения можно признать удовлетворительной, TO положение с соблюдением и/или восстановлением нарушенных прав требует больших усилий всех ветвей власти.
Отдельно остановимся на праве частной собственности на землю, ибо будто какой-то рок давлеет в России над этои ясной проблемой. Она ясна в том смысле, что в истории человечества и ранее бывали случаи, когда землю исключали Из оборота. В результате этого начинались голод и болезни, наступал кризис и/или коллапс экономики.
Тогда требовались солоны, способные излечить от болезни и дать земле хозяина, отчего она вновь превращалась в источник богатства, о чем догадываются большинство людей и особенно те, кто кормится на своих трех сотках. И этого нельзя внедрить в России, которая могла бы неплохо жить за счет своих прекрасных черноземов
9* 259
и необъятных лугов, лесов и прочих прелестей. Но, увы. Этому не дают случиться адепты колхозов и совхозов. Это они считают себя теми хозяевами земли, кто и должен ею распоряжаться. Те самые феодалы, в хозяйствовании которых земли деградируют, истощаются, подвергаются эрозии, зарастают сорняками. Земли стали давать по 6-16 центнеров зерна с одного гектара (за рубежом частник на песках получает 60 центнеров), а коровы стали доиться ненамного лучше коз.
Без любви к земле, без души, вложенной в живое дело, ничего не произрастет хорошего и мало что родится. А человек только тогда будет беречь землю, ухаживать за ней, облагораживать ее, если будет знать, что она останется его потомкам. И никогда частный владелец земли не даст ей зарастать сорняками, ведь не для этого же он заплатил за нее деньги.
И поэтому на Кипре, в Бельгии или Японии хватает земли для всего, а в необъятной России граждане владеют участками в три сотки. Конституция сделала блестящий шаг к исправлению векового заблуждения россиян о ценности общинного землевладения и общинного землепользования давно забытого в цивилизованных странах, которые потому и стали таковыми.
В начале 90-х годов XX века существовал прогноз ООН о том, что, если Россия введет частную собственность на землю, то через 1,5 года она накормит себя и затем начнет вывозит зерно на экспорт.
Только для этого нужна политическая воля, не потакающая отсталым химерам, а выполняющая народные чаяния, заложенные в Конституции РФ.
ТЕМА 16
ПРАВО НА ТРУД, НОРМАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ТРУДА,
СПРАВЕДЛИВУЮ ОПЛАТУ И ЗАЩИТУ ОТ БЕЗРАБОТИЦЫ.
ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ И ЗАБАСТОВКУ.
Исследования общественного мнения россиян о правах человека и гражданских свободах устойчиво показывают ряд особенностей, отличающих своеобразие нашего менталитета. Одним из таких проявлений является приоритет во мнении наших граждан экономических прав над гражданскими свободами. 90 процентов респондентов в первую очередь поддерживают права, связанные с обеспечением минимального уровня жизни, собственности и права на труд. Это и должно быть, по мнению большинства, первоочередными заботами государственной власти.'
И это вполне объяснимо. У наших граждан никогда не было больших материальных запасов и денежных накоплений. Все, что они получали, добывалось ежедневным хождением на работу, связью с предприятием, организацией. Увольнение и безработица означали нищету и беспросветную бедность. Поэтому почти треть опрошенных граждан и сегодня более всего страшится потерять рабочее место, а с ним и необходимые средства к существованию. В этих условиях население озабочено проблемой выживания, а не гражданскими свободами.
В Советском Союзе часто использовали право на труд в идеологических спорах, как конкретное проявление заботы о человеке, в противовес "абстрактному" гуманизму и западному пониманию прав человека. Но, все-таки, это было не вполне правом на труд, ибо кроме права на рабочее место оно не решало других многочисленных проблем, связанных с трудовыми отношениями. Оно не было способным даже обеспечить справедливую оплату труда, стремясь установить "социальную справедливость", уравнивая труд добросовестного работника и лодыря.
Вот почему, так называемое право на труд, представляло собой возможность получать минимальное содержание для всех и каждого, независимо от трудового вклада. И это порождало уверенность в завтрашнем дне.
См. об этом Т. Гербер, С. Мендельсон. Граждане России о правах человека. Правозащитник. №2, 2002. С.5.
261
Переход от такого примитивного понимания права на труд к истинному содержанию этой категории лучше формулировать следующим образом: от права на труд к системе принципов и прав в сфере труда.1
Именно такой подход демонстрировали Международные нормы, закрепляя все более широкий спектр прав работников в трудовых отношениях, вырабатывая механизм защиты трудовых прав, ставя надежные барьеры на пути беззастенчивой эксплуатации и произвола работодателя.
Всеобщая Декларация прав человека гласит:
1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и защиту от безработицы.
2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.
Такое понимание права на труд принципиально отличается от права на рабочее место. Эта норма создает возможность выбора экономического поведения и защиты своих прав. В 1966 году мировое сообщество приняло Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, где еще более расширило право на труд, увязывая его с широким кругом трудовых и социальных отношений.
Участвующие в Пакте государства обязались признавать право людей на труд, включая право каждого человека зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпринимать надлежащие шаги для обеспечения этого права.
К таким мерам относятся программы профессионально-технического обучения и подготовки молодых рабочих, пути и
1 Основные права человека в сфере труда и их защита. Библиотека Российской газеты. Выпуск 22-23. М. 1999. С. 5.
262
методы достижения неуклонного экономического, социального и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека.
Участвующие в Пакте государства согласились признавать право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая:
a) вознаграждение, обеспечивающее, как минимум, всем трудящимся;
I. справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, в частности, женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной оплатой за равный труд;
II. удовлетворительное существование для них самих и их семей;
b) условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;
c) одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации;
d) отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.
Большое внимание в Пакте уделено возможности рабочих организовывать ассоциации и вступать в профессиональные организации, праву на забастовки и участие в иных акциях.
Участвующие в Пакте государства обязались обеспечивать:
право каждого человека создавать, для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов, профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил данной организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для защиты прав и свобод других;
право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами данной страны.
263
Кроме приведенных международных актов, права человека в сфере труда, регулируются правовыми актами Международной Организации Труда ООН (МОТ). К ним следует отнести множество Конвенций Международной Организации Труда, развивавших права человека в сфере трудовых отношений в последние 70 лет минувшего столетия. Это Конвенции №29, принятая еще в 1930 году "О принудительном или обязательном труде"; №87, принятая в 1948 году "О свободе ассоциаций и защите права на организацию"; №95 от 1949 года "Об охране заработной платы"; №98 от 1949 года "О праве на организацию и на ведение коллективных переговоров"; №100 от 1951 года "О равном вознаграждении мужчины и женщины за труд равной ценности"; №105 от 1957 года "Об упразднении принудительного труда"; №111 от 1958 года "О дискриминации в области труда и занятий"; №135 от 1971 года "О защите прав представителей трудящихся и предоставляемых им возможностях"; №138 от 1973 года "О минимальном возрасте для приема на работу"; №155 от 1981 года "О безопасности и гигиене труда и производственной среде"; №182 от 1999 года "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда". Эти проблемы нашли отражение в Уставе Международной Организации Труда, Декларации целей и задач Международной Организации Труда и в Декларации об основополагающих принципах и правах в сфере труда, принятой в 1998 году.
Об этом огромном массиве нормативно-правовых актов профессор К.Д. Крылов сказал: "Происходящее на международном уровне регулирование прав и свобод человека в сфере труда (выделено автором) отражает не только и не столько узкий перечень прав работника, как это указано в действующем российском трудовом законодательстве. В современном международном праве закреплены права человека в сфере труда независимо от того, к какому виду занятости относится его деятельность, по какому договору работает человек - по трудовому или гражданско-правовому договору или без договора, является он работником или руководителем организации или индивидуальным предпринимателем, а также независимо от гражданства человека".1
Права человека в сфере трудовых отношений регулируются и континентальными нормативно-правовыми актами. Наибольшая
Указ. соч. С. 3.
264
разработка трудовых прав дается в Европейской Социальной Хартии. Достаточно сказать, что из семи обязательных для исполнения странами-участниками статей четыре посвящены трудовым отношениям. Это право на труд, на объединение, на заключение коллективных договоров и права трудящихся-мигрантов и их семей на защиту и помощь.
В обеспечение этих важнейших социально-экономических прав, к которым, безусловно, относится право на труд, страны-участницы Европейской Социальной Хартии приняли на себя нелегкие, но жизненно-важные обязательства:
1. Принять, как одну из главных целей достижение и поддержание по возможности высокого и стабильного уровня занятости, имея в виду достижение полной занятости.
2. Эффективно защищать право работника зарабатывать себе на жизнь, свободно избирая вид занятия.
3. Организовать и обеспечивать функционирование бесплатных служб занятости для всех работников.
4. Установить и поддерживать системы профессиональной ориентации, профессионального обучения и профессиональной реабилитации.
Хартия, вступившая в действие в 1965 году, была подписана двадцатью пятью и ратифицирована двадцатью европейскими государствами, среди которых не было Советского Союза.
О той значимости, которая придается праву на труд, в его исконно широком и неформальном смысле, для Европейского сообщества говорит и тот факт, что работа над совершенствованием нормативной базы трудовых отношений никогда не прекращалась. К концу 90-х годов была подготовлена новая редакция Хартии, которая была открыта для подписания в 1996 году.'
Ратификация новой Социальной Хартии Россией продемонстрировала бы приверженность государства к соблюдению трудовых прав граждан и оказало бы положительное влияние на гармонизацию взаимоотношений работодателей со своими работниками.
Конституция РФ и иные нормативно-правовые акты на высоком качественном уровне регламентируют права человека в сфере трудовых отношений. В порядке, поименованном в заглавии
См. об этом: А.С. Автономов. Правовая онтология политики. М. 1999. С. 131-132.
265
данного параграфа, рассмотрим соотношение законодательства и практики соблюдения трудовых прав.
Статья 37 в Конституции в пункте 1 гласит: "Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию".
Такая трактовка, разумеется, имеет большее содержательное значение, чем право на труд. Свобода труда предполагает индивидуальное право распоряжаться своими потенциальными возможностями трудиться или вовсе отказаться от трудовой деятельности. Человек независимо от чьей бы то ни было воли распоряжаться своими способностями, выбирая по своему усмотрению и согласно своим наклонностям род трудовой деятельности и профессию.
Латентную форму нарушения права на труд имеет отказ в предоставлении работы по половому признаку или по факту беременности женщины. Дискриминацией является отказ в приеме на работу по национальному или возрастному признаку. Поэтому "жертве" такого несправедливого отношения приходиться обосновывать факт такой дискриминации.
В иных случаях ни у кого не существует требования быть нанятым на приглянувшуюся ему работу или на удобных ему условиях.1
В докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ "О соблюдении прав человека и гражданина в РФ" в 1999 году отмечалось, что до 66 процентов нарушений в сфере труда и трудовых отношений допускается в негосударственных организациях. Приведем несколько примеров из указанного доклада.
Как отмечается авторами, в некоторых предприятиях применялись сверхурочные работы, превышающие пределы, установленные трудовым законодательством, практиковалась работа в выходные дни, наложение незаконных штрафов или привлечение к материальной ответственности, прием на ночную или непосильную работу несовершеннолетних юношей и девушек, увольнение без выплаты заработной платы и прочие нарушения.2
, Условия рыночной экономики действительно резко
отличаются от существовавшей командно-административной модели.
' Ю.И. Лейбо, Г П. Толстопятенко, К.А. Энштейн. Права и свободы человека и гражданина. М. 2000. С. 247. 2 Указ, доклад. М. 2000 г. С. 28.
266
Ранее развитые патерналистические отношения работника и государства позволяли "не мелочиться" и не замечать многочисленные нарушения трудовых отношений. Порой было проще не замечать брак, прогулы, непроизводительный и неэффективный труд. Иное дело в условиях частной собственности. Работодатель заинтересован в высокопроизводительном труде и потому склонен к повышенной эксплуатации работников.
Трудовой кодекс РФ, вступивший в действие с 1 февраля 2002 года, заметно увеличил количество оснований для расторжения трудового договора с неугодным работником по инициативе работодателя, а также возможность более строгого воздействия на нерадивого работника. Наряду с этим, становится легче нарушать права работников и держать их в повиновении. Поэтому, по-новому должны перестраивать свою работу профессиональные союзы и суды общей юрисдикции, призванные защищать права трудящихся и восстанавливать нарушенные права.
Другая сторона права на труд закреплена в п.2 статья.37 в следующих словах: "Принудительный труд запрещен".
Почти все конфликты, проистекающие из этого права человека, связаны с размытостью или различным пониманием добровольного и принудительного или обязательного характера трудовой деятельности. "Никто не должен принуждаться к принудительному труду", - гласит ст. 8 Международного Пакта о гражданских и политических правах. И тем не менее человечество не может исключить из своей жизни принудительный или обязательный труд, то ли в виде наказания за антиобщественное поведение, то ли как неизбежные или необходимые работы, не исполняемые на добровольной основе. Кстати, с такой трудноразрешимой задачей сталкивались все социальные утописты, рисуя и "идеальное" государство, и "город-солнца", и счастливый остров "Утопия".
Современные нормативно-правовые акты не относят к числу "принудительного или обязательного труда":
- какую бы то ни было работу или службу, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения;
- какую бы то ни было службу военного характера, а в тех странах, в которых признается отказ от военной службы по политическим или религиозно-этническим мотивам, какую
267
г
бы то ни было службу, предусматриваемую законом для лиц, отказывающихся от военной службы по таким мотивам;
- какую бы то ни было службу, обязательную в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения;
- какую бы то ни было работу или службу, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности.
Право на труд включает, вбирает в себя и право на нормальные условия труда и гигиены. Пункт 3 с. 37 Конституции РФ закрепляет право человека трудиться в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. И это, безусловно, важное право, если иметь в виду несметное количество людей, получающих производственные травмы, вплоть до смертельных, теряющих здоровье и становящихся инвалидами.
По состоянию на начало 2001 года 98,8 тысяч работников, что составляет 17,1 процента от списочного состава трудящихся по Республике Башкортостан, заняты на рабочих местах, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам. Под воздействием повышенного уровня шума, ультразвука, инфразвука работали 42,5 тысячи человек (7,4% списочного состава); повышенной загазованности воздуха рабочей зоны - 27,1 тысячи человек (4,7%); повышенной запыленности 18,1 тысячи человек (3,1%). В течение 2000 года на предприятиях Республики получили травмы 2655 человек, из них 168 со смертельным исходом.1
Если иметь в виду, что в субъектах Российской Федерации социально-экономические процессы проистекают в более или менее схожих условиях, то можно представить ужасающую картину с производственным травматизмом в целом по стране.
Санитарные и гигиенические условия работы тоже влияют на общее здоровье населения. Приведем данные по этим показателям в динамике за последние годы по Республике Башкортостан.
Удельный вес работников, занятых во вредных и опасных условиях труда (только по крупным предприятиям Башкортостана):2 (в процентах от общей численности работников соответствующей отрасли)
1991 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 200(Г|
Условия, не отвечающие






санитарно-гигиеническим






нормам:
16,9
14,9
16,1
15,6
17,2
17,1
всего в экономике,






в т.ч. по отраслям:
18,9
16,9
17,5
17,2
19,2
20,4
в промышленности
13,6
12,7
13,6
13,5
15,4
11,1
в строительстве
13,3
9,7
14,5
11,3
10,9
9,6
в предприятиях






транспорта






Занято тяжелым






физическим трудом:






всего в экономике,
2,4
3,0
2,9
3,0
3,5
3,6
в т.ч. по отраслям:






в промышленности
2,5
2,4
2,1
2,3
2,8
3,1
в строительстве
3,7
4,7
5,3
5,8
6,3
6,2
в предприятиях
1,3
4,6
4,3
3,9
4,6
4,5
транспорта






1 Статистический бюллетень "Основные показатели экономики РБ". Уфа. 2002. С. 43. ! Указ, статистический сборник. С.43.
268
Эти данные показывают, что на предприятиях Республики Башкортостан за целое десятилетие положение с условиями труда не только не улучшилось, но даже несколько ухудшилось.
Острота проблемы становиться очевидной, если прикинуть, во что выливаются все эти показатели в целом по стране. По данным Министерства труда, ежедневно на производстве происходит в среднем около 1,6 тысячи несчастных случаев, 27 человек погибают, а 55 человек получают увечья и становятся инвалидами. Только в 1993 году на производстве пострадало свыше 400 тысяч работников, из них 8 тысяч со смертельным исходом. Особенно неблагополучная ситуация складывается в негосударственном секторе. Ни государственные органы, ни профсоюзы не владеют в настоящее время информацией об истинных размерах и характере нарушений в частном секторе. Такое положение дает основание предполагать, что с расширением негосударственного сектора экономики будет возрастать и количество нарушений трудовых прав граждан.
Положение усугубляется еще и тем, что на отдельных предприятиях стремятся умалить или совсем устранить влияние профессиональных союзов, путем манипулирования
269
предоставленными правами, согласно которым, трудовой коллектив самостоятельно определяет и регулирует формы и условия деятельности этой общественной организации. Если это хотя бы частично удается на государственных предприятиях, то в частном секторе профсоюзы или не существуют, или выполняют декоративную роль.
Грубым нарушением трудовых прав является несправедливая оплата труда и задержки в ее выплате.
Несправедливость заключается, прежде всего, в неравной оплате за равный труд. Такой дискриминации подвергаются женщины, молодежь, строптивые и неугодные работники.
Руководители предприятий и организаций часто принуждают своих работников под угрозой увольнения трудиться сверхурочно в праздничные и выходные дни без дополнительной оплаты труда. Сюда же следует отнести практику отправления работников в принудительные отпуска без сохранения заработной платы.
Нарушается требование ч. 1 ст. 133 ТК РФ о том, чтобы минимальный размер оплаты труда был не ниже прожиточного минимума трудоспособного человека. И, наконец, зачастую заработная плата устанавливается работодателем произвольно, без какого-либо учета требований Всеобщей Декларации прав человека и Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Согласно международным нормам справедливым вознаграждением за труд признается такое, которое обеспечивает работнику и его семье достойное существование.
Потому, Трудовой кодекс РФ детально регламентировал и оплату за сверхурочные работы, и за внутреннее совместительство, и за ненормированный рабочий день, и ответственность за несвоевременную выплату заработной платы. При задержке заработной платы на срок свыше 15 дней ст. 142 ТК РФ предоставляет право работнику приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы, известив об этом работодателя в письменной форме. При том работник может в судебном порядке добиться оплаты за приостановленное рабочее время Согласно ст. 236 ТК РФ работодатель несет материальную ответственность в виде денежной компенсации за задержку заработной платы. Следует заметить, что задержка заработной платы нарушает не только наше национальное законодательство, но и ратифицированную нашей страной конвенцию МОТ "Об охране заработной платы".
270
Что касается права на защиту от безработицы, оно, во многом, остается на уровне декларации. По России в последние годы число безработных варьировалось от одного до восьми миллионов. Зная систему регистрации безработных и нашу безалаберность, нам трудно представить истинное положение дел с безработицей.
Между тем, отсутствие информации об истинном положении дел не позволяет грамотно и целенаправленно строить работу по профессиональной ориентации, обучению и реабилитации работников, особенно молодежи и инвалидов.
По всем международным нормам, государства обязуются решать проблемы профессионального выбора и деловой карьеры, с учетом индивидуальных качеств человека. Для этого должны функционировать необходимые службы, система технического и профессионального образования вообще, и для взрослых или "длительно" безработных, в частности. Государство должно стремиться сокращать или вовсе отменять плату за такое обучение, поддерживать и создавать такие учебные заведения, облегчать финансовое бремя за счет денежных выплат или обучением за счет рабочего времени.
Как видно из последнего абзаца, на государство приходится множество задач по обеспечению прав человека в трудовых отношениях. Это, прежде всего, законодательное обеспечение, а затем контроль за исполнением норм права со стороны работодателя. Сюда относится определение уровня минимальной оплаты труда, минимальное количество оплачиваемых выходных дней, минимальная продолжительность оплачиваемого отпуска, максимальные пределы рабочего времени, размеры пособий по безработице, выплату стипендий в период профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации. В механизме защиты трудовых прав важнейшую роль обязаны взять на себя суды общей юрисдикции, хотя их разрешением успешно занимаются и некоторые негосударственные организации, в том числе и профессиональные союзы.
В сфере трудовых отношений, кроме индивидуальных прав есть также и коллективные права. Это право на объединение, на коллективные переговоры и действия, в том числе на забастовки, на заключение коллективных договоров.
Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в уже созданные для защиты своих интересов. Принадлежность работника к профессиональным союзам не может
271
служить поводом для его дискриминации. Это право не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом в демократическом государстве.
Право на коллективные переговоры поощряется мировым сообществом как самый эффективный способ разрешения трудовых конфликтов и возможность достижения согласия между работниками и предпринимателями.
Такие отношения принято называть социальным партнерством, которое включает в себя взаимное уважение интересов, поиск компромиссов, заключение соглашений в виде коллективных договоров, в которых регламентируются условия труда и отдыха, порядок и размеры оплаты труда, возможности повышения квалификации и переквалификации, последствия несоблюдения договора и прочие важные вопросы. В коллективном договоре не должны содержаться положения, ухудшающие условия трудовых отношений, установленных законодательством о труде. Если же стороны не могут прийти к соглашению, они могут воспользоваться услугами посредников или трудового арбитража. Он создается специально для разрешения конкретного конфликта в составе представителей сторон с участием представителя исполнительного органа власти.
Статья 37 Конституции РФ определяет широкий круг прав в трудовых отношениях, в том числе и забастовку. Эта радикальная мера может быть использована, в частности, если работодатель не согласен с текстом коллективного договора и намерен ухудшить уровень прав рабочих по сравнению с трудовым законодательством. В этом случае работодатель не вправе использовать труд штрейкбрехеров или прибегнуть к массовому увольнению работников. В законе предусмотрены случаи ограничения прав на забастовку. Признать же ее незаконной может только суд.
Конституция, в названной статье, признает право на индивидуальные и коллективные трудовые споры. Для их разрешения на предприятиях создаются специальные комиссии по трудовым спорам, решения которых имеют обязательную силу для администрации. Правом их отмены обладает только суд. Также решением суда осуществляется восстановление на работе незаконно уволенного работника.
ТЕМА 17
ПРАВО НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ,
ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ, БЛАГОПРИЯТНУЮ ОКРУЖАЮЩУЮ
СРЕДУ, ЖИЛИЩЕ И ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ.
Статья 25 Всеобщей Декларации прав человека гласит:
"Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам".
Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, сохраняя некоторые положения Декларации, несколько видоизменяет социальную направленность нормативного регулирования. Так, в ст.9 государства-участники Пакта признают право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование. В статье 11 признается право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни.
В статье 10, участвующие в Пакте государства признали, что:
1. Семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности, при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании...
2. Особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного срока до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.
3. Особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации. Применение их труда в области, вредной для их нравственности и здоровья, или опасной для
272
273
жизни, или могущей повредить их нормальному развитию, должно быть наказуемо по закону. Кроме того, государства должны установить возрастные пределы, ниже которых пользование платным детским трудом запрещается и карается законом.
Рассматриваемые права своеобразно закрепляются в Европейской Социальной Хартии. В части первой они перечисляются как принципы:
11. Каждый имеет право на пользование благами, позволяющие обеспечивать хорошее состояние здоровья;
12. Все работники и члены их семей имеют право на социальное обеспечение;
13. Каждый, не имеющий необходимых материальных средств, имеет право на социальную и медицинскую помощь;
14. Каждый имеет право пользоваться услугами социальных служб;
15. Нетрудоспособные лица имеют право на независимость, социальную интеграцию и участие в жизни общества;
31. Каждый имеет право на жилье;
30. Каждый имеет право на защиту от бедности и социального остракизма.
Во второй части Хартии, государства-участники берутся выполнять следующие обязательства производные из перечисленных принципов.
По статье 11 право на охрану здоровья.
Для обеспечения эффективной реализации права на охрану здоровья Стороны берутся непосредственно, либо в сотрудничестве с публичными и частными организациями, осуществлять необходимые меры, направленные, в числе прочего, на то, чтобы:
1. Ликвидировать по возможности причины заболеваний.
2. Предусмотреть создание консультативных и образовательных учреждений, имеющих целью содействовать укреплению здоровья населения и поощрению индивидуальной ответственности людей за свое здоровье.
3. Предотвращать по мере возможности эпидемии, иные болезни, а также несчастные случаи.
По статье 12 право на социальное обеспечение.
Для осуществления эффективной реализации права на социальное обеспечение Стороны обязуются:
1. Установить и поддерживать систему социального обеспечения.
2. Поддерживать систему социального обеспечения на удовлетворительном уровне.
3. Стремиться последовательно совершенствовать систему социального обеспечения.
4. Принимать меры, чтобы обеспечить:
а) равенство граждан каждой из Сторон и граждан другой Стороны в области социального обеспечения в случае миграции работников из одной страны в другую;
б) предоставление, сохранение и возобновление права в области социального обеспечения путем аккумуляции страхового или трудового стажа в соответствии с законодательством каждой из стран.
По статье 13 право на социальную и медицинскую помощь. Для обеспечения эффективной реализации права на | социальную и медицинскую помощь стороны обязуются:
1. Обеспечить, чтобы любое лицо, оказавшееся без адекватных ресурсов и не способное приобрести такие ресурсы путем собственных усилий или из других источников, в частности из фондов социального обеспечения, смогло бы получить необходимую помощь в случае болезни.
2. Обеспечить, чтобы такая помощь не вела к сокращению политических и социальных прав лиц, ее получающих.
3. Предусмотреть, чтобы каждый мог получить, через посредство соответствующих государственных и частных служб, такой совет и личную помощь, какие необходимы, чтобы предотвратить, ликвидировать или облегчить личную или семейную нужду.
По статье 14 право на социальное обслуживание.
Для обеспечения эффективной реализации права на | социальное обслуживание стороны обязуются:
1. Принять необходимые меры для того, чтобы профессионально ориентировать лиц с пониженной трудоспособностью и предоставить им возможности профессиональной подготовки...в рамках общей системы
274
275
образования, а там, где это невозможно, через специализированные государственные и частные учреждения.
2. Активно способствовать занятости лиц с ограниченной трудоспособностью путем всяческого поощрения предпринимателей нанимать на работу таких лиц...
3. Содействовать полной социальной интеграции лиц с пониженной трудоспособностью в общественную жизнь, их участию в делах общества путем проведения мер, включающих техническую помощь, направленную на преодоление барьеров в общении и затруднений мобильности и обеспечивающих доступ инвалидов к транспортным средствам, жилью, культурным учреждениям и учреждениям досуга.
По статье 15 право нетрудоспособных лиц на независимость, социальную интеграцию и на участие в общественной жизни.
По статье 30 право на защиту от бедности и социального остракизма.
Для обеспечения эффективной реализации права на защиту от бедности и социального остракизма стороны обязуются: Принять меры...к приобщению лиц, живущих в условиях бедности и социального остракизма, к занятости, обеспечению их жильем, медицинской помощью, культурными ценностями, организации для них обучения.
Социальный остракизм представляет собой конечный этап отчуждения человека от общества и государства. Такой человек вытеснен, изгнан из социума, он не имеет определенного места жительства, легальных источников дохода, общественных интересов. К сожалению, количество таких людей в России превысило мыслимые пределы и составило целую страту.
По статье 31 право на жилье.
Для обеспечения эффективной реализации права на жилье стороны обязуются принимать меры, направленные на:
1. Предоставление жилья на уровне адекватных стандартов;
2. Предотвращение бездомности из числа бездомных, имея в виду постепенную ликвидацию бездомности;
3. Сделать цену на жилье доступной для людей, не имеющих достаточных средств.
Определенная политическая воля российского руководства проявилась при формировании статьи 7 Конституции РФ, в которой закреплен вектор развития страны в сторону социального государства. Такое государство, определяя приоритетные задачи своей политики, особо выделяет обеспечение достойной жизни граждан вообще, и благополучие лиц, не способных добиваться этого самостоятельно в особенности. Исходя из этого, в пункте 2 указанной статьи конкретизируется государственный подход к понятию социального государства. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.
Конечно, такие масштабные задачи могут быть реализованы только при наличии развитой законодательной базы и отлаженного механизма государственной службы.
Рассмотрим национальное законодательство и практику реализации рассматриваемых в этом параграфе прав.
Право на социальное обеспечение закреплено в статье 39 | Конституции РФ, которая гласит:
Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, |в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания [детей и в иных случаях, установленных законом.
В развитие этих гарантий принято множество федеральных и [региональных законов, подзаконных актов, сложилась определенная j практика социального обеспечения граждан.
Неизменным принципом социального обеспечения должно [оставаться право человека, лишенного возможности своим трудом обеспечивать свое материальное благополучие, воспользоваться помощью государства. Часть предстоящих расходов на социальные нужды может наращиваться за счет заработка работающего человека, а часть изымается из бюджета государства.
В деле разрешения социальных проблем стал хрестоматийным пример Швеции, где был достигнут наивысший уровень социального | обеспечения, медицинского обслуживания и образования за счет ' высоких налогов с хозяйствующих субъектов. В социальную сферу в Швеции в отдельные годы направлялось до 30 процентов бюджета.
276
277
Российские сказочно богатые естественные монополии, эксплуатируя природные ресурсы и общенародное достояние, удовлетворяют свои корпоративные и личные потребности, но не социальные нужды страны. Доля социальной сферы России в бюджете последних лет составляла не более 4 процентов.
Согласно Конституции РФ, право граждан на материальное обеспечение возникает с наступлением определенного возраста, при полной или частичной потери трудоспособности, потере кормильца, в случае болезни, а также в семьях, в которых есть малолетние дети.
В зависимости от основания возникновения права на социальное обеспечение законом устанавливаются государственные пенсии или социальные пособия. Пенсии назначаются по возрасту, по инвалидности, по случаю потери кормильца.
Пособия выплачиваются в случае временной нетрудоспособности (болезни, увечья, ухода за больным членом семьи, санаторно-курортного лечения), по беременности и родам, а также в виде содержания и обслуживания пожилых и нетрудоспособных граждан и воспитания детей в специально созданных для этого домах-интернатах и детских домах, приютах и других учреждениях. Сюда же можно отнести службы социальной и трудовой реабилитации инвалидов, санаторно-курортное и лекарственное обеспечение населения, социальное обслуживание граждан на дому.
Пособие получают также лица, зарегистрированные в качестве безработных.
В пореформенной России, кроме государственных, появились и негосударственные пенсии. Наиболее развитой и регулируемой является государственное социальное обеспечение, имеющее в своей основе государственное социальное страхование всех трудящихся Обязательные выплаты работодателей образуют единый специальный фонд социального страхования. Теперь создаются и негосударственные пенсионные фонды, аккумулирующие взносы вкладчиков и, в зависимости от накопленных сумм, выплачивающих денежное содержание.
Государственные пенсии, в свою очередь, подразделяются на трудовые и социальные. Первые, исходя из самого названия, устанавливаются лицам, имеющим стаж трудовой и общественно-полезной деятельности. Они выплачиваются по достижению возраста и наличия трудового стажа, по инвалидности, по случаю потери
278
кормильца, а также за выслугу лет, в виде длительного выполнения определенного вида профессиональной деятельности.
По инвалидности пенсии выплачиваются тем, кто стал инвалидом вследствие трудового увечья, профессионального заболевания. Пенсия может быть назначена и вследствие общего заболевания. В большинстве случаев, в контексте права на пенсию по инвалидности, время наступления этого юридического факта увязывается с наличием и продолжительностью трудового стажа.
Размеры, назначаемой пенсии зависят также от группы инвалидности.
Пенсия по случаю потери кормильца назначается и выплачивается членам семьи умершего кормильца. Право на пенсию получают нетрудоспособные члены семьи, состоявшие на его иждивении, а также родители и супруги, а также и другие родственники, в зависимости от конкретных обстоятельств.
Пенсию за выслугу лет назначают и выплачивают в связи с определенными видами профессиональной деятельности. Правом же на эту пенсию пользуются такие категории граждан занятые на подземных работах, в гражданской авиации, в спасательных службах и т.д. Само существование такой пенсии создает условия для повышенного и комфортного обеспечения весьма многочисленных пенсионеров из числа государственных служащих и всех силовых структур страны.
Социальная пенсия может быть установлена гражданам, не имеющим права на трудовую пенсию. Она назначается престарелым лицам, не имеющим трудового стажа, инвалидам с детства, детям-инвалидам, а также детям до достижения ими 18 лет в случае потери одного или обоих родителей.
В этом параграфе мы сознательно не углубляемся в тонкости нормативного регулирования социального обеспечения, имея в виду постоянное развитие нормативной базы, принятие новых законов, внесение в них изменений и дополнений. Если в целом, такое непостоянство законодательства не должно вызывать одобрения, применительно к социальным правам - это вполне оправданная деятельность. С развитием экономики страны должно прогрессировать и социальное обеспечение граждан.
На осуществление права на социальное обеспечение оказывает непосредственное влияние деятельность социальных служб по обслуживанию граждан. Это своего рода механизм реализации права
279
каждого человека, который должен соответствовать своему назначению.
"Социальное обслуживание представляет собой деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации", - говорится в Федеральном Законе "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации".
Законом установлены принципы социального обслуживания: адресность, доступность, добровольность, гуманность,
приоритетность предоставления социальных услуг
несовершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации, конфиденциальность, профилактическая направленность.
Каждый гражданин вправе получать в государственной системе социальных служб бесплатную и полную информацию о возможностях, видах, порядке и условиях социального обслуживания.
Право на охрану здоровья закреплено в статье 41 Конституции РФ, которая гласит:
1. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.
2. В Российской Федерации финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию.
Здесь же содержится актуальнейшее положение о том, что сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом. Такая ответственность предусмотрена статьями.
Конечно, право на охрану здоровья выходит далеко за пределы собственно медицинской проблематики, оказание медицинской
помощи или медицинского обслуживания. Здоровье человека зависит от множества факторов, среди которых наиболее значимыми являются состояние окружающей среды, качество воды и воздуха, качество производимых продуктов, а значит, от качественного и безопасного питания, от возможностей для занятий физической культурой и спортом.
В качестве мероприятий по охране здоровья, можно назвать заботу о материнстве и детстве, вакцинацию населения, профилактику наиболее распространенных заболеваний, санитарную гигиену и снижение уровня профессиональных заболеваний. Наряду с этим в стране на высоком уровне должно быть организовано медицинское обслуживание, достаточное обеспечение лечебными учреждениями, квалифицированными медицинскими кадрами, медикаментами, материалами и аппаратурой.
К сожалению, положение с охраной здоровья в России далеко от благополучного, а права граждан в этой сфере часто нарушаются. Детская смертность в России превзошла все пределы, заболеваемость населения достигла катастрофического уровня, некоторые опасные заболевания (ВИЧ-инфекция, туберкулез) подходят к порогу эпидемий.
Из доклада неправительственных правозащитных организаций Амурской области (www.hro.org) можно увидеть, как реализуется право на охрану здоровья в данной области. К 2000 году уровень заболеваемости активным туберкулезом возрос за пять лет на 67 процентов. Только за один год на 35 процентов возросло число инфекционных и паразитарных заболеваний. Не обеспечены медицинским обслуживанием даже новорожденные и онкологические больные.
В некоторых населенных пунктах области нет даже фельдшерских пунктов, и жителям приходится пройти десятки километров, чтобы попасть на прием к врачу. Повсеместное нарушение права на гарантированное медицинское обслуживание допускается на всех этапах и уровнях медицинского обслуживания. В городской больнице г. Благовещенска персонал отказался делать бесплатно флюорографические снимки и тут же делал их тем, кто соглашался платить. Врачи Института физиологии и патологии дыхания отказались проводить плановое обследование жителей отдаленного района, пока местный колхоз не обязался выдать им дополнительную оплату. Фонды обязательного медицинского
280
281
страхования, распоряжающиеся немалыми средствами, по всей стране заняты собственным обустройством, обеспечением сотрудников жильем, служебными кабинетами, транспортом, но только не проблемами здравоохранения.
Порой административный зуд настолько захватывает и увлекает чиновников, что те, кто должен заботиться о социальном благополучии людей начинает заниматься совершенно противоположными делами. Так, в докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ приводится пример, когда в некоторых районах Белгородской области, главами местного самоуправления были введены: плата за доставку больных машинами скорой помощи, оплата за выдачу различных справок, сокращение некоторых социальных гарантий, предусмотренных законами.1
В Хабаровском крае не в полном объеме предоставлялись льготы, гарантированные федеральными законами ветеранам, инвалидам, военнослужащим, а также лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера. Ухудшается медицинское обслуживание, лекарственное обеспечение, профилактика тяжелых заболеваний: туберкулеза, ВИЧ-инфекции, смертности населения.2
Рассмотрим с точки рения права на охрану здоровья, как обеспечивается качество пищевых продуктов, а также воды, воздуха, почвы и всего того, что называется окружающей средой. В таких поступках и решениях есть все, кроме здравого смысла. Грубое нарушение прав человека и законов, низкое правосознание и чувство вседозволенности, злоупотребление служебным положением и вера в безнаказанность, неуважительное отношение к согражданам, к их интересам и правам.
В примечательном сборнике "Ваше право на качественную и безопасную пищу"3 дан вводный комментарий Главного государственного санитарного врача РФ Г.Г. Онищенко, который называется "Качество и безопасность пищевых продуктов -конституционное право россиян". Там говорится:
"Основополагающими законодательными актами в этой сфере являются федеральные законы "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", "О качестве и безопасности пищевых продуктов", которыми, с одной стороны, определены требования к
Указ, доклад. С. 28.
2 Там же.
3 Библиотечка Российской газеты. Выпуск №4. 2002 г.
282
федеральным органам исполнительной власти при осуществлении государственного надзора, контроля и нормирования, мониторинга в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий, а с другой - повышение ответственности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, занятых в сфере производства и оборота пищевых продуктов. Принят ряд постановлений правительства и масса различных инструкций, указаний, распоряжений. Тем не менее, все усилия и предпринимаемые меры оказались недостаточными и не дали желаемых результатов. "В последние 5 лет отсутствует (!) тенденция к улучшению санитарно-химических и микробиологических показателей, как импортной так и отечественной продукции". (С. 4).
Так, в целом по России, по данным органов и учреждений госсанэпидслужбы РФ, в 1995 году удельный вес проб пищевых продуктов, не отвечающих гигиеническим требованиям по микробиологическим показателям, составлял 7,9% в 2000 г. - около 7%, из них импортной продукции соответственно 4 и 3,6%.'
Среди факторов питания, имеющих особо важное значение для поддержания здоровья, работоспособности и активного долголетия населения России, важнейшая роль принадлежит полноценному и регулярному снабжению организма человека всеми необходимыми пищевыми веществами, в том числе белками, пищевыми волокнами, микронутриентами, прежде всего витаминами, макро- и микроэлементами.
В настоящее время действует "Концепция государственной политики в области здорового питания населения РФ на период до 2005 года". Мало кто знает об этом. Да и изменений каких-либо не видно. "Анализ структуры питания населения РФ выявил отчетливую тенденцию снижения среднедушевого потребления белков, особенно животного происхождения. Ежегодно увеличивается число людей, страдающих избыточной массой тела, за счет избыточного потребления углеводов, жиров". (С. 4).
"Результаты регулярных массовых обследований различных групп населения РФ, проводимых Институтом питания РАМН, подтверждает широкое распространение дефицита микронутриентов -витаминов, макро- и микроэлементов железа, йода, селена, кальция, фтора и др. у большей части детского и взрослого населения".
См. там же.
283
Дефицит витамина С наблюдается у 80-90% обследуемых людей, витаминов Вь В2, В3, фолиевой кислоты у 40-80%, более 40% населения имеет недостаток каротина.
Недостаточное поступление микронутриентов в детском и юношеском возрасте отрицательно сказывается на показателях физического развития, заболеваемости, успеваемости, способствует постепенному нарушению обменных процессов, возникновению хронических заболеваний и в конечном итоге препятствует формированию здорового населения. (С. 4).
"Один из основных принципов государственной политики в области здорового питания гласит, что питание должно не только удовлетворять физиологической потребности организма человека в пищевых веществах, но и выполнять профилактические, а в ряде случаев и лечебные задачи..." (С.5).
Продолжительность жизни населения в России значительно короче, чем в большинстве развитых стран и даже СНГ. Многие заболевания, изводящие граждан России, вызываются и некачественным или вредным питанием. В результате неполноценного или некачественного питания матерей, снижается ценность грудного вскармливания детей, что резко сказывается на их последующем развитии.
Здоровье человека должно быть важнейшим приоритетом государства. Это совершенно логично с точки зрения философии прав человека.
"Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу ко логическим правонарушением", гласит статья 42 Конституции РФ.
В развитие положений конституционной статьи 12 января 2002 году вступил в законную силу Федеральный закон "Об охране окружающей среды", заменивший аналогичный закон от 19 декабря 1991 года.
В числе прав, связанных с экологией следует различать социальную ценность самой благоприятной окружающей среды, влияющей на здоровье посредством воды, воздуха, почвы, продуктов питания и т.д.
Кроме того, стала ценностью и информация о состоянии окружающей среды. Сокрытие властями фактов о Чернобыльской трагедии, о катастрофе в производственном объединении "Маяк", о
284
множестве других экологических бедствий, является настоящим правонарушением и злоупотреблением властью. Такое неправомерное поведение власти предержащих вызывает только увеличение жертв экологических катастроф. Проведение массовых первомайских демонстраций в зоне Чернобыльской аварии, оставление населения в зонах атомных взрывов, радиационных или химических катастроф можно расценивать как преступное поведение представителей власти.
В связи с экологическими происшествиями огромная масса людей: ликвидаторы последствий аварий, а также пострадавшие от экологических бедствий, приобретают индивидуальные права на компенсацию причиненного вреда или иные льготы. Поэтому права на окружающую благоприятную среду будут постоянно и поступательно развиваться. Об этом свидетельствует судебная практика. В одном из первых исков против России, рассмотренных Европейским Судом (Бурдов против России), удовлетворена жалоба ликвидатора Чернобыльской аварии о нарушении его права на возмещение вреда, причиненного здоровью экологической катастрофой. Суд категорически отверг ссылку ответчика на тяжелое экономическое положение страны и отметил, что "государство не имеет право ссылаться на нехватку средств бюджета как оправдание неисполнения судебных решений".1
Не случайно в резолюции 1087 (1996 г.) Совета Европы о последствиях катастрофы в Чернобыле записано: "Доступ общественности к ясной и полной информации... должен рассматриваться в качестве фундаментального права человека".2
Интересно, что право на благоприятную окружающую среду в Конституции РФ защищается через определение обязанностей граждан. Статья 58 гласит: "Каждый обязан охранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам".
Конечно, каждый, в меру своих способностей, должен беречь природу, имея в виду, что она принадлежит не только ныне живущим, но и грядущим поколениям, то есть нашим детям и внукам.
Но задача сохранения природы, и уж тем более природных богатств, конечно, под силу лишь государственным органам, природоохранной прокуратуре, судам. Об этом свидетельствуют примеры строительства гидроэлектростанций и иных вредных
Бюллетень Европейского Суда по правам человека. №2, 2002. С. 2. Ю.И. Лейбо, Г.П. Толстопятенко, К.А. Энштейн. Права и свободы человека и гражданина. М. 2000. С. 275.
285
производств, существование множества действующих предприятий, своими выбросами, сливами, выхлопами отравляющих окружающую среду и делая ее непригодной для нормальной жизнедеятельности.
В докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ отмечается, что не защищены права человека на экологическую безопасность, гарантированные Конституцией РФ и законом РСФСР "Об охране окружающей природной среды". Сложная экологическая обстановка, - это результат не только кризисных явлений в экономике, но и накопленных структурных деформаций, приведших к доминированию энергоемких технологий, падению технологической дисциплины, а также и чрезмерной концентрации производства в отдельных промышленных районах.1 Оценивая экологическое положение в Пермской области, Комиссия пишет об отрицательном воздействии устаревшего промышленного комплекса прикамья на экологическую безопасность не только области, но и обширной межрегиональной территории.
В Каму ежегодно сбрасывается около 100 млн. куб. загрязненных вод, а это значит, что содержащиеся в них вредные вещества достигают самых южных окраин России. В области скопилось более 650 млн. тонн вредных отходов и нет ни одного полигона, отвечающего нормативам. Негативное воздействие на экологию оказывают проводившиеся ядерные взрывы, хранилища химического и бактериологического оружия, скотомогильники.2
В уже цитированном докладе негосударственных правозащитных организаций Амурской области говориться о том, что на очагах ртутного загрязнения строились и строятся жилые дома, детские сады, школы, склады для хранения продуктов питания, там бурятся водозаборные скважины.
После вырубки лесов ненужная древесина сжигается или затапливается в реках. Так, река Малый Карачурак почти полностью затоплена отходами лесного производства. В местах добычи золота осталось около 100 тонн ртути, попадание которой в местные реки грозит экологической катастрофой и/или уничтожением экосистемы.
Органы власти предпочитают замалчивать опасность, но не решать проблемы, не оздоравливать окружающую среду и улучшать экологическую безопасность (www.hro.org).
Уполномоченный по правам человека в РФ в ноябре 2002 года, представляя в Государственную Думу доклад "Экология и нарушения прав человека", сказал: "В России изо дня в день травят миллионы людей. Необходимо принимать меры". В докладе приводятся такие данные: 60 млн. россиян проживают на территориях, признанных экологически непригодными для проживания. Каждый второй житель страны употребляет воду, качество которой не соответствует санитарным нормам.
Только по берегам Волги расположено около 11 тысяч старых скотомогильников, которые из года в год размываются разливами и дождями. Споры сибирской язвы, укрытые в этих могильниках, при попадании в воды реки могут вызвать катастрофические последствия.
При очень низкой средней продолжительности жизни от 300 до 350 тысяч человек умирает ежегодно преждевременной смертью, более всего связанных с экологическими, ядерными, радиационными загрязнениями. При этом, наше национальное экологическое законодательство вполне отвечает международным стандартам. В Уголовном кодексе есть глава, посвященная экологическим преступлениям. В Административном кодексе около 40 статей связано с правонарушениями в экологической сфере.
В тоже время упразднены Государственный Комитет по охране окружающей среды и Лесная служба, с передачей их функций тем, кто занимается как раз разработкой природных ресурсов, причиняя при этом колоссальный ущерб окружающей среде. Они добывают ресурсы и "как бы охраняют" их - добавил российский омбудсман.
В стране хранится несметное количество вредных химических, радиоактивных, биологических веществ, таящих в себе страшную угрозу здоровью населения, его генофонду и самой жизни людей. Снятию этой угрозы может способствовать только срочная и эффективная переработка, утилизация этих веществ. Однако, ведется эта работа в вялотекущем режиме.
Так, на территории Республики Башкортостан накоплено более 118 млн. тонн токсичных отходов. Из них в год обеззараживается не более 10 процентов.'
При этом следует понимать, что решение экологических проблем и реализацию права на благоприятную окружающую среду
1 Указ, доклад. С. 29.
2 Указ, доклад. С. 29.
286
Комплексный доклад. Социально-экономическое Башкортостан январь-декабрь 2001 г. Уфа. 2002. С. 85.
287
положение Республики
или обязанность государства по возмещению вреда, нанесенного экологическими, впрочем, и любыми другими катастрофами, не следует ставить в прямую зависимость от экономических возможностей государства. Это неверно по существу и несправедливо по множеству иных оснований, которые выходят за рамки данной книги.
Что касается права на жилище и достойный уровень жизни наша практика соблюдения и защиты прав человека, пока только подходит к решению столь трудных проблем. В Конституции РФ можно найти лишь опосредованное приближение к этим понятиям. Пункт 1 статьи 40 гласит: "Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен права на жилище".
В пункте 3 статьи 40 Конституции РФ записано, что: "Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами". По поводу таких эфемерных конституционных прав очень верно пишут авторы проблемного комментария Конституции РФ под редакцией В.А. Четвернина:
"Формально гарантированные в Конституции каждому "права" на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей "и в иных случаях, установленных законом" (ч. 1 и 2 статьи 39 Конституции РФ), а также "право" малоимущих и иных указанных в законе граждан, нуждающихся в жилище, на предоставление им социального жилища (бесплатно или "за доступную плату") в соответствии с установленными законом нормами (ч. 3 статьи 40 Конституции) - это октроированные "права" на привилегии. Во-первых, эти "права -привилегии" предусматриваются законодателем лишь для определенных категорий членов общества. Во-вторых, гражданин вправе обжаловать в суд незаконный отказ формально предоставить ему одну из этих привилегий, но он не может требовать в суде предоставления ему в соответствии с этой привилегией надлежащего количества и качества социальных благ. Например, признание гражданина, не имеющего жилья, лицом имеющим "право" на получение бесплатного жилища, еще не означает, что это жилище
288
будет предоставлено ему в разумные сроки, а качество этого жилища будет соответствовать норме".1
По данным МВД на конец 2002 года в России насчитывалось 4,5 млн. бездомных. Они скитаются по стране, попрошайничают и ведут асоциальный образ жизни, в основном не по своей вине. Но даже если бы это было не так, и они сами виноваты в своем социальном остракизме, они остаются гражданами своего государства, обязанного заботиться обо всех своих гражданах, в том числе и об оступившихся и о "заблудших". Кроме "бомжей" в стране, по разным данным, более 3 миллионов нищих, но людей побирающихся на самом деле намного больше. Наконец, в стране насчитывается от 3 до 4 миллионов детей-сирот, большинство из которых принято называть социальными сиротами, ибо они лишены родительского крова и заботы при наличии близких родственников, одного или даже обоих родителей. Их удел - наркомания, токсикомания, алкоголизм, воровство.
Таким образом, более 10 миллионов жителей страны вытеснены из гражданского состояния, пребывают в социальной изоляции и нищете, обделены в элементарных правах на нормальные условия существования и отчуждены от социума.
Решать проблемы этих людей способно только государство при участии гражданского общества. Люди, не имеющие определенного места жительства или работы, средств к существованию, потерявшие себя среди людей в государстве, относящем себя к социальному, должны быть социально устроены в интернатах или центрах социальной реабилитации для адаптации, оказания им необходимой помощи и возвращения к гражданской жизни.
Пока же в стране не хватает на всех отверженных ни мест в интернатах, ни средств на пособия, ни внимания и заботы.
Столь же виртуальным в современных условиях является и "право на достойную жизнь". Приведем пример по одной области России, характерный, в большей или меньшей мере, для всей страны. В Амурской области за чертой бедности проживает 40,7 процента населения. Нуждаются в устройстве в приюты 444 несовершеннолетних, а мест таких всего на 300 человек давно заполненных. Всего же в области 4455 социальных сирот. Только за
Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий. Под ред. В.А. Четвернина. М. 1997. С.255. Ю - 2027 289
один год родительских прав лишены 402 родителя, оставивших социальными сиротами почти 600 детей. 77 детей из сиротских учреждений попали на скамью подсудимых повторно. Семь детей и подростков предпочли жизни добровольную смерть.
Вот как сформулировал сложившееся положение Уполномоченный по правам человека Амурской области Глотов: "Люди, запуганные, деморализованные и невежественные, которые не знают своих прав, не умеют и не хотят учиться уметь защищать свои права, являются той питательной средой, на которой и разрастается чертополох нарушений прав человека со стороны невежественных, бездушных и самовлюбленных чиновников".
Автор комментария к Европейской Социальной Хартии Н.В. Колотова по этому поводу замечает: "Конституционно-правовая категория "достойная жизнь человека" относится к числу развивающихся в российском праве, и поэтому критерии "достойная жизнь", "нужда", "уровень жизни" и т.д. законодательно еще не определены. Практика пока пользуется установленным минимальным уровнем оплаты труда, доход ниже которого считается недопустимым".2
Но в том-то и содержится вся горечь положения, что минимальная оплата труда столь ничтожна, что не может обеспечить "достойную жизнь", обрекая людей на недостойную жизнь. Еще хуже положение живущих на пенсии, пособия и/или за счет благотворительности.
1 Совет Европы и Россия. Информационный бюллетень. 2002. С. 42.
2 См. в книге: Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998 г. С. 541.
290
ТЕМА 18
ПРАВО НА ОБРАЗОВАНИЕ И УЧАСТИЕ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ.
Право на образование, относится к категории естественных, поскольку принадлежит человеку от факта его рождения таковым. Кроме того, эти правомочия человека связаны с широким кругом других социальных отношений, сопровождающих его всю жизнь. Поэтому, образование, по праву, относят к числу важнейших стратегических задач, обеспечивающих устойчивое развитие человечества.
Статья 26 Всеобщей Декларации прав человека говорит:
1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным, по меньшей мере, в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами, и должно содействовать деятельности ООН по поддержанию мира.
3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.
С содержательной точки зрения, образование, конечно, должно способствовать реализации национальных интересов. А они, безусловно, соответствуют целям, сформулированным в п.2 цитированной статьи.
Однако, реализация этого требования представляется в современных условиях весьма проблематичной, по крайней мере, в обозримом будущем.
Традиционно в нашей стране отношение к ученым складывалось прохладное, а на образование уделялось "остаточное"
ю*
291
внимание. Причем, из уделявшегося внимания, не все было прогрессивным, новаторским, эффективным.
Специалисты по проблемам современного образования приводят различные удручающие данные о колоссальном отставании России от передовых стран мира.1
Индекс развития человеческого потенциала различных стран, рассчитанный из сопоставимых социально-экономических показателей, в том числе и системы образования, обнаруживает место России на 71 строчке, из 174 стран мира. Таким образом, богатейшая природными ресурсами страна обречена ставить себе целью развития на ближайшие 50 лет "догнать" Португалию. Основная причина такого отставания, на наш взгляд, - это пренебрежение к развитию образования и науки. Очевидно, именно, поэтому Россия и может торговать пока только своими природными ресурсами.
Индекс уровня образования России составляет 92 процента, при 99 процентах Канады, США, Японии и других передовых стран. Число ученых и специалистов, занимающихся научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами, в сравнении с этими странами составляют, соответственно, 4,2 человека в России и 7,1 человек на 1000 человек населения в Канаде, США и Японии. Доля расходов от ВНП на образование в России в два раза меньше и едва превышает 3 процента, когда достаточным считается 6 процентов.
По доступности высшего образования Россия занимает 18 место в мире, по доле расходов на НИОКР в национальном ВВП -30-е; по числу компьютеров на тысячу человек населения - 38-е; по внедрению новых технологий - 45-е.2
По странной прихоти, мы частенько стремимся сравнивать показатели нашей страны, находящейся в ряду стран со средним уровнем развития, с показателями США, хотя они по определению несопоставимы. Сравним и мы отношение в этих странах к образованию своих граждан, к обеспечению права на обучение.
Суммарные расходы на образование в России в 1997 году составили 16,19 млрд. долларов, а в США было израсходовано на эти
1 См. об этом: Егоршин А.П. Перспективы развития образования в России в XXI веке. // Право и образование №5. 2000. Е.М. Малитиков. Учимся жить в XXI веке. // Право и образование №4. 2000. "Доклад о развитии человека" ООН за 1999 год. Нью-Йорк, 1999.
2 Независимая газета от 5 марта 2002 года.
292
нужды 420,29 млрд. долларов, что составляет превышение в 26 раз.1 Приблизительно такая же диспропорция сохраняется в оплате труда учителей и профессоров, размерах стипендии для обучающихся, в прочих возможностях. За последние 10 лет в Соединенных Штатах расходы на образование увеличились в 2,5 раза и составляет сейчас более 500 млрд. долларов в год, превысив в 2 раза расходы на оборону.2
Отстает наша страна в гуманитаризации и в интернационализации образования, в развитии духовности, гражданственности, в утверждении чувства собственного достоинства, чести и справедливости. Образование в духе взаимопонимания, терпимости и дружбы между всеми народами, расовыми и иными группами в наших условиях чаще всего бывают в виде исключений, а противоположные идеи становятся правилом. Общемировые ценности для нас мало что значат. Менталитет россиян легче воспринимает все то, что привносится сверху. Но то, что оттуда привносится чаще всего, почему-то вызывает головную боль. Это хорошо видно на примере экспансии в общественную жизнь православия. Много лет передовые педагоги предлагают и даже дают образцы преподавания толерантности, диалога культур, основ политических и правовых знаний, образования в духе прав человека и гражданских свобод. Последние из них вполне заслуживают того, чтобы лечь в основу общенациональной идеи. Но, увы. Для таких уроков всегда не хватает чего-либо. То ли часов, то ли минут, то преподавателей.
А вот для введения религиозного образования в светских школах, вопреки убедительным протестам, нашлись и часы, и возникли кадры, готовые преподавать, и все остальное.
Одним из последствий неправильного приоритета нашего образования являются известные факты ксенофобии, ненависти, бездуховности, религиозного мракобесия. Не может отвечать потребностям взаимопонимания, терпимости, дружелюбия между всеми нациями и народами обучение религиозным догматам одной религии, ее агрессивной экспансии в многоконфессиональном государстве. Скорее это будет вызывать еще большую неприязнь и конфликты между представителями различных религий.
А.П. Егоршин Перспективы развития образования в России в XXI веке. // Право и образование №5. 2000. С. 36.
Е.М. Малитиков. Учимся жить в XXI веке. // Право и образование №4. 2000. С. 16.
293
I
В тоже время в образовательной системе России никак не могут занять достойное место такие предметы, как Конституция страны, основы правовых и политических знаний, права человека и гражданские свободы. И уж совсем нереальными выглядят в наших условиях вполне разумные предложения сторонников расширения гуманитарного образования о распространении знаний о деятельности ООН по поддержанию мира или устойчивого развития, о роли ЮНЕСКО в деле поддержания культуры и образования, о политической и правовой идеологии Европейской интеграции и о многом другом, что составляет будущее нашей цивилизации.
Ведь не случайно во многих странах гуманитарные предметы занимают 60% всего учебного времени.
Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах в статье 13 п. 1 повторяет формулировку Всеобщей Декларации о праве на образование, а затем расширяет и уточняет многие положения. В зависимости от экономического и социального положения государства они должны стремиться к таким минимальным целям:
начальное образование должно быть обязательным и бесплатным;
среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открытым и сделано доступным для всех, путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться, по возможности, для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;
должно активно приводиться развитие сети школ всех ступеней, должна быть установлена удовлетворительная система стипендий и должны постоянно улучшаться материальные условия преподавательского персонала.
Таким образом, забота государства об образовании не должна ограничиваться только заботой о школьном или вузовском, но и о повышении знаний взрослых людей, по разным причинам не получивших достаточного знания. Потому нет и не может быть
294
какого-либо возрастного предела для желающих продолжать свое образование.
Европейские нормы закрепляют право на образование в статье 2 Протокола №1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В ней говорится, что никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при выполнении любых обязанностей, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать детям такое образование и обучение в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями.
При рассмотрении права на образование надо помнить о том, что это право начинается с прав ребенка. Поэтому Конвенция о правах ребенка исчерпывающе сформулировала их право на образование в статье 28 и 29 в следующем виде:
1. Государства-участники признают право ребенка на образование, и с целью постепенного достижения осуществления этого права на основе равных возможностей они, в частности:
a) вводят бесплатное и обязательное начальное образование;
b) поощряют развитие различных форм среднего образования, как общего, так и профессионального, обеспечивают его доступность для всех детей и принимают такие необходимые меры, как введение бесплатного образования и предоставление в случае необходимости финансовой помощи;
c) обеспечивают доступность высшего образования для всех на основе способностей каждого и с помощью всех необходимых средств;
d) обеспечивают доступность информации и материалов в области образования и профессиональной подготовки для всех детей;
e) принимают меры по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.
2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения того, чтобы школьная дисциплина поддерживалась с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка, в соответствии с настоящей Конвенцией.
3. Государства-участники поощряют и развивают международное сотрудничество по вопросам, касающимся образования, в частности, с целью содействия ликвидации невежества и неграмотности во всем мире и облегчения доступа к научно-техническим знаниям и современным методам обучения. В этой связи
295
особое внимание должно уделяться потребностям развивающихся стран.
Следующая статья закрепляет намерения сторон, чтобы образование ребенка было направлено на:
a) развитие личности, талантов, умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме;
b) воспитание уважения к правам человека и основным свободам, а также принципам, провозглашенным в Уставе Организаций Объединенных Наций;
c) воспитание уважения к родителям, их культурной самобытности, языку, национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной;
d) подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицам из числа коренного населения;
e) воспитание уважения к окружающей природе.
Сейчас важнейшими проблемами для России является беспризорность и безнадзорность детей, принявшие размеры национальной трагедии, в связи с чем возросло количество детей, покинувших школу и не получающих вообще никакого, кроме криминального и асоциального, образования.
"Без образования нет развития, а развитие необходимо каждому ребенку, и никакого "отбора" здесь быть не может. Педагогика именно тем и занимается, что разрабатывает способы учить всех - и медленно думающих, и слабослышащих, и слепо-глухо-немых, и умственно отсталых. Учить по-разному, но - всех, а не половину или одну четвертую часть детей.
Если право на образование есть не у всех, а только у "части", это уже не право, а система привилегий. Такая система ведет к развалу самого образования; к утечке мозгов, и к нарастанию озлобленности и антисоциального поведения среди молодежи".'
• Статья 43 Конституции РФ на уровне мировых стандартов закрепляет право на образование. Она гласит: 1. Каждый имеет право на образование. >
1 Общая газета. №45, 1997 г.
296
2. Гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.
3. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.
4. Основное общее образование обязательно. Родители, или лица их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования.
5. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.
Из формулировки первого пункта вытекает, что государство не может ограничить чье-либо право на образование. Оно занимает позицию невмешательства в осуществление этого права.
Такое отношение к образованию полностью противоречит советской системе образования, по которой всеобщее образование было частью государственной политики и базировалось на ценностях коммунистического мировоззрения. Государственные
образовательные органы и учреждения обеспечивали почти поголовный учет дошкольников и школьников, что создавало возможность вовлечения в процесс обучения почти всех детей школьного возраста.
Теперь ответственность за получение общего образования детей несут родители и лица их заменяющие.
И в этом заключается доктринальное принципиальное и философское отношение к сущности образовательного процесса. Социальная ценность образования заключается в том, чтобы информация и знания, получаемые детьми, были объективными, критическими, плюралистическими, прогрессивными, гуманными.
Когда образовательный процесс основывается на общегосударственной идеологии, приоритет в учебных предметах отдается общественным интересам, в ущерб индивидуальным правам и свободам.
Когда процесс обучения и воспитания детей плюралистичен и лежит на ответственности родителей, они вносят в сознание детей свои ценности и свое мировоззрение, в зависимости от того, что они
297
исповедуют, прогрессивное и/или гуманистическое или отсталое и/или антигуманное видение мира.
При этом разрешается одно едва заметное, но важнейшее жизненное условие. В семьях, где родители несут ответственность за воспитание и обучение своих детей, чаще царят единодушие, взаимопонимание, взаимопомощь и гармоничные отношения. Там, где ответственность за воспитание и обучение несет государство, чаще случаются антагонистические идеологические разногласия между детьми и родителями, что чревато опасными последствиями.
Раздумывая над этой дилеммой, европейская мысль склонилась к следующему выводу: "именно руководствуясь естественным долгом перед своими детьми, родители несут главную ответственность за образование и обучение своих детей, родители могут требовать от государства уважать их религиозные и философские убеждения".1
Поэтому и родилась вторая статья Протокола 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по которой государство обязано уважать право родителей обеспечивать детям... образование и обучение в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями.
Вместе с тем, концепция статьи 42 не дает оснований для обвинения государства в отходе от проблем образования. Во втором пункте перечисляются гарантии общедоступности дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования. Что касается высшего образования, то оно по своему назначению не может быть общеобязательным, а потому организуется на конкурсной основе.
При этом предусматривается "положительная
дискриминация", и отдельным категориям граждан предоставляются льготы при поступлении и при обучении в высших учебных заведениях страны.
Льготы при поступлении в ВУЗ предоставляются прежде всего выпускникам, окончившим школу с медалью. В том случае, когда имеются профильные экзамены, они могут быть приняты по , результатам собеседования или одного экзамена по этому предмету. Льготы полагаются членам сборных команд, причем, федеральное законодательство имеет в виду Международные олимпиады, а на
1 Донна Гомьен и др. Указ. соч. С. 430.
298
местах этим правом пользуются и победители региональных олимпиад.
Вне конкурса могут быть приняты в ВУЗ лица, пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС и других радиационных катастроф. Им должно быть предоставлено общежитие и двойная стипендия.
Вне конкурса также могут быть приняты военнослужащие срочной службы, которые при увольнении в запас получили рекомендацию на учебу. Такое же право имеют дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Инвалиды первой и второй групп могут быть приняты на льготных условиях, если имеют заключение врачебной комиссии, что им не противопоказано обучение соответствующей специальности.
Право на образование, возникнув как естественное право и потребность ребенка, не должно терять своей актуальности и привлекательности с взрослением человека. Дело в том, что вместе с человеком стареет и его базовое образование. Продолжительность жизни людей возрастает, а срок обновления знаний быстро сокращается. Если в начале века обновление знаний происходило за 20-30 лет, то в наши годы всего за 6 лет. Отсюда даже молодые люди, получившие высшее образование к 23 годам, являются уже носителями устаревших знаний.1 Носителями каких знаний являются в этом случае люди старших поколений? Именно обладатели устаревших знаний труднее всего могут приспособиться к изменяющимся условиям, к новым экономическим отношениям и технологиям, они чаще всего становятся безработными, париями, отверженными. И это вовсе не является проблемами только одного человека, конкретного индивида. Все это отражается на экономическом и социальном положении государства.
Поэтому, без конкурентоспособной системы образования взрослых, профессиональной подготовки и переподготовки, не может быть конкурентоспособной экономики. Победителями окажутся те, кто быстрее сможет вложить результаты фундаментальных исследований в новые технологии.
Непрерывное образование в течение всей жизни становится отдельной суперотраслью в жизни человеческого сообщества. Образование взрослых должно стать приоритетным в государственной
Е.М. Малитиков. Учимся жить в XXI веке // Право и образование. №4, 2000. С. 15.
299
политике, ибо только оно дает человеку самое главное - уверенность в завтрашнем дне.1
Культурные права.
В романе Ивана Ефремова "Таис Афинская", приводится диалог Александра Македонского со своим сподвижником Птолемеем (кстати, родоначальником правителей Египта и того самого знаменитого Птолемея). Птолемей заметил, что захватчики, покорив ту или иную страну (это же относилось ко всем захватам Александра Македонского), в первую очередь истребляют культурные, исторические ценности: "Очень просто..., - объясняет безжалостный воитель, - прекрасное служит опорой души народа. Сломив его, разбив, разметав, мы ломаем устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизни. На изгаженном, вытоптанном месте не вырастет любви к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, народ обращается в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить свое брюхо".
Отсюда видно огромное значение культуры для любой цивилизации. Такое же варварство и с такой же целью учинили талибы Афганистана уже в начале XXI века, разбивая культурные ценности древнейшего народа. В Афганистане талибов стадионы были превращены в места казни противников режима ("еретиков"), учебные заведения закрыты, теле- и радиопередачи запрещены, женщины лишены каких-либо прав. В Кабульский музей пришла толпа во главе с министрами финансов и культуры и топорами, кувалдами разбили, разрубили 1750 экспонатов.
Культурные права сформулированы в пункте 1 статьи 27 Всеобщей Декларации в следующей форме: Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.
Статья 15 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах гласит:
, "1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на: а) участие в культурной жизни;
Там же. С. 16.
300
b) пользование результатами научного прогресса и их практического применения;
c) пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами, автором которых он является.
2. Меры, которые должны приниматься участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают те, которые необходимы для охраны, развития и распространения достижений науки и культуры.
3. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу, безусловно, необходимую для научных исследований и творческой деятельности.
4. Участвующие в настоящем Пакте государства признают пользу, извлекаемую из поощрения и развития международных контактов и сотрудничества в научной и культурной областях".
Конституция РФ в статье 44 закрепляет свободу творчества и право на участие в культурной жизни в такой формулировке:
1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом.
2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.
3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры.
Свобода литературного, художественного, научного и других видов творчества тесно связана со свободой мысли и слова, со свободой печати, ибо только мысль изреченная, опубликованная имеет социальное значение, ценность. Или несет асоциальную направленность, что является единственным основанием для ограничения этих прав и свобод. Перечисленные свободы не могут регулироваться государством, ведь любое творчество является продуктом индивидуальной деятельности. Потому государство не должно посягать на творческие инициативы граждан, ни в какой форме не регулировать этот процесс, в том числе установлением цензуры.
Особое правовое значение имеет исключительное право граждан на результаты своей интеллектуальной деятельности.
301
Объектами интеллектуальной собственности являются: а) литературные, художественные произведения и научные труды; б) исполнительная деятельность артистов, фонограммы, радиопередачи; в) изобретения во всех областях человеческой деятельности; г) научные открытия и т.д.
Виды творческой деятельности постоянно находятся в развитии, и потому норма права не способна охватить все формы творческой деятельности. Поэтому и законодательство фиксирует принципы и способы защиты права на интеллектуальную собственность. В настоящее время, право на интеллектуальную собственность регулируется рядом международных договоров, Всемирной Конвенцией об авторском праве и национальным законодательством.
Право на участие в культурной жизни включает в себя право на индивидуальную культурную самоидентификацию и на доступ к культурным ценностям, созданным всем человечеством.
В большинстве стран создаются всемерные условия для приобщения к мировой культуре, путем предоставления льгот для посещения музеев и выставок, для пользования библиотеками и архивными фондами. Такие льготы предоставляются, прежде всего, детям, юношам и малоимущим взрослым.
При этом, "доступ" к культурным ценностям или "пользование" ими не означает присвоение их. Поэтому вполне оправдано в пункте 3 статьи 44 Конституции говорится об обязанности заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, о бережном отношении к уникальным и невосполнимым ценностям.
ТЕМА 19
ПРАВА ЖЕНЩИН НА ЖИЗНЬ БЕЗ НАСИЛИЯ И ДИСКРИМИНАЦИИ.
В любом обществе есть люди, которые, в силу различных причин, не обладают возможностью защищать свои интересы, а потому на них должна распространяться особая защита, предприниматься дополнительные усилия, чтобы их беды не усугублялись жестокостью окружающих, формализмом и/или равнодушием тех, кто должен помогать им в силу служебных обязанностей.
К такой уязвимой категории можно отнести немало людей, и потому в двух последующих темах будут рассмотрены права количественно наиболее многочисленных групп: малолетних детей, инвалидов, престарелых и женщин. Заметим сразу, что специальными международно-правовыми актами защищены пока только права женщин и права ребенка.
Особую защиту тех или иных групп, страт, в силу предоставления им привилегированного положения, принято называть "положительной дискриминацией". Наибольшую историю имеет борьба женщин за равноправие и против дискриминации по половому признаку.
Так уж устроен человек, что кажущееся совершенно очевидным одному, совсем необязательно истинно для другого. Что кажется ценным и важным одному, совсем неинтересно для другого.
Многие из нас догадываются, а некоторые даже уверены, что все люди имеют равные права, независимо от пола, национальности, расы, пола и т.д. Многие, но не все, далеко не все. Если бы дело обстояло иначе, то политик российского масштаба, заявивший в телевизионной программе на всю страну, что "место женщины на кухне и ее дело обслуживать мужа", сошел бы с политической арены незамедлительно. Хотя бы потому, что женщины в России составляют 53% электората. Но, видимо, и среди женщин немало тех, кто воспринимает дискриминацию по половому признаку как нормальное явление.
Сразу скажем, что тема равноправия мужчин и женщин не нова. Правда от этого она не становится менее актуальной. И не исчезают дискриминация женщин и высокомерный мужской
303
шовинизм. И сохраняется насилие, причем не только физическое, но и психологическое, над женщинами, как на работе, так и в семье. И это при том, что существуют международные правовые нормы, континентальное и национальное законодательство, механизмы защиты прав женщин, и множество общественных организаций и движений в защиту их прав.
Классическую формулировку равноправия всех и каждого дает Всеобщая Декларация прав человека в первой и во второй статьях:
"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и в правах". "Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения".
Кроме того, статья 16 провозглашает, что мужчины и женщины пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения. В статье 23 особо оговаривается, что оплата труда должна производиться без какой-либо дискриминации по принципу "равная оплата - за равный труд".
В Международном Пакте о гражданских и политических правах сформулированы такие обязательства государств-участников: обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими и политическими правами, предусмотренными в Пакте (статья 3). Аналогичное обязательство содержится в Пакте об экономических, социальных и культурных правах, где говорится: "Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в настоящем Пакте" (статья 3).
Наиболее развернутым и подробным международно-правовым документом, закрепляющим тендерное равенство и права женщин, является Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Процесс принятия и имплементации этой Конвенции в жизнь был весьма динамичным. Принятая и открытая для подписания Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1979 года уже в сентябре 1981 года Конвенция вступила в силу. Советский Союз был одним из первых государств, ратифицировавших эту Конвенцию
ООН в декабре 1980 года. Правда, как и множество внешнеполитических актов Советского Союза, скорая ратификация Конвенции, похоже, имела чисто пропагандистский и идеологический смысл. Во-первых, ни о содержании этого документа, ни о путях его исполнения в нашей стране никакой информации не публиковалось. Во-вторых, практической деятельности по ликвидации дискриминации по половому признаку почти не проводилось.
Конвенция дает понятие дискриминации в отношении женщин, означающее любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, пользование или осуществление женщинами... на основе равноправия мужчин и женщин прав человека и основных свобод в политической, экономической, культурной, гражданской или любой другой области. (С. 1).
Вторая статья Конвенции гласит:
"Государства-участники осуждают дискриминацию в отношении женщин во всех ее формах, соглашаются безотлагательно, всеми соответствующими способами, проводить политику ликвидации дискриминации в отношении женщин и с этой целью обязуются:
a) включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные конституции или другое соответствующее законодательство... и обеспечить с помощью закона и других... средств практическое осуществление этого принципа;
b) принимать соответствующие законодательные и другие меры, включая санкции, там, где это необходимо, запрещающие всякую дискриминацию в отношении женщин;
c) установить юридическую защиту прав женщин на равной основе с мужчинами и обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации;
d) воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин и гарантировать, что государственные органы и учреждения будут действовать в соответствии с этим обязательством;
304
305
e) принимать все необходимые меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия;
f) принимать все необходимые меры, включая законодательные для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин;
g) отменить все положения уголовного законодательства, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин".
Всего в настоящее время насчитывается около ста международно-правовых актов, в той или иной мере, регулирующих тендерное равенство женщин и мужчин, равноправие и недискриминацию по признаку пола. Такое пристальное внимание мирового сообщества к правам женщин свидетельствует не только о важности и постоянной актуальности данной темы, но и об остроте проблемы, не подающейся легкому и быстрому разрешению.
Практическая деятельность международных организаций демонстрирует, каких усилий стоит внедрение в массовое сознание принципов равноправия, справедливости, устойчивого и демократического развития, которые возможны только в обществе, признающем права женщин составной частью прав человека и гражданских свобод. А усилия мирового сообщества в этом направлении были колоссальными.
В 1946 г. была создана специальная Комиссия ООН по положению женщин. Ее задача заключалась в том, чтобы следить за соблюдением принципа равноправия мужчин и женщин во всех точках мирового сообщества. Комиссия определила для себя в качестве основных следующие направления работы: политические права женщин и возможности для их использования; юридическое закрепление прав женщин; доступ к образованию и различным формам профессионального обучения; гарантии занятости. Итогом работы Комиссии были различные рекомендации, обращения, конвенции, предусматривавшие конкретные меры по обеспечению женского равноправия.
Последняя четверть XX в. ознаменовалась признанием мировым сообществом возрастающей роли женщин во всех сферах человеческой деятельности, превращением так называемого
"женского вопроса" из локального, национального в глобальный. Это выразилось в том, что Организация Объединенных Наций объявила 1975 год Международным годом женщин и провела в Мехико Первую Всемирную конференцию женщин. На конференции было признано, что дискриминация женщин является общей проблемой, требующей для своего решения совместных усилий правительственных и неправительственных организаций, женщин и мужчин всего мира. В работе конференции приняли участие правительственные организации из 133 стран мира и около 100 международных и национальных неправительственных организаций, а также представители национально-освободительных движений. Конференция приняла два заключительных, весьма прогрессивных, революционных для своего времени документа, не утративших своего значения до настоящего времени: Декларацию о равенстве женщин и их вкладе в развитие и мир и Всемирный план действий. В обоих документах подчеркивалось, что без радикальных социально-экономических преобразований невозможно достижение полного равенства женщин с мужчинами, повышение их роли во всех сферах общественной и политической жизни.
В принятой Декларации говорилось: "Конференция настоятельно призывает все правительства, все специализированные учреждения ООН, все региональные и международные неправительственные организации и все сообщество в целом посвятить себя осуществлению указанных целей для создания справедливого общества, где женщины, мужчины и дети могут жить в условиях уважения, достоинства, свободы и процветания".
В Декларации, впервые в истории ООН, сформулирован тезис о неразрывной связи проблем женщин со многими актуальными проблемами современности, показана необходимость борьбы женщин против таких позорных явлений как расизм и расовая дискриминация, против вековых традиций, которые стоят на пути развития женщин во
) многих странах.
Всемирный план действий, принятый в Мехико,
? предусматривал конкретные меры для осуществления положений Декларации. В нем, в частности, предусматривалось создание Добровольного фонда для женщин, который и был организован в 1977 г. Сейчас он называется Фондом развития для женщин ООН и поддерживает женщин развивающихся стран.
306
307
В 1975 г. в Мехико, параллельно с правительственной конференцией, проходила "Трибуна" - встреча неправительственных организаций, которая содействовала созданию широкой платформы действий женских организаций в их общей борьбе за свои права, демократию и социальный прогресс.
Проведение параллельно Всемирных конференций женщин и мероприятий неправительственных организаций стало с 1975 г. традицией, которая сохраняется и до настоящего времени.
Главным итогом Первой Всемирной конференции женщин явилось решение о провозглашении 1976 -1985 гг. "Десятилетием женщины под девизом: равенство, развитие и мир", которое затем было подтверждено решением XXX сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Этим самым были определены основные направления деятельности, как правительств, так и общественных организаций, сохраняющие свою актуальность и ныне.
В 1980 г. в Копенгагене состоялась Вторая Всемирная конференция женщин, которая подвела итоги выполнения мексиканского Всемирного плана действий за первую половину Десятилетия и приняла программу действий на его вторую половину. В работе конференции приняли участие делегации 145 стран, большое число неправительственных организаций.
На конференции в Копенгагене подчеркивалось, что, несмотря на определенный прогресс в 1976-1980 гг. в области законодательства по проблемам женщин, их реальное положение во многих странах ухудшилось вследствие гонки вооружений.
В принятой программе действий на 1980 - 1985 гг. была подчеркнута взаимосвязь борьбы за мир и разоружение с экономическим, социальным и культурным развитием стран и положением женщин. В программе, в частности, предусматривались действия, направленные на решение таких проблем, как участие женщин в принятии решений; продвижение женщин по службе; положение сельских женщин, включая их право на землю и учет их труда в сельском хозяйстве и дома; борьба с бедностью.
Конференция в Копенгагене высоко оценила главный итог первой половины Десятилетия женщины ООН - принятие в декабре 1979 г. Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщины на XXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В Копенгагене была проведена торжественная церемония подписания этого важнейшего документа. Верховный Совет СССР ратифицировал
ее в 1981 г. В основу Конвенции были положены Устав ООН, Всеобщая Декларация прав человека, Международные пакты о правах человека 1966 г., Декларация о ликвидации дискриминации в отношении женщин и др. В соответствии с Уставом ООН общие международно-правовые нормы, содержащиеся в актах ООН и ее специализированных учреждений о защите основных свобод и прав человека, в одинаковой степени и в полном объеме распространяются как на мужчин, так и на женщин. В Конвенции 1979 г. в концентрированном виде сформулированы основные задачи международного сообщества в построении гармоничного общества, важным компонентом которого является равноправное положение женщин.
Параллельно в Копенгагене проходил Форум неправительственных организаций, в работе которого приняли участие около 8 тыс. человек, в решениях которого подчеркивалось, что Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации открывает новые перспективы для совместных действий правительств и неправительственных организаций и их действий.
Конвенция явилась мощным стимулом к совершенствованию национальных законодательств, касающихся проблем женщин. Под ее воздействием удалось добиться улучшения законодательства некоторых стран относительно трудовой деятельности женщин, их доступа к образованию, охраны материнства и младенчества.
Важнейшим итогом Десятилетия женщин 1976 - 1985 гг. |явился рост политического сознания женщин, что выразилось в (усилении их действий, направленных на обеспечение всего мира. Это I нашло свое отражение в принятии в 1982 г. Декларации об участии (женщин в содействии международному миру и сотрудничеству.
Третья Всемирная конференция женщин состоялась в 1985 г. в (столице Кении Найроби для обзора и оценки Десятилетия женщин, (которая подвела итоги осуществления Всемирного плана действий на (вторую половину Десятилетия женщины ООН. В работе конференции (приняли участие 157 стран, представители национальных Iосвободительных движений, а также 160 неправительственных •организаций. Конференция критически проанализировала результаты (и дала оценку трудностей, возникавших на пути осуществления целей •Десятилетия. Принятый в Найроби документ "Перспективные •стратегии" деятельности по улучшению положения женщин в период |с 1986 по 2000 г., исходит из необходимости проведения глубоких
308
309
социально-экономических преобразований, борьбы против расизма, за всеобщее и полное разоружение.
В документе содержатся практические рекомендации правительствам, международным и национальным
неправительственным организациям, и мировому сообществу в целом, по ликвидации неравноправия женщин, привлечению их к активной политической, хозяйственной и общественной жизни, ставятся конкретные задачи в деле эмансипации женщин и намечаются пути и выполнения.
В решениях конференции содержится рекомендация всем правительствам присоединиться или ратифицировать Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин; принять меры для снижения уровня бедности среди женщин, обеспечить соблюдение основных прав человека, предоставить женщинам доступ к современной науке как к эффективному средству их развития.

<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>