<<

стр. 110
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

отпуск в том же размере, как и в местных Л. Больные, требующие
продолжительного или специального лечения, передаются в ближайший
госпиталь. Если при части нет своего Л., то устраиваются приемные покои
или околотки. 3) Усиленные Л. - войсковые Л., в которые принимаются
больные воинские чины не только своей части, но и др. частей и команд.
Отпуск на содержание больных здесь несколько выше. 4) Дивизионные Л. -
учреждаются в военное время по одному на каждую дивизию. Они имеют
назначением: а) устройство главных перевязочных пунктов во время
сражений и б) содействие войскам дивизии в перевозке больных в ближайшие
врачебные заведения. Заведывание медицинской частью возлагается на
дивизионного врача, хозяйственною - на смотрителя (см. Св. воен. пост.,
кн. XVI). В морских ведомствах Л. при экипажах и командах имеют
организацию в общем схожую с организацией войсковых Л. сухопутного
ведомства. В некоторых портах учреждаются соединенные Л., на несколько
экипажей и команд (см. Свод морского пост., кн. IV).
К - К.
Лазуревый камень, лазурик или ляпис-лазурь - представляет смесь
различных минералов - диопсида, роговой обманки, слюды, известкового
шпата, пирита и особого минерала, близкого по своим свойствам к таюину.
От него то и зависит голубой цвет Л. камня. Броггер (Brogger) и Бэкштрём
(Backstrоm) предложили для него название лазурита. Выделенный из Л.
камня по возможности в чистом виде (при помощи тяжелой жидкости Тулэ)
темно-голубой лазурит из Азии имел следующий состав: Si02 - 32,52; Аl203
- 27,61; Са0 - 6,47; Na2O - 19,45; K20 - 0,28; S03 - 10,46; S - 2,71; Сu
- 0,47. Лазурит составляет главную массу Л. камня и имеет вид
неправильных с изорванными краями зерен, которые представляют
кристаллич. агрегаты. Только в некоторых крупнозернистых Л. камнях
лазурит представляет настоящие кристаллические индивидуумы, весьма редко
ясно ограниченные плоскостями ромбического додекаэдра (правильная
система), что доказывается также отношением его к поляризованному свету.
Цвет лазурита, даже в черте, красивый голубой, что отличает его от
гаюина, по цвету весьма похожего на лазурит, но дающего голубовато-белую
черту. Спайность у лазурита несовершенная и проходит параллельно
плоскостям ромбического додекаэдра. Твердость - 6 и выше. Удельный вес
чистого лазурита неизвестен, у Л. же камня он около 2,4. Перед паяльной
трубкой довольно легко плавится в белое стекло. Некоторые разности при
слабом нагревании обнаруживают превосходную фосфоресценцию. При
обработке порошка лазурита соляной кислотой он быстро обесцвечивается и
разлагается с выделением студенистой кремневой кислоты и развитием
запаха сероводорода. Л. камень был уже известен грекам и римлянам,
которые называли его сапфиром. Название "ляпислазули" производят от
арабского слова "азуль" - голубой. За красивый цвет всегда ценился очень
дорого и употреблялся, кроме различных поделок, для приготовления синей
краски, известной под названием ультрамарина. Но после открытия способа
приготовления ультрамарина искусственным путем, значение Л. камня в этом
отношении совершенно упало, именно по дороговизне. В настоящее время он
употребляется главным образом на отделку ваз, столов и пр. К числу
замечательных произведений из Л. камня нужно отнести колонны
Исакиевского собора в Петербурге, выш. в 6 арш. 141/4 верш. и в диаметре
14 верш. В месторождениях Л. камень тесно связан с известняками и,
вероятно, принадлежит контактовой зоне, что подтверждается, между
прочим, нахождением лазурита в вулканических бомбах МонтеСоммы,
состоящих из кусков известняка, в виде включений в нем. Месторождения:
Бухара, Тибет, Китай, Чилийские Кордильеры. Прекрасные месторождения Л.
камня находятся в России, именно в Забайкальском крае, по берегам р.
Слюдянки, где он встречается вкрапленным в зернистом известняке,
заключенном в гранит, а также по р. Малой Быстрой, в толще доломита,
проходящей в гранито-сиенит.
П. З.
Лайка (Glaceleder Glove-kid) - выделывается из шкур ягнят и козлят.
Производство Л. с давних времен было развито во Франции, откуда было
перенесено сначала в Германию, а после в другие европейские государства.
Франции и до сих пор принадлежит первое место до производству Л., кроме
того - ныне это производство получило значительное развитие в Германии и
в Австрии. В России производство Л. имеет ограниченные размеры. Л.,
применяемая почти исключительно для перчаток, должна отличаться
крепостью и растяжимостью, обладая в тоже время мягкостью, причем
лицевая сторона должна быть бела, чиста и блестяща. Для удовлетворения
этим требованиям не только самая выработка, но и операции при заготовке
и сохранении сырых шкур должны быть выполняемы особенно тщательно. Шкуры
для Л. поступают на заводы исключительно сушеные. Первая
подготовительная операция, которой подвергаются эти шкуры - размачивание
в воде, которое должно производиться в возможно короткое время; оно
продолжается 2 - 4 дня, смотря по свойствам шкур, употребляемой для
размачивания воды и температуры последней. Для замачивания шкуры в
небольшом числе помещают в мочильный чан и заливают водою так, чтобы они
почти плавали, при чем для очень сухих шкур эту воду раз сменяют. После
размачивания шкуры вытягивают и приступают к сгонке волоса. Разрыхление
шкур для сгонки волоса достигается посредством золки, которая
выполняется различно. Шкуры намазывают по бахтарме (с мясной стороны)
густым известковым молоком (пастой), складывают их вместе мясною
стороною для того, чтобы шерсть не была в непосредственном
соприкосновении с известью, и такие штабеля шкур помещают в чан и
заливают водою, которую часто переменяют; через 12 - 18 дней шкуры
готовы к снятию волоса. Этот способ не применяется для очень тонкой Л.
Другой способ золки состоит в том, что шкуры намазывают с мясной стороны
размешанной в воде смесью оппермента (AS2S3) и гашеной извести или
смесью сернистого натрия и извести (последний прием употребляется для
стриженых шкур) и складывают в штабеля; процесс кончается в несколько
часов. Все эти способы золки употребляют, когда хотят сохранить шерсть;
в противном случае золка теми же материалами может быть производима, как
обыкновенно, в зольниках. После золки сбивают волос тупым ножом,
промывают шкуры в текучей воде и, если разрыхление волоса производилось
намазыванием бахтармы составами, то помещают на непродолжительное время
в слабый зольник (с известью). Последняя операция имеет целью более
сильное разрыхление шкур и более полное обмыливание жира. Наилучшая
комбинация дальнейших подготовительных к дублению операций состоит в
следующем (французский способ). Шкуры мяздрят на колоде, обрезывают края
и опять складывают их в чан с водою, где переминают толкачами (gacher).
Затем шкуры вынимают и на колоде наводят железком первый фасон по лицу
(fason fleur); после нового замачивания в воде, переминания толкачами,
точно также наводится второй фасон по лицу. Далее следует новое
переминание толкачами в чане с водой и новое мяздрение на колоде (fason
chair) для удаления остатков мяса и подкожной ткани и для придания
равномерного вида шкуре с мясной стороны. Вся операция фасонирования с
бахтармы (т. е. замачивание, переминание и отделка на колоде)
повторяется 2 - 3 раза. После того шкуры помещают в теплую воду, к
которой прибавляют немного закваски (старых киселей), где их переминают
толкачами, и затем шкуры поступают в киселя. Киселя приготовляют из
пшеничных отрубей, которые, после промывания холодной водой, замешивают
с горячей водой и дают охладиться до 30° Ц. В такой жидкости шкуры
остаются 24 часа. Сначала от действия молочной кислоты кожи разбухают,
но потом, под влиянием наступающего гнилостного брожения, спадают после
квашения и очищения шкур от отрубей они вполне подготовлены к дублению.
Обработка шкур на немецких заводах (немецкий способ) отличается от
описанной существенно тем, что шкуры, после золки, прямо мяздрят и
подвергают шакшеванию (Hundemistmethode), причем после шакшевания
сначала производится окончательная отделка бахтармы, а затем уже отделка
лица. Далее шкуры поступают, точно также как при французском способе, в
киселя. Для приготовления шакши разводят собачьи экскременты водой и
массу подвергают гнилостному брожению 2 - 3 недели; для употребления эту
массу разбавляют теплой водой и в такой жидкости держат кожи 4 - 12
часов, часто перемешивая палками. Дубление шкур при выделке Л.
производится посредством смеси квасцов, поваренной соли, муки и яичных
желтков. Роль дубильных веществ, по современным взглядам, принадлежит
поваренной соли и квасцам; составные же части муки и желтков
(Fullsubstanzen) наполняют поры шкуры и, благодаря своим свойствам,
улучшают качество кожи. Для приготовления дубильной смеси растворяют в
кипящей воде квасцы и поваренную соль, затем в чане, назначенном для
дубления, замешивают муку в тесто с теплой водой, прибавляют желтков,
предварительно размешанных в воде, затем квасцовый раствор, достаточно
охлажденный, и все хорошо перемешивают. На 1000 шкур (вес 30 кг. для 100
шкур) берут 10,5 кг. квасцов, 2,6 кг. соли, 85 кг. пшеничной муки и 700
желтков. В жидкость, содержащую такую смесь и имеющую температуру в 35°
Ц., забрасывают шкуры и сильно переминают ногами сначала в течение 25
минут, оставляют лежать 10 минут и затем делают еще 3 таких переминания
по 1/4 часа, с остановками в 20 минут; после этого шкуры оставляют
лежать 12 часов; тогда дубление окончено и шкуры выгружают из дубильного
чана. Взамен желтков, в виду их высокой цены, предложено употреблять
другие материалы, но для выделки настоящей Л. исключительно применяют
смесь пшеничной муки и желтков (Nahrung, nonrriture). Дальнейшая
обработка продубленных шкур состоит прежде всего в их высушивании. Кожи
тщательно складывают лицевою стороною, развешивают для просушивания
сначала на воздухе, а затем в сушильне. Высушенные кожи оставляют лежать
2 - 3 дня во влажном месте, связывают по 100 штук вместе, протягивают
через чистую воду и оставляют лежать 24 часа. После этого кожи
переминают или ногами в деревянных башмаках на полу, составленном из
трехгранных брусков, или в валяльной машине; далее кожи вытягивают.
Лежание в течение суток в ящиках, переминание и вытягивание повторяют
еще раз, после нового предварительного неполного подсушивания кож. Тогда
кожа представляет готовый продукта - Л., но неотделанную. Большая часть
Л. поступает в продажу в окрашенном виде. Прежде нежели окрашивать Л.,
кожу переминают в теплой воде, сменяя несколько раз последнюю, чтобы
отмыть избыток квасцов и размягчить кожу; затем кожу переминают в
желтках, размешанных в воде, и только тогда приступают к самому
крашению. Крашение выполняется двояко. Кожи вместе с краской помещают в
чан и переминают ногами, при постепенном подбавлении краски (le procede
au plonge), или кожи раскладывают на особом столе и наносят краску
щетками (le procede a la planche). Для крашения Л. употребляют
преимущественно растительные красильные материалы: синий и красный
сандал, кверцитрон, индиго и проч., применяемые в виде экстрактов,
причем смешением экстрактов получают краски разных оттенков. Как
протравы, наносимые после краски, употребляют купоросы: цинковый,
железный и медный. Окрашенные кожи быстро высушивают и подвергают
окончательной отделке посредством переминания и растягивания.
В. М. Руднев.
Лайки или духовые, зверовые, белковые, промысловые собаки - соединяют
характерные признаки волка и лисицы, от которых, по мнению многих
натуралистов, и происходят. Лоб Л. широкий, плоский, почти треугольный;
заостренная морда, косой прорез глаз, отливающих в полутемноте зеленым
или красным огнем; небольшие, острые, большею частью стоячие уши; голова
посажена на недлинной, но крепкой, мускулистой шее; грудь глубокая,
ребра спущены ниже локотков передних ног; ноги и лапы, по складу, похожи
на волчьи; псовина пушистая, волос прямой, с крепкою, тяжелою остью; под
псовиною - густой подшерсток; хвост пушистый, круглый, в большинстве
случаев загнут кольцом и закинут на спину. Масть, обыкновенно, волчья
или лисья, реже - черная, с светлыми подпалинами, бурая и пестрая,
причем спина всегда темнее остального туловища, голова же и оконечности
- светлее; на крайнем Севере, в пределах обширных тундр, встречаются
белоснежные лайки, напоминающие своим видом песца (Canis lagopus). Лайки
отличаются безукоризненным верхним чутьем, замечательным зрением и
острым слухом. Они упрямы, сметливы, ласковы к хозяевам; попадаются,
впрочем, и очень свирепые экземпляры. Некоторые разновидности Л. не
лают, а взвоивают, как лисицы, или же производят хриплый звук,
характеризующий голос песца. Л. составляют самую распространенную в
свете породу собак, широким кольцом окружающую сев. полюс: они хорошо
известны как в Европейской России, у лопарей, карелов, черемис, вотяков,
зырян, так и в Сибири, у самоедов, вогул, остяков, тунгузов, чукчей,
камчадалов, эскимосов и других инородцев; встречаются также в
Гренландии, где оказали много услуг полярным путешественникам. Много
крови Л. находится и в наших деревенских собаках, т. н. дворняжках. - В
охотничьем отношении Л., в сев. климате и природе, незаменимы, так как с
ними круглый год промышляют и мелкую, и крупную дичь. При охоте за
мелким зверем от Л. требуется, чтобы она хорошо отыскивала дичь,
удерживала ее на месте и лаем извещала охотника о находке; на медвежьей
охоте Л. должна злобно бросаться на зверя, успевая увернуться от ударов
его. Л. более крупных пород употребляются в Сибири в качестве ездовых
собак, при чем в санки запрягается от 4 до 12 штук; упряжь состоит (в
западной Сибири) из мехового пояса, надеваемого на туловище собаки,
перед задними ее ногами; к поясу прикрепляются постромки, за которые
собаки и тянуть своими бедрами. Существуют еще особые породы лаек: 1)
оленьи - сторожевые собаки, употребляемые для сбора разбредшихся
домашних сев. оленей, и 2) служащие для снимания с них, как с овец,
шерсти, из которой выделывается пряжа для чулок и рукавиц; шкуры этой
породы собак идут на "кунды" - украшения из длинной белой шести для
обложки подолов верхней оленьей одежды остяков и самоедов. Из собачьих
шкур шьются рукавицы (называемые в восточной Сибири мохнашками или
просто собаками), сапоги и шубы, чрезвычайно теплые, в сильные морозы
предпочитаемые овчинным и даже волчьим Л., обыкновенно, сами промышляют
себе корм, охотясь за зайцами и отыскивая всякую падаль; в
исключительных случаях их кормят остатками от пищи их хозяев, а на С
сырою рыбою. В последнее время на Л. обращено особое внимание, в видах
применения ее к военным целям. См. А. Черкасов "Зап. охотника Вост.
Сибири" (1884); М. Дмитриев, "Вятские Л." ("Природа и Охота", 1892, X);
В. Белов, "Пермяцкая Л., промысловая собака Севера" ("Охотник", 1887);
Н. Кулагин. "К вопросу о породе Л." ("Русский Охотник", 1891); И.
Мельников, "Заметка о сибирских Л." (там же, 1891); Н. Кишенский,
"Описание типичных признаков охотничьих собак" (т. же, 1888 кн. А.
Ширинской-Шихматов, "Альбом пород сев. собак (лаек)" (1895).
С. Б.
Лакло (Пьер-Амбруаз-Франсуа Шодерло de Laclos, 1741 - 1803) -
французский генерал и писатель. Его сатира против графини Дюбарри: "Une
epitre a Margot" много читалась, равно как и скабрезный роман его: "Les
Liaisons dangereuses" (Амстерд. и Париж, 1782). При начале революции Л.
познакомился с герцогом Орлеанским, был его секретарем и поддерживал все
его интриги. В 1791 г. он сделался членом якобинского клуба и, после
неудачного бегства Людовика XVI, агитировал за низложение короля и
регентство герцога Орлеанского. Когда герцог Орлеанский был арестован, в
марте 1793 г., Л. был также посажен в тюрьму и окончательно освобожден
лишь после падения Робеспьера. Во время консульства был начальником
артиллерии рейнской армии. Написал еще "Poesies fugilives" и продолжение
труда Вилата: "Causes secretes dela revolution du neuf Thermidor". Cp.
Pariset, "Notice sur ie general Choderlos de Laclos" (без обозначения
места и года).
Лакмус - добывается из лишаев Rocella tinctoria, Lecanora tartarea и
пр., из которых готовится также орсин и орсеин. Под влиянием кислорода
воздуха и аммиака красящее вещество этих растений дает орсеин, в
присутствии же соды или поташа при этих условиях получаются красящие
вещества Л. Для приготовления Л., по Жели, поступают следующим образом.
Измельченные растения смешивают с половинным (по весу) количеством
поташа и смачивают несколько раз мочой, насыщенной углекислым аммонием.
или водным раствором этой соли. Через 8 дня масса принимает рыжий
оттенок, через 20 - 25 дней она становится ярко-красной, а через 30 -
синей; лучшего качества Л получается через 40 дней. Массу после этого
смешивают с мелом и гипсом, формуют в небольшие кубики и высушивают, так
что в продажном Л., кроме собственно красящих веществ, всегда
встречаются аммиачные соли, поташ, мел, гипс, известь и пр. При действии
на орсин влажного воздуха, в присутствии аммиака и соды, тоже получается
Л. Наиболее полное исследование лакмуса сделано Кеном (Kane). Он выделил
из Л., главным образом, четыре вещества: азолитмин, эритролитмин,
эритролеин и спаниолитмин. Азолитмин представляет бурый порошок, не
растворимый в спирте и мало растворимый в воде; легко растворяется в
щелочах и дает синее окрашивание. По Кену, состав его C9H10NO5 другие
красящие вещества Л. не содержат азота. Жерар предполагает, что он
образуется непосредственно при действии аммиака и воздуха на орсин или
при окислении орсеина. По Жерару, этот окислительный процесс идет скорее
и легче в присутствии углекислых щелочей, что и объясняет необходимость
поташа при фабричном изготовлении Л., именно: образующийся в первую фазу
орсеин при действии аммиака и кислорода на растительный пигмент лишаев в
дальнейшем дает азодитмин. Эритролитмин - вещество красного цвета, плохо
растворимое в воде и эфире и хорошо растворимое в спирте, из которого
может быть кристаллизовано. С аммиаком дает соединение синего цвета,
нерастворимое в воде. Эритролитмин растворим в крепких щелочах с синим
цветом. Состав его, по Кену, С13Н22O6, и он есть продукт окисления
эритролеиновой кислоты. Эритролеин не растворим в воде, растворяется в
эфире и спирте с красным цветом, со щелочами дает красное окрашивание.
Состав его С13Н22O2. Спаниолитмин схож с азолитмином. Состав С9Н7O8.
Сернистый водород в момент выделения, хлористое олово и пр.
восстановляют эти вещества и обесцвечивают. Азолитмин, напр., дает
бесцветное вещество лейказолитмин; на воздухе оно быстро окисляется и
вновь приобретает окраску. Азолитмин и эритролитмин, взболтанные в воде,
при пропускании хлора обесцвечиваются и дают хлоропроизводные. По Кену,
наиболее существенною составною частью Л. (как индикатора) являются
азолитмин и эритролитмин, спаниолитмин встречается редко, а эритролеин
со щелочами дает красное окрашивание.
Лало (Edouard Lalo) - известный французский композитор (1830 - 1892).
Первая опера его, "Fiesque", не была поставлена; балет его "Namouna" не
понравился публике, но опера "Le roi d'Ys" была дана в Opera Comique с
блестящим успехом. Из других соч. Л. пользуются известностью
симфоническое произведение "Нерон", "Divertissement" для оркестра,
норвежская рапсодия, трио для фортепиано и струнных инструментов; два
концерта для скрипки с оркестром (второй - под заглавием: "Symphonie
espagnole") и пр.
И. С.
Лама - слово тибетское (в дословном переводе - "небесная мать"),
термин для обозначения лица, принявшего на себя монашеские обеты
буддизма. Появление этого термина в Тибете относится приблизительно к XI
или к началу XII в., в Китае же он вошел в употребление с XIII в. В ту
пору титулом Л. именовались в Тибете только высшие жрецы, что и дало
повод европейским ученым предполагать, будто слово Л. есть не более, как
тибетская передача индийского: ачарья. Со времени реформы Цзонхавы,
когда буддизм в Тибете разделился на две секты, Л., оставшиеся верными
старому толку, стали именоваться "красношапочными" или, по-китайски,
"красноплатьевыми" Л., цзонхависты же, по преимуществу называющие свою
секту ламаизмом - "желтошапочными" или "желтоплатьевыми" Л. В тибетской
и монгольской литературах встречается еще упоминание о "черношапочных" и
"цветношапочных" Л.; первые - это Л., занимающиеся майей, о вторых же
неизвестно ничего определенного. Впоследствии понятие о Л., как о
верховном жреце и наставнике, совершенно утратилось в ламайском мире
Азии, и Л. начали называть как в Тибете, так и в Монголии всякое лицо,
принявшею на себя монашеские обеты. С этим же значением слово Л. перешло
и к бурятам. Внешними отличительными признаками каждого Л. является
снятие волос с головы (некоторые их бреют, некоторые стригут под
гребенку) и ношение длинного, широкого плата, перекидываемого через
левое плечо и пропускаемого под правую мышку. Сословие Л. разделяется на
три степени: гэлун, гэцул и баньди (у калмыков - маньчжи). У всех
народов, исповедующих ламаизм, Л. пользуются большим уважением, так как
почитаются представителями Будды на земле, могущими разрешить всякое
сомнение верующего и направить его на путь истины. У современной
маньчжурской династии в Китае Л. также пользуются почетом и
привилегиями, в силу влияния их в буддийских странах, подвластных
маньчжурам. Русское правительство ограничило число Л., среди
исповедующих ламаизм бурят и калмыков, определенными штатами; но так как
ламаиты всегда стараются обойти это постановление, то в среде их
появились так назыв. "штатные" и "нештатные" Л. Штатные Л. избавлены от
всякого рода повинностей и телесных наказаний. В предупреждение ламских
поборов с народа, для хозяйства бурятских ламайских монастырей
примежевано из прилежащих к ним земель количество, сообразное с числом
лиц, находящихся в монастыре по штату. У калмыков, в отличие от всех
прочих ламаитов, слово Л. употребляется исключительно как титул
верховного жреца, являющегося непосредственным начальником всех
ламайских монастырей (хурулов) и духовных лиц в калмыцкой степи. Л.
Избирается здесь народными представителями и акт его избрания
представляется главным попечителем калмыцкого народа, через посредство
астраханского губернатора, министру внутренних дел, на Высочайшее
утверждение. При управлении Л. калмыцкого народа имеются особые
письмоводитель, переводчик и писец, состоящие на жаловании русского
правительства. Сам Л. также получает содержание, в количестве 700 р. с.
На обязанности Л. калмыцкого народа состоит: а) наблюдение за
благоустройством хурулов и нравственностью состоящего при оных
духовенства; б) попечение о способах содержания хурулов, без
вымогательства и притеснения калмыков; в) дела по возведению в духовное
звание и неправильному его присвоению и г) дела о несогласиях супругов,
разбор степеней родства и вообще бракоразводные дела калмыков.
А. П.
Ла-Манш, название французское, у англичан - Британский или Английский
канал (в древности у римлян mare britanicum) - представляет часть
Атлантического океана, вдающуюся между Францией и Англией и
соединяющуюся с Немецким морем узким проливом Па-де-Кале. Западная
граница Л. считают линию от о-ва Ouessant у берегов Франции до мыса
Ландсенд в Англии. Предельные его широты 48°38' - 51° сев. и долготы
11/2° вост. до 51/2° зап. от Гринича. Наибольшая ширина канала не у
входа из океана (где ширина 200 км.), но между С.-Мало и устьем реки Экс
и составляет 255 км.; самое узкое место 30 км. между М. Gris-Nez в
Dange-Ness. Длина 620 км.; поверхность, по Крюммелю, 69500 кв. км.
Средняя глубина 55 м., но наибольшая глубина при входе из океана 174 м.
Берег от Бретани до 7 островов обрывистый, скалистый, далее до St-Michel
большею частью песчаный; еще восточнее
- дюнного характера или с песчаными обрывистыми банками; в Па-де-Кале
меловые скалы. Английские берега вообще крутые и скалистые, только на
небольших протяжениях они местами низменны и песчаны. Развитие берегов
вообще значительное. Из больших разветвлений укажем на большие заливы у
французских берегов Сенский и С. Мало. Острова наиболее замечательные:
Нормандские - Персей и Джернсей у французских берегов и Уайт у Англии.
Реки, впадающие в канал во Франции: Сена, Сома, Орна и Вира; в Англии:
Экс, Дорт, Тамер и Фал. Л. замечателен по своим приливам. Приливная
волна вступает в канал из океана и распространяется в нем вообще от ЮЗ к
СВ и в Па-де-Кале встречается с приливной волной Немецкого моря;
замедляясь в скорости у прибрежий вследствие уменьшения глубин,
приливная волна достигает на последних иногда необычайной высоты, напр.
в С. Мало сизигийный прилив доходит до 15 м. Приливные течения местами
достигают скорости 6 - 7 морских миль в час; при чем смена
приливоотливных течений происходить так, что суда, стоящие на якоре у
французских берегов вращаются против солнца, а у английских - в обратном
направлении. Климат прибрежий находится вполне под влиянием
Атлантического океана, выражающемся в малых амплитудах температуры,
теплой зиме и постоянной большой влажности.
Дожди преобладают в зимнюю половину года; они приносятся обыкновенно
югозападными ветрами, которые господствуют особенно зимою, тогда как
летом часто бывает NW, а весною и осенью восточные ветры. Впрочем, и
летом дожди часты, но воды не так обильны как осенью и зимой. Туманы
частые, также как и бури, особенно осенью и зимою. Плавание по каналу
причисляют к самым трудным, не смотря на вполне достаточное освещение
его маяками береговыми и плавучими. Постоянное неправильное волнение от
заходящей океанской зыби, сильные приливоотливные течения, туманы в
зимнее время и свежие западные ветры - все это настолько затрудняет
плавание и особенно выход из канала в океан; что судам, идущим из
Немецкого моря, зимою даже лоция рекомендует путь более длинный, в обход
Великобритании. Важнейшие из портов и рейдов во Франции: Гавр, Шербург
(воен.), в Англии - Портсмут, Плимут (воен.), Саутгамптон и Брайтон. В
естественноисторическом отношении Л. известен большим изобилием рыб -
тарбет или палтус, камбала, скат, макрель, долгопер, мерлан и сельдь,
улов которых составляет главный промысел и источник богатства прибрежных
деревень. Также обилие устриц, из которых канкальские пользуются
известною репутацией.
И. Ш.
Ламарк (Jean-Baptiste-Antoine-Pierre Monet Chevalier de Lamarck) -
французский естествоиспытатель, род. в 1744 г., в 1760 г. поступил на
военную службу, но повреждение шеи принудило его оставить военную
карьеру и он обратился к изучению медицины и естественных наук. Получая
незначительную пенсию, он для заработка поступил в один банкирский дом.
В 1779 г. он стал членом академии. Сначала Л. долгое время занимался
метеорологией и с 1799 по 1810 год издал 11 томов "Annuaire
meteorologique", потом принялся за ботанику, ввел новый (не встретивший
одобрения) метод классификации растений, издал "Flore francaise" (3 т.
Париж, 1778; 2-ое изд. в 1793 г.; позднее ее совершенно переработал
Декандолль и издал в 6 томах, Париж, 1805 - 15), затем два первых тома
ботанического отдела "Еncyclopedie methodique" Панкука. В то же время он
занимался физикой и химией (без опытов) и стоял в оппозиции против
Лавуазье и всего нового направления. Оставив затем ботанику, Л. перешел
к изучению зоологии; в 1793 г. он стал проф. естественной истории в
Ботаническом Саду; в это время он обладал еще крайне ограниченными
познаниями по низшим животным и с большой энергией принялся за их
изучение. Зоологические работы его важны как систематический обзор
многочисленных, отчасти мало известных ранее видов, особенно "Histoire
naturelle des animaux sans vertebres" (7 т., Париж, 1815 - 22; 2-ое
издание Дезайе и Мильн-Эдвардса, 11 т., Париж, 1836 - 45). Л. ввел
деление животных на позвоночных и беспозвоночных, вообще данная им
классификация была мало естественной и покоилась во многих отношениях
прямо на неверных основах. Все животное царство он делит в "Philosophie
Zoologique" (2 т., Париж, 1809; новое издание Марциуса в 1873 г.) на 14
классов и 6 ступеней. Классы эти, кроме 4 классов позвоночных
(пресмыкающиеся соединялись с земноводными) - моллюски, ракообразные,
паукообразные, насекомые, черви, лучистые, полипы, усоногие, кольчатые
черви и инфузории; инфузории и полипы составляют первую ступень (без
нервов, сосудов и других внутренних органов кроме пищеварительных),
лучистые (сюда же отнесены и иглокожие) и черви - вторую (без продольной
нервной системы и сосудов, но с некоторыми другими органами, кроме
пищеварительных) и т. д. В работе 1815 г. он соединил инфузорий,
полипов, лучистых и червей в группу "бесчувственных" (характеризуя их
отсутствием головного мозга, продольной нервной системы и органов чувств
и различной формой, редко с членистостью); остальные 6 классов
беспозвоночных он соединил в группу "чувствительных" (без позвоночного
столба, с головным мозгом и по большей части продольной нервной
системой, с некоторыми явственными органами чувств, органами движения
под кожей и двубоковой симметрией); наконец, позвоночные составляют
"разумных" животных (с позвоночным столбом, головным и спинным мозгом,
явственными органами чувств, органами движения, прикрепленными к
скелету, и двубоковой симметрией); все эти деления не выдерживают
критики. Важное значение имели исследования Л., посвященные ископаемым
остаткам третичных моллюсков парижского бассейна. Наибольшее значение
имели теоретические взгляды Л.., развитые им в "Philosophie Zoologique",
которые, однако, имели мало влияния на современников. Между тем Л.
является одним из важнейших предшественников Дарвина. Он первый вполне
ясно и определенно высказался в пользу изменчивости видов. Принимая
понятие вида, он считал его ограниченным во времени тем периодом, пока
внешние условия остаются неизменными. Вместе с тем он пытался объяснить
изменение форм и постепенное развитие животного царства с помощью
явлений, доступных изучению. Поэтому (не смотря на то, что многие его
объяснения были крайне неудачны) ему принадлежит бесспорная заслуга
первой постановки эволюционной теории на научную почву. На первое место
он ставит привычки и образ жизни животного, влияние упражнения и
неупражнения органов, но придает также значение влиянию внешних условий
и наследственности, которая закрепляет раз наступившие изменения .
Изменчивость видов под влиянием изменения привычек и внешних условий Л.
считал безграничной, а следствием изменений в строении животных,
закрепляемых наследственностью, является все большее расхождение их. Для
простейших животных Л. принимал первичное (самопроизвольное) зарождение
и полагал, что животное царство развилось из двух исходных точек:
глистов и инфузории. См. Claus, "Lamarck als Begrunder der
Descendenzlehre"(Bена, 1888).
Н. Ен.
Ламаркизм. - Л. называется одно из двух господствующих направлений
среди последователей эволюционной теории . Ламаркисты, следуя принципам
Ламарка, главными факторами эволюции считают влияниe на организмы
внешних условий и особенно влияние упражнения и неупражнения органов,
сопровождающихся дальнейшим развитием или, напротив, уменьшением и
ослаблением органов; изменения этого рода передаются по наследству и
служат причиной образования новых разновидностей, видов и т. д. Они
принимают притом, что вариации индивидов происходят не безразлично во
всех направлениях, а обнаруживают известное определенное (прогрессивное)
направление. Естественному отбору на почве борьбы за существование
ламаркисты или отводят второстепенное место, или даже отвергают его
значение; впрочем, в этом отношении взгляды их представляют значительные
различия. В противоположность Л., дарвинизм видит в естественном отборе
главный фактор эволюции и крайние дарвинисты идут в этом отношении
дальше Дарвина, совершенно (или почти совершенно) отвергая значение
влияния внешней среды и упражнения органов. Центром спора между обеими
школами является вопрос о происхождении вариаций и в частности вопрос о
возможности наследственной передачи индивидуально приобретенных
признаков, т. е. тех изменений, которые организм приобрел в течение
индивидуальной жизни. Для ламаркистов такая передача главный источник
вариаций, а вместе с тем и эволюции. Напротив Вейсман, стоящий во главе
крайних дарвинистов, совершенно отвергает передачу по наследству
индивидуально приобретенных особенностей (или по крайней мере допускает
ее лишь в крайне редких, исключительных случаях), а источником вариаций
считает, согласно своей теории наследственности, смешение"зародышевых
плазм" при половом размножении, обусловливающее новые комбинации
элементов зародышевой плазмы и новые признаки в потомстве. Происходящие
таким образом вариации и служат материалом для создания новых видов,
путем действия естественного отбора. Вопрос этот не может еще считаться
окончательно решенным, но во всяком случае те факты, которые приводились
в пользу наследственности индивидуально приобретенных признаков,
оказываются частью недоказательными, частью прямо неверными.
Господствующим направлением в современной зоологии надо считать
дарвинизм, хотя в не в той крайней форме, в какой мы встречаем его в
сочинениях Вейсмана; во всяком случае громадное большинство современных
зоологов видит в естественном отборе главный фактор эволюции, независимо
от вопроса, каким образом возникают вариации, служащие той почвой, на
которой проявляется действие этого фактора.
Н. Кн.
Ламетри (Julien-Offray de La Mettrie) - известный врач и философ
(1709 - 51), был сперва богословом, затем изучал медицину в Лейдене у
Бургава. Написанные им сочинения: "Histoire naturelle de Гите" (1745) и
еще более "La politique du medicin Machiavel" (1746) своими нападками на
врачей, в особенности на Astruck'a и на медицинский факультет в Париже,
создали ему много врагов; он должен был эмигрировать в Голландию. В 1748
г. он издал анонимно свое сочинение: "L'hommemacnine", которое было
публично сожжено за материалистическое и атеистическое направления. В
Берлине, куда он прибыл по приглашению Фридриха II, он состоял членом
академии наук.
Многочисленные сочинения Л отличаются живостью фантазии и образным
языком, но им недостает ясности и логической последовательности;
неприятно поражает и его любовь к скабрезному элементу. Вслед за
Гоббсом, он может считаться родоначальником современного материализма.
Он исходил, однако, не из метафизических, а из физиологических и
психологических данных. В "Естественной истории души" он проводит мысль,
что, так как ни один философ с помощью своей метафизической системы не в
состоянии был узнать природу души, то следует ограничиться установлением
ее качеств путем опыта - а опыт удостоверяет, что "душа" ничем не
обязана своим собственным свойствам, все получая oт чувственных
восприятий. Таким образом Л. является первым представителем вполне
последовательного сенсуализма. В "L'homme-machine" он выводит из прежних
своих положений, что душа не может быть отличным от тела существом и что
только и существует материя, движимая механическими законами.
Относительно бытия Божия Л., слегка полемизируя с "Pensees
philosophiques" Дидро, как бы скептически взвешивает аргументы за и
против, но предпочтение, отдаваемое им атеизму не остается тайною для
читателя. В этике Л воссоздает учение Аристиппа, по которому основным
принципом является умеренное, разумное взвешивание отдельных моментов
чувственного удовольствия (ср. его "L'art de jouir", Б., 1751, и "Anti
Seneque", Потсдам, 1748). Беспорядочное изложение Л., его цинизм и
несоблюдение литературных приличий были причиною пренебрежительного
отношения к нему, как к плоскому материалисту, атеисту и гедонисту,
пока, наконец, Ланге, в своей "истории материализма", не выяснил его
роли в философии XVIII и XIX вв. Ср. Nere Quepat, "La philosophie
materialiste au XVIII siecle. Essai sur Lamettrie, sa vie et ses
oeuvres" (Пар. 1833); Da Bois Reymond, "Lamettrie" (Берл., 1875; также
"Essays und Reden", I). Фридрих II написал "Eloge de Lamettrie" (Гаага,
1752) и велел издать его "Oeuvres philosophiques" (Берл., 1751; нов.
изд. 1796).
Лампада. - На языке богослужебных книг православной церкви настоящего
времени это название, в тесном смысле, служит для обозначения больших
переносных подсвечников, предшествующих священнику и дьякону при малом и
великом выходах на литургии, а также подсвечника несколько меньшей
величины, предносимого архиерею, при его входе в храм, особым
лампадчиком (в греческой церкви примикирий, primmikhrioV, primicerius,
от chruV воск или cera свеча). В более обширном смысл Л. назыв. в
церковном уставе всякий сосуд с елеем (маслом), зажигаемым во время
богослужения перед иконами, и этим названием светильники с горящим елеем
отличаются от светильников с восковыми свечами - кандил. Нет достаточных
оснований объяснять употребление Л. и других светильников при
христианских молитвенных собраниях заимствованием от язычества или
Иудейства, как это делали еще недавно многие археологи. Не говоря уже о
необходимости освещать места молитвенных собраний, когда они происходили
в темных местах - криптах и катакомбах, и особенно ночью, как это было в
первые три века существования христианства, - свет, по учению
христианства, имеет особенное символическое значение. Название света,
просвещающего мир своим учением, усвояется самому основателю
христианства (см. Иоанн. VIII, 12; V, 35; Деян. XX, 7 - 8 и др.). Пламя
светильника, возжигаемого при богослужении, по толкованию древних
христианских писателей, означает, что сердца молящихся плaмeнеют любовию
к Богу. Вообще обилие света Л. при богослужении знаменует духовную
радость: чем торжественнее праздник церковный, тем больше возжигается в
храме Л. и свечей. Правило апостольское третье особенно одобряет обычай
христиан, собираясь в храме, приносить с собою елей для Л. Кроме мест
богослужебных собраний, Л. в древней церкви составляли обычную
принадлежность христианских могил, в особенности мучеников и святых. При
раскопках в Риме христианских катакомб и усыпальниц найдено не мало
каменных столбиков, с углублением в верхнем конце. Думают, что эти
столбики были не чем иным, как постаментами для Л. Иногда вместо
столбиков постаментами для Л. служили треножники или канделябры. Л. над
могилами были эмблемами вечного света радости и благодати, которым будут
наслаждаться праведники в обителях вечного блаженства; это выражают
многие надписи на могилах, напр. Luce nova fraeris, lux tibi Christus
adest. Многие из Л. в катакомбах и усыпальницах не имели, впрочем,
эмблематического значения, а существовали просто для освещения коридоров
катакомб. Для домашнего употребления Л., как и в катакомбах, или
подвешивались на потолке, или ставились на канделябрах или столиках.
Ресси думает, что Л. с христианскою орнаментикой служили и при
совершении крещения оглашенных, которое на языке церкви известно также
под именем просвещения (светом веры Христовой). Л., подвешенные к
потолку церквей, сначала не имели вида нынешнего паникадила (=большой
люстры,. висящей под главным куполом церкви), а составляли обруч,
уставленный Л. или свечами. Такие короны Л. или Л. стелларии (velut
stellae in coelo) употребляются и доселе в Греции, под наз. kwroV
(круг). В первобытной церкви Л. делались из глины (преимущественно
красной), из терракотты, позже - из бронзы. Признаками христианского
происхождения Л., находимых при раскопках (вне крипт и христианских
катакомб), кроме христианских эмблем и символов, считается их форма,
представляющая большее или меньшее подобие корабля (navicella), главного
символа церкви в эпоху язычества. Со времени торжества христианства в
римской империи церковные Л. часто были в высшей степени художественны и
богаты. Лучшим произведением этого рода считается подвесная лампа,
находящаяся ныне во владении потомков бывшего великого герцога
тосканского. Замечательна также Л., найденная в могиле Марии, дочери
имп. Гонория, жены Стиликона. Некоторые древние Л. имеют вид других
фигур церковной символики: пальмы, голубя, агнца, короны, монограммы I.
Христа, буквы w. Начиная с VI в. Л. часто имеют форму равноконечного
(четырехконечного) креста, изредка - "доброго пастыря", окруженного
овцами, или круга, с поясными по краям изображениями 12 апостолов;
однажды встречается Л. в фигуре петуха, однажды - оленя, однажды -
зайца. На одной древней африканской Л. имеется изображение двух агнцев,
стоящих на двух четырехконечных крестах (символ Христа распятого,
указывающий на происхождение Л. ранее V в.). Все эти фигуры встречаются
почти исключительно на Л. глиняных и терракотовых. Рисунки церковных Л.
см. у Мартиньи, "Dictionnaire des antiquites chretiennes" (П., 1889).
И. Б - в.
Ламы (Auchenia) - род парнопалых млекопитающих из семейства
мозоленогих или верблюдов (Camelidae s. Tyiopoda). Относящиеся сюда виды
гораздо меньше верблюдов и не имеют на спине горбов; обыкновенно первый
молочный коренной зуб не заменяется постоянным, а первый нижний коренной
выпадает, так что зубная формула Л. , уши длинные и остроконечные, морда
острая; длинную шею Л. держат поднятой вверх; туловище очень поджатое;
пальцы длинных ног разделены более чем у верблюдов и каждый образует
отдельную мозолистую подошву (у верблюдов оба пальца образуют общую
подошву); копыта развиты сильнее, между пальцами открывается копытная
железа; хвост короткий и покрыт длинной шерстью; шерсть вообще длинная и
более или менее волнистая. Л. известно 4 вида, которые водятся в зап.
части Южн. Америки и живут стадами на горах, а далее на Ю (в Патагонии),
где температура достаточно низка, и на равнинах. Под экватором Л.
обыкновенны на высотах 4000 - 5000 и., ниже 2000 м. они живут уже плохо.
Из этих 4 видов Л. (A. lama Desm.) и альпака или пако (A. pacos Tschudi)
известны лишь в прирученном состоянии, гуанако (А. huanaco H. Sm.) и
вигон или викунья (A. vicunna Desm.) в диком (иногда приручают и их).
Предполагают, что Л. и альпака произошли от гуанако и викуньи; другие
считают их вполне самостоятельными видами. Л. приносят пользу, как
вьючные животные (единственные вьючные животные туземцев до появления
европейцев), а также мясом, шерстью и шкурами. Весьма ценна тонкая
длинная шерсть альпаки и викуньи.
Н. Кн.
Лангенбек Бернгардт-Рудольф-Koнpад - выдающийся германский хирург
половины наст. столетия, учитель Эсмарха, Билльрота, Тирша, Гурльта и
др., племянник КонрадаИоанна Л. (1810 - 1887), изучал медицину в
Геттингене, где в 1835 г. получил степень доктора медицины за
диссертацию "De retinae stractnra penitiore", после чего с научными
целями посетил Францию и Англию. С 1836 г. в Геттингене. В это время
напечатал ряд замечательных сочинений об оперативном лечении привычных
судорог пальцев, заикания подкожным сечением мышц и сухожилий; о
непосредственном заживлении ран путем защиты их от внешнего воздуха и
пр. Профессор хирургии в Геттингене, Киле, потом в Берлине. Здесь его
учениками и ассистентами напечатаны многочисленные сообщения из его
клиники; сам же он обнародовал ряд превосходных статей о подкожных
рассечениях костей, о пластических операциях и др. С 1860 г. издавал,
вместе с Билльротом и Гурльтом, поныне существующий "Архив клинической
хирургии". С 1864 г. он принимал очень большое участие в организации
военно-медицинской части во время войн Дании, Австрии и Франции и
результаты своих поучительных наблюдений опубликовал в ряде выдающихся
сочинений. Он же первый опубликовал случай полного удаления гортани, об
ампутации языка термокаутером и др. В 1872 г. основал немецкое
хирургическое общество, которого долгое время был председателем.
Г. М. Г.
Ландстинг (Landsting) - верхняя палата в Дании.
Ландтаг. Так называется в Германии, в противоположность рейхстагу,
периодическое собрание представителей в отдельных государствах, входящих
в состав империи, а также в отдельных провинциях (провинциальные
ландтаги). В средние века и в начале новых Л. были строго сословными;
представлены на них были дворянство, духовенство и города, причем даже
совещания иногда происходили отдельно по сословиям . В течение XVIII в.
Л. во многих государствах Германии или вовсе исчезли, или влачили самое
жалкое существование, не имея влияния на ход государственной жизни. По
окончании Наполеоновских войн германские правительства постепенно
вводили конституционное устройство. В одних государствах (напр. Нассау в
1814 г., Шаумбург-Липпе - 1816, Вальдек-Пирмонт - 1816) Л. устраивались
по старинному сословному принципу; в других, в которых ландтаги
сохранились, они были только реорганизованы, с сохранением сословного
принципа, но с некоторыми уступками современным требованиям (Вюртембер -
1819, Ганновер - 1819, Брауншвейг
- 1820); в третьих, наконец, к которым принадлежали как государства,
в которых еще сохранялись старинные представительные учреждения (напр.
Саксония, в 1830 г.), так и государства, в которых не осталось и тени
представительных собраний (напр. Бавария; первая ее конституция
относится к 1808 г., но она не была осуществлена на деле; следующая,
осуществленная, дана в 1818 г.), Л. с самого начала были организованы по
принципу всесословного представительства. Позже всех учредила у себя Л.
Пруссия, сначала, в 1847 г., на сословном начале , потом на
представительном, в современном смысле слова, и Ольденбург (1849). В
настоящее время повсеместно в Германии, за исключением только
Мекленбурга, Л. построены на представительном принципе. В Пруссии,
Баварии, Саксонии, Вюртемберге, Бадене и Гессене Л. делится на две
палаты: верхнюю и нижнюю, составляемую посредством выборов по
избирательным округам; избирательное право повсеместно ограничено более
или менее высоким имущественным цензом. В остальных германских
государствах Л. состоит из одной палаты депутатов. Мекленбургския вел.
герцогства, управляемые на основании конституции 1765 г., имеют один
общий Л., членами которого состоят все владельцы рыцарских имений и 48
депутатов от привилегированных городов, при чем такие важные города, как
Висмар и НейСтрелиц, не имеют своих представителей. Эти чины совещаются
иногда вместе, иногда отдельно. В Пруссии существуют также
провинциальные Л., заведующие местными делами . cm. Felix Stork,
"Handbuch der deatschen Verfassungen" (Лпц. 1884). В Австрии Л.
существуют во всех представленных в рейхсрат королевствах и землях и
являются органами местного самоуправления. Членами их состоят
apxиепископы и епископы (в Тироле также 4 выборных представителя от
низшего духовенства), ректоры университетов и депутаты от тех же 4
избирательных курий, по которым происходит избрание депутатов рейхсрата.
В. В.
Ландыш (Gonvallaria majalis L.) - единственный вид рода растений из
семейства лилейных и подсемейства спаржевых. Подземное корневище не
толще гусиного пера, несет близ верхушки несколько бледных небольших
низовых листьев, полускрытых в земле. За ними следуют 2 больших,
совершенно цельных широколанцетных листа, между которыми на верхушке
корневища находится крупная почка. Из угла низового листа,
обхватывающего снизу оба зеленых, выступает цветочная ветвь, несущая на
верху кисть цветов, обращенных преимущественно в одну сторону. Цветы
имеют округло-колокольчатый околоцветник белого цвета, с 6 отвороченными
зубцами; 6 тычинок, сидящих на околоцветнике, и округлую завязь,
заканчивающуюся коротким столбиком. Ароматные цветы грациозно
свешиваются. Плод - оранжевая ягода, содержащая почти шаровидные семена.
На следующий год верхушечная почка продолжает собою корневище и опять
приносит 2 больших листа (как исключение - 3), но цветочный стебель
появляется редко ежегодно. Л. распространены во всей Европе и Сибири, а
в Америке снова появляются в Аллеганах. Они принадлежат к числу теневых
растений. Цветут повсюду весною. Л. уже давно разводят искусственно и
получены сорта с более крупными цветами, с цветами махровыми, розоватыми
и пр. Л. разводят преимущественно черенками. Для этого отрезывают
верхнюю часть корневища и садят в глинисто-песчаную, богатую листовым
перегноем почву, на расстоянии 8, 10 дюймов друг от друга. Для выгонки
еще осенью запасаются черенками, отрезывая верхние части корневища
длиною около 5 стм выбирая такие, у которых верхушечная почка крупна и
округла. Такие черенки садятся в просторные горшки, по 10 или 12 в
каждый. Собственно для выгонки строятся очень низкие теплицы, в который
вносятся горшки с Л., окружив их песком или мхом; поверхность горшков
также прикрывается мхом. Температура в теплице должно во все время
выгонки поддерживать в 30 и даже 36° Ц. Через 3 недели растения начинают
цвести. Мох должно непременно держать сырым. Когда растения показываются
из мха, горшки становят к свету, сначала все таки оттеняя их. Таким
образом получаются цветущие Л. даже к новому году. Выгонкою Л.
занимаются особенно много в Германии, напр. в Берлине. К нам они
ввозятся в большом количестве. А. Б - в.
Ландыш майский (медиц.) - действует глюкозидом конваллимарином (хотя
содержит еще слабительный глюкозид конвалларин), назначается (до 60
капель в день) в виде настойки при чисто нервном сердцебиении для
урегулирования его.
Ланкастер (Lancaster) - англ. граф. и герцог. титул, принадлежавший
боковой линии Плантагенетов. Младший сын короля Генриха III
Плантагенета, Эдмунд (умер в 1296), носил титул графа Л. Внук его Генрих
был возведен (1351) Эдуардом III в герцоги. Его единственная дочь Бланка
вступила в брак (1359) с сыном Эдуарда III, Джоном, возведенным в 1362
г. в герцоги Л. Его старший сын, вступивший (1399) на англ. престол под
именем Генриха IV, был родоначальником Ланкастерского королевского дома
(1399 - 1461). После того, как внук Генриха IV, Генрих VI, погиб в
Tаyepе, а сын последнего, Эдуард, пал в битве (1471) при Тьюкесбери,
мужская линия Л. угасла. Родственный с Л. по женской линии Генрих Тюдор
вступил в 1486 г. на англ. престол.
Ланнер (Laner, Joseph-Franz-Karl) - известный композитор танцевальной
музыки и капельмейстер (1800 - 1843). Написал более 200 разнообразных
танцев, из которых в особенности вальсы отличаются своею оригинальностью
и свежестью. Венцы ставили Л. наравне со Штраусом-отцом и Лабицким.
Н. С.
Лантан (хим.) - один из металлов церитовой группы , по способу
нахождения в природе; по химическим отношениям, по способности
образовать La2H3 его должно отнести к более основной подгруппе 3-й
группы периодической системы (La=138,2, Б. Браунер), легким
представителем которой служит скандий.
С. К.
Ланцет - хирургический инструмент для производства кровопусканий и
вскрытия нарывов. В настоящее время заменен другими, более
целесообразными инструментами.
Лань (Damа) - род жвачных из семейства оленей (Cervidae) с
единственным видом Dama vulgaris Brooks. Конец морды голый, глаза и уши
большие, слезные ямки явственные, сравнительно с настоящими оленями
(Cervus) ноги короче и менее сильны, туловище толще, шея и рога короче,
хвост длиннее. Рога есть лишь у самцов: они при основании круглые в
поперечном сечении, имеют передний (надглазный) отросток и снабжены
короткими отростками на конце. Летняя шерсть рыжевато-бурая с белыми
крапинами, живот и внутренняя сторона ног белая, волосы на спине с
черными концами и образуют, благодаря этому, черноватую полосу; хвост
сверху черный; зимняя окраска более серая и почти без пятен; иногда
попадаются совершенно белые экземпляры, не меняющие цвета. Длина тела
около 1,6 м., из которых 16 - 19 стм. занимает хвост, высота плеч 85 -
90 стм., крестец немного выше. Вес редко больше 100 - 120 клг. Самка
меньше. Л. в диком состоянии живет в Северной Африке. на Ю до Сахары и
ЮЗ Азии, прежде жила и в Южной Европе. Разводится в парках, особенно в
Англии. Органы чувств Л. хорошо развиты, человека она чует шагов за 300,
по быстроте и силе прыжков уступает благородному оленю, но может
перепрыгивать через препятствия метра в 2 вышиною. Л. живет
преимущественно в лесах, пересекаемых лугами, питается почками, побегами
и корой деревьев, различными травами, хлебами и т. п. Взрослые самцы
живут летом поодиночке или маленькими стадами, а молодые вместе с
самками и детенышами. В середине октября взрослые самцы присоединяются к
стадам и отгоняют молодых, которые в это время образуют отдельные
небольшие стада, но по окончании течки (через 2 недели) опять
присоединяются к стадам самок. Уже годовалые самцы способны к
размножению. Голос Л. похож на фырканье или хрипение. Беременность
длится 8 месяцев; обыкновенно в июле рождается 1, редко 2 детеныша;
самка тщательно охраняет их, прогоняя мелких хищников ударами передних
ног, а крупных стараясь отвести. У детенышей-самцов через 6 месяцев
образуются на голове возвышения и к концу февраля из них вырастают
прямые рога, рост которых продолжается до августа, когда с них
сбрасывается кожа. На 2-й год появляются развилины, на 3-й надглазная
ветвь и появляются отростки, а образование лопатки начинается на 6-м
году. Рога старых самцов весят до 6 - 7 клг. Старые самцы сбрасывают
рога в мае, годовалые в июне, к августу или сентябрю вырастают новые.
Шкура Л. ценится, мясо очень вкусно, особенно с июля до сентября.
Охотятся на Л. облавами или подкрадываются к ним с ружьем. Близок к Л.
был вымерший исполинский олень (Megaceros giganteus Ow., euryceros
hibernicus), остатки которого встречаются в дилувии Европы и Сибири, а
чаще всего в торфяных болотах Ирландии. Лопаторасширенные рога с
глазными отростками имели до 2 м. длины, крайние концы правого и левого
рога отстояли на 3 - 4 м. Утверждают, будто бы он водился еще в XII в. в
Ирландии.
Н. Кн.
Л. или даниель, также даниелька, разводится в большом количестве, для
украшения парков, а отчасти и для охоты, во Франции, Германии, Италии,
Испании и Англии. В России разведением их занимаются исключительно в
Прибалтийских провинциях, Польше и Закавказье. Раньше лани содержались в
окрестностях Петербурга, в Лисинском парке, но ныне вывезены оттуда в
Боржомское имение вел. кн. Михаила Николаевича. Л. называется также
самка оленя (Cervus elaphus).
С. Б.
Лаокоон - знаменитая античная мраморная группа, найденная в 1506 г. в
винограднике гражданина Ф. де'Фредди на Эсквилине, в Риме (а не в термах
Тита, как гласит обычное предание, в подтверждение которого в упомянутых
термах до сих пор показывают нишу, где будто бы был найден Л.). Папа
Юлий II вскоре приобрел эту группу, уступив де'Фредди пожизненно доходы
с заставы Порта-Сан-Джованни до суммы 600 дукатов зол. (ок. 3000 р.
зол.) ежегодно. В ватиканском "дворе статуй" или Бельведере была
проектирована архитектором Дж. ди Сан-Галло особая ниша для Л. Браманте
сделал с Л. первую бронзовую копию по восковой модели Джакопо Сансовино.
Микеланджело прилежно изучал Л. и указал, что группа сделана не из одной
глыбы мрамора, как говорится у Плиния. Когда Франциск I, после победы
при Мариньяно (1616), требовал от Льва Х группу себе в подарок, папа для
удовлетворения франц. короля, заказал Баччо Бандинeлли копию Л.; эта
копия (с изменениями) находится ныне в музее Уффици, во Флоренции.
Бандинелли же был и первым реставратором Л., найденного без правых рук
отца и младшего сына и без правой кисти руки старшего сына. Но свою
реставрацию он не внес в оригинал, а только сделал в упомянутой копии.
Когда, вскоре затем, папа пожелал реставрировать самый оригинал,
Микеланджело рекомендовал ему с этою целью своего ученика и помощника
Монторсоли, который и занялся этою работой. Для правой, поднятой руки Л.
было, по-видимому, предложено несколько проектов. Реставрация Монторсоли
была проектирована, кажется, в глине. Приставленные теперь к оригиналу
реставрированные части, из стука, принадлежат скульптору ХVIII в. Авг.
Корнаккини и, вообще, вопреки мнению большинства нынешних
археологов-классиков, главным образом немцев, должны быть признаны
правильными. В 1803 г. Л. помещен в одном из четырех-кабинетов,
пристроенных к углам бельведерского двора. Кроме знаменитой группы,
сохранилось еще в разных местах несколько фрагментов более или менее
близких ее копий, в том числе голова Л. в Имп. Эрмитаже (галл. древн.
скульпт., №395), все сомнительной древности, и целый ряд воспроизведений
ее в виде рельефов, монет, статуеток и т. п. Этим воспроизведениям
посвящены детальные исследования Блюмнера (в его 2-м изд. Лессингова Л.,
Берлин, 1880, стр. 704 и сл.) и в особенности Ферстера ("Jahrbuch d. К.
D. Archaeol. Inst.", VI, 1891, стр. 176 - 196, и IX, 1894, стр. 43 -
50). Древность этих воспроизведений сомнительна, за исключением
свидетельства Плиния (Nat. Hist., XXXVI, 5, 11), что Л., находившийся "в
доме имп. Тита" и бывший произведением трех родосских художников,
Агесандра, Полидора и Афинодора, есть "лучшее из всех произведений
живописи и ваяния", казалось, вполне подтвердилось находкою группы.
Современники ее открытия превозносили её выше всех известных статуй.
Винкельман относит группу Л. к эпохе Александра Вел. и видел в ней
непосредственное влияние стиля Лисиппа. Наоборот, Лессинг, в своем
"Лаокооне" (лучшее изд., с критикой текста и богатым эстетическим и
археологическим комментарием: Н. Bitimner, Lessings Laokoon
heraasgegeben nnd eria, atert", Берл., 1880), высказывался, как за более
вероятное, за более позднее происхождение группы и был не прочь
допустить зависимость её от Виргилия, хотя не в том решительном смысле,
какой придается ей современными археологами-классиками (напр. Вольтерсом
в его издании "Bausteiae" Фридрихса, стр. 537). Лессинг говорит, что
различия, замечаемые между описанием Виргилия и группою, объясняются
легче и естественнее, коль скоро предположить, что скульпторы работали в
зависимости от поэта, а не наоборот. У художника чаще выходить
некрасивым то, что красиво у поэта, чем наоборот. Не надо, впрочем,
забывать, что Л. служит Лессингу только исходною точкою общеэстетических
рассуждений о пределах и особенностях поэзии и пластики. Достойно
внимания предположение, высказываемое издателем произведений Лессинга,
вышедших в свет под общей ред. Гемпеля (Б., 1868 - 78, 20 тт.), и
разделяемое Блюмнером, что Лессинг, в сущности, критиковал Винкельмана,
не называя его. Гете, в "Пропилеях" (Ueber L., 1797), дает восторженный
отзыв о группе, находя в ней удовлетворенными все требования, какие
только могут быть предъявлены к художественному произведению вполне
совершенному и которым можно наслаждаться без пособия каких-либо
побочных знаний и разъяснений. Некоторые детальные замечания Гете
(напр., что младший сын только обвит, а не укушен змеею) ошибочны и
сделаны, вероятно, не в виду самой группы, а на основании одной из
крайне произвольных старинных гравюр. Сто с лишком лет спустя после
Винкельмана и Лессинга, вопрос о Л. разросся и усложнился (его
литературу см. у Блюмнера) и для большей ясности должен быть разбить на
несколько частных вопросов.
А) Реставрация, как сказано выше, должна быть признана, вообще,
правильной. Овербек (Plaslik) и за ним большинство археологов-классиков
предпочитают видеть Л. и младшего сына закинувшими правые руки за
голову, первого - от боли, второго
- в предсмертной агонии. По их мнению, Л. уже обречен на гибель и
сознательно уже не борется, находясь всецело под влиянием страшной боли
от змеиного укуса, поражающего его, подобно молнии. Ввиду напряжения
мускулов, доказывающего, что Л. борется всеми силами, и, в частности, в
виду левой руки, душащей змею, хотя и неудачно, далеко от головы, все
реставраторы и вообще художники совершенно правильно требовали того же и
от правой руки, на основании простейшего закона параллельности движения
и инстинктивности действий рук и ног. Правая рука младшего сына также не
была закинута, а искала точки опоры, так как вся фигура сшиблена с ног и
приподнята кольцами змеи. Все, что говорится о красивой пирамидальности
группы, при упомянутой реставрации - неверно, так как голова Л. не на
равном расстоянии от голов сыновей.
Б). Толкование и оценка. Л. представлен нагим, сидящим на возвышении
о двух ступенях (может быть, на жертвеннике), на которое свалилась его
одежда. По ту и другую стороны от него - два его сына, различного
возраста, также почти совсем нагие. Все три фигуры обвиты - главным
образом, по ногам и рукам - двумя громадными змеями, из которых одна
кусает Л. в левое бедро, а другая впилась в правую часть груди младшего
сына, стоявшего вправо от отца на ступеньках возвышения, но приподнятого
кольцом змеи, привязавшим его правую ногу к правой ноге отца. Л. от боли
корчится и кидается в противоположную укусу сторону, стараясь, вместе с
тем, инстинктивно разорвать как руками, так и ногами, опутавших его
змей. Голова следует общему судорожному движению тела. Лицо искажено
страданием, рот полуоткрыт, но, как прекрасно указал физиолог Генке
("Die Gruppe des Laokoon", Лейпциг и Гейдельб., 1862), не кричит, а, как
на то указывают приподнятая грудь и складки живота, набирает в себя
воздух, для дальнейшей энергичной борьбы. Во всяком случае, до утраты
сил и беспомощного падения на жертвенник, которым преступный жрец
осквернит святыню, тут еще далеко. Младший сын, как замечено выше,
сшиблен и укушен змеею, но еще не умирает: его лицо выражает не
спокойствие смерти (Овербек), а, наоборот, живейший ужас; правою рукою
он инстинктивно ищет схватиться за что-либо в воздухе, а левою сжимает
голову змеи, укусившей его, и, по-видимому, издает вопль. Старший сын
находится пока в наименее страшном положении. Что и ему не уйти, на это
художники намекнули узлом, который образовала змея вокруг его левой
ноги. Левою рукою он старается освободиться от этого узла, а правою,
также опутанной змеиным кольцом, по-видимому, зовет к себе на помощь.
Лицо его выражает преимущественно сострадание к отцу и брату. Что
касается до художественной оценки Л., то превосходная группа эта вполне
достойна тех восторгов, предметом которых она была в течение столетий.
Превосходное знание анатомии и виртуозное умение выказать его при самом
неестественном положении фигур, пафос движений, выразительность лиц и
жестов - все это доказывает, что авторы Л., или тот из них, который был
изобретателем и душою предприятия, были таланты первостепенные.
Отнесение группы Винкельманом к эпохе после Лисиппа остается и теперь
вообще верным. Относить её к эпохам Фидия или Праксителя, конечно,
нельзя: для этого в ней слишком мало простоты и слишком много пафоса,
театральности, стремления к эффекту. Группа задумана с расчетом на одну
точку зрения и чрез то приближается к рельефной композиции. Это все
характерные особенности упомянутой эпохи. Художники бессознательно или
умышленно придали сыновьям Л. пропорции. не детей, а взрослых людей, но
гораздо меньших размеров, чем главная фигура, и замечательно, что это не
режет непредупрежденного глаза. Фигуры детей от этого стушевываются
перед фигурою отца; тем не менее такой прием должен быть признан
антихудожественным. Несмотря на то, что мы теперь гораздо лучше, чем
Винкельман, знаем все периоды древнего искусства, дальние его terminus
post quern, на основании одних стилистических соображений мы не могли бы
идти в датировке памятника, если бы не помогла эпиграфика.
В). Эпоха группы. Мы уже установили terminus post quern для Л.
Тerminus'ом ante quern является эпоха Флавиев, когда группа была
поставлена в доме имп. Тита. Так как других древних сведений о Л., кроме
того, что говорится у Плиния, не имеется, то до выяснения вопроса о
времени жизни творцов группы приходилось добираться окольными путями.
Подробнее всего этот вопрос разобран у Ферстера ("Ueber d.
Entstehungszeit des L. Verhandlungen der 40 Versammiung dent. Philologen
u. Schulmannen in Gorlitz", Лпц. 1890). Он подразделяет его на 3 части:
1) Грамматико-экзегетическую. Дело идет о свидетельстве Плиния, что
художники работали группу "de consilii sententia". Защитники позднего
происхождения видели здесь consilium principis эпохи императоров и
полагали (Лахманн, Кайбель и др.), что группа была заказана для
украшения дворца (или бань) Тита императорским советом. Приверженцы
более древнего происхождения группы переводят означенное выражение
словами: "по совету друзей" (Моммсен) или же "по взаимному соглашению"
(Фёрстер) и т. п. Вернее признать это выражение темным и, быть может,
переведенным из греческой надписи художников, находившейся на
пьедестале. 2) Mифографическую и историко-литературную. Вопрос о
зависимости группы от Вергилия, или от утраченных греческих источников,
весьма запутанный; в сущности, он ничего не дает для определения времени
исполнения группы. Во всяком случае, в поэме Вергилия змеи набрасываются
сперва на детей, а потом на отца. Аналогия помпеянской стенописи,
по-видимому задавшейся целью точно иллюстрировать Вергилия, также весьма
слаба. 3) Эпиграфическо-палеографическую. Пользуясь надписями, уже
Фёрстер, а в особенности Гилдер-фон-Гертринген ("Die Zeitbestimmung d.
Rhodischen Kunstlerinschriften", в "Jahr. d. Inst", IX) получили гораздо
более точное определение времени жизни наших художников. Сопоставление в
надписях их имен с именами знаменитых римлян (Мурены, Лукулла, Лентула
и, м. б., Суллы) делает очевидным, что художники жили в начале 1 в. до
Р. Хр. Вообще исследование Гилдера-фон-Гертрингена устанавливает для
родосской школы период процветания гораздо более продолжительный (III -
I вв. до Р. Хр.), чем тот, который определяли перед тем, и даже
позволяет предполагать, что три ваятеля Л. были братья. В заключение,
упомянем, что сходство Л. с некоторыми фигурами пергамского фриза,
подмеченное в особенности Кекуле ("Zur Deutung u. Zeithes Ummung des
L.", Берл. и Штутгардт, 1883), не простирается далее случайного и чисто
внешнего и не дает права поднимать вопрос о заимствовании Л. от
пергамских скульптур, которые не возвышаются над уровнем развитой
орнаментальной пластики и красота которых, по сравнению с Л., может быть
названа не более как каллиграфией. В отношении определения времени (1 в.
до Р. Хр.) Кекуле прав; но, как мы видели, такая датировка основывается
на совершенно иных соображениях (Кекуле возражал наиболее сильно
Иренделенбург: "Die L. gruppe und der Giganlenfries von Pergamenischen
Altars", Берлин 1884). Еще с большим основанием можно усомниться в
значении усмотренных в конце аналогий между Л. и геркуланской мозаикой,
изображающей битву Александра Великого ("Laokoon und Alexanderschlacht.
Commentationes in honorem Th. Mommseni", 448 стр. и след. Берлин, 1878).
А. Щукарев.
Лао-цзы - имя китайского философа, жившего в VI в. до Р. Хр. Рождение
его приурочивается к 604 г. Фамилия его была Ли, детское имя Эр, в
зрелом возраст он назывался Бо-янь, а посмертный титул его - Дань;
посему он в сочинениях встречается иногда с именем Ли-эр или Лао-дань. О
его семье, детстве и воспитании, ничего не известно. На страницах
истории он является уже в зрелом возрасте, в звании историографа или
библиотекаря при императорском дворе Чжоусской династии. Будучи
свидетелем постепенного упадка империи, Л. решил удалиться от двора в
уединение. Когда он прибыл в Гуань, то начальник горного прохода Инь-си
сказал ему: "прежде чем ты скроешься, прошу тебя написать для меня
книгу". Л. сочинил тогда Дао-дэ-цзин, т. е. трактат о пути и
добродетели. После того Лао-цзы удалился, и никто не знает, что с ним
сталось. Позднее, под влиянием даоской религии , жизнеописание Л.
развилось в целую эпопею. В Шэньсянь-чжуань (трактат о духах и
бессмертных, соч. Хо-гун'а, IV в. по Р. Хр.) рассказывается, что мать
носила Л. во чреве 62 года (по другим - 72 или 81), что он родился с
белыми, как у старика, волосами, и потому народ называл его Лаоцзы, т.
е. старый мальчик. Ли-цзи и Цзя-юй - со стороны конфуцианства, Сы-мацянь
и Чжуан-цзы - из школы даосской, утверждают, что у Л. было свидание с
Конфуцием (около 517 г. до Р. Хр.), причем из разговора этих мудрецов
определилась противоположность их учений. Об исчезновении Л. легенды
повествуют, что он жил отшельником в хижине на уединенной горе. Он
достиг уже глубокой старости, когда однажды оседланный буйвол пришел к
его дверям и остановился в ожидании. Едва Л. сел на седло, как животное
помчалось к З и унесло философа навсегда. С течением времени Л. занял
одно из видных мест в даосском пантеоне и является здесь предметом
поклонения под именем Лао-цзюня, который как-то сливается с одним из лиц
троицы Сань-хуан. В культе даосизма Л. иллюстрируется массою
изображений, в виде картин и статуэток, относящихся ко всем фактам его
эпопеи. Краткость и неточность сведений о Лао-цзы дают основание
некоторым ученым сомневаться в самом его существовании. Сы-ма-цянь
упоминает о двух соименниках Л., также философах: один из них был
современником Конфуция, написал 16 трактатов о школе дао и прожил 160, а
по иным данным - 260 лет; другой, по фамилии Дань, состоял историографом
Чжоусской династии и умер спустя 129 лет по смерти Конфуция. Он отличает
их, однако, от Л. По словам Сы-ма-цянь, "причисляющие себя к доктрине Л.
порицают доктрину ученых, т. е. конфуциантов, а последние бранят Л.,
который учил, что трансформация является естественным порядком вещей и
что абсолютная бездеятельность и совершенствование происходят с
необходимостью из состояния чистоты и покоя". В русской литературе В. П.
Васильев, при общем скептическом направлении, не высказывает
определенного взгляда на Л. Он то считает его жившим позднее Чжуан-цзы,
то вовсе не признает Л. историческою личностью. Сочинение Л. заключает в
себе около 5000 иероглифов. Характер предмета, отсутствие связи между
отдельными частями трактата и запутанный язык, вместе с мистицизмом и
поэтическими оборотами в изложении, делают понимание его чрезвычайно
трудным как для туземных ученых, так и для европейских синологов.
Разделенный в начале на две части, он позднее был подразделен на главы;
одно из древнейших и наиболее распространенных делений считает 82 главы.
Основным положением Дао-дэ-цзина является выяснение понятия дао,
равносильного которому в европейских языках не существует. Различные
синологи переводят его различно: путь (Julien), путь, разум и слово
(Chalmers), logoV в смысле неоплатоников (Legge), natura (Watters);
meuodoV (R. Douglas), но все ученые соглашаются, что эти термины не
идентичны с дао. Дао является и мировою материею, и мировою силою, и
мировым разумом, и абсолютной простотою, и бездеятельностью, началом и
концом всего существующего. Весь мир произошел из дао и существует
благодаря взаимодействию двух сил природы: положительной (ян) и
отрицательной (инь). Человек составляет проявление того же дао, причем
его тело
- часть мировой материи, а душа - часть мирового разума; последняя
бессмертна по отношению к телу, но теряет свою индивидуальность в
абсолютном дао. В практической жизни руководящим идеалом должна служить
простота и несложность правил: самопознание и самоограничение, свобода
от эгоистических побуждений и любовь ко всем людям, доходящая до
предписания за зло платить добром. Бездеятельность, являясь идеалом
жизни человека, вызывает желание покоя и уничтожение стремления к
познанию внешнего Мира. Благо общества покоится на неведении, и
правители должны держать народ вдали от знания и свободным от всяких
стремлений к нему, а если бы кто-либо оказался имеющим знания, то
обязанность правителей состоит в том, чтобы лишить такого человека
возможности обнаруживать свои знания. - Многие пункты учения Л. доселе
остаются еще невыясненными. Раньше в европейской литературе существовали
о нем совершенно превратные понятия. Некоторые римско-католические
миссионеры около 200 лет назад находили удивительное сходство между
многими страницами Дао-дэ-цзин'а и св. Писанием. Моntucci, в Берлине,
еще в 1808 г. говорил, что никто, читавший труд Л., не может сомневаться
в факте, что Троичность лиц в Боге была известна китайцам за V в. до Р.
Хр. Даже Abel Remusat, в своих "Memoires sur la vie et les opinions de
Laotze" (1823), защищал мнение, что в 14 гл. Дао-дэ-цзин'а. встречается
транскрипция слова Иегова. St. Julien опубликованием "Le' livre de la
Voie et de la Vertu" рассеял эти иллюзии. Современная литература о Л. и
Даоде-цзине возрастает весьма быстро. Кроме упомянутых сочинений, см. В.
Н. Васильев, "Религии В. и очерк истории кит. литературы"; Георгиевский,
"Принципы жизни Китая"; Д. Кониси, "Философия Лаоси"; Legge, "Texts of
Taoism"; E. Balfour, "Taoism"; Н. A. Giles, "Chuangtzu". Перечень всех
трудов в "Biblioteca Sinica", H. Cordier.
Д. П.
Ла-Паз (La Paz) - город в Боливии, на ЮВ от оз. Титикака, 3644 м. над
уровн. моря, в глубокой и плодородной долине Pиo Л.; 46 т. жит. (метисы
и индейцы племени аймара). Оживленный торговый пункт.
Ла-Перуз (Jean-Francios de Galaup, cornte de La-Perouse, 1741 - 83) -
знаменитый французский мореплаватель; отличился в войне с Англией. Когда
в 1785 г. французское правительство возымело мысль дополнить
географические открытия Кука в Тихом океане, выбор командира экспедиции
пал на Л. Имелась и практическая цель
- изучить условия китобойного промысла в Тихом океане и торговли
пушными товарами в Сев. Америке, Китае и Японии. В состав экспедиции
вошли ученые по разным отраслям, три художника, коллектор и т. п. Суда
экспедиции назывались: "Астролябия" и "Буссоль"; первым командовал
Лангль, вторым - Л. 20-го августа 1785 г. экспедиция вышла из Бреста в
море, обогнула м. Горн, посетила о-ва Св. Пасхи и от Сандвичевых о-вов
направилась к берегам Сев. Америки, около 60° с. ш. Отсюда Л. спустился
к Ю, исследуя берега и пополняя данные, собранные Куком, до порта
Монтерей, открыл бухту С. Франциско и в сентябре 1786 г. направился к
берегам Японии. Недалеко от Сандвичевых о-вов был открыт о-в Неккера,
около которого оба судна чуть не разбились. Пройдя через группу
Марианских о-вов, Л., в декабре 1786 г., прибыл в порт Макао в Китае.
Отсюда Л. направился снова к С и в мае 1787 г. вошел в Японское море,
берега которого тогда были почти совершенно неизвестны. Поднявшись по
Татарскому проливу до залива Де-Кастри, Л. повернул на Ю, обогнул
Сахалин, открыл пролив, названный его именем, и в августе бросил якорь в
Петропавловске. Здесь экспедицию ожидал радушный прием; один из ее
членов, де Лессепс, с ее журналами и отчетами, через Сибирь вернулся во
Францию. Из Петропавловска Л. направился к Ю и 27-го декабря пристал к
о-вам Мореплавателей, в южн. полушарии. Здесь туземцы убили капитана
Лангля и 11 матросов. Отсюда Л. прошел к о-вам Тонга и в Ботанибей
(Сидней) в Австралии. В конце февраля 1788 г. экспедиция снова вышла в
море и, начиная с этого момента, судьба ее становится неизвестною.
События, предшествовавшие во Франции революции, заставили. на некоторое
время забыть о Л., но затем были приняты меры для его отыскания:
объявлена была награда всякому, кто доставил бы о ней сведения, а в 1791
г. была послана особая экспедиция под начальством Дантрекасто, не
нашедшая никаких следов Л. В 1826 г. капитан Дидлон, английского
коммерческого флота, на пути из Вальпарайзо в Пондишери пристал к о-ву
Тукониа, где узнал, что у туземцев находятся разные предметы французской
работы. Дилдон, не сомневаясь, что где-то по близости разбились суда Л.,
не мог, однако, найти этого места; оно было открыто экспедицией
Дюмон-Дюрвиля в 1828 г., около о-ва Ваникоро. По-видимому, суда Л.
разбились ночью на коралловых рифах; часть экипажа была убита туземцами,
другая же построила из остатков одного из судов шлюпку и на ней
направилась неизвестно куда. Среди них был, по-видимому, и Л. Несколько
человек из экспедиции Л. остались на Ваникоро и умерли там в старости до
прибытия Д. Дюрвиля. Описания путешествий Л. были изданы в 1797, 1799 и
1831 г. Описание его жизни и других обстоятельств, относящихся к этому
делу, находится в "Bulletin de la Soc. de Geographie de Paris", т. IX, 2
trim., 1888. На русский яз. описание путешествия Л. переведено
Голенищевым-Кутузовым, в 1880 г.
Ю. Ш.
Лаперузов пролив - между о-вом Сахалином и японским о-вом Иecco,
открыт 9 августа 1787 г. Лаперузом, соединяет Охотское и Японское моря.
Лаплас (Pierre Simon Laplace, 1749 - 1827), величайший французский
геометр. Родился в крестьянской семье в Бомоне, в департаменте
Кальвадос. Уже в ранней юности Л. отличался замечательною памятью и
способностями понимания, так что без труда получил место учителя в своем
родном городке. Посланный им в Турин и напечатанный там мемуар "Sur le
calcul integral аuх differences infiniment petites et aux differences
finies" 1766 г. обратил на себя внимание ученых и Л. был приглашен в
Париж, где сделан сперва экзаменатором артиллерийского училища, а затем,
в 1773 г., был избран членом академии наук. Вообще Л. посвятил себя
тихой научной деятельности и только на короткое время удавалось
навязывать ему почетные места; так в 1799 г. Бонапарт назначил его
министром внутренних дел, затем он был канцлером охранительного сената и
даже графом Империи. После реставрации Людовик XVIII сделал Л. маркизом
и пэром Франции. Заслуги Л. в области чистой и прикладной математики и
особенно в астрономии громадны; он усовершенствовал почти все отделы
этих наук, а многие даже создал вновь. Он отличался замечательною
способностью открывать соотношения и связь между предметами и явлениями,
по-видимому, разнородными и умел с удивительною ясностью выводить важные
следствия из таких сближений. Л. доказал устойчивость солнечной системы,
состоящую в том, что благодаря движению всех планет в одну сторону,
малым эксцентриситетам и малым взаимным наклонностям их орбит, должна
существовать неизменяемость средних расстояний планет от солнца, а
колебания прочих элементов орбит должны быть заключены в весьма тесные
пределы. Л. открыл причины периодических неравенств в движениях Юпитера
и Сатурна и связь между движениями спутников Юпитера, связь, выражаемую
двумя законами, известными под названием "законов Лапласа". Вычислив
условия равновесия кольца Сатурна, Л. доказал, что они возможны лишь при
быстром вращении планеты около оси, что, в связи со сжатием Сатурна,
действительно было доказано потом наблюдениями В. Гершеля. Л. открыл,
что причина ускорения в движении Луны, приводившего в недоумение всех
астрономов, зависит от периодических изменений эксцентриситета лунной
орбиты и определил сжатие земного сфероида по неравенствам в движении
Луны. Вообще исследования, произведенные Л. в движении нашего спутника,
дали возможность составить более точные таблицы Луны, что, в свою
очередь, имело благодетельные результаты в вопросе об определении долгот
на море. Л. разработал причины и явления приливов и отливов при помощи
двадцатилетних наблюдений уровня океана в Бресте и доказал устойчивость
морей. Множество исследований произведено Л. также в физике, напр. об
явлениях волосности, о скорости звука, о рефракции, о давлении атмосферы
и пр. Наконец, Л. составил космогоническую гипотезу образования всех тел
солнечной системы, называемую его именем и в общих чертах, неизмененную
и поныне. Мемуары Л. помещены, в изданиях парижской академии за годы
1772 - 1823. Кроме того им изданы отдельно: "Mecanique Сеleste" (5
томов, 1799 - 1825 - свод всех исследований Ньютона, Клеро, Д'Аламбера,
Эйлера и самого Л., в котором небесная механика впервые приведена в
стройную систему; "Exposition da systеme da monde" - сочинение,
выдержавшее множество изданий (русский перевод Хотинского, 1861 г.);
популярное изложение предыдущего; "Theorie analytique des probabilitеs"
и "Essal philosophique. sur les probabilites" - капитальнейшие трактаты
по теории вероятностей. - Ныне парижская академия издала "Oeuvres
completes" Л. в 13-и томах.
В.В.В.
Ла-Плата (LaPlata) - город в аргентинской республике, в 50 км. от г.
БуэносАйрес. 65557 (1890) жит. (вместе с Энсеньядой, служащей гаванью
Л., и предместьем Толозой). Музей, библиотека, 3 банка, 2 театра, 30
школ. Гавань Энсеньяда соединена с Л. каналом. Л. основана в 1882 г.
Лаппо-Данилевский (Александр Сергеевич) - историк; окончил курс в
симферопольской гимназии и на историко-филологическом факультете спб.
унив. Защитив магистерскую диссертацию, стал читать в спб. унив. и
археологич. институте лекции по русской истории, в качестве
приват-доцента, а в 1891 г. назначен экстраорд. проф. филологического
института; в 1894 г. избран членомкорреспондентом имп. археологической
комиссии и членом археографической комиссии. Напечатал следующие труды:
"Скифские древности" (СПб. 1887), "Организация прямого обложения в
Московском государстве" (СПб. 1890; магистерская диссертация),
"Поверстная и указная книга ямского приказа", "Древности Кургана
Карагодеуашх, как материал для бытовой истории прикубанского края" (СПб.
1893, в "Материалах по археологии", изд. имп. археологической комиссией,
№13). Поместил много статей в "Журн. Мин. Нар. Просв.", "Библиографе",
"Историческом Обозрении", "Записках Имп. Рус. Арх. Общ.", "Русской
Историч. Библиотеке" и др.
Лапта - палка, веселко, которым бьют мяч в игре, носящей также
название Л. Игроки делятся на две половины - одна в городе, другая в
поле, в первом один подает мяч (гадит), другой бьет Л.; в поле ловят его
с лету, и тогда город продан, если нет, то ударивший бежит взад и вперед
до черты поля, и его чкают, пятнают, салят мячом; если попадут, то город
взят, и горожане идут в поле.
Лаптев (Дмитрий) - известный исследователь сев. берегов Сибири. В
1718 г. поступил на службу гардемарином. Назначенный командиром бота
"Иркутск", весною 1736 г. вышел из устья р. Лены, но после неустанной
борьбы с льдами вынужден был возвратиться в р. Лену. В июне 1738 г.
вновь спустился из Якутска по р. Лене и к концу августа был около устья
р. Индигирки. 1 сентября море замерзло, но только через 9 дней удалось
подойти к берегу против устья р. Индигирки, где нашлись и все ранее
посылавшиеся люди, чуть не умершие там от голода и холода. Обмерзшее
судно пришлось оставить и перебраться на зимовку в селение "Русское
жило", в 150 в. вверх по реке. Зимою Л. описал р. Хрому, а в 1740 г.
получил предписание продолжать описание берега, и, если возможно, обойти
водою Чукотский нос. Надвинувшимися льдами его выкинуло на мель и только
31 июля ему удалось двинуться в путь к В. До р. Колымы добрались
благополучно и, определив ее положение, пошли далее, но у Каменного мыса
льды окончательно преградили путь. Пришлось вернуться и расположиться
зимовать у Нижне-Колымска. Летом 1741 г. Л. сделал еще две попытки
пройти морем далее на В, но обе кончились неудачей, с опасностью для
жизни; поэтому Л. решил более не пытаться пройти в Камчатку морем и
вернулся, через Нижне-Колымск, в Анадырский острог. Весною 1742 г.
построил два судна и с 9 июля по 3 августа произвел первую опись р.
Анадырь до устья; затем сухим путем вернулся в Нижне-Колымск. В 1757 г.
Л. был произведен в контрадмиралы, а при Петре III уволен в отставку.
Ю. Ш.

Лаптев (Харитон Прокофьевич) - известный исследователь сев. Азии; в
1718 г. поступил на службу в гардемарины флота; в 1737 г. был назначен в
большую северную экспедицию, описавшую и снявшую впервые берега
Ледовитого океана от Белого моря до р. Колымы. 9 июня 1739 г. Л. вышел
из Якутска, а 21-го был уже в океане и, производя опись берега,
зазимовал в Хатангской губе. 12 июля 1740 г. на той же дубель-шлюпке
отправился далее на З; после тяжелого плавания по губе, вышел в море
только месяц спустя, но здесь встретились еще более тяжелые препятствия;
наконец, льдами окончательно раздавило судно и команде с офицерами
пришлось по льду добираться до берега; с трудом они возвратились в свое
прошлогоднее зимовье. В виду двух неудачных попыток обогнуть морем
Таймырский полуо-в, Л. решил описать его берега сухим путем,
передвигаясь на собаках. Для этой цели им были снаряжены три отдельные
экспедиции, причем сам Л. описал часть берега от устья р. Таймыры
несколько к В и к З. В 1742 г. ездил еще раз в устье Таймыры, думая
принять участие в описи крайней сев. части полуострова, но, за
недостатком провианта, вернулся в Туруханск и оттуда с отчетами уехал в
СПб. Скончался в 1763 г., в звании обер-штер-кригс-комиссара флота.
Ю. Ш.
Largo (ит. широко, полно, протяжно) - музыкальный термин,
обозначающий медленное движение. L. имеет одинаковое движение с adagio,
но при первом характер исполнения должен быть строже. L. меняет свое
движение и характер в зависимости от присоединяемых к нему слов. L.
assai, di molto требуют более медленного исполнения, чем простое L.
largo religioso требует в передаче характера религиозного. L. ma nоn
troppo требует не столь протяжной передачи.
Ларошфуко (Франсуа VI, герцог La Rochefoucauld, 1613 - 80) -
знаменитый французский моралист, принадлежал к известному роду Л.,
воспитывался при дворе, с юности замешан был в разные интриги, враждовал
с герцогом Ришелье и только после смерти последнего стал играть видную
роль при дворе; принимал участие в движении фронды и был тяжело ранен;
занимал блестящее положение в обществе, имел множество светских интриг и
пережил ряд личных разочарований, оставивших неизгладимый след на его
творчестве. В течение долгих лет в его личной жизни играла большую роль
герцогиня Лонгевилль, из любви к которой он отказывался не раз от
побуждений честолюбия. Разочарованный в своей привязанности, Л. сделался
мрачным мизантропом; единственным его утешением была дружба с м-м де
Лафайет, которой он оставался верным до самой смерти, Последние годы Л.
омрачены были разными невзгодами, смертью сына, болезнями. Результатом
обширного жизненного опыта Л. явились его "Maximes" - сборник афоризмов,
составляющих цельный кодекс житейской философии. Первое издание
"Maximes" вышло анонимно в 1665 г. Пять изданий, все более увеличиваемых
автором, появились еще при жизни Л. Из позднейших изданий "Maximes"
самое лучшее - в коллекции "Grands ecrivains de irance". Л. крайне
пессимистически смотрит на природу человека. Основной афоризм Л.: "все
наши добродетели - скрытые пороки". В основе всех человеческих поступков
он усматривает самолюбие, тщеславие и преследование личных интересов.
Изображая эти пороки и рисуя портреты честолюбцев и эгоистов, Л. имеет
преимущественно в виду людей его круга. Общий тон его афоризмов - крайне
ядовитый. Особенно удаются ему жестокие определения, меткие и острые как
стрела, например изречение: "все мы обладаем достаточной долей
христианского терпения, чтобы переносить страдания... других людей".
Очень высоко чисто литературное значение "Maximes". Л. издал еще свои
воспоминания о времени фронды: "Memoires sur la regence d'Anne
d'Autriche" (1662). Изд. также "Correspondance" Л., в полном издании его
сочинений, в 1818 г. Ср. Prevost Paradol, "Moi alistes francais";
Faguet, "XVII siecle"; Bourdeau, "L." (1895, в коллекции "Grands
ecrivains francais").
Ларрей (Jean-Dominique Larrey, 1766 - 1842) - выдающийся французский
военный хирург. С 1793 г. Л., введением летучих лазаретов (ambulances,
volants), много сделал для военно-санитарного дела. Был в египетском
походе Наполеона (см. его отчет: "Relation historique et chirurеicale de
l'expedition de l'armee d'Orient en Egypte et en Syrie" 1803). Л. в
качестве главного военно-медицинского инспектора считается творцом
новейшей военной хирургии Гл. соч. "Memoire sar les amputations des
membres a la suite des coups de feu"; "Memoires de medecine et de
chirurgie militaires et campagnes", "Clinique chirurgicale exercee
particuliеrement dans es camps et les hоpiteaux militaires 1792 - 1829"
(1829 - 36). Ср. Leroy Dupre, "L. chirurgien en chef la grande armеe"
(1860).
Ласка (Putorius vulgaris Rich.) - хищное млекопитающее из сем.
куничных или хорьковых. Тело очень вытянутое, тонкое, с коротким хвостом
и короткими ногами, вооруженными очень острыми когтями; нос на конце
тупой и слегка раздвоенный; уши широкие и закругленные. Цвет сверху
красно-бурый, край верхней губы, вся нижняя сторона и внутренняя сторона
ног белого цвета, позади углов рта по бурому пятну; хвост того же цвета,
как верхняя сторона. Зимою Л. умеренных стран не изменяет цвета, но на С
более или менее белеет. Длина (без хвоста) 17,5 стм., хвость 4 стм.
Водится в Европе, Сев. Азии и Сев. Америке. Живет на полях и в лесах, в
гористых и низменных местностях, не избегая населенных мест. Селится под
камнями, в дуплах, в развалинах, в норах, амбарах и т. д. Гнездо
выстилают сухой травой, мхом и листьями. Л. очень ловка и проворна,
быстро бегает, хорошо лазает и плавает, отличается большой смелостью и
кровожадностью и является опасным врагом для всех мелких животных; пищу
ее составляют домовые, полевые и лесные мыши, крысы, кроты, молодые
кролики, цыплята, голуби, а также ящерицы, медянки, ужи, даже гадюки,
лягушки, насекомые. В местах, где ее не преследуют, Л. охотится и днем,
и ночью. Истреблением мышей она приносит большую пользу, которая во
всяком случай перевешивает вред, приносимый ею иногда курятникам. Л.
иногда успешно отбивается даже от сравнительно крупных хищных птиц
(напр. коршунов). Спаривание происходит в марте. После пятинедельной
беременности самка рождает от 5 до 7, реже 3 и 8 детенышей, которых
заботливо охраняет и защищает, перенося, в случае опасности, в зубах в
другое место.
Н. Кн.
Ласкер (Эммануил, род. 1868 г.) - современный шахматист, племянник
Эд. Л. В 1894 г. читал в Лондоне ряд лекций о шахматной игре, издан. им
под загл. "Common sense in Chess". Победа над Стейницем в 1894 г. дала
ему титул "Champion of the World". В 1895 г. в Гастингсе Л. взял третий
приз, уступив первые два места Пильсбери и Чигорину. Участвовал в спб.
шахматном турнире в декабре 1896 г.
Лассо (Orlandus de Lassus, Orlando di Lasso, Roland de Lattre) -
знаменитый композитор церковной музыки (1520 - 94), последний
представитель нидерландской школы XVI ст.; род. в Монсе, современник
Палестрины. Отличался замечательной творческой силой, техникой и редким
трудолюбием; написал до 2 тыс. сочинений. Умер в Мюнхене, где занимал
место главного капельмейстера в капелле герцога Альберта V. В этом
городе ему поставлен монумент, в виде бронзовой статуи. Л. писал мессы,
magnificat, псалмы, ламентации, мотеты, мадригалы, песни. См. Delmotte,
"Notice blografique sar Roland de Lattre" (1836); Adoipbe Matbeiu,
"Roland de Lattre" (1838). Собрание сочинений Л. издано в Мюнхене в 1604
г., под названием "Magnum opus musicum".
Н. С.
Ластоногие (Pinnipedia) - отряд млекопитающих. Водяные млекопитающие
с телом, покрытым шерстью, превращенными в плавники (ласты) пятипалыми
передними и задними конечностями, пальцы которых, снабженные когтями,
соединены толстой кожей, направленными горизонтально назад задними
конечностями, полной зубной системой (из резцов, клыков и коренных
зубов), одной или двумя парами сосков на брюхе, двурогой маткой и
кольцеобразным последом. Голова относительно мала, глаза снабжены хорошо
развитой мигательной перепонкой, ноздри и уши могут закрываться, ушной
раковины обыкновенно (за исключением семейства Otariidae) нет. На
верхней губе находятся жесткие длинные щетины - усы. Резцы мелкие, из
них крайние иногда удлинены, число их с каждой стороны 3/2, 2/2, 2/1,
1/0, нередко они рано выпадают. За исключением моржей, клыки вообще
развиты сравнительно слабо и мало выдаются из ряда остальных зубов.
Коренные зубы (от 4 до 6 в каждой стороне каждой челюсти, а чаще всего
5/5) однообразны и в них нельзя различать (как у хищных) ложнокоренных,
плотоядных и бугорчатых; они остро-бугорчатые или тупо-цилиндрические.
Смена зубов происходит весьма рано, часто еще во время утробной жизни,
короткая, толстая шея явственно обособлена от головы и тела. Тело
удлиненное, неуклюжее, суженное к заднему концу. Передние конечности
направлены более или менее в стороны, задние - назад. Хвост короткий,
конический и никогда не имеет плавника. Толстая кожа одета короткой
прилегающей шерстью, у некоторых шерсть мягкая и густая; под кожей слой
жира. Глазные впадины на черепе сильно сближены; ключиц нет, локтевые и
лучевые кости отдельные, но большие и малые берцовые слиты между собою;
грудных позвонков 14 - 15, поясничных 5 - 6, крестцовых 2 - 4, хвостовых
9 - 15; таз мал, с слабо развитыми подвздошными и удлиненными лонными и
седалищными костями. Полушария большого мозга сильно развиты, имеют
значительное количество извилин и покрывают часть мозжечка и
обонятельные доли. Желудок простой, слепая кишка мало развита, почки
лопастные. Нижняя полая вена представляет большое расширение, в
конечностях кровеносные сосуды образуют так называемые чудные сети
(retia inirabilia). По строению зубов, некоторым особенностям скелета и
развития Л. приближаются к хищным, с которыми некоторые зоологи и
соединяют их в один отряд. Л. живут почти постоянно в воде и превосходно
плавают и ныряют, гребя плавниками. На сушу выходят лишь чтобы отдохнуть
и погреться на солнце, а также для рождения и кормления детенышей.
Гренландский тюлень отдыхает и рождает детенышей на льдинах. На суше Л.
вообще двигаются с трудом; наиболее свободны движения нерпух
(Otariidae), которые могут ходить на ластах; отчасти могут делать это и
моржи; тюлени же двигаются на суше, сгибая тело дугой, упираясь задними
конечностями, и таким образом проталкиваясь постепенно по земле (иногда,
впрочем, довольно быстро); передними конечностями животное пользуется
лишь взбираясь вверх. Л. держатся по большей части в прибрежных частях
морей в холодном и умеренном поясе северного и южного полушарий, иногда
живут также в озерах и замкнутых солёных бассейнах. Они часто собираются
громадными стадами. Некоторые оседлы и живут постоянно в одном месте
(напр. обыкновенный тюлень Phoca vitulina), другие совершают
перекочевки; некоторые же (гренландский тюлень, Phoca groenlandica)
совершают ежегодно громадные передвижения в океане. Пищей их служит
главным образом рыба, а также ракообразные, моллюски, отчасти, может
быть, водоросли. Истреблением рыбы они приносят местами значительный
вред; так у нас на Мурманском берегу появление весною "кожи", т. е.
гренландского тюленя, сопровождается обыкновенно пристановкой промысла
трески и пикши; кроме того другие виды нередко забираются в сети для
семги и поедают пойманную рыбу. Польза, приносимая Л., весьма
значительна. Все они доставляют сало и кожи, а на крайнем Севере идет в
пищу и их мясо, а кости - на поделки. Кроме того котики доставляют
ценный мех, моржи - клыки. Ввиду этого Л. служат предметом очень важных
и обширных промыслов. Известно около 50 ныне живущих видов,
распадающихся на три семейства: моржей (Trichechidae), ушастых тюленей
или нерпух (Otariidae) и тюленей (Phocidae). Otariidae водятся в
полярных областях как сев. так и южн. полушария; Phocidae - от Сев.
Ледовитого ок. до морей Средиземного, Адриатического с Ионическим и
Черного, и также в Ладожском и Онежском озерах, Байкале, Каспийском и
Аральском море в антарктическом океане; Trichechidae - в Сев. Ледовитом

<<

стр. 110
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>