<<

стр. 124
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

правильно организованного международного общения. М. ограничивает
поэтому действие международного права обществом государств европейской
цивилизации, считая возможным применять в сношениях с остальными одно
лишь "естественное правою, содержание которого он точно не определяет. В
связи с этими воззрениями, хотя и далеко не всегда последовательно,
построена система международного права (лучшая из существующих) в его
известном и по достоинству оцененном курсе: "Современное международное
право цивилизованных народов" (СПб., 1882 - 83; т. 1, изд. 3, 1895;
перевед. на нем., франц. и испан. яз.). - Это первое в России
самостоятельное и полное руководство по международному праву. В
основание системы положена заимствованная у философской школы мысль о
международном общении, но отдельные части не согласованы с нею.
Важнейшим трудом М. является "Собрание трактатов и конвенции,
заключенных Россией с иностранными державами" (СПб., с 1874), с весьма
ценными историческими пояснениями. Вышедшие тома содержат: I - IV
договоры с Австрией (1675 - 1878), V - VIII - договоры с Германией (1656
- 1888), IX (X) и XI - договоры с Англией (1710 - 1831).
Публицистический характер носят его работы: "Восточная война и
Брюссельская конференция 1874 г." (СПб., 1879), "La Russie el
l'Angleterre dans l'Asie Centrale" (1879; перев. на русском, английском
и немецком яз.) и др. Много статей по разным вопросам международного
права и политики напечатаны М. в "Сборн. Госуд. Знаний", "Ж. М. Н. Пр.",
"Вестн. Европы", "Журнал Гражд. и Угол. Пр.", "Воен. Сборники", "Revue
de droil internalional" и др. С 1874 г. М. состоит членом института
международного права и принимает самое живое участие в его работах; не
раз его проекты получали санкцию института (смешанное судопроизводство в
консульских судах, судоходство по международным рекам, меры против
работорговли на море и пр.). М. был представителем русского
правительства на многих международных конференциях, в том числи на
брюссельских 1874 г. (о кодификации военного права) и 1889 - 90 г. (для
борьбы с работорговлею).
Мартиролог (от martuoV, мученик, logoV слово) - сборник повествований
о мучениках (а также исповедниках), претерпевших страдания за Иисуса
Христа от язычников, особенно в первые три века (см. Жития святых). В
греческой литературе древнейшим, из сохранившихся сборников таких
повествований служит "Книга о палестинских мучениках" Евсевия
Кесарийского, а более полным - "Менологий" Василия Македонянина (IX в.).
На Западе древнейшие М. известны с именами блаж. Иepoнима и Беды
Достопочтенного, хотя принадлежность их названным лицам оспаривается.
Позже явились М. лионского диакона Флора (ок. 800 г.), Рабана Мавра (ок.
845 г.) и Ноткера (Balbulus; умер в 912 г.). По распоряжению папы
Григория XIII знаменитый Бароний составил всеобщий М., о мучениках всех
стран и народов (Рим, 1536), дополненный и вновь изданный Росвейдом в
1613 г. Впоследствии М. стал входить в общий состав святцев или
церковных месяцесловов, где повествования о мучениках размещаются наряду
с биографиями других святых - преподобных и т. д.
Мартос (Иван Петрович) - знамен. русский скульптор, род. около 1750
г. в Полтавской губ., принят в воспитанники имп. акд. в первом году по
ее учреждении (в 1764), окончил курс в 1773 г. с мал. золотой медалью и
отправлен в Италию, в качестве пенсионера акд. В Риме усердно занимался
своею отраслью искусства, упражняясь, кроме того, в рисовании с натуры в
мастерской П. Баттони и с антиков, под руководством Р. Менгса.
Возвратился в СПб. в 1779 г. и тотчас же был определен преподавателем
ваяния в акд., а в 1794 г. был уже старшим профессором, в 1814 г. -
ректором и, наконец, в 1831 г. - заслуженным ректором скульптуры.
Императоры Павел I, Александр I и Николай I постоянно поручали ему
осуществление важных скульптурных предприятий; многочисленными работами
М. составил себе громкую известность не только в России, но и в чужих
краях. Умер в СПб., 5 апр. 1835 г. Простота и благородство стиля,
правильность рисунка, отличная лепка форм человеческого тела, искусная
укладка драпировок и добросовестное исполнение не только существенного,
но и деталей - составляют отличительные черты произведений М., до
некоторой степени напоминающих Канову, но не столь идеалистических и
грациозных; как работы этого мастера; в композиции барельефов, особенно
многосложных, он стоял наравне с первостепенными скульпторами новейшего
времени. В ряду работ М., главные: колоссальная бронзовая статуя Иоанна
Крестителя, украшающая собою портик Казанского собора в СПб.; большой
барельеф: "Моисей источает воду из камня", над одним из прездов в
колоннаде этого храма; памятник. вел. княг. Александре Павловне, в
дворцовом парке г. Павловска; монумент Минину и кн. Пожарскому в Москве
- самое важное из всех произведений художника (1804 - 18); колоссальная
мраморная статуя Екатерины II, в зале московского дворянского собрания;
такой же бюст имп. Александра I, изваянный для спб. биржевого зала;
памятники имп. Александра I в Таганроге, герц. Ришелье в Одессе, кн.
Потемкина в Херсоне, Ломоносова в Холмогорах; надгробные памятники
Турчанинова и кн. Гагариной в Александро-Невской лавре, и статуя
"Актеон", исполненная из бронзы для Петергофского сада и затем несколько
раз повторенная художником.
А. С - в.
Мартышки (Cercopithecus) - род обезьян Старого Света (именно
африканских) - небольшие обезьяны с стройным телом, тонкими
конечностями, длинным болбшим пальцем передних конечностей, большими
защечными мешками и большими седалищными мозолями, выдающейся (менее чем
у макаков) мордой, длинным хвостом без кисти на конце. Крайне живые,
подвижные и общительные животные, живут в лесах, стадами, под
предводительством вожака-самца; часто делают нападения на поля и
приносят местами очень чувствительный вред. Они легко приручаются, очень
понятливы, легко выживают и размножаются в неволе. Монгаб (С. или
Cercocebus fuliginosus Geoffr.) сверху тусклого черного, снизу от
шиферно-серого до желтовато-белого цвета, лицо и руки черные, верхние
веки белые, длина тела до 65 стм., хвост до 60. Зап. Африка. Зеленая
обезьяна (С. sabaeus F. Cuv.), зеленовато-серая с черными крапинами,
брюшная сторона беловатая, лицо, уши, руки черные; длина тела 48, хвост
64 стм. Вост. Африка, малоотличающаяся от нее форма (вероятно,
разновидность), и в зап. Мона (С. moha Erxl.), на верхней стороне и
боках каштаново-бурая, верхняя часть головы желто-зеленая с черными
крапинками, над глазами серая светлая поперечная полоса, бакенбарды
желто-белые, грудь, брюхо и внутренняя сторона рук белые; такой же
величины.
Н. Кн.
Марш (ит. - marcia, франц. - marche, от франц. marcher - идти) - род
музыки, сопровождающей или рисующей стройные размеренные движения людей,
преимущественно войска. М. пишется в четыре четверти или 2/4 в
двухколенном или коленном складе, с трио. Ритм должен быть ясный,
простой и энергичного характера. Смотря по скорости движения, М.
получает разные названия. Церемониальный М., в 4/4 медленнее скорого М.,
который пишется в 2/2 или в 4/4 alla breve. Похоронный М. имеет
одинаковые движения с церемониальным или еще более медленные. М. - один
из главных элементов военной музыки. Похоронный М. пишется в миноре, a
триo в мажоре; другие М. пишутся в мажоре. Форма М. применяется не
только в полковой музыке, но и во всякой другой. Она получила
художественную обработку в операх, напр. коронационный М. в "Иоанне
Лейденском" Мейербера, М. в "Тангейзере" Вагнера, шествие в "Лоэнгрине",
у Моцарта в "Волшебной флейте", М. цыган в "Прециозе" Вебера, у
Бетховена в "Фиделио", у Глинки М. Черномора, у Серова в "Рогнеде", у
Чайковского в "Орлеанской деве", у Рубинштейна в "Нероне". Кроме того,
форма М. встречается в симфониях, напр. в военной симфонии Гайдна,
Marcia funebre в героической симфонии Бетховена, у Шопена, в сонатах
Бетховена, в симфонии Шпора "Die Weihe der Тonе", у Берлиоза венгерский
М. в "Гибели Фауста", у Мендельсона свадебный М. в музыке "Сна в летнюю
ночь". Существуют М. и как самостоятельные симфонические произведения,
напр. коронационный М. Чайковского, Kaiser-marsсh, Huldigungsmarsch
Вагнера. Из вокальных М. особенно известна марсельеза . Marciale или
Marziale - музыкальный термин, требующий исполнения в характере М.
Н. С.
Маршалл (Альфред Marshall) - англ. экономист, род. в 1842 г.,
профессор политической экономии в Кембридже, напеч.: "The economics of
industry" (Л, 1879; 2 изд. 1881 - в сотрудничестве с женою); "The
present posшtion of economics" (Лонд., 1885), "Principles of economics"
(т. 1, Л., 1890; 2 изд. 1891), "Elements of economics of industry"
(Лонд., 1892 - извлечение из предыдущего труда) и др.
Масарик (Thomas Garique Masaryk) - проф. чешского унив. в Праге и
младочешский депутат, род. 1850 г., напеч.: "David Humes Skepsis etc."
(Вена, 1884); "Versuch einer Konkreteu Logik" (Вена, 1886) и др.
Маски или по-старинному "личины", "хари" - пользовались и пользуются
весьма широким распространением у самых различных народов, начиная с
первобытных и кончая наиболее культурными. На изучение их, с точки
зрения этнологии и истории культуры, в последние 10 - 15 лет стали
обращать усиленное внимание; коллекции их играют теперь важную роль в
этнографич. музеях. Были сделаны попытки анализировать различные виды и
типы М., привести их в систему, классифицировать, но предмет этот далеко
еще не вполне разработан и полная история М. принадлежит будущему. Доль
(Dall) предложил три главных группы: 1) М. с отверстиями для глаз и рта,
надеваемые на лицо, или М. в тесном смысле: 2) М. с подобным же
изображением человеческого лица или звериной головы, но носимые на
голове и обыкновенно без отверстий для глаз и рта, и 3) маскоподобные
личины, не носимые как маски. Приготовляются М. из древесной коры,
дерева, кости, меха, картона, глины, гипса, травы, металлов (меди,
золота, железа, серебра и т. д.), камня, раковин, черепахи, настоящих
звериных голов, человеческого черепа и т. д. Изображают M. обыкновенно,
либо человеческое лицо, либо, голову какого-либо действительного
животного (зверя, птицы, гада), или фантастического существа; в двух
первых случаях замечается стремление либо к возможно большему
воспроизведению сходства, либо к созданию чего-то страшного или
комического. У большинства народов, особенно менее культурных, М. имеют
значение не забавы или развлечения, а более серьезное; они часто связаны
с различными религиозными представлениями. Андрэ предложил разделить М.,
по цели пользования ими на употребляемые при религиозных действиях, на
войне, при погребениях (возложении на покойников), при отправлении
правосудия, при театральных представлениях и плясках. Это деление, одн
нако, не может считаться исчерпывающим, так как погребальные обряды,
театральные представления и пляски часто имеют также религиозное
значение, а относительно многих форм масок нет обстоятельных данных,
поясняющих их значение и употребление. Точное понимание смысла М. тесно
связано с уяснением религиозных представлений и вообще мировоззрения и
образа.. мышления народов на различных ступенях культурного развития;
прогресс в изучении М. является, поэтому, тесно связанным с успехами
этнологии и истории первобытной культуры вообще. Основной смысл М. - в
том, что она скрывает лицо, защишает его, отвлекает от него внимание и,
вместе с тем, представляет другое лицо, способное внушать страх,
напоминать об иных существах и т. п. На понятии о "маске" лежит нередко
представление о чем-то сверхъестественном, разрушающем, съедающем: masca
(по-итальянски - machera) сводится к macher, mastiсаге. В
непосредственнозащищающем смысле М. употребляются на войне, чаще в
соединении с шлемом (так назыв. "забрало"), но иногда и отдельно для
защиты лица. При этом, обыкновенно, М. придается страшный вид, чтобы они
в то же время и пугали неприятеля. Подобные М. употребляются некоторыми
племенами негров и даяками ; они были в ходу в Мексике, также в Япония
(где делались из металла, составляли часть лат и изображали страшное
лицо, с большим носом и длинными ушами, или обезьянью харю) и даже у
классических народов и в Средние века в зап. Европе; но в этих последних
случаях изображение лица (Медузы и т. д.) делалось обыкновенно на самом
шлеме, а не на забрале. Защищающее значение М. может иметь и не в
буквальном или материальном, а в переносном или духовном смысле; она
скрывает настоящее лицо, вводить в обман и тем может спасать от злых
духов или даже устрашать их. Отсюда надевание М. на умерших, довольно
распространенное у разных народов. Иногда, впрочем, в этих М. нет ничего
устрашающего; они только прикрывают лицо (напр. сделанные из тонких
золотых листков); в иных случаях в них даже видно стремление сохранить
подлежащие разрушению черты умершего. Таковы гипсовые, раскрашенные М.,
находимые в древ. могилах Минусинского края, некоторые античные М. из
металлов или терракоты, древние египетские М. и др. Несколько
погребальных М. найдено в развалинах Ниневии, в египетских катакомбах, в
Микенах, в Керченских могилах. М. из дерева, камня, мозаики
употреблялись в древней Мексике, М. из дерева, раскрашенные - в Перу:
умерший погребался в скорченном положении, завязанный в мешок, над
которым приделывалось подобие головы и к нему прикреплялась М. М. при
отправлении правосудия употребляются особенно в некотор. частях Африки
(Лоанго, Калабар и т. д.) и на некоторых Меланезийских о-вах;
обыкновенно они состоят в связи с существованием у этих народов особых
тайных обществ, члены которых остаются неизвестными, по крайней мере для
неполноправных граждан, а равно для женщин и детей, и которым
предоставляется власть чинить, в известные времена года, суд и наказание
над виновными и непокорными. Разные мистерии, разыгрываемые подобными
обществами, напр. в сев. зап. части Сев. Америки и в центральной Африке,
совершаются всегда в М. Здесь уже мы переходим в область культа и
религии, в которой М. играют вообще большую роль. Сюда относится
большинство наиболее замечательных и характерных М., напр. на о-вах
Меланезии (собственно в Полинезии М. нет), у многих племен америк.
индейцев, в Африке и в Азии. Многие М. употребляются при плясках,
входящих в состав культа, шаманами - при их заклинаниях, жрецами - при
их служении и т. д. Особенно любопытны сложные, раскрашенные деревянные
М. с островов Нового Мекленбурга и Нов. Каледонии; М. из передней части
челов. черепа, с искусственными глазами и волосами - с о-ва Нов.
Британии и НовоГебридских о-вов; разнообразные М. сингалезов,
употребляемые при демоническом культе;М. с изображением разных
человеческих и звериных голов - из сев. зап. Америки; М. буддийского
культа, воспроизводящие различные типы злого божества. Большое
разнообразие типов представляют театральные М. яванцев, сиамцев,
японцев, китайцев, классических народов, ведущие свое начало также от
религиозных мистерий. Простейшие формы М. мы встречаем у вогулов,
остяков и др. сибирских инородцев, которые употребляют их, напр., при
празднествах в честь убитого медведя. При таком празднике все
присутствующие надевают М. из древесной коры, с длинным носом, и,
обращаясь к трупу медведя, уверяют его, что он убит не вогулами или
остяками, а русскими; при этом происходят пляски и сценические
представления, отчасти комического, отчасти обличительного характера,
так как замаскированные имеют право не стесняться и высказывать горькую
правду всем сородичам и даже старшинам. Литература. "Masken" в Andree,
"Elbn. Раrallelen und Vergleiche" (Neue Folge, Л., 1889); F. v.
Helivvald, "Die Urgeschichfe der Maske" (в "Ethn. Rosselsprunge", Лонд.,
1891);Dаll, "On Masks, Labrets etc." (в "Third ann. Report of the Bureau
ol Ethnology"); Benndorf, "Antike Gesichtshelme und Sepulcralmasken" (в
"Denkschr. d. k. Acad. d. Wiss. ph.-hist. Kl.", XXVIII. B., 1879);
Krause und Schmeltz, "Die ethn.-anthr. Abth. d. Museum Godeffroy"
(1881); "Americas Nordwestkuste etc." (1884); Mayer und Parkinson,
"Schnitzereien und Masken vom Bismark-Archipel und Neu-Guinea" (с 19
табл., 1895).
Д. A.
Масканьи (Pietro Mascagni) - итальянский композитор, род. в 1863 г. в
Ливорно. Занимая место капельмейстера городского оркестра, М. написал
одноактную оперу ("Саvaleria rusticana") для конкурса, устроенного
музыкальным издателемантрепренером Сонцоньо в Риме. Опера эта получила
первую премию. Ее первое представление в Риме (1890) имело необычайный
успех; скоро она стала всемирно известною. М. принадлежит к итальянским
композиторам новейшей формации, отрекшимся от старых традиций
итальянской оперы и стремящимся пересадить на итальянскую почву принципы
Вагнера. В опере М. мало истинно музыкальных достоинств, мастерства и
серьезной школы. Успех ее связан с благодарным сюжетом и разными
внешними музыкальными эффектами. "Друг Фриц" и другие оперы М. успеха не
имели.
Н. С.
Маскат (Maskat) - гл. гор. султанства Оман, на сев. вост. берегу
Аравии; местопребывание имама и английского консула; один из самых
больших городов полуострова; 50000 жит., смесь арабов, африканцев и
баньян (торговых каст Индии). М. лежит в глубине окруженной холмами
бухты. Средняя температура 24 - 25° P., в мае и июне - до 37,6° М. -
складочное место произведений страны; вывоз фиников (в 1882 - 93 г. - на
515000 долл.), хлопчатой бумаги, жемчуга, соли, рыбы; ввозятся из
британской Индии кофе, сахар, рис. С 1507 по 1648 г. принадлежал
португальцам.
Массаж - лечение механическими приeмами, производимыми на теле
больного руками или снарядами. Если на современных дикарей позволительно
смотреть, как на представителей доисторического периода, то придется
допустить, что на заре своего развития человечество открыло полезные
свойства М. При утомлении дикарь ищет успокоения в М.; гостю,
утомленному дорогой, производится растирание тела; при всевозможных
болезнях знахари применяют разминание, сопровождая его заклинаниями. В
китайской литератур М. подробно описан за 2698 лет до Р. Хр.; отдельные
приемы изображены на рисунках. В Индии М. применялся также в глубокой
древности, о чем свидетельствуют сочинения Чараки и Сушруты; и в
настоящее время при ушибе или укушении индусы втирают различные мази,
которые иногда производят положительно чудесное действие; основой
действия таких мазей, однако, служит растирание, а не та или другая
составная часть. У греков и римлян М. производился после ванн, для
сохранения здоровья, и при лечении болезней. Лучшие врачи древней Греции
и Рима назначали М. больным (Гиппократ, Цельз, Орибаз, Аврелиан и др.).
В средние Века М. вместе с другими полезными мерами был забыт; тоже
должно сказать о периоде времени до шестидесятых годов текущего
столетия. Благодаря трудам Метцгера, Естрадера, Бергмана и др. не только
воскресло лечение М., но последний также был разработан и с научной
стороны, показания к его назначению определены точно и применение его
стали производить по указаниям особых специалистов. - М. раздражает
ткани, способствует кровообращению и улучшает питание известной части
тела. В коже замечается улучшение питания, кожные мышцы укрепляются,
отчего вялая кожа делается более упругой, в кожных железах происходит
усиленная деятельность; температура всего массируемого участка кожи
повышается. В мышцах М. повышает электрическую сократимость, оттого
утомленная мышца делается более способна к работе (Заблудовский). Так
лимфы ускоряются, вследствие чего болезненные начала уносятся из
пораженного участка скорее (Лассар, Мозенгейль). Кровообращение
ускоряется; пульс делается более част, давление повышается; отток венной
крови облегчается, а следствием этого бывает исчезновение отеков,
всасывание выпотов и прекращение воспаления. Раздражительность нервов
усиливается - что сообщается и нервным центрам. Оттогото почти все
отправления тела усиливаются: моча отделяется в большем количестве
(Рубенс-Гиршберг), потери кожей и легкими возрастают (Стабровский),
продолжительность пищеварения уменьшается (Шполянский) и повышается
вообще обмен веществ в теле (Кияновский). Невралгии, параличи, мышечный
ревматизм, неврастения, истерия, хронический катар желудка, некоторые
формы затяжных легочных болезней, малокровие, геморрой, запор -
составляют особенно благодарную почву для воздействия М. Благодаря
Брандту, М. с успехом стали применять при женских болезнях: при
застойных воспалениях матки, утолщении ее и ее придатков, заболеваниях
окружающих ее тканей, наклонениях и загибах матки. Некоторые болезненные
явления, сопровождающие хирургические расстройства, вообще излечиваются
туго; таковы: отек, малая подвижность суставов, боли, сращения. Здесь М.
дает блистательные последствия. Наблюдения выяснили, что при переломах
опухоли мягких покровов от М. спадают, костная мозоль образуется и
крепнет на 1/3 времени скорее, чем при лечении одной повязкой (Вольпе,
Мозенгейль). При растяжении связок восстановдение нормальных отношений
происходит быстрые, при вывихах после вправления заживление получается
раньше; при воспалениях суставов, особенно затяжных, М. производит
"почти магическое действие" (Ру). М. способен влиять и на глубоко
лежащие органы и вызывать в них улучшениe; его применяют с успехом,
напр. при затяжном воспалении предстательной железы, при выпадении
прямой кишки, при ущемленных грыжах и т. д. Однако, следует применять М.
осторожно, иначе он способен вызвать и вредные последствия. При заразных
болезнях М. может распространить заразные начала по всему телу, и
заболевание местное может сделать общим; при старческих изменениях
сосудов следует опасаться разрыва сосудов; при сахарной болезни ткани
легко ранимы и способны под влиянием М. воспаляться и переходить в
омертвение; М. опасен при беременности, месячных и тяжелых общих
заболеваниях. М. производится на голом теле, до массирования больному
следует принять общую или местную ванну. Прежде растираемая часть тела
покрывалась маслянистым веществом, теперь нередко предпочитают
массировать сухую кожу. М. продолжается от 5 до 10 минут, причем
надавливание рукой производится или слабое (при свежей болезни), или
сильное (при застарелой). Если воспаленная часть крайне болезненна и
недоступна прикосновению, то массируется соседняя здоровая часть.
Женщинам и детям позволителен лишь слабый М., также старикам; людям
молодого и среднего возраста М. производится более сильный. М.
производятся обыкновенно рукой, реже снарядами; к последним относятся:
щетки, банные скребницы, шерстяные перчатки; далее катушки, растиратель
спины, колотушка, кулачок, молоточек и др. Главнейшие приемы массажа
суть: поглаживание (effleurage) состоит в разглаживании ладонной
поверхностью руки массажиста по направлению к сердцу; оно может быть
поверхностное и глубокое. При разминании (petrissage) мышца больного
захватывается пальцами руки массажиста и медленно перебирается этими
пальцами; сила движений возрастает не сразу, а постепенно. При общем М.
живота разминание производится всей ладонной поверхностью руки, которая
производит кругообразные движения. При запорах делается разминание
толстой и прямой кишки. При поколачиваниии (tapotement) производят ряд
толчков пальцами или ручной кистью. М. с растиранием (massage a
friction) есть видоизменение предыдущего: здесь поколачивание
соединяется с растиранием. Для успокоения болей назначается ветряхивание
(commotion); здесь исходным пунктом движения является локтевой сустав,
который сгибают и разгибают, но волнообразное движение передается
концами пальцев. Еще нежнее производятся дрожательные движения
(vibrations); они вызываются в сочленении кисти с предплечьем и
совершаются быстро, движения мышц массирующей руки весьма слабы.
Сотрясение нерва выполняется или растиранием ето, производимым по ходу
нерва в направлении, перпендикулярном его оси, или дрожательными
движениями, делаемыми также по длине нерва. Дрожание производят либо в
центростремительном направлении, либо только в области болящих точек.
Видоизменением этого приема служит давление на нерв, длящееся в течение
нескольких секунд. - М. иногда может не принести желаемой пользы, по
неудачному выбору приема массирования.

Литература. Гюнерфаут, "Руководство к массажу": Эстрадер, "М.; его
история, техника, физиологическое и терапевтическое действиe" (СПб.,
1885); Reibrnayr, "М. и врачебная гимнастика с обращением особенного
внимaния на применение их в гинекологии" (СПб., 1891); Prafanter,
"Ручной способ лечения выпадений матки" (СПб., 1889); Шрейбер, "Лечение
М. и гимнастикой"; Thure Brandt, "Гимнастическое пользование женских
болезней" (СПб., 1892); Lucas-Cliampionniere, "М. при лечении переломов"
(СПб., 1890); Шульц, "М. при лечении костных переломов" (дисс., СПб.,
1882); Заблудовский, "Материалы к вопросу о действии М. на здоровых
людей" (дисс., СПб., 1882); Зблудовский, "Общие замечания о М. в
хирургии, его познаниях и технике" ("Врач", 1885, 1886, 1890);
Вадзинский, "О М." ("Русская Медицина", 1889); Murrel, "М., как метод
лечения" (СПб., 1888); Dollinger, "Die Massage fur Aeizte und
Studierende" (Штуттгарт, 1890); Heiligental, "Die Apparate fur
mechanische Heilgymnastik" (Баден-Баден, 1886); Norstrom, "Sur ie
traitement des maladies des femmes au moven de la methode du massage"
(П., 1887); Seiffart, "Massage in der Gynaekologie" (Штуттг., 1888);
Volpe, "Il Massagio" (Неаполь, 1888); Norstrom, "Traite theoretique et
pratique du massage" (П., 1884).
Г. Скориченко-Амбодик.
Массив - искусственный камень больших размеров из бетона,
употребляемый для подводной кладки в портах. М. применялись еще
римлянами, но вновь изобретены и введены в строительную практику
французом Пуарелем. Первоначально употреблены были в Алжирском порте в
виде неправильной наброски, причем камни делались таких размеров, чтобы
их не могло поднять волнением, затем они применены были также при
работах Марсельского порта. Отсюда они распространяются повсюду, являясь
превосходным средством для устройства молов, соединяющим дешевизну,
простоту и скорость в производстве работ. Введение М. дало возможность
осуществить без особых затруднений защитные сооружения с вертикальными
стенками. Первые опыты таких сооружений были сделаны на нормандском
острове Альдернее и затем в Дувре. Дуврский мол (1848 - 66) считается
родоначальником и основным типом защитного сооружения с отвесными
стенками, построенного из М. С тех пор употребление М. наряду с
употреблением скафандра, мощных кранов и других средств современной
техники дало возможность во много раз уменьшить стоимость и увеличить
скорость постройки таких молов. Поэтому М. нашли применение в обширных
размерах почти во всех наших портах, строившихся в новейшее время
(Одесса, Ялта, Батум, Поти, Новороссийск и пр.).
А. Т.
Мастодонт - вымершее исполинское животное третичного периода. По
внешнему виду М. очень походил на слона, достигал такой же величины,
имел такие же неуклюжие пятипалые конечности, хобот и, как предполагают,
вел такой же образ жизни. Существенное отличие представляют только зубы
М. Коренные зубы, которых в каждой половине челюсти было от 2 до 4,
меньшей величины, чем у слона, и покрыты широкими поперечными бугорками
с возвышениями, имеющими вид сосочков (откуда происходит и название
Mastodon = cocкозуб). Как у слонов резцы М. были развиты в громадной
величины бивни, выдающиеся вперед и несколько расходящиеся; кроме двух
бивней в верхней челюсти у многих видов сверх того и из нижней челюсти
выступали два бивня меньшей величины. По расположению и характеру
бугорков и общей форме коренных зубов, в настоящее время различают до 50
видов М., что показывает, каким значительным распространением
пользовалось это животное. Действительно, остатки М. очень многочисленны
в верхне-третичных отложениях Европы, сев. Африки, южн. Азии, Сев. и
Южн. Америки и были известны уже в Средние века, но приписывались тогда
великанам. Хирург Мазурье описывает найденные в 1613 г. в долине р. Роны
кости М., как останки короля кимвров Тевтобока. Кроме отдельных костей и
зубов в Италии, Франнии и Сев. Америке найдено несколько полных скелетов
М., позволивших изучить его организацию. В Европе, Азии и Африке М.
появился в среднемиоценовый век и угас к концу третичного периода. В
Америке он появился позднее и существовал еще в четвертичный период,
одновременно с доисторическим человеком. Предполагают поэтому, что в
Америку М. переселился из Азии, по перешейку, соединявшему некогда эти
две разобщенные теперь части света. На юге Poccии также встречаются
изредка остатки М., по преимуществу принадлежавшие видам М. angustidens
и. М, arvernensis.
Б. П.
Масштаб (от Massstab - мерная палка) - отношение длины линии на плане
или вообще чертеже к ее действительной длине. Местность может быть
изображена на бумаге лишь в значительном уменьшении и потому М. планов и
географических карт всегда очень мал; подробности механизмов,
изображения микроскопических объектов и т. п., наоборот, приходится
делать в увеличенном виде; вообще очень редко предметы изображаются в
своих естественных размерах, т. е. в М., равном единице. М. выражается
или дробью (численный М.), в которой числитель единица, а знаменатель
число, показывающее во сколько раз действительная длина каждой линии
больше соответствующей ей линии на чертеже, или особым построением
(линейный М.), состоящим из прямой, разделенной на мелкие части, напр.
дюймы, с подписями у каждого подразделения, показывающими
соответствующую длину в действительности. Так уменьшение в 8400 раз
выражается или дробью 1/840 или линией, на которой у последовательных
дюймов подписано 0, 100, 200, 300... саж. (100 саж. = 8400 дюймов).
Простейшие М. встречаются в метрической системе мер; знаменатели их суть
по большей части единица с несколькими нулями. Для увеличения точности
отсчетов по М. его нередко выражают более сложным построением,
называемым поперечным М., основанным на пропорциональности отрезков
параллельных линий, пересекающих стороны угла. М., в которых издаются
топографические и географические карты разных государств.
В. В. В.
Матейко (Ян-Алоизий Matejko, 1838 - 1893) - наиболее значительный из
польских живописцев новейшего времени. Получив образование в краковской
художественной школе и в венск. акд. худ., он, с самого начала своей
самостоятельной деятельности, посвятил себя вопроизведению сцен из
истории Польши, которые, с течением времени, получали в его картинах все
больший и больший драматизм, все более и более сильную характеристику
действующих лиц и положений и патриотическую, иногда чересчур
тенденциозную окраску. Рисунок у него весьма определенный, выработанный
до мелочей, колорит блестящий, но впадающий нередко в пестроту. За
первою большою картиною М., обратившею на него общее внимание в 1867 г.,
"Варшавский сейм 1773 г.", еще излишне беспокойной по композиции и
краскам и как бы недолеланной, следовали другие, более зрелые
произведения его кисти. Главными в их ряду могут считаться: "Алхимик
Сендзивой пред Сигизмундом III", "Призвание Владислава Мудрого на
царство", "Придворный шут короля Сигизмунда", "Люблинская уния",
"Русские послы просят Стефана Батория о мире", "Ян Вильчек во время
защиты бенедиктинского монастыря от Матвея Корвина", "Молитва Яна
Собеского пред битвою с турками", "Освящение Сигизмундова колокола",
"Убийство кор. Пржемысла в XV в.", "Битва при Танненберге 1410 г.",
"Падение Варны", "Альбрехт Бранденбургский, присягаюищй в верности
королю Сигизмунду I" и "Ян Собеский под Веною, во время осады ее
турками". М. пользовался известностыо во всей Европе и великим почетом
среди своих соотечественников. С 1873 г. он был директором краковской
художественной школы.
А. С - в.
Материализм - философская система, приписывающая действительное бытие
одной только материи, т. е. совокупности протяженных и непроницаемых
частиц, и отрицающая всякую самостоятельность в явлениях духовного
порядка.
I. История М. Материалистическое направление, вполне соответствующее
естественному, некритическому мышлению, весьма распространено во все
времена и у всех народов, имеющих или имевших философию. Внешняя
простота и наглядность М. подкупает мышление и удовлетворяет,
по-видимому, философскому требованию единства системы или принципа; этим
и объясняется широкое распространение М. Истории в настоящем значении
этого слова у М. нет, ибо история предполагает развитие одного и того же
принципа, а именно развития-то в М. и нет. Принципы, выставленные более
2000 лет тому назад, повторяются и современными материалистами, без
существенного изменения. М., в этом смысле, самая устойчивая система;
эта черта особенно поражает, если сравнить М. с чрезвычайно
разнообразными идеалистическими системами. Родоначальником М. в Греции
считают Левкиппа и его ученика Демокрита, который с полной ясностью
выразил принципы М., т. е. реальность атомов и пустого пространства.
Атомы, т. е. неделимые, но занимающие пространство частицы материи,
отличаются друг от друга только количественно, по величине, форме и
распорядку. Душевные явления не отличаются от телесных: душа - это
круглый атом. За М. следует признать некоторую заслугу, состоящую в
выяснении общего и необходимого характера законов природы. Но, подобно
тому, как в древней Греции М. Демокрита является эпизодом, не играющим
важной роли в общем ходе развития греческой философии, так и позже М.
остается только эпизодом, едва заметным при общем идеалистическом
характере новой философии. Демокритовская философия отразилась отчасти
на стоицизме, в более значительной мере - на эпикуреизме; тем не менее
ни Эпикура, ни стоиков нельзя назвать материалистами. У Эпикура на
первом плане стоят этические вопросы; у стоиков материалистические
элементы значительно смягчены пантеистическими. Скорее всего можно
считать Лукреция Кара, в его поэме "De rerum natura", представителем
чистого М. В перипатетической школе после Теофраста заметен также
поворот к М. В средние века господство христианской религии
препятствовало развитию М. Напрасно некоторые называют Тертуллиана
материалистом: для него материя не есть абсолютный принцип, а
производный, зависимый. В эпоху Возрождения следует различать двоякое
течение философии: первое же дает только восстановить древние
философские системы в их истинном виде, второе содержит в себе зачатки
нового мировоззрения. В первом течении можно подметить и
материалистческую струю, второе почти целиком проникнуто пантеистическим
оттенком, ничего общего с М. не имеющим. Гассенди, стоящий на рубеже
между эпохой Возрождения и временем новой философии, является полным
восстановителем древнего М., в форме эпикурейской философии. Обыкновенно
и Гоббса считают материалистом, но без достаточного основания, ибо Гоббс
в двух существенных пунктах отступает от положений М. Во-первых, Гоббс -
противник атомистической теории; во-вторых, в теории познания он
приближается к субъективизму. По словам Ланге, "Гоббс настолько же
возвышается над М., насколько Протагор - над Демокритом". В XVIII в. мы
встречаемся с представителями настоящего М. в лице Пристлея, в его
сочинении "Disquisitions of matter and spirit", и Гольбаха, сочин.
которого: "Systeme de la nature" (1770) считается евангелием М. В
грубейшей форме М. выразился у Ламеттри, в его "L'homme machine" (1748).
Наконец, в половине XIX в., вслед за развитием естествознания,
появляются представители М. (Бюхнер, Фогт, Молешотт, Чольбе и Ноак),
которые утверждают, что М. есть единственная философская система,
согласная с научными данными и построенная на научной почве. Господство
М. в 50-х и 60-х годах совпало с эпохой падения крупных идеалистических
систем и пренебрежения ко всякой философии вообще. Усиление философии и
психологии с начала 70-х годов уменьшило значение М., который и в XIX
ст. является лишь эпизодом, не имевшим большого значения. Особенно важны
в этом отношении те заявления против М., которые раздались со стороны
представителей частных наук: таковы, напр., брошюры физиолога
ДюбуаРаймона "О границах познания природы" и "Семь мировых загадок", в
которых он признает, что некоторые вопросы, казавшиеся М. чрезвычайно
простыми, не разрешимы (напр. вопрос о возникновении сознания). В
новейшее время следует отметить возрождение витализма (напр. речь проф.
Бородина, "Витализм и протоплазма", СПб., 1890) и возражения против
атомистики известного химика Оствальда ("Несостоятельность научного
М."), защищающего несколько туманную теорию энергетики. В общем следует
сказать, что М. усиливался в те эпохи развития человеческого духа,
когда, почему бы то ни было, падал истинно научный и философский дух, и
что, следовательно, М. никогда не играл большой роли в истории
философии.
II. Критика Доводы М. можно рассматривать с различных точек зрения:
логической, физической, этической, философской и, наконец, религиозной.
Логика не может судить о содержании материалистической теории, но может
указать на то, соблюдены ли некоторые формальные требования. Первое,
самое общее требование относительно философской системы - это единство.
Один принцип должен быть проведен через все части, все положения. Этому
формальному требованию М удовлетворяет в такой же мере, как и простоте и
наглядности. Однако, это единство и эта простота получаются
насильственным способом: пренебрежением к различию понятий. Сильная
сторона М. состоит, по-видимому, в его физическом учении, которое
сводится к атомистической теории и к механическому мировоззрению. Но
механическое мировоззрение не необходимо ведет к М.; можно представить
себе мир, в котором разум являлся бы господствующим началом, но для
осуществления своих целей нуждался бы в материи. Телеологическое
мировозрение предполагает механизм, как подчиненный принцип, но не
наоборот. Учение об атомах, т. е. о протяженных, неделимых и абсолютно
непроницаемых частицах вещества, отличающихся друг от друга только
количественно и производящих чисто механическим путем все явления
видимого миpa, привлекает человеческий ум своею наглядностью, но
отличается недостатками, на которые философы постоянно указывали.
Недостатков два: первый заключается в понятии атома, второй - в
невозможности проведения механического мировоззрения через все явления
видимого мира, - а в виду этого уничтожается вся польза, которую можно
было бы ожидать от атомистики. Протяженность и неделимость суть понятия
противоречащие: все протяженное делимо и все делимое протяженно.
Атомистическая теория объясняет все явления тем, что отрицает их,
утверждая, что в сущности, т. е. в атомах, этих явлений не происходит.
Отсюда само собой следует, что никакой опыт не может ни опровергнуть
этой теории, ни доказать ее справедливость. Атомы представляют собою
лишь олицетворение неизменной сущности вещества; никакой опыт никогда не
может показать нам атом. Атомистическая теория предполагает, что понятие
пространства, лежащее в основе атома, совершенно просто, недоступно
анализу и потому может составлять первичное, непроизводное свойство
материи. Так думал и Декарт, но это неверно; помимо сложности идеи
пространства (об этом см. Baumann, "Die Lehren von Raum, Zeit und
Mathematik in der neueren Philosophie", Берлин, 1868 - 69) следует еще
заметить, что в атоме, т. е. чисто пространственном веществе, нет
ничего, дающего возможность выйти за пределы атома; атом есть совершенно
законченное целое, не нуждающееся ни в чем и не могущее иметь влияния ни
на что, вне его лежащее; но без идеи движения и силы построить явления
внешнего миpa нельзя - следовательно, атому, вопреки первоначальному
определению его, приходится приписать неизвестно откуда взявшееся
качество силы и движения. Лейбниц, в критике Декартовского механического
миросозерцания, очень хорошо показал, что из идеи протяжения нельзя
понять самых простых явлений движения. Итак, атомистика, как философская
теория. не выдерживает критики: основное понятиe ее заключает в себе
противоречие и постулирует себе качества, которые из основного понятия
выведены быть не могут. Как научная гипотеза, атомистика в настоящее
время имеет многих защитников (ср. Fechner, "Die Atomenlehre"),
старающихся свести к атомистики общие законы природы; однако, и среди
ученых стали раздаваться голоса, признающие необъяснимость некоторых
явлений с точки зрения атомистики. Напр., Оствальд в "Несостоятельности
научного М." говорит, что обыкновенно не замечают, как много в
механическом миросозерцании гипотетического. Не было приведено
доказательств тому, что все немеханические процессы, каковы явления
теплоты, лучеиспускания, электричества, магнетизма и химического
сродства, в действительности суть механическиe. Не удалось объяснить без
остатка действительные отношения механической теорией. Если этой теорией
не объясняются даже физические явления, то тем менее, конечно, может она
объяснить явления биологические и психологические. Предмет физиологии
состоит в объяснении общих свойств живых существ; эти свойства, по
мнению Клода Бернара, можно свести к пяти следующим: организация,
рождение, питание, развитие и (дряхлость, болезнь) смерть; почти также
определяет задачу физиологии и Аристотель, который предметом ее считает
питание, рост и разрушение. Многие современные физиологи, приверженцы
механического миpoсозерцания полагают, что задача физиологии состоит в
исследовании физических и химических процессов, происходящих в
организмах. Ими руководит мысль, что жизненные процессы в конце концов
могут быть сведены к определенному, хотя и весьма сложному, сочетанию
(физико-химическому) элементов и что таким образом в жизненных явлениях
нет ничего нового, необъяснимого механическим путем. Материалист в
явлениях жизни старается усмотреть только более сложные
физико-химические процессы, т. е. то жe движение элементов, и хотя опыт
нигде не показывает возникновения жизни из мертвой материи, но М.
постулирует понятие самопроизвольного зарождения (generatio aequivoca).
Такому требованию, по-видимому, благопрятствуют успехи современной
биологии, которая начала с устранения идеи жизненной силы, а потом не
только устранила границу между царствами животным и растительным, но
даже значительно пошатнула казавшуюся непреодолимой грань между мирами
органическим и неорганическим. Нет, однако, никакой необходимости
понимать это устранение чисто отвлеченных категорий в смысле успеха М.;
этот удар направлен против дуализма и всякой вообще системы,
принимаюцией несколько несводимых друг к другу реальностей; но
устранение дуализма вовсе не тожественно с доказательством истинности М.
Несомненно, что жизненные явления совершаются на почве физико-химических
процессов и без последних, как их условие, существовать не могут; но где
же доказательство, что жизненные явления суть только физико-химические
процессы, что в них нет плюса, прибавки, в которой вся суть дела? В еще
более затруднительном положении оказывается М. при объяснении
психических явлений. Отожествление души и тела, физических и психических
явлений, сведение души к телу точно также есть простое требование
материалистов, которое они доказать не могут. Они настаивают на
зависимости души от тела, и нет сомнения, что все психические явления
зависят от физических, химических и физиологических процессов.
Психическое развитие человека и человечества, как и всего животного
царства, зависит от развития организма, в особенности от нервной
системы; факты наследственности (напр. психических болезней), факты
локализации различных душевных функций, факты влияния внешней среды
(климата, почвы, пищи и т. д.) на характер индивидуумов и народов
действуют подавляющим образом на фантазию исследователя. Тем не менее
признание зависимости душевных явлений от физических не заключает в себе
утверждения тожества их. Уже Платон в "Фэдоне" указывал на обратную
зависимость тела от души и доказывал нематериальность последней.
Действительно, для непредубежденного взгляда не может быть сомнения в
невозможности объяснения явлений сознания движением материальных частиц.
Единство сознания - основной факт душевной жизни - не заключает в себе
ничего пространственного; никакого намека на движение частиц; объяснять
сознание таким путем, значит исказить самый факт, требующий объяснения.
Ведь если постараться нарисовать картину прямо противоположную той,
которая обыкновенно рисуется материалистами - картину зависимости
телесных отправлений от душевных явлений, то получится доказательство в
пользу спиритуализма (припомним инстинкт, факты гипноза и внушения),
столь же полное и подавляющее, как и доказательство противоположного
вывода, делаемого материалистами; отсюда следует только, что таким путем
вообще ничего нельзя доказать и нужно искать других точек зрения для
доказательства. Ахиллесовой пятой М. является гносеология; в ней мы
находим окончательное опровержение М. Низведение высших и сложных
явлений к низшим и простейшим нигде не влечет за собой таких очевидных
фактических искажений, как в гносеологии. Материалисты постулируют
биологию и психологию, в которой была бы проведена механическая теория;
но действительное проведение этой теории искажает факты психические и
биологические. Хотя в пользу М. говорит целый ряд фактов, правда,
односторонне истокованных, но разница между миром реальным и миром
познания столь велика, что невозможно не видеть ее. "От действитедьности
к миpy познания не ведет мостика", говорит Фихте Старший; "какою бы
тонкою мы ни представляли себе материю, все ж из нее не выйдет
познания". Познание не имеет никакого сходства с действительностью;
законы физические, по-видимому, бссильны в сфере познания. Чольбе, в
своей "Neue Darstellung des Sensualismus", постарался дать
материалистическую теорию познания. Она, в существенном, сводится к
следующему: сознание и самосознание возникают из особого рода движения
атомов, кругового, обращенного на себя; далее следуют обычные
утверждения сенсуализма (всякая материалистическая теория познания есть
по необходимости сенсуализм), что душа человека есть первоначально
tabula rasa, что все наше познание возникает из опыта (nihil est in
intellectu quod nоn ante fuerit in sensu); ощущения, таким образом,
служат средством, благодаря которому внешний мир переходит в познание,
становится внутренним; в ощущениях мы имеем в одно и то же время и
границу знания, и критерий истины. Знанием не может стать то, что не
может стать предметом ощущения; истинным мы можем считать лишь такое
представление или понятие, которого возникновение из ощущений может быть
показано; так называемые необходимые истины, напр. математические и
логические, суть ни что иное, как опытные истины, которые кажутся нам
необходимыми в силу частого повторения опыта, т. е. привычки и
отсутствия отрицательных инстанций; невозможность представить себе мир,
в котором необходимые истины оказались бы случайными, т. е. могущими и
не быть, имеет лишь психологический характер. Вообще все логические
законы суть ни что иное, как ассоциации мысли, привычные и, в силу
наследственности, закрепленные, кажущиеся необходимыми. Эта гносеология
М. страдает тем же недостатком, как и вся система: на место
действительного объяснения фактов ставится недоказанное требование.
Лейбниц, в своих "Nouveaux essais sur l'entendement humain", подробно
разбирал и опровергал сенсуализм; со времени Лейбница нового к
сенсуалистической теории прибавилось немного, а именно, объяснение
необходимых истин привычкою и внесение и в гносеологию понятия
наследственности. Если рационализму, может быть, и не удалось построить
безупречной теории познания, то все- таки ему удалось показать слабость
сенсуализма. Уже в самых предположениях сенсуализма есть нечто
исключающее, в сущности, всякий материализм. Никто ведь не сомневается в
том, что содержание ощущения нисколько не похоже на внешний предмет,
который отражается в ощущении. Содержание ощущений и качество предметов
не имеют ничего общего, кроме постоянства отношений. Если припомнить
историю гносеологии, то станет ясно, как философы пришли к сознанию
этого положения. Сначала они полагали, что от предметов отделяются
тончайшие образы (идолы), которые, попадая в наши органы, производят
ощущение - но нелепость этого предположения вскоре вполне была сознана;
тогда предположили, что движениe, колебание материальных частиц, идущее
извне, воздействующее на наши нервы, передается в нервные центры и здесь
создает образ, похожий на причину, на источник движения. Но в чем же
образ может походить на качество предмета, т. е. источник ощущения?
Когда физика и физиология показали, что ощущение цвета и звука
принадлежит только познающему субъекту, а не объективному миpy, стало
необходимым различать двоякого рода качества предметов: первичные,
принадлежащие самим предметам, и вторичные, принадлежащие познающему
субъекту. При первой же попытке разделения этих качеств оказалось (у
Локка), что в число первичных качеств попали именно те, которые менее
всего хараетеризуют самый предмет (число, фигура, движение и покой,
величина), а выражают собой общее состояние предметов, их формальные
условия, т. е. пространство и время; пространство же и время в такой же
мере объективны, в какой и субъективны. Таким образом попытку различения
двух категорий качеств предметов нужно считать неудавшеюся, и
гносеология, исходящая из рассмотрения ощущения, поневоле приводит к
принципу: "мир есть мое представление", т. е. к субъективизму, весьма
далекому от М. Действительно, если подойти к факту познания без
предвзятой теории и взять его во всей полноте (а не только в частности -
ощущение), то нельзя не попасть на тот путь, по которому шел Декарт, т.
е. придется в мышлении усмотреть первоначально данный и несомненный факт
(cogito - ergo sum), а в явлениях внешнего мира - лишь то, что познается
при посредстве сознания, т. е. нечто вторичное для человека. Таким
образом в гносеологии заключается самое полное опровержение
материалистического мировоззрения. Слабость М. открывается и при
рассмотрении этической проблемы. Основной вопрос нравственности состоит
в понатии долженствования. Идея добра, т. е. того, что имеет абсолютную
ценность и что должно быть осуществлено, никак не может быть понята,
если рассматривать человека только как существо природное, одаренное
эгоистическими побуждениями. Попытка свести всю этику к эгоизму
обнаруживает в М. ту же тенденцию, на которую указано выше - объяснять
высшие и сложные явления низшими и простейшими условиями. От такого
объяснения страдают самые факты; в угоду теории они искажаются. Природа
совести никоим образом не может быть понята из эгоизма. М. должен видеть
в наслаждении цель человеческой жизни, а благо - признавать понятием
относителъным. Однако, делать то, что не зависит от человека, целью
жизни - нелепо, как учил еще Аристотель, а относительность блага, даже
если и допустить ее, все же не снимает с материалистов обязанности
объяснить, откуда вообще у человека берется различение добра и зла, хотя
бы относительных. На точке зрения М. возникновение даже относительного
понятия нравственного добра не понятно. Наконец, М., как систематическое
миросозерцание, не допускающее ничего кроме вещественного бытия,
предрешает в отрицательном смысле все религиозные вопросы.

Литература. По истории М.: Lange, "Geschichte des Materialismus"
(1876; есть русский перевод); Plechanow, "Beitrage zur Gеschichte des
Materialismus" (Лпц., 1896). Критика: Frauenstadt, "Materialismas"
(Лпц., 1856); Юркевич, "М. и задачи философии" ("Журн. М. Н. Пр.", 1860,
№ 10); Ulrici, "Leib und Seele" (Лпц., 1866); J. В. Meyer,
"Pililosophische Zeitfragen" (Бонн, 1870); Janet, "Le cerveau et la
pensee" (П, 1867); Сaго, "Le materialisme et la science" (П., 1868);
Влад. Соловьев, "Критика отвлеченных начал" (СПб., 1880); Паульсон,
"Введение в философию" (Москва, 1895); Страхов, "Мир как целое" (СПб.,
1890).
Э. Радлов.
Материальная точка - масса, которую мы воображаем сосредоточенною в
одной геометрической подвижной точке. Назначение материальной точки в
механике состоит в том, чтобы заменять собою такие тела, размерами
которых мы пренебрегаем сравнительно с длинами, рассматриваемыми в
данном вопросе. Напр., в тех вопросах астрономии, в которых не
принимаются в рассчет вращательные движения светил около их осей, каждое
светило заменяется точкою, масса которой равна массе светила.
Материя, материальное начало, материальная причина (ulh, materiа,
causa material) - то, из чего состоит и из чего происходит данный
предмет. Когда вопрос: из чего? ставится в общем и безусловном виде, в
применении ко всему существующему, возникает философское учение о М.,
подготовлением и переходом к которому служат относительные обобщения
естественных наук, выводящия наш ум из наивных представлений житейского
сознания. Для такого сознания вопрос о М. этого стола, напр.,
окончательно разрешается указанием на дерево, из которого стол сделан.
Но то, что есть ответ для житейского сознания, становится для науки
предметом ее вопросов: она спрашивает о М. дерева и находит ее в
физически неделимых частицах или тельцах данного растительного вещества,
состоящих из определенного сочетания химических атомов (углерода,
водорода и т. д.). Это есть не только дополнение или продолжение первого
наивного ответа, но и важная его поправка. Житейское сознание, признавая
в дереве М. тех или других предметов, из него сделанных, видит в нем
подлинную вещь или субстанцию, и потому, когда оно перестает быть тем,
чем было, - напр., сгорает, - это приводит к нелепому представлению об
исчезновении или уничтожении вещей или субстанций. Для науки, напротив,
дерево не есть вещь, а только состояние вещества, и его сгорание не есть
исчезновение, а только перемена состояния. Но как наука не
останавливается на том, что признается материею со стороны житейского
сознания, так философия не может остановиться на веществе
естествоиспытателей, с его молекулами и атомами. И это вещество, с
философской точки зрения, есть только то или другое состояние или
явление, а не подлинная М. или первичный субстрат всех вещей. Для химии
все реальное бытие слагается из некоторого числа элементов или простых
тел. Но уже факт непостоянства этого числа (так как многие из
предполагавшихся элементов оказываются химически разложимыми, а с другой
стороны открываются новые простые тела, которым, однако, может
предстоять та же участь) наводит самих химиков на мысль, что эти
элементы суть только различные видоизменения единого всеобщего субстрата
или М. всех тел. В чем же, за отвлечением химических свойств, может
состоять эта М., какое следует ей дать существенное определение?
Догматическая философия Декарта и Спинозы сводила ее к аттрибуту
протяжения. Но критическая философия неоспоримо доказала, что протяжение
или пространство есть форма представления, или бытия для другого, а
никак не самостоятельная реальность. Следовательно, М., как такая, или
подлинный субстрат вещей, не может состоять в протяжении, или быть
только представляемой, а должна иметь также бытие в себе и для себя, т.
е. должна быть живою и одушевленною природой. К такому же взгляду
приводит, с другой стороны, развитие динамического атомизма,
господствующего ныне среди мыслящих физиков. Внутреннее противоречие в
понятии вещественного атома, как неделимого тела и безотносительной
массы, побуждает этих физиков разуметь под атомами только центры
взаимодействующих сил, отталкивательных и притягательных. Но ни
собственное свойство таких сил, ни единство и связная целость мироздания
не позволяют смотреть на эти динамические центры взаимодействия, как на
безусловно отдельные и самобытные существа, в роде Лейбницевых монад;
все заставляет; напротив, видеть в их реальном существовании лишь
относительную дифференциацию или распадение единой универсальной
сущности или мировой души.
Вл. С.
Матрица - вогнутая часть формы, в которой пластическое тело формуется
давлением. В частности медная пластинка с углубленным отпечатком,
служащая для получения типографского шрифта. М. (в красильном деле)
называется деревянная пластинка с вырезанным на ней рельефом
какого-нибудь узора, служащая для отливки металлических набивных форм.
Матфей св. - апостол и евангелист, автор первого канонического
евангелия. В число двенадцати апостолов он призван был с должности
мытаря, т. е. сборщика пошлин - самого унизительного для иудея положения
(Матф. IX, 9). Сначала он носил имя Левия, но впоследствии постоянно
назывался М. По свидетельству Климента Александрийского, Иринея, Евсевия
и др., он в течение 15 лет по вознесении проповедывал иудеям в
Иepyсалиме, а затем отправился с проповедью к другим народам - к
эфиопам, македонянам, персам. По преданию, он потерпел мученическую
кончину. Память его чтится 16 ноября. Известное под его именем
"Евангелие от М." есть одно из древнейших и наименее оспариваемых
критикой. По свидетельству Папия (у Евсевия Ц. И. III, 30), М. написал
свое Евангелие поеврейски, что подтверждается и другими древними
писателями, напр. Оригеном и Иеронимом. Несмотря на эти ясные
свидетельства древности, многие позднейшие писатели и критики (Кальвин,
Беза, Фрицше, Де-Ветте, Эвальд и др.) старались доказать, что евангелие
от М. первоначально было написано на греч. языке. В пользу еврейского
подлинника высказываются, однако, весьма многие и из новейших
иссдедователей, как Эйхгорн, Ольсгаузен, Герике, Баур, Делич и др., хотя
до нас не сохранилось ни одного еврейского экземпляра. Насколько
греческий перевод близко соответствует своему предполагаемому еврейскому
подлиннику - это вопрос крайне трудный и запутанный. Предполагают, что
перевод носит на себе следы литературной переработки, так как в
известном теперь евангелии от М. события излагаются не с
последовательностью непосредственного очевидца, а по известному
преднамеренному плану. Евангелие это предназначалось для иудеев,
обратившихся в христианство; поэтому в нем оставляются без объяснения
иудейские обычаи и топография Палестины. Так, говоря об ооычае фарисеев
умывать, руки, М. прямо предполагает его известным своим читателям,
между тем как Марк, писавший для христиан из язычников, в параллельном
случае дает пояснение этого обычая (ср. Матф. XV, 1, 2 и Марк. VII, 1 и
сл.). Времясчисление у М. иудейское; целью евангелия ставится доказать,
что Иисус был обетованный Мессия. Самые события евангельской истории
изображаются как исполнение древних пророчеств, вследствие чего у М.
постоянно встречается фраза: "все это случилось, дабы исполнилось
предсказанное пророками". Евангелие М. состоит из трех главных отделов:
в первом излагается история происхождения Христа и начальной Его
проповеди (I - IV), во втором - Его служение в Галилее (V - XVIII), в
третьем - служение в Иудее, закончившееся воскресением и вознесением на
небо (XIX - XXVIII). По времени своего написания это самое раннее из
всех четырех канонических евангелий и написано вскоре по вознесении
Христа, во всяком случае до разрушения Иерусалима. Фолькмар и др.
пытались отнести его к началу II века (105 - 110), но попытка эта должна
быть признана вполне неудачною. Из толкований на евангелие М. особенно
известны труды Оригена, Иеронима, Златоуста, из новейших - Де-Ветте,
Кейля, Плюситра, епископа Михаила (в его толковании четверневангелия);
из критич. иссдедований - Luthardt, "De Compos. Ev. Maltb." (1861); В.
Weiss, "D. Maltheusevang." (1876).
Л. Д.
Мать-и-мачеха (Tussilago Farfara L.) - травянистое растение из
семейства сложноцветных, растущее на глинистой почве, на полях и
оврагах. Подземное ветвистое ползучее корневище раннею весною выпускает
надземные стебли, покрытые яйцевидно-ланцетными, часто буроватыми,
чешуйчатыми листьями; на этом стебле развивается одиночная, до цветения
и после цветения поникающая, головка, состоящая из цилиндрического
однорядного покрывала, голого плоского цветоложа и желтых цветков двух
родов: многочисленных наружных женских, язычковых, плодущих и срединных,
обоеполовых, трубчатых, бесплодных; плод - цилиндрическая семянка, с
хохолком из мягких волосков. После плодосозревания цветущие стебли
отмирают и вместо них развиваются крупные округло-серцевидные, угловато
неравномерно зубчатые, снизу беловойлочные, сверху голые листья. Листья
М.-и-мачехи, содержащие слизь, горькое и дубильное вещества, входят в
состав грудного сбора; в народной медицине это растение употребляется от
очень многих болезней. Изнанка листьев М.-и-мачехи испаряет воду слабее
их лицевой стороны, а потому нижняя поверхность их теплее верхней -
отсюда, будто бы, название растения.
С. Р.
Маузер (братья Павел и Вильгельм Mauser; последний ум. в 1882 г.) -
оружейные техники, предложившие образец однозарядного ружья, который был
принят в Германии под именем пехотного ружья образца 1871 года;
переделанное впоследствии в магазинное, оно получило название пехотного
образца 1871 - 84 г. К последнему - затвор был предложен братьями М.
(приобревшими в 1874 г. оружейный завод в Обендорфе в Вюртенберге), а
также и проект переделки однозарядного ружья в магазинное. Для Турции
завод М. изготовлял магазинные ружья образца 1887 г., калибром 3,74
лин., с подствольным магазином на 8 патронов.
Маурья - одна из наиболее известных древних индийских царских
динасий, основанная Чандрагуптой в главном городе царства Магадха -
Паталипутре (ныне Патна). Правление ее продолжалось до 137 лет.
Мах (Эрнст Масh, род. в 1838 г.) - проф. физики в университете в
Праге; будучи в 1879 - 80 гг. его rector magnificus, выступил
противником попыток сделать университет чешск. установлением. Им
напечатано большое число мемуаров и книг, начиная с 1861 г. по cиe
время. Его научные исследования касаются главным образом акустики и
оптики - "О стробоскопическом определении высоты тона" (1873), "Об
отражении и преломлении звука" (вместе с Фишером, 1873), "О скорости
распространения взрывных волн" (1877) и др., "О цвете двойных звезд на
основании принципа Допплера" (1861), "О полном отражении и аномальной
дисперсии" и т. д. В сотрудничестве с Яуманном, М. изд. "Leitfagen der
Physik fur Studierende" (Прага, 1891). Большою известностью пользуются
соч. М.: "Einleitung in die Helmholtsche Musiktheorie" (Грац, 1866),
"Die Geschichte und die Wurzel des Satzes der Erhaltung der Arbeit"
(Прага 1872). "Optisch-akustische Versuche" (Пpaгa, 1873), "Grundlinien
der Lehre von den Bewegungsempfindungen" (Лпц., 1875), "Die Mechanik in
ihrer Entwickelung" (Лпц., 1883; 2 изд. 1889), "Beitrage zur Analyse der
Empfindungen" (Вена, 1886).
Н. Г.
Труды М. богаты экскурсами в область философии; у него есть рефераты
и речи, всецело посвященные высшим обобщениям, напр. "Die okonomische
Natur der physikalischen Forschung" (1882) и "Ueber Umbildung und
Anpassung im naturwissenshaftlichen Denken" (1884). По М., не тела
производят ощущения, а комплексы ощущений, отличающиеся относительным
постоянством, получают особые названия и обозначаются как тела.
Последними элементами являются цвета, звуки и т. д., и мы должны
исследовать их связь. Наше "я" есть не реальное единство, но единство
практическое, группа элементов, связанная между собою крепче, а с
другими группами того же рода - слабее. Для М. существует не
противупоставление "мира" и "я", ощущения и предмета, а только связь
элементов. Науке, по его мнению, предстоит просто признать эту связь и
пользоваться ею для выработки ясного понятия о существующем, отказавшись
от попыток объяснить существование самих элементов. Ср. Лесевич, "Что
такое научная философия" (М., 1889, гл. XIV и XV).
Махдий - Ибн-Хельдун (Prolegomenes, франц. перев. Slane, II, 158)
говорит: "Издавна мусульмане усвоили мнение, что в конце веков
непременно должен появиться из рода пророка человек, который поддержит
религию и даст победу правде. Привлекши к себе истинных верующих, он
воцарится над мусульманскими государствами и назовется М.
("направленным", т. е. "благонаправленным"). Тогда придет Деджжаль (=
антихрист) и совершатся события, знаменующие приближение последнего часа
миpa. После пришествия антихриста сойдет с неба Иисус и убьет его, а по
другому преданию Ииисус снизойдет одновременно с М., поможет ему
истребить Деджжаля и, при соверешении молитвы, признает М. за имама". На
идею о М. (мессианизм) в Коране нет и намека: она держится у мусульман
на основании преданий. История этой идеи, восходящей к зороастрову
верованию в Саошйанта, представлена у Ренана в "Vie de Jesus" и у Дж.
Дарместетера в "Ormazd et Ahriman" (Пар., 1877). Людей, объявляющих себя
М., появлялось в мусульманском мире уже много; история их изложена в
соч. Дж. Дарместетера, "Le Mahdi depuis les origines del'islam jusqu'a
nos jours" (Пар., 1885); глава VIII посвящена суданскому аскету
(дервишу) Мохаммеду-Ахмеду, родившемуся в Донголе в 1843 г., объявившему
себя в августе 1881 г. М. и породившему то религиозно-политическое
волнение, которе и до сих пор продолжается в Судане.
А. К-ий.
Махмуд-Газневи (970 - 1030) - даровитый подководец, могущественный
государь Азии. Во всех его походах главнейшею его целью было
ниспровержение язычества и распространение ислама, за что его глубоко
чтят мусульмане. Его память и доныне живет в Персии и Индии, в
многочисленных легендах и персидских песнях; последние приписываются ему
самому и имеют своим предметом его любовь к рабу Аясу.
Машикули или навесные бойницы (стрельницы) - устраивались обыкновенно
в стенах и башнях каменных и деревянных (в России). М. назыв.
горизонтальные щели, образуемые парапетом, отодвинутым на кронштейнах
внаружу от поверхности стены.
Машина - Слово "М." всякому понятно, но точное определение понятия,
обозначаемого этим словом, установлено только в течение настоящего
столетия благодаря стараниям целого ряда ученых, трудившихся над
классификациею понятий практической механики. Принятое в настояшее время
определение понятия "М. " принадлежит Францу Рело, профессору высшей
политехнической школы в Берлине; определение это такое: М. есть
соединение способных к сопротивлению тел, устроенное таким ооразом,
чтобы действующие на них природные силы производили определенные
движения. Смотря по тому, состоит ли главная цель М. в том, чтобы
перемещать тела, или в том, чтобы их обработывать. М. разделяются на
перемещающие и oбpaбaтывающие. Локомотив, подъемный кран, пожарный насос
и т. д. принадлежат к числу М. перемещающих; напротив того, токарный
станок, самопрялка, молотилка и т. д. принадлежат к числу М.
обрабатывающих. Рёло предложил следующую классификацию частей М.: 1)
природный двигатель, 2) предмет работы, 3) главный механизм, 4)
распределитель, 5) регулятор и 6) передача. Не в каждой, впрочем, М.
встречаются все эти части. Природным двигателем служит вода в
гидравлических М., турбинах и водостолбовых М., ветер - в ветряных
мельницах, пар - в паровых М. и т. д.. Предмет работы или перемещается
М., или обрабатывается ею. Во время действия М. предмет работы находится
в таких же условиях относительного движения, определяемого устройством
М., как и другие ее части, постепенное же изменение вида обрабатываемого
предмета не составляет его отличительной черты от прочих частей М., так
как и эти последние стираются, снашиваются и, следовательно, разница в
изменении формы обрабатываемого предмета и машинной части только
количественная; в качественном же отношении, как обрабатываемый предмет,
так и всякая подвижная часть М. (звено) принимают в местах
соприкосновения с соседнею частью М. форму поверхности, огибающей
относительные положения этой части. Так, напр., предмет, обтачиваемый на
токарном станке, принимает вид тела, ограниченного поверхностью,
огибающею относительные (по отношению к обтачиваемому предмету)
положения резца; из двух нитей, скручиваемых в одну более толстую,
каждая является частью М., определяющею форму другой; во многих
прядильных М. нитка, составляющая предмет работы, служит для передачи
вращения от одного веретена к другому. Ввиду такого рода фактов весьма
удобно, как это делает Рело, рассматривать во время действия М. предмет
работы, как составную часть М. Главный механизм представляет собою
существенную часть М.: в паровой М., напр., он состоит из цилиндра с
каналами, поршня, поршневого штока, шатуна и коленчатого вала. В
лесопилке главный механизм состоит из кривошипа, шатуна и подвижной рамы
с пилами. В главном механизме можно иногда найти приемник, на который
непосредственно действует природный двигатель; таким является, напр.,
поршень паровой М., на который непосредственно действует пар. Иногда в
главном механизме можно отличить орудие, непосредственно действующее
(пилы лесопилки) на предмет работы. Распределителем называется
совокупность частей М., обусловливающая распределение действий М. в.
определенном порядке. Напр. в жнее-сноповязалке необходимо, чтобы
накопление стеблей на вязальном столике, образование снопа, образование
узла, отрезывание бичевы следовали бы одно за другим в определенном
порядке: порядок этот обусловливается действием весьма многих частей М.,
составляющих распределитель. Золотник, золотниковый шток и эксцентрик
представляют собою распределитель обыкновенной паровой М. В
распределителе часто встречаются особые аппараты, правильно подающие в
М. обрабатываемый материал; такие распределители называются питающими, к
числу их относятся, напр., парусинный элеватор жнейки-сноповязалки,
подающий стебли на вязальный столик и снаряд, пододвигающий материю под
иглу швейной М. Встречаются распределители, имеющие прямо
противоположное назначение
- выводить из М. материал, подвергнувшийся обработке, как это делает,
напр., соломотряс, выводящий солому из молотилки. Такие распределители
называются выводными. Регуляторы служат для регулирования количества
материала, вводимого в М. или выводимого из нее. К регуляторам же
следует отнести аппараты, служащие для остановки М. Передача служит для
передавания движения от одной части к другой или от механического
двигателя к М., приводимой им в движение. Для того, чтобы каждая часть
М. имела определенное движение, эти части (звенья) связываются между
собою попарно. Для прочного и целесообразного соединения звеньев
выработаны известные общеупотребительные приемы, поэтому необходимо
различать в М. ее конструктивные части, число которых ограничено, но с
развитием машиностроения увеличивается. В настоящее время употребляются
при устройстве М. следующие конструктивные части: 1) заклепки, которыми,
напр., сшиваются листы парового котла, 2) клинья, 3) винты и гайки, 4)
шипы, 5) пяты, на которых вращаются вертикальные валы, 6) подшипники, 7)
подпятники, 8) кронштейны и консоли для подшипников, 9) оси, 10) валы,
11) соединения валов, 12) рычаги, 13) кривошипы и коленчатые валы, 14)
эксцентрики, 15) сложные рычаги и балансиры, 16) шатуны, 17) крейцкопфы
(крестовины), 18) катки, 19) кулаки, 20) зубчатые колеса, 21) храповые
колеса и собачки, 22) веревки и канаты, 23) ремни, 24) цепи, 25)
пружины, 26) шины, 27) трубы, 28) краны, 29) клапаны, 30) золотники и
31) поршни. Цели, которым служат различные части М., Рело разделяет на:
1) ведение, 2) магазинирование, 3) преобразование движения и 4)
формирование. Совокупность частей, ведущих точку по данной кривой или
ведущих тело через ряд параллельных положений, производит ведение;
рельсы железной дороги и колеса представляют собою аппарат ведения.
Магазинирование работы твердыми телами разделяется на статическое,
примерами которого могут служить поднятая тяжесть; натянутая пружина,
скрученный каучук и т. д., и на динамическое, какое мы видим в маховом
колесе. Магазинирование гибкими телами достигается наматыванием этих тел
на барабаны; примером его может служить заводной механизм часов с
гирями. Чаще всего употребляется магазинирование, достигаемое органами
давления, какое мы видим в паровых котлах, гидравлических напорах и т.
д. Преобразование движнитя достигается преобразованием скорости и
ускорения, в отличие от ведения, преобразовывающего траектории.
Формированием достигается образование определенной формы обрабатываемого
предмета; при этом предмет работы рассматривается как одно из звеньев
М., составляющих с действующим на него орудием кинематическую пару К
числу М., служащих для перемещения, принадлежит весьма важный класс
механических двигателей. К ним относятся: 1) ветряные колеса, 2)
гидравлические колеса, 3) турбины, 4) водостолбовые М., 5) особые
гидравлические двигатели, как напр. гидромотор Ягна, 6) паровые М., 7)
газовые двигатели, 8) керосиновые двигатели, 9) электрические двигатели
и т. д. При изучении М. необходимо иметь в виду все действующия на них
силы, а именно: 1) силу природного или механического двигателя,
приводящего М. в действие; 2) полезные сопротивления, преодоление
которых и составляет цель М.; 3) бесполезные сопротивления, преодоление
которых не составляет прямой цели М., но от существования которых
невозможно избавиться; таковыми являются трение, сопротивление среды и
т. д.; 4) вес частей М. По причине существования бесполезных
сопротивлений, полезная работа М., т. е. работа, идущая на преодоление
полезных сопротивлений, всегда меньше работы, производимой силою
природного или механического двигателя, сообщающего М. движение.
Отношение полезной работы М. к работе силы, сообщающей ей движение,
называется коэффициентом полезного действия. М. тем совершеннее, чем
больше ее коэффициент полезного действия. Простота устройства,
прочность, плавность движения представляют собою элементы, из которых
слагается понятие о доброкачественности М. Литература современных общих
понятий о М. : Reuleaux, "Theoretische Kinematik"; Burmester, "Haudbuch
der Kinematik"; Grashof, "Theoretische Maschinenlehre"; Reuleaux, "Der
Konstructeur".
Б. Д.
Маяк - высокое, в виде башни, строениe, стоящее на морском берегу, на
пути следования судов - для указания пути мореплавателям. Ночью на
вершине М. поддерживается огонь. Указательные М. возводятся в открытом
море, на отдельных небольших скалах и отмелях, а иногда и на
искусственных возвышениях дна; они служат главным образом для того,
чтобы дать возможность судну, приближающемуся к берегу, ориентироваться
относительно своего положения и проверить правильность своего курса.
Предостерегательные М. указывают опасные места фарватера. Портовые М.
помещаются при входе в порт, на голов ах портовых молов. Знаменитейший
из всех М. древности был М. адександрийский, на острове Фаросе,
вследствие чего название острова сделалось нарицательным именем для М.
вообще. Александрийский фарос причислялся к так наз. семи чудесам света.
Вышина его была 170 м. Он был построен Состратом ок. 283 г. по Р. Хр,
существовал еще в 1317 г. Не меньшею известностью пользовался в
древности маяк родосский (родосский колосс). К известнейшим маякам
позднейшего времени принадлежит построенный в 1584 - 1610 г. кордуанский
маяк. М. вангерокский и скагенский, на северной оконечности Ютландии,
существуют более 300 лет. По трудностям, представившимся при его
постройке, замечателен М. эдистонский и М. на скале Инч-кап или
Бель-рок. Из современных самым старинным считается М. Коруния,
построенный императором Траяном, возобновленный в 1634 г. и недавно
снабженный проблесковым освещением. К наиболее смелым новейшим
сооружениям принадлежит построенный несколько лет тому назад
ротерзандский М. в устье р. Везер. Днем М. легко распознаются по
внешнему очертанию их и окраске, а также по характеру окружающей
местности. Для возможности же различения М. и в темное время и для
предотвращения весьма опасных ошибок в этом отношении, необходимо
каждому из них присвоить характерное освещение. Введенные для этой цели
цветные стекла фонарей не всегда могут быть применяемы, так как на
больших расстояниях цвет огня теряется. Поэтому различие маячных огней
достигается переменами света. Для этого установлено следуюшее
подразделение. Постоянный огонь показывает непрерывающийся, равномерный,
одноцветный свет. Вертящийся - показывает через правильные промежутки
времени проблески и затмения попеременно, причем сила света в каждом
проблеске сначала увеличивается постепенно до его наибольшей яркости и
затем таким же образом уменьшается до его затмения. На некоторых М.
проблески соединяются в отдельные группы по два и по три, быстро
следующих один за другим, с возрастающею и уменьшающеюся яркостью, после
чего следует более продолжительное затмение. У вертящихся огней
затмения, за небольшими исключениями, более продолжительны, чем
проблески. Мерцающий - с весьма частыми проблесками, причем в ясную
погоду и на близком расстоянии между проблесками заметен слабый свет.
Постоянный с проблесками - представляет постоянный огонь, чрез
правильные промежутки времени прерывающийся одним или несколькими
проблесками. Проблески эти или имеют значительно большую яркость, чем
постоянный между ними огонь, или же они другого цвета. Проблесковый
огонь показывается вдруг в полной силе, виден весьма непродолжительное
время и затем таким же образом затмевается. также на непродолжительное
время. В настоящее время на русских М. находятся в употреблении
следующие проблесковые огни: а) равномерно-проблесковый, белый или
красный, показывает правильно-повторяющийся, белый или красный свет,
продолжительностью около одной секунды и последуемый затмением той же
продолжительности; б) одно-проблесковый, белый или красный, показывает
правильно повторяющийся белый или красный свет, продолжительностью около
одной секунды, последуемый затмением в четыре приблизительно секунды; в)
дву-проблесковый показывает два правильно повторяющихся и
непосредственно один за другим следующих проблеска, последуемых
затмением около четырех секунд; г) трехпроблесковый и т. д. Отличием
этих последних огней служит уже не продолжительность затмений и
проблесков, а число проблесков. Переменный огонь имеет постоянную силу,
но цвет огня через правильные промежутки времени из белого переходит в
красный или зеленый и обратно - без промежутков затмений. Этот тип
употребляется почти исключительно при огнях, освещаемых бензином или
газолином и приводящих аппарат в движение посредством подымающегося от
них нагретого воздуха, причем цвет огня меняется от 20 до 50 раз в
минуту. Перемены света производятся различного рода вращающимися
абажурами или же вращением самих фонарей. Источником света для маячных
огней в настоящее время служат большею частью лампы с несколькими
концентрическими светильнями, с полным притоком воздуха между ними и
полным сгоранием масла, обыкновенно сурепного. Из минеральных масел,
которые в последнее время входят в употребление вследствие их дешевизны,
применяют бензин и керосин; минеральные масла, однако, портят стекла,
которые тускнеют. Такое же влияние имеют китовый жир и спермацет,
которые весьма употребительны для маячного освещения в Америке. Для
равномерного горения употребляются лампы наподобие Аргантовых, с
притоком масла сверху, или же масло накачивается в лампу из запасного
резервуара с помощью насоса, который приводится в действие часовым
механизмом. Газовое освещение удобно лишь в тех случаях, когда М.
расположен на берегу вблизи города, в котором имеется газовое освещение
(портовые огни). Электрическое освещение стали вводить на многих М. в
последнее время, и в этом отношении достигнуты отличные успехи, в
особенности во Франции (Ла-Гев и др.). Для освещения М. употребляются
две системы аппаратов, отражательная или катоптрическая, и преломляющая
или диоптрическая, известная также под именем Френелевой. Отражательная
система представляет в применении к большим М. следующие неудобства: 1)
рефлекторы или зеркала поглощают более половины лучей света; 2) медные,
посеребреные зеркала скоро тускнеют и 3) прибор имеет значительный вес,
вследствие чего трудно устроить часовой механизм достаточной силы для
вращения его. Поэтому в настоящее время повсюду отражательные аппараты
заменяются Френелевыми, в которых сплошные плосковыпуклые стекла
заменены ступенчатыми, составленными из отдельных призм. Для собирания
же в этой системе лучей света, идущих вверх и вниз, минуя стекла,
помещаются сверху и снизу плоские или параболические отражательные
зеркала, и тогда получается соединение отражательной системы с
диоптрическою, которое носит название катодиоптрической системы . В этой
системе Френелем сделано усовершенствование, состоящее в том, что
зеркала заменены также призмами, с полным внутренним отражением. Самый
сильный огонь горит в настоящее время на М. Ла-Гев, близ Гавра. Свет его
виден на 50 морских миль. Еще более сильный огонь устанавливается теперь
французским правительством на мысе Пенмарк, близ Бреста. Для содержания
М. и наблюдения за ними во всех государствах существуют особые
учреждения. Большая часть М. у берегов наших морей состоит в ведении
морского мин. М. на внутренних водных путях, озерах (Ладожском и др.), а
также многие огни в портах содержатся министерством путей сообщения.
Наши М. зажигаются при захождении и гасятся при восходе солнца.
Береговые М. Черного и Азовского морей и большая часть каспийских маяков
освещаются круглый год. Большая часть М. Балтийского моря, а также почти
все М. Восточного океана освещаются в продолжение всей навигации. М.
Белого моря, по причине светлых ночей, освещаются с 20 июля до 1 ноября,
за исключением М. жижгинского и соловецкого, которые прекращают
освещение 16 ноября. В Финском и Ботническом заливах все малые маячные
огни (с переменным огнем), освещаемые нефтяным маслом, горят день и ночь
и зажигаются ежегодно со вскрытия фарватеров от льда по 19 мая
включительно, затем освещение их прекращается и начинается вновь с 19
июля; некоторые огни - в Аспенских шхерах, у Свеаборга, в Ганге, в
Ледзунде и в Мариенхамне - зажигаются 14 июля. Часто при М. находятся
спасательные станции и приспособления для подачи туманных сигналов. На
всех наших береговых М. во время тумана, метели, вьюги и пасмурности
производится двух-ударный звон колокола, с перерывами не более 3-х
минут, на подобие того, как на судах бьют стклянки, но интервалы между
двумя ударами несколько короче. На плавучих М. производится трех-ударный
звон или рында, с остановками до 2-х минут. В зависимости от дальности
освещения М. и от напряжения огня, М. разделяются на разряды (у нас
принято четыре разряда). Система устройства М. зависит от места его
установки и цели, для которой М. предназначается. Разряд огня, система
аппарата, высота огня над уровнем моря определяются требуемою дальностью
освещения и местными условиями. М., устраиваемые в открытом море или на
небольших скалах, через которые перекатываются волны, должны быть
обеспечены против разрушения волнами. Поэтому маяки эти должны быть
особенно тяжелыми, части их должны быть прочно связаны между собою и с
основанием. Так как внутри М. необходимо расположить жилое помещение для
маячной прислуги, склады для материалов, цистерны для пресной воды и
пр., то их необходимо строить в виде толстых башен из тесаного камня,
возможно больших размеров, с притескою их таким образом, чтобы все камни
были связаны между собою даже без раствора, представляя как бы
нераздельную монолитную массу . В береговых М. строение для смотрителя
возводится обыкновенно отдельно от башни, которая делается круглою,
четырехугольною или восьмиугольною. При Толбухином М. помещение для
смотрителя и маячной прислуги устроено в связи с маячною башнею. В связи
с башнею находится чугунная же, внутри обшитая деревом, пристройка, для
помещения двух человек маячных служителей. Такого рода башни ставятся на
концах дамб или в воротах гаваней. Иногда применяются также деревянные
маячные башни, главным образом при неимении средств для постройки
каменных и преимущественно на внутренних водных путях (М. Ладожского
озера). Описание русских М., по отдельным морям, издаются главным
гидрографическим управлением морского министерства. В этих описаниях
помещаются: географическое положение каждого М., число, вид и цвет
огней, промежуток между проблесками, освещаемое пространство, горизонт
огня, цвет М., высота огня и пр. сведения, характеризующие М. Ср. проф.
А. Г. Нюберг, "Курс портовых сооружений" (СПб., 1896); контр-адм.
Баженов, "Маяки, их осветительные аппараты и звуковые приборы" (СПб.,
1884).
А. Таненбаум.
Меандр - один из древнейших линейных или геометрических орнаментов,
явившийся впервые, по-видимому, в ткацком искусстве. Он состоит из
разнообразных изломов прямой линии под прямыми же углами и из сочетаний
таких изломов. М., обыкновенно, слывет за чисто греческий орнамент,
вследствие чего называется также алагреком. Название М. происходит от
малоазиатской реки того же имени, образующей в своем течении множество
извилин. В действительности, это один из примитивных общечеловеческих
орнаментов, встречающийса в совершенстве и изяществе даже на
произведениях краснокожей расы Нового Света. Иногда называют М. также
орнамент, состоящий из закругленных изгибов одной линии, имеющих форму
концентрических завитков или составляющих подражание морским волнам.
Этот вид М. такой же древний и всеобщий, как алагрек.
А. Щ.
Мегалиты или мегалитические памятники - доисторические сооружения из
больших каменных глыб или плит, каменной (неолитической), бронзовой, а
отчасти и позднейших эпох, служившие либо гробницами, либо памятниками,
либо святилищами, причем эти различные типы отчасти переходят один в
другой. М. памятники особенно многочисленны и разнообразны в Бретани,
где они раньше, чем в других местностях, обратили на себя внимание
ученых (в прежнее время их называли "друидическими", т. е. служившими
для религиозных целей друидов или галльских жрецов); поэтому и для
обозначения таких памятников употребительны, по преимуществу, названия,
заимствованные из бретонского языка, именно менгир (men - камень, Mr -
длинный, высокий) - высокий стоячий камень, воздвигавшийся, вероятно, в
память какогонибудь события или лица, или для обозначения известного
места; дольмен (dol - стол, men - камень) - камера из 4 стоячих и
перпендикулярных между собою плит, прикрытых сверху большою
горизонтальною плитою ; кромлех (crom - круг) - круг из камней,
самостоятельный или окружающий дольмен . Особые виды М. памятников
представляют камеры с коридорами (allees couvertes, напр. в Провансе);
ряды камней (alignements, например в Карнаке, в Бретани, тянущиеся
иногда на версту и более; чашечные камни - большие глыбы с
чашкообразными в них углублениями, повидимому естественного
происхождения, но иногда служившие, кажется, для религиозных
(жертвенных) целей; качающиеся камни (pierres branlantes) - поставленные
на узкой плоскости так, что могут быть легко приводимы в колебательное
движение, но при своей колоссальности остающиеся в том же виде в течение
веков (тоже, по-видимому, естественного происхождения, хотя и человек
мог иногда содействовать их установке); ящикообразные могилы (из больших
плит, поставленных в яме); лодкообразные могилы -из камней,
расположенных так, что получается очертание лодки, иногда очень большой,
и с поперечными перегородками, симулирующими как бы лавки для сидения
(такие могилы известны в Швеции и Прибалтийском крае; они служили для
погребения викингов и др.). М. памятников всего больше во Франции, в
Испании и на Балеарских о-вах, в Англии, в сев. Германии, в Алжирии, в
Палестине, у нас в Крыму и на Кавказе, также местами в Сибири (менгиры и
кромлехи в Минусинском крае), в Монголии ("оленные камни", т. е. с
изображениями оленей) и т. д. В некоторых местностях Индии дольмены,
кромлехи и т. д. воздвигаются и до настоящего времени. Кроме общих
сочинений по доисторической археологии, ср. Ferguson, "Rude Stone
Monuments" (Л., 1872; важно по множеству фактов и рисунков, но неверно
по основной идее, именно по стремлению отнести почти все эти памятники к
исторической эпохе); Carthailac "La France prehislorique" (1893).
Д. Л.
Мед - представляет собой смесь сахаристых веществ, которую
вырабатывают пчелы, обыкновенно из нектара цветов или цветочной пыли, а
за недостатком их - из отбросов сахарных заводов или из медовой росы
(продукта выделений травяных вшей) и т. п. Нектар цветов и цветочная
пыль состоят, главным образом, из водного раствора тростникового сахара,
который в "медовых мешках" пчел, под влиянием малоисследованных еще
ферментов, инвертируется, т. е. превращается в смесь правой и левой
глюкоз. М. служит пищей для пчел и их личинок, значительные запасы его
накопляются в ульях и образуют так наз. "соты". Чтобы получить из
восковых сот чистый М., их или вешают на солнце, причем М. сам собой
стекает в подставленные деревянные сосуды ("мед самотек"), или же
пользуются центробежными машинами. И в том, и в другом случае получаются
выcoкиe сорта М.; низкие сорта получаются вытапливанием сот на огне. М.
представляет собой густую, почти прозрачную жидкость, по большей части
бледно-желтого цвета, иногда встречаются образцы М., резко окрашенные в
темно-коричневый цвет (М. с хвойных деревьев). Хороший М. обладает
нежным ароматическим запахом. Цвет и запах М. всецело зависят от
соответственных качеств нектара цветов, из которого он приготовлен
пчелами. В России самым лучшим сортом М. считается "липовый", т. е. М.
из таких местностей, в которых главною добычею пчел служит сок липовых
цветов (напр. Уфимская губ.). М. имеет кислую реакцию и в громадном
большинстве случаев вращает плоскость поляризации влево; он растворим,
но не вполне, в воде и кипящем 80% спирте; при этом остаются
нерастворенными небольшие количества декстринообразных и белковых
веществ, составляющих естественную примесь М. Уд. вес цельного М.
равняется 1,41 - 1,44. При хранении М. физические свойства его
изменяются: если М. сохранять в прохладном месте, он густеет,
"сахарится", вследствие того, что одна из составных частей его -
виноградный сахар (декстроза) - кристаллизуется; при этом вкус и аромат
М. улучшаются; при хранении же в теплом помещении - он бродит,
приобретает противный кислый вкус и запах. M. состоит преимущественно из
водного раствора трех сортов сахара: виноградного (декстрозы), плодового
(левулезы) и небольших количеств тростникового. Общее количество этих
трех сахаристых веществ составляет в заграничном M. 74,64%, а в русском
- 73,66%; если сюда прибавить вес, содержащейся в M. воды, т. е. 20,60 -
23,34%, то на долю всех остальных составных частей M. придется всего 2,9
- 4,7%. Из последних следует отметить муравьиную кислоту, которая
предохраняет М. от порчи.
Способы обработки и фальсификации М. С целью улучшить физические
свойства М. и таким образом увеличить продажную стоимость низших сортов
его, получаемых вытапливанием М. из сот с помощью огня, М. подвергают
так наз. очистки, а для придания аромата сдабривают его ароматическими
эссенциями. Для очистки низких сортов М. употребляются три главных
приема: а) М. перетапливают и фильтруют; в) растворяют М. в 11/5 частях
воды, прибавляют белой глины (15 частей глины на 1000 частей М.) или
таннина, кипятят, снимают пену, фильтруют и сгущают фильтрат до тех пор,
пока он будет весить столько же, сколько весил взятый для очистки М.; с)
к раствору 5 частей М. в 3 частях воды прибавляют 2 части спирта, дают
смеси отстояться, в течение нескольких дней фильтруют; фильтрат сгущают
выпариванием, как и в предыдущем способе. Если М. имел очень кислую
реакцию, то к нему, до очистки по одному из описанных способов,
обыкновенно прибавляется мел. Для того, чтобы придать очищенному М.
аромат, к нему прибавляют большею частью розового экстракта (extr. ros.
fluid.): 25 частей на 975 частей М. или спиртовой вытяжки из лепестков
розы (розовый М.). Прибавляя 10% буры или 2% салициловой кислоты, или 5%
таннина, получают М. с соответствующим содержанием лекарственных
средств. Наиболее частыми примесями, прибавляемыми к М. с целью
фальсификации, являются: сахарная и крахмальная патоки и крахмальный
сахар; затем мука, трагант или клей и, наконец, минеральные вещества:
гипс, глина, медь и некоторые др. В Москве, по Вилларету, дешевые сорта
меда (до 20 коп. фунт) оказались все состоящими из смеси патоки и
картофельной муки; к некоторым образцам были прибавлены еще мел и
древесные опилки. М., ценой от 30 до 45 коп. за фн. был фальсифицирован,
главным образом, картофельной патокой, тростниковым сахаром и мукой.
Натуральный, без примесей, М. можно было купить только за 50 - 90 коп.
фн. Подмесь к М. крахмального сахара также в широком употреблении в
Швейцарии, где в большом ходу так наз. столовый или швейцарский М.,
состоящий из смеси 30% пчелиного М. с 70% крахмального сиропа. Кроме М.
с различными подмесями, в продаже имеется искусственно приготовленный
М., не содержащий и следов натурального пчелиного М. Патентованный
искусственный М., фирмы Воль и Кольреппа, напр., приготовляется из
тростникового сахара, который инвертируется слабыми кислотами и
сдабривается веществами придающими ему запах и вкус М. Химическое
исследование искусственного М. дало следующие результаты: воды - 22,43%,
декстрозы - 36,06%, левулезы - 38,46%, декстринообразных веществ -
2,93%, азотистых вещ. - следы, золы - 0,12, угол вращения 12,5%-наго
раствора в трубке в 200 мм. - 1°,23.
Исседование М. Удельный вес определяют пикнометром, пользуясь
раствором 30 гр. М. в двойном количестве воды. Удельный вес такого
раствора из натурального М. обыкновенно бывает не ниже 1,111. Оптические
свойства М. определяютсяв поляристробометре, причем берется 50 кб. стм.
предыдущего раствора (1 : 2) или, смотря по надобности, более слабого (1
: 10 или 15 : 100); раствор обесцвечивается тремя кб. стм. свинцового
уксуса и двумя кб. стм. концентрированного раствора углекислого натра, и
исследуется в трубке длиной в 200 мм.; для обесцвечивания можно также
настаивать М., в течение 4 час., со смесыо очищенного костяного угля и
сухого гидрата алюминия 3,33%-ный водный раствор натурального М., в
громадном большинство случаев, вращает плоскость поляризации влево на
6°, 30'; но встречаются и правовращающие сорта М. Определение угла
вращения заслуживает полного внимания, так как указанные выше сахаристые
вещества, с помощью которых всего чаще фальсифицируется М., картофельная
и сахарная патоки, а также и виноградный и тростниковый сахар - все
обладают правым вращением. Различные сорта сахаристых веществ, входящие
в состав М., определяются титрованием при помощи Фелингового раствора
непосредственно (виноградный и плодовый сахар) и после превращения
тростникового сахара - посредством соляной кислоты, в смесь декстрозы и
левулезы (виноградный, плодовый и тростниковый сахар). Вода определяетея
высушиванием М., смешанного с прокаленным песком, в вакуум-аппарате при

<<

стр. 124
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>