<<

стр. 5
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Все было проделано за несколько дней, а затем главари, заручившись поддельными документами, скрылись кто куда. О ящиках знали лишь несколько солдат секретной военно-морской базы. Но о том, что в них находилось, им, очевидно, известно не было.
Вероятно, один из ящиков при сбросе в озеро разбился о скалу или был поврежден, отсюда и появились плавающие по озеру банкноты, выловленные детьми герра Шварцкопфа.
Как мы знаем, тогда его сообщению не придали особого значения. Но некоторое время спустя в районе озера стали происходить таинственные события.
В феврале 1946 года сюда прибыли двое мужчин, назвавшихся инженерами из Линца, в обществе никому не известного человека. Они разбили палатку на берегу озера, а через пару дней инженеров нашли на берегу с распоротыми животами и выпущенными кишками. Неизвестный исчез. Может быть, он искал проглоченные план или схему? Позднее выяснилось, что убитые принадлежали к небольшой группе посвя-
348

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСШ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

349

щенных в тайну солдат береговой охраны военно-морской базы. С те| пор здесь стали появляться и другие загадочные незнакомцы, которь что-то искали, но находили только смерть. Некоторым, наоборот, ул валось ухватить какую-то добычу и благополучно скрыться с ней.

В 1952 году западногерманский журнал «Штерн» в целях реклаи послал на ТоплицзеЬ команду аквалангистов для исследования дна инственного водоема. *

Аквалангисты вытащили из воды огромное количество фальшивь английских фунтов стерлингов, но затем произошло то, что не бы), предусмотрено планом: 27 августа они извлекли со дна озера ящик = документами бывшего Главного управления Имперской безопасно Что в нем содержалось — точно не знали даже сами журналисты. НИ ящик был тотчас наложен арест представителем боннской тайной пол*, ции. Вместо поздравления члены экспедиции получили телеграммз «Дальнейшее пребывание нецелесообразно. Немедленно прекратит поиски». Как выяснилось, в ящике находились списки сотрудников та* ной полиции Третьего рейха и инструкции нацистским эмиссарам за 1 ницей.

«Дневников Гиммлера среди бумаг не оказалось», — было заявле! на пресс-конференции. И больше ни слова.

Летом 1963 года произошел еще один загадочный трагический ел? чай. Три западногерманских туриста поселились в Альтаусзее. Через не сколько дней один из них погиб в Топлицзее, куда он погрузился в пс исках затопленных ящиков с документами, Погибший — спортсмен Мюнхена — был, вероятно, сотрудником боннской тайной полиции. I спутники, как выяснилось позднее, оказались бывшими нацистами и < трудниками фашистского абвера.

С той поры австрийское правительство не дает разрешения на „__

нейшие поисковые работы. Все ходатайства отклоняются под тем пред логом, что это противоречит общественным интересам.

После войны прошло уже больше полувека. И хотя в печати врек от времени мелькают сообщения об отдельных находках, озеро Топлш зее продолжает хранить свои зловещие тайны.

ОХОТА ЗА «ТЯЖЕЛОЙ ВОДОЙ»

.Скандинавский полуостров, сторожащий путь из Балтики в Арк. ку, во время Второй мировой войны имел огромное стратегическое зь чение как для Англии, так и для Германии. Черчилль, тогда еще первь лорд Адмиралтейства (то есть военно-морской министр), в декаб^ 1939 года требовал заминировать воды Норвегии и оккупировать Нарве и Берген. Но правительство Чемберлена отвергло эти предложения, раз в те же дни Гитлер одобрил представленный адмиралом Редером п. «Создания германских баз в Норвегии», то есть вторжение в эту стра

14 декабря 1939 года в Берлин приехал Видкун Квислинг, глава »„ шистской партии Норвегии, человек, фамилия которого стала символе предательства и, как нарицательная, пишется с маленькой буквы (г

ландские квислинги, датские квислинги и т.д.). С ним руководители германской разведки, армии и флота обсудили план оккупации Норвегии.

Немцы заполонили Скандинавию сотнями своих тайных агентов задолго до начала войны. Они поддерживали контакты как с партией Квислинга, так и с другими организациями фашистского и прогерманского толка. Поэтому десантирование германских войск в Норвегии было практически бескровным. Активное сопротивление оказывалось лишь в нескольких точках страны, в том числе в Нарвике, где успели высадиться подразделения англичан. Страна была полностью оккупирована германской армией. Квислинг стал официальным главой нового марионеточного норвежского правительства.

Однако в Норвегии были не только квислинги. В стране развернулось движение Сопротивления, поддерживаемое британским Управлением специальных операций (УСО) и его агентами. В Лондоне было сформировано норвежское правительство в эмиграции. '

Темной декабрьской ночью 1941 года в Норвегии был выброшен с парашютом, заботливо встреченный друзьями, капитан УСО Оуд Стар-хейм, прибывший с особо важной миссией.

В то время в Лондоне эксперты министерства экономической войны совместно с британскими и норвежскими учеными проводили весьма секретное расследование. Им было известно, что еще до войны Норвежское государственное гидроэлектрическое управление («Норск Гид-ро Электрик») построило возле Веморка в «Бесплодных горах» (Хардан-

Огневой удар норвежцев по немецкому передовому отряду на одной из горных дорог в центральной части Норвегии
350

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛГС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

351

гер Виппа) к северу от города Рюкан завод по производству «тяжело! воды» (окись дейтерия), необходимой для проведения экспериментов! области атомной энергии. В мае 1940 года в Лондон просочилась ию| мация о том, что немцы поспешили захватить этот завод еще до шения норвежской кампании.

Немцы приказали руководителям «Норск Гидро Электрик» увеличу производство «тяжелой воды» до 3000 л в год. Об этом сообщил один ] норвежских беженцев, профессор Лейф Тронстад, который хорошо знй завод и его производственные возможности. Британские эксперты пс нимали, почему немцам так срочно требовалась «тяжелая вода»: их; ные вели исследовательские работы, направленные на создание атомно бомбы, еще до войны.

В октябре 1941 года руководители УСО сообщили в Министер экономической войны и в Генеральный штаб о том, что немецкий хскомиссар в Норвегии Тербовен приказал увеличить производство «т желой воды» до 10 000 л в течение ближайших 12 месяцев.

Одду Стархейму было поручено разобраться на месте с тем, что пр исходит в «Бесплодных горах», и, если удастся, доставить в Англию нор вежских инженеров, вынужденных там работать. Капитан Стархейм сна чала направился в Осло, где остановился в семье агента УСО Расмусе на. На третью ночь после прибытия его разбудила хозяйка:

— Ради Бога, вставайте, — шептала Она. — Здесь гестапо. Они ар стовали моего мужа.

Но было поздно. Стархейм был схвачен гестаповцами, но ему удалс бежать. Он менял убежище каждые несколько дней, не испытывая достатка в друзьях, предоставлявших ему кров, еду и деньги. Наконец < достиг своей цели и оказался в «Бесплодных горах».

Еще в Лондоне Стархейму дали наводку на инженера Эйнара Ск нарланда, который работал на заводе по производству «тяжелой вод Он знал не только размещение производственных помещений и лаб раторий, но, будучи уроженцем этих мест, хорошо был знаком с окр жающей местностью, реками, озерами, фьордами, горами и равнина Установив связь со Скиннарландом, который согласился отправиться! Англию, Стархейм разработал фантастический план.

УСО не предусмотрело никаких путей для возвращения Стархе* и его «улова» в Англию. Это было оставлено на его усмотрение. Свой 1 он должен был сообщить в Лондон по радио. Стархейм разработал что вроде «экспедиции викингов». Ему требовалось судно досгапт вместительное, так как несколько участников Сопротивления хот вместе с ним отправиться в Англию, чтобы пройти курс тренировки| школе УСО и затем вернуться в Норвегию.

Выбор пал на 620-тонный пароходик «Гальтерзунд», совершав! каботажные рейсы из Кристиансанна в Ставангер и Берген. Стархей собрал небольшую команду и научил ее членов обращаться с огнестрел^ ным оружием. В разных портах они, приобретя билеты, сели на «Га терзунд» в качестве пассажиров. Последним поднялся на борт Стархей! Когда вышли в море, он- прошел на мостик и, угрожая пиртолетом, пр

казал капитану взять курс на Шотландию. Большинство членов экипажа согласилось присоединиться к «пиратам», хотя некоторые и отказались, испугавшись за судьбу своих жен и детей.
Семь дней спустя, туманным утром 17 марта 1942 года, «Гальтерзунд» пришвартовался в Абердине. Стархейм всю дорогу соблюдал радиомолчание, но оставил своему агенту в Кристиансанне послание, которое тот по радио передал в Лондон. Оно гласило: «Похитили судно направляемся в Шотландию просим защиты с воздуха порядок». Из-за плохой погоды британские самолеты не могли вначале отыскать суденышко, но затем один из бомбардировщиков заметил световые сигналы и сопровождал его до Абердина.
В Лондоне полковник Вильсон и профессор Тронстад вместе с Эй-наром Скиннарландом разработали одну из самых секретных операций войны: взрыв завода «тяжелой воды» в Рьюкдне. Скиннарланд добровольно вызвался вернуться назад и подготовить условия для проведения операции. После тренировки, которая длилась всего 11 дней и включала прыжки с парашютом, 29 марта инженер был выброшен с парашютом в ледовой пустыне на плато Хардангер Виппа. Это произошло менее чем через три ледели после его исчезновения; он вернулся на свое рабочее место и свое отсутствие объяснил болезнью. Менеджер ничего не заподозрил. Полковник Вильсон вспоминал: «Это было самое быстрое возвращение и самая быстрая тренировка, которые норвежская секция УСО когда-либо осуществляла. Только два или три человека в Лондоне знали о реальных причинах этого».
Задачей Скиннарланда являлась подготовка площадки для группы диверсантов, которая должна была высадиться в апреле в дни полнолуния. Эти люди были специально подготовлены для операции, получившей кодовое название «Граус». Скиннарланду не разрешалось пользоваться радио для докладов. Они должны были в письменном виде, зашифрованные, передаваться через надежных курьеров в Осло, оттуда в Мальме, Швеция, а уже оттуда — в Лондон.
«Немцы очень полагаются на физическую охрану. Охранники размещаются в бараках, расположенных между главным машинным залом и электролизным цехом. Внутри цеха — пятнадцать вооруженных солдат, смена караула в 18 часов. Имеются часовые на временном мосту между Веморком и Рьюканом; единственная дорога, ведущая к заводу, может быть ярко освещена прожектором в случае тревоги...» — сообщал Скиннарланд.
В подпольной работе ему помогал только один человек, которому он доверял, — 25-летний Пер Лонгум.
Хардангер Виппа — одно из самых диких мест в Европе. Когда полковник Вильсон и его норвежские эксперты готовили операцию, они дали этому месту такую оценку: «Погода обычно ужасная, туманная и непредсказуемая, внезапные потоки воздуха штормовой силы могут вызвать весну среди осени; территория недоступна: горные пики и сотни опасных ледников, болот, горных потоков... едва ли существуют посадочные площадки...»
352

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛГС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

353

Четверо добровольцев, прошедших тренировку в специальных шкс лах УСО, были отобраны полковником Вильсоном для этой операщ Клаус Хелберг, Дженс Поулсон и Арне Кильструп, родившиеся и вырс шие в районе Рьюкана, и Кнут Хогланд, который знал этот район. Ста. шим группы был Поулсон, Хогланд — его заместителем. В течение н« скольких месяцев группа проходила специальный курс тренировок, кс торые проводили самые квалифицированные инструкторы УСО. Овд например, научились двадцати различным способам бесшумно убш немецких часовых. Хелберг, радиооператор, научился передавать морз кой двадцать слов в минуту. Специальное лыжное снаряжение прибь из Канады.

К сентябрю 1942 года подготовка была закончена. Полковник сон и профессор Тронстад провожали группу на авиабазе Вик. Д^ самолет возвращался на базу из-за сильного туманй над районом Хардаь гер Виппа. Только 18 октября их третий полет оказался удачным. Диве| сайты благополучно спустились на парашютах недалеко от Верморка.

Несколько дней спустя от Скиннарланда поступила радиограм «Немцы приказали упаковать и отправить в Германию весь имеющийс запас «тяжелой воды» точка этого количества достаточно Для удовлетн рения нынешних потребностей Берлина».

Это сообщение всполошило научных сотрудников Министерства эк комической войны. Был информирован Черчилль; он созвал заседай Военного кабинета (так называлось правительство в годы войны), котором присутствовали руководители генерального штаба, професс« Линдерманн и руководитель Объединенных операций лорд Маунтбетте| Стало ясно, что время уходит и что в этой операции нельзя полагат ' исключительно на усилия четырех молодых людей, какой бы подгот кой и энтузиазмом они ни обладали. От успеха или провала опе{ теперь зависела судьба Запада.

Бригадир Габбинс и полковник Вильсон разработали новый__

операции на гораздо более высоком уровне. Была сформирована кома да из состава Королевских инженерно-саперных войск и людей, уже у ствовавших в рейдах в Норвегию. Тридцать человек должны были б, высажены возле Рьюкана с планеров для полномасштабной армейск*! атаки. Тем временем четыре диверсанта из группы «Граус» двигал* по направлению к Рьюкану, не рассчитывая на прибытие группы пс держки.

21 октября они обосновались в «лыжном» домике, имея с собой ше контейнеров со взрывоопасными веществами, оружием и проду! питания. От части груза пришлось избавиться. Они отказались от * шинства продуктов, оставив себе только сухое мясо. 30 октября доли Рейнара, первого селения в этом районе. 6 ноября, истощенные и живые от голода, обосновались в заброшенной «лыжной» хижине. 9 ября со своей базы, расположенной в полутора километрах выше ур ня моря, они установили первый радиоконтакт с Лондоном; их сиг был: «три розовых слона». Полковник Вильсон понял, что они наход ся вблизи поселка Рьюкан.

В Шотландии началась «Операция Фрешмен» («Новичок»). 34 британских офицера и солдата на двух планерах «Хорса», буксируемых двумя бомбардировщиками «Галифакс», каждый с семью членами команды, поднялись с базы Вик 19 ноября, первый, «Эпил»», — в 17.15, второй, «Берти», — в 17.50.
Планировалось, что пилоты отцепят планеры в 20 милях К югу от Рьюкана. Десантники должны были встретиться с четырьмя диверсантами УСО, которые посетили место предполагаемой высадки и описали его в своих коротких радиограммах. Они предупредили, что самолетные компасы могут давать отклонения из-за железорудных гор, окружающих эту местность. Все это былб учтено при отправке десанта.
Через 6 часов 23 минуты после взлета поступил первый сигнал от «Эпила»: «Разрешите развернуться на базу. Планер упал в море».
Опрошенная после возвращения команда «Эпила» могла дать только неопределенное описание катастрофы. Самолет летел сквозь плотные низкие облака в 35 милях от района, где планер должен был отцепиться. Пилот решил првернуть обратно, так как и буксировщик и планер стали обледеневать. Во время разворота трос лопнул. Команда самолета могла только наблюдать, как планер спиралью вошел в туман и исчез. Команда считает,что внизу было море.
В действительности же планер ударился о покрытый снегом грунт, и из 17 человек 9 остались в живых. Германский лыжный патруль вскоре обнаружил их, четверых тяжелораненых госпитализировали в Ставанге-ре. Там они и умерли. Согласно материалам расследования, проведенного после войны, они были умерщвлены врачом-квислинговцем, который сделал инъекции пузырьков воздуха в вены и наблюдал за их смертью. Он не избежал наказания: в 1945 году он был повешен участниками норвежского Сопротивления.
Пятеро оставшихся в живых были доставлены в концентрационный лагерь в Грини. Они были казнены вместе с участниками норвежского Сопротивления, захваченными карательной экспедицией. Казнь состоялась 18 января 1943 года.
После освобождения страны участники Сопротивления заставили Видкуна Квислинга произвести эксгумацию трупов. Бывший премьер-министр блевал и скулил, моля о прощении у трупов английских солдат, лежавших со связанными за спиной колючей проволокой руками.
Никакого сигнала не поступило на базу Вик от второго самолета и его планера. Но 24 часа спустя было передано коммюнике германского главнокомандующего в Норвегии генерала фон Фалькенхорста, в котором говорилось: «Два английских бомбардировщика с планерами, везущими диверсантов, появились вчера над Южной Норвегией. Они были сбиты самолетами наших люфтваффе. Команды вражеских бомбардировщиков и планеров были уничтожены до последнего человека во время воздушного боя». Это была пропаганда. Правда о том, что произошло со вторым «воздушным поездом», стала известна позже .от агентов УСО.
Самолет «Берти» разбился, врезавшись в гору. Команда самолета погибла полностью. Планер отцепился и совершил на удивление мягкую
354

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ ЕПЕЦСЛ]

вынужденную посадку в снег. Только трое из команды погибли, не« торые были ранены. Они были окружены германской полевой по ей и доставлены в Эгерсунн. После короткого допроса их расстрел Сначала были казнены раненые на глазах у своих товарищей. Все зах| ченные были в британской военной форме (следовательно, не считаться шпионами).

Итак, операция потерпела трагическое поражение. Четверо», а! УСО напрасно ждали поддержки в ледяной пустыне. Но недолго. Пе ковник Вильсон стал планировать новую операцию, получившую назд ние «Ганиерсайд». Команда из 6 агентов УСО, руководимая Йс Роннебергом, должна была приземлиться на парашютах, чтобы единиться к четырем диверсантам группы «Граус», переименован» весной 1943 года в группу «Своллоу» («Ласточка»).

Одновременно другие агенты УСО были высажены в Норвегии см молетов и планеров, и к концу 1942 года полковник Вильсон распс гал 19 агентами, действовавшими в разных районах Норвегии и и» шими прямую радиосвязь с Лондоном и Стокгольмом.

Разработчикам операции «Ганнерсайд» теперь активно помогал I. 1 ший главный инженер «Норск Гидро Электрик» профессор Йомар Бр который бежал в Швецию и был переправлен в Англию. Он снабдид| самой последней информацией о заводе и предпринимаемых нем! мерах безопасности. Профессор Брун передал фотографии заводе зданий, электростанции, складов; по этим снимкам была построена ] дель всех сооружений, Роннеберг и его люди отрабатывали на ней будущие действия. Они были посланы в разведшколу близ Саутгемг на, именуемую «школой гангстеров», где прошли специальный курс • нировки. Все они уже имели опыт борьбы с захватчиками и участа Сопротивлении.

Зима 1942/43 года оказалась самой суровой в Норвегии на па людей старшего поколения. Высадка команды «Ганнерсайд», намеч ная на осень 1942 года, все время откладывалась. Наконец 16 фев 1943 года она осуществилась/

Трудно объяснить, почему попытки уничтожения завода в Рьюв начатые в марте 1942 года, так долго откладывались и переносил! особенно после доклада Скиннарланда об отправке «тяжелой вод Германию. Полковник Вильсон объяснял это так: «В моих файлах, гда хранимых под надежным замком, была бумага, которая предок вала, что это произойдет за два года до того, как результаты раб созданию этого продукта (атомной бомбы) будут применены в бс операциях».

Ученые доказывали правительствам союзников, что обладание • количеством «тяжелой воды», которое было' у немцев, недостаточно | быстрого создания атомной бомбы. Но весной 1943 года предотвр ние дальнейшего поступления «тяжелой воды» в Германию стало^ необходимым.

16 февраля 1943 года шесть человек из команды «Ганнерсайд» ] лились в 45 км от группы «Своллоу», находящейся на грани край

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

355

истощения и голодной смерти после 14-месячного ожидания в «Бесплодных горах».
25 февраля после форсированного горного марша люди из «Ганнер-сайда» встретились с людьми «Своллоу». Пришедшие были не в лучшем состоянии — обмороженные и измученные, они больше годились для госпитальной койки. Но было решено, что времени терять нельзя.
Роннеберг и Паулсон разработали окончательный план. Он включал в себя следующие пункты: «Все люди находятся в униформе. Позиции будут заняты в полночь, в 500 м от забора. Атака — в 3 часа после смены караула. Если- прозвучит сигнал тревоги, группа прикрытия атакует охрану немедленно, в то время как группа уничтожения продолжает двигаться далее. Она должна уничтожить цех высокой концентрации в под-вале цеха электролиза. Вход путем взлома двери подвала, при неудаче — через дверь первого этажа, при неудаче — через кабельный туннель. Каждого человека, несущего взрывчатые вещества, прикрывает другой с пистолетом 45-х калибра. Охранники с автоматами находятся у входа в караульное помещение. Если стрельба начнется до того, как группа уничтожения достигнет цели, то люди из группы прикрытия берут взрывчатые вещества. Если что-нибудь случится со старшим группы, каждый должен действовать по собственной инициативе, чтобы добиться успеха операции».
Приказ заканчивался фразой: «Если кто-либо будет захвачен в качестве пленного, он обязуется покончить с жизнью». С этой целью каждый член команды имел капсулу с моментально действующим ядом.
Чтобы узнать друг друга в темноте, были предусмотрены пароль «Пи-кадилли» и отзыв «Лейчестер' Сквер».
Утром в пятницу, за 36 часов до намеченного начала операции, произошел неожиданный инцидент. Четыре молодых лыжника, два парня и две девушки, внезапно появились перед хижиной. Они выбрали это место для лыжной прогулки и перепугались, увидев группу дико выглядевших бородатых мужчин, вооруженных автоматами. Поняв, что случилось нечто серьезное, они позволили запереть себя в хижине до воскресенья.
Проведенная группой разведка показала, что положение в районе напряженное. Появились немецкие каратели из подразделений СС. На одном из мостов видели автобус с рабочими завода, который сопровождали немецкие солдаты.
Но выполнение операции решили не откладывать. В назначенное время диверсанты заняли свои позиции. Дальше все шло как по писаному. Шесть человек во главе с Паулсоном заняли места группы прикрытия. Четверо *- группа уничтожения во главе с Роннебергом — направились внутрь здания. Первые две двери охранялись часовыми, при-Шлось пролезать через узкий кабельный туннель.
Пробравшись в нужное помещение, увидели охранника, дремавшего Над книжкой. Это оказался норвежец! После того как Роннеберг зажег бикф9рдов шнур, норвежца отпустили:
— А теперь беги отсюда как можно скорее!
356

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВМ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

357

Сами «участники группы уничтожения тоже поспешили выбрат наверх, где их ждали друзья из группы прикрытия. Они успели ото! от завода на достаточное расстояние, когда услышали свистящий зву сопровождаемый глухим, не очень сильным грохотом. Не было видно! огня, ни дыма.

После нескольких часов марша диверсанты достигли своего убея ща. Они устали, но были так возбуждены, что не могли уснуть. Не бь уверенности и в том, что все было сделано успешно. Может быть, взр ва и не было?

Однако установка высокой концентрации была полностью уничт на и электрическая аппаратура разрушена. Даже через 6 месяцев уг ных восстановительных работ немцы не могли использовать завод 1 полную мощность.

Пятеро из диверсантов, одетые в английскую униформу, прошли ев ше 400 км через всю Норвегию до шведской границы. Трое остал* чтобы присоединиться к инженеру Скиннарланду и наблюдать за резу татами операции. Двое отправились в Осло.

Немцы были потрясены и разъярены случившимся. Рейхскомис Тербовен, генерал фон Фалькенхорст и члены квислинговского «пращ тельства» поспешили в Рькжан. Гиммлер приказал провести «специа ные меры расследования», на которые было брошено 2800 человек з , состава гестапо, полевой полиции и квислинговских штурмовиков. водились массовые обыски и аресты, более 150 норвежцев были зак чены в тюрьмы и концлагеря как заложники.

Через полгода, когда завод вновь заработал, против него было ведено несколько воздушных рейдов. Результатов они не дали, но погиб 21 норвежец и 22 члена экипажей бомбардировщиков. Вся эта опе ция обошлась союзникам в 83 жизни: 41 — во время попытки с вые кой планерных десантов и 42 — во время бомбардировок.

Вильсону было предложено разработать план новой диверсиоь операции. Но участник предыдущего рейда Хаукелид сообщил, что ц вая система охраны не позволяет провести ее. Он предложил уничтоя груз «тяжелой воды» на стадии ее транспортировки в Германию. В на 20 февраля 1944 года Хаукелид и два других агента УСО — Кнут Л Хансен и Рольф Сорми — пробрались на борт парома, перевозиви 15 000 л «тяжелой воды». Они заложили мины в виде сигар, ив ( том море паром взорвался и пошел ко дну. Вместе с ним на морском? оказался и груз «тяжелой воды». Так, практически окончательно, похоронены планы Гитлера по созданию атомной бомбы.

Все участники диверсионной операции по взрыву завода воды» благополучно завершили войну и заняли хорошие должно освобожденной Норвегии.

Лишь человек, начавший эту эпопею, Одд Стархейм, погиб 1 1943 года после своего третьего рейда в Норвегию, когда он снова; ватил пароход и попытался уйти на нем в Шотландию. На этот раз л меЦкий бомбардировщик потопил его.

МИССИЯ «АЛСОС»

Задолго до взрывов атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки правительственные и военные круги США опасались, что Германия может опередить их, в создании и применении атомного оружия. Американцы, осуществив первую атомную реакцию в урановом котле (так в то время именовался реактор) в конце 1942 — начале 1943 года, считали создание атомной бомбы реальной возможностью и были уверены в том, что немцы добились в этом направлении еще больших успехов: ядерные исследования они начали на два года раньше американцев, первооткрыватель ядерного деления Отто Ган и автор первой статьи о теории . котла были немцами.

Кроме того, в то время все считали, что германская наука превосходит американскую. Когда возможность создания атомной бомбы стала очевидной, то одна лишь мысль о том, что немцы могут оказаться впереди, наводила на ученых панический страх. Они считали, что в распоряжении немцев уже находились искусственные радиоактивные вещества в очень больших количествах, и полагали, что немцам не трудно было отравить воду и запасы продовольствия в крупных американских городах.

Перепуганные, ученые называли даже дату и место предполагаемых радиационных атак Гитлера. Они считали, что немцам известен Чикаго как центр исследовательских работ, связанных с атомной бомбой, и что Гитлер, с его склонностью к драматическим эффектам, должен был избрать день Рождества для сбрасывания на город радиоактивных веществ. Многие из занятых в проекте создания бомбы людей были настолько встревожены, что даже отправили свои семьи из города. Вокруг Чикаго военные власти установили аппаратуру для обнаружения радиоактивности.

Однако положение с созданием атомного оружия в Германии было далеко не столь блестящим, но об этом мы расскажем позже. Пока же американские ученые и военные понимали, что перед лицом немецкой угрозы нужно принимать какие-то меры. Для начала был разрушен немецкий завод по производству «тяжелой воды» в Норвегии. Эту операцию выполнили совместно британская разведка, норвежское подполь-

Руководитель проекта «Манхэттен» генерал Лесли Гровс
358

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

359

ное движение Сопротивления и американские бомбардировщики. Пр да, немцы восстановили норвежский завод быстрее, чем ожидалось,' еще раз подтвердило большое значение, придаваемое Гитлером ураь вому проекту. Вот, собственно говоря, и все, что знали союзники об ато|| ных планах немцев.

Обычные сводки разведки давали мало ценного: в них циркулировали фантастические слухи об ужасающих разновидное секретного оружия и атомных бомб. В донесениях британских агеь всякого рода технические данные представляли собой безнадежную' пуху. Планы похищения выдающегося немецкого физика-ядерь Вернера Гейзенберга оказались несостоятельными.

В этих условиях руководитель атомного проекта «Манхэттен», ге* рал Гровс, решил создать разведывательную группу с привлечением в 5) состав ученых-физиков, не принимающих непосредственного участ разработке атомной бомбы. Операция получила название «Миссия сое»» и проводилась под патронажем правительства и военного кол дования.

В начале группа направилась в районы Италии, освобожденные | немцев. Она вернулась еще до падения Рима, собрав скудные матер лы в университетах Неагкдаг и Южной Италии. '

После открытия второго фронта в июне 1944 года новая миссия сое», под командованием полковника Бориса Паша и научного руке дителя Самуэла Гоудсмита, вместе с войсками вторжения оказалась ! Франции. В нее входили военные разведчики, а также ученые, котор (кроме Гоудсмита) не знали — по крайней мере официально — о на чии американского проекта атомной бомбы. В задачу миссии вход» выявление и захват немецких ученых, занимающихся созданием ат ного оружия, и отыскание соответствующей документации.

Первый этап поисков принес разочарование. Ни в Париже, ни в Бр селе не удалось найти ни нужных людей, ни документов. Курьез1 случай произошел, когда достигли Рейна. В Вашингтон в бутылках I направлены пробы рейнской воды на предмет обнаружения радиоак ности. К ним, шутки ради, приложили бутылку французского ви* надписью на этикетке: «Проверьте и эту на активность». Вскоре приС ла секретная радиограмма, требовавшая немедленных действий: «I отрицательна. Вино обнаруживает активность. Посылайте еще. Дейс те». Ученые обрадовались, что в Центре оценили их шутку. Но не •. было! Оказалось, что в вине, полученном из винограда, выращеннс районе минеральных источников, действительно присутствовала ] активность. Пришлось отправлять в Вашингтон несколько ящиков ви*

Накладка получилась и с запасами французского тория, вывезем го в Германию. Когда «Алсос» уже решила, что ухватилась за сведе* которые помогут в расследовании, оказалось, что торий просто похи ла фирма, рассчитывающая выпускать «торированную» зубную па хорошо отбеливающую зубы.

Наконец, при освобождении Страсбурга 15 ноября 1944 года удад^ захватить нескольких немецких ученых-физиков и некоторые бума

Переписка носила, казалось бы, безобидный характер, но специалистам она сказала многое. «Мы нашли, — вспоминает Гоудсмит, — довольно прозрачные намеки на некоторые немецкие секретные атомные центры. Наиболее важный из них, Физический институт кайзера Вильгельма, возглавляемый Вернером Гейзенбергом, был эвакуирован в маленький городок Эхинген. Были указаны даже номера телефонов и точный адрес». В письме к Гейзенбергу говорилось о проблемах, над которыми работали в Страсбурге, об «особом металле, которым, очевидно, был уран» и т.д. Американцы узнали также о проведении на испытательном военном полигоне под Берлином крупномасштабных экспериментов. Были обнаружены отрывки вычислений, относившихся к теории уранового котла.
Правда, в этих бумагах отсутствовала точная информация, но и того, что там оказалось, вполне хватало для оценки состояния дел в немецком урановом проекте. Выяснилось, что в августе 1944 года работа немцев над реактором была еще в самой начальной стадии, они не сумели получить цепную реакцию, то есть находились примерно в таком положении, в котором американцы были в 1940 году еще до того, как развернули работы крупного масштаба над атомной бомбой.
Однако захваченные немецкие ученые были полны высокомерии, держались вызывающе и считали, что Германия успеет создать новое оружие небывалой силы до того, как потерпит поражение.
Помимо бумаг, касающихся атомных проблем, в Страсбургском университете были обнаружены и другие, носящие зловещий характер^ Профессор анатомии Гирт был официальным представителем гестапо в университете и снабжал коллег «живым материалом» из концлагерей для так называемых «научных экспериментов». В ноябре 1943 года профессор вирусологии писал Гирту: «Из 100 направленных мне пленников 12 умерли в пути и только 12 пригодны для моих экспериментов. Поэтому я требую, чтобы вы прислали мне еще 100 военнопленных в возрасте от 20 до 40 лет, которые по своему состоянию здоровья пригодны для военной службы. Хайль Гитлер!»
Несмотря на сделанные находки ни ученые, ни военные до конца не были убеждены, что обнаруженные в Страсбурге документы по атомной проблематике не являются дезинформацией.
Гоудсмит как-то сказал сопровождавшему его майору разведки:
— Разве не прекрасно, что немцы не имеют атомной бомбы? Теперь мы можем не пускать свои бомбы в ход.
— Вы, конечно, понимаете, Сэм, — ответил майор, — если мы имеем такое оружие, то мы должны использовать его.
Это было начало 1945 года. Русские, освободив Варшаву, уже двигались к Берлину. ,
Интерес американской разведки к ядерным достижениям немцев не угасал. В марте 1945 года группа «Алсое» захватила в знаменитом университетском городе Гейдельберге выдающегося немецкого экспериментатора-ядерщика Вальтера Боте. Но он оказался «твердым орешком» и не раскрыл никаких секретов до самого Дня Победы. Лишь после этого,
360

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

в июле 1945 года, он представил доклад о военных исследованиях института по урановой проблеме.

Так как захват Боте ничего не дал, а разведке требовалась не инф, мация вообще, а точные технические данные, миссия «Алсос» продс жила свою работу. В апреле 1945 года в одной из деревень Тюриш миссия «Алсос» обнаружила первую немецкую лабораторию по разра( ке уранового котла. Она размещалась в подвальном помещении,,шкс. ного здания, примыкающего к скале, и была надежно защищена от бс бардировок. ХЗднако оборудование лаборатории и ее состояние оказал! довольно жалкими. Выяснилось, что все самые ценные материал! документация вместе с ведущими учеными были вывезены всего за, дня до прихода американцев. Это сделали гестаповцы, прибывшие сю, на грузовиках и легковых автомашинах. Место назначения держалос! секрете, но предполагалось, что их забрали в «баварский бастион», руководящие нацисты собирались бороться до конца.

Поиски продолжались. Удалось захватить научный штаб Ойзенб га, штаб Государственного совета Третьего рейха по исследованиям вме со всем штатом сотрудников, а затем и лабораторию с центриф> городе Целле.

Но основная цель еще не была достигнута — не был захвачен цек исследовательских работ по атомной бомбе и «мозп> германского ураь вого проекта — физик Гейзенберг. Было известно, что он находится городке Эхинген, южнее Штутгарта. Группа «Алсос» с нетерпением ж) захвата этого района, как вдруг стало известно, что он находится на • ритории, которую должны занять французские войска. Это усложн. дело: ведь группа действовала по строгой инструкции,-требовавшей хранения в тайне от союзного персонала любой «атомной» информа

Полковник Паш подумывал о захвате Эхингена парашютным де том, чтобы похитить ученых и вывезти основную документацию до 1 хода французских войск. Этот план не сработал, но в Эхинген все р^ следовало попасть первыми. Решили организовать собственный отряд ,1 захвата городка в обход французов, назвав это «операцией хамбаг» (с ман). Операция удалась, отряд двинулся вперед.'Как вспоминает Гоу! мит, «деревни сдавались по телефону, а французские колониальные вей ска больше интересовались свиньями и курами, чем учеными-атом! ками».

В Эхингене американцы сразу же направились в лаборатории ., зенберга. Началось всестороннее изучение найденного. Вскоре приС. ли офицеры от генерала Гровса и несколько английских ученых. Кто| из военных поспешил взорвать пещеру, где находился эксперимент ный урановый котел. Но это уже не имело серьезного значения.

Приступили к допросу ученых. Среди них был выдающийся физ| Отто Ган, первооткрыватель деления ядра урана, основного проце/ делающего возможным создание атомной бомбы, и несколько дру видных исследователей. Но все еще отсутствовал Гейзенберг, главь «объект» среди немецких физиков. Выяснилось, что за несколько до захвата городка он уехал на велосипеде к своей семье в Бавар!

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

361

самую ценную техническую документацию запечатал в герметически закрытый бидон, который сбросил в яму с нечистотами. Американский солдат, проклиная все на свете, сумел вытащить этот бидон. С солдатским юмором бидон, не отмывая, подложили под открытое окно комнаты, где спал ГоудСмит. Как и предполагали, в нем находились основные доклады о немецких изысканиях, связанных с урановым котлом.
Полковник Паш решил во что бы то ни стало захватить Гейзенберга. Это удалось сделать в маленьком городке Урфельде, южнее Мюнхена, еще находившемся в руках немцев. Узнав о прибытии американского отряда, к Пашу и его людям явились два высокопоставленных офицера СС и выразили желание немедленно сдаться американцам вместе со своими отрядами в несколько сотен человек. Но американский лейтенант про-, говорился, что их всего семеро... и Пашу пришлось срочно удирать из Урфельда вместе со своим трофеем — ученым Гейзенбергом.
В Гейдельберге всех захваченных ученых-физиков разместили на одной из вилл, а затем отправили в Париж. Все они считали себя важными персонами, «первооткрывателями» в области атомного оружия, и лишь 6 августа 1945 года — день первого атомного взрыва над Хиросимой — поняли, как глубоко они заблуждались.
На этом, по существу, закончилась погоня за немецкими физиками-ядерщиками. Миссия «Алсос» нашла всех ведущих разработчиков немецкого ядерного проекта, все документы и материалы. Четырнадцать человек были интернированы, четверо уже находились в США. Осталось лишь несколько физиков-ядерщиков в Берлине или в советской зоне оккупации Германии, часть ученых попала в британскую зону оккупации, а затем в Англию, несколько ученых — во французскую.
«ЭНОРМОЗ»
Еще в конце 1938 года ученые теоретически рассчитали, что процесс распада урана может протекать в форме взрыва колоссальной силы. После начала Второй мировой вбйны по инициативе венгерского ученого, переселившегося в Америку в годы фашизма, Лео Сциларда, Альберт Эйнштейн направил письмо на имя президента Рузвельта.' В нем он указал на возможность появления бомб нового типа и высказал опасение, что фашистская Германия может первой создать такую бомбу.
Американские генералы отнеслись к этому письму скептически, но Рузвельт, уловивший суть опасности, учредив консультативный Комитет по урану, который стал наблюдать за исследованиями и ввел строгую цензуру на публикацию любых работ по атомной проблематике. В журнале «Физикл ревю» 15 июня 1940 года появилась последняя научная публикация на эту тему американского ученого Макмиллана. После этой даты в научной прессе Запада наступило полное молчание.
На этот факт обратил внимание начальник научно-технической разведки СССР Леонид Романович Квасников, инженер-химик по образованию, по долгу службы следивший за всеми научными публикациями в иностранной прессе. Нью-йоркский резидент советской разведки
362

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

363

Г. Б. Овакимян также заметил исчезновение открытых публикаций, о че и сообщил в Центр. Осенью 1940 года по инициативе Квасникова в зидентуры в США, Англии, Франции и Германии была направлена о. ректива: выявлять центры поиска способов применения атомной эне гии для военных целей и обеспечить получение достоверных сведе* по созданию атомного оружия.

В ответе, полученном из Германии, говорилось, что в засекреченнс исследовательском центре возле Пенемюнде немцы разрабатывают д станционно управляемые снаряды (имелись в виду «Фау-1» и «Фау-2» способные нести заряд большой мощности. В феврале 1941 года ш Йоркская резидентура сообщила: «...По сообщению агента Вир, ядерг исследования в США проводятся с некоторого времени секретно: у ные опасаются, что их публикации могут помочь немцам создать СЕ атомную бомбу...»

Ознакомившись с шифровкой, Квасников подумал: «Умолчание \ каком-то секрете — лучшее доказательство его существования. Тепе| главное — не затерять атомный след. А еще уговорить начальника ведки Фитина не докладывать пока об этом наркому Берии». Квасш.. опасался, что Берия все равно не поверит и обвинит разведчиков в зинформации.

В резидентуры ушло новое указание: продолжить выявление науч* центров по созданию атомной бомбы, установить, на какой стадии ходятся разработки и какие научные силы к этому привлечены.

25 сентября 1941 года из Лондона поступила ценнейшая инфор.. ция, добытая агентом советской разведки «Лист» (Дональдом Макле

Разведчики-«атомщики» А. А. Яцков, Л. Р. Квасников, В. Б, Борковский и А. С. Феклисов

ном) о состоявшемся 16 сентября 1941 года совещании Комитета по урану, на котором было решено в течение двух лет создать урановую бомбу. Комитетом начальников штабов было вынесено решение о немедленном начале строительства в Англии завода по изготовлению урановых бомб. Сообщалось также, что английские физики определили критическую массу урана-235, а также сферическую форму заряда, разделенного на две половины и другие технические параметры. Весь проект получил кодовое наименование «Тьюб Эллойз» («Трубный сплав»).
Эту информацию доложили Берии. Его первая реакция была отрицательной: это дезинформация, направленная на отвлечение материальных, людских и научных ресурсов от удовлетворения насущных нужд фронта. Примерно в то же время на имя Сталина пришло письмо от на-* ходившегося на фронте ученого-физика Г. Флерова, который имел возможность следить за зарубежной научной литературой и тоже обратил внимание на отсутствие каких-либо публикаций по ядерной тематике. Вскоре из Лондона поступил полный доклад Уранового комитета, который не только подтвердил серьезность намерений англичан, но и содержал важные технические данные. Внесла свой вклад и войсковая разведка: в феврале 1942 года ею был обнаружен дневник с математическими формулами, принадлежавший убитому под Таганрогом немецкому офицеру, по-видимому, мобилизованному на фронт ученому-физику. Научная экспертиза дневника установила, что это были расчеты, свидетельствующие о немецких работах по делению урана.
Теперь и Берия убедился в серьезности положения. По его указанию Квасникову было поручено подготовить докладную записку на имя Сталина. В ее основу была положена мысль о том, что в СССР уже давно ведутся исследования по разработке способа использования атомной энергии урана для изготовления взрывчатых веществ. В то же время агентурным путем получены достоверные данные о развернувшихся научно-исследовательских работах по созданию урановой бомбы в Англии, США, Франции и Германии. В записке далее говорилось о целесообразности создания при Государственном комитете Обороны научно-совещательного органа из авторитетных лиц, которые могли бы координировать и направлять работу в этой области. Предлагалось также «обеспечить секретное ознакомление с материалами разведки ар урану узкого круга лиц из числа видных ученых и специалистов с целью оценки ими разведин-формации и соответствующего ее использования».
К этому времени уже существовала Урановая комиссия АН СССР, о чем разведка не знала, а академики в свою очередь и не подозревали о наличии научно-технического направления в советской разведке.
Теперь все зависело от Сталина, и он решил объединить усилия ученых и разведчиков. В конце 1942- года состоялось специальное заседание ГКО. В нем участвовали крупные ученые А. Ф. Иоффе, Н. Н. Семенов, В. Г. Хлопин, П. Л. Капица и молодой заведующий лаборатории И. В. Курчатов. Иоффе и Капица отказались от предложения Сталина возглавить работу по атомной тематике и предложили кандидатуру Курчатова.
В феврале 1943 года была создана Лаборатория № 2 при АН СССР,
364

100ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛ1

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

365

руководителем которой был назначен И. В. Курчатов, ставший к этоиц времени академиком. Он пригласил к себе Ю. Харитона, И. Кикоина Я. Зельдовича и Г. Флерова.

По линии разведки ответственным за получение атомной инфор» ции был назначен Л. Р. Квасников. Он встретился с Курчатовым, ко рый сказал ему:

— Как мне сообщили из вашей службы, у американцев над атомнь проектом работают 200 тыс. человек. У нас только сто ученых и научш сотрудников. Мы оказались в роли догоняющих и очень полагаемся вашу помощь. Нам необходима любая информация, которая отражала I уровень проработки различных проблем учеными США и Англии.

Внешняя разведка разработала крупномасштабную операцию по щ никновению в зарубежные научно-исследовательские центры и на пр мышленные объекты. Она называлась несколько необычно: «Энормоа что в переводе означало «Нечто страшное и чудовищное». К участию! ней было допущено всего несколько человек: в центральном аппарате начальник разведки П. М. Фитин, его заместитель Г. Б. Овакимя^ Л. Р. Квасников и переводчик с английского языка Е. М. Потапова;| нью-йоркской резидентуре — резидент В. М Зарубин, сотруднт С. М. Семенов, А. С. Феклисов, А. А. Яцков; в лондонской резидеь ре — ее руководитель А. В Горский и его помощник В. Б. Барковск,,

К этому времени президент США Ф. Рузвельт и премьер Англ» У. Черчилль договорились о планах совместного создания ядерного о жия и обмене научной информацией по этой проблеме. Усилия учеь были объединены под названием «Проект Манхэттен». Американцы ч мели ассигновать крупные финансовые средства на этот проект. Что касается Англии, то там не только не смогли выделить такие деньги, и поняли, что в их стране, постоянно подвергаемой опасности нем'е ких бомбардировок, разворачивать эти работы очень опасно. Воспс зовавшись этим, американцы стали ограничивать передачу информаь Великобритании, а затем, под видом обмена научными делегациями, реманили к себе ведущих ученых британского проекта «Тьюб Элло* Г. Бете, Э, Вигнера, Э. Теллера, Э. Ферми, Р. Пайерлса и других.

На главных объектах «Проекта Манхэттен»: хэнфордском и ок-{ жском заводах, а также в Лос-Аламосской лаборатории (штат Нью-Г сико) разрабатывались конструкции атомной бомбы и технологиче< процесс ее изготовления. Для сохранения всех этих работ в тайне «, риканские власти приняли беспрецедентные по тем временам меры у зопасности и конспирации. Об этих работах знал весьма ограничений круг лиц. Достаточно сказать, что даже вице-президент США Гарри Т|( мэн узнал о них, лишь вступив в должность президента после кончи Рузвельта. Крупнейшие ученые, занятые в проекте, числились под жими именами и фамилиями, сотрудники лабораторий — под номе ми и даже не имели водительских прав на свое имя. Они находились 1 небслабным наблюдением ФБР и военной контрразведки, не имели яр покидать свои квартиры после 22 часов, их телефонные переговоры „ стоянно прослушивались. Под особым контролем оказались ученые

специалисты неамериканцы. Даже письма от родственников они получали по анонимному адресу: «Армия США, п/я 1663». Ученым из Лос-Аламоса лишь по выходным дням разрешалось выезжать в близлежащие курортные городки Альбукерк и Санта-Фе. Посторонним же, даже местным жителям из штата Нью-Мексико, не позволялось появляться вблизи ядерного объекта. Внутри городка разрешалось переходить из лаборатории в лабораторию только в сопровождении охранника.
Все эти, а также другие меры безопасности позволили впоследствии руководителю «Проекта Манхэттен» генералу Гровсу авторитетно заявить: «Мы создали такую систему защиты, сквозь которую даже мышь не смогла бы проскочить'». Ну что ж, может быть, мыши там и не шастали, а что касается советской разведки...
Главная стратегическая задача операции «Энормоз» заключалась в том, чтобы помочь советским ученым сократить срок создания собственной атомной бомбы и сделать так, чтобы в своих исследованиях и экспериментах они не пошли по неправильному пути. Для этого следовало проникнуть в святая святых «Проекта Манхэттен» — Лос-Аламосскую лабораторию с ее абсолютной закрытостью и жестким режимом секретности.
Задача ставилась еще шире: предполагалось найти подходы через родственников и знакомых к главному разработчику американской атомной бомбы Роберту Оппенгеймеру и его ближайшему помощнику, всемирно известному итальянскому физику Энрико Ферми. Об Оппенгей-мере было известно, что в молодости он был дружен с членами компартии США, оказывал им финансовую помощь, а в годы Гражданской войны в Испании поддерживал левых, и по этим причинам его не хотели допускать к участию в атомном проекте. Однако именно генерал Гровс, призванный защищать проект от проникновения нежелательных элементов, сумел доказать необходимость участия Оппенгеймера в разработке атомной бомбы.
Чтобы направить работу нью-йоркской резидентуры в нужное русло, туда был командирован в качестве заместителя резидента Л. Р." Квасников. Он сумел доказать Зарубину, что резидентура в первую очередь должна заниматься не политической, а научно-технической разведкой. Созданная им самостоятельная группа имела своего шифровальщика и автономную связь с Москвой. В нее был включен самый опытный разведчик, бакалавр технических наук С. М. Семенов. Кроме того, по настоянию Квасникова, в Лос-Анджелесе, Вашингтоне и Сан-Франциско были введены должности помощников резидента по научно-технической разведке.
Советской разведкой были охвачены почти все объекты американского «Проекта Манхэттен». В Чикагской лаборатории, разрабатывавшей «начинку» для атомных бомб, был приобретен весьма ценный источник — крупный ученый «Млад», который вскоре, по приглашению Р. Оппенгеймера, переехал на работу в Лос-Аламос. На заводе в Хэнфорде были завербованы два ученых-физика — «Анта» и «Аллен»; агент «Фогель» освещал ход строительства атомных предприятий; наконец, в Лос-Аламосе начал действовать еще один агент «Калибр» — инженер Дэвид Грин-глас. Он работал в цехе, изготавливавшем приборы и инструменты для
Збб

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945 ГОДОВ

367

сборки бомбы и хорошо разбирался в ее конструкции. Именно он пе вым сообщил, что в Лос-Аламосе разрабатываются два вида атомк бомбы — урановая и плутониевая.

В 1943 году по предложению Оппенгеймера в состав английской умной миссии при «Проекте Манхэттен» был включен известный ев ми теоретическими исследованиями по атомной бомбе немецкий учет! Клаус Фукс. До этого он проживал в Англии. После нападенийСитле на СССР он по собственной инициативе предложил свои услуги сов ской разведке и был завербован под кличкой «Чарльз». Через полг работы на заводе в Ок-Ридже, на котором производился уран-235, ус Фукс был переведен в Лос-Аламос, где, таким образом, оказались < три советских агента — «Млад», «Чарльз» и «Калибр».

Но наличие ценных агентов в самом необходимом месте — это , леко не все. Наиболее уязвимым звеном в работе разведки является 1 редача секретных материалов. Квасников организовал дело так, что; ты фотографировали документы у себя на работе и передавали непр ленную пленку, которую в случае опасности можно было засветить.

Проводить встречи в самом Лос-Аламосе было невозможно, и проходили в курортных городках Санта-Фе и Альбукерке. Для этой це резидентурой использовались агенты-связники «Стар», «Раймонд», «Л ли», «Оса» и другие. Работа их была нелегкой и опасной. Известен неоднократно описан случай с «Лесли» — Леонтиной-Терезой Пэтке, <. же Леонтина Крогер, Леонтина Коэн — известной разведчицей, Гер ем Российской Федерации. Имея при себе материалы от агента, она пс верглась полицейскому контролю у вагона поезда. Пытаясь якобы ти куда-то запропастившийся билет, она сунула полицейскому в ру пакет с прокладками, в котором была спрятана пленка. Когда поезд < отходить и она вскочила на подножку вагона, вежливый полицейс» вернул пакет с бесценным грузом.

К началу 1945 года агентура, работавшая по атомной проблемати^ поставляла исключительно ценную информацию. Вот отрывки из о? ва Курчатовым: «...Получение данного материала заставляет нас по I гим вопросам проблемы пересмотреть свои взгляды и установить • новых для советской атомной физики направления в работе...» «Ма риал большой ценности.... Таблицу точных значений сечений деде»] урана-235 и плутония-239 позволяет надежно определить критичес!( размеры атомной бомбы...»

В то же время он ставил перед разведкой и конкретные задачи: «...I лучение подробных сведений по магнитному способу выделения урай 235 является крайне желательным...»

Помимо внешней разведки значительные заслуги в добыче цевд информации по атомной проблеме имеет и военная разведка.

Большим успехом в добыче атомных секретов стало привлечение < ветской военной разведкой к сотрудничеству канадских физиков Ден<} да Смита, Нэда Мазерала и Израэля Гальперина. В начале 1945 Канаду прибыл из Англии ранее завербованный агент «Алек», учен* экспериментатор Аллан Нан Мэй, который, в частности, передал воевд

му разведчику П. С. Мотинову образцы урана-235, нанесенного тончайшим слоем на платиновую пластинку. К сожалению, результаты работы военной разведки на атомном поприще менее известны не только в силу присущей ей конспирации, но и потому, что в соответствии с решением руководящих инстанций вся получаемая военной разведкой информация по этой проблеме передавалась в ведомство Берии.
Квасников выполнил почти все указания Центра, кроме одного: ему не удалось установить контакт с Р. Оппенгеймером и Э. Ферми. Он телеграфировал: «...что касается охоты на О. и Ф., то это невозможно: оба имеют личных телохранителей, они находятся под постоянным наблюдением гонщиков (сотрудников слежки ФБР. — И. Д.).»
В 1945 году из Центра поступило указание: в связи с усилением слежки со стороны ФБР законсервировать работу с наиболее ценной агентурой до особого распоряжения. Квасников на свой страх и риск дал подчиненным указание: усилить бдительность, но работу продолжать. К этому времени, кроме весьма важных научно-технических, расчетных конструкторских ,и других данных по атомной проблеме информация разведки содержала сведения и о планах и перспективах исследований американцев по термоядерному оружию. Были получены данные о начавшихся приготовлениях к первому испытательному взрыву атомной бомбы в пустыне Аламогордо, который планировалось осуществить 10 июля 1945 года, о чем сообщил агент «Чарльз».
Но свою первую атомную бомбу американцы взорвали не 10, а 16 июля, во время Потсдамской конференции трех держав. Трумэн, получив телеграмму с закодированной фразой «Роды прошли удачно», почувствовал себя хозяином Вселенной. ЧВ перерыве между заседаниями он сообщил Сталину о создании в США нового оружия. К удивлению Трумэна, Сталин не проявил к сообщению особого интереса и только заметил: «Очень хорошо! Используйте это оружие против Японии». Трумэн заявил окружившим его членам делегации: «Этот азиат ничего не понял». Вернувшись с официального заседания в свою резиденцию, Сталин сказал В. М. Мо-лотову и маршалу Г. К. Жукову: «...они сочли, что я недооценил их достижения, и потому были разочарованы моей реакцией. Надо сегодня же поторопить наших ученых с созданием атомной бомбы».
Для Трумэна было бы полной неожиданностью узнать, что Сталину уже давно все известно о разработках и поспешных приготовлениях американцев к испытанию первой атомной бомбы. Сталину было известно и заявление заместителя госсекретаря США Джозефа Грю, сделанное через 10 дней посЛе окончания Великой Отечественной войны: «Если что может быть вполне определенным в этом мире, то это будущая война между СССР и США» и заявление Гровса: «Главное назначение нашего проекта — покорить русских».
Первые «испытания» урановой1 и плутониевой бомб на живых людях американцы провели 5 и 9 августа 1945 года, сбросив эти бомбы на Хиросиму и Нагасаки и уничтожив сотни тысяч мирных жителей. Это придало новое ускорение советскому атомному проекту. 29 августа 1949 года была взорвана первая отечественная атомная бомба. Началось великое атомное противостояние двух великих держав.
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

369

«ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

«ВЕНОНА»

Резидент ГРУ в Оттаве полковник Николай Заботин проснулся , громкого плача ребенка в соседней комнате. Рядом, с мученически выражением лица, заткнув уши пальцами, лежала жена.

— Я не могу, я больше так не могу! Или сделай что-нибудь, или уеду.. Каждую ночь, каждую ночь... »

Заботин и сам понимал, что так дальше продолжаться не может. И шился на шаг, последствия которого оказались непредсказуемыми.

В соседней комнате жил шифровальщик Игорь Гузенко с женой. младенцем, который еженощно устраивал нескончаемые «концерта В здании военного атташата не осталось свободных квартир, куда мол но было бы переселить Гузенко с семьей. И полковник решился на н| виданное нарушение: разрешил шифровальщику снять квартиру в гор! де, что категорически запрещалось правилами безопасности. Это случ| лось летом 1944 года. Заботин сообщил в центр.

Вскоре пришел приказ переселить Гузенко с частной квартиры V. ратно в дом военного аттащата. Цо Заботин не выполнил его. В сента ре 1944 года было принято решение об отзыве Гузенко, но он продо. жал работать. Год спустя начальник ГРУ Ф, Ф. Кузнецов прислал ши<| ротелеграмму с категорическим приказом без промедления отправ» Гузенко с семьей в Москву. Ее расшифровал сам Гузенко. Он понял, телеграмма содержит явные угрозы в его адрес. Она ускорила его пс который 6н давно замышлял.

Вина Н. Заботина в том, что произошло, была бесспорной. Он пс ностью доверил Гузенко хранение и уничтожение всей секретной пе, писки. Гузенко снимал копии с документов, требовавших хранения» подлежащие уничтожению прятал. К тому же он воспользовался одш из двух ключей от сейфа резидента, хранившихся в специальном зал, чатанном конверте. В сейфе находились дела на агентуру и доверенш лиц. В делах же содержались имена, клички и прочие секретные даннь Гузенко открывал сейф и аккуратно переписывал их в свою тетрадоч! 5 сентября 1945 года Гузенко обратился в редакцию газеты «Отга Джорнэл» и, вкратце сообщив о себе, попросил содействия в пред лении ему политического убежища. Но журналисты не поверили

Столица Соединенных Штатов Америки Вашингтон
отказались разговаривать. Так же отреагировала и канадская полиция. Гузенко вернулся в дом, где проживал, и спрятался в соседней квартире. К этому времени в резидентуре объявили тревогу, к Гузенко приехали сотрудники атташата и попытались взломать его дверь. Полицейские пресекли это нарушение порядка и взяли Гузенко под свою защиту. Так он оказался первым послевоенным перебежчиком.
Канадские власти передал^ Гузенко американцам. Он явился к ним не с пустыми руками, а прихватив портфель с совершенно секретными документами, раскрывающими цели и задачи резидентуры ГРУ в Канаде. Использовав эти материалы, контрразведывательные службы США и Канады разоблачили ряд агентов советской разведки. Раскрыв разведывательную сеть ГРУ (об агентах внешней разведки он не знал) в са-
372

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

373

экспериментах. Таких людей были тысячи, но на данного агента 61 еще одна «зацепка»: его сестра училась в одном из университетов Восточном побережье США. Подозреваемым оказался Клаус Фукс, времени разоблачения сотрудник британского ядерного центра. Су ствует несколько версий его разоблачения.

По одной из них, в учреждении, где он работал, была умышлен* допущена «утечка» информации о том, что один из ученых является со| ветским агентом. Психологический нажим на'Фукса оказался столь СИЛЕ ным, что он сам вынужден был «явиться с повинной». Такой метод бь избран, чтобы зашифровать «участие» «Веноны» в его разоблачении.

По другой версии, Фукс упоминался вместе со своей сестрой Крис в секретных документах, похищенных Гузенко еще в 1945 году. Слея за Кристель позволила выявить советского агента Гарри Голда, которь признался, что одно время служил передаточным звеном между Фуксов и советской разведкой. Но при допросе Фукса ему сказали, что он задер жан на основании радиоперехвата. Одна версия противоречит другой, н^ тут привлекает внимание незначительная деталь: в одном случае мнима слежка «прикрыла» собою «Венону», в другом — наоборот.

В дешифрованном в 1950 году сообщении, которое 'было перехваче но еще в 1944 году, упоминался некий советский агент, работавший научно-исследовательском атомном центре в Лос-Аламосе. Данные аг туры уточнили, что речь идет о Давиде Грингласе, брате Этель Розенбер В июне 1950 года Гринглас признался в том, что он являлся советск агентом и при этом сотрудничал с мужем Этель Юлиусом Розенберго* Тот якобы похвалялся, что руководит целой разведывательной сетьк работавшей на СССР и поставлявшей в Советский Союз данные о раз работках в области ядерной энергии и других научно-технических дс тижениях США.

Супруги Этель и Юлиус Розенберги были арестованы. Они не пря знали себя виновными; более того, не было доказательств их вины, кро\ показаний Грингласа. Тем не менее их приговорили к смертной казг и, несмотря на многочисленные протесты международной общественна сти, в том числе религиозных организаций и лично Папы Римского, о* были казнены на электрическом стуле 19 июня 1953 года.

Безусловно, немалую помощь аналитикам «Веноны» оказали агент как схамого начала работавшие на ФБР, так и советские, ставшие на ] предательства. Одним из них была Элизабет Бентли, которая через пя месяцев после побега Гузенко явилась с повинной в полицию. Она всле за Гузенко подлила масла в Огонь антисоветской и антикоммунистиче кой кампании, «охоты за ведьмами», «холодной войны».

В 1948 году в США начался период «красного психоза». Отправньй| моментом можно считать свидетельские показания Бентли с нападк на лидеров американской компартии и разоблачениями советской раз ведки, с которыми она выступила в сенате США. Пресса называла «королевой красных шпионов». Ее утверждения о широком внедрен» в правительственные учреждения США лиц, являющихся советски» агентами или сочувствующих коммунистам, послужили основанием,

республиканских законодателей, включая молодого Ричарда Никсона, быстро воспользоваться ситуацией, чтобы завоевать известность в масштабе всей страны, возглавив атаку на администрацию демократов в Комитете конгресса по расследованию антиамериканской деятельности.
Данные «Веноны» умышленно путались с данными агентуры и как дрова бросались в костер маккартизма, который тут же разгорелся ярким пламенем. \
Сенатор Маккарти с трибуны конгресса США утверждал, что госдепартамент все еще является прибежищем для пятидесяти советских агентов. Свидетельские показания Бентли'и другого предателя, Чемберса, стали как бы знаменем паранойи «красной опасности», охватившей всю страну.
ГЛАДИО - ДИТЯ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»
Победа Красной армии (в 1946 году ее стали называть Советской армией) -в Великой Отечественной войне создала ей славу мощной и непобедимой. Пребывание советских войск в самом сердце Европы — в Германии, Австрии, Венгрии — многим на Западе представлялось страшной угрозой. Трудно сказать, кто первый посеял семена страха перед возможным вторжением русских: то ли Черчилль своей речью в Фулто-не в марте 1946 года, то ли они проросли еще раньше, в ходе завершающей стадии Второй мировой войны, когда казалось, что всесокрушающее наступление Красной армии остановить невозможно.
Так или иначе, у западных спецслужб возник план операции ГЛАДИО.
По всей Европе организуются разведсети «Стэй бихайнд» — «Оставленные позади» — вначале команды смешанного состава, состоявшие из парашютистов — американцев и французов, которые участвовали в боях на стороне Сопротивления летом 1944 года. Их организацией, переезжая из страны в страну, занимается ответственный сотрудник ЦРУ Франк Виснер. Его поддерживают ветераны британских разведывательных служб МИ-6, МИ-9 и Управления специальных операций (УСО). Первоначально их задачей было выявление и нейтрализация сохранившихся подпольных нацистских групп в Германии, Италии и Австрии. Но очень скоро их функции пере'менились. Они занялись тем, что стали переориентировать бывших участников Сопротивления против их недавнего союзника — СССР. А в некоторых странах в этих целях начали использовать бывших нацистов и гитлеровских пособников.
Работа разведсетей в ГЛАДИО велась в нескольких направлениях: создание групп сопротивления «советскому вторжению», подпольных баз и складов оружия для будущих цартизанских отрядов; подготовка эвакуации правительств и банковских капиталов; борьба против местных коммунистических партий и левых организаций; содействие приходу к власти правых сил; ведение разведки против СССР и его союзников.
В большинстве европейских стран ГЛАДИО «е имела официальной поддержки властей и действовала как бы подпольно. Но спецслужбы с ведома или без ведома своих правительств поддерживали эту операцию.
374

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

375

В различных странах Европы ГЛАДИО действовало по-разному, опи| раясь на разные политические силы.

В Италии вербовка будущих функционеров и рядовых участнике ГЛАДИО началась еще во время Второй мировой войны. 29 апре 1945 года Джеймс Англтон, главный представитель Управления тегических служб США в Италии, завербовал в Милане и секретно п« реправил в Рим Юлио Боргезе, бывшего командира Дечима Мае, эли ного подразделения Муссолини. После окончания войны Англтон, с ее гласил итальянского министра внутренних дел Марио Шельбы, прис пил к вербовке бывших руководителей секретной полиции Мусеолш ОВРА и многочисленных политических и военных кадров фашист В 1947 году, со времени начала «холодной войны», в Италии под па ронажем того же Марио Шельбы создается подпольная антикоммут тическая организация, финансируемая Англтоном. Кроме него, ее под держивают и масоны, глава ложи которых Личо Джелли оказывав близко связанным с разведсетью ГЛАДИО.

Вся привлеченная Англтоном публика частично становится агент рой официальных американских дпецслужб, частично же привлеки к операции ГЛАДИО.

С 1951 года ЦРУ и глава итальянской спецслужбы СИ-ФАР генерал Умберто Брокколи совместно размещают базы ГЛАДИО; создают под строжайшим секретом группы типа «Стей бихайнд», готовые к борьбе в случае наступления коммунистов или Советской армии.

В декабре 1955 года полковник Ренцо Рока начинает вербовку «гладиаторов», которые приступают к занятиям под руководством американских и английских инструкторов, в том числе будущего директора ЦРУ Уильяма Колби. 622 '«гла-диатора» разделены на пять отделов: разведок, диверсии, партизанский, пропаганды и прикрытия; учебу они проходят в учебном центре в Алгеро-По-льина на Сардинии. В их подготовке участвует также антисоветский отдел МИ-6, находившийся тогда в Риме.

В рамках этой же програм- ,' Один из „аленьких городков

мы готовят кадры и в Хирфор- на юге Европы

де, на территории Великобритании. Договор между ЦРУ и СИФАР о создании ГЛАДИО официально оформляется 26 ноября 1956 года. Конечно, этот факт держится в большом секрете и всплывает только почти сорок лет спустя. Кредо «гладиаторов» изложит в 1990 году один из бывших руководителей СИФАР Джерардо Серривалле: «Жили в то время в обстановке «пропади все пропадом» и рассуждали примерно так: в случае вторжения русские будут поддержаны коммунистами. Так зачем ждать вторжения? Давайте действовать сейчас!»
В 1968—1969 годах Италию потрясают волнения студентов и выступления рабочих. В качестве ответа разрабатывается «стратегия напряженности», которая исповедуется неофашистскими элементами итальянских спецслужб и их агентурой. Совершается неудавшаяся попытка государ* ственного переворота «черного принца» Боргезе, за ней следует целый ряд террористических актов, отвлекающих общественное мнение от требований левых сил. Во всем этом принимают участие «гладиаторы»1 В это время ЦРУ непосредственно или через ГЛАДИО финансирует крайне правые группировки, а также лично руководителей итальянских спецслужб.
В Бельгии один из руководителей разведслужбы Мампюи и его правая рука Муайен с 1949 года занимаются Созданием эмигрантских раз-ведсетей и готовят секретную армию сопротивления на случай вторжения русских. Муайен создает группы типа «Стэй бихайнд» и законсервированную подпольную рЯзведсеть. Кроме того, он поддерживает контакты с руководителями национальных отделений ГЛАДИО и официальными лицами в Италии, Германии, Швейцарии, Испании, которые занимаются той же проблемой.
Даже в начале 1980-х годов Муайен готов был взять на себя ответственность за провокации, затевавшиеся группами «Стэй бихайнд» в постоянном контакте с американскими спецслужбами; внедрение или махинации групп крайне правых во имя борьбы с коммунизмом; акции бельгийских «красных бригад» и т.д.
Под руководством полковника Мампюи в 1948—1950 годы в Бельгии создаются три группы разведсетей «Стэй бихайнд», связанных с американцами, англичанами и французами. МИ-6 обеспечивает их оружием.
Бывший парашютист и агент разведки Роже Гейсенс организует в 1953 году разведсеть в составе 20 агентов. Их задача — обеспечить выезд бельгийского правительства в Конго в случае советского вторжения.
В Германии организация Гелена со дня своего основания походила на разведсеть ГЛАДИО, в силу стоящих перед ней задач (борьба с проникновением русских и восточных немцев и подготовка сопротивления на случай вторжения): из-за своей, антикоммунистической основы; происхождения большей части кадров из бывших офицеров вермахта и даже нацистского СД; тесного контакта с ЦРУ и даже финансирования на первых порах из источников американских спецслужб.
Если в ФРГ задачи ГЛАДИО выполняли бывшие нацисты или неонацисты, то в Австрии разведсети «Стэй бихайнд» возглавили главным образом сторонники социал-демократов и профсоюзные лидеры, связан-
376

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛ]

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

377

ные с американцами, особенно с представительством Американско федерации труда в Европе. Действующая под ее «крышей» агентура ЦГ обеспечила создание тайных подразделений ГЛАДИО и в этой альга ской республике.

В другой нейтральной альпийской республике — Швейцарии — ] ведсеть ГЛАДИО помимо общих задач, выполняемых этой организащ| ей, имела и специфические: обеспечить банковские учреждения охр никами и персоналом по эвакуации банковских фондов. Все это дел| лось в тесном контакте с англичанами.

Еще одна нейтральная страна — Швеция. При прямом содействк Уильяма Колби здесь с 1951 по 1952 год создавались склады оружияЦ разведсети.

В соседней Норвегии с 1947 года руководители разведслужбы Ал« Мартене Мейер и Вильгельм Эванг с помощью спецслужб Великобр тании организуют группы «Стэй бихайнд». Они разделены на три ча и носят кодовые названия «Линдус», «Рокк» и «Блю микс». Занимаю они соответственно разведкой, диверсиями и подготовкой операций^

Там же существуют и «частные» разведсети. В 1947 году группа, ловых людей создала свою собственную разведывательную службу. Вг дрившись в структуру лейбористской партии и профсоюзов, она; была противодействовать росту коммунистического движения в ст

В Португалии разведсеть ГЛАДИО была тесно связана с секрет полицией режима Салазара и действовала в контакте с французской спе службой СДЕСЕ. Португальская ГЛАДИО в 1965 году совершила уб» ство генерала Умберто Дельгадо, лидера оппозиции салазаровскому; жиму. После свержения диктатуры и до 1977 года оно занималось кушениями и репрессиями.

В Испании разведсети ГЛАДИО были созданы благодаря контак между спецслужбами Франко и ЦРУ. ГЛАДИО участвовала в движен| крайне правых и в покушениях на принца Карлоса Уго и Ирену де Б| бон Пармскую и в других антикарлистских акциях, а также разраба вала планы переправки за рубеж испанского правительства в случае бедоносного наступления Советской армии.

Во Франции ядром разведсети ГЛАДИО стали бывшие участш Сопротивления (не коммунисты). Именно они намечали операцию «I лубая мечта» — государственный переворот. Когда в 1947 году загоя был раскрыт, его участников обвиняли в том, что их антикоммунис ческая деятельность обернулась попыткой дестабилизировать фра ское государство. При разбирательстве этого дела выяснилось, что новинками разоблачения заговора стали шеф СДЕСЕ Анри Рибьер и | ководитель государственной сыскной полиции Пьер Бурсико, те сал которые были главными организаторами сетей ГЛАДИО во Фраш Объясняется это просто: операция «Голубая мечта» мешала созданию: чительных подразделений «Стэй бихайнд».

По замыслу организаторов ГЛАДИО вся Франция должна была ( разделена на регионы, в каждом из которых действовало бы нескс групп «коммандос» в случае вторжения Советской армии. На

случай наряду с группами «Стэй бихайнд» были созданы и разведсети, подчиненные армейской разведке.
Аналогичные подразделения были созданы и в Англии, где костяком групп «коммандос» стали поляки, оказавшиеся там во время войны.
Наконец, Греция стала единственной страной в Европе, где «гладиаторы» в результате путча 21 апреля 1967 года, вслед за дестабилизацией страны во имя антикоммунизма, реально пришли к власти.
Операция ГЛАДИО проводилась и в других странах Европы, таких как Нидерланды и Турция (где она приняла характер государственного мероприятия).
Процесс разоблачения операции ГЛАДИО начался в Италии. В 1989 году в руки молодого судьи Феличе Кассона попало «дохлое» дело о взрыве 31 мая 1972 года автомобиля «Фиат-500» рядом с подпольным складом разведсетей ГЛАДИО в Петеано, приведшем к смерти трех карабинеров. Вызванный на допрос бывший начальник СИСМИ — внешней разведки Италии — генерал Натарникола сообщил судье, что без ведома парламента было создано несколько секретных складов оружия. Дело медленно, но завертелось... Только через 8 месяцев судья Кассой получил разрешение от председателя парламента Джулио Андреотти ознакомиться со сверхсекретными документами СИСМИ, касающимися секретных складов... Наконец, 25 октября 1990 года Андреотти официально признал существование подпольной разведсети, которая берет свое начало со времен «холодной войны» и была создана в рамках НАТО. В декабре 1990 года итальянское правительство официально распускает эти разведсети.
После этого волна разоблачений прокатилась по всем странам Западной Европы. Вездесущие журналисты принялись за собственные расследования, раскрывая все новые и новые очаги массового психоза, охватившего западный мир в годы «холодной войны».
Кому и для чего нужен был этот массовый психоз? Не для того ли, чтобы обосновать и прикрыть подлинные планы противников Советского Союза, направленные на его развал?
КРАХ ОПЕРАЦИИ «МИНОС»
По существу, сразу после окончания Второй мировой войны разведки западных стран переориентировались с борьбы против Германии на работу против Советского Союза. В лагерях перемещенных лиц наши бывшие союзники стали активно вербовать агентуру для разведки и подрывных акций на территории СССР. В этом направлении главным образом действовали американские спецслужбы, к которым присоединились английская и западногерманская разведки. В американских разведцентрах в Западной Германии готовили агентурные группы и агентов-одиночек, которых забрасывали в СССР на парашютах, подводных лодках и быстроходных катерах, переправляли через границу любыми способами. Эти заброски не всегда бывали удачными. Причин дляГ этого было немало: прежде всего информация, поступавшая от советских разведчи-
378

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

379

ков, проникших в школы по подготовке агентуры, а то и в руководя! центры разведки. Примером может служить К. Филби, работавший чальником отдела по борьбе с СССР и международным коммунистиче ким движением в английской разведслужбе МИ-6. Существенную играли советская контрразведка, еще не растерявшая опыт борьбы с 1 леровской агентурой и начавшая приобретать свежий опыт разоблач| ния агентов нового рода, а также бдительность населения, тоже, восг тайная в годы войны. Наконец, было немало случаев явки вражес* лазутчиков с повинной.

Печать многр и охотно сообщала о случаях провала заброшенной 2 туры, устраивались пресс-конференции с задержанными, сдавшими^ а также с нашими разведчиками, вернувшимися после выполнения даний.

Как правило, при этом речь шла об агентах, заброшенных амери* ,цами и западными немцами, иногда англичанами. Другие разведки бь как ^ы в стороне.

Однако с 1949 года, после создания блока НАТО, к заброске аге* ры в СССР, и главным образом в восточноевропейские социалистиче кие страны (тогда они назывались «страны народной демократии»), щ ступила и Франция. Операция, которую проводила французская спе служба СДЕСЕ, получила кодовое название МИНОС (сокращенное ] звание занимавшегося ею подотдела — Информационное подразделен подготовки проведения операций).

Руководили операцией сотрудники СДЕСЕ, специалисты летне дела, Рене Бертран (он же полковник Бомон) и Жак Помме-Баррер.' действовали совместно с оперативной Службой 29 и эскадрильей 1/56 Воклюза. Их задачей было приобретение агентов среди перемещений лиц, то есть среди помещенных в специальные лагеря граждан оккупированных во время войны немцами, вывезенных на работы помещенных в концлагеря, или сотрудничавших с немцами и бежави вместе с ними, а также эмигрировавших в Германию. Были среди и» бывшие военнопленные, по разным причинам не желавшие возвращат на родину. Для французской разведки все они были эмигрантами, бор проводился прежде всего по национальному признаку, затем их вк мательно изучала контрразведка — Служба 23.

У МИНОСа появилась собственная служба контрразведки, руке дителем которой стал Франсуа Бисто, известный в Сопротивлении полковник Франс. К сожалению, в операцию МИНОС были вовлек ны многие бывшие участники Сопротивления, в том числе и занимя шие солидные посты в тогдашней Франции: генерал Реймон Шмитпн! Вольтер Поншель, Жоэль Ле Так и другие. Они «просеивали» эмиг тов с Востока и направляли наиболее подходящих в МИНОС. Ве Сопротивления, подводный разведчик-диверсант Боб Малубье, лировал подготовку венгров, Реймон Лавердье был инструктором работе со взрывчаткой и секретным оружием и руководил школой, < циализирующейся на диверсионных и подрывных операциях. Учас Сопротивления и антифашистской войны в Испании Марсель Шомь

Сколько бы лет ни прошло — палачам не уйти от возмездия!
он же Арман, учил прыгать с парашютом, установке опознавательных знаков и десантированию днем и ночью (программа была рассчитана на 12 недель). Он же разработал технические приемы высадки парашютистов, одетых в сверхмягкие комбинезоны американских воздушных пожарных, в лес и с небольших высот.
При обучении использовалось иностранное вооружение, в том числе и захваченное у вермахта, — самолеты «Юнкерс-52», а также «Барракуда» и «Дакота».
Подготовка, как и отбор, велась по национальным признакам. Некий Драган Сатирович^руководил четниками, сербами из бывшей армии Михайловича. Другая группа — румыны, в основном ветераны «Железной гвардии» фашистского правительства Кодряну> Еще одна — болга5-ры, монархисты, сторонники юного короля Симеона II (ставшего в на^ чале XXI века премьер-министром Болгарии); Прибалтийская группа готовилась отдельно под эгидой ВЛИК (Верховного комитета по осво*-бождению Литвы), установившего тесный контакт с СДЕСЕ. Их курировал генерал Шмитгяен. Эмигрант из Чехословакии, ветеран боев в Испании и руководитель оперативной разведки генерала де Голля в 1944 году, Фердинанд Мичке готовил своих соотечественников.
После завершения подготовки начинается новый, основной этап: заброска агентов. Самолеты стартуют с аэродромов в Инсбруке (Австрия) и Лар (Германия). Одновременно начинаются потери. 30 сентября 1951 года разбивается бывший ас эскадрильи «Нормандия — Неман» Габриэль Мертизан. Остальные летчики, правда, сЪвершат много полетов без потерь для экипажей. Но потери среди агентуры невосполнимы. Самые крупные в Чехословакии: в 1951—1952 годах все высаженные че-хословаки были схвачены сразу после приземления.
^380

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПБЦСЛЗ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

381

Литовцами непосредственно руководит бывший партизан-нацис лист Йуозас Лукша. Раньше он сотрудничал с ЦРУ, но на каком-то: пе между ними что-то разладилось, и он перекинулся к СДЕСЕ в июк 1950 года. Начинается усиленная подготовка. Однако накануне выле группы поступает команда: операцию приостановить. Оказывается, Швеции бежала в Россию команда из трех человек, и есть подозрен* что совершено предательство. Несмотря на это, в сентябре 19^50 Лукшу и его группу ЦРУ,'с которым Он «помирился», десантиру Литву, где он сразу же попадает в руки советской контрразведки.

В 1952 году румын Александра Танасэ и Мирче Паповича, а так некоторых других членов «Железной гвардии» арестовывают тотчас пс высадки.'

А поляки прямо-таки насмеялись над французской разведкой, саженных в Польше агентов польская контрразведка схватила на ме приземления и... отослала назад во Францию, продемонстрировав самым пренебрежение к руководителям операции МИНОС.

Следует отметить, что неудачи преследовали не только французу В СССР забрасывались десятки агентов, прошедших епецподготовк разведшколах Западной Германии, США, Англии и Скандинав» Одни — для поддержки националистов в западных областях Украш Белоруссии, в Прибалтике другие — для сбора информации и совер ния диверсий и террористических актов. Подавляющее большинство ] них сразу же или через некоторое время оказывалось в руках контрр ведчиков, которые либо использовали их в оперативных радиоиграх, л* передавали в судебные органы. Вот лишь несколько примеров за 1951 1954 годы.

Август 1951 года. В Молдавскую ССР сброшены на парашютах; риканские шпионы Ф. К. Саранцев и А. Д1, Османов.

Сентябрь 1951 года. На территорию Западной Белоруссии с само та заброшен шпион И. А. Филистович с заданием создания нелегалы вооруженной националистической организации.

Май 1952 года. С американского самолета на парашютах еброи на территории Волынской области Украинской ССР агенты А. П. Курочкин, Л. В. Кошелев, И. Н. Волошановский.

* Август 1952 года. На Сахалин водным путем заброшен американс^ шпион Е. П. Голубев, а на территорию Белоруссии выброшены с I лета агенты ЦРУ М. П. Артюшевский, Г. А. Костюк» А. Т. Остр» М. С. Кальницкий.

Апрель 1953 года. В Краснодарский край выброшен нелегально 1 Ьн М. П. Кудрявцев. В это же время на территорию области с > та без опознавательных знаков сброшены агенты американской раз! ки А. В. Лахнов, А. Н. Маков, С. И. Корбунов, Д. А. Ремига.

Май 1954 года. На территорию Эстонской ССР с самолета забр ны шпионы К. Н. Кукк, X. А. Тоомла. Этим же самолетом, но над • риторией Латвии, сброшен бывший преподаватель американской ] школы в городе Кемптен (ФРГ) латыш Л. П. Бромбергс. Задача на Б| бергса возлагалась немалая — создать на территории Латвии шпионсй

сеть из числа ранее заброшенных и вновь завербованных в СССР американских агентов.

Но наиболее фатальные неудачи преследовали французов. В результате в 1954 году операция МИНОС была значительно сокращена, а затем и прекращена вовсе.

Лишь тридцать лет спустя становится известной причина роковых провалов. От двух румынских перебежчиков поступает информация, что агентом, работавшим на румынскую разведку, а через нее и на все страны социалистического лагеря был не кто иной, как... руководитель контрразведывательной службы МИНОСа Франсуа Бисто (полковник Франс). После краха МИНОСа Бисто был назначен на работу в генеральную службу Управления инфраструктурой и материальными средствами СДЕСЕ; центральные архивы оказались в его распоряжении. Он оставит эту работу в начале 1970-х годов и благополучно доживет до 1981 года.

«МОСКИТ» ПРОТИВ «МЕДВЕДЯ»

Для западных спецслужб стремление нанести вред Советскому Союзу всегда было первоочередной задачей. И пусть это будет не смертельная рана, так хотя бы раздражающие укусы, вроде тех, которыми москиты раздражают медведя.

Одним из проводников такой тактики в жизнь стал руководитель французской спецслужбы СДЕСЕ граф Александр де Маранш, участник Сопротивления в годы Второй мировой войны, когда он действовал бок

Побережье Северной Африки
382

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

383

о бок с коммунистами. В годы «холодной войны» де Маранш оказало их ярым противником, патологическим врагом коммунизма и Сов кого Союза. •*!

В «Советской империи» (в ту пору всякое другое название СССР СДЕСЕ было запрещено) де Маранш видел единственного «стратегичес кого» врага свободного мира. Советский марксизм представлялся е\ настоящей опасностью, аналогом варварства, как у вчерашних гйГлероЬ цев. И, стало быть, ему нужно было оказывать противодействие всюд$| где7 он пытается распространить свое влияние.

Но как? В этом-то и заключалась проблема. СДЕСЕ не располаг гигантскими средствами ЦРУ. Она могла рассчитывать только на тра ционное французское умение плести интриги и действовать более ходчиво. Де Маранш, по матери американец, С ее молоком впитал лю| бовь к США и преклонение перед этим «бастионом демократии». Вс| свою энергию он отдавал работе по противодействию советским нистам, особенно на африканском континенте.

По инициативе де Маранша, 1 сентября 1976 года Египет, Марок ко, Саудовская Аравия и Иран подписали секретный пакт, которым ; верждался «Сафари-Клуб». Его цель — остановить экспансию коммун* стов в Африке и на Ближнем Востоке, благодаря» в частности, огромнь финансовым средствам саудовских арабов и иранцев. Правда, секретив документы «Сафари-Клуба» исчезли и каким-то образом оказались Москве. На Западе ходили слухи — что не без помощи болгарской ведки. Идея «Сафари-Клуба» лопнула

После провала идей «Сафари-Клуба» де Маранш начал готовить опй рацию «Москит». Это происходило в то время, когда западные развел получили первые сообщения о предстоящем вторжении СССР в Афг нистан.

Де Маранш, личность хорошо известная на Западе, имел друзей в вы| ших эшелонах власти. Одним из них был губернатор Калифорнии, а : тем президент США Рональд Рейган, также ненавидевший «империю зли

Получив информацию о планах русских, де Маранш сделал так, о них стало известно и в Вашингтоне. Рейган, связавшись с де Мар шем, поинтересовался, что, по его мнению, следует предпринять пр тив русских.

Де Маранш предложил операцию «Москит»: неотступное прес вание советского «медведя». В своих воспоминаниях де Маранш пис

«Я был в контакте с группой очень предприимчивых молодых: налистов. Они могли умело создать фальшивку и выдать ее за Красной армии. Ее можно было подбросить советским солдатам, кто из других моих друзей печатал библии на русском языке. Их можно было отправить в казармы Красной армии и причинить тем мым моральный ущерб. Все это не требовало бы огромных средств. И том есть другая вещь...

— Что вы сделаете с изъятыми наркотиками? — спросил я неоя но американского президента.

— Наверное, я приказал бы их сжечь.

ч- Это было бы ошибкой. Возьмите эти наркотики и сделайте то же, что вьетконговцы делали с армией США во Вьетнаме. Подсуньте их русским солдатам. Через несколько месяцев их моральный дух упадет, а их боеспособность...
Рейган был несколько обескуражен тем, что эффекта следует добиваться таким аморальным способом. Затем, поразмыслив, вызвал шефа ЦРУ Билла Кейси. Все вместе мы беседуем об операции «Москит». Кейси ставит некоторые условия. Я возражаю: «Я хочу, чтобы в этой операции не участвовал ни один американец, хотя сам могу взять ее на себя. Ваши соотечественники не знают, как выполнять подобную работу. Они способны исрользовать молот, чтобы убить муху, а не москита, чтобы отравить жизнь медведю. Столковались на том, что к этому делу будут привлечены пакистанские службы».
По ряду причин операция «Москит» не была проведена в полном, объеме. Однако во время афганской войны в Кабуле распространялись фальшивки, выдаваемые за газеты Советской армии. В известной мере осуществлялась и операция с наркотиками. «Москит» все же досаждал «медведю».
«ЛИОТЕ» - СБЫВШАЯСЯ МЕЧТА, или КОГДА ДЕРЕВЬЯ СТАЛИ БОЛЬШИМИ
Пожилой генерал Луи-Жубер Лиоте — командующий французскими колониальными войсками в Марокко и Алжире в начале XX века — Однажды решил пройтись пешком. Был полдень, нещадно палило африканское солнце. Изнывавший от жары генерал приказал своим подчиненным обсадить дорогу деревьями, которые давали бы тень.
— Но, Ваше превосходительство, деревья вырастут только через 50 лет, у- заметил один из офицеров.
— Именно поэтому, — прервал его старик, — работу начать сегодня же.
Этот исторический анекдот был приведен во введении к совершенно секретному документу британской СИС, в котором в 1950-х годах были впервые сформулированы стратегические основы ведения психологической войны против СССР и других «коммунистических» стран и выбра-г но кодовое слово для этой операции — «Лиоте», Смысл его заключался в том, что, приступая к осуществлению своей программы, ее авторы намеревались подучить результаты спустя десятилетия. В СИС считали, что они первыми среди разведок капиталистических стран выработали стратегию перемещения центра борьбы с противником из военной сферы в идеологическую и экономическую.
В одном из документов английской разведки 1953 года говорилось: «Лиоте» — это непрерывно действующая операция, главной задачей которой является выявление и использование трудностей и уязвимых мест.. внутри стран советского блока. В ходе операции должны использоваться все возможности, которыми располагает английское* правительство для сбора разведывательных данных и организации мероприятий. Планиро-
384

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

385

ё *ж 1Й|мЩ$!|Й@и)6ь.^



Один из центров лжи и провокаций — радиостанция «Свободная Европа»

*

вание и организация операций поручены специальной группе, возгл ляемой представителем МИД, которая создана на основе решения бинета министров по вопросам коммунистической деятельности за ] ницей, принятого 29 июля 1953 года. Организация- работы по сбору| анализу разведывательных данных и их дальнейшему использован* свете поставленных задач возлагается на Интеллидженс сервис».

Однако американцы разработали аналогичную программу еще ра* ше. Поняв к началу 50-х годов, что выиграть атомную войну невозмс но, они создали свой план разрушения Советского Союза, рассч* на длительный период. В его осуществлении приняли участие пра чески все разведывательные, дипломатические и идеологические бы Запада. А заодно и правительства многих стран.

Первый раздел этой программы предусматривал ведение массиров ной, широкомасштабной «холодной войны», направленной на пс советского строя с целью развала его мирным путем. Особо были вь лены такие направления, как компрометация компартии как руков щего органа страны с целью полного его развала и ликвидации; гание национальной вражды, сепаратистских настроений, поддер националистических движений; пропаганда нигилистических на ний, высмеивание таких понятий, как советский патриотизм, единс советского народа и Советского Союза и т.д.

Второй раздел исходил из необходимости наращивать новейшие 1 вооружений, чтобы втянуть СССР в непосильную для него гонку 1 жений и истощить экономически.

Был разработан и «проект демократии», предусматривавший ШЕ комасштабную помощь тем кругам, которые находились в оппози режимам, правящим в СССР и странах Восточной Европы, — в

предоставления денежных средств, оружия, типографского оборудования и главным образом широкой международной поддержки.
Была развернута психологическая война против СССР и его союзников. Она включала в себя как открытую деятельность — широкомасштабное применение средств массовой информации, которые ловко использовали просчеты и ошибки лидеров партии и государства, так и скрытую — поиск сообщников, объединение их в группы, оказание им материальной помощи, с тем чтобы они создавали внутри страны так называемые очаги сопротивления, особенно в национальных республиках. Расчленить Советский Союз на составные части, а затем уничтожить его — таков был смысл этих акций.
«И Советский Союз и США, если исходить из их национального состава, можно уподобить яичнице, — говорил автору этих строк один американский деятель, — только СССР — это глазунья, которую можу но разделить на части, а США — это омлет, где все нации настолько перемешаны, что разделить их невозможно».
«Психологическая война, — было сказано в директиве СНБ США 20/1, — чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа; она подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране.
Широкая психологическая война — одна из важнейших задач Соединенных Штатов.. Основная ее цель — уничтожение поддержки народами СССР и его сателлитов установившейся в этих странах системы правления и внедрение среди них сознания того, что свержение Политбюро—в пределах реальности».
Частью мероприятий, проводимых в русле «Листе», стало приобретение так называемой «агентуры влияния», в том числе в высоких и высших эшелонах власти. Это не заурядные агенты, пойманные «на крючок» и давшие подписку о сотрудничестве. Весьма вероятно, что они, считая себя видными демократами и сторонниками обновления и улучшения существующего в СССР строя, и сами не знали о том, что спецслужбы уже числят их «своими». Но умелая и тонкая работа с ними, которая проводилась во время их пребывания за рубежом не только представителями спецслужб, но и государственными деятелями, приводила к тому, что эти люди практически становились исполнителями чужой воли, направленной на дестабилизацию и развал Советского Союза, его экономической и политической системы.
Лесть, сначала мелкая, затем безудержная; подарки, вначале мелкие, затем очень дорогие; огромные гонорары за еще ненаписанные произведения; содействие в подготовке мемуаров путем предоставления «советников», обработчиков и переводчиков определенного толка; издание и реклама этих мемуаров на Западе, опять же с выплатой огромных, несопоставимых с советскими и российскими, гонораров... Все это делает такого человека заложником, «содержанкой» и проводником идей его новых хозяев.
Одним из наиболее ярких и типичных проявлений идей «Лиоте» стала инструкция ЦРУ украинским националистам в начале 1950-х годов.
386

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

Е ней предлагалось прекратить вооруженную борьбу, как не имею! перспективы. Ярым оуновцам рекомендовалось затаиться, а нескомг метированной молодежи выдавать себя за сторонников власти, добр вестно работать и учиться, постепенно проникать в комсомол, прояв активность, стать его функционерами, а затем сотрудниками партий! го и советского аппарата, в котором занять руководящие посты с чтобы через 30—40 лет захватить власть на Украине и организовать I отделение от СССР. Что, как известно, и произошло — в полном ее ветствии с программой «Лиоте»!

На развал СССР еще в 1950-е годы были выделены огромные ср ства. 10 октября 1951 года президент Трумэн подписал «Закон 1951 о взаимном обеспечении безопасности». В сто первую статью этого : кона вошла поправка сенатора Керстена, которая предусматривала ; сигнование 100 млн долларов на финансирование «любых отобран! лиц, проживающих в Советском Союзе, Польше, Чехословакии, Век рии, Румынии, Болгарии и Албании... или лиц, бежавших из этих I Либо для объединения их в подразделения вооруженных сил, поддеря вающих Организацию Североатлантического догрвора, либо для друг целей».

«Моя поправка, — заявил Керстен, выступая в палате представ!^ лей, — предусматривает возможность оказания помощи подпольнь организациям, которые, возможно, имеются в этих странах... Эта помои будет заключаться в том, чтобы осуществить прямую цель сверже* нынешних правительств, существующих в указанных странах». Поздк конгресс США выделял дополнительные суммы на указанные цели. ^

Помимо государственных органов к операциям «по свержению щ нешних правительств» были привлечены и многочисленные фонды, I нованные некогда «в целях благотворительности и культурно-просв тельной деятельности, а также для оказания помощи ученым в их ис довательской работе...» Фонды Рокфеллера, Карнеги, Макклоя, Фор и других монополистов затратили миллионы долларов на финансиров ние подрывной деятельности. Журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уор Рипорт» сообщал, например, что только в 1951 году монополии Дкмз на, Миллона и Другие отпустили свыше 350 млн долларов различ! организациям, занимающимся этой деятельностью. Не случайно к; ководству делами фондов были поставлены опытные разведчики, администрации «фонда Форда» был создан специальный совет, кот при решении вопроса о том, кому выдать стипендию, руководствов соображениями о возможности привлечения того или иного лица к 1 полнению специальных поручений.

И, наконец, нельзя не упомянуть и такие радиостанции, как «С бода» и «Свободная Европа», внесшие немалый вклад в дестабилиэ и развал Советского Союза.

Конечно, вопрос о причинах поражения СССР в «холодной вой и его распада нельзя сводить толМсо к успехам его противников. Ту экономические трудности (вызванные, в частности, навязанной ему 1 кой вооружений); и политические просчеты, явившиеся следствием I

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

387

компетентности руководителей государства; и великодержавные амбиции; и попытки доминировать и силой удерживать порядки, навязанные странам Восточной Европы; и рост национализма и центробежных сил в союзных республиках; и слабость политической работы и политической пропаганды; и развал сельского хозяйства; и еще множество крупных и мелких причин, которые может назвать любой читатель.

Но так или иначе, операция «Лиоте» и другие — как бы они ни назывались — планы расчленения Советского Союза, о чем мечтал Гитлер, сбылись. Сейчас эта работа продолжается уже против России.

Что же касается человека, в честь которого была названа операция, то генерал Луи Лиоте стал военным министром и маршалом Франции. Потом он снова служил в Марокко и умер в 1934 году глубоким стариком, когда деревья стали большими.

СВЕРЖЕНИЕ МОСДВДЫКА

В 1948 году в Иране начались активные выступления против АИНК (Англо-иранской нефтяной компании), которая еще в 1933 году продлила срок концессии, то есть фактического владения нефтяными богатствами Ирана, на 60 лет.

После покушения на шаха Мохаммеда Реза Пехлеви 4 февраля 1949 года началось наступление реакции: были запрещены прогрессивные газеты, проведены массовые аресты. Но в 1950 году и начале 1951 года движение против АИНК усилилось, по стране прокатилась волна митингов и демонстраций под лозунгами аннулирования договора 1933 года, национализации предприятий АИНК и всех других империалистических концессий, предоставления права деятельности демократическим организациям и прессе. Движение за национализацию нефтяной промышленности возглавил созданный в 1949 году 68-летним Мохаммедом Мосадды-ком Национальный фронт.

Богатый землевладелец, юрист по образованию, автор ряда работ по мусульманскому праву, финансовым и другим вопросам, М. Мос-садык в 1921—1924 годах занимал министерские посты, затем долгие годы был вне большой политики. Национальный фронт, созданный М. Мосаддыком, защищал в основном интересы национальной буржуазии, но в него входили и пред- Премьер-министр Ирана ставители демократических сил, Мохаммед Мосаддык

388

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛ1

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

выступавшие за проведение Ираном независимой внешней политик Турецкий дипломат и литератор Караосманоглу писал, что доктор Мй саддык вышел на политическую арену как герой и защитник свободы] конституции. В 1949 году он заявил, что во время выборов «вместе своей группой депутатов подвергся возмутительному беззаконию», к| торое заключалось в том, что на некоторое время Мосаддык был уда из Тегерана в свое имение. Этим он заслужил ореол «мученика^ и пр| ^рел еще больший авторитет среди народа. Его возвращение народ 1 тил как явление святого.

15 марта 1951 года иранский меджлис принял закон о национализ цви нефтяной промышленности, а 29 апреля 1951 года было сфори ровано правительство во главе с Мосаддыком Главной задачей нов правительства было осуществление закона от 15 марта 1951 года.

Во внешней политике Мосаддык сначала ориентировался на амер канцев, которые пытались использовать движение за национализаи нефтяной промышленности для подрыва английских позиций и : иранской нефти. Однако рост антиимпериалистического движения : тавил американцев действовать совместно с Великобританией и о* вать нажим на Иран с целью принудить его правительство к отказу^ осуществления закона о национализации.

' Однако правительство Мосаддыка не приняло требований США| Великобритании. В октябре 1951 года оно удалило всех английских си циалистов с нефтепромыслов и нефтеперегонных заводов. В ответ объявленную англичанами блокаду Мосаддык был вынужден заключи торговое соглашение с Советским Союзом и начать переговоры с рией, Польшей и Чехословакией.

Интриги империалистов (дипломатическое и экономическое дав ние, различные провокации) и их попытки в июле 1952 года смеет Мосаддыка (на месяц^он даже был отстранен от власти) провалилис результате бурных народных демонстраций. 22 октября 1952 года, ломатические отношения с Великобританией были разорваны и все I представители высланы из Ирана.

В то же время, боясь усиления рабочего, крестьянского и демок тического движения, правительство Мосаддыка не приняло радикалы; мер против наступления империалистов и иранской реакции.

Противники же Мосаддыка, опасаясь за свои политические и эков мические позиции в этом районе мира, не дремали. В борьбу с ним ] пила сначала английская разведка «МИ-6», глава которой Синклер 1 ручил своему заместителю Джеймсу Итону войти в контакт с америк цами. ЦРУ сразу же проявило «понимание» проблемы, тем более братья Джол Фостер и Аллен Даллес были партнерами адвокатской I мы «Салливэн энд Кромвелл», которая продолжительное время вела) АИНК.

Подготовкой переворота занялся внук президента Теодора Рузве Кермит (Ким) Рузвельт, руководитель Отдела Среднего Востока Щ главный резидент ЦРУ в этом районе. Помимо проблем нациоь ции, его приводила в ярость деятельность небольшой компартии

на, которая, по его мнению, могла стать проводником коммунистических идей в мусульманском мире.
Кермит Рузвельт отправился в Иран, где сразу же перешел на нелегальное положение. Он тайно встречался с противниками Мосаддыка, готовя ему замену. Нашел он ее в лице генерала Фозаллаха Захеди^ что вызвало недовольство англичан, спецслужбы которых сместили Захеди еще в 1942 году из-за его прогерманских настроений. Но англичанам пришлось смириться, так как именно ЦРУ располагало достаточными финансовыми возможностями для реализации общего проекта: операции «Аякс» ЦРУ и «Сапог» МИ-6.
Без ведома англичан Ким Рузвельт встретился с шахом, чтобы сообщить ему, что американцы решили сохранить его на троне.
В августе 1952 года в Иран приезжает американский генерал X. Норман Шварцкопф (отец будущего главнокомандующего союзников во время проведения операции «Буря в пустыне» в Персидском заливе против Ирака в 1991 году). Он не первый раз в Иране: с 1942 по 1948 год в качестве советника он руководил реорганизацией иранской полиции и тогда же сблизился с генералом Захеди. На этот раз поводом для приезда была встреча со старыми друзьями (помимо Захеди ©н «повидался» и с другими генералами).
В результате многие иранские генералы и офицеры, объединившиеся в «Комитете спасения родины», решили пойти на прямое сотрудничество с американцами. Среди них шеф 2-х Бюро армии генерал Мок-кадам, а также два будущих директора иранской спецслужбы САВАК Теймур Бахтияр и Нематолла Насири.
10 августа 1953 года Аллен Даллес и американский посол в Иране Лой Хендерсон встретились в Женеве с принцессой Ашраф, сводной сестрой шаха. Эта энергичная дама тут же направилась в Иран, чтобы сообщить брату о полной поддержке американцев. Находясь в Швейцарии, Даллес уточняет детали плана государственного переворота в Иране, распределяет роли и направляет соответствующие директивы представителям ЦРУ в Тегеране.
На подкуп офицеров и государственных чиновников ЦРУ выделило 19 млн долларов, которые генерал Шварцкопф реализовал среди сторонников Захеди. '
Имея такого помощника, как генерал Шварцкопф, и такого преданного слугу, как генерал Захеди, Ким Рузвельт проявил себя как умелый организатор заговоров. Все было разыграно в духе голливудских боевиков, и хотя Мосаддык стянул в Тегеран верные ему войска, это не помогло, так как он не сумел или не хотел привлечь на свою защиту народные массы.
19 августа 1953 года довольно бЬльшая группа агентов Кима Рузвельта под видом бродячих артистов разыграла в центре города спектакль, который перерос в митинг. Огромная толпа, в которой было немало людей, купленных на деньги ЦРУ, стала требовать смерти-Мосаддыка. Беспорядки охватили весь город. В это же время в Тегеран вошли войска генерала Захеди.
390

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

391

, Более девяти часов шла ожесточенная схватка. Правительственш войска потерпели поражение. К власти пришел генерал Захеди. Мое дык был отправлен в тюрьму. (Впоследствии он был осужден на три 1 а отбыв этот срок, благополучно жил в Ахмедабаде в своем имении, и скончался в 1967 году.)

Правительство Захеди в декабре 1953 года восстановило дипломат ческие отношения с Великобританией. В 1954 году было подписало« глашение с Международным нефтяным консорциумом (МНК) о пег даче ему в эксплуатацию южноиранской нефти. А в 1955 году Иран вс пил в агрессивный Багдадский пакт.

, Так закончился этап истории Ирана, который можно назвать «не(] ной революцией» Мосаддыка.

.„ • Англичанам, однако, не удалось вернуть себе иранскую нефть. «Не жиданно» американцы стали их равноправными партнерами в мех родном консорциуме. Свою долю получил и главный организатор пер .ворота Кермит (Ким) Рузвельт. Уйдя из разведки, он поступил на I бу в «Галф сил корпорейшн», а в 1960 году стал его вице-президентов

1 Американское правительство долго не признавало своего участия,] свержении Мосаддыка, хотя об этом не раз сообщалось в печати. Лш в 1963 году в своей книге «Искусство разведки» Аляен Даялес скром* признал, что «силам, противостоящим Мосаддыку, была оказана подде жка извне».

СКАНДАЛ В КАФЕ «ГАРТЕНБАУ»

. В начале 1950-х годов, когда количество советских перебежчике могущих стать источниками информации, сократилось до минимума, ] разработало международную программу «стимуляции дезертирства», лучившую кодовое наименование «Редкап». Речь шла о том, чтобы •бовать' советских граждан и использовать их в качестве агентов — по ] ражению авторов программы «помочь им дезертировать на месте», же вербовка не удавалась, то следовало способствовать их бегству на : пад, где из них можно было «выжать» всю необходимую информацию!

Наибольший размах операции по вербовке советских сотрудни* приобрели в Берлине. Однако, по признанию самих американцев, кру ных успехов достигнуто не было. В сети, раскидываемые с помог восточногерманских жителей и особенно женщин, попадала «мел* рыбешка» — солдаты, сержанты, младшие офицеры, не имевшие разщ| дывательных возможностей. К тому же они часто ускользали из сетей, а в ряде случаев выяснялось, что они действовали под КОЕ советской разведки.

• Но в 1951 году в поле зрения БОБ (Берлинской оперативной попал советский разведчик Борис Наливайко, в 1947—1948 годах за* ститель резидента Комитета информации в Берлине. Вот что писал в < их воспоминаниях бывший заместитель начальника БОБ, а впоследс начальник «советского» отдела ЦРУ Дэвид Мэрфи, непосредствен» участник операции, начатой в Германии и завершившейся в Вене:

«Очень интересная и важная операция «Редкап» имела место в Вене в начале 1955 года, целью которой был Борис Наливайко.

В качестве «советского консула в Берлине» Наливайко присутствовал в декабре 1951 года на американо-советской встрече в Бремерхафене, посвященной возвращению полученных СССР по лендли-зу ледоколов. Его тогдашний интерес к зарубежным вложениям капитала давал шанс предположить, что он будет уязвим для уговоров со стороны западных капиталистов. Наливайко заявил, что имеет около 80 тыс. западных марок и ищет надежный и прибыльный способ вложения своих денег. У него было поразительное знание потребительских товаров и их стоимости. И тогда же он выражал убеждение, что придет время и СССР возродится, но если «погибнет, то он погибнет вместе с ним». Он как будто представлял собой подходящего кандидата для «Редкап». Представленный Робертом Греем, которого Наливайко зналосак американского журналиста в Берлине, Мерфи назвался полковником Френсисом Мэннингом, чиновником из Вашингтона, который «в состоянии обсуждать будущее Наливайко». (От себя заметим, что Борис Наливайко действовал в соответствии с выработанной для советских граждан линией поведения. Сведения о том, что он интересовался открытием счета, — явная инсинуация американской стороны.)

Наливайко познакомился с Робертом Греем в Берлине в 1947 году и рассматривал его как кандидата на вербовку. Но вскоре выяснилось, что и Грей по заданию американской разведки с той же целью изучает Бориса. Поэтому «деловой» контакт1 с ним был прерван, личные же отношения постепенно сведены на нет.

Осенью 1953 года Наливайко прибыл в командировку в Вену в качестве консула. Вскоре ему позвонил Грей, который также оказался в Вене. «Дружеский» контакт возобновился.

В нейтральной Австрии сталкивались интересы спецслужб
392

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСШ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

393

Некоторое время спустя в резидентуре произошло ЧП: исчез опер тивный сотрудник Дерябин. Наливайко в качестве консула занимало выяснением местонахождения Дерябина, но безрезультатно. Было реше но использовать контакт с Греем для выяснения судьбы пропавшего.

На встрече Грей ничего не сообщил о Дерябине, но зато «шепнул Наливайко, что тот скоро будет отозван в Москву из-за его «разногла| сии с Кремлем». Борис высмеял Грея, но тот сказал, что сведения полу чил от «очень осведомленного человека, имеющего допуск к самым се* ретным сведениям», и что сам он готов оказать Борису «любую помог Встреча закончилась ничем.

Но в один из дней в конце января 1955 года в венский офис Борис позвонила его жена и взволнованным голосом попросила его сроч* приехать домой. Как только он вошел, жена увела его на кухню и шепс том поведала о трм, что с ней произошло. По дороге в магазин ее вс тили вышедшие из машины Грей и еще один мужчина, представленнь Греем как его друг. Грей заявил, что у его друга есть важное дело к рису, а сам удалился. «Друг» достал из кармана плаща пакет и на чис тейшем русском языке попросил передать его мужу. Она категорическ отказалась, но американец продолжал настаивать, говоря, что в паке важные документы и что речь идет о благополучии всей' семьи. Тоги жена, схватив дочь за руку, быстро вошла в расположенную рядом пр чечную.

Выйдя оттуда, она снова столкнулась с «доброжелателем». Он ВЫЕ из пакета и развернул перед глазами женщины оттиск первой стран» сигнального экземпляра местной газеты «Винер Курир». Под кру заголовком «Советский консул — шпион» красовались две фотограф* Наливайко, а также фотографии двух человек, которых жена знала знакомых мужа по Берлину (оба — его оперативные контакты). Быс рым шагом она направилась домой и сразу же позвонила Борису.

После доклада Наливайко резиденту Федору Григорьевичу Шуб* кову было решено продолжить «игру» с противником. Для этого, во-пе| вых, следовало дать ему понять, что ни Борис, ни его жена никому! случившемся не сообщили. Во-вторых, постараться досконально ра раться с истинными намерениями противника, для чего необходт ознакомиться с содержанием пакета. В-третьих, перехватить инициат ву и стать хозяевами положения.

Но и противник не дремал. На следующее утро Борису вручили ко верт с письмом от Дерябина, который рекомендовал последовать примеру и перебежать на сторону американцев. А вечером позво! Грей. Наливайко сказал, что то, что находилось в конверте, слишком ( * рьезно, и обсуждать это можно лишь при личной встрече.

Игра вступала в решающую стадию. Надо было получить докуме* ные доказательства провокационных действий американских спецсл) в отношении советского консула. Это нужно было не только и не столв для защиты доброго имени Бориса Наливайко, но и для того, чтобы I какое-то время отбить у американцев желание заниматься подобнь провокациями в отношении советских граждан.

Пйсле личной встречи и телефонных переговоров с Греем Наливайко «согласился» встретиться с его «другом» Френсисом Меннингом (под этим именем, как мы говорили, выступал американский разведчик Д. Мерфи).
Свидание было назначено на субботу, 5 февраля, в престижном кафе «Гартенбау», расположенном в международном районе Вены, не подпадающем под юрисдикцию ни одной из оккупационных держав.
Суббота была выбрана не случайно. О скандале, который произойдет в кафе, венская публика должна узнать из субботних вечерних выпусков газет, которые будут оперативно проинформированы советским представительством. С учетом режима работы редакций (воскресенье — выходной день) австрийская общественность будет довольствоваться только этой, первой информацией, а она, как известно, самая сильная.
Прикрытие Наливайко обеспечивали два сотрудника резидентуры, а физическую защиту в случае необходимости мог осуществить недавно прибывший из Москвы работник. В кафе также находилась переводчица резидентуры, в задачу которой входило сразу же по возникновении скандала позвонить в советскую военную комендатуру, взаимодействие с которой было достигнуто на личной встрече резидента с комендантом. Ровно в шесть вечера Наливайко вошел в кафе, где его уже ждали Грей и Френсис Меннинг. С самого начала Меннинг повел разговор, носящий вербовочный характер. На вопрос Наливайко о его полномочиях и гарантиях, которые он может предложить Борису и его семье, Меннинг протянул ему для ознакомления следующий документ: Государственный департамент Соединенных Штатов Америки. Вашингтон 18 января 1955 г. Специальное распоряжение
В соответствии с решением государственного секретаря и службы иммиграции, разрешено обоснование в США на жительство в соответствии с законом № 110 поименованным лицам:
Борису Я. Наливайко, 2-му секретарю, консулу Посольства СССР в Вене.
Янине А. Наливайко, жене. Светлане Наливайко, дочери.
Поименованных лиц поручено сопровождать полковнику американской армии Ф. Меннингу. На этого офицера возлагается ответственность за соблюдение процедур, предусмотренных законом № 110, которым он должен неукоснительно следовать.
Главе миссии США в Австрии, равно как и главнокомандующему Вооруженными Силами США в Австрии предписывается оказывать полковнику Меннингу всяческое содействие в успешном выполнении возложенной на него миссии. За секретаря (подпись) Специальный помощник Роджер Д. Форксварт
394

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЮ

ЮЛОДНАЯ ВОЙНА

395

Наливайко принялся рассматривать документ и, хотя не знал англий! ского языка, понял, что тот носит официальный характер и в нем упо| минается он сам и члены его семьи.

Продолжая держать документ в левой руке, Борис правой рукой вз бокал с пивом и, делая вид, что подносит его к губам, мгновенно выг леснул его содержимое в лицо Грею. Тут же сунул документ в карман с размаху отвесил пощечину Меннингу. Тот схватил Бориса за руку пригнул его к столу. Но в этот момент подскочил «телохранитель» Бс риса и ударил Меннинга по шее. Американец отпустил Бориса, вскоч* на ноги и схватил стоявший рядом стул. Но тут же, успокоившись, по ставил его на место.

Наливайко поднялся и обратился к посетителям кафе на немецкс языке:

— Господа! Эти два господина пытаются шантажировать меня ветскогр консула! Предлагают покинуть свою страну и выехать в СоедиЦ ненные Штаты.

Послышался шум, антиамериканские возгласы. В этот момент в ка ворвались человек 15с овчаркой — австрийская полиция, а затем при! была патрульная машина межсоюзнической комендатуры. Патруль в: день возглавлял советский офицер. Через несколько минут подъехал американский дипломатический представитель. Меннинга и Грея уве ли в комендатуру, Наливайко оставили на месте.

Помимо письма Госдепа, в руки Наливайко попал и поддельный сиг| нальный экземпляр газеты «Винер Курир», который Грей, опасаясь: вата, сунул за кадку с пальмой. Несколько дней спустя появилось ее щение о том, что Грей и Меннинг вылетели в США.

Операция «Редкап» была сорвана. Американцы надолго отказались ( подобного рода акций.

' А вот и постскриптум, переданный автору Борисом Яковлевиче* Наливайко:

«Постскриптум

Трудно в это поверить, но судьбе было угодно, чтобы спустя поч полвека вновь свести нас (я имею в виду себя и Мерфи) вместе.

Произошло это в 2000 году на презентации изданной на русском язь ке книги «Поле битвы Берлин. ЦРУ против КГБ в «холодной войне»» (и| серии «Секретные миссии»), подготовленной бывшим директором «Ра дио свободы» Джорджем Бейли, ведущим экспертом по Германии гене рал-лейтенантом в отставке Сергеем Кондрашовым и Дэвидом Мерфи в 1955 году начальником Берлинской оперативной базы ЦРУ, а впосле ствии — начальником советского отдела ЦРУ.

Наша встреча внешне была корректной. Мы пожали друг другу ру Мерфи представил мне свою супругу. В ходе встречи сообщил, что Де рябин уже умер. О Грее и его судьбе ему ничего не известно.

Сделав подпись в моем экземпляре книги, в скобках добавил: (б пива)».

БЕРЛИНСКИЙ ТУННЕЛЬ

История Берлинского туннеля, получившая англо-американские названия операция «Секундомер», «Года», («Золото») стала одной из самых громких разведывательных операций времен «холодной войны». К 1997 году уже имелись 18 документальных исследований, роман и кинофильм, посвященные туннелю. Тем не менее противоречивая история и неоднозначные результаты этой операции продолжают волновать умы.

В конце 1940-х годов советские службы в Австрии и Германии перешли с использования радиоканалов на два вида кабельной связи. Один из них — по воздушным кабельным линиям на телеграфных столбах, другой — через подземный кабель, уложенный почти там же, где были кабели довоенных Австрии и Германии.

В 1952 году британской разведке, осуществившей в Австрии операцию «Силвер» («Серебро»), удалось организовать перехват телефонных разговоров по подземному кабелю и тем самым получить ценную информацию о советских войсках и спецслужбах. Поэтому, задумывая аналогичную операцию в Берлине, американцы решили проводить ее совместно с англичанами.

Начали с приобретения агентуры в восточно-берлинском почтовом ведомстве, через которую получили сведения о системе расположения кабелей и их использования русскими. Среди беженцев из Восточного Берлина выявлялись и опрашивались люди, имевшие отношение к системе дальних телефонных линий. Были приобретены агенты на коммутаторах в Эрфурте, Дрездене, Магдебурге. Агентура из Министерства почт и коммуникаций ГДР смогла достать карту, указывающую точное расположение советских кабельных сетей. Уже к весне 1953 года американская разведка имела возможность подслушивать разговоры по советской телефонной линии с 23.00 до 2.00 часов ночи, когда агент имел возможность подключать ее к западноберлинской сети. Но этого было недостаточно. Требовалось получить постоянный и надежный источник информации.

В августе 1953 года директору ЦРУ Аллену Даллесу был доложен план сооружения подземного туннеля длиною около 600 м. Половину тунне-

Сотрудник английской СИС, агент советской разведки Джордж: Блэйк
396

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦО

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

397

ля предполагалось проложить под советской территорией и в ее конце, там, где проходит советский кабель, установить подслушивающую аппа-« ратуру. Операция задумывалась и осуществлялась с поистине американч ским размахом. Успех гарантировали абсолютная секретность, большие деньги, вложенные в строительство, и новейшая техника, предоставлен-? ная англичанами.

20 января 1954 года Даллес утвердил проект туннеля. Несколько не дель спустя начались подготовительные работы, в том числе строител, ство пакгауза, маскирующего вход в туннель. А когда он был готов, 8 сен-* тября того же года, инженерная часть американской армии приступил! к сооружению Шахты. Туннель копали на глубине 16,5 футов (окол« 5,5 м). Были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Тайнь пост наблюдения установили в пакгаузе, откуда постоянно наблюдали, местностью в направлении прохождения туннеля. Поездки в район ее оружения туннеля лиц, не входивших в состав постоянного подразделе ния, 'Происходили в крытых грузовиках, а скрыто размещенные микр| фоны позволяли предотвратить вторжение на запретную территорию возможно, улавливать разговоры восточногерманских полицейских.

В начале туннеля «"ыли установлены стальные двери. В глубине со| ветской зоны туннель заканчивался комнатой, из которой было проиа ведено подключение. Комната соединялась с туннелем вертикальны! стволом. Дальше шла комната, где помещались усилители. Тяжелая о! неупорная стальная дверь отделяла ствол от туннеля. На ней имелис надписи на русском и немецком языках, призывавшие держаться подале ше. В помещении, где размещалось подключение, находился чувств* тельный микрофон, позволявший улавливать любое движение. По им сторонам туннеля лежали мешки с песком для усиления изоляшн В общем, были приняты все меры для сохранения тайны и обеспеченн успешной и безопасной работы всего сооружения и его сотрудников.

Не меньшие меры для сохранения полной секретности принимал! и при определении круга лиц, участвовавших в обсуждении воп_-. касающихся туннеля. Он был чрезвычайно ограничен: даже высокопт тавленные сотрудники американской и английской разведок, не имев шие к нему прямого отношения, не были поставлены в известность.

Но взглянем на список английских представителей на совместнь англо-американских совещаниях по поводу туннеля, проходивших 15, 17 и 18 декабря, 1953 года в Лондоне. Вот он: м-р Макензи, м-р Я1 м-р Милн, п-к Гимсон, м-р Блэйк, к-н Монтальон, п-к Балмейн, р Тейяор, м-р Урвик. Обратим внимание на пятую фамилию в этом спи. ке — мистер Блэйк. Да-да, тот самый знаменитый советский разведчи Джордж Блэйк! Он не только присутствовал на совещаниях, обсуждав! вопросы строительства туннеля, но и позже находился в курсе его раб, и добываемой с его помощью информации вплоть-до отъезда из Лондс в 1955 году. Тем самым и советская внешняя разведка получала все не , ходимые данные, касающиеся строительства и эксплуатации туннеля. ^

Можно ли было с самого начала сорвать англо-американский гага») со скандалом разоблачить хозяев туннеля, который был готов в конц

февраля, а полностью подключен к советским кабелям в период между маем и августом 1955 года? Конечно, с технической точки зрения это не составляло особого труда.
Однако для руководства КГБ приоритетное значение приобрел вопрос о безопасности Блэйка. Поступающая от него информация являлась столь важной, что рисковать его безопасностью не представлялось возможным. Конечно, в случае провала можно было организовать его бегство (как это было в случаях с Филби, Маклейном, Берджесом). Но, взвесив все за и против, руководители КГБ — а их позиция, безусловно, была согласована с руководством страны — решили, что поступавшая от Блэйка информация была более важной, чем утекавшая через Берлинский тун-нель. Поэтому сведения о туннеле охранялись советскими спецслужбами так же тщательно, как и их англо-американскими коллегами. Ни один человек из работавших в Германии, в том числе Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Гречко, начальник аппарата КГБ в Берлине генерал Питовранов (до середины 1955 года), представители ГРУ и МВД, начальник пограничных войск в Германии, не были осведомлены о туннеле.
А между тем информация, добываемая операторами туннеля, была довольно обширной. Прослушивались три кабеля, «273 металлические пары, составляющие 1200 коммуникационных каналов, и около 500 из них были активными в любое время». Обычно непрерывно записывалось 28 телеграфных линий и 121 телефонная; запись производилась на сот» нях ленточных записывающих аппаратов. Всего было записано 443 тысячи переговоров, из них 386 тысяч советских и 75 тысяч восточногерманских. Они легли в основу 1750 разведывательных донесений.
По утверждениям американских источников, были получены ценные данные о советских политических акциях и намерениях в Берлине; о структуре, дислокации, перевооружении советских войск в Германии; о Балтийском флоте, его базах и личном составе. Главным вкладом туннеля в научно-техническую информацию стали данные о людях, связанных с советской атомной программой; местонахождении соответствующих предприятий в СССР и о деятельности «Висмута» — советского комбината в Германии по добыче урановой руды. Была также получена информация о советской военной разведке и контрразведке, о подразделениях восточногерманской службы безопасности. Было установлено более 350 офицеров ГРУ и РУ (Разведывательное управление группы советских войск в Германии), их агентурных операциях и деятельности подразделений, в том числе находящихся далеко за пределами Берлина, например в Тбилиси и на границе с Ираном и Турцией. Была получена также информация, касающаяся| Управления военной контрразведки в Германии, возглавляемого генералом Георгием Циневым.
Единственным учреждением, которое в значительной степени осталось вне пределов досягаемости туннеля, был аппарат ПГУ КГБ в Кар-лсхорсте, который использовал линии правительственной связи.
Передавалась ли по кабелям дезинформация, предназначенная для ушей противника? В очень небольшом количестве, так как ее подготов-
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕ1

ка требовала привлечения большого количества людей и к тому же оь могла быть невольно опровергнута подлинными переговорами, ведущя мися по этим же кабелям. С одной стороны, забавно, а с другой — тр гично, что вся истинная информация, подтверждающая миролюбив» устремления Советского Союза, воспринималась англо-американский спецслужбами как дезинформация и даже не докладывалась в высшк эшелоны власти. Закомплексованные на советской угрозе, разведчик информировали начальство только о том, что могло ему понравиться! соответствовало их образу мыслей.

Весной 1956 года руководству КГБ стало ясно, что дальнейшее _л шествование туннеля может представлять угрозу интересам безопасне ста СССР. Было принято решение о ликвидации туннеля. Случилс так, что оно совпало со временем намечавшегося официального виз та Хрущева в Англию. Поэтому Хрущев дал указание обнаружить ту нель так, чтобы не поставить под угрозу Джорджа Блэйка, и добиты, максимальной публичности, акцентируя роль американцев и не упс миная англичан.

В двадцатых числах апреля 1956 года прошли необычно обильщ весенние дожди, вызвавшие короткие замыкания в кабелях дальней свяэ Во всяком случае, так было официально объявлено. В ночь с 21 на 22 реля специальная команда начала рыть землю в «поисках мест корот* замыканий».

В 2 часа 50 минут рабочая группа нашла кабели, идущие от под* чения в люк в полу камеры подключения.

О том, что произошло дальше, существует несколько версий. По*. ной из них (советской), группа поиска спустилась в туннель в 6 чаи утра и увидела работающих операторов в наушниках, включенное заш сывающее оборудование и несколько человек, пивших кофе. Замет чужих, операторы сбросили наушники и побежали по туннелю в стор» ну американской зоны. Не раздумывая, советские разведчики бросили? за ними и остановились только перед баррикадой из мешков с песко» на которых неровными буквами была сделана надпись: «Вы входите в ал риканский сектор». Увидев это, советская рабочая группа поверну обратно к контрольному пункту, осмотрела имевшееся там оборудов ние и отключила его от советского кабеля.

Подругой версии, американской, прослушивание продолжалось^ тогда, когда рабочая группа находилась на контрольном пункте, но . не спускалась в ствол. С 8 до 9 часов утра было записано множество ] говоров. Только в 12.30 восточногерманские техники подняли дв. люка, проделали дыру в стене и вошли в помещение. В 14.20 в эту дь вошли советские связисты, внесли кинокамеру. Тем временем америкь цы намеревались взорвать туннель, но генерал Чарльз Л. Дашер, амер.,, канский комендант Берлина, узнав, что среди русских могут быть жевд вы, отказался дать на это согласие. Тогда вход в туннель был залоз мешками с песком и на них сделана надпись: «Вы входите в америк ский сектор». В 15.00 послышались шаги в коридоре, но американок,-офицер, взведя затвор незаряженного пулемета, спугнул непрошеных пи

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА 399
стей. В 15.35 подключения к кабелям были перерезаны, в 15.50 заглохли микрофоны.
Еще одна версия опубликована в лондонском учебнике по шпионажу (1978 год). В статье под заголовком «Шпионы на продажу» сказано: «Но 22 апреля 1956 года русские неожиданно обнаружили туннель на своей территории. Сработала сигнальная система. Русские никого не нашли в туннеле, но оборудование было на месте. Операторы исчезли так быстро, что русские обнаружили кипящий кофейник в пустом помещении».
Не будем докапываться до истины: пили ли кофе операторы, или только кипел кофейник, или вообще там никого не было. Все это не так важно. Главное, что туннель был обнаружен и прекратил свое существование. Он просуществовал 11 месяцев и 11 дней.
Затем последовали дипломатические ноты и протесты советской стороны. В обнаруженном туннеле была устроена пресс-конференция.
Правда, особой сенсации это событие не вызвало. Мир волновало другое: визит Хрущева в Англию. В день обнаружения туннеля он находился на официальном приеме в Букингемском дворце и не сказал ни одного обидного слова в адрес англичан.
СТО ЛЕТ СПУСТЯ
В хранящемся у меня «Месяцеслове» на 1856 год перечислены все наиболее значительные события, происходившие в мире в 1854 году. Наряду с заметками о Крымской войне, об образовании республиканской партии в США, открытии первой железной дороги в Бразилии и др., есть короткая информация и о том, что американские войска в июне высадились в Гватемале, свергли местное правительство и поставили новое, угодное им.
Прошло ровно 100 лет, и в июне 1954 года все мировые газеты опубликовали подобное же сообщение о событиях в Гватемале.
!Эту маленькую слаборазвитую страну в течение многих десятилетий эксплуатировала крупная американская монополия «Юнайтед Фрут Ком1-пани». В Латинской Америке ее называют «эль пульпо» — спрут. Его щупальца пробрались во многие страны этого района мира. В Гватемале она завладела не только банановыми, кофейными и хлопковыми плантациями, но и железными дорогами и портами, и даже создала... свою собственную полицию, стала как бы «государством в государстве». О каких-либо политических свободах в стране не могло быть и речи, демократические движения находились в глубоком подполье.
20 октября 1944 года в Гватемале под влиянием успеха антифашистских сил в ходе Второй мировой вййны произошло восстание против господства империализма и местной олигархии. Была принята конституция, впервые издан трудовой кодекс, провозглашена аграрная реформа.
Правда, в течение шести лет все достижения революции оставались только на бумаге. Лишь в конце 1950 года, когда к власти пришло прогрессивное правительство Хакобо Арбенса, земельная реформа стала
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСДЗ

проводиться в жизнь. Было решено экспроприировать земли помех ков и «Юнайтед Фрут Компани»; к 1954 году более 100 тысяч крест получили землю.

Подписав декрет о национализации 110 тысяч гектаров плодород земель «Юнайтед Фрут Компани», президент Арбенс тем самым по,ц сал себе политический смертный приговор. «Юнайтед Фрут» обращав с жалобой в Вашингтон. В ответ американское правительство выст} с заявлением, которое нельзя расценить иначе, как вмешательство во 1 ренние дела суверенной страны. Однако это не помогает, и тогда адь^. ты «Юнайтед Фрут» находят пути к начальнику ЦРУ Аллену Даллесу,-

.После бесед Даллеса с Эйзенхауэром, во время которых речь шла; только об «обиженной» «Юнайтед Фрут», но и о «красной угрозе», щ зидент поручает начальнику ЦРУ «урегулировать проблему». «Крас* угроза» действительно существует, так как оказавшийся в изоляции А бенс вынужден идти на сближение с коммунистами и искать у них пс держки.

Недавний успех переворота в Иране, где был свергнут премьер-» нйстр Мосаддык, вдохновил Даллеса на новые свершения, тем более' действовать здесь было легче: Гватемала — под боком, а срседние Гс дурас и Никарагуа всегда готовы предоставить США свои базы и ды наемников.

В качестве посла и одновременно резидента ЦРУ в Гватемалу бь направлен Джон Эмиль Перифуа, он же «Смеющийся Джек», старь сотрудник госдепартамента; «человек с тяжелыми кулаками», проивд

Президент Гватемалы Хакобо Арбенс (справа)

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

401

школу расправ с коммунистами в Греции после Второй мировой войны. В Гватемале он сразу же стал сколачивать из реакционно настроенных генералов и полковников будущую военную хунту, которая по его сигналу должна была захватить власть.
Военную сторону подготовки к перевороту возглавил профессиональный военный, бывший военный атташе Гватемалы в США, агент ЦРУ полковник Кастильо Армас. Журнал «Тайм» писал впоследствии, что для подготовки вторжения «он получил 5 млн долларов, самолеты, а также летчиков, умеющих на них летать... ЦРУ правильно оценило возможности Кастильо Армаса».
Общее руководство операцией в Гватемале осуществлял Фрэнк Гарднер Уизнер, заместитель директора ЦРУ по планированию тайных операций (он занимал этот пост с 1947 по 1957 год, в самый разгар «холодной войны»).
Главную ставку ЦРУ делало на гватемальцев, высланных президент том Арбенсом из страны за антиправительственную деятельность. Штаб мятежников разместился в столице Гондураса Тегусигальпе. Вооружением и снаряжением отрядов мятежников занимались ЦРУ, военные ведомства США и компания «Юнайтед Фрут».
Операция началась 18 июня 1954 года. В этот день полковник Армас во главе отряда эмигрантов вторгся в Гватемалу со стороны Гондураса. Отряд насчитывал всего 150 человек, но они были хорошо вооружены и их поддерживала американская авиация, которая бомбила главный порт Гватемалы, столицу и некоторые другие города.
Однако произошло неожиданное. Правительство Арбенса, оказывается, знало о предстоящем вторжении (оно носило два названия: «Эль диабло» и «Операция «Успех»). Отряд Кастильо Армаса был достойно встречен и отброшен на территорию Гондураса. Попытка «блицкрига» провалилась.
После этого в ход был пущен второй вариант заговора: военная хунта, сколоченнаЯ'Перифуа,, подняла мятеж и потребовала отставки Арбенса. Одновременно с этим правительство США предоставило отряду вторжения дополнительную помощь, в том числе авиационную поддержку. При этом оно всячески открещивалось от своего участия в перевороте.
Когда 27 июня 1954 года было объявлено об отставке президента Арбенса, американский представитель в ООН Генри Кэбот Лодж в ответ на обвинение о вмешательстве США в дела Гватемалы заявил: «То, что происходит, не агрессия, а восстание гватемальцев против гватемальцев».
В своей речи в Вашингтоне 10 июня 1963 года Эйзенхауэр сказал: «Различные люди, включая мистера Даллеса, собрались у меня в кабинете, чтобы изложить свою точку зрения. Человек, возражавший против дальнейшего предоставления приощи (речь идет о Генри Голланде, сотруднике госдепа, который говорил: «Одно дело давать ЦРУ самолеты до начала вторжения, а другое — сейчас», когда дело получит огласку и даст повод обвинять США во вмешательстве. — И. Д.), очень настойчиво и горячо защищал свое мнение, доказывая, что мы не должны принимать в этом участия. Ну а мистер Даллес придерживался противоположного
402

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

403

взгляда. После того как все высказались, я решил, что мы будем оказь вать помощь и дальше, и отдал соответствующее распоряжение» (о по сылке дополнительных самолетов. — И. Д.).

А вот показания бывшего посла США в Гондурасе Уиллауэра, ные им сенатской комиссии:

«Вопрос. Господин посол, вы один подготавливали свержение правитель ства Арбенса в Гватемале, или этим занималась какая-нибудь группа?

Ответ. Этим занималась группа.

Вопрос* Джон Перифуа входил в нее?

Ответ: Да, Джон входил в группу. Находясь в Гватемале, он иг главную роль. Кроме него в группу входили Роберт Хилл — посол в Кс ста-Рике и Том Уэлен — посол в Никарагуа, где проводилась больша работа. Ну и, конечно, было много оперативных сотрудников ЦРУ.

Вопрос: В чем выразилась причастность мистера Даллеса к событи| ям в этом районе?

Ответ: Мистера Аллена Даллеса? Видите ли, ЦРУ помогало в оснй| щении и обучении антикоммунистических войск...»

Как стало известно из тех же показаний, после переворота в Гват мале Уиллауэр получил от Даллеса телеграмму, в которой тот писал,' если бы не Уиллауэр, то путч не завершился бы успехом. «Я очень гор| жуеь этой похвалой», — сказал Уиллауэр.

Итак, 27 июня 1954 года президент Гватемалы Арбенс уходит в I ставку и уезжает из страны. Его сменяет целая цепочка президентов одним из которых стал Кастильо Армас, вскоре убитый сотруднике личной охраны.

Земли «Юнайтед Фрут» были возвращены этой компании, у крес ян отобраны 300 тысяч гектаров, неграмотные, то есть 70% населен» страны, были лишены избирательных прав; были отменены многие де мократические статьи конституции. Свержение Арбенса положило чало периоду нестабильности и состоянию постоянной гражданскс войны, которая к концу века унесла уже более 100 тысяч жизней гвате! Мальцев.

Неизвестно, испытывал ли чувство раскаяния за содеянное руков дитель операции «Успех» Фрэнк Уизнер, но в 1965 году он поконч* жизнь самоубийством.

КАТАСТРОФА В ЗАЛИВЕ СВИНЕЙ

В 1959 году, когда «бородачи» Фиделя Кастро высадились на Кубе,|| а затем и захватили там власть, ни американское общественное мнение ни даже спецслужбы не обратили на это особого внимания. Очереднс переворот в очередной латиноамериканской стране не был чем-то не вым, а революционные лозунги Кастро казались не более чем демагоги^ ческими агитками. Его предшественник, свергнутый им генерал Батис та, будучи сержантом, тоже выступал с революционными лозунгами, впоследствии стал верным слугой и другом американцев. Тем более ' сам Фидель получил привилегированное — даже для выходцев из бог

тых кубинских помещичьих семей — образование. На ранней стадии его вдохновляли идеи ортодоксальной партии и ее основателя антимаркеи-< ста Эдуарда Чибаса.
ЦРУ на первых порах даже оказывало финансовую поддержку сторонникам Кастро, считая их демократами с некоторой примесью романти-» ки. В конце марта 1959 года эксперты ЦРУ дают заключение, что Кастро не является «коммунистом советского толка», а 5 ноября того же года заместитель Даллеса Чарльз П. Кейбелл заявляет подкомиссии сената, что коммунисты воспринимают Кастро как «представителя буржуазии». Правда, ЦРУ должно было знать, что после освобождения из кубинской тюрьмы, где он отбыл два года за организацию нападения на армейские казармы Монкада, Кастро провел год в эмиграции в Мексике и в этот период обращался в советское посольство с просьбой @ помощи оружием для партизанской войны против Батисты. Оружия Кастро тогда не получил, но молодой сотрудник резидентуры Николай Сергеевич Леонов обратил внимание на личность и взгляды Кастро, готового придать своему будущему режиму социалистический характер. К тому же брат Фиделя Рауль и его ближайший помощник Че Гевара уже считали себя марксистами.
После захвата власти Фиделем Кастро в январе 1959 года советская разведка на разных уровнях поддерживала контакты с его ближайшими сторонниками. С октября 1960 года в Гаване находилась советская «культурная делегация», прибывшая для подготовки установления диплома^ тических отношений между СССР и Кубой. Ее глава, А. И. Шитов завязал личные дружественные связи с Ф. Кастро, а после полного дипломатического признания нового кубинского режима остался на Кубе в качестве советника и представителя ТАСС, а главное — в качестве резидента внешней разведки.
С этого времени «полевение» режима Кастро и его лично пошло еще более быстрыми темпами; он взял фактический контроль над коммунистической партией и заявлял в своих речах, что кубинская революция была только «первым шагом в освобождении Латинской Америки».
Кастро и его сторонники стремительно создают структуры, свойственные социалистическому государству. Личные дружественные отношения, направленные против «акул капитализма», устанавливают Н. С. Хрущев и Ф. Кастро.
Естественно, что американские правящие круги не могли допустить существования такого «нарыва» на своих «задворках». Хотя правительство США и не делало никаких официальных заявлений, но с конца 1959 года ЦРУ уже ведет тайную войну против Кастро и его режима. Оно снабжает оружием его противников, ведущих партизанскую войну в горах Сьерра-дель-Эскамбрай. - *
Когда речь заходит о свержении режима Кастро, то плацдармом для подготовки вторжения становится территория Гватемалы, где всего шесть лет назад ЦРУ успешно осуществило государственный переворот. С согласия президента Гватемалы Мигеля Идигораса Фуэнтеса в стране начинается обучение кубинских эмигрантов военному делу. В Ретильхуэ-
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Транспорт «Хаустон», перевозивший бригаду наемников ЦРУ < ' на Кубу, тонет в Заливе Свиней (Кочинос)

ру строится взлетная полоса, способная принимать бомбардировщик Б+26. Почти все пилоты — кубинцы.

' Руководитель предстоящей операции Ричард Биссел надеется осуще ствить ее силами самих кубинцев. В Бригаду 2506 зачисляются 1500 жавших или изгнанных с Кубы «гусанос» (черви. — исп.).

Полагая, что режим Кастро рухнет с устранением его вождя, однс временно готовятся покушения на кубинского лидера. Одним из поте* циальных убийц становится некий Филиппе Сако, он же Джон Росс ли, согласный убить кубинского лидера за 150 тыс. долларов. Он бер к себе в помощники двух других гангстеров — Момо Сальваторе Джа кана и Сантоса Траффиканте. Они должны через «надежных людей» ( равить Кастро с помощью сильнодействующего яда,'который им дос вили из Форт Детрика, секретной базы ЦРУ, где специальная группа 1 рабатывает различные способы уничтожения «нежелательных персон* Попытка покушения проваливается.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр не был поставлен в известие о планах убийства Кастро, но был осведомлен о существовании и пла нах использования Бригады 2506. Скорее всего он знал и об усилений контрразведывательных и контрпартизанских служб Кубы, но, очев* но, ему докладывали об этом не все и мимоходом, чтобы не напугать | не вынудить отказаться от проведения операции. По поручению ЭйзеяЦ хаузра, ее подготовку курирует вице-президент Ричард Никсон. Связь с подразделением ЦРУ, занятым этим делом, поддерживает офицер 1 Роберт Э. Кушманн.

Все это происходит на фоне предвыборной кампании в США. 18 не ября 1960 года президентом США избирают Джона Ф. Кеннеди. Еще;

официального вступления на этот пост Кеннеди приглашает Даллеса и Биссела. Они докладывают о том, что намереваются предпринять на Кубе. Судя по всему, новый президент, представитель демократической партии, поначалу с сомнением отнесся к воинственным планам своих подчиненных. Однако спецслужбы США усиливают давление на президента и в конце концов уламывают его, гарантируя, что причастность США к вторжению останется в тайне.
План вторжения Кеннеди одобряет сразу после инаугурации, в январе 1961 года. При этом он особо подчеркивает, что ни при каких обстоятельствах власти США не должны быть скомпрометированы. И хотя происходит утечка информации, а в прессе появляются статьи о предстоящем вторжении с участием американцев, это уже |ре останавливает ни президента, ни его спецслужбы. ^
Биссел вначале планировал осуществить «гватемальский вариант» 1954 года — высадку воздушного десанта в районе Санта-Тривддад в сочетании со вспомогательным маневром партизан в Сьерра-дель^Эскам-брай. «Гусанос» должны были получить дополнительные самолеты с американскими пилотами.
В конце марта 1961 года место вторжения решено^изменить — теперь это залив Кочинос («Залив Свиней»). Это решение 10 апреля утверждается в Белом Доме. При этом Кеннеди, как и Эйзенхауэр до него, не учитывает возросшей силы кубинской контрразведки, только что лик-видировавшей шесть разведсетей противников Кастро, действовавших при поддержке ЦРУ, и добивающей партизан в горах Сьерра-дель-Эс-камбрай. • ••,'.'•!
Более или менее реально оценивая обстановку, Даллес и Биссел лро* сят у Кеннеди разрешения использовать для вторжения американские силы. Но президент принимает половинчатое решение: от вторжения не отказываться, но без участия американских войск. •• - ; ,
Операция недостаточно подготовлена как в военном, так и в пропа- -• гандистском отношении, не налажена связь между задействованными в ней структурами. И все же Кеннеди решительно дает «Добро» на ее про-ведение. .
Начинается все с малоэффективных бомбежек, затем происходит высадка наемников на Плайя-Хирон, в Заливе Свиней. Кубинцы отвечают моментально, скорее всего их контрразведка в курсе дела и подгот товила надежную ловушку для «гусанос». Американская сторона пребывает в полной растерянности. Известие о вторжении облетает весь мир и вызывает везде громкие протесты, пикеты у американских посольств, официальные демарши.
В Москве у американского посольства происходят два митинга. Ав* тор этих строк был участником -п(ервого, а о втором знает со- слов оче-видцев. Первый, организованный горкомом комсомола, прошел спокойно и даже как-то благодушно. Кто-то держал плакаты в поддержку Кубы, кто-то заученно выкрикивал лозунги. Все были рады солнечному дню и тому, что для участия в митинге их пораньше отпустили с работы' или занятий. Американцы и американки улыбались митингующим, стоя у
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

открытых окон посольства, махали руками, даже посылали воздушны? поцелуи...

Однако через несколько часов стихийно возник другой, редчайший для советских времен несанкционированный митинг (такие были разв что 9 мая 1945 года, а также 12 апреля 1961 года, в день полета Гагарий на). Толпа, собравшаяся у посольства, была искренне возмущена, жающе гудела. В здание полетели бутылки с чернилами — амерйкан уже не высовывались из окон. А когда толпа попыталась остановить пр езжавший мимо грузовик с кирпичами, в дело вмешалась милиция ребята из комсомольского оперативного отряда. Толпу оттеснили посольства, несколько человек задержали, но, вскоре отпустили.

Правительстщ) СССР выступило с резким осуждением действий С1 на Кубе. 19 апреля в час ночи Джон Кеннеди, учитывая сильное давле-^ ние со стороны Советского Союза, отказывается от предложения воен-* ных оказать десанту помощь с моря и с воздуха. Он принимает «сбалан! сированное» решение о том, что истребители США без опознавательнь знаков будут барражировать над полем боя для защиты бомбардировщи!| ков В-26 от авиации Кастро. Но все это оказывается лишним. Войск наемников разгромлено. Бригада 2506 потеряла 107 человек убитыми в том числе четверых американцев. 1200 «гусанос» были взяты в плен 1 пойещены в тюрьмы, откуда Кастро освободит их через 20 месяцев.

•''Первое крупное поражение ЦРУ привело к смене тактики и к кадре вым перестановкам. 27 сентября 1961 года Даллес был вынужден ур в отставку. Бисселу, которого Кеннеди намеревался назначить новым ди| ректором ЦРУ, приходится тоже уйти.

• Однако после провала попытки военного вмешательства не прекра| щаются попытки экономической и политической диверсии. Роберт Кен неди$ министр юстиции США, контролирует ход операции «Мангус которая, «в частности, должна вызвать паралич кубинской ЭКОНОМИКЕ вызываются сбои в производстве сахара. Для этого используются вр ные химические вещества, причем вину за это американцы пыта» возложить на советских представителей. Та же операция «Мангуст», ,| которой участвовали 400 сотрудников ЦРУ, должна была завершиться! ноябре 1961 года свержением Кастро. Предпринимаются и новые поп ки убийства вождя кубинской революции. В октябре 1962 года неумй лимый ход истории неизбежно подводит мир к грани ядерной катаст_ фы. =И только пйсле этой «вничью закончившейся партии» руководит лей двух великих держав Куба обретает относительный покой.

ПОКУШЕНИЯ НА ФИДЕЛЯ КАСТРО

После революции 1959 года на Кубе американский президент Эйзе* хауэр дал указание принять меры к свержению Кастро и установлен на острове режима, удобного и выгодного для США.

Сменивший Эйзенхауэра президент Кеннеди продолжил выполнен этой задачи. ЦРУ приступило к планированию антикубинских подрь ных акций, получивших кодовое название «Мангуст». Эти операцК

Лидер кубинской революции Фидель Кастро Рус
предусматривали убийство руководителя Кубинской революции Фиделя Кастро. В своей книге «30 лет ЦРУ» бывший директор этого ведомства Уильям Колби многое поведал о его деятельности.
Нас интересуют разделы, посвященные покушениям на Фиделя Кастро, которые есть смысл просто процитировать (пусть читатель извинит за длинные цитаты, но они настолько красноречивы, что нет смысла их пересказывать).
В приводимых отрывках Колби рассказывает о своих показаниях, данных им «комиссии Черча» — так называлась специальная следственная комиссия под председательством сенатора от штата Айдахо Фрэнка Черча, назначенная сенатом 21 января 1975 года. Не надо думать, что эта комиссия ставила своей целью разоблачить перед всем миром «семейные секреты» ЦРУ. Ее создание отражало ожесточенную внутриполитическую борьбу в США, с одной стороны, а с другой — стремление помочь ЦРУ спрятать концы в воду, скрыть самые скандальные секреты и выйти из ситуации с наименьшим ущербом. Итак, читаем Колби.
«Как ЦРУ планировало убийства глав иностранных государств.
21 мая 1975 года я впервые предстал перед комиссией Черча. Но едва я принес присягу, как оказалось, что все- наиболее разумные намерения комиссии позабыты. Адвокат комиссии Фредерик Шварц принялся «объяснять», что именно хотят узнать члены комиссии. Для этого он прочел мне целую серию определений, которые включали, помимо вопроса об участии ЦРУ в тех или иных заговорах, почти все наши полувоенные операции.
Хотя меня охватил гнев, который, признаюсь, подступил к горлу, я сумел сохранить спокойствие и ответил Шварцу, что считал бы более полезным рассказать комиссии о той роли, которую агентство сыграло в различных случаях, входящих в перечень «семейных секретов», или же тех, по поводу которых комиссия проявила свое намерение поставить нам вопросы, например об убийстве Нго Динь Дьема во Вьетнаме.
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

409

Комиссия Черна вела следствие об убийствах почти все лето, и ме* неоднократно вызывали для дачи показаний. Осенью она опубликов предварительный доклад по этому вопросу. Несмотря на резвость этот доклад подтвердил в основном то, что я говорил с самого начала.

Комиссия, например, заявила о своем убеждении в том, что ни од «иностранный руководитель не был убит по инициативе руководителе правительства Соединенных Штатов» (Кастро по-прежнему жив, а которые меры, принятые ЦРУ в отношении Лумумбы, не имели ниче| общего с его смертью). Однако американцы бесспорно участвовали'* заговорах или поощряли действия, которые повлекли за собой смер жертв этих заговоров (Трухильо, Дьем, чилийский генерал Шнейдер) бесспорно пытались убить Кастро^

В двух случаях — это касается Рафаэля Трухильо в Доминиканско Республике и Рене Шнейдера в Чили -т- доклад подтвердил, что Щ поставило оружие группам, которые были виновны в этих убийствах,: заключил, что это оружие не было использовано при их осуществлен* Он упоминал также о директивах, которыми Хелмс в 1972-м и 1973 году запретили ЦРУ участвовать впредь в деятельности такого род

Однако, вопреки этим позитивным аспектам, доклад меня далеко 1 удовлетворил. Я был вынужден решительно драться по особо важное пункту: об упоминании в заключительном разделе примерно тридцат имен. Я доказывал, что агенты, если бы их имена были названы, пс верглись бы риску репрессий и во всяком случае были бы опозорег хотя единственное их преступление — выполнение приказов руковс телей, отданных несколько лет тому назад

В конце концов комиссия позволила убедить себя, и примерно 1 цать имен из тридцати были вычеркнуты. Что касается десяти других,' речь шла о высокопоставленных деятелях агентства, которые не мог уклониться от ответственности, либо о людях, которых, признаюсь, бь трудно защищать, так как они принадлежали к мафии. Действитель некоторым работникам агентства пришла в голову отвратительная идея использовать против Кастро услуги мафии, которая сохранила ко* ты на Кубе и хотела бы избавиться от диктатора Гаваны. Как извес этот план провалился из-за нелепости его концепции, но он повлек собой всякого рода осложнения.

Мафия не славится своим идеализмом и революционным бескоры| тйем. ЦРУ, заинтересованному в ее услугах, неоднократно приходило вмешиваться, чтобы добиться прекращения судебного преследования • или иного бандита, дабы тот не выдал некоторые секреты. Поэток лишь вяло протестовал, когда комиссия отказалась выполнить мое • бование вычеркнуть все имена.

Забавно отметить, что сама комиссия прилагала тщетные усил* стремясь укрыть имя «интимной подруги президента Кеннеди», кото( была одновременно «интимной подругой» членов мафии, замеша в деле: ее звали Юдит Кемпбелл Экснер».

Вот, собственно, и все, что Колби счел нужным сообщить в ев книге по поводу самой позорной страницы в деятельности ЦРУ,

рой он отдал тридцать лет своей жизни и которой руководил в те бурные дни. Это понятно: ему, конечно, отнюдь не хотелось рассказать всю правду о том, что произошло, и даже о той частице фактов, какая была изложена в докладе комиссии Черча.
Надо сказать, что Черч, готовившийся в 1976 году выставить свою кандидатуру на пост президента (он попробовал определить свою популярность на первичных выборах, но, убедившись, что шансов маловато, вышел из соревнования с Картером), не щадил в тот период никого, добиваясь наибольшей сенсационности в своих расследованиях.
Именно поэтому, не дожидаясь окончания работы комиссии, Черч обнародовал 20 ноября 1975 года свой предварительный доклад, о котором столь кратко упоминает нынче Колби. Ну что ж, я охотно восполню этот пробел. Доклад Черча лежит сейчас передо мною. Он носит поистине взрывоопасный заголовок: «Обвинения в заговорах с целью убийства деятелей иностранных государств».
Отметив, что комиссия собрала обширные материалы, включающие восемь тысяч страниц показаний, данных под присягой семьюдесятью пятью свидетелями на протяжении шестидесяти дней слушаний и в ходе многочисленных бесед, проведенных сотрудниками ее (комиссии) аппарата, авторы доклада выразили все же огорчение, что им далеко не полностью удалось вскрыть допущенные злоупотребления.
«К сожалению, — говорится в докладе, — рабочие материалы, имв"-ющие отношение к этому расследованию, были уничтожены после составления доклада о заговорах с целью убийства Кастро, Трухильо и Нго Динь Дьема по указанию тогдашнего директора ЦРУ Ричарда Хелмса. Эти заметки были уничтожены, учитывая деликатность их характера... Некоторая двусмысленность свидетельств проистекает из постоянного стремления ЦРУ скрыть свои секретные операции от мировой общественности и проводить их таким образом, чтобы в случае раскрытия можно было правдоподобно отрицать роль Соединенных Штатов. Применение метода правдоподобного отрицания привело к тому, что переписка между ЦРУ и высокопоставленными деятелями правительства часто носила завуалированный и недостаточно конкретный характер».
И далее:
«Комиссия пришла к выводу, что система административного командования и управления была настолько двусмысленной, что трудно с уверенностью говорить о том, на каких уровнях было известно о попытках убийства и на каких уровнях эти заговоры были санкционированы. Эта ситуация наводит на малоприятную мысль о том, что сотрудники государственных учреждений Соединенных Штатов, возможно, принимали участие в организации заговоров с целью убийства даже в условиях, когда не было исчерпывающе ясно, что президенты недвусмысленно санкционируют эти заговоры. Возможно также, что был успешно использован метод «правдоподобного отмежевания», когда президент давал свое согласие, но теперь этот факт невозможно твердо установить. Независимо от того, знал ли каждый из соответствующих президентов об этих заго-
410

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСШ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

411

ворах или санкционировал их как глава исполнительной власти в Сс ненных Штатах, все они должны нести в конечном итоге ответственнс за действия своих подчиненных».

И еще:

«Тайные операции представляют собой вид деятельности, который рассчитан на содействие достижению внешнеполитических целей страны, которая к ним прибегает, и на их сокрытие, чтобы позволить: стране правдоподобно отмежеваться от ответственности за них. Закс 1947 года о национальной безопасности, на основании которого бь создано Центральное разведывательное управление, не давал особог разрешения на проведение тайных операций. Он, однако, предусматри вал создание Совета национальной безопасности и уполномочивал ег руководить ЦРУ с целью «выполнения таких других функций и обяза» ностей, связанных с проведением разведывательных операций, затраг вающих национальную безопасность страны, которые Совет национал! ной безопасности может время от времени ему поручать». На своем пе| вом заседании в декабре 1947 года Совет национальной безопаснс принял совершенно секретную директиву, которая уполномочивала Ц! на проведение тайных операций. В этой директиве Совет«ациональнс безопасности поручал ЦРУ противостоять «международному крммуни^ му», способствовать его ослаблению и дискредитировать его повсюд мире методами, которые находятся в соответствии с внешней и военнс политикой Соединенных Штатов. Он также предложил ЦРУ пристуга к проведению тайных операций для достижения этой цели и определ их как тайную деятельность, имеющую отношение к пропаганде, эк комической войне, политическим действиям (включая диверсии, разр| шения и помощь движениям сопротивления), и все другие виды дея ности, совместимые с предписаниями этой директивы. В 1962 году гла ный юрисконсульт ЦРУ высказал мнение, что деятельность управлеш* не связана никакими ограничениями...»

Так что же, выходит, что организация заговоров с целью убийс деятелей иностранных государств — дело вроде вполне законное, ко скоро она осуществляется в соответствии с директивой Совета национа ной безопасности США?

Сделав столь многозначительную оговорку, авторы доклада, одна подчеркнули, что они, собрав достаточно фактических данных, позв ляющих со всей определенностью утверждать, что ЦРУ было непоср ственно замешано в подготовке и проведении террористических ак против целого ряда глав иностранных государств, пришли к выводу:' кая практика'— нехорошее дело.

Для большей точности приведу несколько выдержек из раздела до лада комиссии Черча, озаглавленного «Краткие выводы и заключен относительно заговоров». Вот что там написано.

«Комиссия расследовала обвинения в причастности Соединен! Штатов к заговорам с целью убийства в пяти зарубежных странах:

Страна

Куба

Конго(Заир)

Доминиканская Республика

Чили

Южный Вьетнам

Деятель

Фидель Кастро Патрис Лумумба Рафаэль Трухильо генерал Рене Шнейдер Нго Динь Дьем

Фактическую сторону каждого из обвинений в убийстве можно краткр изложить следующим образом:
...Фидель Кастро (Куба). Сотрудники ведомств правительствд США организовывали заговоры с целью убийства Кастро с 1^60 по 1965 год. В этих заговорах были использованы представители американского пре^-ступного мира и кубинцы, враждебно относившиеся к Кастро, которым США предоставили материальную поддержку и которыхони поощряли...
...Служба физической ликвидации (Карательная служба). Помимо этих пяти дел, комиссия получила в свое распоряжение материалы, показывающие, что высокопоставленные сотрудники правительства обсуждали и, возможно, санкционировали создание в ЦРУ Службы физической ликвидации.
Элементы сходства и различия в заговорах. Все заговоры с целью убийства были организованы в странах «третьего мира», большинство из которых сравнительно невелико, и ни одна из них не обладала политическим или военным могуществом... Случаи с Кастро и Лумумбой могут служить примерами заговоров, которые были задуманы сотрудниками государственных учреждении США с целью убийства иностранных деятелей..»
Раздел доклада «Планирование убийств и заговоры с целью убийства* тоже очень интересен. Вот выдержки из него. >
«Куба... Заговоры с целью убийства. Мы обнаружили конкретные свидетельства существования по меньшей мер восьми заговоров с>участаем ЦРУ с целью убийства Фиделя Кастро в период с 1960 по 1965 год. Хотя некоторые из заговоров не пошли дальше планирования и подготовки, один из них, предполагавший использование услуг представителей преступного мира, как стало известно, дважды доходил до этапа отправки на Кубу отравленных таблеток, равно как и групп дл» совершениянпо-кушения. Другой заговор был связан с предоставлением оружия и прочих средств умерщвления кубинскому диссиденту. Предлагавшиеся; средства умерщвления носили самый разнообразный характер, начиная от специальных винтовок и отравленных таблеток и кончая отравленными пишущими ручками, смертоносным бактериологическим порошком и другими изощреннейшими средствами.
По случайному совпадению сущн из этих заговоров начал рсуществ-ляться 22 ноября 1963 года, в тот самый день, когда в Далласе был убит президент Кеннеди. В этот день сотрудник ЦРУ передал отравленную шариковую ручку кубинцу для использования против Фиделя Кастро во время встречи эмиссара президента Кеннеди с Кастро для выяснения возможности улучшения отношений между двумя странами.
412

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЩ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

413

Но работа против Кастро началась не с покушений на его жиз* С марта по конец августа 1960 года, в последний год президентства Эй зенхауэра, ЦРУ рассматривало планы подрыва той широкой популярнс сти, которой пользовался Фидель Кастро.

Заговор с целью организации несчастного случая. Первое, наскольк известно комиссии Черна, решение ЦРУ организовать покушение одного из кубинских деятелей было принято в 1960 году. Кубинец, торый добровольно предложил оказать помощь в сборе разведывател! ных сведений, сообщил сотруднику ЦРУ в Гаване, с которым поддера вал контакты, что ему, вероятно, удастся встретиться с Раулем Кае

Телеграмма из гаванской реэидентуры поступила в ЦРУ ночь'| 20 июля. Дежурный офицер, который был вызван в штаб ЦРУ из дом| связался с Трейси Барнсом, заместителем Ричарда Биссела, замес ля Начальника Отдела планирования ЦРУ, который возглавлял в то вр •мй елужбу секретных операций. Дежурный офицер связался также * Дж. С. Кингом, начальником отдела Западного полушария в управлек планирования.

Получив от йих инструкции, он рано утром 21 июля направил в 1 «анскую резидентуру телеграмму, в которой говорилось: «Возможно 'устранения трехшысших фамилий серьезно обсуждается в Центре». В летрамме спрашивалось, достаточно ли решительно настроен этот куб* нец против правительства Кастро, чтобы пойти на опасность, котор чревата «организация несчастного случая», в результате которого пс радал бы Рауль Кастро. Резидентуре рекомендовалось -«на свое усмс ние установить контакт с объектом, чтобы выяснить его готовность I трудничать и его соображения относительно деталей». Затем было решено уплатить ему тысячу долларов «после успешного завершен! операции», но предлагалось ничего не платить заранее, поскольку : кубинец может оказаться агентом-двойником.

Использование представителей преступного мира. Первоначальный 1 В августе 1960 года ЦРУ приняло меры, чтобы привлечь представи лей преступного мира, связанных с игорным синдикатом, для испол зования в покушении на Кастро. Кто первый предложил этот план || трудно установить,

Биссел в своих показаниях заявил: «Я помню беседу, которая, как 1 кажется, состоялась в начале осени или в конце лета между мною и пс ковником Эдвардом (начальником отдела безопасности), и я ему припоминаю, что раньше я беседовал с полковником Дж. С. Кинг начальником отдела Западного полушария, и в обеих этих беседах шла о возможности ликвидации Кастро, если бы на этот счет было ] нято решение.

Много времени спустя после опубликования доклада комиссии Че ча, бывший начальник ЦРУ Колби писал, сколь он «решительно др ся» с членами комиссии, добиваясь, чтобы в доклад не были включе! фамилии агентов и сотрудников ЦРУ, готовивших заговоры с це убийства иностранных лидеров. Его беспокоило, как бы эти агенты • подверглись преследованиям.

Опубликование доклада комиссии Черча вызвало в США впечатление разорвавшейся бомбы. Газета «Нью-Йорк тайме» 22 ноября 1975 года в редакционной статье под заголовком «Кровавая дипломатия и больше, чем убийство» писала:
«Объемистый, составленный представителями обеих партий доклад специальной сенатской комиссии о тайных заговорах Центрального разведывательного управления против руководителей иностранных госу-дарств устраняет всякие сомнения в том, что этот орган американского правительства был причастен к непростительным по любым нормам международной морали и дипломатии действиям, которые отныне долг жны быть исключены из операций разведки. >
Вина за преступные действия, разоблаченные в этом докладе^ ее может быть возложена на какое-то одно правительство или на какую-то одну политическую партию. Заговоры против руководителей Доминиканской Республики, Конго, Кубы, Южного Вьетнама и Чили охватывают более чем десятилетний период и четыре президентства. Их общим знаменателем было существование аморального тайного аппарата, который действовал с полного ведома высшего руководства ЦРУ. Когда эти участники заговоров и убийств пускали в ход смертоносное оружие,пим никогда не давали ни малейшего повода сомневаться в том, что они пользуются поддержкой высших инстанций в ЦРУ и за его пределами.
После всех этих процессов уже не так важно, что сами убийства, как^ утверждает ЦРУ, не могут быть приписаны прямым действиям этого управления. Даже если курок нажимали местные диссиденты, даощре-ние и поддержка, оказанные подобным политическим убийствам американскими агентами, недвусмысленно говорят о причастности Соединенных Штатов и подрывают их моральный авторитет в международных делах. Бессмысленно заявлять, что оружие, переданное членам некоей военной хунты, в Чили предназначалось только для похищения, а не для убийства генерала Шнейдера, Передача оружия группе политических убийц означает причастность к убийству.
Американские должностные лица, организовавшие союз между ЦРУ и мафией, виновны и в подрыве кампании федерального правительства против организованной преступности. Нельзя представить себе, будто те, кто использует представителей преступного мира в качестве наемных убийц для разведопераций за границей, не понимают, что подобная практика дает высшему командованию мафии в самих Соединенных Штатах своего рода защиту от преследований за внутренние операции...» ,
Теперь же, чтобы отрешиться от словопрений и недоговоренностей сенатской комиссии и господина Колби, посмотрим, какие же в действительности меры предпринимали американские спецслужбы против Ф. Кастро. . I
Итак, какими же методами собирались избавиться от Фиделя Кастро? Среди них были и реальные, и самые экзотические,
В отделе технических служб ЦРУ обсуждалось предложение проникнуть в радиостудию за несколько минут до начала выступления там Кастро и опрыскать ее ядохимикатом, сходным с наркотиком ЛСД. Замы-
414

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЮ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

41$

сел состоял в том, чтобы Кастро неумышленно вдохнул пары этого пр парата и, вместо того чтобы произнести захватывающую слушателей 1 стал бы, как невменяемый, выкрикивать отдельные бессвязные и невь ные фразы...

...Затем возникла идея о дезориентации поведения Кастро с помои пропитки специальными веществами сигар его излюбленного сорта. I предложение было сочтено более реальным. Затем обсуждалась пробле ма доставки Кастро ящика с отравленными сигарами... ;|

Третье предложение было самым нелепым изо всех: ЦРУ реш! лишить Кастро его бороды. Операция началась, когда ЦРУ стало изв тно, что Кастро собирается совершить зарубежную поездку и таким > разом становится более уязвимым, нежели в своей тщательно охраняй мой стране. Общеизвестным средством для удаления волос являются ( таллия при нанесении их на кожу человека. Это не сложно, решили нировщики из ЦРУ. Останавливаясь в гостиницах во время поездки границу, Кастро, естественно, на ночь выставлял свою обувь в кориде для чистки. ЦРУ оставалось лишь положить в эту обувь соли таллия, поездка была отменена, и задумка ЦРУ провалилась. Не получились] предыдущие попытки. ,

Но позже ЦРУ вернулось к идее отравленных сигар, решив вме «дурящего» заложить в них смертельный яд. Ящик таких сигар был готовлен и передан человеку, который якобы имел доступ к Кастро, что случилось с этим человеком и с ящиком — неизвестно. Кастро пострадал.

После этого ЦРУ обратилось за помощью к мафии. Известный в С1 мафиози Россели взялся организовать убийство с помощью яда че( кубинца, работающего в ресторане, куда часто ходил Кастро. Но и попытка, имевшая место в марте 1961 года, не удалась, так как Кае стал ходить в другой ресторан.

Вскоре произошло неудачное вторжение на Кубу в Заливе Сви* (Кочйнос). После этого предпринимались новые попытки устранен Кастро. Предоставим слово американскому публицисту Фримэнтлу:

«Одна из идей относительно свержения Кастро заключалась в том,' бы распространить по всей Кубе слух, что вот-вот предстоит второе 1 шествие Христа,1 и Христос должен биться с Антихристом — Кастро. УК зывалась конкретная дата пришествия, и в этот день американская водная лодка должна была всплыть и начать рассеивать звезды в озна нование пришествия Христа. Идея состояла в том, что кубинцы до бьми восстать против своего руководителя. Но эта идея так никогда и) была испробована, ровно как и другая — операция «Баунти», которая: лючаяась в том, чтобы разбросать над островом листовки с предложен ем уплатить пять тысяч долларов за убийство осведомителя, сто тысяч* за убийство чиновника и два цента — за Кастро. Это называлось «ог цией на унижение». Подобных идей было еще тридцать три».

После ракетного кризиса 1962 года (советско-американский конфлн в связи с размещением советских ракет на Кубе) ЦРУ вернулось к! убийства Кастро.

К этому времени руководителем спецгруппы ЦРУ стал Демонд Фиц-джеральд. Он знал, что Кастро любит подводное плавание, и учел это в поисках нового способа расправиться с ним. По его указанию был приобретен костюм для подводного плавания и начаты работы с целью пропитать этот костюм болезнетворными бактериями, чтобы потом заразить Кастро. Был найден ядовитый грибок, а для надежности дыхательное устройство заразили туберкулезными палочками. Намеревались передать этот «подарок» Фиделю Кастро через адвоката Донована, который ничего не знал о его вредоносности. Но Донован и сорвал этот план, так как купил и подарил Кастро другой, вполне нормальный костюм.
По распоряжению Фицджеральда начинили взрывчатым веществом морскую раковину, настолько красивую, что она не могла не привлечь внимания Кастро. Ее намеревались подложить там, где обычно плавил Кастро, но отказались от этой идеи, так как не было уверенности, что ее не подберет кто-нибудь другой. ' '
Стали рассматривать новый вариант — использование- агента ЦРУ, майора кубинской армии Кубела. Он был старым террористом. Кастро считал его своим другом, и он имел доступ в кабинет Фиделя. К тому же Кубела считал, что именно он достоин занять место Кастро. Фицд-жеральд лично встретился с Кубелой, и тот попросил прислать ему винтовку с оптическим прицелом. Винтовка была доставлена на Кубу в марте
1964 года, вторая — через три месяца. Но хвастовство Кубелы, повышенное мнение о своей особе вызвали сомнение в том, что он именно тот человек, на которого делают ставку, и связь с ним была прекращена в
1965 году.
Были и другие попытки убить Фиделя Кастро. Одну из них должна была осуществить некая Марита Лоренц, в то время двадцатилетняя черноволосая красавица, «роковая женщина». Ее жизнь была полна удивительных событий и приключений. В семь лет она, живя тогда с матерью в Германии, была изнасилована американским солдатом и на всю жизнь затаила ненависть к мужчинам. Впоследствии (уже после встречи с Ка,-стро) она стала любовницей венесуэльского генералиссимуса Маркоса Переса Хименеса, уличенного в краже из государственной казны 13 млн долларов. Она была тайным осведомителем ЦРУ; входила в группу боевиков, которая готовилась к высадке в заливе Кочйнос для свержения режима Кастро. Была попутчицей, скорее невольной, Ли Харви Освальда, когда тот отправился в Даллас. Тогда же она познакомилась и с будущим убийцей Освальда, гангстером Джеком Руби. Вс& это Марита Лоренц описала в своих воспоминаниях.
28 февраля 1959 года в Гавану прибыл совершавший круиз пароход «Берлин», капитаном которого был отец Мариты, взявший ее с собой в этот рейс. Тогда же произошла ее первая встреча с команданте Фиделем Кастро, перешедшая в бурный роман. Вернувшись в Нью-Йорк, Марита каждый день говорила с Фиделем по телефону, а затем он прислал за ней свой самолет. Марита семь месяцев прожила в отеле «Свободная Гавана» и была счастлива. В одном из отчетов госдепартамента
416

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛ1

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

417

ее именовали «первая леди Кубы». Она забеременела при первом свидании и, по некоторым версиям, якобы родила мальчика (видю недоношенного), которого у нее отняли, а ее саму выслали с Ку( С этого времени ее безумная любовь к Кастро сменилась столь же зумной ненавистью.

В ее жизнь входит Фрэнк Стреджис, агент ЦРУ, бывший ганпл когда-то воевавший вместе с Кастро в горах Сьерра-Маэстра. Фрэнк, I приятели и ее мать стали активно внушать Маряте, что Кастро и кс мунизм олицетворяют абсолютное зло. Мать Мариты направила Фщ лю злобное письмо, в котором обвиняла его в том, что он изнасилоБ. ее несовершеннолетнюю дочь. Копии письма ушли президенту США* Папе Римскому.

Мариту зачислили в штат ЦРУ «агентом по контракту». Первое ручение — внедриться в нью-йоркское отделение организации «Дш ние 26 июля» и докладывать обр всех ее членах. Она стала также ,. ном сверхсекретного подразделения ЦРУ «Операция 40» и получила > рьезное задание: убить Кастро. 4 декабря 1959 года Марита Лоренц несла короткий визит в Гавану якобы для устройства личных дел, а ( тически — чтобы узнать, примет ли ее Фидель.

Несколько недель спустя она вернулась на Кубу соответствую^,, образом экипированная. У нее были две ампулы с токсином бутулизи которые нужно было незаметно раздавить Фиделю в стакан.

«Но в тот момент, когда я увидела в иллюминатор очертания Гаь, ны, — пишет Марита Лоренц в своих воспоминаниях, — я поняла, ч! не смогу этого сделать. Ампулы я выкинула в море».

Когда она встретилась с Кастро, он спросил:

— Ты приехала, чтобы убить меня?

Она отрицала. Тогда он протянул ей пистолет и произнес фразу, казавшуюся ей пророческой:

— Ты не можешь убить меня. Никто не может убить меня! Марита молча вернула пистолет Фиделю. Существует и еще ол

история, связанная с покушением на Кастро. Но ее главное действ щее лицо более знаменито, чем скромная труженица кинжала и Марита Лоренц. И покушение носило не смертельный, а, так сказ «идеологический» характер. Детали этой операции, к сожалению, обнародованы. Известны лишь сенсационные сообщения американец прессы, распространенные в 1997 году. В них говорилось, что голлив екая богиня Мерилин Монро оказала важную услугу президенту СЬ Джону Ф. Кеннеди (кстати, своему любовнику), согласившись встуга в любовные отношения с Фиделем Кастро, с тем чтобы попытаться дить его отказаться от сотрудничества с СССР в период «холодной ] ны». В общении с Кастро Мерилин делала вид, что утратила веру в 1 риканскую демократию и всерьез заинтересовалась коммунистическ идеями. По поводу ее скоропостижной кончины Фидель якобы с* «Мерилин умерла героиней».

ТЕМНОЙ НОЧЬЮ В МОНТЕВИДЕО

Разведки всех стран охотятся за шифрами и кодами своих противников, партнеров, а иногда и союзников. В Соединенных Штатах этим занимается Агентство национальной безопасности (АНБ). Помощь ему оказывает ЦРУ как путем приобретения агентуры из числа шифровальщиков, так и используя специалистов, осуществляющих поиск радиочастот, на которых поддерживается связь между посольствами иностранных государств и их столицами. Перехваченная при этом шифрованная радиограмма переправляется в АНБ, где проводится ее дешифровка.

Но и в самом ЦРУ длительное время существовал отдел «Д», который занимался координацией работы по ведению радиоразведки. Именно в сферу его обязанностей входила установка технических устройств в иностранных посольствах, позволяющих перехватывать шифропереписку и дешифровывать ее.

Бывший сотрудник ЦРУ Ф. Эйджи, который участвовал в одной из таких операций совместно с отделом «Д», подробно описал ее в своих воспоминаниях. Пересказывать ее не имеет смысла, предоставим слово самому Ф. Эйджи;

«25 февраля 1966 года, Монтевидео. Моя небольшая техническая операция, направленная на раскрытие кодов посольства Объединенной Арабской Республики (ОАР), начинает занимать у меня основное рабочее время. Два технических специалиста из отдела «Д» — Дональд Шредер и Элвин Бенефилд — находились здесь более недели, разрабатывая планы технической операции, а мне приходилось водить их из магазина в магазин, чтобы купить различные виды специального клея, маскиро-

Специальное снаряжение: оружие, средства связи, фиктивные документы
418

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

{ОЛОДНАЯ ВОЙНА

419

вочные ленты и прочие редкие вещи. В конце прошлого года один них приезжал сюда на короткое время, и по'его просьбе я посылал иь лектора электрокомпании, нашего агента, в египетское посольство, произвести там осмотр комнат и служебных помещений. В результа этого визита теперь нет никаких сомнений относительно местонахоа дения Шифровальной комнаты — она находится как раз над кабине Фрэнка Стюарта, директора уругвайского отделения Агентства5 меа народного развития.

Некоторое время назад Стюарт получил от своего руководства в шингтоне указание оказывать всяческое содействие работникам резиде туры в Монтевидео, хотя он, очевидно, точно не знает, что в данне случае предпринимается. Он просто обеспокоен тем, чтобы какой-н* будь тяжелый инструмент не рухнул на его стол с потолка сквозь звуке! непроницаемую обшивку его служебного кабинета. Я попросил у нее ключи от служебных помещений и договорился, чтобы он отправил куп нибудь сторожа на тот вечер, когда мы через несколько дней придем туд для установки наших устройств.

Устройство состоит из двух специальных контактных микрофоне (улавливающих непосредственные вибрации, а не вибрации воздуха, 1 это свойственнб обычным микрофонам), соединенных с миниатюрвд ми радиопередатчиками, питаемыми батарейками. Техники прикрег устройства к потолку как можно ближе к тому месту, где находится I шифровальщика египетского посольства. Из моего посольского кабине и из кабинета отделения Агентства международного развития мы буде записывать сигналы колебаний, которые зафиксируют контактные ми» рофоны и которые затем передадут радиопередатчики.

Посольство ОАР пользуется изготовленной в Швейцарии портати ной шифровальной машиной, которая напоминает комбинацию из пии щей машинки и арифмометра. В машине имеется множество дисков которые специально устанавливаются каждые два-три месяца. Для чтобы зашифровать секретное донесение, шифровальщик печатает этой машине донесение открытым текстом по группам из пяти бук Каждый раз, отпечатав пять букв, он нажимает на рычажок, которь приводит в движение диски. Когда диски останавливаются, появиви еся перепуганные буквы и представляют собой зашифрованную груш из пяти букв. Когда таким образом будет отпечатан весь текст, получе* ный набор букв явится зашифрованным донесением, которое переда в Каир коммерческим телеграфом.

АНБ оказалось не в состоянии «расколоть» эту систему шифрован» математически, однако располагает эффектным способом дешифровк с помощью чувствительных приборов удается зафиксировать вибрацк шифровальной машины в моменты, когда вращающиеся диски щел ют при остановках. Запись вибрации обрабатывается на электроннь машинах, которые показывают положение дисков при зашифрован» текста. Найденное положение дисков вводится в идентичную машш затем в нее закладывается перехваченный на телеграфе текст, и маш» выдает дешифрованный текст шифрованного донесения. Хотя швейцар

екая фирма при продаже таких машин подчеркивает необходимость использования их только в специально оборудованных звуконепроницаемых помещениях со столами, покрытыми пористой резиной, мы надеемся, что в данном конкретном случае шифровальщик окажется неосторожным и не будет соблюдать эти указания. Если нам удастся выяснить положение дисков во время печатания на этой машине здесь, в Монтевидео, то АНБ получит возможность читать зашифрованную переписку не только посольства ОАР в Монтевидео, но и ряда других египетских посольств, в том числе в Лондоне и Москве, что и побудило штаб-квартиру ускорить эту операцию. Если этот прием окажется успешным, мы будем записывать вибрацию машины каждый раз после смены в ней положения дисков. Зная содержание секретной переписки ОАР, политики в Вашингтоне будут в состоянии предвидеть вероятные дипломатические и военные шаги ОАР, а также точно знать реакцию ОАР на ту или иную инициативу США.
Через день-два все техническое оснащение у наших специалистов будет готово. Мы будем действовать в соответствии со следующим планом: около 9 часов вечера мы поедем на автомашине вверх по Парагвайской улице и войдем в помещение уругвайского отделения Агентства международного развития через парадную дверь, которую откроем ключами, переданными нам Стюартом. Осмотревшись, я поставлю машину поблизости на случай необходимости срочно покинуть здание и этот район вообще. Пока техники будут устанавливать устройство, я вернусь в свой кабинет в нашем посольстве и буду наблюдать из окна за входами в египетское посольство и в помещение агентства. Связь между нами будет поддерживаться с помощью портативных радиостанций. Риск в этой операции небольшой, а результаты должны быть значительными.
1 марта 1966 года, Монтевидео. Установка технических средств под полом шифровальной комнаты египетского посольства со стороны потолка из нижнего помещения заняла почти всю ночь. Нельзя было допустить, чтобы аппаратура рухнула на стол Стюарта. Поэтому техники не пожалели времени и сделали все надежно. Мы уже производим записи вибраций шифровальной машины, а проверив их на нашем узле связи, техники выразили уверенность, что аппаратура будет функционировать нормально. Мы отправили записи дипломатической почтой в штаб-квартиру для передачи их в АНБ и скоро узнаем результаты. Микрофоны отличаются исключительной чувствительностью и фиксируют любые вибрации в этом 12-этажном здании: скрип структурных деталей дома, шум спускаемой воды в туалете, движение лифта.
12 марта 1966 года, Монтевидео. Штаб-квартира сообщила, что с помощью наших записей АНБ способно определить положение дисков в шифровальной машине египетского посольства. Мы оставим все приборы на месте, а когда египтяне изменят положение дисков, я проведу в своем кабинете несколько записей вибрации во время работы египетского шифровальщика и отправлю их дипломатической почтой в штаб-квартиру. Наконец я освободился от этих двух друзей из отдела «Д». Один уезжает в Африку для проведения аналогичной операции против недав-
420 100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛЗ

но открытой миссии коммунистического Китая, а другой отправится Мехико, где он уже в течение некоторого времени готовит операции, целью раскрыть систему кодирования, используемую французами...»;

ДОКУМЕНТЫ ИЗ СЕЙФОВ НАТО

Данная публикация основывается только на сведениях, почерпь., „ из иностранной прессы, которая, в свою очередь, извлекла их из мат риалов судебного дела.

Судя по этим сведениям, события развивались следующим обрао. Однажды, это было в 1953 году, через контрольный пункт «Чек-по* Чарли» из Западного Берлина в< Восточный въехала машина с америка ским, номером. В ней сидели двое —армейский сержант Роберт Ли Джо сон и его невеста Хеди, прошлое которой, да и настоящее (как впосле ствии выяснилось) было довольно неприглядным. Джонсон обратилс первому же .встречному советскому офицеру с просьбой о предоставлен^ ему и его невесте политического убежища. Их попросили обождать в га! мещении комендатуры. Вскоре туда прибыл представитель советской р ведслужбы. Сержант объяснил, что его просьба вызвана ссорой с начал ством, которому он хочет насолить таким образом. Беседа длилась долг В результате сотрудник КГБ уговорил Джонсона вернуться назад, чтоС свести счеты с начальством более эффективным образом, а заодно и получать вторую зарплату от советской спецслужбы. Джонсон согласился. Он вернулся в свою часть и вскоре завербовал для работы на КГБ еще одного американского сержанта, своего приятеля, гомосексуалиста Джеймса Алле-на Миткенбау. Их разведывательные возможности были невелики, и в течение трех лет они снабжали советскую разведку третьестепенной информацией.

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

421

«За семью печатями»...

При этом Миткенбау проявлял себя лучше, его взял на личную связь сотрудник КГБ, а затем его якобы перебросили в Москву, где он прошел специальную подготовку.
В 1956 году Джонсон, видимо решив, что он уже достаточно отомстил начальству, отказался от сотрудничества с КГБ, уволился из армии и вместе с Хеди отправился в Лас-Вегас, легкомысленно рассчитывая выиграть в казино огромные деньги, а заодно стать знаменитым писателем. Но его мечте не суждено было осуществиться. С горя он запил, а средства к жизни стала добывать Хеди, торгуя своим телом. К концу 1956 года она заболела, и Джонсон совсем разорился.
В январе 1957 года в трейлер, где они жили, неожиданно явился Миткенбау. Он принес 500-долларовый подарок от КГБ и предложение о возобновлении сотрудничества.
Разведка хотела, чтобы Джонсон завербовался в ВВС США и снабжал ее данными о развертывании ракет. Но ВВС не пожелали заключить с ним контракт, и Джонсон обратился в сухопутные войска. Там о его прошлом ничего не знали и заключили с ним контракт. В течение двух лет он работал охранником ракетных установок в Калифорнии и Техасе и передавал через Миткенбау фотографии, документы, планы, а как-то раз даже образец ракетного топлива.
В конце 1959 года Джонсон был переведен на армейскую базу США во Франции, а в 1961 году его назначили охранником центра фельдъегерской связи в аэропорту Орли. Центр занимался хранением и рассылкой секретных документов, шифровальных систем и ключей к ним, а также оборудования — между Вашингтоном, НАТО, американским командованием в Европе и Шестым флотом США. Среди документов были оперативные и мобилизационные планы США и их партнеров по НАТО. Второсортный агент Джонсон приобрел потенциальные возможности источника ценнейшей информации. Но их требовалось реализовать.
Помещение центра фельдъегерской связи находилось в железобетонном здании без окон. Войти туда можно было через комнату, где сотрудники регистрировали почту. Через две-стальные двери можно было пройти в помещение, где стоял огромный стальной сейф.с главными секретами. Первая из этих дверей запиралась массивной стальной перекладиной, на концах которой были кодовые замки. Вторая же запиралась сложным замком. ^
Чтобы добраться до сейфа, нужно было знать комбинации цифр кодовых замков к перекладине и обладать ключом ко второй двери. Но нужно было проникнуть в сейф, хотя задача эта была почти неразрешимой, тем более что по инструкции при открывании сейфа должен был присутствовать сотрудник охраны, а второй в это время должен находиться в помещении, где обрабатывалась почта.
Однако Джонсоном овладел- азарт охотника. Ради достижения цели он бросил пить, стал прилежнейшим работником, и его из охранников перевели в делопроизводители, которые — по долгу службы — поочередно по выходным дням дежурили на объекте. Этим и воспользовался Джонсон. В одно из своих дежурств в корзине для мусора он подобрал
422

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦС

листок с номером кодового замка, который, не надеясь на память, записал один из офицеров. Код второго замка он выяснил с помощью,! портативного рентгеновского аппарата. Затем сделал восковые слепки с| замка второй двери и сейфа.

Во время очередного дежурства, в ночь на воскресенье 15 декабря! 1961 года, Джонсон смог впервые проникнуть^ сейф. Трудно сказать,! что он испытывал в этот момент: радость от достигнутого, страх перед| возможным возмездием, чувство вины перед родиной? Во всяком случае, он туго набил сумку пакетами с шифровальными материалами и сект! ретными документами, благополучно вышел из центра, сел в машину и! на пустынной дороге возле аэропорта Орли встретился со связником. Пе-< редав ему документы, тут же вернулся на свой пост. Связник помчался к зданию срветского посольства в Париже, где бригада специалистов сняла печати с пакетов, перефотографировала документы и вновь запе^ чатала пакеты. Связник снова направился к аэропорту Орли и, встретив^ шись с Джонсоном, вернул ему сумку, а тот благополучно уложил доку-» менты в сейф. В шесть утра он сменился с дежурства и отправился до-1 мой. По дороге задержался возле заранее условленной телефонной ки, где оставил пустую пачку из-под сигарет с нарисованным на ней крестом, что означало успешное завершение операции.

По данным иностранной прессы, операция с самого начала прово-1 дилась с личной санкции Хрущева, который в 1962 году через связного! якобы передал Джонсону личное поздравление и 2000 долларов, на ко-| торые Джонсон может погулять в казино. Было ли это на самом деле, ил» является измышлением досужих газетчиков, неизвестно.

Всего удалось провести семь аналогичных успешных операций, и лишь| одна из них чуть не закончилась провалом. Джонсон уснул и опоздал ] второе свидание со связником. Тот, не застав агента на месте встречи,! отправился к пункту фельдъегерской связи и положил сумку с докумен-| тами в машину Джонсона. Проснувшись всего за 15 минут до смены; Джонсон, не зная, что делать, поспешил к машине. Возможно, ему голову пришла мысль куда-то бежать. Но вдруг увидел на сидении свои сумку. Он моментально вернулся на свой пост, вернул документы в сей(] и успел закрыть все замки за минуту до прихода сменщика.

Видимо это событие вынудило советских разведчиков приостановит связь с Джонсоном. Как раз в это время он был переведен на работу ; США. «На память» о нем среди пересланных им документов остались подробные описания шифровальных систем США, данные о размеще-| нии американских ядерных боеголовок в Европе, наступательные и обо| ронительные планы НАТО.

Джонсон начал мирную жизнь с Хеди, у которой все ярче стали прот являться признаки помешательства — следствие бурной молодости. Од-« нажды она пригрозила мужу, что разоблачит его как советского агент Зная необузданный характер жены, Джонсон решил скрыться. К ег розыску подключилось ФБР, в частности потому, что он находился нф] подозрении на основании информации, переданной бежавшим в С1 бывшим сотрудником КГБ Юрием Носенко.

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

423

Вызванная на допрос Хеди подтвердила эту информацию, дополнив ее показаниями против друга своего мужа, Джеймса Миткенбау.
В 1964 году Джонсон добровольно явился в полицию, был арестован, во всем признался и дал развернутые показания. Был арестован и Миткенбау. Оба они были признаны виновными и приговорены к 25 годам лишения свободы.
По поводу осужденных Пентагон сделал заявление, в котором, в частности, говорилось: «Невозможно точно определить причиненный нам ущерб. Некоторые потери непоправимы и не поддаются оценке... Не раскрой мы это дело, то потери вполне могли оказаться фатальными, если бы началась война».1
Западные источники называли работу Джонсона на советскую разведку одной из возможных причин разоблачения агента английской и американской разведок Пеньковского. Поскольку информация Пеньковс-кого передавалась старшему командному составу США в Европе, она вполне могла оказаться в числе документов, добытых Джонсоном. Пень-ковский, конечно, не назывался по имени, но на него ссылались как на старшего офицера ГРУ, что могло побудить КГБ бросить силы на его поиск. Не случайно начало поступления материалов Джонсона совпало с началом слежки за миссис Чизхолм, связной Пеньковского в Москве. В 1972 году девятнадцатилетний сын Джонсона пришел на свидание с отцом. Между ними произошел жесткий разговор. И тут то ли проявилась неуравновешенность, вызванная наследственностью по материнской линии, то ли взыграло оскорбленное чувство патриотизма, но молодой человек выхватил нож и вонзил его в грудь отца. Так в мае 1972 года закончилась бурная и бестолковая жизнь бывшего сержанта Роберта Ли Джонсона.
ДЕЛО О ПОХИЩЕННЫХ СЕЙФАХ
29 мая 1956 года премьер-министр ГДР Отто Гротеволь выступил с речью в Народной палате. Он сообщил, что в ГДР перебежал немец, долго работавший в американской разведке. «В качестве жеста доброй воли он привез с собой сейфы с документами американского шпионского центра. На основании этих документов было арестовано 137 вражеских агентов».
Несколько позднее, 10 июля 1956 года, МГБ ГДР устроило пресс-конференцию, на которой выступил «перебежчик» Хорст Гессе. Он рассказал о том, что был завербован американской военной разведкой в 1954 году в Магдебурге, потом за хорошую работу его перевели сначала в Берлин, а затем в Вюрцбург, где он стал главным вербовщиком агентов. «В силу занимаемого мноЪо положения я знал довольно много о подразделениях военной разведки в Вюрцбурге, занимавшихся вербовкой агентов в ГДР», — заявил он. Затем Гессе подробно рассказал о некоторых операциях американской разведки по сбору информации о транспортных коммуникациях советской и восточногерманской армий. Далее он объяснил мотивы своего поступка: «После того как у меня за-
424

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

родилось много сомнений относительно справедливого характера моей! работы, я решил порвать с этой спецслужбой и перейти на сторону ГДР,1 В качестве доказательства моей доброй воли и искренности моего по-| ступка и в надежде возместить ущерб, нанесенный ГДР в результате мое* прежней деятельности, я принял решение взять с собой уже упоминав*•] шиеся выше сейфы вместе с их важным содержимым». ,

О каких сейфах шла речь, и вообще был ли Хорст Гессе «перебежчи-,1 ком»? В действительности все это было тщательно разработанной опе-| рацией спецслужбы ГДР — штази.

Хорст Гессе, служивший во время войны в пехоте, получил тяжело..» ранение и попал в плен к англичанам. С 1945 года он жил в Магдебурге,! в советской зоне оккупации, вступил в компартию, некоторое время ра^ ботал механиком, затем служил в Народной полиции и в пограничны* войсках. С 1954 года — работал механиком на машиностроительном заводе. Тогда же он получил письмо от своего бывшего соседа Зигфрида Фойгта, который приглашал его погостить в Западный Берлин. Гессе доД ложил об этом письме в МГБ. Контрразведка быстро установила, чтй| Фойгт — вербовщик и «главный агент» американской военной разведки.!

Гессе принял предложение штази «подставиться» американской раз-1 ведке. Он поехал к Фойгту и дал себя завербовать. По заданию америЛ канцев устроился на работу в советскую воинскую часть. Первым зада-* нием было сфотографировать ее расположение, уделив особое внимание! зданиям, в которых размещались штабные учреждения, танкам, автома-| шинам с номерами частей и другим объектам, представляющим интерес| для специалистов, определяющих боевой порядок и организацию совет-* ских войск в Германии. Вскоре Гессе приобрел у американцев репута-

цию ценного агента; его фотографиям и соображениям о передвижениях советских войскЧтридавалось большое значение.
Правда, американцы оказались довольно доверчивыми и ни разу не усомнились в подлинности фотографий. А ведь все они были сделаны сотрудниками КГБ. Много позднее, на занятиях с курсантами контрразведки МГБ, Гессе рассказывал: «Знаете, я тут же сел бы в лужу, если бы американцы задали нужные вопросы. Я никогда не видел этих фотографий. Я просто отвозил проявленную пленку. Если бы меня спросили, в какое время дня были сделаны снимки, с какого угла, и с какой выдержкой, я бы не смог ответить правильно...»
Но надо было делать следующий шаг — внедрять Гессе в аппарат американской военной разведки, где он мог бы выявлять агентов противника на территории ГДР.
Для этого использовали беспечность Фойгта, хранившего секретную документацию в письменном столе в своей квартире. Как-то раз, когда Гессе пригласил Фойгта в ночной клуб, в его квартиру проникли агенты штази и изъяли списки агентов, в числе которых был и Гессе. Для видимости «арестовали» жену Гессе, которая, правда, вскоре была отпущена. Но самому Хорсту больше нельзя было оставаться в Восточной Германии, и американцы, подвергнув его испытанию на детекторе лжи, которое он прошел успешно, перевели Гессе на службу в Вюрцбург. К этому времени он уже был лейтенантом службы госбезопасности ГДР.
Прилежный и добросовестный Гессе вскоре стал вербовщиком и «главным агентом» подразделения 522 батальона военной разведки армии США, которое вело разведку в Восточной Европе. С помощью Хор-ста Гессе штази частично выловила, а частично перевербовала значительное количество американских агентов.
Вполне естественно, что Тессе не имел доступа ко всем материалам, касающимся агентурной работы американцев, и к списку их агентуры. Поэтому в Центре приняли радикальное решение, исполнителем которого и стал Хорст Гессе.
В половине первого, в ночь на Троицын день, выпавший в 1956 году на понедельник 20 мая, и являющийся нерабочим, Хорст Гессе подъехал на своем автомобиле марки «мереедес-бенц-120 СЛ» к двухэтажной вилле по адресу Айзенманштрассе» 4, в Вюрцбурге, на северо-западе Баварии. Там размещалось то самое подразделение, где служил Хорст. Внутрь он проник без труда: у него на законном основании имелись ключи от виллы. Набрав нужный код на замке стальной двери, он вошел в кабинет командира подразделения Джеймса Кемпбелла. За письменным столом стояли два сейфа, каждый весом около 50 кг, с надежными цифровыми замками. По инструкции сейфы должны были быть прикованы массивной цепый к стене, на практике их приковывали к радиатору, а капитан Кемпбелл пренебрег и этим.
Зная, что на втором этаже дежурит сержант, Гессе старался не шуметь, хотя и не был особенно обеспокоен: сержант, как обычно, спал.
Хорст уложил в мешок и перенес в машину сначала один, а затем и второй сейф. Спокойно заперев дверь виллы, сел за руль и направился к
426

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛУЩ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

427

границе ГДР, где и оказался еще до рассвета. Примерно в миле от гра-* ницы его остановил патруль западногерманской пограничной полиции

По просьбе полицейских Гессе предъявил удостоверение сотрудник «Отдела по делам беженцев Управления по исследованию общественног мнения европейского командования американской армии». Под замысловатым наименованием скрывалась американская разведка. Полицейские только покачали головами, ознакомившись с этим названием, щ то, что они прочли дальше, сняло все их сомнения: «Просим все союз!»| ные силы оказывать помощь предъявителю данного удостоверения... вс« документы и другие вещи, находящиеся у предъявителя, являются соб-| ственностью Соединенных Штатов и не могут подвергнуться проверк или конфисковаться без разрешения органа, выдавшего данное удостоверение». Откозыряв Хорсту, полицейские пожелали ему счастливого! пути...

Через 15 минут Гессе был опять остановлен, на этот раз восточно-*! германскими пограничниками, Хорст очень спешил: сейфы, где находились списки и адреса агентуры, следовало доставить в Центр до того,: в Вюрцбурге обнаружат хищение и примут меры к выводу агентов. Не как на грех, именно на территории ГДР произошла непредвиденная за-| держка. Пограничники отказались уведомить центральный аппарат М1 в Берлине, несмотря на требование Гессе. Вместо этого его взяли по4| стражу и, когда совсем рассвело, отвезли в штаб пограничной части р Ру-| дольштадт. Там, после долгого допроса, позвонили, наконец, в Берлин.| Но никто не отвечал: сотрудники МГБ тоже отмечали Троицын день.

Не прислушавшись к уговорам Гессе, офицеры-пограничники отка* зались взломать сейфы... Драгоценное время уходило. Лишь во вторник утром Гессе освободили и доставили в Берлин, где сейфы были вскрыты. Прошло тридцать часов после того, как Гессе похитил сейфы, и тр» часа после начала рабочего дня на вилле в Вюрцбурге.

Явившись на работу, Кемпбелл обнаружил пропажу сейфов, где мимо прочего находились адреса 25 ценных агентов, каждый их ко рых руководил своей агентурной ячейкой. По принятым в то время в аме-; риканской военной разведке правилам, данные на рядовых членов агек турных ячеек имелись только у их руководителей, и даже точное числе таких агентов Кемпбелл не знал. Вполне возможно, что названное ' Гротеволем число (137) соответствовало действительности.

Первым делом надо было спасать агентов. Им были посланы соотн ветствующие сигналы по радио, но только девять из двадцати пяти цеь ных агентов сумели перебраться в Западную Германию.

В американских разведывательных подразделениях началась паник Похититель сейфов не был известен, и многие полагали, что это дело ] СССР, более того, что это даже сигнал к предстоящему нападению. Со* трудники подразделений разведки стали готовиться к отражению напа-> дения, укрепляли дома, где они размещались, некоторые срочно отпра-1 вили семьи на родину.

Только через несколько дней похититель был установлен: им оказался Хорст Гессе — примерный сотрудник, которому так доверяли! !

Служебное расследование по делу о похищенных сейфах выявило неприглядное состояние дел в подразделениях разведки. Например, выяснилось, что тот же Кемпбелл попросту надувал начальство. Он устраивал темными ночами «шоу» для членов штаба европейского командования. Они собирались в подвале виллы у карты пограничного района, и капитан под потрескивание радиоприемника комментировал скупые сообщения своего агента, переходящего восточногерманскую границу. Раздавались крики, автоматные очереди. Все походило йа репортаж о подвигах Джеймса Бонда. Однако оказалось, что передачу вел один из его помощников с лужайки в нескольких километрах от Вюрцбурга... Тот же Кемпбелл'устроил в своей вилле нечто вроде борделя...
Но настоящий скандал, вышедший за пределы разведок, чуть было не развернулся, когда бежавшие из ГДР агенты потребовали возмещения за свои труды и за положение, в котором они оказались на Западе — без денег, без работы, без дома. И «дело о похищенных сейфах» могло стать достоянием широкой публики. Агенты наняли адвокатов и грозили подать в суд на американскую разведку. Спасло положение лишь обращение американцев в спецслужбы ФРГ, которые сумели договориться со своими соплеменниками, предоставив каждому из них жилище, работу и освобождение от налога на 5 лет. Агенты согласились на такой вариант и дали подписку о неразглашении фактов своего сотрудничества
с разведкой США.
Что касается Хорста Гессе, то он в ГДР стал знаменитостью, достиг звания подполковника, а о проведенной им операции был поставлен фильм «По прочтении сжечь».
«ДЖУЛЬЕТТЫ» И «РОМЕО»
«Шпионаж по любви» стар как мир. История разведки знает немало примеров того, как разведчики и разведчицы влюбляли в себя лиц противоположного пола, вербовали их или использовали «втемную».
Много сказано и написано об операциях разведки ГДР по внедрению в Западную Германию «Ромео» — симпатичных, умных и здоровых молодых людей, которые соблазняли секретарш различных ведомств, а затем делали их агентами. Благодаря усилиям средств массовой информации широко распространилось мнение, что ГДР готовила в специальных школах «шпионов-Ромео», которых затем забрасывала на Запад. Разведке ГДР досталась сомнительная слава ^взломщиков сердец».
Как утверждает в своих мемуарах бывший начальник этой службы Маркус Вольф, легенды о таких школах «относятся к той же категории фантастики, как и мнимое подразделение в британской МИ-5, где изобретаются и испытываются! новейшие вспомогательные средства для
агента 007».
Однако доля истины в рассказах о «Ромео» есть. Сам же Вольф пишет о том, что придумать достоверные легенды для супружеских пар было гораздо труднее, чем для одиноких. Разведчики, работавшие в ФРГ, были в подавляющем большинстве мужчинами, а не женщинами. Им не зап-
428

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛУЖ1

Встреча Маркуса Вольфа с Габриелей Гост. Дрезден, 1981 год

решалось заводить на Западе подруг, и если из этого вырастали перспек-1 тивные знакомства, то руководство «не считало необходимым удержи^! вать своих людей от такого рода контактов». Сказано мядтсо, но доста-» точно убедительно и откровенно.

Если следовать исторической истине, то можно сказать, что первы* ми на этот путь вступили «Джульетты».

Одной из первых попыток в этой области было переселение на За-пад Розалии Кунце, миловидной женщины двадцати с небольшим лет.'| Она быстро сделала карьеру, заняв должность секретарши одного из высокопоставленных сотрудников министерства обороны ФРГ с досту-| пом к секретной информации, Передала большое количество ценных документов, но... Влюбилась и рассказала своему возлюбленному о том,*| чем занимается. В результате в 1960 году в ФРГ был проведен первый сенсационный процесс против разведки ГДР.

Успешнее оказалась работа Рут Мозер, жительницы Бонна. За короткое время она завербовала своего мужа, Карла Хайнца Кнольмана, под-* полковника пограничной службы ФРГ. После развода с Кнольмано* завербовала своего второго мужа, тоже офицера./Он, имея доступ к до кументам НАТО высшей степени секретности, информировал разведк ГДР по ряду военных вопросов, в частности о военно-политической стратегической оборонной концепции ФРГ и некоторых ее партнеров по НАТО.

Затем настала пора «Ромео». Одним из первых был западногерманс* кий журналист Хельмут Эрнст, живший в одной семье с тремя своим! возлюбленными, две из которых добывали военную информацию, а • тья переправляла ее в ГДР.

Первым же «настоящим Ромео», заброшенным из ГДР, был «Фелико|1 чья любовь к своему источнику «Норме» в Бонне окончилась столь не-<| счастливо, что его пришлось срочно отозвать. Вернувшись в ГДР, ок рекомендовал в качестве возможного источника свою знакомую Гудрун,| работавшую секретарем в аппарате Глобке (статс-секретаря канцлера ФРГ

Аденауэра). У«Феликса» создалось впечатление, что правильно подобранный мужчина может повлиять на нее. Для этого в середине 1950-х годов в ФРГ был направлен Герберт С. (псевдоним «Астор»), бывший военный летчик, который познакомился и сблизился с Гудрун, а затем и завербовал ее, выдав себя за офицера советской(!) разведки. От нее поступала информация о ситуации в окружении Аденауэра, способствовавшая
увольнению Глобке.
Роланд Г., директор театра из Саксонии, в 1961 году под видом датского журналиста познакомился с Маргаритой, работавшей переводчицей в штаб-квартире НАТО в Фонтенбло. Выдав себя за офицера датской разведки, он завербовал Маргариту, и она снабжала его секретно^ информацией из штаб-квартиры НАТО. Чтобы избавить Маргариту от угрызений совести, ей была устроена исповедь у «датского священника», роль которого с блеском исполнил офицер разведки ГДР, специально для этого выучивший датский язык.
Когда же разведчикам пришлось вернуться в ГДР, упомянутые выше Гудрун и Маргарита отказались работать с другими офицерами разведки; это доказывает, что главным их стимулом к сотрудничеству была все-таки любовь.
Это подтвердила и история с фрейлейн Шнайдер из Ведомства федерального канцлера, которая настолько влюбилась в разведчика, что даже просила принять ее в Социалистическую единую партию Германии (ГДР). После отзыва разведчика она продолжала сотрудничество, но когда в ее жизнь вошел другой мужчина, она призналась ему во всем и прекратила связь с разведкой ГДР.
Не всегда любовь оказывалась решающим фактором. Сотрудница аппарата Христианско-демократического союза Хильда даже после того, как агент Реггентин женился на ней, отказалась от сотрудничества.
Другим примером неудачного брака стала история Герберта 3. и Гер-дыО., служившей в шифровальном отделе западногерманского МИДа. Она передала огромное количество информации, в том числе и из Вашингтона, куда она на три месяца ездила в командировку. Но кризис наступил, когда Герда отправилась в Варшаву, где влюбилась в западногерманского журналиста, агента БНД (разведки ФРГ), и открылась ему. Правда, она позвонила Герберту и предупредила его, так что ему удалось благополучно бежать в ГДР. Сотрудничество с ней, естественно, было
прекращено.
Но Герберт продолжал работу. Во время отпуска в Болгарии он познакомился с некоей Ингой. Этому не помешало и то, что она узнала его по портрету в журнальной статье о судебном процессе над Гердой. Она целенаправленно стала искать место в Бонне и вскоре нашла работу в Ведомстве федерального канцлера. На протяжении ряда лет Инга снабжала разведку ГДР информацией. По ее настоятельной просьбе в одном из загсов ГДР их брак был зарегистрирован, но страница с записью^ его регистрации была удалена.
В 1979 году произошел ряд провалов агентуры ТДР в ФРГ. В прессе эти события получили название «дело секретарш». Как агенты разведки
430

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦОП

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

431

ГДР были разоблачены: Ингрид Гарбе, секретарша западногерманско! представителя в НАТО; Урсула X., работавшая секретаршей в руковс стве ХДС, и ее муж; в ГДР пришлось бежать сотруднице аппарата 1 рального секретаря НАТО Урзель Лоренцен, а также агентам «Крист^. «Герда» и «Уте», работавшим в аппарате ХДС, у которых мужья или сг ники жизни происходили из ГДР; в ГДР были срочно отозваны секн, тарши высокопоставленных деятелей ФРГ — Инга Г. с мужем, Хельга ] со своим спутником жизни и др.

Президент Федерального ведомства по охране конституции Ф1, д-р Рихард Майерс выступил по телевидению, заявив об аресте 16 шщ онов из ГДР. Западногерманская пресса взахлеб писала о секретарша ставших шпионками по любви, из-за сексуальной зависимости, шаь жа или даже страха перед побоями. Другое объяснение этому дал начали ник отдела в Федеральном ведомстве по охране конституции X. Хелле! бройх: «Особые отношения возникают без применения средств давленш без шантажа; деньги также не играют роли. Важен только идеалистичес кий мотив».

Конечно, все эти разоблачения не могли остановить работу развед» ГДР. Использование «Ромео» и «секретарш» продолжалось практичес до конца существования ГДР, а судебные процессы над «секретарша шпионками» — и после ее развала.

Одной из наиболее ярких фигур того периода была Габриела Гас В конце 60-х годов она приехала из ФРГ в ГДР с целью сбора материц лов для диссертации на тему о положении женщин в ГДР и познакомив лась с сотрудниками разведки. Один из них, называвший себя Кар Хайнц Шмидт, стал ее постоянным ведущим; их отношения перерос, в любовь, и она была завербована. Вскоре она стала одним из главш источников разведки ГДР, заняв в 1973 году руководящий пост в запа ногерманской разведке — пост главного аналитика по Советскому С^ юзу и Восточной Европе. О таком источнике любая разведка может тол! ко мечтать!

Материалы Габриель! были поистине бесценными, они помогали ГД| и СССР корректировать свою внешнюю политику в 70—80-е годь В 1987 году Габриелу назначили заместителем руководителя Отдела Е сточного блока в западногерманской разведке. После развала ГДР Га, риела была выдана одним из бывших сотрудников восточногерманскс разведки, арестована и осуждена. В начале февраля 1994 года срок заключения был сокращен наполовину, и она вышла на свободу.

Такова вкратце история «Ромео» и «секретарш», которая хранит I множество драматических и трагических сюжетов.

ОСВОБОЖДЕНИЕ РУДОЛЬФА АБЕЛЯ

В 1948 году в Соединенных Штатах появился Эмиль Роберт Голдфу свободный художник и фотограф. Он носил еще одно имя — МартК., Коллинз. В действительности же это был советский разведчик «Марк»^ Вильям Генрихович Фишер. О его девятилетней нелегальной работе

США написано немало, заслуги его неоспоримы: достаточно сказать о его сотрудничестве с группой «Волонтеры», добывавшей атомные секреты. Мы же расскажем о работе советской разведки по его вызволению из американской тюрьмы, куда он попал в результате предательства радиста-связника Вика Хейханена.
21 июня 1957 года Вильям Фишер был арестован агентами ФБР в нью-йоркской гостинице «Лейтам». Во время ареста он сумел уничтожить шифр и запись последней радиограммы, но у ФБР нашлось достаточно других доказательств, чтобы заключить его в тюрьму и предать суду по обвинению в шпионаже и незаконном проживании на территории США. Обвинение грозило арестованному смертной казнью.
Не желая выдавать своего настоящего имени, но считая необходимым дать знать советской разведке о провале, Фишер назвался именем старого друга (к тому времени умершего), бывшего сотрудника разведки Рудольфа Ивановича Абеля. Под этой фамилией он был предан суду и стал широко известен своим исключительным мужеством и стойкостью во время судебного процесса. Он заявил, что «ни при каких обстоятельствах не пойдет на сотрудничество с правительством США и не сделает для спасения жизни ничего такого, что может нанести ущерб его стране», — отмечал в своей книге «Незнакомцы на льду» адвокат Абеля
Д. Донован.
Абелю угрожал смертный приговор. 15 ноября 1957 тода Донован, обращаясь к судье, попросил не прибегать к смертной казни, поскольку, помимо прочих причин, «вполне возможно, что в обозримом будущем американец подобного ранга будет схвачен Советской Россией или союзной ей страной; в этом случае обмен заключенными, организованный по дипломатическим каналам, мог бы быть признан соответствующим национальным интересам Соединенных Штатов».
И Донован, и судья, приговоривший Абеля к 30 годам тюремного заключения, оказались людьми дальновидными.
Советская разведка начала борьбу за освобождение своего верного сотрудника сразу же после вынесения ему приговора.
Сначала следовало наладить с ним прямую переписку, носившую легальный характер, которую в дальнейшем можно было бы использовать в оперативных целях. Переписку вели жена Абеля (Фишера) и его дочь Эвелин. Она носила общий характер, касалась мелких семейных дел, состояния здоровья и т.д.
Но организовать переписку было не так-то просто. Сначала Министерство юстиции США разрешило ее, правда, после долгой проволочки. Но затем, 28 июня 1959 года, Донован получил из этого же министерства письмо о том, что Абель «лишается впредь привилегий вести переписку с кем-либо за пределами США, в том числе с лицами, выступающими в качестве его жены и дочери... Это наше решение основано на убеждении в том, что предоставление Абелю — осужденному советскот му шпиону — возможности продолжать переписку с людьми из стран советского блока не будет соответствовать нашим национальным интересам».
100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЖ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

433

В.Г. Фишер. Разведчик-нелегал, ставший известным под именем Рудольф Абель

Упорная борьба Абеля и Донована доказавших неконституционность го решения, дала результаты: американя екая сторона была вынуждена разре*» шить переписку.

В первом же письме жене Абель на писал: «Не переживайте слишком о то\ что произошло, и надейся на скоруи встречу...» Он закончил письмо слов «Остаюсь с любовью к Вам. Ваш муж : отец Рудольф», тем самым дав как следует к нему обращаться.

Вскоре к этой переписке подключи ся и его «двоюродный брат» Ю. Дрив мелкий служащий, проживавший в ГДР|| Эту роль исполнял молодой разведчик^! нелегал Юрий Дроздов, будущий чальник советской нелегальной развода ки. Он жил реальной жизнью выдуман?! ного Дривса, понимая, чтб американцу через свою агентуру будут устанавливать! и проверять его. Каких-либо сомнений у американцев «Ю. Дривс», видимо,

вызвал, значит, Дроздов свою роль сыграл хорошо. Он нанял немецког адвоката В. Фогеля, который вполне официально связался с Д. Донова-чЦ ном и стал формально представлять интересы Абеля. Но дело, как всган минает Дроздов, вначале развивалось вяло. Американцы были очень ос-? торожны, видимо, чувствовали себя неуверенно, не до конца доверяя ш «Ю. Дривсу», ни адвокату.

События завертелись куда быстрее после того, как 1 мая 1960 годав| районе Свердловска был сбит американский самолет-разведчик У-2, а его | пилот Фрэнсис Г. Пауэре арестован.

На состоявшейся в Вашингтоне пресс-конференции президент СШД| Дуайт Эйзенхауэр в ответ на советские обвинения в том, что США осу-* ществляют шпионские действия, посылая свои самолеты на советск территорию, посоветовал русским вспомнить дело Абеля.

Это напоминание вызвало целый всплеск активности американски газетчиков. Материалы об Абеле, его фотографии замелькали в пресс Газета «Нью-Йорк дейли ньюс» первая выступила с предложением об*| менять Абеля на Пауэрса. Она писала: «Можно с уверенностью предпе дожить, что для нашего правительства Абель не представляет больи ценности как источник информации о деятельности красных (он никогда! им и не был!). После того как Кремль выжмет из Пауэрса всю инфорк^ мацию, какую сможет, такой обмен был бы вполне естественным...» Эту инициативу подхватили и другие американские газеты. Жена и мать лет-' чика-шпиона Пауэрса обратились к президенту США с аналогичными просьбами.

Активизировала свои действия и советская разведка. После того как было получено официальное согласие Н. С. Хрущева на обмен, «Ю. Дривс» и адвокат В. Фогель вступили в прямые переговоры с американцами через Д. Донована. Начался торг. Американцы прекрасно понимали, что кадровый разведчик-профессионал высокого класса Р. Абель «стоит» гораздо больше, чем простой, хотя и опытный летчик Пауэре, и надеялись совершить выгодную сделку. Отчасти им это удалось. В обмен на Р. Абеля советская сторона, помимо Пауэрса, согласилась освободить Фредерика Прайера, американского студента из Йеля, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года, и молодого американца Марвина Макинена из Пенсильванского университета. Он находился в тюрьме в Киеве, отбывая 8-летний срок за шпионаж, даже не подозревая, что его в скором времени освободят.
Надо думать, что организовать «довески» в виде этих двух молодых людей советской разведке было непросто. Несмотря на сердечные отношения со спецслужбами ГДР, ясно, что у них имелись свои виды на Прайера, и они пошли на немалую услугу, «уступив» его советской разведке. Да и с Макиненом не все было просто. Не случайно «торг» затянулся почти на два года.
10 февраля 1962 года к мосту Альт-Глинике, на границе ГДР и Западного Берлина, с одной стороны подошли три американские автомашины, в одной из которых находился Р. Абель. С другой — машины советских и восточногерманских представителей, которые привезли Ф. Пауэрса. Их сопровождал крытый фургон с радиостанцией. В нем на всякий случай укрывалась группа ГДРовских пограничников.
Как только по рации поступил сигнал о том, что у контрольно-пропускного пункта «Чарли» Прайер передан американцам, началась операция по главному обмену (Макинен был передан через месяц).
Официальные представители обеих сторон встретились на середине моста и завершили заранее обговоренную процедуру. Абель и Пауэре были приглашены туда же. Офицеры подтвердили, что это именно те люди, которых они ждут. Молча обменявшись долгими пристальными взглядами, Абель и Пауэре, окруженные своими товарищами, быстро направились каждый в свою сторону.
Пауэрса передали американцам в хорошем пальто, зимней пыжиковой шапке, физически крепким, здоровым. Абель же появился* каком-то серо-зеленом тюремном балахоне и маленькой кепочке, с трудом умещавшейся на голове. Но все это было не важно. Он был, наконец, свободен, среди своих друзей! Там же, в Берлине, его встретили жена и дочь. На следующий день счастливая семья улетела в Москву.
На прощание американцы поднесли Абелю последнюю пилюлю: ему был запрещен въезд в Соединенные Штаты. Но Абель возвращаться не
собирался.
Последние годы жизни Вильям Фишер, он же Рудольф Абель, жил в Москве, продолжал работу во внешней разведке. Он скончался в возрасте 68 лет в 1971 году.
434

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛУЖБ 1

«СТЕФАНИЯ» И «СФИНКС»

До конца 40-х годов Канада не имела собственной службы радиошпи-1 онажа. Но в 1947 году между США, Англией, Канадой, Австралией и' Новой Зеландией было подписано соглашение о сотрудничестве и раз- ] делении обязанностей в сфере разведки. На этом основании в Канаде^ была создана спецслужба, получившая в целях маскировки название; ОСНИС (Отделение связи национального исследовательского совета), на! которую была возложена обязанность по сбору разведданных в Аркти-ке. Первоначально она занималась слежением за радиообменом совете- ] ких военных кораблей и самолетов в этом районе, а с середины 50-х го- * дов — и перехватом радиосвязи разведки СССР.

С первых лет существования ОСНИС Агентство национальной бе- . зопасности (АНБ) США относилось к этой службе как к одной из своих,!

структур и иной раз выражало недовольство ма- ' лым объемом информа-ции, поступающей от! нее. Но и информация,; перехватываемая самими американцами и англичанами через их посоль- ^ ства в Москве, не была| удовлетворительной-1 вследствие помех, созда-ваемых советской радио- Ц контрразведкой. Поэто^ му в 1971 году им пона-; добился новый пункт ра-1 диоперехвата, который) не был бы известен рус- •' ским. Лучшим мог быть! пункт в здании канадс->

кого посольства в Москве. На первое обращение союзников канадцы | отреагировали отрицательно: им не хотелось «марать» свое посольство.^ Тогда АНБ предупредило: если канадцы откажутся установить в здании ' посольства радиоперехватывающую аппаратуру, Канада будет лишена разведданных, которыми США и Англия по-божески делились с ней. Ка-*| надцам ничего не оставалось, как принять ультиматум.

На приобретение и установку оборудования требовались огромные! деньги, выходившие за рамки бюджета спецслужбы. Выделение новых] средств могло вызвать утечку данных об их предназначении, а ведь глав-,| ное в этой операции, получившей название «Стефания», была ее конспиративность.

Американцы с пониманием отнеслись к трудностям канадцев и стат \ ли активно помогать денежными средствами и безвозмездной поставкой 1| оборудования для перехвата. Однако АНБ потребовало убрать со всегда

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

435

Канистра, оборудованная для хранения и перевозки шпионской радиостанции

оборудования серийные номера и другие признаки, свидетельствующие о том, что оно сделано в США.
Когда все было согласовано, возникли технические проблемы. Специально экранированных помещений, стенки которых защищали бы оборудование от утечки его излучений наружу, в посольстве не было. Начало работ по экранированию было бы замечено КГБ. Не было технической возможности и для экранирования каждого устройства в отдельности. Специалисты нашли выход: нужно разместить аппаратуру в большом, специально оборудованном сейфе.
Из Монреаля в Москву был доставлен огромный сейф с заранее проделанными отверстиями для проводов и креплений. Чтобы при осмотре русские не обнаружили странные отверстия, их закамуфлировали свинцовыми панелями.
Дипломатической почтой в Москву прибыла техническая «начинка» для сейфа, а также чаша телескопической антенны. Ее предварительно разрезали на 12 кусков по радиусам, как режут арбуз.
Когда все необходимое было доставлено, приступили к монтажу. Наружу выставлять антенну было нельзя, и ей нашли место на чердаке. Но оказалось, что она там не помещается. Пришлось выкопать яму в земле, насыпанной для теплоизоляции помещения, и с трудом укрепить там основание антенны.
Установили оборудование, подключили провода, операторы уселись на свои места, надели наушники, нажали на кнопки и... услышали шипение. Оказалось, что аппаратура, настроенная на перехват волн в СВЧ-диапазоне, не улавливает узко направленных волн. Требовалось развернуть антенну и настроить приемник на нужную частоту. Это было не очень просто, так как антенну поворачивали только вручную, чтобы русские не зафиксировали гул работающего мотора. Один из операторов, взяв лопату, полез на чердак, где в полной темноте раскопал яму и поворачивал антенну до тех пор, пока не установил ее в оптимальном положении. При этом получилась комичная ситуация: из-за опасности подслушивания связь с оператором пункта перехвата нельзя было поддерживать ни по радио, ни по телефону, ни голосом, а только через посыльных, поэтому настройка длилась очень долго.
Но вот все трудности позади. Операция «Стефания» началась. В общей сложности она длилась три гоДа. На месте информация просматривалась и анализировалась только для выявления признаков внезапного ядерного нападения СССР на Канаду и другие страны НАТО. Вся же остальная информация дипломатической почтой направлялась в ОСНИС, а оттуда в АНБ. На период визитов канадских политических деятелей в Москву работа станции перехвата прерывалась во избежание возможных дипломатических осложнений.
В 1974 году АНБ заявило, что оно больше не нуждается в продолжении операции «Стефания», которая, как видно, не оправдала американских надежд. Оборудование станции перехвата было свернуто и вместе с операторами отправлено на родину. В деле «Стефании» есть одна забавная деталь. Вместе с магнитными пленками в штаб-квартиру ОСНИС
436

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛУЖБ |

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

437

стали поступать золотые вещи. Не зная их предназначения, вещи стали оставлять на складе ОСНИС для хранения до тех пор, пока не заявился один из сотрудников пункта радиоперехвата, заявивший, что это он та- Л ким образом переправлял из Москвы золото. Ценности контрабандисту | были возвращены.

В 1975 году о существовании и функции ОСНИС было рассказано-,| по канадскому телевидению. После этого ОСНИС переименовали СБС (Служба безопасности связи) и передали в подчинение министер- '( ству обороны. Служба продолжала активные операции против СССР, / следствием которых, в частности, явилась высылка из Канады 16 советских дипломатов, обвиненных, по традиции, в «деятельности, несовместимой с их дипломатическим статусом».

В 1987 году СБС снова выполняла заказ своих американских и английских союзников. Требовалось выручить их из трудного положения, в котором они оказались в Москве.

Дело в том, что в 1986 году сотрудники американского и английского посольств в Москве стали замечать на соседних улицах подозритель- ,| ный автофургон. Его появление совпадало с «зашумлением» частот, на которых работала аппаратура радиоперехвата в этих посольствах.

Так родилась операция «Сфинкс», задачей которой был радиоперех- [\ ват, осуществляемый канадцами вместо своих союзников. К этому времени канадское посольство перебралось в новое помещение, и проблем | с установкой радиоаппаратуры не возникло. Летом 1987 года канадцы I начали круглосуточный перехват, чему объективно способствовали «пе- ]| рестроечные» трудности, возникшие в то время в системе КГБ.

ТАЙНА ПЛ-574

1968 год. Холодная война в полном разгаре. Обе недружественные сверхдержавы следят за соперником всеми возможными способами — из космоса, с самолетов и морских судов, с помощью сети станций, разбро- | санных по всему миру. Не только следят, но и угрожают: дальние бомбардировщики и подводные лодки с ядерными ракетами на борту барражируют у самых границ соседа.

25 февраля 1968 года советская дизель-электрическая подводная лодка ПЛ-574 типа К-129, вооруженная ядерными торпедами и баллистическими ракетами, под командованием капитана 1-х ранга Владимира Кобзаря вышла в плавание со своей базы Рыбачий на Камчатке. Ее возвращение планировалось на 5 мая. 8 марта на контрольную радиограмму лодка не ответила.

В этот же день американским шпионским спутником была зарегистрирована яркая вспышка на поверхности Тихого океана примерно в>| 500 км к северо-западу от острова Гуам. Тщательно изучив запись, сделанную спутником, и проанализировав как официальные, так и полученные из космоса данные о нахождении судов в данном районе, аналитики ВМС и ЦРУ пришли к выводу, что взрыв произошел на борту иностранной подводной лодки, находившейся в подводном положении.

Что же произошло в Тихом океане?

Когда находящаяся в походе субмарина не вышла в назначенное время на связь, это не вызвало особого беспокойства: такие случаи бывали и раньше, и причин, не имеющих фатального характера, могло быть много. Но подлодка не ответила и на контрольную радиограмму, направленную штабом Тихоокеанского флота. А когда от ПЛ-574 не поступило донесение о занятии района боевого дежурства, по флоту была объявлена тревога и на ее поиски вышла эскадра поисково-спасательных сил флота. Всего в этой операции участвовало 36 кораблей и десятки самолетов.

Еще раз напомним, что шел 1968 год. Все, что касалось действий ВМФ, а особенно того, что касалось катастроф и просто ЧП, было строго засекречено. Ни в одной советской газете не было сообщений об исчезновении субмарины, молчали об этом радио и телевидение.

Молчала об этом и американская сторона. Американские журналисты, цепляющиеся за каждый «горячий» случай, а особенно такой, как гибель подводной лодки, тоже как в рот воды набрали. Либо им ничего не сообщили, либо запретили говорить об этом.

Казалось, субмарина и тайна ее гибели навеки остались погребенными на дне Тихого океана, а о несчастных моряках будут вспоминать лишь матери и жены, получившие свидетельства «признать умершим».

Наблюдение за советской поисково-спасательной экспедицией и перехват радиообмена между участвовавшими в ней судами и самолетами дали возможность соответствующим службам ЦРУ подтвердить точные координаты гибели подводной лодки.

Постепенно поисково-спасательные работы на месте предполагаемой гибели лодки сошли на нет. Спасательная экспедиция вернулась на мес-

<<

стр. 5
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>