<<

стр. 125
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

96 - 97° Ц.; содержание воды, превышающее 25%, указывает на
искусственную примесь воды. Зола определяется осторожным прокаливанием
М.; содержание золы, превышающее 1%, указывает на прибавление к М.
минеральных веществ .Кислотность определяется титровавием слабого
раствора М. (3 - 5 гр. в 100 - 200 кб. стм. воды) 1/10 - нормальным
раствором едкого натра; 1 кб. стм. этого раствора соответствует 0,0046
гр. муравьиной кислоты. Количество воска и цветеня определяют
посредством фильтрации раствора М. в воде; воск и цветень задерживаются
на фильтре.
Способы для открытия фальсификаций М. Примесь муки в некоторых
случаях легко открыть уже по физическим свойствам М.: от неумеренной
примеси муки M. приобpетает слишком белый цвет и делается слизистым. Для
более точного исследования берут 10 - 20 гр. М., обрабатывают его 70%
спиртом и фильтруют, причем мука останется на фильтре; ее промывают
сначала спиртом, а затем водой и в оставшемся веществе открывают крахмал
или химическим путем, превращая его, по Меркеру, в глюкозу, или же с
помощью микроскопа. Клей и трагант открываются осаждением водных
растворов М. таннином. При этих условиях чистый М. дает едва заметную
муть. Крахмальный сахар и патока являются наиболее частой примесью М.
Нахождение крахмального сахара в М. основано на том факте, что в
крахмальном сахаре и патоке содержится очень много декстринообразных
углеводов, неспособных бродить и восстановлять соли меди. 1,25 гр. М.
растворяют в воде, прибавляют пивных дрожжей, доводят до объема в 250
кб. стм. и после 48-часового брожения прибавляют гидрат аллюминия; после
брожения все углеводы, способные бродить, разрушаются, а оставшиеся в
растворе вещества подвергают испытанию в поляризационном аппарате или,
после инверсии крепкой соляной кислотой, образовавшейся виноградный
сахар титруют по Фелингу. Если М. не содержал примеси крахмального
сахара или патоки, то полученный после брожения раствор будет, в
громадном большинстве случаев, оптически недеятелен или мало деятелен (+
2,5°), а также и после инверсии виноградного сахара получится меньше 1%
. Для открытия крахмального сиропа Гагер рекомендует налить в пробирку 1
- 2 кб. стм. фильтрованного 25% -оного раствора М. и осторожно, по
стенкам, прилить 0,5 кб. стм. безводного алкоголя. Если М. не подмешан
патокой, то спирт останется прозрачным и на месте соприкосновения его с
М. образуется едва заметная муть. Примесь тростпикового сахара
открывается определением углеводов по Фелингу и с помощью поляриметра до
и после инверсии. Чистый М. содержит тростникового сахара не больше 16%.
В некоторых случаях М. может обладать непосредственно ядовитыми
свойствами, если пчелы собирали нектар с ядовитых цветов, напр. с
некоторых видов рододендрон (Rhod. maxim, ponticum) или с Azalea
pontica. На ядовитые свойства М. имеются указания у Ксенофонта. В
заключение следует упомянуть, что М. употребляется в пищу не только как
таковой, но из него приготовляются также и напитки: мед, пиво и медовое
вино. М. (напиток) можно приготовлять по следующему рецепту: 12 кгр. М.
растворяют в 60 литр. воды; к этому раствору прибавляют 20 гр.
глинозема, 300 гр. хмеля и варят; затем фильтруют через редкое сукно,
быстро охлаждают, прибавляют 1 литр пивных дрожжей и оставляют бродить в
полно налитой бочке. Для приготовления медового вина берут 15 кгр. М.,
15 кгр. сахара, 6 кгр. виннокаменной кислоты, смешивают все это с 60
литр. свежего винного сусла и дают перебродить. Ср. Konig, "Die
menschlich. Nahrungs und Genussmittel" (3 изд., 1893, т. II); В. Л.
Вилларет, "О химическом составе пчелиного М. и. способах распознавания
фальсификации его" (дисс., М., 1891).
Г. Хлопин.
Медаль (франц. medaille, от итал. mеdaglia, лат. metallum) -
металлический знак, обыкновенно круглый, реже овальный, квадратный или
др. формы, с выпуклыми изображениями в память о каком-либо событии или
лице, а также с религозною или нравоучительною целью, для выражения
какого-либо чувства, для шутки, сатиры и т. п. Медальонами назыв. М.
самых больших размеров, а из античных монет - монеты наибольшей
величины, хотя эта величина едва достигает среднего размера новейших М.
К М. причисляются еще жетоны. М. чеканятся с двух сторон, из которых
одна назыв. лицевою (в нумизматических описаниях - avers, а другая -
оборотною (revers). На лицевой стороне помещаются главные изображения,
преимущественно портреты лиц, игравших важнейщую роль в событии,
увековечиваемом М.; самое же событие обозначается на оборотной стороне
М. различно - надписью, в связи с символами, аллегорией или прямо как
оно было. Встречаются М. с портретами или аллегориями на обеих сторонах;
у М. первого рода лицевою стороною считается та, на которой изображены
лица, игравшие в данном событии первенствующую роль, у М. же второго
рода для определения лицевой и оборотной стороны нет точных правил. У
М., у которых на одной стороне аллегория, а на другой - надпись, лицевою
стороною считается вторая. У М., имеющих надписи на обеих сторонах,
лицевая сторона определяется тою надписью, которая выставляет на вид
существенные стороны предмета М. Древним грекам совершенно чуждо было
современное понятие о М. Особенно выдающиеся события иногда служили
поводом к выпуску монет необычной формы и особой чеканки, но они
поступали в обращение, а не имели значения исключительно памятников. Так
напр., на сицилийских монетах часто увековечивались победы на играх. При
римских императорах являются большие бронзовые, серебряные и золотые М.,
часто снабженные широким бордюром, не имевшие уже характера ходячей
монеты (хотя достоинство таких М., как монеты, обыкновенно на них
отмечалось), и служившие, по-видимому. знаком благоволения или
раздававшиеся в дар. Средние века долго не знали М. Лишь в 1390 г. в
Италии впервые появляются монеты, изготовленные исключительно для
увековечения исторического события: это - М. Франческо Каррары, на
завоевание Падуи. Позже, особенно в XVIII ст., большое распространение
получили попытки выпускать целые серии М., не на современные темы, а с
целыо изображения исторической преемственности событий или лиц. С XVII -
XVIII стол. дошло до нас и большое число сатирических М. Так, например,
северная война дала повод к появление целого ряда сатирических М.,
выбитых в Германии, Дании и Швеции не государственными учреждениями, а
частными лицами. Многие из них имеют непосредственное отношение к
России: на поражение русских при Нарве были выбиты три сатирические М.
На лицевой стороне одной из них изображен Петр Вел., в горностаевой
мантии и царской шапке, греющий руки над огнем стреляющих у его ног
мортир, из которых бомбардируют Нарву; над ним круговая надпись: Petrus
assidebat igni (Петр сидел у огня).
В России наиболее древнею М. некоторые считают поступивший в
коллекцию гр. И. И. Толстого свинцовый кружок, величиною в четвертак; на
лицевой стороне его, в кругу из шариков, голова в короне, как на
псковских деньгах; из надписей Д. И. Прозоровский, ссылаясь на летописи
("Записки Имп. Русск. Археологического Общества", нов. серия, т. II,
вып. 2, СПб., 1886), выводит заключение, что этот единственный образец
древнерусской исторической М., относящийся к 1425 г., был изготовлен для
веча, на котором был утвержден знак для денежного клейма, и, в качестве
вечевого акта, должен был поступить в ларь (вечевую канцелярию), для
хранения с прочими актами. До нас дошло несколько М., выпущенных
Лжедимитрием I в 1605 г. и отчеканенных штемпелями, изготовленными в
Польше (ср. А. Карзинкин, "О М. царя Димитрия Иоановича", М., 1889).
Имеется М., выбитая на избрание московским царем королевича Владислава
(описана у гр. Гуттен-Чапского: " Удельные, великокняжеские и царские
деньги древней Руси", 1875). При Петре Великом на разные события был
выбить ряд М. Особенно большое распространение чеканка М. получила при
Екатерине II. В 1772 г. были учреждены два медальных комитета, для
изображения в ряде М. истории России со времен Петра Вел. На один из
этих комитетов, состоявший из кн. М. М. Щербатова, М. М. Хераскова и А.
А. Нартова, возложено было описать М. ранее уже отчеканенные, выбрать и
описать все историческия события, подлежащие увековечению; второй
комитет, состоявший из Я. Я. Штелина, живописца Гавр. Козлова и
медальера де Вильерса, должен был, основываясь на материалах первого
комитета, проектировать рисунки М.; подписи должны были составляться в
соединенных заседатях обоих комитетов, а законченные проекты М.
поступать на утверждение императрицы. Деятельность этих комитетов
отчасти не пошла далее проектов (ср. ст. Артемьева в "Записках
Археологического Общества", т. III), но можно полагать, что ими были
изготовлены две серии М., выбитые при Екатерине II. Одна серия (63 мед.)
представляет русск. вел. князей, царей, императоров и императриц, с
соответствующими надписями на оборотной стороне. Продолжающий эту серию
М., начиная с импер. Екатерины II до имп. Николая I, сделаны
впоследствии. Вторая серия исторических М., начатая по повелению
Екатерины II, должна была обнять всю русскую историю, но остановилась на
Ярополке. Всех М. 94; из них 22 посвящены княжению Рюрика. Лицевою
стороною у этих 22 М. служит поясной портрет Рюрика, на оборотной -
изображение того или другого события его княжения. Так, напр., на
оборотной стороне первой М. изображен народ у постели больного; вверху
на картуше слова: "неустройствы упреди советом", а внизу надпись:
"кончина Гостомысла. 860 г.". 27 М. имеют изображение Игоря, 36 М.
относятся к событиям княжения Святослава, 9 М. - к событиям княжения
Ярополка. В XVIII ст. законодательство наше начинает регулировать
порядок изготовления М. Сенатским указом 5 декабря 1729 г. разрешено
изготовлять для частных лиц М. по прежде сделанным штемпелям, но если
"кто пожелает делать вновь партикулярные, о том докладывать в сенат".
Указами 28 февраля 1767 г. и 4 декабря 1787 г. воспрещено частным лицам
выбивать М. без Высочайшего утверждения, а законами 1814, 1837 и 1840
гг. воспрещено частным лицам приготовлять чеканы и выбивать по ним
всякого рода М., помимо монетного двора. По действующему
законодательству (ст. 53 и 54 Монетного устава, Св. Зак. т. VII, изд.
1893 г.), монетный двор изготовляет М. по рисункам, утвержденным: 1) при
заказах правительства - Высочайшей властью, 2) при заказах обществ и
учреждений - подлежащими министрами, 3) при заказах частных лиц -
цензурою. Золотые и серебряные М. изготовляются 990-ой пробы.
М., выбитые по поводу современных событий, являются для историков
важными вещественными памятниками. Особое значение имеют античные М., а
также западноевропейские М. XVI - XVII вв. Если бы все сочинения
историков погибли, замечает Гиббон, то было бы достаточно М., надписей и
др. памятников того века, чтобы познакомить нас с путешествиями Адриана;
некоторых фактов мы совсем не знали бы без помощи надписей и М., часто
служивших единственным материалом для историков. Следует остерегаться
поддельных и новодельных М. . Не всегда можно полагаться на одни М.,
особенно новейшие. Известно, что при Екатерине И была выбита М. на
взятие Константинополя, которое не осуществилось; существует М.
Наполеона I с надписью: frappe a Londres, также выбитая заранее, в
ожидании успеха несостоявшейся булонской экспедиции.
Наградным М., первообразом которых являются медальоны римских
императоров, возникли очень поздно. Густав-Адольф, после сражения под
Нюрнбергом (1632), пожаловал офицерам своей армии золотые М., для
ношения на шее на золотых цепях. Награждениe М. за гражданские заслуги
встречается впервые при польском кор. Станиславе-Августе (1782) и при
Людовике XVI (1786), причем на М. означались имя и заслуги лица,
которому они пожалованы. В конце ХVIII ст. устанавливаются для нижних
чинов особые знаки отличия в виде М. В 1788 г. Иосиф II учредил для них
Militair-Ehren-Medaille, noжалование которой было сопряжено с прибавкою
жалованья; затем подобные же М. учреждены в Пруссии и в др.
государствах. Франц. medaille militaire, установленная для нижних чинов
за военные отличия, жалуется и генералам, как высший военный знак
отличия. В России с глубокой древности было, по-видимому, в обычае
жаловать монеты, в знак благоволения. В народных преданиях о богатырях
вел. кн. Владимира упоминается об Александре с золотою гривною.
Летопись, рассказывая об убиении Глеба (1015 г.), говорит, что любимый
отрок его Георгии носил на шее золотую гривну. Точные данные об обычае
русских государей жаловать за отличие или в знак благоволения золотыми
монетами (в летописях и актах - золотые деньги или просто золотые)
восходят к XV в. Так, в 1469 г. вел. князь Иоанн III, в награду
мужества, выказанного устюжанами против казанцев, присылал им 2 раза по
золотой деньге. Пожалованные деньги пришивались на рукавах и шапках и
носились как знак отличия. Нередко деньги были только золоченые, разной
величины, с изображениями: для знатных - лица государева, для прочих -
св. Георгия. Жалованье зол. денег за отличие продолжалось до конца XVII
в. : еще в 1696 г. их получили участвовавшие в покорении Азова,
сообразно своему званию: главнокомандующему боярину Шеину пожалован
золотой в 13 червонных, городовым стрельцам и пушкарям - по золотой
копейке. Первый случай изготовления наградной М. не в виде монеты и с
именем пожалованного (генерала Аггея Шепелева за Троицкий поход)
относится к правлению царевны Софии. При Петре I чеканились и жаловались
войскам М. в память побед над неприятелtм; нeизвеcnнo только, все ли они
назначались для ношения в виде знака отличия, или же некоторые давались
для хранения, в память оказанных подвигов. Всего отчеканено при Петре
Вел. 25 таких М.; первая из них - на победу при Эрестфере (1701),
последняя - на победу при Гренгаме (1720). В 1723 г. донским казакам
пожалованы серебряные М. за участие их в войне со шведами. В последующие
царствования были жалуемы М.: 1737 г. - за взятие Очакова, 1759 г. - за
победу при Франкфурте. Особое распространение получило жалованье М. при
Екатерине II. Помимо М., жаловавшихся участникам побед или походов,
установлена была в 1788 г. М. для награждения нижн. чинов легкой
конницы, прослуживших более 3 лет сверх узаконенного для этого рода
войск 15летнего срока. При Екатерине II вошло в обычай жаловать М. и за
невоенные заслуги; так М. носились на шее, и на них отчеканивалось имя
того, кому они пожалованы. По-видимому, они жаловались только лицам,
которые не состояли на государственной сдужбе и не могли быть
награждаемы орденом или чином. М., с именами пожалованных, жаловались и
лицам, принадлежавшим к иррегулярному войску. В текущем столетии
продолжается обычай установлять наградные М. по случаю разных побед или
за участие в походах; были случаи установления М. и по поводу особенно
выдающихся гражданских событий (М. за участие в деле освобождения
крестьян). Помимо М., жалуемых участникам отдельных исторических
событий, на основании правил, особо для каждой медали установляемых,
существует еще ряд медалей, жалуемых за заслуги и отличия в обыденной
текущей жизни; право на получение таких М. определяется особыми
правилами. Сюда относится знак отличая ордена св. Анны, установленный
как награда для нижних воинских чинов, официльно, впрочем, причисляемый
не к М., а к орденам, и имеющий свою самостоятельную думу . Он состоит
из серебряной вызолоченной М., с изображением орденского знака .
Пожалование знака ордена св. Анны сопряжено с назначением единовременной
денежной суммы, от 10 до 100 руб. Этим же знаком, но без банта из
орденской ленты и без денежной выдачи, награждаются лица беспорочно
прослужившие 10 лет на сверхсрочной службе, в должностях фельдфебелей,
вахмистров и старших унтер-офиц. строевых рот, эскадронов или батарей.
Для унтер-офицеров установлены еще 1 серебр. и золотые М. с надписью "за
усердие", для ношения на шее на владим. или александр. ленте. М. на
георгиевской ленте с надписью "за храбрость" награждаются с 1878 г.
нижние воинские чины за подвиги мужества, оказываемые при исполнении
обязанностей пограничной службы; М. этой существует 4 степени: золотая с
бантом из георгиевской ленты, золотая без банта, серебряная с бантом и
серебряная без банта" Награждение М. с надписью "за храбрость" сопряжено
с назначением добавочного жалованья, с известными правами на пенсию и
некоторыми др. преимуществами. Нижние чины полицейских и пожарных команд
и полицейские урядники, которые, прослужа безупречно не менее 5 лет,
останутся на службе, награждаются серебряною M. на аннинской ленте с
надписью: "за беспорочную службу в полиции", прослужившие затем еще 5
лет пользуются правом ношения пожалованной М. и по оставлении службы.
Аналогичные правила установлены для такой же серебряной М. с надписью:
"за беспорочную службу в тюремной страже". Околоточные, портовые и
полицейские (в столицах) надзиратели, брандмейстеры, городовые и проч.
нижние чины полицейских и пожарных команд, за особо выдающиеся заслуги,
могут быть награждаемы золотою и серебряною М. с надписью: "за усердие"
для ношения на шее: первая - на владимирской, вторая - на аннинской
ленте. Наконец, М. жалуются и за неслужебные отличия. Лица всех
состояний за подвиги человеколюбия, совершенные с опасностью собственной
жизни, но не подходящие под действие орденских статутов, награждаются
серебряными М., а за особые подвиги или за спасение нескольких лиц с
особою опасностью - золотыми М.; те и другие - с надписью: " за спасение
погибавших", на Владимирской ленте . Особые М. установлены для
награждения домашних наставников (золотые) и учителей (серебряные), за
10-летнее беспорочное исправление должности по сему званию, для
церковных старост, избранных на 4-е трехлетие, для волостных старшин за
беспорочное 9-летнее исправление должности или за особые заслуги, для
лиц, отличившихся своею деятельностыо на поприще народного образования,
промышленности и т. п. М. этого рода (надписи: "за усердие", "за
полезное") и правила, определяющие условие и порядок награждения ими,
разнообразны. В виде общего принципа, законом 9 июля 1892 г. установлено
правило, что награждение М. испрашивается в следующей постепенности:
нагрудные серебряные на станиславской ленте, на аннинской ленте; шейные
серебряные на станиславской ленте; нагрудные золотые на станиславской
ленте, на аннинской ленте, на владимирской ленте, на александровской
ленте; шейные золотые на станиславской ленте, на аннинской ленте, на
владимирской ленте, на александровской ленте и на андреевской ленте.
Важнейшее изъятие из этого правила допущено для купцов и почетных
граждан, которых предоставляется удостоивать прямо золотых М. для
ношения на шее. Лица, пожалованные М., изъяты от телесных наказаний (с
1845 г.). Почетным гражданам и купцам, имеющим золотую М. на андреевской
ленте, могут быть испрашиваемы за неслужебные отличия ордена. Все
представления о награждении М. как за подвиги человеколюбия, так и за
другие неслужебные отличия, поступают к подлежащим министрам, которые
вносят их в комитет о службе чинов гражданского ведомства и о наградах,
откуда они повергаются на Высочайшее благовоззрение. Туземцы кавказского
края, киргизы и другие азиатцы отдаленных военных округов, за подвиги
мужества, как во время военных действий, так и в схватках с нарушителями
общественного порядка, награждаются М. непосредственною властью
командующих войсками военных округов, на основании особых правил. С
пожалованных М. за неслужебные отличия взыскивается в пользу увечных
воинов: за серебряные М. - по 71/2 руб., за золотые - от 30 до 60 руб.,
а за М., украшенную бриллиантами - 150 руб. От этого сбора освобождаются
лица, жалуемые за спасение погибавших, за др. человеколюбивые подвиги,
за труды по нapoднoму образованию и за некоторые др. отличия. Лишение
пожалованных М. допускается лишь по суду, в том же порядке, как и
лишение чинов и орденов. М., присуждаемые учебными заведениями и учеными
учреждениями и обществами, предназначаются не для ношения, а для
хранения.

Литература. "Собрание русск. М., изд. по. Высоч. повелению
Археологическою коммиссией" (СПб., 1840 - 46); труды Ю. Б. Иверсена ;
общие нумизматические описания.
А. Я.
Медальерное искусство - искусство гравирования штемпелей для чеканки
монет и медалей, или лепки форм для их отливки. Последний способ
приготовления монет употреблялся в древности только в Италии, в V - III
в. до Р. Хр., а затем там же в XV - XVI в. по Р. X. Как в древности, так
и в эпоху Возрождения к нему прибегали исключительно в виду
невозможности при несовершенных технических приемах того времени,
отчеканивать монеты и медали в очень большом, требовавшемся тогда
формате. За исключением италийских народов, мы видим в древности везде
для изготовления монет употребление чеканки, а не отливки. Древнейшие из
всех существующих монет, лидийские, выбитые в начале VII в. до Р. Хр.,
уже сделаны посредством первого способа. До нас дошли штемпеля,
служившие для выбивания монет только с I века нашей эры, да и то
галльские. а не греческие. Большинство их из желтой меди и лишь
некоторые из стали, которую мы видим в исключительном употреблении для
этой цели только во времена римских императоров. Мягкость первого
металла, употреблявшегося, конечно, и для матриц греческих монет, по
крайней мере древнейшего периода, обусловливала быстрое стирание
штемпелей и необходимость частой их перемены, чем и объясняется
колоссальное количество дошедших до нас разновидностей древней монеты
даже одного и того же типа. М. искусство стояло, в древности, как еще и
в наше время, на одной высоте с современными ему другими отраслями
графических и пластических искусств. У греков IV в. до Р. Хр., бывший
эпохою высшего развития художественного творчества, был также и веком
великих медальеров. К сожалению, греческие писатели не сохранили для нас
имен исполнителей превосходных античных произведений М. искусства,
которые еще основатель науки истории древнего искусства, Винкельман,
смело приравнивал к лучшим произведениям греческой пластики. Только
монеты, преимущественно сицилийские, подписанные именами медальеров,
дают нам возможность знать кое-что о них. В Сиракузах наиболее
знаменитыми медальерами были Кимон и Эвайнет, работавшие во время
тирании обоих Дионисиев. Как называлось у греков М. искусство, а равно и
лица, посвятившия себя ему - остается неизвестным. Причиною умолчания о
том древних писателей, как полагают, было то обстоятельство, что в
Греции это искусство никогда не составляло отдельной художественной
отрасли, но им занимались граверы на драгоценных камнях, gluptai. Зато
нам известно, что у римлян медальеры носили название scalpеorуs monetae,
и при каждом монетном дворе составляли особую корпорацию, во главе
которой стоял praepositus. По большей части это были рабы, некоторые. же
- вольноотпущенные. Несмотря на весьма высокую степень своего
мастерства, по крайней мере в известные эпохи, при цезарях, медальеры не
пользовались в Риме тем почетом, каким они были окружены у греков; на
них смотрели здесь, как на простых ремесленников, и ни одна из дошедших
до нас бесчисленных римских монет не носит на себе подписи художника.
Особенность древних монет, сравнительно с современными, составляют
высокий горельеф их типов, применяемый в настоящее время только при
чеканке медалей, и неправильная форма монетного кружка. Римские монеты,
хотя и значительно уступают греческим в художественности типов, однако,
в отношении округленности их и барельефа, которым исполнен их тип,
являются стоящими гораздо ближе к современным, чем к греческим. Древние
не чеканили вовсе медалей, т. е. памятников, имеющих форму монет,
предназначенных специально увековечивать известные события или портреты
знаменитых людей. Для таких целей греки, а равно и римляне, применяли
самые типы ходячих монет, что и делает столь интересным и важным, в
историческом отношении, собирание и исследование греческих и римских
нумизматических памятников. Несмотря на простоту приемов монетной
чеканки у древних, им удавалось выбивать монеты как чрезвычайно малого
размера (до 3 мм. в диаметре, каковы напр. эфесские гемитартеморионы в
1/8 обола), так и очень болъшие (до 58 мм. в поперечнике, напр., золотой
царя Бактрии Евкратида, в 20 статиров). Монеты еще большего размера не
чеканились, а отливались. Таким образом исполнены римские декуссисы, 116
мм. в поперечнике. Особенность древнейших монет - четыреугольное
углубление неправильной формы на реверсе, произведенное острыми шипами
нижней матрицы, которые при ударе молотком по верхней матрице, носившей
тип, вонзались в монетный кружок и держали его неподвижно при
последующих ударах мастера. Такой способ фабрикации мы находим в монетах
VII - V в. до Р. Хр. В нумизматических памятниках греческих колоний
Южной Италии в это время употреблялись выпуклые типы на лицевой стороне
и вогнутые на задней. Это достигалось чрез чеканку штемпелями, имевшими
для аверса врезанный, а для реверса выпуклый тип. При этом реверсный тип
обыкновенно повторяется на лицевой стороне, но в вогнутом виде, хотя
встречаются также монеты, имеющие на обороте изображение, совершенно
отличное от лицевого. Упадок М. искусства начался в Греции в начале III
в. до Р. Хр., затем и продолжался, хотя и весьма медленно, но
непрерывно, вплоть до разрушения византийской монархии, в 1453 г. В
западной римской империи падение М. искусства обнаруживается уже в
нумизматических памятниках II в. по Р. Хр. Во все продолжение Средних
веков до начала Возрождения, в XV в., в западной Европе М. искусство
стояло чрезвычайно низко. Изображения на средневековых монетах делались
всегда самым плоским рельефом, который требовался тонкою, бляхообразною
формою самой монеты. Исключение составляют только так наз. брактеаты
германских государств XIV в., снабженные изображением лишь на одной
лицевой стороне, полученным посредством тиснения тонкого серебряного
листка на свинцовой подушке. Изображения на брактеатах очень часто
весьма выпуклы, но такой же грубой, варварской работы, как и на монетах.
В средние века, точно также как и в более отдаленной древности, не было
отчеканено ни одной медали. Первые произведения этого рода относятся к
самому концу XIV в. Они были исполнены в Падуе, в 1390 г. для герцогов
Каррары, неизвестным художником. Существуют также венецианские медали
1393 и 1417 гг. Тем не менее, основателем современного нам медальерпого
искусства должно признать живописца Витториo Пизано, более известного
под именем Пизанелло - медальера, работы которого впервые получают
характер памятников искусства, а не ремесла. Первая медаль, им отлитая,
была сделана для предпоследнего византийского императора, Иоанна VIII
Палеолога, которого Пизанелло видел на флорентийском соборе в 1437 -
1439 гг. За Пизанелло следовал, в XV - XVI вв., ряд других медальеров,
быстро двинувших вперед свое дело. В их числе наиболее знаменитые:
Джован-Мариа Помеделло, Леоне Леони, Джакоппо Треццо, Пасторино
ди-Сиенна, Сперандио ди-Мантова, Бенвенуто Челлини, Аннибале Фонтана,
Алессандро Витторио и Франческо Лаурина. Произведения этих художников,
все литые из бронзы, свидетельетвуют о внимательном изучении ими антиков
и живой натуры. Из Италии вновь возродившееся искусство распространилось
по всем странам западной Европы, но в самой Италии продержалось на
высоте очень недолго. Уже с XVll в. произведения итальянских медальеров
утрачивают художественное достоинство и постепенно становятся продуктами
ремесла. Во Франции М. искусство процветает с XVI в. почти до конца XVII
в. Наиболее искусные французские медальеры этого века - Вильгельм Дюпре
и Варен. В Германии, в XVI в., лучшими мастерами по рассматриваемой
части следует признать Генриха Рейда, Фридриха Гагенауера, знаменитого
живописца и гравера. Но и в Германии М. искусство процветало очень
недолго, и во времена тридцатилетней войны низошло на степень ремесла. В
России древнейшие монеты великих князей киевских, Владимира св.,
Святополка и Ярослава Мудрого, были гравированы византийскими
медальерами. Затем чеканка монет в нашем отечестве совершенно
прекратилась в начале XI в., что, разумеется, повело к полному забвению
у нас М. искусства. Остается неизвестным, откуда брались медальеры,
делавшие матрицы для русских великокняжеских и удельных монет XIII - XV
вв. При Иоанне III был выписан из Италии известный литейщик и зодчий
Аристотель Фиоравенти, который занялся также и гравированием монет. Все
русские монеты допетровского времени гравированы чрезвычайно грубо и
антихудожественно. Только при Петре появилась впервые монета вполне
круглая и несколько более изящной работы; ее выделывали выписываемые
из-за границы медальеры того времени. Наконец, при Екатерине II было
обращено внимание на художественность изготовления монет и медалей, и в
1764 г. основан особый медальерный класс в Императорской акад.
художеств. Здесь первым профессором М. искусства был француз Пьер -Луи
Вернье. В царствование Eкaтepины II и Павла I особенною известностью
пользовались у нас медальеры Гасс, Иегер и Леберехт. Ученицею последнего
была императрица Мария Феодоровна, изготовившая, между прочим, штемпеля
для коронационной медали Павла III и медаль Александра I с надписью
"Избавитель народов". При Александре I, равно как и при Николае I
наиболее выдающимся медальером был гр. О. И. Толстой, исполнивший ряд
медальонов с аллегорическими изображениями событий отечественной войны
1812 г. и умиротворения Европы Александром I. К сожалению, техническое
выполнение не всегда соответствовало достоинству его композиций. Затем
среди русских медальеров прошлого времени выдающееся положение занимают
П. П. Уткин, работавший в 1831 - 52 гг., и В. В. Алексеев, бывший (в
1871 г.) последним профессором М. искусства в Имп. Акд. Худ., в которой,
при введении нового устава, в 1894 г., был, к сожалению, закрыт
медальерный класс. На Западе Европы только несколько десятков лет тому
назад М. искусство успело опять занять подобающее ему место в ряду
других художеств. Честь основания современной школы медадьеров
принадлежит французу Шапелену. Его последователи и ученики, Шапю, Роти,
Ботте, Дюбуа, Верно и другие, вполне усвоили себе его манеру - очень
низкий барельеф, - но приняли все более реалистическое направление,
которое вообще сделалось модным у современных французских художников.
Замечательнейшими среди медальеров настоящего времени могут считаться
также Р. Отто в Берлине, работающий в манере общей немецким медальерам;
Джон Пинчс в Лондоне, Франческо Бианки и Филиппо Сперанца в Риме;
особенно громкой известностью пользуется венский придворный медальер
Антон Шарф, работающий отчасти в современной французской манере, но
выказывающий в своих произведениях много самобытности и изящества. Среди
русских медальеров в настоящее время наиболее искусным должно признать
A. Ф. Васютинского, ученика Роти. Обращаясь к техническим приемам,
посредством которых получается нужный для чеканки монеты или медали
штемпель, следует заметить, что художник прежде всего изготовляет
карандашем рисунок задуманной им композиции и затем приступает к лепке
модели по этому эскизу. Лепка обыкновенно производится на грифельной или
деревянной доске из наложенного на нее цветного скульптурного воска
(cire a modeler) или из глины, причем употребляются тонкие, деревянные,
заостренные палочки различной величины. Величина вылепленной модели
должна в 3 или 4 раза превосходить формат предполагаемой медали. Лепка
делается всегда с натуры, когда то возможно. Когда восковая модель
готова, с нее отливается гипсовый снимок, передающий рельеф модели в
обратном, вогнутом виде. С такого снимка, в свою очередь, делаетса
снимок из так наз. жесткого чугуна. Последняя операция весьма нелегка,
так как требуется, чтобы состав чугуна позволял ему хорошо ложиться в
форму и воспринимать все ее наимельчайшие углубления и выпуклости формы.
В виду затруднительности иметь всегда в своем распоряжении чугун,
обладающий требуемыми свойствами современные медальеры прибегают, вместо
отливки из чугуна, к гальванопластическому осаждению медного снимка с
гипсовой формы. Получив последний, они его никелируют для придания ему
большей твердости. С такой выпуклой модели делают маточник или патрицу
из стали, формат которой вполне соответствует проектированной монете или
медали. Для уменьшения в 3 или 4 раза модели употребляются особые
гравировальные машины, действующия автоматически, рычагом. Принцип
устройства этих машин тот же, что и пропорционального делительного
циркуля. Подобные машины уже употреблялись во Франции в конце прошедшего
столетия, но в настоящее время они значительно усовершенствованы.
Однако, несмотря на сравнительную отчетливость их работы, художнику
постоянно бывает необходимо проходить грабштихелем маточник, полученный
при помощи машины. Изображение на последнем, сделанном из незакаленной
стали, представляет самую медаль вполне точно, т. е. в выпуклом виде.
Затем приступают к закаливанию маточника. Для предупреждения возможности
окисления стали при накаливании, последнее производят, обвернув маточник
кожею и поместив его в герметически закрытом ящике: спаленная кожа не
дает воздуху доступа к поверхности стали и через то предохраняет ее от
оксидирования. Закаленный таким образом маточник употребляют для
выдавливания матрицы или штемпеля, долженствующего служить для чеканки
самой монеты или медали. Для этого берут точеный цилиндр незакаленной
стали, представляющей в поперечном разрезе приблизительно величину
изготовленной медали, и на этот цилиндр, помощью парового балансира,
надавливают маточник. Вся операция требует иногда до 200
последовательных ударов балансира, так как при повторении ударов
маточника матрица закаливается, делается жесткой и больше не принимает
отпечатка. Поэтому во время операции приходится отпускать ее чрез
накаливание. Полученная описанным способом матрица уже непосредствено
употребляется для чеканки монет и медалей. Когда она стирается от
работы, приготовляют другую матрицу тем же самым маточником. В том
случае, если медаль должна иметь очень значительный рельеф, пользуются
еще так наз. предъударом, т. е. второю матрицей, представляющей особенно
выдающиеся части первой, грубо вырезанные внутрь. Этим предъударом
подготовляется медальный кружок для воспринятия высокого рельефа. По
вынутии медали из-под балансира удаляют с медали напильником заусенцы,
образующиеся вседствие зазора существующего почти всегда между матрицами
и печатным кольцом. Для серебряных и медных медалей принято также
патинирование, которое уничтожает блеск металла, препятствующий хорошо
различать детали медали. С этою целью для серебряных медалей
употребляется сернистый аммоний, а для бронзовых и медных - мумия,
растворенная в воде: медаль опускают в подобный раствор и затем, после
ее накаливания, трут жесткими щетками, что придаёт полученный таким
способом патине глянцевитую поверхность. В России, при изготовлении
серебряных и золотых медалей, обыкновенно подируют поля штемпелей.
Вследствие такой полировки получается матовое изображение, эффектно
выделяющееся на гладком, блестящем фоне металла. Кроме трех, так наз.
монетных металлов, золота, серебра и меди, для изготовления медалей
иногда употребляются платина, палладий, никель и аллюминий, а в
последнее время стала также употребляться алюминиевая бронза.

Литература. "Опыт о правилах мед. искусства" (СПб., 1817); 1.
Шлаттер, "Задачи, касающиеся до монетного искусства, сочиненный для
обучения определенных при монетных дворах коллегии и титулярных юнкеров
и прочих учеников в 1754 г." (СПб., 1764); Д. И. Прозоровский, "Свод
сведений, относящихся до техники и истории М. искусства" (СПб., 1884);
Ю. Иверсен, "Словарь медальеров и других лиц на русских медалях" (СПб.,
1874); A. Heiss, "Les medailleurs de la renaissance" (Пар., 1881 - 92);
J. Friedlander, "Die italienischen Schaumunzen des funfzehnten
Jahrhunderts" (Б., 1882); A. Armand, "Les medailleurs italiens des
quinzieme et seizieme siecles" (Пар., 1883 - 1887); H. Bolzeathal,
"Skizzen zur Kunstgeschichte der modernen Medaillen-Arbeit" (Б., 1840);
J. F. Hauschild, "Beitrage zur neuern Munz-und Medaillen-Geschichte von
XV Jahrh. bis jetzt" (Дрезден. 1805 - 1806); A. Erman, "Deutsche
Medailleure des Sechzehnten und Siebzehnten Jahrhunderts" (Б., 1884); A.
Pinchart, "Recherche sur la vie et les travaux des graveurs de medailles
de sceaux et de monnaies des Pays-Bas" (т. 1, Брюссель. 1858); H.
Lepage, "Notes et documents sur les graveurs de monnaies et medailles et
la fabrication des monnaies des dues de Lorraine depuis la fin du XV
siecle" (Нанси, 1875); D. A. Barre, "Graveurs generaux et particuliers
des monnaies de France" (П., 1867); M. Albert, " La gravure en medailles
contemporaine" ("L'Arl", т. XXXIX, ст. 61 - 71); F. Mercey, "Histolre de
la gravure en medailles en France" (П., 1859); его же, "La gravure en
medailles en France" ("Revue des deux Mondes", т. XIV, стр. 401 - 433);
J. H. Burn, "Memoir on the Roettiers" ("Numism. Chron.". т. III, стр.
158189); A. von Sallet, "Die medaillen Albrecht-Durer's" ("Zeitschrift
f. Numism.", т. II, стр. 362 - 367); его же, "Zu den Kunstlerinschriften
auf griech. Munzen" ("Zeitsch. f. Numism. " т. II, стр. I - 9); его же,
"Die Kunstlerinschriften auf griech. Munzen" (Б., 1871); R. Weil, "Die
Kunstlerinschriften der sicilischen Munzen" (Б., 1884); Erbiceano,
"Sicilisches Kunst auf Munzen" (Эрланген, 1892); Raoul-Rochette, "Lettre
sur les graveurs des monnaies grecques" (П., 1831); A. J. Evans, "Some
new artist's signatures of Sicilian coins" ("Numismatic Chronicle", 3
Series, т. X, стр. 285 - 310); его же, "Syracusan "Medaillons" and their
engravers" (Л., 1891); Hirt, "Die Stenipelschneidekunst" ("Amalthea",
издание Беттигера, т. II, стр. 18 - 27); Stark, "Drei Metallmedailllons
Rheinischen Fundorts und die Entwickelung der Medaillonform im Alteithum
uiberhaupt" (Бонн, 1876); Fr. Lenormant, "Monnaies et medailles" (один
из томов изд. Кантона: "Bibliothegue de l'enseign des beaux arts").
А. Марков.
Медведь (Ursus) - род хищных из семейства медведевых. Сюда относятся
самые крупные представители семейства и вообще М. принадлежат к самым
крупным хищникам. Морда вытянутая, тело очень плотное и сильное,
конечности толстые и сильные, опираются всею подошвой, которая (за
исключением белого М.) голая; когти тупые; хвост очень короткий, шерсть
по большей части длинная; от остальных представителей семейства М.
отличаются большим числом коренных зубов (6/7); ложно-коренные малы,
конической формы и легко выпадают; плотоядный покрыт бугорками и развит
относительно мало; из бугорчатых два задних в верхней челюсти
замечательно велики. М. живут преимушественно в умеренных и холодных
странах, в жарком поясе, преимущественно на возвышенностях. Хорошо
лазают и плавают, быстро бегают, могут стоять и проходить короткие
расстояния на задних ногах. Из чувств лучше всего развито обоняние, слух
тоже хорош. Жилищем М. служат пещеры, дупла, ямы под корнями
вывороченных деревьев и т. п. За пищей они отправляются преимущественно
ночью; пищей служат различные растительные вещества (плоды, орехи,
корни, трава, хлебные растения, ягоды и т. п.) и животные - от насекомых
и слизняков до крупных млекопитающих. Даже белый М. иногда питается
растительной пищей. М. опасны для охотников, но сами они по большей
части бегут от него, кроме тех случаев, когда бывают раздражены, ранены,
доведены до крайности преследованием, защищают детенышей, неожиданно
сталкиваются с человеком и нападают на него в испуге и т. п., а также
(белые М.) в случае крайнего голода. В этом отношении разные виды сильно
отличаются друг от друга: так серый и бурый М. чаще нападают на
человека, барибал сравнительно не опасен и т. д.; кроме того, сильно
различаются и разные особи одного вида. Зимой М. холодных и умеренных
стран впадают в спячку (белые М. по большей части не подвергаются
спячке), которая не представляет, однако, глубокого, непрерывного сна.
Самка рождает 1 - 3, реже до 5 - 6 слепых детенышей. Белый М. (Ursus s.
Thalassarctos maritimus Desm.), барабал или американский черный М.
(Ursus americanus Pall.), гризли или серый М. (Ursus cinersns Desm.), и
губач или губастый М. (Ursus s. Melursus labiatus Desm.). Обыкновенный
или бурый М. (Ursus arctos L.), длиною 1,6 - 1,9 м., реже до 2 - 2,2 м.,
хвост 8 стм., высота плеч 1 - 1,25 м., вес до 300 и даже 350 кгр.;
мохнатый мех то более светлого, то более темно-бурого цвета, реже
серебристо-серого или черноватого (до совершенно черного); у молодых
встречается белый ошейник, который с возрастом обыкновенно исчезает, но
иногда остается всю жизнь или снова появляется под старость. Цвет,
величина, форма головы, тела, конечностей сильно варьирует; различают
две главные разновидности: стервятника (U. cadaverinus), с относительно
длинными ногами, удлиненным туловищем, длинной головой, высоким лбом и
заостренной мордой, и муравейника (U. formicarius), с толстыми короткими
ногами, широким туловищем, широкой плоской головой и короткой мордой.
Область распространения белого М. обнимает большую часть Европы, Урал и
Сибирь: он совершенно истреблен в Германии, Голландии, Бельгии; Дании и
Великобритании, водится в России, Скандинавии и на горах (Альпах,
Карпатах, Абруцских, Пиренейских, Балканских, в Греции). М., водящийся
на Кавказе, не этого вида, а, вероятно, относится к следующему. Держится
по большей части в глухих частях и среди болота, и правильно обходит
свой участок. Питается преимущественно растениями: травой, хлебными
злаками, ягодами, грибами, орехами, желудями, различными плодами и т.
д., также насекомыми (жуками, их личинками, особенно любит муравьев),
медом и мясом различных животных, а также и падалью, За крупными
животными М. охотится особенно после зимней спячки, в течение которой
сильно тощает. Он или подкрадывается к животным, или подстерегает их, а
также вламывается иногда в хлева. Местами М. приносят большой вред
домашнему скоту (лошадям, коровам). Громадная сила позволяет ему уносить
на большое расстояние даже крупное животное, напр., корову. На людей
нападает редко, почти исключительно под влиянием раздражения или испуга
от неожиданной встречи. В противоположность распространенному мнению, М.
сравнительно редко идет на врага на задних лапах, обыкновенно он просто
подбегает или поднимается на задния лапы, лишь приблизившись к врагу.
Течка происходит в мае и июне или (в Киевской губ.) с июня по авг.;
беременность длится около 30 недель; рождается обыкновенно 2 - 3, реже 1
или 4 и очень редко 5 детенышей, которые остаются слепыми около месяца.
На зиму М. (раньше или позднее, смотря по климату) залегают в спячку;
самки залегают раньше; в течение спячки М., за редкими исключениями, не
едят и не испражняются, хотя в оттепели оставляют берлогу. Сон М. во
время спячки не крепкий, при приближении врагов он обыкновенно
пробуждается и нередко (особенно медведицы) нападает на них. М. служат
предметом промысла ради шкуры и отчасти мяса, особенно ценятся окорока и
лапы. Легко приручается. Сирийский М. (U. syriacus Ehrb.) близок к
предыдущему, но шерсть его длинная, слегка курчавая, в молодости
серо-бурая, в старости почти совершенно белая. Водится в Палестине,
особенно на Ливане и Малой Азии. Кроме того, некоторые считают за особые
виды U. isabellinus, водящегося в Афганистане и Гималаях, и атласского
М. (U. crowtheri). Кума или гималайский М. (U. tibetanus F. Cuv. s.
torquatus Wagn.), блестящего черного цвета с белым подбородком и пятном
на груди в виде буквы Y; на затыkке и шее длинные волоса образуют как бы
воротник; туловище относительно тонкое, морда остроконечная, круглые уши
относительно велики, лапы короткие с короткими когтями; длина тела 1,7 -
1,8 м., высота плеч 80 стм., вес до 120 кгр. Водится в Тибете, Непале,
Китае, восточной Сибири и Японии, в части Афганистана и Белуджистана и
на ЮВ до Пегу. Прекрасно лазает по деревьям. Местами вредят полям и
виноградникам, а также домашнему скоту, хотя питается главным образом
растениями. От человека бежит, но, доведенная до крайности, кума
является опасным противником. По внешнему виду к настоящим М. близок
тибетский горный М. (Ailuropus melanoleacus), служащий соединительным
звеном между М. и пандой . Лапы широкие, покрытые снизу шерстью;
опираются при ходьбе не всею подошвой; когти отчасти втяжные, голова с
короткой мордой и шире чем у М.; хвост очень короток, коренных зубов
6/6. Длина 1,5 м. Густой мех белого цвета, кроме черных мест у глазных
впадин, ушей, передних конечностей и кончика хвоста. Водится в горных
лесах вост. Тибета. Образ жизни почти неизвестен.
Д. Кн.
Хотя по причиняемому М. вреду его и нельзя сравнить с волком, тем не
менее в лесистых малонаселенных местностях он наносит настолько
значительный ущерб стадам, что некоторые земства (напр. олонецкое) были
вынуждены назначать премии за убитых М. (до 10 р.). В Зап. Европе М.
окончательно истреблены во всей Германии, Бельгии, Голландии и Дании; во
Франции они встречаются только в Пиренеях; сохранились еще в Швейцарских
и Тирольских Альпах, в Нижней Австрии и Трансильвании; всего чаще
встречаются на Пиренейском, Скандинавском и Балканском полуо-вах. За
исключением Швеции и Норвегии, где охота на М. мало отличается от охоты
на него в России, в других странах Европы бьют М. или случайно, летом,
или же подкарауливая их, осенью, когда М. спускаются с гор в долины на
рисовые и кукурузные поля, а также в виноградники. В Европ. России
наиболее успешно М. истребляются в подстоличных районах и, вообще, по
линиям железных дорог, где даже развился весьма выгодный для крестьян
промысел - обкладывания по снегу М. (т. е. определения места, где они
залегли на зиму) и продажи права охоты на них охотникам-спортсменам ;
плата за такое право, напр. в окрестностях линии Николаевской жел. дор.,
доходит до 10 - 15 р. с пуда обложенного зверя, не считая расходов по
устройству самой охоты. Всего чаще зимняя охота на М. производится
облавою, причем, для выставления зверя на стрелковую линию,
употребляются иногда ерши . Гораздо опаснее представляется охота " на
берлоге", заключающаяся в том, что подошедшие к берлоге (У М., убитых на
берлоге, оказывается в заднем проходе одна или две втулки - затверделый
кал, в кулак величиною, образуемый, по мнению промышленников, оттого,
что М. перед лежкою ест какой-то корень (кажется - конский щавель))
охотники стреляют в М. в тот момент, когда собаки - лайки выгоняют его
оттуда; при этом случается, что смертельно раненый, но не убитый
наповал, зверь бросается на охотника; чаще, однако, раненый или только
выпугнутый из берлоги М. бежит наутек и его догоняют с лайками. Для
устранения всяких случайностей при охоте на берлоге,
охотникипромышленники загораживают чело (выход) перекрещенными палками и
М. убивают тогда, когда он, желая выбраться, просовывает между палками
свою голову; иногда на чело берлоги накидывают сеть - путо. Наиболее
опасною признается охота на М. с рогатиною, состоящею из ратовица (шеста
в 21/2 арш.) с насаженным на него пером - обоюдоострым ножем; к
основанию пера привязывается, на 11/2 врш . ремешке, палочка -
поперечница, не допускающая рогатину проскочить насквозь зверя; иногда,
вместо такой палочки, употребляется неподвижная металлическая
перекладина. Напустив зверя шага на 2 - 3 (причем М., обыковенно,
бросается, как собака, на четверинках и только редко на дыбах), охотник
сильным, коротким, но без размаху, ударом вонзает рогатину в передние,
"убойные" части зверя, т. е. в грудь или под лопатку. С рогатиною
охотятся, большею частью, вдвоем, причем оба охотника прижимают зверя к
земле до тех пор, пока он не издохнет. Орочоны (сибирскиe инородцы),
охотясь на М., с короткою рогатиною, в одиночку, употребляют особую
железную распорку, в виде якоря, которую всовывают в разинутую пасть М.
и тем значительно обезоруживают его. К промысловым способам охоты на М.
являются подкарауливание их весною, с лабаза, на падали, и в начале
августа - на овсяных полях, куда М. выходят на ночь лакомиться овсом.
Для добывания М. употребляются следующие ловушки: 1) палати,
устраиваемые кругом отвода, ниже борти (улья в дупле): зацепившись за
край палатей передними лапами и не имея опоры под задними лапами, М.
повисает и, утомившись, падает на вбитые в землю заостренные колья; 2)
еж - тяжелый чурбан, с торчащими наружу вершковыми гвоздями,
навешиваемый над входом в борт; добравшись до нее, М. откидывает еж,
который, затем, ударяет в него и так продолжается до тех пор, пока
израненный и обессиленный зверь не упадет на землю; 3) подобным же
образом прикрепляемое колесо, хватаясь за которое М. повисает в воздухе
и, затем, падает на заостренные колья; описанные три ловушки
употребляются в Полесье; 4) капканы, с привязанными к ним якорями или
чурками, не дающими далеко уйти зверю и оставляющими след, по которому
его разыскивают и добивают; 5) петли, с такими же чурками на конце
веревки, из которой она сделана; 6) доски или треугольники с торчащими
из них гвоздями с зазубринами, напоровшись на которые М. застревает до
прихода охотника; 7) самострелы из лука или ружья, выстреливающие, когда
М. задевает за протянутую поперек тропы бечеву - симку, 8) сжим; 9) ямы.
Убитый М. доставляет: шкуру, которая ценится на месте, смотря по
величине и качеству, от 10 до 50 р.; сало, идущее в аптеки, а также
желчь, играющую значительную роль в сибирской народной медицине. Мясо М.
едят только инородцы; гастрономы, впрочем, одобряют медвежьи окорока и
ступни. См. А. Черкасов, "Записки охотника вост. Сибири" (СПб., 1884);
Н. В. Егорнов, "М. и охота на него" ("Журнал Охоты", 1874); Н. А.
Дмитриев-Мамонов, "Охоты на М." (там же, 1876, XII); Л. А. Львов,
"Очерки главных способов охоты за хищными зверями" (там же, 1877); Л. Н.
Сабанеев, "М. и медвежий промысел на Урале" ("Природа и Охота", 1878,
XI); С. В. Безобразом, "Наши медвежьи окладчики" (там же, 1888, V); М.
В. Андреевкий, "Описание охоты на М. с рогатиною" (там же, 1894, III);
А. Толбузин, "Борьба с хищниками в Зап. Европе" ("Охотничья Газета",
1891, № 3).
С. Б.
Медведка (Gryllotalpa vulgaris L.) - насекомое, относящееся к порядку
прямокрылых (Oitboptera), к сем. сверчковых (Gryllodea). Тело толстое,
до 5 стм. длиною, густо покрыто очень короткими, бархатистыми
серовато-бурыми, а на нижней стороне темно-желтыми волосками. Усики
щетинковидные, члеников до 100, короче тела; глаза небольшие,
выдающиеся, между ними два прибавочных глазка; щупальца длинные,
булавовидные. Передне-грудь сильно развитая; передние ноги укороченные,
толстые, с расширенными бедрами и трехугольными, на внешнем краю
4-зубчатыми голенями; лапки 3-членистые, с широким основным зазубренным
суставом. Передние крылья укороченные, округло-трехугольные, с черными
жилками, образующими ячейки, которые у самцов большие и правильней
расположены и могут трением одна о другую производить звук; задние
крылья большие, очень тонкие, в покое веерообразно сложенные и выдаются
сзади брюшка, как два хвостика. Брюшко кончается двумя нитеобразными
придатками, 8-членистое; 6-й сегмент у самца на брюшной стороне уже
остальных, 7-й полулунный; у самки 6-й шире остальных, 7-й с двумя
вдавлениями по бокам. Распространена по всей Европе за исключением
крайнего Севера; имеются сведения о ее нахождении в средней и южной
части России, в югозападной Сибири, в Туркестане, на Кавказе и в Малой
Азии. В прочих частях света распространены другие М., которых описано
около 12 видов. Появляются медведки в апреле, а в более северных
местностях - в мае. Живут и гнездятся в рыхлой, например песчаной, или
разрыхленной почве, не очень сырой; особенно любят унавоженную землю.
Роют многочисленные, довольно поверхностные ходы, уничтожая на пути
корешки всех встречающихся растений. В рыхлой почве способны сильно
размножаться; вредят чаще всего на огородах и питомниках или в цветочных
клумбах; реже повреждают хлебные и луговые культуры; попав на грядку, М.
подъедает иногда в посевной бороздке сплошь все всходы. Питаются
личинками других насекомых, живущими в земле, также земляными червями и
даже поедают себе подобных. Спаривание совершается в начале июня, причем
самцы призывают самок, издавая трением надкрылий особые звуки, в роде
чириканья; в это время совершаются по вечерам их перелеты. В июне или в
июле самка приготовляет, на глубине около 2 врш., яйцевидную полость,
около вершка в поперечнике, в которую ведут с разных сторон отвесные и
горизонтальные ходы, и кладет в нее 200 - 300 желтоватых, с просяное
зерно величиною, яиц. Через 2 - 3 недели вылупляются бескрылые,
проворные личинки, похожие по форме тела на взрослых, сначала белые,
позднее буреющия. Первoe время жизни личинки проводят в гнезде; самка
остается при них. Только после второй линьки, совершающейся обыкновенно
в конце лета, они расходятся в разные стороны для самостоятельной жизни.
В сентябре или октябре, после З линьки, они углубляются для зимовки
предпочтительно в места, изобилующие навозом. Следующей весной личинки
еще продолжают расти, линяют опять два раза; только после 5-й линьки
получают крылья. Полагают, что, все развитие М. продолжается два года,
так как после 4-й линьки, получив зачаточные крылья (фаза куколки), они
зимуют еще раз, прежде чем слиняют последний раз.
Меры борьбы. 1) В конце осени делают между грядками ямы, кладут в них
лошадиный навоз, и засыпают землей; сюда собираются М. на зимовку и
здесь их уничтожают раньше пробуждения их весною. 2) Ходы М. часто
заметны на поверхности почвы, благодаря тому, что, она, подобно кроту,
выкидывает наружу маленькия кучки земли, причем можно ход проследить до
гнезда; это особенно удобно делать летом. 3) Среди многочисленных ходов
М. закапывают в землю цветочный горшок (с закупоренным нижним
отверстием) налитый до половины водою; края горшка должны быть несколько
ниже уровня ходов; по ночам М. падают в горшок из ходов М. и затем их
уничтожают. Это средство наиболее полезно в конце весны, когда самцы и
самки делают особенно многочисленные ходы.
Ив. Шевырев.
Медея (Mhdeia) - дочь колхидского царя Эета и Гекаты, внучка Гелиоса.
Имя М. тесно связано с одним из древнейших греческих сказаний, об
аргонавтах - обломком преданий о сношениях греков с странами Востока в
доисторические времена. Чарам М. научилась от матери. Гера и Афродита
зажгли в ней страсть к Язону, когда последний, во главе аргонавтов,
прибыл в Колхиду за золотым руном. Чудесная мазь М. делает Язона мощным
и неопалимым, и он укрощает дышущих огнем быков, вспахивает ими обширное
поле; чарами М. усыплен тот змей, которому доверено было царем золотое
руно, и Язон овладел сокровищем. Согласно уговору, в награду за услуги,
Язон обязан был взять себе М. в жены и уехать в Грецию вместе с нею.
Когда Эет пустился в погоню за аргонавтами и уже настигал их, М.
изрубила брата своего Ансирта на куски и бросала куски в море; отец стал
собирать останки сына, и погоня была замедлена. На Крите пал от руки М.
великан Тал. По прибытии в Иолк Язон, при помощи М. отмстил Пелии за его
насилия и преступления: М. уговорила дочерей Пелии зарезать отца и
сварить в котле, уверяя, что из котла он выйдет живым и юным. По
обнаружении цареубийства Язон и М. бежали в Коринф. Когда, после 10 лет
супружеской жизни, Язон изменил М. ради Главки или Креузы, дочери
коринфского царя, М., в гневе на супруга, умертвила юную невесту Язона и
ее отца, причем орудием смерти: послужили платье и венец, отравленные
ужасным ядом и принятые невестою в дар. Тут же умертвила М. двух детей
своих от Язона, а сама на драконовой колеснице бежала в Афины, к царю
Эгею. По одному из вариантов, М., по смерти Креонта, сделалась царицей
Коринфа; коринфские женщины, желая свергнуть с себя иго варварки и
волшебницы, умертвили 14 детей ее у алтаря Геры Акраи, где М. искала
убежища. В Афинах М. родила Эгею сына Меда, но и оттуда была, изгнана,
за покушениe отравить царского сына Тезея. Конец жизни М. провела в
Колхиде, куда она возвратилась с сыном и где восстановила отца на
царство, умертвив похитителя его власти, своего дядю Нерсеса; по другому
сказанию, власть над Колхидой она предоставила сыну Меду, по имени
которого названа была Медией (Мидией) завоеванная им страна. Черты
кудесницы, изначала присущие образу М., возобладали над прочими ее
свойствами в позднейших произведениях поэтов. У поэта александрийской
школы, Аполлония Родосского (ок. 280 - 200 до P. Хр.), М. - общий тип
кудесницы и чародейки, как изображает ее и Овидий в "Метаморфозах": она
низводит луну на землю, собирает и разгоняет тучи, потрясает леса и
горы, смиряет змей и т. п. Древнейшее упоминание о М. содержится в
"Феогонии" Гезиода; героиней драмы впервые сделал М. Неофрон. Еврипиду
принаддежит честь разработки характера, в основных чертах своих
созданного его предшественником; ни последующая древность греческая и
римская (Сенека), ни новые драматурги (Корнель, Легуве) не прибавиди
ничего существенного не только к характеру героини, но даже к построению
драмы. Сказание о М. сохранилось, кроме Еврипида, у Диодора, Аполлодора,
Гигина и Павсания. Имена городов Иолка, Коринфа, Афин, удерживаясь в
сказании о М. до позднейших форм его, дают некоторое понятие о том, где
возникло сказание и где получало дальнейшее развитие; но проникнуть в
первоначальные мотивы сказания или в его основу едва ли возможно.
Мифологи склонны сводить все сказание о Язоне и М. к солнечно-лунному
мифу (Преллер, М. Мюллер, Рошер) или в образе М. видеть молнию, а в
Язоне - солнечного героя, торжествующего над чудовищными силами грозы
(Шварц, Дешарм). Кёлер сопоставляет множество европейских сказок и
индийскую сказку о царевиче Срингабуджа, все с содержанием близким к
тому, что рассказывается о М. ("Orient u. Occident", II, 113 сл.). Проф.
Воеводский ищет в сказании о М. следов людоедства ("Каннибализм в греч.
мифах", 328 сл.). Ср. Patin, "Etudes sur les tragiques grecs. Euripide"
(I, 116 - 196); L. Schiller, "М. im Drama alter u neuer Zeit" (Инсб.,
1864) Ф. Мищенко.
Медина (Medina, арабск. Medinat Rasul Allah или Medinat el Nabi, т.
е. город посланника Божия, город пророка) - второй священный город
магометан, у жителей которого пророк, не признанный жителями Мекки,
нашел благоприятный прием; в М. он умер и похоронен. От 20 до 40 тыс.
жителей. М. находится в 400 км. к С от Мекки и в 200 км. к В от гавани
Янбо на Красном море, на границе большой аравийской пустыни, среди
плодородной, хорошо орошенной равнины. Окружен стенами, имеет цитадель,
считается первою крепостью Хеджаса. Знамениты мечети, прежде
называвшиеса "Пять мечетей"; из них некоторые пришли в упадок. Главная
мечеть - Эль-Гарам, т. е. Святыня - воздвигнута на месте дома, в котором
умер Магомет; выстроена по образцу мечети в Мекке, но меньших размеров.
В ней находится беломраморная гробница Магомета, а также и гробницы
Абу-Бекра и Омара. Мечеть в своем настоящем виде существует с XV ст.
Устроенный в XVI стол. подземный канал проводит в М. воду из лежащей в 3
- 4 км. дер. Коба. Незначительная торговля, главным образом с гаванью
Янбо. Большое передвижение богомольцев; богатые подаяния стекаются со
всего магометанского мира. Наравне с Меккой, М. недоступна для
немагометан; однако, некоторые европейцы в магометанской одежде проникли
в этот священный город и описали его - напр. Буртон (1852) и Буркгардт
(1811).
Медицинская география и статистика - Разнообразные проявления жизни и
смерти, здоровья и болезни, видоизменяемые происхождением людей, их
этнографическим характером, бытовыми условиями, уровнем культуры
составляют специальный предмет М. географии. Она обнимает собою не
только полную метеорологию, физическую и политическую географию данной
местности, но и статистичесие законы народонаселения, сравнительную
патологию племен, географическое распределение и странствование
болезней. Известно, что некоторые болезни, зародившись в какойлибо
местности, скоро распространяются за предеды своей родины и могут
поражать самые отдаленные страны, если находят в них благоприятные
условия ддя своего развития. В настоящее время типичнейшим страданием в
этом отношении считается холера, отечество которой находится в Бенгалии.
Прежде к числу таких болезней относилась чума, оспа и др.,
распространению которых положены пределы различными санитарными
мероприятиями. Другие же болезни, как, напр., желтая лихорадка, лишены
способности распространяться, несмотря на частые случаи заноса, далее
известных стран. Только М. география, пользуясь современными научными
исследованиями и опираясь на точные наблюдения, может указать на
причинную связь различных болезней с теми или другими местными
условиями. Неправильно ограничивать круг М. географии одним лишь
изучением связи между болезненностью и смертностью населения с условиями
данной местности, так как только медицине доступно изучение различных
важных отделов М. климатологии, антропологии, вопросов об
акклиматизации, имеющих столь важное значение в настоящее время массовых
переселений, вопросов об особенностях физического развития тех или
других народов, законов их роста, наступления половой зрелости и т. д.
Изучение же законов, по которым болезни распределяются и
распространяются по поверхности земного шара, составляет предмет
географической патологии, причем последняя изучается с двух сторон: или
болезни являются объектом, а местность, где они наблюдаются, присущими
им особенностями - так наз. географическая носология . Так, напр.,
говорят о пендинской язве, о гвинейском черве, о бери-бери, о
географическом распределении лихорадок, чумы и т. п. С другой стороны,
говоря о местности, как объекте, указывают на господствующие в ней
болезни, как о присущих ей особенностях, что составляет М. географию в
тесном смысле этого слова. Так, напр., говорят о болезнях тропических
стран, о болезненности того или другого уезда, губернии, той или другой
страны и т. д. Местность, в пределах которой наблюдается какая-либо
болезнь, называется областью распространения болезни, причем
определяются не только границы последней по отношению к долготе и
широте, но и по отношению к высоте над уровнем моря. Подобно географии
физической и политической, М. география нуждается в статистике, которая
состоит только в применении чисел к отысканию и сравнению фактов и
получении обоснованных выводов. Изучение как нормальных, так и
ненормальных физических процессов в общественных группах составляет
предмет М. или, точнее говоря, санитарной статистики. На практике
выработалось определение, что в круг ее входит только изучение массовых
физических уклонений от нормы. Это определение, особенно горячо
поддерживаемое немецкими авторами, обусловливается, вероятно, только
тем, что санитарное состояние общества, отдельных частей, целых народов
и стран трудно поддается определению путем оценки положительных
признаков, за отсутствием необходимого материала. Только относительно
некоторых отдельных возрастных групп существуют достаточно для общих
выводов наблюдений. Так, например, во многих странах тщательно изучается
физическое состояние детей школьного возраста (между прочим, в СПб. и
Москве исследуются все поступающие в городские школы дети). Наконец,
почти во всех европейских государствах ежегодно исследуются многие сотни
тысяч конскриптов, что позволило собрать весьма ценные сведения о
санитарном состоянии мужской части населения 20-летнего возраста. Но так
как подобных положительных признаков очень немного, то приходится
пользоваться отрицательными признаками, заболеваемостью и смертностью,
статистика которых имеет главнейшей своей задачей математическое
выражение частоты заболеваний, их продолжительности, силы, опасностей,
ими представляемых, как общими своими свойствами, так и в связи с
различными переменными условиями. Но подобно тому, как патология
человека немыслима без знания физиологии его, так и изучение
болезненности целых обществ немыслимо без знания его нормальной жизни.
Смотря на человеческое общество, как на целый организм, строение и
отправления которого подчиняются определенным, хотя не всегда нам близко
знакомым законам, - и изучение его с точки зрения общественной гигиены
должно идти таким же путем, как идет изучение всякого организма:
необходимо ознакомиться с анатомией, физиологией и патологией
человеческого общества, взятого в совокупности. Под анатомией
общественного тела подразумевается состав населения во всех самых
разнообразных отношениях. Физиология его, которую Кетле назвал
общественной физикой, исследует нормальные физические (рост, вес,
размеры тела) и нравственные свойства; патология - исследует уклонения
жизненных процессов от нормы. Таким образом, М. статистика представляет
учение о патологических явлениях среднего человеческого организма,
совершающихся под влиянием как физических сил природы, так и условий
создаваемых самим человеком. Вот почему санитарная статистика занимается
не только исследованием болезненности, причин и условий ее, но также
демографией, изучает рождаемость, смертность, браки, прирост населения,
возрастной состав его и вообще находится в тесной связи с изучением
различных бытовых условий жизни населения. В виду однородности своих
задач, М. география немыслима без М. статистики, так как, с точки зрения
первой, условия, делающие страну здоровой или неблагополучной для ее
населения, вопросы об эндемических, т. е. присущих данной местности,
болезнях, представляются проблемами, доказываемыми только статистическим
путем. М. география и статистика, помимо научного интереса, имеют чисто
практическое значение для администратора, гигиениста и врача. Так,
напр., знакомство со способами распространения болезней решает вопрос о
необходимости или бесполезности карантинов. Отправляя войска в
какую-либо новую местность, необходимо знать характер господствующей в
ней болезненности для своевременного принятия соответственных
мероприятий. Так, напр., незнакомство с М. географией Мадагаскара стоило
в прошлом году громадных потерь для французской армии. Наконец, на
практике ежедневно приходится решать вопрос о местожительстве для
больного, одержимого тем или другим страданием: золотухой, бугорчаткой,
ревматизмом, что требует обстоятельного знания климатических и
патологических условий страны. Точно также, только благодаря М.
статистике, удалось доказать всю пользу оспопрививания, необходимость
сокращения рабочего дня, связь между неурожаями и смертностью населения,
влияние профессий на заболеваемость и смертность и т. п. Несмотря на
громадное накопление самого разнообразного материала, М. география и
статистика до сих пор представляются науками мало разработанными. Это
обусловливается, с одной стороны, недостаточным знакомством со многими
малоисследованными местностями, особенно в медицинском отношении, с
другой - в крайней трудности получения точного материала,
удовлетворяющего всем требованиям статистики заболеваемости, тем более,
что государство и наука предъявляют к имеющемуся материалу довольно
разнородные требования. Так, напр., нет возможности получить точные
сведены об общем числе заболевших, так как не все они обращаются за
врачебною помощью, а из обратившихся к врачам далеко не все
регистрируются. Вследствие этого, для научных целей приходится почти
постоянно довольствоваться данными, имеющими относительную ценность,
как, напр., цифрами движения больных в различных лечебных заведениях. Но
подобными данными нужно пользоваться с крайней осторожностью и выводы из
них только до некоторой степени могут характеризовать действительное
санитарное состояние всего населения. Почти тоже самое можно сказать о
цифрах распространения заразных и повальных болезней, о заболеваемости
некоторых профессиональных групп населения, которые хотя и дают более
детальные данные, но все же крайне недостаточные. Даже по отношению к
смертности, общие данные о которой хорошо изучены, не удалось достигнуть
надлежащего развития знакомству с причинами ее в связи с различными
переменными влияниями. Помимо того, смерть, как следствие болезни,
является только у некоторой части заболевших. Многие болезни чрезвычайно
распространены, но редко влекут за собою смертельный исход. Таким
образом они играют существенную роль в общей заболеваемости населения,
подрывают его рабочую способность, причиняют много физических страданий,
но почти ничем не выражаются в статистике смертности (перемежающаяся
лихорадка, сифилис). Другие болезни, напротив, почти всегда кончаются
смертельно (столбняк, чума и др.). Вот почему и не сушествует
параллелизма между заболеваемостыо и смертностью и по данным последней
нельзя судить о степени распространения первой. Для отдельных частей
населения имеются чрезвычайно важные указания, как, напр., для членов
различных обществ страхования жизни, членов рабочих вспомогательных
касс, касс взаимной помощи при заболеваниях. Точно также высокую
ценность представляют данные о болезнях в войсках, а также материалы
различных страховых обществ. Так, например, Нейсону, по материалу
Friendly Societies (касс вспомоществования заболевшим) в Англии,
многочисленных английских и шотландских союзов взаимной помощи, удалось
довольно подробно ознакомиться с болезненностью рабочих. Такие же
превосходные работы принадлежат Гейму, по материалу лейпцигского
страхового общества "Взаимность", и др. Из многочисленных таблиц,
составленных этими и другими учеными, видно, что средняя
продолжительность болезненности увеличивается с возрастом. Так, напр.,
больной в возрасте 21 - 25 лет ежегодно болеет около 4 недедь; в
возрасте 51 - 55 лет каждый болеет около 81/2 недель, а в возрасте 71 -
75 лет около 321/2 недель. Эта зависимость средней продолжительности
болезненных дней от возраста одинаково выражена как при страданиях,
окончившихся выздоровлением, так и при смертельном их исходе. В связи с
возрастом возрастает и частота заболеваемости. Процент долго протекающих
хронических болезней, равно как болезней, не вынуждающих больных к
пребыванию в постели, подымается весьма быстро и сильно от младших к
старшим возрастным группам. Особенный интерес и громадную важность, в
видах профессиональной гигиены, представляет статистика влияния
профессий на состояние здоровья, причем оказывается, что каждой из них
присуща своя заболеваемость и смертность. Ломбард разобрал 8488 случаев
смерти мужчин, перешедших 16-летний возраст, за время 1796
- 1830 гг., в Женеве. Средний возраст умерших равнялся 55 годам. Все
профессии он распределил на свободные, либеральные (состоятельные),
промышленные и ремесленные. Он утверждает, что, при прочих равных
условиях, бедность сокращает продолжительность жизни на 7,5 года.
Пассивный, сидячий образ жизни также ранее влечет за собою смерть.
Нейсон, с поразительной убедительностью, доказал, что рабочие,
занимающиеся упорным и тяжелым трудом, но живущие при благоприятных
условиях (мелкие ремесленники и фабриканты), отличаются меньшею
смертностью и большею продолжительностью жизни, чем все население Англии
вообще. Вообще, при профессиях влияние оказывает образ жизни, а не род
занятий. Земледельческие классы населения, как то: фермеры, скотоводы,
садовники, полевые рабочие, лесопромышленники отличаются самой высокой
вероятною продолжительностью жизни. Из сословий, получивших высшее
образование, всего дольше живут духовные; всего ранее умирают врачи.
Далее, благоприятные шансы жизни представляют ученые, юристы, высшие
чиновники, гражданские инженеры, преподаватели в университетах и
гимназиях. Конечно, при оценке влияний рода занятий на заболеваемость и
среднюю продолжительность жизни, нужно иметь в виду различные внешние
условия жизни, как, например, средства к жизни, размеры вознаграждения,
питание, жилища, образование и т. п. Женщины, особенно ведущие сидячий
образ жизни, заболевают чаще мужчин. Легкая работа в закрытом, плохо
вентилируемом помещении связана с гораздо большею смертностью, чем
тяжелый труд на открытом воздухе, так как занятия первого рода часто
связываются с болезнями органов дыхания, с работою в пыли, при высокой
температуре, с сидячим или стоячим положением. У лиц, живущих умственным
трудом, чрезвычайно часты первные заболевания. Точно также М. статистике
до некоторой степени удалось проследить связь заболеваемости и
смертности с социальными условиями: богатством, бедностыо . Приведенными
примерами статистики профессии по отношению к заболеваемости и
смертности определяется все практическое значение М. статистики.
Статистические исследования, определяя связь отдельных фактов с
известными явлениями, указывают, куда и как направить специальные
исследования. Что касается М. географии и важнейшего отдела ее,
географической патологии, то об отдельных болезнях говорится при
описании их. Объяснение указываемых ею фактов находится в тесной связи с
успехами других наук. Так., напр., многие наблюдения, взятые из
различных эпидемий холеры, казались случайными, необъяснимыми, пока
бактериологическое изучение свойств холерных микробов не дало вполне
удовлетворительного решения этим загадкам. Только благодаря М. географии
удалось определить связь между зобом, кретинизмом и высотой местности.
Таким образом и М. география констатированием отдельных явлений также
дает исследователям указания путей дальнейших работ относительно причин
самых разнообразных страданий.
Г. М. Г.
Медичи - знаменитая флорентийская фамилия, в конце XII ст.
переселившаяся во Флоренцию из мет. Муджело (Muggelo), но до XIV в. не
игравшая роли. Составив себе большое состояние коммерческими операциями,
Медичи с половины XIV века принимают деятельное участие в борьбе народа
(ророlo minuto) с знатью, образовавшеюся из слияния дворянства с богатой
буржуазией (popolo grasso), и всегда стоят на стороне народной партии. В
1360 г. Бартоломео М. составил неудачный заговор против знати, во главе
которой стояли Альбицци, а в 1378 г. его брат Сальвестро, заняв высшую
должность в республике (гонфалоньере), противодействием знати вызвал
восстание черни (бунт Ciompi), которое было подавлено Альбицци;
Сальвестро был изгнан и вся фамилия М. была лишена права занимать
общественные должности в течение 10 лет. В начале XV ст. Джиованни М.
достиг высших должностей, а в 1434 г. его сын Козимо, воспользовавшись
недовольством народа знатью за частые войны и тяжелые налоги, захватил в
свои руки власть. С этих пор до конца столетия фамилия М: управляет
республикой и приобретает громкую известность покровительством всем
направлениям Ренесанса. При слабоумном и бесхарактерном сыне Козимо,
Пьеро, популярность М. пострадала: против них был составлен заговор,
который хотя и окончился неудачей, но вовлек Флоренцию в войну с
Венецией. Сыновья Пьеро, Лоренцо и Джулиано, восстановили прежнее
значение фамилии. Заговор Пацци (1478) и умершвление Джулиано только
усилило влияние М. После смерти Лоренцо (1492) его старший сын Пьеро
уступил Карлу VIII, двинувшемуся на Неаполь, несколько важных пунктов в
владениях Флоренции, за что он, как изменник родине, был изгнан; вместе
с тем была восстановлена демократическая республика (1494). Все попытки
Пьеро (умер в 1503) вернуть прежнее положение остались безуепешными и
только в 1512 г партия М. снова стала во главе республики. Когда, в 1513
г., кардинал Джиованни, брат Пьеро, вступил на папский престол под
именем Льва Х, сын Пьеро, Лоренцо, и другой племянник папы кардинал
Джулио, сын Джулиано герцога Немурского, заняли прежнее положение во
Флоренции. Папа дал Лоренцо герцогство Урбинское и устроил его брак с
родственницей французского королевского дома, Магдалиной де ла Тур
д'Оверн. После смерти Лоренцо (1519), оставившего только дочь Катерину,
будущую жену короля франц. Генриха II, власть оставалась в руках Джулио
до 1623 г., когда он сделался папой, под именем Климента VII . Во главе
флорентийской республики стал тогда Алессандро, побочный сын Лоренцо, и
кардинал Ипполито, побочный сын герц. Немурского. Франц. политика
Климента VII, вызвавшая разграбление Рима немцами, привела к изгнанию М.
из Флоренции (1527). Тогда папа заключил союз с Карлом V и с его помощью
возвратил Флоренцию Алессандро. После 10-месячной осады Флоренция
сдалась нем. войскам (1530); Алессандро, женившийся на Маргарите,
побочной дочери Карла V, получил от него наследственную монархическую
власть во Флоренции, с титулом герцога. Распутство герцога создало массу
недовольных, которые, после безуспешной жалобы на него Карлу V,
составили заговор; Алессандро был убит своим родственником Лоренцино
(1537), но убийца вынужден был бежать и впоследствии был убит в Венеции
(1548). Со смертью Алессандро кончилась линия М., шедшая от Козимо
Старшего. Попытки флорентийцев восстановить республику окончились
неудачей: Карл V настоял на передаче власти герцога Козимо М., потомку
брата старшего Козимо, Лоренцо. Ловкий политик и бессовестный тиран,
Козимо I (1537 - 74) поставил своей задачей образовать из Тосканы одно
государство и сосредоточить в своих руках абсолютную монархическую
власть. Жестоко преследуя, при помощи инквизиции, своих противников, он
конфискациями и монополиями собрал значительные средства, с помощью
которых создал флот, завоевал Сиену и находил себе союзников во внешней
политике; приобрел от папы Пия V титул великого герцога и торжественно
короновался в Риме. Заботясь о династических интересах, Козимо старался
расширять свою фамилио: покровительствовал Оттавиано М. и его сыновьям
(из которых один, Алессандро, был впоследствии папой), хотя эта фамилия
принадлежала к другому роду) признал членом своей фамилии Джан-Джиакомо
Медикини, миланца по происхождению, и помог его брату получить папский
престол.
Верный семейным преданиям, Козимо покровительствовал просвещению и
реставрировал университет в Пизе. Его сын и преемник Франческо (1574 -
87) держался направления отца, но значительно уступал ему талантами и
находился в подчинении у своей второй жены, Бьянки Капелло, влияние
которой было особенно вредно для финансов. Франческо основал академию
della Crusca и покровительствовал естественным наукам. Его преемником
был его младший брат, кардинал Фернандо (1587 - 1609), лучший из
герцогов М. Противодействуя интригам своего младшего брата и соперника,
Пьетро, Фернандо был свободен от тираннической политики своих
предшественников, особенно губительной в экономической сфере.
Покровительствуя наукам и искусству (он основал музей Uffizii), Фернандо
особенно заботился о земледелии и торговле: облегчил налоги, уменьшил
тяжесть монополий, осушил Мареммы, устроил гавань в Ливорно. Во внешней
политике он несколько сблизил Флоренцию с Францией, выдав дочь своего
предшественника, Mapию, за Генриха IV. Сложив с себя сан кардинала при
вступлении на престол, Фернандо женился на Христине Лотарингской, и его
сын от этого брака, Козимо II, был его преемником (1609 - 21). Его
правление, с фантастическими планами завоеваний на Востоке и полным
подчинением Испании, было началом упадка Флоренции; только
покровительство просвещению (Кози мо II поощрял Галилея) оставалось
неизменным и при нем, и при его сыне и преемнике, Фернандо II (1621 -
70). Первые 7 лет во главе правления стояли, как регентши, бабка и мать
Фернандо австрийская принцесса Мария-Магдалина, и в это время Тоскана
дошла почти до полного одичания. Фернандо усердно старался улучшить
положение страны, но без большого успеха. Из многочисленных братьев
Фернандо особенно взвестны Маттео, принимавший участие в 30-летней
войне, и, последняя знаменитость из дома М., кардинал Леопольде,
защищавший, вместе с Фернандо, Галилея. Сын и преемник Фернандо, Козимо
III (1670 - 1723), ханжа и педант, не мог остановить упадка Флоренции. У
сыновей его не было потомства. Козимо III заставил своего брата,
кардинала Франческо, сложить духовный сан и жениться, но и этот брак
остался бесплодным. Наследник Козимо, сын его Джиованни-Гасто (1723 -
37), болезненный и до времени состарившийся, не принимал почти никакого
участия в управлении. Со смертью его сестры Анны-Марии (1743)
прекратилась владетельная линия М. Из второстепенных ветвей фамилии М.
до настоящего времени сохранились во Флоренции М.-Торнаквинчи
(Tornaquinci), маркизы Кастелина, и в Неаполе князья Оттайяно (Ottaiano)
и герцоги Сарло. См. Lissa, "Famiglie celebri italiane", и Buser, "Die
Beziehungen der М. zu Frankreich" (Лпц., 1879).
М. К.
Медресе, мадраса (араб., училище) - у мусульман высшая школа. В
России М. встречаются во всех местностях со сплошным мусульманским
населением, но особенно многочисленны М. в Ср. Азии. Древнейшие М.
существуют в Самарканде, Коканде и Ташкенте; основание их относится к XV
в. Большинство М. в Туркестане основано в текущем столетии.
Благоустроенное М. имеет вид правильного четырехугольника, обнесенного
кирпичной стеною, ко внутренней стороне которой пристраиваются худжра
(кельи для учащихся, а иногда и для учителей), одна или несколько
дарсхане (классная комната) и мечеть. Наибольшая часть М. находится в
городах или больших базарных селениях. Основаны они и содержатся
исключительно на средства от вакуфов; многочисленность М. указывает на
то, каким богоугодным делом считается у мусульман распространение
училищ. Заведывающий вакуфом данного М. (мутавалий) ведет всю
хозяйственную его часть, которая совершенно независима от учебной;
последняя находится в исключительном ведении мударриса (преподавателя).
В больших и богатых М. несколько мударрисов. В былое время назначение
мударрисов производилось или лично ханом, или хакимами, управлявшими
отдельными вилайетами. В русском Туркестане порядок назначения
мударрисов установлен лишь с 1891 г: о выборе мударриса составляется
местным обществом приговор, который, вместе с заключением инспектора
училищ, препровождается к главному инспектору училищ края, от которого и
зависит утверждение избранного лица в должности. Почти все мударрисы
принадлежат к питомцам М. Бухары; немногиe лишь получили свое
образование в Коканде. Мударрисы вступают обыкновенно в должность не
моложе 40 лет и не покидают ее до глубокой старости или до самой смерти.
Ученики М. носят названия: мулла (грамотный), талиб-и-ильм или просто
талиб (ищущий знания), шакирд (ученик, подмастерье). В М. поступают
юноши, прошедшие курс в низших мусульманских школах - мектэбе, где они
научились читать по-арабски В среднеазиатских М. ученики начинают с
того, что выучивают наизусть аваль-и-ильм (начало науки) - краткий
мусульманский катихизис, изложенный на персид. яз. в вопросах и ответах.
Засим следует первый отдел курса - грамматический; учащиеся должны
овладеть араб. яз. настолько, чтобы без особого труда следить за
дальнейшими отделами курса. Следующий курс распадается на два отдела -
мушкилят (общеобразовательный) и масаля (юридический). В состав первого
входят богословие, логика, диалектика, метафазика с отделом астрологии и
космографии, канонические предания и объяснения к корану. Юридический
курс слагается из изучения религиозного права (о деяниях безусловно и
условно обязательных, одобрительных, неодобрительных и запрещенных, об
обрядах и т. п.) и гражданских и уголовных законов теократического
мусульм. государства. Весь курс вообще никогда не выполняется. Полный
юридический курс проходят те, кто надеется со временем занять должность
казия, муфтия или вообще считает необходимым близко познакомиться с
мусульм. юриспруденцией. Из др. наук большим уважением пользуется
математика, но она проходится лишь попутно при изучении наследственного
права и сводится к четырем правилам арифметики и некоторым положениям
геометрии, необходимым для измерения земли при разделе ее между
наследниками, а также при купле-продаже. Затем в М. знакомятся с
географией, под которой разумеют свод древних народных сказаний на
географические темы (напр. об острове на Индейском океане, населенном
кинокефалами), и с первыми начатками народной медицины. Учеников
стараются убедить, что кругом наук, изучаемых в М., исчерпывается
человеческая мудрость и человеческая нравственность. Самое изучение
сводится к заучиванию наизусть известных кник), отчасти изложенных
стихами. Ученики М. подразделяются на три класса или разряда: младший -
одна, средний - аусат, старший - ала. Экзаменов при переходе в старший
класс не существует: окончив изучение известной книги и переходя к
следующей, учащийся тем самым становится учеником высшего класса,
определенных сроков для пребывания в том или другом классе или, что все
равно, для изучения назначенных для класса книг, нет; фактически
пребывание в каждом из трех классов продолжается средним числом от 3 до
4 лет. Случается, что ученик сидит в одном классе от 8 до 10 лет.
Возраст учащихся колеблется от 15 до 40 лет. Число их в одних М. не
превышает 5
- 10, в других доходит до 300 и больше. В последние годы заметно
увеличивается число учащихся в М. Ферганской области; в 1891 г. в них
было 5407 учащихся, из них 2553 в одном Коканде. О туркестанских М. ср.
отчет Ф. М. Керенского в "Ж. М. Н. Пр." 1892 г., №11.
Медузы - те из жгучих кишечнополостных (Cnidaria), тело которых
расширено в студенистый колокол или диск ("зонтик"), с ротовым
отверстием или ротовым мешком на нижней стороне. Тело М. снабжено на
краю щупальцами, а по большей части и органами чувств (краевыми
тельцами); за немногими исключениями, М. ведут пелагический образ жизни
и размножаются половым, а иногда, кроме того, и бесполовым способом. М.
свойственны гидромедузам, сцифомедузам и отчасти сифонофорам. По
строению различают два основных типа медуз: гидроидных медуз
(Craspedota), свойственных гидромедузам и сифонофорам, и сцифомедуз
(Acraspeda, Scyphomedusae, Асаlephae). Они лишь в редких случаях
прикрепляются к подводным предметам спинною стороною зонтика, вытянутой
у люцернарий в длинную ножку, или лежат на дне ротовой стороной кверху;
обыкновенно М. проводят жизнь свободно плавая. Иногда животное проводит
почти всю жизнь в стадии М., причем из яйца выходит личинка, которая и
превращается прямо в М., в других случаях из яйца, отложенного М.,
развиваются гидроидные полипы или подобные им сцифополипы, и лишь на
них, путем почкования, развиваются М. (метагенез); и прямое развитие М.,
и развитие путем метагенеза встречается и у гидромедуз, и у сцифомедуз,
а у сифонофор - лишь последнее. По строению, можем считать М. за
видоизмененного полипа; некоторые М. по строению настолько близки к
полипам, что могут считаться промежуточной формой между теми и другими;
таковы напр. люцернарии. Не всегда почка на теле полипа, развивающаяся в
половую особ, дает вполне развитую типическую М., способную к отдельной
самостоятельной жизни: у некоторых гидроидов развиваются особи: более
простого строения, чем типические М. - так называемые медузоиды, без
щупалец, без ротового отверстия, часто без органов чувств, с
недоразвитыми радиальными сосудами и т. д.; они могут вовсе не
отделяться от колонии. Наконец, недоразвитие может идти до того, что
развиваются почкованием тела, в которых едва можно различить черты
строения М. и которые являются как бы просто органами размножения
(гонофоры).
Медуница или медуника - народное название многих растений, наиболее
же распространенное название видов рода Pulmonaria L., относящихся к
сем. бурачниковых (Воraginaceae). Это многолетние травы, имеющие
подземные многолетние ветвистые корневища, надземные однолетние цветущие
стебли, покрытые сидячими листьями; на корневищах, кроме того,
развиваются еще пучки длинночерешчатых, цельных простых листьев. Цветки
собраны на верхушках стебля в немногоцветных завитках. Цветок имеет
пятилопастную чашечку, ворончатый венчик, с 5 группами волосков в зеве,
пять тычинок и пестик, с четырехорешковою завязью. Известны четыре вида
М., растущих в Европе и в западной Азии. В Европейской России
встречаются три вида в лесах, кустарниках и на склонах: P. mollissima
Kern. (волосистая М.), P. officinalis L. (лекарственная M.) и P.
anguslifolia L. (узколистная М.). М. лекарственная употребляется в
народной медицине от золотухи и др. болезней. М. являются у нас ранними
весенними растениями.
С. Р.
Междометие (грамм.) - одна из так называемых "частей речи". М. в
огромном большинстве случаев представляют собой нечто совсем непохожее
на другие части речи или на какие-нибудь словообразовательные элементы
(суффиксы, префиксы) и т. д. Эта особенность М. находится в связи с их
значением, всегда равносильным самостоятельному неполному предложению.
Отсюда также вытекает известное правило интерпункции, требующее
отделения М. запятой от прочих членов предложения, если М. стоит в
начале предложения: ну, тащися сивка!; эй, братец! и т. д. М. могут быть
раздедены на несколько классов: 1) М. - звукоподражания в роде бац!
хлоп! бух! нем. puffi! hopsa! и т. д. 2) М. - эмоциональные возгласы,
выражающие субъективные состояния говорящего: боль, радость, отвращение,
недоумение и т. д. : ай, ой, ох, ах, а, брр, тьфу, гм и т. д.) нем. au!
ei! nа! и т. д., наконец 3) М. - представляющие собою род звуковых
жестов, имеющих целью обратить чье-либо внимание на говорящего: эй! пст!
тсс, шш, ну и т. д. Во всех этих случаях М. являются заменителями
известных определенных выражений и целых предложений. Вместо тьфу или
брр, можно сказать: "какая гадость!", вместо тсс - "тише, не шумите",
вместо эй или pst - "подите сюда", "послушайте" или просто сделать
призывный жест рукой и т. д. Употребление М. в качестве членов
предложения, стоящих в связи с другими членами, вообще очень редко.
Немногочисленными образчиками его могут служить случаи в роде: "ахти мне
горемычной", "увы мне бедному" = лат. eheu me nuserum, нем. webe dem
armen и т. д. И среди М., несмотря на их иногда древний и неясный
этимологический состав, встречаются позднейшие сложные образования,
подвергшиеся интеграции и затем различным звуковым процессам в роде
исчезновения конечных согласных и т. д. Так русское М. спасибо возникло
из целого предложения: "спаси Бог" и т. д. Такое же звуковое сокращение
лежить в основе. нем. М. Herje = Herr Jesus, о je! = o, Jesus ! jemine =
Jesu Domine. Нередко такие божбы или клятвы сознательно переделываются в
силу эвфемизма, напр. немецкий potztausend возникло из Gottes tausend
Wunden ("тысяча ран Божиих"), франц. согbleu, parbleu, morbleu из corps
de Dieu, par Dieu, mort de Dieu и т. д. В обыкновенной речи М.
встречаются редко, в поэтической - чаще; это свидетельствует вообще о
падении, вымирании М. (поэтический язык всегда архаичнее разговорного).
Что М. имеют иногда значение предложений, видно из соединения некоторых
М. с личным окончанием - те: а нуте ребята! и т. п.
С. Б - ч.
Мезозойская эра - так называется в геологии весьма значительный
период в истории развития земли, следовавший за палеозойской эрой и
предшествовавший кайнозойской эре, к которой геологи относят и
переживаемый нами период. Отложения М. эры составляют М. группу слоев,
которая в свою очередь распадается на три крупных отдела или системы:
триасовую или триас, юрскую и меловую. Общая мощность слоев М. группы
определяется для некоторых местностей Европы по крайней мере в 3300 м.,
а площадь, занятая в настоящее время М. образованиями на земной
поверхности, равняется, по Тилло, 20 милл. кв. км., что составляет почти
1/5 часть всей суши. В Европе, где М. эра впервые изучена и установлена,
начало ее знаменуется значительным ослаблением вулканической
деятельности, столь энергично проявлявшейся в палеозойскую эру. Период
затишья продолжается в течение всей М. эры и нарушается лишь с
наступлением кайнозойской. Сравнительно небольшие извержения порфиров
происходили лишь в сев. Шотландии и Тироле, а может быть к этому же
времени относятся некоторые изверженные породы Крыма и Кавказа.
Напластование осадочных пород М. группы является по большей части
спокойным и малонарушенным, особенно по сравнению с пластами
палеозойской группы; они выведены из горизонтального положения и собраны
в крутые складки только в высоких горных хребтах, каковы: Юра, Альпы,
Крым и Кавказ и в ближайшем соседстве с некоторыми другими горными
массивами. Осадочные образования М. группы отличаются от
предшествовавших палеозойских и по петрографическому составу. Известняки
пользуются здесь гораздо большим распространением, чем в пластах
палеозойской группы; напротив, глинистые, кремнистые сланцы и кварциты
совсем не встречаются - место их занимают глины, мергели и песчаники,
часто весьма рыхлые. В органическом мире также происходят чрезвычайно
существенные изменения. В средине эры появляются первые млекопитающие,
из отряда сумчатых, костистые рыбы, а в конце эры первые птицы, правда,
еще сохранившие некоторые особенности организации пресмыкающихся, и,
наконец, лиственные деревья. Чрезвычайным развитием пользовались в это
время, особенно характерные для М. эры, разнообразные морские и наземные
ящеры, иногда гигантских размеров, а из моллюсков - аммониты и
белемниты. Плеченогие, столь распространенные в палеозойских отложениях,
уступают место устрицам и другим пластинчатожаберным, морские лилии
уступают преобладание морским ежам, кораллы четверного палеозойского
типа сменяются шестерными (Hexacorallia). Окончательно вымирают к этому
времени трилобиты и цистидеи. В мире растений лепидодендроны, каламиты и
другие древовидные тайнобрачные палеозойской эры сменяются саговыми и
хвойными деревьями.
Б. П.
Мей (Лев Александрович) - известный поэт. Род. 13 февр. 1822 г. в
Москве; сын обрусевшего немца-офицера, раненного под Бородином и рано
умершего; мать поэта была русская. Семья жила в большой нужде. Учился М.
сначала в моск. дворянском институте, откуда был переведен в
царско-сельский лицей. Окончив в 1841 г. курс, М. поступил в канцелярию
моск. ген.-губернатора и прослужил в ней 10 лет, не сделав карьеры.
Примкнув в конце 40-х гг. к так называемой "молодой редакции"
погодинского "Москвитянина", он стал деятельным сотрудником журнала и
заведывал в нем русским и иностранным литературным отделом. В начале
50-х гг. только что женившийся М. получил место инспектора 2-й
московской гимназии, но интриги сослуживцев, не взлюбивших кроткого
поэта за привязанность к нему учеников, вскоре заставили его бросить
педагогическую деятельность и перебраться в Петербург. Здесь он только
числился в археографической комиссии и отдался исключительно
литературной деятельности, принимая участие в "Библиотеке для Чтения", "
Отечеств. Записках", "Сыне Отечества", "Русском Слове" начальных лет,
"Русском Мире", "Светоче" и др. Крайне безалаберный и
детски-нерасчетливый, М. жил беспорядочной жизнью литературной "богемы".
Еще из лицея, а больше всего из дружеских собраний "молодой редакции"
"Москвитянина" он вынес болезненное пристрастие к вину. В Петербурге он
в конце 50-х гг. вступил в кружок, группировавшийся около гр. Г. А.
Кушелева-Безбородка. На одном из собраний у графа Кушелева, на котором
было много аристократических знакомых хозяина, М. просили сказать
какой-нибудь экспромпт. Прямодушный поэт горько над собою посмеялся
четверостишием: "Графы и графини, счастье вам во всем, мне же лишь в
графине, и притом в большом". Большие графины расшатывали здоровье М. и
порою доводили его до совершенной нищеты. Дело раз дошло до того, что,
забрав во всех редакциях авансы и задолжав всем приятелям, он сидел в
лютый мороз в нетопленной квартире и, чтобы согреться, разрубил на дрова
дорогой шкаф жены. Беспорядочная жизнь надорвала его крепкий организм;
он умер 16 мая 1862 г. М. принадлежит, по определению Аполлона
Григорьева, к "литературным явлениям, пропущенным критикою". И при
жизни, и после смерти им мало интересовались и критика, и публика,
несмотря на старания некоторых приятелей (А. П. Милюков в "Светоче" 1860
г. № 5, Аполлон Григорьев, Вл. Р. Зотов, в первом томе мартыновского
издания сочинений М.) произвести его в первоклассные поэты. Это
равнодушие понятно и законно. М. - выдающийся виртуоз стиха, и только. У
него нет внутреннего содержания; он ничем не волнуется и потому других
волновать не может. У него нет ни глубины настроения, ни способности

<<

стр. 125
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>