<<

стр. 3
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

С весны 1939 года абвер и СД через свою агентуру^ активно начали Провоцировать «народные восстания» в Галиции и в некоторых других, заселенных в основном украинцами, районах Польши.
182

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

183

Гитлер говорил: «Необходимо, опираясь на агентуру внутри странь вызывать замешательство, внушать неуверенность и сеять панику с щ мощью беспощадного террора и путем полного отказа от всякой гума* ности».

Разработка и принятие стратегического плана нападения на Полы1г| названного план «Вайс», были осуществлены в апреле 1939 года. «Вайс» явился первым образцом планируемого «блицкрига»; в его оснс ву были заложены внезапность, быстрота действий и сосредоточение 1 решающих направлениях подавляюще превосходящих сил для окружу ния и разгрома главных сил польской армии в ходе одной стратегиче<| кой операции.

Подготовка к нападению велась с соблюдением строгой секретно ти. Под предлогом проведения учений войска перебрасывались в Силе зию (группа «Юг») и Померанию (группа «Север»), со стороны которь должны были наноситься два основных удара. Выделенные для вой* вооруженные силы Германии насчитывали 1,6 млн. человек, 6 тыс. ор| дий и минометов, 2,8 тыс. танков и 2 тыс. самолетов.

Латинская пословица гласит: «Не все, что после, то потому». То ( не каждое событие, происшедшее после какого-то события;, является е| следствием. Нападение Гитлера на Польшу было запланировано на 26 густа независимо от того, будет или нет подписан договор в Мое* Перенесение срока на 1 сентября имело военно-стратегические и ди ломатические причины: группа «Север» не успевала занять исходив





Немецкие войска вторгаются в Польшу

позиции в назначенный срок; Муссолини не был готов к войне с Францией, а в Лондоне был подписан англо-польский договор, и в этой связи немцам пришлось кое-что пересматривать в своих планах. Была и еще одна причина, но о ней позже. Но лейтенант Херцнер об этом не знал.
Кто такой лейтенант Херцнер? Командир особого отряда, сформированного абвером. 25 августа Гитлер отдал вермахту приказ: 26 августа в 4.15 утра совершить внезапное нападение на Польшу. Приказ по команде дошел до лейтенанта Херцнера, и он отправился выполнять возложенное на него задание. Заключалось оно в следующем: захватить Бланков-ский перевал, имевший особое стратегическое значение, — это были как бы ворота для вторжения частей войск группы «Юг» с севера Чехословакии в южные районы Польши.
Отряду было предписано снять польскую пограничную охрану, заменить ее немецкими солдатами, переодетыми в польскую форму, сорвать возможную попытку поляков заминировать железнодорожный туннель и очистить от заграждений участок железной дороги.
Действия отряда происходили в условиях сильно пересеченной местности. Поэтому рации, имевшиеся в отряде, не могли принимать сигналы, и Херцнер не смог узнать, что дата нападения на Польшу перенесена с 26 августа на 1 сентября.
Кстати, так произошло и еще в нескольких местах, где офицеры связи не успели догнать войска, уже находящиеся на марше, В этих случаях приказ об отсрочке вторжения не успел дойти вовремя, и на отдельных участках границы германские войска начали «специальные операции», намеченные специальным планом.
Что касается отряда лейтенанта Херцнера, то, перейдя границу утром 26 августа, лейтенант захватил горный переход и поселок возле него, объявил едва успевшим проснуться более чем двум тысячам польских солдат, офицеров и горняков, что они взяты в плен, и запер их в складских помещениях. Сопротивлявшихся для острастки тут же расстреляли, затем взорвали телефонную станцию и установили посты на горном переходе. Однако к вечеру Херцнер получил приказ о том, что война еще не началась и ему надо возвращаться домой, что он и выполнил. На его пути остались лежать жертвы первой (и по сей день еще малоизвестной) боевой операции Второй мировой войны.
Но была и еще одна, наделавшая много шума, операция, подготовка которой явилась одной из причин отсрочки начала войны.
Гитлер очень любил выражение Фридриха Великого: «Пусть мои генералы завоюют какой-нибудь город (или страну), а потом найдутся 30 профессоров международного права, которые докажут, что я был прав». Но кто-то из ближайшего окружения фюрера (скорее всего Геббельс) подсказал ему, что сейчас не те времена и для нападения на другую страну (в данном случае на Польшу) надо найти какой-то серьезный Предлог. Гитлер принял этот совет и отдал соответствующие распоряжения. Их исполнение как раз вписалось в те пять дней, на которые было отложено начало вторжения.
В последних числах августа 1939 года шеф имперской службы безо-
184 100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛГС

пасности Гейдрих вызвал сотрудника СД Мельхорна и передал при Гиммлера: к 1 сентября любой ценой создать конкретный повод для) падения на Польшу, благодаря которому она предстала бы в глазах в, го мира агрессором. После обсуждения было решено произвести наг дение на германскую пограничную станцию в Гливице (Глейвице).

В качестве нападающих решили использовать немецких уголовни. и заключенных концлагерей, одев их в польскую униформу и снабд оружием польского производства. Нападавших решено было гнать пулеметы специально размещенной для этого охраны^

Так вспоминал об этом деле бывший работник СД Мельхорн, от завшийся участвовать в операции.

Но вот что показал на Нюрнбергском процессе непосредствен» участник операции в Гливице Науйокс. По его словам, задание он ., лучил лично от Гейдриха примерно 10 августа 1939 года (задолго до пс писания пакта о ненападении в Москве!). Науйоксу предстояло зан радиостанцию и удерживать ее столько времени, сколько потребуется. прочтения перед микрофоном заготовленного в СД текста. Как плац ровалось, это должен был сделать владеющий польским языком неме, В тексте содержалось обоснование того, что «пришла пора битвы ме| ду поляками и немцами».

Науйокс прибыл в Гливице за две недели до начала операции и до жен был ждать условного сигнала. Между 25 и 31 августа он встретил, с начальником гестапо Мюллером. Они обсудили детали операции! которой должны были участвовать более десятка приговоренных к сме{ уголовников, которых называли «консервированным товаром». Одет., в польскую форму, они должны были быть убиты в ходе нападения! оставлены на месте происшествия, чтобы можно было доказать, буд они погибли во время атаки. На заключительной стадии предполагало доставить в Гливице представителей центральной прессы. Таков бь общих чертах план операции, утвержденный Гитлером.

31 августа Науйокс получил зашифрованный приказ Гейдриха о • что нападение на радиостанцию должно состояться в тот же день! 8.00 вечера. По указанию Гейдриха, Мюллер выделил Науйоксу «ко4 сервированный товар», то есть одного уголовника, на теле которого Н| уйокс не заметил огнестрельных ран, но все лицо было в крови, и находился в бессознательном состоянии. Его бросили у входа на ] станцию.

В установленное время группа нападения, в которую входили эсэсс цы и уголовники в польской форме, заняла радиостанцию. По авари ному радиопередатчику был передан трехминутный текст-обращеш После этого, выкрикнув несколько фраз на польском языке, участит, • налета — эсээсовцы, расстреляв своих пособников из числа уголовнв ков, ретировались. Был убит и немец, зачитавший обращение по рад*

Немедленно был организован приезд фотокорреспондентов и репс теров центральных германских газет. Им продемонстрировали «тру! польских военнослужащих», якобы напавших на радиостанцию. Осмс рев место происшествия, журналисты поспешили в свои редакции, и1

рТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

185

тот же день официальная пресса опубликовала сенсационные сообщения об «успешно отраженном вооруженном нападении» на радиостанцию в Гливице.
8 10 часов утра 1 сентября в рейхстаге выступил Гитлер с обращением к германскому народу. Он начал свою речь со слов: «Многочисленные вторжения поляков на германскую территорию, в том числе нападение регулярных польских войск на пограничную радиостанцию в Гливице, заставляют нас принять ответные меры».
К этому времени немецкая авиация уже нанесла бомбовые удары по аэродромам, узлам коммуникаций, экономическим и административным центрам Польши. Германский линкор «Шлезвиг-Гольштейн», заранее прибывший к польскому 'побережью, открыл огонь по полуострову Вес-терплатте, защитники которого оказали героическое сопротивление. Сухопутные силы вермахта вторглись в Польшу с севера, запада и юга.
Так началась Вторая мировая война.
Министерство иностранных дел рейха в тот же день направило всем своим дипломатическим представителям за границей телеграмму, в которой они извещались о том, что «в целях защиты от польского нападения германские подразделения начали сегодня на рассвете операцию против Польши. Эту операцию в настоящее время не следует характеризовать как войну, но лишь как стычки, спровоцированные польскими атаками».
Но этому уже никто не верил. Англия и Франция предложили Германии прекратить военные действия- и отвести войска на свою территорию Они еще рассчитывали решить «польский вопрос» мирным путем, передав Германии Данциг (Гданьск) и «польский коридор» (выход Польши к морю). Но германский фашизм не думал отступать. 3 сентября
1939 года Англия и Франция объявили Германии войну.
САМАЯ ХИТРАЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЯ ГИТЛЕРА
С 1 сентября 1939 года на западном фронте возникла стратегическая пауза, получившая название «странной», или «сидячей», войны. Огромные армии двух воюющих стран стояли друг против друга, но сражений не вели. На фронте царила удивительная тишина. Английские и французские солдаты томились от безделья, не понимая, что происходит: война объявлена, а войны нет. Ни одна бомба в эти дни не упала на территорию Германии. Французские солдаты играли в футбол, а англичане торжественно хоронили германского летчика, сбитого над Англией.
Но если западные союзники бездействовали, то Германия использовала время для подготовки сокрушительного удара по Франции. Весной
1940 года фашистские агрессоры сочли, что наступил благоприятный момент для решающих действий на западе. Их очередными жертвами стали Дания и Норвегия.
9 апреля 1940 года началось немецкое вторжение в эти страны. Если правительство и король Дании решили капитулировать, то немногочис-
186

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСШ

угОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

187

ленные сухопутные войска, военно-морской флот и авиация Норвег неся большие потери, боролись до 10 июня.

Еще 19 октября 1939 года главнокомандующий сухопутными во| ками вермахта подписал директиву о сосредоточении и развертыв сил для проведения операции на западе, которая получила кодовое звание «Гельб». К реализации плана «Гельб» приступили до заверше! норвежской операции. Он был рассчитан на ведение быстротечной вой и преследовал цели: разбить северную группировку войск коалиции ] падных держав; захватить Нидерланды, Бельгию и Северную Франщ использовать оккупированные районы как плацдарм для расширен войны против Англии; создать решающие предпосылки для заверше* разгрома французских вооруженных сил, вывода из войны Франвд принуждения Великобритании к выгодному для Германии миру.

Начало операции намечалось на 10 мая 1940 года. Естественно, и эта дата, и план операции в целом, и его разделы, касающиеся дй ствий различных соединений, считались высокой государственно* военной тайной и хранились в глубоком секрете.

Силы союзников были растянуты на восточных границах Франции! от Швейцарии до Дюнкерка — и придерживались пассивно-вь ной тактики. О планах Гитлера они ничего не знали. '

Правда, в начале мая доверенное лицо начальника абвера Канарй проговорилось своему швейцарскому другу, что скоро начнется наст ление через Бельгию. Но другой человек Канариса «проговорился» д| тому «приятелю», что наступление действительно скоро начнется, через Швейцарию. Вот такими фактами обладал штаб союзников и тался в поисках истины.

И тут произошло необычайное событие. В первых числах мая, за I сколько дней до начала наступления, два офицера германского генер ного штаба, назовем их фон Нечкау и Рёзнер, выехали из Цоссена, располагался штаб, в городок, где находилась ставка командующего гр^ пой армий, которым предстояло наступать через Бельгию. Они везл» собой портфель, в Котором находился приказ о наступлении, с указан| ем точной даты и времени его начала, направления главного удара, личества привлекаемых сил, рубежа на первый и последующий наступления, направления ложных ударов и всего остального, что по гается в этом случае.

В одном вагоне с этими офицерами оказался старый товарищ нера, Зонненберг, который пошел не по штабной линии, а стал лет ком и теперь командовал авиационным полком. Встречу отметили с* чала в вагоне, а затем Зонненберг предложил сойти с поезда и заехат нему домой, благо следующий поезд отправлялся через два с половин^ часа. Фон Нечкау и Рёзнер приняли это предложение, и через полча приятели сидели в строгой солдатской квартире Зонненберга с видом! аэродром. Но то ли шнапс оказался слишком крепким, то ли вст слишком горячей, то ли часы их подвели, но оказалось, что на поезд о| уже не успевают. Следующий поезд уходил только утром, а пакет было доставить сегодня.

Первый вариант кампании на Западе
— Не беда, — воскликнул подвыпивший Зонненберг, — я вас на своем самолете мигом домчу.
Сказано — сделано. Он отдал какие-то команды, самолет выкатили из укрытия, и трое друзей, с трудом уместившись на двухместном самолете, отправились в путь. Зонненберг предложил продемонстрирбвать «мертвую петлю», но спутники вежливо отказались.
Погода была туманной, никаких ориентиров и радиомаяков в прифронтовой зоне не было, но, по словам пилота, он отлично знает местность и без труда выведет на нужный аэродром.
Вскоре, пробившись через слой облаков, действительно увидели аэродром, и Зонненберг уверенно пошел на посадку. Но уже катясь по дорожке, он с ужасом увидел, что вокруг стоят самолеты с бельгийскими опознавательными знаками. Попытался развернуться, но полосу перекрыла пожарная машина.
— Ну вот, прилетели, — единственное, что нашелся сказать протрезвевший Зонненберг.
— Где мы? — спросил фон Нечкау стоявшего внизу бельгийского офицера.
— Это город Малин, королевство Бельгия, — ответил офицер и добавил: — прошу следовать за мной, 'в комендатуру.
(Город Малин вошел в русский язык выражением «малиновый звон», ибо именно производством необычайно красиво звучащих колоколов он был когда-то знаменит. — И. Д.)
Еще сидя в кабине самолета, так сказать на немецкой территории, офицеры начали лихорадочно искать спички, чтобы сжечь пакет. Но, как
188

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

189

Второй (осуществленный) вариант кампании на Западе

на грех, никто из них не курил, и спичек не оказалось. Офицеров вели в служебное здание и в ожидании прибытия начальства поме в отдельную комнату, где, на их счастье, по случаю майских холод горела печурка, на которую гостеприимные бельгийские хозяева пс вили греть кофе для нежданных гостей.

Едва солдат вышел, всем троим в голову пришла одна и та же мь «Вот он, огонь!» Рёзнер выхватил из портфеля пакет с приказом и тами и быстро сунул его в печурку. Тугой пакет не загорался, лишь \ начали тлеть углы. В это время в комнату вернулся солдат.

—- Что вы делаете? — спросил он и, бросившись к печурке, зак чал: — Анри, Пьер, сюда! Они что-то тут жгут! — Схватил кочергой, мящийся пакет и выбросил его из пламени.

В комнату вбежали несколько бельгийских солдат. Сопротивлят им было бесполезно. Пакет с важнейшим приказом ставки, с указан» ми самого фюрера оказался в руках противника. Офицерская честь ( зывала застрелиться. Словно почувствовав это, немолодой бельгийс полковник, вошедший в комнату, приказал: «Сдайте оружие!»

После этого последовал формальный и необычайно вежливый до рос и заверение, что немецкое консульство уже извещено о происг шем и его представитель прибудет с минуты на минуту.

Консул действительно появился очень быстро, на машине отвез < церов в Брюссель, откуда на первом же самолете их отправили в Берле На аэродроме Темпельгоф их уже ожидали офицеры гестапо, котор доставили виновников в тюрьму Плетцензее. Она была известна тем,' именно там приводились в исполнение смертные приговоры, и офш

ры теперь уже окончательно не сомневались в своей участи. Следствие длилось всего несколько часов, и на следующий день состоялся военный суд в присутствии высших штабных офицеров. Судья задал каждому лишь один вопрос:
— Вы признаете себя виновными в том, что по вашей вине в руки противника попал документ высшей степени секретности?
И каждый ответил:
— Да, признаю.
Будь здесь дотошный юрист, он мог бы сказать, что к этому моменту Бельгия еще не являлась противником. Но это была бы пустая отговорка. Каждый знал, что бельгийцы наверняка уже передали захваченные документы союзникам, и сейчас целая орава дотошных английских И французских штабных офицеров по косточкам разбирает немецкий план и готовит ответные удары.
Лихорадочно работал и германский генеральный штаб. Требовалось переделать все параметры приказа о наступлении, по существу готовить совершенно новый приказ с другими датами, направлениями ударов и т.п.
Никаких мотивов для оправдания или смягчения приговора не было. Да и сами виновные просили для себя высшей меры наказания.
Лист бумаги с тремя фамилиями лежал перед Гитлером. Фамилиями офицеров, которые своим проступком, нет, преступлением свели на нет огромную подготовительную работу, проделанную десятками тысяч немцев, может быть сорвали всю летнюю кампанию 1940 года, а может быть и весь исход войны. Какими же идиотами надо быть, чтобы вот так, по пьянке, залететь в тыл врага?!
Гитлер потянулся за ручкой. Адъютант услужливо наклонился, чтобы принять из его рук приговор с грозной резолюцией: «Утвердить!» И вдруг ручка на секунду задержалась над бумагой, и твердой рукой (дрожать руки у Гитлера начали после Сталинграда) фюрер начертал: «Отменить». Расписался и поставил жирную точку.
— Пригласите сейчас ко мне начальника генерального штаба и начальника абвера... — Немного помолчав, добавил: — А также Гиммлера, Рибентропа и Геббельса.
Трудно сказать, как проходило это совещание. Но выводы, к которым оно пришло, представить можно: генеральному штабу активно продолжать работу над новым планом наступления, перенеся его примерно на начало июня; подготовку к действительному наступлению, назначенному на 10 мая, вести всеми силами, только еще более скрытно; военной разведке через свою зарубежную агентуру довести до сведения противника, что немцы сумели очень ловко подбросить ложный план; Риббентропу через дипломатов дружественных и нейтральных стран допустить «утечку» примерно такой же информации. Наиболее тонкая работа предстояла министру информации Геббельсу: требовалось, чтобы народ знал, что преступники примерно наказаны, но вместе с тем чтобы где-то просачивались слухи, что они не расстреляны и благоденствуют на даче 'самого рейхсфюрера СС. Гиммлер должен держать руку на пульсе всех этих мероприятий.
190

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПБЦОП

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

191

Гитлер шел на большой риск. Если союзники поверят доставите» им плану, то наступление закончится провалом, а операция «Гельб» полным крахом. Если же союзники поверят тому, что было решено совещании, то впереди ждут победа, Париж, слава!

Союзники не поверили в то, что среди летчиков и офицеров гер\ ского генштаба могут быть такие разгильдяи, которые с подлинным 1 казом могут залететь на территорию будущего противника. Они ре* ли, что это хорошо составленная дезинформация, что подтверждали; несения агентуры, просачивающиеся из Германии слухи и инфорь дипломатов. I

Они не предприняли никаких мер к отражению предстоящего немё кого наступления, план которого лежал на столе их генштаба.

В результате начавшееся 10 мая наступление немцев привело к пс ному разгрому войск союзников. Остатки их войск бежали через Ди керк в Англию.

Французская армия сложила оружие. 22 июня 1940 года в Компье^ ском лесу близ Парижа было подписано перемирие.

Гитлер начал готовиться к новой войне.

1

РАЗВЕДКА ОВЛАДЕВАЕТ ОСТРОВОМ

После начала Второй мировой войны Исландия оказалась важне* пунктом в Атлантическом океане на путях между американским кои нентом и Европой. С первых дней войны английская разведка не: кала Исландию из виду. Если бы немцам удалось овладеть на этом ( рове аэродромами, не говоря уже о портах и якорных стоянках для пс водных лодок, которыми они пользовались бы на переходах в Атла ку и обратно, то создалась бы смертельная угроза флоту метрополия торговым судам.

Весной 1940 года немцы провели блестящую операцию по выса Норвегии. Это еще больше взволновало военное руководство Велико!

Столица Исландии Рейкьявик

ритании: оно считало, что следующим объектом явится Исландия. К тому эке разведке стало известно, что резервные экипажи немецких подводных лодок жили на острове как добрые гости местного населения.
Было принято решение упредить немцев стремительным рейдом на Рейкьявик силами небольшого отряда, руководимого офицерами военно-морской разведки. Группой поддержки морской пехоты командовал генерал Стэрджес. Крупных сил решено было в Исландию не направлять, чтобы не вызвать дипломатических осложнений. Да в этом и не было особой нужды. Войск Исландия не имела, насчитывалось лишь около сотни полицейских. Английский генеральный консул Фрэнсис Шепперд заверил, что никакого сопротивления оказано не будет.
4 мая 1940 года офицера японского отдела разведывательного управления ВМС Великобритании майора морской пехоты Хэмфри Куилла вызвал к себе заместитель начальника управления капитан 1-х ранга Стефенс.
— Вы, кажется, рыбак, не так ли? — спросил Стефенс. — Любите исландскую сельдь? Хочу поручить вам дело, которое должно прийтись вам по вкусу. Вам надлежит отправиться в Исландию, захватить там немецкого консула и резервные экипажи немецких подводных лодок, а затем организовать охрану побережья. Операция необычна, и поэтому она проводится разведывательным управлением. С вами отправится офицер добровольческого резерва ВМС юрист Пен Слейд, который будет заниматься юридической стороной дела и поможет избежать серьезных нарушений международного права. Позаботьтесь о том, чтобы он был в военной форме.
Три дня ушло у Куилла на подготовку, и 8 мая он вместе с Пеном Слейдом и смешанной группой поддержки морской пехоты на военном судне «Беруина» вышел в море. Среди пассажиров находился человек, назначенный на новый пост посланника в Исландии. Дипломатическая проблема заключалась в том, что Исландия в то время (с 1918 по 1944 год) юридически находилась в унии с Данией, которая в апреле 1940 года была оккупирована фашистской Германией, но формально числилась независимой. Согласно договору об унии, у Дании и Исландии был общий король. Дания осуществляла оборону и ведение иностранных дел. Улаживанием дипломатических вопросов и должны были заняться Пен Слейд и новый посланник.
В 5.00 утра 10 мая 1940 года, по случайному совпадению именно тогда, когда Германия вторглась в Голландию и Бельгию, группа Куилла высадилась в Рейкьявике и была встречена Ф^ренсисом Шелпердом. Внезапность едва не была нарушена из-за шума винтов гидросамолета, поднявшегося с «Беруина». Но все обошлось. Действуя скрытно, группа приступила к выполнению задачи. , '
Сопровождаемый взводом морской пехоты, Куилл подошел к дому немецкого генерального консула Герлаха и постучал в дверь. Герлах, Увидев из окна спальни англичан в военной форме и мдйора морской пехоты перед дверью своего дома, стал что-то кричать по-немецки о Дипломатическом иммунитете и международном праве, но в конце кон-
192

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СДВДС

^ТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

193

цов смирился, заявил, что подчиняется грубой силе, открыл двед сдался.

Пока Куилл допрашивал дипломата, солдаты морской пехоты пс ствовали запах дыма — на верхнем этаже дома что-то горело. Сол удалось потушить пламя. Выяснилось, что не потерявшая самое ния жена консула с помощью детей пыталась сжечь дипломатиче шифры и другие документы в ванной комнате. Частично ей это*уда

Поначалу жители Исландии весьма неохотно сообщали Куиллу 4 дения о местонахождении резервных экипажей немецких подвод лодок. Немцы хорошо платили исландцам (среди которых было не» лиц немецкого происхождения), установили дружеские отноше* семьями рыбаков, а те в свою очередь строго соблюдали правила гос риимства. Кроме того, исландцы не верили, что у англичан хватит,^ воспрепятствовать захвату острова немцами, если они решатся на «Почему вы не помогаете голландцам, вместо того чтобы беспокс нас?» — спрашивали Куилла местные жители.

Пришлось применить излюбленный колонизаторский метод. Пр му решили деньги, ассигнованные разведывательным управлением Подарки в виде шелковых чулок, парфюмерных изделий, шокола наборов и других предметов роскоши быстро подействовали на исла цев, и те стали сообщать сведения о местопребывании резервных пажей. Вскоре все немецкие моряки были выловлены.

'Выполнил Куилл и другую задачу. В Исландии была организов служба наблюдения за наиболее опасными участками побережья. Д| ровольцев из числа местного населения стало больше, когда на I для смены морских пехотинцев прибыли подразделения английских < хопутных войск. Была создана разветвленная сеть постов наблюден»

Эпизод с высадкой в Исландии вызвал немалую тревогу в пол* ких кругах Англии. МИД еще раньше выражал недовольство по пов задуманного плана. Однако тот факт, что одновременно с тайной вые кой Куилла в Рейкьявике немцы открыто вторглись в Голландию, де любые дипломатические демарши Берлина перед мировым обще ным мнением бессмысленными.

Последствия этой, проведенной в любительском стиле, умной, «из ной» и весьма необычной операции, резко отличавшейся от профессй нальных безжалостных и кровавых десантных операций, были вес» примечательны.

Когда английский гарнизон на острове сменился американец Исландия стала топливной базой для кораблей и самолетов, участвов ших в битве за Атлантику, стоянкой для крейсеров и тяжелых крейсе} британского флота и базой, с которой авиация дальнего действия нак сила удары по немецким подводным лодкам и рейдерам.

Исландия сыграла значительную роль в обеспечении морских муникаций между СССР и его западными союзниками в годы Вел* Отечественной войны. Еще в 1943 году СССР установил дипломатич| кие отношения с Исландией, которая в 1944 году расторгла унию с I купированной Данией и провозгласила себя республикой.

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ОПЕРАЦИЯ

После Дюнкерка, когда кампания во Франции закончилась капитуляцией Франции 22 июня 1940 года, единственным противником Германии осталась Англия. Немецкое верховное командование считало, что Англия в скором времени согласится на мир. И это было ошибкой.

Многие задавали себе вопрос: почему Гитлер не добил англичан в Дюнкерке? По мнению одних исследователей, в тот момент нервы Гитлера сдали, и у него не оказалось мужества сделать смелый шаг: атаковать англо-французские силы с Запада. Другие считают, что у немцев в этот момент просто не хватило сил — войска союзников, как сжатая пружина, могли оказать достаточное сопротивление. Большинство же сходится на том, что Гитлер считал французов вымирающей нацией, а англичан — братским народом, родственным германскому.

По мнению Шелленберга, Гитлер полагал, что Великобритания должна в конце концов одуматься и присоединиться к Германии. И хотя он отдал приказ о подготовке к вторжению в Англию, но действовал все же очень нерешительно.

Среди офицеров генштаба существовали значительные расхождения во мнениях по вопросу о дальнейшем ходе войны с Англией. Рассматривалось несколько возможностей: вторжение, воздушная война, взятие Англии «на измор» при помощи комбинированных действий подводного флота и авиации.

Поскольку и подводная и воздушная война позволяли немцам достичь своей цели только по истечении длительного времени, то летом 1940 года на передний план выступила первая из указанных возможностей разгрома Англии, а именно вторжение. Операция по вторжению была разработана под условным названием «Зеелёве» («Морской лев»).

Мы не будем рассматривать сейчас военные аспекты операции «Морской лев», это увело бы в сторону от темы. Поэтому коснемся лишь де-

Французские 32-тонные танки, уничтоженные под Седаном
194

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СП1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

195

ятельности спецслужб (как немецких, так и английских) в перирд пс готовки этой несостоявшейся операции.

Все службы немецкой разведки были привлечены к планирован» операции. Перед специалистами СД и абвера поставлена огромная дача. С помощью аэрофотосъемки были составлены географические 1 ты. Как дополнения к ним использованы вырезки из толстых бри ких журналов. Закончен первый альбом фотографий примерно двухс целей. К ним добавляется все, почерпнутое из словарей, энцикло'пе телефонных справочников, различных источников, сообщающих свел ния о нравах и обычаях британцев.

В конце июня 1940 года разведка получила задание составить неб шой карманный справочник для войск вторжения с кратким описание наиболее важных политических, административных и экономичен учреждений Англии и характеристиками ее руководящих и общее ных деятелей. Справочник также должен был содержать необходимк инструкции на случай захвата зданий МИДа, МВД, военного минис ства и различных департаментов секретной службы. Специально под бранной группе сотрудников разведки и ученых приходилось в спешнс порядке собирать и систематизировать материалы, полученные из ных источников. Работали днем и ночью. Когда справочник был ее лен, его отпечатали тиражом 20 000 экземпляров и положили на хран| ние рядом с кабинетом Шелленберга. В 1943 году эти справочники сг рели во время воздушного налета.

Существует и еще один справочник. Это «Зондерфандунгслисте : или «черный список» лиц, подлежащих аресту после вторжения наци| тов в Великобританию. Этот уникальный по своему характеру докуме составлен между 1937 и 1940 годами майором СС Вальтером цу Крие тианом, шефом британского бюро 6-й секции РСХА.

«Черный список» представляет собой документ на 350 страница некоторые из них не заполнены, чтобы можно было добавлять от ру «вновь прибывших». Кроме определенных лиц он включает в себя 389 ресов профсоюзных и общественных организаций, культурных и рели гиозных учреждений.

Сведения немцев иногда довольно туманны, иногда включают умерших людей, иногда же, когда дело касается сотрудников спецслуж! достаточно точны, так как получены от офицеров английской развед Беста и Стивенса, захваченных во время «операции Венло», или англ» ских агентов, решившихся на предательство.

В основном «черный список» имел следующие данные: фамили» имя, дату рождения, профессию, адрес субъекта, а также место, где находился в последний раз; в некоторых случаях добавлена разведсе сотрудника спецслужбы и источник информации. Последняя стра* которую посещал субъект, — не обязательно Великобритания, что ев детельствует о том факте, что нацисты, потеряв след субъекта, оа отыскать его в Англии, которая является основным пунктом «всемирно! заговора Интеллидженс Сервис, еврейского лобби и Коминтерна щ тив Третьего рейха...»

Будучи далекими от мысли печатать весь список, приведем, для при* мера, лишь несколько известных фамилий.
2. 98. Бенеш Эдуард. Доктор философии. 28/5/94. Козленок. Экс-президент Чехословацкой республики.
3. 37. Чемберлен Артур Невил. 18/3/69. Политик, экс-премьер-министр...
3. 49. Черчилль Уинстон. Спенсер, премьер-министр.
6. 114. Фрейд Зигмунд. Доктор, еврей. 6/5/56. Фрайбург.
7. 13. Де Голль, бывший французский генерал. Лондон.
8. 16. Холл, сэр Реджинальд, прежний руководитель разведывательной службы Адмиралтейства.
9. 3. Игнатьефф А., осведомитель британской разведки.
10. 2. Жаботинский Владимир. Лондон, диверсант (Сионистский лидер, организатор еврейской организации движения сопротивления «Ир-гун». Здесь и далее в скобках примечания автора).
11. 78. Фон Клейст, его настоящее имя Франц Ринтелен. 19/8/78, немецкий капитан 3-х ранга (офицер немецких спецслужб во время войны 1914—1918 годов, организовавший серию диверсий в США. Противник нацизма, эмигрировал в Англию, где британцы к тому же отправили его за решетку).
13. 38. Рейли, Сидней Джордж. 24/3/74. Дублин, британский капитан и член английских секретных служб. В последний раз видели в Англии (Грубая ошибка нацистов, он расстрелян в Москве еще в 1925 году)
13. 80. Робсон Поль, негритянский певец.
13. 173. Моравец Франтишек. 23/7/95. Часлав, прежде чешский капитан.
13. 195. Мура, настоящая фамилия Будберг, урожденная баронесса Сакревака, член британской секретной службы. (Была любовницей писателей М. Горького, Г. Уэллса, английского разведчика Р. Б. Локкарта.)
19. Сикорский Владислав, в прошлом генерал польской армии (в то время глава польского эмигрантского правительства).
22. 10. Устинов, журналист, прозвище «Миддлтон-Педдлтон», агент британской разведки (отец актера Питера Устинова). \
22. 116. Вулф, Вирджиния, писательница.
Вот такой примерно список. Доктор Франц Альфред Закс из СД по-* ставлен во главе одного из отрядов «коммандос», который специально готовился заняться розыском лиц из этого списка после начала вторжения. Для других отрядов «коммандос» тоже найдется дело.
Завоевание Англии, по описанию капитана СС Отто Бегуса, сделан-|; кого им в 1945 году после поражения Германии, должно было начаться следующим образом.
В день «Д» сотня человек, предводительствуемая двадцатью тремя офицерами, бросится на БукингемЬкий дворец. Они разбросают заслоны из гвардейцев в медвежьих шапках и дежурных полицейских перед Дворцом и захватят в заложники короля и королеву Англии. Цель этой операции «коммандос» — заставить британцев немедленно прекратить всякое сопротивление.
196

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

рТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

197

В это время будут произведены аресты лиц из «черного списка»,; Северной Ирландии, Шотландии и стране кельтов Уэльсе начне партизанская война, тогда как в остальной части Соединенного Кор левства люди «пятой колонны» будут выводить из строя нефтепровод аэродромы, газо- и нефтехранилища.

Полная дезорганизация, хаос, конец Англии. После всеразрушаки бомбардировки германской авиации (люфтваффе) в Англию ворвет вермахт, беспрепятственно продвигаясь вперед. Успех будет ждать Гн лера там, где Наполеона ждала неудача. В Лондоне утвердится немец кое военное правительство. Вскоре под сенью свастики откроются ко! цлагеря в Суссексе или Йоркшире.

Такой сценарий катастрофы, ожидавшей Англию, не только суще вал в умах нацистов в качестве «светлой мечты», но и реально готовил! немецкими спецслужбами. Вопрос о существовании и главенстве монар хии всегда был очень важным для англичан. Если король и королева буд захвачены, то их кто-то должен заменить. Не немецкий же гауле^ Гитлеровцы продумали и этот вопрос. В течение ряда лет они вели иг с герцогом Виндзорским, бывшим королем Англии Эдуардом VIII. В СЕ время, еще будучи наследником престола Дэвидом, принцем Уэльский он имел неосторожность влюбиться в Уоллис Симпсон, дважды разв денную американку. Как Дэвид, так и Уоллис были германофилам! восхищались порядком, установленным Гитлером, встречались с ник отдыхали в его имении. Есть все основания считать, что германская ] ведка если и не завербовала Уоллис Симпсон, то поддерживала с женщиной, имевшей огромное влияние на принца, тесные контакты.-I

Гитлер безошибочно определил ту роль, которую Уоллис играла щз Дэвиде. Германские службы не выпускали ее из виду, и она оправдын ла их надежды. Именно по ее подсказке в июне 1935 года принц Уэл$ ский выступил с обращением к ветеранам организации «Британский л^ гион» с призывом посетить Германию и обменяться рукопожатиями \ теми, с кем еще двадцать лет назад обменивались выстрелами. По иш циативе Уоллис, Дэвид, уже став королем Эдуардом VIII, приветствов вторжение немцев в Рейнскую область.

Любовь Дэвида к миссис Симпсон была столь велика, что, став кс ролем, он, вопреки возражениям королевской семьи, парламента, домк нионов, английской общественности, англиканской церкви, решил: ниться на ней. 11 декабря 1936 года, процарствовав 325 дней, 13 часов 57 минут, король Эдуард VIII отрекся от престола. Началась частна жизнь герцога Виндзорского и госпожи Симпсон, с которой он встуга-в законный брак.

Вот теперь, жарким летом 1940 года, немцы и рассчитывали на что в случае успешного вторжения в Англию они посадят на преет своего «карманного короля».

А в это время герцог Виндзорский с супругой, бежав из оккупщ ванной Франции, где они жили, оказались в Мадриде, а затем обоснс вались в Лиссабоне.

По заданию Гитлера, переданному Риббентропом, в Лиссабон вые

хал начальник разведки Вальтер Шелленберг с целью установить связь с герцогом, заставить его принять материальную помощь и переехать на жительство в Швейцарию. Если же он будет сопротивляться, то «применить силу против британской охранной службы, а против герцога только в том случае, если его колебания окажутся вызванными страхом, — сказал Риббентроп. — Применение силы поможет ему преодолеть страх, и как только он выйдет из-под надзора британской разведки, он будет благодарен нам».
Шелленберг выехал в Лиссабон, но и английская разведка не дремала. Она предприняла необходимые меры. 4 июля 1940 года Черчилль прислал герцогу телеграмму, что тот назначается губернатором и главнокомандующим на Багамские острова. Герцог принял это назначение. Ни его прогерманские настроения, ни советы Уоллис не смогли преодолеть британского патриотизма и понятия о чести солдата, коим он себя считал.
Миссия Шелленберга провалилась, и он вернулся в Берлин.
Еще одну ставку немецкие спецслужбы делали на движение националистов в английских колониях и на самих Британских островах. На Ближнем Востоке, в Палестине, они действовали с 1933 года, когда с Еврейским агентством был заключен пакт Хаавата, по которому в этот район осуществлялась миграция евреев из Третьего рейха. Тем самым евреев сталкивали с арабами и с англичанами. В Палестине действовала подпольная еврейская антианглийская армия. Арабы искали союзников и нашли их в лице немцев. Восстанием арабов в Ираке против англичан в 1941 году дирижировал немецкий посол в Багдаде. Таков клубок противоречий, отвлекающий англичан.
Но это — периферия. Основных союзников немцы ищут в непосредственной близости от Лондона.
В Ирландии, разделенной войной за независимость на самостоятельный Юг и Север, оставшийся под управлением англичан, Ирландская республиканская армия (ИРА) не отказывается от борьбы за объединение страны. Германия пытается извлечь из этого выгоду и обновляет секретный альянс с ирландским движением националистов, существовавшим еще с 1916 года. В 1939 году контакт с ирландскими националистами восстановлен. Однако, хотя ИРА и разжигает пламя войны на английской почве, она не желает действовать по указке нацистов и быть орудием в их руках. К странам «Оси» (Германии, Италии) ирландцы испытывают неприязнь: ведь в годы Гражданской войны в Испании большинство членов ИРА сражалось в рядах Интернациональных бригад против фашистов. Наконец, в Уэльсе служба Канариса пытается создать разведсеть под управлением Джесси Оуэнса. Но он оказывается английским агентом, и вся затея проваливается. Таким образом, ставка на националистов тоже бита.
Остается надежда на «немецких кротов, окопавшихся в английской деревне», — нацистских агентов, находящихся на острове. Но и эта надежда не оправдывается: английская контрразведка заблаговременно выловила почти всю немецкую агентуру.
198

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

199

В ночь с 3 на 4 сентября 1939 года начинается грандиозная на подозреваемых. Она продолжается несколько дней, и в ней учас ют более 2000 сотрудников МИ-5, «Спешал Бранч» и полиции. Они ( ловили и отправили за решетку 800 немецких агентов и установили : блюдение за 6000 лиц. Первыми казненными немецкими шпионал были Иосиф Вальдберг и Карл Мейер. Их казнили в Пентонвильскс тюрьме 10 декабря 1940 года.

Англичане установили строгий контроль за беженцами из Европы, з| том числе и за участниками Сопротивления или лицами, выдающк себя за таковых. Их направляют в так называемую «Патриотическ школу», своего рода фильтрационный лагерь, где с помощью различив хитроумных методов и внутренней агентуры выявляют немецких шпис нов. За пять лет войны МИ-5 перевербует 40 немецких агентов, сбр шейных на парашютах.

Помимо контрразведывательной работы английские спецслужбы ] товят партизанскую войну в случае вторжения немецких захватчиков;!

Организуется разведывательно-диверсионная школа. Ее выпускнике готовят для заброски в немецкий тыл, но при необходимости они мог быть использованы и в Англии. Заместитель начальника школы — Га Бёрджес, советский агент, один из членов знаменитой кембриджскс «пятерки».

Создается группа, занимающаяся изучением техники ведения парт» занской войны. Публикуются брошюры «Искусство партизанской вой ны», «Справочник лидера партизан», «Как использовать мощные взрыв! чатые вещества». В начале 1941 года выходит справочник по веден» партизанской войны в городских условиях: «Мы будем сражаться улицах».

Офицеры разведки комплектуют зародыши будущих групп Сопротив ления. Устанавливаются контакты с ветеранами Первой мировой вой ны, берутся на заметку люди, хорошо знакомые с местными условия!! члены охотничьих клубов и браконьеры, сторожа охотничьих угодий ! пастухи, руководители бойскаутских групп. Создаются тайники для: нения оружия, радиопередатчиков, опорные пункты для конных пар зан. Именно в эти дни проводится совещание по вопросу о слияш различных организаций, использующих нетрадиционные способы вед ния войны, и, по инициативе У. Черчилля, создается УСО — Управ ние специальных операций, которое внесет свой вклад в дело побед союзников по антигитлеровской коалиции.

А что же немцы? Они продолжали подготовку операции «Морско лев». Участок, выбранный для десанта, сначала был довольно широки* а затем «с учетом некоторых оперативных соображений и разведыват ных данных» постепенно определилась более узкая полоса, расположен ная между Дувром и Брайтоном.

Постепенно интерес Гитлера к плану «Морской лев» начал таят Немецкий генерал-лейтенант Б. Циммерман пишет: «Верховное кома* дование немцев стало понимать, что планируемое вторжение может ок читься катастрофой, и поэтому в октябре 1940 года секретным при

зом отменило эту операцию. Чтобы скрыть от противника свои намерения, доводить этот приказ до сведения войск пока не разрешалось, поэтому занятия по десантированию и погрузке войск продолжались как ни в чем не бывало... Было решено начать против Англии воздушную войну».
Но мы-то знаем, почему в действительности начал таять интерес Гитлера к плану «Морской лев». Уже другой план рождался в его голове — «План Барбаросса». Вот два маленьких сообщения, затерявшиеся среди тысяч других писем, телеграмм, докладных записок.
«Из сводки 5-х управления РККА о положении в Германии. 21 июня 1940 г.
...19 июня через Берлин в восточном направлении прошли два эшелона с пехотой и артиллерией».
«Из докладной записки заместителя наркома внутренних дел СССР в НКВД СССР о сосредоточении немецких войск вблизи советской границы. 14 июля 1940 г.
По данным Белорусского Пограничного округа, с 1 по 7 июля сего года в Варшаву и ее окрестности прибыло семь (!) дивизий немецких войск...
...За последнее время отмечены вновь прибывшие части германской армии (на бывшей польской территории. — И. Д.):
в г. Кросно — пять пехотных полков,
в г. Ярослав — 39-й пехотный и 116-й артиллерийский полки,
в г. Жешув — 129-й пехотный, зенитный и артиллерийский полк...
...7 июня 1940 г. в г. Ярослав прибыло три эшелона немецких войск с 70 танками. Отмечено прибытие танковой части в г. Люблин (100 км юго-западнее Брест-Литовска).
11 июня 1940 г. в г. Ланцут расположился штаб в составе трех генералов и 30 офицеров».
Обратите внимание на даты: 7 июня, 11 июня, 19 июня — самый разгар боев во Франции, а далее первые числа июля 1940 года — подготовка операции «Морской лев». Какой там «Морской лев», если немецкие войска уже перебрасываются к советской границе!
И наконец, еще одна гитлеровская фальшивка. Уже когда «План Барбаросса» полным ходом готовился к реализации, Главное командование немецких сухопутных сил в конце апреля 1941 года отдало новый приказ, согласно которому немецкие войска на Западе снова должны были начать подготовку к вторжению в Южную Англию. Эта операция носила условное обозначение «Хайфиш» («акула»), и офицеры штабов расположенных на Западе армий начали всерьез заниматься разработкой этого плана.
В начале июня 1941 года в ставку главного командования немецкими войсками Запада прибыл офгицер-порученец начальника генштаба сухопутных сил и сообщил собравшимся офицерам, что все проделанные подготовительные работы явились просто мероприятием, необходимым для введения противника в заблуждение, и чт© теперь их можно прекратить.
200

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСДГС

«Таким образом, — пишет генерал-лейтенант Б. Циммерман, — ; эти приготовления проводились только в целях маскировки готовящей Восточной кампании, которая в ту пору являлась для Верховного ко\ дования уже решенным делом».

Может быть, и «Морской лев» был такой же маскировочной лоз Но вот еще одна версия в качестве курьеза. В 1805 году, собрав ромное войско, сосредоточенное во втором Булонском лагере, и кру ные военно-морские соединения, Наполеон собирался высадиться в > глии. Тогда большая группа англичан, взявшись за руки, организов на мелководье Северного моря огромный круг, меля высшие силы сг сти Англию от вторжения. И это помогло! Наполеон отказался от ев затеи. То же сделали английские патриоты1 летом 1940 года и, как сч| тали участники акции, и на этот раз Англия была спасена!

РОКОВЫЕ ТЕЛЕГРАММЫ

В подражание гитлеровской акции в Чехословакии, Муссолини 7 реля 1939 года осуществил аннексию Албании. Но это не удовлетворв ло непомерного честолюбия итальянского дуче. Не охладил его стреи ления к военной славе и удар в спину рушившейся Франции, нанесек ный им 10 июня 1940 года. Итальянские войска тогда с трудом преод<| лели отроги Альпийских гор, вяло обороняемые французскими горнь ми стрелками. Требовалось доказать военную мощь Италии.

Поэтому, даже не поставив в известность своего партнера по «Оси* Муссолини 28 октября 1940 года отдал приказ своим войскам сосредс точиться в Южной Албании и начать наступление на Грецию. Он наде ялся на дешевый военный успех и рассчитывал таким образом укреш пошатнувшееся влияние Италии в Юго-Восточной Европе. Но, начина наступление, он не учел ни способности греческого народа к сопротиВ лению, ни силу его армии.

К концу года военная обстановка в Греции стала такой опасной, итальянцев, что казалось — избежать потери Албании можно лишь в т случае, если Германия окажет своему союзнику непосредственную пс мощь. К тому же почти все итальянское войско было повернуто фрок том в сторону Греции, тылы со стороны Югославии не были прикрыт и тем самым, по образному выражению Черчилля, «были обращены Югославии своим голым задом». В этих условиях и итальянцы вместе < немцами, и их противники понимали, что если Югославия нанесет мощ-| ный удар по итальянцам, то сможет добиться крупной победы, обеспе* чить свой тыл и успеть получить снабжение для обороны от нападем Германии.

Весной 1941 года Гитлер начал обдумывать возможность использова-1 ния немецких войск на Балканах в тесном взаимодействии с итальянски-: ми войсками. Однако после проведения рекогносцировки на месте по? причинам, связанным, в частности, со снабжением войск, от плана совместных операций немцы отказались. Итальянцы остались один на один соз своим потенциальным противником. Отношения Италии с Югославией!

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

Немецкие и итальянские генералы в оккупированных Афинах

были напряженными с момента образования этой страны после Первой мировой войны. Их осложняли спор из-за Триеста и другие проблемы. Армия Югославии по тем временам считалась неплохой и вполне могла представлять угрозу для своего соседа.
У итальянцев существовал один козырь — Служба военной информации (СВИ). Разведывательная и контрразведывательная служба итальянской армии имела в своем составе крупный и успешно работающий 5-й отдел, во главе которого стоял генерал Гамба, известный лингвист и исследователь в области криптографии. Отдел занимался чтением дипломатической и военной переписки иностранных государств.
Специалисты 5-х отдела вскрыли военные шифры Югославии. Перехват радиопереговоров югославской армии в апреле 1941 года известил итальянское командование о воинственных намерениях югославов. 12 апреля*стало известно, что две югославские дивизии начали продвижение в сторону оккупированной итальянцами Албании, того самого «голого зада», о котором говорил Черчилль.
Итальянский генштаб метался в поисках решений. Развернуть войска с южного фланга, сконцентрированные против Греции, не представлялось возможным — греки тотчас воспользовались бы этим и сбросили итальянцев в море. Для переброски войск из внутренних районов Италии требовалось слишком много времени.
Положение казалось безвыходным. Единственная надежда была на немцев, которые к этому времени уже начали военные действия против Югославии, и перед своим итальянским союзником поставили задачу: продержаться в Албании до подхода немецких войск. Но именно этого в данной ситуации итальянцы обещать не могли.
Помощь пришла со стороны криптоаналитиков СВИ. Это была идея генерала Гамба. По его предложению были составлены две телеграммы за подписью главы югославского правительства генерала Симовича. Они были адресованы командирам дивизий, и в них предписывалось немедленно прекратить наступление и начать отступать. Обе телеграммы были зашифрованы с использованием югославской армейской шифровальной системы и с соблюдением всех правил радиообмена. Учитывались и длина волны и время радиопередачи. -'
Шифротелеграммы отправили адресатам. Один из командиров дивизий не высказал никакого удивления и приступил к выполнению полученного приказа. У другого возникли какие-то сомнения, и он запросил подтверждения приказа. Но, не дождавшись подтверждения, тоже повернул дивизию вспять.
202

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

203

На следующий день югославский генштаб сообщил, что не да приказа об отступлении. Но было уже поздно. Немцы стремительно н^ ступали в направлении Греции и Албании. Начался распад и разлом ние югославской армии. Боснийцы, хорваты, македонцы в массов порядке дезертировали. Разорванные на части, растоптанные, отброшев ные в сторону и оставленные без командования, 30 югославских див зий сложили оружие, воспользоваться которым не успели.

17 апреля сражения закончились безоговорочной капитуляцией 1 югославских вооруженных сил. Следуя по пятам за победителями, чер Далмацию в Черногорию устремились и итальянские войска.

РАЗВЕДКА И «ПЛАН БАРБАРОССА»

Мысль о завоевании жизненного пространства на Востоке и вслед ствие этого необходимости войны с Россией никогда не оставляла Ги лера. В своем «основополагающем» труде «Майн кампф» он писал: «I мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обр щаем свой взор в первую очередь к России». Его рывок в Польшу и п«1 корение этой страны не в малой степени объясняются желанием соз ния плацдарма, предполья для будущей войны с Советским Союзом. что ему пришлось затем повернуть на Запад, было «досадной необход мостью», помехой в его будущей Главной войне.

Но сразу же после Дюнкерка, когда весь мир со страхом ожидал реа лизации операции «Морской лев», высадки германских войск в Англи* Гитлер потерял к ней интерес. Даже во время Дюнкерка, когда фюре имел полную возможность уничтожить удирающие в панике английск войска, он не стал этого делать и остановил свои наступающие дивизк он не хотел злить и уничтожать тех, кто в недалеком будущем если и станет его союзником, то, во всяком случае, будет спокойно взирать ] то, как он разделается с варварской жидовско-большевистской Россией

22 июня 1940 года Франция капитулировала, а через 6 дней, 28 июк Гитлер заявил Кейтелю:

— Война против России после победы над Францией будет для на шего вермахта вроде детской игры в «куличики».

Мало кто знает, что тогда родился первый план нападения на Рс сию, наименованный «План Фриц». Его автором был генерал Эри Маркс. Составлял он его, исходя из опыта польской кампании, и пола гал, что победоносная война должна завершиться взятием Москвы. Ги1 лер, ознакомившись с этим планом, отверг его как нерешительный приказал подготовить новый план, исходя из теории и опыта блицкрв га, войны быстрой и решительной, — он понимал, что иначе экономй| ка рейха не выдержит и развалится.

Общее руководство подготовкой нового плана, уже получившего на-| звание «План Барбаросса» и номер 33408/40 в секретном делопроизвол стве, взял на себя начальник генерального штаба генерал Гальдер. Не1 посредственным разработчиком стал генерал Паулюс, тот самый, ко рый два с половиной года спустя, подняв руки и отбросив в сторону сво8

г. Бухарест» ; '••--------*•"».

' БОЛГАРИЯ

Начало войны гитлеровской Германии против СССР
пистолет, выйдет из подвала навстречу нашим солдатам в Сталинграде. В инструкции Гальдера Паулюсу говорилось, что «Барбароссу» следует привязать к условиям русской местности; учесть все исходящие точки главных ударов; ресурсы немцев и ресурсы противника; форсирование рек и болот; резервы горючего и технических масел с учетом того, что будет взято у Венгрии и Румынии; количество необходимого каучука до того, как его придется заменять синтетикой; состояние путей сообщения; всё, связанное с количеством русских дивизий, их дислокацией и вооружением, и т.д. и т.п. Естественно, что план должен был составляться со всей свойственной немцам тщательностью и основываться на реальных данных, которые имеются в открытых изданиях: газетах, справочниках, картах, атласах и т.д., но главным образом добываются с помощью политической и военной разведок.
204

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

205

Гитлеровская разведка всегда вела работу против Советского Сов Конечно, в 1937 и в последующие годы массовых репрессий наря, десятками тысяч невинных людей «замели» и немалое количество немё кой агентуры. Это намного ослабило позиции немцев. Но сразу же пс ле польской войны абвер перешел в наступление.

Одной из малозамеченных историками операций абвера стал шенный советским руководством допуск в СССР по просьбе Гитлера • немцев, которые «желали бы разыскать могилы родственников», пог ших в войне 1914—1918 годов. Эти матерые шпионы обошли, объехг оползали буквально всю территорию, которая станет полем сражен! другой войны, 1941—1945 годов, и не случайно мы, фронтовые офих ры, предпочитали иметь немецкие, а не наши, советские, карты ме, ности — они были более точными и современными, а мы только уди| лялись: как же это немцы могли их изготовить?

Конечно, не только легальные и нелегальные немецкие шпионы ^ ставляли эти карты. Десятки и сотни немецких самолетов-нарушителё летали над нашей территорией и фотографировали ее. Только за майд 10 дней июня 1941 года границу СССР нарушил 91 германский самол<

С 10 по 19 июня зафиксировано 86 случаев нарушения грани, СССР иностранными самолетами (Германия — 63, Финляндия — 9, Век грия — 2, Румыния — 12 случаев). 20—21 июня имели место 55 случа ев нарушения границы.

Вот как характеризует разведывательную программу немецкой авиа ции тогдашний пресс-шеф в ведомстве Риббентропа доктор Паул Шмидт: «Наталкиваясь на почти непреодолимые преграды, сооружаем! русскими против «обыкновенных» видов шпионажа, немецкое команд вание смогло использовать одно средство, которое 20 лет спустя, в наш| дни, использовали американцы. Я имею в виду секретную авиаразвея ку с больших высот. Метод, при помощи которого американцы стар лись шпионить против Советского Союза высотными самолетами «У-. не был американским изобретением. До американцев этот метод с уе пехом применял Гитлер. До сих пор об этом было мало известно, пс му что соответствующие данные находятся в американских секретны! архивах. Можно даже полагать, что именно изучение этих архивов прй-| вело к посылке самолета «У-2».

В октябре 1940 года тогдашний подполковник Ровель получил ^л, лютно секретный личный приказ Гитлера: «Сформировать разведывател* ные соединения, которые смогут с больших высот фотографировать з падную часть России. Высота должна быть настолько большой, чтоб русские ничего не заметили. Окончание съемок — к 15 июня 1941 год-.

Различные авиационные фирмы спешно занялись подготовкой спе1* шальных самолетов. Самолеты были оборудованы герметическими ка бинами, специальными моторами, специальными фотографическим! устройствами.

Поздней зимой начались секретные полеты эскадрильи Ровеля. Пер<| вый отряд летал с озер Восточной Пруссии и разведывал белорусским район. Это были машины «Хенкель-Ш» со специальными моторами!

Второй отряд вел съемки с базы Инстербург и действовал над прибалтийскими государствами (вплоть до озера Ильмень). На этом направлении летали самолеты «До-215» и «Б-2». Севернее Черноморского побережья летал третий отряд, базировавшийся в Бухаресте...»
После раздела Польши в 1939 году между землями, отошедшими к Украине и Белоруссии, и генерал-губернаторством, как немцы стали называть оккупированную ими часть Польши, пролегла демаркационная линия, то есть фактически граница между СССР и Германией.
Это в значительной степени облегчило работу и абверу, и СД (политической разведке). К этому времени германские разведывательные органы приобрели опыт работы в условиях военного времени, создали кадры профессиональных разведчиков. К тому же у германских спецслужб оказался еще один плюс: они захватили архивы польской разведки, обширную картотеку польской агентурной сети как на территории Польши, так и за рубежом. Таким образом под их контролем оказалась польская агентура в западных областях Белоруссии и Украины, в том числе среди националистов.
Какое-то время граница носила «прозрачный» характер, тем более когда началось воссоединение семей и переселение украинцев и белорусов из Польши, а поляков — в генерал-губернаторство. Это дало возможность германским спецслужбам разыскать бывших польских агентов и переориентировать их на связь с абвером и СД.
Вот что вспоминал бывший ближайший сотрудник Канариса генерал Ганс Пикенброк: «Россия является самой трудной страной для действия разведывательной службы. Причины этого лежат, в первую очередь, в сильной изоляции страны, возникшей в результате сложной процедуры выезда и въезда. В стране всегда мало иностранцев, а в Европе мало советских граждан. Иностранцы прибывающие в Россию, всегда бросаются в глаза, сильно контролируются и не могут незаметно ездить по стране. Русские, живущие за границей, — это, преимущественно, эмигранты, которые ничего н« знают о новой России и не имеют с ней связей. Прочие советские граждане, находящиеся в Европе, представляют собой проверенных, надежных людей, работать с которыми не имеет смысла. Деньги не являются притягательным средством для русских. Все знатоки России считают русскую контрразведку очень хорошей и разветвленной. В ее работе активно принимает участие население. Все эти обстоятельства очень затрудняли разведывательную деятельность против России, к чему добавилось еще и то обстоятельство, что до 1939 года Германия не имела общей границы с Россией.
В мирное время против России в Германии работали разведывательные пункты в Кенигсберге, Бреслау, Вене, Штеттине, Гамбурге и Берлине. Агентурная сеть состояла, в'лервую очередь, из поляков, латышей и литовцев, которые жили вблизи русской границы и могли ее переходить, имея на русской стороне знакомых и родственников, которых они опрашивали. Кроме того, мы получали сведения из Финляндии и Эстонии, которые специально засылали агентов, чтобы получить интересующие нас сведения.
206

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

207

Далее, мы устанавливали предварительные контакты со всеми н« цамй — рабочими, техниками и инженерами, которые ездили в Росс чтобы ПРИ их помощи выяснить определенные вопросы. Больщинс! из них не хотели иметь дело с разведкой, так как боялись контро. русской стороны. После возвращения они сообщали нам сведения, саюшиеся преимущественно деятельности промышленных предпри на которых они работали. Тем не менее опросы немцев, которые г__ тали в России или ездили туда на короткий срок, давали довольно пс робные сведения о состоянии русской военной экономики.

При присоединении прибалтийских государств к Советскому Сои там было оставлено большое количество агентов. Они давали нам д ные о воинских частях, находящихся в этих странах, и работали до купании этих стран Германией. Хорошую службу сослужила нам разведывательная эскадрилья Ровеля.

После окончания похода против Польши возникла общая грат межДУ Россией и Германией. В результате войны многие поляки из сточных районов оказались в западных и наоборот. Возникло сильн! движение через демаркационную линию. Это давало новый стимул , разведывательной деятельности против России. В качестве агентов чаще всего использовали неимущих поляков, которых вербовали, с щая им продовольствие, одежду, скот, выпивку. Результаты не бь исчерпывающими, однако в значительной мере они были лучше, раньше. Мы потеряли много агентов — примерно 50% их состава. этом мы не знали, были ли это действительно потери или просто аг ты добровольно оставались на другой стороне.

Начиная с февраля 1941 года, в разведывательную деятельность вю.-чились разведорганы штабов армий, передислоцированных с Запада Польшу- Они — особенно в апреле, мае и июне — перешли к пров ник» тактической разведки».

На Нюрнбергском процессе Пикенброк дал следующие показания 1 повоДУ заданий, которые он получал в связи с предстоящей операци,

«Для выполнения этих заданий мною было направлено значительн! количество агентов в районы демаркационной линии между совете» ми и германскими войсками. В разведывательных целях мы также !_, пользовали часть германских подданных, ездивших по различным во| росам в СССР, а также опрашивали лиц, ранее бывавших в СССР.

Наряду с этим всем периферийным отделам разведки, которые ˜ работу против России, было дано задание: усилить засылку агенто, СССР- Такое же задание — усиление агентурной работы против СССР ^ было дано всем разведывательным органам, которые имелись в арм» и армейских группировках. Для более успешного руководства всеми: ми органами абвера в мае 1941 года был создан специальный разв вательный штаб, носивший условное название «Валли-1». Этот дислоцировался близ Варшавы, в местечке Суливек.

руководителем «Валли-1» был назначен наш лучший специалист; работе против России майор Браун. Позднее, когда по нашему приме 2-й И 3-Й отделы абвера также создали штабы «Валли-2» и «Валли-3»,

орган в целом именовался штаб «Валли» и руководил всей разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работой против СССР. Во главе штаба «Валли» стоял подполковник Шмальцшлегер».
В период подготовки «Плана Барбаросса» перед абвером была поставлена задача срочно освежить имеющиеся данные о численности и ходе вооружения частей Красной армии, их дислокации, о мероприятиях командования по развертыванию войск на случай военной угрозы, о местонахождении штабов. Особое внимание было обращено на Белоруссию, ибо именно она рассматривалась командованием вермахта как будущий главный театр военных действий, где удастся ликвидировать основные силы советских войск.
Абвер довольно успешно справлялся со своей задачей- По существу, Германия располагала необходимой информацией о положении в БО-ВО (Белорусский Особый военный округ) и КОВО (Киевский Особый военный округ) для того, чтобы Паулюс мог закладывать необходимые параметры в «План Барбаросса».
За первые месяцы 1941 года, предшествовавшие нападению на СССР, абверу удалось собрать много сведений о составе советских войск в зоне предстоящих военных действий и в ближайшем тылу.
Для этой цели через границу было заброшено множество разведывательных групп и отрядов. Всего в 1941 году, по сравнению с 1939 годом, объем заброски увеличился в 14 раз. Вот некоторые цифры (из справки Главного управления погранвойск от 17 июня): «За первое полугодие 1941 года (с 1 января по 10 июня) задержано 2080 нарушителей границы со стороны Германии, разоблачено 339 агентов разведорганов противника, из них агентов немецкой разведки 219, румынской 92, венгерской 28... Был ряд случаев задержания заброшенных агентов германских разведорганов, снабженных портативными приемно-передающими радиостанциями, оружием и гранатами... в связи с оказанием вооруженного сопротивления убито 36 и ранено 25 нарушителей границы...» А сколько не было задержано?
И абвер и СД через свои агентурные каналы изучали возможность получения согласия Финляндии и Турции стать союзниками Германии. Чтобы привлечь эти страны на свою сторону, Гитлер заранее, не ожидая не только окончания, но и начала войны, готов был уступить им некоторые территории СССР, которые будут завоеваны вермахтом. Маршал Маннергейм поддался на посулы эмиссаров Гитлера и дал согласие на участие Финляндии в войне против Советского Союза, что и было учтено при окончательной доработке «Плана Барбаросса».
Генеральный штаб требовал все больше точной и достоверной информации о количественных и качественных показателях, характеризующих Красную армию: о ее группировке на западных границах; типах и размещении укреплений; состоянии транспортной системы; капиталовложениях в оборонные отрасли; новейших достижениях в области военной техники. Тем не менее ведомство генерала Канариса и Отдел иностранных армий Востока, который возглавлял полковник Кинцель, несмотря на все их усилия, не смогли ответить на все вопросы генштаба. Доста-
208

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

209

точным примером тому служит неожиданное для немцев появление полях сражений танка Т-34 и знаменитой «Катюши».

Одна из задач, поставленная оперативным штабом перед управлеш ем военной разведки и контрразведки Германии, состояла в создан* условий для сохранения в глубокой тайне передислокации войск и лей этой передислокации. Эти условия были сформулированы в док менте, составленном еще в сентябре 1940 года, практически вскоре пс начала работы над «Планом Барбаросса», а затем детализированы в «Ук заниях штаба оперативного руководства Верховного Главнокомандов ния вооруженных сил Германии о мероприятиях по дезинформировани советского военного командования в связи с подготовкой к нападем на СССР» от 15 февраля 1941 года.

Этот документ заслуживает того, чтобы выдержки из него прив целиком.

«А.

1. Цель маскировки — скрыть от противника подготовку к опера «Барбаросса». Эта главная цель и определяет все меры, направленные 1 введение противника в заблуждение.

Чтобы выполнить поставленную задачу, необходимо на первом пе, то есть приблизительно до середины апреля, сохранять ту неопреде ленность информации о наших намерениях, которая существует в нас ящее время. На последующем, втором, этапе когда скрыть подготовку < операции «Барбаросса» уже не удастся, нужно будет объяснять ее ствующие действия как дезинформационные, направленные на отвлече ние внимания от подготовки вторжения в Англию.

2. Во всей информационной и прочей деятельности, связанной с 1 дением противника в заблуждение, руководствоваться следующими; заниями.

а) На первом этапе:

усилить уже и ныне повсеместно сложившееся впечатление о стоящем вторжении в Англию. Использовать для этой цели данные новых средствах нападения и транспортных средствах;

преувеличивать значение второстепенных операций «Марита» (пла операции против Греции) и «Зонненблюме» («Подсолнечник» — пла переброски немецких войск в Северную Африку), действие 10-х ави ционного корпуса, а также завышать данные о количестве привлекае\ для их проведения сил;

сосредоточение сил для операции «Барбаросса» объяснять как пер мещения войск, связанные с взаимной заменой гарнизонов запада, це* тра Германии и востока, как подтягивание тыловых эшелонов для ведения операции «Марита» и, наконец, как оборонительные меры прикрытию тыла от возможного нападения со стороны России.

б) На втором этапе:

распространять мнение о сосредоточении войск для операции «I баросса» как о крупнейшем в истории войн отвлекающем маневре, торый якобы служит для маскировки последних приготовлений для ] жения в Англию;

пояснять, что этот маневр возможен по следующей причине: благодаря мощнейшему действию новых боевых средств достаточно будет для первого удара сравнительно малых сил; к тому же перебросить в Англию крупные силы все равно невозможно ввиду превосходства на море английского флота. Отсюда делать вывод, что главные силы немецких войск могут быть на первом этапе использованы для отвлекающего маневра, а сосредоточение их против Англии начнется только в момент нанесения первого удара.
Б. Порядок осуществления дезинформации.
1. Информационная служба (организуется начальником управления военной разведки и контрразведки). Принцип: экономное использование версии об общей тенденции нашей политики и только по тем каналам и теми способами, которые будут указаны начальником управления военной разведки и контрразведки.
Последний организует также передачу нашим атташе в нейтральных странах и атташе нейтральных стран в Берлине дезинформационных сведений. Эти сведения должны носить отрывочный характер, но отвечать одной общей тенденции».
Дополнительные указания были даны 12 мая 1941 года.
«1. Вторая фаза дезинформации противника начинается одновременно с введением максимально уплотненного графика движения эшелонов 22 мая. В этот момент усилия военных штабов и прочих участвующих в дезинформации органов должны быть в повышенной мере направлены на то, чтобы представить сосредоточение сил в операции «Барбаросса» как широко задуманный маневр с целью ввести в заблуждение западного противника. По этой же причине необходимо особенно энергично продолжать подготовку к нападению на Англию. Принцип таков: чем ближе день начала операции, тем грубее могут быть средства, используемые для маскировки наших намерений (сюда входит и работа службы информации).
2. Все наши усилия окажутся напрасными, если немецкие войска определенно узнают о предстоящем нападении и распространят эти сведения по стране. Поэтому среди расположенных на востоке соединений должен циркулировать слух о тыловом прикрытии против России и «отвлекающем сосредоточении сил на востоке», а войска, расположенные на Ла-Манше, должны верить в действительную подготовку к вторжению в Англию».
Наряду с военной разведкой Германии в этот период активно участвовала и политическая. Ее глава Вальтер Шелленберг писал в своих воспоминаниях: «Час большого генерального наступления ощутимо становился все ближе. Много усилий потребовала маскировка нашего выступления против России. Предстояло обезопасить от шпионов особо угрожаемые места — сортировочные станции и переходы через границу.
Кроме того, необходимо было перекрыть информационные каналы противника; мы пользовались ими только для того, чтобы передавать дезинформирующие сведения, например о переброске'войск и грузов на запад для подготовки возобновляемой операции «Морской лев». Насколь-
210

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ко Советы верили в эту дезинформацию, можно судить по тому, что ев 21 июня русские пехотные батальоны, стоявшие в брест-литовской тадели, занимались строевой подготовкой под музыку».

Операция «Морской лев», предусматривавшая высадку немец* войск в Англии, широко использовалась для обмана общественнс мнения не только СССР и других государств, но и населения самой Ге мании. В период действия пакта от 23 августа 1939 года и разраб «Плана Барбаросса» немецкое население в своей массе верило в то, военные действия будут продолжаться против Англии, и для мног немцев 22 июня 1941 года явилось такой же неожиданностью, как и; советских людей.

В самой Германии и на захваченных ею территориях были предпря няты беспрецедентные меры конспирации. Под контроль контрразв ки были взяты все, кто мог подозреваться в действиях, угрожающих : енным приготовлениям. Передвижение между рейхом и оккупирова» ными территориями было ограничено, введена система разрешений въезд и выезд. Из пограничной полосы были удалены все жители, под зревавшиеся в симпатиях к СССР; все виды связи со странами, объя ленными враждебными Германии, были категорически воспрещены.

Однако когда уже стало ясно, что скрывать факт готовящегося нас ления невозможно, в ход вступило ведомство Геббельса и агентура ] ведки, причастная к проведению активных мероприятий. То и дело ст ли происходить «утечки» информации, и во многих газетах нейтральщ стран начали появляться сенсационные сообщения о готовности фаи стекой Германии напасть на Советский Союз, причем каждый раз зывались разные «точные» даты. Это, безусловно, нервировало сове ких разведчиков и дипломатов, работавших за рубежом и вынуждеь передавать эту «информацию» в Центр. Это нервировало и Центр,« высшее руководство, в том числе И. В- Сталина, заставляя скептическ относиться ко всем этим сообщениям и датам, а заодно и к основание на агентурных данных информации советских разведчиков, таких Р. Зорге, А. Харнак, X. Шульце-Бойзен, Ш. Радо и других, а также к 1 формации У. Черчилля и германского посла в СССР фон Шуленбург Ведь последовательно назывались самые разные даты: 15 апреля, 1 15 мая, 1 июня, 15 июня и, наконец, 22 июня. Вся хорошо поставле» ная немцами дезинформация напоминала притчу о мальчике-пастушои ке, который столько раз кричал: «Напали волки!», что ему перестали: рить, и когда волки действительно напали, никто не пришел к нему помощь.

В «Плане Барбаросса» не было ни одной строки, говорящей об < роне. Он был всецело наступательным, агрессивным.

Весьма наивны (или зловредны?) нынешние историки и борзопис цы, которые «верят» вымыслам доктора Геббельса о том, что война > стороны Германии была превентивной и что иначе Советский Союз нэпа бы на Германию. Советский Союз не нападал бы не потому, что не хс тел, а потому, что не мог. Не было ни достаточного количества совр менного вооружения, ни достаточного количества грамотных кома?

ров старшего и высшего звена (вспомним о 40 тысячах уволенных или репрессированных) и не было ничего, подобного «Плану Барбаросса». Паулюс исходил из того, что для разгрома всех армий СССР вермахту потребуется от 4 до 6 недель. Этот план и был доложен фон Браухи-чем Гитлеру 18 декабря 1940 года, и тогда же фюрер в присутствии Йодля и Кейтеля одобрил его специальной директивой №21. Под этим номером «План Барбаросса» и войдет в историю. 3 февраля 1941 года Гитлер одобрил стратегический план наступления, также доложенный фон Браухичем.
Первоначально нападение на СССР планировалось на 15 мая 1941 года.
Затем сроки пришлось перенести из-за того, что Италия завязла в войне с Грецией, а фюрер решил оказать Муссолини помощь и отвлек часть войск, предназначенных для нападения на СССР. «По дороге» эти войска сокрушили армию Югославии, а затем завершили короткую Балканскую войну десантной операцией по захвату острова Крит.
27 марта 1941 года Гитлер объявил своим ближайшим военным соратникам Кейтелю и Йодлю, что решил перенести начало войны с СССР на июнь, но заявил при этом, что планы войны с Россией от этого переноса не пострадают, она будет сокрушена в течение двух месяцев.
Присутствовавший на этом заседании Паулюс отметил, что русские не подозревают о предстоящем нападении, их главные силы отстоят от рубежей на 300—400 км, зато склады снабжений и аэродромы сосредоточены возле самых границ, что позволит сразу же уничтожить или захватить их. При этом он не преминул отметить заслугу абвера в получении такой информации.
Был отработан сигнал к нападению, который в нужный час\ получат немецкие генералы. Он состоял из одного слова «Дортмунд».
21 июня 1941 года армии вторжения получили этот сигнал в 13.00 по берлинскому времени. Теперь уже ничто не могло изменить ход событий. По трем генеральным направлениям: «Север» (ленинградское), «Центр» (московское) и «Юг» (киевское) три мощных группировки в 3 часа 30 минут утра по берлинскому времени 22 июня 1941 года выступили в свой поход, из которого подавляющее большинство их солдат не вернулось.
4 августа 1941 года, когда уже стало ясно, что Красную армию не удастся разбить ни за четыре, ни за сорок четыре недели, Гитлер на встрече с командующими в городе Борисове произнес сакраментальную фразу: «К сожалению, у Сталина обнаружилось танков и авиации гораздо больше, нежели мы предвидели. Будь я осведомлен об этом заранее, мне было бы труднее принять решение о войне на Востоке».
Это были, в известной степени, оценка и приговор германской военной разведке. А оценку «Плану Барбаросса» дал Нюрнбергский трибунал, и ни у кого нет оснований оспаривать его приговор:
«Доказательства, представленные трибуналу, подтверждают, что Германия имела планы сокрушить СССР как политическую и военную державу для того, чтобы расчистить путь для экспансии Германии на Вое-
212

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

213

токе... Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона 1 селения... являются частью тщательно разработанного плана, выполни ние которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и тени законного оправдания. Это была явная агрессия».

БРОСОК «ЧЕРНОЙ БЕРТЫ»

Эта тайна, существующая уже более 60 лет, видимо, останется так вой еще на долгие годы. Ни строго официальные документы, такие приговор Нюрнбергского суда над главными немецкими преступники ми, ни доступные исследователям архивные материалы, ни мемуары, I многочисленные книги и статьи на эту тему не дают ответа на вопрос * том, что же произошло 10 мая 1941 года и чем было вызвано это собь тие. Существует множество различных версий, часто взаимоисключак щих одна другую, и придется просто изложить некоторые из них для тог чтобы читатель сам смог сделать какие-то выводы.

Но сначала о том, что лежит на поверхности.

12 мая 1941 года руководство национал-социалистической парт Германии опубликовало сообщение о том, что один из ее руководителей Рудольф Гесс, «несмотря на запрет в связи с болезнью пилотировать * молеты, 10 мая в 18.00 осуществил вылет на самолете из Аугсбурга и вернулся до сего времени. Оставленное Гессом письмо евидетельствуе ввиду его бессвязности, о наличии признаков умственного расстройс что заставляет опасаться, что Геес стал жертвой умопомешательства». Дале высказывалось предположение, что Гесс, видимо, разбился.

Однако уже на следующий день английские власти сообщили, ' около 11 часов вечера 10 мая 1941 года Рудольф Гесс выбросился с рашютом из кабины своего «Мессершмитта-110» над Шотландией. Пр

В ночной вылет..

приземлении повредил ногу, был задержан членами отряда местной самообороны и доставлен на ближайшую ферму (позднее стало известно, что до имения герцога Гамильтона, куда намеревался добраться Гесс, было около 20 миль).
Нацистская пропаганда тут же выдвинула идею о том, что «этот идеалист стал жертвой одной из навязчивых идей, а именно «добиться соглашения между Англией и Германией». В ответ на это англичане сообщили, что Гесс сбежал в результате разногласий и раскола в руководстве национал-социалистов. Видимо, это сообщение носило пропагандистский характер.
В советской печати о бегстве Гесса опубликовали лишь короткую заметку в пять строчек. В других странах этому вопросу было уделено зна--чительно больше внимания, но все терялись в догадках о том, что же произошло. Кем был Рудольф Гесс и почему его бегство вызвало столько волнений?
Гесс родился 26 апреля 1894 года в Александрии. До 14 лет жил 6 Египте с родителями, затем уехал в Швейцарию, где окончил реальное училище, после чего устроился на работу в торговую лавку в Мюнхене. В Первую мировую войну был трижды ранен, но, несмотря на это, исполнил свою мечту — стал военным летчиком. После войны окончил экономический факультет Мюнхенского университета, был учеником профессора Карла Хаусхофера, читавшего курс геополитики и ставшего одним из ее пророков, связавших ее с идеологией нацизма. Под его влиянием Гесс стал убежденным реваншистом, антикоммунистом и антисемитом. Ближайшим другом Гесса был сын Хаусхофера Альбрехт.
В 1919 году суд Баварской советской республики приговорил Гесса к смертной казни, но ему удалось спастись. С 1920 года Гесс член национал-социалистической партии. В 1921 году он сумел добиться вос^ становления Гитлера в партии, откуда тот был исключен. С этой поры они стали неразлучными друзьями, тем более что Гесс в определенной степени был соавтором гитлеровской книги «Майн кампф», ставшей программой нацистского движения.
С 1925 года — личный секретарь Гитлера, с апреля 1933 года — его заместитель по партии. Один из главных организаторов террора против антифашистских сил, подготовки развертывания Германией Второй мировой войны. Гесс был единственным человеком, который пользовался привилегией называть Гитлера на «ты».
Гесс был известен в кругах нацистов и проходил по документам внешней разведки под кличкой «Черная Берта» (за темный цвет волос и неадекватность сексуального поведения — о нем говорили, что, будучи верным мужем, он не отказывался от услуг «мальчиков»).
Гесс был третьим человеком" в Германии. На карикатуре в «Крокодиле» художник Борис Ефимов (еще до начала 1939 года) изобразил фашистский режим в виде пяти виселиц, имеющих форму «Г», с соответствующими надписями: «Гитлер», «Геринг», «Гесс», «Геббельс», «Гиммлер». В день начала Второй мировой войны, 1 сентября 1939 года, Гитлер, выступая в рейхстаге, заявил: «Если во время этой борьбы со мной
214

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛЗ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

215

что-либо случится, то моим первым преемником будет партайгеносе Геринг. Если же что-либо случится с Герингом, то его преемником " дет партайгеноссе Гесс. Тогда все будете обязаны проявить по отпои нию к ним такое же слепое доверие и послушание, как и ко мне».

И вот такой конфуз: Гесс — и вдруг сумасшедший! Ведь всего за не делю до побега на «празднике труда» он выступал с вполне нормально речью. А затем в одиночку проделал сложный путь длиною в пблт тысячи километров, сумев каким-то образом приделать к самолету д<о полнительный топливный бак.

После каждого события возникают вопросы: кому это нужно? ко» это выгодно? что за этим последует?

Вполне логично предположить, что, поскольку перелет Гесса сост ялся всего за 6 недель до нападения на СССР, он направился в Англ» как личный высокопоставленный йосланец Гитлера, для того чтобы; говориться там о мире или хотя бы о фактическом нейтралитете Англ* во время предстоящей германо-советской войны.

Но посмотрим, как повел себя Гитлер после бегства Гесса. Шелле» берг вспоминает, что некоторое время фюрер находился в таком ее янии, что едва ли был способен на какое-то решение. Этим восполь вался Борман, создавший версию, будто Гесс был сумасшедшим, вызн шую потрясение у немцев: как мог фюрер держать сумасшедшего на пс своего помощника?

Затем Гитлер привел в действие карательную машину. Все сотрудн! ки Гесса, начиная с шоферов и кончая личными адъютантами, а так Альбрехт Хаусхофер были арестованы. Мюллер собирался арестовать 1 личный состав аэропорта и конструкторов «Мессершмитта», то есть все| кто нес какую-либо ответственность за производство и эксплуатаци^ самолета, на котором улетел Гесс. Кто-то или что-то помешали ему еда лать это, но пострадали многие люди, которые и представить себе могли, что окажутся замешанными в этом деле.

В> ходе расследования было установлено, что Гесс улетел по сов астрологов, со многими из которых он имел хорошие отношения. Ш этому в кругах астрологов и прорицателей были произведены массовь аресты. А огромный интерес Гитлера к астрологии сменился непрк римой антипатией.

Еще одна версия гласит, что миссия Гесса явилась выполнением : дания Мирового правительства, то есть масонов, в том числе Карла > Альбрехта Хаусхоферов и адмирала Канариса, впоследствии обвиненнь в соучастии в подготовке покушения на Гитлера. Якобы Гесс был масок ским кандидатом на место Гитлера. Полет Гесса подготовили Хаусхс через швейцарского дипломата Карла-Якоба Буркхардта и Гамильтон Это исключает официальную версию англичан о неожиданном приле Ге.сса.

Германской контрразведке было известно, что Гесс находится пс влиянием, не только астрологов и масонов, но и британской секретнс службы и ее агентов в Германии. По мнению Шелленберга, высказан ному на совещании у Гитлера, именно они сыграли роковую роль в \

шении Гесса полететь в Англию. Однако, по его же мнению, ни психическое расстройство, ни влияние англичан не дают возможности объяснить причину бегства, тем более что Гесс, без сомнения, был фанатично предан Гитлеру. Точность, с которой Гесс подготовил полет, а также цели, которые он преследовал, являются веским подтверждением полноценности его интеллекта. Полностью поддерживая Гитлера в вопросе о взаимоотношениях с Англией, Гесс, вероятно, считал своей обязанностью примирить эти два народа, так как хорошо помнил фразу, произнесенную Гитлером в 1939 году: «Англичане — это братский народ, а узы братства надо укреплять».
Анализируя сведения, которые ему, а также военной разведке удалось собрать, Шелленберг, по его словам, сделал совершенно определенный вывод: Гитлер не приказывал Гессу лететь в Англию, чтобы в последний раз предложить ей мир и, более того, не давал ему разрешения на подобный поступок.
Но есть и другие свидетельства, которые куда более надежно описывают подлинный ход событий 10 мая. Одно из них — свидетельство личного адъютанта Гитлера, штурмбанфюрера СС Отто Гюнше:
«10 мая около 10 часов утра в приемной перед кабинетом Гитлера появился адъютант фюрера Альберт Борман, брат Мартина Бормана, с адъютантом Гесса оберфюрером СА Пинчем. Пинч держал в руках белый запечатанный пакет. Альберт Борман попросил камердинера Ланге разбудить Гитлера и доложить ему, что явился Пинч со срочным письмом от Гесса. Ланге постучал в дверь спальни. Гитлер сонным голосом спросил:
— Алло, что случилось?
Ланге доложил. Последовал ответ:
— Я сейчас выйду.
Через несколько минут Гитлер, небритый, вышел из своего кабинета, смежного со спальней. Он подошел к Пинчу, поздоровался с ним и попросил письмо Гесса. С письмом в руке Гитлер быстро спустился по лестнице в гостиную. Ланге, Пинч и Борман еще не успели сойтиг с лестницы, как Гитлер уже позвонил. Когда Ланге вошел в гостиную, Гитлер стоял у двери, держа в руке распечатанное письмо. Он резко спросил Ланге:
— Где этот человек?
Ланге вышел и ввел Пинча в гостиную. Гитлер обратился к Пинчу:
— Содержание письма вам известно?
Пинч ответил утвердительно. Выходя из гостиной, Ланге видел, как Пинч и Гитлер подошли к большому мраморному столу. Через несколько минут снова раздался звонок. Ланге опять вошел в гостиную. Гитлер все еще стоял у стола. Рядом с ним был Пинч. Гитлер бросил Ланге:
— Пусть придет Хегль.
Хегль, начальник полицейской команды при штабе Гитлера, быстро явился. Гитлер приказал ему арестовать Пинча. Затем велел немедленно вызвать Мартина Бормана, который был тогда начальником штаба у Рудольфа Гесса. После разговора с Борманом Гитлер вызвал в Бергхоф
216

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

217

Геринга и Риббентропа. Тем временем к фюреру вызвали имперскс руководителя печати Дитриха, находившегося в то время в Бергах] Гитлер приказал Дитриху докладывать ему все сообщения из Англии поводу полета Гесса и запретил до поры до времени сообщать что-ли( о Гессе в печати.

Вечером 10 мая Гитлер совещался с прибывшими в Бергхоф Гер» гом, Риббентропом и Борманом. Совещание длилось очень долго, сколько раз вызывали Дитриха и спрашивали, нет ли сообщений Англии. О Гессе не было никаких известий. Поздно вечером Дитр доложил Гитлеру, что, по сообщению английского радио, Гесс призе* лился на парашюте в глухой местности на севере Англии и был заде( жан полицейскими, которым он заявил, что прилетел в Англию для 1 чи со своим другом герцогом Гамильтоном.

Гитлер быстро спросил, не сообщили ли англичане о намерен» Гесса. Дитрих ответил, что об этом англичане молчат. Тогда Гитлер щ казал Дитриху представить полет Гесса в немецкой печати как поступс «невменяемого». В окружении Гитлера стало известно, что решение объ| вить Гесса психически неуравновешенным было принято на совещаш Гитлера с Герингом, Риббентропом и Борманом.

При поступлении из Лондона сообщения о том, что герцог Гам» тон отказался признать свое знакомство с Гессом, у Гитлера вырвалс восклицание:

— Какое лицемерие! Теперь он его не хочет знать! Арестованный по указанию Гитлера адъютант Гесса Пинч был дс лен в гестапо в Берлин. В гестапо от Пинча потребовали сделать зая! ние, что в дни, предшествовавшие полету Гесса, он заметил у своего ше признаки психического расстройства. После того как Пинч дал в гестг подписку о том, что он сохранит в тайне все факты, связанные с полет Гесса в Англию, он был освобожден по приказу Гитлера, как ему сказ в гестапо. Однако тут же после освобождения Пинч, который имел генерала, был разжалован в солдаты и послан на фронт в штрафную ] Очевидно, таким образом хотели избавиться от свидетеля в столь щеке вом деле. Но Пинч продолжал здравствовать, и Гитлер в декабре 1944 гед| соблаговолил произвести его из солдат в лейтенанты». >

Пинч, независимо от Гюнше, сообщил обстоятельства исчезновеВД Гесса. Как и Гюнше, Пинч полнбстью опровергает версию о/психиче ком расстройстве Гесса. Более того, его показания свидетельствуют о то| что действия Гесса были частью большой военно-политической акц' задуманной Гитлером и его непосредственным окружением накан> нападения на СССР.

Оказывается, впервые Пинч узнал о подоплеке намерений Гесса е! в январе 1941 года, когда Гесс предпринял первую попытку выле лагерь противника (она оказалась неудачной). После этого Гесс — в I вет на недоуменные вопросы Пинча — дал достаточно откровенш разъяснения своему адъютанту. Он сказал:

— Это верно, что Гитлер не знал о моей сегодняшней попытке вершить полет. Однако его самое неотложное и самое существенное п«

желание состоит в том, чтобы как можно скорее заключить мир с Англией. Когда Пинч снова спросил, действительно ли Гитлер ничего не знал о полете, Гесс заявил:
— Я попытаюсь вам все объяснить. Я один из самых давних членов нацистской партии, и в книге «Майн кампф» содержится много моих идей. Я уверен, что понимаю мысли фюрера лучше, чем кто-нибудь другой из его окружения. Это станет очевидно, если учесть, что мы провели вместе лет двадцать, а может быть и больше. Если кто-либо и знает, чего хочет Гитлер, так это только я. Гитлер хочет видеть перед собой сильную Англию. Он хочет мира с Англией. Вот почему он не вторгся в Англию после Дюнкерка. Мы могли бы сделать это легко, вы сами об этом знаете. С тех пор мы вели с ними переговоры. Наш главный враг теперь не на Западе, а на Востоке. Вот чем заняты мысли фюрера!
— Вы имеете в виду Россию? — спросил достаточно догадливый Пинч.
Гесс ответил: — Я имею в виду Россию... А затем добавил:
— Именно поэтому фюрер хочет предложить англичанам изменить ход событий и объединиться — разумеется, объединиться против России...
В этой ситуации можно понять и ту роль, которую играл в полете Гесса сам Гитлер. Ставка в этой авантюре была слишком высока, чтобы рисковать личной причастностью. Гитлер, явно поощряя Гесса к полету, сделал вид, будто он не имеет к этому никакого отношения, и Гесс прекрасно понимал такую игру. В частности, в письме, оставленном 10 мая Гитлеру, Гесс давал ему полную свободу действий, то есть предоставлял ему возможности в случае неудачи отмежеваться от его, Гесса, действий. Английский исследователь Джон Лизор пишет по этому поводу: «Приближенные Гитлера понимали, что Гесс выполняет то, что фюрер хотел сделать сам, а Гитлер знал все, исключая дату и время полета, ибо последнее зависело только от погоды. Но он, как профессиональный политик, боялся отождествлять себя с миссией Гесса на тот случай, если она провалится».
Все арестованные по делу Гесса, в том числе и Альбрехт Хаусхофер, были освобождены.
Как руководитель секретной службы Германии Гейдрих, так и руководитель разведки Шелленберг считали, что главную роль в деле Гесса сыграли все же британские спецслужбы.
Теперь перейдем к роли британской разведки.
Уже 14 мая 1941 года советский агент Ким Филби («Зёнхен») сообщил: «Гесс, прибыв в Англию, заявил, что он намеревался прежде всего обратиться к Гамильтону, знакомому Гесса по совместному участию в авиасоревнованиях 1934 года. Гамильтон принадлежит к так называемой кливлендской клике. Киркпатрику, первому опознавшему Гесса чиновнику «Закоулка» (МИДа в Англии. — И. Д.), Гесс заметил, что привез с собой мирные предложения. Сущность мирных предложений нам пока неизвестна».
В последующих сообщениях К. Филби информировал о том, что: «...2. Во время бесед офицеров английской военной разведки с Гессом
218

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

219

тот утверждал, что прибыл в Англию для заключения компромиссно мира, который должен приостановить увеличивающееся истощение обе* воюющих сторон и предотвратить окончательное уничтожение Брита* ской империи как стабилизирующей силы. 3. По заявлению Гесса, продолжает оставаться лояльным Гитлеру. 4. Бивербрук и Идеи посе ли Гесса, но официальными сообщениями это опровергается».

Заместитель начальника отдела МИД Поль Дюпри на вопрое «Зё1 хена», думает ли он, что англо-германский союз был бы приемлем , Гесса, ответил: «Это именно то, чего хочет добиться Гесс».

В Москву поступала информация и из других источников о прич* нах полета Гесса. Из Берлина «Юн» сообщал: «Заведующий америкаь ким отделом Министерства пропаганды Айзендорф заявил, что Ге находится в отличном состоянии, вылетел в Англию с определенны!* заданиями и предложениями от германскрго правительства». Аге( «Франкфурт» со ссылкой на беседу с генералом из верховного команде вания вермахта сообщал, что «акция Гесса является не бегством, а щ принятой с ведома Гитлера миссией с предложением мира Англии». Агей «Экстерн» докладывал: «Гесс послан Гитлером для переговоров о ми и в случае согласия Англии Германия сразу выступит против СССР».'

Все это коренным образом отличается от мемуарных* откровещ Шелленберга.

Вот что в беседе с советским резидентом в Лондоне рассказал началу ник чехословацкой разведки полковник Моравец, человек хорошо формированный и весьма лояльно относившийся к Советскому Со»

«Распространенное мнение о том, что Гесс прилетел в Англию не жиданно, является неверным. Задолго до совершения перелета Гесс им| переписку по этому вопросу с Лордом Гамильтоном. В этой перепис подробно обсуждались все вопросы организации перелета. Однако са Гамильтон в переписке участия не принимал, все письма Гесса на Гамильтона адресату не попадали, а получались «Интеллидженс сервис где составлялись также ответы Гессу от имени Гамильтона. Таким тем англичанам удалось заманить Гесса в Англию».

«Полковник Моравец, — говорится в разведывательном сообщеь НКВД СССР на имя Сталина и Молотова, — заявил также, что он ли») но видел переписку между Гессом и Гамильтоном. По заявлению равца, в письмах Гесса достаточно ясно излагались планы германскс правительства, связанные с нападением на Советский Союз. В этих; письмах содержались аргументированные предложения о необходиме ти прекращения войны между Англией и Германией...»

Участие английских спецслужб в организации тайной перепис между Гессом и Гамильтоном наводит на мысль, что «вояж» Гесс Шотландию стал результатом хитроумной операции британской разв ки по заманиванию одного из нацистских лидеров в заготовленную, него западню.

Почему выбор англичан пал именно на Гесса?

В нацистских кругах он слыл англофилом. Будучи немцем, восга вался в детстве в английском духе. С расовой точки зрения считал

личан «северными братьями германцев». Английские и американские дипломаты считали, что от него можно получить любую информацию о состоянии дел в нацистской Германии. В довоенные годы Гесс в качестве одного из нацистских руководителей, а к тому же руководитель зарубежных партийных организаций национал-социалистов (по существу, начальник партийной разведки) поддерживал официальные и негласные контакты с англичанами, среди которых было немало разведчиков.
Все это способствовало проведению операции английской разведки по выманиванию Гесса.
Как же англичане использовали нахождение Гесса в их руках?
Конечно, с ним велись какие-то переговоры, тайна которых до сих пор скрыта. Разве Бивенбрук и Идеи (два ведущих министра «военного кабинета» Уинстона Черчилля) ради простого любопытства навестили Гесса?
По словам сподвижника Гиммлера Керстена, рейхсфюрер СС говорил ему: «Германия не собирается лишать Англию статуса великой державы. Она должна быть одним из краеугольных камней новой германской Европы». Гиммлер так излагал сделку, предлагаемую Гитлером (через Гесса): пространства Советского Союза «должны быть расчленены и поставлены под руководство Германии, а также Великобритании и США после того, как эти нации объединятся с Гитлером. Германия тогда будет контролировать районы до Оби. Англия должна получить район между Обью и Леной. Американцы — области восточнее Лены, включая Камчатку я Охотское море».
Возмблко, об этом и шли переговоры Гесса с англичанами. Нельзя исключить, что задержка с открытием «второго фронта» совпадала с требованием Гитлера, не мешать ему вести «войну на Востоке» до победы.
В своем сообщении от 18 мая 1941 года Филби отмечал, что «сейчас время мирных переговоров не наступило, но в процессе дальнейшего развития войны Гесс, возможно, станет центром интриг за заключение компромиссного мира и будет полезным для мирной партии в Англии и для Гитлера».
Вскоре началась и интрига, которая 23 мая 1941 года вылилась в директиву английской разведке МИ-6 приступить к осуществлению камг пании дезинформации советского правительства с использованием «дела Гесса». Суть ее была в том, чтобы убедить СССР не идти ни на какие уступки Германии, так как в этом случае он может «потерять потенци' альных друзей» и «остаться один на один с Гитлером». Подозрительное отношение Сталина к «потенциальным друзьям» после перелета Гесса в Англию еще более усилилось, причем именно к Англии, а не к Германии. Появление Гесса в Шотландии убедило его, что там ведутся переговоры, в ходе которых Черчилль втайне договаривается с Гитлером, намереваясь гарантировать ему невмешательство в случае нападения Германии на СССР.
Еще раз заметим, что пока еще никто не знает, о чем в действительности говорили с Гессом представители Черчилля. Правда, существует мнение, что именно после показаний Гесса Черчилль сообщил Сталину
220

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

221

о предстоящем нападении Германии на СССР в середине июня, хотя I и другие версии.

Гесс содержался под надежной охраной, тем не менее ему были I ны условия для переписки с женой. Она велась якобы без ведома ГипЦ ра, но под контролем Гиммлера и Бормана. Письма Гесса жене прихс ли регулярно и по большей части касались личной жизни. В осталынз их смысл был завуалирован, понять их было очень трудно. Они содер ли намеки на какие-то разговоры с женой или третьими лицами в пр шлом. Странно, что английские цензоры пропускали эти письма. А жет быть, в этом нет ничего странного: тот, кому надо, все понимал в: письмах, которые писались с участием английской разведки.

•В деле Гесса есть еще одно загадочное обстоятельство.

Как бы то ни было — послал ли Гитлер Гесса в Англию, или это бь его собственная инициатива, — Гитлер решил, что Гесса следует зас вить замолчать. Фюрер пригласил к себе Гиммлера и адмирала Канарв са и после некоторого колебания согласился с предложением Канари убить Гесса в Англии.

Когда начальник гестапо и глава германской разведки покинули бинет Гитлера, судьба Гесса была решена. Он должен был умереть^ каким бы риском и трудностями это ни было связано. ,

Гиммлер вызвал Закса — эсэсовского генерала, который осущес лял связь с разведкой Канариса и позже сменил его, став начальнике этой разведки. Закс получил ясный приказ: «Сумасшедшего Рудольфа < торожно обезвредить».

— Неужели вы думаете о его опасении, герр рейхсфюрер? — сг сид Закс с недоумевающей улыбкой.

— Он должен исчезнуть, — ответил Гиммлер. — Он должен бь уничтожен, вы поняли?

Да, Закс все понял. Но задача была нелегкой. Где-то в Шотла Гесса тщательно охраняли... Исключалась всякая возможность уста вить связь с теми немногочисленными германскими агентами, котор все еще могли быть в Англии на свободе. В то время 'даже генерал не знал, свободны ли они, или попали в руки английской контрразв ки. Имелся лишь один способ выполнить приказ: послать убийцу, жет быть -* двух убийц. Даже Закс, для которого такие задания не бь необычными, содрогнулся при мысли, какой неслыханный вызов должны будут бросить английской Секретной службе.

За время продолжительного пребывания Гесса в английской тюр лондонские газеты не раз критиковали правительство за то, что оно пр должает сохранять атмосферу «смехотворной таинственности» вокр несчастного заместителя фюрера. В газетах появлялись небылицы о: как Гесс живет, что он ест, как слушает радио, ссорится со стражей..

Первые несколько месяцев Гесса не оставляли на одном месте I трех-четырех дней.

Английские агенты, находившиеся в Германии, не замедлили прел редйть английскую Секретную службу о том, что генерал Закс наме| вается предпринять в отношении Гесса решительные действия. Пс

му было решено всеми средствами спасти жизнь заключенного хотя бы для того, чтобы в дальнейшем он понес за свои преступления заслуженное наказание.
Из Дангивена Гесса перебросили в Мэрихилл Бэррекс в Глазго, где ему залечивали раны, которые он получил, вывалившись из «Мессерш-митта». Затем он очутился в Драймене близ Лок-Ломонда. Вскоре решили сократить пребывание Гесса в Шотландии. Он под конвоем пересек всю Англию и остановился в Лондоне. Там он несколько дней провел в лондонском Тауэре. Несколько месяцев Гесса под большим секретом перевозили с места на место, пока Секретная служба не пришла к выводу, что опасность для его жизни со стороны германских агентов уменьшилась. Тогда Гесса интернировали в тюремном госпитале в Уэльсе, где он оставался до перевода в Нюрнберг.
Два немецких агента, Ваэлти и Дрюкке, направленные в Англию с заданием отыскать и убить Гесса, были захвачены и 6 августа 1941 года повешены в Виндсвордской тюрьме.
На Нюрнбергском процессе над главными немецкими преступниками Гесс среди главарей Третьего рейха сидел на скамье подсудимых и демонстрировал полную амнезию. Он был признан виновным по двум пунктам обвинения: «совместный план или сговор» по развязыванию вой-ны и «преступления против мира», приговорен к пожизненному тюремному заключению и отбывал его в тюрьме Шпандау в Западном Берлине.
Двенадцать нацистских военных преступников были приговорены в Нюрнберге к смертной казни через повешение, а семеро — к различным срокам заключения, в том числе Гесс, Функ и Редер — к пожизненному. Было решено, что все узники Шпандау лишаются права называться по имени; им присвоили номера по порядку их выхода из автобуса. Так, Ширах стал № 1, Дениц — № 2, Нейрат — № 3, Редер — № 4, Шпе-ер — № 5, Функ — № 6, Гесс — № 7. Впоследствии Нейрат, Редер и Функ были освобождены по состоянию здоровья, у Деница, Шираха и Шпеера кончился срок заключения. Узник № 7 остался в тюрьме в пол*-ном одиночестве.
Полвека он провел в одиночной камере, первое время часто по ночам выл как волк, раздражая стражу и пугая других заключенных. С женой и сыном долго не хотел, а с внуками и вовсе отказался встречаться, не желая травмировать их.
Службу по его охране несли поочередно караулы, представлявшие главные державы-победительницы. У заключенного отбирали все вещи, которыми он мог нанести себе вред. Он почти никогда ни с кем не говорил о своем деле, но вот интересная деталь: своему адвокату он как-то сказал, что Гамильтона лично не знал, видел его только один раз при подготовке Олимпиады в Берлине,
12 августа 1987 года перед выходом на прогулку (службу тогда нес американский караул, но сопровождал его английский охранник, с которым у Гесса существовала взаимная неприязнь, и заключенный № 7 не раз просил, чтобы его заменили) Гесса нашли повесившимся. Или повешенным? Некоторые журналисты, а также сын Гесса Вольф Рюдигер
222

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

223

(крестник Гитлера) допускают и такую версию. Ведь узник № 7 был| здравом уме и твердой памяти и мог рассказать о чем-то, о чем следов ло бы молчать. В пользу этой версии говорят и некоторые обстоятел^ ства, связанные с последним днем жизни Гесса: с утра он был в хор; шем настроении, написал заявку на необходимые ему предметы туале и т.д. В домике, где нашли Гесса, был полный беспорядок: студии гае предметы валялись на полу или были разбросаны по комнате. ник № 7 лежал на полу, вокруг шеи были закручены провода.

Гесс умер не сразу. Его доставили в военный госпиталь, пыташ реанимировать, но тщетно и в 16 часов 10 минут зафиксировали сме

Предсмертное письмо Гесса адресовано его родным. Оно глас» «Написано за несколько "минут до моей смерти. Я благодарю вас в( мои дорогие, за все хорошее, что вы мне сделали...» Далее он просил винения у бывшей служанки, которую «не узнал» в Нюрнберге: «Я мог сделать ничего другого, иначе все попытки выйти на свободу о˜ лись бы безуспешными».

Тайна «Черной Берты» продолжает тщательно охраняться британс» ми властями и может быть раскрыта лишь после, 2017 года. Один еа лийский журналист утверждал, что даже замок в комнату, где храни" сейф с материалами по делу Гесса, открывается только опновреме* двумя ключами, один из которых находится у начальника архива, а той — у генерального прокурора Англии.

ОПЕРАЦИЯ «ЦЕППЕЛИН»

В месяцы, предшествовавшие нападению Германии на СССР, з* чительно увеличилась засылка немецкой агентуры на советскую тер^ торию. Только за четыре дня, с 18 по 21 июня 1941 года, на одном мк ском направлении было задержано и обезврежено несколько дес˜ диверсионных групп. Некоторые из агентов не имели никаких указ относительно возвращения назад. Им было сказано: «После выполне! задания дождитесь прихода немецких войск и обратитесь к кома ближайшей воинской части».

Незадолго до 22 июня на совещании с руководителями абвера гл ный военный советник Гитлера генерал Йодль так сформулировал вые требования к военной разведке в условиях блицкрига: «На ныне! нем этапе генеральный штаб менее всего нуждается в информа—' доктрине, состоянии вооружения Красной армии в целом. Задачи ра — внимательно следить за изменениями, происходящими в войс противника на глубину пограничной зоны». Тем самым абвер фактиче был отстранен от ведения стратегической разведки. Теперь она бъ целиком возложена на спецслужбы ведомства Гиммлера, в частности^ политическую разведку, руководимую Шелленбергом.

Начальник абвера, адмирал Канарис, проглотил горькую пил* приступил к добросовестному выполнению приказа.

Из отчета Канариса от 4 июля 1941 года: «В распоряжение штаС немецких армий направлялись многочисленные группы из корею "

населения — русских, поляков, украинцев, грузин, финнов, эстонцев и т.п. Каждая группа насчитывала 25 (и более) человек. Во главе этих групп стояли немецкие офицеры. Группы использовали трофейное советское обмундирование, военные грузовики и мотоциклы. Они должны были просачиваться в тыл противника на глубину 50—300 километров перед фронтом наступающих немецких армий, с тем чтобы сообщать по радио результаты своих наблюдений, обращая особое внимание на сбор сведений о русских резервах, о состоянии железных и прочих дорог, а также о всех мероприятиях, проводимых противником».
Диверсиями во фронтовой полосе руководил специальный орган «Вал-ли—П». Он добился определенных успехов. Кое-где разрушена связь, нарушено управление советскими войсками, пущен под откос эшелой с военной техникой, распространены панические настроения, точно обозначены цели для германской авиации. В районе Каунаса взорваны железнодорожные пути, закупорен туннель. Несколько групп агентов заброшены в Москву и ее пригороды с задачей устроить массовые диверсии, взорвать высоковольтную линию Углич — Москва. Только за 14 дней августа 1941 года на Кировской и Октябрьской железных дорогах совершено семь диверсионных актов.
В полную силу работали шпионско-диверсионные школы и формирования: полк, а потом дивизия «Бранденбург-800», учебный полк «Курфюрст», батальоны «Бергман». Но, продвигаясь вперед и одерживая победы, вермахт начинает увязать в просторах России, а оказываемое ему сопротивление становится организованнее и сильнее. Расчет на молниеносную войну терпит провал.
Перед гитлеровской разведкой возникают непредвиденные трудности. Ситуация требует пересмотра разведывательной стратегии и многих тактических приемов. Канарис обращается к Гитлеру, и тот дает указание внести изменения в директиву Йодля.
Теперь абвер должен принять меры к быстрому наращиванию разведывательной активности за пределами прифронтовой полосы, в глубинных районах СССР. Одновременно предполагается усилить диверсионную и террористическую деятельность в тылу Красной армии.
Но этим занимается не только абвер, а и все немецкие спецслужбы. Их руководство признает, что имеющейся информации о России и ее военном и экономическом потенциале недостаточно. В донесениях делались неправильные выводы не только о политической обстановке в стране, но и о состоянии ее военной промышленности. Новый — непредвиденный — фактор: организованная партизанская война показала полную неспособность Германии установить «новый порядок» на оккупированных территориях или хотя бы обеспечить безопасность и коммуникации своих войск. (
В процессе перестройки разведывательной деятельности и была Разработана операция «Цеппелин», идея которой принадлежала Вальте-РУ Шелленбергу.
( 15 февраля 1942 года рейхсфюрер СС Гиммлер подписал приказ о Проведении операции «Цеппелин» и создании в рамках Главного управ-
224

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОГС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

225

ления имперской безопасности специального органа под тем же код вым названием. Руководил операцией Вальтер Шелленберг.

Задачи, стоявшие перед отделом, ведавшим операцией «Цеппел* были довольно обширными и не всегда четкими. Сам Шелленберг в ев воспоминаниях пишет: «Основной задачей этой операции была ма< вая выброска групп русских военнопленных (имеется в виду немех агентура. — И. Д.) на парашютах в глубокий тыл Советского Союз Несколькими строками ниже он же пишет: «Основной задачей* опе ции «Цеппелин» было противодействие партизанской войне (которая, известно, в глубоком тылу СССР не велась. — И. Д.)...»

Если мы заглянем в другие источники, то увидим и там такие же дачи: во-первых, «расшифровка» «загадочной русской души» и мора но-политического единства СССР, а во-вторых, ослабление экономич ких возможностей СССР путем диверсий, саботажа, террора и дру подобных средств.

Словом, ставились большие и не всегда выполнимые задачи. «Це пелин» работал в тесном взаимодействии с абвером, главным шта" командования немецкой армии и имперским министерством по де оккупированных восточных областей.

Непосредственные задачи операции выполняли четыре ^ондеркома ды и подчиненные им школы и лагеря, размещавшиеся в то врем* местечке Яблонна близ Варшавы, в деревне Печки под Псковом, в -родах Евпатории и Осипенко, а также в расположенном близ Брес местечке Аушвиц, печально известном своим лагерем смерти Освенц Задача зондеркоманд — готовить и забрасывать агентуру не в щ фронтовую полосу (этим занимался «Валли—II»), а в глубокий тыл С ветского Союза и в партизанские отряды, действовавшие в немец* тылу. Поданным отчета, подписанного начальником «Цеппелина», т ко в одной из его команд «Зюйд» и в трех лагерях 12 августа 1942 проходило подготовку и проверку свыше 2000 агентов-диверсантов. I же к концу 1942 года одновременно проходило подготовку в различ! диверсионных школах свыше 10 000 человек. Начало реализации он рации «Цеппелин» совпало с началом летнего наступления германс» армий на Сталинград. Поэтому одна из разработанных руководст˜ операций носила претенциозное название «Волжский вал».

Руководитель диверсионной группы «Цеппелин-норд» позже показания о существе этой операции: «Дело в том, что заброска мел* групп диверсантов не давала должного эффекта. Поэтому ставилась дача организовать на советской территории крупные диверсионные ф мирования. В первую очередь было намечено нанести удар по сове ким коммуникациям, связывающим Урал с фронтом, и по оборон" промышленности. Это предполагалось осуществить, организовав ол временный взрыв нескольких мостов через Волгу, причем коммунив ции должны были выйти из строя на продолжительное время. РезулЫ диверсии незамедлительно сказался бы на положении советского фр˜ та. Кроме того, подобные диверсии могли убедить население в налг внугри государства сил, враждебных советскому строю.

Мы рассчитывали, что для ликвидации диверсионных групп крупного масштаба потребуется помощь действующих частей Красной армии — местные органы не в состоянии оказать должное сопротивление диверсионным формированиям. Крупные, хорошо вооруженные группы сумеют привлечь на свою сторону немецких военнопленных, освобожденных ими из лагерей. Растущие диверсионные группы будут останавливать поезда с оружием и вооружать лиц, присоединившихся к ним».
Частичной реализацией этого, плана стала заброска в Пермскую область в 1943 году большой агентурной группы, которой руководил белоэмигрант Семенов. Она должна была совершать диверсионные акты на железных дорогах, заводах и электростанциях Урала и Сибири. Агенты были пойманы, так и не успев приступить к выполнению задания.
«Цей^гелин» забрасывал диверсионные группы в район Архангельска, на Северный Кавказ, под Сталинград, на Урал. Им удалось совершить ряд диверсионных актов, но ни один серьезный объект не пострадал.
В Вологодской области в октябре 1943 года высадились пять агентов с целью подобрать посадочную площадку для приема немецких самолетов с группами диверсантов, которые направлялись для совершения диверсий на Северной железной дороге, имевшей особое значение для связи Центра и фронта с Уралом и Сибирью.
В Новгородскую область была выброшена разведывательная группа, которой удалось получить и передать информацию о подготовке плана командования Северо-западного фронта по ликвидации крупной немецкой группировки, что, по существу, сорвало эту операцию.
Там же, на железной дороге, на участках Бологое — Старая Русса и Бологое — Торопец агентам «Цеппелина» удалось совершить ряд диверсионных актов, в которых участвовало около 200 человек. Их действия привели к тяжелейшим последствиям для советских войск.
Летом 1942 года 30 диверсантов под видом советских военнослужащих проникли р тыл Красной армии во время немецкого наступления на Северном Кавказе. Действовали три группы. Одна из них взорвала мост в районе Минеральных Вод, другая создала пробку на мосту в Майкопе, что привело к дезорганизации отступавших советских частей, а третья сумела захватить мост в районе Пятигорска и удерживала его до подхода немецких танков.
В 1943 году, по сравнению с 1942 годом, заброска агентуры в советский тыл возросла в полтора раза; было дополнительно создано девять разведывательно-диверсионных школ, на советско-германском фронте функционировало более 130 разведывательных организаций.
В рамках операции «Цеппелин» происходила также подготовка к заброске в советский тыл групп особого характера, задача которых состояла в националистической пропаганде в национальных республиках, создании там антисоветских формирований и организации террористических актов. Подобные группы в 1943 году появлялись на территории Казахстана, где должны были развернуть агитацию среди населения за отделение Казахстана от СССР и образование самостоятельного государства под протекторатом Германии.
ао ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ спвде

Как было сказано выше, одной из задач операции «Цеппелин» бы| действия, направленные против партизанского движения: проникнс ние в партизанские отряды, установление их численности, вооруже* мест дислокации, получения прочей информации об их действиях и | действие в проведении против них карательных экспедиций. Иногд целью компрометации партизанского движения создавались лжепар занские отряды, совершавшие зверства против мирного населения.

Конечно, по масштабам огромного советско-германского фрЧшта ] пехи диверсионных групп были невелики. Но, может быть, «Цеппел» добился большего в разведывательной деятельности и в борьбе с пар занами?

Вряд ли. Дело в том, что советская разведка сумела проникну полтавскую, минскую, смоленскую и многие другие разведыватель диверсионные школы. Советская контрразведка, как правило, распс гала информацией о немецкой агентуре еще до того, как начиналась заброска.

Вот лишь пара примеров: в июне 1943 года «Цеппелин» забрасыв группу в Туркмению с задачей совершить диверсионные акты на одн| из важнейших в то время железных дорог Красноводск — Ташкент и^ Чирчикском комбинате. Два диверсанта погибают в песцах Карак остальных задерживают чекисты там, где их ждали. Такова же суд диверсантов «Цеппелина», заброшенных в Гурьевскую область.

Посмотрим, как же сам инициатор операции «Цеппелин» Валы Шелленберг оценивал результаты действия своего детища. Вот Л1 несколько коротких отрывков из его воспоминаний:

«...Нам удалось совершить только рад мелких налетов... Однако это были булавочные уколы, не имевшие серьезного значения, если, считать, что для их отражения отвлекалось определенное число пол делений НКВД. Они ни в малейшей степени не отразились на боесг собности русских армий...

...Понятно, что органы НКВД сумели причинить нам немалый вр и, что еще хуже, начали засылать своих людей через фронт с задани| внедриться в операцию «Цеппелин», чтобы подрывать ее изнутри...

...Мы свели агентов в боевую часть, получившую название «Дру на». Она должна была обеспечивать безопасность в тылу и, в случае : обходимости, вести бои с партизанами. Ее командиром был назнач| русский полковник Родионов (по кличке «Гиль»)... «Дружину» в очер ной раз привлекли для участия по «прочесыванию» деревни, в котор укрывались партизаны. Когда «Дружина» конвоировала длинную колов пленных партизан, полковник Родионов приказал своим людям ат вать отряд СС, сопровождавший конвой. Немцы были застигнуты вр плох, и русские перебили их самым зверским образом... После Родионов вылетел с секретного партизанского аэродрома в Москву. он был принят лично Сталиным и награжден «Орденом Сталина»...»(|

От себя добавим, что история с Гиль-Родионовым соответствует де ствительности, за исключением того, Что он в Москву не попал, а ср жался в радах партизанской бригады и погиб в бою с немцами. Что

ВТОРАЯ^ЙЮВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

227

сается «Ордена Сталина», то начальник гитлеровской разведки должен был бы знать, что такого ордена никогда не существовало.
Последней острой операцией «Цеппелина» на советской территории можно считать неудавшуюся заброску в советский тыл некоего Шилова и его супруги с целью убийства Сталина. (О том, чем закончилась эта попытка, рассказывается в очерке «Террористические планы Гитлера». —
И. Д.)
После вступления Советской армии на земли Польши, Чехословакии, Румынии и, наконец, Германии шпионские операции в глубокой тылу теряют смысл для немецкой разведки. Она ведется лишь в ближайшем тылу наших войск, там же проводятся и диверсии. Меняется также характер агентуры. Теперь она состоит в основном из немцев, говорящих по-польски, по-руМынски, по-словацки. Им легче затеряться в колоннах беженцев и иностранных Граждан, освобожденных советскими войсками. Привлекаются и немцы, получившие увечья.
За годы войны немецкие ученые и инженеры создали новые технические Устройства для оснащения диверсантов: портативные мины-сюрпризы, бесшумное оружие, новые взрывчатые вещества. Их научились маскировать, например, под подошву обуви или даже маргарин, который в случае опасности агент мог съесть без вреда для здоровья.
В структуре немецкой разведки происходили изменения. Недовольство фюрера Канарисом вылилось в передачу его ведомства под начало Гиммлера и Шелленберга, которые, таким образом, сосредоточили в своих руках всю разведку гитлеровской Германии. Создается новый диверсионный орган «Ягдфербанд», которым руководит Отто Скорцени. При «Ягдфербанде» сформированы пять диверсионных школ. Состав учащихся изменился — теперь это в основном немцы, набранные в подразделениях СС и СД. В каждой школе по 600—700 курсантов.
Однако результативность этих школ и проводимых ими акций невелика. Отдельные удачные операции не спасают положения. Даже взрыв переправы через Одер не оправдал существование «Ягдфербанда», и его упраздняют.
Когда линия фронта приблизилась к границам Германии, руководство разведки решает использовать опыт всенародной войны, которая велась против немецких захватчиков на оккупированных советских территориях. Рождается план «Малой войны» — «Кляйнкриг». Создается обширная подпольная сеть — «Вервольф» («Оборотень») и «Корпус Гитлера», руководителями которой назначаются Гиммлер, Кальтенбруннер и Лей. Но ее создатели не учитывают нескольких факторов: отсутствие У немцев стимула для организации движения Сопротивления и ведения партизанской войны в защиту гитлеровского режима; политика, проводимая советскими войсками, которые, в отличие от немцев, не ставили своей целью уничтожение «захваченного» немецкого народа (отдельные случаи мародерства и насилия пресекались советским командованием); наконец, традиционная дисциплинированность немецкого населения, которое сразу же подчинилось новой власти — советским военным комендантам и их приказам и не желало участвовать в подпольной борьбе.
228

. 100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

К тому же советская контрразведка решительно ликвидировала отде ные очаги подполья. Лишь некоторым его главарям удалось укрь западных оккупационных зонах.

Выступая на закрытом совещании в начале 1950-х годов, где прис ствовал и автор этих строк, прокурор Группы советских оккупациощ войск в Германии генерал-майор юстиции Шавер заявил, что ни одне организованного террористического акта на территории Советской купационной зоны практически не было зарегистрировано, а отдельи факты убийств советских военнослужащих, хотя и квалифицировал^ по статье 58—8 (террор), носили бытовой характер.

АГЕНТЫ АБВЕРА ПРОТИВ СССР

Абвер в своих операциях против СССР использовал агентуру разе категорий и различного происхождения. До начала войны, в 1930-е год основная ставка делалась на белую эмиграцию, а также на членов личных антисоветских объединений, в том числе националистическ толка.

Самые крупные колонии русских эмигрантов в Европе размег в Париже, Праге, Берлине и Белграде. Они находились под присмот и покровительством преимущественно английской, французской польской разведок. До середины 30-х годов самой крупной и оргаь ванной была русская белогвардейская эмиграция. Но нанесенные советской разведкой удары, по существу, свели на нет ее организаций ные основы, и как единая сила она перестала угрожать интересам ССС Рассеянная по миру, она испытывала материальные трудности, и| представители часто становились добычей сотрудников абвера.

В мае 1945 года в плен сдался полковник Эрвин Штольце, < ный сотрудник абвера, а затем гитлеровского Главного управления ] перской безопасности (РСХА), человек безусловно сведущий в де германской разведки, которого мы процитируем не один раз. Вот, цитаты из его показаний.

«Достовалов, бывший царский генерал, хорошо знал работу 1с (то < офицера разведки генерального штаба). Меня связал с ним майор ' на квартире генерала в Берлине. Затем, предварительно условившись телефону, я стал посещать его дома, забирая донесения и выплачивая ( за них деньги. Как я убедился во время этих визитов и как было ви из его донесений, которые во многих случаях состояли из вырезок; фотографий из русские газет и журналов, Достовалов умело обоби материалы, которые он извлекал из русской специальной литерат Иногда в них рассматривались отдельные темы, например реоргаш ция советской артиллерии. Литературу он доставал через свои каналы.

От майора Юста я «заполучил» полковника Дурново, бывшего вр гелевского офицера, жившего в Белграде. Он был представителем майских фирм в Югославии, в частности металлургического Штольберга (в Рейнланде). Он сообщал сведения о Югославии, а

ВТОРАЯШИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

229

да передавал краткие сообщения о Советском Союзе. Об их источнике (белградские эмигрантские круги или югославское министерство, с которым Дурново имел контакт) не знаю. Предполагаю последнее. Связь с ним поддерживалась через германское посольство в Белграде. После захвата Югославии в 1941 году он предложил свои услуги Абверу Ш».
Эти люди годились в качестве информаторов «второго сорта», но, конечно, во время войны они не могли принести пользы. Для использования в военное время были нужны энергичные молодые люди, в основном эмигранты второго поколения, либо родившиеся за границей, либо вывезенные в юношеском возрасте. Но у большинства из них был один профессиональный недостаток, препятствовавший их привлечению к ведению разведывательной работы на территории СССР. На первых порах германские спецслужбы не учитывали этот недостаток, что привело к многочисленным провалам. Когда абвер и СД проанализировали эти провалы, то пришли к выводу, что причиной их стала оторванность этих людей от действительности в стране, плохая ориентировка в новой, непривычной для них обстановке, а это привлекало внимание советской контрразведки. Правда, освоившись в советских условиях, они действовали решительно и умело.
После ряда досадных провалов и неудач абвер в основном утратил интерес к использованию русской белогвардейской эмиграции в качестве шпионов и диверсантов. Разумеется, их привлекали к деятельности спецслужб, но чаще в качестве переводчиков, агентов-провокаторов, сотрудников различных учреждений на временно оккупированной советской территории.
Еще одной причиной утраты интереса со стороны разведслужб; стало то, что с началом войны многие русские эмигранты перешли на дросо-ветские позиции, считая, что Россия, в чьих бы руках она ни находилась (царя или большевиков), все-таки их родина, которую надо любить и защищать. Известна на этот счет позиция даже такого убежденного врага советской власти и коммунистов, как генерал Деникин, который после начала войны выступал против сотрудничества с немцами и в поддержку Красной армии.
Из воспоминаний скульптора С. Т. Коненкова, проживавшего в те годы в США: «В составе почетных членов Комитета (помощи Советской России) оказались Рахманинов и Тосканини, Сергей Кнушевицкий и Михаил Чехов, композитор Гречанинов и певица Мария Куренко, князь Чавчавадзе и князь Сергей Голенищев-Кутузов, музыканты Цимбалист и Яша Хейфец, профессора Петрункевич и Флоринский, Карпович и Леонтьев...» Это — в США. А во Франции десятки русских эмигрантов сражались против немцев в отрядах маки, помогали движению Сопротивления. То же было и в других странах, куда судьба занесла русских людей. Более того, советская разведка глубоко проникала в среду русской эмиграции, о чем, конечно, не мог не прознать абвер. Ясно, что немцы не могли возлагать большие надежды на русскую эмиграцию.
Кстати, проблемы с русскими эмигрантами были*не только у немецкой разведки. Выдержка из «Ориентировки 4-х Управления РСХА Гер-
230

106 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СП1

ВТОРАД.МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

231

мании об использовании СИС русских эмигрантов. 21 июня 1940 год «В свое время служба «Сикрет интеллидженс сервис» вела с помои русских эмигрантов интенсивную разведывательную работу против * ветского Союза. Со временем обнаружилось, что эти эмигрантские точники следует рассматривать как абсолютно ненадежные, так как< были "не в состоянии давать объективную оценку действительной с* ции в Советском Союзе. На основании этого русских эмигрантов испс зовали по русским вопросам в меньшей степени, чем для разведслу против тех стран, в которых эти эмигранты поселились...

Штурмбанфюрер СС Кнохен».

Однако оставались и другие выходцы из России. Еще за несколь лет до начала войны абвер обратил внимание на украинских нациоь листов, считая их полезными для проведения в жизнь гитлеровских иде В планах абвера они были разделены на следующие группы: •

1. Бывшие петлюровские офицеры.

2. Группа гетмана Скоропадокого (сам Скоропадский был непрк ден, так как сторонников в Польше не имел).

3. Группа полковника Коновальца (согласно данным Абвера II, у не были сильные сторонники в Польше).

В 1937 году был возобновлен контакт с группой Коновальца, ус новленный Абвером I еще в 1925 году. После встречи был заключен д| говор: с немецкой стороны деньги, со стороны агентурной группы — ] бота. В 1938 году Коновалец был убит, и работу продолжили с его емником — полковником Мельником, бывшим управляющим имен» митрополита Шептицкого, претендовавшим на роль вождя украинс* националистов до августа 1939 года. Но в сентябре 1939 года из польск^ тюрьмы, где за убийство польского министра Перацкого отбывал нак зание один из лидеров националистов Бандера, он был освобожден не цами. Между Бандерой и Мельником началась борьба за власть, ко рой умело пользовались как германская, так и советская разведки, рая на противоречиях лидеров ОУН.

Абвер ставил своей задачей вербовку агентуры и спецподраэйеяе1 из числа украинских националистов. Из показаний полковника Шт ца (25 декабря 1945 года): «...Затем я получил от Лахузена указание« мировать под моим руководством особую группу. Ее кодовое наимек вание «А»; она предназначалась исключительно для подготовки див сионной деятельности в советском тылу и для его деморализации.

...В приказе указывалось; что для поддержки молниеносного удара1 Советскому Союзу Абвер II с помощью сети доверенных лиц дол направить подрывную работу, ведущуюся против России, на разжига* национальной ненависти между народами СССР. В порядке выпол* ния... указаний Кейтеля и Йодля я установил связь с находившимися ] службе абвера украинскими националистами и членами других на налистических групп.

В частности, я лично дал главарям украинских националистов Ме нику (кодовая кличка «Консул I») и Бандере указание немедленно по ле нападения Германии на Россию организовать на Украине Пров

ционные путчи с целью ослабить тыл советских войск, а также оказать влияние на мировое общественное мнение, раздувая якобы происходящее разложение советского тыла».
А вот что показал сам Лахузен на заседании Нюрнбергского трибунала. Итак, отрывок из стенограммы допроса Эрвина Эдлера фон Лаху-зена-Вивремонта, третьего (после Канариса и Пикенброка) человека в германском абвере. Допрос ведут полковник Джон Харлан Эймен, заместитель главного обвинителя от США на Нюрнбергском процессе, и главный обвинитель от СССР генерал Р. А. Руденко.
«Эймен. Что говорилось, если говорилось вообще, о возможном сотрудничестве с украинской группой (буржуазных националистов)?
Лахузен. Да. Канарису было поручено (причем тогдашним начальником штаба ОКВВ (верховного главнокомандования вермахта)) Кейтелем в виде директивы от Риббентропа... организовать на Галицийской Украине повстанческое движение, целью которого было истребление евреев и поляков.
Эймен. Какие еще имели место совещания?
Лахузен. После этих бесед в рабочем вагоне тогдашнего начальника штаба ОКБ Канарис покинул вагон и затем имел еще один короткий разговор с Риббентропом, который, еще раз возвращаясь к теме «Украина», сказал, что тот должен инсценировать восстание или повстанческое движение таким образом, чтобы все крестьянские дворы поляков оказались объятыми пламенем, а все евреи перебиты».
Однако эти показания Лахузена были слишком общи. Поэтому главный обвинитель от СССР генерал Р. А. Руденко задал Лахузену конкретные вопросы:
«Руденко. Свидетель, я хочу доставить вам несколько вопросов в порядке уточнения. Правильно ли я вас понял, что повстанческие отряды из украинских националистов создавались по директиве германского верховного командования?
Лахузен. Это были украинские эмигранты из Галиции.
Руденко. И из этих эмигрантов создавались повстанческие отряды?
Лахузен. Да. Может быть, не совсем правильно называть их отрядами, это были люди, которые брались из лагерей и проходили полувоенную или военную подготовку.
Руденко. И какое же назначение имели эти отряды?
Лахузен. Это были организации, как я уже говорил, состоящие из эмигрантов Галицийской Украины, которые работали совместно с отделом разведки за границей.
Руденко. Что они должны были выполнять?
Лахузен. Задача их состояла в том, чтобы с началом военных действий выполнять распоряжения соответствующих офицеров германских вооруженных сил, то есть те директивы, которые получал мой отдел и которые исходили от ОКБ.
Руденко. Какие же задачи ставились перед этими отрядами?
Лахузен. Эти отряды должны были производить диверсионные акты в тылу врага и осуществлять всевозможный саботаж.
232

ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

233

Руденко^ То есть на территории тех государств, с которыми Герман находилась в состоянии войны, в данном случае на территории Польв А помимо диверсий какие еще задачи ставились?

Лахузен. Также саботаж, то есть взрывы мостов и других объектов, 1 торые в какой-либо степени представляли важность с военной точки: ния. Эти объекты определялись оперативным штабом вооруженных ск

Позднее в допрос включился также член Международного военнс трибунала от СССР генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко,

«Никитченко. На каких еще совещаниях давались приказы по уш тожению украинцев и сожжению населенных пунктов в Галиции?

Лахузен. Я должен выяснить, что именно подразумевает генерал : этим вопросом. Относится ли он к совещанию в поезде фюрера] 1939 году, по времени — перед падением Варшавы? По записям нике Канариса, оно состоялось 12 сентября 1939 года. Смысл этого пр каза, или директивы, исходившей от Риббентропа и переданной Кей лем Канарису, а затем в краткой беседе еще раз обрисованной тропом Канарису, был следующий: организации украинских нациок листов, с которыми управление «Заграница/абвер» сотрудничало в енном смысле, то есть в проведении военных операций, должны вызв в Польше повстанческое движение украинцев. Повстанческое движен| должно было иметь целью истребить поляков и евреев, то есть пред всего те элементы и круги, о которых все время стоял вопрос на совещаниях. Когда говорилось'о поляках, имелись в виду, в первую < редь, интеллигенция и те круги, которые называют носителями вол* национальному сопротивлению. Такова была задача, данная Канари| в той связи и которую я охарактеризовал так, как она сохранилась в, кументальной записи. Идея была отнюдь не убивать украинцев (то ее украинских националистов), а напротив, вместе с ними осуществить; задачу, имевшую чисто политический и террористический характер, сотрудничество и то, что на самом деле было совершено управлеш «Заграница/абвер» и этими людьми (их насчитывалось примерно 500 1000 человек), ясно видно из дневника. Это была подготовка к выпс нению военной диверсионной задачи.

Никитченко. Эти приказы исходили от Риббентропа и Кейтеля?

Лахузен. Они исходили от Риббентропа».

Здесь уместно вспомнить, что руководимому Лахузеном отделу вер II подчинялся учебный полк особого назначения «Бранденбург-8С В него был включен батальон «Нахтигаль» («Соловей»), состоявший украинских контрреволюционных элементов. В качестве их политиче кого руководителя и офицера надзора подвизался Теодор Оберленде| После нападения фашистской Германии на Советский Союз его див сионный батальон «Нахтигаль» вступил в качестве ударного отряда ] леровской армии во Львов и с 30 июня до 7 июля 1941 года осуще лял жесточайшие погромы, жертвами которых, по приблизительным 1 счетам, стали 5000 мужчин и женщин, стариков и детей. Вое'нные ступления и преступления против человечности офицера абвера Обе| лендера были расследованы в 1960 году Верховным судом ГДР, и

дашний министр ФРГ по делам «изгнанных и лишенных прав» был заочно (хорошо зная свою вину, он не решился приехать из ФРГ на процесс) приговорен к пожизненному заключению в каторжной тюрьме.
Именно действия бандитов и убийц из батальона «Нахтигаль» доказывают преступный характер многих подобных акций и операций Абвера II под руководством фон Лахузена-Вивремонта.
Как известно, с подачи абвера была сформирована из числа украинских националистов дивизия «СС — Галичина». Так как звукосочетание «СС» уже в то время имело недобрую славу, вербовщики добровольцев в эту дивизию объясняли, что «СС» означает «сичевые стрельцы».
В порядке сотрудничества между Германией и Японией, предусмотренного Антикоминтерновским пактом, Канарис заключил с представителем японской разведки (он же посол в Берлине) генералом Ошимой соглашение, включающее следующие пункты:
а) руководство контрреволюционными украинцами в Европе — дело Абвера II; но японцы будут информироваться о состоянии дел;
б) японцы со своей стороны активизируют связи на Дальнем Востоке с украинскими поселенцами в «зеленом углу» (район юго-западнее Владивостока, пограничный с Кореей и Китаем. — И. Д.).
Абвер принял участие в использовании в интересах гитлеровского режима представителей и других народов СССР.
16 июля 1941 года на совещании германского высшего руководства с участием Гитлера, Розенберга, Геринга и Ламмерса было Заявлено: «Железным правилом должно быть и оставаться: никому не должно быть позволено носить оружие, кроме немцев. И это особенно важно, даже если вначале может показаться легким, привлечение каких-либо чужих, подчиненных народов, к военной помощи — все это неверно! Когда-нибудь оно обязательно, неизбежно будет повернуто против нас. Только немцу позволено носить оружие, а не славянину, не чеху, не казаку или украинцу!»
Сказано очень категорично, но сразу же после провала планов молниеносной войны и больших потерь вермахта встал вопрос о пополнениях из числа народов СССР, и в 1942 году под его знамена были поставлены десятки тысяч человек.
Гитлер категорически не доверял русским и славянам вообще. Поэтому вначале речь шла о привлечении в вермахт представителей тюркских, мусульманских народов Поволжья, Средней Азии и Кавказа. Считалось, что они особенно настроены против русских и, следовательно, против коммунистов и советской власти.
В августе 1941 года в лагерях военнопленных начали работать комиссии, отделяющие тюркских военнопленных (в число которых попали грузины и армяне) от славян и создания для них специальных лагерей, где усилилась их пропагандистская обработка. Из числа этих военнопленных в дальнейшем формировались легионы: Азербайджанский, Армянский, Северокавказский, Грузинский, Туркестанский и Волго-татарский и команды «хивис» (от немецкого «Хильфе виллиге» — желающие помочь), которые использовались на различных вспомогательных работах.
234

10Ь ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

Но к этому «эксперименту» сразу же подключился абвер и Вые! командование сухопутных войск. Уже 6 октября 1941 года был отд приказ в порядке опыта в районах действий групп армий «Севе}: «Центр» и «Юг» создать казачьи добровольческие сотни и направить \ на борьбу с партизанами. 15 ноября 1941 года при каждой дивизии гру пы армии «Юг» была создана сотня из «военнопленных туркестанск<| и кавказской национальности». Осенью 1941 года возникли еще два по разделения из числа этих же лиц: батальон «Бергман» («Горец») под 1 мандой обер-лейтенанта Теодора Оберлендера и 450-й Туркестане* пехотный батальон под командой майора Андриеса-Майер-Мадера.

Вербовка проводилась с использованием метода «кнута и пряник Военнопленным наглядно демонстрировали, какие блага им сулит < ничество с немцами и что угрожает в случае отказа. Надо признать, большинство лиц, поступивших на службу к немцам, сделали это до ровольно, о чем они давали подписку (этого требовала директива гену таба от 22 ноября 1942 года). Кроме того, они давали присягу со след ющими словами: «Именем Бога я клянусь этой святой клятвой, что : борьбе против большевистского врага моей родины буду беспрекосло| но верен высшему главнокомандующему германского вермахта Аде фу Гитлеру и, как храбрый солдат, готов в любое время пожертвова жизнью ради этой клятвы». Присяга принималась в присутствии немей ких офицеров сначала на немецком, затем на родном языке. В кои легионер должен был на родном языке произнести фразу: «Я клянус|

В целом немцы в своей авантюре с созданием Восточных легион^ потерпели неудачу, хотя отдельные легионы и принимали участие в I евых действиях. Шесть туркестанских, три северокавказских, пять; байджанских и два армянских батальона участвовали в наступлении ге| майской армии на Кавказ в 1942—1943 годах; 836-й северокавказск батальон участвовал в боях под Харьковом, три туркестанских баталь на — в наступлении на Сталинград (при этом большинство легионер погибло), а азербайджанские батальоны привлекались к подавлен* Варшавского восстания в сентябре 1944 года. Шесть батальонов в сами конце войны участвовали в обороне Берлина.

Но далеко не все восточные батальоны участвовали в боях на фрой те. В большинстве случаев их использовали для борьбы с партизана (в августе 1943 года только в районе Львова было 31 000 легионеров Однако и это их применение не оправдалось. Многие разбегались, реходили на сторону партизан. 29 сентября 1943 года Гитлер отдал прик о переводе всех военных добровольцев с Востока на Запад. На 11 мар

1944 года в группе армий «Запад» находилось 61 439 добровольцев.

и там они не оказались «патриотами» германского рейха (797-й грузий ский батальон развалился совсем, а 822-й поднял в ночь на 6 апр

1945 года восстание против немцев на острове Тепель. В ожесточение сражении погибло 565 грузин, 117 голландцев и около 800 немцев).

«Лучших» представителей восточных легионов вермахт отбирал, выполнения особых заданий в советском тылу. Группы формировал»

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ЩДОВ

235

из немцев и легионеров, командовали ими немецкие офицеры или унтер-офицеры.
Вот трофейный документ с отчетом об одной из абверовских операций 1942 года:
«Операция «Шамиль» была задумана с целью охраны нефтяных месторождений, в особенности нефтеочистительных заводов в Майкопе и Грозном от разрушений в случае отступления Красной Армии,
Диверсионная группа состояла из переодетых в советскую роенную форму немецких солдат и агентов из пленных в соотношении 1: 2 и насчитывала 20—25 человек. Командовал ею лейтенант Ланге. Обучение проводилось в специальном лагере. Заброска парашютистов состоялась примерно за 3—8 дней до ожидавшегося вступления германских войск,,. Техническое оснащение и вооружение группы было тщательно продумано. Кроме оружия, продовольствия, высокогорного снаряжения и топографических карт у группы были палатки и коротковолновая раций для связи с германскими органами.
При подготовке этой операции впервые возникла мысль вооружать подобные группы бесшумным огнестрельным оружием и винтовками, позволяющими вести прицельный огонь в темноте. Опыты с арбалетами к успеху не привели. Испытания же других видов оружия к тому времени закончены не были.
В Майкопе отряд из 8—10 человек под командой унтер-офицера был сброшен с двух самолетов ночью. С точки зрения абвера начало операции было неудачным: неправильно определено место выброски, из-за чего диверсанты и парашюты со снаряжением приземлились слишком далеко друг от друга и от сброшенного оружия. Германские войска не могли обеспечить соответствующей охраны, и красноармейцы взорвали объекты. В германских частях диверсантов приняли за советских шпионов и арестовали. С большим трудом им удалось избежать расстрела.
В Грозном отряд из 15—20 человек под командой, лейтенанта Лааге был выброшен с двух самолетов лунной ночью. Уже в воздухе диверсанты были обстреляны советскими частями. Тем не менее по приземлении образовались две группы. Но в группе Ланге не оказалось рации, так как парашют с ней не смогли разыскать. Из радиограммы другой группы, полученной штабом группы армий, было очевидно, что она пыталась разыскать следы группы Ланге, но тщетно. Группе Ланге все же удалось примкнуть к кавказским бандам, с помощью которых Ланге намеревался выполнить задание.. Произошли небольшие стычки е советскими частями. От лазутчика Ланге узнал, что германские войска приостановили свое продвижение и начали отступать. Поэтому ой решил отказаться от выполнения задания и, переодевшись в штатское, пробиться на позиции германских войск. Его русские агенты по собственному желанию остались на месте. Ланге с двумя-тремя солдатами удалось добраться до передовой линии германских войск. От другой группы никаких радиограмм больше не поступало, и о судьбе ее ничего не известно».
В 1941 году во Франции была создана разведывательно-диверсионная группа «Тамара I» из числа грузин-белоэмигрантов. Большая часть
236

ИМ» ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

237.

ее личного состава прошла специальную подготовку в разведывательна школе в окрестностях Парижа. Вскоре там же был подобран личт состав для еще одной группы. Летом 1941 года группа была направле в Бухарест, а позже в город Фокшаны и в город Брашов (Румыния).

20 июня 1941 года приказом Абвера II была создана диверсией* организация под кодовым названием «Тамара» («Тамара II») с Задач? подготовки восстания в Грузии.

«Распоряжение начальника Абвера II о создании из числа грузи» ких эмигрантов диверсионно-подрывной организации «Тамара», 20 ик 1941 года:

Для выполнения полученных от 1-х оперативного отдела военно-г левого штаба указаний рабочему штабу «Румыния» поручается соз организацию «Тамара», на которую возлагаются следующие задачи:

1. Подготовить силами грузин организацию восстания на территорж Грузии.

2. Руководство организацией возложить на обер-лейтенанта док Крамера (Отдел 2 контрразведки). Заместителем назначается фельд<] бель доктор Хауфе (контрразведка 2).

3. Организация разделяется на две оперативные группы:

а) «Тамара I» состоит из 16 грузин, подготовленных для саботажа (^ и объединенных в ячейки (К). Ею руководит унтер-офицер Герман (уче ный план «Бранденбург-800», 5-я рота); б) «Тамара И* представляет ( бой оперативную группу, состоящую из 80 грузин, объединенных в яче ки. Руководителем данной группы назначается обер-лейтенант док

Крамер.

4. Обе оперативные группы «Тамара I» и «Тамара И» предоставле» в распоряжение главного командования армии.

5. В качестве сборного пункта оперативной группы «Тамара I» избр ны окрестности города Яссы, сборный пункт оперативной группы «Т| мара II» — треугольник Браилов — Калараш — Бухарест.

6. Вооружение организаций «Тамара» проводится отделом контрр

ведки 2, „

Лахуз

Личный состав группы использовался для разведывательно-диверс^ онной деятельности в тылу советских войск на территории Кавказа/ июне 1942 года часть личного состава группы была направлена в бая льон особого назначения «Бергман», подчиненный Абверу П.

Уникальной по своему цинизму стала попытка гитлеровской ра ки использовать в качестве диверсантов детей. Расчет был на то, подростки-диверсанты не привлекут внимания советской контрразв ки, да и население будет к ним снисходительнее. Никто ведь не дог ется, что мальчишка, играющий на железнодорожной насыпи, на сама деле закладывает мину под рельсы.

Детская диверсионная школа была создана в Гемфурте, в районе 1 рода Касселя. Специальные команды рыскали по оккупированной ветской зе'мле. Основную массу детей брали из детских домов. Истон ных и больных уничтожали, крепких увозили в Германию. Будущих,

версантов приучали к мысли о том, что Советской России уже нет и больше никогда не будет. Их инструкторы разрешали им делать все, что когда-то запрещалось: поощряли драки, проповедовали культ силы, учили детей быть жестокими. Им показывали города Германии, водили по зоопаркам, стадионам, школам.
В ночь с 28 на 29 августа и 1 сентября 1943 года несколько групп детей на парашютах были сброшены в тыл Красной армии от Калинина до Харькова. Ойи были одеты в поношенную одежду, с торбами и мешками, а в них продукты и мины, замаскированные под куски каменного угля. Их нужно было подбрасывать в тендеры паровозов или на склады угля.
Вот документ того времени:
«Сообщение о явке двух диверсантов-подростков.
Первого сентября 1943 года в штаб воинской части города Плавска, Тульской области, явились два подростка — Михаил, 15 лет, и Петр, 13 лет. Они заявили, что заброшены вместе с другими диверсантами-подростками для подбрасывания взрывчатки в тендеры паровозов. Обучались на даче под городом Касселем. Миша рассказывает: «...Почти все бывшие детдомовцы, зная, что им надо будет совершать диверсии, договорились втихомолку не выполнять задание немцев, не вредить своим, а сразу явиться в любой штаб Красной армии и все рассказать'...»
Действительно, все дети, вместе с парашютами и взрывчаткой, сами явились в воинские части, милицию, органы госбезопасности и рассказали все о себе, о товарищах и школе, где они учились. Операция абвера провалилась.
ПОДВОДНЫЕ ДИВЕРСИИ
Ничитальянская армия, ни военно-морской флот не прославились на фронтах Второй мировой войны. Скорее наоборот — они везде были биты.
Крупным успехом союзников явился удар английской авианосной группы по военно-морской базе Таранто 11 ноября 1940 года. Потери итальянского флота оказались настолько значительными, что с этого времени за Англией утвердилось превосходство на Средиземном море в крупных надводных кораблях. (Оно еще больше упрочилось после тяжелого поражения итальянцев 28 марта 1941 года в морском бою у мыса Машапан.
Зато итальянские подводные разведчики-диверсанты проявили подлинный героизм и добились ощутимых результатов в войне на море.
Началось с того, что еще в октябре 1935 года два инженера-механика итальянского военно-морского^флота, Тезеи и Тоски, предложили проект создания управляемых торпед. Командование флотом сначала расценило проект как фантастический, но затем заинтересовалось им и выделило средства и около тридцати рабочих. Закипела работа, и уже в начале декабря того-же, 1935, года состоялась демонстрация двух первых управляемых торпед, рассчитанных на экипаж из двух человек.
238

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПИДОЛ

ВТОРАЯМИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

239

Ручные ласты (эскиз Леонардо да Винчи)

Это было время войны 6 Абисе^ нией, когда Италия имела основ опасаться репрессий или, по кр мере, санкций, поэтому генеральл штаб итальянского военно-морске флота решил создать разведыват но-диверсионный «Отряд водител| штурмовых средств», впоследств| переименованный в специальь флотилию МАЗ («противолодочщ моторный торпедный катеру).

Во время войны в Абиссинии! Исдании управляемые торпеды пришлось использовать, зато за годы их удалось усовершенствоват подготовить отряд добровольцев, ( лав из них профессионалов высо* го класса.

10 июыя 1940 года Италия вступила в войну на стороне фашистек Германии. Сразу же был создан отряд специальных средств, которым 1 мандовал майор Джорджини. Для транспортировки управляемых тори были выделены две подводные лодки: «Ириде» и «Гондар». Предусма валось групповое использование торпед — по три в каждой группе.

Торпеда погружалась в воду так, чтобы только головы двух членов экипажа оставались на поверхности, но при необходимости опускал! под воду. В носовой части имелось зарядное отделение, заполняем взрывчатым веществом весом до 250—300 кг. Заряд отделялся от торщ ды и подвешивался к тросу, натянутому водолазом (одним из члег экипажа) под килем обреченного корабля, после чего пускался в часовой механизм взрывателя, позволяющий торпеде отойти на безою ное расстояние.

Экипажам управляемых ракет приходилось нелегко. Им надо бь опасаться не только минных полей, сетевых заграждений, взрывов ; бинных бомб, обстрела^ случайных столкновений с надводными кор лями. Их врагами была усталость, холод, морские глубины. Нужно бь уметь исправлять поломки или повреждения, причем иногда а боев обстановке или под водой (глубина погружения торпеды до 40 м), в 1 ной темноте, обладать исключительной храбростью и выдержкой, Ча приходилось сталкиваться с дефектами кислородного дыхательного; парата. Многие тренировки заканчивались несчастными случаями даже гибелью членов экипажа.

Первые попытки боевого использования управляемых торпед зак<3 чились неудачей. Подводная лодка «Ириде» была потоплена английс* авиацией в заливе Бомба 18 августа 1940 года в тот момент, когда -готовилась принять на борт экипажи трех управляемых торпед, нахс шихся на ее палубе. На смену «Ириде» была направлена подводная л« ка «Шире», 29 октября вечером она подошла к Гибралтару, легла на гр$

и оставалась в таком положении, пока экипажи не сняли с ее палубы свои торпеды и не подготовили их к движению, после чего направилась на свою базу.
Меньше чем через час после спуска две управляемые торпеды пошли ко дну в результате технической неисправности. Их экипажи вплавь добрались до испанского берега, откуда были переправлены в Италию, и вернулись на базу МА8. Третьей торпеде, управляемой Биринделли и Пакканьини, удалось дойти до английской военной базы, но вследствие технических неполадок торпеда затонула неподалеку от линкора «Бар-хэм». Экипаж торпеды, водитель и водолаз, был захвачен англичанами. Оба оставались в плену до окончания войны с Италией.
Подводная лодка «Гондар» с тремя управляемыми торпедами и их экипажами 30 Октября 1940 года подошла к Александрии, где находит лась база английского ВМФ. В 22 милях от базы в момент всплытия лодка была замечена английским эсминцем, который нанес ей торпедный удар. «Гондар» затонула, часть членов экипажа спаслась и была захвачена в плен. Среди них оказался и лейтенант Тоски, один из конструкторов управляемой торпеды.
Не лучшим для подводных диверсий оказалось и начало 1941 года.
6 мая 1941 года «Шире» вновь направилась к Гибралтару. Достигнув бухты Алхесирас, она спустила на воду три управляемые торпеды, и... они тут же затонули.
26 июля 1941 года итальянцы двумя управляемыми торпедами и восемью взрывающимися катерами пытались прорваться в порт Ла-Вал-летта на Мальте. Но англичане обрушили на них всю свою огневую мощь. Уцелел лишь один катер. В этом бою погиб второй конструктор управляемой торпеды, лейтенант Тезео Тезеи. Ни один английский корабль не пострадал.
20 сентября подводная лодка «Шире» в четвертый раз направилась к Гибралтару. Ей удалось пробраться в бухту Альхесирас. На этот раз в путь отправились шесть человек на трех торпедах.
Водитель одной из торпед, Визинтини, сумел найти проход в сетевом заграждении: сеть была опущена не до дна. Всплыв, Визинтини обнаружил невдалеке крупный транспорт. Ему удалось вплотную приблизиться к транспорту, укрепить на днище трос и подвесить зарядное отделение торпеды. Он повернул ключ, взвел механизм взрывателя и направился в обратный путь. Ему посчастливилось и на этот раз: он нашел проход через противолодочную сеть и благополучие добрался до \, испанского берега. Вся операция заняла 4 часа.
Успешно поработали и два других экипажа. Каждому из них удалось прикрепить взрывной снаряд под тем или иным кораблем. На рассвете со стороны бухты раздались звуки взрывов.
Обрадованное первым успехом военно-морское командование Италии поспешило опубликовать победную реляцию: «Штурмовые средства королевского военно-морского флота проникли на рейд и во внутренний порт крепости Гибралтар. Потоплены танкер грузоподъемностью 10 000 т, другой танкер (6000 т) и транспорт (6000 т), груженный боеп-
240

180 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СИЕЦСЛ1

рипасами. Еще одно судно (12 000 т), груженное военным имущее выбросилось на скалистый берег и может считаться надолго выведем

из строя».

Это сообщение, естественно, вдохновило воинственных итальянце^ но побудило англичан укрепить свою оборону и усилить разведку и ко трразведку.

Опьяненные удачей итальянцы пригласили германских и японск представителей посетить базу флотилии управляемых торпед, где впервые продемонстрировали секретное оружие.

Теперь внимание итальянцев вновь обратилось к Александрии. Ту направилась подводная лодка «Шире» под командованием потомка: менитой фамилии князя Боргезе. 17 декабря она получила приказ нировать два английских линкора, «Вэлиент» и «Куин Элизабет», измещением 32 тыс. т каждый.

Впереди ждали немалые трудности. Подходы к гавани почти пол* стью преграждало минное поле. Вход в порт патрулировался миноь цем, который систематически сбрасывал глубинные бомбы.

.Операция началась в ночь с 20 на 21 декабря 1941 года. В 20 ча 47 минут, благополучно пройдя минное поле, «Шире» всплыла на верхность. Из лодки вышли все шесть членов экипажей торпед. Пс этого лодка вновь прошла в подводном положении минированную: и вернулась в Италию.

Экипажи имели в своем распоряжении десять часов темного врев. ни суток.

Торпеды благополучно избежали встречи с патрульным миноноси Удача сопутствовала им и дальше: они прошли в порт в кильватере, английских военных кораблей, тем самым миновав заградительную < В условленное время, в 22 часа 15 минут, водители торпед поднял* на поверхность и по сигналу свйего командира де ла Пенне направили к целям.

Де ла Пенне и Бьянки подошли к борту линкора «Вэлиент», опус лись под его киль и оставили под ним торпеду, пустив в ход часов механизм. Вплавь поднялись на поверхность и устроились отдыха уцепившись за бочку, на которую была заведена якорная цепь кор Но здесэ англичане их быстро обнаружили и подняли на борт. Д» сайты не сопротивлялись: под водолазными костюмами на них бь итальянская военно-морская форма. Их не могли расстрелять как 1 онов — Женевская конвенция о военнопленных спасла им жизнь, а: конопослушные англичане не могли ее нарушить, хотя им самим жала смертельная опасность. На линейном корабле была объявлена • вога. Пленных подвергли допросу, но они отказались отвечать на рос, что ими сделано. В 3 часа 55 минут раздался взрыв. Только мелк водье спасло линкор от гибели: он просто сел на дно.

Вскоре раздался взрыв и на линкоре «Куин Элизабет». Еще два , версанта, Марчелья и Скергата, тоже были захвачены в плен.

Третий экипаж также сработал неплохо: он затопил крупный таш Диверсанты Мартелотта и Марине вплавь добрались до берега и си

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

241

водолазные костюмы. Англичане быстро взяли их в плен и отправили в лагерь, где они встретились со своими товарищами.
15 апреля 1942 года вблизи Александрии с подводной лодки «Амбра» были спущены на воду три управляемые торпеды. Но произошла ошибка: командир лодки полагал, что он находится в том же месте, где в декабре 1941 года высадила диверсантов лодка «Шире». Но на этот раз экипажи высадились на 800 м западнее. Это спутало все расчеты. В темноте два экипажа потеряли ориентировку, затопили торпеды, добрались до берега и сдались в плен.
Водитель третьей торпеды, Фельтринелли, сумел проникнуть в порт и направился к линкору «Куин Элизабет», возвратившемуся в строй после ремонта. Однако в последний момент механизм торпеды отказал, она пошла ко дну. Водитель и водолаз вплавь добрались до берега и разошлись в разные стороны. Водолаза тут же захватили в плен, а Фельтринелли три месяца скрывался в городе, пока его не арестовала английская полиция.
Больше попыток проникнуть в Александрийский порт итальянцы не предпринимали.
Бухта Альхесирас находится на самом юге Пиренейского полуострова. Один берег принадлежит Испании, на другом находится английская военно-морская база Гибралтар. В самом начале войны в испанских водах бухты оказалось полузатонувшее итальянское торговое судно «Ольтер-ра». Итальянские власти (точнее, разведка) получили от испанцев разрешение поднять «Ольтерру». На ее борт прибыли итальянские рабочие, среди которых под видом мастера находился лейтенант Визинтини, тот самый, который 20 сентября 1941 года совершил первое успешное нападение на английские корабли в бухте Альхесирас.
Работы по поднятию «Ольтерры» велись открыто, под наблюдением испанской охраны, приставленной по требованию английского консула в Альхесирасе. Но наряду с открытой работой велась и тайная. В корпусе ремонтируемого судна был создан крытый бассейн для нескольких управляемых торпед. Их в разобранном виде доставили вместе с трубами и различными деталями для котлов.
Нападение на порт Гибралтар решено было произвести 6 декабря 1942 года. В этот день там на якоре стояли корабли крупного конвоя, эскортируемые линкорами «Нельсон», «Родней», «Ринаун» и авианосцами «Фьюриес» и «Илластриес».
В 23 часа 15 минут первым направился в путь экипаж Визинтини и Магро. Но они попали под взрывы глубинных бомб. Им удалось ускользнуть от них, однако встретилось второе, непреодолимое препятствие — противолодочная сеть, доходившая до самого дна. Поднять ее было невозможно, и водолаз взялся за нржницы, чтобы проделать отверстие для прохода торпеды... ' \
Второй экипаж (Маниско — Барине) вышел в 24 часа, благополучно миновал линию, патрулируемую сторожевыми кораблями, и опущенную противолодочную сеть, но попал под луч прожектора и сильный обстрел, а потом и под глубинные бомбы. Совершенно оглушенные дивер-
242

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦШ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945.Г0ДОВ

243

сайты затопили свою торпеду и поднялись на поверхность... прямо в ру моряков проходящего мимо американского транспорта.

Третья торпеда вышла из чрева «Ольтерры» лишь в 2 часа ночи. Она тоже попала под обстрел и взрывы глубинных бомб. Один из дивер тов был убит: утром его тело подобрали англичане в водах Гибралтар второй — лейтенант Челла, единственный из всех, сумел вернуться «Ольтерру».

Что же касается Визинтини и Магро, то их трупы, запутавшиеся сети, обнаружили/англичане, подняв ее для осмотра.

Однако провал операции 6 декабря 1942 года не остановил итальяг цев. Использование «Ольтерры» решено было продолжать. В потайнс бассейне были собраны три новые торпеды.

7 мая в Гибралтар прибыл крупный конвой. Около 22 часов три; равляемые торпеды под командой лейтенанта Челла вышли на заданий На этот раз все произошло на редкость удачно. Экипажи установи заряды под тремя крупными транспортами и благополучно вернулись! «Ольтерру». Все три транспорта взлетели на воздух, а шесть дивер отправились в Мадрид, а оттуда поездом в Италию.

Отдохнув, экипажи вернулись в Альхесирас. 3 августа три торпел снова вышли из бассейна «Ольтерры». Экипаж первой — все тот же Че и водолаз Монталенти, прикрепив заряд под танкером грузоподъемнс тыо 14 000 т, возвратился на «Ольтерру». Третий экипаж тоже успеш* выполнил задание и вернулся без потерь. Что касается второго экиг жа, то он после устанорки заряда попал под обстрел, водолаз был ране и упал в воду, где его подобрали английские матросы, а водитель сум вернуться на «Ольтерру». Утром 8 мая три крупных танкера взлетели ] воздух.

Теперь англичане поняли, в чем дело. С согласия испанских вла они захватили «Ольтерру» и обнаружили помещение для управляемь торпед. Месяц спустя Италия вышла из войны, и военно-морская ба Специя была занята немцами. Но итальянские разведчики и моряки желали, чтобы их тайное оружие попало в руки бывших союзников, чертежи, техническое оборудование, запчасти, собранные и находив!] еся в стадии сборки торпеды были уничтожены.

Итальянское военно-морское командование и итальянская развел использовали не только управляемые торпеды, но и шювцов-дивер тов, из которых была сформирована группа «Гамма». Иногда опер проводились совместно. В декабре 1942 года такая операция была пр ведена в Алжире.

Подводная лодка «Алтри» доставила в район Алжира десять боев пловцов из группы «Гамма» и шесть человек, составлявших экипажи т управляемых торпед.

8 23 часа 11 декабря шестнадцать подводных диверсантов направ лись на выполнение задания. Десять из них были вооружены подрь ными зарядами-минами («миньятга» и «баудильо»), шестеро находит на торпедах. Пловцов-диверсантов обратно не ждали: выполнив задан» они должны были искать убежище на свой страх и риск, либо сдаться

плен. На лодке надеялись лишь на возвращение экипажей управляемых торпед. Не дождавшись, лодка, как было договорено, в 2 часа 30 минут отправилась на базу.
О результатах операции стало известно из сообщения английского адмиралтейства: в эту ночь оказались потопленными пароходы «Оушн Вэквишер» (водоизмещением более 7000 т), «Берта» (1500 т), сильно повреждены транспорт «Эмпайр Центавр» (7000 т), получили повреждение суда «Арматтан» (4600 т) и «США-59» (7500 т). Общее водоизмещение кораблей союзников, выведенных из строя в эту ночь, составило более 25 000 т. Большинство диверсантов попало в плен, судьба остальных неизвестна.
Боевые пловцы действовали и самостоятельно. В нейтральном порту Александрия, где на суда грузился стратегический материал — хром, итальянский подводный диверсант лейтенант Ферраро с помощью итальянского консула-разведчика Риккарди всего за несколько дней сумел прикрепить мины «баудильо» к четырем судам, груженным хромом. Два из них затонули, третье получило тяжелое повреждение, и лишь одно избежало катастрофы. В бухте Альхесирас боевые пловцы из группы «Гамма» 14 июля 1942 года потопили союзнические суда «Мета», «Сума», «Эмпайр Снайп» и «Барон Дуглас», общим водоизмещением 10 000 т, Если подвести итог деятельности подразделений управляемых торпед и боевых пловцов, то ими были выведены из строя линейные корабли «Куин Элизабет» и «Вэлиент», водоизмещением 32 000 т каждый, потоплены крейсер «Йорк» и эскадренный миноносец (10 000 т и 1700 т), потоплены или повреждены 4 танкера (всего 38 000 т), а также 23 транспорта общим водоизмещением более 150 000 т; таким образом, были потоплены и повреждены суда общим водоизмещением более 250 000 т.
Остается спросить, ради чего и почему итальянские боевые пловцы и экипажи управляемых торпед проявляли такую самоотверженность? Если немцы и японцы воевали за расширение жизненного пространства, советские и английские солдаты и французские маки отстаивали свою землю, то что нужно было итальянцам в этой войне? Ведь даже своего дуче и короля они не особенно уважали, не в пример японцам и нем^ цам, обожавшим императора и фюрера.
И еще один момент. 28 октября 1955 года в Севастопольской бухте от мощного взрыва затонул линкор «Новороссийск». Официальной версии причин этой катастрофы нет, во всяком случае, она не обнародована.
Среди моряков и в народе долгое время циркулировали слухи о том, что «Новороссийск» потоплен итальянскими подводными диверсантами. Мотив? Месть за то, что этот когда-то итальянский линкор был передан Советскому Союзу после войны. А организовал эту диверсию не кто иной, как князь Боргезе, тот самый, который когда-то привел свою подлодку в район Александрии, где были потоплены два английских линкора, а потом руководил школой по подготовке подводных диверсантов и поклялся потопить «Новороссийск».
Зная о подвигах итальянских боевых пловцов, можно ли исключить такую возможность?
244

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРРВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

245

ВТОРАЯ ИПОСТАСЬ БЕЙКЕР-СТРИТ

Одна из самых знаменитых улиц в мире — скромная лондонская Бей| кер-стрит, улица, где когда-то жили, великий сыщик Шерлок Холмс его друг доктор Ватсон — герои, рожденные великой фантазией пис теля Конан Дойля. Здесь Шерлок Холмс создал свой дедуктивный ме тод и разрабатывал свои замысловатые многоходовые операции*

Время щло, обстоятельства менялись, и в годы Второй мировой вой ны на Бейкер-стрит действовал уже не сыщик-одиночка, а могуществе1 ная организация — Управление специальных операций (УСО), в нед которой рождались не менее замысловатые планы и которая распоря лась судьбами тысяч людей.

Датой рождения УСО считается 19 июля 1940 года, когда Черч» представил Военному кабинету меморандум, в котором говорило «УСО создается, чтобы координировать все акции по подрывной деятель ности и шпионажу на территории противника». Позже Черчилль дс вит: «Чтобы поджечь Европу».

По иронии судьбы, многочисленные подразделения УСО располаг лись на Бейкер-стрит и на прилегающих улицах. Прикрытием для организации стала вывеска известной торговой фирмы «Мар'кс энд Спе сер», а здание офиса фирмы использовалось разведкой всю войну и н^ сколько лет после ее окончания.

Начальником УСО был сэр Чарльз Хамбро. В его подчинение вх дили региональные отделы, ведавшие разведывательной и диверсионнс работой в оккупированных странах Европы. Наряду с УСО в АнглииД годы войны существовали и другие разведывательные организации, в т числе «Секретная служба» — армейская, военно-морская, воецно-г душная разведка. Последняя, в частности, устанавливала очередность 1

Дом на Бейкер-стрит

душных налетов на военные объекты Германии и раскрывала планы воздушной войны противника. Один из отделов военной разведки занимался только Германией. Он должен был, например, вести пораженческую пропаганду среди германских войск и мирного населения.
Что же касается УСО, то она вела свою работу путем заоьшки собственных агентов, а также привлечения патриотов и целых групгё движения Сопротивления. При этом Би-би-си была центром, Через" крто-рый передавалось большинство информации. Они обычно передавались в зашифрованном виде во время литературно-музыкальных передач и зачастую носили комичный характер, например в монолог театрального героя вставлялась фраза: «У дяди Джорджа порвался левый носок» или «Желтая корова перепрыгнула через синий забор в полнолуние». Тит, кому этб предназначалось, понимал, в чем дело, прочим оставалось недоумевать.
Очень часто одной радиосвязи было недостаточно и приходилось устанавливать личные контакты. УСО подготовило для этой целя сотни мужчин и женщин. Подобрав людей, знающих язык той страны, где им предстояло действовать, их обучали повседневной агентурной работе. Затем они должны были получить знания, необходимые для выполнения специальных операций. Для этого была организована специальная школа в Рингуэе.
Система обучения была приспособлена к потребностям военного времени и исходила из того, что разведчики будут действовать в стране, где число дружественно настроенных граждан по крайней мере в пятьдесят раз больше численности вооруженного противника.
Естественно, что в школе обучали таким предметам, как Прыжки' с парашютом, организация диверсий, приемы самообороны и нападения, радиоделу и другим дисциплинам, необходимым разведчику. Йб, в отличие от немецких и, к сожалению, наших школ военного времени, при подготовке агентов УСО огромное внимание уделялось «мелочам», от которых часто зависели жизнь и успешная деятельность агентДг,
Речь идет не только о тщательной отработке документации, .легенды биографии, изучения языковых особенностей той местности, *р Которой якобы происходит агент. Агента снабжали информацией по всем вопросам, которых может коснуться его жизнь в тылу врага — особенности режима проживания и передвижения, устройство на работу, продовольственные нормы, порядок регистрации вдрлиции, соблюдение! комендантского часа. Поддельные документы изготавливались.в специальной лаборатории УСО, но-к. ним добавлялись важные детали: «семейные» фотографии, старые визитные карточки, письма от др^уга Лиш яадруги, билеты метро, в общем всякая мелочь, которую рн мог тайкатт» в карманах и от которых зависела его жизнь. Если агент забрасывался, например, во Францию, его обучали вести себя за СТРЛОМ, есть я пить йа французский манер; знакомили с самыми свежими французскиШ анекдотами и каламбурами. Одним из приятных тестов для агентов была проверка «на выпивку» — сколько и чего он (она) сможет выпить, не потеряв голову, и как будет вести себя при этом.
246

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ВТОРАЙ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-19451*ЬДОВ

247

»

Так же скрупулезно соблюдалась чуткость к забрасываемым агентам О готрвности вылететь на задание его спрашивали не только заранее, и и в тюсдеднюю минуту перед посадкой в самолет. При этом ему говор! ли. что его отказ не повлечет для него никаких неприятных последе А тем из заброшенных агентов, с которыми поддерживалась радиоср иногда в завуалированной форме сообщали хорошие новости из дом! Правда, это случалось редко, только тогда, когда требовалось поддержав агента или вдохновить на какое-то опасное дело $

1 Перед заброской нередко инсценировались «допросы в гестапо», ког| агент подвергался сильному психологическому давлению. Был случа1 кбгда девушка по имени Ноор Йнайлят Хан не выдержала «допрос* пйчтй лйигилась сознания, потеряла голос, а придя в себя побледнела! дрожала от страха. Ее хотели отстранить от задания, но она уговори послать ее. Кбгда во Франции она была схвачена гестапо и подвергла пьггкам, то держала себя удивительно спокойно, никого не выдала и бь расстреляна в немецком концлагере.

Иетор'Ия УСО полна крупных и мелких событий, в ней есть ме героям и Предателям, хорошо организованным акциям и провалам. 1 Первых агентов забрасывали вслепую, на их собственный страх и р» их никто не ждал, у них не было надежных явок и адресов; они дол» были сами устраиваться, создавать свое прикрытие и обзаводиться с! зями. И во'многих случаях попадали прямо в объятия гестапо. Если : этого удавалось избежать, агент должен был найти надежных людей числа' своих связей и начать разведывательно-диверсионную работу. Самое большое внимание УСО уделяло работе во Франции по р причин^ особенно начиная с 1943 года. Это была самая крупная из купированных стран, которая находилась ближе всего к Англии, в было лучше всего организовано движение Сопротивления, в кото входили десятки тысяч людей самых разных политических взгляд! объединенных чувством патриотизма Однако Французской секш, УСО приходилось нелегко с подбором кадров, так как лучших людей! Голль и «Свободная Франция» стремились иепользрвать сами. К т˜* же деХолль вообще относился к УСО недружелюбно, полагая, что нарушает суверенитет Франции и-, устанавливая связи с участниками' противления, только мешает им работать. Он не без основания подо вал, что заброшенная во Францию английская агентура осядет там и в ледствии может быть использована против Франции. Поэтому он рещад француза?* идти на, службу к англичанам в УСО, хотя его шения с военной разведкой и СИС были достаточно сердечными, после $ойны произошел случай, когда во время представления де Ге героев, участников французского Сопротивления, оказался англича* агент УСО. Де Голль за плечи развернул его от себя и сказал: «Ваше ме не здесь». ^Впоследствии, после ухода де Голля, этот англичанин ' награжден французским правительством.)

Поэтому «французов» зачастую приходилось «создавать» из англ! и канадцев, что вызывало для УСО дополнительные трудности. 1 тесно сотрудничало с Министерством экономической войны (М5

Интересно, что МЭВ было создано еще до войны, 29 июня 193? года, под секретным названием «Комитет по экономическому прессингу на Германию», куда входила группа промышленников, банкиров и учёных. Вскоре комитет закрыли, однако он возобновил свою работу в 1938 году, после захвата Гитлером Австрии и Чехословакии. 27 июля 1939 года комитет был преобразован в Министерство.
У руководства УСО существовали серьезные трудности, связанные с непростыми отношениями не только с де Голлем, но также между правительством Великобритании и правительствами в изгнании и национальными комитетами на ее территории. Взгляды Черчилля на, роль Сопротивления коренным образом отличались от взглядов этих правительств и комитетов Они считали, что рейды англичан, диверсии на железнодорожных и военных объектах вызывают репрессии немцев против мирного населения и затрудняют работу сил Сопротивления, Даже самое лояльное норвежское правительство выступило против сотрудничества УСО с секретной патриотической организацией Милорг. Голландское правительство объявило УСО виновным в провале сети английской агентуры, состоящей из голландцев; некоторые голландцы даже, обвиняли англичан в предательстве.
Англичане, а затем и американцы совершенно очевидно исходили из того, что те, кто реально борется в Сопротивлении, займут главные политические посты после освобождения. Так и произошло. Не случайно «партия расстрелянных» — коммунисты — выиграли выборы почти во всех освобожденных европейских странах.
Одна из главных зарубежных резидентур УСО находилась в Базеле, швейцарском городе, расположенном в нескольких километрах от французской и германской границ. Это был рай для разведчиков всех стран, и УСО во всю использовало эти возможности.
В начале деятельности УСО основной энтузиазм его штаба был направлен на возможность ведения подпольной войны во Франции, Польше и Чехословакии. Программа, принятая штабом, предусматривала создание, набор, тренировку и вооружение 130 000 человеке этих трех странах. Их надо было вооружить, главным образом новым оружием, которое должно было доставляться на самолетах-бомбардировщиках. Однако эта программа была отвергнута начальником штаба.
Летом 1941 года УСО представило новую программу, по которой во Франции и Голландии должно было быть подготовлено 45 000 бойцов. Но и эта идея из-за нехватки самолетов оказалась нереализованной.
На конференции начальников штабов в Вашингтоне, носившей название «Аркадия», роль Сопротивления и секретных армий в Европе была упомянута лишь между прочим, (Надо отметить, что «Помощь России всеми возможными средствами» в перечне основных задач заняла почетное второе место, после «усиления бомбардировки Германии авиацией США и Великобритании».) Руководство английского генерального штаба, которому подчинялось УСО, стало считать Францию сомнительным объектом для серьезных операций, ибо хотя УСО забрасывало туда ору-
248 100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС1К

жие и снаряжение, оно в основном терялось где-то в разобщенных ме> собой отрядах и группах Сопротивления.

1942 год закончился для У СО неудачно. Агентов было заброшен* мало, к тому же многие из них были захвачены немцами. Связь с оста"' шимися часто прерывалась на несколько недель (а за это время немг зачастую захватывали агента или радиста, а затем заставляли его раб тать под их контролем). Поставки оружия и взрывчатых веществ почт прекратились.

Жизнь французской секции возродилась после прихода нового нача ника, майора Мориса Букмастера. Количество забросок в 1943 году > личилось, но поставки оружия и взрывчатых веществ оставались смехе ворно малыми: за весь год около 900 кг взрывчатых веществ, 388 га-толетов, 269 автоматов...

Но затем, когда УСО было передано подразделение транспорте авиации, поставки возросли. Приоритет был у Франции, но самоле-1 летали уже и над другими оккупированными странами. По приказу Че чилля, в январе 1944 года УСО получило р свое распоряжение 35 сам! летов. Если в IV квартале 1943 года был 101 самолетовылет, то в I к™я^ тале 1944 года их стало 604, а во II — 1728. Черчилль также отдал поряжение о том, чтобы в связи с подготовкой вторжения во Фран отряды партизан (маки) снабжались оружием в первую очередь. Соо| ветственно увеличилась и заброска оружия. Только за первые 4,5 ме«1 ца!944 года с парашютами было сброшено 45 000 автоматов, 17 000 Столетов и много другого оружия и боеприпасов.

Агенты УСО, часто действуя совместно с отрядами Сопротивле» осуществили немало диверсий. Только в течение 10 месяцев, мез июнем 1943 года и маем 1944 года, были уничтожены или серьезно 1 вреждены 1822 локомотива, 200 пассажирских вагонов, уничтоже! 2500 товарных вагонов и повреждены 800. В докладе полиции Виши г мечалось, что за период с 25 октября по 25 ноября 1943 года имели » сто свыше 3000 попыток диверсий на железнбдорожных линиях, из торых 427 принесли большбй ущерб, а 132 вызвали крушения поез и «серьезные потери германских войск».

С приближением открытия Второго фронта и после «дня Д» кс чество диверсий в немецком тылу еще больше увеличилось. В авг 1944 года было уничтожено 668 локомотивов и осуществлено 2900 пешных нападений на железнодорожные пути и следовавшие по »

войска.

В октябре 1943 -года генерал Рундштедт направил на имя Гитлера ] порт, в котором выражал «тревогу по поводу увеличения саботажа11 железных дорогах, которое связано с возрастающим количеством посй вок с помощью парашютов для агентов и участников Сопротивления! стороны УСО». Он докладывал, что «только в сентябре было 534 оЧв серьезных актов саботажа на железных дорогах по сравнению со 120| всю первую половину года». Рундштедт утверждал, что в случае втор!" ния союзников ситуация «ухудшится из-за невозможности провод! ремонтные работы».

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

249

Считая, что большинство диверсий проводится железнодорожниками или с их участием, гестапо арестовывало их тысячами. Одновременно немцы вынуждены были направить во Францию 20 000 германских железнодорожников. Германская армия и подразделения СС отзывались с фронта для круглосуточной охраны станций, депо и железнодорожных линий.
Диверсии проводились агентами УСО и участниками Сопротивления, не связанными с УСО, и на промышленных предприятиях, работавших на Германию, в том числе таких крупных, как Шнейдер-Крезо, Миш-лен и других, а также на электростанциях, линиях электропередач и связи. Взрыв на радиостанции в районе Бордо, используемой для связи с подводными лодками, действующими в Атлантике, причинил немцам огромный ущерб.
Немцы жестоко мстили за акты диверсий и саботажа. По меньшей мере 24 000 борцов Сопротивления были казнены немцами во Франции, 115 000 депортированы в германские концлагеря (только 40 000 из них вернулись обратно). Была уничтожена деревня Орадур-сюр-Глан вместе со своими жителями, включая женщин и детей (как и чешская Лиди-це, и белорусская Хатынь).
Значительные операции УСО провело не только во Франции, но и в других оккупированных немцами странах — Бельгии, Дании, Голландии, Норвегии.
За время своей деятельности УСО одержало немало побед, но совершило и немало ошибок и понесло немалые потери. Сотни агентов были арестованы немцами, расстреляны на месте или казнены в фашистских концлагерях.
АБВЕР ПРОТИВ УСО ВО ФРАНЦИИ
Пожалуй, самая яркая операция абвера против УСО во Фрайции в годы Второй мировой войны была проведена не генералами и полковниками, а простым унтер-офицером разведки.
После падения Франции в июне 1940 года горстка польских офицеров, не успевших эвакуироваться из Дюнкерка, организовала разведывательные ячейки во многих городах Франции. Среди них был офицер разведки ВВС Польши капитан Роман Чернявски. Молодая вдова Рене Борни из Люневиля предоставила ему убежище, снабдила одеждой, а главное — документами своего покойного мужа, благодаря чему поляк сразу же превратился в мсье Арманда Борни. Он стал одним из создателей и руководителей разведывательной сети, которую назвали «Интерал-лье» («Межнациональная»), со штаб-квартирой в Париже и получил кличку Арманд, как мы и будем называть его в дальнейшем.
Однажды он встретил тридцатилетнюю француженку Матильду Каррэ. Матильда происходила из семьи военных. Ее отец во время Первой мировой войны был награжден орденом Почетного легиона. Каррэ работала в Красном Кресте, демонстрировала свою ненависть к немцам и казалась вполне заслуживающей доверия. Арманд взял ее в свою орга-
250 100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

низаиию Матильда вскоре стала его первой помощницей, а заодно воЗленнойГ?\^ноябряР1940 года они связались с английской разве, —« ,. „„^„» ыаияпи пяпиппепелачи на Лондон.

ВТОРАЯ^МИРОВАЯ'ВОЙНА 1939^-1945 РбДОВ

251

янньш блюданием военно-морские сооружения немцев и пер н^ флотГвблизи испанской границы они помогали курьерам ^

ВВС 1нглТи на заводы, производившие вооружение для Германии,,

СТрм^и° МатГьГкаррэ поддерживали контакты с некоторы* высокоп^швленными французами, которые, с°™*^™ тайно поддерживали движение Сопротивления Одним из них был м

Гии'

™о и абвера. Через несколько месяцев «Интераллье» уже насчит,

вала более ста двадцати членов, агентов и курьеров.

Гес^о и конт^разведьшательному отделу парижского абвера веке стало известно об эффективной разведывательной организации, рабо^ ющейш Лондон, но многочисленные попытки выйти на нее или схв тить хотя бы одного из ее членов оказывались ™«™™' ^

Для пеленгации радиопередатчиков, действующих в "ариже по ул|





символом Сопротивления. Поймать Кошку для сотрудников германс

Выдающийся

контрразведчик абвера

Хуго Блайхер

ность распространялась на шесть департаментов Северной Франции, покрмйая БрЬ1-тань и западные районы Нормандии. ВёснОй 1941 года Арманд назначил молодого человека, бывшего французского летчика1 Рауля Киффера, или Кики, как его звали друзья, шефом этого сектора.
В начале октября некий ефрейтор немецкой армии доложил в местное отделение абвера в Шербуре, что какая-то франоужен-' ка пытается получить информацию от Лиц, работающих на базе горючего германских люфтваффе. По мнению ефрейтора, эта женщина — английская шпионка. Рапорт был передан в Париж, где йа него обратили серьезное внимание, и в Шербур немедленно прибыл контрразведчик абвера Капитан Эрих Борхерс.
Как раз в этот день дежурным в отделе Секретной полевой полиций был тогда еще никому не известный унтер-офицер Хуго Блайхер. КапИ^ тану он показался челЬвеком интеллигентным, к тому же отлично зна^ ющим французский язык, поэтому Борхерс взял его себе в помощники. На следующий день они арестовали женщину по имени Шарлотта Буффе, и она призналась, что работает на английского агента, но знает только, что его кличка Поль. Началась охота на Поля, и Блайхеру удалось задержать его 3 ноября на станции Шербур по возвращении Из Парижа. У него оказались сведения о германских военных сооружениях И за" шифрованные инструкции. Полем оказался не кто иной, как Рауль Киф-фер. Блайхер отвез его в Париж и доставил в штаб-квартиру абвера.
При отъезде Блайхера на вокзале произошла душещипательная сцена расставания Хуго с его возлюбленной Сюзанной Лоран. Упоминает о ней, так как она еще встретится в нашем рассказе.
Вначале Киффер отказывался говорить, однако, когдй Блайхер пригрозил передать его в гестапо, он «раскололся». ' ' '
В абвере унтер-офицера Хуго Блайхера посчитали полезным, челове^ ком и оставили для работы в Центре. Так началась карьера Хуго Блайхера как «аса» абвера. Сорокадвухлетний унтер-офицер, который 'пёпал на службу в Секретную полевую полицию из-за слабого'зрения, делав^ шего его непригодным к строевой службе, стал звездой германской контрразведки. Под многими именами: мсье Анри КостеАь, бельгийский бизнесмен, мсье Жан, полковник Генри из Люфтваффе, выступая как^ антинацист, он сумел проникнуть во многие французские и бельгийские группы Сопротивления, в несколько сетей УСО и захватить множество агентов УСО и Свободной Франции.
Используя Кики как подсадную утку, Блайхер арестовал одного из членов группы Арманда в Париже, который знал адрес конспиративной квартиры. 17 ноября Блайхер нагрянул в штаб-квартиру на Вилла Леандр.
252

10» ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

253

В три часа ночи четыре черные автомашины с солдатами Секретив полевой полиции блокировали оба конца маленькой улицы. Несколь* минут спустя Арманда вывели из дома в наручниках. Двум радиоопер торам, находившимся на чердаке, удалось бежать.

При допросе хозяйки дома Блайхер узнал, что Арманда ежеднев навещала женщина, которую он называл Кошка. Арманд признался в т что он — капитан Роман Чернявски и работает на союзников. Это б* все, что он сказал. Ни угрозы, ни избиения не заставили его выдать куюилибо информацию об «Интераллье» и ее контактах с Лондоном, был заключен в одиночную камеру в подземелье тюрьмы Фрезенс. ' удалось дожить до конца войны.

Во время ареста Арманда в его постели обнаружили красивую блс динку, ту самую Рене Борни, молодую вдову из Люневиля, которая дг Арманду документы покойного мужа, а затем по его приглашению щ «хала в Париж. Блайхер долго допрашивал ее, она готова была показа все, что знает, но казалось, о чем-то умалчивает.

< Тогда (Блайхер, великолепный психолог, пошел на хитрость, наме нув о Кошке. В порыве ревности Рене выложила все, что знала о Кс ке'и ее разведывательной работе. С ее помощью в тот же день Ков была арестована на пороге своего дома на улице Антуанетты. На пер« порах Блайхер продолжил работу с Рене Борни. Но толку от нее бь мало. Даже главные фигуры «Интераллье» описывались ею так: «сим тичный мужчина средних лет с серыми глазами» или «молодой челов любящий шутить».

• Тогда Блайхер сконцентрировал свои усилия на Кошке. Он перев ее из тюрьмы в отель «Эдуард VII» на авеню Опера, в котором ра щался парижский офис абвера. Ей был предоставлен номер с ванн туалетом, и, хотя за дверью стоял охранник, она чувствовала себя вш не комфортно.

Блайхер зашел «навестить» ее, и они отлично пообедали. Он как I между прочим сообщил, что уже имеет все документы, которые ему • буются. Одно его слово< — и она вместе со своими друзьями будет стреляна. 1

> — Мы знаем все, и нет никакой надобности в дурацкой храб Вы не спасете никого своим молчанием. Но если вы поможете мне? постараюсь спасти вас и ваших друзей от гестапо. Вы будете освобоа ны, а с ними будут обращаться как с .военнопленными, и после во* они вернутся домой. Если не поможете — вами займется гестапо, и да вам останется уповать лишь на Господа...

Блайхер сумел перевербовать Матильду Карре, пообещав ей отнс тельную свободу и 60 тысяч франков в месяц. В течение нескольких) организация Арманда с ее помощью была практически ликвидиров

Экспансивная, горячая, взбалмошная Кошка, ожидавшая ветре наглого гунна с грубым лицом, резким голосом, плохо говорящего французски, видит в Блайхере красивого, мужественного, интеллиге! ного человека, прекрасно владеющего французским и умеющего оча{ вывать. И вместо чувства отторжения и ненависти она начинает ис

тывать искреннее влечение к нему, становится послушной игрушкой в его руках... Их связь стала фактом... Кошка добросовестно поведала Блай-херу обо всем, что знала. Она рассказала, как внедрилась в щтаб^квар-тиру СД в Париже в качестве «представительницы швейцарского Красного Креста» якобы для медицинского и социального обслуживания заключенных парижских тюрем. Потом стала даже «агентом СД» и любовницей одного из высших офицеров СС. От него и других офицеров она и располагала весьма ценной информацией, но он был отправлен в Россию и погиб. У нее были связи и в штаб-квартире абвера в гостинице «Лютеция».
Она рассказала ему об операции, проведенной от имени абвера, когда использовался телефон, стоящий в кабинете одного из его руководителей. Блайхер только диву давался.
В числе прочих Кошка выдала «почтовый ящик» для связи с агентурой. Были арестованы остававшиеся на свободе члены «Интераллье»', в общей сложности 94 человека. Лишь немногим удалось скрыться.
Конечно, все это Кошке давалось нелегко, в душе женщины шла мучительная борьба. Если не в оправдание, то в смягчение ее вины можно отметить, что, помимо любви к Блайхеру, она руководствовалась внушенной им мыслью, что всех, кого она выдаст, не передадут гестапо, «а будут рассматривать как военнопленных. И в заслугу Блайхеру и руководству парижского абвера надо поставить то, что это обещание было выполнено. Те же, кто попал в руки гестапо, погибли.
Теперь они как муж и жена жили в фешенебельном квартале. Кошка передала Блайхеру все наличные средства «Интераллье» — миллионы французских и тысячи швейцарских франков, тысячи английских фунтов. Наряду с арестованными людьми, документами и кодами немцы захватили также четыре радиопередатчика. Блайхер отправился к шефу парижского абвера полковнику Оскару Рейле и представил план, показавшийся тому на первых порах фантастическим.
— Герр оберет, — сказал Блайхер, — у нас имеются четыре передатчика. Если мы сохраним в тайне аресты, мы сможем начать радиоигру и убедить Лондон в том, что «Интераллье» функционирует, как и<ранъше. Мы сможем получать сигналы и инструкции из Лондона, все нйвости об отправке оттуда агентов, А также снабжать их дезинформацией. Иными словами, мы сохраним сеть «Интераллье», но под германским контролем, по крайней мере какое-то время. Кроме того, мы заставим англичан снабжать нас деньгами.
Полковник Рейле согласился. Проблема заключалась в том, чтобы принудить сотрудничать хотя бы нескольких бывших членов «Интераллье». Все поляки, которым предлагали это, только презрительно усмехались в ответ. В Кошке Блайхер бьи уверен. Ему также удалось перевербовать одного из радистов, Анри Табета. Это было нетрудно; за какой-то промах Арманд приговорил его к смерти (после войны французский суд за сотрудничество с оккупантами тоже приговорил его к смертной казни). Да еще Рене Борни согласилась работать на немцев. Радиопередатчик был перемещен в дом богатого бизнесмена. Один из офице-
254 ЮТ ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦвЮ

ров абвера, барон фон Хёффль.'стал руководителем этой точки. Нескол! ко офицеров и сержантов составляли его штат. Там же Блайхер размес тил Кошку, Реме Борни и Анри Табета и остроумно назвал эту квар0™*1

«кошатником».

Длительного перерыва в радиосвязи между Парижем и Лондоном произошло, и в Лондоне ничего не заподозрили. Кошка знала все обус ловленные тонкости радиопередач, предусмотренные сигналы опасное ти. Но кодом владела лишь Рене. Они обе теперь сотрудничали с неи цами так же добросовестно, как раньше с союзниками.

Как только расположились в «кошатнике», начались передачи Лондон «Кошка сообщает...». Радиоигра длилась более трех месяце! В протоколе от 13 июля 1945 года французский следователь записал, ч* все это время «немецкие разведчики водили за нос хваленую британс кую секретную службу».

• ' На первых порах не'мцы осторожничали: шла обычная информация ( передвижении войск, положении на железных дорогах, военных соору^*" ниях. Некоторые сообщения были правдивыми. Пришлось передать, арестованы несколько членов «Интераллье», в том числе и Арманд, но' остальные члены сети на свободе и работа может быть продолжена.

Лондон был также информирован о том, что Кошка теперь возпн вила организацию и будет в дальнейшем посылать сигналы под кодовН названием «Виктуар» (Победа). Лондон проглотил эту наживку и защ сил, смогут ли оставшиеся без связи офицеры У СО использовать п/ можности «Интераллье», на что было дано подтверждение.

Немцы решили не арестовывать мэтра Броля, о котором их т мировала Кошка. Они правильно рассчитали, что Броль выведет их агентов УСО. Кошка встретилась с мэтром Бролем и сообщила ему аресте Арманда и Некоторых других членов «Интераллье». Блайхер пр| казал ей сделать это, так как знал о связи Броля с секретными служба^ союзников и хотел избежать каких-либо подозрений, которые могут р никнуть в Лондоне.

Немцы, естественно, следили за Бролем, бсуществляя и наружное,! агентурное наблюдение. Блайхеру стало известно, что Броль собирае-1* свести с КоШкой некоторых английских агентов. Среди них был о» цер Управления'специальных операций и один из руководителей Сог тйвления — Лукас — Пьер де Вомекур. Он попросил мэтра Броля ор( низойать ему встречу с женщиной, которая, как он полагал, спосс№ вывести его на связь. ,

Встреча состоялась в кафе «Георг V» на Елисейских полях. Воме* сообщил Кошки, что Является британским офицером, и спросил, с* жет ли она передать в Лондон несколько его сообщений. Кошка, проинструктированная Блайхером, дала согласие. Теперь по радиоле датчику Кошки пошла информация из двух источников...

Выполняя указание Блайхера, Кошка познакомила его с Воме» представив Блайхера одним из руководителей бельгийского Сопр ления, мсье Жаном Кастелем. На встрече Блайхер, сопровождав» Кошкой, заявил Вомекуру, что в ряды Сопротивления проникло мн«

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939^-1945 ГОДОВ

255

уголовников, которые, получив в руки оружие, используют его в своих целях, а это может вызвать дополнительные репрессии со стороны немцев. Чтобы избежать этого, надо, мол, на каждого участника Сопротивления завести карточку с фотографией и передать в полицию, где настоящим участникам «свои люди» якобы выдадут новые паспорта на чужие фамилии! Кошка активно поддерживала эту идею, и Вомекур согласился! Звучит чудовищно^ Неужели так наивны были эти люди, герои Со^ противления? Неизвестно, воплотилась ли в жизнь эта преступная идея, так как произошли новые события. - • I
Неожиданно в Париже появляется Сюзанна, и Хуго Блайхер начинает жить «на два дома»; по любви — с Сюзанной и по расчету — с Ма^ тильдой. Женщины ненавидят друг друга, ревнуют, завидуют. Один из предметов зависти — шикарная машина, на которой Кошка разъезжает по Парижу.
Ревность толкает Кошку на отчаянный шаг. Она решает бежать «а неоккупированную территорию Франции, идет за документами к подпольщику Анри Койену и признается ему во всем: и в предательстве и в любви к Блайхеру.
Койен, человек честный и порядочный, но трусоватый, дает ей совет:
— Немцы относятся к вам хорошо, будьте благоразумны и возвращайтесь к Блайхеру.
Блайхер вычислил Койена, за которым давно следил, перехватил у него Кошку и задержал подпольщика. Взяв с него слово, что он никому не сообщит о признании Кошки, Блайхер вскоре отпустил его. Тот сдержал слово! Во время следствия по делу Кошки 27 июля 1945 года Койен показал: «О том, что мадам Каррэ стала агентом абвера, я э Виши не сообщал...» И Кошке продолжали верить. Блайхер сумел использовать ситуацию. Через Койена он запустил дезинформацию по вопросу, которым очень интересовались англичане: о том, что германские крейсеры «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Принц Евгений» не готовы к выходу в море и для их ремонта потребуется несколько месяцев.
Примирение Кошки с Блайхером было бурным. В благодарность за прощение она выдала ему еще одного подпольщика, Рене Леграна, крупного торговца, который передавал сведения о немецких судах, пытающихся прорвать блокаду. Причем не просто сообщила о нем, а сирово-^ цировала Леграна, симулировав ранение своей правой руки и заставив его лично написать нужные сведения, чего он раньше никогда не делал, Легран был схвачен с поличным.
У Блайхера между тем возникли трудности. Лондон требует все новой информации. Информация есть, но он обязан давать противнику дезинформацию, которая готовится в централизованном порядке в штабе Верховного командования. Иначе Блайхера могут обвинить в предательстве. Но на многочисленные запросы 'Блайхера ответ из штаба не поступает.
Лондон постоянно требует точных сведений о том, как обстоят дела с немецкими крейсерами. По своей инициативе Блайхер уже подсунул «дезу», но что сообщать дальше, он не знает. В любой-день радиоигра может провалиться.
256

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

Из Лондона поступила радиограмма, что Пьера де Вомекура ВЫЗЫЕ ет руководство. 16 января самолет связи «Лайзендер», должен забрать г в деревне Лаас. Блайхер добился разрешения полковника Рейле не щ пятствовать поездке Лукаса в Лондон, рассчитывая, что офицер УСО > добром свете представит работу «Интераллье» и игра будет продолжен!

В день, назначенный для прилета «Лайзендера», Вомекур, Кошка | мсье Жан Кастель отправились на машине в Лаас. Водителем §ыл "^ тер-офицер абвера, представившийся «мсье Северином, участником Р-гийского Сопротивления». Они провели ночь в машине, тесно при шись друг к другу, тщетно ожидая посадки самолета, который так и прилетел. Полузамерзшие вернулись в Париж. Вомекур продиктов Кошке сердитое послание в Лондон, требуя объяснений.

В ответе говорилось, что полет не состоялся из-за погодных уело! и за Вомекуром прилетят 30 января. В назначенный день Вомекур, Кс ка и мсье Жан Кастель вновь направились встречать самолет, снова пр вели ночь в засыпаемой густым снегом автомашине, но самолет так и

прилетел.

К этому времени у Вомекура стали возникать сомнения в ОТНОЕ нии искренности Кошки и беспокойство, не находится ли он под еле кой. Подозрения переросли в уверенность после случая, который сг но скомпрометировал Кошку в его глазах. Он спросил, сможет ли добыть фальшивые документы. На другой же день она появилась с г чатляюшей коллекцией паспортов и удостоверений, которыми снаб ее Блайхер. Это был, пожалуй, его единственный просчет.

О своих подозрениях Лукас решил предупредить Лондон. Сообще он направил через Швейцарию, но оно, как было установлено позже,* Лондона так и не дошло. В создавшихся условиях Вомекуру ничего>' оставалось делать, как ждать и удвоить бдительность.

С другой стороны, увеличилась и озабоченность немцев тем, что Л« дон может догадываться о фиктивности новой «Интераллье». Доказат*" ством этому служили два случая «епоявления «Лайзендера» — возл но, они были вызваны не плохой погодой, а подозрениями Лондс Немцы не могли исключать и возможность того, что Кошка ведет г˜ ную игру. Тем временем англичане продолжали засыпать «Интера запросами о состоянии крейсеров. И Блайхер, выяснив, что корабли: полностью готовы к выходу в море, на свой страх и риск 2 февраля, радиограмму: «Кошка сообщает: Шанхорст Гнейзенау Принц Евге! получили серьезные повреждения результате попадания бомб ™" Предположительный срок ремонта из-за трудностей доставки запч не менее четырех месяцев точка».

А через несколько дней, в ночь на 12 февраля 1942 года, германс эскадра в полном составе вышла из Бреста и совершила небывалы? смелости прорыв через Ла-Манш, куда до этого боялись заходит] только немецкие, но и английские суда. Это был триумф военно-мс ких сил Германии, не потерявших ни одного судна, и полное фиг Британского адмиралтейства, захваченного врасплох, допустившего г рыв и потерявшего несколько эсминцев и шестьдесят восемь самоле

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

257

В своих воспоминаниях Черчилль писал: «В ночь с 11 на 12 февраля крейсеры «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Принц Евгений» вышли из Бреста в море... Мы же в это время посчитали необходимым направить почти все самолеты-торпедоносцы в Египет... В ходе ожесточенных воздушных боев с мощным немецким авиационным прикрытием мы понесли тяжелые потери...
Утром 13 февраля все немецкие корабли прибыли в свои порты. Эта новость привела британскую общественность в изумление и недоумение; случившееся было необъяснимо и расценивалось как свидетельство немецкого господства над проливами, что вызвало, естественно, народный гнев...»
Один из авторов немецкого триумфа — Блайхер — не получил даже благодарности.
Как всегда, мировые события переплетаются с сугубо личными.
После скандального случая с крейсерами из Англии срочно прибыл парашютист, майор Ричарде, с задачей разобраться в причинах дезинформации. Кошка неуклюже изворачивается, сваливает все на мсье Жана, который, мол, дал телеграммы, когда она была больна. Она сводит майора с Блайхером, который арестовывает его. Кошка потрясена, поняв, что Блайхер обманул ее. К тому же он на целую ночь уходит к Сюзанне. Этого вынести она уже не может.
Матильда направилась к Вомекуру. Он был не так приветлив, как всегда, и Кошка почувствовала, что он полон подозрении. Лукас засыпал ее вопросами. Она не могла и не хотела отрицать своей вины и призналась во всем...
...Семь лет спустя, давая показания в суде, Пьер де Вомекур сказал: «Когда она во всем призналась мне, я с ней сблизился, чтобы быть во всем уверенным, и знаю, что с той поры она вела честную игру»... Это ведь Франция!
Но удержать в секрете от Блайхера свою связь с Лукасом Кошка не смогла.
— Ты предала меня Койену, я тебя простил. Теперь ты предаешь меня Вомекуру. Я понимаю, что так будет и дальше. Но я не виню тебя. Просто нам надо расстаться. Тебе следует покинуть Францию, и чем быстрее, тем лучше. И в Испании и в Швейцарии тебе будет небезопасно. Я отправлю тебя в Англию вместе с твоим Вомекуром. Мы обоснуем это тем, что тебе лично нужно прибыть с докладом по вопросу о крейсерах...
В тот же день Блайхер явился к полковнику. Рассудили так: если она честно работает, она выяснит все, что нужно о деятельности Французского отдела и вернется назад, укрепив свои позиции. А если не вернется, тогда игру придется кончать. Все равно, вечно она продолжаться не может. Блайхер активно уговаривал Кошку принять это предложение. Она долго раздумывала. С одной стороны, Лондон может встретить ее без того энтузиазма, на который рассчитывали немцы. С другой стороны, она может положить конец всей этой тягостной игре и снова перейти на другую сторону. На состоявшемся после войны процессе она настаивала на том, что собиралась признаться в своем предательстве и отдаться
258

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

на милость властей в Лондоне. Перед Вомекуром стояла дилемма — либ прервать все контакты с Кошкой и скорее скрыться, либо принять СУ ацию такой, как она есть, и надеяться на то, что немцы помогут им ратъся в Англию. Он выбрал второй путь, понимая, что идет на смертевд ный риск.

14 февраля 1942 года Блайхер послал сигнал в Лондон, срочно буя вывезти Лукаса и Кошку, так как гестапо вышло на их след и их жизи находятся в опасности. Лондон ответил, что посылка самолета невозмс на, но катер будет направлен. Место встречи подготовил агент УСО Коубурн.

17 февраля произошел обмен сигналами, подтверждающий прибь тие катера в ночь на восемнадцатое. Однако первая и вторая пот отправки окончились неудачей, причем не обошлось и без потерь: в ру немцев попали английский морской офицер и два агента УСО, прибыв шие на катере. До конца войны они пробыли в лагерях, а укрывший агек тов крестьянин был расстрелян. Немцы захватили и чемодан со шпио* ским грузом: два радиоприемника, 600 тысяч французских франке пачку французских и немецких фальшивых документов, несколько робок с патронами, взрывчатые вещества, пистолеты.

...Когда Матильда вернулась в Париж, дверь в ее бывдгую квар открыла... Сюзанна. Произошел скандал, Блайхер едва смог успокои женщин. Для того чтобы доказать Блайхеру, что она еще может приг диться, Кошка идет на еще одно, последнее, предательство.

Она выдает руководителя группы Сопротивления в Лилле, Май* Тротобаса, парашютиста, английского капитана, носившего кличку СУ, вестр. Его арестовывают, но так как улик против него нет, выпуск Блайхер упрекает Кошку в дезинформации. Выйдя из себя, она крич что представит ему свидетеля, который может подтвердить ее доно| Это — адвокат Броль.

Кошка договорилась с Бролем о встрече в ресторане. За соседниЦ столиком устроился Блайхер. Она положила перед Бролем фотограф» Майкла Тротобаса и спросила, знает ли он этого человека.

— Конечно. Это Сильвестр из лилльской группы, которая в вашу че эмблемой себе взяла голову кошки...

Все это слышал Блайхер. Бролю, заметившему подозрительного ч| ловека за соседним столом, удалось бежать и спасти свою жизнь. П| попытке нового ареста капитан Майкл Тротобас оказал вооружен* сопротивление и был убит.

На параде после освобождения Франции его группа промарширон ла, неся во главе колонны стяг с наименованием группы и эмблему черной кошки.

Несколько дней спустя состоялась последняя попытка бегства Кои ки и Лукаса, на этот раз удачная. По дороге из Саутгемптона в Лонд<| Вомекур доложил о предательстве Кошки сопровождавшему их офи ру. По приезде в Лондон прибывших развели по разным местам.

Кошку сразу арестовывать не стали: теперь уже английская развел начала с ней игру. Ее арестовали только 29 июня 1942 года, в день |

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА.Д939—1945 ГОДОВ

259

тридцатидвухлетия, по обвинению в предательстве капитана Тротобаса и полковника (адвоката по гражданской профессии) Броля и по подозрению в предательстве нескольких членов организации «Интераллье».

В 1945 году Матильда Каррэ была передана французским властям. Следствие длилось почти четыре года. Матильду обвиняли в выдаче тридцати пяти патриотов. 4 января 1949 года Кошка предстала перед судьями. Все они в прошлом были участниками Сопротивления, и приговор суда был предрешен — смертная казнь. Он и был вынесен 8 января. 8 мая 1949 года, в день четвертой годовщины победы, смерть была заменена пожизненным заключением. Еще через шесть лет, по случаю десятилетия победы, Матильда Каррэ была помилована и освобождена. Она уехала в глубокую провинцию, где жила под чужим именем. В 1959 году издала свои мемуары. Умерла Кошка в 1970 году.

Пьер Вомекур в 1942 году снова был выброшен с парашютом во Франции и возглавил группу Сопротивления. Гестапо арестовало его. Следователи на этот раз не церемонились. Пьера избивали, выбили ему передние зубы, а затем до конца войны содержали в тяжелых условиях концлагеря. В 1949 году он выступал свидетелем на процессе Матильды Каррэ. Умер в Париже в 1965 году.

Унтер-офицер Хуго Блайхер не был признан военным преступником, благополучно вернулся на родину, где стал мирным владельцем табачного магазина.

ГОВОРЯЩИЕ КУКЛЫ
Большинство нацистских шпионок происходило из среднего класса — главной опоры национал-социалистов. Но абвер, руководимый адмиралом Канарисом, в котором почти до конца войны доминировали офицеры старой, прусской выучки, предпочитали вербовать женщин-агентов из титулованных и помещичьих семей.
Хотя «аристократические» юнкерские семьи в начале деятельности Гитлера смотрели на него самого свысока, большинство из них поддерживало его ультра-националистическую доктрину. Многие сестры и дочери германских аристократов с энтузиазмом примкнули к нацистам. И немало из них было втянуто в машину абвера. Некоторые участвовали в операции, направленной на подрыв военно-морской мощи Великобритании до вступления йчзойну Соединенных Штатов.
Гитлер и его генеральный штаб понимали, что, даже если они поставят на колени всю Западную Европу, Англия останется угрозой для нацистского господства. Они понимали и то, что пока Англия будет получать помощь от США и Канады, она не может быть побеждена.
Поэтому на Западе для Гитлера не было более важной проблемы, чем противостояние германских подводных лодок и английского флота в во-Дах Атлантики. Не случайно оно вошло в историю как «Битва за Англию».
За несколько лет до начала войны западное полушарие оказалось объектом проникновения множества шпионов из Германии, а Латинская Америка — базой для создания аванпостов, обеспечивающих дей-
260

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ствия германских подводных лодок, целью которых во время войны нет изоляция Великобритании от остального мира. В Латинской рике нацисты могли рассчитывать на поддержку германских нацио* листов, которые во многих случаях происходили из семей немцев, щ колониями живших в этих странах, но остававшихся верными своему «4 терланду». Многие из этих немцев стали фанатическими привержен! ми гитлеризма. Более того, несколько латино-американских стран ш ли фашистские режимы, симпатизирующие идеям, исходившим из ˜ лина и Рима.

В Аргентине около 78 000 немецкоязычных граждан принадлея к германским «культурным обществам», нацистским клубам, гитлер* генду и нацистским студенческим организациям. Немцы контролиров аргентинский бизнес. Многие ведущие газеты практически управлял! из германских посольств. Ведущая аргентинская авиакомпания «Аэ1 посто Аргентина» была ветвью «Люфтганзы», государственной немег авиакомпании. Одно из лучших зданий Буэнос-Айреса занимала «Транс ушн Эйдженси». Это агентство было монополистом аргентинского . диовещания, и хотя формально оно действовало как независимая рад» компания, полностью контролировалось нацистами. Немецким шга нам не было даже необходимости втайне манипулировать радиоапг турой — все делалось через «Трансоушн Эйдженси». Через него осуществлялся круглосуточный контакт немецких субмарин в Атлантике с руководством в Берлине. После падения Франции германские шпионы установили прямую радиосвязь с французскими атлантическими и западноафриканскими портами, контролируемыми правительством Виши.

В известной степени Аргентина совместно с небольшими латино-американскими странами стала продолжением оси Берлин — Рим. Позже она играла важную связующую роль между Берлином и Токио. Когда военная хунта пришла в Аргентине к власти, ее лидер Фар-рель и полковник Перон даже вынашивали идею открыто примкнуть к «Оси» и объявить войну Англии. Однако германские секретные службы наложили вето на эту идею. «Нейт-

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

261

ральная» Аргентина была гораздо полезнее в качестве дружественной «мирной» силы, нежели в качестве сомнительного участника войны.
Германский посол в Буэнос-Айресе барон Эдмунд фон Терманн играл в посольстве на вторых ролях после людей, реально управлявших там. Это были Ганс Веземан и Эрих Отто Майнен, руководящие работники германской разведывательной организации, которые сотрудничали с блистательной женщиной, носившей имя Анита Редер-и-Ристель, дочерью адмирала Эриха Редера, главнокомандующего германским Военно-морским флотом.
За несколько лет до войны Анита Редер вышла замуж за авантюриста, одним из многочисленных имен которого было Луиджи Ристель. В то время он имел гражданство Гондураса. Она приехала с ним в Латинскую Америку. В начале войны по обвинению в шпионаже в пользу Германии ее выслали из Гватемалы по требованию Британского посольства, раскрывшего ее делишки.
Хотя Гватемала стала слишком горячей точкой для Аниты, она, перебравшись в Буэнос-Айрес, не снизила своей активности и стала региональным резидентом. В это время доктор Христиан Цинзер руководил разведывательной сетью в Боливии; Ганс Мюллер — в Колумбии; Оскар Хельмут — в Венесуэле. Однажды Анита решила проинспектировать эти точки «шпионской империи» и отправилась в «командировку», сыгравшую роковую роль в дальнейших событиях...
Основная задача Аниты заключалась в получении информации о движении судов союзников. Наряду с этим она готовила базу для осуществления амбициозных планов адмирала Деница, заместителя ее отца. Де-ниц мечтал парализовать Панамский канал и «наполнить» Карибское море германскими подводными лодками. (Этот план частично удалось реализовать на последней стадии войны.)
Известно, что господство в Атлантике было вырвано из руХ немцев дорогой ценой, но мало кто знает, каким образом немецкие шпионы сумели почти беспрепятственно обеспечивать поступление информации, которая чуть было не склонила чашу весов в битве за Атлантику на сторону Германии.
Немецкая разведка знала расписание движения судов, направлявшихся в Англию, и время их выхода из портов на атлантическом побережье.
Англия, несмотря на свою разведывательную сеть, раскинутую по всему миру, была почти бессильна перед лицом этой угрозы. Практически не было никакого контроля за состоянием-дел от Магелланова пролива до 49-й параллели. Но кое в чем англичанам повезло. Благодаря нелепому инциденту, вызванному простым почтовым недоразумением, контрразведка союзников вышла на след заговора, который уже унес жизни тысяч людей. . I
Направленная из США в Аргентину посылка содержала несколько милых кукол и коротенькую записку. Получателя информировали, что вскоре будет выслана еще одна коллекция кукол.
Посылка прибыла из Нью-Йорка и была адресована «сеньоре Инне-се де Молинали», проживающей в Буэнос-Айресе, авенида О'Хиччине,
262

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ С1Ш

2565. Посылку возвратили с отметкой: «Адресат выбыл в неизвес направлении. Вернуть отправителю». Этот маленький случай имел I шие последствия. Он произошел вследствие грубой ошибки подчине* ных Аниты Редер-и-Ристель, которая и была «сеньорой Молинали». временное отсутствие в Буэнос-Айресе, вызванное желанием проке ролировать резидентуры в других странах, помешало доставке важнов послания. 1

Американская почта пыталась вернуть посылку отправителю. Но • как на упаковке не оказалось его адреса, посылку вскрыли в нью-йор ском бюро невостребованных и безадресных писем. Из вложенной писки было видно, что она была отправлена мисс Мэри Уоллес, 1801 Ист Хай стрит, Спрингфилд, Огайо. Посылку немедленно отправили ] Уоллес.

Старая дева, мисс Уоллес, была возмущена: она никогда не слыша о сеньоре Молинали. Действительно, с самого раннего детства мне Уоллес собирает кукол, и теперь у нее замечательная коллекция, насчв тывающая более двух сотен самых разнообразных кукол, многие в не бычайных костюмах; некоторые умеют ходить или говорить, друг танцуют на крышке музыкального ящика. Но она никогда не продает 1 и тем более не желает экспортировать прекрасных американских в Аргентину. Идет война, и люди должны вести себя соответственно^ не тратить время и деньги, направляя бессмысленные посылки на др гой конец света. Все это мисс Уоллес выложила недовольным тоне почтальону, а затем и начальнику почты, который уже и не рад был, связался со вздорной старухой. Тем более что она попросила проинс| мировать полицию, что он с удовольствием и сделал.

Когда полиция узнала суть дела, она не нашла ничего необычного| том, что посылка пропутешествовала в Аргентину и обратно. Но I ятельства, ее сопровождавшие, насторожили начальника, и он отправя дело на рассмотрение ФБР. Там заинтересовались этим делом и пор чили расследование специалистам-аналитикам. Они внимательно пр чли записку, в которой оказалось несколько интересных фраз. Нащ мер: «Мистер Шоу последнее время был сильно болен, но вскоре вь дет на работу, после того, как врачи вылечат его», или фраза о некс «Луизе», которая отправилась в дальнюю поездку, или о кукле, изоб жающей ирландского рыбака с сетью, «которой надо придать нов форму».

<<

стр. 3
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>