<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ


и вовсе отказалась вводить единую валюту с 1 января 2005 г. После этого, думаю, на интеграционных проектах —
во всяком случае в кратко- и среднесрочной перспективе — можно поставить крест.
Возможность политической интеграции в решающей степени зависит и от того, готова ли белорусская сторона
отказаться от ведущих позиций государства в экономике и начать ее либерализацию. До недавнего времени еще
казалось, что Минск склонен к постепенности в реформах. Однако открытый конфликт вокруг приватизации «Бел-
трансгаза», цен на поставляемое российское топливо и условий перехода к единой денежной единице показал, что
Лукашенко — принципиальный противник системных преобразований хозяйственной жизни республики. Похо-
же, он намерен сохранить «социализм в отдельно взятой стране» и ограничить сферу рыночных отношений ма-
лым и средним бизнесом — под жестким государственным контролем. Ведь только такая социально-экономиче-
ская модель может обеспечить нынешнему режиму политическое долголетие.



Алексей Кузьмин

Многие российские компании, начинавшие работать в Белоруссии, обожглись на этом. Пивоваренная компа-
ния «Балтика», металлургические корпорации Олега Дерипаски и Алексея Мордашова вкладывали там значитель-
ные средства, а их обманывали. Поэтому я скептически оцениваю перспективу глубокого проникновения россий-
ского капитала в белорусскую экономику. Если нормальная работа не гарантирована, российские олигархические
группы, постепенно превращающиеся в транснациональные корпорации, охотнее идут в другие страны Восточ-
ной Европы — Литву, Латвию, Румынию и Молдову, где условия для развертывания бизнеса гораздо благоприят-
нее. Отечественные корпорации прекрасно чувствуют себя в Словакии и Венгрии. В Белоруссии же они теряли то,
с чем пришли.
Если учесть, что Москва не располагает прямыми механизмами воздействия на политическую ситуацию в этой
стране, можно не сомневаться: интеграция России и Белоруссии затянется надолго. Во всяком случае в ближайшие
пять лет память о неудачных попытках приватизации не изгладится. Российский бизнес может рассчитывать на
какие-то результаты только в рамках межгосударственной программы по дизелестроению, ибо в случае срыва со-
глашений белорусской стороной потери возместит российское государство.
Описанные выше обстоятельства приводят меня к выводу, что крупные российские предприниматели не заин-
тересованы всерьез белорусской экономикой. В противном случае они бы уже давно отыскали в верхнем эшелоне
экономической элиты этой страны потенциального преемника Лукашенко. Всех крупных политических игроков
на международной сцене, в том числе и российских предпринимателей, устраивает Белоруссия в ее нынешнем
состоянии. Она, правда, не развивается, но исправно играет роль транспортного коридора, обеспечивая удовлетво-
рительные условия транзита. Нефть при Лукашенко воруют в пределах здравого смысла. На железных дорогах
соблюдается порядок. На шоссейных дорогах проезд фур с товарами не так опасен, как в других странах СНГ.
А российскому бизнесу от Белоруссии больше ничего и не надо. Ни в какой глубокой интеграции он не нуждается.
Если к тому же учесть, что Европейскому союзу после приема новых членов тоже окажется не до Белоруссии, есть
основания думать, что нынешнее положение будет заморожено как минимум на ближайшее десятилетие — во
всяком случае до того момента, пока в России или Европейском союзе не возникнет какой-либо масштабный эко-
номический проект, реализация которого потребует коренных изменения в белорусской экономике.


Юрий Годин

С некоторыми тезисами докладов я не могу согласиться.
Во-первых, считаю, что Белоруссия — желанный партнер для отечественного бизнеса. Предприятия российско-
го ВПК довольно успешно торгуют со многими странами мира продукцией, произведенной с использованием
мощностей белорусской промышленности. Именно благодаря белорусскому ВПК Россия получает огромные при-
были от продажи вооружений. Впрочем, эти производства представляют интерес не только для отечественного
бизнеса. Уверен, что если бы Белоруссия некоторое время назад объявила о своем желании вступить в Европейский
союз и НАТО, у нее был бы шанс попасть туда раньше стран Балтии. Европейцы видят в Белоруссии плацдарм для
экономической экспансии в постсоветское пространство, удобную площадку для размещения там своих произ-
водств, чью продукцию они намерены затем продвигать на рынки России и других стран СНГ.
Во-вторых, российские олигархические кланы уже сформировали свой интерес к приватизации белорусской
государственной собственности. Они хотели бы взять под контроль основные производственные фонды, а ответ-
28 № 9, 2 0 0 4
?AAI?EA IAOA?EAEU




ственность за социальную сферу переложить на плечи белорусского правительства. Такой сценарий пыталась реа-
лизовать, в частности, группа «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Она проявила интерес к производству дизель-
ной аппаратуры и пыталась приватизировать сначала Ярославский завод, а затем БелАЗ, предлагая за него 50 млн
долл. При этом все социальные службы предлагалось вывести с завода и передать на баланс правительства и соот-
ветствующих министерств. Такая позиция пугает Минск и население Белоруссии, но находит серьезную поддерж-
ку в российском правительстве.
Что же касается интересов Москвы, то они после распада СССР сильно эволюционировали. На начальном этапе
(с декабря 1991 г. до прихода к власти в 1994 г. Александра Лукашенко) Кремль был поглощен внутренними про-
блемами. Для радикально-реформаторских политиков, задававших тогда тон в России, Белоруссия особого инте-
реса не представляла. Вопреки заявлениям об укреплении дружбы от Минска на деле стремились дистанцировать-
ся, отдавая предпочтение прозападной политике.
В 1994—1999 гг. (до отставки Бориса Ельцина) интерес к сотрудничеству с Белоруссией заметно вырос. Лука-
шенко стал главой государства под лозунгом единения с Россией и недвусмысленно развернул свою страну на
Восток. Эта радикальная переориентация внешней политики объяснялась среди прочего резким ухудшением со-
стояния белорусской экономики, сильно пострадавшей от разрыва кооперационных связей с Россией. Референдум
14 мая 1995 г. зафиксировал волю белорусского народа ко всестороннему сближению с ней. В ответ усилились и
интеграционистские настроения в России. В 1997 г. в Москве за объединение высказалось 92% респондентов, а в
Белоруссии — более 80%. Начавшееся сближение было закреплено рядом договоров: о дружбе, добрососедстве и
сотрудничестве, о создании сообщества двух государств и, наконец, о Союзе Белоруссии и России. Но одновремен-
но возникли значительные трудности. Радикальные реформаторы, возражавшие против создания союзного госу-
дарства, обладали сильными позициями в исполнительной власти, в то время как левые и центристские силы,
поддерживавшие российско-белорусскую интеграцию, пытались оказывать давление на Ельцина и его админист-
рацию через парламентское большинство. Ельцин лавировал и сдерживал радикальные инициативы Лукашенко.
После избрания главой российского государства Владимир Путин перехватил у Лукашенко лидерство при оп-
ределении стратегии двустороннего сотрудничества. Однако ультрарадикальные предложения Москвы, фактиче-
ски сводившиеся к инкорпорации Белоруссии в состав России, застали Лукашенко врасплох и серьезно подорвали
доверие белорусов к единению с Россией.
29
?AAI?EA IAOA?EAEU




О Фонде Карнеги

Фонд Карнеги за Международный Мир является неправительственной, внепартийной, некоммерческой орга-
низацией со штаб-квартирой в Вашингтоне (США). Фонд был основан в 1910 г. известным предпринимателем и
общественным деятелем Эндрю Карнеги для проведения исследований в области международных отношений. Фонд
не пользуется какой-либо финансовой поддержкой со стороны государства и не связан ни с одной из политических
партий в США или за их пределами. В его компетенцию не входит предоставление грантов (стипендий) или иных
видов финансирования. Деятельность Фонда Карнеги заключается в выполнении намеченных его специалистами
программ исследований, организации дискуссий, подготовке и выпуске тематических изданий, информировании
широкой общественности по различным вопросам внешней политики и международных отношений.
Сотрудниками Фонда Карнеги за Международный Мир являются эксперты, которые используют в своей прак-
тике богатый опыт в различных областях деятельности, накопленный ими за годы работы в государственных учре-
ждениях, средствах массовой информации, университетах, международных организациях. Фонд не представляет
точку зрения какого-либо правительства и не стоит на какой-либо идеологической или политической платформе,
поэтому спектр взглядов его сотрудников довольно широк.
Идея создания Московского Центра Карнеги родилась в 1992 г. с целью реализации широких перспектив со-
трудничества, которые открылись перед научными и общественными кругами США, России и новых независи-
мых государств после окончания периода «холодной войны». С 1994 г. в рамках программы по России и Евразии,
реализуемой одновременно в Вашингтоне и Москве, Центр Карнеги осуществляет широкую программу общест-
венно-политических и социально-экономических исследований, организует открытые дискуссии, ведет издатель-
скую деятельность.
Основу деятельности Московского Центра Карнеги составляют циклы семинаров по внутренней и внешней
политики России, по проблемам нераспространения ядерных и обычных вооружений, российско-американских
отношений, безопасности, гражданского общества, а также политических и экономических преобразований на
постсоветском пространстве.

CARNEGIE ENDOWMENT FOR INTERNATIONAL PEACE
1779 Massachusetts Avenue, NW Washington, DC 20036, USA
Tel.: (202) 483-7600
Fax: (202) 483-1840
E-mail: info@ceip.org
http://www.ceip.org

МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ
Россия, 125009, Москва, Тверская ул., 16/2
Тел.: (095) 935-8904
Факс: (095) 935-8906
E-mail: info@carnegie.ru
http://www.carnegie.ru
В серии «Рабочие материалы»
Московского Центра Карнеги вышли:

2004
Выпуск 1. Василий Михеев. Восточно-азиатское сообщество: китайский фактор и выводы для России.
Выпуск 2. Алексей Малашенко. Бродит ли призрак «исламской угрозы»?
Выпуск 3. Ахмед Ахмедов, Евгения Бессонова, Елена Гришина, Ирина Денисова, Денис Некипелов, Иван
Черкашин. Вступление в ВТО и рынок труда в России.
Выпуск 4. Ксения Юдаева. Что ждут от ВТО российские предприятия: результаты опроса.
Выпуск 5. Константин Козлов, Денис Соколов, Ксения Юдаева. Инновационная активность россий-
ских предприятий.
Выпуск 6. Василий Михеев, Владимир Якубовский, Яков Бергер, Галина Белокурова. Северо-Восточная
Азия: энергетические стратегии безопасности.
Выпуск 7. Андрей Шлейфер, Дэниел Трейсман. Обычная страна.
Выпуск 8. Анатолий Ширяев. Организационно-методическая концепция реформирования военного
образования.

2003
Выпуск 1. Расселл Питтмен. Вертикальная реструктуризация инфраструктурных отраслей в странах
с переходной экономикой.
Выпуск 2. Сергей Гуриев, Ольга Лазарева, Андрей Рачинский, Сергей Цухло. Корпоративное управление
в российской промышленности.
Выпуск 3. Ксения Юдаева, Евгения Бессонова, Константин Козлов, Надежда Иванова, Денис Соколов,
Борис Белов. Секторальный и региональный анализ последствий вступления России в ВТО: оценка издер-
жек и выгод.
Выпуск 4. Д. В. Васильев, П. Ю. Дробышев, А. В. Конов. Административная этика как средство проти-
водействия коррупции.
Выпуск 5. Василий Михеев. Корейская проблема и возможности ее решения (план «Дорожная карта
для Кореи»).
Выпуск 6. Андерс Ослунд, Эндрю Уорнер. Расширение Европейского союза: последствия для стран СНГ.

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ