стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА




Научные труды
№ 53Р


А. Г. Вишневский, Е. М. Андреев, А. И. Трейвиш

Перспективы развития России:
роль демографического фактора




Москва
2003
ИЭПП- www.iet.ru 2


Институт экономики переходного периода

Настоящее исследование посвящено анализу и прогнозу демографической ситуации в России и
позволяет выявить набор взаимосвязанных проблемных узлов, которые уже занимают или займут в
близком будущем очень важное место во всех долговременных стратегических планах и
конъюнктурных предложениях, касающихся более или менее экстренных мер текущей социальной
политики. Низкая рождаемость, высокая смертность, отрицательный естественный прирост как
долговременная характеристика воспроизводства населения России, не позволяющая рассчитывать даже
на простое сохранение его достигнутой численности и предопределяющая ее постоянное сокращение,
глубокая трансформация возрастной пирамиды – все это очень важные сдвиги, которые не могут не
иметь серьезнейших экономических, политических, социальных последствий. Смысл предлагаемого в
настоящем исследовании прогноза заключается в том, чтобы предупредить российское общество об
ожидающих его демографических вызовах и предложить задуматься над возможными ответами на них.



Редактор: К. Мезенцева
Корректор: С. Хорошкина
Компьютерный дизайн: В. Юдичев



Настоящее издание подготовлено по материалам исследовательского проекта Института
экономики переходного периода, выполненного в рамках гранта, предоставленного Агентством
международного развития США.




ISBN 5-93255-108-9

Лицензия на издательскую деятельность Серия ИД № 02079 от 19 июня 2000 г.
125993, Москва, Газетный пер., 5
Тел. (095) 229–6413, FAX (095) 203–8816
E-MAIL – root @iet.ru, WEB Site – http://www.iet.ru
© Институт экономики переходного периода 2003
ИЭПП- www.iet.ru 3

Оглавление

Введение 3
1. Аналитический демографический прогноз до 2050 г. 5
1.1. «Инерционный» и «целевой» прогнозы. Стохастический прогноз 5
1.2. Сценарии «инерционного» прогноза 7
1.2.1. Сценарии изменений рождаемости 7
1.2.2. Сценарии изменений смертности 8
1.2.3. Сценарии изменений внешней миграции 10
1.3. Сценарии «целевого» прогноза 11
1.3.1. Какой уровень рождаемости может обеспечить стабильную численность
населения? 11
1.3.2. Какой объем иммиграции может обеспечить стабильную численность
населения? 13
2. Основные результаты прогноза 16
2.1. Сокращение численности населения 16
2.2. Последствия сокращения численности населения 16
2.2.1. Потеря Россией высокого места в мировой демографической иерархии 17
2.2.2. Усиление несоответствия между численностью населения и территорией
России 19
2.3. Старение населения и его последствия 25
2.3.1. Новая структура времени жизни поколений 25
2.3.2. Старение населения как переходный процесс 27
2.4. Особенности изменений российской возрастной пирамиды 28
2.4.1. Динамика некоторых возрастных контингентов 29
2.4.1.1. Сокращение численности населения в трудоспособном возрасте 29
2.4.1.2. Сокращение призывных контингентов 31
2.4.1.3. Уменьшение числа потенциальных матерей 33
2.5. Демографическое старение и нагрузка на трудоспособное население 34
2.5.1. Нагрузка пожилыми 34
2.5.2. Общая демографическая нагрузка 36
2.6. Демографическое старение и пенсионное обеспечение 38
3. Новые перспективы рождаемости и семьи 40
3.1. Частная жизнь в потоке перемен 40
3.2. Низкая рождаемость в России: следствие российского, «западного» или
мирового кризиса? 42
3.3. Низкая рождаемость и репродуктивные права 46
3.4. Семейная солидарность или социальная солидарность? 47
4. Рост жизненного потенциала поколений как социальная цель 50
4.1. Жизненный потенциал поколений и его рост: мировые тенденции 50
4.2. Долговременные тенденции смертности и демографические потери России 51
4.3. Незавершенный эпидемиологический переход 54
4.4. Приоритеты действий 56
Заключение 59




3
ИЭПП- www.iet.ru 4

Введение
Анализ и прогноз демографической ситуации в России, порождающих ее факторов
и порождаемых ею следствий, позволяет выявить набор взаимосвязанных проблемных
узлов, которые уже занимают или займут в близком будущем очень важное место во всех
внутрироссийских общественных и политических дебатах, предвыборных программах,
долговременных стратегических планах и конъюнктурных предложениях, касающихся
более или менее экстренных мер текущей социальной политики.
«Демографические» проблемы, находясь в одном ряду с экономическими и
социальными, а иногда и сливаясь или тесно переплетаясь с ними, входят или войдут в
число общепризнанных, определяющих общий социально-политический климат в стране.
При этом они всегда будут по-разному трактоваться представителями различных
политических сил, отражая глубинную специфику стоящих за ними групповых интересов.
Можно обозначить, по меньшей мере, две линии водораздела в трактовке
демографических (как, впрочем, и других) вызовов.
Во-первых, это «интерпретационный» водораздел между «консервативными
романтиками» и «историческими оптимистами». Первые видят все нынешние трудности и
проблемы на фоне идеализируемого «доброго старого времени» и тянут назад. Но так как
невозможность, да и нежелательность полного возврата в прошлое обычно ясна даже им,
они останавливаются где-то на полпути, называя эту остановку «третьим путем». Вторые
объясняют те же самые трудности и проблемы недостаточно быстрым изживанием
наследия «старого режима» и стремятся найти ответы на вызовы времени в ускоренном
продвижении вперед.
Во-вторых, это водораздел между типами политического действия – соборно-
государственническим и индивидуалистски-либеральным.
Осознание обоих типов, их конкретизация и детализация крайне важны для
выработки и формулирования политических программ. Отсутствие четких программных
разграничений между политическими партиями и движениями лишает их собственного
лица, а значит, и устойчивого электората, препятствует структурированию политической
жизни, делает ее аморфной, неустойчивой, зависящей от случайностей.
Поэтому желательно не просто выявить «демографические» проблемные узлы, но и
понять коренные различия в интерпретации каждого из них, равно как и в подходах к
выбору инструментов политического действия, с тем, чтобы определить свое место в
поляризованном континууме позиций.
Настоящее исследование направлено на выработку понимания совокупности
проблем, связанных со вступлением России в завершающие стадии демографического
перехода, и возникновением вследствие этого совершенно новой демографической
ситуации в стране. Низкая рождаемость, высокая смертность, отрицательный
естественный прирост как долговременная характеристика воспроизводства населения
России, не позволяющая рассчитывать даже на простое сохранение достигнутой
численности и предопределяющая ее постоянное сокращение, глубокая трансформация
возрастной пирамиды – все это очень важные сдвиги, которые не могут не иметь
серьезнейших экономических, политических, социальных последствий.
Какой может и должна быть реакция общества на все эти вызовы? Ответ во многом
зависит от оценки происходящего.
Если, как это часто имеет место, отмеченные неприятные перемены рассматривать
по преимуществу как следствие конъюнктурного демографического кризиса, ставшего
частью общего российского кризиса последнего десятилетия минувшего века, то можно
рассчитывать на то, что с выходом из кризиса начнет меняться в лучшую сторону и
4
ИЭПП- www.iet.ru 5
демографическая ситуация. Такая трактовка оправдывает значительные политические
усилия, направленные на приближение и ускорение этого позитивного поворота, на
возврат к той ситуации, которая существовала в более или менее отдаленном прошлом,
когда воспроизводство населения было расширенным и обеспечивался и рост населения
страны, и его относительно молодой возрастной состав.
Если же в нынешних демографических тенденциях преобладает эволюционная
составляющая, если речь идет о закономерных исторических изменениях, реакция
общества должна быть иной. Нужно не пытаться повернуть вспять колесо истории, а
адаптироваться к необратимо изменившейся ситуации, приспособить к ней общественные
институты, переосмыслить многие политические подходы, сложившиеся в совершенно
иных условиях.
Мировой опыт показывает, что общественное мнение, в том числе и научное, очень
долго не может смириться с необратимостью демографических перемен, рассматривает
многие из них (хотя, конечно, не все, что лишь усиливает противоречивость оценок) как
нежелательные аномалии, от которых любой ценой следует вернуться к прежней «норме».
Однако такая реакция, по большей части, оказывается непродуктивной. Несмотря на все
усилия идеологов и политиков, общество продолжает двигаться по «ошибочному», как
кажется вначале, пути до тех пор, пока полная невозможность свернуть с этого пути не
становится абсолютно очевидной. Но к этому времени накапливается большое количество
нерешенных проблем, возникают серьезные социальные напряжения, и остается только
сожалеть об упущенных возможностях и пытаться наверстать упущенное, что никогда не
бывает легко.
Смысл предлагаемого в настоящем исследовании прогноза заключается в том,
чтобы предупредить российское общество об ожидающих его демографических вызовах и
предложить задуматься над возможными ответами на них. Выработка таких ответов,
учитывающих как значительность самих вызовов, так и ограничения, накладываемые на
любое политическое действие экономическими, идеологическими и политическими
реальностями, сам по себе требует немалых междисциплинарных усилий и немалого
времени. Чем раньше такая работа будет начата, выполнена и востребована, тем большего
ущерба для страны удастся избежать.




5
ИЭПП- www.iet.ru 6

1. Аналитический демографический прогноз до 2050 г.

1.1. «Инерционный» и «целевой» прогнозы. Стохастический прогноз
Один из серьезных вызовов, с которыми Россия столкнулась на рубеже столетий, –
сокращение численности ее населения.
Население России в ХХ в. сокращалось четыре раза, последний раз – начиная с
1992 г. К этому времени оно достигло своей максимальной за всю историю численности
(148,7 млн человек), а затем начало сокращаться. К середине 2002 г. оно превысила 4,8
млн человек, или 3,2%, в то время как за предшествующее десятилетие число россиян
увеличилось на 8,7 млн человек, или на 6,2%.
В отличие от предыдущих периодов, когда убыль населения была обусловлена
острейшими социальными потрясениями – Первой мировой и гражданской войнами,
голодом и репрессиями 1930-х гг., Второй мировой войной, – это последнее сокращение,
продолжающееся и в новом столетии, вызвано устойчивыми изменениями в массовом
демографическом поведении россиян. Поэтому рассчитывать на то, что нынешняя убыль
населения окажется преходящей и в недалеком будущем восстановится его
положительный естественный прирост, а вместе с тем и рост числа жителей страны, не
приходится. Убыль населения России, скорее всего, примет затяжной характер. На этом
сходятся все авторы демографических прогнозов для России, несмотря на заметные
расхождения конкретных прогнозных оценок.

Таблица 1. Численность населения России в 2050 г. по некоторым прогнозам,
в млн чел.
Автор прогноза Минимальное Максимальное Среднее значение
значение значение
С. Ермаков, О. Захарова 71,4 89,6 80,2
(ИСПИ РАН), 1999
ООН, 2000 96,1 113,1 104,3
ООН, 2002 101,5
А. Андреев на основе сценариев 79,4 120,6 101,2
Госкомстата РФ, 2001
А. Антонов, В. Медков, 2001 84,6 108,0 94,4
В. Архангельский, 2001 76,5 103,9 90,6


Предсказать с абсолютной точностью, как будут меняться численность и
возрастная структура населения России в ближайшие полвека, нельзя. Но можно с
высокой степенью надежности очертить вероятные границы этих изменений и
рассмотреть весь веер реалистических вариантов демографической эволюции страны в
предстоящие 50 лет. Для решения этой задачи разрабатываются специальные
аналитические прогнозы (а не прогнозы-предсказания, подобные приведенным в табл. 1).
В них рассматривается совокупность сценариев, с высокой вероятностью покрывающих
всю область теоретически возможных вариантов демографического развития России в
нормальных (т.е. без катастрофических обострений) условиях.
Первый такой прогноз, охватывающий период до 2050 г., был разработан два года
1
назад . Он показал, что единственным вероятным источником роста населения России в
обозримом будущем может быть только приток мигрантов, и позволил проанализировать
возможные варианты количественных и структурных изменений населения страны. При
1
См.: Вишневский А.Г., Андреев Е.М. Население России в первой половине нового века // Вопросы
экономики, 2001. № 1. С. 27–44.

6
ИЭПП- www.iet.ru 7
подготовке настоящего исследования разработан новый аналитический прогноз эволюции
населения России до 2050 г. В нем развиваются идеи предыдущего прогноза, но
используется более совершенная методология стохастического прогнозирования. Кроме
того, в нем уточнены некоторые прогнозные гипотезы. Давая несколько иные (но не
принципиально иные) количественные оценки, новый прогноз лишь подтверждает
основные выводы, полученные при рассмотрении предыдущего прогноза.
Главное отличие нового прогноза от прежнего заключается не в самих сценариях, а
в способе их сочетания друг с другом. Переход от прогнозных сценариев отдельных
демографических процессов (рождаемости, смертности и миграции) к объединенному
прогнозу динамики и структуры населения всегда представляет определенную
методологическую трудность. Различные сценарии процессов могут комбинироваться в
различных сочетаниях, для выбора которых, как правило, нет достаточных объективных
оснований. Скажем, высокий сценарий смертности может сочетаться и с низким, и с
высоким сценариями рождаемости или миграции и т.д. Помимо того, что число таких
комбинаций достаточно велико (при 5 сценариях для каждого процесса это число
составляет 125), даже если такое количество прогнозов и выполнено, затем очень трудно
отдать предпочтение каким-либо из них.
В предлагаемом прогнозе эта трудность преодолевается с помощью недавно
появившегося принципиально нового метода – «вероятностного», или «стохастического»
прогнозирования в том его варианте, который был предложен в работах В. Лутца, В.
Сандерсона и С. Щербова2. Выполненный по этому методу прогноз представляет собой
объединенный результат серии стохастических имитаций возможных комбинаций
сценарных переменных. Каждая имитация есть независимый прогноз для комбинации
сценарных переменных, возникающей в случайном порядке при условии нормального
распределения вероятностей появления любого из сценариев изменений рождаемости,
смертности и миграции. При таком подходе преодолевается субъективизм при
объединении этих не жестко зависящих друг от друга сценариев, а результаты прогноза
указывают не на одну-единственную траекторию развития, а на «пучок» траекторий,
каждая из которых может реализоваться с большей или меньшей вероятностью.
Настоящий прогноз получен на основе 1000 стохастических имитаций.
Для России такой прогноз выполнен впервые.
При его разработке рассматривались два типа задач и соответственно строились
два типа прогнозов: «инерционные» и «целевые».
В первом случае анализировалась совокупность вариантов изменений численности
и структуры населения России при экзогенно задаваемых прогнозных сценариях
рождаемости, смертности и миграции, опирающихся на наблюдаемые тенденции каждого
из этих трех процессов.
Во втором случае рассматривалась совокупность тех же самых изменений,
возможных при экзогенно задаваемой цели: сохранении постоянной численности
населения России. При этом сохраняются также экзогенно задаваемые сценарии
изменений рождаемости и смертности, тогда как миграционный прирост становится
эндогенным, выходным параметром прогноза.


2
Lutz, W., Sanderson, W. and Scherbov, S. The end of world population growth // Nature. 2001. Vol. 412. Р. 543–
545; Lutz, W., Saariluoma P., Sanderson, W. and Scherbov, S. New Developments in the Methodology of Expert-
and Argument-Based Probabilistic Population Forecasting // International Institute for Applied Systems Analysis,
Laxenburg, Austria. Interim Report IR-00-020. 2000; Lutz, W., Sanderson, W. and Scherbov, S. Doubling of world
population unlikely // Nature 1997. Vol. 387. Р. 803–805; Lutz, W. and Scherbov, S. An expert-based framework for
probabilistic national population projections: The example of Austria // European Journal of Population. 1998. Vol.
14. Р. 1–17.

7
ИЭПП- www.iet.ru 8
При задании сценариев развития каждого из процессов определяется «вилка»
возможных траекторий – предельно низкие и предельно высокие значения, которые, как
предполагается, с 90%-ной вероятностью ограничивают область потенциальных
изменений экзогенно задаваемых переменных.
Значения сценарных переменных в этом интервале описываются нормальным
распределением с данными доверительными границами. В каждый момент времени
значение сценарных переменных определяются как случайная величина с указанным
распределением. В процессе стохастической имитации для каждого момента времени для
всех сценарных переменных, характеризующих один процесс, допускается равное (в
смысле вероятности) отклонение от средней.
На протяжении прогнозного периода допускаются смены тенденции каждого
процесса, но их число не превосходит 3; варианты 0, 1 или 2 изменения тенденции на
протяжении 50 лет равновероятны. Отметим, что общая динамика населения России в
послевоенный период удовлетворяет этой гипотезе, хотя вообще число изменений
тенденций почти не влияет на результаты моделирования.
Тренд сценарных переменных описывается достаточно плавными кривыми,
максимальное годичное изменение этих показателей не больше максимального их
годичного изменения в послевоенный период.

1.2. Сценарии «инерционного» прогноза

1.2.1. Сценарии изменений рождаемости
Рождаемость в России снижалась на протяжении всего ХХ в. В середине 60-х гг.
она впервые опустилась ниже уровня простого возобновления поколений и продолжала
падать, в 90-е гг. эти тенденции усилились. Обобщая опыт изменений российской
рождаемости за сто лет, можно с уверенностью сказать, что, судя как по количественным
параметрам рождаемости, так и по стоящим за ними прокреативным поведением людей,
Россия эволюционировала в сторону все большей конвергенции с другими
урбанизированными и индустриально развитыми странами мира, для которых, как
правило, характерна низкая, а в последнее время – очень низкая рождаемость.
Ключевые стратегические параметры глобальной демографической ситуации, так
же как и основные черты образа жизни населения промышленно развитых стран, в
ближайшие 50 лет едва ли существенно изменятся. Соответственно маловероятно, что в
этих странах произойдет поворот к росту рождаемости или что Россия окажется вне
общего движения наций с примерно таким же, как у нее, уровнем экономического и
социального развития. Скорее можно ожидать, что до 2050 г. в России, как и во всех этих
странах, сохранится нынешний низкий уровень рождаемости, не исключено и ее
дальнейшее падение.
Впрочем, учитывая недостаточность сегодняшних знаний о механизмах,
формирующих динамику рождаемости, нельзя полностью исключать и ее некоторое
повышение. Разрабатывая аналитический прогноз, предназначенный для достаточно
широкого использования, следует учитывать и позицию тех исследователей и политиков,
которые убеждены в возможности проведения эффективной пронаталистской политики.
В связи с этим при выборе гипотез изменений уровня рождаемости целесообразно
установить весьма широкую «вилку» его возможных значений. В настоящем прогнозе она
даже расширена, по сравнению с предыдущим.
Предельно высокий сценарии допускают долговременный подъем рождаемости, в
результате которого ее уровень к 2050 г. достигнет 2,15 рождений на 1 женщину, что
обеспечит положительный естественный прирост.

8
ИЭПП- www.iet.ru 9
Предельно низкий сценарий, напротив, исходит из того, что примерно до 2005 г.
сохранится тенденция снижения рождаемости, после чего ее уровень стабилизируется на
уровне 0,95 рождений на одну женщину. Это – минимальный уровень из
фиксировавшихся в одном регионе (в данном случае – в Санкт-Петербурге) в течение
нескольких лет. Он означает, что 40% женщин имеют 1 ребенка, 20% – 2 детей и 10% – 3
и более детей, а 30% женщин вообще бездетны, причем для 25% отказ от рождения детей
– сознательное решение. Отметим, что, согласно общероссийским таблицам рождаемости
по очередности рождений, доля бездетных никогда не поднималась выше 11%
(вероятность первого рождения не опускалась ниже 0,893).
Таблица 2. Коэффициент суммарной рождаемости в России в 1959–2000 гг. и предельные
прогнозные сценарии до 2050 г.
Годы Сценарии
предельно низкий предельно высокий
1959 2,60 2,60
1975 1,98 1,98
2000 1,21 1,21
2025 0,95 1,93
2050 0,95 2,15

3,0



2,5



2,0



1,5



1,0



0,5



0,0
1940 1960 1980 2000 2020 2040 2060



Рисунок 1. Коэффициент суммарной рождаемости в России в 1959–2000 гг. и «вилка»
прогнозных сценариев до 2050 г.

1.2.2. Сценарии изменений смертности
Если динамика рождаемости в России очень похожа на ту, что сложилась в
большинстве промышленных стран, то по динамике смертности она сильно от них
отличается. Непрерывное снижение смертности, характерное для этих стран, в России
приостановилось несколько десятилетий назад. Тем не менее мировой опыт
свидетельствует, что такое снижение в принципе возможно, и именно поэтому
сокращение смертности в России до 2050 г. представляется более вероятным, чем
повышение рождаемости.


3
Андреев Е.М. и Баркалов Н.Б. Таблицы рождаемости по очередности рождений // Вопросы статистики,
1999. № 5. С. 64–66.

9
ИЭПП- www.iet.ru 10
Успехи в борьбе со смертностью гораздо более явно и прямо связаны с общей
социально-экономической ситуацией, нежели тенденции рождаемости. Можно надеяться,
что изменение этой ситуации, подготавливаемое нынешними реформами, рано или поздно
приведет к перелому тенденций в российской смертности, и она начнет снижаться такими
же темпами, какими она снижалась в последние десятилетия в Западной Европе. В то же
время нельзя полностью исключить пусть и маловероятную, но затяжную стагнацию,
подобную той, которая наблюдается в России вот уже почти 40 лет.
Как и для рождаемости, для смертности рассматривается «вилка» прогнозных
гипотез, покрывающих очень широкий спектр возможных изменений продолжительности
жизни, – от предельно низкого до предельно высокого.
Предельно низкий сценарий предполагает, что в ближайшие годы снижение
продолжительности жизни продолжится тем же темпом, что в 1965–1980 гг. Но и в этом
случае рост смертности не может быть неограниченным. Пороговым уровнем
представляется ситуация, когда разрыв продолжительности жизни мужчин и женщин
достигнет 15 лет (примерно 2008 г.). При этом продолжительность жизни мужчин упадет
до 57 лет и станет ниже, чем в 1955 г.
Напротив, предельно высокий сценарий предусматривает переход в ближайшие
годы к росту продолжительности жизни, который для мужчин и женщин суммарно будет
иметь тот же темп, что в странах Европейского Союза в 1970–2000 гг. (0,23–0,24 года за 1
год). Предполагается, что темп роста у мужчин будет несколько выше, а у женщин –
несколько ниже, чем в странах ЕС с тем, чтобы к 2050 г. разрыв в продолжительности
жизни между мужчинами и женщинами не превосходил 10 лет.
Прогнозные гипотезы изменений продолжительности жизни представлены в табл.
3 и на рис. 2.

Таблица 3. Ожидаемая продолжительность жизни в России в 1959–2000 гг. и прогнозные
сценарии до 2050 г., лет
Сценарии
Год Мужчины Женщины
предельно предельно предельно низкий предельно
низкий высокий высокий
1959 63,2 63,2 71,7 71,7
1975 62,6 62,6 73,2 73,2
2000 59,0 59,0 72,2 72,2
2025 57,0 68,1 71,5 79,0
2050 57,0 74,5 71,5 84,5

75 85

83

70 81

79

65 77

75

60 73

71

55 69

67

50 65
1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 2020 2030 2040 2050 2060 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 2020 2030 2040 2050 2060

Годы Годы




10
ИЭПП- www.iet.ru 11
Рисунок 2. Ожидаемая продолжительность жизни в России в 1959–2000 гг. и «вилка»
прогнозных сценариев до 2050 г., лет

1.2.3. Сценарии изменений внешней миграции
В случае внешней миграции выбор прогнозных гипотез намного более сложен, чем
в случае рождаемости и смертности, которые во многом определяются общемировыми,
универсальными тенденциями. Миграционные потоки больше зависят от конкретных
условий места и времени. В России сама роль миграции как фактора динамики населения
в последнее десятилетие коренным образом изменилась, так что ее прошлые тенденции
обладают весьма небольшой предсказательной силой. К тому же интенсивность и
направления миграционных потоков намного более чувствительны к проводимой
государством политике, чем характеристики рождаемости или смертности.
В связи с этим «вилка» используемых экзогенных сценариев миграции не может
претендовать на столь же широкий охват всех возможных вариантов развития событий,
какой возможен при прогнозировании рождаемости и смертности. В данном случае такая
«вилка», скорее, обеспечивает учет некоторого фонового уровня миграционных
перемещений, происходящих с большей или меньшей «обычной» интенсивностью, но не
отражает возможных коренных изменений, рассмотрение которых выделяется в
самостоятельную задачу. В этом смысле все рассматриваемые сценарии внешней
миграции – от предельно низкого до предельно высокого – «инерционные». Именно
использование такого набора сценариев миграции отличает «инерционные» прогнозы от
«целевых», в которых набор сценариев миграции определяется поставленной заранее
целью сохранить постоянную численность населения России.
Варианты подобного «инерционного» прогноза различаются деталями
экстраполяции прошлого тренда, а также оценкой природы недавнего значительного
сокращения объемов миграции. Предельно высокий вариант допускает, что это
сокращение носит кратковременный характер и более ориентируется на тенденции,
существовавшие до 1998 г., предельно низкий, напротив, основан на допущении, что оно
закономерно и необратимо.
Объектом экстраполяции служат показатели интенсивности миграции, т.е.
отношение числа мигрантов к ожидаемой численности населения. Предполагается, что
оно изменяется до 2015 г., а далее остается неизменным. Соответствующие
экстраполированным интенсивностям прибытия и выбытия объемы чистой миграции
(разницы между числами прибывших и выбывших) представлены на рис. 3. На фоне
многолетней истории «вилка» прогнозных значений на графике выглядит достаточно
естественно.




11
ИЭПП- www.iet.ru 12

900

800

700

600

500

400

300

200

100

0

-100
1960 1980 2000 2020 2040 2060

Годы




Рисунок 3. Фактическая динамика и «вилка» прогнозных сценариев «инерционной»
чистой миграции в Россию, тыс. чел.

1.3. Сценарии «целевого» прогноза
Расчеты показывают, что при любом сочетании инерционных сценарных гипотез,
находящихся внутри очерченных на графиках областей (рис. 1, 2 и 3), население России в
течение ближайших 50 лет будет довольно быстро убывать.
При каких условиях можно было бы избежать сокращения численности населения
страны? Этот вопрос уже рассматривался в рамках предыдущего аналитического прогноза
населения России до 2050 г., выполненного традиционными методами. Общая логика
этого рассмотрения сохраняется и в настоящем исследовании – применительно к
несколько уточненным прогнозными сценариям.
Есть только два способа преодолеть сокращение численности населения и
обеспечить ее долговременную стабильность: повышение рождаемости и увеличение
иммиграции. Каковы реальные возможности каждого из этих путей?

1.3.1. Какой уровень рождаемости может обеспечить стабильную численность
населения?
Для того чтобы получить ответ на этот вопрос, была выполнена серия прогнозных
расчетов населения России в соответствии с экзогенно задаваемыми сценариями
смертности и миграции. На каждом шаге прогноза подбирался такой коэффициент
суммарной рождаемости, который обеспечил бы неизменную численность населения
России на уровне 2000 г.
Для большей наглядности результата, расчеты производились традиционным
методом, при котором лучший сценарий смертности объединялся с лучшим сценарием
миграции, худший – с худшим, средний – со средним (при вероятностном прогнозе
разные сценарии комбинируются в случайном порядке). Сами эти сценарии были
отобраны среди вариантов, лежащих внутри очерченных выше предельно широких
областей возможных изменений смертности и миграции, причем на некотором удалении

12
ИЭПП- www.iet.ru 13
от предельно высоких и предельно низких сценариев, чтобы исключить наименее
вероятные варианты (табл. 4).
Таблица 4. Инерционные сценарии изменений продолжительности жизни и миграции,
используемые при расчете «целевого» уровня рождаемости
Годы Варианты
низкий средний высокий
Ожидаемая продолжительность жизни мужчин, лет
2025 58,8 62,8 65,9
2050 60,0 65,3 70,9
Ожидаемая продолжительность жизни женщин, лет
2025 72,8 74,9 76,9
2050 74,0 77,6 81,0
Годовая чистая миграция, тыс. человек
29 73 105
2025
19 57 93
2050

Расчеты показали, что даже самые благоприятные сочетания низкой смертности и
высокой «инерционной» миграции требуют для поддержания неизменной численности
россиян такого уровня суммарной рождаемости, который вплоть до 2033 г. оказывается
выше, чем «предельно высокий», указанный в табл. 2 и на рис. 1. При менее
благоприятных изменениях смертности и миграции требуемый уровень рождаемости еще
выше. Следует иметь в виду, что для достижения поставленной цели недостаточно просто
повысить рождаемость до уровня простого замещения поколений, необходимо еще
компенсировать малочисленность материнских поколений, вызванную снижением
рождаемости, происшедшим в 1990-е гг. А для этого рождаемость должна хотя бы на
какое-то время повыситься до 2,5–3 рождений на одну женщину (рис. 4).
Подобный рост уровня рождаемости в России весьма маловероятен. Трудно себе
представить, что уровень рождаемости уже в ближайшее время поднимется выше 2,1
ребенка на 1 женщину, затем превысит 2,5 рождения, а тем более повысится почти до 3
рождений. Ничто не указывает на возможность подобного развития событий.




13
ИЭПП- www.iet.ru 14

3,50



3,00



2,50



2,00



1,50



1,00
2000 2005 2010 2015 2020 2025 2030 2035 2040 2045 2050

Средний вариант
Высокий вариант
Низкий вариант
Предельно высокий сценарий рождаемости


Рисунок 4. Коэффициент суммарной рождаемости, обеспечивающий стабильную
численность населения России до 2050 г. при условии, что смертность и миграция
меняются в соответствии с прогнозными вариантами, приведенными в табл. 4,
и предельно высокий сценарий рождаемости
Если необходимый для поддержания неизменной численности населения России
рост рождаемости маловероятен, то остается единственный источник стабилизации этой
численности: иммиграция. Прогнозные расчеты показывают, что ни один из принятых в
первоначальных сценариях «фоновых» вариантов миграции не приводит к желаемым
результатам. При каких сценариях они все же могут быть достигнуты?

1.3.2. Какой объем иммиграции может обеспечить стабильную численность
населения?
Для получения ответа на этот вопрос первоначально прогнозные расчеты были
выполнены теми же традиционными методами, что и оценка требуемого уровня
рождаемости в предыдущем параграфе. Высокий, низкий и средний инерционные
сценарии изменений смертности, представленные в табл. 3, соединялись с
соответствующими инерционными сценариями рождаемости (табл. 2), и на каждом шаге
прогноза определялись дополнительные объемы чистой миграции в Россию (рис. 5).
Таблица 5. Инерционные сценарии изменений коэффициента суммарной рождаемости,
используемые при расчете «целевого» уровня чистой миграции
Годы Варианты
низкий средний высокий
2025 1,09 1,40 1,66
2050 1,09 1,40 1,75




14
ИЭПП- www.iet.ru 15

2500



2000



Число мигрантов (тысяч) 1500



1000



500



0
2000 2010 2020 2030 2040 2050
Годы

Средний вариант Высокий вариант Низкий вариант


Рисунок 5. Дополнительная к «фоновой» ежегодная нетто-миграция в Россию,
необходимая для поддержания неизменной численности населения при разных
прогнозных вариантах изменений рождаемости и смертности, в тыс. чел.
Как следует из рис. 5, при любых сценариях рождаемости, смертности и
«инерционной» миграции, для предупреждения убывания населения России нужна еще
очень существенная миграционная добавка, исчисляемая сотнями тысяч человек в год.
При более благоприятных тенденциях рождаемости и смертности («высокий вариант»
изменений того и другого) примерно после 2030 г. возможно некоторое сокращение
потребности в «дополнительной» иммиграции, хотя она все равно должна оставаться
довольно значительной – на уровне 500–600 тыс. человек в год. При неблагоприятной
эволюции рождаемости и смертности эти объемы должны быть значительно большими и
все время растущими.
Обеспечить такие объемы чистой миграции далеко не просто, и, скорее всего, они
не будут достигнуты. Тем не менее увеличение притока иммигрантов, может быть, и не
столь большое, но все же значительное, представляется более вероятным, чем резкий рост
рождаемости, что и побуждает рассматривать миграционный приток как важнейший
компонент «подпитки» населения России в будущем. Но чтобы это произошло, надо
сломать существующую инерцию сокращения иммиграции и придать миграционному
притоку значение целевого параметра. Это соображение и приводит к тому, что рядом с
инерционным прогнозом, который в большей или меньшей степени увековечивает
сложившиеся тенденции, появляется целевой прогноз, позволяющий анализировать
перспективы населения России при условии преодоления инерции за счет резкого
расширения миграционного притока в страну. В дальнейшем анализируются оба эти
варианта.
Оценки потребности в целевой «замещающей» миграции, сделанные уже на основе
стохастического прогноза и включающие как «инерционный», так и «дополнительный»
компоненты, сведены в табл. 6.




15
ИЭПП- www.iet.ru 16

Таблица 6. Чистая миграция – фактическая в 1981–2000 гг. и необходимая для
поддержания неизменной численности населения России в 2001–2050 гг.,
тыс. чел.
Годы Среднегодовая чистая миграция
Фактическая
1981-1985 164
1986-1990 147
1991-1995 404
1996-2000 270
Прогнозируемая
Медианное значение С 60%-ным С 95%-ным
доверительным доверительным
интервалом интервалом
2001-2005 721 612-838 484-1000
2006-2010 853 614-1110 348-1453
2011-2015 874 547-1222 187-1668
2016-2020 998 626-1393 205-1888
2021-2025 1164 801-1542 406-2045
2026-2030 1256 918-1636 572-2218
2031-2035 1267 874-1695 482-2329
2036-2040 1256 794-1743 272-2458
2041-2045 1253 745-1772 130-2566
2046-2050 1252 752-1796 71-2678

Из таблицы следует, что для поддержания численности населения России на
уровне начала XXI в. (146 млн человек) нужно было бы, уже начиная с первого года
нового столетия, принимать ежегодно, в среднем, более 700 тыс. человек в год (нетто-
миграция) и постепенно наращивать этот объем до 2030–2035 гг., когда он должен
ежегодно составлять 1,2–1,3 млн человек. Эти цифры указывают на медианное значение
чистой миграции, но, в зависимости от развития событий в рамках принятых сценарных
гипотез рождаемости и смертности, возможны колебания вокруг названных величин, как
это указано в двух последних колонках таблицы.
Сейчас Россия далека от приема такого количества иммигрантов. Даже если
считать, что официальные данные сильно занижают масштабы притока населения в
страну и имеется еще значительное число нелегальных и не регистрируемых
иммигрантов, общие размеры нетто-миграции едва ли достигают даже половины ее
желательного, с точки зрения поддержания стабильной численности населения России,
объема. На фоне нынешних показателей перспектива уже в ближайшие десятилетия
поддерживать чистую миграцию в Россию на уровне 600–800 тыс., а то и 1 млн человек в
год кажется мало реальной. Однако рано или поздно явная невозможность поддерживать
хотя бы постоянную численность населения в России за счет только баланса рождений и
смертей неизбежно заставит обратиться к миграционному ресурсу, а то, что это
произойдет не раньше, а позже, станет лишь источником дополнительных потерь.




16
ИЭПП- www.iet.ru 17

2. Основные результаты прогноза

2.1. Сокращение численности населения
Согласно расчету, при принятых гипотезах численность населения России в начале
2051 г. с вероятностью 0,95 будет находиться в вилке 71 – 127 млн человек. При
уменьшении доверительного интервала до 80%, т.е. при некотором снижении надежности
прогноза, сужается и вилка возможных значений: от 86 млн до 111 млн человек к началу
2051 г. Медианное же значение прогнозной численности населения России к этому
моменту по всей серии имитированных прогнозов – 98 млн человек.
Таблица 7. Численность населения России: фактическая в 1950, 1975 и 2000 гг. и по
прогнозу на 2025 и 2050 гг., млн чел.
Годы Медианное значение Прогноз с 80%-ным Прогноз с 95%-ным
прогноза доверительным доверительным
интервалом интервалом
1950 102 102 102
1975 134 134 134
2000 146 146 146
2025 124 118-130 111-137
2050 98 86-111 71-127


160


150

140

0,975
130

120

0,8
110

0,6
100
0,5
90 0,4
0,2
80


70 0,025

60
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050




Годы




Рисунок 6. Численность населения России в 1950–2000 гг. и по прогнозу на
2000–2050 гг. при разных доверительных интервалах, в млн чел.
Инерционные сценарии



2.2. Последствия сокращения численности населения
Нельзя отрицать, что прием значительной массы иммигрантов способен породить
очень сложные проблемы. Нельзя ли его избежать? Почему Россия не может обойтись


17
ИЭПП- www.iet.ru 18
меньшим, чем сейчас, населением? В чем вообще смысл большей или меньшей его
численности?
Неоспоримых доказательств того, что численность населения всегда и везде
должна обязательно увеличиваться, нет. К тому же ее динамику нельзя рассматривать в
отрыве от других перемен в демографическом бытии людей. Сокращение прироста
численности населения или даже отрицательный прирост до известной степени
компенсируются одновременным ростом демографического потенциала, т.е. совокупного
числа прожитых этим населением человеко-лет вследствие увеличения
продолжительности жизни.
При росте ожидаемой продолжительности жизни для мужчин от 50 до 75 лет и для
женщин до 80 лет (путь, пройденный многими промышленными странами в ХХ в.)
совокупное время, проживаемое поколением, увеличивается у мужчин в 1,5 раза, у
женщин – в 1,6 раза. Так что в определенном смысле 725 млн европейцев с современной
продолжительностью жизни занимают на Земле больше места, чем 1 млрд человек со
сроками жизни, характерными для рубежа XIX–XX вв. А 145 млн современных жителей
России, где в начале XX в. ожидаемая продолжительность жизни не достигала 35 лет,
даже при их относительно низкой для конца ХХ в. нынешней продолжительности жизни
(67 лет для обоих полов) эквивалентны примерно 280 млн россиян конца XIX в.
Вместе с тем нельзя не видеть, что, по многим соображениям, убыль населения
крайне невыгодна России.
2.2.1. Потеря Россией высокого места в мировой демографической иерархии
Россия стремительно теряет свое место в мировой демографической иерархии.
100 лет назад население Российской империи (по переписи 1897 г.) составляло 129
млн человек (примерно 8% мирового населения), а население собственно России – 71,1
млн – 4,4% (1900 г.).
Даже в 1950 г. доля собственно России составляла более 4%, а доля СССР, еще не
восстановившего свое довоенное население, – 7,1% (178,5 млн). (Россия достигла своей
довоенной численности к началу 1954, СССР – к началу 1955 г.) Теперь же (начало
2002 г.) постоянное население России (51% населения бывшего СССР в 1990 г.) – 144 млн
человек – всего 2,4% мирового населения. Доля эта быстро падает и, по всем прогнозам,
будет падать и в дальнейшем. Как уже отмечалось (табл. 1), последний прогноз ООН
(пересмотра 2002 г.) определяет численность населения России на 2050 г. по «среднему»
варианту в 101,5 млн человек (1,1% населения мира).
При этом Россия занимает почти 13% мировой суши – самая большая в мире, но и
самая малонаселенная территория. Она соседствует с густонаселенными государствами, и
некоторые из них время от времени заявляют претензии на российские территории.




18
ИЭПП- www.iet.ru 19

Таблица 8. Ранговое место России по численности населения в 1950, 2000 и 2050 гг.
(средний вариант прогноза ООН, 2002 г.)
1950 2000 2050
Население, Население, Население, в
Ранг Страна Ранг Страна Ранг Страна
в млн в млн млн
1 Китай 554,7 1 Китай 1275,2 1 Индия 1531,4
2 Индия 357,6 2 Индия 1016,9 2 Китай 1395,2
СССР 178,5
3 США 157,8 3 США 285,0 3
США 408,7
4 Россия 102,7 4 Индонезия 211,6 4
Пакистан 348,7
5 Бразилия 171,8 5
Индонезия 293,8
6 Россия 145,6 6
Нигерия 258,5
7
Бангладеш 254,6
8
Бразилия 233,1
9
Эфиопия 171,0
Дем. респ.
10 Конго 151,6
11 Мексика 140,2
12 Египет 127,4
Филиппин
13 ы 127,0
14 Вьетнам 117,7
15 Япония 109,2
16 Иран 105,5
17 Уганда 103,2
18 Россия 101,5
Доля России в мировом населении
4,1% 2,4% 1,1%

Главные причины потери Россией своего места в мире находятся как вовне, так и
внутри нее.
Внешняя причина – демографический взрыв, который резко ускорил рост
населения обгоняющих Россию развивающихся стран.
Внутренних причин, по меньшей мере, две. Одна из них – демографические потери
в катастрофах первой половины ХХ в. Если бы этих потерь и их автоматических
демографических последствий не было, нынешнее население России было бы на 100–125
млн человек больше, чем фактически имеющееся.
Вторая причина – общие для всех развитых стран, хотя и имеющие в России свою
специфику, эволюционные изменения в процессе демографического перехода, приведшие
к быстрому снижению рождаемости.
Отмечая несомненную общность демографических процессов во всех
постпереходных странах, нельзя в то же время не видеть и отличий в современной
динамике их населения. Особенно невыгодно для России сравнение с США. За 10 лет
между переписями 1990 и 2000 гг. население США выросло на 32,7 млн чел. – самый
большой абсолютный прирост за межпереписной период в истории страны. Мы же за 10
лет сокращения населения (1992–2002 гг.) потеряли 4,4 млн. США в 1950 г. находились
на 3 месте в мире и в 2050 г. сохранят свое место. Россия за то же время передвинется с 4
на 18 место. Опыт США показывает, что и для развитых стран возможна
альтернативная демографическая стратегия. Один из ее главных компонентов –
крупномасштабная иммиграция.



19
ИЭПП- www.iet.ru 20
2.2.2. Усиление несоответствия между численностью населения и территорией
России
Если потеря Россией своего «демографического веса» в мире – новое явление, то
несоответствие между численностью населения России и размерами ее территории –
давно и хорошо известная проблема. Россия всегда была слабо освоенной многоземельной
страной с очень низкой плотностью населения, но эти ее качества стали особенно
ощутимыми после распада СССР, от которого Россия унаследовала три четверти
территории, но только половину населения. Если России недостаточно ее нынешнего
населения, то она тем более будет испытывать трудности при сокращении его
численности.
Хотя Россия входит в число крупнейших по числу жителей стран мира, существует
очевидное несоответствие между ее населением и размерами территории,
протяженностью границ, огромностью пространств, нуждающихся в освоении,
неразвитостью поселенческой сети и т.п.
Если евpопейская часть России по плотности населения сопоставима с США (в
Европейской России – 27, в США – 29 человек на 1 кв. км), то по сравнению со странами
Западной Европы не слишком населено даже ее историческое ядро. 1/5 населения страны
сосредоточена в Центpальном экономическом pайоне, занимающем менее 3% ее
теppитоpии. Но и здесь плотность населения (свыше 62 человек на 1 кв. км.) почти вдвое
ниже, чем в Европейском Союзе (119 человек на 1 кв. км). Что же касается азиатской
части страны, то проблема ее заселения так и не была решена. Азиатская Россия занимает
75% всей теppитоpии страны, но в ней пpоживает всего 22% ее населения пpи плотности
2,5 человека на 1 кв. км. Демографический потенциал Сибиpи и Дальнего Востока явно
недостаточен для освоения pасположенных здесь пpиpодных богатств и для создания
pазвитой, более или менее сплошной экономической и поселенческой структуры.
Дальневосточные же соседи России имеют громадное и растущее население, но
ограниченные земельные и другие природные ресурсы. Вдобавок ко всему, население
Азиатской России, убывает еще быстрее, чем население всей страны, что лишь отчасти
обусловлено конъюнктурными обстоятельствами кризисного периода. Сказывается и
общая ограниченность российского демографического потенциала.
Разумеется, территория России не однородна и не вся пригодна для заселения. По
размерам эффективной для жизни территории (1/3 страны с высотами до 2000 м и
среднегодовой температурой не ниже -2°С) Россия занимает только пятое место в мире.
Тем не менее основные части страны населены равномернее, чем в США, Канаде, Китае,
что видно из сравнения по 10–12 районам (табл. 9). В России они сильнее разнятся по
площади, а контрасты населения и его плотности все равно меньше. Даже перекройка
Сибири с целью более четкого выделения полярных пустынь «по-канадски» сближает РФ
с США, но не с Китаем и Канадой: перепад плотности между контрастными районами
составляет у нас 145 раз, в Китае – 280, в Канаде – 950 (с новой, 12-й эскимосской
территорией Нунавут – 1250 раз).




20
ИЭПП- www.iet.ru 21

Таблица 9. Показатели неравномерности заселения ряда стран по 10–12 макрорайонам к
началу 1990-х гг.
Россия Китай США Канада
Показатели Число районов
11* 12** 12*** 10**** 11*****
Площадь:
Коэффициент вариации 13,3 8,1 8,7 4,6 9,4
Отношение максимума к минимуму, 37 29 20 13 56
раз
Население:
Коэффициент вариации 2,5 3,6 4,6 3,4 15,9
Отношение максимуму к минимуму, 5 15 115 27 353
раз
Плотность населения:
Отношение максимуму к минимуму, 49 144 283 137 952
раз
* Крупные экономические районы (Калининградская область в составе Северо-Запада).
** Те же в Европейской России и альтернативные районы на Востоке, выделенные по широтному принципу:
Северная Сибирь, Северо-Восток, Южная Сибирь и Забайкалье.
*** «Районы кооперации».
**** Районы Бюро цензов, Аляска и Гавайи (вместе).
***** Провинции (Новая Шотландия вместе с о. Принца Эдуарда) и две территории.




4,5 20
18
4
16




макс./мин. населения, раз
3,5
кВар доли в населении




14
3
12
2,5
10
2
8
1,5
6
1 4
0,5 2
0 0
1914 1926 1939 1951 1959 1970 1979 1989 2000




Рисунок 7. Динамика индикаторов неравномерности заселения 11 крупных районов
России стабильного состава (сплошная линия – коэффициент вариации доли в населении
страны, пунктирная линия – отношение максимального населения к минимальному, раз)
Значит, россияне не теснятся где-то в одном углу, а скорее расплылись по своему
«океану суши». Процесс такого «расплывания» шел очень активно в первой половине ХХ
в.; даже отток населения с Севера и Востока в 90-х гг. повернул его вспять не слишком
резко (рис. 7). Однако равномерное заселение больших пространств по завершении
демографического перехода и после всех потерь населения обернулось тонкостью
заселенного слоя, чреватой его разрывами, усугубляющей суровость природных условий
обитания людей и разреженность пространства.
21
ИЭПП- www.iet.ru 22
Так, типичный для России холод усилен особенностями расселения: население у
нас более сдвинуто к северу, чем в странах со схожим климатом. Среднегодовая
температура (без учета глобального потепления) в среднем по территории составила
–5,5?С, а с учетом расселения по ней населения, которое «гуще» в более климатически
комфортных территориях +2,8? С. В Европейской России среднегодовая температура – та
же, что и в Швеции, но, так как население последней более тяготеет к южным, менее
холодным территориям, среднему шведу на градус теплее, чем россиянину. Для всей
территории Канады среднегодовая температура –4,4°С, но канадцы расселены так, что
живут при +5,8°С. Разница превышает 10° против 8,3° в России. Морозы в Канаде и
России стоят более 200 дней. Площадей с зимами по полгода и дольше там 73%, у нас –
69%, а жителей, терпящих такие зимы, в Канаде 2,5%, а в России – 8,5%. Для канадца
зима в среднем длится 125 дней, для россиянина – 143 дня.

Таблица 10. Некоторые характеристики «северности» и суровости климата для
территорий и населения Канады, России и Швеции
Показатели Для Канада Россия Швеция
территории Вся Европейск
или населения4 ая часть
Средние координаты широты Территория 55 60 58 62
в градусах, округленно Население 47 54 54 60
Среднегодовые температуры, Территория -4,4 -5,5 2,2 2,2
°С Население 5,8 2,8 4,3 5,2
Период с устойчивыми Территория 208 205 155 138
морозами (ниже 0°), дней Население 125 143 133 94
Сумма активных температур Территория 903 1073 1759 1347
(выше 10°), °С Население 1685 2020 2153 1819


В общем, холод на канадской и российской территориях почти одинаков. Но их
Арктика безлюднее, население «прижато» к южной границе, условия для него и для
агросектора в целом лучше. Правда, жаркое континентальное лето в России дает больше
тепла в вегетационный период. Но, говоря о климатических условиях, нужно учесть и
увлажнение. Сравнивая СССР с Северной Америкой (площади их сельскохозяйственных
земель были почти равны), всегда находили, что у нас плохо с сочетанием тепла и влаги:
где есть одно, там мало другого. В умеренной зоне (а субтропиков у РФ почти нет) доля
земель с пригодным для большинства культур сочетанием тепла и влаги меньше, чем в
Северной Америке, раз в пять. Контрасты климата, краткий сезон работ и т. п. всегда
влияли на агрикультуру и продуктивность хозяйства, может быть, поэтому и урожайность
у нас обычно в 2–4 раза ниже5.
Россия – не единственная страна в мире с низкой плотностью населения. Всей
территории, как и сельскохозяйственных угодий на душу населения, у нее меньше,
нежели в Австралии, Канаде, Казахстане; лугов и пастбищ больше в Аргентине, Бразилии,
США (табл. 11). В то же время сельскохозяйственная и особенно пахотная освоенность
огромной и холодной российской территории не выглядит слабой на фоне этих стран.




4
Параметры климата рассчитаны как средние для территорий и населения. В первом случае они взвешены
по площади исходных ячеек территории (провинций, областей, особых единиц; всего их 106 в России, 47 в
Канаде и 27 в Швеции), а во втором – по их населению, чтобы выяснить, насколько, например, «холодно»
самой земле и ее среднему обитателю.
5
Field, N. Environmental quality and land productivity: a comparison of the agricultural land base of the USSR and
North America // Canadian Geographer, 1968.1. Р. 6–12; Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности
российского исторического процесса. М., 1998.

22
ИЭПП- www.iet.ru 23

Таблица 11. Землеобеспеченность крупных стран мира во второй половине 1990-х гг.
Страны Площадь, млн га Доля во всей В среднем на одного
территории жителя, га
страны, %
Вся С/х Пашни Угодий Пашни Всего Угодий Пашни
угодий
Россия 1707,5 208,4 124,5 12,2 7,3 11,6 1,4 0,8
в том числе:
Европейская 431,0 138,9 93,7 32,2 21,7 3,7 1,2 0,8
Азиатская 1276,5 69,5 30,8 54,4 24,1 41,4 2,2 1,0
США 936,4 416,0 175,0 44,4 18,7 3,5 1,5 0,7
Канада 997,1 73,4 45,4 7,4 4,6 32,7 2,4 1,5
Китай 959,7 495,0 92,0 51,6 9,6 0,8 0,4 0,1
Бразилия 854,7 251,0 53,5 29,4 6,3 5,3 1,6 0,3
Австралия 774,1 462,5 44,5 59,8 5,8 41,4 24,7 1,8
Аргентина 278,0 169,0 25,0 60,8 9,0 7,7 4,7 0,7
Казахстан 271,7 137,3 25,7 50,5 9,5 17,5 8,9 1,7


О том же говорит сравнение районов России со смежными странами. Если в
Финляндии и Швеции распахано 7,5% площади, то на Северо-Западе РФ – более 10%. В
Центре, более лесистом, чем Центральная Европа, тоже заметно выше доля пашни и
душевая обеспеченность ею. Ну а Поволжье и Сибирь, где на жителя приходится 2–2,5 га
угодий и 1–1,5 га пашни, сравнимы только с самыми многоземельными странами мира.
Почти везде, кроме Северного Кавказа, налицо изобилие агроземель, хотя и
низкопродуктивных. Однако если учесть, что, по прогнозам, среднемировая
обеспеченность пахотными землями к 2050 г. сократится до 0,7 га на 1 жителя планеты, то
и такого типа земли будут востребованы еще больше, чем сейчас, а российская
обеспеченность пахотными землями в расчете на одного жителя выглядит очень высокой.
Как оценить резервы земель, подходящих для жизни, но малолюдных даже по
российским меркам? Ограничимся заселенной (обжитой) территорией, где есть
постоянные поселения. По подсчетам 1980-х гг., таких земель в РСФСР было 7,7 млн кв.
км (45% ее территории),6 но они уже сокращались чаще, чем расширялись. В России
начала ХХI века площадь заселенных ареалов не превышает 7 млн кв. км (около 40% всей
территории).
Однако природные условия и тут комфортны не везде. Их давно оценили по 30
параметрам климата, гидрографии, рельефа, сейсмичности, разнообразия ландшафта и т.
д. во всем СССР, исходя из их благоприятности для жителя его средней полосы7. Отобрав
на заселенных территориях только относительно благоприятные для жизни, получим 5
млн кв. км: 29% площади России с 93% ее жителей. Здесь их плотность достигает в
среднем 26–27 человек на кв. км, а сельских – 7 человек на кв. км. Плотность, конечно,
варьирует по регионам, что и дает основание для оценки степени их заселенности.
В качестве пороговых значений плотности для выделения малонаселенных на
российском фоне регионов примем 35 человек на кв. км для всего и 10 человек на кв. км
для сельского населения.8 При определении сильно недонаселенных регионов взяты вдвое
6
Дмитриев А.В., Лола А.М., Межевич М.Н. Где живет советский человек: социальные проблемы управления
расселением. М., 1988. С. 57. Почти все население страны обитает как раз в заселенных зонах, где его
плотность достигает 21,5 человек на кв. км вместо 8,5 на всей территории.
7
Назаревский О.Р. Карта оценки природных условий жизни населения СССР // Ресурсы, среда, расселение.
М., 1974. С. 189–198. На 38,4% площади Союза, занятой благоприятной и вполне благоприятной зонами,
жили 91,4% населения.
8
Второе значение выявлено эмпирически как критический рубеж сравнительно успешного земледелия
крупных коллективных хозяйств (Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен. М., 2001. С. 300).
В основе первого критерия лежит расчет для условно среднего административного района обжитой зоны с

23
ИЭПП- www.iet.ru 24
меньшие значения. Площадь обеих категорий «пространственного резерва» превышает 2/3
(3,4 млн кв. км) всей благоприятной для поселения и ныне все же так или иначе
заселенной территории РФ. При этом около 1/3 (1,6 млн кв. км) сильно недонаселены, а в
сельской местности их доля поднимается до 46% (2,3 млн кв. км).
Распределение всех этих площадей по федеральным округам на рисунках-
профилях 8 и 9 подтверждает, что «избыточность» территории в отношении к ее
населению особенно велика на севере и востоке России. В Северо-Западном и
Дальневостосточном округах доминируют хотя и обжитые, но не комфортные для жизни
территории (за счет регионов Крайнего Севера); в Центре и на Юге их почти нет. В
середине страны, между Волгой и Амуром, основная часть пригодных к заселению
регионов населена слабо и очень слабо, причем в обжитой полосе Сибири огромна
площадь регионов с сильным условным дефицитом жителей. Зона «достаточного»
сельского заселения за Волгу и не заходит, хотя абсолютный лидер тут Приволжский
округ (а по доле земель с «достаточным» сельским населением – Южный). Центральный
же округ первенствует по площади такого заселения в целом, хотя ее немногим больше,
чем на Юге и в Приволжье.

2500
Обжитые не комфортные
Сильно недонаселенные
2000
Малонаселенные
Населенные
1500
тыс. кв. км




1000



500



0
Центральный




восточный
Приволжский
Южный




Сибирский
Западный




Уральский
Северо-




Дальне-




Федеральные округа




Рисунок 8. Распределение заселенных территорий регионов России с разным уровнем
«достаточности» населения по федеральным округам




площадью примерно 2 тыс. кв. км и «нормальной населенностью» при наличии 50 тыс. горожан (один
средний город либо ряд малых), плюс 20 тыс. сельских жителей (та же «норма» сельской плотности).

24
ИЭПП- www.iet.ru 25

2500
Обжитые не комфортные
Сильно недонаселенные
2000
Малонаселенные
Населенные




тыс. кв. км
1500



1000



500



0




Центральный




восточный
Приволжский
Южный




Сибирский
Западный

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>