<<

стр. 10
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

полном его объеме. Аналитическим понятием называется такое, которое
получается посредством анализа другого понятия, заключающего в себе
первое. - Точно также и пояснение какого-либо понятия путем разложения
его на составные части называется аналитическим толкованием,
заключением. Подобным же образом можно расчленять также суждения или
умозаключения. А-ое суждение предполагает известное качество присущим
самому понятию предмета, друг. словами сказуемое заключается в самом
понятии подлежащего, тогда как при синтетическом суждении предмету
приписывается качество, которое в самом понятой предмета может и не
заключаться, иначе говоря, нет связано неизбежно с понятием предмета.
Так напр., предложение "Всякое тело имеет протяжение" представляет
аналитическое суждение; предложение же "это тело упруго"-синтетическое.
Это различение способа суждения приобрело особенное значение, благодаря
Канту ("Критика чистого разума"), хотя на него указывает и раньше Давид
Тел в XIII в. и еще в древности Стильпон из Мегары. При доказательствах,
опирающихся на ряд умозаключений, в особенности при развитии или
постановке какой-либо научной теории, выражение А. имеет нисколько иной
смысл: оно означает, что доказательства идут регрессивно, от условного к
обусловливающему между тем как при синтетическом способе доказательства
имеют обратный ход (regressus a principiatis ad principia и progressus a
principiis ad principiata); такой метод в научных исследованиях называют
аналитическим в отличие от синтетического. Оба они дополняют друг друга
и взаимно проверяют. Лучшим доказательством несомненной истины
какого-либо научного положения будет соответствие результатов,
достигнутых исследованиями, произведенными аналитическим и синтетическим
методами. Ср. Анельт, "Theorie des Induktien" (Лейпциг, 1854).
Аналогия (греч.) - означает первоначально соответствие, подобие или
равенство в известных отношениях одной вещи с другою. Познание
какой-либо другой вещи, основанное единственно на этих отношениях,
называется аналогическим познанием. Заключение, делаемое однако на
основании этого подобия или равенства двух вещей в известных
определенных отношениях о подобии их в других отношениях или о
дальнейшем, еще большем, их сходстве и называемое в логике аналогическим
заключением, может быть признано лишь заключением вероятным, которым
однако в области исследования нередко приходится пользоваться.
Аналогическое заключение часто применяется при изъяснении авторов и, в
особенности, при толковании священного писания (А. интерпретации, или
герменевтической А.), в практической медицине - при назначении
целительных средств и т. д.; равно и большая часть положений, на которых
зиждятся естественные науки, основываются на А., причем предполагается
тем большее согласование между отдельными явлениями, чем больше число и
чем существеннее значение выведенных уже из них заключений. Более
глубокое метафизическое обоснование целесообразности аналогического
метода исследования заключается во всеобщей закономерности, единстве, и
последовательности, замечаемых как во всей природе вместе взятой, так и
в отдельных ее явлениях, и вполне подтверждаемых всяким новым успехом
естествознания. - В лингвистике под А. разумеют сходство в образовании
слов. Она основывается на сравнении подобных форм, причем принимается за
правило, что правильное в одном случае, должно быть правильным и в
подобном ему. В этом отношении А. является противоположностью
"аномалии". В виду этого А. есть основание всех грамматических правил,
которые, будучи извлечены путем наблюдения из языка, пользовавшегося
долгое время полной свободой, твердо установлены ныне учеными
исследователями. В математике аналогией называется согласование
известных числовых отношений; также формулы равенства двух отношений
(пропорции) называются, по примеру Евклида, аналогиями.
В законоведении учение об аналогическом применении закона находится в
связи с учением о толковании закона .Различие между ними заключается в
том, что толкование, относясь лишь до случаев бывших в виду у
законодателя при издании закона, не выходить за пределы воли
законодателя; А. же имеет дело с теми случаями, которых законодатель не
предвидел при составлении закона, но определил бы их в смысле того же
закона, если бы имел их в виду, следовательно А. выступает за пределы
воли законодателя, распространяя ее и на случаи, непредусмотренные самим
законодателем. Поэтому А. имеет в виду не толкование закона, а
применение его к фактам, случаям, в законе непредусмотренным.
Аналогическое применение закона возможно лишь при следующих условиях: 1)
оно может иметь место лишь при существовании пробела в законодательстве,
т. е. если на данный случай нет соответствующего закона; в этом
отношении аналогическое применение является на ряду с другими одним из
средств восполнения пробелов законодательства; 2) наличность сходства
между предусмотренным в законодательстве и подлежащими обсуждению
случаями; здесь нет необходимости в абсолютном равенстве, тождестве, а
важно лишь сходство в некоторых существенных признаках, одинаково
характеризующих, как случаи законом предусмотренные, так и
непредусмотренные; 3) необходимо тождество юридического основания для
тех и других фактов, т. е. предусмотренных и непредусмотренных в законе
(identitas rationis), это выражается правилом; где одинаковое
юридическое основание, там должно быть и одинаковое правило (ubi eadem
ratio ibi eadem dispositio). Под юридическим основанием здесь следует
разуметь, не повод к изданию закона (occasio legis), который, как
находящийся лишь во внешней связи с законом, не может иметь значения для
аналогического применения, состоящего в непременной логической связи с
самим законом; точно также не может иметь значения цель, намерение
закона (ratio legis), т. е. та выгода, которой ожидают достигнуть
посредством данного закона, так как она также не находится в непременной
логической связи с законом, ибо одна и та же цель может быть достигнута
различными законами. Юридическим основанием, имеющим значение для А.,
является лишь общее начало, из которого логически вытекает закон. об
аналогическом применении которого идет речь; это высшее юридическое
начало, из которого вытекает закон, как логический вывод, существенно
необходимо для аналогического применения закона, и без этих начал было
бы немыслимо обобщение и подведение под законную норму всего
разнообразия конкретных случаев, вызываемых самою жизнью. Обыкновенно
этот процесс мышления имеет дело с отдельным данным законом, причем
вопрос заключается в том, можно ли данный закон применить к известному,
прямо непредусмотренному в нем случаю; такая А. называется частною или
специальною: она есть ничто иное, как распространение данного закона на
отдельный случай прямо непредусмотренный, в виду сходства этого случая с
бывшим в виду у законодателя. Но А. не ограничивается предписаниями
одного закона; нередко требуется вывести какое либо высшее юридическое
начало из ряда отдельных законов, иногда даже из целой системы данного
законодательства, и такие начала могут быть применяемы аналогически к
случаям, непредусмотренным в целом законодательстве. Такая А., имеющая
отношение к массе законов и даже к целой системе их, называется общею
юридическою аналогиею. К такой А. необходимо прибегать в особенности,
когда самою жизнью создается такая новая форма правоотношений, которую
невозможно подвести ни под какой закон в отдельности. Такого рода А.
составляет одно из важнейших орудий юридической науки, дающих
возможность построения целой системы начал права, хотя прямо в законе и
не выраженных, но вытекающих из ряда законов при помощи аналогического
их толкования. Основательность и необходимость аналогического применения
законов в области гражданского права в настоящее время является
бесспорными, однако оно не может, в смысле распространительного
толкования, иметь места при таких законах, которые имеют характер
исключения из общего правила, каковы привилегии и особенные законы
(leges singolares), хотя положения общего закона (lex communis) могут
иметь аналогическое применение к последним. Того же нельзя сказать о
применении А. к уголовному законодательству; западная практика восстает
против распространительного толкования уголовных законов, утверждая, что
законы эти охраняют блага отдельных граждан и что поэтому, если
известное деяние не предусмотрено законом, то никакой суд обложить его
наказанием не может (nulla poena sine lege). По нашему дореформенному
законодательству область аналогического применения была значительно
ограничена; прибегать к А. могли лишь высшие учреждения, низшим же, в
случае недостатка или неполноты закона, предписывалось представлять об
этом своему начальству, причем нередко судебная деятельность
обусловливалась законодательным разрешением недоумений в отдельных
случаях. С момента судебной реформы, отделившей власть судебную от
законодательной, А. дан широкий простор. По Судебным Уставам императора
Александра II, все судебные установления обязаны решать деда по точному
разуму действующих законов и в случае неполноты, неясности, недостатка
или противоречия закона соображаться с общим смыслом законодательства, а
под предлогом неполноты ни в каком случай не останавливать решения дела,
под страхом ответственности за отказ в правосудии. (Уст. Гражд. Судопр.
ст. 9 и 10; Уст. Угол. Судопр. ст. 12 и 13).
В богословском учении евангелической церкви под аналогией Св. Писания
(A. der Schrift)-разумеют то основное положение, что неясные выражения
Св. Писания должны быть объясняемы посредством ясных его выражений. Так
как католическая церковь держится толкования Св. Писания согласно
церковному преданию, то протестанты стали утверждать, что Св. Писание
следует разъяснять на основании его самого, и вследствие сего положили в
основу объяснения темных, неясных мест, извлеченное, по их мнению, из
Св. Писания, под названием "Аналогии веры" (A. des Glaubens), краткое
изложение сущности христианского учения. Однако метод этот привел лишь
окольным путем обратно к католическому принципу предания и, кроме того,
А. могла найти применение лишь с точки зрения строго проведенного учения
о вдохновении, которое, не взирая на громадное различие, существующее
между отдельными библейскими книгами, считает Святого Духа творцом Св.
Писания.
Ананас (Ananassa sativa Lindi.)-pacтение из семейства Bromeliaceae.
Обыкновенный А. родом из тропической Америки, растет дико, напр. на
песчаном побережье северной Бразилии; культивируется в теплых странах
Азии и Африки и даже Европы, выживая здесь под открытым небом только в
южных странах, разводится также в оранжереях, Первые сведения о нем
помещены в сочинении Овиедо "Естественная история Индии" (1535 г.).
Мясистый, золотисто-желтого цвета, отличающийся чрезвычайным ароматом и
всегда увенчанный пучком листьев, плод образуется из большего числа
сросшихся друг с другом и с осью соцветия завязей; это, следовательно,
так наз. ложный или сборный плод. В Америке он достигает нередко веса в
3-4 килогр., вкус его сладковатый, напоминает вкус земляники, в культуре
становится более нежным. В Вест-Индии он считается у не
акклиматизировавшегося пришлого населения вредным; в Бразилии идет на
приготовление спирта. С 20-х годов его культивируют в Европе в
оранжереях. В Англии, где культура А. особенно распространена,
выработаны особые методы выгонки его в лесном мхе. Оранжереи замка Течен
в Богемии пользуются большою известностью. Без тщательного ухода и при
культуре в простыть оранжереях А. не достигает полного развития и
аромата, отличающего его от всех других плодов. А. у нас почти никогда
не дает семян, поэтому для его размножения берут обыкновенно имеющиеся
на плоде пучек листьев, который осторожно вывертывают и пересаживают.
Корневые отпрыски и побеги под плодом дают плохие результаты. Культура
требует особого внимания и осторожности, ибо растения легко загнивают и
погибают от нападений паразита Coccus Bromeliae.
-Отличают много сортов: королевский А. с острыми ягодами, сорт
мелкий, внутри белый; конический, с желтым мясом; царский, с мясом
бледно-зеленым; кайенн. с гладкими и колючими листьями; фиолетовый
ямайский и бронзовый ямайский с гладкими листьями; бороздчатый (А.
nervosa) и др.
Анапа - город темрюкского отдела Кубанской области, на берегу Черного
моря, 7604 жит., главные статьи торговли: хлеб, особенно пшеница,
скупаемая иностранными. конторами для вывоза за границу и рыба, которая
ловится местными жителями и сбывается. в Керчь. А. не имеет настоящей
гавани, а лишь открытый рейд, стоянка опасна дня судов при сильных
юго-западных и западных ветрах (местные жители называют эти ветры
моряк). Северо-восточный ветер далеко не так силен и опасен как в
Новороссийске. В числе жителей А. много греков, в руках которых
торговля. В конце XVIII и XIX столетий А. была сильной турецкой
крепостью. Основателем А. считается султан Абдул-Гамид, по повелению
коего крепость была построена в 1781 г. наемными французскими
инженерами. А., во время 2-й войны с турками, в царствование Екатерины,
была безуспешно атакована, сначала генер.-аншефом Текелли (сент., 1787),
а потом генер.-поручиком Бибиковым (март, 1790); в 1791 г. она была
взята генер. Гудовичем, но по Ясскому миру возвращена Турции. Взятая в
1808 г. контр-адмиралом Пустошкиным, она, согласно условиям
Бухарестского мира, в мае 1812 г. снова отдана под власть Порты. В 1828
г., А. блокировалась эскадрою черноморского флота, под начальством
контр-адмирала Грейга, а с сухого пути была окружена десантным отрядом
под командою кн. Меньшикова и, после упорной обороны, сдалась. По
Адрианопольскому трактату, 2 сент. 1829 г., А. присоединена к России и
сначала зачислена в разряд крепостей 2-го класса, а в 1846 г. сделана
городом. В 1854 г., при появлении англофранц. флота на Черном море, А.
была оставлена русскими войсками, предварительно разрушившими ее
укрепления; в 1856 снова занята русскими, а в 1860 город этот упразднен,
причем жители переведены в г. Темрюк. После окончательного покорения
Кавказа, в 1864, Анапа потеряла стратегическое значение и прежний
крепостной вал превращен в место прогулки. В последние годы в А. летом
приезжают жители Кубанской области для морских купаний.
Анапест (от греч. сл. anapaiw, т. е. обращенный или поставленный в
обратном порядке дактиль.) - название трехсложного размера стиха,
состоящего из двух кратких и одного долгого слога (), напр. мудреца,
клевета.
Анархия - так называется состояние общества, страны, государства, при
котором действовавшие законы попраны, самое понятие о законности
утрачено, всякая власть отвергнута. Являясь вслед за революцией,
подобное состояние не может длиться, не увлекая к окончательной гибели
данный политический организм; поэтому там, где последний оказывается еще
жизнеспособным, тотчас же после воцарения анархии замечается реакция в
пользу порядка и законности; последние водворяются либо собственными
усилиями благоразумной части населения, либо временно потерявшим свой
авторитет правительством, снова становящимся во главе управления,
благодаря содействию приверженных порядку и спокойствию элементов
населения, либо, наконец, каким-нибудь другим лицом, сумевшим
воспользоваться обстоятельствами, чтобы в надлежащий момент стать у
кормила правления и, водворив силою порядок, вместо анархии установить,
хотя временно, твердую самодержавную или диктаторскую, деспотическую
власть.
Анатолия или Натолия (турецк. Анадуль, греч. Анатоль, т. е. страна
Востока) - служит названием Малой Азии, или самого западного полуострова
Азии, ограниченного на севере Черным морем, Константинопольским
проливом, Мраморным морем и Дарданельским проливом, на западе - Эгейским
морем, на юге - Средиземным морем и на востоке - Арменией и
северо-западными частями Месопотамии и Сирии. Занимая площадь в 517600
кв. км., страна получает свое очертание от западного продолжения плоских
возвышенностей и пограничных горных областей Армении. Внутренняя часть
ее образует большое плоскогорье или, правильнее, ряд возвышающихся одна
над другой террас в 450-1650 м. высоты, с голыми солончаковыми и
болотистыми степями, множеством озер с вулканическим дном и отдельными
вулканическими вершинами, между которыми Арджиж со своими двумя
кратерами возвышается на 2765 м. над Кесарийской (Caesarea) равниной,
которая сама имеет в среднем 1230 м. высоты. Северная окраина или
Понтийско-пафлагоновифинийские горы - длинный хребет параллельных
лесистых цепей, перерезанных многочисленными поперечными долинами,
высотою в 1300 - 1950 м. - круто спускаются в виде узкой береговой
полосы, но с покатыми и безлесными отлогостями внутрь страны. То же
самое и Южная окраина, Тавр, или Киликийско-памфилоликийский хребет;
только он сплоченнее и выше, и достигает на севере от Скандерунского или
Иссийского залива до 3570, а дальше на западе до 2600-2900 м. высоты.
Западная окраина прорвана во многих местах, долины ее открыты к
Эгейскому морю в горных областях Карии, Лидии и Мизии; у подошвы этих
последних лежать благословенные прибрежные страны Леванта, а самые
северные отроги их - Ида и Олимп. На плоскогории внутренней А. берут
начало реки Иешил-Ирмак (ирис), Кизил-Ирмак (Галис) и Саккари
(Сангарий), изливающие свои воды в Черное м., Сарабат (Гермий) и Миндер
(Мэандер), впадающие в Эгейское море. Климат в общем имеет
южно-европейский характер; на более возвышенных террасах зима бывает
сравнительно суровая, часто с льдом и снегом. Весь полуостров довольно
часто подвергается землетрясениям.
Население А. состоит из различных народностей. Господствующее
племяосманлийские турки, числом 1200000 ч., распространено по всей
стране. после них второе место занимают; принадлежащие к тому же племени
и говорящие на одном из тюркских наречий, туркмены; они обитают на
внутреннем плоскогорье и ведут кочевую жизнь. Там же попадаются орды
кочующих курдов, а в горах к востоку от Трапезунда разбойничье племя
лазов, доставляющее лучших моряков Понтийского прибрежья. Города
населены, кроме турок, на западе преимущественно греками и евреями, а на
востоке армянами, которые вместе с франками в приморских портах держать
в своих руках всю торговлю страны. Все население страны считается до
6750000, а вместе с Кипром и западными островами до 7320000. В
политическом и социальном устройстве А. предстоят существенные
изменения, когда будут введены проектируемые реформы, давно обещанные
Портой великим державам. Эти реформы должны обнять судопроизводство,
систему обложения и внутреннее управление, при чем, для большего
обеспечения собственности и общественной безопасности вообще,
предполагается поставить жандармерию под начальством европейских
офицеров. Особенность тамошних порядков составляли прежде старо турецкие
вассальные династии, так называемые Деребеги (князья долин), которые,
признавая над собой верховную власть султана, были наследственными
правителями и военачальниками в своих владениях. Первоначальное
могущество их было сломлено еще султаном Махмудом. В настоящее время вся
страна делится на восемь вилайетов или наместничеств, и каждый из них на
санджаки али провинции: 1) Кодавендкиар, самая северная часть - древняя
Мизия, западная Вифиния и части Фриги - с санджаками Брусса, Карасей,
Карагисар, Саиб, Киутайа; 2) Кастамуни, средняя часть северного
прибрежья - древаяя Пафлатония, восточная Вифиния и части Понта - с
главным городом Кастамуни и санджаками Кастамуни, Боли, Киангри и Синоб
или Синоп; 3) Тирабзон, восточная часть северного прибрежья-прибрежная
страна древнего Понта и страна лазов - с главным городам Тирабзоном или
Трапезундом и санджаками Тирабзон, Джаник или Самсун, Гёмёшъганэ и
Лазистан; 4) Айдин, юго-западная часть-древняя Лидия, Кария и Фригия-с
санджаками Исмир (Смирна), Айдин, Сарухан и Ментение; б) Кония к востоку
от Айдина - древняя Ликия, Памфилия, Пизидия, Ликаония и западная
Киликия, равно как части Фригии, Каппадоин и Катаонш-с санджаками Кония)
Теккэ, Гамид, Нигдэ и Бурду; 6) Ангора, центральная часть
полуострова-древняя западная Каппадокия и Галатия с главным городом
Ангора и санджаками Ангора, Иозгад, Кайсарие и Киршери 7)Сивас, к
востоку от Ангоры - внутренняя страна Нонта, часть Каппадокии и малой
Армении - с главным городом Сивас и санджаками Сивас, Амасия и
КарагисаръШарки; 8) Джесайри-Байри-Сефид, состоит из прилегающей к
Дарданельскому проливу азиатской и европейской береговой полосы
(полуостров Галлиполи) и ближайших островов Самотраке, Лемноса, Имброса,
Тенедоса и Митилене.
Анатомия (греч.), собственно рассечение, - наука о строении
органических существ. Как многие другие науки, А. имеет две стороны:
практическую и теоретическую. Первая излагает правила исследования
подлежащего материала, способы, приемы и технические средства, при
помощи которых приобретаются сведения о строении живых существ (практич.
А.); вторая занимается не самим исследованием, а его результатами, т. е.
описывает эти результаты, объясняет их, приводить в систему и делает им
сравнительную оценку (теоретич. А.). Другими словами, первая есть
искусство, вторая наука анатомии. В прежнее время анатомическая
исследования имели своим предметом почти исключительно человека, и
только в случае крайности, когда нельзя было располагать человеческими
трупами, прибегали к рассечению млекопитающихся. Поэтому под А.
разумели, да и теперь еще разумеют, преимущественно анатомию человека
(Антропотомия). Позднее наука стала заниматься также строением животных.
Таким образом, возникла животная А., или зоотомия . Наконец, принялись
за исследование внутреннего строения растений, что составило новую
отрасль науки; растительную анатомию пли фитотомию . Так как между
человеком и позвоночными, а также между всеми животными вообще
существует много общего со стороны их грубого или тонкого строения, то
наука неизбежно должна была придти к изучению сходств и различий этого
строения и таким образом народилась сравнительная А. Она то именно, в
связи с палеонтологией и историей развития, доставила и еще будет
доставлять главнейшие опоры учению о происхождении видов, столь
животворно подействовавшему на умы в наше время. Изобретение
увеличительных стекол выяснило, что то, что кажется однородным
невооруженному глазу, может в действительности обладать очень тонким и
сложным строением, и вследствие этого от А. отделилась особая наука под
названием микроскопической А., или учения о тканях, занимающаяся
исследованием тончайших подробностей организации . Большинство болезней
сопровождается грубыми или тонкими изменениями в положении или строении
различных органов и их тканейисследование этих болезненных изменений
составляет предмет так назыв. патологической А.
А. здорового человека, с своей стороны, подразделяется,
соответственно употребляемому ею методу изложения, на систематическую и
топографическую. Систематическая, или описательная А. занимается
изучением внешних свойств, вида, положения и взаимной связи органов,
рассматривая их в том порядке, в каком они слагаются для образования
однородных групп (систем), служащих для достижения одной общей, конечной
цели. При этом способе изложения, при котором анатомические данные
являются только предварительной ступенью к изучению физиологии, А.
подразделяют на следующие шесть отделов или учений: 1) Остеологию, или
учение о костях, со включением суставных хрящей (хондрологиии). 2)
Синдесмологию или учение о связках, т. е. о тех лентообразных органах,
которые связывают кости в одно подвижное целое, особенно в суставах.
Кости, хрящи и связки образуют все вместе твердый остов тела, на котором
укреплены мягкие части и в углублениях или полостях которого привешены и
спрятаны важнейшие для жизни органы. Скелет представляет сложную систему
устоев и рычагов, приводимых в движение силою мышц, действующей на них
извне, и потому может быть назван органом пассивного движения. 3)
Миологию, или учение о мышцах, т. е. мясистых органах тела. В силу живой
сократительности своих волокон, мышцы служат органами активного
движения, изменяют положение костей, отчасти способствуют образованию
полостей тела и прикрытию заложенных там органов, наконец, своей массой,
главным образом, определяют форму тела. 4) Ангиологию, или учение о
сосудах, рассматривающую положение и ход перепончатых трубок,
разветвляющихся в виде дерева или сети и пронизывающих почти все части
тела. Различают две системы сосудов: а) кровеносные с сердцем, мясисты м
насосом, из которого кровь отводится бьющимися, пульсирующими жилами
(артериями) и б) лимфатические, при посредстве которых известные соки
тела приходят в соприкосновение с кровью в особых органах (лимфатических
железах) и, наконец, переводятся в вены. 5) Неврологию, или учение о
нервах, рассматривающую нервную систему, на которой различают две
главные массы, центральные. главные органы - головной и спинной мозг,
затем отходящие от них почти ко всем точкам тела белые нити, в виде
периферических нервов и, наконец, так называемые узловые нервы; т. е.
особенный отдел нервов, весьма обильно снабженный так называемыми узлами
(ганглиями). 6) Спланхнологию, или учете о внутренностях, имеющую своим
предметом описание органов, составленных из различных систем и большею
частью расположенных в полостях тела. По своим отправлениям эти органы
разделяются на следующие пять групп: органы чувств, органы речи, голоса
и дыхания, органы пищеварения, мочевые органы и половые органы.
Но, как уже сказано выше, есть еще другая система изложения,
топографическая А., которая рассматривает части человеческого тела не по
отдельным системам, а главным образом со стороны их взаимного положения
в данном пространстве, идя от наружной стороны внутрь, от поверхностно
лежащих к глубоко лежащим частям. Она разделяет тело на множество
крупных и мелких отделов или провинций (областей), пользуясь для этого
отчасти естественными границами, данными в различных сгибах, суставах,
перегородках и т. д., отчасти воображаемыми, нарочно для этого
придуманными линиями Ствол делится на голову и туловище; последнее
состоит из шеи, груди и живота. Конечности делятся на грудные или руки,
и брюшные или ноги. На каждой из этих крупных частей различают еще
отделы и подотделы. Эта А. областей составляет в практическом отношении
самую полезную часть А., так как практика имеет дело не с отдельными
системами человеческого тела, а с соединением их в живое целое. Взаимное
отношение органов в определенном пространстве играет важную роль при
болезнях, и нарушение этого отношения влечет за собою целый ряд
болезненных изменений, правильное понимание которых возможно только
тогда, когда отношение это известно. Анатомия областей, излагаемая
преимущественно с точки зрения потребностей оперативной хирургии, носит
также название хирургической А. Топографическими препаратами называются
такие, на которых отдельные системы тканей (мышцы, артерии, вены и
кости) представлены в их положении относительно друг друга. К этим же
топографическим препаратам относятся и разрезы, получаемые на
замороженных трупах. -Пластическая А., изучаемая художниками, - в
сущности та же топографическая анатомия, но она обращает
преимущественное внимание на внешние очертания тела, на зависимость их
от внутренних частей, в особенности от мышц в их различных состояниях
напряжении, наконец, на общие размеры отдельных частей тела и их
взаимоотношения. - Изменения строения органических существ, связанные с
постепенным развитием их из простого зародыша в зрелую особь, составляют
предмет эмбриологии Последняя, вместе с учешем о тканях, носит название
общей А. и в противоположность этому, систематической А. дается название
частной или описательной А.

История. - Громадная важность науки анатомии для врача, физиолога,
естествоиспытателя была сознана уже рано, хотя мы никогда, вероятно, не
будем в состоянии узнать наверное, кому принадлежат первые точные
анатомические исследования, особенно на человеческих трупах. В древности
главной помехой к изучению А. человека долгое время являлись религиозные
верования и суеверия. Греки, веровавшие, что души умерших, до погребения
их тела, скитаются по берегам Стикса, очевидно, не могли быть
расположены к анатомическим занятиям. Забота о телах умерших доходила у
них до того, что афиняне однажды присудили к смерти одного победоносного
полководца за то, что, увлекшись погоней за неприятелем, он не похоронил
оставшихся на поле битвы воинов. Римляне, с своей стороны, питали
сильное отвращение к А., считая занятие ею унизительным для
человеческого достоинства. Сама тогдашняя врачебная наука не нуждалась в
специальных анатомических знаниях, а когда потребность в них стала
ощутительна, то ее старались удовлетворить рассечениями животных, именно
собак и обезьянь. Даже относительно отца медицины, Гиппократа, нельзя с
достоверностью сказать, знал ли он А. или нет. Сам Аристотель,
знаменитое сочинение которого "история животных" легло в основу всех
последующих трудов по естествознанию, по всей вероятности, был
совершенно незнаком с А. человека. А. животных оставалась основой науки
и в то время, когда, по крайней мере, в Александрии уже практически
занимались А. человека, хотя, конечно, не в том виде, как это делается
теперь. Герофил из Халкедона и Еразистрать из Кеоса (ок. 300 до Р. X.)
пользовались славой таких усердных анатомов, что по словам Цельзия, они
рассекали живых преступников. Тем не менее, даже Гален (131 по Р. X.)
оставляет нас в неизвестности на счет способа, которым он приобрел свои
анатомические знания, и точно также у арабов мы не встречаем никаких
указаний, по которым можно было бы заключить, что они сами исследовали
человеческие трупы. Провидимому, для них, равно как для их преемников,
главным источником анатомических знаний служили сочинения Галена, пока,
наконец, Мондини де-Лутци, профессор в Болонье, впервые публично не
анатомировал в 1300 и в 1315 два женских трупа; на основании собственных
исследований он написал первый учебник А. человека, который в
продолжение двух столетий пользовался значением анатомического кодекса.
Только в XVI веке авторитет Галена окончательно был низвергнут. После
жестокой борьбы, усилиями Везаля (1543), Евстахия, Коломба, Фалония,
Фабриция из Аквапенденте, Варолия и др., которым А. обязана целым рядом
блестящих открытий. XVII столетие бодро пошло по проложенному ими пути,
особенно после того, как открыт Гарвеем кровообращения (1619) вдохнуло
новую жизнь в физиологию, а микроскоп доставил доступ к более тонкому
строению человеческого и животного тела. Лимфатические сосуды были
открыты Азелли (1622); железистые органы нашли себе ревностного
исследователя в Вартоне, тогда как Мальпиги, Левенгук, Сваммердам и
перешагнувший в следующее столетие Рюнш, благодаря микроскопу и
впрыскиваниям в сосуды, подвинули микроскопическую А. далеко дальше
своих предшественников. В XVIII стол. больше всех выдались в этой
области опять таки итальянцы (Паккиони, Вальсальва, Морганьи, Санторини,
Масканьи, Котунни). Рядом с ними почетное место заняли во Франции:
Винслоу, Д'Обантон, Лиетод, Вик-д'Азир и Бита; в Англии: Купер,
Чезедьден, Гёнтер, Крюикшенк, Монро и Бель; в Нидерландах: Боэргав,
Альбин, Кампер и Сандифорть. Германия тоже блестящим образом выдвинулась
из прежних потемок в лице Галлера и обоих старших Меккелей, чтобы затем
в XIX стол. занять первое место. На рубеже обоих столетий мы встречаем
имена Зёмеринга, Лодера, Блуменбаха, Гильдебрандта, Рейля, Тидемана,
Бока и Зейлера, которые почти все еще сохранили тесную связь с
практической медициной и способствовали ее преуспеванию своими
анатомическими трудами. Но уже в первое десятилетие нынешнего века, как
во всех других отраслях науки, так и здесь начался процесс обособления,
благодаря которому анатом и физиолог пошли каждый своим путем, почти не
заботясь о практической медицине, так что последняя извлекала мало
пользы из их блестящих открытий, и сами анатомы почти исключительно
разрабатывали микроскопическую А. В скором времени необходимость слияния
обеих наук снова выступила на очередь, благодаря ревностному изучению
патологической А., которая после классических исследований Рокитанского,
Вирхова, Конгейма, Клебса и др. сделалась главнейшей основой современной
медицины. После долговременного и почти исключительного господства
микроскопической А., некоторые новейшие немецкие анатомы снова
обратились к грубой А. и разработали ее отчасти с новых точек зрения.
Нормальная А. с особой любовью изучалась до сих пор французами. Между
учебниками по А. на первом плане должны быть поставлены превосходные
руководства Гиртля, Генде, Мейера, Лушки, Гегенбауэра, Гартмана, затем
старые учебники Меккеля, Гильдебрандта и Арнольда, а между французскими
учебниками Крювилье и Саппеля. Перечень важнейших старых и новых
сочинений по всем отраслям А. можно найти в учебнике Гиртля "Руководство
к А. человеческого тела", существующее и на русском языке во многих
изданиях. Из русских анатомов первое место занимает проф. В.Л. Грубер,
обогативший анатомическую науку многочисленными (552) специальными
работами, обнимающими все системы человеческого тела. Все работы
напечатаны на немецком языке, за исключением одной капитальной
монографии "О косточке слезоточного канала", которая появилась прямо на
русском языке. Им же основан богатейший в России музей при Институте
практической анатомии в Военно-медицинской Академии. Новейшие анатомы в
России все почти ученики проф. В. Л. Грубера: проф. Ландцерт, проф. А.
И. Таранецкий и проф. П. Ф. Лесгафт.

Практическая А., естественно, шла в своем историческом развитии
впереди теоретической. Что же касается анатомической техники, т. е.
выработки правил рассечения трупов, то хотя относящиеся сюда указания
встречаются уже в сочинениях Галена, однако первые попытки изложения
этого предмета в специальном сочинении сделаны не раньше XVII ст. В
настоящее время для удовлетворения этой практической потребности
составлены особые руководства такими анатомами, как Гиртль, Будге,
Мейер, Генке и Лаут. В анатомической технике различают вскрытие и
препарирование. Вскрытием называется произведенное по правилам искусства
обнажение трех больших полостей человеческого тела, вместе с
исследованием заключенных в них внутренностей и органов. Препарирование
состоит в разъединении по правилам искусства отдельных частей, так чтобы
можно было различать их форму и положение. Представленные подобным
образом части носят название анатомических препаратов; в этом смысле
говорят о костных, мышечных, сосудистых и нервных препаратах. Препаровка
костей производится посредством удаления с них всех мягких частей
кипячением, размачиванием и белением. Если кости снова скрепляются
проволоками в их натуральном положении в одно целое, то получается
искусственный скелет, названный так в отличие от естественного скелета,
на котором кости соединены между собою так называемыми связками. Для
лучшего представления сосудов, особенно их тончайших разветвлений,
обыкновенно пользуются инъекциями, или впрыскиваниями в них окрашенных и
отвердевающих жидкостей, после чего сосуды отделяют скальпелем от
окружающих мышц и мягких частей. В последнее время стали употреблять еще
другой способ препарирования сосудов. Именно, сосуды наливают особой
массой, которая нерастворима в едких жидкостях, тогда как все другие
составные части тела распускаются в них. Описанными способами получаются
так называемые свежие препараты. Для того же, чтобы надолго сохранять
препараты, по возможности, в их натуральном виде, как напр. для целей
преподавания А., равным образом для сохранения редких аномалий, т. е.
уклонений от нормального строения, или особенно интересных болезненных
изменений органов; их высушивают на воздухе или смазывают древесным
уксусом и покрывают прозрачным лаком. С тою же целью можно сохранять
препараты в противогнилостных жидкостях, напр. в 16-22% спирте, в
карболовой кислоте, растворе сулемы и т. д, или же обработать их
виккерсгеймерской жидкостью . Такие препараты, сохраняемые в особых
шкафах и комнатах, образуют анатомические (или патологические) коллекции
или музеи. Так как невозможно сохранять все части в полной
неприкосновенности, в особенности цвет их и мелкую волокнистость, то
пытались воспроизводить органы при помощи пластического искусства,
приготовлять анатомические препараты из дерева или слоновой кости
(слуховой орган), воска или картона. С большей еще пользой и
сравнительно меньшими издержками для анатомических изображений уже
издавна применялось рисовальное искусство. Подобные изображения,
называемые анатомическими таблицами, изготовлял еще Аристотель,
снабдивший ими свои анатомические сочинения, который теперь потеряны. В
XVI ст. такими рисунками занимались величайшие
художники-Леонардо-да-Винчи, Микель-Анджело, Рафаэль, Тициан, Дюрер, но
из них лишь немногие дошли до нас. Первоначально анатомические рисунки
воспроизводились посредством резьбы на дереве, а потом гравированием.
Теперь с той же целью пользуются литографией и особенно фотографией, а в
самое последнее время снова вернулись к резьбе на дереве. Из
анатомических атласов самыми лучшими считаются атласы Вебера, Арнольда,
Фрорипа, Бока, Генке, Генле, Гейцмана, Рюдингера и Обета. О новейших
успехах А. печатаются подробные отчеты в издаваемых Гофманом и Швальбе,
"Jahresberichte uber die Fortschritte der A. und Physiologic".
Анахореты (греч.), т. е. удалившиеся от мира, отшельники, пустынники;
так наз. люди, живущие в уединенных и пустынных местностях, по
возможности чуждаясь всякого общения с другими. Хотя уже в первые два
столетия нашего летосчисления христиане устранялись от языческих
празднеств и удовольствий, но только в конце III и в начале IV столетий
появились отшельники в настоящем значении этого слова, которые,
вследствие жестоких преследований или же презрения ко всему земному,
стали искать уединения. В начале IV века около таких отшельников или
отцов пустыни стали собираться (первоначально в Египте) ученики и
сотоварищи и вести под их руководством аскетически образ жизни. Когда
Афанасий в 356 г. удалился в Ливийскую пустыню, он нашел ее уже
заселенною многочисленными пустынниками. Идеальный образ такого
отшельника начертали Иероним в житии Павла биванского и Афанасий, в
житии святого Антония. Последний считается отцом настоящего монашества.
Существует сказание, что его ученик Иларион ввел этот уединенный образ
жизни в Палестине, а Евстафий в Армении и Малой Азии. Вскоре
замечательнейшие учителя церкви стали поощрять такой образ жизни и
привили его и на западе. Но вскоре, когда А. стал осаждать народ,
искавший их советов, утешения в несчастиях и благословения больных и
детей, они принуждены были отказаться от первоначального намерения
совершенно устраниться от мира. Некоторые А. подвергали свою грешную
плоть ужасным мучениям, обременяли себя цепями, железными кольцами и т.
п. веригами, уединялись почти в необитаемые местности, пещеры,
отказывали себе в необходимом пропитании и одежде, или же, принимая
самые неестественный позы, оставались в них в продолжение многих лет.
Однако, подобные подвиги анахоретства стали постепенно исчезать, так как
церковь вскоре предпочла более мягкую форму отшельничества, именно -
общежитие "кеновитов" или монахов. Впрочем все вообще восточные религии,
не исключая даже еврейства, представляют подобные явления.
Анахронизм (греч.)-так называется всякая погрешность против
хронологии. А. встречается особенно часто в произведениях поэзии и
применяется здесь или сознательно, с целью произвести какое либо
впечатление (напр. комизма), или же является лишь случайным, вызванным
незнанием поэта, который допускает существование уже в гораздо раннее
время какого либо обстоятельства, обычая, обряда и т. д., принадлежащего
более позднему времени. Так у Шекспира в его "Юлие Цезаре" башенные часы
бьют три часа, а Шиллер в своем "Пикколомини" говорит о громоотводе,
хотя последний изобретен лишь в XVIII столетии. В большей степени
современная историческая и эстетическая критика осуждает поэтические
произведения, которые, изображая с педантическою точностью внешнюю жизнь
минувших времен, переносят в нее все духовное развитие и образ мыслей
нынешних времен. Этим недостатком страдает вся старая французская
псевдоклассическая трагедия, а равно и многие исторические романы. Иначе
должны быть рассматриваемы А., встречающиеся в народной поэзии и в
поэтических произведениях средних веков. В народном эпосе А. нередко
является сознательно примененным характерным признаком. Здесь Ахиллес
остается постоянно юным, Елена постоянно прекрасной; в продолжение
нескольких веков Рустем в персидских, Марко в сербских героических
сказаниях разделяют судьбу своих народов, не стареясь и постоянно
оставаясь в непреклонной мужественной силе. Точно также средние века
представляли весь свет лишь с точки зрения своего времени, и
стихотворный обработки античных тем, как напр. "Энеида" Генриха фон
Фельдеке и повествование о подвигах Александра Великого священника
Ламирехта, описывают обычаи, современные авторам этих произведений и
изображают действующих лиц в средневековом одеянии, не имевшем ничего
общего с описываемою эпохою. Равным образом и художники средних веков и
эпохи возрождения в своих картинах рядом с изображением Христа и Святых
нередко со всею прелестью наивной искренности помещали рыцарей, города и
замки своего времени.
Анаэробии - так Пастер называет всех тех низших животных (бактерии и
т. п.), которые способны к движению и иным проявлениям жизни лишь при
полном отсутствии кислорода воздуха, в противоположность к аэробиям, т.
е. всем тем животным, которые не могут существовать без кислорода
воздуха (растворенного в воде или газообразного).
Ангара - главный и правый приток Енисея. Различают верхнюю А.,
которая вытекает из отрогов Олекминско-Витимских гор и впадает в
северную оконечность озера Байкала и нижнюю А. - исток Байкала. Она
называется также Верхней Тунгуской. При выходе из озера имеет чистую,
прозрачную воду, течет мимо Иркутска на север, потом на запад. Длина
течения около 2080 км. (2000 верст). Ширина от 490-2600 м., глубина была
бы везде достаточна для судоходства, которому мешают весьма опасные
пороги в среднем течении реки. В последнее время на средства
министерства Путей Сообщения и А. М. Сибирякова производятся работы для
улучшения судоходства в порогах. Течение А. так быстро, что близ ее
истока из Байкала она обыкновенно совсем не замерзает, а около Иркутска
лишь в последних числах декабря, а вскрывается в конце марта. Любопытно
сравнить в этом отношении Ангару у Иркутска с другой озерной рекой,
Невой, у Петербурга. Последняя замерзает при сумме температур -42°, а
Ангара -99,8°. Эти суммы получаются, складывая средние температуры ниже
0° от начала морозов до замерзания. Нева в Петербурге замерзает
обыкновенно дней 10 после начала морозов, а Ангара в Иркутске дней 80
после начала морозов и тогда уже, когда температура ниже -25. Если б
течение Невы у Петербурга было бы также быстро, как Ангары у Иркутска,
то она не замерзала бы совсем. Любопытные данные о способе замерзания
Ангары, температуры ее воды и т. д. сообщены Шварцом в Вестнике Имп.
Рус. Геогр. Общ. за 1857. О высоте воды А. у Иркутска мы имеем сведения
Штеллинга за 1886-87 годы. Из них видно, что всего ниже вода в феврале,
а всего выше в конце декабря. Возвышение в это время года зависит от
затора льда ниже по течению, так что наибольшее количество протекающей
воды бывает в сентябре. По сравнению с Невой у Петербурга оказывается,
что живое сечение последней значительно более, а скорость течения от 2
до 3 раз менее Ангары. Количество воды, протекающей Ангарой у Иркутска,
72 кубических километра в год, Невой у Петербурга 58, а Волгой у
Александровского моста выше Сызрани, 312 куб. км. А. принимает большое
число значительных притоков, главные из них слева: Иркут, Кита, Белая,
Ока и Тассерва, справа: Кунда, Янда, Илим и Чадобец. Казаки
промышленники открыли Ангару в первой половине XVII столетия, в 1645
Колесников проплыл вверх по ней до Байкала.
А., по поручению А. М. Сибирякова, исследована летом 1883 г.
Рунебергом. Оказалось, что главным препятствием для судоходства по А,
являются пороги за Братским острогом. Посредством обхода
значительнейшего из этих порогов, Падуна, каналом в 2 км. длины,
проведение которого возможно на левом берегу реки, вполне достижимо
устройство удобного водного пути между Байкальским озером и Енисеем.
Братский Острог уже соединен пароходным сообщением с Иркутском; в 1885
г. Сибиряковым приобретена пятилетняя привилегия буксирного пароходства
в нижней части А., от Братского Острога до впадения ее в Енисей, не
исключающая однако обыкновенного (без пом. парох.) судоходства по этой
линии; при этом предпринимателю вменено в обязанность держать в порядке
речной фарватер и тратить ежегодно не меньше 10000 р. на улучшение
судоходности реки на протяжении от Братского Острога до впадения А. в
Енисей. Так как уже с 1883 г. идут работы по соединению Оби и Енисея
каналом, пользуясь речками Кетью и Кассом, то уже в ближайшем будущем,
должен образоваться непрерывный водный путь, от восточного подножья
Урала до Байкальского озера, который несомненно значительно повлияет на
оживление торговли Сибири.
Ангел (греч. слово, означающее-посланник, вестник)-употребляется в
Библии в многоразличных значениях: по отношению к Сыну Божию, Иисусу
Христу, и по отношению к людям-пророкам, священникам и епископам
церквей, и по отношению к предметам бездушным и явлениям природы, когда
они являются вестниками гнева Божия. Но в собственном и тесном смысле
это слово в Библии обозначает личные, духовные существа, совершеннейшие
человека и сотворенные Богом, которые возвещают людям волю Божию и
исполняют на земле Его веления. Вся история народа Божия совершается при
служении А., и они являются в важные моменты ветхозаветным патриархам и
праведникам: Аврааму, Иакову, Моисею, Тис. Навину, Давиду, а также Лоту,
и друг. В Новом Завете А. служат Иис. Христу и Его Церкви: возвещают и
славят рождение Спасителя, служат Ему после искушения в пустыне,
возвещают Его воскресение и вознесение, являются апостолам, имеют быть
участниками будущего Суда и проч. Об А. говорит в своих речах Спаситель,
о них пишут в своих писаниях апостолы. См. Верховского, "Библейск.
Словарь", 1871 г.; П. Солярского- "Опыт Библ. Словаря" 1879 г.
Церковь приняла ветхозаветные понятия об А, особенно развития в
книгах времен плена Вавилонского и преимущественно пророческих, и при
свете новозаветных писаний выработала такое учение об А. Они существа,
сотворенные Богом прежде творения видимого мира; они духовны и
бестелесны, или, может быть, имеют некое эфирное тело; если они
принимают видимый образ - это только случайная форма, а не постоянное
бытие. Для А. не существует наших пространственных условий, но они не
вездесущи. Они более совершенны, чем даже первозданный человек, но в
совершенстве ограничены: не смотря на быстроту и глубину разумения, не
всеведущи; не смотря на чистоту и святость, могут подвергаться
искушениям. Они сотворены свободными, а потому могли свободно устоять в
добре, как светлые ангелы, и пасть, как злые духи. Они предстоят перед
лицом Божиим, исполняют Его волю; непрестанно славят Его и наслаждаются
блаженством. А. неисчислимое множество; в этом несметном воинстве
небесном имеются разные достоинства и степени совершенства. На основать
Ветхозав. и Новозав. писаний установлено разделение А. на три иерархии,
с подразделением каждой из них на три лика. Высшая Иерархия: Серафимы,
Херувимы, Престолы. Средняя Иерархия: Господства, Силы, Власти. Низшая
иерархия: Начала, Архангелы, Ангелы. Такая классификация полнее всего
изложена Дионисием Ареопагитом в сочинении "Небесная иерархия". Какое
значение степеней ангельских Иерархий неизвестно. Но собор
Константинопольский 653 г. осудил тех, которые учили, что А. по природе
и силам все сотворены равными. Отчасти по библейским сказаниям известны
имена ангелов: Михаил-(кто как Бог), Гавриил - (муж божий), Рафаил -
(помощь, исцеление божие), Уриил - (огонь и свет божий), Салафиил -
(молитва к Богу), Ифремиил - (высота божия). Вероятно, чтобы дополнить
семеричное число, сюда же причисляются имена А., не упоминаемых в
Библии: Иегудиил - (хвала божия) и Варахиил - (благословение божие).
Церковное учение об А. см. Макарий, митр. Москов., "Догматическое
Богословие" и Филарет, архиепископ Черниг., "Правосл. догматич.
богословие" (1882, 151-182 стр.).
Учение об А. не было предметом особых споров и специальной обработки
в древней церкви, как другие догматы. Впрочем на мало рассуждали
относительно двух пунктов, именно: о времени сотворения А. и о том,
считать ли их чуждыми всякой телесности или признать имеющими эфирное
тело. Почитание А. было в практике церковной с раннего времени и
окончательно определено вторым Никейским-седьмым Вселенским Собором (787
г.). Церковь западная приняла это учение и ввела в свою практику.
Западные богословы схоластики потратили не мало труда над обработкою
учения об А. и написали не мало трактатов с самыми неожиданными
вопросами и затейливыми ответами. Таков напр. специальный трактат
Суареса. Не мало ненужных и ни на чем серьезном не основанных тонкостей
можно найти и у наших ученых Могилянской академии. Протестантская
догматика отрицает почитание А., но принимает учение о них, за
исключением схоластических измышлений. Новая критика подвергает сомнению
ученье об А., отчасти с общей философской точки зрения
(натуралистической или пантеистической), а отчасти на основании
библейского текста. Действительно в Пятикнижии, и отчасти в других
книгах до плена Вавилонского, учение об А. не имеет достаточной ясности.
Там иногда А. называет себя Богом (Быт. XXXI, 11 - 13), или видевший А.
называет его Богом (Быт. XVI, 7-13); то вестник отличается от Иеговы, то
сливается с ним (Быт. XXII, II, 14; Исх. XIII, 21., XIV, 19.; Чис. XX,
16.; Быт. XIX, 15-24). Опираясь на такую неопределенность, одни видят в
учении об А. остаток прежней языческой космогонии евреев. Но если бы
было так, возражают последние, учение с течением времени должно было
теряться и затемняться; а мы видим совершенно обратное явление: учете об
А. в Библии с течением времени все более уясняется и определяется.
Другие, обращая внимание на то, что библейское учение об А. в более
определенной форме высказывается во времена плена Вавилонского, признают
его не коренным еврейским, а заимствованным у иноплеменников. Но,
принимая во внимание, что А. упоминаются далеко до плена Вавилонского,
на первых страницах книги Бытия, можно сказать, что Вавилонский плен и
знакомство с верованиями вавилонян могли иметь и, вероятно, имели
некоторое значение в раскрытии библейского учения об А., но значение
только внешнее. Они возбуждали к частному раскрытию этого учения
параллельно, или в сопоставлении чуждой религии. Но развитие ангелологии
зависло от внутренних причин и совершалось на основе существовавших уже
понятий. Иные видят в А. только форму проявления в природных сил Иеговы,
нераздельных от него и тождественных с ним. Но этому противоречат многие
места, говорящие об А., как личностях самостоятельных и отдельных от
Иеговы. Так, в рассказе о видении Иаковом лестницы А. восходят и
нисходят по лестнице, а вверху ее стоит сам Иегова (Быт. XXVIII, 12,
13). Тис. Навину явился вождь сил Иеговы, а А. впоследствии,
обыкновенно, назывались воинством Иеговы. Есть взгляд, по которому А.
ничто иное, как поэтическое олицетворение сил природы, выражающих Божие
могущество, или отвлеченное понятие о действиях Иеговы в мире, словом
личная форма выражения безличных действий. Правда, в поэтических книгах
Библии выражается иногда олицетворение явлений природы, как орудий
божественного могущества. Но места, говорящие об А., резко отличаются от
таких и ясно говорят, что под А. разумеются лица, а не явления природы,
духовные существа, а не физические силы. Некоторая неопределенность
библейского учения об А. объясняется своеобразным, сравнительно с
другими религиозными представлениями, взглядом Библии да отношение.
ангелов в Богу и к людям. А. в верованиях еврейского народа и в культе
его не имеют никакого самостоятельного значения; они не боги и не
полубоги, а только слуги и исполнители води Иеговы. О них человек знает
настолько, чтобы признать их вестниками Божества и в вестях их признать
Божественное повеление. Они предполагаются известными, и потому на
первых страницах книги Бытия (Быт. III, 24., XVI, 7) говорится об А. без
упоминания об их происхождении и определения их природы. Посланный
говорит во имя Пославшего, потому, вероятно, о словах А. говорится, как
о словах Бога: в библейском рассказе они иногда смешиваются с Теговою. -
Ср. Епископ Хрисане, "Религии древн. мира" (1878, т. 111, 121-142 стр.);
Герцог и Плит, "Реаl Encyklopedie" (1879, т. II, под ел. "Engel").Эд.
Рим, "Handworterbucb d. bibl. Alterthums", (1884. т. 1, под сл.
"Engel").
Изображение А. было предметом искусства еще по Ветх. Зав.: на Кивоте
Завета были изображены крылатые херувимы; в храме Соломоновом два
больших херувима с крыльями покрывали все пространство, занимаемое
Ковчегом в Святые Святых Пророк Иезекииль в известном видении колесницы
изображает херувимов человекообразными, с 4 лицами и 4 крыльями; ноги у
них с ступнями тельца и блестящими, как медь; с лицом человеческим
соединялись с правой стороны лице льва, а с левой - тельца и орла; 2-мя
крылами они летали, а 2-мя покрывали лица и проч. (Иезек. 1, 1-28).
Менее сложна символика у пророка Исаии в изображении Серафимов, но
все-таки символика обильная. Древнее христианское искусство в
изображении А. держалось особенной простоты. Принятое теперь изображение
А. в виде обнаженных детей или одной только головки с крыльями, но без
тела, тогда не было известным. Древнее искусство изображало А. в виде
зрелых юношей, в тунике стянутой по поясу орарем. В первые столетия А.
изображались обыкновенными людьми. Об этом мы знаем от церковных
писателей и из дошедших до нас памятников искусства. На фреске
Благовещения II века арханг. Гавриил изображен в украшенной тунике с
орарем. Точно также изображен архангел Рафаил, спутник Товии. В древнем
изображении трех отроков в пещи на А. такое же одеяние, как и на
отроках. Таким образом, древнее христианское искусство в изображении
ангелов отличается от языческого в его изображении гениев Если и
встречаются между древними христианскими памятниками языческие
изображения гениев, то только в виде аллегорических украшений. С IV века
является в христианском искусстве весьма слабое желание отличить
изображения А. В отличие от людей А. придают сияние и крылья. Даже в V
в. не определилась еще эта форма изображения, и А. изображаются или с
сиянием или только с крыльями. Потом (с VI в.) начинается изображение А.
в виде странника, с посохом в руках. С VIII в. уже изображают А. с
крыльями, сиянием и посохом, посохи иногда оканчиваются крестами.
Изображений А. с какими-нибудь характерными признаками их иерархического
положения - по иерархии Дионисия Ареопагита - древняя церковь совсем не
знала. Эта манера принадлежит Византийскому искусству. Ф. К. Крауз,
"Real Encykiop. d. christl. Alterthumer" (1880, сл. "Engelbilder").
Ангина (жаба)-под этим названием древняя и народная медицина разумеют
все болезненные состояния, при которых появляется затруднение глотания,
затруднение речи и припадки удушья в зависимости от воспалительного
состояния зева и бронх. Главнейшие из них следующие: воспаление гортани
(angina laryngea), воспаление трахеи (angina trachealis), воспаление
нёба (angina faucium), миндалевидных желез (angina tonsillaris), язычка
(angina uvularis) и т. д. Воспалительные состояния, судя по характеру
патологического процесса, имеют различные наименования; воспаление
гортани и воздушных путей с налетом в виде пленок назыв. круппом (ang.
membranacea), или дифтеритом (angina gangraenosa, Diphteritis,
Garodillo); воспаление зева, сопровождающее всегда почти скарлатину
(angina scarlatinosa); воспаление, сопровождающееся отечным состоянием
ткани (angina oedematosa или отек гортани). Последнее часто
присоединяется к воспалительным состояниям, катарам и опухолям гортани и
окружающих ее частей; предоставленная самой себе, angina oedematosa
осложняется легко отеком голосовой щели, обусловливающей смертельный
исход заболевания. Грудная жаба (angina pectoris) имеет неправильное
название, так как припадки этого заболевания находятся в зависимости от
какого-либо страдания сердца. Главнейшие симптомы ангины суть: сухость и
царапанье в горле, болезненность при глотании или полная невозможность
глотать, охриплость, кашель, свистящий вдох и выдох, припадки удушья,
часто появляющиеся по ночам и сопровождающиеся синевой лица, конечностей
и т. д. Местное исследование может указать на локализацию и характер
заболевания; лечение сообразуется с результатом исследования. Чаще всего
употребляют в этих случаях холодные или горячие компрессы вокруг шеи,
полоскания, вдыхание пара, местные кровеизвлечения, рвотные, проносные и
т. д. В опасных случаях жизнь может быть сохранена своевременно
сделанной трахеотомией. Против наклонности к возвратам ангины наилучшими
средствами служат общее закаливание, в особенности ног и шеи, частое
обмывание последних холодною водою, холодный полоскания, запрещение
много кричать, говорить, петь; у мужчин предохранительным средством
служит борода.
Aнгиo... (с греческого aggoV, сосуд) означает собственно кровеносные
сосуды. Часто входит в состав сложных слов: ангиология-учение о сосудах
(составная часть анатомии), ангиоитес-воспаление сосудов (жил);
ангиопатия-страдание сосудов; ангиоплек-перевязка сосудов для остановки
кровотечения; ангиорексия-разрезание сосудов; ангиостеноз-сужение
сосудов; ангиостоз-окостенение сосудов, ангиотомия
-искусственное вскрытие и рассечение сосудов.
Ангкор или Онгкор-название обширных, величественных развалин в
индокитайском государстве Камбодже, недалеко от границы с Сиамом, к С.
от города Сиемраба, на озере Талесабе; между ними особенно замечателен
т. н. Накхон-Ват, посещаемый и ныне буддистскими паломниками,
полуразрушенный храм с бесчисленным множеством статуй и барельефов,
равно как и многочисленными надписями, заимствованными из мифов
браманизма. Навхон-Том, исполинские развалины древней столицы этой
страны, вместе с Накхон-Ватом служат неопровержимым свидетельством
высокой цивилизации ее в доисторическое время. Ср. Бастиана, "Die Volker
des ostl. Asien", т. 4, "Reise durch Kambodscha nach Cochinchina" (Иена,
1867).
Англиканская церковь-так называется государственная церковь в
Великобритания и Ирландии. Реформационная по своему учению, она по
отношению к культу и церковному устройству занимает среднее положение
между протестантской и католической церквами. В отличие от
многочисленных реформатских сект в Англии, которые все, согласно с
реформатскими принципами, имеют пресвитерианские порядки, она называется
также епископальною. За исключением Великобритании и ее колоний, А.
церковь имеет многочисленных приверженцев только в Северной Америке.
Совершенно своеобразное положение, занимаемое А. церковью между
протестантскими общинами, объясняется ходом исторических событий
английской реформации. Во второй половине средних веков Англия более,
чем всякое другое из европейских государств, страдала под давлением
римской иерархии, а потому еще в XIV стол. сделалась восприимчивою к
реформационным идеям. Джон Виклифф еще задолго до Лютера вызвал своею
деятельностью, особенно в среде образованных сословий, религиозное
движение, направленное против всего иерархического устройства того
времени, против почитания святых, отпущения грехов, тайной исповеди,
пресуществления хлебов, чистилища и проч., и имевшее целью возвращение к
простоте Священного писания и апостольских пресвитерских порядков.
Сторонники Виклиффа, получившие от своих противников прозвище лоллардов,
были жестоко преследуемы, но память о нем жила в народе и проложила путь
сочинениям Лютера, которые с 1519 проникли в Англию. Затем, с 1526 г.,
Джон Фрит (Fryth) и Уильям Тиндаль начали переводить на английский язык
Евангелие. Король Генрих VIII (с 1509) сначала был противником Лютера,
разошелся потом с папством из за своего брака с Анной Болейн и по совету
Томаса Кранмера и Томаса Кромвеля провозгласил самого себя верховным
главою английской церкви. Парламент присоединился к его решению, но
между тем как монастыри были упразднены, образа и мощи сожжены и
церковные имущества отобраны в казну, король, под страхом смертной казни
и конфискации имущества, приказал сохранить семь таинств,
пресуществление хлебов, безбрачие духовенства и тайную исповедь (1539).
Король хвалился, что он, вместо Бога, непосредственно после Христа,
управляет церковью, что он в своем королевстве - "как душа в теле, как
солнце в мире". Но эта затея самозванного реформатора могла
поддерживаться только страхом и вместе с ним сошла в могилу (1547).
Регентство, учрежденное на время малолетства его сына Эдуарда VI, с
герцогом Сомерсетским и Томасом Кранмером, в звании архиепископа
кентерберийского, во главе, отменило церковные законы Генриха и
осторожно подготовило реформацию. В Кембридж были призваны Мартин Бюсер
и Павел Фэджи (Fagi), в Оксфорд Петр Мартир и Бернанден Окчино, чтобы
воспитывать подрастающее поколение богословов в протестантской вере. В
42 правилах веры, установленных в 1542, заключается уже чисто
евангелическое учение, но при этом удержано было епископальное
устройство, а также большая часть прежних обрядов. Попытка королевы
Марии (1553-58) восстановить католицизм не имела успеха. В ее
царствование умерло мученическою смертью до 400 противников папства, в
том числе Томас Кранмер, епископы Гупер глочестерский, Риддей лондонский
и Латимер ворчестерский. По смерти Марии вступила на престол дочь Анны
Болейн, Елисавета, у которой католики тщетно оспаривали власть в пользу
шотландской королевы, Марии Стюарт. В ее продолжительное и энергическое
правление (1558-1603) реформация победоносно выдержала борьбу с
католицизмом. Епископальное устройство, равно как большая часть римских
обрядов, образа, распятия, свечи, церковные облачения и проч. были
удержаны. Напротив того, королеве была снова предоставлена верховная
власть в церкви, ограниченная лишь законами, а формулированное в 39
статьях, на собранном в Лондоне в 1662 г. синоде, вероисповедание
Эдуарда VI, было в 1571 г., с разными осторожными смягчениями по спорным
между реформатами и лютеранами вопросам, поставлено под охрану
парламента. Тот же порядок вещей был введен и в Ирландии, несмотря на
сопротивление тамошнего католического населения.
Вместе с тем еще при Елисавете явились новые реформатские секты в
лице пуритан, пресвитериан и индепендентов, которые шли еще далее по
пути реформ, отвергая королевскую власть в церкви, сан епископов в
католические обряды, как "наследие антихриста", и несмотря на строгие
меры, принимаемые против этих диссентеров или нонконформистов, равно как
и против католиков, "королевской реформации" еще долго грозила опасность
с обеих сторон. При Иакове I (1603-25), сыне Марии Стюарт, обманувшем
надежды шотландских пресвитериан, ненависть католиков разразилась
Пороховым заговором, а его сын и преемник Карл I за свою преданность
католицизму и неограниченной верховной власти сложил голову на эшафоте
(1649). Пуритане, имевшие с 1640 г. перевес в парламенте и пытавшиеся на
вест-минстерском синоде (1643-49) изменить в своем духе церковные
учреждения, культ и учение, должны были уступить место более рьяным
реформаторам, индепендентам, политический вождь которых, Оливер
Кромвель, правил английскою республикою (1649-58), как теократический
диктатор. Восстановление монархии (1660) было равносильно восстановлению
епископального устройства. Новым попыткам Стюартов сделать страну
католическою, а правление неограниченным, положила конец вторая
революция 1688 года. В договоре, который был заключен парламентом с
Вильгельмом Оранским (1689), католическая линия была объявлена навсегда
лишенною прав Престолонаследия и установлено устройство государства и
государственной церкви. Изданный парламентом в 1673 году Testakte, на
основании которого всякий, кто не признает королевской власти над
церковью и не принимает святого причастия в епископальной церкви, не
допускается ни к каким общественным должностям, был изменен в пользу
протестантских диссентеров и остался в силе против одних католиков.
Только парламентскими актами от 9 мая 1828 и 13 апреля 1829 католики
были допущены ко вступлению в парламент и занятию большей части
государственных должностей под условием принесения присяги в том, что
они не будут причинять никакого вреда протестантской религии или
правительству Соединенного королевства и в особенности отказываются от
мысли, что папа имеет какую либо светскую или гражданскую юрисдикцию в
Британской монархии, или что государи, которых папа отлучает от церкви
или объявляет лишенными сана, могут быть свергаемы или умерщвляемы. Но и
теперь еще католические священники не могут заседать в парламенте;
членам иностранных монашеских орденов запрещено пребывание в стране, а
туземные монахи поставлены под строгий надзор; ношение духовных титулов
воспрещено под опасением больших денежных штрафов. Несмотря, однако, на
все эти меры предосторожности, тайное или явное сочувствие англиканского
духовенства и высокопоставленных светских лиц католицизму, даже
многочисленные случаи перехода в католическую веру, не могли быть
предупреждены. Папа Пий IX, в виду успехов католицизма в Англии,
разделил ее на восемь церковных округов и назначил в 1850 г. в лице
кардинала Уайземана (ему в 1865 году наследовал кардинал Маннинг)
архиепископа вест-минстерского в примаса католической церкви в Англии;
общественное мнение было сильно возмущено этим вторжением в порядки,
установленные государственными законами.
Внутреннее устройство Англиканской церкви со времени законодательства
1689 изменилось лишь в некоторых пунктах, не имеющих существенного
значения. Епископы издавна заседают в палате лордов в качестве баронов
королевства. Во главе их стоит архиепископ кентерберийский, как примас
всей Англии и первый пэр королевства. К управляемому им округу
принадлежат 21 епископство. Ему предоставлена прерогатива коронования
королей. За ним следует apxиепископ иоркский, которому подчинены 7
епископств. Ирландия, со времени Church Temporality Akte 1833, разделена
на 2 архиепископства и 12 епископств; но в парламенте представителями
Ирландии заседали всегда только один архиепископ и три епископа.
Парламентским актом от 26 июля 1869 г. ирландская государственная
церковь была упразднена К упомянутым князьям церкви присоединяются еще
подчиненные архиепископу кентерберийскому колониальные епископы, число
которых доходит до 53. Объем церковной власти высшего духовенства,
несмотря на все движения в духе реформации, сохранился почти
неприкосновенным: право конфирмации, ординации, церковной дисциплины и
суда. Назначение высших духовных лиц производится с формальной стороны
капитулом, а в действительности зависит от королевской власти, которая
указывает капитулам на то лицо, которое следует избрать, а в случае
отказа привлекает их к ответственности. Низшее духовенство разделяется
на соборное и приходское. В главе первого стоит декан (dean), а за ним
архидиакон (archdeacon). Приходское духовенство (clergy) делится на
приходских священников (incumbent), их помощников, викариев (curate) и
капеланов (chaplain). Между церквами различаются: 1) приходские церкви
(parish church), получающие или полный доход по положению (rectory), или
только часть этого дохода и имеющая духовного или светского владельца
(appropriator или rector) над собою (vicarage), отчасти же. не имея
собственного дохода, содержатся патроном (perpetual curacy); 2) окружные
церкви, доходы которых состоят из церковных сборов (district church); 3)
церкви, которые принадлежат к приходу другой церкви, но с отдельной
духовной паствой (chapel of ease and parochial); наконец, 4) часовни
(chapel of ease merely), в которых только читаются проповеди. Сюда
присоединяются еще домовые церкви высшей аристократии, епископов и
проч., церкви в королевских имениях и церкви частных лиц. Королевской
власти принадлежит назначение третьей части патронов; другие места
замещаются епископами, капитулами и частными патронами. Духовные лица
представляются патроном, допускаются епископом, а затем следует их
определение и вступление в должность. До своего определения они обязаны
подписать 89 статей и присягнуть в том, что при богослужении они будут
строго придерживаться требника (т. е. пересмотренного и введенного
актами 1569 Prayerbook). Еще в недавнее время приходские общины
совпадали с политическими общинами, так что на права и обязанности члена
общины не влияла принадлежность к государственной церкви или к
диссентерам. Но парламентским актом от 31 Июля 1869 г.. диссентеры были
освобождены от церковного налога. Общинное собрание (первоначально
созывавшееся в ризнице - vestry) под председательством приходского
священника избирает должностных лиц общины (а в иных местах и самих
священников) и определяет налоги. К принятию общинных должностей, из
которых должность церковных старость (church warden), заведующих
имуществом общины, и должность попечителя бедных (overseer) суть
важнейшая, обязывается всякий протестант англичанин, за исключением
членов парламента, врачей и духовных лиц. Церковное имущество
распределяется крайне неравномерно: между тем как капитулы или ректоры
нередко располагают огромными доходами и занимают многие места,
представляющие собою чистые синекуры, приходские священники и викарии
часто нуждаются в самом необходимом. Для устранения этих неудобств в
1835 г. назначена была церковная комиссия, которая многие синекуры
уничтожила, чересчур обильные доходы ограничила и с помощью
освободившихся таким образом денежных сумм учредила общую кассу, из
которой выдаются субсидии бедным приходам. Церковное законодательство,
согласно конституции, предоставлено так называемой конвокации или
духовному парламенту. Она состоит, как и светский парламент, из верхней
и нижней падать; в первой заседает высшее, а во второй низшее
духовенство. Впрочем, с 1717 конвокация собиралась только для формы и
немедленно была распускаема.
Духовная судебная власть, которая в прежнее время была весьма
обширна, теперь распространяется почти исключительно лишь на дела о
духовных завещаниях, брачные и дисциплинарные. Бракоразводные дела, на
основании парламентского акта 28 августа 1847 г., подлежать ведению
особого светского суда. Разведенные супруги могут снова вступать в брак,
но никакому священнику не вменяется в обязанность их венчать. Дозволение
вступить в брак, равно как венчание, зависит, однако, по прежнему от
духовенства; наряду с этим, для диссентеров существует гражданский брак.
Право назначать по духовному суду наказания ограничивается почти
исключительно по отношению к самому духовенству. Отлучение от церкви и
интердикт, хотя законом и не отменены, но уже давно вышли из
употребления. Зато епископские суды пользуются правом временного
запрещения отправления духовных треб и удаления от должности, а
архиепископские-правом отрешать на всегда духовных лиц за
безнравственные или нарушающие догматы проступки от должностей и лишать
их духовного сана. Епископы также могут быть отрешаемы от должности, но
сохраняют свой сан. Церковные суды весьма разнообразны; ряд их инстанций
от архидиаконского суда или других низших судов восходить до епископских
и от епископских до архиепископских; напротив того, высший суд или
судебная комиссия тайного совета, постановляющая приговоры от имени
королевской власти, есть учреждение, состоящее только из светских
членов. Культ регулируется требником, Prayer book, пересмотренным в
последний раз в 1662 г. Ordinations formular в том же году изложен в
нынешнем своем виде. Катихизис 1570 г. имеет силу лишь для церкви, но
парламентом утвержден не был; такое же отношение существует для
множества канонических постановлений. За исключением этих последних
случаев, все учреждения государственной церкви состоят под охраною
парламента, который поэтому принимает участие и в решении всех вопросов
церковного законодательства.
Что касается внутреннего теологического развития англиканской церкви,
то неуклонная ее ортодоксальность вошла в пословицу. Английскому
национальному характеру свойственно вообще обращать гораздо более
внимания на церковную жизнь и ее формы, чем на дальнейшее развитие
внутреннего учения, за исключением некоторых небольших сект, напр.
квакеров и др., разница между различными церковными общинами касается
почти исключительно церковного устройства и литургии. Англия раньше, чем
Германия, имела свой просветительный период (Aufklarungsperiude), но
тамошние свободомыслящие и деисты принадлежали исключительно в светскому
сословию, отчасти к высшим слоям общества, между тем как духовенства это
движение почти вовсе не коснулось. Сделанная латитудинариями попытка
смягчить церковную ортодоксию посредством возвращения к общей для
различных религиозных толков библейской основе в ХVIII стол., встретила
временно сочувствие и у кембриджского духовенства, но была скоро
подавлена; с другой стороны, методисты со своим учением о всепобеждающей
благодати принуждены были выйти из государственной церкви. Более важное
значение получил основанный в 1846 г. евангелический союз, который, на
основании изложенного в 9 статьях учения старопротестантской ортодоксии,
призывал всех благочестивых христиан, принадлежащих к разным
евангелическим церковным толкам, к общей борьбе против усиливающегося
католицизма. Этот союз, имевший свои разветвления также во Франции,
Германии и Америке, встретил особенное сочувствие у диссентеров, но в
нем участвовали и англиканские священники, несмотря на свое церковное
положение. Наиболее обильное последствиями явление в англиканской церкви
представляет в новейшее время борьба между "верхнецерковною" и
"нижнецерковною" партиями (Highchurch men и Lowchurch men). Вторая из
этих партий, по месту собрания своих митингов обыкновенно называемая
"экзетер-голльскою", в последние десятилетие приобрела сторонников
преимущественно между низшим духовенством и в среднем сословии.
Предметами ее деятельности служат, главным образом, дела практического
благочестия, распространение Библии, обращение в христианство язычников
и евреев, раздача духовных сочинений, уличная проповедь, школьное
обучение, внутренняя миссия между ворами, нищими, падшими женщинами и
проч. Ее чрезвычайно обширная деятельность почти всюду совпадает с
практическими стремлениями диссентеров. Но эта партия вовсе не думает о
какой-либо реформе церковного учения; напротив того, она оставляет
церковные догматы во всей их неприкосновенности и старается по
возможности укрепить их. В противоположность Low church men,
верхнецерковная партия, находящая опору в духовной и светской
аристократии и в обоих старейших университетах, оксфордском и
кембриджском, упорно придерживается своеобразных преданий слепого
формализма государственной церкви. Вместо того, чтобы стремиться, заодно
с диссентерами, к "христианской деятельности", она обращает главное свое
внимание на сохранение во всей чистоте внешних форм англиканского
культа.
Впрочем, в последнее время верхнецерковная и нижнецерковная партии
сблизились между собою, чтобы вместе бороться против возникающего более
свободного критического направления (так называемого Broad church men).
Это направление выражается особенно в сочинениях Давидсона, Макея и
Колензо и в очерках, вышедших под заглавием "Essays and rewiews" (1861),
авторы которых, д-р Темпель, д-р Уильямс, Поуэлл, Уильсон, Годвин,
Паттисон и Джоветт, принадлежат, за исключением одного, к англиканскому
духовенству. Направление означенных опытов состоит в стремлении
опровергнуть представление о боговдохновенном происхождении библейских
книг и в установлении исторического понимания и истолкования их.
Вызванное этим движение еще продолжалось, когда натальский (в южной
Африке) епископ Колензо выступил с критикою пятикнижия Моисея и книги
Иисуса Навина. В научном отношении она стояла гораздо ниже означенных
исследований, но так как автором ее был епископ; то она обратила на себя
еще большее внимание. Для противодействия этому "еретику", в первый раз
после слишком столетнего перерыва собралась конвокация, которая и издала
постановленное обеими ее палатами осуждение его; 40 архиепископов и
епископов Англии и Ирландии, с примасом во главе, потребовали, чтобы
Колензо сложил с себя свой епископский сан, но он упорно этому
противился.

Литература: Штейдлина, "Allgemeine Kirchengeschichte von
Grossbritannien" (2 т., Геттинген, 1819); Соамеса, "History of the
reformation of the church of England" (4 т, Лондон, 1826); Вебера,
"Geschichte der akath. Kirchen und Sekten in Grossbritannien" (2 т.,
Лейпц., 1845-53); Мерля д'Oбинье, "Geschichte der Reformation in
England" (в немецком переводе, Штутг., 1854); Ранке, "Engl. Geschichte
in XVI и XVII Jahr."; Вейнгартена, "Die Revolutionskirchen Englands"
(Лейпц., 1868); Клаусницера, "Gottesdienst, Kirchenverfassung und
Geistlichkeit der bischofj. engl. Kirche" (Берд., 1817); Функа,
"Organisierung der engl. Staatskirche" (Альтона, 1829); Бориса, "Eccles
Hastical Law" (Лондон, 1842); Роджерса, "A practical arrangement of
ecclesiastical Law" (Лондон, 1849).
Анданте (итал. andare, что значить: идти шагом)-есть одна из степеней
музыкального темпа, именно скорость, занимающая середину между adagio и
allegro. А. имеет различные степени, смотря по тому, должно ли взять
темп медленнее или быстрее; эти степени обозначаются выражениями A. con
moto, А. та поп troppo, A. quasi larghetto и т. д. Andantino, как мерило
скорости темпа, составляет среднее между А. и allegro, но при этом
характеризует более короткое и менее разработанное музыкальное
сочинение, чем А.
Андерсен (Ганс Христиан, Andersen Hans Christian) - знаменитый
датский поэт, родился 2 апреля 1805 г. в Одензе, на острове Фионии, где
жил его отец, бедный сапожник. По смерти отца, мать отправила его, в
1819 г., в Копенгаген, где он некоторое время очень бедствовал, но затем
нашел себе покровителей в профессоре консерватории Сибони, композиторе
Вейзе, поэте Гольдберге и конференц-советнике Коллине. При их содействии
он вступил в театральное училище, а впоследствии они же доставили ему
средства к дальнейшему образованию. Во время пребывания своего в
гимназии, в Шлагэльзе и Гельсингере, он обратил уже на себя внимание
публики несколькими стихотворениями; особенный успех имело "Das
sterbende Kind", так что его имя пользовалось уже значительной
известностью в 1828 г., при поступлении его в университет. Вслед за сим
выступил с сатирическим рассказом "Fuszreise vom Holmekanal bis zur
Ostspitze von Amak" (1829); с этих пор начинается его обильная
поэтическая деятельность, выразившаяся в целом ряде произведений,
написанных им частью на родине, частью во время его многочисленных
путешествий. Стихотворения его, выходившие с 1830 г. неоднократно
отдельными изданиями, отличаются большим чувством и богатой фантазией. К
ним можно отнести также большой эпический цикл "Aarets tolv Maaneder"
(Копенгаген, 1832 г.), драматическое стихотворение "Agnete and der
Meermann" (1834) и эпическое стихотворение "Ahasverns" (1848). Из
драматических его произведений заслуживают внимания: "Der Mulatto"
(1840), "Der ljnsichtbare auf Sprogoe" и в особенности "Die neue
Wochenstube", которое имело выдающийся успех и удержалось до сих нор на
сцене. Опера Андерсена "Klein Karin" была поставлена впервые в Веймаре.
Для капельмейстера Глезера написаны им "Die Hochzeit am Comersee" и
"Wassernixe". Он написал также несколько пьес для театра Казино в
Копенгагене, из коих наиболее удачными были комедии "Ole Lukoiea" и
"Fliederm Utterchen", переделанные из сказок. Между его романами
занимает выдающееся место "Improvisator" (1835). В этом произведении,
которое явилось плодом путешествия в Италию, изображены яркими красками,
разнообразная жизнь народа и богатая природа этой страны. За ним
следовал роман "О. Т." (1836), в котором изображена весьма удачно жизнь
северных народов, затем "Nur ein Geiger" (1837); многие индивидуальные
черты и чисто национальный характер этого произведения свидетельствуют о
том, что в основу его легла история собственной жизни автора. В "Die
beiden Baronessen" (1849) рисуется датская жизнь. Позднее других написан
роман "Sein oder nich sein" (1857). Высшее проявление творческой
фантазии А. представляют бесспорно сказки: в них ярче всего выразились
все особенности его поэтического дарования. Его богатой фантазии
представился тут полный простор; и свойственные ему добродушие, веселый
юмор и детская наивность выразились в них ярче, нежели в других его
поэтических произведениях. Первое собрание сказок, переведенное на
многие иностранные языки, издано им в 1835 г. Они были иллюстрированы
Петерсеном и впоследствии Л. Рихтером, Туманом, Плечем и др. Кроме
собрания сказок, "SarntlicheMarchen" (21 изд., Лейпц., 1880), им изданы
также "Ausgewahite Marchen flir die Jugend" (иллюстрированы Крецшмаром,
17 изд., Лейпц., 1878). Весьма сходны с сказками его "Historien", также
иллюстрированные Петерсеном (1855). Все они отличаются простотою сюжета,
обилием картин, юношескою свежестью и веселостью. Большой успех имели
также его "Bilderbuch ohne Bilder" (на немецком языке, 17 изд., Лейпц.,
1879). Частые путешествия по Европе, даже в Малую Азию и Африку имели
благотворное влияние на его поэтическую деятельность. Впечатления,
вынесенный из этих путешествий, изложены им в: "Eines Dichters Bazar"
(1842), "Reiseschatten" (1831), "In Schweden" (1851}. Свою жизнь А.
описал сам сначала на немецком языке в "Das Marchen meines Lebens" (2
т., Лейпц., 1847, дополнено по смерти его Эмилем Ионас, 2 т., Берл.,
1879), и более пространно на датском языке "Mit Livs Eventyr" (1855).
Весною 1861 г. он посетил четвертый раз Рим, а в 1862 г. главные города
Испании, откуда предпринял поездку в Африку. Это путешествие описано им
в сочинении: "In Spanien" (1863). По возвращении из Африки А. более не
выезжал из Копенгагена, тяжко заболел в 1872 г. и умер 4 августа, 1875
г. "Собрание сочинений Андерсена" издано на датском языке в 23 томах
(Копенгаген, 1853-62), на немецком языке в 50 томах (Лейпц., 1847-72 и
под заглавием "Werke", Лейпц., 1876). Сказки А. много раз переводились и
издавались на русском языке. В 1880 г. издан перев. его "Bilderbuch ohne
Bilders".
Андрей-св. апостол Иисуса Христа, был брат Петра и занимался вместе с
ним в Капернауме, на Галилейском озере, ловлею рыбы, когда Иисус призвал
его следовать за собою (Матф. VI, 18 и след.). По повествованию еванг.
Иоанна (Иоан. 1, 41) он был одним из учеников Иоанна Крестителя и еще
ранее своего брата, был призван на Иордане Иисусом. Поэтому в греческом
предании он носит имя "Первозванного" (prwtoclhtoV). По Св. Евангелию,
он, со своим братом и двумя сыновьями Зеведея был в числе ближайших
Христовых учеников. По церковному преданию, вместе со своим братом
проповедывал христианство "скифам", т. е. народам, жившим на южных,
восточных и северо-восточных берегах Черного моря. По сказанию русских
летописей проповедовал в древней Руси, был около нынешнего Киева, где
водрузил крест, доходил до Новгорода и села Грузина, где водрузил жезл
свой. В Синопе еще в IX стол. показывали его кафедру из черных камней.
От берегов Понта он чрез Пропонтилу перешел во Фракию и Грецию и в
Патрасе был распять по приказанию проконсула Эгея или Эгеата. Под
названием "Акты" или "Деяния А." сохранилась, хотя в позднейших
переделках на греческом и латинском языках, апокрифическая история
апостолов, известная еще Евсевию и автором которой был, как полагают,
гностик Харинус. Кроме того, на греческом языке сохранились два отрывка
Деяния А. и Матвея между людоедами" и мартиролог ("Martyrium") этого
апостола" равно как некоторые отрывки из "Деяний Петра и А. "; все они
напечатаны Тишендорфом в "Acta apostolorum apocryphorum" (Лейпциг,
1851), а также в дополнении к "Apocalypses apocryphae" (Лейпц., 1866). В
лат. редакции "Virtutes Andreae", повествующие о всех путешествиях
апостола, от Понта до Греции, и "Passio Andreae" изданы в Кельне в 1531
и вошли также в сборник Абдиаса. "Passio" послужила основой одного
англосаксонского стихотворения, содержащегося в "Codex Vercellensis" и
изданного Гриммом ("А. und Elene", Кассель, 1841), равно как Грейном в
"Bibliotek der angelsachs. Poesie" (2 т., Гетт., 1857-58). По. одному
позднейшему сказанию А. был апостолом в Константинополе, где он посвятил
первого епископа Стахия. Предание о том, что он был пригвожден ко
кресту, поперечные брусья которого были вделаны наискось (Андреевский
крест), имеет весьма позднее происхождение. Кроме России и Шотландия
чтит этого апостола, как патрона своей страны. В обеих этих странах
учрежден в честь его Андреевский орден. Память святого празднуется 30
ноября. Предшествующая этому дню ночь носит у народа название Андреева
вечера или Андреевой ночи, в которую, по народному поверью, молодым
девушкам и парням является образ суженых.
Андромаха- дочь царя Цетиона, в мизийском городе Фивах, и супруга
Гектора, принадлежит к благороднейшим женским образам Гомеровой Илиады.
Еще во время ранней ее молодости, отец и семь братьев были убиты
Ахиллом. Выйдя потом за Гектора, она родила ему Астианакса и привязалась
к своему мужу самою горячею любовью, трогательными памятниками которой
остались ее разговор с ним перед отправлением Гектора на битву с
Ахиллом, равно как ее плачь об убитом (Илиада 6 и 24). После завоевания
Трои, А. была отдана в добычу сыну Ахилла, Пирру, который увез ее с
собою в Эпир и она родила ему сына (а по другим сказаниям-трех сыновей).
Впоследствии А. сделалась супругою Элена, брата Гектора, и родила ему
сына Кестрина. По смерти Элена, она, вместе с одним из своих сыновей,
возвратилась в Мизию, где этот сын приобрел область Тейеранию и дал свое
имя основанному им городу Пергаму. В честь А. был там сооружен храм.
Эврипид сделал ее героиней трагедии того же имени, сохранившейся до
нашего времени.
Андромеда - по греческому сказанию, дочь эфиопского царя Кефея и
Кассиопеи. Когда последняя однажды похвалилась, что она превосходить
красотою нереид, разгневанные богини обратились к Посейдону с мольбою о
мщении и он послал морское чудовище, которое грозило гибелью подданным
Кефея. Оракул Аммона объявил, что гнев божества укротится только тогда,
когда Кефей принесет А. в жертву чудовищу. Жители страны принудили царя
решиться на эту жертву. Прикованная к утесу, А. была предоставлена на
произвол чудовища. В этом положении увидел ее Персей и, пораженный ее
красотою, вызвался убить чудовище, если она согласится выйти за него
замуж. Отец с радостью изъявил на это свое согласие, и Персей
благополучно совершил свой опасный подвиг, Афина дала А. место между
звездами. Софокл и Эврипид обратили это сказание в трагедию. Есть также
не мало изображений подвига Персея на вазах, в стенной живописи и
барельефах. То же сказание послужило сюжетом для драмы Корнеля,
"Andromede" (Пар., 1650).
Аневризма (греч., или Arteriectasi а)- так называется частичное
патологическое расширение артерии. Различают пять видов А.: 1) истинная
А., когда на каком-либо месте оболочки сосуда расширены во всех слоях;
при чем расширение может охватить сосуд кругом (так называемые
цилиндрические и веретенообразные А.) или только одну стенку его
(мешетчатые А.); 2) ложные или травматические А., когда все оболочки
артерии разорваны, причем кровь изливается в окружающую ткань и
расширяет последнюю в виде мешка (самая частая форма); 3) смешанные
формыобразуются в тех случаях, когда отдельные слои артериальной стенки
поражены; слой, оставшийся нормальным, под влиянием не изменившегося
кровяного давления, неизбежно должен выпятиться в месте наименьшего
сопротивления; 4) варикозные А. образуются при неудачных операциях
кровопускания, если вместе с поранением вены ранится и верхняя стенка
лежащей над ней артерии; в этом случае кровь из артерии направляется в
вену; 5) диффузные, разлитые А., когда целая область артериальной
системы расширена; в этих случаях артерии очень часто извилисты.
Последний вид А. чаще всего встречается на артериях задней части головы.
Многие старые врачи называют также А. расширение сердечных полостей; в
новейшее время врачи имеют в виду, под именем А. сердца, местное,
ограниченное выпячивание стенки сердца в виде мешка. Аневризмы
чрезвычайно часты на больших артериальных сводах, особенно вблизи
сердца, на дуге аорты (так называемые внутренние А.) и на наружных
частях тела, как напр. в подколенной ямке, на ребрах, где артерии чаще
всего подвергаются поранениям по причине вытяжения, усиленных напряжений
и движений тела, ударов, толчков, сдавливания и т. д. Чаще всего А.
появляются вследствие заболевания оболочек артерий, которые
перерождаются и следовательно теряют свою эластичность и способность к
сопротивлению. А. подколенной артерии чаще всего были замечаемы в
Англии, среди лакеев, которые иногда в течении полудня должны стоять на
запятках карет. Внутренние А. очень трудно определяются и диагнозируются
только физическими методами исследования (выстукиванием, выслушиванием)
Вследствие постоянного давления, производимого А. на окружающую их
ткань, последняя подвергается уничтожению, воспалению и изъязвлению; но
наибольшая опасность состоит в разрыве аневризматического мешка и в
обусловленном им смертельном кровотечении. Если при каких-либо условиях
кровь в пораженной А. артерии станет свертываться, то аневризматический
мешок будет постепенно закупориваться и дальнейшее расширение стенок А.
сделается невозможны; получится естественное излечение А. Искусственным
образом А. может быть излечена при условиях искусственного свертывания
крови, перевязкой артерии и наконец одновременной перевязкой артерии и
вылущением аневризматического мешка. Свертывание крови в
аневризматическом мешке достигается различными способами: 1)
сдавливанием больной артерии при этом течение крови по артерии
значительно замедляется, что, как известно, очень благоприятствует
свертыванию крови; 2) электропунктурой: последнее состоит в том, что в
аневризматический мешок вкалываются 2 электрода гальванического тока в
виде 2 игл; если после этого пропустить ток, то кровь свернется в
определенном месте. 3)впрыскиванием препаратов железа в
аневризматический мешок. Если все вышеописанные методы не приводят к
определенному, положительному результату, тогда нужно прибегнуть в
оперативному вмешательству, состоящему в том, что aртерия перевязывается
в 2 местах, выше и ниже А., потом вскрывается аневризматический мешок,
откуда удаляются кровяные сгустки, затем и самый мешок; оставшаяся после
этого полость лечится, как открытая рана.
Анекдоты-в русской литературе назывались "смехотворными повестями"
или на польский лад "фацециями" и "жартами". А. впервые появился в
Западной Европе, вместе с развитием новелл и легких шуточных рассказов в
роде напр. "Декамерона" Боккачио. Веселая шутка получала в них все более
и более перевеса и наконец в сборниках стали являться весьма неприличные
анекдоты, целью которых было не поучение и наставление читателя, как
прежде, а исключительно его забава. Таким образом появились фацеции, т.
е. смешные и скандалезные рассказы и анекдоты, остроумные изречения
шутки. Их собирателями часто являлись люди, очень известные серьезными
заслугами и ученостью, напр. итальянец Поджио Браччиолини, которого даже
считают основателем этого рода литературных произведений. После
появления в 1470 году "Poggii Florentini Facetiarum liber", потом много
раз издававшейся в самой Италии в XV и XVI в. и переведенной на франц. и
итальян. яз. (с латинск.), в Риме и Венеции стали появляться
многочисленные другие издания анекдотических сборников. Из его
последователей более известными были: Генрих Бебель, Фришлин, в
особенности Меландр, которого "Jocorom atque scriorum libri" явились в
свет 1600 г. В итальянской литературе получили большую известность
"Mottie facezie" Арлотте, сборники Корнаццани, Доменики и др.; во
французской- "Moyen de parvenir", книга приписываемая Бероальду
де-Вервиллю или Рабле; в немецкой "Scherz mit der Wahrheit" и "Schimpf
und Ernst" Иоганна Паули. В старинной описи библиотеки наших государей
XVII ст. упоминаются некоторые из этих юмористических сборников. Крайнюю
степень развитая этой шуточной литературы можно видеть в чрезвычайно
любопытной книжке, изданной в первые годы XVII ст., под названием
"Facetiae Facetiarum"; здесь обыкновенные сюжеты фацеции передаются в
ученой форме; это собрание ученых диссертаций, на которые потрачена
однако страшная эрудиция, со множеством цитат из древних и новых
писателей и строгими приемами схоластической науки.
В старинной польской литературе западные фацеции принимались с
большою охотой и даже затрагивали народную юмористическую струну.
Некоторые авторы, как Рей или Кохановский, писали тоже подобные анекдоты
стихами (ср. Кохановского, "Fraszki"). В русской литературе известны
подобные сборники ХVII в., напр. "Смехотворные повести" в Толстовской
рукописи "добре с польска исправлены языка и читать поданы сто осмьдесят
осмаго (т. е. 7188 или 1680 г.) ноемврия дня осмаго; приведшаго же имя
от б начинаемо в числе афг слагаемо". Подлинником этих известий Пыпин
считает польскую книгу, описанную Мацеевским (Pismiennietwo Polskie 3.
169). "Facecye polskie. artowne a trefne powiesc biesiadne,
takzerozmaitych authorow. iakoteiiz powiesci ludzkiej zebrane". Этот
сборник по своему содержанию вообще похож на такие же западноевропейские
сборники; тут встречаются коротенькие шуточные рассказы, из которых
многие говорят о женской злобе, затем более обширные повести и даже одна
новелла из "Декамерона". Кроме того к ХVIII в. относятся некоторые
стихотворные сочинения забавного и шуточного содержания и сборники
анекдотов в роде "Смехотворных повестей". И то и другое под общим
названием примеров и жартов встречается в рукописи ХVIII столетия из
Погодинского собрания №1777, где даже повторяются некоторые анекдоты,
взятые из "Смехотворных повестей". Подобное содержание находим в одной
из Фроловских рукописей Публ. Библиот. под загл.: "История о разных
курьезных амурных случаях". Истории, заимствованные из этих сборников,
были напечатаны 1789 г. в простонародной книжке "Старичок Весельчак",
рассказывающий давние московские были и польские диковинки
(С.-Петербург, 70 стр.). Эта книжка без всяких перемен перепечатывается
даже в настоящее время. Некоторые истории перешли тоже и в лубочные
издания. Ср. Пыпин, "Очерк литературной истории старинных повестей и
сказок русских" в Ученых записках II отд. Ими. Акад. Наук.
Ани-в средние века одна из великолепнейших царских резиденций в
передней Азии, в теперешней русской Армении (Эриван. губ.) при Арпачае
(Ахуриан), между отвесными скалами, была еще в V в. маленьким фортом; в
VIII в. А. была избрана одним армянским князем из династии Багратидов
для хранения своих сокровищ, а в 961 г. сделана Багратидами своей
резиденцией. Скоро Ани была так расширена, укреплена и украшена дворцами
и церквами, что уже в XI в., как полагают, насчитывала 100000 ж. и 1000
церквей. В 1046 г. город был завоеван византийцем Константином

<<

стр. 10
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>