<<

стр. 129
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

разделена на мелкие государства. С 1815 по 1848 г. М. является опорой
европейского застоя и всеми силами старается поддержать систему
абсолютизма, созданную священным союзом. Относясь с полнейшей
нетерпимостью ко всяким принципам, противоречащим его собственным, М.
задавался только одной мыслью: ничего не изменять в положении дел,
однажды установленном. Достигнуть этого в старинных австрийских
владениях было нетрудно, потому что там вообще не было стремления идти
вперед; но вне Австрии, на севере и юге, были распространены идеи,
которые, по мнению М., никогда не должны были появляться на свет. Против
всех либеральных движений эпохи ополчился М. Он ненавидел от глубины
души конституционные и национальные идеи и верил, что его миссия -
поддерживать власть. Все усилия расширить основы или изменить формы
правления он подводил под одну мерку, считая их порождением
революционного духа. Орудием его политики послужил ряд конгрессов, в
Ахене (1818 г.), Карлсбаде (1819 г.), Троппау (1820 г.), Лайбах (1820
г.), Вероне (1822 г.). В 1819 г. убийство Коцебу студентом Зандом
доставило М. превосходный повод организовать крестовый поход против
свободы. В Карлсбаде собран был конгресс, с участием представителей
восьми германских государств; в его протоколы вписывались только
заключения, заранее составленные М. Движение молодежи в Германии было
подавлено; устроен был строгий надзор за прессой и университетами; в
Майнце учреждена комиссия для расследования заговоров, имевших якобы
целью ниспровергнуть существующий порядок и провозгласить единую
германскую республику; задержано было введение конституций в тех
государствах, где они не были еще введены, и извращено по возможности
конституционное правление там, где оно уже существовало; множество
обществ было закрыто; преследования предприняты в грандиозных размерах;
в Германии водворился режим молчания и репрессий; газетам воспрещено
было обсуждать германские дела, конституционные движения в Италии и
Испании были подавлены силой оружия. В 1821 г. Греция восстала против
турецкого владычества. Движение это было чисто национальное и
религиозное, но М. отнесся к нему, как к восстанию против предержащих
властей, особенно опасному для Австрии, интересы которой требуют
поддержки Оттоманской империи. На веронском конгрессе М. удалось
склонить на свою сторону императора Александра и удержать его от
заступничества за Грецию. Вступление на престол императора Николая в
1825 г. и перемена министерства в Англии (Каннинг) изменили положение
дел. 4 апреля 1826 г. заключен был союз между дворами петербургским и
лондонским, к великому огорчению М. не щадившего слов для выражения
своего недовольства. В 1827 г. подписан был лондонский трактат, к
которому присоединилась Франция, и Греция объявлена была автономным
государством. То был первый удар, нанесенный политике М. Вторым ударом
была июльская революция 1830 г. М. был уверен, что своими
насильственными мерами он искореняет дух недовольства и навсегда
подавляет его; оказалось, однако, что оно ждет только возможности
свободно высказаться. Революционное движение коснулось и Германии и
вызвало сильные смуты, главным образом в южной Германии. Нa этот раз,
однако, М. удалось справиться с движением и провести на сейме декрет об
учреждении комиссии для надзора за политическими процессами в Германии.
Около 2000 человек было предано суду. В 1883 г. в Мюнхенгреце союз между
тремя восточными державами был вновь подтвержден и послано в Париж
заявление о праве вмешательства их в дела остальных держав, для борьбы с
революцией. В самой Австрии М. правил неограниченно. Новый император,
Фердинанд I, сохранил за ним прежнюю роль первого советника и
руководителя во всех делах. В 1840 г. восточный вопрос чуть было не
привел к разрыву между Францией и Англией, к великому удовольствию М.;
но затем, убедившись, что вытекавшая из этого разрыва война могла
принять благоприятный для России оборот, он первый предложил в 1841 году
свое посредничество для поддержания мира. В 1846 году испанские браки
привели к недоразумениям между Англией и Францией; последняя сблизилась
с венским двором, но в следующем же году между ними произошло охлаждение
из-за швейцарских дел. Восшествие на папский престол Пия IX послужило в
Италии сигналом для либеральных и национальных движений, вскоре
перешедших в Beнгрию и Богемию. М. тщетно старался бороться с ними,
когда провозглашение французской республики привело к новым осложнениям.
Давно уже в австрийских областях, находившихся в непосредственном
соседстве со столицей, возникло враждебное, скептическое отношение к М.,
с течением времени все усиливавшееся. Устарелый формализм М. и всей
системы, олицетворенной в нем, делали правительство предметом всеобщих
насмешек, а иногда и глубокого презрения. По мере того, как столица
становилась более культурной и более развитой в умственном отношении,
гнет опеки, направленной против независимости мысли, делался все более и
более нестерпимым. В 1848 г. не было недостатка в военной силе, которая
могла бы держать столицу в подчинении; но правительству не хватило
прозорливости и энергии, чтобы выдержать первый взрыв революции,
вспыхнувшей 13 марта. Одна депутация за другой требовали уступок. М., не
придававший сначала серьезного значения восстанию, согласился, наконец,
на некоторые реформы и вышел в соседнюю комнату, для составления указа
об уничтожении цензуры. Во время его отсутствия среди депутаций,
толпившихся в зале совета, раздался крик: "Долой М. "! Старик вернулся,
увидел, что товарищи покинули его, и удалился, чтобы вручить императору
свою отставку. Имя М. было так тесно связано с правительственной
системой в Австрии, что при первом известии об его отставке волнение
мигом успокоилось. С помощью оставшегося ему верным секретаря он выехал
из города в ночь на 14 марта, скрывался несколько дней и затем,
перебравшись через саксонскую границу, отправился в Великобританию. В
1852 г. он вернулся в Вену и занял свое прежнее высокое положение в
обществе. Император часто обращался к нему за советом, но не приглашал
его принять активное участие в управлении, что очень огорчало старика.
Во время крымской войны он написал не мало проектов; даже при начале
войны 1859 г. он все еще работал пером. Собрание писем, автобиография и
пр., составленные М., изданы его семьей, под заглавием:
"Denkwurdigkeiten". Издание появилось на франц. (1879), нем. (В. 1880 -
84) и английском языках. Дополнением к мемуарам М. и пояснением его
деятельности могут служить переписка Генца и Кестльри, а также ряд
сочинений немецких писателей: Oncken (переговоры 1813 г.), Weicker,
Aegidi, Nauwerk (для эпохи 1819 г.), Gervinus ("Geschichte des XIX
Jahrh.") и др.
Л.
Мефистофель (Mophistopheles, Mephisto) - взятое из народных сказаний
название дьявола или злого, всеотрицающего начала. Старые формы этого
имени неустойчивы. Шекспир в "Виндзорских кумушках", говорит о
Mephiostophilus, а Марло, в "Фаусте"
- о Mephistophilis. Формы Mephostophilus или Mephostophiles
напоминает греческое mephostophiles, "не любящий света"; форма же
Меphistophiles может быть производима от латинского mephitis и
греческого philos (в сложности - "любящий адский серный запах"). По
толкованию проф. Slydel'я, слово М. получилось от слияния двух еврейских
причастий: mephiz (разрушитель) и tophel (лжец). М. у Гёте не имеет
ничего или почти ничего общего с дьяволом народных сказаний. В
особенности в так называемом "первоначальном Фаусте" (Urfaust) и в
"Отрывках Фауста" (Faust-Fragment) 1190 г. М. является совершенно
индивидуальной личностью, которая лишь настолько удерживает черты
средневекового народного дьявола, на сколько это совместно с человечески
возможной индивидуальностью: М. постоянно думает о грубой
действительности и с цинической иронией относится к Фаусту, с его
порывами к небу и излияниями. Только в более позднем продолжении и в
переработки первого юношеского очерка дерзко юмористическая личность М.
сделалась метафизически глубже; только здесь он является как "ein Teil
von jener Kraft, die stets das Bose will und stets das Gute schafft",
как "der Geist, der stets verneint" или, говоря словами русского поэта,
как "дух отрицания и сомнения", который все в мире ненавидит и
презирает.
Механика - наука о движении. Изучая движение, механика необходимо
должна изучать и причины, производящие и изменяющие движения, называемые
силами; силы же могут и уравновешивать друг друга, и равновесие может
быть рассматриваемо как частный случай движения. Поэтому и учение о
равновесии тоже составляет предмет механики, и, даже еще в весьма
недавнее время, механику подразделяли на учение о равновесии, называемое
статикой, и учение о движении, называемое динамикой. Надо полагать, что
некоторые понятия о законах движения и равновесия были достоянием
народов еще глубокой древности, потому что постройки древних индусов,
ассирян и египтян требовали весьма сильных машин для поднятия на
значительную высоту массивных камней, из которых они созидались, но
никаких точных сведений о состоянии М. в эти отдаленный времена мы не
имеем; правильный теоретические рассуждения впервые встречаются только у
Архимеда, и в тех его сочинениях, которые дошли до настоящего времени,
исследуются только вопросы, относящиеся к статике: теория рычага,
равновесие плавающих тел, положению центра тяжести. Первые следы
изучения вопросов динамики встречаются в трудах одаренного всеобъемлющим
умом Леонардо да Винчи, родившегося в 1452 году, которому было уже
известно возрастание скорости при падении тел. Бенедетти, умерший в 1570
году, имел уже понятие о существовании центробежной силы и о том, что
оторвавшаяся от вращающегося тела часть продолжает двигаться по
касательной. Открытие начала возможных перемещений (см. ниже) в
применение его к выводу законов равновесия рычага, блоков и ворота
принадлежит Гвидо Убальди, жившему от 1545 - 1607 г. Таким образом
механика, как самостоятельная наука, начала зарождаться в Италии.
Настоящим же основателем динамики по справедливости считают Галилея,
который открыл: начало инерции, начало независимости движения и нашел
законы падения тел. Исследования Галилея по механике изложены в его
сочинениях: 1)"Discorso intorno alle cose che stanno in su l'acqua о che
in quello si muovono", 2) "Dialogo intorno ai due niassimi sistemi del
mondo", 3)"Discorsi e dimonstrationi matematiche intorno a due nuove
scienze" и 4) "Della scienza mессаniса". При своей жизни Галилей
приобрел славу более астрономическими своими открытиями, но наибольшая
его заслуга состоит, как замечает Лагранж, именно в открытии законов
падения тел: нужен был гений, чтобы выяснить закон явления самого
обыденного и в то же время управляющего движениями миров, как это было
впоследствии обнаружено Ньютоном. Гюйгенс, пополнивший многие
исследования Галилея, установил точные понятия о центробежной силе и о
законах колебания маятника и этим еще более подготовил путь к открытию
всемирного притяжения, сделанному Ньютоном, поставившим механику на
прочные основания изложением ее основных принципов. В книге Ньютона,
появившейся в 1687 году под заглавием: "Philosophiae Naturalis Principia
mathematica" и не имеющей себе равной по значению в истории развития
точных наук, основные начала механики изложены в виде трех законов: 1.
Закон инерции: каждое тело пребывает в своем состоянии покоя или
равномерного прямолинейного движения, если действующие на него силы не
принуждают его изменить такое состояние. II. Закон величин действия:
изменение движения пропорционально приложенной действующей силе и
происходит по той прямой линии, по которой действует сила. III. Закон
противодействий: всякому действию соответствует противодействие равное и
противоположное, то есть, действия двух тел одно на другое всегда равны
и направлены противоположно. Эта книга Ньютона и открытое им же,
одновременно с Лейбницем, дифференциальное и интегральное исчисление
дали сильный толчок дальнейшему развитию М. Яков и Даниил Бернулли,
Клеро, Эйлер и многие другие ученые исследовали целый ряд механических
задач первостепенной важности. Недоставало принципа, связующего динамику
со статикою.
Этот принцип найден был Даламбером и изложен в его "Traite de
Dynamique", появившейся в 1743 г. Свобода движения тел и точек бывает
иногда стеснена известного рода условиями, состоящими, например, в том,
что точка может двигаться только по известной поверхности; такая
поверхность или вообще все, что стесняет движение, называется связью.
Связи оказывают некоторые сопротивления - реакции - на точку или систему
точек. Начало Даламбера состоит в том, что равнодействующая всех данных
сил, приложенных к каждой из точек рассматриваемой системы, разлагается
на две составляющих: на потерянную силу, уравновешивающуюся благодаря
реакциям связей, и на движущую силу, сообщающую точке то самое
ускорение, какое бы она сообщила свободной точке, обладающей той же
массою. Это начало приводит исследование движения к исследованию
равновесия, потому что может быть выражено так: данные силы и считаемые
в обратную сторону движущие силы должны в течение движения находиться в
равновесии. Этим началом воспользовался Лагранж и в своей "Мecanique
Analytique" (1788) свел решение каких бы то ни было вопросов М. на
решение уравнений, устанавливаемых для всех вопросов совершенно
однообразным способом и вытекающих из одной общей формулы. Лагранж
создал аналитическую М. Аналитическая М. представляет собою науку о
движении, приведенную к интегрированию некоторых общих уравнений и к
исследованию получаемых результатов. Всякое тело представляется
совокупностью материальных точек. Положение каждой точки определяется ее
координатами. Если координаты выражены как функции времени, например
если дано:
x=f(t) y=F(t) z=j(t), то этим вполне определено движение точки,
потому что из этих уравнений для каждого значения времени t, считаемого
от начального момента, можно определить положение точки. Такие
уравнения, относятся ли они к одной точке или к целой системе точек,
называются уравнениями движения. В равномерном движении скоростью
называется отношение пройденного расстояния ко времени.
Переменное движение можно рассматривать состоящим из ряда весьма
малых равномерных движений, вследствие чего в таком движении скорость
представляется пределом отношения бесконечно малого пути Ds к бесконечно
малому промежутку времени Dt, в течение которого этот путь пройден.
Следовательно; скорость v выражается производною проходимого пути по
времени:
.
Точно также ускорение j выражается производною скорости по времени:
и, следовательно, равно второй производной пути по времени:
Весьма часто в М. употребляется прием, заключающийся в том, что
рассматриваются не самые силы скорости и ускорения, а проложения их на
оси координат: проложения сил X, Y, Z; проложения скоростей:
проложения ускорений
Из второго закона Ньютона вытекает, что сила пропорциональна массе m
и ускорению и что, следовательно, для свободной точки:
Для точки несвободной, движение которой стеснено связями, потерянные
силы должны, по началу Даламбера, слагаться из заданных сил и из
считаемых в обратном направлении движущих сил. Поэтому проложения
потерянных сил будут
Все это было известно еще до Лагранжа. Лагранж выходит из начала
возможных перемещений. Благодаря существованию связей, не все движения
системы возможны. Элементы путей, пробегаемые точками в весьма малые
промежутки времени, при каком-либо возможном движении системы через
занимаемое ею положение, называются возможными перемещениями. Работою
называется произведение пути, пройденного точкою, на приложение силы на
этот путь. Начало возможных перемещений состоит в том, что система
находится в равновесии, если сумма работ заданных сил на протяжении
возможных перемещений равна нулю. Так, например: возможные перемещения
концов рычага, на которые действуют параллельные силы, суть весьма малые
дуги, описанные концами рычага как радиуса из точки опоры и
соответствующие общему углу отклонения рычага. Эти дуги пропорциональны
плечам и проходятся в противоположные стороны. Чтобы работы сил на
протяжении этих дуг, служащих возможными перемещениями, в сумме давали
нуль, необходимо, чтобы силы были обратно пропорциональны плечам. Этот
пример представляет собою вывод законов рычага из начала возможных
перемещений, Лагранж применяет это начало к потерянным силам для всякого
случая движения и для всякой системы точек. Выразив, что сумма работ
потерянных сил на протяжении возможных перемещении равна нулю, Лагранж
получил общее уравнение движения: где dx, dy, dz суть проложения
возможных перемещении на оси координат. Из этой общей формулы Лагранж
выводит систему уравнений, данную им в двух формах, которые, как и общая
формула, содержать в себе дифференциалы. Решение всякого механического
вопроса заключается после этого в освобождении формул Лагранжа от
дифференциалов, т. е. в интегрировании лагранжевых уравнений. Общий
способ их интегрирования был исследован самим Лагранжем, Гaмильтoнoм,
Пуассоном, Коши, Якоби, Мейером, Остроградским, Коркиным, Имшенецким и
многими другими. В настоящее время в особенности замечательны в этом
направлены работы Софуса-Ли и Фукса.
Из основных законов М. или из общих уравнений Лагранжа могут быть
выведены некоторые весьма общие положения, которые в прежнее время
принимались за основные начала, но после Лагранжа служат более к тому,
что прямо дают некоторые интегралы уравнений М. Эти положения суть: 1)
начало движения центра инерции, состоящее в следующем: при движении
системы материальных точек существует определяемая их конфигурацией
геометрическая точка, называемая центром инерции, движение этой точки
происходит так, как будто бы она была свободною точкою, в которой
сосредоточена масса всей системы и к которой приложены заданные силы.
Если точки тяжелые, то их центр инерции есть в то же время их общий
центр тяжести. Начало движения центра инерции проявляется, напр., при
разрыве летящей гранаты, осколки которой разбрасываются во все стороны,
но общий их центр тяжести описывает тот самый путь, который был бы
описан центром тяжести гранаты, если бы она не лопнула. Это начало
выражается уравнениями:
которые легко интегрируются. В них М - масса всей системы, различные
m - массы точек; x, y, z координаты центра инерции. 2) Закон площадей
применим ко всем тем случаям, когда в каждом положении системы возможно
всякое ее вращение около неподвижного начала координат О. Этот закон
состоит в том, что: сумма произведений масс на проложения (на плоскости
координат) площадей, описываемых радиусами-векторами точек системы,
возрастает пропорционально времени. Под именем радиуса-вектора точки
разумеется прямая, соединяющая ее с О. Из наблюдений над движением
планет Кеплер (1571-1630) подметил существование этого закона в
следующей форме: радиус-вектор, проведенный из центра солнца к центру
планеты, описывает в равные промежутки времени равные между собою
площади. В таком приложении к планетам положение это носит название
второго кеплеровского закона. 3) Начало наименьшего действия состоит в
следующем: вообразим те из возможных для системы между ее двумя данными
положениями движения, при которых:
где Р есть некоторая функция от координат точек системы, h
постоянное; из всех таких движений только для тех из них интеграл будет
наименьшим, для которых Р есть потенциал. Потенциалом называется
функция, имеющая то свойство, что первые ее производные по координатам
равны суммам проложений на соответственные оси координат заданных сил,
так что:
Не все силы имеют потенциал. Начало наименьшего действия применимо во
всех тех случаях, когда уравнения связей не содержат времени t, т. е.
когда связи не изменяют своей формы. 4) Закон сохранения живой силы.
Живою силою точки называется половина произведения из ее массы на
квадрат скорости, т. е. величина .
Живою силою системы называется сумма живых сил всех точек,
составляющих систему. Во всех тех случаях, когда уравнения связей не
содержать времени, действует закон живой силы, заключающийся в
следующем: если связи не зависят от времени, силы же имеют потенциал, то
разность между силою и потенциалом сохраняет постоянную величину. Этот
закон выражается формулою:
показывающею, что в случае возможности применить закон, ею
выражаемый, приращение живой силы зависит только от координат начального
и конечного положения и будет то же самое, по какому бы пути точка не
переходила из первого положения во второе. Если же система вернется в
начальное положение, то живая сила получит начальную величину. Это
начало может быть выражено еще и в следующей форме: приращение живой
силы при переходе системы из одного положения в другое равно сумме работ
всех действующих на систему сил. Этому способу выражения начала живых
сил соответствует формула:
где v и v0 скорости во втором и в первом положении, F силы, a углы,
ими составляемые, с направлениями движения точек, ds элементы путей,
проходимых точками. Углубляясь в смысл уравнений М. и закона живых сил и
исследуя соотношения, существующие между теплом, светом, электричеством
и другими явлениями природы, Гельмгольц открыл управляющий ими общий
закон сохранения энергии и изложил его в 1847 г. в сочинении: "Die
Erhaltung der Kraft".
Аналитическую М. теперь уже не разделяют на статику и динамику, а
дают ей подразделение на кинематику, изучающую движение, не касаясь
производящих его сил, и кинетику, изучающую движение в зависимости от
производящих его сил. Равновесие изучается как частный случай движения.
Учение о движении жидких тел называется гидродинамикой. Интегрирование
общих уравнений гидродинамики представляет до сих пор непреодолимые
затруднения; поэтому прибегают к косвенным способам. Наибольшими
успехами гидродинамики, со времен Лагранжа являются открытие
Гельмгольцем вихревых движений, выражаемых некоторыми уравнениями
гидродинамики и особый искусственный способ Кирхгофа, основанный на
конформном преобразовании мнимого переменного и весьма удачно обобщенный
проф. Н. Е. Жуковским. Не менее важные главы аналитической М.
представляют собою теория упругости и теория притяжения. До сих пор мы
еще очень далеки от умения интегрировать уравнения М.; поэтому весьма
часто приходится довольствоваться небольшим числом интегралов,
доставляемых началами центра, инерции, живых сил и площадей. Некоторые
задачи при знании только немногих интегралов, движения решены тем не
менее довольно обстоятельно, в смысле получения довольно ясной картины
движения. Таковы, напр. картины движения твердого тела около неподвижной
точки, данные Пуансо и Дарбу. В приложении к астрономии М. получила
название небесной. Исследуя уравнения небесной М., Леверье открыл, без
помощи каких бы то ни было непосредственных наблюдений, только с помощью
вычисления возмущений в движении Урана, планету Нептун. В приложении к
физике М. носит название теоретической физики, сделавшей в последнее
время огромные завоевания в области электричества, благодаря созданной
Максуеллем электромагнитной теории света, представляющей
непосредственное приложение Лагранжевых уравнений. В приложении к делу
рук человеческих - к машинам - М. служит основанием целого цикла наук,
называемого практической М. и состоящего из теории механизмов,
гидравлики, теория тепловых двигателей, теории сопротивления материалов,
учения о конструкции машин, стоящих в тесной связи с технологией дерева,
металлов и т. д. и с учением о сельскохозяйственных машинах и орудиях.
Из первоклассных сочинений по аналитической М. укажем: Lagrange,
"Mecanique Analytique"; Jacobi, "Vorlesungen uber Dynamik"; Kirchhoff,
"Theoretische Physik" и Thomson and Tait, "Natural Philosophy". Лучшие
учебники: Бобылев, "Курс аналитической М."; Слудский, "Курс
теоретической М."; Жуковский, "Лекции по гидродинамике"; Poisson,
"Traile de Mecanique"; Collignon, "Traite de Mecanique"; Despeyrons,
"Traite de Mecanique rationnelle". По практической М.: Вейсбах,
"Практическая М. " (перев. Усова); Weisbach, "Lehrbuch der lngenieur und
Maschinenmechanik, bearbeitet von Herrmann"; Reuleaux, "Theoretische
Kinematik"; его же, "Der Konstrukteur"; Burmester, "Lehrbuch der
Kinematik"; Grashof, "Theoretische Maschinealehre". По истории развития
аналитической М. существует прекрасная книга: Duhring, "Kritische
Geschichte der allgemeinen Principien der Mechanik".
Н. Делоне.
Меценат (Гай Цильний Maecenas) - римский госуд. деятель; происходил
из древнего этрусского рода Цильниев (Cilnii), родился, как
предполагают, между 74 и 64 гг. до Р. Хр. и по рождению принадлежал к
сословию всадников. Убежденный в необходимости монархического правления
в Риме и считая Октавиана наиболее соответствующим идеалу правителя, он
стал, во время гражданской войны, на его сторону и часто исполнял важные
его поручения. Так, он был в числе послов, которые должны были в
Брундузии устроить примирение Антония с Октавианом; во время войны с
Секст. Помпеем ему дважды приходилось успокаивать народное волнение в
Риме; после битвы при Акциуме он разрушил замыслы молодого Лепида. По
окончании войны М. жил в Риме и в отсутствие Октавиана Августа ведал
государственные дела, не занимая никакой официальной должности, но
будучи, вместе с Агриппой, самым влиятельным и доверенным другом и
помощником Августа и принимал самое деятельное участие во всех действиях
императора по устроению государства и упрочению власти. Честолюбие,
зависть, недоброжелательство были ему совершенно чужды. В своих
отношениях к Августу он был свободен от низкопоклонства и заискивания и
высказывал с полной свободой свои взгляды, нередко совершенно
противоположные планам императора. Своей близостью к Августу он
пользовался для того, чтобы сдерживать страстные порывы, нередко
доводившие императора до жестокости. Стали историческими переданные
Дионом Кассием (Dio Cass., 54, 6) слова: "Surge tandem, carnifex!" (Да
полно же тебе, мясник!), которыми М. однажды удержал Августа от
подписания многих смертных приговоров. Лучшие поэты того времени
находили в М. внимательного и заботливого покровителя и защитника;
заслуги его перед ними являются в то же время и заслугами перед римской
(латинской) поэзией. Виргилию он оказал помощь против насилий со стороны
одного центуриона и хлопотал о возвращении ему отнятого у него имения, о
чем поэт рассказывает в своих "Georgica". Горацию он подарил свое
сабинское поместье. Поклонник основ эпикурейской философии, М.
предавался наслаждениям в такой степени, какая даже римлянам того
времени казалась чрезмерной. Он умер в 8 г. до Р. Хр. (746 от основания
города Рима), горячо оплакиваемый друзьями и всем народом и завещав все
свое имущество Августу. Из его сочинений (преимущественно о предметах
естественно-исторических) уцелели только отрывки. Имя М. как поклонника
изящных искусств и покровителя поэтов, сделалось нарицательным. См.
монографии Мейбома (1653) и Лионa (1824); затем Weber, "Ueber den
Charakter des Macenas" (в Jahns "Jahrbucher fur Philologie und
Padagogik", Suppl. 9, Лиц., 1843); Frandsen, "Macenas, eine historische
Untersuchung uber dessen Leben und Wilken" (Альтона, 1843); Gardthausen,
"Augustus und seine Zeit" (I, Лиц.. 1891).
Меч - оружие, приспособленное к тому, чтобы колоть или рубить;
изготовляется из металла - некогда из бронзы (отливкой), позже из железа
(ковкой). Вошло оно в употребление, по-видимому, сравнительно поздно.
Люди имели палицы, ножи, кинжалы, топоры, молотки, копья, умели метать
стрелы, дротики, пращи, бумеранги, ранее чем дошли до искусства
приготовлять длинные и острые клинки мечей. Все указанные виды оружия
изготовлялись первоначально из камня, кости, рога, тогда как М. мог
появиться только в металлическую эпоху, и то по достижении известного
искусства в обработке металлов. Некоторое подобие М. представляют разве
встречающиеся иногда у дикарей плоские деревянные палицы, иногда
сточенный к обоим краям и даже заостренные к концу. Между предметами
древнейшей "бронзовой" эпохи на Западе М. еще нет, а есть только широкие
ножи-кинжалы; среди находок медного века, предшествовавшего, как думают
теперь, бронзовому, М. тоже не встречаются; нет М. и на Востоке, в
Сибири, где процветала некогда оригинальная медная промышленность,
изготовлявшая своеобразные цельты; ножи, кинжалы, топоры и т.д.
(известные 2 - 3 медных М. из Сибири скорее напоминают большие кинжалы).
Бронзовые М., находимые в Скандинавии, имели форму узкого (ивового)
листа, были средней величины, прямые, обоюдоострые; ими кололи, а не
рубили; рукоятка таких М. была сравнительно короткая, что подало повод к
предположению о малой величине рук у изготовлявших эти М. народа. У нас
в России бронзовые М. находили редко, более на зап. и юго-зап. окраине,
в Финляндии, Польше, Подолии. Встречаются они иногда и на Кавказе, но в
формах иного типа, сходных с ассирийскими. Уже в древнейших скифских
курганах М. оказываются из железа, хотя по форме они еще отчасти
напоминают бронзовые; рукоятка их обыкновенно обкладывалась медью,
золотом или костью. Некоторые железные М. с обложенными бронзой
рукоятями или с кольцом на верху последней, найденные на Кавказе,
напоминают восточные или древнегреческие формы (из Ассирии, Микен).
Древнейшие железные М., найденные в Западной Европе (Скандинавии, сев.
Германии) - довольно грубой работы и похожи на косари или даже на косы.
Постепенно форма и работа железных М. совершенствуется; у кельтов в
Галльштадтском могильнике, в поселении La Тene, на Невшательском озере в
Швейцарии, они хотя и подражают еще отчасти в своей форме бронзовым, но
получают большую величину и другие отличия. Меч римлян был короткий; у
германцев, рядом с коротким мечем-ножом (scramasak), употреблявшимся и
для метания, были в ходу длинные (собственно кельтские) М. (spatha), с
перекладиной и с конечной, треугольной или полуовальной шишкой
(набалдашником) на рукоятке. Железный стержень рукоятки оправлялся в
дерево, кость, рог, золото, и эта оправа украшалась еще иногда гранатами
и другими камнями. В Скандинавии такие М. характеризуют собою эпоху
примерно с III по VII в. до Р. Хр.; позже, с VIII по Х в., М. становятся
массивнее, шире, рукоятки их солидные; они делаются только из железа;
часто украшаемого серебряной насечкой. Дальнейшее развитие М. на Западе
состояло в том, что перекладина рукоятки стала делаться длиннее и
тоньше, а набалдашник меньше, так что М. с рукоятью стал представлять
большее подобие креста. При этом клинок постепенно суживался, делался
легче, а рукоятка, сравнительно с клинком, длиннее. Еще позже, в XIII
в.. перекладине стали придавать изогнутую форму, выпуклую книзу, к
клинку, а иногда и кверху, к рукоятке; с XV-го столетия стали
приделывать кольца или овальные пластинки, которые впоследствии
развились в сложные эфесы, защищавшие руку и отчасти еще сохранившиеся
на новейших шпагах. В средние века и позже продолжали, впрочем,
употребляться и более массивные М.. иногда даже такие, что ими можно
было рубить только держа их обеими руками. В России древнейшие железные
М. были, повидимому, плохого качества, и редко сохранялись в могилах. В
период древних могильников и курганов, по крайней мере в средней России,
М. не были, повидимому, распространены. Впрочем, в некоторых (иногда
очевидно княжеских) курганах Х и последующих веков (в Петербургской,
Курляндской, Смоленской, Черниговской, Орловской, Казанской губ.) были
найдены большие М., с рукояткой, часто украшенной серебряной насечкой,
совершенно скандинавского типа. С другой стороны, М., хранящиеся в
псковском Троицком соборе и приписываемые князьям Довмонту и Гавриилу
Псковскому, представляют полнейшее сходство с западноевропейскими XIII -
XIV веков и, очевидно, иностранного происхождения (на одном есть даже
латинская надпись). Прямые М. рано были вытеснены в России саблями.
Прямые М. были известны и на Востоке, в Индии, Китае, а также в Африке,
где местами, например в Абиссинии, у туарегов Сахары, они употребляются
еще и теперь, в формах, напоминающих М. крестоносцев. Особый центр
распространения М. составляет Малайский архипелаг, где у даяков, бугизов
и др. встречаются своеобразные, прямые и кривые, часто расширяющиеся к
концу формы мечей и шашек. Изогнутые М., с выпуклым или выгнутым лезвием
были известны также у греков (kopis); в Индии и в других местах они были
отчасти первообразами некоторых позднейших форм ятаганов и им подобных
оружий. - М. обыкновенно носится в ножнах, первоначальная форма которых
- кольцо, прикрепленное к поясу, браслету и т. п. У многих народов ножны
состоят из одной деревянной пластины, соединенной с двумя плоскими
кольцами, так что М. является замкнутым только со стороны ближайшей к
телу; полные ножны появляются уже позже. М. носится различно, большей
частью на поясе, на левой или правой стороне или спереди (как кинжал,
например на Кавказе). Большинство народов, по-видимому, носит М. на
левой стороне, но римляне, например, носили его на правой, для того,
чтобы правой рукой можно было скорее его обнажить, не встречая
препятствия в щите, носимого на левой руке.
Д. А.
Мечеть (старинно-русск. мизиит, из арабск, mizdzid, "дом молитвы") -
храм или молитвенный дом у мусульман. Так называются преимущественно
небольшие храмы, сделанные главным образом из дерева, украшенные не
более как одним минаретом и предназначенные для обычных молитв по
будням. Большие храмы, где богослужения происходят по пятницам и вообще
праздничным дням, а в Турции правоверные приносят свои общественные
молитвы Аллаху за падишаха, называются джами или куллийет. При каждой М.
два или более минарета, с балкончиком и с полулуниями на шпицах, с
которых муэзины пять раз на день призывают правоверных к молитве. По
большим праздникам и в дни общественных торжеств минареты освещаются
лампами, откуда и самое название (минарет - маяк или световая башня). М.
строятся обыкновенно четырехугольником и имеют свинцовые крыши и купола.
Снаружи они окружаются стенами, проходы через которые охраняются цепями
и делаются такими низкими, что проходить можно только нагнувшись. Стены
внутри М. окрашиваются в белый цвет; единственными их украшениями служат
арабески и религиознонравственные изречения из Корана. Изображений нет
никаких. Пол М. покрыт циновками и коврами; нет ни столов, ни скамей или
какого-нибудь другого сиденья. В юго-восточной части М. устраивается
кафедра для имама, а в том направлении, где лежит Мекка, находится
богатоукрашенный шкаф (Кебла или Киблах), в котором хранится один или
несколько коранов. При больших М. почти всегда устраиваются общественные
школы (медрессе), больницы, столовые для бедных. Средства на все это
доставляются пожертвованиями и доходами с земель. Первые мусульманские
завоеватели - арабы и турки, - лишь только захватывали в свою власть
какойнибудь город, непременно отводили место для постройки мечетей или
же обращали в М. христианские храмы, выбирая из них выдающиеся
величественной и красивой постройкой. В особенности много храмов
обращено в М. в Константинополе, после взятия его Магометом II.
Мечников (Илья Ильич) - зоолог и патолог, род. в 1845 г., учился во
2-й харьковской гимназии, в 1862 г. поступил на отделение естественных
наук харьковского унив., где окончил курс в 1864 г. За границей (1864 -
67) работал в Гиссене, Геттингене и Мюнхене. Степень магистра зоологии
("История развития Sepiola") получил в спб. унив. в 1867 г. и избран
доцентом зоологии в новоросс. унив., с 1868 г. доцент в спб. унив., где
получил степень доктора; с 1870 по 1882 г. был проф. в новороссийском
унив., затем вышел в отставку; с 1886 г. заведовал одесской
бактериологической станцией; ныне в Париже заведует отделением в
Пастеровском институте. Научные труды М. относятся к области зоологии,
антропологии и патологии. Значение М. в зоологии чрезвычайно велико:
кроме нескольких работ анатомического и фаунистического характера
("Пелагическая фауна Черного моря", "Труды 1-го съезда
естествоиспытателей") он напечатал множество работ по эмбриологии
беспозвоночных и вместе с А. О. Ковалевским может считаться основателем
современной эмбриологии беспозвоночных. Большая часть работ его помещена
в различных заграничных и русских журналах, некоторые изданы отдельно
(напр. "Embryologische Studien аn Medusen", Вена, 1886). Громадное
значение имели в зоологии также его исследования, относящиеся к борьбе
организма животных с различными организмами, служащими причиной заразных
болезней; многие особенности строения животных становятся понятными лишь
с этой точки зрения; вместе с тем, деятельность фагоцитов разъясняет
весьма многое в сложных явлениях превращений животных. Исследования эти
были начаты М. в начале 80-х годов; в 1882 г. он напечатал "Zur Lehre
uber die intracellulare Verdanung" (в "Zoologischer Auzeiger"), в 1883
г. "Untersuchungen uber die intracellulare Verdanung der Wirbellosen" (в
"Arbeiten aus d. Zool. Institut Wien") и "Ueber die mesodermale
Phagocyten der Wirbelthiere" ("Biologisches Centralblatt"). В это время
новая теория борьбы организма животных против болезнетворных организмов
была уже определенно формулирована М. на одесском съезде
естествоиспытателей (см. "О целебных силах организма", в протоколах
съезда; сущность ее см. в статьях Белые кровяные тельца, Кровь,
Гистолиз, Фагоциты). За ним последовал ряд специальных работ над борьбой
организма с различными бактериями и другими болезнетворными организмами;
в 1892 г. М. издал "Лекции о сравнительной патологии воспаления" (также
и на франц. языке). В своих работах по общей патологии М. дал новую
теорию воспаления, рассматривая его как фагоцитарную реакцию против
раздражения; вместе с тем он поставил общую патологию на более широкую
общебиологическую основу. Теория М. возбудила общее внимание, и вызвала
оживленную полемику. Полемика эта продолжается и в настоящее время,
сосредоточиваясь главным образом на пределах приложимости теории М. к
решению различных вопросов патологии (надо заметить, что сам М. вовсе не
считает открытый им способ борьбы организма с болезнетворными деятелями
единственным возможным). Во всяком случае, как бы ни окончился спор,
теория М. имела чрезвычайно важное значение в патологии, создала в ней
новую эпоху. Антропологические работы М. заключаются главным образом в
исследованиях над калмыками ("Исследование о калмыках" - в "Трудах
Геогр. Общ.", 1874, "Антропологической очерк калмыков" - в "Известиях
Моск. Общ. Любит. Естествознания", 1876). Кроме специально научной
деятельности, М. с успехом занимался также популяризацией и, начиная с
1866 г., напечатал ряд статей в "Натуралисте". "Вестнике Европы",
"Природе", "Семье и Школе" и др., а также статью "Борьба за
существование частей животного организма" (в сборнике "Помощь
голодающим", 1892). Изложение теории М., кроме указанных работ М. ("0
целебных силах организма", "Лекции о сравнительной патологии
воспаления", "Борьба за существование частей животного организма"), см.
также в ст. Книповича: "Современное положение вопроса о роли фагоцитов
при борьбе организма с заразными болезнями" ("Труды СПб. Общ.
Естествоиспытателей", 1892).
Н. Кн.
Меч-рыба (Xiphias gladius L.) - рыба из сем. Xiphiidae, отряда
колючечерепных рыб (Acanthopteri), отличаются верхней челюстью,
вытянутой в виде длинного мечевидного отростка, достигающего
приблизительно 1/3 длины тела; нижняя челюсть заостренная. Тело
вытянутое, сильно сжатое с боков. Зубов нет. Кожа шероховатая, на брюхе
с многими мелкими костяными пластинками. Спинной плавник впереди очень
высокий; средняя часть его (как и заднепроходного плавника) с возрастом
изнашивается и исчезает. Верхняя часть тела темного стального синего
цвета; брюхо белое. Достигает в длину более 3 м, водится в Средиземном
море и Атлантическом океане; в июне и в июле подходит к берегам; мясо
употребляется в пищу. Плавает быстро и пользуется своей мечевидной
челюстью как оружием, нападая также на китов. Иногда вонзает свой М.
даже в стены кораблей.
В. Ф.
Мешхед (озн. гробница) - главный город персидской пров. Хорассан, на
р. Теджене, в хорошо орошенной, плодородной местности; важнейший город в
сев. вост. Персии, так как лежит в узле нескольких торговых путей.
Множество караван-сараев, грандиозная главная мечеть М. - Мекка шиитов и
привлекает множество паломников. От 70 до 80 тыс. жит. Ковры, шали,
шелковые и др. ткани, стальные клинки, войлок. Благодаря близости и
довольно удобным путям, оживленная торговля с нашим Закаспийским краем:
на мешхедских базарах много русских изделий.
Мигрень (migraine) - соответствует латинскому hemicrania и обозначает
половинную головную боль, составляющую главный симптом этой болезни. Эта
боль появляется в виде припадков, повторяющихся через различные
промежутки времени - раз в месяц или реже, иногда и чаще. В
промежуточное время больные во многих случаях совершенно свободны от
всяких расстройств, но часто они обнаруживают другие болезненные явления
со стороны нервной системы, тем более, что М. вообще преимущественно
свойственна людям с невропатической конституцией или с наследственным
предрасположением к нервным болезням. У женщин она встречается чаще, чем
у мужчин, и во многих случаях припадки у них совпадают с месячными.
Продолжительность отдельных припадков М. различна и колеблется между
несколькими часами и сутками, редко больше или меньше. Припадок не
исчерпывается, однако, головной болью. Обыкновенно уже заранее,
накануне, больные испытывают общее недомогание, потерю аппетита, тяжесть
головы, субъективные расстройства зрения. Затем. во время самого
припадка, кроме головной боли, наблюдается общая слабость, светобоязнь,
тошнота и рвота, выступление холодного пота, сужение поля зрения, иногда
сильная бледность лица, иногда, напротив, прилив крови к голове. Вообще
головная боль при М. сопровождается целым рядом так наз.
сосудодвигательных явлений, обусловливаемых нарушением иннервации
шейного симпатического нерва. В одном ряду случаев это нарушение имеет
характер болезненного возбуждения этого нерва, в других наоборот -
паралича его. Сами припадки, как они ни тяжелы для больного, совершенно
безопасны и всегда проходят без последствий. Но склонность к повторению
их при М. весьма упорна, и в этом смысле болезнь принадлежит к
хроническим, крайне затяжным страданиям. Во многих случаях приступы
становятся слабее и короче и, наконец, исчезают с наступлением старости,
у женщин - нередко с прекращением месячных. Происхождение и внутренний
механизм болезни еще не вполне выяснены. По-видимому, в ней играют
большую роль аномалии обмена веществ. Оценка болезни в каждом отдельном
случае и лечение ее требуют помощи сведущего врача. В лечении нужно
различать борьбу с отдельным приступом и с болезнью вообще. Для обеих
целей, кроме внутренних лекарств, приходится прибегать к электричеству,
водолечению и регулированию диеты.
И. Р.
Мидас (MidaV) - имя многих фригийских царей. Первый М. был сын Гордия
и Кибелы, культ которой был очень развит в Пессинунте. С именем его
связаны рассказы о роковом даре, в силу которого все, к чему он
прикасался, обращалось в золото, и об ослиных ушах, которыми наделил его
Аполлон, разгневанный тем, что при состязании его с Паном (или Марсием)
М. отдал последнему предпочтение перед богом.
Миддендорф (Александр Федорович) - изв. русский естествоиспытатель,
сын лифляндского помещика (1815 - 94). Род. в Петербурге, учился в 3-й
гимн. и педагогическом ин-те., в 1832 г. поступил в дерптский (ныне
юрьевский) унив. и в 1837 г. после защиты диссертации "Quaedam de
bronchorum polypis, morbi casu observato Illustratа"(Дерит, 1837)
получил степень доктора медицины. Посетил затем унив. Берлина,
Эрлангена, Вены и Бреславля. В 1839 г. был назначен адъюнктом при
кафедре зоологии в университете св. Владимира, в 1840 г. участвовал в
экспедиции Бэра в Лапландию и собрал материал по орнитологии и
малакологии, а также по геологии Лапландии; в 1841 г. утвержден
экстраординарным проф. но в 1843 - 44 гг. совершил, по поручению
академии наук, путешествие в Сибирь. По возвращении принялся за
разработку собранных коллекций, в 1850 г. избран ординарн. академиком, в
1855 г. непременным секретарем академии. Расстроенное, вследствие
сибирской экспедиции, здоровье заставило М. в 1857 г. поселиться в своем
имении в Лифляндии. М. принимал деятельное участие в трудах Имп. вольн.
эконом. общ. и состоял его президентом с 1859 по 1860 г., когда, по
болезни, был вынужден отказаться от этого звания. М. принимал также
участие в деятельности географического общества и был одно время его
вице-президентом. В 1867 г. М. сопровождал в путешествии по России вел.
князя Алексея Александровича, в 1869 г. Владимира Александровича, в 1870
г. Алексея Александровича в путешествии по Белому морю и на Новую Землю,
при чем произвел важные наблюдения относительно Гольфстрима к В. от
Нордкапа. Миддендорфу принадлежит ряд ценных исследований по русской
фауне современной и ископаемой, по географии, особенно физической; сюда
относятся между прочим его исследования: "Der Golfstrom Ostwarts vom
Nordkap" в Peterman's "Geographische Mittheilungen" (1871, № 1), также в
"Бюллетенях", т. XV и "Зап. Акд. Наук" (т. XIX, книга 1). Главные труды
М., кроме упомянутых исследований над Гольфстримом, следующие: "Bericht
uber die ornithologischen Elgebnisse der naturhist. Reisen in Lappland
wahrend d. Sommers 1840" (Baer und Helmersen, "Beitrage z. Kenntniss des
Russischen Reiches", Bd. VIII), "Reise in den aussersten Norden und
Osten Sibiriens wabrend d. J. 1843 - 44" ("Mem. de l'Ac. d. Sciences",
1847; из исследований, вошедших в состав этого труда М. принадлежали
отделы: том 1: "Ein leitung", "Geothermie", "Fossile Holzer"; "Fossile
Fische", "Beschreibung des Horizontal bohrs"; том II: "Mollusken",
"Wirbelthiere"; том VI "Einletung", "Geographie und Hydrographie",
"Orographie und Geognosie", "Klima", "Gewachse", "DieThierweIt") и этот
же труд па русском языке "Путешествие на Север и Восток Сибири" (2 ч.,
СПб., 1860 - 69), "Die Baraba" ("Mem. de l'Acad. Imp. des Sciences de
St. Pel." 1870) и на русском яз. (прилож. к XIX т. "Запис. Акд. Наук",
1871); "Einblicke in das Ferghana Tbal" ("Mem. de l'Acad. etc.", VII
serie т. XXIX, № l, 1881).
Н. КН.
М. занимался сельским хозяйством, принимал большое участие в
устройстве сельскохозяйственных выставок; преимущественно же он
интересовался заменой в Прибалтийском крае местного маломолочного скота
породой наиболее выгодной и лучше оплачивающей корм. Из многих изученных
им практически, пород европейского скота М. остановился на породе
гомитинской и на скрещивании ее с местным скотом. Чтобы поставить дело
на твердую почву, по инициативе М. лифляндские хозяева завели в
последние годы студбук, в которую вписываются животные, по приговору
особой браковочной комиссии; в книгу эту до сих пор включено около 1000
штук; думают, что их студбук и положит основание породе, которую им
желательно образовать с однообразием по внешности и с постоянством в
передаче внешних и внутренних качеств. Министерство государственн.
имуществ поставило М. во главе особой экспедиции (1883), задачей которой
было исследовать современное состояние скотоводства в России. М.,
разделив занятия между пятью молодыми зоотехниками, начал исследование с
северной окраины России, с Пермской губ., приближаясь постепенно к
центральной полосе. Благодаря этой работе русские хозяева получили
впервые два атласа фотографических снимков русских пород,
преимущественно северных губерний, и два больших выпусков описаний. К
сожалению, М. на второй год по открытию экспедиции тяжко заболел и не
мог более продолжать своей полезной деятельности. Из практической
деятельности М. по части сельского хозяйства можно указать еще на то,
что он, кроме благоустройства двух своих обширных имений близ Юрьева и
Пернова, много лет состоял во главе обширного хозяйства в известной
Карловке Полтавской губ., принадлежавшем вел. кн. Елене Павловне. Не
менее известен М. как ипполог, почему еще в 50 х гг. ему было поручено
ближе познакомить с иппологией как кавалеристов, так и артиллеристов. Он
принимал участие в устройстве наших государственных конных заводов. В
"Журнале Коннозаводства" Миддендорфу принадлежат статьи по иппологии:
"По вопросу об определении чистопородности орловской лошади" (1865), "О
подборе производителей" (1806) и мн. др.
А. Советов.
Мидия - зап. часть Ирана, к В. от Загра и к С. от Сузианы. До
Каспийского моря М. не достигала, будучи отделена от него племенами
кадусеев, амардов и др. Страна делилась на собственную или Великую М.
(теперь Иракаджеми) и Атропатену (Азербайджан). Жители, арийцы,
распадались, по Геродоту, на 6 племен. Страна гористая и холодная, но
богата плодородными долинами; славилась лошадьми, солью и смарагдами.
Главная р. Амард (Сефидруд). Источники сведений о М. - летописи
ассирийских и надписи вавилонских царей (Набонида), Библия и классики,
особенно Геродот, Бероз, Страбон и Ктесия. Если исключить основанное на
недоразумении известие Бероза о покорении Мидией Вавилона в III
тысячелетии до Р. Хр. и основании там мидийской династии, то первые
достоверные известия о Мидии относятся к IX в. до Р. Хр. Ассирийский
царь Рамманнирари III упоминает в своих надписях, в числе покоренных
народов, Мадаи. Полудикие горцы и номады впервые пришли тогда в
соприкосновение с культурным миром; царствование Рамманнирари и его
матери (?), вавилонской царевны Саммурамат, навсегда оставило следы в их
воспоминаниях; оно было окружено ореолом чудесных легенд, и Саммурамат
превратилась в основательницу царства и культуры Семирамиду, рассказы о
которой Ктесия, очевидно, заимствовал из мидийских источников.
Тиглатпалассар III (745 - 727) говорит о получении им дани с мидийских
князей "до горы Бикни" (вероятно - Демавенда), восточного предела его
царства, Затем из 4-й кн. Царств (17, 6) мы узнаем, что в горах М. были
поселены Салманассаром израильские пленники. Чтобы удерживать М. в
повиновении, Саргон (722 - 704) выстроил крепость Карг-Саргон. Но
ассирийским царям было вообще трудно справляться с М. "Отдаленные" -
постоянный эпитет мидян в ассирийских летописях, не смотря на то, что
они жили почти рядом с Ассирией и гораздо ближе Палестины и Египта; это
объясняется недоступностью горной страны. Храбрость жителей стяжала им
эпитет "могучие"; вообще ассирийцы, кажется, видели в них опасного
соперника. Уже Саргону пришлось не раз усмирять восстания в М.; походы
туда продолжались и при Синахерибе и Ассаргаддоне. При последнем
ассирийское владычество сделало, кажется, новые успехи; к нему являлись
мидийские князя и просили его защиты против враждебных единоплеменников;
это дало повод к вмешательству Ассирии во внутренние дела М.
Ассурбанипале в начале царствования упоминает о подавлении восстания
мидийских вождей, но во время всеобщего восстания и войны с
Шамашшумукином М. удалось, кажется, освободиться; по крайней мере, о ней
больше не слышно в ассирийсиких источниках. История самостоятельного
мидийского государства изложена у Геродота, по-видимому, довольно близко
к истине. Объединение разрозненных племен и деревень приписывается
Дейоку, равно как и основание Экбатаны и введение парской власти (в
начале VII в.). Это обуславливалось, вероятно, необходимостью
организованного отпора ассирийским завоеваниям. По Геродоту, царство
существовало 160 лет, при 4 царях; Ктесия же приводить их 10. При
преемнике Дейока, Фраорте (Фравартис), М. вступила на путь завоеваний:
была покорена Персия и даже осаждена Ниневия, но на этот раз неудачно, и
Фраорт погиб. Преемник его Киаксар (Хувахшатара, 634 - 585) был наиболее
могущественным и популярным мидийским царем; при нем М. была первой
страной Азии. Он упорядочил войско и опять пошел на Ниневию, но и на
этот раз она была спасена, благодаря нашествию скифов из нынешней южной
России, через вост. часть Кавказа; они завладели М. и Киаксар отделался
от них лишь через 28 лет, перебив на пиру их вождей. Теперь, наконец,
пала Ниневия, под ударами мидян и их союзников халдеев, царь которых,
Набопалассар, женил своего сына Навуходоносора на дочери Шаксара.
Победители поделили наследство: Ю. достался халдеям, С. с Ассирией,
Арменией, Киликией и Каппадокией до р. Галис - мидянам. Вся эта область
с этих пор стала называться М. в широком смысле; Ксенофонт уже не помнит
об ассирийцах и все развалины древних городов приписывает мидянам,
которые, по его мнению; были первоначальными обитателями страны. Желание
распространить владычество свое за Галис вовлекло Kиакcapa в войну с
Адлиатом лидийским; она длилась пять лет, до 585 г. и окончилась миром,
при посредничестве Сиеннесия киликийского и Навуходоносора. В том же
году умер Kиаксаром и на престол вступил Aстиаг. О нем долго ничего не
было известно, кроме печальной судьбы его: при нем мидийское царство
заменено персидским, в лице Кира. Клинообразные надписи Набонида пролили
новый свет на это событие. Если полагаться на точность выражений
надписей, то с Шаксаром кончилась национальная династия и снова
водворилось господство скифов. Но оно длилось недолго; надпись
продолжает: "Мардук сказал мне: Умманманда (царь скифов) и цари, его
союзники, не существуют больше: в 3-й год боги положили им конец. Кир,
царь Ансана, его незначительный вассал, рассыпал со своими
малочисленными войсками полчища Умманманды". По известию Вавилонской
клинообразной хроники, против Acтиага восстали приближенные люди и
выдали его Киру, который явился в Экбатану и взял оттуда богатую добычу
(550 г.). Во время всеобщего восстания провинций против Дария, в Мидии
также явился претендент, некто Фраорт, назвавшийся потомком Kиакcapa и
привлекший на свою сторону парфян и гирканов. После неудачных попыток
царских полководцев, Дарий сам разбил его при Кудуре (Кирманшах), а
после Новой битвы, у Раг, он был взят в плен и казнен. При Дарии М.
вошла в состав 2-й персидской сатрапии, платившей 500 талантов. Здесь,
на пути из Вавилона к Каспийским воротам, паслось 50000 царских коней.
Персы заимствовали от мидян многие элементы культуры, так что
впоследствии трудно было различить, что принадлежит собственно им.
Страбон считает персидскую одежду мидийской, так как тюрбаны, войлочные
шляпы, хитоны с рукавами и обувь годились скорее для холодного горного
севера. Александр Вел. отдал М. Пармениону; после его смерти здесь
водворился Пифон. Экбатана продолжала быть летней столицей. Сделавшись,
затем, частью монархии Селевкидов, М. в 152 г. отнята у ее парфянами,
хотя Атропатена, удачно противившаяся македонскому завоеванию, и при
парфянах была почти независима. В последний раз М. играла
самостоятельную роль в конце 1 в. до Р. Хр. : Антоний воевал с эфемерным
царем М., Артавасдом. Римлянам принадлежала только Атропатена, которая и
носила у них имя М.; остальная часть оставалась во власти парфян. С этих
пор имя Мидия существует только как географический термин (ново персид.
Мai?) О мидийской культуре нам очень мало известно, так как до сих пор
не производилось в М. систематических раскопок. Несомненна ее тесная
связь с ассиро-вавилонской; Геродотово описание Экбатаны указывает на
развитие астрологии и поклонения светилам, но вообще о религии М. мы
ничего не знаем, если не считать признаваемой многими учеными связи
между одним из мидийск. племен, магами, и коллегией жрецов этого имени -
связи, делающей из М. родину магии. Страбон говорит о распространенном в
М. многоженстве. М. пользовалась в древности большой славой; имя ее
пережило ее политическое существование и у греков часто отождествлялось
с именем Персии. При Селевкидах началась эллинизация М. Раги
переименованы в Еврон; выстроены Лаодикея, Анамея, Ираклея. Парфяне
переименовали Раги в Арсакий. Ср. Spiegel, "Eranische Alterthumskunde"
(Лпц., 1873); Noldeke, "Aufsatze zur Persischen Geschichte" (Лпц.,
1887); Justi, "Geschichte des alten Persiens" (сб. Онкена); Lenormant,
"Sur la monarchie des Medes" (1871); Delattre, "Le peuple et l'empire
des Medes" (Брюссель, 1883); Winckler, "Zur medischen und altpersisehen
Geschichte"("Untersuchungen", ' 1889); его же, "Die Meder und d. Fall
Ninives" ("Forschungen", 1894); Robion, "L'etat religieux de la Grece et
d'Orient au Siecle d'Alexandre. II. Les regions Syro-Babylonennoes et
l'Eran" (П., 1895).
Б. Т.
Микадо (собств. "высокие ворота") - древнейший, теперь уже
неупотребительный титул для обозначения светского верховного повелителя
Японии, в настоящее время называемого императором.
Микены (Muchnai) - древний город в Арголиде, по преданию построенный
Персеем, местопребывание потомков Даная и переселившихся из Элиды
амифаонидов, потом и пелопидов, при которых сильно возвысился соседний
Аргос, подчинивший себе и М. По возвращении гераклидов город стал
приходить в упадок и в эпоху персидских войн окончательно погиб в борьбе
с аргосцами. Жители переселились в Клеоны, в Керинию, в Ахайе и к царю
Александру Македонскому. По словам Страбона, в его время не оставалось
следов от города, но Павсаний описывает значительные остатки
циклопической стены со Львиными Воротами; подземные сокровищницы Атрея и
сыновей его, могилы Атрея и Агамемнона.
Миклухо-Маклай (Николай Николаевич) - известный путешественник, (1847
- 87), воспитывался во 2-й СПб. гимназии, затем в университет;
продолжать образование он отправился за границу, где были напечатаны и
первые его зоологические работы. В 1866 г. М. М. совершил поездку на
Мадеру, Канapскиe о-ва и в Марокко, а в 1869 г. посетил берега Красного
моря и Малой Азии, занимаясь главным образом изучением низших морских
животных, губок, полипов и т. д. Вернувшись в Россию, он задумал
отправиться на почти неизвестную еще тогда Новую Гвинею и, при
содействии Имп. Русск. Географического Общества, поехать туда получил
возможность на корвете "Витязь", зашедшем в 1871 г. специально для этой
цели в бухту Астролябии на Новой Гвинеи. Здесь М. высадился с одним
слугой, шведом, и другом полинезийцем; матросы выстроили ему небольшой
домик. Соседние папуасы сначала убежали в испуге, но потом, понемногу,
освоились с неизвестным пришельцем, прозванным ими "человеком с луны".
Через год, в 1872 г., в бухту зашел клипер "Изумруд" и увез смелого
путешественника, больного лихорадкой, на о-в Яву; отсюда М. направился
на юго-западный берег Новой Гвинеи, принадлежащий Голландии, и здесь
чуть не был убит туземцами. После этого он поехал на о-в Амбоин и через
Тернате, Менадо, Горонтало и Макассар на Яву, где жил до 1875 г., а за
тем посетил полуо-в Малакку. В 1876 г. он снова отправился к своим
знакомцам папуасам, на Маклаев берег Новой Гвинеи привез им скота и
орудия, и прожил там до 1878 г., совершая экскурсии, занимаясь лечением
туземцев и собирая антропологическую и этнографическую коллекции. В 1878
г. вернулся в Сингапур, потом переехал р. Сидней и занялся, между
прочим, устройством биологической станции в Ватсон-бае. В течение 1879
г. он посетил Новую Каледонию, о-ва Лояльти, Ново-Гебридские,
Адмиралтейства, Соломоновы, а также некоторые о-ва Микронезии, убедился
в широком распространении захвата там людей для продажи в рабство (под
видом законтрактованных кули) и, по возвращении в Австралию, стал сильно
ратовать против этого зла. В 1882 г. М. Маклай приехал в Петербург и
посетил также Москву. Средства для его многолетнего пребывания в
тропических странах доставляло ему, главным образом, Имп. Рус.
Географическое Общество, отчасти также берлинское общество антропологии
и этнологии (Вирхов). В 1883 г. он вернулся в Сидней посетил в третий
раз берег Маклая и, узнав о намерении Германии занять эту часть Новой
Гвинеи, стал пропагандировать (сперва письменно, а потом и лично) идею о
занятии этого берега Poccией, - но безуспешно. В 1883 г. М. Маклай
женился на дочери сэра Дж. Робертсона, бывшего первого министра Нового
Южного Валлиса. С мая 1886 по март 1887 г. он прожил в СПб., а летом
1887 г. привез туда из Сиднея свою семью. По ходатайству географического
Общества, ему была выдана значительная сумма для расплаты в Австралии с
долгами. В Петербурге М. стал готовить описание своих путешествий,
издание коего покойный Государь Император Александр III соизволил
принять на свой счет, но расстроенное здоровье скоро изменило
путешественнику и он скончался в том же году. По ходатайству
Географического Общества, вдове его была назначена пенсия в 600 р. Труды
М. напечатаны в "Известиях" Имп. Русск. Географ. Общества, в
"Verhandlungen der Berliner Gesellschaft der Anthropologie, Ethnologie
und Urgeschichte" и в батавских и австрийских журналах. В Батавии был
напечатан наиболее подробный его очерк типа папуасов, в "Протоколах"
берлинского общества - не сколько интересных заметок об австралийцах и
некоторых малайских племенах, в "Известиях" и других русских журналах -
очерки о-вов Адмиралтейства и некот. других. С Новой Гвинеи им была
вывезена богатая коллекция антропологич. и этнографических предметов,
переданная им географическому обществу, а последним в Имп. Академию
наук. Затем после него осталось еще много рисунков и ряд записных
книжек, но составление по ним описания путешествия до сих пор не было
признано возможным.
Д. А.

Литература. Всего напечатано 76 его работ. Часть их зоологического
содержания, таковы первые научные работы М.: Beitrage z. Kenntniss der
Spongien" ("Jenaische Zeitschrift", т. IV), "Beitrag zur vergleich.
Neurologie d. Wirbelthiere" (Лпц. 1870), "Ueber einige Schwamme des
nordl. Stillen Oceans und des Eismeeres etc." ("Mem. de l'Ac. d.
Sciences Petersb.", VII сер., т. XV), "Исследования над морскими губками
и над пресноводной губкой Байкала" (1870) и ряд работ в "Proceedings of
the Linnean Society of New South Wales".
Микориза (Mycorhiza) - термин, предложенный Франком, для обозначения
корней, тесно сросшихся с грибом в один орган - грибо-корень (muchu -
гриб, riza - корень). Такие корни встречаются у многих наших деревьев -
у дуба, бука, граба, орешника, ив, тополей, многих хвойных и др. Молодые
корни этих растений сплошь оплетаются тоненькими гифами гриба; по мере
нарастания корня нарастает и окутывающий его грибной чехол. Различают
экто- и эндотрофические М. Первые (встречающиеся у вышеназванных
растений, вообще - у различных Cupuliferae, Salicaceae, Coniferae)
характеризуются тем, что гриб покрывает сплошь корень и даже заходит
внутрь его, пробираясь между клетками кожицы, но не проникая внутрь
самих клеток. От поверхности М. обыкновенно отходят в разные стороны
отроги, состоящие из пучков гиф и отдельные ниточки - гифы; те и другие
пробираются далеко в окружающую почву. От обыкновенных корней М.
отличаются уже на вид: они короче, толще и сильнее ветвятся; но особенно
замечательно, что у них не бывает корневых волосков. Поглощение из почвы
воды и растворенных в ней питательных веществ совершается исключительно
посредством гриба М. и опыты Франка показали, что в предварительно
стерилизованной почве (в которой гриб убит) бук плохо развивается и
более или менее скоро погибает. Хотя М. обыкновенно рассматривают как
случай так наз. мутуалистического симбиоза (взаимнополезного сожития)
гриба с высшим растением, но с достоверностью неизвестно, чем последнее
отплачивает грибу за его важные услуги. Относительно природы гриба М.
установлено, что мицелии различных лесных грибов (сыроежек, мухомора,
трюфеля настоящего и оленьего и др.) могут соединиться с корнями в М. В
случаях эндотрофических М. (у брусники, черники, клюквы и других; вообще
у различных Ericaceae, Empetraceae и Epacridaceae), гриб проникает
внутрь клеток кожицы и там образует плотные клубочки гиф. Корневых
волосков и здесь не бывает; их заменяют нитевидные гифы, тянущиеся от
клубочков в окружающую почву. У некоторых орхидных гриб не
довольствуется кожицей и проникает глубже, до первичной коры корня.
Любопытно, что у орхидеи Corallorbiza, не имеющей корня, гриб поселяется
в периферических тканях подземного корневища. У этой и у других
безхлорофильных орхидей, а также у безхлорофильной вертляницы Monotropa
Hypopilys (с эктотрофическ. М.) М. весьма развиты. Полагают, что этим
растениям их М. доставляют из почвы не только воду и минеральные
соединения, но также и необходимые органические вещества. Ср. A. Frank,
"Lehrbuch der Botanik" (1 й т., 1892).
Г. Н.
Микрокосм - в представлении натурфилософов XVI в., особ. Парацельса,
человеческий организм как "небольшой мир", в отличие от макрокосма -
большого мирового организма, т. е. всей вселенной; между обоими мирами
предполагалась таинственная связь и подобие во всех частностях, что
привело к вере в силу и влияние светил.
Микрофон - прибор для передачи слабых звуков. Изобретен в 1878 г.
Юзом (Hughes). Раньше, впрочем, подобный прибор был устроен Робертом
Людтге (Ludtge) в Берлине в январе того же года под названием
универсального телефона. М. собственно употребляется как передатчик
звука в соединении с телефоном, как приемником. Его существенное отличие
от телефона состоит в том, что звуковые колебания не вызывают в нем
индукционных токов, а только изменяют периодически гальваническое
сопротивление, а следовательно и силу тока, пропускаемого через прибор
(подобные исследования над соприкасающимися телами производил еще Du
Moncel в 1856 г.). При нем, значит, требуется особая гальваническая
батарея. Устройство М. весьма простое. M. Юза, напр., состоит из
угольной палочки с заостренными концами, поддерживаемой в вертикальном
положении двумя угольными же чашечками, прикрепленными к вертикальной
дощечке. Звук, вызывающий колебания резонансовой доски, вместе с тем
приводит в колебание и уголек, через который пропускается гальванический
ток от элемента или батареи; этот переменный ток проходит также и через
телефон и заставляет его звучать. Прибор может быть сделан настолько
чувствительным, что в телефоне будут слышаться отчетливо самые слабые
звуки, как напр. шум, производимый мухой, когда она ходит по доске.
Карманные часы вызывают уже звук значительной силы. М. может также
передавать и речь. Но для этой цели его устраивают иначе. Для примера
рассмотрим устройство микрофонного передатчика Блэка (Blake). Раструб,
перед которым говорят, находится перед тонкой металлической пластинкой,
воспринимающей звуковые колебания. За этою пластинкой находятся,
во-первых, платиновое острие, поддерживаемое тонкой пружинкой, а
вовторых, - угольная плиточка, укрепленная на пружине; обе пружины
уединены между собою столбиком из слоновой кости. Помощью рычага с
винтом можно регулировать прибор так, чтобы острие нажимало уголь и
пластинку с надлежащею силою. Гальванический ток проходит через острие и
уголь, взаимное надавливание которых испытывает изменения при колебаниях
пластинки, вследствие чего находящийся в этой цепи телефон воспроизводит
передаваемый звук. Для передачи звука на большие расстояния пользуются
не первичным, а индукционным током (Edisson).
Первичный ток от батареи В проходит через М. М и через толстую
проволоку внутренней катушки небольшого индукционного аппарата J. При
действии М. переменный ток первичной цепи вызывает индукционный ток в
тонкой проволоке внешней спирали J, один конец которой прямо сообщается
с землею, а другой конец соединен с линией, посылающей ток на вторую
станцию к телефону, а оттуда в землю. Каждому усилению тока первичной
цепи соответствует обратный индукционный ток вторичной цепи; при каждом
ослаблении первичного тока получается прямой индукционный ток. Выгода
такого приспособления заключается, во-первых, в том, что М., действуя в
цепи малого сопротивления, вызывает в ней сравнительно большие изменения
силы тока, а следовательно, производит также и значительные индукционные
токи во вторичной цепи; во-вторых, в том, что индукционные токи,
вследствие их большой электродвижущей силы, более способны преодолевать
большие сопротивления. Таким образом можно передавать речь на сотни
километров. Линия Нью-Йорк - Чикаго имеет длину в 1500 км. Самая длинная
линия в Европе (Лондон - Париж - Марсель) - в 1250 км. Кроме описанных
здесь М. Юза и Блэка имеется и много других (Адера, Эдисона, Вредена и
т. д.), отличающихся между собою не существенно, а только или своим
видом, или некоторыми особенностями устройства. Подробнее см., между
прочим, Жерар, "Курс электричества".
Н. Гезехус.
Микседема (myxoedema, от muva - слизь и oiohma - отек), слизистый
отек - название болезни, один из главных симптомов которой заключается в
своеобразном отечном состоянии кожных покровов. Этот отек
обусловливается отложением слизистой ткани в коже и подкожной клетчатке.
Лицо, благодаря такому отеку, приобретает сходство с кретинизмом. Кроме
этого наружного признака, М. свойственны еще другие существенные явления
- общая слабость, упадок питания, изменения в психической сфере и проч.
Болезнь развивается весьма медленно, исподволь, тянется годы и не
угрожает сама по себе жизни. Она сделалась известной врачам лишь лет 20
тому назад и наблюдается весьма редко. Но она в последнее время
привлекла к себе внимание многих исследователей преимущественно в виду
представляемого ею теоретического интереса, Дело в том, что,
по-видимому, развитие симптомов, свойственных М., стоит в связи с
нарушением отправлений щитовидной железы (glandula thyreoidea) и потому
изучение М. тесно связано с разъяснением функций этого во многих
отношениях еще загадочного органа. Между прочим, поранение щитовидной
железой или впрыскивание добываемых из ее препаратов составляет отличное
лечебное средство против М. - Литература М. разбросана в специальных
медицинских журналах, преимущественно английских и немецких, начиная с
1873 г.
П. Розенбах.
Милан (итал. Milano, лат. Mediolanum нем. Mailand) - г. в итал.
области Ломбардии, на высоте 123 м. н. ур. м., в плодоносной долине, по
берегам рч. Олона (впадающей одним устьем в Ламбро, другим
непосредственно в По) и на трех каналах, соединяющих его с Аддой и
Тичино. Здоровый климат, хотя зимой бывает очень холодно, а летом -
жарко; 18 дней снежных. Число жителей М. возросло со 134000 в 1800 г. и
261000 в 1861 г. до 426500 (1893), из которых 2/3 живут в старом городе,
в пределах городской стены, а около 1/3 - в предместьях, расположенных
за стеной и в 1873 г. включенных в состав города. Узкие, кривые улицы;
только более новые предместья выстроены по правильному плану. Из 14
ворот особенно замечательна арка Мира (del Расе, Sempione) в честь
Наполеона, из белого мрамора, по образцу римских триумфальных арок, с
многочисленными скульптурными украшениями; хороши также Порта Венеция и
Порта Тичинезе. В М. издавна процветали науки, литература и искусства;
он был родиной или местом жительства многих замечательных художников,
скульпторов, поэтов и ученых; в нем провел значительную часть своей
жизни (1487 - 1499) Леонардо да Винчи, под влиянием которого в М.
развилась так называемая миланская или ломбардская школа живописи,
представителями которой были Луини, Болтрафио, Гауденцио, Феррари,
Оджионо; в М. жил знаменитый криминалист Беккариа, в новейшее время -
Монти и Манцони. М. весьма богат разнообразными произведениями искусств,
а также древностями; из его архитектурных памятников особенной славой
пользуется громадный кафедральный собор, вмещающий до 40000 чел., после
церкви св. Петра в Риме и севильского собора - самая большая церковь в
мире; начатый при Галеаццо Висконти в 1386 г., он окончен в 1805 г. при
Наполеоне I. Он выстроен в готическом стиле, чистота которого, впрочем,
нарушается окнами и дверями переднего фасада, исполненными в романском
стиле; значительная часть его сложена из больших кусков белого мрамора:
снаружи он украшен 2 тыс. статуй. Гораздо древнее црк. св. Амвросия,
построенная им самим в IV в. из развалин храма Бахуса, но перестроенная
в XII в.: в ней короновались лангобардские короли и германские
императоры знаменитой железной короной, поныне хранящейся в Монце (близ
М.). К числу древних церквей принадлежат также храмы св. Лоренцо
(построена в XVI в.), св. Маврикия (XVI в.) и Санта Mapия делла Грациа,
XV в., с огромным куполом и "Тайной Вечерей" - фреской Леонардо да
Винчи. Много древних светских зданий и великолепных новых дворцов;
замечательным образцом древности служит античный портик, состоящий из 16
коринфских колонн и находящийся рядом с церковью св. Лоренцо. Из дворцов
замечательна Брера, выстроенная в XV в., прежде
- иезуитская коллегия, ныне - Palazzo di scienze, lettere ed arti;
здесь помещаются публичная библиотека, музей (замечательная коллекция
монет), обсерватоpия, картинная и скульптурная галереи. Знаменитая
амвросианская библиотека, основанная в XVII в. кардиналом Федериго
Борромео, с 160000 тт. Прекрасный сад Giardini publici, с зоологическим
садом); кладбище (Саmро Santo), с прекрасными мраморными памятниками.
Галерея (пассаж) Виктора Эммануила на Соборной площади; королевский
дворец, выстроенный на месте прежнего замка Висконти. Памятники павшим
при Ментане, Кавуру, Манцони, Леонардо да Винчи. Всего более М.
привлекает иностранцев своими художественными коллекциями (самая
замечательная из них - картинная галерея в Брере, с картинами Леонардо
да Винчи, Рафаэля, Луини и других художников, преимущественно
ломбардской и венецианской школы) и своими театрами (12; главный - della
Scala). Милан - важный торговый и промышленный город, центр ломбардской
торговли шелком сырцом; торговля хлопчатобумажными тканями, рисом,
зерновым хлебом и сыром; средоточие внутренней торговли и банковского
дела во всей Италии. В М. выделываются бархат, ленты, шелковые ткани,
позументы, золотые, серебряные и бронзовые вещи, бумага, фарфор, фаянс.
Типографии, книжная торговля. Многие мануфактуры вне города имеют в М.
склады. Конки, телефоны, электрическое освещение делают М.
преимущественно перед другими итал. городами современно европейским.
Множество учреждений для поддержания и развития промышленности и
торговли. Большая больница (Ospedale maggiore), колоссальное здание с
красивым фасадом; еще два госпиталя, институты для глухонемых, слепых,
больница для умалишенных, два сиротских дома, большая богадельня. Высшие
учебные заведения: научно-литературная акд., институт, школы
земледельческая, ветеринарная, акушерская, технические, королевский
ломбардский институт наук и искусств, академия художеств, консерватория,
атенеум. Несколько ученых обществ; театральные агентуры для итальянских
и прочих театров; много музыкальных магазинов.
История. М. основан, по преданию, Белловезом, мифическим царем
галльским, перешедшим через Альпы при Тарквинии Приске. Во времена
римской республики он был главным городом галлов-инсубров; в 222 году до
Р. Хр. был взят Сципионом, благодаря чему вся Транспаданская Галлия
попала в руки римлян. Скоро М. стал одним из главных городов Верхней
Италии, а в императорское время был одним из центров римского
просвещения. В 253 г. по Р. Хр. император Галлиен разбил здесь
300-тысячное войско аллеманов; в 268 г. он был убит при осаде этого
города, занятого его соперником Авреолом. В III и IV в. М. несколько раз
был императорской резиденцией; в это время он превзошел Рим числом
жителей и богатством. В 374 - 397 гг. архиепископом М. был св. Амвросий,
ведший борьбу с apианами; при нем в М. было несколько церковных соборов,
и с его времени М. стал одним из главных центров правоверия. В 452 г. М.
был разграблен Аттилой, в 476 г. - герулами, в 490 г. - Теодорихом
Великим; в 539 г. за отпадение от готов он подвергся новому
разграблению. 30 лет спустя он был осажден и взят лангобардским королем
Альбоином. Когда лангобарды утвердились в Сев. Италии и основали свою
столицу в соседней Павии, М. сделался центром политической и в
особенности религиозной оппозиции: его архиепископы сохраняли строгое
правоверие, между тем как лангобарды были арианами. В 774 г. М. попал в
руки Карла Великого. В 962 г. им овладел Оттон I. М., в котором
господствовали гвельфы, стоял во главе "ломбардского союза городов" и
вел упорную борьбу с германскими императорами, которым именно его
оппозиция давала по преимуществу предлоги и поводы для походов на
Италию, не раз приводивших к взятию и разрушению М.; самым ужасным из
них был погром 1162 г., когда были сожжены даже церкви. Это не помешало
М. быстро оправиться, а после битвы при Леньяно (1176) и констанцского
мира (1183) для него наступил даже период особенного благосостояния. До
тех пор М. славился по преимуществу изготовлением оружия; теперь в нем
возникла шелковая промышленность, а несколько позднее (XIII в.) в его
окрестностях были произведены ирригационные работы, значительно
поднявшие земледелие и садоводство страны. После распадения ломбардского
союза городов М. был центром одной из североитальянских городских
конфедераций. Управление М. в эту эпоху состояло из: 1) consiglio
grande, к которому сперва принадлежали все собственники; позднее число
его членов было ограничено 2000, 1200 и наконец 800 чел. 2) Credenza -
избранный consiglio grande комитет, в ведении которого были дела,
подлежавшие сохранению в тайне. 3) Консулы - избирательная
исполнительная власть. Реформа муниципального устройства, к которой
стремилась масса народа, встречала противодействие в аристократической
партии гибеллинов, которая была недостаточно многочисленна, чтобы
захватить власть, но достаточно сильна, чтобы тормозить деятельность
гвельфов. В 1237 г., после несчастной для миланцев битвы при Кортенуово,
народ избрал подестой Пагано делла Тoppe, члена семьи, стоявшей во главе
гвельфской партии; он успел спасти остатки миланской армии. Ввиду
финансовой нужды он ввел новый налог на имущество, cotasta, падавший
тяжелее на богатых, чем на бедных; эта демократическая мера озлобила
против него богатых, не раз производивших в М. восстания; тем не менее
власть оставалась некоторое время в руках семьи делла Торре, члены
которой систематически избирались сначала подестами, потом сеньорами;
такой титул в Италии впервые носил Мартино делла Торре, племянник
Пагано. В 1277 г. последний член этой династии был разбит в битве при
Дезиo Оттоном Висконти, представителем враждебной семьи, издавна
принадлежавшей к партии гибеллинов. Победителю удалось основать
династию, и правление в М. приняло характер более аристократический. Эта
династия стремилась, с весьма значительным успехом, расширить свои
владения вне пределов М. В 1395 г. имп. Венцеслав дал Джангалеаццо
Висконти титул герцога миланского; герцогство М. простиралось в это
время от Пьемонта и Монферрата на 3 до Пармы, Мантуи и Венеции на В, от
Генуи на Ю до Граубюндена на С; в его состав входили Павия, Пьяченца,
Комо, Кремона, Брешия, т. е. почти вся Ломбардия. После краткого
промежутка (1447 - 1450), когда М. был провозглашен республикой, место
Висконти заняла династия Сфорца. Bo время революционных войн М. был
занят Бонапартом 14 мая 1796 г.; в следующем году он стал столицей
Цизальпинской республики, а в 1805 г. - итальянского королевства. В 1815
г. М. перешел к Австрии и сделался главным городом
ломбардо-венецианского королевства; здесь имел местопребывание
вице-король. Одной из первых вспышек, предшествовавших революции 1848
г., было столкновение в М. между народом и кучкой офицеров, курившей
австрийский табак (январь 1848); 22 февраля в городе было объявлено
осадное положение, а 18 марта вспыхнуло открытое восстание,
окончившееся, после 5-дневной кровопролитной битвы на улицах М. между
войсками Радецкого и революционерами, победой последних. 6 августа 1848
г. М. был вновь занят Радецким. В марте 1849 и в феврале 1853 г. в М.
произошли волнения, легко подавленные. В 1859 году, вследствие битвы при
Мадженте, австрийцы очистили М., а по виллафранкскому миру уступили его,
вместе со всей Ломбардией, Наполеону III, который передал его Пьемонту.
Ср. Cusani, "Storia di М." (Милан, 1860); Brambilla, "Storia di М."
(Милан, 1861); G. de Castro, "М. e la reppublica cisalpina" (Мил.,
1880); его же, "М. е le cospirazioni lombarde 1814 - 20" (Милан, 1891 -
92); Bonfadini, "M. nei suoi momenti storici" (Мил., 1883 - 86); его же,
"Le origini del comune di М." (Мил., 1890); Casati, "Nuove rivelazioni
sui fatti di М. nel 1847 - 1848" (Милан, 1885); Schwarz, "M' s Lage und
Bedeutung als Handelsstadt" (Кельн, 1890); Beltrami, "Reminiscenze di
storia e d'arte nella citta di M." (Флор., 1891 - 92); Romussi, "M. ne
suoi monumenti" (2 изд. Милан, 1893); Rupp e Bramati, "Il duomo di M."
(Милан, 1823); Voito Camillo, "II duomo di M. e i disegni per la sua
facciata" (Милан, 1889).
В. В - ов.
Милет (Milhtoz) - самый могущественный и богатый из ионийских городов
в Малой Азии, лежал на Карийском берегу, на южном крае Латмийского
залива, к Ю от устья р. Меандр; по преданию, был основан ионийскими
выходцами из Аттики, под начальством Нелея, в Х в. до Р. Хр.;
упоминается в Илиаде как город карийцев. Удачное местоположение М. скоро
подняло его торговлю и судоходство на высокую степень развития; его
торговые суда пересекали все Средиземное море, ходили в Понте Эвксинском
(Черное море), до устья р. Танаис (Дона). По берегам Понта М., в период
расцвета имел 80 - 90 колоний, в том числе Кизик, Синоп, Абидос, Томи,
Ольвия и т. д. Даже в Египте была милетская колония (Навкратис). М.
приходилось не раз отстаивать свою независимость и против лидийских
царей (напр. Креза), и против персидских владык (напр. Кира). VI в. до
Р. Хр. был периодом высшего расцвета его культуры; его тираны
поддерживали дружественный отношения с персидскими царями. Когда один из
них, Аристагор, восстал против персов (499 г.) и вызвал общее восстание
ионийцев, М., после нерешительного сопротивления, был взят персами и
разрушен (494). Хотя греки в скором времени вновь поселились здесь, но
до прежнего величия новому городу было очень далеко. Значение его
совершенно упало со времени его вторичного разрушения Александром
Македонским. Теперь на его месте бедная деревушка Палатия. В цветущее
время М. состоял из двух частей - внешнего и внутреннего города;
последний имел особую крепость, хотя обе части были окружены одной
стеной. Город имел 4 гавани, которые были защищены Трагасайскими о-вами
(Ладе, Дромиск, Перне). М. был родиной философов Фалеса, Анаксимандра и
Анаксимена, логографов Кадма, Гекатея и Дионисия и романиста Аристида.
Уцелевшие с именем М. развалины - позднего происхождения. Гораздо
интереснее развалины древнего храма Аполлона Дидимея, который стоял к Ю
от М., у местечка Дидимы. По преданию, он был построен еще до основания
М. Разоренный Ксерксом, он был восстановлен еще с большим великолепием.
Имя милетцев у древних вошло в пословицу и употреблялось для обозначения
счастливых и удачливых людей, так сказать "баловней счастья"
(Gilickskinder). Ср. Scbroder, "Da rebus Milesiorum" (Стральзунд, 1817);
Soldan, "Res Milesiae" (Дармштадт, 1829).
Милиция (militia) - у римлян первоначально обозначение службы
солдата-пехотинца (miles), что, в свою очередь, является производным от
miles (тысяча, легион). М. подлежал всякий свободный с 17 лет;
продолжалась она 20 стипендий или походов - для пехоты, 10 - для
конницы, т. е., при постоянных войнах Рима; столько же лет. Гвардия
императоров - преторианские когорты - служили сокращенный срок - 16 лет.
Заслуженные (emeriti), прослужившие весь срок, отпускались с
награждением землями и др., или же, при желании, оставались на службе, и
назывались veterani. В императорский период, когда гражданского войска
уже не стало, М. потеряла свое единообразие, особенно с введением в
войска отрядов варваров.
Со времени учреждения постоянных армий, милицией стали называть
войско, формируемое только на время войны, т. е. род ополчения. В мирное
время кадров для образования М. или не содержится вовсе, или они
содержатся в самом незначительном составе. В последнем случае
организованная на таких началах армия наз. милиционной (Швейцария,
Сев.-Ам. Соед. Штаты). В России под этим названием было сформировано
ополченное (земское) войско в конце 1806 г., в составе 612 тыс. чел., но
через год оно было распущено.
М. постоянная, кавказская - части войск, выставляемые населением
некоторых племен на Кавказе и в Закаспийской области, а именно: 1)
дагестанский конноиррегулярный полк (6 сотен; 21 офицер и 779 нижн.
чинов); 2) терская постоянная М. (9 сотен; 18 офиц. и 1026 нижн. чинов);
3) кубанская постоянная М.; 4) дагестанская М. (3 сотни, 9 офиц. и 549
нижн. чинов); 5) карская (3 сотни; 6 офиц. и 318 нижн. чинов); 6)
батумская (одна конная и две пешие сотни; 6 офиц. и 318 нижн. чинов); 7)
туркменская, Закаспийской области (8 офиц. и 304 нижн. чинов); 8)
земская стража сухумского отдела (10 урядников и 160 всадников). Все эти
части несут преимущественно местную службу. Главное отличие М. от войск
регулярных и казачьих состоит в том, что они составляются из лиц
невоеннообязанных, а поступающих на службу добровольно.
Милле (Жан-Франсуа Millet, 1814 - 74) - французский живописец
деревенского быта. Сын крестьянина, он провел свою юность среди сельской
природы, помогая отцу в его хозяйстве и полевых работах. Только в 20 лет
он начал учиться рисованию в Шербурге у малоизвестных художников Мушеля
и Ланглуа. По совету последнего и на собранные им средства, прибыл в
1835 г. в Париж, где поступил в ученики к П. Деларошу, но через два года
бросил своего наставника и, женившись, стал зарабатывать изображениями
нагих женщин в духе Диаза, пастушек, пастухов или купальщиц во вкусе
Буше и Фрагонара. Первые картины, выставленные им в парижском салоне
"Урок езды" (1844), "Молочница" (1844), "Эдип, привязанный к дереву"
(1845) и "Иудеи в плену вавилонском" (1845), были нисколько не лучше
заурядных продуктов господствовавшего тогда направления франц. живописи.
Но с 1848 г. он прервал всякую связь с этим направлением и,
переселившись из Парижа в Барбизон, близ Фонтенбло, почти никуда не
выезжая оттуда и даже редко являясь в столицу, предался исключительно
воспроизведению сельских сцен, близко знакомых ему в молодости, -
крестьян и крестьянок в различные моменты их трудовой жизни. Картины его
в этом роде, несложные по композиции, исполненные довольно эскизно, без
выделки частностей рисунка и без выписки деталей, но привлекательные по
своей простоте и неприкрашенной правде, проникнутый искренней любовью к
рабочему люду, долго не находили себе должного признания у публики. Он
стал входить в известность лишь после Парижской всемирной выставки 1867
г., которая принесла ему большую зол. медаль. С этого времени его
репутация, как первоклассного художника, внесшего новую, живую струю во
французское искусство, быстро возрастала, так что под конец жизни М. его
картины и рисунки, за которые некогда получал он очень скромный деньги,
продавались уже за десятки тысяч франков. После его смерти, спекуляция,
пользуясь еще более усилившейся модой на его произведения, довела их
цену до баснословных размеров. Так, в 1889 г., на аукционе коллекции
Секретала, его небольшая картина: "Вечерний благовест" (Angelus) была
продана американскому художественному товариществу за сумму свыше
полумиллиона франков. Кроме этой картины, к числу лучших произведений М.
на сюжеты из крестьянского быта принадлежат "Сеятель", "Бодрствование
над спящим дитятей", "Больное дитя", "Новорожденный ягненок", "Прививка
дерева", "Конец дня", "Молотьба", "Возвращение на ферму", "Весна" (в
Луврском музее, в Париже) и "Собирательницы колосьев" (там же). В музее
Имп. акд. худ. в СПб., среди картин Кушелевской галлереи, имеется
образец живописи М. - картина "Возвращение из леса".
Л. С - в.
Милль (Джон Стюарт) - сын Джемса М., известный английский мыслитель и
экономист (1806 - 1873). С 3-х лет М. стал изучать под руководством отца
греч. язык, с 6ти лет писал самостоятельные исторические работы, а к
12-ти годам, основательно познакомившись с важнейшими греческими и
римскими авторами, приступил к изучению высшей математики, логики и
политической экономии. Его воспитание закончилось к 14 годам. Такое
преждевременное умственное развитие привело к сильному переутомлению и
подготовило душевный кризис, который едва не привел М. к самоубийству.
Большое значение в его жизни имела поездка в Южную Францию в 1820 г. Она
познакомила его с французским обществом, с французскими экономистами и
общественными деятелями и вызвала в нем сильный интерес к
континентальному либерализму, не покидавший его до конца жизни. Около
1822 г. М., с несколькими другими молодыми людьми (Остином, Туком и
др.), горячими последователями Бентама, образовал кружок, названный
"утилитарным обществом"; при этом был впервые введен в употребление
термин "утилитаризм", получивший впоследствии широкое распространение. В
основанном бентамистами органе "Westminster Review" М. поместил ряд
статей, преимущественно экономического содержания. В 1830 г. он написал
небольшую книгу: "Essays on some unsettled Questions in Political
Economy" (изд. в 1844 г., имела 2 изд.), в которой содержится все
оригинальное, созданное М. в области политической экономии. К этому же
времени относится перелом в жизни Милля, который он так ярко описал в
своей "Автобиографии". В результате, М. освободился от влияния Бентама,
потерял прежнюю уверенность во всемогуществе рассудочного элемента в
частной и общественной жизни, стал больше ценить элемент чувства, но
определенного нового миросозерцания не выработал. Знакомство с учением
сенсимонистов поколебало его прежнюю уверенность в благотворности
общественного строя, основанного на частной собственности и
неограниченной конкуренции. В 1843 г. он издал "А System of Logic" (10
изданий)
- наиболее оригинальное его произведение, до сих пор вполне
сохранившее свое значение; в 1848 г. - "Principles of Political Economy"
(6 изданий); написал также множество журнальных статей, посвященных
самым разнообразным вопросам философии, политики, экономии и литературы.
В течение нескольких лет самостоятельно издавал радикальный журнал:
"London and Westminster Review". С 1841 г. состоял в переписке с Ог.
Контом, философские и социологические взгляды которого оказали на него
глубокое влияние. Из позднейших сочинений М. замечательны "On Liberty"
(1859, 3 издания) - едва ли не самая блестящая в новейшее время защита
свободы в общественной и частной жизни; "Utilitarianism" (1861, 3
издания) - книга, имевшая большой успех в публике, но одно из самых
слабых произведений М. в логическом отношении; "Considerations on
Representalive Governement" (1861, 3 издания); "An Examination of sir W.
Hamilton's Philosophy" (1865, 5 изданий) - критический разбор философии
Гамильтона, вместе с изложением собственных воззрений автора; "The
Subjection of women" (1869, 4 издания), написанное в защиту женского
равноправия. После смерти М. напечатаны его "Autobiography" (1873) и
"Chapters on Socialism" ("Fortnightly Review", 1872). В качестве
политического деятеля М. выступает с 1865 г. как представитель
Вестминстерского округа в палате общин; раньше он не мог быть членом
парламента, так как состоял на службе в остиндской компании. В палате М.
настаивал на необходимости эвергичных мер помощи ирландским фермерам. В
1868 г. М. потерпел поражение при новых выборах, вызванное, по его
мнению, публичным заявлением его сочувствия известному атеисту Брэдло. В
жизни М. огромную роль играла любовь к м-с Тэйлор, знакомство с которой,
по его словам, было "величайшим счастьем его жизни". Он получил
возможность жениться на ней только после 20-летнего знакомства, но уже
через 7 лет после замужества она умерла. В посвящении к своей книге "On
Liberty" М. говорит, что жена была вдохновительницей и отчасти автором
всего лучшего, что было в его сочинениях; но эта оценка роли м-с Тейлор
в литературной деятельности М. сильно преувеличена. В самом крупном его
труде, "Система логики", м-с Тэйлор не принимала никакого участия;
несомненно, однако, что она повлияла на многие главы его "Политич.
экономии" и что ей, до известной степени, следует приписать
социалистическую окраску этой книги. Единственное соч. М., принадлежащее
его жене столько же, сколько и ему самому - это книга "О подчиненности
женщин". В области философии самым замечательным произведением М.
является его "Система логики". Логика, по словам М., есть теория
доказательства. Психология устанавливает законы, по которым в нашем духе
возникают и группируются чувства, представления и идеи, а логика должна
установить ясные и несомненные правила для различения истины от лжи,
верных умозаключений от неверных. Критерием истины является опыт;
истинным умозаключением можно назвать только такое, которое строго
согласуется с объективной реальностью, с фактами. Все наше знание имеет
опытное происхождение. Априорных истин, независимых от опыта, не
существует. Математические аксиомы, несмотря на то, что отрицание их
кажется нам немыслимым, возникают точно также вследствие опыта, а
немыслимость отрицания их зависит только от их всеобщности, а также от
простоты и несложности восприятий пространства и времени, с которыми
имеет дело математика. Опыт и наблюдение являются основанием не только
индукции, т. е. умозаключения от частного к общему, но также и дедукции,
т. е. умозаключения от общего к частному. С чисто формальной стороны в
большой посылке силлогизма уже содержится заключение, и потому силлогизм
не расширял бы нашего знания, если бы при построении силлогизма мы
действительно исходили из общих положений. На самом деле при всяком
дедуктивном выводе мы заключаем не от общих, а от частных положений.
Когда я умозаключаю, что я смертен, потому что все люди смертны, то
истинным основанием моего умозаключения является наблюдение, что все
люди, жившие раньше меня, умерли. Вывод делается не из общего положения,
а из отдельных частных случаев, бывших объектом наблюдения. Таким
образом, и в силлогизме источником нашего знания остается опыт и
наблюдение. Главную заслугу М. составляет разработка теории индукции. Он
устанавливает четыре метода, посредством которых индуктивным путем можно
найти причину данного явления: методы согласия, различия, остатков и
сопутствующих изменений. М. не принадлежит, однако, к числу
неограниченных приверженцев индуктивного метода, как большинство
английских философов эмпирической школы. Напротив, по мнению М., самым
могучим орудием открытия истины является дедуктивный метод, лучшим
примером которого может служить открытие Ньютоном силы тяготения.
Индукция неприменима ко всем более сложным случаям, когда несколько сил
действуют одновременно и ни одна из них не может быть исключена. При
таких условиях необходимо прибегнуть к более сложным приемам: закон
действия каждой отдельной силы изучается порознь, затем делается вывод
комбинированного действия их всех, и заключение поверяется наблюдением.
Это и есть тот дедуктивный метод (слагающийся из трех частей -

<<

стр. 129
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>