<<

стр. 120
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Италию. М. поселился в Лугано (в Швейцарии), где основал газету "La Roma
del Popolo". В 1872 г. он вернулся в Италию, но простудился, переезжая
через Альпы, и умер в Пизе, в доме одного из своих друзей. На похороны
его в Генуе стеклось свыше 50 тыс. человек, и похоронная процессия
явилась демонстрацией против правительства. Через 10 лет в Генуе в честь
М. воздвигнут великолепный памятник; на высокой колоний из белого
мрамора стоит его статуя; на ступенях пьедестала сидит плачущая Италия,
а возле нее юноша держит знамя с девизом: "Dio е popolo". В 1890 г.
палата, по предложению Криспи, вотировала кредит на открытие памятника
М. в Риме. Сочинения М. изданы в Милане и Риме, в 1861 - 1886 г., под
загл.: "Scritti editi ed inediti"; извлечение по-немецки издано
(Гамбург, 1, 868) и по-английски, с биографиею (Лонд., 1864 - 1868); см.
еще "Corrispondenza inedita" (Мил., 1875), "Lettere inedite" (Рим 1885).
"Duecento lettere inedite"(Typин, 1888). Ср. Л. Толстой, "Сочинения" т.
XlV" ("Письмо М. о беcсмертии"); "Италия и М." ("Вестник Европы", 1868,
1, 2, 5, 7); А. М., "Гарибальди и M." ("Русская Мысль", 1882, 12);
Герцен, "Былое и Думы"; его же, "Посмертные статьи"; И. Шерр, "Комедия
всемирной истории" (СПб., 1871); Cironi, "Die nationale Presse in
Italien und die Kunst der Rebellen" (перев. с итал., Лпц., 1863);
Garibaldi, "Memorie autobiografiche", (Флор., 1888); Nardi, "G. M., la
vita, gli scritti e ie sue dottrine" (Мил., 1872); E. A. V., "Joseph M."
(Л., без года); Simoni, "Histoire des conspirations mazziniennes" (П.,
1870); Mario, "M., nella sua vita, e nel suo apostolato" (Мил., 1891);
Boullier, "Un roi et un conspirateur, Victor-Emmanuel et M." (Пар.,
1885); Saffi, "II pensiero politico e sociale di G. M." (Рим, 1887);Gr.
Schack, "Joseph M. und die italienische Einheit" (Штуттг., 1891);
Canestrelli, "Bibliografia degli scritti di G. M." (Рим, 1893).
Двоюродный брат М., Андреа М., тоже эмигрант, живший в Париже, написал
"De l'ltalle dans ses rapports avec la liberte et la civilisation
moderne" (П., 1847).
Б. Водовозов.
Мадонна (Madonna) - сокращение итальянских слов: mia donna, т. e.
"моя госпожа".С давнего времени употребляется в Италии преимущественно
как наименование Богоматери при упоминаниях о ней и в молитвенных
обращениях к ее помощи, а также служит для обозначения ее икон и
изваяний. В этом втором, художественном значении, слово М. перешло из
итальянского языка и в другие западноевропейсие языки. Самые древние
изображения Пресвятой Девы, относящиеся ко II и III вв., мы находим в
стенной живописи римских первохристианских катакомб, которая
представляет ее то в виде оранты (молельщицы) - женщины с покрывалом на
голове, с распростертыми и воздетыми вверх руками, иногда с
Младенцем-Спасителем на лоне (напр. в одной из фресок катакомбы св.
Агнесы), то в виде молодой матери, сидящей и держащей на своих коленях
младенца (напр. в катакомбе св. Присциллы). Несколько позже являются в
катакомбных живописи и рельефах изображения М. с Младенцем на руках,
принимающей поклонение волхвов (напр. во фресках катакомб св. Каллиста,
конца II или начала III в.; св. Домициллы, III в.; и св. Марцеллина и
Петра, III в.). В V в. изображения Богородицы размножаются и переходят
из подземных кладбищ в базилики, причем исполняются не только кистью, но
и мозаичною работою (напр. "Матерь Божия", "Благовещение" и "Поклонение
волхов" на триумфальной арке црк. Санта-МариаМаджоре, в Риме).
Распространение и усиление культа Приснодевы были причиною появления, в
следовавшие затем столетия, множества ее икон не только в храмах, но и в
домах благочестивых людей; но так как в это время искусство в Италии и
остальной Зап. Европе находилось в упадке, и художественная деятельность
процветала еще только в вост. империи, то образа М. писались повсюду
либо греческими мастерами, либо их итальянскими учениками, вследствие
чего имели вполне Византийский характер и суровый,
иератически-неизменный тип. Первым живописцем, осмелившимся отступить от
этого типа, был Чимабуе, который, своею знаменитою М., написанною около
1270 г. для флоренийской црк. С. Mapиa-Новелла, указал последующим
итальянским живописцам путь к достижению в изображениях Богоматери
большей жизненности и изящества. После него, по мере пробуждения
внимания к природе и к памятникам классич. древности, эти изображения
все более и более освобождаются от византийского влияния и, сделавшись
одною из любимейших задач художественного творчества, получают все
большее и большее разнообразие, все сильнее и сильнее отражают в себе
индивидуальность своих исполнителей и, наконец, в цветущую пору
Возрождения, достигают высокого совершенства: Богоматерь является в них
идеалом женской красоты и грации, девственной чистоты, смирения,
молитвенного умиления, родительской нежности, - то скромною матерью,
всецело погруженною в заботы о своем малютке-Сыне, то юною девою,
объятою священным экстазом, то величественною, но кроткою царицей,
милосердно взирающею на прибегающих к ее заступничеству. В Средние Века
нередко представляли ее в костюме горожанок того времени, в конце же
этой эпохи и в XVI ст. стали изображать чаще всего в алой.
широкорукавной тунике, плотно облегающей тело, и в широкой синей мантии,
накинутой иногда не только на плечи, но и на голову, и украшенной по
борту золотым шитьем и драгоценными каменьями. Порою, на ее челе лежит
венок, сплетенный из лилий или роз, как эмблема непорочности и любви;
другие многочисленные символические атрибуты, заимствованные
преимущественно из церковных песнопений о Богородице, сопровождают ее на
иконах: солнце и луна, нимб или лучезарное сияние вокруг головы,
полумесяц под ногами, звезда на головном покрывале, двенадцать звезд в
виде венца над головою, лилия или роза в руке, нередко целая беседка из
роз на заднем плане иконы. По большой части М. изображается сидящею и
держащею на своих коленях, или возле себя, МладенцаХриста, одетого в
белую сорочку или совершенно нагого; обычными атрибутами его служат
земной шар (эмблема вседержительства), яблоко или плод гранатового
дерева (эмблема искупления человечества от грехопадения), колосья
пшеницы и голубь (эмблема хлеба и вина в таинстве евхаристии),
какая-либо птичка, преимущественно щегленок, агнец и др. произвольно
выбранные художником животные и плоды. На больших алтарных образах,
художники любили изображать Богоматерь в славе (М. da gloria), стоящею
на облаках, то с Младенцем на руках, то без него, окруженною сиянием или
мандорлою и сопровождаемую двумя, четырьмя архангелами или целым сонмом
коленопреклоненных ангелов, поклоняющихся М. или прославляющих ее пением
и музыкою (как напр. на знаменитой картине Фра-Анджелико, во
флорентийской галерее Уффици), а также представителями Ветхого и Нового
Заветов. Еще чаще М. является на алтарных иконах в виде Небесной Царицы,
с короною на голове и Младенцем на коленях: она сидит на троне, по
сторонам которого стоят ангелы или отцы Церкви и другие святые; к этим
побочным фигурам порою присоединяются младенец Иоанн Креститель со своею
эмблемою, агнцем, св. Екатерина, которой Спаситель надевает на палец
обручальное кольцо, ангелы, сидящие у подножия трона и играющие на
музыкальных инструментах, колено- преклоненные заказчики иконы и т.. д.
Кроме вышеозначенных типов изображений, можно указать на М., осеняющую
страждущих и скорбящих своею мантиею, полы которой поддерживают ангелы
(М. della misericordia), М. плачущую и стенящею над телом Спасителя,
снятым со креста (Pieta), М. с мечем или семью мечами, вонзенными в ее
грудь (Mater dolorosa), М., возносящуюся на небо (l'Assunto), М. в виде
юной девы, парящей среди облаков в лучезарном сиянии и окруженной сонмом
маленьких ангелов и херувимов (М. Immaculata, "Беcсеменное зачатие") и
т. д. Вообще художники эпохи Возрождения, изобретая новые мотивы для
изображения М. и делая ее главным предметом более или менее сложных
композиций, давали полную волю своей фантазии, вследствие чего эти
композиции бесконечно разнообразны и, в конце эпохи, порою совершенно
утрачивают религиозный характер. Превосходнее всех других олицетворял
Пресв. Деву великий Рафаэль Санцио, с поразительным совершенством
воплощавший в своих М. и "Св. Семействах" идеал чистейшей женской
красоты и удивительно тонко передававший в них чувства молодой матери,
всецело ушедшей в любовь к своему дитяти, счастливой им или задумавшейся
об ожидающей его участи. Всех картин подобного рода, несомненно
принадлежащих Рафаэлю или приписываемых ему современною художественною
критикою с большим или меньшим основанием, насчитывается 64. Они
известны или по аристократическим фамилиям, которым некогда принадлежали
(напр. М. домов Конестабиллле-Стаффа, Альба, Солхи, Темни, Колонна,
Ансидеи, Альдобрандони, Террануова), или по некоторым изображенным на
них аксессуарам и особенностям их композиции (напр. М. с безбородым
Иосифом, со щегленком, с диадемою, с рыбою, с окном, заклеенным бумагою,
с розою, со светильниками, под дубом, на кресле, под балдахином, на
прогулке). Кроме того, всесветною знаменитостью пользуются Рафаэлевские
М. под названиями: "Великогерцогская", "Фонтенеблоская" (или Франциска
I), "Орлеанская", "Из Фолиньо", "Прекрасная Садовница" и "Жемчужина". Но
ни в одной из них гений художника не выразился с таким блеском и
полнотою как в "Сикстинской М." - лучшем перле дрезденской картинной
галереи. Из прочих живописцев Италии, своими М. наиболее прославились
Сандро Ботттичелли, Филиппо и Филиппино Липпи, Л. да Винчи, Б. Луини,
Фр. Франчья, Корреджо (М. со св. Себастианом, М. со св. Георгием, М. с
раковиною) Джов. Беллини, Тициан (М. семейства Пезаро), Пальма Старший и
нек. др. Между М., вышедшими из-под кисти неиталианских художников,
особенно уважаются многочисленные "Бессеменные зачатия" испанца Мурильо
и произведения немцев Л. Кранаха Ст. (М. с виноградной лозой, в
мюнхенск. пинакотеке) и Г. Гольбейна Мл. (М. семейства Meйера, оригинал
в дармштадтск., копия в дрезденск. гал.). Ср. Anna Jameson, "Legendes of
the Madonna" (Лондон, 3 изд. 1863); Rohault de Fleury, "La Sainte
Vierge" (Пар., 1876); Eckl, "Die Madonna als Gegensland christlicher
Kunstmalerei und Sculplur" (1883).) Мадрас (Madras) - главн. город
Индобританск. президентства того же имени, 3-й по величине г. брит.
Индии, под 13°4' с. ш. и 80°17' в. д., на Коромандельском берегу
Индийского океана, в низменной песчаной равнине. Площадь города - 70 кв.
км. Квартал туземцев и деловая часть города (так назыв. Черный город), с
узкими и грязными улицами, низкими кирпичными домами и бамбуковыми
хижинами, резко отличается от квартала Форта С.-Джорж, где главные
европейские здания. Дворец набоба карнатского, находящегося на пенсии у
англ. правительства. Медиц. школа для туземцев, политехнический
институт, университет, экзаменационное учреждение для 53 коллегий
президентства, астрономическая обсерватория, отдел. азиатского ученого
общества, ботанический сад, несколько кредитных, благотворит, и
богоугодных заведений. Промышленность М. незначительна; главные отрасли
ее - фабрикация хлопчатобум. тканей, мадрас. платков и шалей; имеются
также заводы кожевенные, сахарные, гончарные, стеклянные и соляные
варницы. Гавань неудобна; с октября по январь господствующие тифоны и
бури не позволяют кораблям входить в ее пределы. Железные дороги
соединяют М. со многими городами Индии. Важнейшие предметы ввоза:
английские ткани и пряжа (1893 г. на 10,4 млл. англ. фв. ст.), керосин
(4,5 млл. галлонов), рис, спиртные напитки, железо; главные предметы
вывоза: хлопок (1892 г. 93200 центн., 1893 г. 266559 цента.), дублен,
кожи (1,11 млл. шт.), козл. шкуры (9,93 млд. шт.), овеч. шкуры (6 млл.
шт.), буйвол, и оленьи рога, табак, селитра, чай, кофе, индиго,
поваренная соль. Довольно значителен также ввоз серебра и изделий из
него. В М. сосредоточены две трети всей индийской торговли с Англией.
Торговых судов: паровых 622, парусн. 4689 (1890). Жителей (1891) 452518:
358998 индусов, 53184 ч. магометан, 89742 ч. христиан, др. исповеданий
594.
История. М. - первая по времени англ. колония в Индии, основан в 1639
г., под именем Форта С.-Джорж, в силу разрешения, данного раджею
Чандери. Вокруг этого форта вскоре вырос город и образовалось агентство
ост-индской К°, которое в 1658 г. обращено в президентство. М. уже в
XVII в. имел до 300000 жителей; в 1702 г. был осаждаем Дауд-Ханом, но
отстоял свою независимость; в 1746. г. сдался французам, под
предводительством Ла-Бурдонэ, но в 1749 г. снова перешел к англичанам. В
1753 г. выдержал двухмесячную осаду французов; в 1767 г. подвергся
нападению султана Гайдер-Али; в 1768 г. заключил с ним и с Субадаром
деканским мир, но полное обеспечение от нападений майсорских князей
получил только после 4-ой майсорской войны, окончившейся, в 17 99 г.,
взятием Срирангапаттана, причем погиб сын Гайдер-Али, Типу-Саиб. Ср.
Wheeler, "М. in the olden time" (Мадрид 1861 - 1863).
E. Г.
Мадригал (madrigal или mandrial) - музыка на стихотворения
пасторального любовного содержания. Название М., по мнению одних,
произошло от провансальских слов mandre - пастух и gal - жалоба, по
мнению других - от materialia, обозначающего светское пение и данного М.
в отличие его от духовного пения (motetto), схожего с М. по форме. М.
перешел из Прованса в Италию. Старейший манускрипт М., находящийся в
ватиканской библиотеке, относится к 1300 г. Художественную обработку М.
впервые получил у Адриана Виллаерта, представителя венецианской школы, в
первой половине XVI в. При нем М., вместо речитативной формы, получил
более округленную хоровую полифоническую форму. М. преимущественно
писался для 3 - 5 голосов. Он получил большое распространение в Италии и
в других странах западной Европы. Мадригалы писали Аркальдельт,
Палестрина, Лука Маренцио, Монтеверде, Орацио Векки и пр. Расширенный
введением arioso, М, считается формою, предшествовавшею опере.
Музыкальные инструментальные сочинения, схожие по своему складу с М.,
или переложения М. на инструменты, назывались RIcercare, Fantasia,
Toccata. Madrigaletto - короткий мадригал, Madrigalone - большой
мадригал.
М. (лит.) - лирическое стихотворение с искусно переплетающимися
рифмами (сходно с сонетом) и с шутливым или сентенциозным содержанием,
соответствующим форме. М. возник у итальянцев и перешел в испанскую и
французскую литературы, а затем и в русскую конца XVIII и начала XIX вв.
Мадрид (Madrid) - столица Испании, в Кастилии, на левом берегу
Мансанареса (летом высыхающего), на пустынном нагорье, 655 м. над ур.
моря. Летом жарко и сухо, зимой суровые холода. С предместьями. более
500 тыс. жит. М. в последнее время очень разросся и украсился. Восточная
площадь со статуей Филиппа IV, Большая - с садом и с лучшими магазинами:
здесь прежде совершались аутодафе инквизиции. Пуерта дель Соль - центр
города и самое оживленное место; на площади Кортесов статуя Сервантеса.
На конце улицы Алькала бульвар Прадо; кроме того бульвары Реколетто а
Кастеллана. Церкви богаты художественными произведениями. Собор св.
Исидора, с картинами Тициана и Менгса; церковь св. Франциска - самая
красивая; св. Иеронима - единственная готического стиля; црк.. Атоха с
образом Богоматери, рисованным, по преданию, евангел. Лукою. Дворец
возобновлен после пожара 1734 г. и великолепно убран внутри; масса
картин, между ними - Тициана, Мурильо, Менгса. Национальная библиотека с
315000 тт. и 120000 медалями, библиотека св. Исидора, университетская.
Музей дель-Прадо (или королевский) с богатейшим собранием картин
Мурильо, Веласкеза, Тициана, Рафаэля, Рубенса, ВанДика, Луки Джордано,
Брюггеля. Armeria real - богатое собрание оружия и доспехов;
археологический музей, с вазами и древностями Перу и Мексики.
Университет (5000 студентов), консерватория, горное и инженерное
училища, коммерческий, ветеринарный, архитектурный институты. 8
королевских академий, из которых наиболее замечательны академии
художеств и юридическая. Ботанический сад, обсерватория, несколько
ученых обществ. 18 театров, из них первый - оперный; на teatro espanol
отлично исполняют классические пьесы. Plaza de Toras, для боя быков, на
16000 человек. Ипподром. Водопровод, в 70 км. длины, от подошвы
Пеньялары. Промышленность не выдерживает сравнения с прочими европ.
столицами, но для Испании значительна. Фабрики (королевские) табачные и
сигарные; золотые и серебряные вещи, ковры, бумага, фарфор, кожа. Склады
товаров для внутренней торговли: вино, кофе, сельскохозяйственные
продукты, колониальные товары, 30 газет, много иллюстриров. изданий.
Жизнь в М. дороже, чем в других европ. столицах. Мадридцы - охотники до
увеселений и развлечений, особенно до боя быков. Окрестности
однообразны; королевские замки Каза де Сатро, с парком, Ель-Пардо, с
хвойным лесом и зверинцем, Эскуриал, Сан-Ильдефонс (La Granja). М. с Х
в., под именем Majerit, служил пограничной крепостью для защиты от
мавров. Издавна служа по временам резиденцией королей, на степень
постоянной резиденции он возведен Филиппом II. Здесь заключены договоры
1526 г. между Карлом V и Франциском I, 1617 г. - между Испанией и
Венецией, 1800 г. - между Испанией и Португалией. Во время войны за
испанское наследство М. держал сторону Филиппа V. В 1808 г. мужественно
противился франц. оккупации. Во время карлистских восстаний всегда
держал сторону правительства. Ср. Alvarez у Baena, "Hijos de М.";
Mesonero Romanos, "El antiguo M."; Amador de Los Rios, "Historia de la
villa у corte de M.".
Мазарини (Giulio Mazarinl, Jules de Mazarin) - кардинал, французский
госуд. деятель (1602 - 61). Сицилийский дворянин по происхождению, он
учился сначала в Риме, у иeзуитов, затем в Алкаде и Саламанке, изучая
философию, теологию и каноническое право. Получив звание доктора прав,
он поступил в папские войска, где дослужился до чина капитана. Во время
переговоров по поводу мантуанского наследства он был отправлен в Турин,
в качестве папского интернунция. Здесь он обратил на себя внимание
Людовика XIII и Ришелье; последнему удалось склонить М. в пользу
Франции, и это отразилось на мирном договоре, заключенном, при его
посредстве, в Хераско (апр. 1631 г.) и возбудившем сильнейшее
негодование Испании. В следующем году М. вступил в духовное звание и в
1634 г. был назначен папским нунцием в Париж. В 1639 г. М., по совету
Ришелье, оставил папскую службу и принял франц. подданство. В 1640 г. он
был назначен послом в Шамбери, где ему удалось прекратить гражданскую
войну. В 1641 г. Ришелье доставил ему кардинальскую шапку. На смертном
одре (4 октября 1642 г.) Ришелье указал на М. как на человека, который
может его заменить; 5-го октября Людовик ХIII призвал М. в королевский
совет. В первые месяцы своего управления он возбудил надежды на более
мягкое отношение к деятелям оппозиции: он выпустил из Бастилии маршала
Бассомпьера и других, заключенных по приказанию Ришелье, призвал в
парламент многих из изгнанных членов и устроил примирение между герцогом
Орлеанским и королем. В то же время он сумел войти в милость к королеве,
которую больной монарх назначил, по его совету, регентшею. После смерти
Людовика XIII королеварегентша, всецело подчинившаяся влиянию М.,
назначила его первым министром (14 мая 1643), к великому неудовольствию
принцев и других вельмож. Любезным обращением, предупредительностью и
щедростью, неутомимым трудолюбием М. примирил с собою, однако, и этих
лиц (так наз. importants). Победа при Рокруа возбудила восторг
французов; поэты стали прославлять нового правителя. Но это длилось
недолго. Importants устроили заговор, быстро подавленный М., который
составил министерство из одних только своих приверженцев. К числу
недовольных вскоре присоединился и парижский парламент, который, не
разделяя взглядов кардинала на финансовые дела, отказался
зарегистрировать некоторые из его указов и повторил свой отказ и после
королевского заседания, не признавая приказов девятилетнего короля. В
ответ на это М. велел арестовать вожаков парламента (16 авг. 1648 г.). В
Париже немедленно воздвигнуты были баррикады и вспыхнуло восстание,
известное под именем Фронды. Во главе движения стояли наиболее видные
представители франц. Аристократии - принц Конде, герцог Орлеанский,
кардинал де Рец - старавшиеся вырвать власть из рук ненавистного
министра. Пять лет М. с замечательным упорством и энергией выдерживал
борьбу против соединенных сил аристократии, парламента и народа,
действовавших против него не только оружием, но и целым рядом памфлетов
и брошюр, известных под именем Мазаринад. М. то уступал - напр. после
парижских баррикад он немедленно вернул обратно изгнанных членов
парламента, - то вновь переходил в наступление. Несколько раз он был
вынужден бежать из Парижа, вместе с королем, и два раза выезжал из
пределов Франции (1661 и 1652 г.), изгнанный по указу парламента,
который, по возвращении М. во Францию в 1652 г., назначил 50000 ливров
за его голову; но даже из-за границы М. продолжал, de facto, руководить
французскими делами. Конде, как вождю Фронды, М. противопоставил
Тюрення; борьба велась с переменным успехом; наконец, Тюреннь одержал
верх, чему немало способствовал недостаток единодушия среди вожаков
оппозиции. 3 февр. 1653 г. М. торжественно въехал в Париж. С этих пор он
стал управлять еще более деспотически, чем прежде, и с удвоенным рвением
трудиться над утверждением абсолютизма. Не стесненный более внутренними
смутами, он возобновил военные действия против Испании и в 1656 году
заключил союз с Кромвелем, обеспечивший Франции поддержку Англии.
Испания, доведенная до полного истощения, вынуждена была, наконец,
заключить так наз. пиренейский мир (1659) и уступить Франции часть
Люксембурга, Руссильон, Артуа и Геннегау; заключение брака между
Людовиком XIV и инфантою Марией Терезой окончательно подчинило Испанию
влиянию Франции. Так же удачна была политика М. и на В Франции.
Вестфальский мир 1648 г. отдал в ее владение большую часть Эльзаса, а
заключенная в 1658 г. рейнская лига доставила Франции большое влияние в
Германии и подорвала значение Австрии. Блестящим результатам внешней
политики далеко не соответствовало внутреннее управление.
Покровительствуя наукам и искусствам (М. собрал громадную библиотеку,
которую, под именем Мазариньевской, передал основанному им College des
Quatre Nations; открыл академию художеств, устроил итальянскую оперу и
т. д.), М. ничего не сделал для поднятая экономического благосостояния
страны: в руках Фуке финансы приходили все в большее расстройство, в
земледелии, торговле и промышленности царил полный застой; народ
изнемогал в нищете, а первый министр, умирая, оставил состояние в сто
миллионов ливров. На смертном одре М. посоветовал Людовику XIV управлять
без первого министра. При гибком и остром, чисто итальянском уме и
хитрости, при замечательной проницательности и глубоком знании людей, М.
обладал большим трудолюбием и несокрушимою энергиею. Раз наметив себе
цель, он упорно добивался ее, но никогда не действовал опрометчиво, а
всегда тщательно взвешивал всякий шаг. Безгранично эгоистичный от
природы, жадно домогаясь влияния и богатства, он не забывал интересов
королевской власти и ставил их всегда на первом плане. Честолюбие,
говорит Минье, было в нем сильнее самолюбия, и он самым философским
образом переносил неудачи и оскорбления. Эшафот Ришелье он заменил
Бастилиею. Народ не любил М.; в 1853 г. Моро издал 5 том., направленных
против него "мазаринад". Ср. Antoine Anbery, "Histoire du cardinal
Mazarin" (1695); Victor Cousin, "La jeunesse de Mazarin"; Bazin,
"Histoire de France sous Louis XIII et sous ie ministere da cardinal
Mazarin" (П., 1846); Gaillardin, "Hisloire du regne de Louis XIV" (П.,
1874-76); Cheruel, "Histoire de France pendant la minorite de Louis XIV"
(П., 1879); Cheruel, "Histoire de France sous ie ministere de Mazarin,
1651-61" (П., 1882); Moreau, "Bibliographie des Mazarinades" (П.,
1854-65); "Choix des Mazarinades" (П., 11855).
Л.
Мазаччо (Masaccio), собственно Томмазо ди-сер-Джованни ди-Гвиди, -
знаменитый итальянский живописец, род. в 1401 г., ум. в Риме, в конце
1428 г. Вазари мимоходом упоминает, что его учителем был Мазолипо да
Паникале, но это сомнительно; он был принят во флорентийскй цех degli
speziali (врачей и аптекарей) раньше Мазолино (в 1421) и в корпорацию
живописцев всего чрез год после него (в 1424), вследствие чего
представляется более вероятным, что М. развился независимо от Мазолино,
но что, при сходстве направления обоих художников, они были близки между
собою в своей жизни и деятельности. Подобно Мазолино, М. трудился
преимущественно во Флоренции, но работал также в Пизе и Риме. Несмотря
на кратковременность своей жизни, он выказал себя первостепенным
мастером, значительно превзошедшим Мазолино в понимании форм реального
Мира, в драматизме и в чувстве красоты, в сильной степени подвинул
вперед итальянскую живопись и оставил в своих произведениях образцы, по
которым учились потом Л. да Винчи, Рафаэль и Микеланджело. Главные из
этих произведений суть фрески, написанные в капелле Бранкаччи, в црк.
св. Марии дель Кармине, во Флоренции, рядом с фресками Мазолино. Они
изображают "изгнание Адама и Евы из земного рая", "Крещение, совершаемое
ап. Петром", "Ап. Петра и Иоанна, исцеляющих своею тенью больного",
"Чудо с Кесаревым динарием" и "Проповедь ап. Петра". Другие
многочисленные фрески и станковые картины, о которых говорит Вазари, как
о принадлежащих М. во Флоренции, либо исчезли, либо не могут быть
признаны за его работы (как, напр., "Мадонна с Младенцем и св. Анною" во
флорентийской акд. художеств). Некоторые приписывают ему, также со слов
Вазари, фрески небольшой капеллы в римской базилике св. Климента, но они
принадлежат скорее Мазолино. В различных музеях Европы встречаются
картины, считающиеся произведениями М.; действительная их принадлежность
ему в большинство случаев сомнительна. Ср. F. G. Knudtzon, "Masaccio og
den florentinske Malerkonst paa hans Tid" (Копенгаген, 1875)
Мазепа-Колединский (Иван Степанович), род. в шляхетской правосл. семье;
место рождения его - вероятно село Мазепинцы, недалеко от Белой Церкви;
год рождения М. с точностью неизвестен; существуют указания на 1629-й и
1644-й гг., второе указание правдоподобнее. Воспитывался М. при дворе
польского короля Яна Казимира, окончил образование за границей. Любовная
история с женой польского шляхтича заставила М. покинуть двор и
удалиться на Украину. Рассказывают, что и там ревнивый муж, узнав об
измене жены, привязал М. к спине дикой лошади, лицом к хвосту, и пустил
лошадь в степь. Израненного М. нашли казаки, освободили и приютили его.
Среди казаков и казацкой старшины М. скоро выдвинулся. Сперва ротмистр
гетманской надворной компании, потом писарь, он пристал к Дорошенко,
женился на богатой шляхтянке" был послан в Турцию, по дороге схвачен
запорожцами и отправлен в Москву, где вкрался в доверие бояр и
действовал во вред Дорошенко. Перейдя на службу к гетману Самойловичу,
сперва в звании войскового товарища, потом в чине генерального есаула,
М. расположил к себе влиятельного тогда кн. В.В. Голицына и интригами
низвергнул Самойловича. 25 июля 1687 г. М. был избран малороссийским
гетманом и в этом качестве принимал участие во втором крымском походе
Голицына. В 1689 г., во время пребывания своего в Москве, М. понравился
Петру и уехал в Малороссию, вполне успокоенный за свое гетманство. В
начале 90-х гг. ему пришлось много хлопотать над усмирением восстания
так называемого Петрика на Украине. В обоих походах Петра к Азову М.
принимал самое деятельное участие и приобрел большое доверие Петра. В
начале Северной войны М. весьма деятельно помогает Петру I; в 1705 г. он
совершает поход на Волынь, на помощь союзнику Петра - Августу; в 1706 г.
состоялось свидание Петра с М. в Киеве, где М. деятельно принялся за
постройку заложенной Петром Печерской крепости. В этот же период
времени, однако, М. задумывает измену Петру, переход на сторону Карла
XII и образование из Малороссии самостоятельного владения, под
верховенством Польши. Существуют сведения, что первый замысел измены
обсуждался М. и вдовой княгиней Дольской, по первому мужу Вишневецкой, в
конце 1705 г. Позже М. вступает в тайные переговоры сперва с кн.
Дольской, затем с королем Станиславом Лещинским и в октябре 1707 г.
открывается своему генеральному писарю Орлику. Незадолго перед тем он
обвинил фастовского полковника Палея в измене Петру и в стремлении
изменить порядок украинской жизни, в пользу казацкой голытьбы и черни.
Изветы М. были приняты благосклонно; Палей был отправлен в Москву, а
оттуда сослан в Томск. Но и сам М. уже с 1688 г. подвергался постоянно
доносам, варьировавшим одну и ту же тему: М. - поляк, он собирается
изменить московскому царю и перейти на сторону его врагов, он дружит с
поляками и желает завести на Украине польские порядки. Доносам на М. не
верили, доносчиков пытали и наказывали, а доверие Петра I к гетману
только все больше возрастало. В 1708 г. М. пользовался им неограниченно.
В то время, когда М. уже значительно подвинул переговоры с Лещинским и
Карлом XII, последовал новый, самый опасный донос на М., со стороны
Кочубея и Искры . Напуганный этим доносом, М., после успешного для него
исхода следственного дела, еще энергичнее повел переговоры со
Станиславом Лещинским и Карлом XII, закончившиеся заключением с ними
тайных договоров. М. предоставлял шведам для зимних квартир укрепленные
пункты в Северщине, обязывался доставлять провиант, склонить на сторону
Карла запорожских и донских казаков, даже калмыцкого хана Аюку. По
договору с Станиславом, вся Украина с Киевом, Северщина с Черниговом и
Смоленск присоединялись к Польше, М. же становился властителем воеводств
полоцкого и витебского, с титулом князя и на правах, сходных с правами
герцога курляндского. Перед некоторыми из старшин, которым открылся М.,
текст договора был скрыт, а целью его указывалось освобождение
Малороссии от московской власти и образование из ее самостоятельного
государства. М. рассчитывал, что почти вся старшина и большинство
казаков изменит Петру, так как Украина, еще недавно присоединенная к
России и неустроенная, была недовольна московским правительством,
особенно в виду распространявшихся слухов, что Петр собирается сильно
ограничить ее автономию и уничтожить многие старые порядки. К тому же М.
полагал, что перед победоносным Карлом Петр окажется бессильным. Между
тем в Малороссии уже существовала упорная борьба казачества и старшины;
последняя мечтала о порядках, напоминающих польские, шляхетские, но
первое возлагало надежды свои на уравнивающую силу монархизма. Осенью
1708 г. Петр приглашает М. присоединиться с казаками к русским войскам
под Стародубом; М. медлит, ссылается на свои болезни и смуты в
Малороссии, вызванные движением Карла XII на Ю и его предложениями - и в
тоже время совещается со старшинами, примкнувшими к нему, ведет
переговоры с Карлом через Быстрицкого и дипломатические речи с
Меншиковым через Войнаровского. Меншиков решает поехать к больному М.
Тогда М. быстро бежит (в конце октября) с левого берега Десны к Карлу,
стоявшему лагерем в 10 в. от Новгорода-Северска, в Горках. С М. было
всего 1500 казаков. Из шведского лагеря гетман пишет письмо
Скоропадскому, стародубскому полковнику, выясняя причины своей измены и
приглашая старшину и казаков последовать его примеру. Между тем
Меншиков, узнав об измене М. берет приступом и разоряет Батурин, а Петр
6 ноября, на раде в Глухове, приказывает избрать нового гетмана.
Согласно желанию Петра, избран Скоропадский. 12 ноября М. предан
анафеме; царь издает тогда же манифесты к верному малорусскому народу. К
шведам, кроме отряда М., присоединились только запорожцы, в числе 3000
чел., под начальством своего кошевого - Кости Гордиенка. Некоторые из
старшин, изменивших Петру, вскоре стали уходить от М. к царю. Первыми
бежали от Карла Данило Апостол и Игнатий Галаган. После полтавской битвы
Карл и М. бежали на Ю к Днепру, переправились у Переволочны, где чуть не
были захвачены русскими войсками, и прибыли, наконец, в Вендоры. Султан
турецкий отказался выдать М. царскому послу Толстому; не помогли и
300000 ефимков, которые Петр предлагал великому турецкому муфтию за
содействие к выдаче бывшего гетмана. Но силы М. уже были подорваны; он
умер 22 августа 1709 г. По распоряжению племянника М., Войнаровского,
тело его было перевезено в Галац и там похоронено. См. Н. Костомаров,
"Руина" и "М. и Мазепинцы"; статьи и заметки о М. в "Киев. Стар." (1882,
№ 4; 1883, № 7; 1884, № 12; 1885, № 7 и. 12; 1886, № 12; 1887, № 1 и 2;
1888, № 5); "Liste alphabetique des portraits russes", par A.
Wassiltschikoff (1875, 1, 497, с портретом); ст. А. М. Лазаревского в
"Русск. Арх." (1876, № 12); А. Е. Д - ого, в "Киевск. Телегр." (1866,. №
1, 2, 3 и 4); А. Терещенко, в "Русск. Арх." (1865, № 9), о М. и Палии в
"Черниг. Лист." (1862, № 4, 5, 6 и 8), о М. и Горленках в "Вест. Европы"
(1872, т. III, ст. де. Пуле). Судьба М. интересовала многих писателей и
поэтов наиболее ценны поэтические изображения М. Пушкиным, Байроном,
Готшаллем и Словацким.
И. Ж.
Мазурка - польский танец; впервые появился в воеводстве Мазовии;
называется тоже мазуре, мазурек. Танец скорый, в трехдольном размере;
мелодия имеет акцент на третьей или второй четверти, пишется
преимущественно в двухколенном складе. М. получила распространение в
царствование Августа III, короля польского и саксонского. Шопен, Глинка,
Монюшко, Чайковский и мн. др. композиторы придали М. художественную
обработку.
Н. С.
Маис или кукуруза (Zea Mays L.) - однолетний злак; принадлежит,
подобно пшенице, ржи и рису, к таким растениям, возделывание которых
наиболее обширно. Родиною кукурузы считают Америку, именно центральную
ее часть; отсюда она была вывезена в другие страны, в том числе и в
Европу, в которой акклиматизировалась не ранее XVII столетия. В
настоящее время кукуруза распространена по всему свету, но главным
районом ее культуры все-таки осталась Америка. Здесь она возделывается
между 54° с. ш. и 40° ю. ш., т. е. на громадном пространстве от Канады
до Лаплаты, где составляет любимую пищу населения и одно из лучших
кормовых средств при откармливании домашних животных. В Европе северная
граница возделывания кукурузы соответствует изотерме 9, 4° Ц. и идет,
следовательно, немного севернее границы винограда. У нас кукурузу
разводят преимущественно на Кавказе, в Бессарабии и в некоторых южных
губерниях (главным образом в Херсонской, Подольской и Киевской);
северная граница успешной зерновой культуры доходит до 53° с. ш., а на
зеленый корм - 56° и даже в некоторых отдельных случаях - 60° с. ш.
Кукуруза возделывается при самых разнообразных условиях климата, почвы и
ухода, также скрещивания и искусственного подбора: конечно, под влиянием
этих различных факторов она претерпела много изменений, а потому понятно
то большое число сортов этого растения, которое теперь встречается в
культуре. Все возделываемые сорта кукурузы относятся к трем ботаническим
видам: кукурузы посевной или обыкновенной (Zea Mays), кукурузы
острозерной или носатой (Zea rostrata) и кукурузы карагуа (Zea Karagua).
Обыкновенная, наиболее распространенная кукуруза подразделяется на
мелкиe сорта, ранее других поспевающие, с небольшими, но плотными
початками, тонким стержнем и большим количеством мелких, различно
окрашенных зерен; крупные сорта, которые поспевают позднее, имеют
початки более крупные, но зато и более рыхлые и легкие, зерно - крупное,
кругловатое, различно окрашенное; конский зуб - очень поздний сорт с
крупными плоскими семенами, с особенными углублениями на верхушке,
делающими их похожими на зуб лошади; сахарная кукуруза - сорт поздний, с
сморщенными на поверхности зернами различного цвета. Дальнейшее
подразделение сортов основано отчасти на внешних признаках растения,
напр. по высоте ствола различаются исполинская и карликовая кукуруза; по
времени согревания: карантино и чинквантино-скороспелки - поспевают в
Италии в 40 - 50 дней, но при культуре на нашем Ю удлиняется период
вегетации до 100 и более дней; по цели разведения: сахарная, куриная; по
цвету зерен: белая, желтая, красная, пестрая и др.; но большею частью
сорта кукурузы носят название местности, из которой они произошли и где
возделываются, так есть кукуруза бессарабская, баденская, кавказская,
венгерская, пенсильванская, египетская и пр. Кукуруза карагуа достигает
очень большого роста (10 - 12 фт.) и разводится преимущественно на корм
в Сев. Америке. Кукуруза острозерная не имеет в культуре особенного
значения. Как продукт продовольственный кукуруза, во многих местностях
Старого и Нового света составляет главную пищу миллионов населения.
Пища, приготовленная из целых зерен, крупы или муки - здорова,
питательна, а приготовление ее очень просто. Хлеб из кукурузной муки
долго не черствеет, прибавка пшеничной придает ему рыхлость и по вкусу
он мало тогда отличается от обыкновенной булки. Кукурузное растение
всецело идет на корм рогатого скота, лошадей и овец, как в зеленом виде,
так и в сухом, как стебли ее, так листья, початки и зерна. Последние
особенно пригодны для домашней птицы и лошадей, а для откармливания
свиней употребляются преимущественно пред другими, как потому, что
свиньи охотнее едят кукурузу, чем другое зерно, так и по быстроте
откармливания и хорошему качеству получаемого сала. Солому кукурузы скот
ест очень охотно, скорее вероятно вследствие содержания в ней сахара,
потому что по составу она далека от нормального корма. Гораздо ценнее
это растение для корма животных в зеленом или квашенном виде. При
разведении кукурузы на траву выбирают поздно поспевающие сорта - желтый
и белый конский зуб и кукурузу карагуа; они развиваются медленно, но
долго сохраняют сочность и не деревенеют ко времени уборки. Для
местностей с коротким летом, в случае нужды в зеленом корме в средине
лета, разводят и более ранние сорта, напр. венгерскую, баденскую и др.
Скошенная на траву кукуруза охотно поедается всеми домашними животными;
в особенности она пригодна для коров, так как способствует отделению
сладкого и вкусного молока. В квашенном виде составляет одно из лучших
кормовых средств также для рабочих и откармливаемых волов. Все части
растения имеют большое применение и в техническом производстве. Так, из
зерен кукурузы готовят крахмал, пиво, спирт, водку (виски), причем
отбросы - барда и дробина - годны для корма скота. Из чехлов, одевающих
початки, и из листьев приготовляется мочала, заменяющая волос при
набивке мебели и различная бумага: картон, писчая и папиросная. Даже
обглоданные стебли и стержни початков идут в дело - в подстилку для
скота или на топливо; из золы кукурузы добывается поташ.
Кукуруза - растение теплых стран. Высшие урожаи она дает в климате
жарком, причем хорошо выносит его крайности, как сильный зной и малое
количество осадков. Эта особенность связана с значительным развитием
корневой системы; именно, корни кукурузы достигают длины 1 1/2 - 3 фт. и
могут черпать воду с некоторой большей глубины, чем например наши хлеба.
Вторая причина заключается в малом вообще испарении воды кукурузою, если
взять в рассчет занимаемую ею в поле площадь. Она испаряет в 11/2 раза
менее, пшеницы, в 2 - свеклы, 21/2 - овса и 31/2 - клевера. Так бывает
при возделывании кукурузы на зерно, при посадке примерно 60000 раст. на
десятину; при посадке более густой, применяемой при разведении кукурузы
на траву, расход воды кукурузою усиливается до того, что, при одинаковых
метеорологических условиях, она начинает страдать от засухи. Она выносит
засуху лучше, чем всякое другое кормовое растение, в ocoбeннocти в
сравнении с корнеплодами. В местностях более северных сеют
преимущественно ранние сорта и главным образом на зеленый корм, так как
кукуруза страдает здесь от весенних и осенних морозов и часто не
вызревает. Относительно почвы кукуруза менее прихотлива и с успехом,
смотря по местности, сеется на песчаных, супесчаных и глинистых почвах и
даже на сыпучих песках, если они удобрены. Только болотистая и
торфянистая почва исключают возможность возделывания этого растения,
потому что кукуруза может еще помириться с бедностью почвы и добыть
нужные ей питательные вещества при помощи сильно и на значительную
глубину развитых корней, но избытка влаги и холодной, мало нагревающейся
почвы - она не выносит. В Бессарабии и Херсонской губернии ее разводят
преимущественно на супесчаном черноземе. Этот вид почвы наиболее любим
кукурузой, по всей вероятности потому, что он скоро нагревается, легче и
тщательнее может быть обработан. Для успеха разведения кукурузы
решительно все равно, какое бы растение ей не предшествовало, лишь бы
поле было с достаточным запасом питательных веществ. Она не боится
сорных трав, потому что допускает сильную обработку во время роста, не
боится и свежего навозного удобрения, так что может открывать
севооборот. В трехпольном хозяйстве сеют кукурузу обыкновенно на месте
озимого хлеба, в местах же более южных, а в особенности при разведении
скороспелых сортов, когда надеются убрать ее так рано, что останется
время на обработку под озим и в яровом поле. В Америке кукурузу часто
сеют на расчистках из-под леса, где она облегчает разделку земли под
дальнейшую культуру. У нас предполагали прежде, видя успешное разведение
кукурузы на баштанах, что ее необходимо сеять только на целинных почвах,
но опыт показал, что и на мягких землях она дает хорошие урожаи, и если
такая почва достаточно богата или хорошо удобрена, то может
возделываться на них по несколько лет сряду (Бессарабия, Тироль). После
кукурузы могут следовать как все зерновые хлеба, так и торговые
растения; у нас, конечно, необходимо сделать исключение озимым хлебам и
озимому рапсу, которые сеются только после зеленой кукурузы. На нашем
черноземе кукурузу почти никогда не удобряют. Для почв бедных, самое
обыкновенное удобрение будет навоз, лучше в перепрелом виде. Очень
полезны компост, костяная мука; при возделывании на зеленый корм
помогает прибавка золы и извести. Число и время паханий различны, смотря
по почве и климату. Плотную почву, без сомнения, надежнее, вспахав
раннею осенью, оставить под зябь, чтобы передвоить ее перед посевом:
вспаханная земля напитывается в течение осени и зимы влагою, а
перепаханная весною будет рыхлее; рыхлость почвы, как известно,
составляет одно из главных условий для успешного укоренения кукурузы.
При обработке почв рыхлых, особенно сильно песчаных, пашут также с
осени, но только один раз, причем они до посева успеют слежаться и
оплотнеть; тогда их боронят и укатывают. Последние операции облегчают
работу маркера, ими же и оканчивается обработка. Время посева наступает,
когда почва достаточно нагрелась, но не лишилась зимней влажности. При
таких условиях урожай почти всегда обеспечен, так как если кукуруза
найдет в поле достаточно влаги в первые дни прозябания, то впоследствии
уже меньше боится засухи. На нашем Ю сеют кукурузу в первой половине
апреля и считают такой посев средним по времени. Вообще же время посева
различно и мы встречаем, смотря по местности, посевы кукурузы с конца
марта до половины мая, а скороспелых сортов даже в июне. Зеленую
кукурузу привыкли сеять в несколько приемов, так чтобы каждый посев
следовал за предыдущим чрез 23 недели или же высевают одновременно
ранние и поздние сорта. Лучший способ посева - рядовой; при нем возможен
правильный и совершенный уход за растением, без которого урожай невелик.
Высевая кукурузу рядами дают последним ширину 2 - 4 фт. при культуре
зерновой, 3/4 - 13/4 кормовой; в рядах удаляют растения в первом случае
на 12 - 48 дм., во втором 3 - 12, так чтобы на каждое растение пришлось
не менее 320 кв. дм. Это пространство, в зависимости от плодородия и
состояния влажности, менее от сорта кукурузы, доводят до 2000 и более
кв. дм. Заделка семян не глубже 41/2, составляя, смотря по почве и
сорту, 21/2 - 31/2 и даже 11/2 - 2 дм. Уход за кукурузой или собственно
так называемое прошевание (мотыжение, цапание, шаровка) начинается, как
только кукуруза завернет четвертый лист. Цель этой работы: очищение поля
от сорных трав, рыхление земли на глубину; по крайней мере, двух
вершков, и разрежение всходов кукурузы так, чтобы оставляемые,
обыкновенно более сильные стебельки отстояли друг от друга вершков на 9.
Работа эта выполняется ручными или конными орудиями - мотыгами. Вместо
первого прошевания при больших посевах или при недостатке рабочих рук
боронуют всходы кукурузы и так сильно, чтобы вместо зелени виднелась
одна черная земля. Бороньбу можно предпочесть прошеванию, в случае, если
всходы кукурузы очень редки. Прошевание (или боронение) есть очень
важная операция при возделывании кукурузы. Без него нельзя получить не
только обильный, но и какой-либо урожай. Спустя некоторое время, две или
три недели, смотря по росту (примерно ок. 1 фт.) и количеству сорных
трав, приступают ко второму прошеванию (на глубину 4 - 5 дм.), не менее
первого необходимого. Одновременно с мотыжением обрезают и все побеги,
которые появляются из нижних узлов главных стеблей; отнимая этим у них
соки, ослабляют и задерживают рост. Далее - слегка окучивают кукурузу,
что отчасти служит для прикрытия обнажившихся корней и для скопления
вокруг них большей влажности. Очень возможно, что этой же покрышкой
отнимается возможность у корней производить новые поросли. Большею
частью весь уход за кукурузой до самой уборки ее ограничивается
двукратным мотыжением. Где возможно, с успехом применяют и орошение:
первое - пока растет еще не совсем укоренилось, второе - при образовании
початков, третье - за несколько дней до цветения, четвертое - весьма
слабое во время налива зерна. Не рекомендуется обламывать листья выше
початков и срезать метелки мужских цветов - операции будто бы
необходимые для ускорения созревания початков. Полезным нужно признать,
и то для мест более сев. - пасынкование, т. е. удаление тех початков,
которые не подают надежды на полное созревание; они идут на корм скоту.
Вообще же кукурузу необходимо убирать в то время, когда она совершенно
созреет; в противном случае зерна не будут иметь надлежащего цвета и
тяжеловесности, а не вполне созревшие початки при хранении их в кучах
могут сопреть и померзнуть. Убирают кукурузу или обламыванием отдельно
початков, или срезанием ножом, косою или машинами целого растения под
корень, Затем следует перевозка в усадьбу, сушка початков и укладка их
на хранение в коши или кучи, ометы, амбары и пр. (солома после отделения
початков идет на топливо или в подстилку). В Америке эту работу
производят машиною Филиппа, и тогда стебли выходят не столько помятыми,
что идут на корм животных. Обмолачиваются початки после специальной
сушки ручными терками или разного рода кукурузными молотилками. Кормовая
кукуруза убирается раньше, именно когда выкинет мужскую метелку; в это
время она дает наибольшее количество хорошего, не деревянистого корма.
Употребляется в дело в зеленом виде и тогда косится по мере надобности,
в виде зеленого сена или силосуется - последнее чаще всего. Другие
способы сохранения зеленой кукурузы - приготовление бурого и горелого
сена - оказались непригодными. Урожай кукурузы различен в зависимости от
погоды, почвы и приемов культуры. (В Бессарабии считают в течение 25 лет
12 отличных (25 - 40 чет.), 11 посредственных (10 чет.) и 2 плохих (1 -
2 чет.) урожая, а в Америке известны урожаи даже в 90 чет.; зеленого
корма получается 1500 - 3000 пд., а иногда и 7000 пд. с десятины. При
сравнении с нашими главными хлебами кукуруза оказывается устойчивее. Она
не подвергается запалу, от которого пропадают в несколько часов сотни
десятин пшеницы. Кузька, один из опаснейших врагов нашей пшеницы, на
кукурузу не нападает; не всегда опасна для нее и саранча. Мороз убивает
кукурузу при самом всходе, почему невыгодно ее сеять на низких местах;
он особенно вреден, если захватить зерно в молочке; тогда совершенно
рушится надежда на сбор, и нечего думать, что убитые морозом початки
могут созреть. Менее опасна засуха, но и она, если продолжается долго,
значительно уменьшает урожай. Кроме атмосферных влияний кукуруза
повреждается паразитными грибками (Ustilago maydis, Puccinia straminis,
Claviceps purpurea), проволочным и ржаным червем, пшеничною и кукурузною
вошью, личинками майского жука и мн. др. Только что посеянная кукуруза и
дозревающая расхищается сильно птицею. Ср. В. Геевский, "Возделывание и
употребление кукурузы" ("Зап. Кавказского Общ. Сел. Хоз.". 1863, № 3 и
4); Руководства к возделыванию кукурузы Н. Кешко и Н. Палимсестова и И.
Черкеса - оба в "Сборнике статей сел. хоз. Юга России"; О. О.
Горбатовского (СПб., 1894); Засядко, "Кукуруза, разведение ее на зерно и
зеленый корм и значение в технических производствах" (СПб., 1883);
Стебут, "Основы полевой культуры" (т. 1).
Г. К.
Май (лат. mensis Majus, греч. pemptoVmhn, нем. и франц. Mai, англ.
May, итал. Maggio, польск. и чешск. Maj; коренные славянские названия: в
древней Руси - травный, у малороссов травень, у чехов кветен и трапен, а
в старину изок и сибан, у сербов - травен, цветан, а в старину свибан, у
бодгар - леген, травен, у словаков - цветень, у хорватов - розоцвет,
розняк, велик травен, щебой или швибан: польск. Maj значит зелень - по
современному счислению, пятый месяц в году; название свое получил от
римск. богини Май. Имеет 31 день. Название М. (в церковных книгах)
перешло к нам от Византии. Народные поговорки про М.: "захотел ты у
мужика да в М. перепутья" (дорожной пищи); "коли май сух да мокор М.,
так будет каша и каравай"; "сей и холь яровое в М., так будет зимою
добро"; "понадеялся на М. да на сладимой ветерок, вот тебе и хлебец";
"ай, ай, государь М., тепел да холоден";"май холодный, год хлебородный";
"коли в М. дождь, будет и рожь"; "апрель с водою - М. с травою";
"майская трава и голодного кормит". С Николина дня (9 мая) начинают
выгонять лошадей на ночнину. На Федосью-колосяницу (29 мая) рожь
начинает колоситься. В римско-католической церкви месяц М. посвящен
особенному чествованию Пресвятой Деве Марии ("майские службы",
напоминающие акафист Богоматери в православной церкви).
Майер (JuliusRobert Mayer) - немецкий врач и естествоиспытатель (1814
- 78). Изучал медицину в Тюбингене, Мюнхене и Париже; в 1840 г., в
качестве судового врача, совершил путешествие на остров Яву; по
возвращении поселился в родном городе: М. - один из первых в своей
знаменитой работе: "Bemerkungen uber die Krafte der unbelebten Natur"
(Liebig's "Annalen" XLII, 1842) указал на эквивалентность затрачиваемой
работы и производимого тепла и тем обосновал первый закон
термодинамики;он же впервые рассчитал, исходя из теоретических
оснований, механический эквивалент тепла. Работа эта долго оставалась
незамеченной и лишь в 1862 г. Клаузиус и Тиндаль обратили внимание на
это исследование М. и на дальнейшие его работы: "Die organische Bewegung
in ihrem Zusammenhang mit den Stoffwechsel" (Гейльбр., 1848), "Betrage
zur Dynamik des Himmels" (там же), "Bemerkungen uber d. mechanischen
Aequivalent der Warme" (т. же 1851), полные, местами не вполне точных,
но весьма остроумных примеров и идей, касающихся закона сохранения
энергии в неодушевленной и одушевленной природе. Работы М. собраные его
"Naturwissensebaftliche Vortrage" (Штуттг., 1871) и "Mechanik der Warme"
(Штуттг, 1 изд., 1867; 2 изд., 1874). Оценка заслуг М. в создании
механической теории тепла вызвала в свое время ожесточенную полемику
между Клаузиусом, Тиндалем, Джоулем и Дюрингом; см. весьма пристрастное
сочинение Дюринга, "Robert М. der Galilei des XIX Jahrbunderts" (Хемниц,
1879), а также Клаузиус, "Warmetheorie" I; Тиндаль, "Теплота,
раcсматриваемая как род движения". Ср. Kumelin "R. М." ("Reden u.
Anfsatze" (Фрейб. и Тюбинген, 1881); Weyrauch, "R. М., der Entdecker des
Prinzips von der Erhaltung der Energie" (Штуттгардт, 1890).
Майков (Аполлон Николаевич) - один из главных поэтов послепушкинского
периода, сын Николая Аполлоновича М., род. 23 мая 1821 г.,
первоначальным своим развитием обязан В. А. Солоницину и И. А.
Гончарову, преподававшему ему русскую литературу. Стихи стал писать с
15-ти лет. Поступив в 1837 г. в спб. унив. по юридич. факультету, М.
мечтал о карьере живописца, но лестные отзывы Плетнева и Никитенко о его
первых поэтических опытах, в связи с слабостью зрения, побудили его
посвятить себя литературе. В 1842 г. М. предпринял заграничное
путешествие, около года жил в Италии, затем в Париже, где вместе с своим
братом, Валерианом Николаевичем, слушал лекции в Сорбонне и College de
France; на обратном пути близко сошелся с Ганкою в Праге. Результатом
этой поездки явились с одной стороны "Очерки Рима" (СПб., 1847), а с
другой кандидатская диссертация о древнеславянском праве. Служил М.
сначала в министерстве финансов, затем был библиотекарем Румянцевского
музея до перенесения его в Москву, в настоящее время состоит
председателем комитета иностр. цензуры. Поэзия М. отличается ровным,
созерцательным настроением, обдуманностью рисунка, отчетливостью и
ясностью форм, но не красок, и сравнительно слабым лиризмом. Последнее
обстоятельство, кроме природных свойств дарования, объясняется отчасти и
тем, что поэт слишком тщательно работает над отделкою подробностей,
иногда в ущерб первоначальному вдохновению. Стих М. в лучших его
произведениях силен и выразителен, но вообще не отличается звучностью.
По главному своему содержанию, поэзия М. определяется, с одной стороны,
древнеэллинским эстетическим миросозерцанием, с явно преобладающим
эпикурейским характером, с другой - преданиями русско-византийской
политики. Темы того и другого рода, хотя внутренне ничем не связанные
между собою, одинаково дороги поэту. Как на второстепенный мотив,
заметный более в первую половину литературной деятельности М., можно
указать на мирные впечатления рус. сельской природы, которым поэт имел
особенные удобства отдаваться, вследствие своей страсти к рыболовству.
М. сразу приобрел себе литературное имя стихотворениями "в
антологическом роде", из которых по ясности и законченности образов
выдаются: "Сон", "Воспоминание", "Эхо и молчание", "Дитя мое, уж нет
благословенных дней", "Поэзия"; выше всяких похвал в своем роде
"Барельеф". Одна из "эпикурейских песен" начинается редким у М.
лирическим порывом:
Мирта Киприды мне дай!
Что мне гирлянды цветные?
но затем во второй строфе грациозно переходит в обычный ему тон:
Мирта зеленой лозой
Старцу, венчавшись, отрадно
Пить под беседкой густой,
Крытой лозой виноградной.
Характерно для поэзии М. стихотворение "После посещения Ватиканского
музея". Скульптурные впечатления этого музея напоминают поэту другие
такие же впечатления из раннего детства, сильно повлиявшие на характер
его творчества
Еще в мдаденчестве любил блуждать мой взгляд
По пыльным мраморам потемкинских палат.
Антики пыльные живыми мне казались,
И властвуя моим младенческим умом,
Они роднились с ним, как сказки умной няни,
В пластической красе мифических преданий...
Теперь, теперь я здесь в отчизне светлой их,
Где боги меж людей, прияв их образ, жили
И взору их свой лик бессмертный обнажили.
Как дальний пилигрим, среди святынь своих,
Средь статуй я стоял...
В превосходном стихотворении "Розы" (отдел "Фантазии") мгновенное
впечатление переносит поэта из современного бала в родной ему античный
мир ... Ах, вы всему виною
О розы Пестума, классические розы!..
Там же замечательно стихотворение "Импровизация" - единственное, в
котором пластическая поэзия М. весьма удачно входит в чуждую ей область
музыкальных ощущений:
Но замиравшие опять яснеют звуки...
И в песни страстные вторгается струей
Один тоскливый звук, молящий, полный муки...
Растет он, все растет, и льется уж рекой...
Уж сладкий гимн любви в одном воспоминанье
Далеко трелится... но каменной стопой
Неумолимое идет, идет страданье
И каждый шаг его грохочет надо мной...
Один какой-то вопль в пустыне беспредельной
Звучит, зовет к себе... увы! надежды нет!...
Он ноет... и среди громов ему в ответ
Лишь жалобный напев пробился колыбельный.
Из "Камей" выдаются "Анакреон", "Анакреон у скульптора", "Алкивиад",
"Претор" и особенно характерное выражение добродушного и невинного
эпикурейства "Юношам":
И напиться не сумели!
Чуть за столь - и охмелели
Чем и как - вам все равно
Мудрый пьет с самосознаньем,
И на свет, и обоняньем
Оценяет он вино.
Он, теряя тихо трезвость,
Мысли блеск дает и резвость,
Умиляется душой,
И владея страстью, гневом,
Старцам мил, приятен девам,
И - доволен сам собой.
Из "Посланий" первое к Я. П. Полонскому очень метко характеризует
этого поэта; прекрасно по мысли и по форме послание к И. А. Плетневу
("За стаею орлов двенадцатого года с небес спустилася к нам стая
лебедей"). Простотою чувства и изяществом выдаются некоторые весение
стихотворения М. В отделе "Мисс Мери. Неаполитанский альбом"
действительно преобладает альбомное остроумие, весьма относительного
достоинства. В "Отзывах истории" истинным перлом можно признать "Емшан".
Стихотворные рассказы и картины из средневековой истории ("Клермонтский
собор", "Савонарола", "На соборе на Констанцском", "Исповедь королевы" и
др.), сделавшиеся самыми популярными из произведений М., заслуживают
одобрения особенно за гуманный дух, которым они проникнуты. Главный труд
всей поэтической жизни М. есть историческая трагедия, в окончательном
своем виде названная "Два мира". Первый ее зародыш, забытый,
по-видимому, самим автором (так как он о нем не упоминает, когда говорит
о генезисе своего произведения), мы находим в стихотв. (1845) "Древний
Рим" (в отделе "Очерки Рима"), в окончании которого прямо намечена тема
"Трех смертей" и "Смерти Люция".
Ты духу мощному, испытанному в битве,
Искал забвения достойного тебя.
Нет, древней гордости в душе не истребя,
Старик своих сынов учил за чашей яду:
Покуда молоды, плюща и винограду!
....................................................................
В конец исчерпай все, что может дать нам мир!
И выпив весь фиал блаженств и наслаждений,
Чтоб жизненный свой путь достойно увенчать,
В борьбе со смертию испробуй духа силы, -
И вкруг созвав друзей, себе открывши жилы,
Учи вселенную как должно умирать.
В 1852 г. на эту тему был написан драматический очерк "Три смерти",
дополненный "Смертью Люция" (1863), и, наконец, лишь в 1881 г., через 36
лет после первоначального наброска, явились в окончательном виде "Два
мира". Произведение, над которым так долго работал умный и даровитый
писатель, не может быть лишено крупных достоинств.
Идея языческого Рима отчетливо понята и выражена поэтом:
Рим все собой объединил,
Как в человеке разум; миpy
Законы дал и мир скрепил.
И в другом месте:
Единство в мире водворилось.
Центр - Кесарь. От него прошли
Лучи во все концы земли,
И где прошли, там появилась
Торговля, тога, цирк и суд,
И вековечные бегут
В пустынях римские дороги.
Герой трагедии живет верою в Рим и с нею умирает, отстаивая ее и
против надвигающегося христианства; то, во что он верит, переживет все
исторические катастрофы:
О, Рим гетер, шута и мима, -
Он мерзок, он падет!.. Но нет,
Ведь в том, что носит имя Рима,
Есть нечто высшее!.. Завет
Всего, что прожито веками!
В нем мысль, вознесшая меня
И над людьми, и над богами!
В нем Прометеева огня
Неугасающее пламя!
.................................................
Мой разум, пред которым вся
Раскрыта тайна бытия...
...................................................
Рим словно небо, крепко сводом
Облегший землю и народам,
Всем этим тысячам племен
Или отжившим, иль привычным
К разбоям лишь, разноязычным
Язык свой давший и закон!
Помимо этой основной идеи, императорский Рим вдвойне понятен и дорог
поэту, как примыкающий к обоим мирам его поэзии - к миру прекрасной
классической древности, с одной стороны, и к миру византийской
государственности - с другой: и как изящный эпикуреец, и как русский
чиновник-патриот М. находит здесь родные себе элементы. К сожалению,
идея нового Рима - Византии - не сознана поэтом с такою глубиною и
ясностью как идея первого Рима. Он любит византийско-русский строй жизни
в его исторической действительности и принимает на веру его идеальное
достоинство, не замечая в нем никаких внутренних противоречий. Эта вера
так сильна, что доводит М. до апофеоза Ивана Грозного, которого величие
будто бы еще не понято и которого "день еще прийдет". Нельзя, конечно,
заподозрить гуманного поэта в сочувствии злодеянием Ивана IV, но они
вовсе не останавливают его прославления и в конце он готов даже считать
их только за "шип подземной боярской клеветы и злобы иноземной". В конце
своего "Савонаролы", говоря, что у флорентийского пророка всегда был на
устах Христос, М. не без основания спрашивает "Христос! он понял ли
Тебя?" С несравненно большим правом можно, конечно, утверждать, что
благочестивый учредитель опричнины "не понял Христа"; но поэт на этот
раз совершенно позабыл, какого вероисповеданния был его герой - иначе он
согласился бы, что представитель христианского царства, не понимающий
Христа, чуждый и враждебный Его духу, есть явление во всяком случае
ненормальное, вовсе не заслуживающее апофеоза. Стихотв. "У гроба
Грозного" делает вполне понятным тот факт (засвидетельствованный самыми
благосклонными к нашему поэту критиками, напр. Страховым), что в "Двух
мирах" мир христианский, несмотря на все старания даровитого и искусного
автора, изображен несравненно слабее мира языческого. Даже такая яркая
индивидуальность, как апостол Павел, представлена чертами неверными: в
конце трагедии Деций передает слышанную им проповедь Павла, всю
состоящую из апокалиптических образов и "апологов", что совершенно не
соответствует действительному методу и стилю Павлова проповедания. Кроме
"Двух миров", из больших произведений М. заслуживают внимания:
"Странник", по превосходному воспроизведению понятий и языка крайних
русских сектантов; "Княжна", по нескольким прекрасным местам, в общем же
эта поэма отличается запутанным и растянутым изложением; наконец
"Брингильда", которая сначала производит впечатление великолепной
скульптурной группы, но далее это впечатление ослабляется многословием
действующих лиц. М. - прекрасный переводчик (напр. из Гейне); ему
принадлежит стихотворное переложение "Слово о Полку Игореве". В общем
поэзия М. останется одним из крупных и интересных явлений русской
литературы.
Вл. Соловьев.

В печати первые стихотворения М. ("Сон" и "Картина вечера") появились
в "Одесском Альманахе" на 1840 г.; за ними последовал ряд стихотворений
в "Библиотеке для Чтения" и "Отеч. Записках", а в 1842 г. "Стихотворения
Ап. М." вышли отдельною книжкою (СПб.). Но поводу восточной войны М.
написал ряд стихотворений, тогда же вышедших особою книжкою, под
заглавием: "1854 год". В 1858 г. "Стихотворения Ап. М." издал гр. Г. А.
Кушелев-Безбородко, в 1879 г. - князь В. П. Мещерский. "Полное собрание
сочин. А. Н. М." - 1884 и 1893 г. Критические отзывы о поэзии М.:
Белинского - о стихотворении "Сон" ("Собрание сочин.", т. IV, стр. 477)
и о первом собрании стихотворений в "Отечеств. Записках" 1842. (соч. VI,
102). Некрасова в "Современнике" 1855 г. (по поводу сборника "1854
год"), Дружинина в "Библиотеке для Чтения" 1859 г., Страхова в Отчете о
присуждении пушкинских наград за 1882 г., К. Арсеньева в "Вестн. Евр."
за 1883 г. (№12; перепеч. во 2 т. "Крит. этюдов"), Ор. Миллера в
"Русской Мысли" 1888 г., № 5 и 6. Ср. М. Златковский, "А. Н. М.,
биографический очерк" (СПб., 1888).
Майкоп - г. Кубанской области. Здесь находится управление Майкопского
отдела. Основан в 1858 г.; до 1871 г. имел только значение укрепления. В
1871 г. здесь упразднено военное управление, в 1878 г. введено городовое
положение, и с этих пор началось развитие города в торгово-промышленном
отношении. К 1 янв. 1895 г. жителей было 35754 (19922 мжч., 15832 жнщ.):
православных 34155, раскольников 263, католиков 161, протестантов 24,
армяно-григориан 324, евреев 718, магометан 65, прочих исповеданий 44.
Дворян 493, духовного сословия 59, почетных граждан и купцов 459, мещан
16213, крестьян 12489, военного сословия 5828, горцев и других инородцев
89, иностранных подданных 71, прочих сословий 53. Церквей православных
5, синагога 1, домов каменных 121, деревянных 5340. Горская школа (61
учен.), 3кл. городск. учил. (240 учащ.), 2 начальных мужских и 1 женское
учил., 2 частные школы. Вывозится из М. свыше 2821 тыс. пд. разных
товаров, а ввозится свыше 650 тыс. пд. Фабрик, заводов и промышленных
заведений 112, рабочих 458, оборот 602698 руб. Винокуренный зав. 1 (480
тыс. руб.), мыльных 2, кожевенных 3, кирпичных 13, табачных 1,
пиво-медоваренных 3, чугунолитейный 1, маслобоен 24, гончарных 8,
бондарных 50, водяных мельниц 6. Ежегодно откармливается до 2 тыс. годов
скота. Табачные плантации занимают до 30 дес. Особенно развит бондарный
промысел. Из М. вывозится лесных материалов и изделий свыше 2300 тыс.
пд. Сберегательная касса при казначействе, 2 аптеки, фотография. A. Ф.
С.
Майкопский отдел соприкасается на Ю с Главным Кавказским хребтом,
отделяющим отдел от Черноморского округа и Кутаисской губ. Наибольшее
протяжение, именно 220 вер., имеет с СЗ на ЮВ, простираясь от 43°23' до
44°16' с. ш. По характеру местности, М. отдел можно разделить на две
мало похожие друг на друга части - северную и южную. Первая, меньшая,
представляет сравнительно ровную или слегка волнистую местность,
прорезанную многими неглубокими, речными долинами, направляющимися по
преимуществу к З, к Кубани и ее главнейшим притокам Лабе и Белой. На В
эта часть более возвышенна и бедна лесами, на З же низменна и лесиста.
Здесь в некоторых местах по левому берегу Кубани в ней встречаются даже
значительные пространства, залитые водой и заросшие камышами, так
называемые плавни. Иной характер имеет южная часть М. отдела: она
гориста и прорезывается множеством глубоких долин и ущелий, по которым
текут быстрые горные речки. Эти ущелья и долины покрыты почти сплошными
лесами. Немного южнее Майкопа горы становятся довольно высокими и
постепенно повышаются по мере приближения к главному хребту, который в
западной части сравнительно низок (2000 - 4000 фт.), а начиная с Оштена
покрывается уже вечными снегами и небольшими глетчерами. Из вершин здесь
замечательны: Фишт и Оштен (9360 фт.), Шугус (10642 фт.), Абаго (8746) и
Псыш, самый высокий пункт (12427 фт.) М. отдела. Более или менее
параллельно главн. хребту проходят здесь Черные горы с вершинами Гуама
(4035), Тхач (7744), Герпегем, Мифагурта и т. д. Из перевалов, ведущих
через Главный Кавказский хребет из Кубанской области в Черноморский
округ и Сухумский отдел Кубанской области, наиболее известны
Белореченский, Псеашха, Аишха и Санчарааху. Лаба и Белая - наибольшие
реки этого отдела. Лаба на значительном протяжении служит границей М. и
Лабинского отделов. Белая представляет также быструю горную речку, ок.
200 в. длины, принимающую в себя много притоков - Сохрай с Дахо,
Курджипс, Пшеху. Последняя более 120 в. длины. Значительно меньше ее
Псыш, впадающий в Кубань. Из почв в М. кое-где преобладает глинистая,
отличающаяся большим плодородием; особенно хороша она для пшеницы. Есть
и чернозем в сев. части отдела; на нем растет большая часть лесов М.
отдела. На высоких горах встречаются каменистые, известковые почвы, а
также глинистые, происшедшие от разрушения глинистых сланцев. Из горных
пород преобладают известняки и глинистые сланцы, но попадаются нередко,
в особенности в восточной части главного хребта, и сложные
кристаллические породы (граниты, гнейсы). Из известняков меловой системы
состоят почти все Черные горы и многие вершины и отроги Главного хребта
(Фишт, Оштен); Шугус же, Абаго и соседние с ними горы образовались почти
исключительно из очень твердого черно-серого аспидного сланца. Леса в
нижнем и среднем поясе гор и предгорий состоят из лиственных пород,
среди которых преобладает дуб и бук, а в верхнем - из хвойных: сосны,
ели, пихты. Ель встречается реже и преимущественно в восточной части
гор. Дремучие леса, не тронутые человеком, находятся в верховьях р.
Белой и Бол. Лабы (долина Загдан). В этих лесах водится множество
зверей: оленей, коз, кабанов, медведей, рысей и т. д. Изредка попадаются
барсы. Здесь же в верховьях Б. и М. Лабы, а также Белой, водятся еще в
большом количестве зубры, а на вершинах гор много туров (Capra
caucasica) и серн. Горная полоса М. отдела, находящаяся невдалеке от
Черного моря, имеет теплый и очень влажный климат. Частые дожди мешают
здесь заниматься хлебопашеством, а осенью, при глинистой почве, делают
сообщение между станицами крайне затруднительным. Вследствие обилия
осадков в здешних лесах всюду растут рододендроны, плющ, попадается
самшит (Buxus sempervirens), а папоротники достигают более сажени в
высоту.
Н. Динник.
Главное занятие жителей - хлебопашество. В среднем (1886 - 1895)
ежегодно засевается озимою пшеницею 100580 дес., рожью 13110 дес.,
яровою пшеницею 6145 дес., льном 160 дес., коноплею 1410 дес., овсом
5350 дес., ячменем 2512 дес., полбою 580 дес., просом 10550 дес.,
гречихою 1375 дес., кукурузою 6360 дес., горохом 480 дес., чечевицею 245
дес., бобами 230 дес., картофелем 6420 дес. Собирается: озимой пшеницы
6525800 пд., ржи 720450 пд., яровой пшеницы 351430 пд., льняного семени
3150 пд. и волокна 2320 пд., конопляного семени 18420 пд. и волокна
30270 пд., овса 346370 пд., ячменя 142800 пд., полбы 68450 пд., проса
526400 пд., гречихи 37110 пд., кукурузы 353870 пд., гороха 20200 пд.,
чечевицы 13450 пд., бобов 17310 пд., картофеля 198500 пудов. В последние
годы развивается употребление усовершенствованных орудий (всего в 1892
г. их было не более 5 тыс.). Под табаком 1803 дес., собрано 109499 пд.
табаку. Ульев 41977; получено меду 7672 пд. и воску 370 пд., всего на
37195 р. К 1 января 1893 г. было скота у коренных жителей 322672 гол., у
иногородних - 124497. Лошадей в 1894 г. считалось 48870, рогатого скота
рабочего 38120 и гужевого 124742 гол., овец тонкорунных 29310 и простых.
63550, свиней 59611, коз 6930, буйволов 882. Особенно развиты лесные
промыслы (трости, дранка, доски, колесный и поделочный лес и пр.).
Фабрик и заводов и промышленных заведений 686, с 2018 рабочими и с
оборотом в 904 тыс. тр. По оборотам первое место занимают 2 винокуренных
завода (641185 р.), по количеству - мельницы, которых было паровых 16,
водяных 216, ветряных 36 и конных 3. Молотилок паровых 155, конных 132.
Канатный зав. 1, известковый 1, нефтяной 1, чембарных 4, суконный 1,
шерстобитный 1, бондарных 38, маслобоен 49, кожевенных 8, кирпичных 8.
Всех жителей (без города) было к 1 янв. 1895 г. 197099 (101875 мжч.):
православных 169591, раскольников 4357, католиков 360, протестантов и
лютеран 549, арм. григор. 363, евреев 98, магометан 21672, проч.
исповеданий 119. Дворян 1146, духовного сословия 622, поч. граждан и
купцов 158, мещан 8395, крестьян 71697, военных сословий 93587, горцев и
других инородцев 20637, иностранных подданных 613, проч. сословий 244.
Великоруссов 105400, малороссов 69120, абахазцев (абазинцев) 3670,
абадзехов 2680, бжедухов 1300, шапсугов 800, натухайцев 1400, прочих
адыгейцев (черкесов) 10600, армян 360, евреев 98, немцев 625, проч.
народностей 2056. Правосл. церквей 56 и Михайловская мужская пустынь;
неправославных церквей 7. Домов каменных 6, деревянных 35018. Нежилых
зданий 610. Школ станичных 21, церковноприходских 30, мин. нар. просв.
5. При многих школах есть сады, пасеки и червоводни. Две больницы,
аптека, 5 врачей, 28 фельдшеров, 1 ветер, врач и 12 фельдшериц, 1
повивальная бабка. Казачьих станиц и хуторов 51, селений государств,
крестьян и отставных солдат 6, горских аулов 15. В археологическом
отношении интересны долмены Богатырского дома ст. Боговской (ср. Е. Д.
Фелицын, "Кубанские древности").
А.Ф. С.
Маймонид (Моисей бен-Маймон бен-Иосиф, по-араб. Абу Амран Муса ибн
Маймун обаид Алла, у евреев известен под аббревиатурой Рамбам 1135 -
1204) - знаменит. вероучитель еврейства, самый крупный представитель
арабо-исп. эпохи в истории еврейской мысли, сочетавший в своих трудах
оба направления этой эпохи - философское и талмудическое, сыгравший
видную роль и в истории христианской схоластики. М. - сын кордовского
раввина, который, по взятии Кордовы альмогадами (1148), бежал с
семейством в Фец и вынужден был принять магометанство. Пробравшись в
1165 г. в Иерусалим, М. открыто вернулся к вере отцов, поселился близ
Каира и сделался главою еврейской общины и придворным врачем Саладина. В
тринадцати Ани-Мамип (Верую) М. сконцентрировал сущность еврейского
вероучения, а в единственной книге, написанной им на еврейском яз. -
"МишнеТора", впоследствии переименованной в "Яд-га-Хазака" - дал свод
всего еврейского законодательства, возведя все мелкие постановления
Талмуда на степень обязательных законов. Сам М., однако, неоднократно
разрешал вопросы вопреки постановлениям этого свода, как бы указывая
раввинам, что они должны принимать в соображение условия времени и
требования жизни. Наряду с систематизацией законодательства. М. изложил
в "Мишне-Торе" и свои воззрения на философию и этику иудаизма, между
прочим и свое возвышенное учение о бессмертии души, о загробной жизни и
воздаянии. Основным принципом этики М. ставит безусловную свободу воли:
всесильный Бог знает силу человека, но не направляет ее; человек должен
стремиться к добру не ради награды, а ради самого добра и из любви к
Богу; высшее благо на земле есть познание истины - блаженство,
равносильное познанию Бога. Занятия наукою и философией М. вменяет в
религиозную обязанность каждому мыслящему еврею, утверждая, что истинная
религия и истинная философия не противоречат друг другу. Доказательствам
этого положения посвящена его книга: "Морэ Невухим", в которой он
стремился примирить еврейское вероучение с философией Аристотеля.
Необходимость такого примирения М. мотивировал тем, что чистая
монотеистическая идея затемнилась в иудаизме многими чуждыми ей
элементами. В "Морэ Невухим" М. развивает метафизическое учение об
атрибутах Божества, которые он освобождает от всякой материализации. М.
написал еще "Хохмат га-ибур" (трактат о календарном счислении), "Милот
гигоин" (руководство по логике) и мн. др. "Морэ Невухим" М. (в араб.
подлиннике "Delalat Alh'irin" переведено на франц. яз. Мунком ("Le Guide
des Egares", П., 1856 - 66); первая часть его в нем. переводе изд.
Фюрстенталем (Кротошин, 1839), третья часть - Шейером (Франкфурт на М.,
1838). Ср. И. Гурдянд, "О влиянии философии мусульм. религии, а именно
мутакалимов, мутазалимов и амаров, на философию религии М." (СПб.,
1863); Weiss, "Rabbi Moses ben Maimon" (B., 1881; на древнеевр. яз.);
Eisler, "Vorlesungen uber die jud. Philosophen des Mittelalters" (B.,
1870 - 76); Gratz. "Geschichte der Juden" (т. 6, Лпц., 1871; есть
русский перевод); Guttman, "Das Verballniss des Thomas von Aquino zum
Judenthum" (Геттинг., 1891); Bardowicz, "Die rationale Schriftauslegung
des Maimonides" (Б., 1893). - Значение М. в медицине, которую он изучал
под руководством Аверроэса, остается до сих пор не выяснено, потому что
главнейшие его сочинения еще не изданы. В них он обсуждает причины
болезней, кормление больных и здоровых, действие ядов и противоядий,
лечение ран и т. д. Напеч. соч.: "Tractalus de regimine sanitatis"
(письма к султану, Венеция, 1514 и 1521, Р.; перевод на немецкий язык:
"Maimonides Diatetisches Sendschreiben an den Sultan Saladin". Mit Noten
berausgeg. von Winternitz; Вена 1843); "Aphorismi" (25 книг; лат. изд.,
1489, 4", 1497, 1500); "Яды и противоядия" (в еврейских и латинских
списках, перевод напечатан на франц. яз.: "Traite des poisons de
Maimouide, XII siecle; avec une table alphabetique des noms
pharmaceutiques", trad. par Rabbinowicz; П. 1867). Не напечатаны: "О
геморрое" (арабские и еврейские рукописи); "О причинах и признаках
болезней" (еврейские списки), несколько мелких сочинений и перевод
Авицены на евр. яз.
Майн-Рид (Mayne Reid, 1818 - 83) - известный английский романист,
род. в Ирландии, в 1838 г. переселился в Сев. Америку, где несколько лет
подряд предпринимал торговые и охотничьи экспедиции вверх по Ред-Риверу
и Миссури до Скалистых гор. В 1846 г. принял участие в войне с Мексикою
и был произведен в капитаны. Поселясь в Лондоне, утилизировал в ряде
романов свои разнообразные впечатления. Не перечисляя всех произведений
М., назовем лишь главнейшие из русских переводов (СПб., между 1863 и
1874 г.): "Изгнанники в лесу", "Охотники за растениями", "Прогулка
молодых боеров по южной Африке", "Уединенное жилище", "Всадник без
головы", "Остров Борнео", "Американские партизаны", "Мехиканские степи.
Белый степной конь", "Охотничий праздник", "Сигнал бедствия",
"Смертельный выстрел", "Степные разбойники в Техасе", "Тайны великой
Индии", "Квартеронка". Есть еще много переделок для юношества.
"Сочинения М. " издавались и собраниями, напр. М. Вольфом (СПб., 1865 -
66). Не отличаясь художественными достоинствами, романы М. привлекают и
до сих пор, особенно юношество, своими картинами природы и ярким, хотя и
грубым этнографическим колоритом. Занимательный сюжет, отличительное
достоинство первых романов М., в позднейших сменился массою плохо
скомпилированного географич. и естественноисторического материала.
Майолика - итал. блюда, вазы, аптекарские банки, различная посуда для
домашнего употребления и комнатного убранства, архитектурные украшения и
вообще изделия всякого рода из обожженной глины, покрытые непрозрачною
глазурью и раскрашенные огнеупорными красками. Название таких изделий
произошло от о-ва Майорки (Maiolica - имя о-ва, смягченное итальянским
народным произношением), откуда, в 1115 г., были впервые вывезены
генуэзцами, как военная добыча в борьбе с пиратами, испано-мавританские
керамические сосуды и поливные плиты, послужившие для итальянских
гончаров образцами при их опытах производства М. Кроме этих образцов,
между которыми особенно замечательны вазы и блюда, орнаментированные
чаще всего немногоцветными узорами и отсвечивающие на своей поверхности
металлическим отблеском (rifletto, reflet) стали или меди, на развитие
М. несомненно имели влияние подобные изделия Малой Азии и Персии,
занесенные в Италию через сношения ее торговых городов с Сицилией и
Востоком. Колыбелью итальянской М. может считаться Пиза, где впервые
появились подражания арабским и персидским работам. Отсюда производство
М. перешло прежде всего на берега р. Метауро, в урбинском герцогстве, и
затем распространилось как в его столице и других городах, так и в
разных, более или менее отдаленных от него, местах Апеннинского
полуо-ва. Вначале итальянские мастера изготовляли только так наз.
полумайолику (mezzo-maiolica), т., е. предметы из красной глины,
покрывавшиеся тонким слоем белой и, после первого их обжигания,
получавшие разрисовку и свинцовую глазурь, за которыми следовало
вторичное обжигание. Настоящая М. явилась тогда, когда стали употреблять
для изделий желтоватую или беловатую глину и; вместо свинцовой поливы,
покрывать ее глазурью из смеси окисей свинца и олова, которою уже
пользовался для своих терракот знаменитый Лука делла-Poббиa. Развитию М.
много способствовали быстро усилившийся запрос на нее в высших слоях
общества и покровительство, оказываемое ей владетельными особами,
особенно урбинскими, феррарскими и флорентийскими герцогами, также общий
подъем итальянского искусства в эпоху Возрождения. Период процветания М.
продолжается с конца XIV по конец XVI ст. В эти два столетия она
достигает высокого совершенства в отношении форм изделий, блеска и
гармонии красок, качества поливы, вообще тонкости и изящества работы;
занимающиеся ею мастера нередко выказывают себя истинными артистами;
лучшие итальянские художники не гнушаются сочинять рисунки для
воспроизведения на сосудах. В особенности пользуются известностью
продукты фабрик Урбино, Губбио, Кастель-Дуранте (ныне Урбании), Пезаро,
Форли, Деруты, Каффаджоло, Фаэнцы, Феррары; сверх того, существовали
майоликовые мастерские в Сиенне, Фьезоле, Римини, Фабриано, Венеции,
Падуе, Бассано, Витербо, Неаполе и мн. др. местах. Произведения одной
местности отличаются от изделий другой преобладанием и любимым
сочетанием известных красок, характером орнаментации, свойством поливы,
цветом ее металлического рефлекса и т. п. признаками, по которым
современные нам любители и собиратели М. распознают работы различных
фабрик и мастеров, независимо от марок, нередко встречающихся на этих
предметах. Так, например, мастера Губбио, в числе которых самыми
искусными были Джорджио Андреоли, его братья, Салимбени и Джованни,
обращали внимание больше всего на силу, а его сын, Виченцио, на гармонию
красок, и щеголяли золотистыми и рубиновыми отблесками своих блюд с
изображением нестрого нарисованных исторических сюжетов и бюстов
красавиц (т. наз. amatorie - блюда, на которых посылались или
подносились в подарок сласти по случаю свадеб и др. торжеств). Напротив
того, фабрики Урбино, производившие М. в огромном количестве, которое
расходилось не только по всей Италии, но и в других странах Европы,
славились изяществом форм роскошной посуды и художественностью
украшающих ее рисунков, по большой части копий с композиций Рафаеля и
др. знаменитых живописцев. Главные мастера здесь были Франческо
Гардуччи, Асканио дель-фу-Гвидо, высокодаровитый Франческо Ксанто,
семейство Фонтана и др. Рефлекс золотистого или рубинового цвета,
нередко встречающийся на урбинским М., нежнее и чище чем тот, которого
достигали мастера Губбио. Изделия тосканского городка Каффаджоло
узнаются по краскам: темно-синей, почти черной или воронова крыла,
густой кобальтовой, а также ярко-желтой и оранжевой, гармонирующей с
синим цветом и выделяющейся на ярко-белом фоне . Изображения на этих
изделиях состояли преимущественно в арабесках сначала восточного
характера, а потом стиля Возрождения, в гербах, аллегорических фигурах и
эмблемах и отчасти в религиозных сценах. Отличительными признаками М.
пезарского происхождения (главные мастера - Джиронамо дел-де-Габбиче,
его два сына, Бернардино Гальярдино и Якомо Ланфранко) преимущественно
служат желтая полива и лиловатый металлический отблеск . Здесь впервые
стали изображать на чашах и блюдах бюсты и конные фигуры воинов,
рыцарские сцены и портреты молодых женщин (amamorie). Специальностью
КастельДуранте был глубокий голубой или золотисто-желтый фон, на котором
изображались, преимущественно белою и серою красками, арабески,
арматура, грифоны, сирены, амуры, густые гирлянды, пучки цветов и т. п.
Из мастерской Деруты, устроенной учеником Л., делла-Роббиа, Антонием
дель-Дуччьо, выходила посуда с рельефами, вазы в виде сосновых шишек,
тонкие М., расписанные орнаментами и изображениями женских бюстов и
исторических сюжетов; господствующими в ней красками были голубая или
бистрового цвета, рефлексы - янтарные. Фаэнца отличалась легкостью своих
изделий и превосходною, белою, блестящею их поливой; орнаментация их
состояла по большой части в изящных арабесках, светлых на светлом,
преимущественно лиловато-сером фоне . В середине XVI ст. манера
исполнения и сюжеты фаэнцских М. несколько изменились, и они стали
сильно походить на урбинские вследствие перехода в Фаэнцу тамошних
мастеров; желтого цвета с металлическим отблеском эта местность не знала
до конца. Производство прекрасных М. развивается, во 2-й половине XV в.,
в Неаполе и его окрестностях (так назыв. абруццская школа). Из здешних
фабрик выдается над всеми достоинством своих работ основанная в Кастелли
и управляемая талантливыми мастерами Нордо ди-Кастелли и Антониусом
Лоллусом. Последнему приписывают изобретение позолоты по фаянсу,
заимствованное от него урбинскими и друг. итальянскими керамистами.
После следовавшего затем продолжительного упадка, фабрика эта снова
возвышается в конце XVII в., благодаря трудам Джованни Груе, потомство
которого поддерживает ее репутацию до самой средины XVIII ст. Из прочих
пунктов Италии, имевших мастерские М., следует назвать Венецию. Между ее
разнообразными изделиями особенно замечательны, в XVII ст., тарелки и
блюда из плотной, стекловидной и легковесной глины, издающие при ударе
металлический звук; края их украшены по большой части рельефными
изображениями плодов и листьев, а дно - живописью, представляющей
человеческие фигуры, иногда копии с картин Тициана и других живописцев.
С начала XVIII ст., под влиянием вкуса времени, пристрастного к роскоши
и маньеризму, отдающему предпочтение фарфору перед фаянсом, М. начинает
падать повсеместно в Италии и превращаться из искусства в рутинное
ремесло. Новейшие попытки возродить ее в этой стране не привели пока к
результатам, которые затмили бы достоинство старинных изделий того же
рода и уменьшили бы их интерес в глазах любителей изящного. Производство
М. было занесено из Италии во Францию, где вообще, при королях Франциске
I и Генрихе II, изготовление художественной посуды стояло очень высоко;
но возникшие здесь майоликовые мастерские мало помалу были вытеснены
фабриками фаянса. М. была известна также Швейцарии, Австрии, Германии и
Нидерландам; однако, нигде не достигала такого совершенства, как в
классической стране искусства. Образцы М. можно видеть в СПб., в
Отделении Средних Веков и эпохи Возрождения Имп. Эрмитажа, а также в
музеях Имп. общества поощрения художеств и центрального училища
прикладного искусства бар. Штиглица. Ср. F. de Mely, "La Ceramique
italienne" и A. Genolini, "Maioliche italiane" (Милан, 1881).
А. С - в.
Майоран (Origanum Majorana L.) - растение из сем. губоцветных
(Labiatae), богатое ароматическим маслом. Однолетняя или многолетняя
трава, до 1/2 м. высотою. Листья эллиптические тупые, с обеих сторон
серовойлочные. Чашечка с одной стороны надрезана почти до основания;
передние зубчики короче задних. Дико растет в Сев. Америке, средней Азии
и южной Европе. Употребляется, как медицинское растение (Herba
majoranae), в виде травы или майоранного эфирного масла (oleum
mojaranae), М. очень чувствителен к холоду, поэтому у нас достигает
полного развития только при посеве в парнике и последующей пересадки на
гряды. При посадке прямо в грунт не дает семян даже в средних губерниях,
а сама трава получается лишь позднею осенью. Вкус и запах М.
горьковато-ароматический. В пищу употребляются листья с цветочными
почками, срезанными в период цветения. Служит также для приготовления
ароматического уксуса, в роде эстрагона. Иногда посевной М. заменяют
душицею (Origanllin vulgare), которая растет у нас повсюду, но ценится
ниже.
Майя (Мауа, множеств, число Mayab) - наименование населения
полуострова Юкатан и отчасти других областей Мексики, Гватемалы,
Гондураса и С. Сальвадора. До прихода испанцев в стране М. существовало
большое количество мелких владений; поселение Майяпан, под управлением
династии Коком, имело, по преданию, как бы гегемонию в общем союзе. По
словам туземцев, оно было разрушено за 125 лет до прихода испанцев. Весь
образ жизни М. в доиспанское время был сходен с мексиканским, только
приноровлен к гораздо более теплому климату. Дома были просторны и
легки, покрыты соломою или пальмовыми листьями и с большим навесом.
Одежда мужчин состояла из повязки для прикрытия наготы, у женщин - из
платка, обмотанного вокруг бедер . М. стискивали головы детей между
досками, чтобы дать им длинный, сплющенный вид. Они заостряли точением
зубы, пробуравливали носовую перегородку и татуировали верхнюю часть
тела. Календарь их в существенных чертах был тождествен с мексиканским,
равно как и авгурское искусство; лишь имена знаков и картин - иные, хотя
относительно большей их части можно доказать, что они вытекают из тех же
представлений, как и соответствующие мексиканские. Картины у М. получили
значение письменных символов. М. далеко оставили за собою мексиканцев в
изобилии архитектурных памятников и в развитии иероглифического письма.
Как и другие среднеамериканские народности, М. не умели возводить
сводов. Их крутые пирамиды, длинные, низкие фасады дворцов, с узкими,
кверху трехугольником сходящимися отверстиями для дверей, не
представляют красоты линии или композиции. Зато в декорации М. достигли
многого. Она состоит из несколько раз переплетенных или как бы вдвинутых
друг в друга орнаментов, образцами которых были узоры тканей, особенно
сеткоооразных. Война с испанцами заставила М. разбрестись по лесам. Ср.
Stoll, "Die Sprache der Ixil Indianer. Ein Beitrag zur Ethnologie und
Linguistik der Maya" (Лпц., 1887); его же, "Die Mayasprache der
Pokomgruppe" (Вена, 1888). Иероглифы М. сохранились в 4 рукописях (в
Дрездене, Париже и Мадриде); они дают или изображения фигур, или
соединены в группы 4 или 6 иероглифов над фигурными изображениями.
Календарные знаки и цифры сопровождают весь текст. Над разъяснением их
работали прежде всего de Rosny (Essai sur le dechiffrement de l'ecriture
hieratique de l'Amerique centrale", П., 1876) и Cyrus Thomas ("A study
of the Manuscript Troano", Вашингтон, 1882). Система цифр, благодаря Э.
Фёрстеманну ("Erlauterungen zur Maya: Handschrift der Konigl.
offenlichen Bibliothek zu Dresden", 1886), совершенно разъяснена. Для
разбора иероглифов много сделали Шелльгас (в "Zeitschrift fur
Ethnologie", 1886) и Зелер (в "Verhandlungen der Berliner
Anthropologischen Gesellschaft", 19 марта 1887 г., и в "Zeitschrift fur
Ethnologie", р. 231 сл.). Последний доказал, что группы иероглифов
составляются из одного иероглифа, относящегося к изображенному в картине
под ними действию, другого - иероглифически означающего соответствующего
бога, и еще 2-х, сообщающих атрибуты бога. Самые иероглифы - не
соединения элементов, представляющих известный звук или звукосочетание,
но почти исключительно идеограммы. Ср. "Die Maya-Handschrift, der
Konigl. offentlichen Bibliothek zu Dresden" (изд. Forsltemann, 2 изд.,
Дрезден, 1892); Seler, "Der Charakter der aztekischen und der
Maya-Handschriften" ("Zeitschrift fur Ethnologic", Б., 1838, 1891);
Schellhas, "Die Gottergestalten der MayaHandschriften" (там же, 1892).
Макаки (Inuus или Macacus) - род обезьян Старого Света с большими
защечными мешками, большими седалищными мозолями, выдающейся мордой,
короткими большими пальцами передних конечностей и более короткими
конечностями, чем у близких к ним мартышек. За исключением одного вида
водятся в Азии, живут стадами, частью в лесах и скалистых местностях.
Легко приручимы, понятливы, легко привыкают к неволе и размножаются в
зоологических садах; это самые обыкновенные из обезьян, содержимых в
неволе. Обыкновенный М. сверху зеленовато-бурый, снизу сероватобелый,
лицо свинцово-серое, между глазами белое, руки черные, длина до 118
стм., из которых хвост 58 стм. Очень обыкновенен в Индокитае и на
Остиндских о-вах. Шляпная обезьяна, называемая также китайской (I.
sinicus Wagn.), сверху зеленовато-серая, снизу беловатая с черными ушами
и руками и с лучеобразнорасходящимися от темени волосами на голове,
длиною 90 стм., из которых хвост составляет половину. Водится в южн.
части Индостана; считается священной и, благодаря своей
неприкосновенности, сильно надоедает и вредит жителям. Бундер (I.
rhesus) сверху зеленоватого или сероватого, снизу белого, лицо, руки,
уши и седалищные мозоли красного цвета; шерсть сверху густая, снизу
редкая; длина тела 50 - 60 стм., хвост 25 стм. Водится в сев. Индостане,
Кашмире (до 2000 м. над ур. моря), Непале, Сиккиме. Маго или магот,
турецкая, безхвостая обезьяна (I. ecaudatus), от рыжевато-оливкового до
желто-бурого цвета, снизу серожелтоватого, лицо, уши и руки мясного,
седалищные мозоли бледно-красного; длина до 75 стм., хвост лишь в виде
бугорка. Живет в скалистых местностях СЗ Африки и в небольшом числе на
скалах Гибралтара - единственный вид М., живущий не в Азии, и
единственная европейская обезьяна. Может быть европейские экземпляры -
потомки давно завезенных сюда особей; одно время маго на Гибралтаре
приближались к окончательному вымиранию, но затем сюда привезли
несколько экземпляров из Африки и число М. на Гибралтаре значительно
возросло. М. легко приручается и обучается различным штукам.
Н. Кн.
Макаров (Степан Осипович) - контр-адмирал, род. в 1848 г.; с 1865 г.
на морской службе; в 1872 - 76 гг., состоял при адмир. Попове, был занят
устройством непотопляемых приспособлений на наших броненосных судах. В
турецкую войну 1877 г. отличился, командуя кораблем "Вел. кн.
Константин". В 1881 г. производил исследование течений Босфора. О
результатах этих исследований М. напечатал в соч. "Об обмене воды
Черного и Средиземного морей" (1883). В друг. соч. "Витязь и Тихий
океан" (1893) М. изложил результаты исследований температуры и удельного
веса морской воды в Сев. Тихом океане, произведенных М. во время
кругосветного путешествия (1886 - 89) на корвете "Витязь". С 1891 по
1894 г. М. состоял главным инспектором морской артиллерии, а в 1895 г.
командовал тихоокеанской эскадрой во время китайско-японской распри.

<<

стр. 120
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>