<<

стр. 114
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Польши подпали и прус. епископства, до тех пор подвластные риж.
архиепископу. Зависимость Л. от прусского ордена становится номинальной;
он не представлял более для нее никакой опоры. Ей по необходимости
приходилось искать помощи у иностранных государей, 43-му магистру
ордена, Вальтеру фон Плеттенбергу (1494 - 1535), удалось несколько
оживить орден. Он проектировал наступательную лигу против Москвы с
Швецией и Литвой; но как скоро слух о союзе его с Александром литовским
и Стен Стуре дошел до Москвы, последняя заключила, в свою очередь,
договор с Данией. Война с Москвой (1501 - 1505) не принесла ордену
никакой существенной пользы. Духовенство Плеттенберг поставил в полную
от себя зависимость. Учение Лютера проникло в Л. из Пруссии. Первые
проповедники лютеранства были здесь Бугенгаген, Андреас Кнепкен, Иаков
Тегетмейер. Церкви и монастыри стали подвергаться ограблению. Новое
учение утвердилось сначала в Риге, затем в Ревеле и на Эзеле.
Реформатором Дерпта был Мельхиор Гоффман. В Курляндии новая проповедь
распространялась менее успешно. Религиозные вопросы усилили политический
антагонизм между городами и рыцарством. В Пруссии реформация привела к
секуляризации орденских земель; Плеттенберг был противником такой
секуляризации в Л. Внутренняя организация ордена в последнее столетие
его существования была следующая. Все орденские владения были разделены
на несколько областей, среди которых возвышался бург; а каждом бурге
заседал конвент из 12 - 20 рыцарей; во главе конвента стоял командор или
фохт. Конвенты сосредоточивали в своих руках финансовое и хозяйственное
управление, судебную власть, полицию, военную организацию. В больших
областях, где было несколько бургов, они зависели от обербурга.
Предводительство на войне находилось в руках маршала ордена. Его
резиденцией были Венден и Сегевольд. Орденский конвент, в состав
которого входили маршал, командоры и фохты, избирал магистра, а
утверждал его гохмейстер. Все члены ордена имели своих вассалов -
ливонское рыцарство, обязанное нести военную службу. Для обсуждения
вопросов внешней и внутренней политики созывались ландтаги. При
совещании и подаче голосов архиепископ рижский, с епископами эзельским,
дерптским, ревельским и курляндским, составляли одно сословие (Stand) и
сообща подавали свое мнение. Второй Stand составлял магистр со своими
помощниками и рыцарями, третий - дворянство всей Л. и княжеские
советники, последний - города. После Плеттенберга магистры ордена
старались целым рядом уступок Москве предупредить открытый разрыв с нею.
Для организации твердого правительства они были слишком слабы; не
решались они и на секуляризацию орденских земель. Когда коадъютором
архиеп. рижского сделался Вильгельм, маркграф бранденбургский, племянник
Сигизмунда II Августа, и этим усилилось влияние Польши, на ландтаге в
Вольмаре (1546) постановлено было не избирать на будущее время
иностранцев без согласия представителей всех сословий. Вильгельм,
сделавшись архиепископом, был противником участия Риги в
шмалькальденском союзе; между ним и городом начались продолжительные
междоусобия. Этим облегчалось вмешательство соседей; московский царь
предъявил требование, чтобы орден не заключал договоров с Польшей, не
спросясь Москвы, чтобы он сохранял нейтралитет в случае польско-русской
войны, чтобы русским разрешена была свободная торговля с немцами и
восстановлены были православные храмы. Ливонцы согласились на эти
требования (1554). С этих пор орден совершенно изолирован; ни Польша, ни
Швеция, ни Дания не приходят к нему на помощь без прямых территориальных
гарантий. В такой критический момент Вильгельм нарушает вольмарский
рецесс и призывает к себе в коадъюторы Христофора Мекленбургского -
опять иностранца. Магистр ордена, Гален, не одобрял усиливавшегося
влияния Польши и в свои коадъюторы назначил противника Польши -
Вильгельма Фюрстенберга. Заняв место магистра, Фюрстенберг не признал,
однако, возможным продолжать борьбу с Польшей и заключил с нею
оборонительный и наступательный союз против Москвы. Вслед за тем русские
войска перешли ливонские границы. Началась известная ливонская война,
1558 - 1582. В начале войны магистром сделался Кеттлер. Северные области
ордена вошли в переговоры с Швецией, приведшие к протекторату Швеции над
Эстляндией. Эзель достался Дании, Лифляндия уступлена была Польше. За
Кеттлером осталась одна Курляндия. Орден распался в 1561 г. Надежды на
Польшу оказались тщетными: она ввела в страну иезуитов и стала попирать
все исконные права и привилегии Л., в особенности после окончания войны
с Россией. Вследствие притязаний Сигизмунда III на шведский престол
между Польшей и Швецией началась война; неуспешная для Швеции при Карле
IX, она принесла ей ряд побед при Густаве II Адольфе. В 1621 г. шведам
сдалась Рига. К концу 1625 г. вся Лифляндия признавала над собой власть
шведского короля. Юридически владение ею признано было за Швецией по
альтмаркскому перемирию, в 1629 г. Время шведского владычества
распадается на два периода: первый, до 1680 г., ознаменован совершенной
реорганизацией всей области, подъемом благосостояния и культуры; во
время второго (1680 - 1710) Л. снова сделалась театром войны с поляками
и русскими. В это же время шведское правительство и в Л. перенесло
систему редукций. Величайшие заслуги в истории Л. остаются за
Густавом-Адольфом. Он восстановил протестантизм, основал новые школы в
Ревеле, Риге и Дерпте, между прочим дерптский университет, ввел лучшие
судебные порядки, поднял торговлю, облегчил участь крестьян. Последующие
короли также немало заботились о благосостоянии своей новой провинции.
Польша отказалась от всех своих притязаний на Л. по оливскому миру 1660
г. В великой северной войне Л. была потеряна для Швеции; в 1710 г. она
вся уже была в руках русских. По Ништадтскому миру вся область перешла к
России. Для истории Л. и лив. ордена см. общие труды Richter'a,
Rutenberg'a, братьев Seraphim, Schiemann'a и др. Ср. Г. Форстен,
"Балтийский вопрос" (часть I).
Г. Форстен.
Ливр - серебряная французская монета, битая в 1719 г., несколько
меньше современного франка. В 1720 г. повелено было эту монету
уничтожить, но счет на Л. оставался во Франции до введения метрической
системы. Как счетная монета, Л. (либра, лира) был в обращении во многих
государствах.
Лига - В настоящее время этот термин употребляется в Англии и Франции
для означения особенно значительных обществ или ассоциаций, преследующих
какие-либо социальные или политические цели. Из английских ассоциаций,
носящих название Л., особенно известны Anti-Corn-Law League, основанная
Кобденом и Л. защиты свободы и собственности, образовавшаяся в 1881 г. в
видах противодействия стремлению государства захватить главную
распорядительную роль в различных областях общественной жизни, которые
прежде предоставлены были частной инициативе. Эта последняя Л.,
избравшая девизом: "помогающий себе помогает государству", уже в первые
три годы своего существования насчитывала 400 тыс. членов, в числе
которых было 67 различных корпораций и ассоциаций (см. о ней "Юридич.
Вестник" 1884 г., №4). Во Франции наиболее известны Л. патриотов и Л.
образования. Последняя (Ligue de l'enseignement) возникла из местных
кружков, образовавшихся по образцу кружка Жана Масе, основанного в 1866
г. с целью способствовать устройству народных библиотек. В 1881 г. все
эти кружки объединились, не теряя, однако, своего самоуправления, под
именем французской Л. образования, управляемой генеральным советом из 30
членов. Деятельность Л. чрезвычайно обширна: она выдает субсидии школам,
заботится об открытии библиотек, устройстве бесед среди рабочих,
развитии профессионального обучения.

Бельгийская Л. образования основана в 1864 г. группой либералов с
целью изучения вопросов, касающихся обучения и воспитания. В 1876 г. Л.
открыла в Брюсселе образцовую школу, где применяет на практике новейшие
педагогические методы; затем она стремится к развитию бесплатного и
обязательного светского воспитания путем основания и поддержки школ и
библиотек. Л. управляется генеральным советом, который учреждает местные
кружки; последние имеют право, если число их членов достигает 100,
посылать делегатов в совет.
Лигроин или нефтяной спирт - представляет продукт перегонки нефти,
уд. вес 0,69
- 0,73, точка кипения 80° - 120°. Обыкновенно нефтяной спирт
разделяют на два продукта: на бензин (уд. вес 0,68 - 0,70) и собственно
Л., уд. вес 0,71 - 0,73. Применяется как бензин в особых лампах, для
карбурации воздуха, для вывода жирных пятен и т. п.
П. Ч.
Лидия (Lydia) - в древности страна в Малой Азии, называвшаяся раньше
Мэонией, доходившая до Эгейского моря и внутри полуострова занимавшая
верхние течения Герма и Каистра, отделенные друг от друга Тмолом. Близ
левого берега Герма находилась Магнезия (нын. Манисса), на сев. склоне
Сипила; жители ее приводились в связь с магнетами Фессалии. Сарды (нын.
Сард), царская твердыня Л., лежали на сев. склоне Тмола, при Пактоле. У
Гигэйского озера находятся и поныне многочисленные могильные холмы
Алиатта и других лидийских государей (нынеш. Бинбир-тепе). Из Ефеса вел
оживленный путь в Сарды, проходивший по кильбианской долине, с часто
упоминаемым авторами г. Гинепой. Вся страна имела весьма плодородные
поля, особенно у Сард и по Каистру, была богата лошадьми, давала хорошее
вино, шафран, цинк и иные металлы, особенно золото, добывавшееся как в
копях на Тмоле, так и в песке р. Пактола. Жители Л., рано достигшие
известной степени культуры, принадлежали к неопределенной расе,
родственной тирсенам, торребам и сарданам и подвергшейся сильному
влиянию хетитов; одна из царских династий Л. принадлежала, как
предполагают, к племени хетитов. Древнейшая история страны
рассказывается греческими историками в совершенно мифологических чертах.
Столицей Л. была сначала Магнезия, первоначальный центр цивилизации этих
мест, резиденция Тантала, друга богов, отца Ниобы и Пелопидов.
Древнейшие царские династии - Атиады, смененные Гераклидами - признавали
фригийское верховенство. В VIII веке до Р. Хр. Л. была настоящим
феодальным государством. За царем, резиденцией которого был гор. Сарды,
следовала целая иерархия крупных вассалов и владетельных князей, по
большей части родственников царствующей династии, снабженных
специальными привилегиями. Мелкие города Тиесс, Келены, Даскилий и Тирра
были резиденциями нескольких младших династий, которые своими
притязаниями и постоянными возмущениями значительно ослабляли власть
своего верховного повелителя. В течение почти целого столетия Гераклиды
пользовались властью только по имени; две фамилии царской крови -
Тилониды и Мермнады - оспаривали друг у друга титул царского
соправителя. Гигес, первый известный нам по имени Мермнад, был возведен
в этот сан одним из царей; но заговор Алиатта, наследника престола,
временно привел к власти Тилонидов, которым Садиатт, последний царь из
Гераклидов, отдал сан соправителя, предоставив Гигесу низшую придворную
должность. Последний поднял открытое восстание, убил Садиатта и захватил
корону. История Гигеса сделалась у греков предметом легенд. Воцарение
Мермнадов было началом новой эры для Л.: пробуждены были воинственные
наклонности лидийского народа. Город Сарды был превращен в укрепленный
лагерь, где конница царя отдыхала зимой и откуда каждую весну
предпринимала набеги. Л. подчинила себе на Юге карийский берег, на
Севере - Троаду и Мизию. С Ионией начата была война, продолжавшаяся
полтора столетия; лидийцы жгли сады, разрушали города, грабили храмы.
Ионийская культура проникла ко двору Мермнадов и малопомалу сгладила
следы предшествовавших влияний - хетитского и ассирийского. По древнему
преданию, в начале VII в. в Л. стали чеканить золотые и серебряные
монеты; древнейшие монеты лидийцев были из электрона, смеси 73° золота и
27° серебра, но чеканилась и легкая, вавилонского образца, золотая и
серебряная монета. Нашествие киммерийцев заставило Гигеса обратиться к
помощи Ассурбанипала ассирийского; тот ему помог, но заставил платить
себе дань. Когда Гигес (Гуггу в ассирийских надписях) перестал платить
эту дань и даже послал карийских и ионийских наемников к возмутившемуся
Псамметиху I, киммерийцы снова вторглись в Л. Во время этого вторжения
Гигес был убит, Л. была опустошена и Сарды взяты, за исключением
внутренней крепости (650 г.). Ардис, сын Гигеса, возвратил большую часть
утерянной территории и расширил свои владения на счет греческих
поселений. Он отрезал Милет от остальных городов ионийского союза, заняв
укрепленный акрополь Приены. Садиатт, следующий царь (630 - 618), дважды
разбил пехоту города Милета в долине Меандра. Алиатт (617 - 560),
отчаявшись в надежде взять Милет приступом, решил принудить его к сдаче
посредством голода, но это решение разбилось о стойкость милетцев. Он
заключил с ними мир и, бросившись на другие, менее укрепленные города,
взял Смирну. Едва только удалось ему утвердить свою верховную власть до
левого берега Галиса, как он столкнулся с Киаксаром мидийским. Борьба
продолжалась 6 лет, с переменным успехом. 28 мая 585 г. до Р. Хр. оба
царя решились дать решительное сражение, как вдруг произошло солнечное
затмение, расстроившее их планы. Иранцы не желали сражаться иначе, как
при солнечном свете, а лидийцы, хотя и предупрежденные, как говорят,
Фалесом о предстоявшем явлении, оказались смущенными не менее своих
противников, и обе армии тотчас же разошлись. Благодаря посредничеству
Навуходоносора, заключен был мир; Галис остался границей, и, для
закрепления союза, Алиатт выдал свою дочь за Киаксарова сына, Астиага.
После этой войны Алиатту удалось добиться влияния на Ефес; последние
годы своего царствования он употребил на постройку гигантской гробницы.
Сын его Крез дал наибольшее распространение Л., но при нем, в 546 г.,
Лидийское царство было разрушено Киром и с тех пор делило судьбы
Передней Азии под владычеством персов, македонян, сирийцев и римлян.
Жители, которые и прежде многое успели перенять от живших по побережью
греков, все более и более теряли свою национальность, так что во времена
Страбона не существовало уже и языка их. До покорения персами лидийцы
были народом храбрым и воинственным; их конница считалась лучшей, они
славились как изобретатели гимнастических военных игр. Кир
систематически уничтожал воинственный дух народа, запретил лидийцам
носить оружие, велел их обучать вместо военных упражнений пению и танцам
и положил начало той изнеженности, которая составила потом дурную славу
этого народа. Промышленность и торговля и в персидское время стояли в Л.
высоко и дали стране цветущий, богатый вид. Лидийцы стояли на культурной
ступени более низкой, чем греки; нравственность лидянок была не высока;
девушки, без ущерба для своей доброй славы, зарабатывали приданое
проституцией. Наиболее распространен был религиозный культ Кибелы;
существовал и фаллический культ (в древних могильных курганах Л. везде
почти находили исполинские фаллы). Наука и литература в Л. никогда,
кажется, не процветали. Весь интерес жителей был сосредоточен на
торговле. Лидийцам приписывается первая мысль о гостиницах и чеканке
монеты. Они рано уже умели приготовлять роскошные платья, ковры, красить
шерсть и плавить руду; они стали впервые употреблять лидийский камень
как пробирный. Самобытная архитектура их сохранилась лишь в могильных
памятниках в виде круглых, конусообразно кончающихся строений. Ср.
Olfers, "Ueber die lydischen Konigsgraber bei Sardes". ("Abhandlung der
Berl. Akad. der Wissenschaften" 1858); Schubert, "Geschichte der Konige
von Lydien" (Бреславль, 1884); Holzer, "Das Zeitalter des Gyges"
("Rhein. Museum", XXXV); Barclay V. Head, "The coinage of Lydia and
Persia" (Лондон, 1877); Radet, "La Lydie et le monde grec au temps des
Mermnades" (П., 1893); Масперо, "Древняя история народов востока" (М.,
1895). А. М. Л.
Ликург (LukourgoV). - Политическое устройство, господствовавшее в
Спарте в течение нескольких веков, древние писатели единогласно
приписывают законодателю Л., но относительно жизни и деятельности его
сообщают самые разноречивые сведения. Все сходятся в том, что Л. был из
царского рода, но различно определяют его место в генеалогии спартанских
царей, а также время его жизни и его законодательства. Ксенофонт относит
Л. ко времени Гераклидов, т. е. ко времени водворения дорян в Лаконии.
По Геродоту, Л. дал законы в царствование своего племянника Леобота или
Лабота, 4-го царя из дома Алиадов; следовательно, Л. был младшим сыном
2-го царя из этого дома, Агиса, и внуком Еврисеена, т. е. жил в конце XI
или в начале Х в. По Павзанию, законодательство Л. относится к
царствованию Агезилая, внука Лабота. Большинство древних писателей
относило Л. к другому царскому роду, Еврипонтидов. Поэт Симонид называет
его сыном 4-го царя из этого дома, Притана, и братом царя Евнома. Более
распространенное, по словам Плутарха, предание считало его сыном Евнома;
по другим источникам он является дядей Евнома или его внуком. Из
разнообразных хронологических дат наибольшим авторитетом, по-видимому,
пользовалась в древности дата Ктесия, принятая также александрийскими
хронографами Эратосфеном и Аполлодором; по их расчету начало
деятельности Л. относилось к 884 г. до Р. Хр. По Геродоту, Л. издал
законы, заимствованные с о-ва Крита, как только по смерти своего
старшего брата сделался, за малолетством его сына Лабота, правителем
государства. По рассказам Плутарха. Л., преследуемый матерью малолетнего
царя Харилая, решил, до достижения Харилаем совершеннолетия, покинуть
родину и отправился путешествовать, прежде всего в Крит, где он изучил
государств. устройство, перенесенное им в Спарту. Из Ионии Л. впервые
вывез в Пелопоннес песни Гомера (а по другим даже виделся - с Гомером).
Вернувшись в Спарту, где тем временем раздоры и неурядица еще усилились,
и видя, что оба царя и народ тяготятся таким положением дел, Л. задумал
изменить государственное устройство. Для этого он предварительно получил
согласие дельфийского прорицалища, затем заручился содействием
влиятельнейших граждан и в сопровождении их внезапно явился на площадь.
Царь Харилай принял его сторону, и таким образом он получил возможность
провести свои законы. Желая, затем, чтобы данное им государственное
устройство оставалось на веки неизменным, Л. отправился в Дельфы,
клятвой обязав царей, геронтов и народ не изменять данных законов, пока
он не вернется. Получив в Дельфах прорицание, что его законы вполне
удачны и что государство будет пользоваться высшей славой, пока будет
оставаться им верным, он препроводил этот ответ бога в Спарту, а сам,
чтобы не освобождать сограждан от данной им клятвы, уморил себя голодом.
Древние, особенно сами спартанцы, склонны были относить к Л. все
предписания, касавшиеся общественной и частной жизни Спарты. Из
предшествовавшего государственного строя Л. сохранил только власть двух
царей. Он установил совет из 30 (вместе с двумя царями) старейшин
(gerousia), обсуждавшим и решавшим все дела; ежемесячное народное
собрание (apella) из всех граждан не моложе 30-ти лет, имевшее право
только принимать или отвергать решения герусии, а также избиравшее
геронтов и других должностных лиц. Даже учреждение коллегии из 5 эфоров,
имевших высший надзор над ходом государственных дел и с V в.
пользовавшихся в Спарте наибольшим влиянием, спартанцы, по словам
Геродота, возводили к Л., тогда как остальные авторы относили его к
более позднему времени. По общему мнению древних, Л. ввел в общественную
жизнь спартиатов военную организацию, обязательное участие в дружествах,
являвшихся подразделениями войска, обед за общим столом (jiditia) и
суровую дисциплину в воспитании юношества. Ему же приписывались
различные меры против роскоши, в том числе запрещение золотой и
серебряной монеты, которое, однако, не могло иметь места в IX в., так
как серебряная вводится в употребление в Греции только в VIII в., а
золотая - еще позднее. Еще менее основательно мнение древних, будто Л.
разделил всю Лаконику на 39000 равных участков: 9000 для спартиатов и
30000 для периойков. Спартанцам тогда не принадлежала еще значительная
часть Лаконики, не говоря уже о Мессении; их область не могла вместить в
то время такого количества участков. Мера эта, очевидно, была приписана
Л. лишь тогда, когда в III в. цари Агис IV и Клеомен III задумали
произвести подобный раздел. Л., по словам Плутарха, запретил спартанцам
иметь писанные законы: его законы были формулированы в виде кратких
изречений, ретр (rhtrai), и заучивались наизусть. Одну из таких ретр
сохранил нам Плутарх. Весьма вероятно, что государственное устройство
Спарты, сводимое к одному Л., на самом деле образовалось путем
постепенного видоизменения патриархального строя. Ликург-законодатель
является для нас не историческим лицом, а абстракцией, воображаемым
устроителем спартанской жизни. Это понимал, может быть, еще Гелланик,
старший современник Фукидида, который, говоря о спартанском
государственном устройстве, совсем не упоминает о Л.; не упоминает о нем
и Фукидид. Обыкновенно полагают, что Л., хотя и пользовавшийся божескими
почестями - все же наполовину историческое лицо, деяния которого в
предании народном были разукрашены вымыслом, вследствие чего он
мало-помалу обратился в божество. Вероятнее, однако, что Л. - забытое,
очень древнее божество, которое первоначально почиталось как охранитель
права и законности в государственной и общественной жизни. Когда в
других греческих государствах появились знаменитые законодатели, то и в
Спарте бог-охранитель законов окончательно был низведен в
человека-законодателя. Что Л. был первоначально богом, это
подтверждается тем, что героев (т. е. забытых богов) и божеств с этим же
и сродными по корню именами встречается немало и в окрестных с Лаконикой
странах - напр. Л., сын Алея, мифический царь аркадян; Л., сын Ферета,
мифич. царь Немеи; Ликаон, сын Пеласга, царь Аркадии, отец эпонимов
целого ряда городов Аркадии. Л., царь фракийских эдонян, ярый противник
Диониса и его исступленных спутниц, Мэнад, по всей вероятности также
однороден с древним лаконским и аркадским божеством (тожественным, может
быть, с Наном), которое позднее было вытеснено Зевсом и Аполлоном. Таким
образом может быть разъяснена и связь между законами Л. и дельфийским
святилищем: Аполлон в Дельфах занял прежнее место Зевса Ликория
(LucwreioV), властвовавшего над Парнассом (носившим тоже название
Lucwreion), соседним с древней родиной спартанцев, Доридой, также как
над горой Lucaion, в соседстве с их новой родиной. Ср. Gilbert, "Sludien
zur Altspartanischen Geschichte" (1872); Gelzer, в "Rhein. Museum f.
Philol." (за 1873); Rohde, в "Rhein. Mus." (за 1881); H. Stein, "Kritik
der Ueberlieferung uber Lykurg" (1884); Wilamowitz-Mollendorff, "Philol.
Untersuchungen" (VII, 1884): Winicker, "Stand der lykurg. Frage" (1884);
Bazin, "De Lycurgo" (1885); E. Meyer, в "Rhein. Mus." (1886 - 87);
Busson, "Lycurgos and die grosse Rhetra" (1887).
P. Лепер.
Лилипуты - название карликов, заимствованное из "Путешествий
Гулливера" Свифта, где описываются крошечные, с палец ростом жители
сказочной страны.
Лилии (Lilium) - род растений из сем. лилейных. Многолетние травы,
снабженные луковицами, состоящими из мясистых низовых листьев,
расположенных черепичато, бело-розоватого или желтоватого цвета.
Стебель, составляющий непосредственное продолжение донца луковицы, по
большей части облиственный, простой или вверху маловетвистый. Листья,
расположенные спиралью или изредка кружками, почти всегда сидячие,
только у двух видов снабжены хорошо развитыми черешками и большими
яйцевидными, с основания сердцевидными пластинками. В углу последнего
низового листка образуется почка, которая, постепенно разростаясь,
превращается в молодую луковицу, назначенную к цветению будущим годом.
После посева из семени Л. уже в первый год образуется маленькая
луковичка, которая усиливается и разростается в течение целого ряда лет,
напр. 3, 4, 6 и даже 7 лет, не принося цветоносного стебля, и, только
получив окончательные размеры, пускает воздушный стебель, приносящий
цветы; с этих пор она уже ежегодно пускает все более и более сильные
стебли. Такая эволюция растения имеет, очевидно, большое значение для
садоводства. У некоторых Л., напр. L. bulbiferum, L. lancifolium, в
углах листьев на воздушном стебле образуются мелкие луковички, состоящие
из нескольких чешуйчатых мясистых листочков; они пускают корешки и,
отваливаясь, укореняются в почве и дают начало новым растениям. Крупный
околоцветник Л. состоит из 6 совершенно свободных листочков, сближенных
между собой воронкой или почти колокольчиком; верхушки их более или
менее отогнуты, а при основании они снабжены щелями, устланными
железистой тканью, выделяющей сладкий сок, привлекающий насекомых,
способствующих опылению растения. Пыльники прикрепляются со спинок к
самой оконечности длинных нитей, а потому они при малейшем движении
качаются, что помогает выступанию цветня из боковых, слегка внутренно
обращенных продольных щелей, которыми эти пыльники раскрываются. Завязь
переходит в длинный столбик, заканчивающийся толстым рыльцем, более или
менее ясно 3-лопастным. Семяпочек в завязи, а затем и семян в коробчатом
плоде много. Семена плоские, одетые бумажистой или пленчатой кожурой
бледного или коричневатого цвета. К этому роду относится до 15 видов,
распространенных преимущественно в Европе, а главное в Азии. В Сев.
Америке не больше 6. У нас насчитывается до 8 видов, из которых в
Европейской России, почти до широты Казани, а в Сибири до самой
Камчатки, распространена желтая сарана, называемая в садоводстве
царскими кудрями (L. Martagon L.). Облиственный, довольно высокий
стебель ее несет несколько крупных, поникших цветов мутно-розового
цвета, без аромата и с сильно отвороченными покроволистиками. Луковица
ее употребляется в пищу, а в садах она давно разводится и засевается
сама собой, держась в рощах. Кроме этой, в Европейской России нет ни
одной. На Кавказе произрастает обыкновенная белая Л. (L. candidum L.) и
великолепные L. monadelphum и L. Sovitianum, с ароматными
золотисто-желтыми цветами. Там же L. pyrenaicum. В Сибири очень обильно
на суходольных лугах произростает L. tenuifolium Fisch.; во время
цветения поля от нее уже издали краснеют; также L. specеabile Link.
(сарана лесная, большая), наконец, в вост. Сибири L. pulchellum Fisch.
Луковицы всех этих Л. могут употребляться и отчасти употребляются в
пищу. В садовой культуре имеется до 30 видов и множество разновидностей.
Большинство из них удается возделывать на открытом воздухе в средней
Европе, а отчасти и у нас. Некоторые, однако же, способные в средней
Германии, напр. в Саксонии, выдерживать зиму, должны у нас подвергаться
на зиму тщательному прикрытию, такова, напр., прелестная японская Л., L.
lаncifolium, которая и в Германии требует нередко прикрытия на зиму. Эта
Л. с бело-розовыми ароматными цветами, испещренными карминовыми
пятнышками, лучше всего удается у нас в горшках или ящиках. То же должно
сказать о золотоцветной Л. (L. auratum), которую иные считают
красивейшей из Л. Обе из Японии и Кореи. Еще более чувствительна
гигантская Л. (L. giganteum) из Непала, стебли которой, покрытые
широкими черешчатыми листьями, бывают иногда в 3 м. вышины, а ароматные,
почти колокольчатые цветы длиной от 16 до 18 см., белого с зеленым
отливом снаружи, фиолетового внутри. Луковицы ее бывают величиной почти
с человеческую голову. Обыкновенная белая Л. тоже требует, напр. в
Петербурге и Москве, зимнего покрова. Вполне выдерживают нашу зиму
вышеназванные сибирские, а затем тигровая (L. tigrinum), L. bubiferum и
пр., но не кавказские, которые довольно нежны. Л. требуют вообще легкой,
слегка песчанистой земли. Размножение семенами употребляется редко и
преимущественно для вывода новых сортов. Всего удобнее разводить Л.
детками, т. е. луковичками, образующимися внутри старой луковицы. Можно
также разводить делением. Для этого достаточно отрезать по одному из тех
мясистых чешуйчатых листьев, что образуют самую луковицу; причем нужно
наблюдать, чтобы при каждой чешуе оставался кусочек луковичного донца;
производят такую операцию по отцветении, когда стебель начинает желтеть.
Отрезанную чешую садят в землю, в поддонок и держат в легкой сырости,
чешуя надувает почки; т. е. маленькие луковички, которые и служат для
размножения.
А. Б.
Лима (Lima) - столица южно-амер. республики Перу, в 15 км. от своего
порта Калльяо, на берегу Тихого океана, у подошвы гранитных холмов, на
обоих берегах р. Римака; имеет 16 км. в окружности. Чудные храмы и
куполы придают Л. издали величественный вид. Большая площадь, Plaza
Mayor - центр деловой части города; посредине сквера великолепный
бронзовый фонтан, с 3 бассейнами. На площади Независимости здание
конгресса; на одной из площадей конная бронзовая статуя Боливара. Из
церквей самая величественная и красивая внутри - собор; церквей и
часовень очень много; число монастырей несколько уменьшилось.
Университет - первый по времени в Америке (основ, в 1551 г.) и некогда
самый важный; с ним соединены библиотека, в 20000 томов, и музей, с
коллекциями перувианских древностей и естественно-историческими.
Юридическая и фармацевтическая коллегия, ботанический сад, медицинская и
военная школы, 4 гимназии, 40 начальных школ. Арена для боя быков, с
местами для 12000 зрителей. 2 театра, амфитеатр для петушиного боя,
зоологический сад. Жителей 226211. Белые туземцы (креолы) и иностранцы
составляют 1/3 населения, негры 1/10; несколько тыс. китайцев, остальные
- индейцы и помесь их. Л. основана в 1535 г. Франциском Пизарро, под
именем Циудад де лос Реес. Выдержал до 20 значительных землетрясений;
самое сильнейшее из них - 28 окт. 1746 г., когда погибло 5000 чел. под
развалинами города. В 1881 г. Л. была взята и осаждена чилийцами.
Лиманы (limhn - гавань) - так называются в побережье Черного и
Азовского морей приморские бассейны, представляющие как бы расширенные
устья рек и балок, наполненные наичаще соленой или солоноватой водой. Л.
- открытые находятся в непосредственном сообщении с морем, другие -
закрытые или внутренние - отгорожены от него более или менее широкой
полосой суши, известной под именем пересыпи. На сев. и зап. берегах
Черного моря насчитывается свыше двадцати значительных Л., из которых
наибольший, Днепровский, имеет до 60 в. в длину и до 12 в. в ширину. По
сев. побережью Черного и Азовского морей следует упомянуть, кроме
Днепровского, Днестровский, Бугский, Березанский, Куяльницкий,
Хаджибейский, Сухой (Клейн-Либентальский), Тилигульский, Молочный,
Mиyccкий, Утлюцкий, Л. Таманского полуо-ва, Кубанской дельты и др. По
Соколову, к Л. должны быть отнесены Таганрогский зал., Сакские оз., а,
вероятно, и Севастопольский зал., со всеми его бухтами. По зап. берегу
Черного моря, громадный, ныне совершенно заполненный речными осадками,
Л. существовал в нижнем течении Дуная. В настоящее время сохранились
лишь небольшие пресноводные Л. в нижнем течении мелких прит. Дуная
(Китай, Катлабух, Ялпух, Кагул, Братыш и др.). К Л. относятся многие
прибрежные соляные оз. Добруджи, отдельные бухты Бургасского зал., а
вероятно, и константинопольская бухта Золотой Рог. Сверх того, в
побережье Черного и Азовского морей имеется много соляных озер и
солонцов, одинакового происхождения с Л.; многие из них только в
половодье заполняются водой. Приморские бассейны, представляющие
значительное сходство с Л., известны и в других побережьях, напр. в
Атлантических Штатах Сев. Америки. Л. то узки и извилисты наподобие рек,
как Mиyсский, Тилигульский и частью Бугский Л.; то имеют вид хотя и
удлиненных, но все же довольно широких озер, как напр. Днестровский Л.,
имеющий, при длине 40 в., 11 в. в ширину, и Молочный Л., при длине 38
в.. достигающий 5 в. в ширину. Существуют Л. разветвляющиеся на два или
несколько отрогов, каковы напр. Сухой (Клейн-Либентальский), Березанский
и маленький пятираздельный Л. Сивашик. Форма ложбин, занятых лиманами и
геологическое строение их берегов соответствуют характеру тех рек и
балок, продолжением которых они обыкновенно являются. Узкой, глубокой
долине р. Mиyca соответствует узкий, заключенный в крутых берегах,
Миусский Л., а широкая плоская долина р. Молочной продолжается в широкий
и мелководный Молочный Л. Во всех почти Л. глубина увеличивается по
направлению к морю и только перед самым устьем или с приближением к
пересыпи дно Л. начинает заметно повышаться. Несмотря на очевидную связь
с реками и балками, продолжением которых Л. являются, в настоящее время
все они по своим физическим свойствам, составу воды, характеру фауны, их
населяющей, представляют частью глубоко вдающиеся в материк морские
заливы, частью остаточные соляные озера. Течения, свойственного рекам,
даже в открытых Л., совершенно не наблюдается; взамен того ежедневно
утром замечается понижение уровня воды, сопровождаемое течением от
вершины Л. к морю; вечером течение принимает обратное направление и
уровень воды в Л. повышается, это находится в зависимости от суточной
смены ветров, свойственной вообще приморским местностям. Сверх того в Л.
бывают иногда случайные повышения и понижения уровня воды, в зависимости
от сильных ветров, то нагоняющих, то, напротив, угоняющих воду из Л. Дно
Л. состоит преимущественно из полужидкого зеленоватого или черного ила,
богатого органическими веществами и содержащего в изобилии раковины
моллюсков, преимущественно морских, скорлупки ракообразных и кремневые
скелеты диатомовых водорослей, толщина этого ила, близкого к настоящим
морским осадкам, весьма значительна; в Куяльницком Л. она достигает 16
м., а в Бугском даже свыше 30 м. Состав воды в различных Л. и даже в
различных частях, на различной глубине и в различные времена года, в
одном и том же Л. неодинаков. В Бугском Л. вода весной на поверхности
почти пресная и только к осени приобретает слабый горько-соленый вкус. В
Днепровском Л., несмотря на громадный приток пресной днепровской воды,
вода в нижних его частях становится ясно солоноватой. В Л. закрытых,
разобщенных от моря, особенно, если в них не впадает значительных речек,
вода отличается большей соленостью; временами, в засушливое лето, напр.
в Куяльницком Л., около г. Одессы, происходит даже выделение
самосадочной соли. Фауна Л. в большинстве их представляет смесь
солоноватоводных и морских форм с пресноводными. Однако, остатки раковин
в более древних отложениях песка и ракуши окаймляющих берега Л.
свидетельствуют, что в сравнительно недавнее время даже закрытые Л. были
населены фауной Черного моря, заливы которого они представляли. О
происхождении Л., которое до сих пор не может считаться вполне
разъясненным, существует довольно обширная литература. Новейший
исследователь Л., Н. А. Соколов, приходит к заключению, что глубокие и
широкие ложбины, занятые в настоящее время Л., представляют не что иное
как долины рек. В настоящее время открытые лиманы медленно и постепенно
мелеют, заполняясь речными осадками, продуктами размывания волнами
берегов лимана, морской ракушей и песком, остатками животной и
растительной жизни. Уничтожение Л. закрытых идет еще энергичнее, так как
кроме заполнения осадками неорганического и органического происхождения
в них, как в бассейнах замкнутых, благодаря сухому и жаркому климату
южн. России, наблюдается высыхание, под влиянием которого уже в
настоящее время уровень воды в некоторых из таких Л. значительно ниже
уровня Черного моря (в Хаджибейском на 11 фт., а в Куяльницком на 14 -
15, а к осени даже на 20 фт.). Конечным результатом усыхания закрытых Л.
являются многочисленные в побережьях Черного и Азовского морей мелкие
соляные озера и солонцы; многие из них только временами, весной или
после сильных дождей, наполняются водой, а большую часть года остаются
вполне сухими или болотистыми. Л. южн. России, кроме научного интереса,
имеют немаловажное практическое значение. Днепровский и Бугский Л.
представляют хорошие и безопасные гавани. Хаджибейский Л., близ Одессы,
Сакские оз. в Крыму и некоторые другие имеют бальнеологическое
применение. Наконец, некоторые соляные озера и Л. доставляют материал
для выварки соли. Ср. М. Крендовский, "Исследование Бугского и др. Л."
("Труды Харьк. Общ. Исп. Природы", 1884); Н. Соколов, "О происхождении
Л. южн. России" ("Труды Геолог. Комит.", X, №4, 1895).
Б. П.
Лимон - плод лимонного дерева.
Лимонная кислота (хим.) - 4-атомно-трехосновная оксикислота состава
С6Н8О7 = СН2(СООН).С(ОН)(СООН).СH2(CООН), открыта Шееле в 1784 г. Л.
кислота очень распространена в растениях; в свободном виде и почти без
примеси других кислот находится в значительном количестве в соке
лимонов, в бруснике и клюкве; в смеси с яблочной и винной кислотами, в
крыжовнике, смородине, чернике, малине, рябине и др.; в виде солей калия
и кальция в табаке, латуке, свекловице и пр. Л. кислота применяется в
ситцепечатании, в медицине, для приготовления лимонадов и проч. В
технике она получается из лимонного сока, который содержит ее от 6 до
7%. Л. сок насыщается при паровом нагреве медом в деревянных, выложенных
свинцом, чанах, причем оседает труднорастворимая, особенно в горячей
воде, лимонноизвестковая соль. Осадок известковой соли промывается
горячей водой и разлагается разбавленной серной кислотой. Раствор,
содержащий освободившуюся из соли Л. кислоту, отфильтровывается от
осевшего гипса и сгущается при нагревании паром в свинцовых чренах или в
вакуум-аппаратах и кристаллизуется в свинцовых кристаллизаторах. Для
очищения Л. кислоту вновь растворяют в воде, фильтруют через животный
уголь и несколько раз перекристаллизовывают. Синтетически Л. кислота
получена (Grimaux et Adam, 1881) рядом превращений, исходя из
симметрического дихлоргидрина глицерина СH2Сl. СН(ОН). СН2Сl.
Ее можно получить также из ацетоуксусного эфира: СH3СО. СН2(СО2C2Н5),
переходя через CH2Cl. СО. СН2(СО2C2Н5), CH2CN.CO.CH2(CO2C2H5),
СН(СО2C2Н5). СО.СН2(СО2НC2H5) и CH2(CO2C2H5). C(OH)(CN). CH2(CO2C2H5).
Этими реакциями синтеза и способностью легко переходить, отщепляя Н2O, в
аконитовую кис. СН2(СООН).С(СООН):СН(СООН), которая затем при
восстановлении дает трикарбаллиловую кис. СН2(СООН).СН(СООН)СН2(СООН),
вполне определяется вышеприведенное строение Л. кислоты. Л. кислота
кристаллизуется в прозрачных бесцветных призмах ромбической системы уд.
веса 1,54 с одной частицей кристаллизационной воды. При 70 - 75°
кристаллы спекаются, теряя воду. Если выпаривать раствор Л. кислоты до
тех пор, пока температура не достигнет 130°, то при охлаждении
выделяются кристаллы безводной Л. кислоты с темп. плав. 153°. Эти
кристаллы обладают замечательным свойством выделяться и при последующих
перекристаллизациях из холодных растворов в безводном состояния (Witter,
1892). Л. кислота оптически недеятельна (отличие от винной кислоты);
растворяется в воде в 3/4 своего веса при 15° и в 1/2 при 1000; хорошо
растворима в спирте, мало в эфире. При нагревании Л. кислоты до 175°
самой по себе, а также с крепкими кислотами, она переходит в аконитовую
кислоту (см. выше), а при сухой перегонке, теряя воду и СО2 и при
одновременном образовании ацетона, в ангидриды итаконовой и цитраконовой
кислот. Под влиянием окисляющих веществ (HNO3, КМnО4 и др.) Л. кислота в
большинстве случаев дает либо щавелевую кислоту, либо ацетон. При
нагревании с крепкой серной кислотой Л. кислота, как a-оксикислота,
отщепляет муравьиную кислоту и превращается в ацетондикарбоновую кислоту
СН2(СОНО).СО.СН2(СОНО), которая далее распадается на СО2 и ацетон (ср.
Молочная кислота). Как трехосновная кислота, Л. кислота дает 3 ряда
солей и сложных эфиров. Триметиловый эфир C3H4(OH)(CO2CH3)3
кристалличен, плав. при 78,5 - 79° и перегоняется, отчасти разлагаясь,
при 283° - 287°. Триэтиловый эфир С3Н4(ОН)(СО2C2Н5)3 жидкость,
перегоняется при 185° (17 мм.). Из солей Л. кисл. только соли щелочных
металлов легко растворимы в воде (для соли калия отличие от такой же
соли винной кислоты). Из других примечательны соль кальция
(С6Н5O7)2Са+4Н2О, которая труднее растворима в горячей воде, чем в
холодной; соль бария (С6Н5O7)2Ва3+31/2Н2О, представляющая под
микроскопом характерную кристаллическую форму; серебряная соль -
клочковатый осадок, растворимый в кипящей воде, и свинцовая - белый
осадок, растворимый в аммиаке. Заключая в своем составе алкогольный
водный остаток, Л. кислота способна образовать сложные эфиры и с
кислотами. Таковы: нитро-Л. кислота (CH2.COHO). 2C(NO3)(COHO),
образующаяся при действии на Л. кислоту смеси дым. азотной кислоты с
серною; и ацетил-Л. кислота, образующаяся в виде эфиров
C3H4(O.COCH3)(CO2R)3 при действии хлористого ацетила на упомянутые
триметиловый и триэтиловый эфиры Л. кислоты и в виде ангидрида C3H4(O.
COH3)(COHO)(CO)2O (крист., темп. пл. 121°) при действии хлористого
ацетила на самую Л. кислоту. При действии йодистого этила на натриевое
производное триэтилового эфира C3H4(NaO)(CO2С2H5)3 получен тетраэтиловый
эфир С3Н4(ОС2Н5) (СО2С2Н5)3, в котором четвертый остаток С2Н5 замещает
водород алкогольного водного остатка Л. кисл. по типу простых эфиров.
Л. кислота и ее соли, под влиянием различных микроорганизмов,
способны бродить: выделяется углекислота и образуются обыкновенно
уксусная или масляная кислоты, или же обе вместе, а иногда еще, смотря
по условиям, спирт, водород и янтарная кислота. Аммиак, действуя на
триметильный эфир, дает наряду с цитраминовыми кислотами цитрамид
C3H4(OH)(CONH2)3, кристаллическое вещество, плавящееся с разложением при
210 - 215°.
Ф. Ю. Ворожейкин.

Лимонная кислота (мед.) - чистая, а чаще в виде свежевыжатого
лимонного сока, назначается внутрь при скорбуте. У лихорадящих больных,
как утоляющее жажду питье в виде лимонада, шипучих порошков и т. п. В
случае отравления щелочами (содой, поташем) Л. кислотой можно
воспользоваться безотлагательно, как противоядием. Лимонно-кислое железо
и лимонно-кислый хинин употребляются как горькие средства и как
препараты железа.
Лимфа - есть почти бесцветная или желтоватая жидкость,
просачивающаяся из крови через тончайшие стенки кровеносных капилляров и
пропитывающая все тканевые элементы, а также и остающиеся между ними
тканевые промежутки или щели. Ею доставляются элементам тела (за
исключением только форменных элементов крови, т. е. красных, белых
шариков и кровяных пластинок) все нужные им питательные вещества и в нее
же попадают прежде всего все продукты обратного белкового и углеродного
метаморфоза тканей, как напр. мочевина, мочевые кислоты и другие
экстрактивные вещества, а также и углекислота. Л. по своему
физиологическому значению может поэтому вполне считаться внутренней
средой, в которой живут все тканевые элементы (за исключением только
форменных элементов крови), находящие в ней истинную среду и все условия
для своей жизнедеятельности. Поэтому так называемая паренхиматозная
жидкость, пропитывающая органы, представляет ту же Л., которая при
усиленном накоплении в тканях обусловливает их отек. Состав Л.
неодинаков в различных частях тела; но в главных чертах Л. близко
напоминает источник, из которого она происходит, т. е. плазму крови;
качественно она почти не отличается от плазмы крови, но она гораздо
беднее последней твердыми органическими составными частями и в
особенности белковыми веществами. По анализам К. Шмидта, Нассе и др.,
собачья и лошадиная Л. содержат от 95 до 96% воды и от 4 до 5% твердых
веществ, из которых 31/2%, выпадает на долю белковых веществ. В человеч.
Л., по Гензену, 98% воды. Тем не менее Л. свертывается подобно крови,
хотя и медленнее, и дает более мягкий сверток фибрина. Низкий уровень
твердого остатка в Л. сравнительно с кровью объясняется двояко: тем, что
ткани быстро потребляют на свое питание белки кровяной плазмы,
просачивающиеся через стенки капилляров в ткани; с другой же тем, что Л.
не есть просто фильтрат крови, а жидкость, в образовании которой
принимает активное участие и деятельность клеточного эпителия
лимфатических путей, обладающего по отношению к составным частям крови
особенной избирательной способностью. Этим и объясняется, по-видимому,
тот факт, что некоторые вещества могут находиться в Л. в гораздо больших
количествах, чем в крови; так избыток сахара, введенного в кровь,
большей своей частью быстро переходит в Л.; экстракт мышц рака, экстракт
пиявок, яичного белка и пептонов особенно усиливают отделение Л. из
грудного протока под условием только целости стеночного эпителия
лимфатических капилляров; Гейденгайн назвал все эти вещества
лимфагогами, т. е. усиливающими отделение Л. Другие вещества как
мочевина, сахар, нейтральные соли увеличивают отделение Л. путем отнятия
у тканей воды и переведения ее в кровь и Л. Замечательно, что большая
часть этих лимфагогов слабо или вовсе не повышает кровяного давления и,
следовательно, усиленное отделение Л. при них не может объясняться
простой фильтрацией плазмы крови в ткани. Вообще ныне признано, что
процесс отделения Л. находится лишь в слабой зависимости от кровяного
давления, а обуславливается активной отделительной функцией клеточных
элементов лимфатических путей (Гейденгайн). Следовательно, Л. не есть
простой фильтрат крови, как полагали прежде, а скорее секрет -
отделение, количественным составом резко отличающееся от плазмы крови.
Кислорода в Л. лишь следы (около 0,1% ), тогда как в артериальной крови
его находится ок. 20%, так как, во-первых, кислород Л. быстро
поглощается живыми тканевыми элементами и, во-вторых, в Л. нет красных
шариков, связывающих своим гемоглобином большие количества кислорода. Л.
заключает в себе и форменные элементы - белые шарики или лимфоциты и она
получает их из лимфатических желез, разбросанных по пути лимфатических
сосудов, и из крови, благодаря процессу эмиграции лейкоцитов, т. е.
белых шариков, из крови через стенки кровеносных сосудов в ткани. Эти
белые шарики странствуют по лимфатическим тканевым щелям, очищая ткани
от форменных продуктов тканевого распада и от различных микроорганизмов.
Из лимфатических щелей эмигрировавшие белые шарики пробираются в
лимфатические капилляры и другие стволы и вновь возвращаются в кровь.
Что же касается белых шариков, вырабатываемых лимфатическими железами,
то они увлекаются из последних прямо струей, протекающей через эти
железы Л. Из сказанного ясны близкие соотношения между кровью и Л. Они
особенно выделяются следующего рода опытами: после отравления лягушек
слабыми дозами кураре, парализующими сферу движений этих животных, через
3 - 4 дня в крови замечается резкое увеличение числа красных шариков и
еще большее понижение белых, лимфатическая же система представляется
переполненной накопившейся в ней Л., содержащей в обилии белые шарики
крови. По мере возвращения животного в нормальное состояние указанные
явления начинают сглаживаться: лимфатическая система освобождается от
излишка накопившейся в ней жидкости и в крови начинает восстановливаться
нормальное отношение числа красных и белых шариков. Под влиянием кураре
усиленно отделявшаяся Л. отнимала влагу у крови, а также и значительное
число эмигрировавших белых шариков, а вследствие паралича двигателей Л.,
т. е. лимфатических сердец и мышц лимфатических систем, не возвращала
этих веществ крови; последняя естественно должна была сгущаться и
представлять относительное наростание числа красных шариков с
одновременным падением белых, перешедших в лимфатич. систему. При
восстановлении же лимфообращения - состав крови должен был быстро прийти
к норме (Тарханов).
Хил или млечный сок есть тоже Л., возвращающаяся из кишечного канала
и, следовательно, смешанная с всосанными продуктами кишечного
пищеварения. При голодании млечный сок очень походит как по внешнему
виду, так и по составу на Л. В период же пищеварения, особенно пищи,
богатой жиром, хил, вследствие богатства в нем жировых капелек (до 14%
жира), представляется молочнообразным, вследствие чего он и назван
млечным соком; последний есть, следовательно, Л. + жир и пока грудной
проток вносит в кровь эту жировую жидкость, до тех пор и плазма крови, и
ее сыворотка тоже представляются мутными. Этот избыток жира в крови,
однако, быстро исчезает вследствие потребления его тканями и отложения в
них. Млечная система имеет началом своим центральные каналы кишечных
ворсинок; эти каналы прямо переходят в лимфатические капилляры млечной
системы и затем далее в лифматические сосуды, впадающие в грудной
проток, где млечный сок встречается с лимфой. Грудной проток (ductus
thoracicus) есть главный лимфатический ствол, собирающий Л. из нижних
конечностей, всей брюшной полости, левой половины грудной полости, левой
руки и всей левой половины шеи и головы. Л. из остальных частей тела, т.
е. из правой половины головы, шеи, грудной клетки и из правой руки,
собирается правым лимфатическим протоком (ductus lymphaticus dexter).
Оба главных лимфатических протока - ductus thoracicus и lymphaticus
dexter - впадают с каждой стороны в подключичные вены. Таким образом, по
своему устью лимфатическая система является придатком венозной системы,
а начала ее кроются в глубине тканей - в тканевых щелях, в различных
сывороточных полостях, в кишечных ворсинках и так наз. периваокуляр.
пространствах, окружающих в виде футляра многие кровеносные трубки. На
стенках лимфатических капилляров наблюдаются мелкие отверстия, которыми
полость их сообщается с лимфатическими щелями в глубине тканей; это
облегчает переход Л. из последних в лимфатические капилляры. Многие
сывороточные оболочки, поверхности диафрагмы, плевры и др. снабжены
более широкими отверстиями, устьицами (Реклинкгаузен), колодцами
(Ранвье), черпающими Л. из полости брюшной, из плеврального мешка и
переводящими ее в лимфатические сосуды. Игрой этого механизма
регулируются количества жидкости, находящиеся в сывороточных полостях.
Засорениe этих устьиц и колодцев может обусловить чрезмерное накопление
жидкости в сывороточных полостях, а в тканях - отеки. Силы, двигающие Л.
от начал ее к устью, сводятся к следующему: 1) боковое давление крови,
продавливающее кровяную плазму сквозь стенки капилляров в начала
лимфатических сосудов. Л. должна испытывать тут давление, равное,
приблизительно, давлению крови в капиллярах, колеблющемуся у человека
между 25 и 50 мм. ртутного столба; давление же в месте излияния
лимфатической системы в венозную (vena subclaviа) бывает ничтожным и при
вдохах даже отрицательным; поэтому Л. должна течь от начал лимфатических
сосудов в венозную систему; 2) присасывающее действие грудной клетки при
вдохе, сопровождающееся увеличением отрицательного давления в грудной
клетке, является поэтому важным фактором в лимфообращении: при каждом
вдохе ток Л. в грудном протоке усиливается по направлению к его устью;
3) мышечные сокращения ускоряют движение Л. вследствие давления,
оказываемого мышцами на лимфатичские сосуды; эти последние, будучи
снабжены клапанами, открывающимися в сторону вен и захлопывающимися в
обратном направлении, проводят при этом всегда Л. по направлению к устью
лимфатич. системы; ускорение тока Л. вызывается и пассивными мышечными
движениями, напр. пассивной гимнастикой. Вот почему неподвижность
обуславливает отечность тканей и почему движениями можно разгонять ее
(конечно, это относится к случаям, где отечность не обуславливается
сердечными пороками и другими патологическими условиями); 4) кишечные
ворсинки своими сокращениями представляются также могучим двигателем
млечного сока, а через это и Л. в грудном протоке. Каждым своим
сокращением они выдавливают содержимое своего центрального канала в
начала млечных сосудов, при расправлении же ворсинок обратное
поступление выдавленной жидкости в полость ворсинки не допускается
захлопывающимися при этом клапанами млечных сосудов. Миллионы ворсинок,
рассеянных в стенках кишек, могут совокупной работой производить
значительную полезную работу; они работают еще некоторое время даже
после общей смерти животного; 5) у амфибий и некоторых птиц имеются еще
мышечные пульсирующие полые мешки, т. е. лимфатические сердца,
вставленные на пути лимфатической системы и двигающие Л. Механизм
иннервации лимфатической системы совершенно неизвестен, кроме иннервации
лимфатических сердец лягушки, в особенности задних. Двигательные центры
сердец находятся в нижней части спинного мозга. Связь сердец с мозгом
поддерживается копчиковыми нервами: перерезка их вызывает остановку
сердец в акте диастолы. Сердца снабжены и задерживающими центрами,
заложенными в средних частях головного мозга (Сеченов, Суслова). Можно
вызывать рефлекторное ускорение или замедление биений лимфатических
сердец, смотря по условиям раздражения.
И. Тарханов.
Лимфатическая система. - Система сосудов и полостей позвоночных
животных, служащая дополнением кровеносной системы и вводящая в кровь, в
виде лимфы, как избыток питательных веществ (жидкой части крови),
выступивших в ткани или серозные полости сквозь стенку кровеносных
сосудов, так и те питательные вещества (млечный сок - Chylus), которые
вырабатываются в кишечнике при процессе пищеварения и всасываются
стенками кишечника. Главные составные части Л. системы
- Л. полости, сосуды и железы, а у низших позвоночных также Л.
сердца. У низших позвоночных (пресмыкающихся, земноводных и особенно
рыб) Л. система состоит отчасти из обособленных сосудов и полостей,
имеющих собственные стенки и начинающихся в коже сетью весьма тонких
(капиллярных) сосудов, отчасти необособлена, связана преимущественно с
большими кровеносными сосудами (а также артериальным конусом и
желудочком сердца) и лежит в наружной соединительнотканной оболочке их
(tunica adventitia), одевая их в виде влагалища. Бесхвостые земноводные
обладают чрезвычайно развитыми Л. полостями под кожей, которые выстланы
эндотелием и делают кожу весьма подвижной и легко отделимой от частей,
лежащих глубже; полости эти стоят в прямом сообщении с Л. мешками
полости тела. Из этих Л. мешков у рыб и земноводных особенно развито
подпозвоночное Л. пространство, окружающее аорту (а у двоякодышащих и
мочеполовые органы) и связанное с Л. полостью в брыжжейке, с которой
сообщаются Л. сосуды кишечника; у рыб кроме того есть продольный Л.
ствол внутри позвоночника. Л. сосуды сильнее развиты у высших
позвоночных; у птиц есть уже значительно развитый ствол, лежащий перед
позвоночником - грудной проток (Ductus thoracicus). У млекопитающих этот
сосуд, развитый еще более, имеет в нижней (задней) части значительное
расширение (Cisterna chyli), притом, кроме левого грудного протока,
здесь есть менее развитый, правый. Посредством грудных протоков лимфа и
изливается в вены. У низших позвоночных лимфа смешивается с кровью в
некоторых сосудах, которые могут наполняться то кровью, то лимфой или
смесью той и другой, или изливается в вены посредством Л. сердец (см.
ниже). По строению своему Л. сосуды представляют большое сходство с
кровеносными. Относительно тонкие стенки более крупных Л. сосудов
состоят из тех же слоев, как и стенки более значительных кровеносных
сосудов: внутреннего слоя плоских клеточек (эндотелия), слоя упругой
соединительной ткани, слоя гладких мышечных волокон и наружного
соединительнотканного слоя (tunica adventitia). В тончайших Л. сосудах
(как и в капиллярах кровеносной системы) стенка состоит лишь из
эндотелиального слоя. Внутренний слой стенки Л. сосудов образует у птиц
и млекопитающих многочисленные парные клапаны в виде кармашков (как
клапаны вен), допускающие движение лимфы лишь в одном направлении.
Клапаны лежат в суженных частях (перехватах) Л. сосудов, а части
сосудов, лежащие между ними, представляют более или менее значительные
расширения, благодаря чему сосуды, наполненные лимфой, имеют характерный
четкообразный вид. Гладкие мышечные волокна стенок Л. сосудов
расположены частью поперечно и продольно, частью косвенно; последние
волокна особенно развиты в расширенных частях сосудов. Началом Л. путей
(относительно которого в науке существует некоторое разногласие)
являются главным образом щели между тканевыми элементами и главным
образом щели соединительной ткани, а также серозные полости, откуда Л.
сосуды начинаются посредством особых микроскопических отверстий (так
наз. stomata). Часть Л. сосудов берет начало в стенках пищеварительного
канала и распределяется в брыжжейке; эти сосуды называются млечными
(vasa chylifera) и несут в кровь млечный сок (chylus). Обособленные
млечные сосуды неизвестны у рыб. На пути своем Л. сосуды у птиц и
особенно у млекопитающих проходят сквозь так наз. Л. узлы или Л. железы.
Это разбросанные в различных органах по большей части бобовидные тельца
с несколько зернистой поверхностью, которые соединены как с приносящими
и относящими Л. сосудами, так и с сосудами кровеносными. Приносящие Л.
сосуды входят в выпуклую сторону Л. железки, относящие Л. и кровеносные
сосуды соединяются с вогнутой стороной - так называемыми воротами. Кроме
того Л. железы связаны с нервами. Л. железка состоит из наружного
серо-розового коркового слоя и желтоватого или темного внутреннего
мозгового. Снаружи железка одета капсулой из соединительной ткани, в
которой по большей части можно обнаружить присутствие гладких мышечных
волокон; капсула дает внутрь пластинчатые выросты, делящие наружный слой
железы на сообщающиеся между собой овальные или грушевидные дольки
(фолликулы или альвеолы); внутренний слой состоит из неправильных
трубчатых участков (медуллярные или фолликулярные шнуры). Внутри Л.
железы настолько набиты Л. тельцами, что строение их может быть выяснено
лишь после искусственного удаления их на разрезе. При этом
обнаруживается, что остов железы состоит из тонкой сетки различной
толщины волокон сетчатой или ретикулярной соединительной ткани с ядрами
в местах соединения волокон. Сеть эта местами чаще и такие более густые
участки ее ограничивают фолликулы и фолликулярные шнуры. Дольки
коркового вещества одеты снаружи слоем эндотелия, такой же слой
выстилает внутреннюю поверхность капсулы и ее вдающихся внутрь
отростков; таким образом, каждая долька окружена высланной эндотелием
полостью, пересекаемой волоконцами сетчатой соединительной ткани, в эти
полости и поступает лимфа из приносящих сосудов и проходит отсюда через
отверстия внутрь долек. Кровеносные сосуды частью оплетают дольки,
частью тянутся поодиночке или группами по оси медуллярных шнуров. Л.
узлы являются местом энергического образования (путем деления) Л. телец
или лейкоцитов и выходящая из них лимфа заметно богаче лейкоцитами, чем
входящая в них. Особенно заметно это в сосудах брыжжейки, если животное
накормить пищей, содержащей мало жиров: млечный сок тогда почти
бесцветен; а по прохождении сквозь Л. железы становится белым.
Образование Л. телец происходит и во многих других местах, особенно в
слое соединительной ткани, лежащем под эпителием кишечника; особенно
сильно развита такая "лимфоидная" ткань, переполненная Л. тельцами, у
рыб и земноводных; сюда же относится и так называемое жировое тело
земноводных и пресмыкающихся. В стенках кишечника лимфоидная ткань
образует отдельные дольки, фолликулы; соединение таких фолликул
представляют так наз. пейеровы бляшки стенок кишечника. К числу Л. желез
относится и селезенка, которая имеется у всех позвоночных. У рыб,
земноводных и пресмыкающихся существуют особые органы, служащие для
передвижения лимфы и обладающие способностью ритмически сокращаться
- Л.-ие сердца. У рыб они мало изучены. У бесхвостых земноводных во
взрослом состоянии их две пары: одна лежит между поперечными отростками
3-го и 4-го позвонков, другая под кожей на заднем конце тела (у форм с
тонкой кожей, напр. у древесницы, биение их заметно сквозь кожу); у
головастиков лягушек по бокам основания хвоста есть по пяти Л. сердец, у
хвостатых земноводных (саламандры, аксолотля и др.) число их доходит до
20 пар и они расположены по бокам тела, вдоль боковых линий. У
пресмыкающихся есть лишь задняя пара Л. сердец, лежащая на границе тела
и хвоста на поперечных отростках позвонков или ребрах. Стенка Л. сердец
снабжена сетью соединяющихся между собой (анастомозирующих)
поперечнополосатых мышечных волокон. Собирающаяся в Л. сердца лимфа
изливается из них в вены; в месте соединения с венами есть клапаны, не
позволяющие крови входить в Л. сердца. У человека самый крупный ствол Л.
системы ? грудной проток (ductus thoracicus). Он образуется на передней
поверхности 2-го или 3-го поясничного позвонка справа и сзади аорты из
слияния 3 коротких и широких стволов (radices ductus thoracici); правый
и левый из них (trunci lymphatici lumbales) несут лимфу из сосудов таза,
нижних конечностей, половых органов и большей части брюшной стенки;
средний (truncus lymphaticus intestinalis) образуется в брыжжейке из
слияния млечных сосудов (vasa chylifera). Он, а иногда и начало грудного
протока, образует значительное расширение (Cisterna chyli s.
Receptaculum chyli). Грудной проток поднимается вверх вдоль позвоночника
с левой стороны до 6-го шейного позвонка, поворачивает дугообразно
кнаружи и вперед и впадает в место слияния левой подключичной вены с
левой яремной; на своем пути он принимает Л. сосуды всей левой половины
груди и нижней части правой, также левой половины головы и шеи и левой
верхней конечности. Л. сосуды верхней части правой половины груди,
правой половины головы и шеи и правой верхней конечности сливаются в
правый грудной проток (Ductus thoracicus dexter s. minor), длиной около
2/3 дюйма, который впадает в правую безымянную вену, в месте слияния
составляющих ее ветвей. Л. сосуды с принадлежащими им железами
разбросаны во всех органах, образуя местами сильно развитые сплетения.
Часть сплетений и желез лежит близко к поверхности тела, таковы, напр.,
Л. железы, лежащие вдоль нижнего края нижней челюсти.
И. Книпович.

Болезни Л. системы: Лимфаденит или аденит - воспаление, припухание Л.
желез, иногда при участии ближайших к ним тканей. Лимфаденит в
большинстве случаев вызывается вредностями (химич. или органического
происхождения), циркулирующими с лимфой. Если эти вредности
задерживаются в железах, то возникают ограниченные лимфадениты (паховые,
бедряные, подмышечные, подчелюстные и др.); если же, благодаря сокам
тела, имеется общая дискразия крови и лимфы, то получается общий Л. (при
сифилисе, золотухе, нередко при бугорчатке). Соответственно этому
различают общий и местный Д., а по течению - острый и хронический. При
остром Л., который в большинстве случаев бывает бактерийного
происхождения, железа припухает, делается очень сочной, многократно
увеличивается в объеме, а в дальнейшем легко может развиться нагноение;
воспалительный процесс сопровождается болезненностью при движении
соответственного органа: общее состояние немного расстроено, t° повышена
иногда до 39°.

Лечение острого воспаления ограничивается согревающими компрессами из
антисептических жидкостей, втиранием серой ртутной или йодистой мази,
смазыванием йодистой настойкой и др. Если же воспаление доходит до
нагноения - то разрез, с соблюдением надлежащих антисептических приемов.
При туберкулезе желез (частичном проявлении золотухи) типично опухание
шейных Л. желез. Вначале железы мягки, величиной с лесной орех, с
развитием болезненного процесса увеличиваются до величины кулака. Часто
нагнаиваются и вскрываются наружу, причем выделяются ясно творожистые
массы, а затем более жидкий гной. Лечение: местное вскрытие нагноившихся
желез и общее поднятие питания (соленые купания, внутрь препараты
мышьяка, рыбьего жира и пр.).

Лимфангит (лимфагиоит, лимфангоит) - воспаление лимфатических
сосудов, развивающееся при занесении в них ядовитого вещества из раны
(отравленные раны, укушение и ужаление ядовитых животных, заражения
трупным ядом через небольшие раны и даже трещины кожи). Вероятно, яд
также может быть внесен в лимфатические сосуды со стороны сальных желез
и волосяных мешочков. Л. сопровождается иногда высокой лихорадкой (до
39°) и бурными общими симптомами (гастрические расстройства, потрясающие
ознобы и др.). Сосуды при наружном осмотре видны в виде продолговатых
розовых или красных, твердых на ощупь и чрезвычайно болезненных полос.
Лимфатические железы также опухают и очень болезненны при прикосновении.
Болезнь в большинстве случаев кончается выздоровлением, хотя иногда
развивается гноекровие и гнилокровие, которые убивают больного. Ввиду
подобной опасности, показуется немедленное прижигание всякой
загрязненной или отравленной раны. В общем, лечение
противовоспалительное и припадочное.
Г. М. Г.

Лимфатома - опухоль, образованная сетью расширенных и отчасти
новообразованных лимфатических сосудов. Врожденные узловатые,
четковидные и гроздевидные новообразования, чаще на шее, представляют
полые пространства, наполненные бледно-желтоватой жидкостью - пещеристые
Л. Дети с таким страданием умирают рано вследствие давления опухоли на
пищевод, дыхательное горло и большие сосуды шеи. Полное вылущение
опухоли удается редко, лучшие результаты получаются от повторных
прижиганий.

Лимфангиэктазия - расширение лимфатических сосудов вследствие
закупорки центральной части сосуда пробкой, часто из зародышей червя
filaria.
Линия - граница поверхности. Л., служащая кратчайшим расстоянием
между двумя точками, называется прямой. Л., составленная из прямых,
различным образом направленных, называется ломаной.
Линкольн Авраам (Lincoln) - 16-й президент Соед. Штатов, потомок
поселенцевпуритан, род. в Кентукки в 1809 г., в 1817 г. переселился с
отцом в Индиану, тогда еще почти незаселенную, а в 1830 г. - еще далее в
глубь запада, в Иллинойс. Молодой Л. жил в это время обычной жизнью
детей пионеров: он с ранних лет помогал отцу при постройке дома, в
полевых работах, в рубке леса и в охоте. Обладая большой физической
силой, чисто американской энергией, находчивостью в опасности и
деловитостью, он был то земледельцем, то дровосеком, то охотником, то
странствующим агентом торговой компании, то служащим в почтовой конторе,
то лодочником. В 1832 г. он принял участие, в качестве добровольца, в
экспедиции, организованной против Черного Сокола - индейского вождя,
тревожившего белых поселенцев своими набегами; тут он был выбран в
капитаны. Позже он пытался организовать собственное торговое дело, но
обанкротился и стал готовиться к званию адвоката, неутомимо работая над
пополнением своего скудного школьного образования. В 1836 г. Л. сдал
экзамен на адвоката; еще раньше он был избран в законодательное собрание
штата Иллинойс. Он мастерски владел народным языком; своей речью, полной
юмора, метких сравнений, библейских образов, он всегда умел расположить
своих слушателей в свою пользу. Ему помогала и репутация неподкупной
честности. Во время своих странствований по торговым делам, он имел
случай познакомиться с рабством и возненавидел его; вместе с тем,
однако, он находил, что "распространение враждебных рабству теорий (в
той форме, в которой они возникли в то время) ведет более к усилению зла
рабства, чем к его совершенному искоренению. Конгресс Соединенных
Штатов, по букве и смыслу конституции, не вправе вмешиваться в вопрос о
невольничестве отдельных штатов Союза". Этот взгляд, отделявший Л. от
аболиционистов, толкнул его в ряды вигов, боровшихся с рабством на почве
частных, хотя и довольно важных вопросов: о рабстве в округе Колумбия, о
присоединении того или иного рабовладельческого или свободного штата к
союзу (Техас), об отмене Миссурийского компромисса. С 1846 по 1848 г. Л.
был членом конгресса; в 1854 г. он был снова избран в конгресс. Партия
вигов в это время распалась; Л. был одним из видных организаторов новой
республиканской партии. В 1856 г. Л. боролся с Дугласом за место
сенатора от Иллинойса, но не был избран; в том же году он был выставлен
кандидатом в вице-президентство, но на выборах восторжествовала
демократическая партия. В 1858 г. Л. произнес ставшую весьма популярной
речь о "Раздоре в доме", где доказывал, что рабство является источником
такого раздора в Соединенных Штатах и послужит гибелью Союзу, если не
будет отменено; борьба с ним необходима, но прямое вмешательство Союза в
дела отдельных штатов было бы все-таки неконституционно. Тем не менее
косвенные меры, за которые стоял Л., были настолько опасны для
рабовладельцев, что рабовладельческие штаты смотрели на возможное
возвышение Л. как на тяжелый удар. В мае 1860 г. республиканский конвент
в Чикого избрал Л. кандидатом на президентство, а в ноябре того же года
он был выбран в президенты. Немедленно Южные Штаты, на конвенте в
Чарльстоуне, постановили отложиться от Союза. Президент республики,
демократ Буханан, признал это отделение законным. Когда 4 марта 1861 г.
Л. вступил в отправление своих обязанностей, положение дел было очень
трудное. Южные Штаты успели организоваться, выработать конституцию и
подготовиться к войне; казначейство Союза и его арсенал были пусты, по
вине Буханана. В своей вступительной речи Л. заявил, что он по-прежнему
не признает за Союзом права вмешиваться в решение вопроса о рабстве в
отдельных штатах; но, говорил он, "я смотрю на Союз, согласно с
конституцией, как на неделимое целое и буду добросовестно исполнять во
всех штатах законы Союза". Эта примирительная речь не привела к цели.
Южные Штаты начали войну. Во время войны Л. обнаружил громадную энергию
и административный талант, чем и обессмертил свое имя. Сначала он не
хотел смотреть на войну как на борьбу против рабства и даже лишил власти
генерала Фримонта, самовольно провозгласившего освобождение рабов в
Миссури. Но уже 22 сентября 1862 г. стесненное положение Союза принудило
его признать всех рабов на территории Союза свободными; этим он привлек
массу негров в ряды сражающихся. В 1864 году он был вторично избран
президентом республики. 9 апреля 1865 г. закончилась война, а 14 апреля
Л. был убит в театре в Вашингтоне, выстрелом из пистолета, бывшим
актером Бутом (Booth). Из ложи президента Бут соскочил на сцену,
закричал: "Свобода! Юг отмщен!" и скрылся. Через несколько времени он
был убит солдатами при аресте. Утром 15 апреля Л. скончался. Смерть его
вызвала взрыв негодования и горя по всей стране; Л., отличавшийся
безупречной чистотой характера и замечательной личной
привлекательностью, был, несомненно, самым популярным человеком в
Соединенных Штатах. В 1876 г. в Вашингтоне воздвигнута, по подписке,
статуя в честь Л.; другая статуя - в Чикого. Старший сын Л., Роберт Тодд
Л., род. в 1843 г., принимал участие в войне, служа капитаном в армии
Гранта; в 1881 - 85 гг. был военным министром, в 1889 - 93 гг. -
посланником в Англии.

Литература. H.J. Raymond, "Life and public services of Abraham L."
(Нью-Йорк, 1864); J. G. Holland, "Life of A. L." (Springfield, 1865);
Corsby, "Das Leben A. L's" (Филадельфия, 1861); W. H. Lamon, "LHfe of A.
L." (Бостон, 1872); Jouault, "A. L., sa jeunesse et sa vie pollitique"
(Пар., 1875); Power, "A. L." (Чикого, 1875); Canisius, "A. L." (2 изд.,
Берлин, 1882); Nicolay und Hay, "A. L." (НьюЙорк, 1890); Herndon, und
Weik, "A. L." (там же, 1892); Schurz, "A. L."(Лондон, 1891); Morse,
"Life of A. L." (там же, 1893); Макс Ланге, "Авраам Л. и великая борьба
между Северными и Южными Американскими Штатами" (пер. с нем., СПб.,
1867); А. В. Каменский, "А. Л., его жизнь и общественная деятельность"
(Павленковская библиотека, СПб., 1891); Флетчер, "История американской
войны 1861 - 65 гг." (т. 1, пер. с англ., СПб., 1865).
В. Водовозов.
Линней (Carolus Linnaeus, с 1762 г. Carl Linne) - знаменитый шведский
естествоиспытатель, род. в Швеции в Смоланде (Smaland) в деревне
Росгульт (Rashult) в 1707 г. С раннего детства Л. обнаруживал большую
любовь к природе; этому много содействовало то, что отец его, сельский
священник, был любителем цветов и садоводства. Родители готовили Л. к
духовному званию и отдали в начальную школу в Вексиё (Wexio), где он и
пробыл с 1717 по 1724 г.; занятия в школе шли плохо. По совету школьного
начальства, признавшего Л. неспособным, отец хотел уже взять сына из
школы и отдать в обучение ремеслу, но его знакомый, д-р Ротманн, убедил
его предоставить сыну готовиться к медицине. Ротманн, у которого Л.
поселился, стал знакомить его с медициной и с сочинениями по
естественной истории. В 1724 - 27 г. Л. учился в гимназии в Вексиё, а
затем поступил в унив. в Лунде, но в 1728 г. он перешел в унив. в
Упсале, чтобы слушать известных проф., Рогберга и Рудбека. Материальное
положение его было крайне тяжелым, но потом он встретил поддержку в
ученом богослове и ботанике Олаусе Цельзиусе. Первая статья Л. о поле
растений (рукописная) обратила на себя внимание Рудбека и в 1730 г., по
предложению его, Л. была передана часть лекций Рудбека. В 1732 г.
научное общество в Упсале поручило Л. исследовать природу Лапландии и
дало средства для путешествия, после которого Л. издал первый печатный
труд: "Florula Lapponica" (1732). Однако, Л. как не имевший диплома
должен был оставить упсальский университет. Он совершил в 1734 г. вместе
с несколькими молодыми людьми путешествие по Далекарлии, главным образом
на средства губернатора этой провинции, Рейтергольма (Reuterholm), и
затем поселился в г. Фалуне, читая лекции по минералогии и пробирному
искусству и занимаясь медицинской практикой. Здесь он обручился с
дочерью д-ра Мореуса и частью на собственные сбережения, частью на
средства будущего тестя отправился в Голландию, где в 1735 г. и защитил
диссертацию (о перемежающейся лихорадке) в г. Гардервике. Затем он
поселился в Лейдене и здесь напечатал первое издание своей "Systema
naturae" (1735) при содействии Гронова, с которым познакомился в
Голландии. Это сочинение сразу доставило ему почетную известность и
между прочим сблизило его со знаменитым в то время проф. лейденского
унив., Бургавом (Boerhave), благодаря которому Л. получил место
домашнего врача и заведующего ботаническим садом в Гарткампе у богача,
директора ост-индской компании, Клиффорта. Здесь и поселился Л.; в 1736
г. он посетил Лондон и Оксфорд, познакомился с выдающимися английскими
натуралистами того времени, с богатыми коллекциями Слона (Sloane) и пр.
В течение двухлетней службы у Клиффорта (1736 - 37) Л. издал ряд работ,
доставивших ему громадную известность в ученом миpе и заключавших в себе
главные реформы, внесенные Л. в науку: "Hortus cliffortianus",
"Fundamenta botanica", "Critica botanica", "Genera plantarum" (1737), за
которой последовала работа "Classes plantarum" (1738). В 1738 г. Л.
издал сочинение по ихтиологии его друга Артеди (или Peter Arctadius),
умершего в Амстердаме. Несмотря на громадный успех в Голландии, Л.
возвратился в Швецию, посетив Париж. Поселившись в Стокгольме, он
сначала бедствовал, занимаясь скудной медицинской практикой, но скоро
приобрел известность, стал лечить при дворе и в домах высокопоставленных
лиц. В 1739 г. сейм ассигновал ему ежегодное содержание, с
обязательством читать лекции по ботанике и минералогии, причем Л.
получил звание "королевского ботаника"; в том же году он получил
должность врача адмиралтейства, которая, кроме материальной
обеспеченности, доставила ему возможность изучать богатый клинический
материал; вместе с тем ему разрешено было вскрытие трупов лиц умерших в
морском лазарете. В Стокгольме Л. принимал участие в основании академии
наук (первоначально частного общества) и был ее первым президентом. В
1741 г. ему удалось получить кафедру анатомии и медицины в Упсале, а в
следующем году он поменялся кафедрами с Розеном, который за два года до
того занял в Упсале кафедру ботаники. В Упсале он привел в блестящее
состояние ботанический сад, основал в 1745 г. естественно-исторический
музей, в 1746 г. издал "Fauna Suecica", в 1750 г. "Philosophia
botanica"; в то же время он выпустил ряд изданий своей "Systema
naturae", постепенно дополняя, расширяя и улучшая ее (2 изд. вышло в
1740 г. в Стокгольме, 12 и последнее - при жизни Л. в 1766 - 68 гг., а
после его смерти Гмелин выпустил в Лейпциге новое, частью измененное
издание в 1788 г.). Преподавательская деятельность Л. также имела
громадный успех, число слушателей упсальского унив. с 500 возросло,
благодаря Л., до 1500; сюда явились слушать его многие иностранцы; со
своими слушателями он предпринимал экскурсии в окрестностях Упсалы, а
многим из своих учеников доставил позднее возможность произвести научные
исследования в различных странах. Гордясь Л. как выдающейся научной
силой, шведские короли осыпали его почестями, в 1757 г. он получил
дворянство, в котором был утвержден в 1762 г. (причем фамилия его была
переделана в Linne). Он получил почетные и выгодные предложения в
Мадрид, Петербург (еще ранее в 1741 г. Галлер предлагал ему занять
кафедру в Геттингене), но отклонил их. В 1763 г. Л. был избран членом
французской академии. В 1774 г. с ним сделался удар, а через два года
новый лишил его возможности продолжать деятельность; он умер в 1778 г.
Последние годы он жил в имении Гаммарбю (Наmmarby), передав лекции
своему сыну Карлу, который после его смерти занял в Упсале кафедру
ботаники, но умер почти в начале своей ученой деятельности, в 1783 г.
Коллекции и библиотека Л. после его смерти были проданы в Англию (Смиту)
женой Л. Научные заслуги Л. в высшей степени важны. Он ввел точную
терминологию в описания растений и животных, между тем как до него
описания отличались такой неопределенностью и спутанностью, что точное
определение животных и растений было невозможно, а описания новых форм
все более и более запутывали дело вследствие невозможности решить,
действительно ли данная форма не была описана ранее. Другая важная
заслуга его - введение двойной номенклатуры: каждый вид Л. обозначает
двумя терминами: названием рода и названием вида (напр. тигр, леопард,
дикая кошка принадлежат к роду кошка (Felis) и обозначаются названиями
Felis tigris, Felis pardus, Felis catus). Эта краткая точная
номенклатура заменила прежние описания, диагнозы, которыми обозначались
отдельные формы за отсутствием точных названий для них, и тем устранила
множество затруднений. Первое применение ее Л. сделал в работе "Pan
suecicus" (1749). В то же время, принимая за исходный пункт в
систематике понятие о виде (который Л. считал постоянным), Л. точно
определил отношение между различными систематическими группами (классом,
отрядом, родом, видом и разновидностью - до него названия эти
употреблялись неправильно и с ними не связывалось определенных
представлений). Вместе с тем он дал новую классификацию для растений ,
которая хотя и была искусственна (что сознавал и сам Л.), но была весьма
удобной для приведения в порядок накопившегося фактического материала
(Л. указывал в "Philosophia botanica" и естественные группы растений,
соответствующие современным семействам; в некоторых случаях он отступал
даже от своей системы, не желая нарушать естественные соотношения
известных видов). Животное царство он делил на 6 классов: млекопитающих,
птиц, гадов (= современным пресмыкающимся + земноводным), рыб, насекомых
(=современному типу членистоногих) и червей. Наиболее неудачна последняя
группа, соединяющая в себе представителей самых разнообразных групп.
Система Л. заключает и некоторые усовершенствования сравнительно с
прежними (напр. китообразные причислены к млекопитающим); притом, хотя в
своей классификации он и держался преимущественно внешних признаков, но
данное им деление на главные группы опирается на анатомические факты.
Проводя указанные реформы в систематике, Л. привел в порядок весь
накопившийся до него и находившийся в хаотическом состоянии фактический
материал по ботанике и зоологии, и тем в высшей степени сильно
содействовал дальнейшему росту научных знаний. Подробности относительно
жизни и значения Л. см. у Gistel, "Carolus Linnaeus" (1873); Malmsten,
"Carl v. Linne" ("Samml. gemeinverstande. wiss. Vortrage" v. Virchow und
Holtzendorff, 1879); Carus, "Histoire de la Zoologie" (1880) и то же на
немецком языке "Geschichte d. Zoologie" (1872); на русском В. А. Фаусек,
"К. Л." (1891) и гр. Л. Энгерштрем "К. Л." (СПб. 1876). Н. Кн.
Линолеум - особый вид клееночных изделий, называемых также пробковыми
коврами; изобретен в сравнительно недавнее время (в 60-х годах
настоящего столетия) и получает ныне большое распространение как
наилучший материал для устройства чистого полового настила в жилых
помещениях. Требования, предъявляемые к чистым полам жилых помещений по
соображениям гигиеническим и строительным, а также в отношении красоты и
удобств, представляют в своей совокупности трудно разрешимую задачу и
при наличности тех обычных материалов, которыми располагает строительная
техника, удовлетворяются далеко не вполне. Л. в этом отношении
представляется наиболее подходящим материалом: отсутствие пор на его
поверхности, полная непромокаемость, малая теплопроводность,
значительные размеры отдельных кусков (до 2 - 21/2 м. ширины) и
достаточная прочность ? суть преимущества Л как полового настила. Л.
изобретен в Англии и фабрикация его была вызвана стремлением удешевить и
расширить применение однородного с ним по назначению и свойствам
камптуликона, получившего в конце 50-х годов в Англии довольно большое
распространение. Камптуликон приготовлялся из смеси размягченной
каким-либо растворителем (бензином) каучуковой массы с твердой примесью
(землей, деревом, пробкой), наносившейся посредством прокатывания в
валах на прочную джутовую или пеньковую ткань. Высокая цена, в какую
обходились эти изделия, побудила некоторых фабрикантов стараться
заменить каучук другим материалом, что и было достигнуто применением
разных высыхающих растительных масс. Как показывает само название,
главная составная часть массы, из которой приготовляется Л., есть
льняное масло. Посредством соответственной обработки и смешения со
смолами, вареное льняное масло приобретает консистенцию и свойства,
подобные каучуку, что дает возможность заменить последний в указанного
рода изделиях; подобными же свойствами обладают и другие высыхающие
масла - ореховое, хлопчатниковое и др. В производстве Л., для сообщения
маслу большей тягучести и свойства скорее засыхать на воздухе, вареное
или обработанное окислителями масло подвергается пульверизации в
вентилируемых нагретым воздухом камерах (способ Вальтона) или (по
способу Парнакотта) обработке струей теплого воздуха. В результате такой
обработки получается красно-желтая или коричневатая каучукоподобная
масса, загустевающая еще больше при охлаждении. Л. состоит из слоя
толщиной в несколько миллиметров (3 - 5) затвердевшей линолеумовой
массы, нанесенной на прочную основную ткань, сплетенную из толстой
джутовой пряжи и просмоленную с изнанки. Линолеумовая масса составляется
из тесной смеси окисленного льняного масла со смолами и измолотой в
тонкую муку пробкой. Некоторые фабриканты заменяют пробковую муку
молотым торфом, древесинной мукой и т. п. Пластичных и непластичных
составных частей линолеумовой массы в разных сортах Л. берется
приблизительно поровну. Для примера приводим состав простейшей
линолеумовой смеси: 100 ч. окисленного льняного масла, 37,5 ч. канифоли,
12,5 ч. новозеланд. копала (Kauri-Copal) и некоторое количество краски,
напр. охры, мумии, киновари. Размешивание этих материалов производится в
котлах с паровой рубашкой, снабженных мешалками. Тягучая и достаточно
подвижная консистенция получаемой смеси при охлаждении переходит в более
твердую, поэтому пробковая мука прибавляется к ней еще в нагретом виде,
с обработкой при сем в особых мешалках, типа механических глиномялок,
также обогреваемых паром. Нанесение массы на ткань производится
непосредственно, без помощи какого-либо связующего средства; при
температуре 140 - 150°С масса настолько пластична и клейка, что при
сильном нажатии на ткань очень прочно закрепляется на ней. Чем ткань
тоньше и ровнее, тем лучше и глубже она пропитывается массой.
Лакирование ткани с изнанки производится после нанесения массы и для
этой цели служат обыкновенно простые масляные или смоляные лаки,
намазываемые тонким слоем на ткань посредством таких же машин, как в
клееночном производстве. Для покрытия ткани линолеумовой массой
употребляются горячие пресса двух типов - плоские и вальцовые
(каландры), те и другие непрерывно действующие. Полые плиты или валы,
между которыми пропускается ткань вместе с массой, нагреваются паром в 5
- 6 атмосфер, при температуре которого масса, как сказано, достаточно
текуча. Если масса в холодном виде тверда, то ее разрезают на мелкие
куски и подают к горячим валам, от соприкосновения с которыми она
размягчается и прокатывается вместе с непрерывно поступающей тканью;
иногда ее особо отпрессовывают валами и в виде полотнища подают к ткани,
вместе с которой она и захватывается прессом. Расстоянием между
прессующими валами определяется толщина наносимого слоя: в готовом
изделии эта толщина всегда несколько больше вследствие упругости массы.
Для получения более гладкой поверхности Л. вальцуется вторично. Тотчас
же после горячей прессовки мягкий еще Л. остужается пропуском на
барабанах, охлаждаемых изнутри проточной водой и затем навивается на
скалку. Для предупреждения прилипания при такой накатке употребляются
холщевые подкладки. Двусторонний Л. приготовляется точно так же, причем
сперва накрывается массой одна сторона ткани, затем, по охлаждении,
другая; или же ткань сразу пропускается между двух валов, к которым
одновременно подается масса из двух воронок. Получение многоцветных
изделий, напр. окрашенных под гранит, достигается тем, что масса разных
цветов, истертая в твердом виде в порошок и смешанная в желаемой
пропорции, насыпается из распределительной воронки на протаскиваемую под
ней ткань, разравнивается по поверхности ткани механическими скребками и
прессуется сперва пластинчатым, а затем вальцовым горячими прессами.
Мозаичные изделия правильных очертаний получаются с помощью довольно
сложных печатно-прессовальных станков с рифлеными прессами разных
систем. Наиболее простой способ расцветки Л. состоит в печатании по
поверхности вполне готового одноцветного товара растертых на масле
земляных красок; печатание производится при помощи ручных рельефных форм
или машин перротинного типа. Последняя операция в производстве Л. -
сушка. Продолжительность ее обуславливается сортом и степенью
предварительного окисления, примененного для изготовления массы льняного
или другого высыхающего масла. Изделие, вышедшее из прессовальной машины
и охлажденное на барабанах, получается хотя и в достаточно отвердевшем
виде, допускающем даже накатку в валы без прилипания, но оно еще не
годится в употребление по причине некоторой излишней пластичности и
резкого масляного запаха, зависящих от неполного отвердения вошедших в
состав массы высыхающих масел. Окончательная высушка Л. производится в
сильно вентилируемых сушильнях, при постоянной температуре вдуваемого в
них воздуха 25 - 35° С, в течение 2 - 6 недель и более. Литература по
этому предмету очень бедна; кроме отдельных мелких статей в иностранных
технич. журналах и сборниках английских и немецких патентов, можем
указать на вышедшую в 1888 году книгу: "Geschicte, Eigenschaften und
Fabrikation des Linoleums", Гуго Фишера.
А. Соколов.
Линь (Tinca vulgaris s. tinca) - представитель особого рода семейства
карповых рыб (Cypriniodae). Чешуя мелкая, глубоко сидящая в толстой
слизистой коже; боковая линия полная; спинной плавник короткий, передний
его край приходится над брюшными плавниками; заднепроходный плавник
короткий, хвостовой несколько усечен; рот на конце головы, на углах рта
по короткому усику; конические глоточные зубы расположены в один ряд, с
одной стороны их 4, с другой 5. Тело очень гладкое и покрыто толстым
слоем слизи; все плавники закруглены. Цвет находится в сильной
зависимости от свойств тех вод, в которых Л. живет. Вообще цвет черно-
или оливково-зеленый, с золотистым или медным блеском, на брюхе светлее;
в реках и чистых озерах он желтее. В Богемии и Верхней Силезии
разводится особая, очень красивая разновидность - золотистый Л. (Т.
chrysitis), с крупной тонкой чешуей, золотистого или красного цвета с
черными пятнами. У самца 2-й луч брюшного плавника больше и толще, чем у
самки. Длина его 20 - 50 и до 70 см., вес до 3 - 4, редко 5 - 6 кг.;
изредка попадаются, однако, еще более крупные экземпляры: около Киева
был пойман Л. длиной около 1 арш. и весом около 181/2 фн. Л. водится в
Европе и юго-зап. Сибири. На севере его, по-видимому, нет (указывают,
однако, будто бы он водится около Архангельска), на вост. склоне Урала
доходит до 57° с. ш., в Финляндии - до 62° с. ш., на Кавказе
представляет большую редкость. Живет преимущественно в тихих тинистых
водах, но иногда и в низовьях рек до взморья. Л. - вялая и ленивая рыба,
держится на дне, питается водяными растениями, насекомыми и т. п. На
зиму зарывается в ил и впадает в спячку. Время икрометания на юге
России, по большей части, ? конец мая и начало июня. Число икринок у
самки около 300000. Мясо вкусно, но часто отзывается тиной. Л. нигде не
составляет предмета важного промысла; ловится в морды и верши и т. п., в
сети, на удочку и острогой (лученье). Легко разводится в прудах.
Н. Кн.
Лион (Lyon) - гл. г. дпт. Роны, после Парижа самый большой и важный
город Франции, при слиянии Роны и Соны, в красивой местности,
изобилующей садами и виноградниками; имеет 6 предместий. 416029 жителей.
Перворазрядная крепость; с 1874 г. Л. защищен вторым, наружным рядом
фортов, которые окружностью в 80 км. охватывают прежние укрепления,
расположенные частью в самом городе, частью на расстоянии 1 - 5 км. от
него. Из множества площадей в Л. (свыше 100) выделяются площадь Белькур
(Bellecourt), с каштановыми аллеями, садами и конной статуей Людовика
XIV, и площадь Карно, со статуей республики. Старинный собор св. Иоанна,
в смешанном, византийско-готическом стиле; ратуша с бронзовыми группами
"Роны" и "Соны" на фасаде; дворец св. Петра или изящных искусств. 4
государственных факультета, с 1800 слушателей; католический унив., с 4
факультетами; ветерин. училище, семинария, школа изящных искусств,
заведения для глухонемых и слепых. Городская библиотека имеет свыше
200000 том. и 2400 рукописей. Музей картин, скульптуры, антикварных
вещей; ботанический сад, обсерватория; многочисленные общества. Больница
Hоtel Dieu основана в VI ст. Л. занимает первое место в мире по
производству шелковых материй. Собственно шелковых фбр. в Л. нет: по
заказу нескольких крупных предпринимателей работы исполняются в
маленьких, самостоятельных мастерских. Число таких станков в городе и
окрестностях доходило в 1894 г. до 85000, число рабочих - до 95000.
Вообще шелковое производство занимает около 210000 рабочих. Стоимость
ежегодно вырабатываемых продуктов колеблется около 300 милл. фр. До 80
шляпных мастерских, 12 машинных мастерских, 10 котельных,
железоделательный зав.; производство пуговиц, булавок, искусственных
цветов, цветной бумаги и обоев; типографии, книжная торговля, фбр.
химических веществ, парфюмерий, фаянсовой и глиняной посуды и пр.
Торговля очень значительна; ей благоприятствует выгодное положение Л. у
двух судоходных pp. и на пути между Средиземным м., внутренней Францией,
Швейцарией и Италией. Кроме предметов шелкового производства ведется
значительная торговля вином, хлопком, овечьей шерстью, каменным и
древесным углем, мукой и др. Л. был значительным городом древней Галлии
и назывался Lugdunum. Под римским владычеством достиг цветущего
состояния. При Нероне сгорел, но быстро возник вновь. Из римских
построек сохранились остатки трех акведуков, театров и пр. Христианство
в Галлии раньше всего утвердилось в Л. В средние века Л., с окружающей
областью, составлял графство Лионнэ; при имп. Конраде II принадлежал
германской империи. В XIII ст. здесь были два значительные церковные
собора. Во время первой франц. революции Л., в 1793 г., принял сторону
противников конвента, вследствие чего был осажден правительственными
войсками, принужден к сдаче и приговорен конвентом к уничтожению.
Комиссары конвента, Колло д'Эрбуа, Фуше и Кутон, не исполнили этот
приговор всецело, но множество жителей было расстреляно, лучшие здания
разрушены. После революционных погромов Л. оправлялся очень медленно;
только с 1815 г. торговля и фбр. шелку стали быстро развиваться. Кроме
конкуренции других стран, Л. повредили восстания 1831, 1834 и 1849 гг.,
подавленные военной силой. В 1840, 1856 и 1882 г. Л. пострадал от
наводнений. В 1872 г. и в 1894 г. здесь были большие промышленные
выставки. При посещении последней был убит президент Кapно.
Липа (Tilia L.) - род деревьев из семейства липовых. Листья
очередные, двухрядные, сердцевидные и пильчатые, прилистники рано
опадающие. Цветы собраны в виде ложных зонтиков, сидящих в углах листьев
и снабженных бледным языковидным прилистником, до половины приросшим к
ножке соцветия. В чашечке и в венчике по 5 частей. Тычинки в большом
числе, при основании срастаются более или менее заметно в 5 пучков, из
них внутренние у некоторых видов не имеют пыльников, представляясь
стаминодиями. Завязь цельная, 5-гнездая, в каждом гнезде по 2 семяпочки.
Плод ореховидный, вследствие недоростания семяпочек односемянный или
2-семянный. Зародыш в семенах с листоватыми, лопастными семядолями. До
10 видов, раздробляемых некоторыми авторами еще на большее число. У нас
в Европ. России и в зап. Сибири распространен вид Т. parvifolia Ehrh.
(Т. ulmifolia Scop.), причислявшаяся Линнеем к его виду Т. europaea L.,
куда относил он и зап.европейский вид Т. platiphylla Scop. Эти 2 вида
типически между собой довольно хорошо отличаются, но между ними имеются
переходы, подавшие повод образовать вид Т. intermedia DC, принимаемый
иными за разновидность, другими за помесь между вышеназванными, что
действительно указывает на их близкое cродство, а может быть и на
принадлежность их действительно к одному виду. В своих типических формах
обе Л. отличаются следующими признаками. Т. раrvifolia - зимняя,
мелколистная Л. Листья голые, с изнанки сизы, несут в углах нервов
пучечки рыжих волосков, соцветия направлены кверху, содержат от 5 до 11
цветов, плоды тонкостенные, с неясными ребрами. Бывают вышиной в 30 м.
на 120 году, но могут достигать и гораздо большей старости. Известны Л.,
которым насчитывается до 800 и даже 1000 лет. Л. в России доходит до
средней Финляндии, а оттуда северный предел ее распространения
понижается до северной оконечности озера Онего, проходит через
Шенкурский у. Архангельской губ., дальше понижается почти до Устюга, а
потом и до 60° сев. шир.; переходя через Уральский хребет, северный
предел Л. понижается весьма сильно к югу, подымаясь опять в Сибири. - Т.
platiphylla - летняя Л. - цветет и идет в сок раньше предыдущей, листья
ее крупнее и пушистее, изнанка не сизая. Соцветия поникшие, плоды с
жесткой скорлупой и 5 резкими ребрами. Ее распространение в России плохо
известно. По-видимому, она дико попадается только в юго-западной окраине
и в Польше, также как на Кавказе, достигает таких же размеров, как и
зимняя. В парках и садах она у нас несомненно разводится с успехом.
Серебристая Л. (Т. argentea Desf.) растет у нас на Кавказе и в юго-зап.
России, а в остальной Европе - в восточной ее части. Местами на Кавказе
и местами в Крыму попадается еще Т. rubra DC., в садах и парках ?
американская (Т. americana). Дерево Л. высоко ценится для разных поделок
и построек. Громадные липовые стволы, достигающие свыше сажени в

<<

стр. 114
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>