<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>




Уральский
Северо-




Дальне-
Федеральные округа




Рисунок 9. Распределение заселенных территорий регионов России с разным уровнем
«достаточности» сельского населения по федеральным округам
Можно рассчитать число людей, которых недостает, скажем, для того, чтобы
поднять плотность жителей малонаселенных регионов до среднего по РФ уровня (даже не
«достаточного», не «оптимального») и чтобы подтянуть совсем отстающие хотя бы до
уровня малонаселенных. Применительно к первой задаче получается 9,7 млн человек, а ко
второй – 11,3 млн, итого 21 млн. В Европейской России, до Урала, расчетный дефицит
составит 5 млн человек, в том числе 3,5–4 млн для решения первой задачи. Подсчет
сугубо условен (таковы принятые критерии) и к тому же быстро устаревает, становясь все
более заниженным с каждым годом сокращения населения и его плотности в большинстве
регионов.
К тому же такой расчет не учитывает потребности в городских сгустках населения,
без которых не обходится ни одна современная страна. Уже сейчас демографическая
слабость России проявляется, в частности, в тенденциях крупногородского расселения.
Хотя по доле городского населения Россия находится на среднеевропейском уровне (73%)
и не слишком отличается от таких стран, как США (75%) или Япония (77%), сеть крупных
городов в ней развита относительно слабо. По числу городов с населением свыше 1 млн
человек она уступает США более чем в два раза. После распада СССР в России осталось
13 из 24 советских городов–миллионеров, из них только два – к востоку от Урала. С тех
пор несколько городов, терявших население, покинули этот список, на начало 2002 г. их
осталось 10 (возможно, перепись внесет некоторые коррективы, но ясно, что целый ряд
крупнейших российских городов с трудом поддерживают свой «миллионерский» статус).
Всего два российских города насчитывают свыше 2 млн жителей (в США 14 городов
имеют численность свыше 2 млн человек, а 8 из них – свыше 3 млн). Развитие
крупногородского расселения в России долгое время шло, несмотря на преграды,
связанные с действием института прописки и попытками проведения политики
ограничения роста крупных городов. Но все же оно до известной степени тормозилось,
причем не только искусственными мерами, но и ограниченностью демографических
ресурсов.
Конечно, «недоразвитость» крупных гоpодов – свидетельство недостатков
pегионального pазвития России, котоpое сумело породить не так много мощных
региональных и межpегиональных столиц. Но здесь есть и обратная связь: приток
гоpодского населения к нескольким кpупным центpам не позволял сложиться

25
ИЭПП- www.iet.ru 26
pегиональным метpополиям, котоpые могли бы дать импульс pазвитию своих pегионов. В
частности, ограничивающую роль, с точки зрения развития крупногородского расселения,
играет сверхконцентрация населения в Москве и вокруг нее. Важно то, что все это
происходит на фоне общей ограниченности демографических ресурсов и, стало быть,
конкуренции за них.
В то же время на громадной слабо заселенной и освоенной территории крупнейшие
центры тянутся и «жмутся» друг к другу. Эффект их относительного взаимного
сближения, судя по средним расстояниям каждого из 10 самых крупных городов до его
ближайшего соседа из той же десятки, в России выражен сильнее, чем в СССР,
Российской империи, Европейском Союзе и большинстве крупных стран мира (табл. 12).
Однако в абсолютном измерении такие дистанции все же длиннее, чем где бы то ни было
(кроме Бразилии).
Таблица 12. Средние расстояния ближайшего соседства между 10 крупнейшими городами
в ряде стран и регионов мира в 1990-х гг.
Страны и годы Фактическое расстояние в То же в % к расчетно-
км теоретическому*
Российская Федерация 390 29,9 / 52,9
Для сравнения:
СССР, 1989 г. 799 53,4 / 75,5
Российская империя, 1897 г. 625 41,9 / 59,6
Евросоюз (15 стран)** 365 64,2
Франция 191 81,8
Испания 198 88,1
Германия 104 55,1
Италия 151 86,9
Индия 350 61,1
Китай 319 32,6 / 35,9
США 285 29,4 / 36,5
Канада 372 37,3 / 69,4
Бразилия 478 54,5 / 72,0
* При гипотезе равномерного размещения городов по территории страны. Первая цифра – расчетное
расстояние на всей территории; вторая – на заселенной с плотностью более 1 человека на кв. км
(приводится в тех случаях, когда разница значительна).
** Рассчитано для крупнейших агломераций 15 стран ЕС.


Вопрос о российских «проблемных узлах», связанных с неблагоприятным
соотношением численности населения и территории, более подробно рассмотрен в
специальном докладе9.
2.3. Старение населения и его последствия

2.3.1. Новая структура времени жизни поколений
Одно из самых главных следствий современных демографических тенденций в
развитых странах, в том числе и в России, – резкие изменения возрастной структуры
населения, его «старение» (табл. 13).




9
См. «Перспективы миграции и этнического развития России и их учет при разработке стратегических
направлений развития страны на длительную перспективу».

26
ИЭПП- www.iet.ru 27

Таблица 13. Доля трех крупных возрастных групп в населении России, 1939–2050 гг., в %
Возрастные Прогноз (медианные значения)
группы 1939 1959 1989 2025 2050
инерционный целевой Инерционный Целевой
0-15 38,8 29,9 24,5 16,3 16,5 15,2 16,1
16-54 (59) 52,5 58,4 57,0 56,1 56,8 48,7 51,8
54 (59) + 8,6 11,8 18,5 27,6 26,7 36,1 32,1

Эти изменения, как правило, излишне драматизируются – главным образом в связи
с увеличением экономической нагрузки на трудоспособное население из-за быстрого
роста числа и доли пенсионеров, хотя иногда называют и другие последствия (старение
самого трудоспособного населения, замедление обновления знаний и идей, ослабление
напора поколений, геронтократия и пр.).
Несмотря на то, что рост «нагрузки пенсионерами» очевиден, да и многие другие
негативные стороны демографического старения, видимо, имеют место, истинный смысл
эволюционных изменений возрастного состава населения, равно как и их последствия,
несут в себе не только отрицательный заряд. Они намного более многообразны, чем это
кажется на первый взгляд, их драматизация далеко не во всем оправдана, а некоторые
важные, с точки зрения социальной политики, выводы могут быть поставлены под
сомнение.
Фундаментальные процессы, связанные с необратимыми изменениями возрастной
пирамиды населения, протекают на уровне поколений. Снижение смертности приводит к
тому, что наряду с общим ростом количества лет, проживаемых каждым поколением, еще
более высокими темпами увеличивается время, прожитое в средних и особенно старших
возрастах. В результате постоянно утяжеляется верхняя часть пирамиды «прожитого
времени» поколения. Отсюда и проистекает опасение, что увеличение числа лет,
проживаемых людьми пенсионного возраста, которые потребляют, не производя, ложится
тяжелым бременем на экономику стареющих наций.
Не следует, однако, забывать, что тот, кто доживает до старости, сначала должен
полностью пережить все средние возраста. Вместе со снижением смертности возрастает
совокупное число человеко-лет не только потребления, но и производства, причем
возрастает приблизительно в одной и той же пропорции, так что соотношение времени,
прожитого в «периоде иждивенчества» и «периоде производства», практически не
меняется.
Как и всякие перемены, переход к новой структуре времени жизни поколения
порождает проблемы адаптации социальных институтов к новым демографическим
реальностям. Само развитие пенсионных систем – один из главных ответов на быстрый
рост доли пожилых людей в ХХ веке. Вместе с тем именно демографические перемены
создали экономическую возможность такого ответа (в частности, тем, что позволили
примерно в полтора раза увеличить потенциальный фонд рабочего времени поколения).
Именно этот факт не дает никаких оснований для излишней драматизации «проблемы
старения» как демографической проблемы.
Другое дело, что есть сложная социальная, она же и политическая проблема
институционального ответа на эту новую ситуацию. Необходимо различать
индивидуальные (семейные) и публичные (государственные и пр.) затраты. Содержание
детей во всех современных обществах в значительной мере ложится на семью (хотя и при
значительном участии государства), тогда как содержание пожилых обеспечивается, в
основном, с помощью пенсионных систем. Поэтому, если сравнивать только публичные
душевые расходы в первом и втором «периодах иждивенчества», то второй из них
действительно может оказаться более дорогостоящим. (Между прочим, этим может
27
ИЭПП- www.iet.ru 28
объясняться нагнетание драматизма вокруг проблемы старения: правительства озабочены
ростом своей доли экономической ответственности за благосостояние граждан.) Но часть
населения, находящаяся в «периоде производства», обеспечивает оба «периода
иждивенчества» независимо от того, по каким каналам движутся произведенные ею
ресурсы.
Наиболее четко проблему сформулировал известный американский демограф и
экономист Р. Истерлин, который четко разграничивает демографическое и политическое
видение одного и того же явления. «Реальная задача… относится, в основном, к области
политики. Необходимо с помощью налогообложения изъять семейные сбережения,
предназначенные на содержание молодых иждивенцев, с тем, чтобы эти капиталы могли
быть использованы на покрытие растущих общественных затрат на содержание пожилых
иждивенцев. Проблема политической приемлемости такой меры достаточно серьезна, но
она не кажется неразрешимой, учитывая, что платящие налог работники сами же являются
и потенциальными получателями из создаваемых за счет этого налога фондов»10.
Не следует забывать и о том, что старение населения происходит параллельно с
другими экономическими и социальными переменами, которые также могут в той или
иной мере нейтрализовать возможные отрицательные последствия изменений возрастной
структуры. Человек вступает в свой второй «период иждивенчества» через 40–45 лет
после того, как он покинул его первый период, а за это время общество становится
намного богаче. При прочих равных условиях, теперь оно способно без особого
напряжения поддерживать уровень потребления пожилых, намного более высокий, чем их
уровень потребления в тот период, когда они были детьми и когда в значительной мере
формировались их потребности.

2.3.2. Старение населения как переходный процесс
Если бы население жило долгое время в условиях стабильности (в
демографическом смысле слова, т.е. в условиях постоянства рождаемости и смертности),
то анализ, относящийся к поколениям, можно было бы распространить и на реальное
население. Но ХХ в. во всем мире был временем не постоянства, а напротив, очень
больших изменений рождаемости и смертности, поисков их нового равновесия. Страны
одна за другой переходили к новому типу внутрипоколенческой солидарности.
Реализовывался никогда не провозглашенный в явном виде новый принцип: пусть каждое
новое поколение проживет то же совокупное время, что и предшествующее, но так, чтобы
это было достигнуто не за счет привилегии долгожительства для немногих, оплаченной
преждевременной смертью большинства, а за счет сохранения и продления жизни как
можно большего числа родившихся11. Естественно, это вело к перераспределению
экономических ресурсов внутри поколений в пользу все более многолюдных старших
возрастных групп и к отказу от части рождений, которые при высокой смертности и в
демографическом, и в экономическом смысле были чистой потерей.
В результате снижения рождаемости каждое последующее поколение оказывалось
менее многочисленным, чем предыдущее, и именно это явилось главной
непосредственной причиной старения, которое наблюдается в большинстве стран в ХХ в.,
и связанных с ним трудностей. В этих условиях (заведомо переходных, временных)
пожилые иждивенцы принадлежат к более многочисленным поколениям, чем
трудоспособное население, заполняющее среднюю часть возрастной пирамиды, и здесь

10
Easterlin R. The Birth Dearth, Aging, and the Economy. In: Sisay Asefa and Wei-Chiao Huang (eds.). Human
Capital and Economic Development. Kalamazoo, Michigan, W.E.Upjohn Institute for Employment Research 1994.
Р. 22.
11
1 тыс. родившихся при средней продолжительности жизни 70 лет проживает такое же совокупное время,
что и 2 тыс. родившихся при средней продолжительности жизни 35 лет.

28
ИЭПП- www.iet.ru 29
действительно может возникать определенное несоответствие, которое, однако, вряд ли
стоит преувеличивать.
Перемены происходят более или менее постепенно, соответственно постепенно
повышается и коэффициент иждивенчества пожилых, так что никаких внезапных
потрясений из-за эволюционных переходных процессов происходить не может. А главное
– в реальном поколении одновременно с ростом нагрузки пожилыми иждивенцами
сокращается также нагрузка детьми. Поэтому даже если общий коэффициент
иждивенчества и повышается, то не слишком быстро, и развивающаяся экономика вполне
может приспособиться к таким переменам. Что бы там ни было, но в промышленных
странах со «старой» возрастной структурой бремя иждивенчества пожилых приходится
нести после того, как они внесли свой вклад в рост общего богатства, в отличие от бедных
развивающихся стран, где главную экономическую нагрузку образуют дети, еще не
участвовавшие в производстве совокупного богатства, а само это богатство невелико.

2.4. Особенности изменений российской возрастной пирамиды
Наряду с общими для всех стран долговременными, эволюционными
детерминантами относительно плавных изменений возрастной структуры населения
России, обусловленных демографическим переходом, этому населению довелось
испытать в ХХ в. действие и других, кратковременных конъюнктурных факторов. И
исходная численность, и судьба поколений, из которых складывается нынешнее население
страны, были очень сильно затронуты социальными катастрофами ХХ в. или их
последствиями. Они деформировали возрастную пирамиду населения России, обусловили
нынешнюю волнообразную динамику ее возрастной структуры и периодическую
временную инверсию основной тенденции к постарению.
Порожденные войнами и другими катастрофами, а также их «эхом»
демографические волны усложняют экономическую и социальную жизнь. Прохождение
больших когорт вслед за малыми создает дополнительное напряжение в обществе и
отражается на судьбе самих поколений. Малые поколения имеют более легкую
социальную судьбу. Их встречают менее загруженные роддома, детские сады, школы. У
них меньше конкуренция при поступлении в высшие учебные заведения, более
благоприятны перспективы для профессиональной карьеры и при выборе брачного
партнера. Но вскоре приспособившиеся к ним социальные институты и каналы
социальной мобильности оказываются недостаточно развитыми для приема идущих вслед
больших поколений, те оказываются в трудном положении. Любое экономическое и
социальное планирование и прогнозирование должно учитывать предстоящие
волнообразные движения жизненного потенциала населения и его составных частей. В
той мере, в какой это возможно, надо «гасить» набегающие волны, когда же это
невозможно – приспосабливаться к ним.
Практика нередко игнорирует это требование. Тот факт, что перепад в численности
поколений между 1987 и 1994 гг. был гораздо резче и глубже, чем между 1961 и 1967 гг., –
результат непродуманной демографической политики 80-х гг., вследствие которой часть
рождений конца 80-х – начала 90-х гг. реализовались раньше времени и переместились на
середину 1980-х гг. Но до середины 80-х гг. шел рост числа потенциальных матерей. С
1969 по 1983 гг. в России число женщин самых активных материнских возрастов – от 20
до 30 лет – увеличилось более чем в 1,5 раза. Это само по себе обеспечивало рост числа
рождений. Затем число потенциальных матерей стало сокращаться, а рост числа рождений
продолжался, в основном, видимо, за счет мер демографической политики. Но при этом
выбирались резервы будущих лет. Если бы меры демографической политики, которые
заведомо могли иметь лишь кратковременный эффект, были предприняты не в первой, а
во второй половине 80-х гг., «выемку» 90-х гг. удалось бы значительно сгладить.


29
ИЭПП- www.iet.ru 30




Границы 60-%
доверительного




Медиан




Рисунок 10. Возрастной состав населения России на начало 2051 г. Медиана и
60%-ный доверительный интервал вероятностного прогноза


Эволюционные и пертурбационные факторы, сформировавшие нынешнюю
возрастную пирамиду населения России, будут продолжать действовать и в прогнозном
периоде, хотя, при отсутствии экстраординарных событий, влияние пертурбационной
составляющей будет ослабевать. Диспропорции между полами, равно как и между
смежными возрастными группами при переходе от верхней к нижней части пирамиды
будут значительно менее выраженными (рис. 10).
2.4.1. Динамика некоторых возрастных контингентов

2.4.1.1. Сокращение численности населения в трудоспособном возрасте
В России к трудоспособному возрасту принято относить мужчин от 16 до 60 и
женщин от 16 до 55 лет. В международной практике к этой категории относят обычно и
мужчин, и женщин в возрасте от 15 до 65 лет. В настоящей работе приводятся показатели


30
ИЭПП- www.iet.ru 31
как по первому («российский»), так и по второму («международный») критериям. Люди
старше предельного трудоспособного возраста относятся к пожилым.
Численность населения в трудоспособном возрасте (далее для краткости –
трудоспособного населения) сокращается по всем вариантам прогноза.
Таблица 14. Численность трудоспособного населения по разным вариантам прогноза,
млн чел.
2000 2010 2020 2030 2040 2050
Инерционные сценарии, российский критерий
Медиана 86,5 86,1 73,8 67,0 58,1 47,7
80%-ный доверительный 85,6-86,7 72,8-74,8 64,7-69,4 53,3-62,7 41,2-54,2
интервал
95%-ный доверительный 84,9-87,2 71,3-75,9 61,5-72,0 47,3-68,6 32,6-62,2
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения, российский критерий
Медиана 86,5 89,8 82,4 82,0 79,2 74,4
80%-ный доверительный 89,2-90,5 80,3-84,8 79,8-84,2 77,3-81,0 71,8-76,8
интервал
95%-ный доверительный 88,5-91,3 77,7-87,6 77,4-87,3 74,7-84,3 67,8-81,1
интервал
Инерционные сценарии, международный критерий
Медиана 100,8 100,0 90,0 79,8 72,1 61,1
80%-ный доверительный 99,4-100,7 88,6-91,4 77,1-82,7 67,0-77,4 54,4-67,9
интервал
95%-ный доверительный 98,6-101,3 86,7-93,0 73,3-85,7 60,4-83,8 45,3-76,7
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения, международный критерий
Медиана 100,8 104,2 99,9 97,0 96,8 92,5
80%-ный доверительный 103,5-104,9 97,6-102,3 94,6-99,4 94,7-99,1 89,5-95,3
интервал
95%-ный доверительный 102,7-105,9 94,8-105,5 92,0-102,8 92,2-102,7 85,9-99,9
интервал




100


90


80


70

0,975
60

0,8
50 0,6
0,5
0,4
40
0,2

0,025
30
2002

2005


2008

2011

2014


2017

2020

2023


2026

2029

2032


2035

2038

2041


2044

2047

2050




Годы




Рисунок 11. Численность населения в трудоспособных возрастах (российский критерий)
при разных доверительных вероятностях, в млн чел.
Инерционные сценарии прогноза




31
ИЭПП- www.iet.ru 32

95


90


85

0,975
80

0,8
75
0,5
0,2
70

0,025
65


60
2002


2005

2008


2011


2014

2017


2020


2023


2026

2029


2032


2035

2038


2041


2044

2047


2050
Годы




Рисунок 12. Численность населения в трудоспособных возрастах (российский критерий)
при разных доверительных вероятностях, в млн чел. Сценарии с постоянной
численностью населения


Численность трудоспособного населения сокращается по всем вариантам прогноза.
Однако, разумеется, при сохранении постоянной численности населения, его
трудоспособная часть, сокращаясь в результате старения, убывает не так быстро, в период
примерно между 2020 и 2035 гг. почти не меняется и лишь затем переходит в фазу нового
падения. При этом при использовании международного критерия выделения
трудоспособного населения это падение оказывается менее крутым – всего на 8% по
сравнению с 2000 гг. против 14% при использовании российского критерия.
2.4.1.2. Сокращение призывных контингентов
Еще один аспект, который не может не привлекать внимания в связи с
предстоящими демографическими изменениями, – сокращение численности призывных
контингентов.
Таблица 15. Численность призывных контингентов (мужчины в возрасте 18–19 лет) по
разным вариантам прогноза, тыс. чел.
2000 2010 2020 2030 2040 2050
Инерционные сценарии
Медиана 2322 1744 1326 1437 1137 980
80%-ный доверительный 1739-1748 1303-1348 1199-1664 886-1397 745-1201
интервал
95%-ный доверительный 1733-1753 1272-1374 891-1936 580-1743 447-1440
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения
Медиана 2322 1837 1532 1769 1610 1561
80%-ный доверительный 1817-1859 1487-1579 1594-1931 1417-1784 1403-1696
интервал
95%-ный доверительный 1795-1887 1434-1640 1367-2129 1201-2029 1197-1854
интервал




32
ИЭПП- www.iet.ru 33

3000



2500



2000



0,975
1500

0,8
0,6
1000 0,5
0,4
0,2
500
0,025


0
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050
Годы




Рисунок 13. Фактическое (1950–2000 гг.) число мужчин призывных возрастов (18–19
лет) и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях,
тыс. чел. Инерционные сценарии

3000



2500



2000
0,975

0,8
1500 0,5

0,2

0,025
1000



500



0
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050




Годы




Рисунок 14. Фактическое (1950–2000 гг.) число мужчин призывных возрастов (18–19
лет) и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях,
тыс. чел. Сценарии с постоянной численностью населения


Россия уже сейчас испытывает трудности с комплектованием армии, основанной
на всеобщем воинском призыве. Но, как видно из рис. 13 и 14, сейчас абсолютная
численность призывных контингентов растет и приближается к наиболее высоким за весь
послевоенный период значениям. Однако очень скоро этот рост прекратится, после 2006

33
ИЭПП- www.iet.ru 34
гг. оно сменится быстрым сокращением и, при сохранении нынешних демографических
тенденций, через 10 лет после этого призывные контингенты сократятся примерно вдвое
по сравнению с уровнем 2005–2006 гг. (рис. 13). Если бы удалось стабилизировать
численность населения, это сокращение было бы меньшим, но все равно очень
значительным (рис. 14).
2.4.1.3. Уменьшение числа потенциальных матерей
Возрастные сдвиги вкупе с сокращением численности населения приведут к
быстрому сокращению числа женщин репродуктивных возрастов, которое все время
поддерживалось на довольно высоком уровне, а сейчас велико, как никогда и все еще
продолжает расти. Но во второй половине нынешнего десятилетия оно начнет
сокращаться, причем при инерционном развитии демографической ситуации спад будет
катастрофически быстрым. Но если бы сокращение численности населения удалось
предотвратить в соответствии с одним из сценариев второй группы, этот спад был бы
несравнимо меньшим (см. табл. 16 и рис. 15 и 16).

Таблица 16. Число женщин репродуктивных возрастов (15–49 лет) по разным вариантам
прогноза, млн чел.
2000 2010 2020 2030 2040 2050
Инерционные сценарии
Медиана 39,1 36,2 31,7 28,2 22,5 20,1
80%-ный доверительный 36,1-36,3 31,5-31,9 27,1-29,3 20,2-24,7 16,9-23,4
интервал
95%-ный доверительный 36,0-36,5 31,1-32,2 25,6-30,5 17,4-27,5 12,6-27,2
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения
Медиана 39,1 37,4 35,4 34,4 31,2 31,4
80%-ный доверительный 37,0-37,8 34,4-36,6 33,4-35,4 30,0-32,5 29,7-33,1
интервал
95%-ный доверительный 36,6-38,4 33,2-38,0 32,3-36,9 28,2-34,6 27,3-35,6
интервал



40



35



30


0,975

25

0,8

0,6
20
0,5
0,4

0,2
15



0,025
10
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050




Годы




Рисунок 15. Фактическое (1950–2000 гг.) число женщин репродуктивных возрастов (15–
49 лет) и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях. Инерционные
сценарии, в млн чел.

34
ИЭПП- www.iet.ru 35



40


0,975
35
0,8

0,5
30
0,2


0,025
25



20



15



10
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050
Годы




Рисунок 16. Фактическое (1950–2000 гг.) число женщин репродуктивных возрастов (15–
49 лет) и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях. Сценарии с
постоянной численностью населения, в млн чел.

2.5. Демографическое старение и нагрузка на трудоспособное население
Уже в советское время обе составляющие сдвигов в возpастной стpуктуpе –
эволюционная и пертурбационная – сильно влияли на демографическую нагрузку
населения в рабочих возрастах. В связи со снижением рождаемости совокупная нагрузка
детьми и пожилыми резко и необратимо сократилась между 1939 и 1959 гг., в дальнейшем
же ее изменения имели волнообразный характер, что было связано с особенностями
деформированной российской возрастной пирамиды (табл. 16).

Таблица 17. Демогpафическая нагpузка на тpудоспособное население России
Годы Всеми В том числе:
нетрудоспособными
детьми пожилыми
1939 90,4 73,9 16,4
1959 71,3 51,2 20,2
1970 78,5 51,1 27,5
1979 65,6 38,5 27,0
1989 75,5 43,0 32,5
К трудоспособному населению отнесены мужчины в возрасте от 16 до 60 и женщины в возрасте от 16 до 55
лет.
Волнообразные колебания накладываются на генеральную тенденцию постарения,
которая сама по себе не приводит к слишком большому изменению совокупной нагрузки,
а проявляется, главным образом, в замене детей пожилыми иждивенцами. В России пока
большую часть совокупной демографической нагрузки все еще составляет нагрузка
детьми, однако соотношение все время меняется, нагрузка пожилыми становится все
более значительной и, видимо, скоро выйдет на первое место.

35
ИЭПП- www.iet.ru 36
2.5.1. Нагрузка пожилыми
Сокращение численности трудоспособного населения в условиях постоянного
старения имеет своим неизбежным следствием быстрый рост нагрузки пожилыми (числа
пожилых на 1000 лиц трудоспособного возраста). Оценки масштабов этого роста в
соответствии с нашим аналитическим прогнозом до 2050 г. представлены в табл. 18 и на
рис. 17 и 18.

Таблица 18. Нагрузка пожилыми на 1000 трудоспособных. Российский и международный
критерии выделения трудоспособных
2000 2010 2020 2030 2040 2050
Инерционные сценарии, российский критерий
Медиана 346 353 465 509 602 741
80%-ный доверительный 350-357 454-478 485-536 545-663 637-880
интервал
95%-ный доверительный 345-362 441-494 452-577 482-767 530-1118
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения, российский критерий
Медиана 346 352 450 478 539 621
80%-ный доверительный 349-356 438-466 454-502 497-583 550-700
интервал
95%-ный доверительный 344-361 422-485 425-542 447-657 479-826
интервал
Инерционные сценарии, международный критерий
Медиана 181 179 216 284 300 374
80%-ный доверительный 177-182 209-224 268-302 271-335 321-437
интервал
95%-ный доверительный 173-186 200-235 246-329 236-388 269-544
интервал
Сценарии с постоянной численностью населения, международный критерий
Медиана 181 180 213 266 273 318
80% доверительный интервал 178-183 206-221 251-284 248-301 280-363
95% доверительный интервал 175-186 197-233 231-311 220-346 239-437




1200
0,975


1000

0,8

800 0,6
0,5
0,4
0,2
600

0,025

400



200



0
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050




Годы




Рисунок 17. Фактическая (1950–2000 гг.) нагрузка пожилыми на 1000 трудоспособных и
прогноз на 2000–2050 гг. (российский критерий) при разных доверительных вероятностях.
Инерционные сценарии



36
ИЭПП- www.iet.ru 37

1200



1000



0,975
800

0,8
0,5
600
0,2

0,025
400



200



0
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050
Годы




Рисунок 18. Фактическая (1950–2000 гг.) нагрузка пожилыми на 1000 трудоспособных и
прогноз на 2000–2050 гг. (российский критерий) при разных доверительных вероятностях.
Сценарии с постоянной численностью населения

2.5.2. Общая демографическая нагрузка

При несомненном росте нагрузки пожилыми рост общей демографической
нагрузки (пожилыми и детьми) будет далеко не столь драматичным. В силу особенностей
российской возрастной пирамиды сейчас эта нагрузка едва ли не самая низкая за
последние 50 лет, так что ее последующий рост неизбежен при всех сценариях (табл. 19,
рис. 19 и 20).


Таблица 19. Общая демографическая нагрузка на 1000 трудоспособных. Российский и
международный критерии выделения трудоспособных
2000 г. 2010 г. 2020 г. 2030 г. 2040 г. 2050 г.
Инерционные сценарии, российский критерий
Медиана 682 600 760 780 868 1062
80% доверительный интервал 587-612 712-804 738-823 835-908 994-1156
95% доверительный интервал 572-625 656-860 680-872 778-977 880-1321
Сценарии с постоянной численностью населения, российский критерий
Медиана 682 603 746 756 817 937
80% доверительный интервал 591-614 697-793 709-804 777-863 875-1007
95% доверительный интервал 576-626 643-853 648-859 708-928 776-1127
Инерционные сценарии, международный критерий
Медиана 445 378 442 496 503 608
80% доверительный интервал 367-388 405-476 460-531 473-533 567-653
95% доверительный интервал 354-399 360-521 410-572 424-577 499-723
Сценарии с постоянной численностью населения, международный критерий
Медиана 445 381 441 484 487 557
80% доверительный интервал 372-391 407-475 448-522 453-520 511-610
95% доверительный интервал 359-401 365-519 400-565 402-563 440-681




37
ИЭПП- www.iet.ru 38

1400
0,975
1300

1200
0,8
0,6
1100
0,5
0,4
1000
0,2
900
0,025
800


700

600


500

400
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050
Годы




Рисунок 19. Фактическая (1950–2000 гг.) общая демографическая нагрузка на 1000
трудоспособных и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях
(российский критерий). Инерционные сценарии

1400


1300

1200
0,975
1100

0,8
1000
0,6
0,5
900 0,4
0,2
800
0,025
700

600


500

400
1950

1954

1958

1962

1966

1970

1974

1978

1982

1986

1990

1994

1998

2002

2006

2010

2014

2018

2022

2026

2030

2034

2038

2042

2046

2050




Годы




Рисунок 20. Фактическая (1950–2000 гг.) общая демографическая нагрузка на 1000
трудоспособных и прогноз на 2001–2050 гг. при разных доверительных вероятностях
(российский критерий). Сценарии с постоянной численностью населения
Как видно из графиков, сейчас Россия, в силу характерного для нее волнообразного
характера изменений ее возрастной пирамиды, находится в условиях, относительно
благоприятных с точки зрения возрастного состава ее населения, едва ли не лучших за
весь послевоенный период. В середине 90-х гг. произошла смена нисходящей и
восходящей волн, и страна вступила в выгодный для нее период роста численности и доли
38
ИЭПП- www.iet.ru 39
наиболее активных групп населения – лиц в рабочих возрастах, призывных контингентов,
женщин материнского возраста. За этот период практически не изменится доля населения
в пенсионных, но значительно вырастет доля населения в рабочих возрастах и, как
следствие, общая нагрузка на трудоспособное население уменьшится.
Но процесс старения, конечно, не остановится. После того, как «окно
демографического благоприятствования» закроется, продолжится снижение доли детей в
населении, запрограммированное ростом рождаемости в 1980-х гг. и ее падением в 1990-х
гг., что будет тормозить рост общей нагрузки.
Даже в 2035 г. общая нагрузка на 1000 трудоспособных будет не выше, а по
большинству сценариев даже ниже, чем в 1975 г., когда она отнюдь не была чрезвычайно
высокой. В первой половине 60-х гг. коэффициент совокупной нагрузки в России,
исчисляемый по российским критериям, превышал 800 человек на 1000 трудоспособных.
Таким высоким этот показатель будет не ранее 2035 г. и то лишь по некоторым из

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>