<<

стр. 139
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

напряжения и затраты умственных и физических сил. Зато и труды его не
пропали даром. По свидетельству знатоков, ни одно судно не было
снаряжено для подобной экспедиции лучше судна Н. "Фрама", и в результате
экспедиция закончилась вполне благополучно, причем на "Фраме" за все три
года даже не было больных. Норвежское народное собрание вотировало на
экспедицию 280000 кр., затем пришли на помощь многие частные лица
(главным образом, норвежцы), и в общем cocтaвилась сумма около
полумиллиона крон. Свой план Н. основывал на существовании течения,
направляющегося от Берингова пролива и восточно-сибирских островов к
(или мимо) Северному полюсу и затем сворачивающего на Ю. или на Ю.-З.
между Шпицбергеном и Гренландией, и рассчитывал, поднявшись на корабле
по возможности выше к С. от Новосибирских о-вов, дать кораблю обмерзнуть
в плавучих льдах и нестись затем вместе со льдами по течению. Для того,
чтобы судно не было раздавлено напором льдов, ему придана, по мысли
Нансена, конструкция, при которой они выпирали бы его наверх невредимым,
а именно - сильно покатые и округленные бока, небольшую длину при
значительной ширине. Из Христиании экспедиция, состоявшая, кроме Н., из
12 выбранных им самим надежных товарищей, отплыла 24 июня 1893 г., а 4
августа того же года и из последнего пункта цивилизованного мира мыса
Хабарова (на Югорском шаре), куда заходила за ездовыми собаками,
закупленными и отправленными туда по просьбе Н. бароном Э. ф. Толем.
Затем три года об экспедиции не было никаких известий. 1 авг. 1896 г.
вернулся на родину Н. с лейтенантом Иогансеном, а 8 августа и "Фрам" с
остальными участниками экспедиции, которая завершилась без отступления
от плана, намеченного Н. 22 сент. 1893 г. на 78°50' с. ш. 133°37' в. д.
судну было дано крепко замерзнуть во льдах, и плавучий лед понес "Фрам",
как и было рассчитано, по направлению к С.З. Условия плавания как нельзя
более благоприятствовали различным важным наблюдениям по метеорологии,
астрономии, океанографии, ботанике, зоологии и пр. 18 июня 1894 г.
"Фрам" достиг 81°52' с. ш.; 21 дек. 82°, 24 дек. 83° и несколько дней
спустя 83°24'. 4 и 5 января был самый сильный напор льдов, заставивший
весь экипаж готовиться к крушению и высадке на льдины; но "Фрам"
оправдал расчеты Н. и, когда напор достиг высшего напряжения, был
приподнят льдами, а не раздавлен, и таким образом высвободился из
ледяного ложа. Предвидя, что "Фраму", увлекаемому данным течением,
далеко не удастся достичь желаемых северных широт, Н. решил покинуть
судно и пробраться на собаках и лыжах по льду дальше к С. Передав все
права руководителя экспедиции капитану Свердрупу, Н. и лейтенант
Иогансен оставили "Фрам" 14 марта 1895 г. на 83°59' с. ш. и 102°27' в.
д. Эта экспедиция длилась 15 месяцев при исключительно тяжелых условиях:
7-го апреля 1895 г. Н. со спутником достигли 86°14' с. ш., т. е.
проникли в область Северного полюса на 3° широты дальше всех прежде
бывших экспедиций; Н. повернул обратно, по направлению к земле
Франца-Иосифа, где ему и пришлось зазимовать со своим товарищем на
81°12' с. ш. По наступлении весны путешественники частью пешком по льду,
частью по открытому фарватеру в каяках продолжали путь к Ю.-З. и 17 июня
1896 г. неожиданно наткнулись на зимовавшую на мысе Флора (на земле
Франца-Иосифа) экспедицию Джексона. Через полтора месяца пароход
"Уиндворт", привезший припасы названной экспедиции, доставил Н. и его
товарища на родину. Дальнейшее плавание "Фрама" совершилось также вполне
счастливо; 16 окт. 1895 г. им была достигнута наивысшая с. ш. 85°57'
(почти на целый градус менее самого Н.) на 66° в. д.; выпирание судна
льдами правильно продолжалось все время, и "Фрам" прибыл на родину, как
и было рассчитано, со стороны Шпицбергена. Результаты экспедиций,
выполненной по плану и под начальством Н., еще не обнародованы во всех
подробностях. В общем же они сводятся: в области географии
- открытие нескольких новых островов и установление неточности карты
Пайера; геологии - открытие поддонных морен и странствующих глыб на
сибирских берегах, что устраняет предположение, будто бы в сибирской
низменности никогда не было ледников; биологии - констатирование
присутствия органической жизни в лужах, образовавшихся на поверхности
льдин в полярной области и отсутствия таковой на большой глубине в море;
констатирование отсутствия на крайнем С. животной жизни вообще;
астрономии и мореплавания - значительное расширение познаний
относительно земного магнетизма; океанографии - опровержение теории
мелей в области Северного полюса, нахождение на С.-З. от Новосибирских
о-вов моря, глубина которого доходит местами до 3800 м, а температура на
глубине до 200 м - 11/2°С, свыше же 200 м +1/2°С.; наконец, по
метеорологии и климатологии - масса новых и важных сведений. Чествования
Н. на родине, по возвращении его из экспедиции, достигли небывало
грандиозных размеров, так как в них принимала участие вся страна Н. с
королем во главе. Лучший материал для ознакомления с личностью и
деятельностью Н. представляет вышедшая по возвращении его, одновременно
на датском, шведском, английском, немецком и русском языках, книга
"Фритьоф Н.", сост. В. Г. Бреггером и Н. Рольфсеном (русский перевод с
датского А. и П. Ганзен, СПб., 1896). П. Ганзен.
Нaнси (Nancy) - главный город франц. департамента Мёрт и Мозель, на
левом берегу р. Мёрт; соединен с Парижем и Страсбургом каналом Марна -
Рейн. 75572 жителей. Н. разделяется на древний и новый город. В древнем
городе готический замок прежних лотарингских герцогов, францисканский
собор, цитадель; в новом городе 7 триумфальных ворот, площадь с
памятником Станислава Лещинского, памятник союза Людовика XV с Mapией
Терезией (1756), часовня Секур с гробницей Станислава, университет,
единственный во Франции лесной институт, сельскохозяйственная школа,
консерватория, академия Станислава, ботанический сад, музеи. В 4 км от
Н., в Маревиле, больница для душевнобольных и слабоумных. 38 ткацких
фабрик, 10 суконных, 23 кожевенных завода, стеклянные, бумагопрядильные,
пивоваренные заводы, соляные копи,. выделка металлических и музыкальных
инструментов, крахмала, трубок. Ярмарки. - Н. с XII ст. был резиденцией
лотарингских герцогов; при последнем из них, Станиславе Лещинском,
обстроился и украсился; после его смерти Н. перешел к Франции (1766).
При Н. был убит в 1477 г. Карл Смелый Бургундский. 14 авг. 1870 г. Н.
был занят немецкими войсками. Недалеко от Н. сооружено в последнее время
несколько укреплений. Ср. Lepage, "Les archives de N."; Courbe, "Les
rues de N. du XVI siecle a nos jours".
Наперстянка. Листья красной Н. собирают со второго года цветения,
высушивают, сохраняют в хорошо прикрытых банках; так как они легко
портятся, запас их возобновляется ежегодно; преимущество отдают листьям
верхней части стебля. По Шмидебергу в листьях Н. содержатся: дигиталин,
дигитонин, дигиталеин и дигитоксин. Дигиталин, которому листья главным
образом обязаны своим лечебным действием - аморфный глюкозид и имеет
формулу С5H8O2. В действии Н. на кровообращение различают: 1) период
замедления ритма сердца и повышение кровяного давления, 2) период
учащения и 3) период неправильной деятельности сердца. Полезное действие
может сказаться, конечно, только в первом периоде, т.е. в замедлении
сердцебиений с поднятием кровяного давления. Поэтому больным назначают
Н. только в маленьких дозах, не доводя действия до второго периода, так
как обыкновенно у сердечных больных частый ритм сердца сам по себе уже
является указанием неуравновешенной деятельности этого органа. При
отравлении лягушек дигиталином сердце останавливается в сильно
сокращенном состоянии, и так как такая остановка наблюдается в тот
момент, когда ни в центральной нервной системе, ни в периферическом
нервно-мышечном аппарате не замечается никаких уклонений от нормы, то
это дает право считать Н. специфическим, сердечнотоническим средством,
т.е. укрепляющим или усиливающим сердечную мышцу. Другим весьма
отличительным свойством, которое в практическом отношении составляет
невыгодную сторону Н., является так наз. куммулятивное действие этого
средства, характеризующееся тем, что при более или менее продолжительном
употреблении маленьких доз совершенно неожиданно развиваются симптомы,
свойственные действию больших доз Н., а именно очень частый,
неправильный пульс с падением кровяного давления. Следовательно, к Н.
организм не привыкает, а наоборот, чем дольше она принимается, тем
меньше сказывается ее полезное действие и тем резче обнаруживаются ее
ядовитые свойства. Поэтому не принято давать ее беспрерывно в течение
продолжительного времени (приблизительно не более 5 - 7 дней). Н.
назначают всего чаще в виде настоя из 0,5 : 180,0 воды, по столовой
ложке несколько раз в день, реже она. назначается в тинктурах, в
порошках и в пилюлях. Стремление заменить траву глюкoзидoм-дигитaлином
не нашло практического осуществления, несмотря на то, что в
экспериментальных исследованиях все предпочитают пользоваться именно
этим последним. Высший разовый прием порошка из листьев Н. по росс.
фармакопее 0,18; высший суточный 0,56 г; настойка травы Н. дается по 5 -
10 капель 2 - 3 раза в день; maximum - 15 капель на прием, в сутки
- 45 капель.
Направник (Эдуард Францович, 1839 - 1916) - капельмейстер и
композитор, род. 12 авг. 1839 г. в Богемии, близ Кениггреца; учился
музыке у Пугонного; уже в 13 лет играл в Праге в воскресные дни на
органе и обладал хорошими знаниями в цифрованном басе и гармонии. Со
смертью отца лишившись всяких средств к жизни, Н. должен был покинуть
реальное училище, не кончив курса. Средства к существованию ему давала
музыка. Он занимался у Блажека и Питча в органной школе, у Майделя - в
фортепианном институте, где вскоре занял место преподавателя.
Оркестровку и вообще капельмейстерское дело Н. изучил под руководством
Кителя. Чтение партитур было любимым занятием Н., в котором он достиг
редкого совершенства. В 1861 г., получив место капельмейстера у кн.
Юсупова, Н. приехал в Петербург; с тех пор Poccия стала второй родиной
Н. В сезон 1862 - 63 г., по инициативе К. Н. Лядова, Н. был приглашен в
русскую оперу помощником капельмейстера и органистом. В 1867 г. Н. был
назначен вторым капельмейстером и весьма часто заменял Лядова, а после
ухода последнего стал во главе русской оперы. При нем точное и
безукоризненное по ансамблю исполнение вошло в обычай; организация
оркестра и хора поднялась на значительную высоту. Большое участие
принимал Н. и в материальном обеспечении служащих. Он продирижировал
свыше 3000 оперных представлений и был проводником почти всех новых
русских опер, появившихся на русской оперной сцене. Им в первый раз
поставлены оперы Кашперова, Кюи, Монюшко, Серова ("Вражья сила"),
Даргомыжского ("Каменный гость"), Римского-Корсакова, Сантиса,
Мусоргского, Чайковского, Рубинштейна, Фаминцына, Гроссмана, Кюнера,
Соловьева и др. В 1869 - 81 г. он исполнял, сверх того, обязанности
капельмейстера симфонических собраний Императорского русского
музыкального общества. Одно время он был председателем дирекции
петербургского отделения Императорского русского музыкального общества;
членом главной дирекции того же общества и почетным его членом.
Композицией Н. начал заниматься еще в бытность в Праге, где написал
несколько фуг, мужских хоров, фортепианных вещей, увертюру для оркестра
на чешские народные песни, сонату для скрипки с фортепиано и симфонию. В
1868 г. с большим успехом поставлена в Петербурге его опера
"Нижегородцы", в 1886 г. - "Гарольд", 1895 г.
- "Дубровский". Им написаны, кроме того, два струнных квартета, один
фортепианный, трио для фортепиано со струнными, большое количество
романсов и фортепианных пьес, четыре симфонии, симфонический концерт для
фортепиано, народные танцы для оркестра, сюита для оркестра,
симфоническая поэма "Восток", музыка к "Дон Жуану" и пр. Последние две
оперы Н. были поставлены также в Праге и Москве. См. В.Ф., "Э.Ф.
Направник" (СПб., 1888), а также статьи во "Всем. Иллюстрации" (1875),
"Ниве" (1876) и "Музык, Свете" (1877).
Н. Соловьев.
Напряжение (La tension, Die Spannung, Stress). - В механике сплошных
деформируемых тел приходится принимать в расчет молекулярные
взаимодействия между частями тела, прилежащими к какому-либо сечению,
разделяющему эти части. Совокупность молекулярных сил, действующих
сквозь какую-либо часть площади сечения со стороны второй части тела на
первую часть, наз. напряжением приложенным к этой первой части тела по
всей этой площади. Н, приложенное к бесконечно малой площадке,
представляется как совокупность параллельных сил, равнодействующая
которых имеет некоторую величину и некоторое направление. Разделив
величину этой равнодействующей на величину площадки, получим отношение,
выражающее величину Н., приходящегося на единицу площади. Направление Н.
может составлять острый или тупой угол с тем направлением нормали к
площадке, которое проведено наружу первой части тела. В том и в другом
случае Н. может быть разложено на две составляющие: одну, направленную
по нормали (если угол острый) или противоположно ей (если угол тупой), и
другую, заключающуюся в плоскости площадки. Первая составляющая есть
проекция Н. на нормаль, вторая - проекция Н. на плоскость, заключающую
площадку. Составляющая Н. по нормали назыв. натяжением, если она
направлена по нормали, т.е. наружу первой части тела, и назыв.
давлением, если она направлена противоположно нормали, т.е. внутрь
первой части тела. Составляющая Н. в плоскости площадки назыв.
тангенциальным или срезывающим напряжением. Н., действующее на вторую
часть тела по той же площадке, равно и противоположно Н., действующему
на первую часть, потому что все молекулярные взаимодействия равны и
прямопротивоположны. К наружной поверхности тела могут быть приложены
Н., происходящие от действия других прилегающих к нему тел. Кроме того,
молекулярные силы, действуя на молекулы, прилежащие к наружной
поверхности тела, со стороны остальных молекул его дают особое
поверхностное Н.; такое поверхностное Н. в жидкостях проявляется в
явлениях капиллярности.
Нара - старинный город в Японии, на о-ве Хондо или Хонсю. 23 тыс.
жит. Два храма, в обширном парке, со множеством оленей; огромная
золоченая статуя Будды 53 фт. вышины. Храмы привлекают множество
богомольцев.
Нарва - город С.-Петербургской губ., Ямбургского у., на реке Нарва
(Нарова) и Балтийской железной дороге. Жителей к 1896 г. - 13 661 (7819
мжч., 5842 жнщ.). Православных 6003, протестантов 6215, католиков 908,
евреев 486, проч. исповеданий 49; дворян 365, духовенства 72, поч.
граждан и купцов 184, городских сословий 3563, сельских 5872, войска
1850, отставных солдат и их семейств 1685, иностранных подданных и
прочих 70. Церквей православных 5. Собор перестроен из лютеранской
церкви и освящен в присутствии Петра Великого в 1708 г. Он построен в
древнероманском стиле и освещается 13-ю готическими окнами, с дубовыми
косяками и переплетами. Достопримечательности собора: большой деревянный
крест с резным Распятием и латинскими надписями, Распятие с надписями
по-еврейски, погречески и по-латыни, вероятно, времен католичества,
Распятие живописное на доске, бывшее тут уже в 1607 г. К собору приписан
храм св. Троицы, в 3 в. от Н., построенный по проекту проф. А.И. Кракау
над могилой баронессы К.К. Штиглиц, крестообразный, в
русско-византийском стиле. Здесь особенно замечательны мраморный черный
крест с распятием из белого каррарского мрамора в склепе над могилой
К.К. Штиглиц, и икона проф. Плешанова: "Господь Вседержитель".
Неправославных храмов 4. Домов каменных 204, деревянных 880, нежилых
зданий 10. Гимназии мужская и женская, городское училище, 2-х классное
мужское и женское училища, несколько начальных училищ, эстонская школа,
мореходный класс Петра Великого. На содержание этого класса мин. нар.
просв. дает 2 тыс. руб. в год. В 1887 г. при нарвском музыкальном
обществе открыто частное музыкальное училище 3 разряда. Город дает на
учебные заведения 6100 руб., на благотворительную часть 200 руб. На
средства поч. гражданина П. Орлова открыто воспитательное заведение для
детей бедных граждан (около 40), с капиталом в 61 240 руб. В немецком
приюте воспитывается более 20 детей. Около Н. существуют еще училища: 1)
нарвской суконной мануфактуры (ок. 70 учащ.), 2) товарищества
льнопрядильной мануфактуры (ок. 70 учащ.), 3) 2-х классное училище, муж.
и жен., нарвской кренгольмской мануфактуры (более 10 преподавателей и
преподавательниц, более 700 учащихся; расход - ок. 10 тыс. в год). При
школе - библиотека и склад учебных пособий (см. В. Петров, "Материалы к
истории учебных заведений г. Н."). Около г. Н. расположены значительные
фабрики и заводы. Товарищество кренгольмской мануфактуры имеет 388812
веретен и выделывает 58 тыс. пуд. бумажной пряжи, на 9715 тыс. руб.; при
фабрике - больница. Нарвская суконная мануфактура выделывает 12300 куск.
сукна и разной шерстяной материи; больница на 50 кроватей. Нарвская
льнопрядильная мануфактура выделывает 59 тыс. куск. парусины и равендука
и 70 тыс. куск. джутового полотна, на 750 тыс. руб., при 1637 рабочих.
Заводы лесопильный и машинно-строительный, 2 паровых мельницы. Доходы Н.
за 1895 г. 75486 руб., расходы 75450 руб., в том числе на городское
управление 10425 руб., на медицинскую часть 885 руб. Городских капиталов
116550 руб. 2 типографии, 2 фотографии, 5 книжных магазинов и лавок,
театр (постоянной труппы нет), несколько клубов, 2 богадельни. Торговля
довольна значительна. В 1892 г. пришло в Нарвский порт (таможня) судов
заграничного плавания 101, в 21456 ластов; ушло 98, в 21192 ласт.
Общество взаимного кредита (к 1 января 1895 г. оборотного капитала 29
350 руб., запасного капитала 13529 руб., дивиденда 7%); комиссионерство
псковского коммерческого банка, 2 ссудо-сберегательные кассы (при
таможне и при почтово-телеграфной конторе). Крепость имела длины 350
саж. и ширины 200 саж.; высота стен от 18 до 80 фт. Улицы Н. узкие, как
в старинных германских городах. На другом берегу реки стоит крепость
Иван-город, построенная в 1492 г. Дворец Петра I, около самой крепостной
стены, был взят самим Петром I при штурме 1704 г. Городская ратуша из 3
этажей, с высокой башней, построена в 1683 г. Персидский дворец (ныне
казармы), в котором Петр I предполагал устроить склад персидских
товаров. Город разделяется на собственно г. Н. (крепость) и форштадты
Петровский в Нарвский, на левом берегу реки Нарвы, Иван-город и
Ивангородский - на правом берегу; соединяются обе эти стороны красивым
мостом, имеющим до 50 саж. длины. Близ Н. морские купания Гунгербург
(Нарва-Йыэсуу).
История. Гор. Н. основан, по немецким хроникам, около 1223 г.
датчанами, овладевшими эстонским берегом и начавшими насаждать здесь
католицизм. По Новгородской летописи Н. основана в 1256 г. Дидманом или
Дитрихом ф. Кивель. Первоначально город находился на правом берегу р.
Нарвы (Наровы), но, сожженный новгородцами, в 1294 г. был перенесен на
левый и в русских летописях назывался после этого нередко Ругодив. До
1347 г. Н. владели датчане, затем до 1558 г. - меченосцы, с 1558 по 1581
г. - русские, которые и раньше тревожили Н. из Ивангорода; в 1581 г.
Делагарди подчинил город шведской короне, а по договору 1583 г. он был
утвержден за Швецией, владевшей им до 1704 г., когда Петр I взял его
штурмом. Это событие увековечено празднованием 9 авг. и 3 медалями,
вычеканенными по повелению Петра Великого. После основания крепостей
Кронштадт и Свеаборг Н. утратила свое стратегическое значение, и в 1864
г. бывшая здесь крепость упразднена, хотя стены ее сохранились. В 1708
г. Н. присоединена к Ингерманландской губ., в 1719 г. - к СПб.
провинции. Н. в XVI и первой полов. XVII вв. была значительным торговым
пунктом, в который привозились товары немецкие, голландские, английские,
шведские и др. Петр I успел несколько поднять ее торговое значение,
упавшее в конце XVII в.; в 1724 г. в Н. прибыло 115 иностранных
кораблей, с товарами на сумму в 1950 руб. Ср. Hansen, "Geschichte der
Stadt Narwa" (Дерпт, 1858); Н.М. Татлин, "Краткое извлечение из хроники
гор. Н. и главные исторические события этого города с его основания"
(СПб., 1889); В. Майнов, "Виды города Н. и его окрестностей" (СПб.,
1886).
В 1700 г. под стенами Нарвы молодая русская армия потерпела страшное
поражение. К началу северной войны Н. считалась самым важным пунктом
Ингерманландии, была сильно укреплена и занята шведским гарнизоном в 2
тыс. чел., под начальством полков. Горна. Овладение Н. имело для Петра
Великого важное значение, отрезывая Эстляндию от Ингерманландии и
доставляя опорный пункт для дальнейшего завоевания последней. В виду
этого, в половине октября 1700 г. приступлено было к осаде крепости.
Русские войска (40 тыс. чел., в том числе ок. 14 тыс. конного ополчения
и стрельцов) под начальством самого царя расположились на левом берегу
Нарвы, оградив себя на протяжении всего фронта (7 в.) полевыми окопами.
20 октября открыто было бомбардирование, продолжавшееся 2 недели, но не
имевшее почти никаких результатов вследствие неумелого расположения
батарей и неисправности артиллерии. 6 ноября, за истощением снарядов,
бомбардирование было прекращено. В то же время получено было известие о
прибытии Карла XII в Лифляндию; но царь, предполагая, что он еще не
скоро подойдет к Н., 17 ноября уехал, чтобы поторопить подвоз припасов и
увидеться с польским королем Августом II, а командование армией поручил
герц. де Круа. Герцогу предстояло оборонять чрезмерно растянутую линию
окопов с войсками очень малонадежными: кроме трех полков, они были
сформированы лишь год тому назад, терпели нужду в пище и одежде и с
недоверием относились к своим начальникам, большинство которых были
иностранцы. Резерва почти не было, а путь отступления проходил по
единственному плавучему мосту через Нарву. Между тем 18 ноября Карл XII
был уже в 5 в. от крепости и на следующий день смело атаковал русскую
позицию. Хотя войск у него было всего около 8 тыс., с 37 орудиями, но
это были воины закаленные в боях и безгранично преданные королю.
Стоявшие на лев. фланге русские войска сначала оборонялись упорно, но
сопротивление ослабело, когда начальник их, ген. Вейде, был ранен, и
особенно когда конница Шереметева, никем не атакованная, бежала в
паническом страхе. Стоявшие за укреплениями войска Трубецкого и
Головина, атакованные шведами, тоже бросились назад, и солдаты, крича
"немцы нам изменили", стали убивать своих же офицеров из иностранцев. В
виду такой опасности герц. де Круа и много высших чинов сдались
неприятелю. Только на правом нашем фланге преображенский и семеновский
полки продолжали храбро обороняться и отбили все атаки шведов. Ночь
прекратила сражение. Войска Вейде, отрезанные от прав. фланга, на другой
день капитулировали, согласившись сдать шведам оружие и знамена; полки
гвардейские и Головина сохранили и то и другое, но лишились артиллерии;
все pyccкиe генералы были объявлены военнопленными. Наши разбитые войска
потянулись к Новгороду, причем еще много людей погибло от разных
лишений. В 1704 г. царь Петр, оправившись от нарвского разгрома и
воспользовавшись отсутствием Карла XII, обратившегося против польского
короля, утвердился в Ингерманландии и в мае этого года снова осадил Н.,
где начальствовал тот же Горн, имевший в своем распоряжении около 4,5
тыс. Русской армией (30 тыс. пехоты, 16 полков конницы, 150 орудий)
командовал фельдм. Огильви. После бомбардирования, начавшегося 30 июня,
крепость была 9 августа взята штурмом, сопровождавшимся жестоким
кровопролитием. Погибло множество жителей Н., а из гарнизона уцелела
едва третья часть.
Наречие: 1) язык (диалект) известной (иногда довольно значительной)
части однородного населения той или другой страны, представляющий,
наряду с общими характерными признаками данного языка, и известные
отличия, настолько значительные, что устные сношения данной части
населения с прочими довольно затруднительны. В логическом отношении
понятие Н. может быть сравнено с понятием вида в естественных науках. В
свою очередь Н. может делиться на поднаречия, а эти последние - на
говоры. Так, русский язык делится на Н. великорусское, малорусское и
белорусское; великорусское Н. может быть разделено на поднаречия
северное, или окающее, и южное, или акающее, а эти последние - на разные
говоры. Звуковые отличия говоров друг от друга (наиболее характерный
признак) сводятся, в большинстве случаев, к незначительным звуковым
оттенкам; реже находим более крупные звуковые разницы (напр., новгор. и
вместо московск. е: новгор. хлиб // моск. хлеб). Напротив, звуковые
отличия Н. друг от друга в большинстве случаев сводятся к различию
звуков: малор. хлиб, кинь // великор. хлеб, конь и т.д. Так как для
возникновения подобных многочисленных и довольно резких различий
необходимо более продолжительное время, чем для возникновения
незначительных звуковых оттенков, то уже а priori можно предполагать,
что Н. как известная языковая вариация, древнее, чем говор. Это
предположение может быть доказано и фактически - изучением истории
отдельных Н. и говоров. Причины, вызывающие образование Н., - те же, что
лежат в основе образования говоров и отдельных языков. Вообще установить
вполне твердые и незыблемые границы между понятиями говор, Н. и язык
невозможно. Как и везде в природе, здесь имеется целый ряд промежуточных
форм, которые не всегда могут быть уложены в те или другие логические
рубрики, являющиеся, в действительности, чистыми абстракциями. Ср. Paul,
"Principien der Sprachgeschichte" (2-е изд., Галле, 1886, гл. II); v. d.
Gabelentz, "Die Sprachwissenschaft" (Лпц., 1891, 2-я кн., гл. II).
2) Н. (лат. adverbium, греч. ), как особая часть речи, представляет
собой один из видов обширного класса частиц. По значению Н. отличается
от других частиц тем, что является ближайшим определением для глаголов
(отсюда и термин , adverbium) и имен прилагательных. Н. состоят в тесном
родстве с предлогами; некоторые из них могут употребляться и в значении
последних. Разница между Н. и предлогами заключается лишь в том, что
предлоги могут употребляться не только для ближайшего определения
глаголов и прилагательных, но и как префиксы (приставки) у глаголов,
определяя направление данного действия. Почти все Н. происходят,
по-видимому, из застывших падежей имен существительных или
прилагательных или из падежных форм с предлогами. На основании этого
наблюдения можно думать, что и древнейшие индоевропейские Н. (не
поддающиеся уже анализу) также возникли из имен. Различие их от
исторических Н. только в том, что процесс их образования совершился еще
до развития флексии, и таким образом они сводятся не к падежной форме, а
к чистой основе. Ближайший родич Н. - имя прилагательное. Н. стоит в
таком же отношении к глаголу и прилагательному, как прилагательное
определение - к имени существительному. Это отношение проявляется также
в том, что вообще от любого прилагательного можно образовать
соответствующее Н. Формальное отличие имени прилагательного от Н.
заключается в способности первого склоняться и, следовательно,
согласоваться с именем существительным. Но есть и такие индоевроп. языки
(аналитического строя), как современные немецкий или английский, где
этот формальный признак очень часто отсутствует. В таких языках
различение Н. от прилагательного при помощи языкового чутья уже
подорвано. В предложениях: еr spricht gut и еr ist gut уже не
чувствуется первичной разницы, державшейся еще в средненемецком.
Отсутствие различения сказывается ясно в употреблении превосходной
степени наречия с вспомогательным глаголом там, где в положительной
степени стоит несклоняемая форма прилагательного, тожественная по форме
с Н.: du bist schon и du bist am schonsten, wenn и т.д. Наоборот,
некоторые Н. в сочетании с прилагательными в различных языках склоняются
как прилагательные: по франц. говорят toute pure, loutes pures = coвсем
чистая или чистые. Отсюда ясно, как неопределенны границы между Н. и
прилагательным. От предлогов Н. формально совсем не отличаются; можно
найти массу образований в разных индоевропейских языках, которые
употребляются и как предлоги и как Н. Русские Н. представляют следующие
образования: А) окостеневшие глагольные формы: почти, чуть, небось (= не
бойся), бывало, бывает, будь, будто, ведь, невесть (народн. неведь),
глядь, давай, диви бы, де (=дееть = говорить), знать, мол (=молвил),
может, може, пусть, пускай, пущай, хоть, хошь; причастия: сидя, лежа,
сидючи, идучи, играючи, пимши, емши; Б) разные падежные формы без
предлога: 1) именительный ед. - смерть есть хочется; 2) родит. ед. -
вчера, вчерась, народн. однова (однова дыхнуть - Л. Толстой, "Власть
тьмы"), дома; 3) дат. ед. - кроме (может быть и местным пад.); 4) винит.
ед. - вон, днесь, вечор, крошечку, противу, против, летось, ночесь,
тотчас, сейчас и т.д., а также все Н. от средн. р. имен прилагательных в
положит. и сравнит. степенях: живо, мало, скоро и т.д., более, больше,
дальше, скорее, позже, прежде, инако, иначе, только, сколько, хорошо,
крайне, лучше и т.д.; 5) твор. ед.: иной, одной, босиком, пешком;
верхом, гусем, даром, добром, днем и ночью, вечером, утром, зимой,
летом, кругом, молчком, тайком, ничком, нагишом, ревом реветь, нойком
ныть, опрометью, разом, стойком и т.д.; 5) местн. ед. ч. - ныне, ноне,
утре, лони, лонись, межи, др.-рус. домов, доловь = р. домой, долой,
рядом со старослав. долу и т.д.; 7) местный двойств. - между, межу; 8)
твор. дв. - весьма, дарма, нойма ныть, лежмя, ливмя, торчмя и т.д.; 9)
твор. множ. - чертовски умен, щегольски одет, дружески обратился и т.д.
В) Разные падежные формы с предлогами: 1) род. ед. - искони, издавна,
народн. сружи (снаружи), исподтишка, сызнова, слегка, сперва, спроста,
исстари, сдуру; 2) дат. ед. - кстати, попросту, по-зимнему, по-доброму,
похорошему, помаленьку, потихоньку, полегоньку и т.д.; 3) вин. ед. -
вдоль, вдруг, вниз, вновь, впрямь, вплавь, встречу, навстречу, навзничь,
наискось, наперекоски, невдомек, наугад, наутек, насилу, насквозь,
настежь, оземь, около, опричь, вокруг; 4) твор. единств. ч. - слишком,
совсем и т.д.; 5) местн. ед. - вместе, вкратце, вскоре, наяву, потом,
сзади, позади, впереди, наедине и т.д.; 6) местн. дв. - воочию; 7) дат.
множ. - поделом; 8) твор. множ. - по-русски, поприятельски,
по-купечески, по-дворянски и т.д.; 9) местн. множ. - вместях = вместе,
назадях, наравнях и т.д. Некоторые Н. представляют и целые окостеневшие
синтактические сочетания, в роде онамедни (= д.-русск. ономь дьни,
местн. ед.), сегодня (= род. единств. сего дня), арханг. олонецк.,
вологодск. поседни, посядни, посяднись(по-ся-дни = по эти дни) и т.п.
Довольно большое число наречий (местоименного происхождения)
представляют весьма стертые образования, в которых трудно или невозможно
уже определить первичный падеж: всегда, иногда, тогда, везде, где
(древн. къде, въсьде), доколе, коли, покуль, дотуль, куда, куды, сюды,
всюду, дважды, однажды и т.д. Некоторые Н. представляют соединения с
темными частицами-суффиксами: три-жды, тепери-ча, нынь-че, даве-ча,
даве-чу, зде-ка, здекась, тамотка и т.д. К Н. относятся еще: префикс
наи-, служащий для образования превосходной степени (наилучший, ср.
народн. набольший) и отрицания не-, ни-, которые употреблялись и до сих
пор употребляются (ни, не) и как самостоятельные слова (не в сложениях).
Ср. Paul, "Principien der Sprachgeschichte" (2 изд., Галле, 1886, гл.
XX); L. v. Schroeder, "Ueber die formelle Unterscheidung der Redetheile
im Griech. u. Latein" (Лпц., 1874, гл. II); Miklosich, "Vergl. Gramm.
der slaw. Sprachen" (т. IV, гл. V); Delbruck, "Vergl. Syntax der
indogerm. Sprachen" (ч. I, Страсбург, 1893, гл. XIV).
Наркоз. Наркотические средства - Наркотическими средствами называют
лекарственные вещества, которые в медицинских дозах вызывают паралич или
парез того или другого отдела нервной системы. Различают средства,
парализующие нервные центры, те или другие периферические нервные
аппараты или как центральную, так и периферическую нервные системы. К
средствам, парализующим головной и спинной мозг, принадлежат: хлороформ,
закись азота, бромистый этил и др.; эфир парализует, кроме того, и
периферические окончания нервов. Перечисленные вещества относятся к
группе анестетических средств ( - бесчувственность), в отличие от других
наркотических, парализующих сознание (хлоралгидрат, морфий и др.), не
трогая других отделов нервной системы (напр., спинной мозг). Средства,
понижающие возбудимость спинного мозга и психомоторных центров,
называются успокаивающими средствами (бромистый калий, препараты цинка),
а парализующие преимущественно периферические нервные приборы -
окончания чувствительных, двигательных или секреторных нервов -
определяются как периферические парализаторы чувствительных,
двигательных или секреторных нервных окончаний (кокаин, кураре, атропин
и др.). Некоторые возбуждающие средства, действие которых зависит от
паралича задерживающих центров, как, напр., стрихнин, также относят к
группе наркотических, но такая классификация, во многих случаях
удовлетворяющая научным требованиям, неудобна с точки зрения
практической медицины и, кроме того, затрудняет изложение предмета о
действии лекарственных веществ, наконец, отнесение же таких средств, как
наперстянка, в ту же группу наркотических не имеет уже и научного
основания. Многие жаропонижающие и антисептические средства обладают
болеутоляющими свойствами, но их не относят к группе Н., так как они
отличаются другими, более характерными для них, свойствами. Н. вещества,
действующие на центральную нервную систему, вызывают у животных и
человека полную или неполную потерю сознания, воли и в связи с этим
отсутствие произвольных движений, словом, все явления, по внешнему виду,
вполне напоминающие нормальный сон. Такие средства и называют поэтому
Н., производимые ими явления обозначают словом наркоз (от греч. сон),
самый способ наркоза - наркотизацией. Понятие о наркозе расширили далее,
и Н. средствами в настоящее время называют также и те лекарственные
вещества, которые, оставляя сознание и волю нетронутыми, производят, как
уже сказано выше, паралич только периферического нервного прибора -
напр., кокаин. Для получения общего наркоза пользуются летучими
веществами, так наз. anasthetica, пары которых дают вдыхать больному
(хлороформ, эфир, бромистый этил и др.). Пары эти, поступая из легких в
кровь, производят состояние, при котором больной теряет сознание и
чувствительность. В тоже время все мышцы расслабляются, все произвольные
и рефлекторные движения уничтожаются и только необходимые для жизни
организма дыхательные движения и кровообращение продолжают выполнять
свою обычную работу. При наркотизации летучими анестетическими
средствами температура операционной комнаты должна быть не ниже 18,8°С и
влажность комнаты не должна быть чересчур велика, ибо при менее
значительной температуре и очень влажном воздухе полная наркотизация и
последующее выделение из организма наркотизирующего средства совершается
с большим трудом. Так как наполненный желудок мешает движениям
грудобрюшной преграды и усиливает наклонность к рвоте во время наркоза,
то больной уже за несколько часов до наркоза не должен принимать пищи.
Кишечник, в видах облегчения движения диафрагмы, должен быть
предварительно очищен промывательными. Всякие стесняющие части одежды,
равно и всякие, находящиеся в полости рта инородные тела (искусственные
челюсти или зубы), перед наркозом обязательно должны быть устранены.
Больной помещается в горизонтальном положении на спине со слегка
приподнятой головой. Некоторые операции производятся при боковом
положении (резекция тазобедренного сустава, операции на ребрах и пр.)
или при неполном положении на животе (операция на пятке) или, наконец, в
положении на спине с откинутой назад головой при операциях, в которых
существует опасность затекания крови в трахею или в пищевод (операции,
производимые в полости рта, носа и глотки, в гортани, пищеводе и т.д.).
В последних случаях больной вытягивается за головной край операционного
стола настолько, чтобы плечи его приходились на край стола, а голова
была свободно откинута назад: при таких условиях гортань помещается выше
операционного стола и кровь не попадает в трахею и в пищевод, но стекает
мимо лба и височной части головы на пол. Задачи наркотизатора состоят,
во-первых, в том, чтобы при незначительных и не угрожающих
непосредственной опасностью уклонениях от правильного течения Н. он
быстро и по возможности без перерыва операции восстанавливал правильный
ход; вовторых, чтобы он следил за наступлением таких явлений, которые
могут угрожать больному серьезной опасностью и потребовать для своего
устранения немедленного перерыва операции. Для этой цели он должен
неизменно сосредоточивать свое внимание на состоянии зрачков, цвете лица
и его выражении, на дыхании и пульсе больного. Зрачки во время наркоза
анестетическими веществами сужены. Расширение суженных до того зрачков,
наступающее вследствие рвотных движений и во время пробуждения от
наркоза может считаться безопасным, но при отсутствии этих моментов оно
указывает на очень серьезную опасность (принимаемые в таких случаях меры
указываются в соответствующих статьях). При пробуждении от наркоза
появляются прежде всего рефлекторные движения, затем расширяются зрачки
и под конец возвращается сознание. Больной должен находиться под
контролем врача вплоть до полного возвращения сознания. После
пробуждения от наркоза больного подкрепляют вином, горячим черным кофе,
крепким бульоном. При длительной, последовательной рвоте дают глотать
ледяные пилюли, замороженное шампанское и кладут на область желудка
пузырь со льдом. Наркоз представляет не малые опасности и требует
особенной осторожности при существовании расстройств кровообращения,
особенно ожирения сердца, равно как при расстройствах дыхательного
аппарата (ларингостеноз, плеврит, эмфизема) и, наконец, при таких
расстройствах, которые в случае опасности не позволяют освободить
гортань от запавшего назад надгортанника (анкилоз челюсти). В подобных
случаях наркоз при известных обстоятельствах может быть безусловно
противопоказан. Безусловно противопоказан наркоз при шоке тяжелораненых,
особенно при повреждениях головы. Здесь наркоз угрожает опасностью
внезапной смерти, которую в таких случаях совершенно необоснованно было
бы отнести на счет плохого качества наркотизирующего средства. Что
касается других Н. средств, то они назначаются в порошках, пилюлях,
растворах, для подкожных вспрыскиваний во всех случаях, где болевые
ощущения зависят от различных патологических процессов (различного рода
невралгии, боли при желчной или почечной колике, судорожные сокращения
мышц и т.д.); в этих случаях употребляют обыкновенно опий или его
препараты (морфий, кодеин), индийскую коноплю, воду горьких миндалей и
др. Так как многие Н. средства вызывают сон или понижение нервной
возбудимости, то ими пользуются в различных случаях бессонницы
(хлоралгидрат, паральдегид, сульфонал, трионал и др.), а также при
повышенной нервной раздражительности (бромистые соединения).
Д. Каменский.
Народничество. - Термин этот не имеет вполне точного значения.
Возникнув в 1870х гг., он употребляется в самых разнообразных смыслах.
Так, в начале 1880-х гг., когда шла ожесточенная полемика между
"либеральной" журналистикой и уличным патриотизмом, словом "народники"
иногда обозначались представители грубого шовинизма и разнуздывания
инстинктов толпы. Вместе с тем "Н." часто употреблялось и употребляется
как синоним демократизма и вообще интереса к народу. В обзорах новейшей
русской литературы обыкновенно выделяют в одну общую группу
"беллетристов-народников" и включают в нее как Глеба Успенского, так и
Н.В. Златовратского, хотя они - представители весьма различных взглядов
на народную жизнь. Само название "народник" почти никто из наших
писателей и публицистов за собой не признавал. Один только Каблиц-Юзов
назвал свои взгляды "основами Н.", чем не мало содействовал тому, что
многие, по существу своих воззрений весьма близко подходившие к Н.,
протестовали против именования их народниками. В Н. Юзова было слишком
много примирения с явлениями, возмущавшими гражданское чувство, а еще
более отталкивали грубые нападки на интеллигенцию, обзывание таких
писателей, как Н.К. Михайловский, А.Н. Пыпин и др., "либеральными
будочниками" и т.д. После смерти Юзова и благодаря нарождению так
называемых "марксистов", термин "народник" как будто опять оживает.
Писатели, группирующиеся около журнала "Новое Слово", главным теоретиком
которых является В.П. Воронцов, сами себя не называют "народниками", но
и не возражают, когда их так называют другие. В лучшем своем смысле Н.
должно быть признано весьма знаменательным явлением нашей духовной
жизни. Великий раскол русской интеллигенции, происшедший в конце
тридцатых и начале сороковых годов и разбивший русскую общественную
мысль на два главных русла - западничество и славянофильство, - породил
много партийной односторонности и мешал правильной оценке явлений
русского духа и русской жизни. Так, Белинский пренебрежительно относился
к народной словесности; так, с другой стороны, называя Запад страной
"святых чудес", славянофилы присоединялись к формуле: "Запад сгнил".
Только в виде исключения люди одной партии не стеснялись брать из
миpoсозерцания другой то, что оказывалось в нем верного: так, Герцен,
ближе ознакомясь с западноевропейской жизнью, пришел к убеждению, что
есть какая-то особенная русская народная психология, полная неотразимого
обаяния и высокооригинальная. 60-е годы были эпохой торжества
западничества. Громкие триумфы естествознания, смелые завоевания
свободной мысли, возрождение европейской демократии, оправившейся от
неудач 1848 г., реформы, вводившиеся в то время у нас одна за другой -
все это отодвигало на задний план наши национальные особенности, на
первый взгляд столь серые и грубые. 70-е годы выдвигают на первый план
беспредельное народолюбие, в специальном смысле любви к мужику;
"кающиеся дворяне" (по меткому выражению Н.К. Михайловского) всецело
посвящают свою жизнь на то, чтобы загладить перед мужиком вековую вину
барства - интеллигенции. Начинается усиленное изучение разных сторон
народной жизни, как теоретическое, так и практическое, путем
непосредственного сближения. И по мере того, как изучалась народная
жизнь, все крепло убеждение, что народная масса - стихия не инертная и
не серая, окрашенная в весьма определенный цвет и покоящаяся на устоях,
вовсе не враждебных лучшим заветам европейской культуры. Страх,
внушенный тем, что представители так наз. "официальной народности"
всегда говорили от имени "народа", рассеялся, и вопрос о "самобытности"
получил совсем новую постановку, несвободную от крайностей: народные
"устои" (которыми теперь стали считать только общинное начало, артельное
начало и брожение религиозной мысли) были не только признаны явлением
достойным уважения, но прямо были поставлены выше духовных устоев
интеллигенции. Особенно заметно сказалось новое отношение к народу как в
количестве статей, посвященных народной жизни, так и в общем их
направлении. Стремлением к идеализации народа отличалась в особенности
"мужицкая беллетристика". За единственным исключением Глеба Успенского,
все остальные "беллетристы-народники" - Златовратский, Нефедов, Наумов,
Засодимский и др. - рисовали все или величавых Микул Селяниновичей или
деревенских Лассалей или праведников всякого рода. В области
теоретической мысли наиболее ярким выражением народнического настроения
70-х гг. были шум, поднятый по вопросу о "деревне". Небольшая статья в
"Неделе" (1875) о том, почему литература пришла в упадок, подписанная
никому неизвестными инициалами П.Ч. и принадлежавшая перу писателя (П.П.
Червинского), никогда более не останавливавшего на себе внимания большой
публики, создала целую литературу журнальных и газетных статей, долго и
усердно разбиравших тезис статьи, что интеллигенция должна учиться
нравственности у "деревни". В числе лиц, поддержавших это восторженное
Н., оказался Кавелин, как раз тогда занимавшийся общинным
землевладением. Через некоторое время еще более решительную поддержку
оказала "деревне" известная исследовательница Ефименко, показав высокий
нравственный смысл многих начал, лежащих в основе русского обычного
права. Приблизительно к этому же времени относится образование
специальных комиссий в географическом и вольном экономическом обществах
для изучения обычного права, общинного землевладения, раскола, артелей и
ряд работ (А.С. Посникова, П.А. Соколовского, В. Орлова, С.Я. Капустина,
Якушкина, Пругавина, П.С. Ефименко и др.), посвященных научному
констатированию замечательных "особенностей" нашей народной жизни. В
этом виде русские "особенности" признавали и противники "деревни". Так,
Н.К. Михайловский в обширных статьях, посвященных "деревне", указывая
опасность и односторонность нового лозунга, вместе с тем энергично
протестовал против того, что "к нам должна быть целиком пересажена
"Европа"; он же указал, что закон Маркса о трех фазисах экономической
жизни есть закон исторический, выведенный из наблюдений над европейской
жизнью, а не естественноисторический, и Россия, именно благодаря
"особенностям" общинно-артельного духа русского народа, может и не
пройти через капиталистический фазис. В 80-х и 90-х гг. развитию
народнического настроения способствовали А.Н. Энгельгардт с его
увещаниями "сесть на землю", и Лев Толстой с его опрощением, в основе
которого лежит нравственное превосходство народа над образованными
классами. Так называемый "экономический материализм" снова приковал
внимание общества и литературы к вопросу об основных чертах русского
народного быта и русского народного духа. Ср. Юзов-Каблиц, "Основы
народничества"; Михайловский, "Записки Профана" и "Литература и Жизнь"
(в "Русском Богатстве"); Пыпин, "История русской этнографии"; В.В. (В.П.
Воронцов), "Наши направления" (СПб., 1894); Струве, "Критические
заметки" (СПб., 1894); Волгин, "Обоснование Н. в трудах В.П. Воронцова"
(СПб., 1896); Южаков, "Социологические этюды" (т. II).
С. Венгеров.
Нартекс (narJhV) - в древнехристианских храмах (базиликах) притвор,
род сеней при входе в храм, в которых при богослужении стояли
оглашенные, воссоединяемые с церковью, кающиеся и бесноватые.
Нартов (Андрей Константинович) - токарь Петра Великого, ст. сов.,
член акад. наук (1683 - 1756). Ок. 1718 г. послан царем в Пруссию,
Голландию, Францию и Англию для усовершенствования в токарном искусстве
и "приобретения знаний в механике и математике". В 1723 г. сделан
главным токарем; в 1724 г. представил Петру проект учреждения акад.
художеств. После смерти Петра Н. поручено было сделать "триумфальный
столп" в честь императора, с изображением всех его "баталий"; но эта
работа не была им окончена. Когда в акад. наук были сданы все токарные
принадлежности и предметы Петра, а также и "триумфальный столп", то по
настоянию начальника академии, барона Корфа, считавшего Н. единственным
человеком, способным окончить "столп", он был переведен в академию "к
токарным станкам", для заведывания учениками токарного и механического
дела и слесарями. В 1742 г. Н. принес сенату жалобу на советника
академии Шумахера, с которым у него происходили пререкания по денежному
вопросу, а затем добился у императрицы назначения следствия над
Шумахером, на место которого был определен сам Н. В этой должности он
пробыл только 1,5 года, потому что оказался "ничего, кроме токарного
художества, незнающим" и самовластным: он велел запечатать архив
академической канцелярии, содержавший ученую переписку академиков, грубо
обращался с академиками и, наконец, довел дело до того, что Ломоносов и
другие члены стали просить возвращения Шумахера, который вновь вступил в
управление академией в 1744 г., а Н. сосредоточил свою деятельность "на
пушечноартиллерийском деле". Ему принадлежат: "Достопамятные
повествования и речи Петра Великого" ("Сын Отечества", 1819 г. и
"Москвитянин", 1842 г.). В 1885 г. были напечатаны в "Русском Архиве"
"Рассказы и анекдоты о Петре Великом", из которых многие взяты у Н. По
словам Н.Г. Устрялова, сообщения Н., вообще преувеличивавшего свое
значение и роль, ценны в особенности передачей подлинных слов Петра.
Л.Н. Майков, напечатавший "Рассказы Н. о Петре В." в "Записках Имп.
Акад. Наук" (т. LXVII и отд., СПб., 1891), дает самый полный их сборник
(162) и сопровождает исторической критикой, точно определяющей
источники, которыми пользовался Н., и степень достоверности сообщений.
Он делает догадку, что "Повествования" записаны не Н., а его сыном,
Андреем Андреевичем. Ср. Н.Г. Устрялов, "История царствования Петра В."
(т. I); Пекарский, "История Российской Акад."; "Рассказы Н. о Петре В.".
Л.Н. Майкова.
Нартские богатыри. - Сказания о нартах - древнем горском народе,
родственном кабардинцам - до сих пор сохранились у терских кабардинцев
Пятигорского отдела. По преданию, нарты населяли нынешнюю Кубанскую
область и вообще весь сев. Кавказ. В народном воображении они рисуются
богатырским племенем, проводившим время в набегах и поиске опасных
приключений. Слово "нарт" сделалось нарицательным и служит синонимом
удалого, доброго молодца. Врагами нартов являются мифические
гиганты-идиоты, пожиравшие человеческое мясо - эмегены. Последние,
несмотря на свое физическое превосходство, не могли устоять против
несравненно более развитых нартов. Затем сказания говорят о борьбе с
татарскими ханами, известными нам из истории; предание, таким образом,
сливается с действительностью. В песнях прежних странствующих
певцов-поэтов, так назыв. гегуако, прославляются богатырские подвиги
отдельных героев из Н. племени. Свои победы герои одерживают при помощи
необыкновенных коней, переплывающих обширные моря, говорящих
человеческим голосом и способных принимать вид всевозможных животных. Не
малое содействие также оказывает богатырский меч - сырпин. Древнейшим
нартским героем является в песнях Урызмек, который по совету прекрасной
княжны Сатаной, сделавшейся позже его женой, залез в жерло пушки, чтобы
путем выстрела попасть на небо и там убить врага своего народа - Нука.
Другой богатырь, Рачикау, по преданию - сын русского поселенца.
Позднейшие песни сложены про Айдемыркана, воспитывающегося при дворе
крымского хана Довлет-гирея. И у него есть чудная лошадь, есть
непобедимое оружие, но общая обстановка, среди которой он действует,
более правдоподобна и близка к действительности. См. "Сборник материалов
для описания племен и местностей Кавказа" (Тифлис, 1881, 1886 и 1888,
вып. 1, 5 и 6). Нарцисс (NarkiissoV) - красивый юноша из Фестий или
Лакедемона, сын реки Кефисса и нимфы Лейриопы. На вопрос, какова будет
судьба мальчика, Тирезий ответил Лейриопе, что он достигнет старости,
если не увидит сам своего лица. О смерти Н. мифология сохранила
несколько рассказов, из которых известнейший прекрасно передан Овидием
("Metam.", III, 339 - 510). В жаркий день Н., никого никогда не
любивший, нагнулся над чистым источником и увидел свое лицо: с того же
момента он влюбился в себя и скоро умер, при чем тело его обратилось в
цветок.
Нарцисс (Narcissus L.) - род однодольных растений из семейства
амириллевых. Это травы, снабженные плотными луковицами и лентообразными,
различной ширины, листьями. Цветы сидят на верхушках безлистных стеблей
по одному или по нескольку, одетых пленчатой поволокой. Околоцветник
лепестковидный, в форме трубчатой воронки, переходящей на верху в
горизонтально расправленный или отогнутый вниз отгиб, состоящий из 6
равных частей. В жерле коронка в виде колокольчика или более или менее
глубокого блюдца, цельная или лопастная. Тычинки, которых 6, прикреплены
в 2 ряда в верхушке трубочки; завязь нижняя, трехгранная, семяпочки
сидят несколькими рядами в каждом гнезде, прикрепляясь во внутренних
углах. Столбик нитевидный, рыльце тупое. Плод - 3-гнездая коробочка,
лопающая по створкам на 3 части. Семян несколько или много, они
шаровидные и с белком. Сюда до 20 видов, распространенных в Европе,
преимущественно в средиземных странах, особенно западных; один вид
доходит в Азии до Японии и Китая. Несколько изящных видов Н. издавна
составляют весеннее украшение наших садов и выгоняются зимой для комнат.
Из них особенно распространены следующие: 1) тацет (N. Tazetta L.),
дикорастущий в Южной Европе, хорошо отличается тем, что цветы его
собраны на верхушке безлистной стрелки, длиной от 30 до 40 см, зонтиком
из 8 и до 10. Эти цветы желтовато-белые с маленькой блюдцевидной
коронкой такого же колера и очень ароматны. В наших климатах не
выдерживают культуры на открытом воздухе, но хорошо удаются в оранжереях
и комнатах. Луковицу следует сажать в октябре или в начали ноября. Есть
несколько разновидностей, в том числе махровые; 2) N. Pseudo-Narcissus
L. отличается большой коронкой, цветы одинокие, ароматные, желтые или же
околоцветник белый, а коронка желтая. Вынослив и может разводиться на
открытом воздухе даже в Средней России; 3) желтый Н. или жонкилла
(Jonquille): цветы собраны по 2, по 3 на верхушках стрелок,
золотисто-желтые, коронка блюдцевидная, маленькая; 4) обыкновенный Н.
(N. poeticus L.): цветы одинокие, редко парные, ароматные, чисто-белые,
коронка их в виде блюдечка, желтоватая с красным краем или без него.
Одно из самых любимых у нас растений, прекрасно растет на открытом
воздухе и даже дичает в Средней России, с Петербургской губ.
включительно. Луковицы сажают осенью, начиная с сентября и до начала
ноября; посаженные в другое время, они не удаются. Н. вообще
довольствуются всякой свежей почвой. Их размножают отделением молодых
луковиц (деток) из старой луковицы ежегодно; можно производить, впрочем,
вынимая луковицы только через каждые 4 года. Семенами разводить Н.
неудобно потому, что они очень туго прорастают - иногда через 2, 3 года,
а затем еще до цветения приходится ждать пока растение не окрепнет, на
что потребуется от 5 до 12 лет, смотря по видам. Кроме названных, в
садоводстве не мало и других весьма изящных, но менее распространенных.
А. Бекетов.
Насекомоядные (Insectivora) - отряд млекопитающих, сравнительно
небольших, живущих, по большей части на земле или в земле, реже в воде
или на деревьях. Тело их покрыто шерстью или, кроме того, и иглами.
Конец морды выдается за нижнюю челюсть и часто имеет вид хоботка. Зубы с
корнями; есть и молочные и окончательные зубы; зубная система заключает
все три рода зубов. Резцов не менее двух в каждой половине каждой
челюсти; клыки обыкновенно слабо развиты; коренные снабжены острыми
бугорками, верхние из них треугольной или четырехугольной формы; часто
резцы, клыки и передние коренные зубы не отличаются резко друг от друга.
Ключицы есть (за исключением рода Potamogale). Н. животные стопоходящие
или полустопоходящие; конечности их, за редкими исключениями
(Rhynchocyon и один вид Oryzoryctes не имеют большого пальца),
пятипалые; пальцы вооружены когтями, большой не противополагается
остальным. Полушария большого мозга гладкие и не покрывают мозжечка.
Мужские половые железы (testiculi) лежат в пахах около почек, не в
мошонке; penis, способный вполне втягиваться внутрь, или висячий, или
подвешенный на брюхе. Матка двурогая. Послед дискообразный, отпадающая
оболочка (decidua) есть. По своему общему строению Н. стоят довольно
низко; однако присутствие дискоидального последа и маловыраженные у
многих различия между тремя родами зубов не позволяют считать их за
формы, близко стоящие к предкам млекопитающих: дискоидальная форма
последа есть форма далекая от первичной, а мало дифференцированную
зубную систему приходится считать за признак, приобретенный Н., так как
древние млекопитающие (мезозойские и большинство третичных, за
исключением копытных) имеют резко дифференцированные клыки. Ископаемые
Н. приближаются, с одной стороны, к ископаемой группе хищных Creodonta,
с другой - к полуобезьянам; относительно некоторых ископаемых родов
нельзя наверно сказать, принадлежат ли они к Н. или полуобезьянам.
Черепная полость большинства Н. относительно мала; лицевая часть сильно
вытянута; скуловой дуги по большей части нет или же она тонкая;
заднеглазничные отростки лобной кости есть лишь у немногих. Спинных
позвонков от 13 до 19, поясничных 3 - 6, хвостовых от 8 до 40 и более. У
ежа, крота, выхухоли и шерстокрыла есть косточки между позвонками.
Грудная кость обыкновенно узкая и состоит из нескольких частей, у крота
и землеройки она имеет гребень. Локтевая и лучевая кость у шерстокрылых
и прыгунчиков соединены между собой, берцовые кости соединены у
большинства Н. В мускулатуре замечательно сильное развитие у некоторых
(ежей и танреков) подкожных мускулов. Головной мозг мал, полушария без
извилин и не покрывают мозжечка, обонятельные доли велики. Мозолистое
тело короткое и тонкое. У ежа спинной мозг оканчивается на уровне 3 или
4 спинного позвонка и позвоночный канал здесь резко суживается. Желудок,
кроме шерстокрыла, простой, кишечный канал превышает длину головы с
телом в несколько раз: от 3 (у землеройки) до 12 (у ежа); у
шерстокрылов, тупай и прыгунчиков есть, по большей части, слепая кишка.
Лишь шерстокрылы рождают по одному детенышу, остальные Н. - по нескольку
(еж 2 - 8, танрек 18 - 20). Число и положение сосков сильно варьирует: у
шерстокрылов 2 пары подмышечных сосков, у Solenodon 1 пара в пахах, у
остальных они в числе 2 - 12 пар лежат на груди и брюхе. У многих есть
пахучие железы; у землероек они лежат на боках позади подмышечных
впадин, у Gymnura, Potamogale и танрека по бокам прямой кишки. Железы
эти защищают Н. от врагов, так как хищные млекопитающие по большей части
не едят их. Пища Н. главным образом, как показывает название отряда,
состоит из насекомых и их личинок; у некоторых (кроты) значительную и
даже главную часть пищи составляют черви. Кроме того, они едят и других
мелких животных, напр., пауков, улиток и т.д., а некоторые и мелких
позвоночных; так, ежи поедают мышей, змей, иногда яйца и птенцов птиц,
землеройки - мышей, а водяная землеройка нападает даже на сравнительно
очень больших рыб, Potamogale питается, по-видимому, преимущественно
рыбой, наконец шерстокрылы, тупайи и прыгунчики отчасти едят
растительную пищу. Вообще Н. принадлежат по большей части к числу очень
хищных, злых и прожорливых животных, но, истребляя множество насекомых и
их личинок, а отчасти и мышей, приносят значительную пользу. За
исключением тупай, они животные ночные; живут по большей части в
подземных норах и логовищах, некоторые (семейство кротов) принадлежат к
числу животных, наиболее приспособившихся к подземному образу жизни. С
наступлением холодного времени года многие Н. в умеренных странах
впадают в спячку, но некоторые продолжают охотиться и зимой (напр.,
кроты). Явление спячки наблюдается и у некоторых форм, живущих в жарких
странах (танрек впадает в летнюю спячку). Большинство Н. водится в
умеренных и жарких странах северного полушария, в Южной Америке и в
Австралии их нет вовсе. Известно около 150 видов. Некоторые дают мех
(выхухоль); ежей иногда употребляют в пищу. Н. делятся на два подотряда:
1) Dermatoptera с единственным родом шерстокрылых (Galeopithecus) и 2)
Н. собственно (Insectivora vera). У первых (некоторые из них относятся к
полуобезьянам) верхние и нижние резцы сжаты, оканчиваются многими
остриями и на нижней челюсти глубоко гребенчаты; передние и задние
конечности соединены широкой складкой кожи, играющей роль парашюта. У
вторых верхние и нижние резцы конические, с одним острием или, кроме
того, с остриями лишь при основании, нижние не гребенчаты; конечности
свободны.
Натурализация - переход в подданство другой страны. В течение XIX в.
все западные законодательства признали свободу экспатриации или право
граждан выходить из подданства. Прежде, как остаток средневекового
прикрепления к земле, господствовало воззрение, что подданство образует
вечную связь; недозволенное оставление отечества влекло за собою
конфискацию имущества; лицо, в детстве отвезенное родителями-эмигрантами
за границу, могло подвергнуться обвинению в государственной измене.
Теперь только русское законодательство отвергает право подданных на
экспатриацию; наоборот, североамериканский закон 1868 г. объявляет
всякое сомнение в этом праве несовместимым с основными началами
государственного устройства. Большинство европейских законодательств
ограничивают свободу экспатриации только исполнением воинской
повинности; между многими государствами заключены картельные конвенции о
взаимном отказе в Н. лицам, обязанным этою повинностью. Большинство
европейских государств выдают свидетельства об освобождении от
подданства; в Англии достаточно формально заявить о желании выйти из
подданства. Неисполнение в своем отечестве тех или других формальностей
нигде не служит препятствием к Н. Справедливость требует, поэтому, чтобы
лица, однажды натурализовавшиеся в другой стране, в прежнем отечестве
своем рассматривались как иностранцы. После того как в 1868 - 72 гг.
Сев. Амер. Соед. Штаты заключили с несколькими немецкими государствами
договоры о признании немцев, натурализовавшихся в Соед. Шт., по
истечении 5 лет, американскими гражданами и в пределах прежнего
отечества, другие законодательства также стремятся осуществить принцип,
прямо вытекающий из свободы экспатриации - что старое подданство
прекращается само собою, раз лицо вступило в новое подданство; но в
настоящее время еще возможны конфликты вследствие того, что лицо
считается одновременно подданным двух государств. Н. допускается,
большей частью, лишь после более или менее продолжительного водворения:
так, у нас просить о принятии в подданство можно только после 5-летнего
водворения, которое считается со дня выдачи губернатором свидетельства.
В Германии предварительное водворение не требуется, но это создает
возможность Н. in fraudem legis: напр., иностранец легко натурализуется
в Германии, чтобы обойти отечественный закон брачного права, а затем
просится обратно в подданство своего отечества; если последнее (как,
напр., Франция) покровительствует обратной Н., то это ведет к большим
практическим осложнениям. Всюду Н. выражается в формальном акте (у нас -
присяга). В Соединенных Штатах водворение создает право на Н., которого
можно добиваться судом; в других странах она обусловлена неограниченным
усмотрением администрации. Совсем не допускаются к Н. в Соед. Шт. Сев.
Америки китайцы, в России - дервиши и евреи. Н. предполагает свободу
воли и дееспособность; насильственная Н. (напр., до 1883 г. в Австрии
иностранцы, прожившие там 10 лет, превращались в подданных) теперь нигде
не практикуется. Дееспособность обсуждается по отечественным законам
просителя, иначе возможен конфликт с его отечеством; но
недееспособность, основание которой противоречит нравам страны, не
служит препятствием к Н. (напр. рабство). По той же причине в стране,
где существует развод, нет основания не принимать в подданство женщину,
которая в своем отечестве добилась только разлучения от стола и ложа и
потому ограничена в своей дееспособности согласием мужа (таково
правильное решение знаменитого процесса Бофремон). В Германии и России
натурализованный тотчас же приобретает все права коренных подданных; в
Бельгии, Венгрии, Италии различают обыкновенную Н., которая создает
только неотъемлемое право на пребывание в стране, и большую Н., которая
одна дает и политические права; во Франции это различие исчезло, но все
же пассивное избирательное право дается только через 10 лет (по
специальному закону - через год). В Сев. Амер. Соед. Штатах право быть
избранным в палату представителей конгресса приобретается только через 7
лет, в федеральный Сенат - через 9 лет, а президент Соед. Штатов должен
быть уроженцем страны. В Англии, рядом с Н. в силу акта 1870 г., которая
дает сразу все права подданных, сохранилось еще укоренение в силу
королевского патента (letters of denization): оно дает права только на
будущее время, но не имеет обратного действия (важно для наследования в
недвижимости). Почти по всем законодательствам вступление в брак с
иностранцем заменяет для женщин формальности экспатриации и Н. (так наз.
привилегированая Н.); у нас это единственное изъятие из принципа
запрещения экспатриации. Только в немногих странах (Аргентина,
Сальвадор) жена не теряет своего подданства; по английскому праву
англичанка не теряет своего британского подданства, но иностранка
становится подданной; вообще европейская юриспруденция отрицательно
отвечает на вопрос, может ли женщина выговорить себе сохранение в браке
прежнего подданства (в России не допускается отдельная Н. замужних
женщин). В случае перемены мужем подданства при существовании брака,
жена, по французскому праву, должна самостоятельно выразить желание
принять его новое подданство; по другим законодательствам, когда она
фактически последовала за мужем, его Н. распространяются и на нее, если
только он не перешел в подданство с целью уничтожить возникший в
отечестве повод для развода. За немногими исключениями (Бельгия,
Россия), всюду Н. отца распространяется и на его малолетних детей: на
эту же точку зрения единства семьи стало с 1889 г. и французское
законодательство, которое прежде держалось "личного" принципа, по
которому дети оставались иностранцами; изъявление за них согласия
опекуном также не допускалось. Теперь во Франции дети в течение года по
достижении совершеннолетия могут заявить о своем возвращении в прежнее
подданство отца. На личном принципе стоит еще русский закон 1864 г.; это
может вести к образованию класса людей без всякого подданства, так как
выход отца из германского и австрийского подданства распространяется и
на его малолетних детей, а у нас эти дети продолжают считаться
иностранцами. Теперь планируется и у нас распространение Н. отца на
малолетних детей, если они с ним в России; если же семья осталась за
границей, то предполагается ставить в зависимость от разрешения министра
внутр. дел оставление ее в иностранном подданстве (см. Гессен, "О
влиянии Н. на семью иностранца", "Ж. Мин. Юст.", 1896, № 10). В
настоящее время привилегированная Н. существует у нас для детей
иностранцев, если они родились в России или хотя бы только окончили курс
средних учебных заведений в России; они могут в течение года со дня
совершеннолетия просить о Н. То же преимущество, т.е. изъятие из правила
о предварительном водворении, существует для совершеннолетних детей
иностранцев, принятых в русское подданство. Вообще законодательства, за
небольшими исключениями, не создают особых облегчений для лиц, желающих
возвратиться в подданство; только жены, желающие возвратиться в прежнее
подданство по прекращении своего брака с иностранцем, и дети лица,
натурализовавшегося за границей, желающие вернуться в прежнее подданство
отца, возвращаются без стеснения сроком предварительного водворения. У
нас дети вдовы, русской по происхождению, могут в течение 1 года по
совершеннолетию воспользоваться этим преимуществом. Сама вдова
возвращается в наше подданство путем простого заявления губернатору о
прекращении своего брака. Во всяком случае и возвращение в подданство
должно быть констатировано в формальном акте.
М. Брун.
Натурализм - современная форма литературного движения, известного под
именем реализма. Н. выделяется из общего течения реализма требованием
полнейшей объективности художника и пристрастием к изображению низшей,
эмоциональной стороны человеческой природы. Вопрос об источниках Н.,
получившего наиболее яркие образы и с особенной силой формулированного
во французской литературе, постоянно усложняется: новые исследования
отодвигают его истоки все дальше, находя их то в живой струе народного
творчества, то в бытовых произведениях сатирических писателей первых лет
новой истории. Самыми близкими по духу к современному Н. являются
испанские писатели Мендоза, с его "Лазарильо из Тормес" (русский
перевод, 1897), и Кеведо, имевший особенно большое влияние на
французскую литературу, где, параллельно с официальными формами
академической условности, всегда жили свободные формы правдивого
изображения жизни, и где еще в XV веке Ла Саль в "Jehan de Saintre" дал
первый опыт психологического натурализма, а в XVI в. писал Рабле.
Талантливейшие выразители этого направления в XVII в. - Шарль Сорель,
Скаррон, Фюретьер и Сирано де Бержерак. XVIII век, проникнутый духом
классической условности, выставляет, однако, ряд провозвестников новой
литературы. В начале века появляется "Жиль Блаз" Лесажа. Оригинальный
Ретиф де ла Бретонь, доводя до крайности откровенности грубого реализма,
дает правдивые и детальные изображения быта разных слоев общества.
Характерно, что в своих произведениях он видит "полезное прибавление к
Естественной Истории Бюффона", предвосхищая, таким образом, стремления
будущих представителей Н. придать ему научный характер. Призыв Руссо
возвратиться к природе, к простоте отражается и на требованиях
художественной правды. Дидро, подкрепляя свои теории собственными
произведениями, ратует против "жестокости условных формул", а Себастьян
Мерсье в своем "Essai sur l'art dramatique" исходит из мысли, что "если
сценическое искусство ложно само по себе, то тем более должно его
приблизить к правде". Первым шагом к современному Н. был в нашем веке
французский романтизм. Освобождая творчество от гнета академической
традиции и эстетического канона, он с самого начала настаивал на
"жизненной правде". Этой правды новаторы романтизма искали, однако, не в
наблюдении внешнего мира, но внутри себя; это была чисто субъективная
правда, добываемая наитием свыше, каким-то духовным прозрением. Во
всяком случае романтизм пересоздал мертвенно-условный литературный язык,
вдохнул новую жизнь в творчество, и потому вполне естественно, что к
французским романтикам Реставрации относятся не только Гюго и Жорж Санд,
но и первый представитель Н. в его современном смысле - Анри Бейль,
известный под псевдонимом Стендаль. Воспитанный на философском
скептицизме прошлого века, Стендаль примкнул к романтизму именно потому,
что это была господствующая форма протеста против условной неправды.
Даже его сухой протокольный язык обусловливается стремлением к
художественной точности; его наблюдательность в изучении психологических
деталей дала Тэну повод назвать его величайшим психологом века. Стендаль
не находил достаточного понимания у публики, предсказывая, что его
значение выяснится лишь в 60-х или 80-х гг. И действительно, в эти годы
имя его является знаменем в борьбе против романтизма; но уже в первой
полов. века у него появляются продолжатели в лице Меримы и, особенно,
Бальзака. Бальзак был создан для творчества в духе Н. Его глубокий и
грубый материализм, всецело подчинявший духовную сторону человека
влияниям внешнего мира, требовал строгой точности в воссоздании
элементов этого влияния. Его покладистая мораль позволяла ему изображать
мир грязи и порока не с пристрастием бичующего моралиста, но с
эстетическим наслаждением истинного художника; этой объективности он не
изменял никогда. Образы его слагаются из массы внешних деталей,
подмеченных в натуре. Лишь его кипучая неуравновешенность,
необузданность его воображения, иногда доводившая его до невероятных
измышлений, помешала ему дать совершенные образцы в духе нового
направления. Во второй половине века господство позитивизма и
детерминизма повело за собой во всех областях преклонение перед фактом;
теория эволюции, став основой не только биологии, но и гуманитарных
наук, отразилась на теории искусства в виде неправильного требования
устранить субъективный идеализм. Свобода вымысла ограничивается.
Документальная правда полагается в основание самодовлеющего
художественного создания, которое стремится стать верным, полным и
абсолютно беспристрастным протоколом действительности. Появление "Маdame
Bovary" Флобера (1857) знаменует собой настоящую литературную революцию.
Флобер не дал формулы Н., требования художественной правды выставлялись
и до него; но такого сухого беспристрастия, такого отсутствия выдумки,
такого подчинения психики моментам физическим, такого возведения в перл
создания мира по преимуществу не интересного - до тех пор не было. Сама
пошлость персонажей Флобера есть реакция против идеалистических
преувеличений романтизма. Менее значительным, но все же ярким явлением
того же порядка, была "Fanny" Фейдо (1858), имевшая большой успех.
Решающее влияние на роман и его натуралистическую теорию оказали братья
Гонкуры. "Madame Bovary" и "Germinie Lacerteux", по замечанию Жюля
Гонкура, "могут быть названы образцами всего, что появлялось
впоследствии под именем реализма, натурализма и проч.". В Эмиле Золя
натурализм приобрел законодателя. Не внеся по существу ничего нового ни
в характер, ни во внешнюю форму романа, он так определенно формулировал
доктрину Н., так настойчиво и деятельно пропагандировал ее, так удачно
способствовал ей шумным успехом своих романов, что был признан главой
школы, став на место ее истинных создателей - Флобера и Гонкуров.
Впрочем, настоящей школой Н. не мог стать уже потому, что в формулу его
входит полная свобода индивидуальности художника. Художественное
произведение, с точки зрения Золя, превращается в протокол; "все его
достоинство заключается в точном наблюдении, в более или менее глубокой
проницательности анализа, в логическом сцеплении событий". Вторая черта
натур. романа - объективность. Романист превратился в судебного
пристава, "не позволяющего себе судить и произносить приговор...
Страстное или чувствительное вмешательство автора придает более мелочной
характер роману, нарушая отчетливость линии, вводя посторонний фактам
элемент, который лишает их научного значения... Правдивое произведение
будет вечно, между тем как чувствительное произведение возбуждает
чувствительность одной известной эпохи". Третья черта Н.
- исключение "героев"; "нивелирующая черта проводится над всеми
головами, потому что редко представляется случай вывести на сцену
человека, действительно возвышающегося над уровнем". Сам Золя далеко не
всегда верен своей доктрине; не говоря о его природной склонности к
романтической идеализации и преувеличению - хотя бы в обратную сторону,
- его справедливо упрекают в кабинетном, книжном воссоздании
действительности, идущем в разрез с основным догматом Н. -
непосредственным наблюдением. К крупнейшим натуралистам относят также,
но без достаточного основания, и Доде. Писатели, группировавшиеся
когда-то вокруг Золя и собравшие свои натуралистические рассказы в
сборнике "Les soirees de Medan", понемногу отказываются от крайностей
его учения. Самый выдающийся из них, Ги де Мопассан, в предисловии к
роману "Пьер и Жан" указывает на невозможность последовательного
натурализма; в искусстве нужна не голая правда действительности, но лишь
иллюзия правды. "La terre" Золя вызвала протест молодых писателей, из
которых Боннетэну принадлежит, быть может, самый грязный и грубый роман
во всем современном Н. ("Charlot s'amuse"). Новые влияния, знакомство с
реальными произведениями северного искусства, свободными от
утрированного Н., смягчают его первоначальные крайности в теории и
практике. Иностранные подражатели - итальянские "веристы" (Верга, Серао,
Фогаццаро), немецкие "Modernen" (Крецер, Йенсен, Ола Ганссон, Товоте,
Конрад, Блейбтрей, Альберти) - не вносят в натурализм значительных
особенностей. Натуралистическое движение отражается также на лирике, в
поэзии символистов и на драме, где пьесы Альфреда Туруда (1839 - 1875) и
Бувье имели в свое время успех, не лишенный значения. "Theatre libre" в
Парижe и "Freie Buhne" в Берлине созданы для водворения Н. в сценическом
исполнении, но особенных новшеств им внести не удалось. Самыми видными и
последовательными из немецких натуралистов в драме следует признать Арно
Гольца и Иоанна Шлафа, иногда писавших вместе под псевдонимом Бьярне
Гольмсен ("Papa Hamlet" и др.). Гауптман и Зудерман к Н. могут быть
отнесены лишь с оговорками: первый - по его склонности к фантастическому
элементу и сказочному символизму, второй - по стремлению к условным
приемам театрального эффекта, чувствительности и склонности к
морализованию.

Ср. сочинения: David Sauvageot, "Le realisme et le naturalisme"
(перевод, M., 1891); Champfleury, "Le realisme" (1857); Merlet, "Les
realistes et fantaisistes dans la litterature" (1861); Desprez,
"L'evolution naturaliste"; Rigot, "L'esthetique naturaliste" ("Revue d.
d. M.", 1879, sept.); Rivet, "Zola et le N." ("La jeune France", 1879,
III); Zola, "Le roman experimental" и "Le N. au theatre"; Camille et
Albert, "Petit traite de litterature naturaliste" (1880); P. Lindau,
"Die naturalistische Schule in Frankreich"; Max Nordau, "Zola und der
N."; Н. Bahr, "Studien zur Kritik der Modernen" (1894); Pelissier, "Le
mouvement litteraire au XIX s." (перевод, M., 1895); Басардин, "Нонейший
нана-турализм" ("Дело", 1880, III и V); Борхсениус, "Представители
реального романа во Франции в XVII ст." ("Пантеон Литературы", 1888);
Брандес, о Стендале ("Русская Мысль", 1887, III); Бальзаке (там же,
1881, VI), Жорж Санд (1886, IV); Гауптман и Зудерман ("Литературные
портреты", СПб., 1896); З. Венгерова, "Литературные характеристики"
(1897). Ср. также роман М. Монье, "Un detraque" (перевод в "Слове").
А. Горнфельд.
Натуральное хозяйство. - Этим именем называется хозяйство, в
собственных пределах производящее все хозяйственные блага, в которых
нуждаются его члены. В этом смысле Н. хозяйство противопоставляется
меновому, в частности, денежному хозяйству, которое возникает с
развитием разделения труда; тогда каждое хозяйство ограничивается лишь
производством известной категории продуктов, сбываемых на рынке, а
вырученные от продажи деньги служат для покупки необходимых предметов
потребления. Н. хозяйство в его чистом виде исключает необходимость в
обмене, ибо потребности его членов удовлетворяются внутри самого
хозяйства; отсутствует здесь и общественное разделение занятий, ибо в
каждом хозяйстве выполняются все процессы труда, необходимые для
удовлетворения разнообразных потребностей членов хозяйства; что касается
технического разделения труда, то оно встречается и в Н. хозяйстве, хотя
бы, напр., в виде распределения труда между членами семьи или рода,
сообразно силам каждого. Главное внимание в Н. хозяйстве обращается на
потребительную ценность продуктов и на степень трудности их добывания;
понятие меновой ценности еще не выработано. В таком чистом виде Н.
хозяйство встречается только на самых первобытных ступенях культуры,
когда люди имеют самые простые потребности, удовлетворяемые скудным и
грубым образом (охотничий быт). С ростом культуры и в особенности с
увеличением производительности труда в Н. хозяйство привходит элемент
менового. С одной стороны, создаются некоторые излишки собственного
производства, охотно обмениваемые на предметы удобства, роскоши и
прихоти, которые не могут быть произведены в пределах хозяйства (напр.,
в древности индийские ароматные травы, пряности, драгоценные камни и
металлы). Тем не менее мы в праве продолжать называть эти хозяйства Н.,
пока их производство преимущественно направлено на удовлетворение
потребностей членов этих хозяйств. Н. хозяйство, с некоторым элементом
менового, существовало в течение всей классической древности (картину
его в более или менее первобытной форме рисует Одиссея), когда в
пределах "ойкосного" (домового) хозяйства древнего гражданина рабы и
женщины изготовляли все предметы домашнего потребления; оно
господствовало в течение средних веков и в феодальных владениях,
пользовавшихся крепостным трудом, и в деревнях, населенных зависимыми
крестьянами. Развитие торговли и промышленности со времени открытий XV и
XVI вв. впервые дало сильный толчок распространению меновогоденежного
хозяйства; тем не менее в помещичьих усадьбах, в крестьянских дворах Н.
хозяйство продолжало господствовать до начала XIX в. Только с этого
времени оно начинает уступать денежному хозяйству под влиянием быстрого
прогресса промышленности и удешевления фабричных изделий, вследствие
увеличения населения и дифференциации занятий. В России Н. хозяйство
господствовало в помещичьих усадьбах и крестьянских дворах вплоть до
эпохи освобождения крестьян. Типичные черты подобных хозяйств мы можем
найти у Аксакова ("Детские годы Багрова внука" и др.), у Гончарова
("Обломов"), Салтыкова ("Пошехонская старина") и др. С освобождением
крестьян начинает замечаться вытеснение Н. хозяйства денежным; крестьяне
постепенно перестают ткать собственные ткани, дубить кожи, валять
валенки и пр., предпочитая покупать фабричные изделия. В помещичьих
усадьбах Н. хозяйство уже почти отошло в область преданий. До конца XIX
столетия встречались писатели, которые считали желательным господство Н.
хозяйства (напр., гр. Л. Толстой); их привлекало самоудовлетворение,
господствующее в таких хозяйствах, независимость от посторонних влияний,
разносторонность деятельности. Однако, поскольку переход от Н. хозяйства
к меновому связан с развитием разделения труда и прогрессом
производительности, он составляет огромный шаг вперед, давая человеку
возможность несравненно полнее и многостороннее удовлетворять свои
потребности. Темные стороны существующего денежного хозяйства
обусловливаются совершенно другими причинами и могли бы быть устранены
без возвращения к Н. хозяйству.
Натурфилософия - в общем смысле то же, что философия природы, т.е.
объяснение физического мира из определенных разумно-мыслительных
оснований; в особом смысле термин Н. употребляется для обозначения того
направления немецкой идеалистической философии, которое имело своим
главным представителем Шеллинга и состояло в подведении явлений и
процессов природы под различные априорные схемы (так наз.
конструирование природы).
Наука - в широком смысле совокупность всяких сведений, подвергнутых
некоторой умственной проверке или отчету и приведенных в известный
систематический порядок, начиная от теологии, метафизики, чистой
математики и кончая геральдикой, нумизматикой, учением о копыте
кавалерийских лошадей. В более тесном смысле из области Н. исключаются,
с одной стороны, все чисто фактические и технические сведения и
указания, а с другой стороны - все чисто умозрительные построения, и она
определяется как объективно-достоверное и систематическое знание о
действительных явлениях со стороны их закономерности или неизменного
порядка. Хотя на деле существуют только особые науки, но это не мешает
говорить о Н. в единственном числе, подразумевая под этим общее свойство
всех наук или самую научность, в неравной степени принадлежащую
различным результатам познавательной деятельности человеческого ума.
Существенные признаки Н., как таковой, или свойства научности сводятся к
двум условиям: 1) наибольшей проверенности или доказательности со
стороны содержания и 2) наибольшей систематичности со стороны формы. Оба
эти условия ставят Н. в неизбежную связь с философией как такой
областью, в которой 1) окончательно проверяются понятия и принципы,
безотчетно предполагаемые различными науками, и 2) сводятся к
всеобъемлющему единству все частные обобщения этих наук. В самом деле,
математика, в высшей степени точно и доказательно определяющая
всевозможные пространственные и числовые отношения, принимает самые
понятия пространства и числа как готовые, без отчета и проверки;
подобным образом естественные науки без доказательств принимают бытие
материи и физического мира и постоянство естественных законов. С другой
стороны, если между областями всех частных наук существует связь, не
входящая ни в одну из научных специальностей, то эта связь не может быть
определена и простым их сложением. Следовательно, если Н. в целом не
хочет терять своего научного характера, оставаясь без полной
доказательности своего содержания и без полной систематичности своей
формы, она должна ждать от философии окончательных принципов своей
достоверности и своего единства. Исторически несомненно, что Н. и после
того, как выделилась и стала самостоятельно развиваться, всегда получала
из той или другой философской системы обосновывающие и объединяющие
начала. В XVII и XVIII вв. такое значение для Н. имели картезианство и
Лейбнице-Вольфова философия, а под конец - кантовский критицизм. В XIX
в., после разочарования в натурфилософии Шеллинга и панлогизме Гегеля,
большинство прогрессивных научных деятелей попало под влияние
материалистической метафизики, которой невольно подчинялись и
приверженцы французского позитивизма. В последние десятилетия замечался
поворот к более глубокому и многостороннему объединению философии и
науки, результат которого еще не выяснился.
Наумбург - город в прусской провинции Саксония, на реке Заале; 19 793
жителя; собор, древний замок Морица Саксонского, виноделие, живопись по
стеклу. Экард, маркграф тюрингенский, основал Н. в X в.; в 1564 г. Н.
перешел к Саксонии, в 1815 г. - к Пруссии. Ср. Mitzchke, "Naumburger
Inschriften"; Lepsius, "Die Sage von den Hussiten vor N.".
Нафталин - Н. (мед.), как обладающий сильными антисептическими
свойствами - применяется в хирургии, как дизинфизирующее средство,
главным же образом внутрь при болезнях кишечника, катаре мочевого
пузыря, против глистов, а также при брюшном тифе и как жаропонижающее;
кроме того - как предохраняющее от укусов насекомых: оводов, слепней,
мух и др. и как предохранительное средство для ухаживающих за больным
сибирской язвой скотом: в форме смазывания открытых частей тела
раствором из 2 зл. на 1 бутылку масла. Нахимов (Павел Степанович) -
знаменитый адмирал (1802 - 55). Род. в Вяземском у. Смоленской губ.;
обучался в морском кадетском корпусе; под командой Лазарева совершил в
1821 - 25 гг. кругосветное плавание; в 1827 г. отличился в наваринском
сражении и с 1834 г. до конца жизни служил в черноморском флоте. Первым
и важнейшим подвигом Н., сделавшим имя его популярным, была одержанная
им 18 ноября 1853 г., на Синопском рейде, победа над турецкой эскадрой
Османа-паши. Вызывало удивление иностранцев и само его отплытие от
Синопа к Севастополю в такую погоду, когда не решались выйти из гавани
лучшие иностранные корабли. В Севастополе Н. хотя и числился командиром
флота и порта, но, после потопления флота, защищал, по назначению
главнокомандующего, южную часть города, с удивительной энергией руководя
обороной и пользуясь величайшим нравственным влиянием на солдат, звавших
его "отцом-благодетелем". Смертельно раненый в голову, он умер 30 июня
1855 г. Ср. "Адмирал П.С. Нахимов" (СПб., 1872); ст. А. Асланбегова в
"Морском Сборнике" за 1868 г., № 3 (ст. написана по поводу
неблагоприятной для Н. "Записки севастопольца", появившейся в "Русском
Архиве" за 1867 г., и служит прекрасным ее опровержением); ст. А.
Соколова, "О значении адмирала П.С. Нахимова в Севастопольской обороне"
("Яхта", 1876, № 7); "Записки" Игнатьева в сборнике "Братская помощь"
(СПб., 1874).
Нахичевань (Нахджаван у др. арм., Наксуана у класс. пис.) - уездн. г.
Эриванской губ., на высоте около 3000 фт. над ур. моря, на предгорьях
Карабахских возвышенностей, в 1 вер. от правого берега р. Н.-чай и в 8
вер. от левого берега р. Аракс. По преданию, основан Ноем, гробница
которого показывается местными армянами. Некоторые персидские и
армянские историки относят основание его к 1539 г. до Р.Х. По
распоряжению армянского царя Тиграна I (565 - 520 до Р.Х.) Н. была
заселена пленными мидянами; в IV в. по Р.Х. город был разрушен персами,
в 1064 г. им овладел сельджукский султан Альп-Арслан, в XIII в. Н. была
разграблена Чингисханом и затем много раз подвергалась разорению персами
и турками.
В 1828 г., по Туркманчайскому договору, Н. уступлена Персией России.
К 1896 г. в Н. было 7433 жителя (3988 мжч. и 3445 жнщ.): армян 2376,
азербайдж. татар 4512, русских 52 чел. 1 православная церковь, 3
арм.-григ., 5 мечетей, 1 мужское городское училище, 1 мусульманское
городское училище, 2 арм.-григ. церковноприходские училища; на народное
образование расходуется до 9876 руб. в год. Климат нездоровый
(лихорадка). Жители занимаются садоводством и частью ремеслами.
Достопримечательности Н. - развалины крепости, мечеть из тесаного камня,
с барельефными украшениями, и Атабегова башня в 13 саж. выш., в виде
10гранной призмы, украшенная изразцами и покрытая барельефными
куфическими надписями. Постройка башни относится к XIV в.
Национализация земли - так называется план радикальной аграрной
реформы, предлагаемый в последнее время группой экономистов и
публицистов и заключающийся в обращении земли или дохода от нее в
собственность государства. Сходясь в этом пункте с социалистами,
защитники Н. земли отличаются от них признанием законности и
справедливости дохода от капитала и желанием сохранить как частное право
собственности на капитал, так и вообще индивидуалистический характер
современного экономического строя. Еще в 1856 г. Госсен, в сочинении
"Entwickelung der Gesetze des menschlichen Verkehrs", видел главное
препятствие для благополучия общества в существовании частной
собственности на землю, препятствующей людям находить на земле наиболее
благоприятные для их производств места. Он предлагал государству
скупить, путем добровольных сделок, всю землю, находящуюся в частных
руках, и затем сдавать ее в долгосрочную аренду лицам, дающим наибольшую
арендную плату. Несколько позднее Джон Стюарт Милль, в мелких статьях и
публичных речах, высказывался, в принципе, за то, чтобы земля, как
естественная монополия, была изъята из рук частных лиц, подобно железным
дорогам, почте, монете, и обращена в государственную собственность; но в
то же время он несколько скептически относился к возможности немедленно
осуществить этот план в виду неспособности государства вести такое
сложное дело. При участии Милля, в 1870 г. была основана в Англии лига
реформы поземельной собственности, в программу которой входило
требование, чтобы государство, путем налога, взимало возрастающую
поземельную ренту в свою пользу. С 80-х годов вопрос о Н. земли
выдвигается целым рядом писателей, причем образуются два направления:
одни предлагают экспроприировать только поземельную ренту, получаемую
земельными собственниками, другие считают необходимым изъять саму землю
из распоряжения нынешних землевладельцев и передать ее в распоряжение
государства, которое уже от себя сдавало бы ее в аренду частным лицам.
Генри Джордж проводит первую точку зрения; средство исцеления
социальных недугов он видит в огосударствлении поземельной ренты
посредством особого налога, взимаемого с землевладельцев. Поземельные
собственники сохраняют землю, но лишаются права получать доход, который
не создан их трудом. Это изъятие поземельной ренты из распоряжения
землевладельцев не требует никакого вознаграждения. Налог на поземельную
ренту, возрастая постепенно, достигнет, наконец, таких размеров, что
сделает излишним другие налоги и станет единым налогом. Вторую точку
зрения проводит Валлас в книге "Land Nationalization". Земля должна
принадлежать государству, но улучшения, вложенные в нее трудом
владельцев и арендаторов, могут оставаться в частной собственности. В
собственность государства переходит только внутренняя ценность земли
(inherent value), которая не может быть уменьшена или уничтожена и
потому может быть удобно сдаваема в аренду частным лицам, обязанным
лично вести хозяйство; переарендование сданных в аренду земель должно
быть запрещено, залог их - строго регулирован и ограничен. В продаже и
вообще в распоряжении арендованными участками арендаторы сохраняют
полную свободу; но продавать они могут только право аренды
(tenant-right), капитализируемое по расчету долговечности улучшений. В
интересах земледельцев, которые должны быть уверены в результатах своих
затрат, необходимо обеспечение постоянства аренды: арендатор сохраняет
свою землю, пока исправно платит арендную плату. Земля, по плану
Валласа, переходит в собственность государства посредством своеобразного
выкупа у нынешних собственников; именно этим последним и тем их
наследникам, которые уже родились при осуществлении Н. земли или при
жизни собственников, обеспечивается платеж ежегодной ренты, равный
прежнему доходу от земли; затем всякие обязательства и платежи
государства прекращаются. Чтобы облегчить приобретение поземельных
участков, государство должно выдавать приобретателям ссуды для уплаты за
улучшения. Главные свои доводы Валлас черпает из истории и из
современного положения частного землевладения в Англии. Он указывает на
злоупотребления собственников (удаление фермеров, огораживание общинных
земель, обращение громадных пространств под парки или места для охоты),
на зависимость от них всех местных жителей - арендаторов, сельских
рабочих, даже торговцев, на вмешательство лендлордов в политическую и
религиозную жизнь населения, на обусловливаемую частным землевладением
невозможность для человека селиться и приобретать поземельные участки
там, где он хочет. Если человек и может быть постоянным владельцем
земли, то только при условии личной ее обработки; но это владение не
обозначает абсолютной собственности; над ним должно быть нечто высшее -
верховное право государства на землю. Менее определенна точка зрения
Флюргнейма, руководителя движения в пользу Н. земли в Германии;
сочинения его - "Der einzige Rettungsweg", "Auf friedlichen Wege",
"Deutschland in 100 Jahren", "Papst und Socialreform" - вообще
отличаются спутанностью и противоречивостью воззрений. Он признает
возможным устранить чистую поземельную ренту (т.е. ту, которая вытекает
исключительно из естественных преимуществ поземельных участков и из
общего прогресса общества, а не из труда владельца) двояким путем:
посредством обложения землевладельцев налогом или посредством покупки
земли государством и сдачи ее в аренду частным лицам. Для Америки и
Англии он считает возможным применить оба приема одновременно, для
Германии предлагает второй способ; государство должно произвести оценку
всей земли и затем постепенно скупить ее, в силу права преимущественной
купли (Vorkaufsrecht). Средства для выкупа земли государство может
получить путем выпуска государственных процентных бумаг, которые будут
погашаться из сумм постоянно возрастающей поземельной ренты, поступающей
в пользу государства, что даст возможность, в связи с вытекающим из
огосударствления ренты падением процента, погасить весь долг через 25
лет. При сдачи в аренду государство должно взимать такую арендную плату,
которая поглощала бы чистую поземельную ренту, оставляя арендатору
вознаграждение за его труд и издержки. Предметы, которые могут быть
отделяемы от почвы, могут оставаться в частной собственности арендаторов
(дома, деревья, сооружения для орошения и осушения и пр.). По мнению
Флюргнейма, все существующие экономические бедствия сводятся к частной
поземельной собственности. Так, кризисы обусловливаются тем, что
капиталисты помещают большую часть своих доходов в земельную
собственность, дающую доход без приложения труда. Если бы не было
частной поземельной собственности и скапливающиеся в руках капиталистов
средства (т.е. весь прибавочный продукт, Меhrprodukt) были бы, по
необходимости, помещаемы в промышленность, то это, с одной стороны,
вызывало бы усиленное потребление и спрос на новые средства
производства, с другой - увеличивало бы производство и понижало бы цену
продуктов; рабочие находили бы себе занятие, а потребление их могло бы
возрастать соразмерно удешевлению продуктов; нарушение равновесия между
потреблением и производством, вызываемое "недопотреблением"
капиталистов, исчезло бы. Причину возникновения процента Флюргнейм видит
в поземельной ренте: раз капиталист имеет возможность вложить свой
капитал в землю и получать, таким образом, без всякого труда доход, он
требует и за отдаваемый взаймы капитал известное вознаграждение -
процент, который не может быть меньше поземельной ренты.
С уничтожением возможности получать поземельную ренту процент

<<

стр. 139
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>